Козловский Сергей Александрович: другие произведения.

Экватор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

  ЭКВАТОР
  Пьеса-оргия
  С. Козловский
  Пей, моя девочка, пей, моя милая
  Это плохое вино!
  Оба мы нищие, оба унылые, счастья нам не дано.
  Наши сердца, как перчатки изношены,
  Нам нужно много молчать.
  Чьей-то жестокой рукою мы брошены
  В эту большую кровать.
  А. Н. Вертинский.
  
   Действующие лица:
  
  а) вожатые:
  Жанна – вожатая восьмого отряда;
  Алексей Перцов – её помощник;
  Люба – вожатая седьмого отряда;
  Андрей Фадеев – её напарник;
  Алина – внушительная девушка в стиле вамп;
  Света (Светлана Валерьевна, "американка") – хорошая и красивая девушка;
  Юля и Вика – весьма обычные девушки, подруги Алины;
  Ксюша – добрая, но некрасивая девушка, напарница Светы;
  Аня – девушка чрезвычайно вульгарная, но стремящаяся к чему-то светлому;
  
  б) прочие:
  Егор – шофёр директора лагеря, любовник Жанны;
  Александр Петрович – красный волосатый мужик лет 45-и, одетый в пляжные тапки, старомодные голубые брюки и чёрную безрукавую майку, музыкальный руководитель лагеря;
  Вилёв – ребёнок;
  Борисовна – старшая воспитательница, на сцене не появляется;
  Призрак – появляется в виде свечения.
  
  Все (за исключением Александра Петровича) одеты в белые майки с надписью "Дружба" и джинсы.
  
  Место действия – детский лагерь "Дружба".
  Время действия – ночь после празднования "Экватора" – середины смены.
  
  
  
  
  Сцена 1.
  Вожатская Жанны и Любы. По периметру небольшой комнаты стоят три кровати, у окна – небольшой шаткий стол, покрытый зелёной скатертью. На столе лежат, очевидно только что принесённые пакеты с конфетами, фруктами, печеньем. Егор лежит в кровати (поверх покрывала) и играет в "Тетрис", Жанна сидит на стуле и, держа в руках дамское зеркальце, прихорашивается, Люба сидит рядом с Жанной и что-то пишет, примостившись на краешке стола.
  Жанна: Я боюсь, как бы Борисовна не зашла сегодня с обходом к нам в вожатскую, увидит Егора и доложит обо всём директору.
  Егор: Ну и что шеф тебе сделает?
  Жанна: Тебе-то он ничего не сделает, а меня он вчера вызывает к себе в кабинет и говорит: "Я не хочу, чтобы мой шофёр выходил по утрам на работу невыспавшимся!"
  Егор: Мне он такого не говорил.
  Жанна: Так правильно. Тебе-то что говорить?! Он ведь считает, что я во всём виновата.
  Егор: Тогда я за шторку спрячусь.
  Жанна: Вот! Как только постучат в дверь, Алексей постучит, когда обход будет, – сразу прячься, понял?
  Егор: Понял.
  Люба (отрываясь от работы): С чего вдруг Борисовна тебя невзлюбила-то?
  Жанна: Ну как с чего? Помнишь, я в первую ночь пошла покурить перед корпусом? Так она меня увидела и крик подняла, почему не с детьми. А я ей отвечаю: "У меня все дети уже спят, а на этаже напарник дежурит". Это её ещё взбесило, и она наврала директору, будто у нас никого из вожатых на этаже не было и дети на спали. Я её тогда спросила: "Почему Вы, Людмила Борисовна, такое про меня сказали?", это её ещё прибесило, с тех пор она меня по любой мелочи и старается задеть.
  Люба: Да не обращай ты на неё внимания! Кто она тут такая, чтобы командовать?
  Жанна: Легко сказать: "Не обращай внимания!" А мне, думаешь, приятно каждое утро на планёрке выслушивать, что восьмой отряд – самый плохой? Вон "американке" такого не говорят.
  Раздаётся стук в дверь. Егор прячется за штору. Жанна отпирает щеколду. Входит Алексей.
  Алексей: Жанна всё в порядке. Борисовна пришла, увидела, что все спят, и ушла.
