Козлов Егор Сергеевич: другие произведения.

Хроники Агелидинга. Не смотри на часы. Главы 3-4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Не смотри на часы" - история о жизни обыкновенной девушки по имени Шейна Андерсен, которую вопреки собственной воли ожидает встреча с неведомым. Жительница Агелидинга, самой северной столицы мира, не знала, что таинственные события, которым положено происходить лишь в мистических книжках и фильмах ужасов, станут её извечными спутниками, всё дальше и дальше уводя молодую студентку в тайны её собственного мира. Мира, напоминающего наш и в то же время так на него непохожего... Впереди Шейну поджидают убийства, перестрелки, взрывы, встречи с волками, преступниками и призраками. И людьми, постаревшими за одно мгновение...

  Глава 3. Солнечная башня.
  
  Иногда, совсем редко, у меня возникает такое чувство, будто я вдруг оказываюсь в совершенно незнакомом месте. Порой даже на улице Совы, на миг задумавшись о чём-то, я возвращаю взгляд на окружающие дома и перестаю узнавать их. К счастью, такое случалось не столь часто, да и длилось всего каких-то пару секунд. Однако сейчас это происходило снова, и, что самое пугающее, я давно сбилась со счёта, сколько минут или даже часов блуждаю по незнакомым дорогам и скверам. Вначале мне всё ещё казалось, что я сумею найти нужный путь и вернуться домой (или ещё куда-то), но с каждым новым поворотом улицы становились всё более запутанными и странными, и я продолжала петлять по этому бесконечному лабиринту. Совершенно не зная, как выбраться отсюда.
  Хотя я вру, пару раз мне всё-таки попадались знакомые места. Однако ими оказалась пара мемориалов, виденных мною когда-то в школьных учебниках. Что самое ужасное, я точно знала, что стоят они совсем не в Агелидинге.
  Наконец я вышла к мосту. Широкий, старый и запыленный, он каменным монолитом возвышался над незнакомой мне рекой, и я, глубоко вздохнув, направилась прямо к нему. Странно, но я точно знала, что именно сюда и должна была прийти. Этот мост звал меня, не в прямом смысле, конечно, и спустя пару минут я поняла, что даже если захочу остановиться, уже не смогу. Внезапно картинки и образы вокруг стали ярче. Я уже слышала звуки проезжающих по мосту машин, голоса людей позади, даже шум неширокой речки, пробегавшей под каменными арками. Только что я тут делаю?
  В голове сразу же промелькнула мысль - это сон. Да, скорее всего, так и было: я бегло вспомнила, как приехала сегодня ночью с родителями домой, рассказывала им про убийство и полицейских, заснула без задних ног и... Вот тут, кажется, я и попала в этот непонятный город. Да уж... Никогда мне ещё не снилось такое.
  Размышляя над всем этим, я вдруг обратила свой взор на дальний край дороги и заметила девушку. Та стояла прямо у обрыва (или, как его называют, заборчика - я не особо разбираюсь в архитектуре) и, держась за перекладину, смотрела вниз. Интересно, что она там забыла? Решила полюбоваться видом на реку? Может быть, так и было, но я почему-то не поверила своей догадке. Пока я шла в её направлении, в голове возникла совсем другая мысль, но я не стала принимать и её. Мне лишь хотелось узнать, кто она и что здесь делает. Я уже почти добралась до незнакомки, когда до меня дошло, что мы уже где-то встречались раньше. Да, точно! На том выпускном балу! Это она стояла поодаль от всех и плакала у стены актового зала. Ну, что ж, даже если это сон, что мешает мне просто с ней поговорить?
  Однако последнее время в моей жизни перестало происходить что-то хорошее... А вот плохого теперь завались: я стояла уже практически рядом с девушкой, когда та встрепенулась, перелезла через заграждение и, о ужас, спрыгнула прямо вниз! Проклятье!!! Я бегом поспешила к краю моста, в надежде, что шанс предпринять хоть что-то ещё остался. И, пока я пыталась взглянуть, в каком именно направлении её унесло, случилось ещё более страшное событие.
  Я внезапно ощутила, что теперь стою не на мосту. Да что там "не на мосту"! Теперь вокруг меня плескались воды той самой реки, и в голову так же быстро пришло осознание того, что я не плыву, а тону! Ледяная вода, бурное течение и пенящийся водоворот, если его можно так описать, не давали мне и секунды на размышление. Я даже забыла, что это сон - настолько всё было реалистично. Думаю, незнакомка чувствовала себя ещё хуже. Или ею уже была я? Да какая, к чёрту, разница! Сейчас я старалась сделать всё возможное, чтобы спастись, но прекрасно понимала, что одна ничего не сумею.
  Как раз в этот миг я увидела перед собой чей-то тёмный силуэт. Кто-то плыл в нашу сторону, быстро и решительно, затем схватил тонущую девушку за руку и, вытянув на поверхность, изо всех сил поспешил в сторону берега. Что было дальше, я почти не запомнила - прозвучала пара биений сердца, и мы все оказались на этом самом берегу, точно под арками того злополучного моста.
  Незнакомка лежала в пяти метрах от меня. Промокшая до нитки, она пыталась прийти в себя, а рядом с ней сидел молодой и весьма симпатичный парень в такой же мокрой, пропитанной ледяной водой одежде. Видимо, это и был наш спаситель.
  - Ты меня слышишь? Ты можешь говорить? - молодой человек поднял с земли куртку (скорее всего, свою) и, приподняв "прыгунью", накрыл её, чтобы та сумела согреться.
  И вот что странно: эта куртка оказалась военной. Я бы даже сказала, офицерской. Только вот в наши дни такие уже никто не носит. Я не разбираюсь в армейских формах (да я вообще почти ни в чём не разбираюсь), но одно могу с уверенностью сказать - такую одежду шили лет пятьдесят назад. Но только не у нас, а в Южной Иллиосии...
  Тем временем парень уже собирался приступить к искусственному дыханию, но девушка сумела прийти в себя и дала понять, что ей это не требуется. После наступила тишина, в которой каждый, не говоря ни слова, пытался рассмотреть незнакомого человека перед собой и понять, что ему собственно делать дальше. Наконец, на правах главного героя последних пяти минут, юноша начал первым:
  - Капитан Кайл Хиггс, офицер юго-западного военного округа Южной Иллиосии, - тут он невольно усмехнулся такой завышенной официальности приветствия и добавил. - Извините, армейская привычка. Можете звать меня Кайл.
  Девушка улыбнулась и, глубоко вздохнув, произнесла:
  - Грейси Эванс. Выпускница восьмой специализированой школы Заречного района Войсдвига. Можно просто Грейси.
  Она протянула свою руку, и парень пожал её, после чего присел уже совсем рядом, почти плечом к плечу.
  - Что с Вами случилось? - вопрос, заданный Кайлом, во многом интересовал и меня, так что я подошла ближе.
  Меня бы всё равно не увидели - как я поняла, всё происходящее от моих действий не зависело вообще. Знаете, как будто смотришь фильм, только не на экране, а вокруг себя.
  - Я... - Грейси на миг замолкла, но тут же продолжила, - я поскользнулась. Думала, что у края вид откроется лучше, вот и не рассчитала, - и она невинно посмотрела на офицера.
  - Что ж, - заметил он, вставая с жёсткого серого ковра гранитной набережной, - значит, Вам невероятно повезло, что я оказался рядом!
  Девушка показала самую что ни на есть милую и невинную улыбку, какую только я могла видеть за свою жизнь, и встала следом за ним. Как оказалось, парень решил проводить её до дома, и они, уже порядком обсохшие, отправились вдоль одной из улиц Войсдвига (если верить словам Грейси, это был именно он). Интересное это ощущение - идти рядом и слушать чьи-то разговоры, не предназначенные больше ни для кого. Всю мою тревогу как рукой смело. Наверное, с нашей с Кайлом общей спутницей произошло то же самое - по крайней мере, я не думаю, что она спрыгнула бы снова, если бы ей сейчас представилась такая возможность. И всё же, почему она это сделала? Хотела бы я знать... Но, увы, не уверена, что сумею спросить, если только правила этого сна не поменяются. (Надо же, я уже втянулась во всё происходящее и даже начала принимать события как должное! Не к добру это...)
  - Значит, ты пошёл в армию с восемнадцати? - Грейси с каждой минутой вела себя всё более открыто и весело, постепенно забывая о том, что с ней случилось.
  - Да, после военного колледжа. Всегда мечтал об этом, с самого детства, если можно так сказать.
  И правда, армейская выправка чувствовалась в каждом его движении. Да и собеседница, шагая рядом, невольно начала ступать с ним нога в ногу.
  - Ясно. Сейчас самое время, чтобы принимать такие решения. Особенно при нынешней политической обстановке...
  О, да, я прекрасно знала, о чём она говорит, учитывая, в какую форму был одет её спутник.
  - Ты про Северную Иллиосию? - переспросил Кайл. - Я стараюсь не заморачиваться. У нас много говорят о скорой войне, но я не верю слухам. Мы почти что братья. Даже были одной страной когда-то. Не думаю, что всё так плохо.
  - А мои родители в Агелидинге твердят, что вы уже стягиваете войска к границам... - Грейси неожиданно поникла, но при этом так и не выпустила руку парня из своей.
  - Наши то же говорят про северных. Ерунда! Политики специально нагнетают обстановку вместе со СМИ. Конечно, у нас в части тоже есть убеждённые "патриоты", но я не из их числа. И всегда ставлю таких на место.
  Грейси ещё раз предъявила ему свою милую улыбку. И как она у неё так хорошо получается?
  - Это похвально. Вообще-то я, конечно, считаю себя северянкой. В Агелидинге у меня живут родители, двоюродная сестра, почти все родственники.
  - А что тогда тебя занесло к нам?
  Девушка прикусила губу, как бы давая понять, что сама не раз задавалась этим вопросом, но чёткого ответа не находила.
  - Понимаешь... Здесь живёт моя тётя, да и обстановка в Агелидинге сейчас неспокойная. Плюс ещё целая куча всякой всячины, которая по отдельности на жизни не сказывается, а вместе способна наделать тебе много гадостей. Как-то, в общем... Ты меня понял.
  - О, да. У самого похожая ситуация, - улыбнулся Кайл. - Особенно с отцом. Но ты права, тему для первой беседы лучше переменить.
  Дальше у них пошли разнообразные диалоги по поводу увлечений, стремлений, историй и тому подобного. Как это ни странно, я слушала буквально всё, впитывая каждое сказанное слово. Так же, как бумага принимает в себя чернила значимых строк какого-нибудь известного писателя. Да, именно эта метафора и пришла в тот момент мне в голову. Обычно я не любила слушать пустые разговоры, ни своих знакомых, ни тем более чужих мне людей, но тут... Думаю, всему виной атмосфера этого сна. Что-то историческое, сказочное, тайное. И невероятно захватывающее.
  - Ну, вот мы и пришли, - Грейси остановилась возле небольшого частного домика и, отпустив руку своего спутника, воскликнула. - Я ведь даже не сказала тебе спасибо! Если бы не ты, то...
  - Не стоит об этом говорить, - продолжил за неё Кайл. - Эти события теперь никогда не сбудутся, и мы должны жить с тем, что у нас есть. А сейчас у нас всё прекрасно.
  Они стояли так близко, что я прекрасно поняла, к чему должен был привести этот разговор. Однако всё вышло немного по-другому. В тот самый момент, когда оба уже были готовы впервые поцеловаться, Кайл на миг остановился и сказал:
  - Давай, оставим этот момент до следующего раза. Так у нас будет причина ждать новой встречи ещё сильнее.
  Неожиданно! Даже для меня. Тем более услышать такое от парня. Грейси тихо согласилась и, на всякий случай сказав, что этим летом он может заходить за ней в любое время, попрощалась со своим спасителем. Вскоре она скрылась за калиткой высокого забора, и Кайл, видимо запоминая, в каком месте города стоит нужный дом, в итоге сам пошёл своей дорогой. Мне же было жутко интересно, как девушка отреагировала на его слова. И куда он теперь пойдёт? Да, и почему она сказала, что свободна в любое время? Неужели она больше никуда не выходит из дома? Но внезапно я поняла, что нужные ответы откроются мне когда угодно, но только не сейчас. Краски вокруг померкли, забрав с собой и шум окружающего города, после чего я резко провалилась в пустеющий чёрный сумрак. Как раз для того, чтобы через пару секунд проснуться в своей постели.
  
  ***
  
  И снова здравствуйте! Я нехотя открыла глаза и, мимолётом осмотревшись вокруг, поняла, что всё ещё нахожусь в своей комнате. Тусклый свет пасмурного осеннего дня лениво проникал через одно единственное окно у стола, с трудом напоминая про нормальное, настоящее утро, однако даже он меня немного обрадовал. Всё-таки сны снами, а домой возвращаться надо. Только вот... Стоило мне немного пошевелиться, как я сразу же поняла: голова сегодня не даст мне покоя и в реальном мире. Однако теперь уже не со своими снами, а с дикой щемящей болью, отдающей в висках с каждым моим движением. С такими симптомами самое то остаться на целый день в постели и хоть немного передохнуть от мирской суеты. Но я прекрасно понимала, что такие мечты сбываются в нашей семье крайне редко.
  Громкий звук прозвучал в голове как раскат грома, нет, скорее, как колокольный звон тысячи башен, разом проникших в мою комнату, и боль, и так неприятная, усилилась многократно. От неожиданности я взмахнула рукой и, задев нарушителя спокойствия, с лязгом свалила того прямо на пол. Будильник! Не было печали! Конечно, что же это ещё могло быть! Я сама ставила его сегодня ночью, чтобы не проспать утреннюю пару. Только спросонья, так сказать, на последнем издыхании, пальцы невольно выбрали самую ужасную мелодию из всех доступных. Я быстро поднялась (ощущение в голове засело жуткое) и взглянула вниз. Вот чёрт! Я всё-таки его разбила! Часы лежали на полу с вываленным циферблатом, и даже то, что душераздирающий гул прекратился, не облегчало положение.
  - Это был мой любимый будильник!.. - событие заставило меня проснуться окончательно и сделать одну единственную умную вещь. Я бы даже сказала, гениальную.
  Я сбегала на кухню, достала таблетки от головной боли и выпила пару, пока никто не видел. Зачем лишний раз показывать матери, что у тебя что-то болит - ни к чему хорошему это не приведёт. Однажды мне довелось сломать руку, ещё в школе. Так мама таскала меня по врачам чуть ли не за шиворот, заставляя проходить осмотр за осмотром, пока кость наконец не срослась. Да и потом мне пришлось ещё почти полгода время от времени показываться терапевтам...
  Боль прошла. Не сразу, конечно, но вскоре я уже могла свободно перемещаться, не выглядя "измученным лебедем". Первым делом, прямо за завтраком, я попыталась позвонить Айне, но дома трубку так никто и не взял, и я оставила это задание до универа. Родители, как всегда вставшие не с той ноги, затеяли со мной разговор про подработку. Им было мало того, что я целыми днями хожу на пары и не высыпаюсь из-за всяких эксцессов, так ещё я должна была мотаться куда-то во внеурочное время. Нет уж, не дождётесь!
  - И всё-таки тебе надо подумать про НТС, - мама стояла на своём, который месяц в ярких красках описывая это чудесное нововведение - службу телефонных опросов и статистических подсчётов.
  - Если я туда и пойду, то только умирая от голода, - салат сегодняшним утром не хотел лезть ни в какую, и я остановила свой выбор на винограде. К сожалению, все эти разговоры не позволяли насладиться его вкусом в должной мере. - Я не для того мотаюсь по аудиториям с тетрадями наперевес, чтобы ещё и вечером надоедать честным жителям и обывателям нашей столицы.
  - Шейна, прекрати паясничать, - отец отложил газету и решил встать на сторону матери. - Мы же не говорим о каждодневной работе. Нет, только в те дни, когда у тебя будет немного занятий. И по субботам.
  - Ага. А деньги пойдут на оплату услуг буровых установок наших шахт?
  Я не могла не поддеть отца с его собственным способом заработка. В конце концов, нравится грязная работа - не надо думать, что это по душе всем подряд...
  - Деньги тут не главное, - сказала мама, и её "помощник-адвокат" добавил. - Мы хотим, чтобы ты добилась успеха и сумела сама себя обеспечивать. А для этого всегда нужно начинать с малого.
