Козлова Виктория Дмитриевна: другие произведения.

Дорога Сна

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Он и она - близнецы, рожденные под тенью дракона. Дети, с самого рождения предназначенные стать Хранителями. Вынужденные ступить на Дорогу Сна, ибо так решил древний ящер, желающий обрести бессмертие. Но есть ли у них хоть малейший шанс избежать этой незавидной участи?

    Ознакомительный фрагмент

 []

Дорога сна



Пролог

     Над Облачными Пиками ярко сверкали звезды. В их загадочном мерцании чудился немой разговор, будто звезды затевали что-то забавное. Среди их перемигивания начал зарождаться несмелый алый огонек. Огонек был слабым, поначалу совсем незаметным, но уже спустя несколько минут он развернулся в огромное яркое полотно. Невидимый ветер колебал полотно, которое развевалось, переливаясь красным и зеленым цветом. Над Облачными пиками всё сильнее и сильнее разгоралось Северное Сияние.
     Снежная шапка на одной из самых высоких гор задрожала, и стало ясно, что это и не снег вовсе, а огромный белый дракон, свернувшийся в кольцо вокруг вершины. Дракон спал, но слабое потрескивание полярного сияния, неслышимое обычным ухом, разбудило его. Дракон приподнял голову, вызвав небольшую лавину.
     'Aurora Borealis, - подумал гигантский ящер. - Последнее в этом году. Времени остается всё меньше и меньше. Сколько ещё раз я застану Йоль? Пару дюжин, не больше'.
     Дракон развернул крылья, мощными лапами оттолкнулся от своего ложа и взлетел. Гора, освободившись от тяжкой ноши, мелко задрожала и обрушила вниз пласт снега. Лавина загудела, но белый дракон, сделав несколько кругов, быстро удалялся на юг, и даже его острый слух уже не мог различить гул падающего снега.
     'В этот раз всё должно получится, у меня нет права на ошибку, - думал дракон, летя над горами. - На этот раз Хранитель должен согласится, Судьба не оставит ему выбора'.
     Звездный ветер продолжал раздувать полотно северного сияния, а белый дракон летел всё дальше и дальше на юг. Закончились горы и началась более равнинная местность. Он пролетел несколько деревень и пересек огромную реку, но его цель была ещё дальше. Постепенно сияние начало тускнеть, а длинная ночь уступила место бледному северному дню. Первому дню нового года.
     Властелин неба заприметил на земле оленя, по неосторожности вышедшего из леса. Резко спикировав вниз, он одним точным движением прикончил зазевавшееся животное. Огромные клыки ящера с легкостью разрывали оленью кожу и ломали кости. Дракон быстро насытился, и снова взлетел. На земле, рядом с растерзанной тушей, в которой сложно было узнать прекрасное некогда животное, осталось лежать несколько белых чешуек. Совсем скоро начнется линька, и тогда дракон много лет не сможет расправить крылья. Но когда линька закончится, вместо белого дракона в небо поднимется беспросветно черная крылатая тень, и тогда двери всех миров будут открыты перед ней. Но без Хранителя дракон не сможет стать истинно предвечным. Если и в этот раз Хранитель не встанет на Дорогу Сна, дракон погибнет, окончательно и бесповоротно.
     Наконец змей увидел то, что искал. Пара взмахов огромных крыльев, и белый дракон подлетел к большой крепости. Описав над ней несколько кругов, он понял, что это именно то место. Снизу раздавались крики испуганных людей, завидевших крылатого ящера. На улицу высыпали стражники и несколько закованных в латы рыцарей, но дракон не обратил на них внимания. Он прилетел не сжигать и разорять, а лишь оставить свою тень над этой крепостью. Он знал, что именно здесь в этот мир придет тот, кто решит его судьбу.
     Описав последний круг, дракон повернул на север. Хранитель придет сегодня, он был уверен в этом. Однако люди, живущие столь мало, на удивление долго взрослеют, поэтому пройдет ещё много лет, перед тем как Хранитель предстанет перед выбором. А пока дракон подождет, снова свернувшись вокруг такой удобной вершины.
     Короткий северный день затухал, уступая место длинной ночи. Белый дракон летел на север, размышляя о том, как он свернется у горы и будет ждать линьки. Звезды загадочно перемигивались, а над Облачными Пиками разгоралось Северное Сияние. Первое в этом году.

Часть первая.
Пробуждение


     Он
     - Кага, не спи! - стукнул я старю няньку по колену. - Ты нам ещё не всё рассказала!
     - А на чем я остановилась? - встрепенулась женщина, сонными глазами оглядывая небольшую комнату.
     - На длаконе, - отозвалась Эви, моя сестра-близнец. Я видел, что она и сама уже хочет спать, но всё равно желает дослушать историю, так же как и я.
     - Ах, на драконе... На огромном белом драконе... Он прилетел на следующий день после Йоля, первый день нового года...
     - Наш день лождения! - радостно воскликнула сестра.
     - Да, на ваш день рождения. Только вы родились через несколько часов, на закате, а дракон прилетел днем. Он покружил над крепостью, напугав немало людей, которые веселились и отмечали праздник.
     - А ты тоже там была, на площади? - перебил я няньку.
     - Нет, тогда я была в башне, с вашей матерью. Эйнар, сколько можно тебе говорить, чтобы ты не перебивал меня? - строго спросила нянька, и я чуть склонил голову, обозначая смущение. Сестра злорадно хихикнула, и я хотел было дернуть её за косицу, но подумал, что Кара наругает меня ещё больше и не стал. - Дракон кружил над крепостью, и никто не знал, чего он хочет. Он был огромный и белоснежно-белый, такого никто не видел уже много лет. Когда я была маленькой... Да Эвианора, я тоже была маленькой, и не так давно как ты думаешь, - кинула нянька строгий взгляд на сестру. - Моя бабушка рассказывала мне о том, что её бабушка когда-то видела белого дракона. И вот четыре года назад, я вижу, как белый дракон кружит над крепостью, будто ищет кого-то. А потом он просто взял и улетел, не спалив ни одного здания и не нападая.
     - А плавду говолят, что длакон плилетал за нами? - спросила сестра.
     - Откуда вы это услышали? - встревожилась нянька.
     - Повалихи говолили, - слегка смущенно ответила Эви, она не ожидала такой бурной реакции.
     - Это неправда, а поварихи вечно придумывают всякую ерунду. А вам, бесенята, пора уже спать!
     - Но мы не хотим! - возразил я, хотя глаза уже слипались. Мне хотелось ещё послушать про дракона.
     - Да, мы хотим ещё послушать пло длакона! - поддержала меня сестра.
     - А ну быстро спать, иначе всё расскажу вашей матушке!
     Угроза подействовала, и мы медленно, стараясь потянуть как можно больше времени, начали укладываться. Мы с сестрой ночевали в одной комнате, на двух кроватях, стоящих друг против друга. Раньше с нами спал ещё и наш старший брат, Юлиан, но теперь он совсем уже взрослый, ему девять, и он спит один, в большой комнате.
     Как только нянька, затушив свечу, ушла, Эви тут же перебралась ко мне.
     - А тебе тоже кажется, что повалихи не солгали? - прошептала она.
     - Отец говогил, что нам не следует слушать пгислугу, тем более повагих.
     - А мама наоболот, говолит, что всегда нужно плислушиваться к лазговолам в замке! - возразила Эви.
     - Я буду слушать отца! - отрезал я.
     - А я матушку!
     Мы на некоторое время замолчали, отвернувшись друг от друга.
     - Всегда вместе, - прошептал я через несколько минут.
     - Всегда лядом, - эхом откликнулась сестра.
     Мы прижались друг к другу спинами, как всегда делали, засыпая. Нянька нас часто ругала за это, говорила, что мы уже взрослые, и должны спать в разных кроватях, но нам было всё равно. Мы же одно целое, я и она, нас нельзя разделять, даже по разным кроватям.
     'Спокойной ночи', - мысленно пожелал я Эви.
     'Спокойной, Эйнар', - пришел ответ.

***

     Она
     - Уважаемые, извольте слушать, когда я говорю! - гневно сказал наш учитель истории.
     Вообще, он вел не только историю, ещё и географию, астрономию и естественную науку, но делал он это так скучно, что если не занять себя чем-нибудь другим, то мы с Эйни сразу же засыпали. А когда мы засыпали, он тыкал в нас указкой и ужасно злился. А когда Корней злится, то начинает рассказывать, какие мы плохие. Делать это он может часами, да так скучно и нудно, что мы с братом засыпаем ещё быстрее, чем во время урока.
     - Мы вас слушаем, - стараясь сделать как можно более серьезное лицо сказал брат.
     Я знала, как нелегко ему сохранить серьезность, ведь только что мы успешно прикрепили к спине Корнея пожеванный листик бумаги, а тот даже и не заметил.
     Учитель одарил нас недоверчивым взглядом, но я сделала, как говорит нянька, 'губки бантиком' и он отвернулся обратно к доске, на которой висели три картины из большой галереи.
     - Как вы наверняка знаете, вот эту картину нарисовал ваш далекий родственник, прапрадед по материнской линии. Здесь изображена осада замка Трехглава, в которой принимали участие войска короля, общим числом...
     Сколько человек принимало участие в осаде, мы так и не узнали, потому что в комнату влетел Юлиан, за которым по пятам гналась Кара.
     - Ах ты мелкий негодник! - кричала нянька.
     Мы с братом, коротко переглянувшись, тут же встали со своих мест, заслоняя запыхавшегося Юлиана. Вообще-то мы не очень любили старшего брата, и часто у нас была война, но иногда мы выступали одним фронтом, объединяясь против одного врага, чаще всего няньки или Корнея. Вот эта война была намного интереснее, чем та, о которой рассказывал учитель.
     Кара забежала в комнату, и тут же увидела нас с Эйнаром.
     - До вас ещё дойдет очередь, - пригрозила она и попыталась нас обойти.
     - Уважаемая, что здесь происходит? - спросил Корней. Он всегда и ко всем обращался 'уважаемый', только родителям говорил 'ваша Светлость'
     - Вы, Корней, учите этих бесов, а я их воспитываю, и попрошу не мешать этому тяжкому процессу, - процедила нянька. Они с учителем недолюбливали друг друга.
     - Видимо, плохо у вас получается, потому что близнецы абсолютно невоспитанно себя ведут и срывают уроки, - поджал губы Корней. Это он про нас, что ли?
     - Этим детям ещё и пяти лет нет, понятное дело, они не хотят слушать ваши занудные разговоры! - взорвалась нянька.
     Мы с братом переглянулись, довольные развитием событий. Чем дольше они ругаются, тем меньше у нас времени остается на урок.
     Корней резко вздохнул и отвернулся, демонстрируя всей комнате комок пожеванной бумаги на спине. Юлиан захихикал, сразу же поняв, чья это работа. Мы с братом приосанились, но тут наткнулись на взгляд няньки, и гордиться сразу же перехотелось. Несколько секунд мы ещё держались, но тут у меня в голове раздался панический крик Эйнара: 'Бежим!'. И мы побежали, проскальзывая с двух сторон у няньки, стоявшей в дверях. Она чуть было не схватила меня, но мне удалось вырваться, и дальше мы с братом понеслись по замку, хохоча и перепрыгивая через ступеньки. Шутка удалась, уроки сорваны, а значит самое время поиграть в прятки!

***

     Он
     Я услышал звонкое 'Апчхи!' и злорадно ухмыльнулся. В этот раз победа была окончательно за мной, я нашел Эви уже три раза, а она меня только один. Я очередной раз взглянул на свои загнутые пальцы и снова пересчитал их. Да, три раза.
     - Выходи, я знаю, что ты за Йольским поленом!
     Послышалось бурчание, и из-за огромного, в несколько моих обхватов полена, выползла вся перемазанная в саже сестра.
     - Это было холошее место, только золы много, - грустно сказала Эви. У нее, наоборот, на правой руке было зажато три пальца, а на левой один.
     - Я победил! - гордо сказал я.
     - Ещё лаз! - упрямо заявила сестра.
     - Как хочешь, твоя очегедь.
     Эви закрыла грязными ладошками глаза и начала громко говорить считалочку. Прежде чем она дошла до 'и увидел дракон мышь' я уже спрятался за старым и большим креслом. Эви никогда меня здесь не найдет!
     - Мыши влозь, длакон дохлец вот и сказочке конец! Я иду искать!
     Я сидел, затаившись, как те мыши из считалочки. Из своего укрытия, я видел, как Эви по кругу обходит комнату, внимательно оглядывая всё вокруг. Тут я увидел, как сестра дернулась, а ещё через секунду и сам услышал крик няньки:
     - Дети! Вы где, бесенята маленькие?
     Прятки мигом были забыты.
     'Как думаешь, она увидела?', - мысленно спросил я сестру, выбегая из укрытия.
     - Не думаю, - шепотом ответила она мне. - Мы же хорошо сплятали. Да и не похоже, что она злится.
     Я хотел было ответить, но тут в комнату зашла Кара. Естественно, она сразу же увидела то, на что мы внимания никогда не обращали - наш внешний вид, а если быть точнее, то грязь и пыль, а на Эви ещё и сажа.
     - Да ты действительно как будто из пекла! - всплеснула руками нянька. - Хм, только ты кто, Эвианора или Эйнар?
     Теперь, когда лицо Эви было всё перепачкано, нас перепутала бы даже матушка, хотя обычно она всегда различала, кто перед ней. А вот отец вечно путался, что веселило нас с Эви до крайности.
     Переглянувшись, мы решили хранить молчание. Так безопасней.
     - Значит так, дети, сейчас мы немедленно идем купаться! Скоро начнут съезжаться гости, мы же не хотим, чтобы они испугались до полусмерти, увидев перед собой вымазанного в саже демона?
     Вообще-то, именно этого мы бы и хотели, но нянька уже схватила нас за руки и потащила умываться.