  Жанна: А про меня спрашивала чего-нибудь?
  Егор выходит из-за шторы и снова садится на кровать.
  Алексей: Спрашивает: "Где Жанна?", отвечаю: "В вожатской. Её позвать?". "Не надо, если у вас всё в порядке, то я пошла".
  Жанна: Ну слава Богу, а то она мне уже надоела!
  Алексей: А вы уже и Егора спрятали.
  Жанна: Да, а ты с ним уже поздоровался?
  Алексей: Здравствуй, Егор.
  Егор: Здорово, Лёха.
  Люба: А Фадеев где?
  Алексей: По всей видимости спать собрался.
  Люба: Это значит, я тут педагогический дневник заполняю, который нужно вместе обсуждать, а он спать собрался.
  Алексей: Ну у вас ведь такое распределение полномочий. Антон осуществляет отрядную работу, а ты заполняешь педагогический дневник. Он свою работу выполнил – теперь отдыхает.
  Люба: Он что там совсем? Сегодня же Экватор! Бухать будем!
  Алексей: Он, Любочка, не собирается.
  Люба: А почему ты всех называешь "Машенька", "Оленька", "Любочка", а меня просто Жанна?
  Алексей (озадаченно): Ну, как тебе сказать?
  Егор: Правильно, Лёха, с начальником так и разговаривают!
  Алексей (облегчённо): Да, конечно, правильно.
  Егор: А тебе Жанка- то нравится, невеста моя?
  Жанна: Ему все нравятся.
  Егор: Правильно. Не бывает некрасивых девушек, бывает мало водки.
  Люба (встаёт, убирает тетрадь на подоконник): Фадеев-то там совсем что ли? Пойду с ним разберусь.
  Алексей: Тогда и я пойду.
  Жанна: Да сиди ты, куда тебе идти? А вообще-то сходи, возьми чашку. Сам-то будешь пить, надеюсь?
  Люба: А как же? Кто нас развлекать будет?
  Алексей: Скорее всего я буду.
  Жанна: Ну, мы вас с Андреем ждём.
  Люба и Алексей уходят.
  Сцена 2.
  Вожатская Андрея и Алексея. Кровать Андрея стоит вдоль стены, под окном, кровать Алексея - параллельно ей, над его кроватью развешаны листовки анархического характера и большой лист бумаги с надписью "Искусство – это всё!" Между кроватями - столик, также приставленный к стене. На столике лежат бумаги, книги, письменные принадлежности, стоит бутылка с бесцветной жидкостью. На подоконнике – батарея водочных бутылок. Андрей снимает контактные линзы. Входят Люба и Андрей.
  Люба: Андрей!
  Андрей: Что, Люба?
  Люба: Бухать-то с нами будешь?
  Андрей (зевает): Не знаю, что-то спать хочется.
  Люба: Какое спать! Сегодня же экватор!
  Андрей: Ты пойдёшь, Лёха?
  Люба: Конечно, пойдёт, куда он денется?
  Алексей: Вот именно, куда я денусь?
  Люба: Я поняла, сегодня к вам гости придут.
  Алексей: Хорошо – бы.
  Люба: Вот-вот. Только перед гостями и расстилаетесь, а нам грубите. В общем, приходите через 10 минут.
  Алексей: Хорошо, мы придём.
  Люба уходит.
  Андрей: Ну, слава Богу, ушла!
  Алексей: Она тебе так надоела?
  Андрей: Не то слово. Мне знаешь, что кажется? Мне кажется, наши с тобой напарницы- две стервы.
  Алексей: Согласен. Они ведь подруги.
  Андрей: Да, только у Жанны - Егор, а этой завидно, вот она всё к нам и лезет. Я раньше думал, что она к тебе как то…, а теперь понял, что она со мной хочет… .
  Алексей: Ну, это неудивительно. К тебе, по моему, все девушки в лагере неравнодушны.
  Андрей: А меня от одного её вида тошнит. Она вся прыщавая какая-то. Знаешь, я на пляже видел, в прышах не только лицо и вся спина, но и тело. Это, наверное, болезнь.
  Алексей: Вполне возможно.