  - Я уже начала с малого. Как видишь, пришлось с ним расстаться на выпускном, - пустила я ещё одну шутку и отправилась в прихожую. Хватит с меня этого балагана!
  - Шейна, мы ещё поговорим об этом, как только ты вернёшься!
  - Всенепременно! - крикнула я, уже натягивая на ноги осенние туфли. - Можете даже меня не ждать. Я подойду попозже, и вы мне расскажете, как всё прошло!
  Дальнейшие восклицания я уже не услышала - наша входная дверь обладала отличной звукоизоляцией... Вот так всегда! С родителями всё одно. Вместо того чтобы затевать судьбоносные разговоры и давать советы, больше напоминающие королевские приказы, лучше бы просто позволили спокойно поесть и насладиться временно-уютной домашней обстановкой. А, ладно, так было всегда!
  Погодка сегодня не казалась такой обнадёживающей, как вчера, но даже сейчас я радовалась тому факту, что синоптики пообещали отсутствие дождя. Свинцовые облака покрыли небесную гладь тусклым слоем изморози, больше смахивающей на запыленную крышку огромного террариума, и мой город, высыхая от надоевшего за ночь дождя, встречал новый день так же нерадостно, как и все его многочисленные жители. Осень-осень-осень... Поскорей бы уж выпал снег!
  Я добралась до своего корпуса, как всегда, в последний момент. Прямо перед началом пары. Времени для встречи с Айной не было, но я искренне надеялась, что застану её в аудитории. Но её там не оказалось! Неужели она так и осталась в больнице??? Да уж, этого я не ожидала никак. Но, стараясь не впадать в отчаяние (это ещё никому не помогало за всю нашу 8150-летнюю историю), я всё же решила остаться на занятии.
  Пара по социологии прошла в этот день ещё хуже, чем обычно. Мало того, что Брайн Линблум доматывался до наших знаний политики Прибрежного Нордума и ещё целого воза тамошних общественных отношений, так к этому ещё прибавились и взгляды одногруппников, то и дело косящихся в мою сторону. Сначала я даже наивно предполагала, что где-то испачкалась или забыла причесаться. Но уже к перерыву пришлось понять, что смотреть так только из-за внешности люди не могут в принципе. И тогда я осознала причину - вчерашнее происшествие. Что ж, слухи у нас распространяются со скоростью ветра, это ясно как день. Только вот когда объектом этих самых слухов становишься ты, выходит уже не так весело.
  Ладно, это всё ерунда, я давно привыкла к подобной фигне. Иное дело обстояло с преподавателем - учебник, как всегда, был только у Айны, и мне приходилось старательно записывать все его монологи о социальных институтах, изменениях в обществе нордумцев за последние триста лет и так далее и тому подобное. Конечно, нам, студентам, к такому не привыкать, но ко второй половине пары этот тип резко ускорил свою речь (думаю, стараясь успеть с темой до звонка), и справляться с конспектированием стало действительно трудно. А тот факт, что остальные книжки всё-таки принесли, не мог не вызывать лёгкую досаду, быстро переходящую в тяжёлый приступ раздражения. Как-то так.
  В итоге я не нашла ничего более разумного, чем просто водить ручкой по бумаге, изображая внимательный и отрешённый взгляд среднестатистического студента-отличника, упорно запоминающего всё сказанное у доски. И как всегда, мне не повезло...
  - Итак, мы записали про политическое устройство Прибрежного Нордума. Кто ещё раз скажет, в чём особенность его верховной власти? - мистер Линблум "прочесал" глазами аудиторию и по закону подлости остановился на Шейне. - Мисс Андерсен.
  Я встала из-за парты и, чуть откинув голову назад, произнесла:
  - Нордумом правят два человека - собственно лидер и командующий армии. Права поделены практически поровну, и один не может издать серьёзный указ, не заручившись в этом поддержкой второго.
  Вот так. Я, правда, не слушала его речь, зато прекрасно знала этот факт из телевизора и газет. Спасибо папе, который любил просматривать "Новости-24" каждый вечер каждого дня всей своей жизни.
  - Неплохо, - процедил препод. - А кто именно сейчас у власти?
  Видимо, не так давно он и это продиктовал...
  - Значит, вы всё-таки не записывали? Или снова скажете, что это Джок Вейниц? Садитесь...
  Как я уже говорила? Пофиг! Вот с каким чувством надо всё это воспринимать. У меня пропал самый близкий человек в моей жизни, а я буду задумываться из-за подобной чепухи? Да ни за что на свете!
  Звонок на перемену никогда не радовал меня так, как сейчас. Я уже собралась выбежать в коридор, когда Брайн задержал меня у выхода и, решив домотаться окончательно, задал реферат по Прибрежному Нордуму. Записав тему в тетрадь (стоя, на весу), я всё-таки сумела сбежать от "инквизитора" и помчалась на кафедру. Узнать о том, где сейчас моя подруга, я могла только там - ведь именно они вчера разруливали всё происходящее. К счастью, сегодня там сидела только Розмари Эриксон, чему я несказанно обрадовалась.
  - Шейна? Ты что-то хотела?
  Она работала за новеньким компьютером, занося туда какие-то данные из таблицы, и я коротко описала свою ситуацию.
  - Ой, да... Я слышала, что случилось, - миссис Эриксон отвлеклась и, оторвав листочек от своего блокнота, переписала короткий номер из тетради. - Вот, декан записал этот телефон на случай, если кто-то будет искать её. Думаю, тебе лучше позвонить из автомата во дворе. У нас сегодня связь не работает - меняют кабели. Старые совсем пришли в негодность...
  - Хоть какая-то хорошая новость для корпуса, - посмеялась я вслед за собеседницей и, забрав бумажку, отправилась на улицу.
  А Розмари снова вернулась за свою работу за монитором. "Надо же, - подумала я, - теперь компьютер появился и на нашей кафедре. Интересно, сколько пройдёт лет, прежде чем и я смогу его купить?"
  Перемена достигла середины, когда я со всех ног выбежала за дверь и рывком преодолела институтский дворик. В такую погоду выходить на улицу без причины я не любила, однако полдюжины студентов у ступенек главного входа меня не удивили. Молодёжь любит общаться в подобных местах, а заодно утолять позывы некоторых вредных привычек. Слава богу, я не из их числа. По крайней мере, теперь...
  Автомат, раскрашенный в выделяющийся на блёклом фоне яркий красный цвет, стоял прямо у тротуара, и всё, что от меня теперь требовалось, - найти нужное количество мелочи и правильно набрать номер. К счастью, всё это я сумела проделать с первой попытки.
  - АОК диспансер, слушаю вас.
  - Здравствуйте. Скажите, к вам вчера не поступала Айна Чаттерджи? Она потеряла сознание, и её увезли прямо из университета, - я пыталась подбирать слова как можно лучше, попутно анализируя, что такое АОК, но в итоге оставила второй пункт на потом.
  - Так, сейчас, - голос в трубке стих, и я осмотрелась по сторонам, снова заметив на себе внимание близстоящих студентов. Надо же - становлюсь местной звездой. - Да, она у нас. Сегодня уже выписывается.
  - Вы можете её позвать?
  - Нет, увы, это займёт слишком много времени, - в голосе женщины чувствовалась досада, и она тут же добавила, - но я могу ей что-нибудь передать.
  - Окей. Скажите, что Шейна хочет к ней приехать. Я постараюсь появиться к пяти часам. И ещё: назовите, пожалуйста, свой адрес.
  В ту же минуту я бегло записала "улица Зари, 95, корпус 4" и, попрощавшись, повесила трубку обратно. Что ж, теперь у меня хоть есть возможность встретиться с Айной до её возвращения домой. Кстати, на проводе сидела весьма вежливая дама. Даже странно, обычно телефонистки бросаются на всех как собаки...
  Оставалось лишь дождаться окончания занятий и отправиться к больничному комплексу. "Перетерпев все пары, я вышла из универа и в ожидании встала у остановки", - так бы я могла сказать через пару часов, если бы события понеслись в нормальном направлении. Но понятия "жизнь" и "норма" никогда не следуют одной дорогой, в чём я и убедилась.
  Стоило мне только отойти от таксофона, как рядом прямо из ниоткуда возник какой-то парень. Но, к величайшему разочарованию, я сразу же узнала его. Старый знакомый Дейв Флемминг!
  - Дейв Флемминг, практикант убойного отдела, - произнёс он, показав для пущей важности какую-то карточку.
  - Это ни к чему, у меня хорошая память, - я процедила последнюю фразу, состроив крайне недовольное лицо (к слову, это было не сложно).
  - Вот и славно. Вам надо пройти со мной в участок. Пара вопросов.
  - Что? Сейчас? - я даже опешила от такого заявления. - У меня всё-таки идут занятия!
  - Насчёт этого не беспокойтесь, - и Дейв указал в сторону полицейской машины. - Чем скорее разберёмся, тем быстрее вы сможете вернуться обратно.
  Нет, я ещё со вчерашнего вечера была зла на этого типа, но в данный момент препираться не захотелось. Я и так видела, как местные студенты с любопытством следят за тем, что происходит у таксофона. Не хватало ещё, чтобы к завтрашнему дню все рассказывали, как Шейну Андерсен, брыкающуюся и в наручниках, под дулом пистолета увезли на полицейской машине.
  - Ладно, парень, - ответила я, изобразив в этот раз полное равнодушие к Дейву как полноценной личности. - Едем. Тем более я думаю, если ты меня не привезёшь, то в следующем месяце тебе будет не на что есть. И тогда меня замучает совесть.
  Практикант лишь хмыкнул и, взяв меня за плечо, направил за собой. Краем глаза я заметила столпотворение около корпуса. Класс, теперь поглазеть на "арест" вышла вся моя группа! Ладно, ещё посмотрим, кто выиграет от этого. Авось, напишу под старость лет книгу о своих приключениях в годы безбашенной юности и прославлюсь. Тогда поглядим, кто посмеётся последним!
  Однако, садясь в полицейскую машину, весь мой сарказм как рукой смело. Только тогда я действительно ощутила всю серьёзность ситуации. И поняла, что реально села в большую лужу.
  - Мы опрашивали ваших одногруппников. Этого хватило для того, чтобы возникли нужные вопросы, - Дейв сел на переднее сиденье и, заведя свою "Кор-рау" , выехал на проезжую часть.
  Надо же, парень мог водить автомобиль! А я думала, что он ничего не умеет делать.
  - Так задали бы мне их прямо на улице. Или внутри. Зачем везти так далеко?
  - Потому что не я буду их задавать, а детектив Беннет. А ему некогда тратить время на такую чепуху, как бесполезные разъезды по городу без серьёзной на то причины.
  - А у вас время на это есть? - поддела я его, кстати, сама того не желая, и уставилась в окно.
  Осенний пейзаж из окна полицейской машины - не думала, что буду любоваться им вот так. Но тем не менее я всё-таки любовалась. Утренние тучи медленно, но верно развеивало по небосводу, и на фоне таящей серости открывались удивительные синие прожилки неба. Удивительные именно тем, что за полтора дня я уже успела по ним соскучиться. Да и все в городе, я думаю. Вот бы просто встать где-нибудь и в тишине и покое насладиться этими сочными красками! Даже современные многоэтажки модернизированного стиля на их фоне будут смотреться весьма неплохо. Что уж говорить о шедеврах нашей архитектуры!
  Тем временем мы объехали с края большой и знаменитый купол Вильяма, завернули на улицу Георгия Скотта и, свернув в проулок у какого-то перерытого котлована (жуткое место...), добрались до этого самого участка. Как только я очутилась там, то сразу поняла: деньги не выделяют не только нашему корпусу. Наверное, поэтому все копят в себе злость и потихоньку сходят с ума - и преподаватели, и полицейские, и многие-многие другие.
  Когда Дейв вёл меня внутрь, в голове сразу же вспыхнули образы из "Ночного проспекта". Уж слишком я его любила в своё время. Однако и тут меня ждало разочарование: никакой суматошной работой здесь и не пахло. Все вокруг сидели на местах, тихо и размеренно занимаясь своими делами, а моё появление так вообще никого не колыхнуло. А где же крики: "Я знаю, кто убийца!", "Скорее, или мы его упустим!" или на худой конец "Я принёс всем вам кофе, чтобы лучше думалось"? Нет, всё выглядело совсем не так... Слишком буднично и скучно. "Вот и ещё одна иллюзия детства рухнула под напором реалий взрослой жизни", - подумалось мне в тот момент, когда я входила в кабинет главного детектива отдела.
  Ричард Беннет - тот самый преданный своему делу следователь - сидел на стуле и перечитывал целые кипы документов. Однако, увидев меня, он тотчас отложил все бумаги в сторону и сосредоточил внимание на своей новой задаче - допросе неудачливой восемнадцатилетней студентки.
  - Шейна Андерсен, верно? - спросил мистер Беннет, и я кивнула. - Присаживайтесь.
  Я увидела перед собой староватый стул и расположилась рядом со столом. Обстановка, нет, не так, атмосфера в помещении показалась мне такой незнакомой и чужой, будто я снова оказалась в одном из своих странных снов. Никогда не думала, что меня будут в чём-то подозревать. Пусть даже косвенно...
  - Итак, - мужчина достал какой-то файл и вытащил из него тройку бумажек с прикрепленной фотографией (насколько я могла судить - моей), - думаю, данные нам выдали верные. Дата рождения - 28 сентября 8132 года, место - посёлок Милиэна Агелидингского округа, студентка филологического факультета, рост - 174 сантиметра, вес - шестьдесят три килограмма.
  - Уже пятьдесят девять, - заметила я и добавила. - А как эти подробности относятся к делу?
  - Да, в общем-то, никак, - детектив чуть улыбнулся и, отложив мои анкеты в сторону, достал чистый лист бумаги. - Всё это - цифры и факты. Думаю, Вы сами понимаете, что о человеке они не скажут ровным счётом ничего. Для этого нужно поговорить с ним самим. Поэтому-то Вы и здесь. Расскажите для начала о себе. Всё, что посчитаете нужным. Чтобы мы знали, кто вы на самом деле и чего хотите от жизни.
  Ого, а в фильмах такого не было... Но это намного лучше, чем, сев на стул, сразу услышать: "Вы убили её, и пока не признаетесь, мы Вас не выпустим!" Так что мне не оставалось ничего другого, кроме как описать свою жизнь, усиленно стараясь, чтобы это выглядело обычным рассказом, а не нытьём. Под конец я всё же перешла на ненужные подробности, но вовремя спохватилась и завершила повествование тем, что хочу поскорее приехать к Айне в больницу, несмотря на обстоятельства.
  - Интересно, - Ричард Беннет что-то записывал в свой листок, но уж точно не всё подряд, а Дейв, слушая рассказ, даже не изменил выражение на лице. Вряд ли ему вообще было дело до моей жизни. - Значит, с Сарой Фредсен вы были знакомы со школы?
  - С третьего класса.
  - И постоянно враждовали?
  - Да, - отвечать так было не лучшим способом поскорее уйти отсюда, но я не стала врать. Все вокруг это и так знали.
  Детектив что-то записал и спросил:
  - И Вы никогда не жалели, что пошли с ней учиться на один факультет?
  Хороший вопрос! Я его себе не раз задавала.
  - Жалела. Но я поступила туда ради подруги, так что Сара - скорее ложка дёгтя в бочке мёда, чем серьёзная проблема. Была ложкой дёгтя...
  - И насколько сильно вы её ненавидели? - вопрос звучал уже от Дейва, но мистер Беннет махнул ему рукой, и тот понял, что влез в диалог не вовремя.
  - Я ненавидела её так, как каждая уважающая себя личность ненавидит богатеньких задавак, поддевающих их в любой удобный момент. Но не думаю, что у меня бы хватило гнева, сил и... глупости, чтобы её убить.
  - Тут дело не только в ней, - вдруг сказал Ричард и вытащил из стопки бумаг ещё один документ. - Пропала ещё одна девушка, тоже Ваша одногруппница. Розмари Ватс.
  Ого! Вот этого я и не знала! Конечно, сегодня на социологии я её не видела, но мало ли? Мои одногруппники, как порядочные студенты, тоже любят пропускать лекции, и я даже не придала этому значения.
  - А что с ней могло случиться? - я удивилась не на шутку и поняла, что события для меня вдруг приняли несколько иной оборот.