     Она
     После умывания нам расчесали волосы и заплели. Совсем недавно матушка распорядилась постричь Эйнара, а мне оставить длинные волосы. Она сказала, что девочки всегда ходят с длинными волосами, а мальчики нет. Когда я спросила почему, она ответила, что так принято. В общем, я так и не поняла, почему так принято, но решила матушку больше не расспрашивать. Всё равно это ненадолго, как только появится возможность, скорее всего, сразу же после Йоля, я тоже постригу волосы, как у Эйнара. Мы же с ним одинаковые, зачем нам разные прически?
     Сегодня был Йоль, а это значит, что приедет много гостей и все будут дарить нам подарки. А ещё это значит, что у нас с братом будет намного больше возможностей устроить шалости. Ну а ещё Йоль для нас - это день перед днем рождения. То есть в два раза больше подарков!
     Матушка обещала, что подарит мне на день рождения новую куклу. Эйнар каждый раз кривился, и говорил, что это девчачий подарок, и он хочет меч, такой же, как у Юлиана. Но я-то знала, что на самом деле потом мы оба будем меняться подарками, и я буду махать мечом, а он играть с куклой. А потом снова поменяемся. А потом ещё раз. И так много-много раз, пока нам не подарят новые игрушки.
     Служанка больно дергала меня за волосы, а когда я начинала плакать, говорила мне, чтобы я не вертелась, тогда и не будет больно. Но я не могла долго сидеть на месте, тем более что брата не было рядом, и я даже не могла рассказать ему, как это на самом деле неудобно - длинные волосы.
     Наконец мои мучения закончились, и я стрелой вылетела из комнаты. Эйнар уже ждал меня, а рядом с ним я увидела матушку.
     - Мама! - я подбежала к ней и прыгнула на руки.
     Мама засмеялась и немного покачала меня, но совсем скоро опустила на пол.
     - Ты уже такая большая, Эви, что я не могу тебя долго держать. А ведь, кажется, я совсем недавно носила на руках вас обоих.
     Матушка потрепала нас по головам и пошла по коридору, уверенная, что мы идем за ней.
     - Дети, сегодня к нам приедет очень много гостей, и я хотела вас попросить по мере возможности сдерживаться от шалостей. Вы меня поняли? - строго взглянула она на нас.
     Мы с братом закачали головами. Конечно мы её поняли, но она ведь не просила нас совсем ничего не делать, верно? Матушка тяжело вздохнула и зашагала дальше.
     - Я, наверное, зря вам это говорю, но вы же всё равно её увидите. Мириам сегодня тоже будет.
     - Тетушка Мириам! - в один голос закричали мы.
     Матушка только снова тяжело вздохнула.
     Тетушка Мириам была родной сестрой мамы, а ещё настоящей волшебницей! Она закончила школу колдовства, и теперь ездила по всему королевству, помогая людям. А ещё она обожала всяческие проказы, и часто нам помогала. Шалости, которые мы устраивали вместе с тетушкой были просто невероятными, и мы ими очень гордились. Однажды я услышала, как мама ругалась с тетушкой, и сказала ей, что она сама как ребенок. Мириам на это только посмеялась, и сказала, что они с матушкой слишком быстро выросли, и она, Мириам, не допустит, чтобы мы стали взрослыми также быстро. Что было дальше я не узнала, потому что няня застала меня за подслушиванием, и я ещё очень долго ходила с красным ухом.
     Наконец мы пришли в главный зал, в котором уже был накрыт огромный стол. Во главе стола сидел отец, и о чем-то разговаривал с дородным дядечкой, сидящим через место от него. Как только мы с матушкой вошли, отец прервал разговор и встал. Все тут же замолчали.
     - Дорогие гости, позвольте представить - моя жена Рузанна, и наши младшие дети, Эвианора и Эйнар.
     Все тут же зашумели, приветствуя нас, матушка подошла к столу, и мы, слегка испугавшись такого количества людей, тихонько шли следом.
     - Эви, Эйни, ваши места вот здесь, рядом с остальными детьми, - сказала матушка, взяв нас за руки, и отведя чуть в сторону, за маленький низкий стол, где сидело несколько детей. Юлиана там не было.
     - Но мы хотим с вами! - сказал Эйнар.
     - Не сегодня, Эйни, - сказала матушка, и быстро ушла.
     Мы с братом переглянулись, и снова уставились на детей, сидящих за столом. Большинство из них были примерно нашего возраста, или чуть постарше, но все младше Юлиана. Я, быстро загибая пальцы, посчитала. Восемь мальчиков, пять девочек. Эйнар тоже считал, только медленнее. Считать у меня получалось явно лучше.
     'Ну что, покажем им, кто в доме хозяин?' - спросила я у брата.
     Ничего не отвечая, тот кивнул и сел за ближайший стул.
     - Слушайте все, - начал он. Дети, занятые до этого кто чем, тут же обернулись. - Это - наша теггитогия, ясно? Мы здесь хозяева, а вы - наши гости. Поэтому все вы будете слушаться нас.
     - А вас, это кого? - спросил один мальчик, самый крепкий и старший. - Жалких пятилеток, один из которых, похоже, вообще девчонка?
     Сидевшие за столом мальчики одобрительно загудели, а девочки, сидевшие плотной группой, ещё больше придвинулись друг к другу.
     - А чем это девчонки хуже? - звонко спросила я. - Или ты думаешь, что я не смогу уложить тебя на обе лопатки?
     Теперь уже девочки одобрительно загудели, а я ещё больше приосанилась.
     Однако завершить спор нам не дали. К столику подошла тетя Мириам, и начала нас по очереди обнимать и тягать за уши.
     - Тетя Милиам, тетя Милиам! Этот мальчик не велит, что я положу его на обе лопатки! - вклинилась я в её приветствия и причитания.
     - Значит он дурак, не обращай внимания, - весело сказала тетя, тряхнув рыжими кудрями, в которых мелькнули искры.
     Конечно, это заметили все за столиком, и желание спорить тут же пропало, ведь наша тетя была самым что ни на есть настоящим магом огня!
     - Если придумаете что-нибудь интересное, зовите, - подмигнула нам напоследок тетя и упорхнула за главный стол.
     - Ну что, все всё поняли? - спросил Эйнар, снова садясь.
     - Поняли, поняли, - нестройно ответила малышня.
     - Тогда как насчет небольшой завалушки? - ухмыльнулась я.

     Он
     Мы притаились за большим кустом с заморским растением. Матушка очень любила эту глупую ветку, и мы старались никак не навредить ему, но оно предоставляло отличное убежище, а значит, нам часто приходилось прятаться за ним. Вот и сейчас мы удобно устроились, ведя наблюдение почти за всем залом.
     - Алиан плибыл, - шепотом сообщила мне сестра.
     - Кагины всё ещё нет, - отрапортовал я.
     Мы планировали грандиозную шалость, месть за то, что нас не взяли за главный стол. В шалость были втянуты все дети, мы очень долго готовились, и теперь настал наш час триумфа. Тетушка Мириам, узнав о нашей затее долго смеялась, а потом, уточнив место нашей атаки, пересела из зоны поражения. На самом деле, именно благодаря ей наша задумка могла принести результат.
     - Кагина на месте, - сказал я сестре, увидев, что девочка заняла приготовленную позицию и подала условный знак.
     'Начали', - сказал я мысленно сестре, и мы одновременно выскочили из-за куста, дико заорав. Естественно, все гости тут же обратили своё внимание на нас. А мы, не прекращая кричать, пронеслись по залу. Это был сигнал к атаке.
     Выскочив со своих тайных мест, детвора дружно закидала гостей за столом шариками с мукой, которые с громким хлопком разрываясь на лету и разбрызгивая разноцветные искры, окутали всех плотным облаком белого порошка. Нашей целью были более старшие дети, вроде Юлиана, которые сидели за столом, но мы не расстраивались, если мука попадала на кого-то ещё. Мы всё ещё кричали, отвлекая на себя внимание тех, кто не подвергся атаке от остальных участников заговора. А бежали по направлению к выходу, потому что отец, на которого тоже попала мука (предназначенная Юлиану) тотчас же понял, кто виновник всего этого. Но мы были быстрее.
     Выбежав из зала, мы со всей возможной скоростью побежали в сторону северной башни.
     'Разделимся!' - крикнул я мысленно сестре, и на очередном повороте мы свернули в разные стороны. Мы не боялись заблудиться, эту часть замка мы знали лучше кого бы то ни было.
     Наконец, слегка запыхавшись, я поднялся на самую верхушку северной башни. Сестра уже была там.
     - Смотри Эйнал! - крикнула она, показывая на окошко.
     Я подошел поближе, и сквозь небольшой проем в стене увидел небо, на котором развевалось красно-зеленое полотно.
     - Звезды плоснулись, - прошептала Эви.
     - А они там, в этом зале, даже и не видят, - также тихо сказал я.
     Мы взялись за руки, и сидели так, пока сияние не потухло.
     - Кала говолит, что в ту ночь, когда мы лодились, тоже было севелное сияние.
     - Сияние бывает десятки газ за зиму, ты же знаешь, - сказал я.
     - Знаю, но вдлуг, то было особенным? - задумчиво сказала Эви.
     - Дгакон был особенным.
     - Я тоже так думаю. А знаешь, что это значит?
     - Что мы избганные, - весело ответил я.
     Сестра улыбнулась, ведь она подумала, о том же, о чем и я. Мы всегда думали одинаково.
     Как обычно, мы тут же принялись придумывать, в чем именно мы оказались избранными. Это была одна из наших любимых игр. На сей раз мы решили, что мы станем великими пиратами, и покорим всё побережье.
     - Мы будем нападать на колабли, закидывать их мукой, и выносить всё их золото! - весело кричала сестра.
     - А потом газдавать золото детям, чтобы, когда они выгастут, то становились нашей командой! - я тоже кричал, ведь это была такая заманчивая перспектива.
     - Ну сейчас вы у меня получите, пираты малолетние! - раздался со стороны двери злой голос няньки.
     Мы с Эви дернулись, но тут же поняли, что бежать нам некуда - из верхней комнаты был только один выход, в котором стояла злая, обсыпанная мукой Кара.
     - А мы видели севелное сияние, - сделала робкую попытку отвлечь разъяренную няньку Эви. Не получилось.
     - Сейчас я вам устрою сияние, проказники, такое сияние, что звезды из глаз полетят!
     - Мама!! - заорали мы в голос, но спасение к нам не пришло. Мука попала и на матушку.

***

     Он
     - Я не буду этого делать! Мне противно, противно, противно!
     Я услышал крики сестры, ещё когда только подошел к комнате. А в следующую секунду дверь громко хлопнула, и оттуда выбежала Эви, вся в слезах и со всколоченной головой.
     Не говоря ни слова, она схватила меня за руку, и потащила за собой.
     - Куда мы идем? - спросил я, даже не пытаясь сопротивляться.
     - Туда, где есть ножницы, - угрюмо ответила Эви. - Мне надоели эти волосы, я хочу обстричь их так же, как у тебя!
     - Ты помнишь, что было в прошлый раз, когда ты постриглась без дозволения матушки? - спросил я.
     Эви содрогнулась, но продолжила решительно шагать. Я тяжело вздохнул, вспоминая тот случай. Сразу после нашего пятого дня рождения Эви отрезала себе волосы по самые уши, и, конечно, это не осталось незамеченным. Матушка самолично выпорола её, и сестра два дня не могла даже лечь на спину, не то что сесть. Больно было даже мне. С тех пор прошло уже больше двух лет, волосы у Эви отросли ниже плеч, но она всё так же не любила их.
     Наконец мы пришли в комнату, которой я ни разу до этого не видел.
     - Где это мы? - тихо спросил я.
     Вокруг висело множество платьев, в некоторых из них я узнал те, что носила матушка, но большинство из них были мне не знакомы, а ещё и недоделаны.
     - Это место, где маме шьют одежду, - ответила мне сестра. - Я знаю, тут точно должны быть ножницы.
     Мы принялись искать, всё время оглядываясь на дверь. Мало ли кто мог найти нас здесь!
     - Есть! - услышал я через несколько минут.
     Я оглянулся, и увидел, что сестра держит в руках огромные ножницы.
     - А ты точно сможешь... - Но сестра не дала мне продолжить.
     - Если я не смогу, то ты мне поможешь, и это не обсуждается! - отрезала она.
     Эви подошла к большому, в рост взрослого человека зеркалу. С большим усилием она раскрыла ножницы, и, пытаясь удерживать их в одной руке, второй положила одну прядку на лезвие.
     - Дай мне, - я не выдержал, и забрал у нее ножницы.
     Я щелкал ножницами, а Эви клала очередную прядку на лезвие. Спустя несколько минут её волосы стали вдвое короче, не прикрывая шею.
     - Ну что, ты довольна? - устало спросил я у разглядывающей себя сестры.
     - Довольна, - ответила она и забрала у меня ножницы, - теперь нужно забрать улики и убираться отсюда.
     Я был с ней полностью согласен. Собрав светлые прядки с пола, мы быстро вышли из комнаты и двинулись в направлении внутреннего двора.
     Но не успели мы далеко отойти, как нос к носу столкнулись с Юлианом. Он, естественно, сразу же увидел, что мы сделали.
     - Эвианора! Ты что наделала! Я немедленно расскажу всё матушке!
     - Не смей, - прошипела сестра, - иначе я самого тебя порежу!
     - Тоже мне, угроза. А ну перестань шипеть, шмакодявка, и быстро за мной!
     - Никуда я не пойду! - упрямо заявила Эви.
     - А вот и пойдешь! - рявкнул Юлиан и схватил сестру за руку.
     Точнее, попытался схватить, потому что, во-первых, она увернулась, а во-вторых я подставил ему подножку, и старший брат со всего маха рухнул на пол.
     - Бежим! - заорала Эви, и мы припустили по коридору.
     Юлиан что-то кричал сзади, но мы не слушали, во весь опор мчась по коридору. Выскочив наружу, мы, не снижая скорости, понеслись в конюшню.
     - Вы опоздали, - вот и всё, что сказал нам главный конюх.
     Наши пони уже были оседланы, и ждали нас, ведь сейчас должен был как раз начаться урок верховой езды. Недолго думая, мы пришпорили их, и рысью выскочили со двора. Конюх, не говоря ни слова, следовал за нами на своем красивом жеребце.
     Когда мы отъехали на приличное расстояние, он перешел на шаг, и мы решили последовать его примеру.
     - Темой нашего сегодняшнего урока должен был быть аллюр, но вы с ним превосходно справились. Однако, вы опоздали.
     Мы понуро склонили головы, принимая свою вину. Учителя верховой езды злить не хотелось - нам обоим очень нравилось это занятие, в отличии от уроков истории, и мы старались не провинится перед конюшим.
     - Эвианора, у тебя до сих пор неправильная посадка. Я и так с трудом отстоял у твоей матери право учить тебя нормальной верховой езде, но если ты и дальше будешь игнорировать мои указания, то будешь ездить по-женски.
     Эви попыталась сесть так, как нас учили, но у нее снова ничего не вышло, и я не понимал почему.
     Однако, наш учитель понимал, не зря он был нашим учителем. Он подъехал к сестре, взял её за плечо, куда-то надавил, что-то сказал, и, о чудо, она уже сидит правильно!
     - Вот так и надо. Запомни это состояние. Если снова начнешь сгибаться, то через час езды рухнешь от усталости. Ну а теперь всё же попробуем галоп!

     Она
     Я не хотела возвращаться домой. Езда верхом безумно мне нравилось, а в замке ждала разозленная матушка. И взбешенный Юлиан, который однозначно захочет устроить нам ночью темную. Юлиан ни за что не простит нам своего падения. Однако, возвращаться всё же надо было.
     Все оказалось ещё хуже, чем я думала. Во дворе нас встретил отец.
     - Эйнар, Эвианора, ко мне в кабинет.
     Мы не посмели ослушаться. В кабинете нас ждал Юлиан с огромной царапиной на щеке и заплаканная матушка. Отец сел за большой дубовый стол и уставился на нас тяжелым взглядом.
     - Рассказывайте, - сказал он спустя несколько минут молчания, когда выдерживать его взгляд стало практически невозможно.
     - Что? - включила я дурочку. Иногда помогало.
     - С самого начала. Зачем ты постриглась?
     - Они мне мешали, - мотнула я головой.
     - Эви, ты же девочка, дворянка! - со слезами в голосе воскликнула матушка. - У тебя должны быть длинные волосы!
     - Помолчи, Рузанна, - перебил её отец. - Ты сама это сделала, или Эйнар тебе помог?
     - Сама.
     - Не ври мне, - четко выделяя каждое слово, сказал отец.
     - Я сама, - упрямо ответила я.
     - Эйнар? - отец перевел взгляд на брата.
     - Я помог, - глядя в пол сказал брат.
     Некоторое время в комнате царило молчание, а затем отец снова заговорил.
     - Что случилось с Юлианом?
     - Он споткнулся, - по-прежнему не отрывая взгляда от пола сказал Эйни.
     - Обо что?
     - Об мою ногу.
     - Зачем ты поставил ему подножку?
     - Он хотел нам помешать идти на урок верховой езды, - брат наконец оторвал взгляд от пола, и мотнул головой точно также, как несколько минут назад я. Правда, волосы у него теперь были длиннее, и выглядело это еще более независимо.
     - Это правда? - обратился отец к старшему.
     - Я хотел отвести Эви к матушке! - воскликнул Юлиан. - А они толкнули меня!
     - Мы не хотели, чтобы ты поранился! - не выдержала я. - Не знали, что ты умудришься расцарапаться об пол!
     - Там был гвоздь! Огромный, ржавый...
     - Немедленно замолчали! - голос отца перекрыл жалкий писк Юлиана. - Значит так. Ты, - обратился он к старшему сыну, - будешь проходить усиленные тренировки, чтобы всякая малышня больше не могла сбить тебя с ног. А вы, - отец повернулся к нам, - с этого момента будете спать в отдельных комнатах. Вам уже по семь лет, пора наконец начать взрослеть.
     - Но, отец! - воскликнул Эйнар.
     - Никаких но! Я своё слово сказал. А теперь все на уроки, Эвианора, зайдешь после к Каре, она поможет подстричь тебя по нормальному.
     Мы не стали больше пререкаться и медлить. Быстро выйдя из комнаты, мы направились в разные стороны - я с Эйнаром к ненавистному Корнею, а Юлиан на свои уроки фехтования.