  Стук в дверь.
  Все хором: Да-да, войдите, мы Вас очень ждали.
  Входят Аня и Ксюша.
  Ксюша: Добрый вечер.
  Аня: А мы к вам праздновать экватор пришли.
  Алексей: Подождите-подождите, вы вроде бы нас приглашали, а не…
  Аня: Вот мы и пришли.
  Алексей: Так вы у нас праздновать собрались!
  Аня: Да, не у нас же.
  Алексей: Празднуйте, конечно, только мы уходим к нашим напарницам.
  Аня: Ха, наглость.
  Алексей: А у вас всё равно водки нет.
  Ксюша: Это всё Егор, плохой человек, уехал в город, нас не дождавшись. Мы бы ему дали денег и список продуктов.
  Алексей: Так у вас и еды нет?
  Аня: Ну, у вас, я надеюсь, она есть.
  Алексей: Нет уж, лучше мы пойдём к Жанне с Любой, они хоть нас еду с собой приносить не заставляют.
  Ксюша (шутливо): Негодяй!
  Алексей (серьёзно): Но если вы хотите с нами праздновать, приходите в соседнюю вожатскую. Там сегодня все собираются.
  Аня: Тогда я пошла за посудой и принесу что-нибудь из еды.
  Аня уходит.
  Ксюша: Вы от Ани ещё не устали? А то я её почти не вижу – всё с вами.
  Алексей: Честно говоря, устали.
  Ксюша: Так вы бы её отправляли домой.
  Алексей: А как, Ксюшенька, я это сделаю? Если ей прямо, в лицо сказать – обидится. Уж вы там со Светланой Валерьевной постарайтесь. Объясните как-нибудь помягче. Ну ты её хорошо знаешь, сможешь, наверное, подход найти. Днюет и ночует! Вплоть до того, что я просыпаюсь однажды, а она – рядом со мной.
  Ксюша: Кошмар! Я такого от Ани не ожидала!
  Андрей: Действительно, кошмар! (Явно иронизирует). Покоя не дают! Алина и Аня каждую ночь приходят и лезут со своими разговорами!
  Ксюша: Ладно, я с ней поговорю.
  Алексей: Спасибо, Ксюша. Ну, в общем, приходите в соседнюю вожатскую все. Там и отпразднуем.
  Все уходят, гасят свет.
  Сцена 3.
  Снова первая вожатская. Жанна и Люба неторопливо приводят себя в порядок. Егор играет в "Тетрис". Входят Андрей и Алексей.
  Алексей (со звуком ставит чашку на стол): Вот и мы!
  Жанна (мрачно): А закуска где? Чем закусывать-то будем?
  Алексей (удивлённо): Хорошо, я скоро.
  Алексей уходит.
  Люба: Совсем Перцов испортился.
  Егор: Это ты всё из-за продуктов?
  Люба: Да не только. Всё время меня странной-по-пояс-деревянной называет. Оскорбляет по всякому.
  Андрей (глумливо): Да он же шутя. Он так свою симпатию выражает.
  Жанна: Так правильно, как ты его оскорбляешь – так это ничего, а как он с тобой так же – сразу обижаешься. И хорошо – стал хоть на живого человека походить. А то сидишь с ним на "Форуме", как с покойником, смотрит на сцену и молчит.
  Люба: Мы с ним перед обходом в коридоре стоим сегодня, а у меня мальчики разговаривают, ну эти, Кирилл с Антоном. Я им говорю: "Я что, должна всю ночь вас караулить, стоять в тёмном коридоре? А вдруг со мной тут что-нибудь случится? Нападёт кто-нибудь?" Антон мне отвечает: "А тебя Лёша защитит!" Ну, Перцов тут как тут: "От Лёши-то и надо защищать!" При детях такое сказать!
  Жанна: Нам наши дети и похлеще говорят. Лёша идёт по коридору, улыбается что-то, а Вилёв ему: "Ты что такой радостный? "Американку" что ли поимел?"
  Андрей: Да? За такое надо сразу по шее давать!
  Жанна: А Лёша предпочёл сделать вид, будто не услышал.