  - Вот это мы и хотим выяснить как можно скорее, - детектив ещё раз перечитал её данные по анкете и снова обратился к листочку с ручкой. - Кроме родителей у девушки был младший брат, которого она к тому же каждый день забирала из подготовительного класса, так что сами понимаете, как её исчезновение повлияло на всю семью.
  Я и этого не знала...
  - Хорошо, я постараюсь рассказать Вам ещё раз всё, что сумею вспомнить. Но больше ничем помочь не смогу.
  - Мы хотим знать, действительно ли Вы видели кого-то в коридоре, когда возвращались к выходу. И постарайтесь описать незнакомца как можно точнее.
  Я начала вспоминать тот самый момент, однако сразу же поняла, что даже приблизительно не могу представить того, кто пробежал мимо меня в тот злополучный вечер. Да что там, я бы не узнала его на улице, даже если бы он подошёл ко мне вплотную!
  - Значит, вы оказались там, потому что возвращались за зонтом? - Дейв снова решил вступить в диалог, посчитав, что сейчас для него самое время. - За зонтом в прихожую, которой никто не пользуется?
  - Да, именно так, - спокойно ответила я.
  - Либо Вы чего-то не договариваете, либо это какая-то глупость, - да уж, парень явно не был таким сдержанным, как его руководитель. Хотя лучше уж так, чем наоборот.
  - Это не глупость, а женская предусмотрительность, - оправдалась я и заодно поддела его своим фирменным взглядом "мы крутые, нет нас круче".
  - Ага, как же, - только и сказал он, но мистер Беннет перебил его даже на такой короткой фразе.
  - И ещё одно, что так же немаловажно. Та пожилая дама в коридоре. Ума не приложу, кто она. В наших базах её нет, никто не заявлял о пропаже родственников с похожими приметами. Её как будто никогда раньше не существовало...
  - Вот тут я уж точно помочь не смогу, - развела я руками, прекрасно зная, что совершенно права. - Что она сама говорит?
  - Собственно ничего. Почти всё время лежит без сознания, лишь иногда приходя в себя. И то всё время бормочет что-то несвязное... Медики говорят, что её организм сильно истощён. И шансы вернуться в норму - минимальные...
  Да, действительно странно. Главное, всё остальное - убийство, кровь и исчезновение - дело не такое и редкое, а вот появление непонятной бабки... Но я не детектив, в таких делах не разбираюсь. В общем, это я им и ответила.
  - Может, Вы расскажете нам ещё какие-нибудь подробности произошедшего? - Дейв продолжал стоять на своём, ясно давая понять, что он мне не доверяет.
  - Я рассказала всё, что помню. А что не помню, я рассказать не сумею. Могу придумать, конечно, ещё кучу фактов специально для тебя, но не думаю, что за дачу ложных показаний меня тут будут сильнее жаловать.
  - Не фамильярничай, - парень обошёл меня почти по полукругу и зашёл с правого бока. - А то твоё неуважение к происходящему мы можем посчитать уликой к делу.
  - Это неуважение направлено только на тебя, - в своей реплике я постаралась скопировать его речь, добавив лёгкий оттенок грубости. Вышло не так похоже, но он всё же понял, чего именно я добивалась.
  - Вот именно. Я всё-таки не парень с улицы, с какими ты, возможно, общаешься. За оскорбление лица при исполнении положен штраф, кстати говоря.
  Он злился, и я это хорошо ощущала. Но нашу игру остановить уже не могла.
  - Это что, новый способ воздействия на подозреваемого? Напоминает допросы в Южной Иллиосии лет этак пятьдесят назад. Историю учил? Если да, то хорошо должен знать, чем это для вас закончилось...
  - Ты меня уже достала со своей Иллиосией! - Дейв пнул ногой шкаф и вышел из кабинета. Да, "сдержанный" малый, ничего не скажешь.
  - Я, конечно, всё понимаю, - Ричард тоже выглядел хмурым и подавленным, однако подхода к ситуации не изменил, - но впредь не стоит испытывать наше терпение. Да, Дейв ненамного старше Вас, но всё-таки полицейский, и за подобные слова вполне может довести дело до суда. А этого не нужно ни мне, ни тем более Вам.
  - Я понимаю, - мне не было стыдно, но от его слов действительно стало неприятно за свой поступок.
  - Вот и хорошо. Прежде чем Вы уйдёте, расскажите ещё кое-что. Не замечали ли Вы что-нибудь странное за последние дни? В институте, в поведении студентов, преподавателей, просто знакомых. Может, сама Сара говорила о том, что её преследуют или что она с кем-то связалась?
  - Нет, мы с ней общались только руганью, и всё. Да и в универе у нас ничего подозрительного не происходило, - я начала говорить и тут кое-что вспомнила. - Хотя... Последние дни Сара постоянно ходила в столовую. Ну, просто до этого она там никогда не бывала. А теперь я её видела в том месте уже несколько раз. И в последнюю нашу встречу она сказала, что у неё там какие-то дела. Вот, в общем-то и всё, что я знаю...
  - Что ж, - Ричард Беннет ещё что-то записал и снова обратился ко мне. - Рад, что Вы не стали ничего умалчивать. По крайней мере, на мой взгляд. В любом случае, если всплывут ещё какие-нибудь факты, мы к Вам обратимся. Мой совет: постарайтесь не покидать город без видимой причины. Но, опять же, это всего лишь совет, а не просьба.
  Я поднялась со стула, попрощалась с детективом и, сказав, что доберусь назад сама, отправилась в коридор. Конечно доберусь сама - на последнюю пару я уже не успею, а вот дойти до больницы отсюда выйдет гораздо быстрее. Во всём есть свои плюсы, даже на кладбище (похоже, я уже повторяюсь...).
  - Быстро вы отделались, - Дейв всё ещё стоял у двери с такой миной, будто от него только что сбежала девушка, для убедительности угнав его любимый автомобиль.
  - Да уж, быстрее не придумаешь, - в этот раз я скопировала его мимику, перекосив лицо в той же манере. - До встречи под Оргениумом !
  И, подмигнув парню как можно наглее, я наконец пошла к выходу. Не знаю, что он теперь будет обо мне думать, но своё дело я сделала.
  А в город тем временем медленно и вальяжно вступал осенний вечер. Яркий, солнечный и весьма тёплый. По крайней мере, по сравнению с предыдущими. Эх, если б я сейчас не блуждала по захламлённым переулкам юго-западного района, а поднялась, скажем, на одну из наших башен, то вид бы оттуда открылся потрясающий! Душу бы я за это, конечно, не продала, но всё-таки. Хотя, кому моя душа вообще может понадобиться? Мессии уж точно такие не нужны...
  Итак, ближе к делу (а то у меня есть свойство надоедать людям своими размышлениями): пройти по закоулкам не особо знакомого мне района оказалось сложновато, так что пришлось поблуждать по непонятным дворам ещё с полчаса. Наконец, уставшая и нервная, я вышла к улице Зари. И вот как раз в такой момент, как сейчас, можно было понять, что называется она не просто так - широкая дорога следовала точно с запада на восток, и прямо передо мной показался диск яркого солнца, медленно спускавшегося к горизонту. Ну, точно в центре улицы он сегодня не сядет - зимой закат видно совсем в другом месте - но как раз сейчас яркий блик нашего светила висел точно над центром улицы. В общем, вид открывался неописуемый!
  Идти среди освещённых тротуаров и стен старинных домов - несказанная роскошь для этого времени года, но долго это не продолжалось. Впереди показались высокие крыши больничного комплекса, и я свернула в один из внешних дворов какого-то корпуса. Что там говорила телефонистка? АОК диспансер? Так-с, будем искать.
  Первым делом мне попался Агелидинский родильный дом, но уж что-что, а это заведение я пока посещать не собиралась. Затем клиники местного значения (хотя я не поняла, что именно это значило), психоневрологический диспансер, кож-вен диспансер и т.д. Принимая во внимание тот факт, что два последних здания выглядели не ахти как, я постаралась не приближаться к ним вплотную: а то ещё кусок стены обвалится прямо на меня, и, читая о причинах смерти, мои родители так и не узнают, что ничего плохого я в этих местах не делала.
  Следующим зданием, похоже, был центр онкологии. Правда, я бы не сказала наверняка - у входа таблички не висело вообще, и я судила только по своим обрывочным воспоминаниям (в восьмом классе любила изучать карту нашей столицы). Наконец, после ещё Бог его знает скольких минут блужданий, я вышла к основному корпусу - центральной больнице Агелидинга - и направилась к главному входу.
  Вот это здание починить успели: наверное, выделенные деньги каким-то чудом сумели дойти до получателя. Отделанные стены, пластиковые двери и окна, холл с мраморной плиткой, отполированной до блеска - средств на ремонт не пожалели. Но всё равно - красота красотой, а лучше любоваться всем этим только как временный посетитель.
  - Здравствуйте. Скажите, а Айна Чаттерджи к вам не поступала? - я как можно вежливей обратилась к регистраторше, однако та, будучи грузной дамой в возрасте, в душе оказалась злобным питбулем.
  - По всем вопросам, милочка, обращайтесь к заведующей нужным отделением. И приходите раньше - время посещений давно закончилось.
  Да уж. Это точно была не та дама, с которой я говорила по телефону. Я, конечно, хотела что-то высказать на счёт моего отношения к таким тёткам, как она, но не стала. Когда надо, лучше промолчать (должна же я иногда следовать этому правилу?!!).
  С тяжёлым камнем на сердце я вышла из больницы, жалея, что снова не успела к подруге и даже не знаю, где она вообще находится, как в тот же миг увидела её на улице, идущую прямо в мою сторону. Вот уж мистика так мистика!
  - Айна! Откуда ты тут взялась??? - на радостях я чуть не поскользнулась на ступеньке, но, сумев удержать равновесие, благополучно добежала до моей радости и обняла её крепче крепкого. - Я думала, что мы сегодня так и не увидимся!
  - Мне передали, что ты звонила, и я решила подождать тебя в нужное время на улице, - Айна была одета в ту же куртку, что и вчера, и я принялась расспрашивать её обо всём волновавшем меня уже второй день.
  - Ничего серьёзного, - произнесла она и улыбнулась. - Врачи сказали, что это от стресса. Немного таблеток, и всё пройдёт.
  - Да уж, таблетки творят чудеса, - улыбнулась я в ответ и добавила. - А у меня вчера тоже был насыщенный день...
   Под недоумевающим взглядом Айны я начала пересказывать всё, что случилось со мной в её отсутствие, и под конец её взгляд изменился до обескураженного и даже шокированного.
  - Ничего себе! Как ты сама после этого? Представляю, как тяжело тебе пришлось всё это видеть...
  - Да я вроде в норме. По большей части. Главное, чтобы эти детективы не повесили на меня дело. А там будь что будет...
  Мы удалились от больничного комплекса и вышли на улицу Зари. По пути Айна досконально расспрашивала меня о подробностях случившегося, и я была рада, что хоть кому-то могу рассказать не столько о фактах, сколько о своих мыслях и эмоциях. Сами знаете, выговориться близкому человеку - это решить свою проблему уже на треть.
  - Жутко... - Айна потёрла свои ладони и остановилась. - Куда теперь планируешь пойти?
  - Времени до темноты осталось не так много... Может, зайдём в какое-нибудь кафе? Попьём горячего - ты чай, я кофе - а потом по домам?
  - Хорошая идея. Правда, я тут придумала кое-что интереснее. Сегодня прекрасная погода, и мы так близко от нужного места... Как тебе идея подняться на Солнечную башню?
  - Прямо сейчас? - предложение меня удивило, и я быстро прикинула в голове, что и как. - Знаешь, почему бы и нет. У меня у самой были похожие мысли сегодня. Пойдём! Только, чур, плачу я - в этом месяце твои деньги нужнее местным аптекам.
  Айна слегка улыбнулась, и мы направились в сторону заката. Как говорится, вдоль по улице Зари искрятся радуги огни. (Это из какой-то песни Эшли Клипс). Солнечная башня, будучи одной из семи уникальных башен Агелидинга, была выстроена ещё в конце прошлого тысячелетия и относилась к консервированному архитектурному стилю. Серый оттенок в ней всё же присутствовал, однако на фоне белых каменных блоков почти не просматривался. Яркая, гладкая и доведённая до идеала - это была одна из моих самых любимых башен города. А круглая крыша, словно сам небесный купол, придавала её силуэту вид этакой завершённости во всех отношениях.
  Раньше особого практического значения для столицы она не несла, однако не так давно какой-то умный человек из правительства предложил устроить там смотровую площадку и постараться на этом заработать. Не знаю, сколько тысяч фунтов было вложено в реконструкцию, но, как я слышала, вскоре все они окупились. И это не удивительно - вид оттуда открывался потрясающий.
  Заплатив за вход и приобретя билет, мы с Айной поднялись по ступенькам старинной лестницы (к счастью, покрытых не таким старинным резиновым ковром, препятствующим скольжению) и вышли на нужную нам площадку. Что я там говорила про вид? Потрясающий? Сейчас это слово к описанию не подходило. Невероятный, неописуемый, волшебный, выносящий твои чувства и мысли вон из тела, в те края, о которых мечтает каждый на свете! Сказочный, ослепительный, сногсшибательный, смертельно и божественно красивый!!! Именно такие эпитеты мы с подругой и сумели подобрать под описание: на большее не хватило словарного запаса.
  Солнечная башня возвышалась над юго-западным краем Агелидинга, и под нами, на сотни километров вокруг, разрастался бесконечный дикий лес, уходящий от самого края железной дороги вдаль, вплоть до сверкающего горизонта. Конечно, лиственные деревья к этому месяцу давно потеряли все свои краски - я уже это говорила и не раз. Но в этих краях росли не только они: то тут, то там меж голых ветвей возвышались треугольники высоких елей. Темнеющие в лучах заката, они дополняли открывшийся нашему взору пейзаж, изменяя его суть и представляя с куда лучшей стороны. Знаете, именно такие картины поздней осени и вдохновляют художников и поэтов на свои шедевры. А мы потом, лениво знакомясь с их творениями, недоумеваем, что вообще хорошего можно было найти в этом времени года. А ведь можно, если приложить немного усилий и подгадать нужное время! И место.
  - Смотри, кажется, сейчас проедет поезд, - Айна подошла к краю смотровой площадки и взглянула вниз.
  Я присоединилась к подруге, и мы вместе проводили взглядом гулкий вечерний экспресс, уезжавший с нашего южного вокзала прямиком на север. Скорее всего, в Оленью Упряжь, если прикинуть примерный час отправления.
  - Да, не сидится людям на месте, - в детстве я искренне не понимала, зачем все так хотят покинуть свои дома и отправиться в дальний путь.
  Мне казалось, что дома гораздо лучше, и выезжать куда-то далеко можно разве что только летом, на море или ещё куда. А потом, познакомившись с Айной, я поняла, что порой люди уезжают из дома, чтобы туда не возвращаться.
  Я ещё раз осмотрела всё, что царило вокруг. Лес был тих и спокоен, своим молчанием как будто маня нас прямо на запад, вплоть до самого берега Полярного океана. Этот берег располагался не так далеко от Агелидинга, но была я там от силы пару раз. И то в далёком детстве.
   Железнодорожный вокзал уже покидали приезжие и, возможно, провожающие обыватели, а справа, чуть дальше к северу, виднелась красно-белая крыша Сур-Ганского монастыря, поблёскивающая ярким золотым шпилем на самом верхнем из куполов. В общем, всё вокруг так и кипело красотой, от которой дух захватывало невообразимо и мощно, так, что все предыдущие проблемы и перипетии дня быстро уходили на второй план, становясь лишь второстепенными героями этой жизни. А может, они и были ими? Кто знает...
  - Помнишь, как мы с тобой познакомились? - Айна облокотилась на перила и, не отводя взгляда от заходящего солнца (здесь, в северных широтах, оно скрывается за горизонтом очень медленно), обратилась ко мне. - В третьем классе, на большой перемене в пустой аудитории.
  - Да, - сама того не желая, я мысленно перенеслась в тот год и вспомнила, почему именно сидела одна среди опустевших парт. - Ты тогда здорово меня развеселила. Да и потом подбадривала по мере возможностей. Или скорее, несмотря на моё настроение.