     Он
     Наутро меня снова разбудил крик Кары. Я повел плечами, ощущая спиной другую спину, абсолютно такую же, как будто мою. Эвианора снова перебралась ко мне. С тех пор, как отец расселил нас по разным комнатам прошло уже больше недели, но всё равно каждое утро мы встречали вместе под крики няньки.
     - Я всё расскажу вашему отцу! Вы уже слишком взрослые, чтобы спать вдвоем, как вам не стыдно!
     - А чего здесь стыдного? - сонно пробормотала сестра.
     Нянька замолчала, только кинула на нас свой суровый взгляд.
     - А ну быстро вставайте и умывайтесь. Сегодня уроки отменяются, приезжают гости.
     - Гости? - вмиг сбросила всю сонливость Эви. - А кто?
     - А никто, - отрезала нянька. - А ну брысь в свою комнату!
     Эвианора ещё немного побурчала и ушла к себе. Я тоже встал и начал было одеваться, но нянька остановила меня.
     - Сначала ванна, а потом придет служанка, принесет новую одежду.
     - Но я чистый! - начал было сопротивляться я, но было поздно. Кара ушла, а вместо нее в комнату зашли две служанки, тащившие бадью. Делать было нечего.
     После умывания, в новом костюме, я наконец-то смог выйти из своей комнаты. Эви ещё не было, поэтому я прислонился к стене, и решил её подождать.
     Ждать пришлось долго. Однако, когда она вышла, я понял, почему.
     - Платье, - ошарашенно сказал я.
     - Да, платье, - задрала нос Эви. Она хотела было сделать шаг, но споткнулась о подол и чуть было не рухнула.
     'В нем жутко неудобно', - сказала она мне мысленно.
     - Представляю, - ответил я вслух.
     Из соседней двери вышел Юлиан, тоже в новом дублете, с расчёсанными и приглаженными волосами. В отличии от нас с Эви, Юлиан унаследовал папины волосы, темно-каштановые, а мы с сестрой были в мамину родню - светло-льняные. Среди маминых родственников только тетушка Мириам была рыжей, но, как она сама сказала, это из-за её дара к огню. Однажды я видел, как она сунула руку в горящий камин и перевернула полено, не пользуясь кочергой, а её руки остались такими же свежими и чистыми.
     'Хочу стать магом огня', - послал я сестре.
     'Я тоже', - пришел ответ.
     - Значит так, дети, - появилась из-за поворота Кара. - К нам приехал сегодня очень важный гость, и его нужно встретить подобающе. Эвианора, Эйнар - только попробуйте что-нибудь учудить, выпорю так, что до Йоля сидеть не сможете. Юлиан - ты помнишь все свои уроки этикета?
     Юлиан скривился, но кивнул. Когда мы с ним не находились в состоянии войны, он часто рассказывал, что уроки истории по сравнению с этикетом - полная легкотня.
     Следуя за нянькой, мы пошли в главный зал, где проходили большие праздники. Обычно завтракали мы в малой столовой, где был стол на десять человек.
     - Кара, кто к нам приехал, ну расскажи, ну пожалуйста! - ныли мы на три голоса, но нянька была глуха к нашим мольбам.
     Наконец, мы пришли в главный зал. За огромным столом разместилось не менее тридцати человек, включая наших родителей.
     - А вот и дети, - встал отец. - Позвольте представить, мой старший Юлиан, и младшие - Эйнар и Эвианора.
     - Близнецы? - поднял брови седой мужчина, сидящий в середине стола.
     - Если одеть одинаково, то и мать родная не отличит, - пошутил отец.
     - Серьезно? - не понял шутки седой.
     - Серьезно, - улыбнулась матушка. - В последнее время стало ещё хуже, хотя казалось, должно быть наоборот.
     За время их разговора мы уселись за столом, рядом с матушкой. Сидеть было неудобно, мы были слишком маленькие, и Юлиан бросал на нас насмешливые взгляды. Заметив проблему, матушка подозвала служанку и приказала принести нам подушки. Через несколько минут мы устроились со всем комфортом, оглядывая сидящих за столом.
     Походило на то, что к нам заглянул какой-то важный гость, причем именно что заглянул - одежда у всех была походная, хоть и нарядная. Рядом с папой, по правую руку, сидел высокий, статный мужчина с орлиным носом и холодными глазами. Дальше его более молодая копия. Наверняка сын. Следом молодая женщина, почти девушка. Она испуганно жалась к молодой копии, и смотрела на нас какими-то рыбьими глазами.
     'Невеста. Или жена', - сказала мне сестра, которая, также как и я, рассматривала гостей. Я мысленно с ней согласился.
     Дальше сидело несколько ну совсем уже непримечательных гостей, даже взгляд на них не хотел останавливаться. Все какие-то серые, понурые и пустые, что ли. Затем сидел тот самый седой мужчина. Я долго его рассматривал, прежде чем он медленно повернул голову в мою сторону. Теперь уже он рассматривал меня.
     'Эйнар, мне страшно', - даже мысленно казалось, что сестра шепчет.
     Седой поднял брови и с ещё большим удивлением посмотрел на нас, а затем отвернулся, как ни в чем ни бывало. Мы с сестрой одновременно выдохнули.
     - Юлиан, ты знаешь, кто этот седой? - тихо спросил я у брата.
     - И вас проняло, малявки? - совсем не обидно сказал он. - Наверняка этот мужик маг.
     - Маг! - ахнули мы одновременно с сестрой.
     Настоящий маг, такой, как наша тетушка Мириам, только, наверное, намного более злой и могущественный. Тем временем, за столом продолжался разговор. На сей раз мужчина с холодным взглядом затронул тему охоты, и наш отец её активно поддержал. Нам с Эви становилось откровенно скучно. У меня в голове начал зарождаться план.
     - Даже не вздумайте, - наклонившись к нам, прошептала матушка, продолжая мило улыбаться.
     Зато мы сразу приуныли. Раз матушка заметила, то нечего даже и пытаться. Через десять минут, когда мы уже давным-давно наелись, а взрослые ещё практически и не притронулись к еде, нам наконец стало понятно, кто этот мужчина с холодным взглядом.
     - Ваше Высочество, - обратился отец к мужчине, - не соблаговолите ли Вы сказать о причине столь неожиданного визита?
     Я быстро вспомнил титулы, которым нас безуспешно пытался научить Корней. Ну, меня безуспешно, а вот Эвианора их всё же запомнила.
     'Князь', - послала мне она.
     - О, причина весьма прозаична, - отозвался князь. - Я с семьей возвращался в столицу с островов, и вдруг понял, что мой путь лежит всего в дне пути от вашего замка. Вот и решил заехать, проведать, посмотреть на детишек, - и князь улыбнулся нам, но его глаза по-прежнему оставались такими же холодными.
     Даже мне эта причина показалась неубедительной, что уж говорить о взрослых. Но никто ничего не сказал, разговор переключился на столицу, и последние слухи. Нас наконец-то отпустили из-за стола, и мы вприпрыжку понеслись на плац, где должны были сейчас проходить тренировки стражи. Про князя с холодным взглядом мы забыли на следующий же день.

***

     Она
     Я в очередной раз поерзала в своем укрытие. Раньше мы с братом оба помещались здесь, а сейчас мне одной было тесно. Но это было одно из немногих моих укрытий, которые до сих пор не нашли. Я поискала глазами брата, но не смогла его увидеть. Наверное, он ещё внутри, иначе я бы почувствовала его - мы всегда друг друга чувствовали, если находились в одном помещении. А когда были слишком далеко, то становилось очень-очень пусто и грустно. Именно поэтому, даже спустя два года после того случая с Юлианом, мы по-прежнему почти каждое утро встречали в одной кровати. Все уже почти смирились с этим, по крайней мере, поделать-то они ничего не могли.
     Я снова поерзала и в очередной раз выглянула наружу. Сразу же мой взгляд наткнулся на Юлиана, который старательно повторял движения вслед за своим учителем. Совсем скоро нашему старшему брату исполнится четырнадцать, а это значит, что он станет взрослым мужчиной. Он будет ездить с отцом на охоту, сопровождать его в визитах в столицу и будет присутствовать при всех разговорах, с которых нас по-прежнему прогоняли. Мы с Эйнаром страшно завидовали ему и не могли дождаться, когда нас тоже станут считать взрослыми.
     Ириенель, эльф-учитель Юлиана, вдруг отвернулся от него и посмотрел в сторону выхода из казарм. С трудом открыв громадную дверь, оттуда вышел Эйни, волоча за собой деревянный меч. Он уже несколько недель тренировался с ним, но получалось всё ещё плохо. Учитель что-то сказал брату, что я не услышала из своего убежища, и тот стал в первую позицию. Я знала это, потому что присутствовала на всех его уроках фехтования, хоть мне это и запрещали. Собственно, именно поэтому я и пряталась среди стропил.
     'Ты здесь, Эви?' - спросил меня брат.
     Он не хотел оглядываться и искать меня, чтобы не выдать. Я ответила ему и стала ждать продолжения урока. Учитель что-то говорил ему, а потом снова вернулся к Юлиану.
     'Ноги вот так, - отправил мне Эйни, - одну руку за спину и колющий удар', - специально для меня брат пересказывал всё, что говорил ему учитель. Он знал, как сильно я бы хотела сейчас быть рядом с ним, а не прятаться от няньки, которая снова была в бешенстве, что я пропускаю свои уроки шитья.
     Учитель несколько раз прерывал свои занятия с Юлианом, чтобы что-нибудь сказать или показать Эйни. Каждый раз брат пересказывал мне его слова, и я насколько могла, пыталась повторить это в своем тесном убежище. Наконец, когда Эйни был уже весь мокрый, а я вся в синяках, Ириенель сказал, что для нас занятие закончено. Не знаю откуда, но он всегда знал, когда я рядом, хоть ни разу и не выдал.
     Я с трудом спустилась, рухнув лишь в самом конце и больно ударившись локтем. Злясь и шипя странные слова, которые я услышала от стражников, я поковыляла к западной башне, где у нас должен был состоятся урок этикета. Юлиан был прав, по сравнению с историей, этикет был в разы ужаснее.

     Он
     После занятий по фехтованию я был абсолютно без сил, мне даже не хотелось устроить какую-нибудь пакость Корнею, хотя сестра меня так и подбивала на это. Я слушал его дурацкие рассказы про виды реверансов, а сам думал о том, как бы побыстрее завалиться в кровать. Хорошо Эви, её никто не заставляет махать этой деревянной оглоблей, а она ещё и жалуется.
     - Уважаемый, а ну повторите последнюю мою фразу, - своим занудным тоном сказал Корней.
     'Носок правой ноги всегда должен быть прямым', - подсказала мне мысленно сестра. Я послушно повторил, а Корней недовольно поджал губы и отвернулся от меня. Он явно хотел снова завести свою нудную лекцию про непослушание и прочее, а придраться было не к чему.
     - Что же, значит, раз вы всё знаете, пришло время закрепить это на практике. Встаньте на свободное пространство и продемонстрируйте мне по очереди поклон, скажем... перед князем. Пока мы вставали, я в панике вспоминал все эти дурацкие титулы и поклоны. Этикет ни в какую не желал укладываться в моей голове. Но в очередной раз сестра спасла нас от нудной лекции. Сначала она с легкостью продемонстрировала Корнею реверанс, а потом, пока Корней отвлекся, мы поменялись местами и она за меня показал ему поклон.
     - Неплохо, неплохо. Но, Эйнар, следует больше сгибать голову, ты всё же перед князем кланяешься, а не перед бароном. Поработай над этим. А на сегодня свободны.
     - Спасибо, - сказал я сестре, когда мы вышли наружу.
     - Не за что, - угрюмо ответила она.
     Некоторое время мы шли молча, а потом я не выдержал.
     - Что-то случилось, Эви?
     - Ничего, - упрямо ответила сестра.
     - Зачем врешь? Я же чувствую, что случилось.
     - Мне просто обидно, Эйнар! - взорвалась сестра. - Ты учишься фехтовать, в то время как я делаю глупые дырки в тканях, и вышиваю эти дурацкие розы! Ненавижу розы!
     - Вышивай что-нибудь другое, - не придумал ничего лучше я.
     - Да не в этом дело! - ещё громче закричала Эви. - Эти девчачьи занятия, они неинтересные! Мне скучно! Я хочу снова ездить верхом и учиться драться, как ты, а не запоминать эти дурацкие реверансы и поклоны!
     - Но это тоже важно, Эви. Если и ты не будешь знать этикета, то что же мы будем делать при встрече с князем? - улыбнулся я.
     Сестра немного успокоилась, но я чувствовал, что её всё ещё переполняет обида.
     - Но мы же всегда вместе, Эйнар. А сейчас это не так. Ты во дворе, а я в башне. Ты с мечом, а я с иголкой. Мы не рядом.
     - А давай поменяемся? - предложил я. - Ты будешь ходить на мои занятия, а я на твои. Иногда.
     - Хорошо, - наконец-то улыбнулась сестра. - Может, из этого что-нибудь получится.

     Она
     Учитель фехтования ничего не сказал. Я знала, что он понял, что я не Эйнар, но всё же ничего не сказал. Он учил меня тому же, что и брата несколько недель назад. Я быстро освоила первые приемы, и он даже меня похвалил. Почти неделю мы жили наоборот. Эйнар ходил на мои занятия и вышивал глупые розы (на третий день он начал ненавидеть розы так же сильно, как и я), а я училась владеть мечом. Всё было отлично, пока нас не разоблачили. Выдал нас, как обычно, Юлиан.
     Когда мы переодевались после занятия, он что-то заподозрил, и потребовал, чтобы я повернулась к нему. Я отказалась наотрез быстро натянув штаны, и тогда он пригрозил, что побьет меня. Я уже приготовилась к драке, когда он вдруг совершенно потерял ко мне интерес и спокойно ушел. А ещё через час нас позвал отец.
     В который уже раз мы стояли перед ним в кабинете, стараясь выдержать взгляд его строгих карих глаз. Юлиана в комнате не было, зато была матушка. Наконец отец повернулся к матери, а мы смогли спокойно выдохнуть.
     - Ты знаешь, Рузанна, я считаю, что их учителей наказывать не стоит. Если я, родной отец, не могу их различить, когда они рядом, то по отдельности это, наверняка, и вовсе невозможно.
     - Анвел, ну как ты можешь так говорить! - воскликнула матушка. - Эви слева, Эйни справа. Ты же посмотри на их мордашки!
     Мы с братом переглянулись, и снова уставились на родителей. Интересно, матушка нарочно нас перепутала или нет?
     - А мне кажется наоборот, - протянул отец.
     - Наверное, нам действительно стоит придумать какие-то... опознавательные знаки, -  вздохнула матушка.
     - А одежду разную не пробовала, нет? - улыбнулся отец.
     Мы с братом окончательно расслабились. Отец в благодушном настроении, а это значит, что, по крайней мере, сегодня, наказывать нас не будут. Наверное.
     - Пробовала, но они переодеваются. Ты не представляешь, как за ними сложно уследить, Анвел. Не зря Кара называет их бесенятами.
     - Мои дети не бесенята, Рузанна, и пусть нянька зарубит это себе на носу, - нахмурился отец.
     - Конечно, муж мой, но это всё равно не решает проблему. Мы не можем узнать, кто из них на каком занятии, не заставлять же их раздеваться, в конце концов.
     - Эйнар, скажи мне, почему ты променял занятия с мечом на шитье? - спросил отец, глядя куда-то между нами. Наверное, чтобы не ошибиться.
     - Я его попросила, - ответила я за брата.
     - И почему же ты его попросила, Эви? - чуть мягче сказал отец.
     - Потому что мне не хотелось шить, а хотелось учиться фехтованию! - как могла твердо сказала я.
     - Но Эви, ты же девочка, девочки не машут мечом, пусть даже деревянным, - всплеснула руками матушка.
     - Но мне не интересно шить! Я хочу заниматься вместе с Эйнаром!
     - Может действительно, пусть занимается? - задумчиво сказал отец.
     - Анвел, что ты такое говоришь! - ужаснулась мама. - Ты хочешь, чтобы твоя дочь была какой-то... мужланкой?
     - Я хочу, чтобы моя дочь была счастлива, - отрезал отец. - И если ей нравятся некоторые мужские занятия, это не делает её, как ты выразилась, мужланкой.
     - Но Анвел...
     - Нет, дорогая, я принял решение, и оно неизменно. Давай устроим им испытательный срок. Пускай они месяц всё делают вместе. И шьют, и фехтуют и к Корнею ходят. А спустя месяц посмотрим, что из этого получится. Идет, детишки?
     - Да! - хором воскликнули мы с Эйни. Это было лучшее, на что мы могли надеяться.
     - Свободны, бесенята, - покачал головой отец, а мы в припрыжку понеслись к Корнею. Сейчас даже этикет был нам не страшен.