  Люба: А стоит ли вообще взрослому человеку на такие шутки реагировать? Чем меньше обращаешь внимания – тем меньше нервов тратишь.
  Стук в дверь. Все хором: Да-да, войдите, мы вас очень ждали.
  Входят Света и Алексей.
  Света: Всем добрый вечер.
  Жанна: Добрый вечер.
  Люба: Привет
  Егор кивает головой и издаёт приветливый звук.
  Люба: А вот и интеллектуальное казино в полном составе.
  Света: Пожалуйста, не называйте нас "интеллектуальным казино". Мы просто беседуем на интересные темы.
  Алексей: Например, о современной поэзии.
  Люба: Послушаешь вас, и чувствуешь себя круглой дурой!
  Алексей (раздражённо): Да не прикидывайтесь вы все дураками! Что это за мода такая? Ведь это же унизительно!
  Люба: Глядите-ка, язык развязался. Он что уже, выпил сегодня?
  Андрей (грустно улыбаясь): Не мечи ты, Лёха бисера перед свиньями.
  Люба: Это кто это свиньи то?
  Андрей делает вид, что не слышит.
  Жанна: Как хорошо сегодня вышло с обходом-то! Борисовна даже меня не захотела увидеть.
  Алексей: Она, наверное, тебя тоже видеть не может.
  Жанна: Ну и наплевать на неё.
  Егор: Торопилась просто. Тоже бухать хочет.
  Андрей: Нет, я думаю, что она не бухает. В её окне всегда свет горит, когда мы с Лёхой в баню ходим.
  Света: Ну ладно, желаю вам хорошо отпраздновать, а я ухожу.
  Алексей: Светлана Валерьевна, куда Вы так рано уходите? Ещё совсем рано.
  Жанна: Да оставайся, на самом деле.
  Света: Я бы с удовольствием, но я очень устала за сегодняшний день, а завтра у нас много мероприятий.
  Люба: Да ведь экватор же сегодня!
  Алексей (берёт ладонь Светы в свои ладони): Светлана Валерьевна, что за дежурный отказ? Насколько я понимаю, произошло что-то, ведь вы же совсем недавно ещё были настроены бухать.
  Света: Да, у нас Ане что-то нездоровится, и мы все решили не оставлять её одну.
  Алексей (совершенно искренне): Интересно, совсем недавно Аня была в прекрасном самочувствии. В чём же дело?
  Света: Даже и не знаю.
  Андрей: А я знаю, что случилось. Это она на тебя, Лёша обиделась, ты ведь жаловался, что она слишком часто заходит.
  Алексей (мрачно): Господи! … Ведь так оно и есть!
  Андрей: Конечно, так оно и есть, но я думаю, что ты должен извиниться, нельзя- же, чтоб в вожатском коллективе отношения портились в середине смены!
  Алексей (растеряно): Должен извиниться…
  Жанна: Ну иди же! Приведи их! Ведь они тоже вожатые!
  Андрей: Я так пошёл!
  Алексей: Ну и я, конечно.
  Света, Андрей и Алексей встают и направляются к двери. При выходе сталкиваются с Алиной, Юлей и Викой. Девушки несут пакеты с едой, несколько бутылок водки.
  Алексей: Добрый вечер.
  Алина, Юля, Вика (хором): Добрый вечер.
  Алина (Андрею и Алексею): А мы к вам, а вас нет.
  Жанна: Так к нам заходите.
  Юля: Мы к вам и идём.
  Алина (Андрею и Алексею): А вы куда?
  Андрей: Мы сейчас вернёмся.
  Уходят.
  Жанна: Егор, хватит в "Тетрис" - то играть!
  Егор (игриво): А что- это ты сегодня раскомандовалась?
  Откладывает "Тетрис", помогает переставить стол, берёт в руку какую-то бутылку.
   "Клюквенная", 35 градусов. Что это?
  Юля: Какая-то подделка. Тут иного не продают.
  Егор: Ну, ничего, Лёха выпьет.
  Жанна: Не надо! Не наливайте ему этого! С ним и так сегодня плохо было!
  Алина: Вы знаете, а в прошлом году он вообще не пил, не курил, не общался ни с кем. Говоришь ему: "Здравствуй, Лёша", а он: "Добрый день".