  - Я знала, какого это - кого-то или что-то терять. Ты потеряла дедушку, я - свой дом. Вот и подумала, что вместе мы сможем пережить это гораздо быстрее.
  Айна выглядела несколько заворожённой и отрешённой от окружающего. Она до сих пор смотрела на горизонт, и я сказала:
  - Главное, ты дала мне возможность понять, что мы не были виноваты в своих бедах. Что не всегда всё в этом мире зависит от нас. Надо только...
  - ...это принять, - закончила за меня подруга. - Да, я всегда так поступала. В Сур-Гане стало неспокойно, да и родственники мамы не очень жаловали отца. Хоть он и помог им с тем контрактом. И, в довершении всего, между нами и Эт-Смарагдусом разыгрался тот "Кокаиновый конфликт" ... Сейчас даже смешно произносить это название - звучит как термин из современного боевика про бандитов.
  - Да уж. Зато благодаря этому самому конфликту мы с тобой познакомились, - я подошла к краю башни и попыталась приободрить подругу. - И любуемся сейчас на эту красоту!
  - Это верно, - на её лице снова заиграла улыбка, как в прежние времена (то бишь позавчера). - Жизнь непредсказуема. Никогда не знаешь, чего ждать от нового дня.
  - Если он наступит, это уже будет большим подарком, - ответила я, слово в слово скопировав фразу самой Айны, сказанную мне где-то полгода назад. - Что-то ты расклеилась. Один день в больнице - это ещё не повод, чтобы грустить!
  "Да уж, - заодно подумала я. - Зато убийство и допрос в полиции - прекрасная причина для нездорового оптимизма, какой сейчас исходил от меня во все стороны этого бескрайнего мира".
  - Я знаю, - в этот миг Айна встрепенулась, отошла от поручней и, улыбнувшись, снова стала похожей на прежнюю Айну. - Просто последнее время в голову лезут разные мысли. Философские. О жизни, судьбе, предназначении, времени...
  - Ну, если говорить честно, они лезут к тебе столько, сколько мы друг друга знаем. Мне кажется, это нормально. Даже в каком-то смысле круто. А то большая часть наших одногруппников может сказать о смысле жизни только то, что он очень дорогой, и ради него надо устроиться на прибыльную работу.
  Айна засмеялась и вновь похвалила меня за хорошее чувство юмора. Неожиданно перед моими глазами возникла какая-то белая точка и, кружась на лёгком ветру, плавно опустилась прямо в мою ладонь. Да это же...
  - Ого, снежинка, - воскликнула я, когда та уже растаяла, не оставив от себя и следа приходящей зимы. - Первая, и надеюсь, что не последняя.
  Однако прошло ещё несколько минут, и больше в воздухе не появилось ни намёка на скорый снегопад.
  - Что ж, это лучше, чем ничего... Значит, время ещё не пришло.
  - Ваше время закончилось, - послышался шепелявый, староватый, но вполне уверенный в своих силах голос со стороны лестницы. - Площадка закрывается через пять минут.
  Да, всё хорошее рано или поздно заканчивается. В отличие от учёбы...
  - Пойдём? - Айна медленно направилась к выходу, последний раз взглянув на заходящее солнце.
  Оно уже коснулось вершин неровных лесистых крон, подсветив их ярким янтарным заревом, и, следуя своим же собственным правилам, неумолимо исчезало за горизонтом. До ночи оставалось не так уж долго, и нам действительно надо было возвращаться домой.
  - Пойдём, - я вернулась к подруге, и, взяв её за руку, последовала к лестнице.
  Жаль, что эта башня находится так далеко от моего района. Я бы ходила сюда чаще. Хотя кого я обманываю? Я не могу уже который год посетить парк Себастьяна, а он расположен почти что с домом семьи Чаттерджи. Лень и откладывание на потом - когда-нибудь они убьют человечество.
  К сожалению, сегодня нам пришлось отправиться с подругой разными маршрутами. Ну, в конце концов, мы хорошо провели время и всё-таки встретились, а это уже кое-что!.. (Нет, я явно слишком оптимистична сегодня - как бы чего не вышло).
  - Вот и твой маршрут, - указала я Айне на небольшой автобус, направлявшийся к нам, и попрощалась с ней. - До завтра!
  - До завтра, - улыбнулась она. - Береги себя.
  - И ты тоже, - сказала я, когда подруга уже вошла в салон и, расплатившись, села на свободное место. - Нам всем это сейчас не помешало бы...
  Маршрут "Южный вокзал - купол Вильяма - Часовая башня - Мостовая улица - башня Речная" унёс Айну на встречу с её семьёй, и я невольно стала ожидать свой. Солнца отсюда как такового видно уже не было, но я всё-таки предполагала, что, пусть только краешек, но диск светила ещё не до конца погрузился за пестрящую линию горизонта. Как же хорошо, что мой автобус подошёл буквально через пять минут после выше описываемых событий. Прямо удача на удаче!
  Правда, когда я вошла внутрь, то поняла, что хорошего без плохого в нашем мире не бывает - все места оказались заняты, а стоящих пассажиров с лихвой хватило бы на концерт какой-нибудь рок-группы средней популярности - но изменить что-либо уже не представлялось возможным, и я, расплатившись за проезд, направилась домой. Домой, куда совсем не хотела возвращаться. Особенно после последних приключений. Но согласитесь - нельзя же взять и поселиться на крыше башни? Не считая того, что это накладно с точки зрения оформления документов, даже красочный вид снаружи уже через неделю-другую надоест и не будет впечатлять так, как раньше. Как говорится, во всём нужна мера.
  Автобус ехал на восток, вдоль по улице Зари, и лучи сегодняшнего дня в последний раз осветили город, с трудом пробившись через заднее стекло в наш загруженный салон. Солнце позади исчезало, а мы мчались от него прочь, в сторону подступающему сумраку ночи. Звучит красиво, конечно, но порой у меня возникали такие мысли, что в этом-то и заключается наша судьба. Бежать прочь, от света и яркого дня, в сторону темноты, даже не осознавая, что мы совершаем самую чудовищную ошибку в своей жизни. Загружать свой день ненужными обязанностями, работой, которая не устраивает вовсе, делать то, что не хочешь, успокаивая себя призрачной надеждой, что пройдёт ещё пара лет, и ты сможешь зажить по полной. И яркий день уходит от тебя всё дальше, а ты по собственной воле идёшь в темноту, уверяя себя, что это к лучшему. Дураки мы! Вот что я могу сказать...
  В общем, вы сами поняли, что в который раз, оставшись наедине со своими мыслями, я снова умудрилась испортить себе настроение. Остаётся лишь сделать из этого выводы. Как мне, так и вам.
  
  ***
  
  Как я и предполагала, сегодня ночью меня вновь посетил очередной странный и до дрожи реалистичный сон. Интересно, сойду ли я с ума, если так будет происходить каждый раз? Всё возможно...
  Однако того опасного для жизни моста пока что видно не было. Нет, теперь вокруг меня великанами возвышались высокие дома, старинной отделкой приветствуя свою новую гостью, а под ногами пестрили сероватые гранитные булыжники. Да уж, мне сразу вспомнились сказки отца на ночь, с перечислением составов горных пород и их полезных свойств. К счастью, в детстве чаще всего меня укладывала спать мама.
  Ладно, я вновь отвлекаюсь. И очень даже зря - улица, на которой я стояла, начала медленно наполняться народом, и краски вокруг, будто живые, внезапно стали набирать силы. Вбирали в себя жизнь и оживали - я бы так сказала. Размытые силуэты становились всё отчётливее, и вдруг резкий шум ударил прямо в уши. Да, теперь я ещё и услышала всё, что творилось вокруг.
  Знаете, а это даже начинает мне нравиться. Сами посудите: не каждая девушка может похвастаться тем, что из ночи в ночь для неё крутят столь реалистичный фильм. Правда, если всё это происходит не просто так, с таким отношением к происходящему далеко я не уйду. Интересно только, зачем мне всё это показывают? И кто?..
  Я прошлась по улице вслед за течением толпы и оказалась на площади. Вот тут я и поняла, что это именно Южная Иллиосия и ни что иное. Огромная башня, серая и местами почерневшая, возвышалась над каменной брусчаткой, и сомнений не оставалось - это Войсдвиг. Второй по величине город соседней страны выглядел не совсем так, как на современных снимках, но узнавался достаточно хорошо. Угловатые дома в этом районе, скорее всего, были выстроены ещё лет триста назад, а часовая башня - так вообще во времена расцвета древней Иллиосии как единой страны. Только вот что мне тут делать - нашу соседку я не любила так же, как и большинство моих соотечественников, и появляться здесь ради пустяков не хотелось.
  Стараясь решить, в какую сторону теперь следовать, я, к своему удивлению, увидела первое знакомое лицо. Кайл Хиггс, тот самый красавчик-военный, стоял у одинокого фонарного столба и, выглядя не менее одиноко, временами посматривал на башню вдалеке. В этот раз он смотрелся гораздо представительнее: куртка была прилежно разглажена, ботинки начищены до блеска, волосы... Впрочем, для парней вообще не важно, причёсаны они или нет.
  Я сразу же поняла, кого он ждёт. И не ошиблась: ровно в шесть вечера со стороны той самой улицы, по которой пришла я, к нему проследовала моя ещё более старая знакомая - Грейси Эванс. Похоже, их первое свидание всё же состоялось в своё время.
  - Кайл! - девушка подошла к офицеру и, чуть смущаясь, приобняла его, а тот, в свою очередь, протянул букет цветов. Весьма красочный, надо сказать - даже странно, что я его не заметила вначале. - Вау, огромное спасибо!!!
  - Я подумал, что белые розы лучше всего подойдут для такого вечера.
  Белые розы. Да, они самые. Точно такие же мне дарил Брайн на последнем звонке в десятом классе... Только розы Кайла выглядели раз в сто - сто пятьдесят лучше. И я вовсе не злорадствую - такими бутонами можно было запросто играть в гандбол или боулинг! Так что реакция Грейси была мне понятна: девушка минуты три рассматривала свой букет, и так и сяк принюхиваясь, вращая по часовой стрелке и восклицая о его красоте всё сильнее и сильнее.
  - Ты невероятен, - ещё раз улыбнулась она, и парень предложил прогуляться по улицам и пообщаться в этот раз как следует.
  Вот уж чего я не ожидала от себя, так это зависти. Нет, я не кипела от злобы и не жалела, что Кайл познакомился с ней, а не со мной. Просто... вспоминая наши отношения с Брайном (первые и единственные в моей жизни, надо сказать), я невольно сравнивала нас с этой парой. И последние заметно выигрывали по сравнению со своими полувековыми продолжателями. Кайл расспрашивал Грейси обо всём, слушал, делал комплименты, зная меру и подчёркивая в них самую суть. В общем, к середине прогулки я поняла, что как таковой любви у меня и не было. Даже мои спутники в свою вторую встречу выглядели куда счастливее и гармоничнее, чем мы на первую годовщину своего знакомства.
  Вскоре пара посетила кафе, после чего Грейси решила снова вернуться к часовой площади. Снаружи уже начало смеркаться, и в тускнеющих лучах зашедшего солнца Войсдвиг стал напоминать настоящий мираж. Огни в окнах старинных домов освещали узкие улочки, народ неспешно проносился мимо, а фонари, позеленевшие от древности, придавали прогулке оттенок приятной сказочности и даже книжности происходящего. Как будто читаешь старинный роман о любви, только видишь не текст, а то, как писатель всё это представлял.
  - И всё-таки это не случайность, что мы с тобой тогда встретились, - сказала девушка, уже давно привыкнув к компании молодого офицера и нежно держась за его плечо. - Если бы не ты, я бы сейчас не гуляла по этой улице. Как будто мне тебя послал сам Бог. Чтобы ты меня спас...
  Кайл взял её за руку покрепче и, когда они уже вышли на площадь, добавил от себя:
  - Кто знает, может, всё как раз наоборот? Бог послал тебя мне, чтобы сделать счастливее и подарить жизни новый смысл? Ответа мы не найдём. Но в одно я верю точно - наша встреча не случайна.
  И вот наконец тот самый момент! Грейси протянулась к своему спутнику, и тот, закрыв глаза, слился с ней в поцелуе. Прямо на площади, под высокой часовой башней, в эту самую минуту отбивающей девятый час вечера. Невероятная картина, особенно для того, кто стоит к ней ближе положенного... Всю мою зависть как ветром сдуло. Я была так заворожена, тем, что происходило вокруг, что перестала думать о себе. Ощутила себя на месте этой девушки, если можно так сказать. В каком-то смысле так и было: краем сознания я чувствовала всё, что царило сейчас у неё внутри. И это было по-настоящему необыкновенно.
  А между тем небо полностью очистилось от следов заката, и в черноте его купола стали появляться первые звёзды. Сначала слабые, они загорались сильнее, и вскоре на небосводе возникли яркие созвездия. Большие Купола, Тигриный Коготь, созвездие Совы (по положению последнего я поняла, что сейчас стоял апрель - в чём-чём, а в Нордумском зодиаке я разбираюсь) и Сиятельный Вильям - соседняя планета, по яркости на ночном небе сравнимая разве что с луной. Вечерняя сказка превращалась в ночную. И пусть это была не моя история, я не жалела, что становилась её участницей. Прошлое вокруг меня закручивалось с невероятной мощью, силой, намного превосходящей мою, и я начинала понимать, что просто так оно меня не покинет.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 4. В хвойном лесу.
  
  Горячий кофе в любимой кружке и утро, когда никуда не нужно торопиться - именно таким и должно быть идеальное начало дня. Я сидела за стареньким деревянным столом, видавшим виды ещё во времена Полярной войны, и потягивала ароматный напиток, изредка посматривая в едва занавешенное окно. Осенний пейзаж до сих пор господствовал в округе, не давая зиме ни единой возможности порадовать нас хотя бы слабеньким снегопадом. Нет, куда там - в Агелидинге сейчас стояла самая что ни на есть неприятнейшая погода: со слякотью, грязными лужами и периодически проливающимися дождями. К счастью, сейчас я находилась не в Агелидинге.
  Кофе почти кончился, когда солнечные лучи, преодолев высокие кроны деревьев, проникли на кухню, осветив стол и буквально ослепив завтракавшую за ним девушку. Ну, благо свой законный час я урвала. Как всё-таки хорошо хотя бы недельку побыть в уединении, вдали от городской суеты со всеми вытекающими из неё последствиями. Деревенская жизнь, конечно, не так комфортна, как городская, зато в ней есть что-то... знаете, одухотворяющее. Примиряющее с собственными мыслями. А уж тому, кто родился и прожил тут первые годы своего детства, и подавно следует как можно чаще бывать на природе.
  - Ты уже всё? - заинтересованный голос раздался из гостиной, и я, ответив утвердительно, отправилась со своей кружкой к раковине. - Хорошо, а то мне надо готовить курицу, а лишнего стола у нас, к сожалению, нет, - и, открыв дверь, на кухню вошла моя бабушка. - Не включай воду, я сама её помою.
  - Я уже всё, - сказала я, успев протереть свою любимую кружку с росписью в виде яркого белого льва и поставив её на полку. - Кофе был чудесным. Спасибо, ба.
  - Ну, это заслуга производителей, а не моя, - посмеялась она. - Вот если ты так же похвалишь сегодняшний обед, то я обрадуюсь гораздо больше.
  - Курица в майонезе? - мысли о калорийной трапезе не внушали оптимизма, но одну ножку в выходные я могла себе позволить.
  Точнее, в неделю - у бабушки я гостила уже с прошлого воскресенья.
  - Так точно, - подмигнула она и протёрла стол, после чего направилась к холодильнику.
  Да, природа природой, а научно-технический прогресс в наши дни добирается даже до самых отдалённых провинций. Что уж говорить о посёлке Милиэна, расположенном в каких-то двух часах езды от столицы! Самые зажиточные жители уже в прошлом году обзавелись спутниковыми тарелками, так что не удивлюсь, если в скором времени две сотни каналов появятся и у бабушки Дейзи.
  - Ты слышала сегодняшние новости? - доставая из холодильника всё необходимое, бабушка попутно залезла в морозильную камеру и застопорилась в выборе подходящего полуфабриката.
  - По телевизору? - я помнила, что уже третий день у нас работал лишь один канал, да и по нему нельзя было понять, показывают ли сейчас передачу про быков Сур-Гана или репортаж с заседания правительства Северной Иллиосии.