***

     Она
     - Эйнар, сколько раз можно повторять, локоть ровно! Посмотри на Эвианору, и сделай также, я уверен, ты сможешь.
     Эйни мотнул головой, но всё же посмотрел в мою сторону. Стараясь не сильно демонстрировать, как я довольна, что меня поставили в пример, оттянула тетиву и плавно спустила стрелу. Довольная улыбка тут же сползла с моего лица. Всё же надо лучше целиться. Ответ не замедлил ждать.
     - Отставить смотреть на Эвианору, смотреть на мишень! Какую она допустила ошибку?
     - Не целилась, - послушно ответил брат.
     - Неправильный ответ! Она слишком самоуверенна. Ладно, давай теперь ты.
     Брат, от старания закусивший губу, поднял лук и, тщательно прицелившись, выстрелил. Стрела вильнула, и ушла в сторону.
     - Эйнар! - взревел Грегор, наш учитель стрельбы и бывший папин сотник. - Что это было?! Какого демона?!
     - Она сама! - попытался оправдаться брат.
     - Что сама?! - ещё громче заорал Грегор, - сама полетела? Или сама курс сменила?
     - Незачем так кричать, Грегор, - тихо сказал появившийся внезапно Учитель. - Близнецы тебе не солдаты, они и без крика всё прекрасно понимают, правда?
     Мы послушно закивали. Из всех, кто нас учил, только одного мы с братом звали Учителем. Наш преподаватель фехтования, эльф Ириенель: единственный, кто всегда нас различал, он никогда не кричал, никогда не читал нудных лекций и так далее. Он просто смотрел на нас своими глазами, и ждал, пока мы извинимся и снова примемся за отработку приемов. Я была страшно удивлена, когда стрельбе из лука нас начал учить Грегор, человек, который когда-то командовал одной из трех сотен папиных лучников. Конечно, он был хорош, но мы думали, что именно Ириенель будет нас учить, он же ведь все-таки эльф. Но Учитель сказал, что совершенным можно быть лишь в одном, и не его это дело - стрельба. Больше мы ничего не спрашивали.
     - Так может ты, Учитель, - выплюнул это слово Грегор, - научишь их вместо меня? Ведь я никчемный человек, чем я могу сравнится со звездным эльфом?
     - Не нарывайся, Грегор, - спокойно сказал Учитель. - А просто делай, что тебе велено. Если к Самайну близнецы не смогут попасть в цель девять из десяти, то герцог найдет кого-нибудь другого вместо тебя.
     Эльф не стал дожидаться ответа, и просто ушел, а Грегор, несколько минут смотрел ему в спину. Потом он снова повернулся к нам и скомандовал:
     - Наложить стрелы!

     Он
     Сегодня занятия у Корнея были отменены, чему мы с Эви были безмерно рады. С каждым годом этот сутулый мужчина становился всё более и более занудливым, а его занятия и вовсе невыносимыми.
     Скрывшись с глаз Грегора, одинаковыми жестами мы тут же сорвали повязки, которые он заставлял нас одевать. На самом первом уроке он сказал, что раз он нас не может различить, то пометит, чтобы знать, кого он вообще учит. Мы терпели, но давать такое преимущество никому больше не собирались.
     - Как думаешь, почему отец вызвал Корнея? - спросила Эви, пока мы поднимались на внешнюю стену.
     - Я слышал, как отец сказал, будто ему нужен военный совет.
     - Военный? - задумалась сестра. - Разве затевается война?
     'Не знаю', - ответил я ей мысленно, так как в этот момент пытался дотянуться до верхней задвижки на двери. Мне всё ещё не хватало чуть-чуть. А ведь Юлиан в нашем возрасте был намного выше, в двенадцать он спокойно дотягивал до дурацкой задвижки!
     - А если начнется война, что мы будем делать? - снова спросила сестра.
     - Есть! - вместо ответа сказал я, наконец открыв дверь.
     Мы прошмыгнули внутрь, и направились в сторону больших ворот.
     - Я думаю, мы будем сидеть в замке и продолжать учится у Корнея, - скривилась сестра, так и не дождавшись ответа.
     - Не будет никакой войны, - слегка раздраженно сказал я. - Князь погиб на охоте, и все переполошились из-за того, кто теперь станет наследником, вот и всё.
     - Вот и все? Князь умер и это по-твоему мало? - удивилась Эви.
     - Конечно мало, ведь у него сын почти взрослый, он и станет наследником, чего ж тут не ясного.
     - А откуда ты вообще всё это узнал? - прищурилась сестра.
     Я промолчал, не желая ей отвечать. И так уже проболтался, а если я расскажу еще и это, то она очень сильно обидится.
     Внезапно Эвианора резко остановилась, а я прошел ещё несколько шагов по инерции.
     - Скажи мне, Эйнар, откуда ты узнал об этом? - спокойно спросила Эви.
     Мы долго молчали, потому что я не хотел отвечать, а она упрямо ждала. Я старался не смотреть ей в глаза, мне было стыдно, что я не рассказал ей. Конечно, я обещал Юлиану сохранить тайну, но не от сестры.
     - Юлиан! - внезапно воскликнула Эвианора. - Это он рассказал тебе!
     - Откуда ты узнала? - непонимающе спросил я.
     - Ты подумал об этом, я услышала. И хорошо, что тебе стыдно, потому что это подло, скрывать от меня такое!
     После этих слов Эви развернулась и быстро побежала в обратную сторону.
     - Эви! - закричал я и бросился за ней.
     'Эви, вернись!' - я знал, что она меня услышала, я чувствовал это. Но ответить она не захотела. А потом я потерял её. Я больше не мог почувствовать, в какую сторону она побежала, она вильнула где-то в коридорах, а я упустил. Вернувшись обратно, я попробовал понять, куда она свернула, но не смог. Я почувствовал себя последним дураком.
     'Эви!' - мысленно закричал я, надеясь, что она услышит. Но ничего не почувствовал.


     - Эйнар, что случилось? - встревоженно воскликнула матушка. - И где Эви?
     Я подошел к ней и просто обнял. Мне было так одиноко без Эви, я просто не знал, что мне делать.
     - Эйнар, сынок, что случилось, расскажи мне, - попросила матушка, заглядывая мне в глаза.
     - Мы поругались, - с трудом сдерживая слезы, сказал я. - Эви расстроилась и убежала, а я не могу её найти.
     - Может ей просто хочется побыть одной, - успокаивающе поглаживая меня по голове сказала матушка. - Из-за чего вы поругались?
     - Я не рассказал ей про князя, и не хотел говорить, что это Юлиан мне сказал.
     - Но это же такая ерунда, сынок! Вы не обязаны делится всем-всем, что-то же можно и не сказать.
     - Ты не понимаешь, - все-таки расплакался я. - Мы всегда вместе! А сейчас её нет! Я не сказал ей такую важную новость, целый день прошел, а я не сказал, она обиделась и убежаааалааа... - Я понял, что уже реву и не могу остановится.
     - Тише, Эйнар, ничего страшного, успокойся, - утешала меня матушка, а я от этого ещё больше плакал.
     - Что случилось, что за слезы? - послышался сзади голос отца.
     - Эвианора убежала, и Эйни не может её найти, - сказала поверх моей головы матушка.
     - Эйнар, так это ты ревешь, как девчонка? - строго спросил отец.
     - Анвел, - укоризненно сказала мама.
     - Не надо, матушка, отец прав, - сказал я, наконец повернувшись к папе. Его слова действительно успокоили меня.
     - Ну вот, уже лучше. Рассказывай, - потребовал отец.
     - Юлиан рассказал мне о том, что князь умер и все дворяне всполошились из-за наследника. Ещё он сказал мне, что это ерунда, потому что у князя взрослый сын, и никакой войны не будет. И попросил никому не говорить, что это он мне сказал. А Эвианора узнала, что Юлиан рассказал мне, и обиделась.
     - А как она узнала? - поднял брови отец.
     Я понял, что в очередной раз за сегодняшний день сболтнул лишнего. Однажды в детстве мы уже рассказали родителям, что можем мысленно общаться. Мать очень расстроилась, и запретила нам это делать. Больше мы никому про это не говорили, и держали в секрете, но с каждым годом мы всё лучше и лучше чувствовали друг друга. Теперь мы могли даже улавливать отдельные мысли просто так, не направляя их друг другу.
     - Она услышала, как я об этом подумал, - угрюмо сказал я. Увиливать и врать уже было поздно.
     - Рузанна? - строго спросил отец.
     - Я запретила им это, но ведь невозможно контролировать... Тот колдун, он говорил, что это не магия, просто близнецы... - Не закончив, матушка всхлипнула и снова прижала меня к себе.
     Некоторое время все молчали, а потом отец сказал:
     - Я отдам приказ, пусть узнают, выходила ли она за внешние стены. Если нет, то ждем до двенадцати, а если она вышла за ворота, то отправимся на поиски. А потом я с вами обоими серьезно поговорю, понятно, молодой человек?
     Я послушно закивал, думая лишь о том, что ещё никогда мы с сестрой не проводили столько времени вдали друг от друга.

     Она
     Мне было жутко одиноко. Несмотря на то, что я сильно обиделась на брата, мне его не хватало. Мы ни разу не проводили столько времени вдали друг от друга. Сейчас, когда первая обида прошла, я понимала, что по сути это ерунда, ну подумаешь, что не сказал. Он ведь обещал Юлиану, но... 'всегда вместе, всегда рядом'. Как он мог не сказать? Юлиан ведь знает, что мы одно целое, что говоришь мне, то говоришь Эйнару и наоборот, значит дело не в этом. Мы никогда ничего не скрывали друг от друга. Вообще ничего. Что изменилось теперь? Может, мы выросли, стали взрослыми? Если это так, то я не хочу быть взрослой.
     Я остановилась и осмотрелась вокруг. Уже давно стемнело, а я продолжала идти куда глядят глаза. Запутавшись в своих мыслях, я заплутала среди деревьев, и теперь не понимала, где я. Волна страха начала подниматься откуда-то с низа живота, но усилием воли я подавила её. Осталась только чуть слышная и тупая боль.
     'Успокойся, Эви, всё хорошо, - мысленно сказала я самой себе. - Ты же пешком, а значит не могла отойти далеко от крепости. Просто осмотрись вокруг, и вспомни, в какую сторону ты побежала'.
     Единственное, что я помнила, это что бежала в сторону заката. Самайн был близко, дни уже стали намного короче, и теперь вокруг царила почти кромешная тьма. Если я бежала на запад, значит сейчас мне нужно на восток, всё логично. Осталось только понять, где этот восток.
     Я осмотрела деревья вокруг. Корней говорил, что муравьи делают свои жилища на юге, там, где теплее. Я осмотрела ближайшие муравейники, и совершенно сбилась с толку. Муравейники были со всех сторон. И куда же мне идти?
     Подняв голову наверх, я посмотрела на небо, в надежде увидеть звезды. Всё тот же Корней много рассказывал нам про астрономию, и, честно говоря, это было самое интересное, что он вообще говорил. Но небо было затянуто тучами, и совершенно невозможно было понять, где какая сторона света. Ну и что мне делать?
     Я ещё некоторое время стояла и с беспомощным видом оглядывалась вокруг, а потом вдруг как-то резко поняла, что мне холодно. Я стала приплясывать и подпрыгивать, стараясь согреться, но теплее не становилось. В очередной раз осмотревшись вокруг, я подумала, что терять мне нечего и решила идти хоть куда, благо вокруг имелось достаточно тропинок, по которым можно было свободно двигаться.
     Я быстро согрелась, мне даже стало жарко, но скидывать кафтан я не решилась. Я шла и шла, тропинка виляла, периодически встречаясь с другими, тоньше или толще. Если я видела, что есть другая дорожка, более широкая и хоженая, чем та, по которой я шла, то я меняла направление. Страх прошел совершенно, но тупая ноющая боль внизу живота наоборот, нарастала. Мне дико хотелось спать, но я понимала, что если засну, то могу и не проснуться. Ведь у нас здесь, на севере, ночи всегда холодные.
     Пару раз я делала привал, но долго не сидела. Холодно и голодно, ведь ела я последний раз ещё перед тренировкой. Мы с Эйнаром чуть было не подрались за последнее печенье, а пока мы выясняли отношения, печенье забрал Юлиан. Я улыбнулась, вспомнив об этом. Обиды на брата совсем не осталось, мне хотелось поскорее увидеть его и попросить прощения за своё идиотское поведение и глупую обиду. И почему так сильно болит живот?

     Он
     Близилось утро, а Эвианору всё ещё не нашли. Матушка хотела уложить меня спать, но я отказался, ведь заснуть я всё равно не смогу. Как я могу спать, не ощущая рядом её спины, не слыша её мыслей? Мы с мамой сидели в малой гостиной и ждали вестей. Отец иногда появлялся и снова уходил, хмурый и мрачный.
     - Это моя вина, - тихо сказал я.
     - Что ты, Эйни, в этом нет ни чьей вины, - устала сказала матушка. Под её глазами виднелись темные круги, и выглядела она сейчас намного старше.
     - Это из-за меня она убежала и наверняка заблудилась. А вдруг её не найдут?
     - Её обязательно найдут! - отрезала мама.
     В комнату зашел отец и опустился в большое кресло. Никто ничего не сказал, но всё было и так ясно.
     - Через полчаса мы попробуем снова, в этот раз я пойду вместе с охотниками, - сказал отец.
     - Можно мне с вами, отец? - спросил я.
     - Чтобы ещё и тебя потерять? - не глядя на меня сказал папа.
     - Я... я могу почувствовать её. Если она недалеко, то может, я смогу...
     - Ладно, - прервал он меня. Тогда собирайся, жду возле конюшен. И чтобы без опозданий.
     - Анвел, разумно ли...
     - Не знаю, Рузанна, но у них определенно есть связь, может, это выход.
     Матушка ещё что-то сказала, но я уже не услышал. Вскоре я уже стоял у конюшен, среди охотников, которые в очередной раз попробуют найти, куда же ушла Эви. У нас должно получиться!