  Юля: Правильно, надо в коллектив вливаться.
  Входят Аня, Света, Андрей.
  Люба: А остальные где?
  Аня: Сейчас подойдут.
  Света: Андрей и Лёша всё-таки убедили нас остаться.
  Жанна: Ну и хорошо.
  Алина: А вы что, не собирались сегодня с нами праздновать?
  Аня: Да проблемы были.
  Алина: Понятно.
  Аня: Егор, почему ты раньше времени уехал? Мы хотели тебе денег на водку и еду дать.
  Егор: Меня как шеф пошлёт, так я и еду.
  Жанна: Все собрались? Кого ещё нет, кроме тех, кто сейчас подойдёт?
  Юля: Вики нет, она в бане.
  Люба: Так она всё-таки уезжает или решила остаться?
  Вика (поднимается с кровати): Кого это нет? Я здесь!
  Люба: Ой!
  Все непринуждённо смеются.
  Жанна: Ну, ты всё-таки остаёшься?
  Вика: Да, вроде бы решила остаться. Я с директором сегодня разговаривала, объяснила, что не могу больше работать, что меня иначе воспитывали, чем этих детей.
  Входят и занимают места за столом Ксюша и Алексей
  Егор: Ну что, поехали?
  Все хором: Поехали.
  В полнейшей тишине Егор разливает водку. Все встают.
  Жанна: Кто будет тост произносить?
  Алексей: Ты и произнеси.
  Жанна: Ну, давайте. Чтобы вторая половина смены прошла также хорошо, как и первая.
  Пьют.
  Сцена 4.
  Опушка леса. Алексей и Света гуляют.
  Света: Ну и что мы здесь будем делать?
  Алексей (набрав в грудь как можно больше воздуха): Наблюдать звёзды – это первое, что может придти в голову.
  Света: Но звёзд не видно.
  Алексей: Да, теперь почти не темнеет. И облака.
  Света: Какое-то здесь небо некрасивое.
  Алексей: Вообще, летом небо не то. Как-то в январе мы с приятелем гуляли по полю ночью. Вот там небо действительно было впечатляющим. Представляешь, этот космокупол когда темно и ясно кажется таким маленьким, прямо как в планетарии.
  Света: А я видела настоящее небо только в Америке.
  Алексей: Конечно, ты ведь была в Соединённых Штатах, поэтому тебя и называют "американкой".
  Света: "Американкой"? Не знаю. Так вот в Америке небо совершенно другое.
  Алексей: Другие созвездия?
  Света: Не только, там сами звёзды кажутся ярче и больше. Я жила там в семье, в частном доме. И там я каждый вечер принимала ванну. Вернее не ванну, а … Может быть, ты слышал про jacuzzi? Это что-то вроде ванны с гидромассажем.
  Алексей (улыбаясь): Ну, разумеется, как я могу не знать, что такое джакузи? Самый анекдотичный в нашей стране элемент сантехники.
  Света: Правда? А почему?
  Алексей: Не знаю почему. Потому что мелкобуржуазное извращение.
  Света: Я тоже не понимаю, о чём ты говоришь. Это – удовольствие, ни с чем не сравнимое. Представляешь, лежишь в воде и ощущаешь, будто летишь. А прямо в потолке было окно. Я гасила свет, и мне казалось, что я нахожусь среди звёзд.
  Алексей: А не посчастливилось ли тебе наблюдать какое-нибудь явление?
  Света: Да, мы наблюдали комету.
  Алексей: А какую, ты не помнишь?
  Света: Не знаю, поймёшь ли ты… Хейл-Бопп.
  Алексей: У тебя чудное произношение.
  Света: Спасибо, но ты же меня не слышал.
  Алексей: Я понял это даже по отдельным словам.
  Света: Мне почему-то все это говорят. У нас хорошая преподавательница английского.
  Алексей: Так комету Хейла-Боппа я видел. Её появлением было ознаменовано начало нового этапа моей жизни. Правда, в нашей области было видно лишь туманное облако.
  Света: У нас она тоже была видна не особо отчётливо.
  Алексей: У нас?