  Впрочем, я вообще редко могла их различить. (Здесь все смеются над моей очередной шуткой).
  - Нет, по радио, - ответила Дейзи, наконец решив, что именно выбрать. - Сегодня ночью скончался Роберт Сноу...
  - Это один из ветеранов, да? - имя прозвучало знакомое, но я вообще плохо запоминала людей по ним. С лицами, к счастью, дела обстояли куда лучше.
  - Да. Герой войны, трижды получил орден Северной Звезды. Ему было восемьдесят девять лет...
  Да, неприятная новость. Учитывая, что бабушке восемьдесят два, представляю, как она повлияла на неё саму.
  - Не расстраивайся, ба, - я подошла и постаралась её утешить. По крайней мере, так, как умела. - Главное, что в стране помнят таких, как он. А время - это уже вещь, от нас не зависящая.
  Бабушка покачала головой и медленно села на табурет. В её лице, морщинистом, но в то же время таком светлом и даже ребяческом, возникла лёгкая грусть, и она молча взглянула в окно. Наверное, чтобы скрыть подступающие слёзы.
  - Твой дедушка знал Роберта. Они служили вместе где-то пару месяцев. Тот, конечно, был на несколько званий выше, но это не помешало им поддерживать общение и после войны. Последний раз он рассказывал мне, что Роберт Сноу приступил к какой-то книге. Тот никогда не писал, но, как говорил Билл, всегда собирался рассказать людям о своей жизни. Интересно, получилось ли у него что-то в итоге?
  Развернувшись, бабушка взглянула на портрет деда, Билла Найта, висевший прямо над камином (тот уже лет двадцать не разжигался и стоял для красоты), и её глаза волей-неволей засияли от навернувшихся воспоминаний.
  - Ладно, - наконец сказала она, встав с табурета и возвращаясь к делам, - если мы будем жить одним лишь прошлым, то будущее никогда нас не отыщет.
  - Да, что верно, то верно, - улыбнулась я, чтобы ещё больше отвлечь бабушку, и отправилась в коридор.
  Мой дедушка, как один из участников Полярной войны, любил рассказывать истории о тяжёлых битвах, переходах по заснеженным лесам и многочисленных переправах через бурные горные реки. Но ещё большее удовольствие ему приносили старинные предания о рыцарях Эль`мен Таина, сказания о странствиях Мессии, разные сказки про путешественников, древних полководцев и королей. Несмотря на то, что дед умер, когда мне было всего одиннадцать лет, многие из его историй я помнила до сих пор. И, как у меня завелось ещё в детстве, чтобы освежить их в памяти, я отправлялась на наш чердак и долго-долго копалась в старинных вещах и безделушках. Каждый раз, когда приезжала погостить к бабушке в Милиэну.
  Её домик был одноэтажным, однако этот самый чердак можно было смело считать этажом вторым - если я не могла теперь встать тут в полный рост, то Айне даже не потребовалось бы пригибать голову. Угловатые стены косой крыши, небольшое оконце с видом на хвойный лес - укромнее уголка для пряток и не придумаешь. Этим мы и занимались с подругой почти всё наше детство.
  Поднявшись по деревянной лестнице, на перилах которой какой-то неизвестный мне мастер создал вереницы диковинных резных фигур, я отодвинула засов у дверцы в потолке и, приложив недюжинную силу, подняла её вверх. В детстве чердак всегда открывал либо дедушка, либо папа, но сейчас мужчин рядом не было, и приходилось довольствоваться собственными силами. К счастью, в наше время современные девушки привыкли к подобным ситуациям.
  Как я и предполагала, наверху ничего не изменилось: сундуки и ящики стояли у стенок вперемешку с тюками старой одежды, а пыль, как непременный атрибут запустелых мест, ровным слоем покрывала всё, что только попадалось на глаза. Наверное, в такие минуты во мне и просыпаются гены отца - тот любит копаться во всём неизведанном и находить что-нибудь интересное в ненужном хламе. Правда, большей частью эта тяга у него сводится к поискам редких минералов и окаменелостей, но так как от самого понятия "геология" меня порой начинает мутить, я больше предпочитаю старинные вещи и прочий антиквариат.
  Сначала я, протерев пыль ближайшей более-менее чистой тряпкой, залезла в самый маленький из сундуков. Можно сказать, это было моё личное сокровище - много лет там лежали вещи, которые я хранила с самого детства и не решалась выбросить. В июле этого года, психанув после расставания с Брайном, я повыбрасывала большую часть старых игрушек и все школьные тетрадки, но, слава богу, до этого сундука дело не дошло. К частью, теперь я стала мыслить более адекватно.
  Итак. Первым делом я достала свой старый шарф, изношенный ещё в шестом классе, несколько ёлочных игрушек, свистнутых со школьной ёлки, и переложила их на пол. Затем в очередь пошли старые фотоальбомы и книжки. Некоторые фотографии в них я вообще забыла - например те, что оставались ещё с детского сада. Их я, кстати, решила выложить и пересмотреть позже, а вот те, что лежали с класса седьмого, я убрала от греха подальше: улыбающаяся школьница с брекетами навевает не самые приятные воспоминания...
  Затем я взялась за книги. "Часовая башня", автор Джодж Кэрри. Странно, но я не припоминаю, чтобы она у меня когда-то была. Как бы то ни было, заинтересовавшись обложкой, я решила оставить её у себя и почитать. Как-нибудь потом. Может быть. Ещё одна книга, показавшая мне такой же незнакомой, называлась "Легенда о Похитителе Времени". На вид она выглядела ещё более старой, чем первая, и я решила лишний раз не таскать её с собой, а просто пролистать и убрать подальше. Текст и правда оказался весьма своеобразным - ни картинок, ни глав, лишь сухой рассказ какого-то религиозного деятеля, описывающего предания древних и давно забытых лет. Не желая вдаваться в подробности, я вернула её в сундук и неожиданно услышала голос бабушки:
  - Шейна, отец зовёт к телефону!
  Вот уж кто любит обламывать кайф! Решив впопыхах убрать всё обратно, я кинула в сундук игрушки, свой шарф и ещё красивый золотистый ключ с обрамлением в форме филина, выпавший из его переплетений (последний я нашла в далёком детстве и хранила просто так), и, закрыв крышку, отправилась к лестнице. Эх, а так хотелось ещё раз рассмотреть дедушкино ружьё! Когда-то он даже обещал, что как только мне исполнится восемнадцать, он научит меня охотиться... Ладно, так даже лучше - пребывать в ностальгии по детству дольше положенного опасно для психики.
  - Да, пап, я слушаю, - к счастью, он меня всё-таки дождался и не стал сбрасывать трубку. А то у бабушки и так каждый месяц большая плата за телефон. - Хорошо, давай в восемь вечера. Да, я соберусь вовремя. Нет, не забыла. Всё, пока.
  Вух! Отец приедет за мной только вечером! Класс! Подольше побуду тут и порадуюсь тишине и покою. А я ведь ещё собиралась прогуляться по лесу! Ничего, всё сегодня успею - теперь-то вернусь сюда только в ноябре...
  Время прошло немой тропой, как часто пишут в свои стихах поэты, и неумолимо подошёл час обеда. Первым на очереди был салат, и, справившись с ним, я приступила к курице, осознавая, что главной задачей сейчас являлось держать себя в руках. Мясо получилось просто сногсшибательным, о чём я и сказала бабушке, однако съесть сегодня всё предложенное не входило в мои планы. И, чтобы хоть как-то отвлечь её от стремления накормить меня под завязку, я решила развлечь Дейзи беседами. В конечном итоге я и не заметила, как мы переключились на компот, а бабушка уже вовсю рассказывала мне о своей лучшей подруге из Оргениума, с которой она познакомилась в годы войны.
  - Сейчас её дети обосновались в Оленьей Упряже, а раньше они всей семьёй жили в Оргениуме. Надо сказать, она всегда поражала меня своей способностью выкручиваться из сложных ситуаций. Не каждая женщина сможет охмурить племянника самого Себастьяна Кёртиса!
  - Ого. Ты мне никогда об этом не рассказывала, - беседа и правда должна была быть интересной, но время поджимало, и мне уже жутко хотелось прогуляться на природе (в последний раз в этот раз, так сказать), и я уже готовилась "отчаливать" от стола.
  - А что рассказывать? Всё равно с первым мужем она рассталась примерно через десять лет. Но зато их сын теперь известнейший предприниматель в Упряже. Слышала про Френка Скотта?
  - Да, кажется, - я наконец покинула своё место и отправилась в коридор. - Я пойду погуляю в лесу. Скоро вернусь. Спасибо за обед, ба! Было невероятно вкусно!
  - Тебе спасибо, что оценила. Теперь я не скоро буду кого-то радовать своими обедами.
  - Не говори глупостей, - я, уже надев свитер и сапоги, вернулась на кухню и добавила. - Я приеду на следующих выходных, обещаю.
  - Не думай об этом, Шейна. Ты всегда была рядом со мной. Бог всё видит, и непременно вознаградит тебя сполна за заботу. Как и меня, когда-нибудь.
  Я подошла к ней и дотронулась до её ладони - никогда не могла видеть бабушку в таком состоянии.
  - Не думай об этой чепухе! Мы живём не для того, чтобы, в конце уйти из этой жизни. Мы живём ради того, чтобы остаться. С теми, кого мы любим, - и я, сказав эту услышанную когда-то от Айны фразу, обняла Дейзи. - Я приеду уже в пятницу вечером.
  Наконец бабушка просветлела и на прощание даже посоветовала мне быть осторожнее в лесу. Что ж, значит, ей и правда стало намного лучше!
  Надев короткую тёмно-зелёную курточку, я бегло нацепила шапку и нырнула в дверной проём. И вот я снова на улице! Как думаете, что может быть притягательнее домика в деревне? Только домик, расположенный на самом краю деревни! Избы, дачи и коттеджи других жителей остались за моей спиной, а впереди предстал настоящий, живой и буквально дышащий всеми палитрами цветов и ароматов хвойный лес. Что я говорила про ностальгию по детству? Она опасна? Что ж, сейчас я собиралась получить такой заряд воспоминаний, что от одной мысли уже захватывало дух.
  Наш Агелидинг, будучи самой северной столицей мира (я уже это говорила, ну да ладно), располагался на самой границе двух природных зон. К югу от него произрастали смешанные и преимущественно широколиственные леса, а к северу - хвойные. Непроглядная и нетронутая тайга, которая даже получила своё собственное имя - лес Вайтл. Как вы уже догадались, в честь основателя нашего города. Нет, лиственные деревья здесь тоже встречались, но основной красотой являлись именно хвойные - бесчисленные ели и могучие кедры, пихты, сосны, кипарисы, лиственницы, даже тисы и редкие тсуги! Я плохо разбиралась в последних, но какое это имеет значение, когда ты идёшь по лесу и наслаждаешься красотой природы?
  Палитра осени часто выглядит удручающе, однако такое место позволяет взглянуть на октябрьскую природу совсем иначе. Насыщенныые зелёные краски хвои, подобно разросшимся кристаллам иллиоских малахитов, окружили мою тоненькую тропу, и я сразу же ощутила сильнейший и всепоглощающий запах тайги. Как же я любила в детстве гулять здесь! По этой самой дорожке пройти до озера, через заросли туи, сесть на одну из удачно приспособленных лавок и, не вставая часами, просто наслаждаться природой, её покоем и одиночеством. Последнее люди часто ругают, но я давно для себя поняла, что одиночество в городе и оно же в чистом нетронутом человеком уголке природы - вещи прямо противоположные. Разве можно грустить и убиваться в печали, когда вокруг тебя столько жизни!
  Ветви разросшихся ёлок дотрагивались до моих плеч, а опавшие иголки, добавляя лесу тусклое обрамление увядшей желтизны, тихо, еле слышно хрустели под резиновыми сапогами. Добавьте к этому почти полное отсутствие ветра и яркие лучи солнца, пробивающиеся через кроны самых высоких сосен, и вы хотя бы отчасти представите то, что я сейчас видела в воочию.
  Сейчас мне нужно было забыться. Отпустить все переживания прочь и насладиться этим одиночеством, принять его внутрь и успокоить, утихомирить свои ненужные пустые мысли. Только здесь это получалось. С самых первых лет моей жизни. К сожалению, вместо той жизнерадостной девочки через эти заросли теперь пробиралась едкая, колкая и недовольная собой девушка-подросток, но я-то знала, что не пройдёт и часа, как лес снимет с меня эту навязчивую маску и покажет истинную Шейну. Шейну, которую я теперь не вижу даже во сне...
  Роща елей, посаженная на месте старого пожара (лет тридцать-сорок назад люди относились к природе так же безответственно, как и сейчас), показалась мне ещё более тёмной, чем раньше. В ельниках всегда так: стоит пройти пару метров сквозь сырую промозглую тень, как начинает казаться, что попал в другой мир. Царство мрака и тишины. Здесь и правда не было слышно ни звука, так что на миг мне даже стало не по себе. Но что может случиться в месте, которое знаешь как свои пять пальцев? Я преодолела этот "теневой барьер" и, увидев наконец ровные золотые лучи пробивающегося солнца, вышла к берегу озера.
  Как оно называлось, я точно не знала. Одни говорили, что его надо именовать Таёжное (хотя так называли все озёра в округе), другие - водоём Љ38 (язык не поворачивался следовать их примеру), третьи так вообще говорили, что жители Эль`мен Таина дали ему имя Ис-тук Эль. Откуда они отрыли такое название, если у обитателей королевства не осталось ни одного потомка, я понятия не имела, поэтому, не вдаваясь в подробности, всё-таки следовала первому примеру.
  Таёжное озеро в этот раз выглядело просто волшебно. Ветер сегодня оставил лес стороной, и гладкая, идеально ровная поверхность водоёма напоминала зеркало. Я даже увидела своё отражение, в слегка сероватой воде выглядевшее очень даже ничего. Жаль, что Айны не было рядом - она любила проводить время на этом самом берегу, иногда даже пытаясь его зарисовать. Краски она забросила ещё пару лет назад, но даже тогда у неё получалось намного лучше, чем у меня.
  Я присела на одну из лавок, стоявших у берега, и откинула голову назад. Мысли-мысли... Они не давали мне покоя. Почему мы всегда принимаем всё близко к сердцу? Всю свою жизнь что-то обдумываем, строим планы, переживаем, когда что-нибудь идёт не так. Тратим нервы впустую, думаем, думаем, думаем... Глупо, не правда ли? Взгляните хоть раз на бирюзовые кроны кедров, отражающиеся в кристальных водах дикого озера, или на звёзды в небе, стараясь отыскать в темноте далёкое созвездие. Они существовали до нас, они же продолжат свой путь и после нашей смерти. Вечность - это очень долго. А у нас есть лишь миг. Так зачем проживать его впустую?
  Хотя об этом легко лишь говорить. На деле изменить себя дано не каждому. И это наша самая серьёзная проблема...
  Да, я всегда любила здесь пофилософствовать. В конце концов, когда ещё представится возможность побыть наедине с самой собой? Глядя на успокаивающую гладь озера, мне даже стало интересно, действительно ли в нём такая холодная вода, как кажется? Но проверять совсем не хотелось (делать, что ли, нечего?), так что я продолжила всматриваться в череду сверкающих облаков, проплывающих под отражением леса, и думать обо всём на свете.
  В тот момент, когда подул лёгкий ветерок, я вдруг услышала странные звуки недалеко от своей лавки. Лёгкий шум, напоминавший хруст хвои и странное бормотание, прозвучал прямо в метре от меня, и от неожиданности я даже привстала. Небольшое создание, покрытое колючками, пробегало вдоль линии берега, и мне оставалось лишь улыбнуться нашей с ним встрече. Ёж! Большой (чуть меньше кошки), коричневато-серый и, как мне показалось, весьма сердитый. Заметив меня, он несколько раз фыркнул и побрёл в лесную чащу настолько быстро, насколько ему позволяли его короткие лапки. Всегда любила ежей! В основном, благодаря Айне и её любимой игрушке детства. Да, в нашем лесу их водится превеликое множество, некоторые даже забегают в деревню, но только не в это время года. Сейчас они должны уже давно лежать в спячке в ожидании весны.