     Она
     Светало. Глаза слипались, но я продолжала идти, глядя на солнце. Недавно я сменила направление, и теперь восходящее солнце слепило мне глаза. Но это значило, что я иду в нужном направлении. Внезапно я почувствовала, как боль в животе, донимавшая меня последние несколько часов резко прекратилась. Идти сразу стало легче. Но ещё через несколько минут я ощутила, как что-то горячее потекло у меня по ноге. Я провела рукой по ляжке и с изумление уставилась на красные пятна. Кровь? Но я же нигде не поранилась, откуда кровь? Значит, мне поэтому болел живот? В голове всплыло туманное воспоминание - мама, сидящая рядом с моей кроватью, рассказывает мне, что я уже взрослая, и не надо каждую ночь сбегать к Эйнару. Я не понимаю, в чем причина, и матушка говорит мне, что совсем скоро я стану девушкой, и природа возьмет своё. Раз в месяц я начну кровоточить, моё тело изменится и меня перестанут путать с братом.
     Я пыталась тогда спросить у нее, что она имела в виду, но мама больше ничего не говорила. Я рассказала это Эйнару, но и он не смог разобраться. Зато теперь я знала, о чем она говорила. Вот что она имела в виду про взрослость. Вот эту горячую кровь, стекающую по ноге, это ужасное ощущение в животе.
     И вдруг я поняла, что никогда не смогу поделиться этим с братом. Он не сможет понять, как это ужасно, как это противно. И действительно, теперь я стала взрослой, и мы больше не сможем быть всегда вместе.
     У меня больше не было сил идти. Я села там, где стояла, прислонилось к огромному дубу и горько заплакала, одна, совсем одна в этом огромном лесу.

     Он
     Мы ехали по лесу, медленно, рассматривая всё вокруг. Только что рассвело, и теперь в лесу стоял густой туман, в котором тяжело было что-либо различить. Иногда кто-нибудь из группы громко кричал 'Эвианора!', надеясь, что она услышит, но ответа не приходило. Я тоже звал, но мысленно.
     'Эви!' - в очередной раз позвал я, и вдруг почувствовал что-то. Я резко натянул поводья, мой конь встал на дыбы, а я чуть не свалился в кустарник.
     - Что такое, Эйнар? Ты что-то услышал? - спросил меня отец.
     Я не ответил ему, а лишь мысленно устремился туда, откуда ко мне пришел этот отклик. И тут на меня обрушился шквал эмоций. Я чувствовал её горе, её чувство вины, и радость от того, что я близко. Я упивался ощущением того, что она рядом, что мы снова вместе. Больше не задумываясь ни на секунду, я пришпорил коня и сломя голову помчался к ней.
     - За ним! - услышал я крик отца, но времени оборачиваться не было.
     Всего несколько минут бешенной скачки по лесу, и вот я рядом с ней, с моим близнецом, с моим отражением.
     - Эвианора! - закричал я, спрыгивая с коня.
     'Эйни', - прошептала она мысленно.
     Я подбежал к ней и схватил за руки, обнял. В голове царила полная сумятица, мои мысли смешивались с её, я уже не понимал, где кто. В одну секунду я ощутил всё то, что чувствовала она, пока бродила одна-одинешенька по темному лесу, её боль и ужас, когда она почувствовала кровь на ноге, её страх и чувство потери.
     'Дурочка, какая же ты дурочка, - мысленно говорил я, обнимая её. - Мы же всегда вместе'
     - Всегда рядом, - ответила она мне, улыбаясь сквозь слезы.
     - Эвианора! Ты в порядке? - отец подбежал к нам и своими могучими руками подхватил сестру.
     - Да папа, всё хорошо, - тихо сказала Эви, но я всё равно её слышал.
     - Это что, кровь? Ты ранена? - в голосе отца послышался страх, и сестра поспешила ответить.
     - Нет папа, это... женское.
     Я увидел, как лицо отца в один миг приняло некое выражение, которое я никак не мог расшифровать. Это было смущение и некое благоговение одновременно. Но всё же смущения было больше.
     - Позвольте мне, ваша Светлость, - подошла к нам женщина-охотница. - Я знаю, что делать в таких случаях.
     Отец осторожно передал Эвианору женщине, а та, что-то тихо спрашивая у нее, отвела чуть подальше, чтобы мы ничего не услышали.
     - Знаешь, сынок, - вдруг сказал мне отец. - В жизни каждого мужчины наступает такой момент, когда он понимает, что женщина - она даже в двенадцать женщина, и нам никогда не понять, что ею движет.
     Я ничего не ответил ему, хоть и хотелось. Он ведь сам сказал, что никогда не поймет.

***

     Он
     В очередной раз я нервно поправил перевязь меча у себя на поясе. Никак к нему не привыкну, что и не удивительно. Меч отец мне дал только вчера, сразу после ужина. Эвианора надулась, что и ей отец не сделал такого подарка, но он пообещал, что отдаст ей меч сразу после бала. Как он сказал, 'потому что негоже четырнадцатилетней девушке присутствовать с мечом на балу, да и вообще где бы то ни было'. Конечно, сестра могла с этим вполне поспорить, но решающим аргументом стало то, что перевязь будет плохо смотреться с платьем. Я усмехнулся, вспомнив, какое озадаченное стало при этом у нее лицо. Последнее время Эви стал сильно занимать внешний вид, и это почему-то казалось мне забавным.
     'Ты скоро?' - спросил я у нее, не рискуя зайти в комнату. Там было слишком много всяких служанок и прочих девушек, которых крайне смущало моё присутствие.
     'Уже почти', - пришел ответ. После того случая, когда Эви убежала, наша связь совершила настоящий скачок, теперь мы могли переговариваться даже сквозь разделяющие нас стены. Родителям мы, естественно, ничего не говорили.
     - Ну где она делась? - раздраженно спросил Юлиан.
     Он лично вызвался сопровождать нас, чему я был сильно удивлен. Несколько месяцев назад он уехал в столицу, чтобы поступить в гвардию короля. Приехав сюда, мы с Эви даже не узнали его поначалу, так он изменился. Раньше Юлиан был для нас просто противным старшим братом, а сейчас он был настоящим гвардейцем, мужественным и уверенным, чего раньше в нем никогда не было. На секунду я почувствовал легкий укол зависти, но тотчас же поспешил избавится от нее.
     - Ты же знаешь этих девчонок, они вечно копаются, - с легкой улыбкой сказал я.
     Рассмеявшись, Юлиан сказал мне в ответ:
     - Только не наша Эви. Эта соплячка положит на обе лопатки половину наших гвардейцев.
     - Даже тебя?
     - Ну это вряд ли, - усмехнулся брат. - Теперь я уже не тот что раньше, и вам даже вдвоем меня не уделать.
     - Посмотрим, - вернул я ему улыбку.
     Мы подождали ещё несколько минут, и наконец дверь открылась и из нее выпорхнула Эвианора. Увидев Юлиана, она немного замедлила шаг и задрала вверх подбородок. Теперь она выглядела как настоящая леди. Кем она, собственно, и являлась.
     - Здравствуй, Юлиан.
     - Привет, Эви, ты сегодня просто обворожительна, - слегка поклонился Юлиан.
     Его манеры тоже изменились. Видимо, здесь были лучшие учителя этикета, чем наш Корней.
     - Подлизываешься? - сощурив глаза, спросила Эвианора.
     - Ничуть, сестра. Ты сегодня затмишь всех своей красотой.
     'Точно подлизывается', - послала мне, но продолжать не стала.
     - А почему нас сопровождает не отец? - спросила она, когда мы уже шли по коридору.
     - Отец сейчас с королем, занят важными государственными делами.
     - Какие государственные дела могут быть важнее первого выхода собственных детей? - фыркнула сестра, но скорее просто из чувства противоречия.
     Она, как и я, прекрасно понимала, что в накалившейся в последние годы политической обстановке отец делает всё возможное, чтобы обезопасить нас. Но мы ещё ладно, а вот Юлиан... Он ведь седьмой претендент на престол, после отца и княжеских семей.
     - Волнуешься? - тихо спросил я у Эви, когда мы уже подходили к банкетному залу.
     - Немного, - ответила она мне.
     Перед очередным поворотом Юлиан вдруг остановился и повернулся к нам. Ничего не говоря, он поправил перевязь моего меча, окинул нас критическим взглядом и скомандовал:
     - Ну, пошли!
     Наверняка он сейчас вспоминал свой первый выход. Он рассказывал нам, что умудрился споткнуться прямо на первой ступеньке и вообще чувствовал себя крайне неловко, пока его не пригласила танцевать одна очень миловидная барышня. Может приврал, а может так и было, не знаю. В любом случае, нам с Эви проще, мы ведь всегда есть друг у друга, и, если что, и потанцевать можем.
     Юлиан толкнул огромные двери, и на нас обрушился гул голосов, выкрики герольда и еле слышная среди разговоров музыка. Эвианора схватила меня за руку, и так мы шли вслед за Юлианом до герольда. Брат что-то сказал ему, тот кивнул и заорал на весь зал:
     - Эвианора Рузанна и Эйнар Анвел Скхейны, младшие дети его Светлости герцога Анвела Михаэля Скхейна!
     На несколько секунд все взгляды в зале обратились на нас, а потом все снова вернулись к прерванным делам и разговорам. Мы с Эви одновременно выдохнули, и, продолжая держаться за руки отошли в сторону.
     - Молодцы, даже не споткнулись, - с кривой улыбкой сказал нам Юлиан. - Ну а теперь позвольте откланяться, меня ещё ждут здесь дела.
     Мы не успели ничего сказать, как он просто испарился, исчез в неизвестном направлении.
     - И что дальше? - несколько растерянно спросил я.
     - Думаю, нам следует найти папу и представится князю.
     Так мы и сделали. Зал был набит самым разномастным народом, естественно, высокого происхождения. Большинство присутствующих здесь были молоды, но многим уже перевалило за тридцать. Попадались и знакомые лица. Например, мы увидели Карину, которая помогла нам устроить ту знаменитую шалость с мукой. Она нас не заметила, зато заметил Август, с которым Эви однажды подралась, когда он с родителями приехали к нам в гости. Это было начало отличной дружбы. Мы весело поболтали с ним, пока не появилась его мама. Она одарила нас недоверчивым взглядом, и увела Августа 'познакомится с влиятельными людьми'. Нас она, видимо, влиятельными не считала.
     - Эйнар, Эвианора! - услышали мы оклик откуда-то от длинного стола.
     Отец подошел к нам и без церемоний обнял.
     - Вы такие красивые, особенно ты, Эви. Я тебя сразу и не узнал в этом платье, - приобняв сестру за плечи и рассматривая её сказал отец.
     - Ты ещё скажи, что решил, будто я - Эйни, - фыркнула сестра.
     Отец на это ничего не ответил, а лишь посмотрел в мою сторону и спросил:
     - Вы уже были представлены князю?
     - Герольд объявил о нас ... - Не особо уверенно протянул я.
     - Но Юлиан вас к князю не подвел, я так понимаю? - не дожидаясь ответа, отец подтолкнул нас куда-то к центру зала. - Ну он у меня получит, впредь будет думать, прежде чем к Антуаннете со всех ног бежать, забыв про младших, сто раз подумает.
     Отец продолжал ворчать, а мы с Эви понимающе переглянулись. Теперь Юлиану не отвертеться от расспросов и подколов. Возможно и от взбучки, но отец не выглядел особо недовольным, видимо эта Антуаннета была не самым плохим вариантом. Антуаннета, Антуаннета... у меня в голове уже вертелись всяческие рифмы, подходящие к этому имени и наброски обидно-издевательских стишков-дразнилок.
     Наконец мы дошли до цели. Пришлось немного отстоять в очереди желающих предстать перед светлыми очами князя, но нас это не напрягало. Мы рассматривали дам в пышных юбках, которые с видом собственной значимости курсировали по залу, и лордов при мечах и в парадной одежде, которые изо всех сил старались произвести впечатления на этих самых дам. Нас с сестрой это весьма забавляло, но вот подошла наша очередь.
     - Ваше Высочество, Вы уже знакомы с моими младшими, но позвольте мне ещё раз их представить: Эйнар и Эвианора, - обратился отец к князю.
     Князем оказался тот самый холодноглазый человек, который однажды был у нас в замке. Точнее, его младшая копия. Тогда, семь лет назад, он был ещё молодым парнем, таким как Юлиан сейчас. Теперь же это был взрослый, жесткий человек, внук короля и его наследник. Его глаза были ещё холоднее чем у отца, а орлиный нос больше походил на клюв, которым он привык терзать врагов. Глядя на него, я понял, что никогда бы не хотел иметь этого человека среди своих врагов.
     - Да, я помню, - сказал князь. Голос у него был таким же холодным, как и глаза. - Они на вас совсем не похожи, герцог.
     - Пошли в родню жены. С её стороны все светловолосые.
     - Кстати, где же Рузанна? Почему она не присутствует в такой важный день?
     - Ей нездоровится, ваше Высочество, она вынуждена была остаться дома.
     - Что же, пускай выздоравливает, передайте ей мои наилучшие пожелания.
     - Всенепременно, ваше Высочество, - поклонился отец. - Дети.
     Мы тоже поклонились, как учил нас Корней. Я уже давно выучил все эти поклоны и титулы, и сейчас мне не составило труда сделать это по всем правилам этикета.
     - Он страшный, - шепнула мне сестра, когда мы отошли от князя.
     - Вариус? - услышал отец. - Он князь, князь должен выглядеть устрашающе.
     - Ты не выглядишь страшным, - сказала Эви.
     - Но я ведь и не князь, - усмехнулся отец. - Да и откуда вы знаете, может меня тоже все боятся?
     - Учитель Ириенель говорит, что ты суровый, но справедливый, поэтому честным людям тебя боятся не стоит, - встрял я в разговор.
     - Вы бы мне ещё гнома в пример привели. Ириенель эльф, у них свои понятия о справедливости, страхе, да и вообще обо всем.
     Сестра хотела ещё что-то сказать, наверное, в защиту Учителя, она его просто боготворила, но отец одним взглядом заставил её замолчать, а потом сказал, что у него ещё много дел и растворился в толпе точно также, как Юлиан незадолго до этого.
     - Ну, и что мы теперь будем делать? - спросил я у Эви.
     - Давай поедим, - кивнула сестра на ближайший к нам стол.
     Я был полностью за, так что мы принялись осматривать предложенное угощение. Чего тут только не было! В основном, конечно, морские блюда, ведь столица, Икария, находится на побережье Грозового моря. Наш замок размещен ровно посередине между Грозовым морем и Западным океаном, так что для нас с Эви морские блюда были довольно большой редкостью.
     - Как думаешь, что это? - спросила сестра, держа в руках странную раковину.
     - Это устрица, - ответил звонкий голос сзади.
     Мы одновременно повернулись в сторону говорившего. Им оказался мальчик нашего возраста, одетый в простой камзол и опоясанный перевязью с такими же простыми ножнами.
     - А ты кто такой? - прищурившись, спросила Эви. Если бы я не знал, что в её прелестной головке содержатся абсолютно все правила этикета, которые нам привил Корней, то решил бы, что она абсолютно не воспитана.
     Но парня это ничуть не смутило, и он всё тем же звонким голосом представился:
     - Лео Варг, старший сын барона Андерса Варга. А вы близняшки Скхейны, верно?
     - Других близнецов я тут что-то не наблюдаю, - всё также грубо ответила сестра.
     - Эви, прекрати, - сказал я ей. - Да, я Эйнар, а эта несносная особа - моя сестра Эвианора.
     - Приятно познакомится, - улыбнулся парень, и я почувствовал, как недоверие Эви постепенно уходит. Улыбка у Лео оказалась воистину располагающей.
     - Так говоришь это устрицы? - снова повернулась к столу Эви. - Стыдно признаться, но совершенно не представляю, как их есть.
     - Это не смертельно, - снова улыбнулся Лео. - Давай покажу.
     Оказалось, что поедание устриц - это довольно сложно. Но вместе с тем увлекательно и весьма вкусно. Мы отлично проводили время, веселились и смеялись. Лео оказался отличным парнем. Он познакомил нас со своими друзьями, графиней Адель, маркизом Полом и его кузеном, Симом.
     Адель мне не понравилась, но она была единственной девушкой в нашей компании (кроме сестры, конечно), и мне поневоле пришлось обращать на нее внимание. Но когда к нам присоединились Пол с Симом я с радостью переложил эту обязанность на них.
     - ...а после этого он сказал, что больше и близко не подойдет ко мне, когда я держу в руках хоть что-нибудь длиннее ножа для устриц, - рассмеялся Лео, а за ним и все мы.
     - Забавная история, - улыбнулась Эви. - Если учесть, что ты немного преувеличил, всё равно получается, что ты хороший фехтовальщик.
     - А то, - приосанился Лео.
     - Я бы хотела провести с тобой спарринг, - как ни в чем не бывало продолжила сестра.
     На минуту в нашей компании воцарилась абсолютная тишина.
     - А ты точно не Эйнар? - попробовал пошутить Лео.
     - Я слишком часто это слышу, - фыркнула сестра. - Что здесь такого? Я побеждаю брата в трех поединках из пяти.
     - Серьезно? - удивился Пол. - А на вид простая девочка.
     - Я не простая девочка, а дочь герцога Скхейна! - подбоченилась Эви.
     - Спокойно, Эви, он не это имел в виду, - решил я разрядить обстановку. - А насчет её слов вы зря сомневаетесь. Мы с Эви с девяти лет занимаемся вместе, и наш Учитель говорит, что она действительно хороша.
     - Но как девочка может фехтовать? - хлопнула глазами Адель. - Матушка всегда мне говорила, что девочки должны украшать взор мужчин, а не быть с ними наравне.
     Если бы взгляды могли испепелять, то на месте Адель сейчас была бы маленькая дымящаяся кучка, так посмотрела на нее сестра.
     'Не делай глупостей', - послал я Эви, но сестра не захотела прислушаться к моим словам.
     - Знаешь, Адель, - вкрадчиво начала она. - Твоя матушка наверняка умна. По-женски так умна. Сиди и не высовывайся, так? При малейшей опасности втягивай свою лебединую шейку в мягкие плечики и трясись как осиновый лист. А если что-то не получается, то заплачь, прибежит сильный мужчина и всё за тебя сделает, да? Так, наверное, говорила тебе мама?
     Адель ничего не ответила, но её губки действительно затряслись, как будто она сейчас заплачет. Все молчали, ожидая, что же будет дальше.
     - А вот я, Адель, считаю по-другому. Если опасность близка, то повернись к ней лицом и встреть без страха. Если что-то не получается, то старайся, делай, пока не получится, и не отступай. Не перекладывай на плечи других. Этому меня учил мой отец, герцог Скхейн. Меня и моих братьев! - на высокой ноте закончила Эвианора.
     И ни у кого не возникло желания с ней спорить.