  От нечего делать я даже хотела проследить за ним, но внезапно вдалеке послышался ещё один звук, на этот раз гораздо более громкий. Я сначала даже подумала, что мне показалось - настолько он показался мне нереальным. Но потом тот повторился, и уже гораздо громче. Это был чей-то крик! Причём такой странный, что я даже не смогла понять, человеческий он или нет. Крик раздавался снова и снова, и мне невольно стало не по себе. Не знаю, как это объяснить, но он показался мне таким жалобным и грустным, будто кто-то из последних сил звал на помощь. И с каждым разом всё настойчивее и настойчивее.
  Кто его знает, что мной сейчас руководило... Наверное, как всегда приступ героизма и вредное чувство сострадания вперемешку с любопытством. В общем, плюнув на раздумья, я оценила, с какой стороны шёл этот звук, и отправилась туда. Одна из троп, проложенная через ельник, внезапно вывела меня к более густой роще низкорослых сосен и так же неожиданно закончилась. Однако когда я уже собиралась повернуть назад, крик раздался вновь, и мне стало ясно, что его источник теперь находится гораздо ближе, чем раньше. "Была не была!" - сказала я самой себе, отодвигая первую колючую ветку и направляясь в чащу дикого леса.
  Солнце всё ещё освещало всё вокруг. Но с тех пор, как я вышла на прогулку, прошло уже порядка трёх часов, и яркий золотой диск неумолимо клонило к закату. Что означало только одно: с каждой минутой здесь будет становиться всё темнее и темнее.
  Идти пришлось долго и сложно. Густой подлесок не давал ступать быстрым шагом, а острые колючки то и дело цепляли волосы и попадали мне в лицо. Хорошо, кстати, что я не видела сейчас это самое лицо - наверное, с выражением "иду туда - не знаю куда" я бы себя даже не узнала. Чаща, она и есть чаща. Единственным, что не давало мне повода повернуть назад, был крик, раздававшийся с каждым метром всё громче и отчётливей. Только я так и не могла понять, кто именно сейчас кричал. Одно знала наверняка: скорее всего, какой-то зверь. Вряд ли человек смог бы издавать столь громкие звуки.
  Наконец густые и неприятные заросли выпустили меня из своего плена, и я вышла на небольшую поляну. Ну, не совсем - папоротника и мха тут было слишком много, чтобы назвать это место поляной, но оно всё равно не шло ни в какое сравнение с той чащей, где я только что пребывала.
  Я остановилась и, вздохнув с облегчением, осмотрелась. Готова поклясться, крик шёл отсюда, однако в данный момент никого живого в округе видно не было. Отдышавшись, я сделала несколько шагов в сторону востока (против солнца) и чуть не споткнулась о какой-то камень. Да их тут было полно! Странные сероватые валуны торчали прямо из-под зелёного мохового ковра, причём таким ровным строем, что я начала сомневаться в их естественном происхождении. Нет, а что? Я видела в фильмах сцены с археологическими раскопками, даже в некоторых фантастических картинах, так что моему воображению ничего другого не оставалось. Валуны (скорее, даже кирпичные блоки) располагались несколькими прямыми линиями, в некоторых местах даже поднимаясь на полметра над землёй, однако даже близко предположить, кто именно жил в таком диком краю раньше, я не смогла. Вполне возможно, что какие-нибудь жители Эль`мен Таина. Тысячу лет назад или даже больше.
  В тот момент, когда я собиралась рассмотреть серый камень поближе, за спиной снова раздался тот жалобный крик. Резко развернувшись, я вгляделась в округу, но поначалу так никого и не нашла. Казалось, что голос звучал совсем рядом, но из-за солнца, быстро спускающегося к горизонту, заметить что-либо в тени от деревьев у меня не получалось. Наконец это случилось: очередной крик перевёл мой взгляд в сторону разросшихся кустов жимолости, и я увидела там птицу! Большая светло-бурая сова мотала головой из стороны в сторону и, завидев меня, принялась кричать пуще прежнего. Что самое странное, я её уже где-то видела. Совсем недавно. Неужели?.. Да, я не ошиблась - именно она посещала меня во сне несколько недель назад... Птица, которую Айна в тот день описала как филина, била крыльями по кустарнику, стараясь взлететь, но совсем скоро я поняла, что осуществить задуманное у неё не получится.
  Присев на корточки, я взглянула на сову поближе и догадалась, в чём заключалась причина. Правое крыло птицы было подбито, не знаю, чем именно, и несколько десятков перьев изрядно запачкало кровью. Вот так напасть! Бедняга... Увидев меня, сова перестала издавать громкие звуки и замерла. Лишь её жёлтые глаза, точно такие же, как в том самом сне, будто молили меня о помощи. Понятия не имею, с чего я так решила, но мне в этот миг казалось именно так.
  Но что же предпринять? Принести её в дом? Конечно, эта мысль, на мой взгляд, выглядела самой правильной, но что делать потом? Чем её лечить? Думая, как лучше поступить, я только-только протянула руку к её потрёпанным перьям, когда сзади, в третий раз за день, раздался ещё один неожиданный для меня голос.
  На этот раз это был вой. Настоящий громкий вой, который я частенько слышала со стороны окна бабушкиного дома тёмными лунными ночами. Но сейчас он звучал совсем близко - буквально в тридцати-сорока метрах от меня. Да уж, чего я точно не ожидала, так встретить в этой округе волков! Если ежи и гуляли рядом с Милиэной, то стаи диких хищников никогда не забредали так близко к поселениям. Худшего момента и не представишь!
  Недолго думая, я решила забрать сову с собой и убираться отсюда подобру-поздорову. Как ни странно, на мои попытки взять её в руки птица не отреагировала почти никак - даже перестала щёлкать клювом и вертеться на одном месте. Аккуратно обхватив свою новую "знакомую" снизу и подняв над ветвями жимолости, я освободила перья от мусора и засохших листьев и прислонила её к себе, чтобы ненароком не выронить. Та лишь взглянула на меня своими огромными глазами и издала лёгкий клик, который я расценила как "заранее спасибо", после чего почти что свернулась калачиком. Господи, надеюсь, что с ней не произошло ничего серьёзного, и она дотянет до дома!
  Тогда-то вой и повторился. Хотя, скорее даже не вой, а рычание. Гулкое, низкое и не предвещающее ничего хорошего... Я не могла решиться и посмотреть назад, но страх пересилил осторожность, и я всё-таки взглянула в лесную чащу. Да, это рычал волк. И похоже, что не один. Около трёх, может, четырёх зверей стояло поодаль от поляны, но в свете заката я могла отчётливо увидеть их силуэты. Серые, даже немного чёрные хищники медленно двигались прямо ко мне и, осознав, что я их заметила, ускорили шаг. Проклятье! Только не это! Если сегодня и могло случиться что-то плохое, то это - самое худшее из всего возможного!
  Так, Шейна, не паникуй! Главное, чтобы звери поняли, что ты их не боишься. Так обычно учили в школах и на специальных семинарах. Да, но чёрт возьми! Когда на тебя бежит стая диких волков, не паниковать и не бояться просто невозможно! К сожалению, поддавшись испугу, я совершила самую большую глупость - я побежала прочь.
  Папоротниковая поляна скрылась за первыми сосновыми ветками, однако как только я вышла на более-менее свободный от зарослей участок, волки меня нагнали. Никогда не забуду это мгновение... Я, одна, стою в родном и любимом для меня лесу, а со всех сторон на меня скалятся эти страшные создания. И рядом нет никого, кто бы смог мне помочь. Никого. Совсем.
  В голове вдруг мелькнула мысль бросить им птицу и спасаться бегством, но я не была настолько гадкой и бессердечной тварью, чтобы так поступить. Даже если и смогла бы, то до конца жизни себя бы не простила. Оставалось лишь только их как-то отпугнуть...
  Серая грязная шкура мелькнула перед глазами, и в следующее мгновение я лишь чудом успела отскочить от острых зубов одного из преследователей. Сова в моих руках забилась в волнении, но я сумела её удержать. Да, сейчас у нас с ней у обеих были серьёзные проблемы. Может, в отличие от неё, я и не была ранена, но мои взгляды на жизнь подсказывали, что совсем скоро волки это исправят. Сзади раздалось рычание, и я с ужасом поняла, что их теперь точно стало больше четырёх. Шесть или семь диких хищников, прямо здесь, рядом с моим посёлком! И в эту минуту на меня напал настоящий страх. Ужас, который я не испытывала, наверное, никогда в своей жизни. Я не могла пошевелиться, отойти в сторону или ещё как-то отпугнуть их - оцепенение сковало меня по рукам и ногам. Так что всё, на что я была сейчас способна - это не смотреть нападавшим в глаза. Серые, матовые, почти что бронзовые. И наполненные дикой животной яростью.
  Я смутно помню, что случилось в следующие несколько минут. Один из волков вцепился в мою куртку и повалил на землю как раз в ту секунду, когда я услышала что-то. Биение моего сердца отдалось прямо в уши, столь тяжело, что мне даже показалось, будто я потеряю сознание от напряжения. Наверное, именно тогда волки кого-то увидели. Тот зверь, что стоял рядом со мной, внезапно растерял всю свою злость и, жалобно заскулив, попятился в сторону. Следом испуг перешёл и к другим, и, всё ещё находясь в забытье, я молча стала наблюдать, как свирепые и грозные хищники, один за другим, в страхе поспешили прочь.
  Прошло ещё какое-то время, прежде чем я смогла прийти в себя и подняться на ноги. Напряжение ещё и не думало спадать, но мне хватило сил, чтобы осмотреть себя и птицу в руках. На счастье, сова не пострадала нисколечко, а вот куртку, порванную с левого бока, теперь придётся выбросить. Что ж, сейчас это уже не казалось мне такой уж серьёзной проблемой.
  Но кто прогнал их? Клянусь Богом, я точно кого-то слышала! Или чувствовала... Осмотреться по сторонам не составило для меня особого труда, но как я ни старалась отыскать своего спасителя (или спасительницу), увидеть кого-то в чаще не получалось. Нет, на миг я всё-таки заметила чей-то силуэт (как будто кто-то в тёмном пиджаке стоял возле дальнего куста можжевельника), но, поспешив в ту сторону, поняла, что мне просто показалось. Наверное...
  Окей!!! Если я и поняла что-то из всего случившегося, так это то, что пора возвращаться домой. И желательно бегом! Что я, собственно, и сделала.
  Нет, свои прогулки в лесу я не заброшу никогда, но неподготовленной к подобным встречам больше не выйду. Палка, перцовый баллончик или какой-нибудь самый дешёвый отпугиватель собак - что угодно, но теперь я не отправлюсь на природу безоружной.
  Дорога назад казалась невозможно долгой: я жутко боялась возвращения волков, поэтому, не останавливаясь, то и дело поглядывала по сторонам и за спину. К счастью, моя спутница держалась намного лучше: даже временами ласково клевала ткань моей итак несчастной куртки. Что ж, хоть что-то хорошее за последние полчаса. Тёмно-зелёные заросли любимого леса вскоре остались позади, напоследок запомнившись мне своим сумрачным, даже каким-то негостеприимным видом, и я увидела впереди родной бабушкин домик. Наконец-то!
  - Что с тобой??? - увидев меня, бабушка застыла с таким лицом, будто перед ней стояла не внучка, а какой-то бомж-зомби.
  Ну да, учитывая, что на куртке помимо повреждений появилась ещё и пара больших красных пятен, видок был ещё тот.
  - Ничего серьёзного, - решила я пока что не тревожить Дейзи подробностями и, постелив на стул какую-то старую тряпку, положила птицу на неё. - Лучше скажи, как ей помочь? Кажется, у неё подбито крыло.
  Бабушка, постояв ещё пару секунд в замешательстве, наконец обратила внимание на "гостью" и удивилась ещё больше.
  - Где ты его нашла?
  - Его? - переспросила я, так как точно была уверена, что это "она".
  - Филина. В это время года их в округе почти не бывает.
  - Как и волков, ага, - добавила я, но почти шёпотом. - В лесу, он... она кричала. Я не могла её там оставить...
  Бабушка склонилась над птицей и попыталась её как следует рассмотреть, но та, чуть ли не подпрыгнув на одном месте, громко зашипела и попыталась цапнуть её за палец. К счастью, попытка успехом так и не увенчалась.
  - Да уж, - покачала Дейзи головой и сложила руки крест на крест (она всегда так делала, когда о чём-то усиленно думала). - Как только он не искусал тебя, пока ты его несла?
  - Даже не знаю, со мной она вела себя тихо, - и в доказательство я погладила её по голове, на что та ответила лишь парой морганий глаз.
  - Ффф... Шейна-Шейна, с тобой всегда одни сюрпризы. Неугомонная девчонка!
  - Да знаю я, ба, лучше скажи, что делать с ней.
  Бабушка попыталась взглянуть на крыло, так, насколько это позволяла сова, и тяжело вздохнула.
  - Я не ветеринар, внучка. Это моя подружка была медсестрой на фронте, а я вот работала связисткой. Даже не могу сказать, насколько это серьёзно...
  Что-то подобное я и ожидала услышать. В конце концов, это моя бабушка, а не ведущий врач передачи "Спасём бездомных животных". Но всё же.
  - И что теперь делать? - взгляд птицы разжалобил меня окончательно, и эмоции, насыщенные ко всему прочему недавней стычкой с хищниками, уже подступали к глазам в виде скорого ливня из слёз. Расклеилась я сегодня, в общем, основательно.
  - Ну... Можно отвезти его в зоопарк. Думаю, там ему должны помочь работники. Орнитологи или ветеринары... А я могу пока промыть рану и перевязать, чтобы везти птицу было удобнее. Жаль, что твой отец приедет только через два часа.
  Да, как я могла забыть... Придётся ещё и ждать его приезда! Вот что значит быть привязанной к расписанию.
  - А она протянет столько? - спросила я, заметив, что за последнюю минуту сова как-то внезапно поникла. Надеюсь, что мне это только казалось.
  - Если бы я только знала, - и бабушка, собрав тряпку со всех сторон, подняла "гостью" на руки.
  Та, конечно, начала пищать и клеваться, но не так яростно, как вначале. И это насторожило меня ещё сильнее.
  - Я всё сделаю, а ты жди, - и вскоре в ванной комнате послышался звук открывшегося крана.
  Жди. Жди... Ждать? Я всю жизнь чего-то жду. Завишу от обстоятельств, от расписания, графиков, родителей. Может, пора сказать им всем "стоп"?!! Хватит! Надоело! Мне уже восемнадцать, и я могу сама за себя всё решать! А если кому-то взбредёт в голову что-то сказать мне против, то пусть это делает! Где-нибудь у себя в комнате, шёпотом. А ещё лучше в письменной форме. А меня пусть не трогает!
  Что ж, так тому и быть. Когда бабушка возвращалась с совой, завёрнутой в сероватое полотенце (к счастью, моё оно использовать не стала), я уже твёрдо решила, что буду делать. Однако первой сказать не успела.
  - Ты видела, что у него было привязано к лапам? - и Дейзи передала мне в руки что-то блестящее.
  Часы! Карманные часы с длинной цепочкой и застёжкой, приспособленной как раз для крепления к чему-то тонкому и хрупкому. Ничего себе! Я несла её почти через пол-леса и понятия не имела, что они там висели!
  - Наверное, это ручной филин, - добавила бабушка. - Или даже почтовый. Хотя я о таких не слышала.
  - Да и почтовых птиц перестали разводить лет сто назад, - монотонно произнесла я в такт её словам, продолжая рассматривать свою находку.
  Она выглядела как всякие карманные часы, правда с красочной гравировкой на крышке. Изображение совы на блестящей стали, которое несёт в своих лапах живая сова. Что может быть оригинальнее?
  - Надо бы дать объявление о находке.
  - Да, конечно, - ответила я машинально. Вряд ли я бы стала этим заморачиваться. Хотя кто его знает. Просто сейчас в голове у меня сидели совсем другие мысли. - Значит так, ба. Я решила: сейчас же отправляюсь в город. Одна, без отца. Надо поскорее добраться до зоопарка.
  Сказать, что бабушка опешила, значит, ничего не сказать. Видя её периодически в таком состоянии, я невольно начинала бояться за её здоровье. Поэтому решила преждевременно успокоить.
  - Я поеду на рейсовом автобусе. А отец пусть заберёт мои вещи - они уже сложены. Ничего страшного.
  - Но... Но скоро станет совсем темно! Ты поедешь одна по трассе, потом ещё пойдёшь в зоопарк! А если что-то случится? Как с твоей одноклассницей. Я не могу тебя отпустить!
  - Ба, всё будет в порядке, - уже приступив к сборам, я пыталась подобрать что-то взамен моей куртки, но поняла, что бабушкино старое пальто будет смотреться на молодой девушке намного хуже, чем собственное рваньё. - Я позвоню тебе, как только буду дома. Или, если хочешь, прямо из зоопарка. Что, я не гуляла одна по темноте раньше?
  - Шейна... - Дейзи развела руками и присела на ближайший табурет. - Ты же знаешь, как я за тебя волнуюсь. Да, может тебе уже и много лет, но для меня ты так и остаёшься моей маленькой внучкой, - и, снова встав и достав платок, она протёрла моё лицо от мусора. Видимо, налипшего по пути обратно. - Осторожней там. Агелидинг - хороший город. Но он всё-таки столица. В таких местах надо держать ухо востро.
  - Обещаю, бабушка, - я попыталась её обнять так сильно, насколько мне позволяла сова в руках, и поцеловала в щёку. - Я тебя люблю.
  - И я тебя, внучка, - последнее я расслышала краем уха, спохватившись и кинув в карман кошелёк с деньгами. Как говорится, без фунта далеко не уедешь.
  К моей радости, на улице ещё не стемнело. Солнце, кажется, висело уже у самого горизонта, но разглядеть эту картину через лес я бы не смогла и при желании. Не думая о последствиях своей авантюры, я проверила состояние птицы и направилась через посёлок к автобусной остановке. Конечно, я могла бы описать, какие дома встретились мне на пути, как одни отстроили себе приличные коттеджи, а другие так и остались в потрескавшихся хибарах, но сейчас мне было совершенно не до этого. Я стремилась как можно скорее успеть на нужный маршрут, и если мне не изменяла память (а она у меня часто любила ходить "налево"), то до отправления оставалось буквально пять-десять минут. Милиэна промелькнула тусклым и не волнующим меня фоном, и я наконец дошла до трассы. Йес! Успела!
  Знаете, природа - дама непредсказуемая. Как и любая дама, кстати. Днём я наслаждалась её покоем и красотой, буквально через пару часов познала все оттенки её гнева, а теперь - теперь меня вновь дождалась красота. Дорога перед остановкой проходила точно с севера на юг, а впереди открывался вид на западный горизонт. Лес Вайтл разрастался по округе, но даже через толщу сосен я смогла различить ровный контур блестящего диска. Золотого, с примесями оранжевого янтаря, сочного апельсина и радужного халькопирита (в который раз спасибо папе за ненужный хлам в голове). И спасибо природе за компенсацию пережитого недавно приключения. Октябрьский закат наедине с тишиной того стоит.
  Да, на остановке кроме меня никого не было. Пока сияющее светило закатывалось за дальние кроны, я всё ещё пребывала в ярких чувствах, изредка проверяя состояние своей раненой спутницы, но как только оно исчезло, скоро и красиво, наступающие сумерки мигом развеяли мои мечтательные мысли. Я всё так же стояла одна, в сгущающейся темноте, а автобус даже и не думал подходить. Да... Не хватало ещё, чтобы меня снова учуяли знакомые волки! Или какой-нибудь местный маньяк.
  Видимо, мысль о маньяке посетила меня не случайно: буквально сразу же за спиной послышались чьи-то шаги, и я, нервно вздрогнув, развернулась. Во мраке разглядеть, кто именно шёл, я, конечно, не могла, так что пришлось отойти чуть подальше. Ну, чтобы дистанция между нами дала хоть какой-то шанс. Пара секунд, и незнакомец вышел из тени, оказавшись местным электриком - "суперпожилым" человеком и при том единственным в посёлке, кто хоть как-то разбирался в подстанциях, пробках и прочих штуках. Я и не думала, что когда-либо буду так счастлива его увидеть! Если он действительно маньяк, то не угонится за мной, пусть даже я поползу от него на четвереньках.
  Наконец это случилось: силуэты елей вдалеке приобрели сероватый оттенок, и яркие лучи фар возвестили двух обывателей Милиэны о том, что маршрутный автобус вот-вот прибудет на остановку. Слава всем богам Нордума и попутно духам Эт-Смарагдуса! Не прошло и пяти минут, как я покинула свой родной посёлок (в котором, кстати, я и правда родилась восемнадцать лет назад), и пустующий, слегка освещённый салон стал моим тихим пристанищем на ближайшие несколько часов. Любила я такие поездки: только ты, никого рядом и дорога, непрерывно пролетающая под колёсами. Путешествия вообще заставляют задуматься и многое переосмыслить, даже если длятся всего сто двадцать минут. К тому же моя сова, удивлённая сменой обстановки, почти не отвлекала внимание на себя. Изредка пытаясь клюнуть проходивших на свои места пассажиров, она скорее вызывала их неоднозначные взгляды, чем создавала мне проблемы. Да, люди в автобусе посматривали на девушку с совой и порванной курткой несколько странно, но за долгие годы полевой практики я уже привыкла к таким взглядам, так что лишь поудобнее устроилась на своём месте и продолжила вглядываться в темноту за стеклом.
  А лес лентой проносился назад, мелькая перед глазами чёрными монументами своих елей и сосен. Вскоре дорога повернула на юго-запад, и мы вышли на более оживлённую трассу. Надо сказать, и лучше отремонтированную - тут транспорт хоть не вздрагивал каждую минуту и не подбрасывал своих пассажиров на полметра с их сидений. Я расположилась с правой стороны салона и, изучая чёрные силуэты леса, не могла увидеть вид из левых окон. Однако я прекрасно знала, что там, километрах в пяти-десяти, начинается гряда высоких исполинских скал. Не таких живописных, как те, что южнее, но не менее красивых. Если уж говорить научно-географически, то они носят название Восточные горы Зофии (хотя Западных у нас не существует) и являются чуть ли не основой всей экономики Северной Иллиосии. Да и Южной тоже. Отец даже хотел, чтобы я занялась геологией и стала специалистом по минералам у них в шахте, но не тут-то было. Ещё мне не хватало провести всю жизнь в грудах камней и пыли, видя эти горы каждый божий день! Ближе к четырнадцати годам я так ему и сказала...
  К моему величайшему несчастью, наш водитель вдруг додумался включить музыку, и в салоне заиграл пресловутый певец Норд с его жуткой песней "За решёткой только стены". Рэп плюс Шансон - хуже микса не придумаешь... Не растерявшись, я достала свой CD-плеер и запустила любимых "Ангелов Кроноса", подобрав несколько приятных композиций под настроение. Знаете, в тот момент я невольно взглянула на себя со стороны. Да, я часто так делаю. Девушка, запутавшаяся в себе и собственных переживаниях, которые даже не может правильно сформулировать, с раненой совой в руках мчится по пустой дороге меж зарослей холодного хвойного леса, старого как сам мир, а в её наушниках басит весьма актуальная песня "Дети джунглей". Странно. Сюрреалистично. И так привычно... Не хватает только полной луны чуть выше крон. Правда, сегодня я бы её не увидела при всём желании: природные циклы - одна из тех вещей, что людям не подчиняются.
  Пустота. Пустая и мёртвая осень, пустой лес и голова, наполненная пустыми мыслями. И от этого не избавиться. Да я и не пытаюсь. Никто не пытается... Мы лишь только твердим, что это плохо. Что надо бороться с трудностями, идти к счастью. Ха, пустой звук! Если бы люди захотели, давно бы решили все свои проблемы. Но нет - мы продолжаем играть по правилам этой жизни, даже не осознавая, что сами когда-то придумали их. Давным-давно.
  Громкий писк, в каком-то смысле даже визг, раздался прямо у меня в руках, перекричав пение Бенджамина Росса , и я резко вынырнула из собственных раздумий.
  - Ваша птица чуть меня не укусила! - возмутилась светловолосая женщина, поднимая только что упавшую сумку.
  - Вы, наверное, пытались её погладить. Она не любит незнакомцев.
  - Вот ещё, - бросила дама, при этом исказив своё лицо в гримасе пренебрежения. - Просто не надо таскать животных в общественный транспорт. Он для людей, а не для всяких птах и шавок.
  - Ну тогда и вас не будут сюда пускать. А оно вам надо? - совершенно спокойно произнесла я и улыбнулась. Ещё мне не хватало ссориться с незнакомыми тётками! Пусть проходит мимо.
  Та лишь фыркнула и, добавив:
  - Я таких, как вы, отчитываю по двадцать раз за день, - прошагала к выходу.
  Только тут я заметила, что трасса уже закончилась, и впереди показались огни Агелидинга. Яркая и освещённая со всех сторон Речная башня уже много лет встречала всех, кто возвращался с северо-востока нашей родины, и её вид не мог не радовать даже таких чёрствых обывателей, как я.
  Аккуратные колонны, фасады, испещрённые барельефами, и постаменты с мраморными статуями - Речная была чуть ли не самой красивой башней из всех (да, может, я уже говорила это про Солнечную, но сейчас меня действительно поразил её вид. Особенно на фоне огней вечерней столицы). Нордумский церемониальный стиль. Именно так выглядят их храмы, посвящённые пантеону богов или какому-то конкретному лицу их своеобразной мифологии. Да, что-что, а в Прибрежном Нордуме мне бы хотелось побывать. Когда-нибудь. Если хватит денег и выдержки: его жители не славятся покладистым характером.
  Кажется, сейчас мы проезжали над рекой Ритты. Водная гладь, гораздо более широкая, чем на юге города, отражала блики уличных фонарей и напоминала своеобразное звёздное небо. Этакий кусочек далёкого космоса в асфальтированном обрамлении. Значит, если мне не изменяет память, сейчас я находилась уже на Мостовой улице. Мостовая, Часовая башня, Парковая... Да, вот на ней мне и нужно будет выйти.
  Большие городские часы было сложно не заметить - те только что с присущей им ответственностью отбили девять часов вечера и отправились на новый круг. Однако последнее время смотреть на них мне не хотелось. Я вообще недели две как перестала следить за временем. Да и зачем? Всё равно изо дня в день ничего не меняется. Моя жизнь так и идёт: размеренно, однообразно, совершенно безысходно...
  Наш автобус проехал точно под башней, обогнул её площадь с краю и направился в западную часть города. Пришла пора вставать и приступать к решающей фазе путешествия. Где-то на середине парковой улицы я аккуратно взяла сову на руки, расплатилась с водителем и вышла на остановке недалеко от пункта своего нового назначения - парка имени Себастьяна. Да, люди обычно в такие места по темноте стараются не ходить, тем более одинокие молодые девушки, но сегодня я не так сильно опасалась за свою жизнь. Вечер воскресенья. А это для главного парка города значит многое, даже поздней осенью. Тем более что погода в этот день выдалась замечательная.
  Да. После лесных прогулок бродить по ухоженным улочкам меж прямых рядов деревьев и аккуратных клумб немного непривычно. Да и сам парк я не любила никогда - куча народа хороша именно в отпугивании преследователей. А так эти толпы умеют лишь портить впечатление от отдыха. Где тишина моего любимого леса, где узенькие тропинки, по которым ходят два-три раза в неделю? И где, спрашивается, дикие стаи голодных волков??? Хех, ладно, шучу. Но, в конце концов, должна же я себе как-то поднять настроение!
  Аттракционы в это время года уже закрыли на зимний период, но даже теперь гуляющих пар с детьми не стало меньше. То тут, то там слышалось завывание очередного карапуза, которого обделили в мороженом или чипсах, вдалеке раздавался гогот вышедшей на очередную попойку студенческой молодёжи (да и школьной, скорее всего, тоже), а я шла в сторонке, пытаясь хоть как-то расшевелить свою пернатую спутницу. Та, кажется, уже начала засыпать, что и казалось мне странным: совы ведь наоборот ночью бодрствуют. Но, как бы то ни было, я почти достигла цели. Храм Души, большой и ярко-освещённый, обратил на себя моё внимание, и, достигнув широкой развилки, я направилась в противоположную сторону. Вскоре впереди показались ограждения зоопарка.
  - Что значит, принесли сову. Вы знаете, который час?! - сторож явно не ожидал столь поздних посетителей, так что с трудом оторвался от своего кроссворда и устремил на меня пристальный оценивающий взор.
  - Да, девять часов вечера. Видела, когда проезжала мимо Часовой. Просто поймите - эта сова ранена. А я не знаю, куда мне ещё её отнести.
  - Ветеринарные клиники вам на что? - седоватый мужик (а молодые за такую зарплату работать не будут) равнодушно осмотрел мою ношу и снова присел на стул в своей "уютной" будке. Однако я не собиралась отступать на последнем рубеже. Учитывая, сколько всего уже пережила.
  - Все ветеринарные клиники закрыты. А даже если и есть круглосуточные, то я понятия не имею, где они у нас расположены. Так что либо вы, либо никто!
  Думаю, мужик понял, что я просто так не уйду, поэтому, демонстративно вздохнув, набрал на телефоне короткий номер и доложил обо мне кому-то из работников.
  - Вас ждут в административном корпусе. Смотрите, не учудите чего-нибудь. За то, что я вас пропустил, несу ответственность только я сам.
  - Не волнуйтесь, спасибо, - тихо ответила я и пошла в сторону небольшого здания у дальней части стены.
  Да, по ночному зоопарку я ещё не ходила. Многие животные, конечно, уже спали, но время от времени с разных сторон доносились самые разные звуки: шорох, сопение, кашель, даже завывание. Не удивительно, что сова в моих руках оживилась. То и дело поглядывая в темноту, она принялась щёлкать клювом и вращаться из стороны в сторону, так, что мне стало гораздо труднее держать её у себя в руках. Но короткая прогулка закончилась, и я вошла в здание.
  Первое, что мне пришло в голову во время посещения кабинета одной из работниц, - им жёстко не доплачивают. В отличие от ухоженного холла, в котором почти каждый день бывают десятки посетителей, тут царил полный хаос. Бумаги валялись как попало, грязь на полу медленно переползала на стены с потолком, а оконные рамы меняли, наверное, ещё в молодость моей бабушки. Да и дама, принявшая меня, почти идеально вписывалась в антураж помещения, особенно с её грязным халатом.
  - Откуда вы его принесли? - женщина бегло осмотрела мою сову и чуть отвлеклась, продолжая рассортировывать бумаги.
  - Лес Вайтл. Рядом с Милиэной. У неё подбито крыло. И я не знаю, как именно это случилось.
  Моя собеседница что-то пробормотала, затем вчиталась в один из своих документов и, сказав шёпотом пару слов (как мне показалось, ругательных), потянулась к телефону на столе.
  - Николас, будь добр, зайди сюда. Да, я знаю, что твой рабочий день закончился. Зайди сейчас же.
  Что ж, я сразу поняла, что пришла не во время, но тут уж ничего не поделаешь. Главное - это моя "спутница" и её здоровье. А недовольство всяких местных клерков я могу перетерпеть.
  - Так что насчёт совы?
  - Подождите пару минут, - женщина переложила ещё несколько бумаг и, закрепив их специальным зажимом (вроде скрепки, но подороже), отправила на одну из полок шкафа у окна.
  Как раз в тот момент в кабинет вошёл молодой мужчина, которого она вызывала. Вид у того, кстати говоря, был не лучше. Хотя и ваша покорная слуга, куртка которой почему-то не зашилась самостоятельно, сама привносила в эту картину последний штрих. Получался этакий центр реабилитации для переживших апокалипсис...
  - Николас, ты видел свой отчёт? - глаза дамы грозно засверкали, но гость лишь взглянул на неё непонимающе. - Все эти цифры, конечно, хороши, но они никак не согласуются с остальными показателями. Или ты хочешь, чтобы нас всех оштрафовали за фабрикацию данных?
  - Да я вроде всё правильно подсчитал...
  - Пересчитай завтра, с утра. Или придётся вычитать штрафы из твоей зарплаты. И это ещё не самое худшее. Намёк понял?
  - Окей, всё сделаю, - и мужчина подошёл к столу, чтобы выбрать из кипы бумаг собственные документы.