     Она
     Эта глупышка Адель действительно распалила меня. Я часто сталкивалась с такой позицией среди высокородных девушек, и действительно не понимала её. Почему мы, потомки гордых северян, дети герцогов и графов, что ещё двести лет назад звались ярлами, должны вести себя как изнеженные южане? Я знала, что в Империи Канор, от которой мы столь много переняли, это встречается повсеместно, но я не понимала, почему здесь, на севере, эта традиция так быстро прижилась? Мы ведь совсем другие. Родись мы на двести лет раньше, то были бы младшими детьми ярла, и сейчас не кланялись перед князем, а плыли на драккаре по Грозовому морю на Восточный материк или на Острова, это был бы наш первый боевой выход. И никто бы не удивился, что я, девушка, работаю там наравне с братом. Так почему же сейчас это вызывает такой шок? Что изменилось?
     Адель все-таки не выдержала. Она отвернулась, и плечи её затряслись от рыданий. Внезапно я почувствовала себя ужасно глупо. Эта девочка, она ведь такая маленькая и беззащитная. У нее ведь нет такого папы, который объяснил ей это, а я сейчас была так груба. И сейчас мне не хватало мужества, чтобы извинится перед ней.
     Сим обнял Адель за плечи, и отвел куда-то в сторону, что-то нашептывая и чуть поглаживая по голове. Пол некоторое время смотрел им в след, а потом повернулся к нам.
     - Это было... сильно, ничего не скажешь, - чуть улыбаясь, проговорил он. - Отец всегда говорил, что Скхейны славятся своей отвагой и прямотой, но я не особо верил.
     - Пожалуй, это было чересчур прямо, - извиняющимся голосом сказал Эйнар.
     - Да нет, что ты! - воскликнул наконец очнувшийся Лео. - Это было потрясающе! Я давно не слышал ничего настолько искреннего!
     Я смущенно глянула вниз, чувствуя, как мои щеки наливаются краснотой.
     - Что вы делаете завтра? - неожиданно спросил Пол у всех нас.
     - Я тут буду ещё с неделю, - тут же ответил Лео. - У отца здесь родня, так что мы тут часто надолго остаемся.
     - А мы с Эви уезжаем послезавтра, - глянув на меня, сказал брат. - Матушка осталась дома, и отец не хочет здесь задерживаться надолго.
     - Тогда предлагаю завтра встретится, скажем, после полудня, - постукивая себя по губе, сказал Пол, - посмотрим, каковы близнецы Скхейн на мечах, - и широко улыбнулся.
     - Я за! - тут же воскликнул Лео.
     - Мы тоже, - с улыбкой ответила я за нас обоих. Я чувствовала волну одобрения, шедшую от Эйнара.
     Подхваченная внезапным порывом, я потянулась мыслями к нему, и вдруг поняла, что вижу его глазами. В голове стояла недавняя сцена с Адель, как он смотрел на меня, ощущал мои чувства. Он следил за реакцией Пола и Сима, и, как обычно, замечал намного больше меня. Его восприятие мира было... другим. Более тусклым, но в тоже время более глубоким.
     Внезапно я снова оказалась в своей голове. Эйнар с удивлением смотрел на меня, он явно что-то почувствовал. Я хотела ему что-нибудь сказать, но не знала что. И тут, совершенно неожиданно Лео пригласил меня на танец, и я согласилась.
     Танцы не были моим любимым занятием, но Учитель всегда говорил, что фехтование - это тоже своеобразный танец, танец смерти. Поэтому почти все фехтовальщики хорошие танцоры. Не знаю, так ли это, но Лео не жаловался, и ноги я ему вроде не оттоптала.
     Мы кружили по залу в окружении других пар, и в какой-то момент я увидела, что Эйнар танцует с незнакомой мне рыжеволосой девушкой. Потом я потеряла его из виду, и больше не могла заметить, как не старалась, хоть и чувствовала, что он где-то недалеко.
     Вечер постепенно подходил к концу, многие уже ушли. Я нашла Эйнара и мы с ним и Лео ещё немного поболтали, а потом к нам подошел отец.
     - Ваша Светлость, - поклонился Лео и в один момент исчез из поля зрения.
     Брови отца удивленно дернулись вверх.
     - Надо же, какой прыткий. Кто это?
     - Лео Варг, - ответил Эйнар.
     - Варг, Варг, - пробормотал отец, явно пытаясь вспомнить. - Ах, барон Варг, конечно, я видел его сегодня. Приятный человек, и сын у него явно хороший, раз вы с ним весь вечер провели, да Эвианора?
     Отец лишь рассмеялся, глядя на мой румянец, а потом сказал, что уже поздно и нам пора домой. Пока мы шли к выходу из зала, мы рассказали папе о назначенном на завтра спарринге. Отец на это лишь усмехнулся, и сказал, чтобы я после завтрака сходила с ним к кузнецу, чтобы забрать свой меч. С радостным визгом я повисла на его шее, и не хотела отпускать. Настоящий меч! Мне! Такой же, как у Эйнара! Надо будет завтра обязательно похвастаться перед Юлианом!

     Он
     Я тяжело дышал, без сил сидя на земле. Всего в метре от меня Эвианора повалилась на спину, раскинув руки.
     - Да, вы действительно хороши, - с трудом выговаривая слова, сказал Лео.
     Эвианора застонала, а я усмехнулся, уловив её мысль.
     - И могу поспорить, - продолжал он, - что этот ваш учитель - эльф.
     - Как ты узнал? - даже приподняла голову Эви.
     - Техника, Эвианора, - усмехнулся Лео. - Эльфийская техника. Вы, когда в третью позицию переходите, так забавно ноги выгибаете, что сразу понятно становится. И в пятой левую руку за спину заводите. Да и вообще, все ваши движения излишне танцующие. Именно поэтому вы всё время проигрываете.
     - Мы тебя два раза сделали! - возмутился я.
     - А я вас шесть, - парировал Лео.
     Пол лишь махнул рукой, глядя на наши препирания. Мечник из него оказался никудышный, и после третьего поединка он сказал, что лучше понаблюдает за нами. К слову сказать, мы уже собрали изрядную толпу, состоящую в основном из гвардейцев, что и не удивительно, ведь мы заняли один из их тренировочных плацев. В этом нам помог Юлиан. Он обещал присоединится к нам, как только закончит обход, но его до сих пор не было видно.
     - Где ты всему этому научился? - спросила Эвианора, с трудом принимая вертикальное положение.
     - Мой отец Мастер меча, - рассмеялся Лео. - Я, можно сказать, родился с железкой в руке.
     Он вообще очень много смеялся. Этот парень был весьма скор на улыбку, и его веселило практически всё.
     - Ну что, отдохнули? - весело спросил он.
     - Нет! - тут же воскликнула Эви. - Дай нам ещё пару минут.
     - Как хотите. Вы, между прочим, тоже меня измотали.
     - По тебе не скажешь, - недоверчиво сказал я.
     - Правда-правда! - радостно подтвердил он.
     На это я ничего не ответил. Наконец, когда мы уже немного отдышались, среди зрителей возникло какое-то волнение и появился наш брат.
     - Юлиан! - закричала Эви. - Помоги нам, мы не можем его победить!
     - Добрый брат спешит на помощь, - отсалютовал нам Юлиан. - С кем имею честь?
     - Лео Варг, к вашим услугам, - поклонился Лео.
     - Мне, думаю, нет нужды представляться. Ладно, малявки, у вас есть пара минут, пока я с ним расправлюсь.
     - Ну попробуй, - вставая в первую позицию, усмехнулся Лео.
     Среди собравшийся толпы послышались смешки, и я понял, что там сейчас делаются ставки. Судя по всему, наш брат действительно снискал себе славу, потому что большинство было на его стороне, хотя и видело наши предыдущие схватки.
     Лео не спешил нападать. Во-первых, как ни крути, мы здесь с самого обеда, он тоже устал. А во-вторых, Юлиан - он всё же на четыре года старше нас, у него намного больше опыта, даже если наш отец и не Мастер меча.
     Противники кружили друг против друга, присматриваясь и примериваясь. Наконец, Лео не выдержал и сделал выпад. Юлиан просто ушел от удара, даже не пытаясь парировать. Лео ткнул мечом в голову, а потом молниеносно изменил направление, но обман не удался. Юлиан увернулся, и тут же проделал обратный маневр. Лео подставил своё оружие под удар, раздался громкий металлический звон.
     Все разговоры давно стихли, многочисленные зрители, затаив дыхание, наблюдали за поединком.
     Выпад, удар, пируэт, снова удар - Юлиан явно теснил Лео. Тот отчаянно сопротивлялся, старался перейти в контратаку, но Юлиан не давал. Сделав выпад, Лео открылся, и брат тут же ткнул его в бок. Конечно, оружие было не заточено, но всё же это должно быть довольно болезненно. Лео согнулся, и Юлиан приставил оружие ему к горлу.
     - Ты труп, - весело сказал брат, и отошел от поверженного противника.
     - Ура! - завопили мы с сестрой.
     - Учитесь, шмакодявки, - брат подошел к нам и потрепал Эвианору по волосам.
     - А как ты тот пируэт сделал? Ириенель нас такому не учил! - с любопытством спросила Эви.
     - Этому меня научили здесь, - ответил Юлиан и с сомнением посмотрел на сестру. - А ты вообще кто?
     Сейчас, вспотевшие и все в пыли, в одинаковой одежде, мы были совершенно неотличимы.
     - Я Эви! А тот выпад, ну, вот этот, - попыталась показать сестра. - Ты как его сделал?
     - Так и сделал, - снова улыбнулся брат.
     - А нас научишь? - спросил я.
     - И меня тоже, - подошел к нам Лео. - Я ни разу не видел такого.
     - Это тайный прием гвардии, - покачал головой брат, заговорщицки улыбаясь. Наверняка ведь врет. - Ладно, малышня, теперь с вами. Попробуете?
     - А то! - сказал я, и мы с Эвианорой мигом перешли в, так сказать, 'боевой режим'.
     Я снова услышал, как зрители делают ставки. Наши шансы были ещё меньше, чем у Лео, так что если мы победим, кто-то получит очень много денег.
     'Он правый бок открывает во время выпада', - послала мне Эви.
     'Я заметил. Собьем с толку?'
     'Давай я', - ответила сестра и перекинула меч в правую руку.
     Еще когда мы только учились писать, Корней всё время ругал нас за то, что мы всё делаем левой рукой. Он пытался нас заставить действовать правой, но мы никогда его не слушались. Но когда мы начали учится у Ириенеля, он рассказал нам, как важно уметь пользоваться обеими руками. И с тех пор мы постоянно работали над этим. Юлиан знал, что мы левши, и научился противостоять этому, однако за последние месяцы мы сильно продвинулись в освоение второй руки, и теперь могли преподнести ему сюрприз. К слову, именно так мы выиграли две схватки у Лео.
     - Ты Эвианора? - уточнил у сестры Юлиан.
     Он знал, что Эви владеет мечом лучше меня. Эви отрицательно мотнула головой. Не знаю, поверил ли ей Юлиан, но полной уверенности, у него, естественно, не было.
     Мы с сестрой кружили вокруг Юлиана точно также, как Лео всего несколько минут назад. И точно также не спешили нападать.
     Внезапно, даже для меня, Эви сделала пробный выпад, который Юлиан без труда отбил.
     - И это всё, что вы можете? - усмехнулся он.
     Мы на провокацию не купились, а попытались обойти его с разных сторон.
     - Э нет, малявки, это у вас не получится.
     'Он всегда слишком много болтал', - отправил я Эви. В ответ почувствовал немую волну согласия.
     Наконец Юлиану это явно надоело, и он попытался добраться до меня простым ударом по ногам. Я подпрыгнул, пропуская меч снизу, и послал Эви предупреждение. Она тотчас же отскочила, а меч брата лишь вспорол воздух в том месте, где она только что стояла. Я видел, как его лицо приняло несколько озадаченное выражение, ведь он знал, что Эви со своей позиции никак не могла понять о надвигающейся опасности.
     Воспользовавшись моментом, я попытался достать его в бок, но он защитился, уходя заодно и от удара сестры.
     'Вместе!' - крикнула мне мысленно Эви, и мы одновременно ударили с обоих сторон.
     Удивительным образом Юлиан умудрился уйти от моего удара, и меч Эви лишь слегка задел его ногу. Лицо брата озарило понимание.
     - Нечестно играете, ребятки! Я ведь могу и отцу рассказать.
     Естественно никто не понял, о чем он. Кроме нас, конечно, но мы не прислушивались к его угрозам. Прошло то время, когда Юлиан ябедничал на нас при любом удобном случае (как и мы на него).
     Я уловил образ, который мне прислала сестра. Этому мы научились совсем недавно, но сейчас я отчетливо видел картинку, которую она нарисовала у себя, а заодно и у меня в голове. Я кивнул головой, выражая согласие, и тоже перебросил меч в правую руку.
     - Что вы затеяли на сей раз? Я знаю все ваши приемы, даже не пытайтесь! - Юлиан всё ещё пытался пронять нас, но мы совершенно не вслушивались в его слова.
     Я приблизился к Эвианоре и мы быстро поменялись местами.
     - Думаете сбить меня? Бесполезно, я давно не понимаю, кто из вас кто!
     Я услышал смешки со стороны собравшихся, но и на них мне было наплевать. Мечи снова в левую руку, так привычнее. Прыжок, удар, пируэт, защита - въевшиеся в память движения, которые даже не вспоминаешь, а делаешь не задумываясь. Но, вместо того чтобы ударить снова, и этим самому открыться, я ухожу в сторону, давая место Эви. Прыжок, удар, пируэт, защита - всё тоже самое, абсолютно точно также. Я услышал, как гвардейцы одобрительно загудели. Юлиан же явно был в замешательстве.
     - И чего вы хотите этим добиться? Завораживает, конечно, но как-то непродуктивно.
     'Давай!' - кричу я сестре. Прыжок, удар, пируэт, но не защита. Я прямо на ходу изменяю направление движение, одновременно открываю и свой бок, и Эви. Юлиан растерялся, всего на долю секунды, но растерялся, и этого хватило. Эвианора одним быстрым ударом под колено нарушила его защиту, и мой меч уперся ему в грудь.
     - Да! - воскликнул я, и толпа взорвалась криками.
     - Ах вы маленькие дьяволята! Провели меня! - ошарашенно сказал Юлиан.
     Послышались аплодисменты, и к нам подошли Лео и Пол.
     - Это было нечто, - с неизменной улыбкой сказал Лео. - Вы двигаетесь так, как будто вами обоими управляет один разум, почему вы не провернули это со мной?
     - Припасли для любимого брата, - сдув светлую прядку, упавшую на лицо, сказала Эви.
     - Мы очень давно этого ждали, - подтвердил я.
     - Я богат! - донеслось до нас от гвардейцев, а затем громкий гогот.
     Мы тоже засмеялись.  
     - Со мной поделись! - крикнул в толпу Юлиан, чем вызвал очередной приступ хохота.
     - Ну что, продолжим? - сказал Лео.
     - Нет! - в один голос воскликнули мы с сестрой.
     В ответ на это Лео только расхохотался.