  - Так, с этим всё. Теперь вы, - и женщина обратилась ко мне. - Увы, я ничем вам не могу помочь. Вы видите, как мы загружены. Сейчас идёт урезание бюджета, и все силы брошены на подготовку документов. Один день простоя - и треть кадров отправится на улицу. Ясно, что лишние рты нам будут мешать. Это я про животных. Тем более тех, кого надо выхаживать.
  Ничего себе! Нет, я слышала про бюджет - у нас в универе так же - но чтобы просто выставить меня с птицей за дверь!
  - Да вы поймите! Она погибнет! Я... я ехала к вам с последней надеждой!
  - Не драматизируйте. Есть же ветеринарные клиники. Если протянет до завтра, отнесёте её к ним.
  - Да идите вы! - только и сказала я и, выйдя в коридор, захлопнула дверь.
  Ну, понимаю, я сорвалась. Но после всего, что со мной приключилось, меня можно понять. Только вот что теперь делать? Мама сову дома не оставит, а бросать на улице... Лучше б бабушке отдала!
  - А что у вас случилось с совой? - голос за спиной принадлежал тому молодому мужчине. Похоже, он успел собрать все нужные бумаги и покинул злополучный кабинет.
  - Крыло ранено. Я нашла её в лесу и не знаю, что делать дальше.
  Мужчина осмотрел птицу у меня в руках, а я, аккуратно пряча взгляд, попутно осмотрела его. Среднего роста, тёмноволосый и в меру смуглый - думаю, всему виной Агровакские корни. Интересно, кем он тут работает? На вид лет тридцать, наверное, не самый крутой из местных кадров.
  - Так-с, крыло действительно пострадало. Самостоятельно она бы не прокормилась, да и умерла бы, скорее всего, от потери крови. Вы правильно сделали, что подобрали её.
  - Вы не представляете, чего мне это стоило... - произнесла я с усмешкой. События в лесу всё больше и больше казались мне каким-то нелепым сном.
  - Что ж... - вздохнул собеседник. - Думаю, я могу вам помочь. Не сам, конечно - я больше разбираюсь в крокодилах и змеях. Однако у меня есть друг, который раньше выращивал сов. Сычей, ушастых, неясытей. Думаю, он тот, кто нам нужен.
  - И вы её отнесёте ему, да? - если этот тип не врал, то у меня действительно появилась надежда. У меня и у моей крылатой "компаньонки".
  - Да, я могу отнести... Правда, у меня у самого будут нагружены руки. Сами понимаете, документы, прочие ненужные вещи, - и он посмеялся. - Вы не против составить мне компанию? Его магазин сразу за парком, на улице Времени. "Мастерская Феникс". Может, вы слышали? Потом я бы мог вас проводить до дома.
  В иной раз я бы хорошенько подумала, стоит ли идти куда-то с незнакомым мужчиной, которого видишь первый раз в жизни. Но сейчас был совсем другой случай, и я не стала долго ломать себе голову темой последствий. (Хотя кого я обманываю: у всех попавших в беду всегда находится этот самый "другой случай".)
  - Я не представился, - ещё раз улыбнулся мой временный спутник, - Николас Эндрюс. Для друзей просто Ник.
  - Шейна Андерсен, - улыбнулась я достаточно искренне, - для друзей, которых у меня почти нет, просто Шейна.
  - Шейна? Красивое имя, - уже в холле Ник подошёл к столу, забрал с него два толстенных чемодана и, положив в один свои бумаги, быстро снял с вешалки чёрную кожаную куртку. - Погода сегодня весьма тёплая, да?
  - Да, - ответила я, ещё раз убедившись, что с птицей в руках всё в порядке. - Учтите, если вы вдруг заведёте меня куда-то не туда, я и моя спутница будем отчаянно биться до последнего.
  Сама не знаю, прозвучало ли это в шутку или нет, но Николас отсмеялся вдоволь.
  - Знаете, за всю жизнь меня принимали за кого угодно, но только не за маньяка. Те, может, и неуравновешенные, но никогда не стали бы работать с теми же сур-ганскими крокодилами без защиты. Таких психов, как я, ещё надо поискать!
  - Значит, одинокая девушка, сова и псих из террариума? Весёлая компания, - сказала я и посмеялась.
  Мой компаньон рассмеялся над шуткой ещё сильнее, чем я. Странноватый смех, конечно, но то, что он не сдерживает его при посторонних, говорит о многом.
  Прогулка по тёмному зоопарку уже не ощущалась такой таинственно-жуткой, как в первый раз. Ник изредка указывал в сторону некоторых вольеров и перечислял животных, обитающих там. В основном, рептилий. Причём рассказывал о них так, будто это были его личные питомцы, и он кормит их буквально с рук. Что ж, человек любит своё дело, а это главное. Вот бы и мне найти себя в жизни...
  Ладно, пока мне не пришло в голову снова перейти к раздумьям о судьбе и своём предназначении в этом бренном мире, я решила попрощаться со сторожем и подошла к его будке как можно ближе.
  - Уходите? Правильно. Посетителям лучше всего приходить днём, - и на моё "до свидания" мужик так ничего и не ответил, вновь уставившись в свою газету. Похоже, кроссворд он всё-таки не разгадал.
  - Мы пройдём через парк напрямик. Так выйдем точно к магазину. Прямо на проулок.
  Николас свернул чуть правее и последовал вдоль огораживающих стен зоопарка, я же быстрым шагом пошла за ним.
  - Всё хотел спросить у вас, но не мог решиться, - вдруг обратился он ко мне. Думаю, чтобы поддержать разговор. - Вы студентка или старшеклассница?
  - Студентка, - глухо ответила я. - А вот к счастью или к сожалению, я пока не решила.
  И снова раздался его фирменный смех, который, кстати говоря, уже становился заразительным.
  - Это да. Учёба - вещь, конечно, нужная, но когда касаешься её напрямую, то приходится проявлять чудеса терпения. С другой стороны, не допускать же неучей к управлению нашей страной?
  - Поверьте, они уже там. И мстят тем, кто их учил. Иначе бы не урезали финансирование нашему университету, - сама того не желая, я стала говорить точно так же, как мой отец. Ужас...
  - А что бы вы предложили сделать? Если бы решили провести всеобщую реформу?
  Да уж, разговор на весёлую тему, ничего не скажешь...
  - Ну я бы давала на изучение каждому только те предметы, которые ему пригодятся непосредственно на будущей работе. Чтобы не накапливать ненужный хлам в голове.
  Ник кивнул головой, при этом чуть не выронив свой чемодан (не знаю, как у него это вышло), и сказал:
  - Только вот никто не знает наперёд, какой будет эта будущая работа. Сегодня ты хочешь стать учителем, завтра - фармацевтом, на следующей неделе - уже писателем. А детям свойственно менять своё мнение ещё чаще. И широкий спектр предметов помогает как можно эффективнее выбрать будущее призвание.
  - Будущее призвание нам помогает выбрать величина будущей зарплаты, - произнесла я, совершенно не подразумевая под сказанным шутку. Ник, кстати, это понял.
  - Тут я спорить не стану. Реальность есть реальность, - и он взглянул на группу людей перед нами.
  Несколько священников, видимо следовавших из Храма Души, прошли мимо нас, переговариваясь о своих церковных делах. Все в белом, они мимолётно кинули взгляд на странную пару, несущую чемоданы и большую птицу, и ушли своей дорогой. Да, такое можно увидеть только в нашем парке - кто ещё додумается строить одну из главных мессирианских церквей города среди аттракционов и зоопарков?
  - Но вот что я бы поменял, так это систему оценок. Глупая вещь. Мы ведь учимся, чтобы получать знания, а не ради отметок.
  - Тут уже я соглашусь, - и улыбнувшись, я заметила, как мой компаньон свернул в сторону центрального пруда.
  Видимо, правда решил сократить. Эх, Шейна-Шейна, не ходила бы ты за незнакомыми мужчинами. Не ровен час покажут в вечерних новостях: в разделе криминальных хроник. Ну зато перестанут считать, что это я убила Сару...
  Эх. Я любила этот пруд - в детстве это было единственное место, которое мне хоть чуть-чуть нравилось в большом парке. Людей немного, зато полно уток и других птиц. К сожалению, даже если последние остались и не улетели на юг, то в темноте их уже не увидеть.
  - Небольшие ворота в восточной стене должны быть открыты. Обычно их запирают в полночь, - я сама не заметила, как мы свернули на одну из узких парковых троп и вошли в чащу. Не такую, как в моём лесу, но не менее пугающую. А что если этот тип и есть тот маньяк? Заводит девушек в чащу, убивает? А у меня даже нет ничего, чем бы я могла обороняться. Нет, обязательно куплю себе какой-нибудь перцовый баллончик! Прямо завтра, с утра. Даю себе слово.
  - Ещё долго? - спросила я у Николаса, но, не дождавшись ответа, добавила. - Вы меня слышите?
  - А, что? Да. Извините, я задумался. Представил, что мы идём по древним лесам, а в темноте прячутся орнитолесты.
  - Да уж. Мы скоро придём? - я уже начинала волноваться, однако Ник указал пальцем на ворота, и на душе стало чуть спокойнее.
  - Всё, почти на месте.
  Кстати говоря, этот выход из парка был мне не известен. Наверное, потому что вёл на какую-то захламлённую подворотню, по которой я бы не пошла и в светлое время суток. Знаете, я даже начинала чувствовать себя немного необычно. Страх и волнение уступали место ярому негодованию. Так и хотелось наорать на Ника за то, что он повёл меня этим неприятным путём.
  В этот момент мы вышли на ярко освещённый тротуар, и я вздохнула с облегчением. Улица Времени! Как я говорила, главная магистраль Агелидинга. Уж на ней я могу точно чувствовать себя в безопасности. Здесь скорее тебя собьёт машина, чем кто-нибудь зарежет. Двадцать к одному, кстати - я читала статистику.
  - И где этот магазин? - поинтересовалась я у спутника, рассматривая окрестности и ненароком заглядевшись на Часовую башню.
  В тот самый момент, когда я вновь начала чувствовать себя нехорошо из-за пресловутых часов, Ник меня отвлёк.
  - Вот он, - и мужчина указал на большое здание в паре метров от нас.
  Что ж, он не врал, когда говорил, что мы выйдем прямо к нему. Я и раньше видела это место, но никогда не обращала внимания. Большой магазин со звучным названием "Мастерская Феникс" располагался в старом пятиэтажном здании, однако передняя часть с её стеклянными витринами и затейливая железная резьба на входе не могли не радовать глаз. В тот момент я даже забыла про дурацкие часы на башне - хотелось уже наконец всё сделать и отправиться домой.
  Однако часы в этот раз меня так просто не оставили - стоило мне зайти внутрь, как в глаза сразу бросилось бесчисленное множество циферблатов, стрелок и шестерёнок. Десятки, может, даже сотни. Часы висели везде, куда только ни падал взгляд, а тысячи мельчайших шестерёнок, валявшихся на паре столов у окон, только и делали, что тихо посмеивались над моим врождённым терпением. Я бы и две из них вместе не соединила, не выдав при этом дюжины нецензурных слов. А что уж говорить о починке обычных карманных часов!
  - Элиос! Элиос, ты тут? Я привёл к тебе новую подружку! - и Ник ушёл куда-то за дверь, оставив меня недоумевать, что именно он имел в виду. Вообще всё это выглядело странно. Выбивалось из моих обычных будней. Может, весь сегодняшний день - очередной навязчивый сон? Не, мечтать не вредно, подруга...
  Осматривая всё вокруг, я заметила среди часов и другие интересные механизмы. Тут меня ждал уже приятный сюрприз. Ну, был у меня период, когда я любила такие штуки: железные игрушки с заводными ключами всевозможных форм и размеров. Может, от них всегда веяло какой-то стариной или, как сейчас говорят, стимпанком? Не то, что современные вещи из проводов и пластмассы.
  Больше всего меня привлекла большая сова. Она правда выглядела клёво! Металлическая, блестящая и точно такая же по размеру, что и моя спутница в руках. С ней я, кстати, даже не хотела расставаться - так и привыкла везде носить с собой. Почти весь последний час она проспала, но по сердцебиению я понимала, что у неё пока всё было хорошо. Жаль, что её нельзя оставить у себя. Да... А вот такую механическую сову я была бы не прочь приобрести.
  - Нравится? - спросил меня незнакомый голос за спиной, и я обернулась, чтобы увидеть хозяина мастерской.
  Оу, выглядел тот не совсем обычно. Как бы лучше описать? Ну, именно так некоторые ортодоксальные религиозные течения представляют Мессию. Высокий (выше меня), с длинными белыми волосами (буквально белыми, как будто постирал их новым порошком) и в бежевато-коричневой жилетке современного фасона. И крест на шее в доказательство наличия святого духа в странном теле. Если честно, я даже вначале не поверила, что это обычный продавец и механик, а не какой-то священник или актёр.
  - Она ещё не закончена, - добавил он, указав на механическую сову. - И у неё уже есть покупатель. Но если хотите, я могу принять и ваш заказ на такую. Всего две тысячи фунтов.
  Воу!
  - Нет, спасибо, я лучше куплю себе на эти деньги автомобиль, - улыбнулась я, и мужчина подошёл ближе, чтобы на этот раз рассмотреть уже мою сову.
  - Бедняжка. У неё ранено крыло? Мне надо посмотреть.
  Я отдала свою "спутницу" этому человеку и, наконец размяв до ужаса затёкшие руки, присела на небольшой табурет в сторонке. Что самое интересное, сова даже не стала возражать, что её забрали у хозяйки. Лишь взглянула на меня и продолжила свой полудрём. Наверное, действительно устала. Элиос осматривал птицу буквально минуту, после чего произнёс:
  - Похоже, в неё попала дробь. По крайней мере, мне так кажется. Ничего, у меня бывали случаи и похуже. Однажды мою Эйприл - неясыть - пыталась загрызть собака. Ничего, через месяц уже летала, и намного выше, чем раньше. Всё будет хорошо.
  Новость не просто меня обрадовала, а привела в бесконечный восторг!
  - Значит, вы её возьмёте? - улыбаясь от минутного приступа счастья, спросила я.
  - Да, - ответил мастер и тоже улыбнулся. - Последнюю сову - эфлесскую ушастую - я отдал полгода назад, так что выхаживать этого филина будет для меня большой радостью.
  - Спасибо Вам! - только и могла сказать я.
  Слава богу! Эпопея длиной в целые сутки завершилась прорывным успехом!
  - Давайте я дам вам свой телефон. Если что, сможете позвонить и спросить, как она. Чтобы лишний раз не мотаться по городу, - и собеседник передал мне свою визитную карточку.
  "Элиос Ливингстон. "Мастерская Феникс". Работаем без выходных". Ливингстон? Где-то я уже слышала эту фамилию. Только вот не помню, где именно. А, наверное, в каком-нибудь учебнике по географии, в разделе "Путешественники прошлого столетия"...
  - Ну что, всё хорошо? - из соседнего помещения вернулся Ник, пожёвывая небольшой сэндвич с колбасой.
  - Да, Вам тоже спасибо. Я уже думала, что мне придётся... В общем, я рада, что всё так закончилось.
  Элиос улыбнулся ещё раз. И такой надёжной уверенной улыбкой, какую я редко у кого видела. Да, вот что значит "обманчивый внешний вид". Обычно я редко ошибалась в людях, судя по первому впечатлению, а тут... Странный парень с длинными волосами наделе оказался тем, про которого даже мой отец сказал бы: "Нормальный мужик".
  - Давайте я вас провожу, - предложил Ник, доедая последний кусочек у себя в руках. - А то уже поздно.
  - Нет, спасибо, - улыбнулась теперь уже я. - Отсюда я доеду сама. Без пересадок. Думаю, Вы и так много сегодня для меня сделали.
  И, попрощавшись с обоими (а заодно и с совой, которая уже видела свой девятый сон), я снова вышла на улицу.
  Да... Вот денёк! А говорят, что приключений в нашей современной жизни не бывает! Ещё как бывает! И приключения, и люди, готовые помочь. Ну, и те, кто будет мешать - куда же без этого. Только вот как теперь обо всём этом рассказать родителям? А, там видно будет! Главное, что я выполнила свой долг! И, с чувством глубокого покоя, которое, надеюсь, продержится хотя бы до завтра, я глубоко вздохнула и отправилась ловить свой автобус.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"