***

     Она
     - Эвианора! Сколько раз можно тебе повторять! Зачем ты выкручиваешь руку! Тебя что, тянет за нее кто-то? Ну раз нет, так чего ты тогда её так крутишь?
     Грегор никак не мог успокоится. Он продолжал кричать, а я стоять с понуро опущенной головой. Стрельба у меня не ладилась. Вот у нас вечно так - сначала у Эйни ничего не получается, а у меня всё хорошо, а потом его как будто прорывает, а у меня всё наоборот, стопорится. И со стрельбой так же. Эйнара как будто прорвало, он мог поразить любую мишень, с любого расстояния. Он даже с обычного, правостороннего лука стреляет идеально! А у меня всё идет наперекосяк.
     'Я знаю', - раздраженно отмахнулась я от посланной мне братом картинки. Он лишь пожал плечами и выпустил очередную стрелу. Она попала всего в одном дюйме от первой. Я заскрипела зубами, глядя на его успехи. И это правой рукой! Я даже с левой в эту мишень попасть не могу.
     - Молодчина, Эйнар! Вот так и надо. Давай теперь вон в ту, дальнюю. Хотя нет, подожди, я пойду подвижную запущу.
     - Как это у тебя получается? - спросила я, когда Грегор отошел.
     - Да обычно, - пожал он плечами. - А как у тебя получается постоянно оставлять мне синяки?
     Это точно. На мечах я его почти постоянно уделывала. Ну что ж, хоть какая-то справедливость.
     - Давай, Эйнар! - закричал Грегор, толкнув мишень.
     Это было старое, набитое соломой чучело свиньи. Не понимаю, как оно выдерживает столько ударов, но шкура по-прежнему держалась, хоть Эйнар и утыкивает её стрелами каждую тренировку.
     - Можно с левой, Мастер?
     - Никакой левой! - закричал в ответ Грегор. - А ну давай, пока она не повернула!
     Эйнар тяжело вздохнул и натянул тетиву. Треньк - и стрела срывается в полет. Чучело дернулось, но устояло, и продолжило своё движение по натянутой веревке. Честно говоря, этот механизм ставил меня в ступор. Почему оно вообще едет?
     - Давай еще!
     Эйнар снова выстрелил, и снова попал.
     - Давай еще! Быстрее! Все стрелы, парень!
     Эйнар выстрелил снова. И снова. И снова. И каждый раз попал. А на четвертый раз промазал, почти на ярд.
     - Это что такое?! - заорал Грегор. - Где твои глаза, парень?
     - Виноват, Мастер, - склонил голову брат, но ненадолго.
     'Бывает', - отправила я ему, но он ничего не ответил. Мы подождали, пока сотник подойдет к нам.
     - Ладно, будем считать, что ты на сегодня закончил. А вот ты, - Грегор повернулся ко мне. - С тобой мы ещё сегодня поработаем.
     Это прозвучало угрожающе. Собственно, так оно и было.
     Мастер истязал меня ещё добрых полчаса, после чего просто плюнул, развернулся и ушел.
     - С тобой всё в порядке? - спросил у меня Эйнар, когда я проходила мимо.
     - Всё отлично, - буркнула я, и скрылась внутри здания.
     Я пошла в свою комнату и рухнула на кровать. В голове крутились мысли, от которых я никак не могла избавиться. Что я делаю не так? Пальцы держат крепко. Рука не дрожит. Я всё делаю хорошо, только в самом конце рука выворачивается против моей воли!
     В голове возникла картинка, как я поворачиваю руку под небольшим углом уже в самое время выстрела. Привкус мысли был явно не мой.
     'Не подслушивай!', - гневно отправила я брату.
     'Прости, - ответил мне он, - но ты слишком расстроена, меня против воли затягивает'
     Я лишь вздохнула. Да, способность оказываться в голове друг у друга пока что приносила столько же пользы, сколько и вреда. Когда кто-то из нас испытывал сильные чувства, например, радость или боль, второго насильно затягивало в его голову. Особенно неудобно это было, когда ты двигаешься. Вот бывает, тренируемся мы, я ударю его в чувствительное место, и в тот же момент меня затягивает в его голову. И всё, я стою столбом, пока не отпустит. Мы пытались это контролировать, но пока получалось плохо. Пару месяцев назад мы даже тайно выбрались в город неподалеку, где жил прославленный в наших краях волшебник, у которого решили испросить совета, но он лишь развел руками, и сказал, что в этом нет почти никакой магии, только наша особенность. В общем, не сильно он нам помог.
     'Не хочешь прогуляться?' - спросил у меня брат, и я послал согласие в ответ. Несколько недель назад от сердечного приступа умер Корней, и у нас внезапно оказалась куча свободного времени, которое мы не знали, куда девать. Отец обещал прислать нового преподавателя, но стояла осень, и дороги были плохо проходимы, а стабильных телепортов сюда нет. Пока не ляжет снег, никто до нас не доберется. Вот очевидный минус жизни в таком захолустье.
     Я быстро переоделась, и вышла наружу. Эйнар уже ждал меня.
     - Не попалась бы ты на глаза матушке, - только и сказал он, когда увидел меня.
     Я в ответ на это скривилась, подхватила его под руку и потащила в сторону северной башни.
     Несмотря ни на что, я по-прежнему одевалась в мужскую одежду, а если быть точным, в одежду Эйнара. Платья, конечно, красивые, но в них жутко неудобно. К тому же, несмотря на то, что мы с братом сильно изменились, нас всё ещё было легко спутать. Нам вот-вот должно было исполнится шестнадцать, но мы были почти одинакового роста, Эйнар всего на дюйм выше. И грудь у меня была достаточно маленькой, чтобы не различить её под свободной одеждой. Одно время я немного переживала по этому поводу, особенно глядя на пышную грудь матушки, которую еле удерживал корсет, а потом перестала терзаться. Вон, у бабушки Катаины тоже грудь была невыдающаяся, и мы с Мириам явно пошли в нее.
     Я посмотрела на брата, вглядываясь в черты его лица. Прямой нос, выступающие скулы, голубо-зеленые глаза в обрамлении пушистых ресниц. Как будто в зеркало смотришь. Нянька как-то мне сказала, что у меня для девушки грубоватое лицо, а у Эйнара наоборот, слишком женственное. Именно поэтому нас всё равно путают.
     Мы ни о чем не говорили. Нам уже давным-давно практически не нужны слова. Взобравшись на самый верх башни, я уселась на подоконник, и выглянула вниз. Это было одно из моих самых любимых мест.
     - А помнишь, как мы мечтали стать пиратами? - внезапно разрезал тишину голос брата.
     - И магами, - усмехнулась я.
     - И исследователями, - вернул он мне улыбку.
     - А ещё фермерами! - прыснула я.
     - Ну вот это было уже явно лишним.
     Мы рассмеялись, и Эйнар залез ко мне на подоконник. Мы соприкасались коленками и смотрели наружу.
     - Что с нами теперь будет, Эйнар? - спросила я спустя какое-то время.
     Уже начинало темнеть, короткий северный день угасал на глазах.
     - Ты выйдешь замуж за одного из князей, или, в крайнем случае, за какого-нибудь герцога, - правильно понял мой вопрос брат. - А я пойду служить в королевскую гвардию, как Юлиан. А потом тоже женюсь.
     - Но мы же не сможем быть одни, - прошептала я.
     - Придется, Эви. Мы не сможем всегда быть вместе.
     - Неправда! - воскликнула я. - Мы всегда будем рядом.
     Эйнар ничего мне не ответил, просто продолжал смотреть в окно. Когда окончательно стемнело, я слезла с подоконника и дождалась, пока брат последует за мной.
     - Устроим какую-нибудь пакость? - заговорщицки прошептала я.
     В ответ ко мне пришла волна одобрения.

     Он
     Мы как будто вернулись в детство. Сдавленно хихикая, мы натирали лица сажей, и пытались сделать из наших мягких и светлых волос что-нибудь хоть немного похожее на демоническую прическу. Честно говоря, мы совершенно не знали, какая должна быть прическа у демонов, и ориентировались лишь на гравюры в одной из книг из библиотеки. Там у демона были изображены какие-то торчащие во все стороны черные патлы, что мы с сестрой и сотворили по мере возможности. Темное местечко, из которого нужно вовремя выпрыгнуть, мы уже присмотрели. Даже два. А ещё секретный ход, о котором прислуга не должна знать. Покопавшись в своих запасах, я отыскал две последние оставшиеся у меня бутыли с зельем, которое в своё время подарила нам тетушка Мириам. Если разбить эти бутылки, всё вокруг заволакивал темный дым, и можно было благополучно сбежать. Жаль, что осталось всего две бутылки, но на сегодня как раз хватит.
     Отдав одну бутыль Эви, я спрятался в коридорной нише прямо у секретного входа. Мой выход был первым.
     'Идет!', - послала мне Эви, которая сидела дальше по коридору.
     Через несколько секунд и я услышал дробные шаги одной из служанок. А вскоре и увидел. Она несла в руках большой серебряный поднос, уставленный какими-то странными штуками. Я дождался, пока она подойдет поближе, и с громким ревом выскочил из укрытия.
     Честно говоря, не знаю, что было громче - крик девушки или звон упавшего подноса. Перестав кричать, служанка развернулась, и припустила обратно по коридору, а вслед ей летел зловещий смех. Ну, я надеюсь, что зловещий. Отлично, и зелье расходовать не пришлось. Быстро подобрав поднос, и засунув его за штору, я снова спрятался в своем укрытии.
     'Можно я сейчас?' - спросила у меня сестра, и я отправил ей согласие. Вскоре послышались тревожные голоса, и из-за поворота появилась та самая служанка в сопровождении главной поварихи. О, это должно быть очень смешно! Главная повариха всегда весьма необычно реагирует на наши невинные (и не очень) шалости. Дождавшись, пока они пройдут мимо, сестра осторожно вылезла из укрытия.
     - Ну и где твой демон? - нервно спросила повариха, подёргивая передник.
     - Тут был, госпожа, вот прямо здесь! - дрожащим голосом ответила служанка. Мне даже стало её немного жаль. Перепугалась, бедняжка.
     - А где поднос? - спросила женщина.
     - Тоже тут был, - ещё более растерянным голосом сказала девушка.
     Повариха собиралась явно сказать что-то гневное, даже повернулась к девушке, и тут увидела Эви. Сестра не сплоховала, и тут же завыла дурным голосом. Надо сказать, что голос у Эвианоры был отличным - громким и сильным, и вой получился просто сногсшибательным.
     Я же уже говорил, что реакция у поварихи всегда забавная? Так вот, женщина заорала почище Эви и кинулась в атаку! Сестра, ожидая чего-то подобного, отскочила в сторону и разбила банку с зельем. В считанные секунды коридор затянуло непроницаемым туманом. Послышался скрип, кашель, и когда туман рассеялся, посреди комнаты стояли две ошарашенные женщины. И ни следа демона.
     Я с трудом сдерживал смех и ждал продолжение спектакля. По нашим с Эви прикидкам, сейчас они должны были побежать либо за стражей, либо за экономкой, как самой главной над прислугой. Потревожить отца они побоятся. В первом случае надо быть максимально аккуратным, и сразу же бить бутыль, а вот во втором можно побегать от разъяренной женщины по коридорам.
     Когда они ушли, я послал сигнал Эви, она вылезла из секретного хода, и с неким трудом протиснулась ко мне в нишу.
     - Как думаешь, кого приведут? - горячо зашептала мне на ухо сестра.
     - Думаю стражу. Ты сильно их напугала.
     Однако, реальность переплюнула все мои ожидания. В коридоре появился целый отряд, состоящий из десятка стражников, и плотной толпы разномастной прислуги позади. Экономка, к слову, тут тоже была.
     - Ну, показывайте, где вы тут демона видели, - пробасил десятник, имени которого я не помнил, хоть лицо его мне и казалось знакомым.
     - Да вот прямо здесь, в коридоре, - послышался голос главной поварихи.
     - Думаешь, и правда демон? - тихо спросил шедший впереди стражник.
     - Да кто знает этих баб, - ответил ему второй. - Этим что угодно может примерещится.
     Они продолжали надвигаться к нашему укрытию.
     'Сейчас!', - раздалось у меня в голове, и мы выскочили в коридор. О звуковых эффектах мы не договаривались, так что сестра завыла, а я захохотал. Получилось жутко. Настолько жутко, что на несколько секунд вся эта толпа просто одеревенела, а мы, пользуясь моментом, с диким воем побежали по коридору.
     - Их двое! - заорал кто-то за нашими спинами.
     - Мама!! - вторил ему другой голос.
     Пробежав ещё несколько залов, мы быстро разделились. Я успел увидеть, как сестра нырнула в одну из спрятанных дверей, а потом свернул в очередной коридор. Что ни говори, а замок у нас был огромный.
     - Вот он! Лови демона!
     Из-за спины неслись крики стражников.
     'А хорошая у нас стража, - подумал я. - Даже демона не испугалась. Надо будет потом отцу сказать, чтобы поощрил эту десятку'
     Стража действительно оказалась хороша, особенно в преследовании меня по коридорам. Но я всё же знал свой родной замок лучше их. Когда до очередной потайной двери оставалось несколько метров, я резко остановился и разбил заветную бутыль. Меня тут же окутало плотное темное облако. Погоня разразилась громкими криками и кашлем, из-за которых скрип редко используемого механизма был практически неслышным. Когда дверь за мной закрылась, я позволил себе довольную улыбку, и направился в сторону своей комнаты. До ужина осталось совсем немного времени, а я был весь в саже.

     Она
     За ужином все только и говорили, что о демоне, появившемся в замке. Кое-кто утверждал, что их было двое, но большинство сходилось во мнении, что демон был только один. Отец подозрительно косился на нас, но мы весьма удачно убежали посмотреть на 'место прорыва', так что он ничего не успел у нас спросить. Шутка удалась на славу.
     - Жаль, что тумана у нас больше не осталось, так бы можно было снова появится, - с разочарованием сказала я Эйнару, когда мы уже расходились по комнатам.
     - Только не в том же коридоре, - со сдавленным смешком ответил он. - А то точно мага вызовут, чтобы от демонов избавился.
     Я рассмеялась, обняла брата на прощание и зашла в свою комнату. Перемазанные в саже вещи были надежно спрятаны, но от них надо срочно избавиться, оставлять улики за собой не годится. Я быстро переоделась в ночной наряд и нырнула в холодную постель. Нужно будет завтра сказать прислуге, чтобы растопила камин пожарче, ночи всё холоднее. Уже засыпая, я вспомнила, что забыла расчесать волосы, но вставать было ужасно лень. 'Завтра расчешу', - подумала я, и перевернулась на другой бок.
     'Спокойной ночи', - пришла в голову мысль.
     'Спокойной, Эйнар', - ответила я и в ту же секунду заснула.

     Проснулась я посреди ночи от ощущения пустоты. Пошарив рукой по кровати, я ни на что не наткнулась и с трудом разлепила глаза. Одна, совсем одна. Я хотела было перевернуться на другой бок, но ноги будто сами понесли меня к двери. 'Ох, Кара рассердится', - подумала я, но сил возвращаться не было.
     Я тихо, стараясь не разбудить Эйнара, открыла двери и зашла в комнату. Брат спокойно спал, повернувшись лицом к стене. Вымазанная в саже одежда валялась на полу. Я покачала головой, подобрала одежду и спрятала её под кресло, а потом быстро юркнула под одеяло к брату и прижалась спиной к его спине. Сразу же стало тепло и совсем не одиноко.
     - Эви? - сонно прошептал брат.
     - Спи, - ответила я. Глаза слипались.
     - Я рядом, - пробормотал он, проваливаясь в сон.
     Я улыбнулась и вскоре тоже заснула.

     Естественно, наутро нянька долго кричала и грозилась рассказать всё матушке. Почему она до сих пор не смирилась? Ведь понятно же, что сделать она ничего не может. Это сильнее нас. Не каждую ночь, но через одну-две, кто-нибудь из нас обязательно придет к другому. Это гнетущее чувство одиночества, этот страх пустоты - его нельзя побороть. Ты просто подрываешься посреди ночи и бежишь к своему отражению, чтобы успокоиться, осознать, что ты не один, что он, твоё второе Я, рядом.
     Не желая слушать её стенания, я быстро ушла в свою комнату и оделась для тренировки. Сегодня у нас среда, а это значит, что практически весь день будет посвящен стрельбе. С гримасой отвращения я нацепила на рукав зеленую повязку. Грегор так и не отменил 'правила повязки', с помощью которого ему было легче нас различать.
     Через полчаса я в который уж раз безуспешно пыталась поразить мишень. Раз за разом. Я честно старалась. Я делала всё, что могла, но ничего не получалось.
     - Попробуй так, Эви, - тихо сказал мне брат. Он чувствовал, насколько сейчас я была раздраженная и расстроена одновременно.
     Я попробовала так, как он мне показал, но рука всё равно ушла в строну и стрела, вильнув, отколола от мишени кусочек и ушла в пустоту.
     - Эвианора! Ты безнадежна! - заорал Грегор и качая головой ушел куда-то в сторону.
     В глазах у меня стояли слезы. Так нечестно! У меня же получалось! Почему теперь я не могу попасть?
     Внутри меня поднималась холодная волна какого-то странного чувства. Схватив стрелу, я наложила её на тетиву, и натянула до самого предела. Почти не целясь, я спустила стрелу, а вслед за ней всё, что накопилось внутри. Порыв ветра - и стрела качается ровно в центре мишени.
     - Это просто удача, девчонка! Просто ветер! - заорал Грегор, но я видела, что он удивлен.
     Не мешкая, я схватила вторую стрелу. Задул ветер, и вторая стрела расщепила первую.
     - Невероятно! - закричал сотник, выпучив глаза.
     С кривой усмешкой на губах, я взяла третью стрелу. Наложила на тетиву, натянула и мягко отпустила вместе со всем накопившимся. Надо было видеть лицо Грегора, когда третья стрела вошла ровно во вторую!
     - Это колдовство! - заорал Грегор. - Такого просто не может быть.
     Непонятное чувство вдруг покинуло меня, и я закачалась, не в силах устоять на ногах.
     - Эви, ты в порядке? - тревожно спросил подскочивший ко мне брат.
     Я не смогла ему ответить, сил не было даже на это.
     - Я отведу тебя внутрь, - сказал Эйни. - Грегор, на сегодня занятие окончено.
     Сотник не возражал, продолжая ошарашенно пялится на мишень.

     Он
     Мы так и не выяснили, что это было. Вскоре Эви стало лучше, она смогла встать с постели, и странный приступ слабости прошел. Матушка беспокоилась, и хотела позвать лекаря, но мы отговорили её. На следующей тренировке всё было как обычно, разве что Эви теперь чаще всё же попадала в мишень, чем наоборот, но подобного больше не повторялось. До сегодняшнего дня.
     - Эйнар, ты понимаешь, в чем твоя ошибка? - спокойно спросил Учитель.
     - Я недостаточно быстр, - в который уж раз ответил я.
     - Раз понимаешь, то почему не исправишь? - поднял бровь эльф.
     Я ничего не ответил. Сестра стояла напротив, похлопывая мечом себя по бедру. Ну что поделать, что у меня не получается достичь такой же скорости? Эви проворнее, вот и всё. Я просто физически не успеваю отразить её удары.
     - Давайте ещё раз, - скомандовал Учитель.
     Мы снова сошлись. Отработанные до автоматизма движения. Удар, защита, удар, пируэт, прыжок, удар - и я снова лежу на земле, а её меч приставлен к моей груди.
     - Почему ты медлишь, Эйнар? - качает головой Учитель. - Ты должен быть быстр, как ветер, а ты ползаешь, как черепаха.
     'Как ветер' - эти слова звучали у меня в голове подобно звону колоколов. Как ветер.
     - Ещё раз.
     Как ветер. Я должен быть также быстр, как ветер. И вдруг я понял, что это значит.
     То странное чувство, что поднимается откуда-то изнутри. Воздух вокруг гудит, подталкивает вперед. Ветер кружит рядом со мной. Я сам ветер.
     Удар, защита, удар, пируэт, прыжок, удар - и вот теперь я прислонил меч к её животу, а Эви широко раскрытыми глазами смотрит на меня.
     - Ты тоже почувствовал? - сказала она неожиданно.
     - Что? - моргнул я, и вдруг странное ощущение пропало, и я с трудом устоял на ногах, такая слабость накатила.
     Эви быстро поднялась и помогла мне добрести до скамьи.
     - Это как у меня с луком, тогда, на тренировке. Ты чувствуешь, будто вокруг всё такое медленное, а ты летишь, как ветер, и он направляет тебя, - сказала она мне тихо.
     - Да, именно так.
     Мы посмотрели друг на друга, а потом, закрыв глаза, соприкоснулись лбами. Так было легче всего проникать в сознание друг друга.
     Когда я наконец открыл глаза, то понял, что мы оба чувствовали нечто необычное, но что же все-таки это было за ощущение мы так и не поняли.
     Слабость вскоре прошла, и мы продолжили тренировку.

     Прошел почти месяц с того самого первого случая. Периодически то на меня, то на Эвианору снова накатывало это ощущение, и порою случались странные вещи. Мы никому не говорили об этом, сам не знаю почему. Это была наша маленькая тайна, почти как разговоры без слов.
     Началась зима, ранняя, как всегда на севере. Как только лег снег, к нам в гости приехала тетушка Мириам. Мы с сестрой были страшно рады её видеть. Естественно, наши запасы разных полезных зелий и необычных артефактов тут же были пополнены. Конечно, все они были весьма специфичны, ведь наша тетушка была магом огня, но всё равно, нам удалось ещё раз провернуть трюк с появлением демона. Это было невероятно весело, вплоть до того момента, когда мы, убегая не наткнулись на отца. Ох и досталось нам тогда!
     Спускаясь по лестнице в малую гостиную, мы с Эви как раз обдумывали очередную шалость, когда нам на встречу вышла матушка.
     - Дети, к нам сегодня гости, так что прошу вас, воздержитесь от ваших 'шуток', хорошо?
     Нам ничего не оставалось, как согласится. Гости у нас были почти постоянно, но обычно мама не просила нас ни о чем, так что наверняка сегодня особый случай.
     Когда мы вошли в комнату, то стало понятно, почему матушка встретила нас ещё на подходе. За столом сидел князь, его жена, та самая девушка с рыбьими глазами, которая сейчас выглядела как уверенная в себе статная женщина и ещё трое человек, непонятного статуса. А рядом с ними тот самый седой маг, который совершенно не изменился с нашей последней встречи десять лет назад.
     - Ваше Высочество, - поклонились мы князю. Сегодня, ради исключения, сестра надела платье, так что реверанс не выглядел глупо.
     Из-за присутствия гостей, свободными оставались всего два места друг напротив друга. Нам с Эвианорой ничего не оставалось делать, как сеть отдельно.
     - А, близнецы, - сказал маг. - Всё так же общаетесь?
     Мы с Эви переглянулись и кивнули. Интересно, откуда он знает?
     - Я много чего знаю, - улыбнулся маг. - Моё основное направление - бой, собственно, именно поэтому я сопровождаю их Высочества.
     Мы на это тоже ничего не ответили.
     Наконец подали блюда, и мы начали есть, осторожно поглядывая по сторонам. Князь вел ничего незначащую беседу с отцом, матушка говорила с княгиней. Маг что-то рассказывал одному из сопровождающих князя, который оказался его личным помощником. Мы с сестрой немного расслабились, и тоже заговорили, вслух, чтобы не привлекать внимание мага.
     - Сильно вам досталось? - спросила с улыбкой тетя Мириам.
     - Да так, - ответил я, машинально потирая низ спины. Ощущения были не из приятных.
     - Вроде и взрослые уже, а ведут себя как семилетки, - покачала головой матушка. - А ты, Мириам, им потакаешь.
     - Ну нужно же, чтобы у кого-то было детство, если у нас с тобой не было, - ответила ей на это Мириам.
     Разговор и ужин продолжался. Слово за слово, и мы с Эви начали спорить. Такое, на самом деле редко, но случается. Обычно, если спор у нас выходит за рамки возможных доказательств, начинается драка. И если на мечах сестра разделывает меня в пух и прах, то на кулаках обычно я остаюсь победителем. Матушка всегда жутко злится, говорит, что мы слишком взрослые для этого, и что девочек бить нельзя. Но ведь Эви не девочка, она сущая дьяволица, когда дело доходит до драк!
     Вот и сейчас. Мы уже кричали друг на друга. Все за столом затихли, и с интересом смотрели на нас.
     - А я говорю, что ты набитый дурак, раз не признаешь, что Полиан был прав в своем учении! - орала сестра.
     - Да что ты вообще понимаешь в истории! Тебе бы лишь мечом махать, а всё остальное так, ерунда! - не отставал я.
     - Да как ты смеешь! Напыщенный индюк!
     - Курица!
     - Дети, успокойтесь! - предприняла робкую попытку матушка.
     - Он неправ! - закричала сестра. - Мама, скажи, что он не прав!
     - Тебе действительно следует больше времени уделять другим занятиям, - осторожно сказала матушка.
     - Вот-вот! - поддакнул я.
     Эви аж задохнулась от возмущения. И тут я понял, что последняя реплика явно была лишней.
     Ноздри Эви затрепетали, зелено-голубые глаза загорелись огнем. Сестра взмахнула руками, и все тарелки, что стояли рядом, поднялись в воздух, и устремились в меня. Рефлексы, отработанные многочисленными стычками с ней, сработали моментально. Я нырнул под стол, пропуская над собой волну посуды. Злость в груди заполыхала с удвоенной силой, то самое странное чувство вынырнуло из глубин естества.
     Я вскочил и направил, выплеснул всю эту злость в её сторону. Порывом ветра Эви просто снесло в сторону, как и помощника князя, что сидел ближе всего к ней.
     - Ах ты так?! - закричала сестра, и в меня полетело что-то странное, белесо-голубое, похожее на очень неплотный снежок.
     Я понимал, что уклонится уже не успею, и успел подумать о какой-нибудь стене. Вскинув руку в рефлекторном жесте, я вдруг почувствовал перед собой незримую преграду. Снежок разбился об нее, разлетевшись с жалобным звоном.
     Этот звон расколол сковавший всех вокруг ступор. Люди повскакивали со своих мест, начали кричать и размахивать руками. Не обращая ни на кого внимания, мы с Эви полностью сосредоточились на том, чтобы достать друг друга этими странными снарядами. Мы успели выпустить по три снежка, прежде чем я почувствовал, что странное чувство, дарившее мне такое наслаждение и мощь вдруг резко исчезло. Я буквально упал на стул, и понял, что сестра точно также хватает воздух ртом на другой стороне стола.
     - Успокоились? - спросил у нас седовласый маг.
     Я обессиленно кивнул, не отрывая взгляда от Эви.
     - Это ведь то, о чем я думаю, мессир? - спросила тетушка Мириам у волшебника.
     - Именно то, Мириам. Ваша Светлость, спешу вам сообщить радостную новость, - я наконец перевел взгляд на седого мага. Он улыбался.
     - И что же Вы мне сейчас скажете? - обняв матушку за плечи, как бы прикрывая её собой, хмуро спросил отец.
     - А Вы сами не догадались? - в притворном удивлении поднял брови седой. - Ваши младшие дети обладают весьма ярко выраженным магическим даром.
     На комнату опустилась звенящая тишина, которую через несколько секунд прорезал звенящий смех. Я тоже не удержался, и рассмеялся вслед за Эвианорой.
     - Всегда вместе, - чуть успокоившись, сказала она.
     - Всегда рядом, - с улыбкой ответил я.

     Конец ознакомительного фрагмента


Примечания

1
1.       Январь - Студень 2.       Февраль - Лютый 3.       Март - Березень 4.       Апрель - Цветень 5.       Май - Травник 6.       Июнь - Светень 7.       Июль - Липень 8.       Август - Серпень 9.       Сентябрь - Вересень 10.   Октябрь - Огневик 11.   Ноябрь - Листопад 12.   Декабрь - Снежень Великое Колесо Года имеет восемь спиц, каждая из которых означает часть солнечного цикла. Йоль - 21 снеженя, зимнее солнцестояние, Новый год. Имболк - 1 лютого. Остара - 20 березеня, весеннее равноденствие Бельтейн - 1 травника. Лита - 21 светеня, летнее солнцестояние, праздник середины года. Лугнасад - 1 серпеня. Мабон - 21 вересеня, осеннее равноденствие, праздник урожая. Самайн - 1 листопада, праздник духов. 


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"