  Света: В смысле, в Америке.
  Алексей: Я понял. А каковы общие впечатления от загранпоездки?
  Света: Ой, это было, кажется, так давно.
  Алексей: Два года назад, весной.
  Света: Откуда ты знаешь? Я говорила?
  Алексей: Нетрудно догадаться. Достаточно вспомнить, когда мы в последний раз наблюдали комету.
  Света: О, да, конечно!
  Алексей: Ну и что же запомнилось там больше всего?
  Света: Что запомнилось в первую очередь, так это – бесконечные пустынные равнины с огромными, как в рекламе, кактусами. Правда, в городах есть нормальные деревья. И очень сильная жара. Я жила в семье. Там были свои лошади и каждое утро я совершала многокилометровые конные прогулки.
  Алексей: Это, наверное, очень приятно. А почему- же ты здесь не катаешься?
  Света: Здесь у конюшни жёсткий график. Да и разучилась я, наверное.
  Алексей: А как там люди?
  Света: Люди там, конечно, более доброжелательные, но не такие открытые. Ты должен знать, что такое "американская улыбка".
  Алексей: Да. Мне вот кажется, что американская нация, несмотря ни на что, деградирует. Вот девушки, например: сколько бы не встречал молодых американок – с нашими не идут ни в какое сравнение. Да, они принимают душ в четыре раза чаще, но выглядят от этого ничуть не лучше. Наши – красивей.
  Света: Мне это расценивать, как комплимент?
  Алексей: Это – моё твёрдое убеждение. Если тебе приятна такая точка зрения, я рад.
  Света: А ты видел много "живых" американок?
  Алексей: Да, достаточно приходилось с ними общаться… .
  Пауза.
  Света: Алёша, а ты не можешь мне сказать, что находится вот там?
  Алексей: Бассейн.
  Света: Разве тут есть ещё и бассейн?
  Алексей: Да, открытый. Но он заброшен. Там теперь что-то наподобие свалки. В дождевой воде плавают старые противогазы, обломки мебели. Здесь вообще царит ужасная бесхозяйственность. Мои мальчишки на днях вытащили оттуда два совершенно здоровых стола и несколько таких- же стульев. У конюшни свалка такая- же.
  Света: А интересно, почему он заброшен?
  Алексей: Нам рассказывали, что когда бассейн был построен (его сооружали своими силами) стенки размыло во время первых- же дождей. Не успел цемент засохнуть. А яма осталась. На следующий год строили уже мастера, но, как видно, снова ненадолго. Правда, Андрей нам рассказывал другую историю, страшную, которую я вот уже пять дней стараюсь воплотить в жизнь:
  Однажды в бассейне утонул ребёнок. С тех пор здесь никто больше не купается. И каждую смену, во время факельной линейки этот призрак появляется около бассейна и пытается утащить с собой всякого, кто окажется здесь в этот час.
  Вроде- бы глупость, но в каждом лагере должна быть своя легенда. Сойдёт. Так вот эта история навела меня на одну мысль: сходить сюда как-нибудь ночью и внимательно прислушаться к своим ощущениям. Ведь могла- бы получиться неплохая поэма (на другой, разумеется, сюжет). Ведь важна не сама история и не какой-то там призрак, а ощущения от ночной прогулки к мёртвому месту. Ведь иногда даже мимолётное ощущение способно вдохновить на создание не одного произведения.
  И ведь однажды мне это почти удалось. Алина, Аня и я как-то ночью отправились сюда. Я хотел пойти один, но они боялись отпускать меня. Все были в дурном настроении, сердиты на то, что я вытащил их из тёплой вожатской. Но видела бы ты их реакцию, когда мы, наконец, подошли к воде! Лёгкий всплеск в кромешной тьме повергнул всех в такой неописуемый ужас, что мы с криками убежали оттуда. Потом был скандал с другими вожатыми, они как раз стояли около своего корпуса.
  Света: А что их возмутило?
  Алексей: Что шумим. Оказывается, их дети ещё не спали.
  Света: Мои дети ложатся в девять часов и тут же засыпают.
  Алексей: Малыши-то они хорошие, неиспорченные ещё. А вот старшие… Что я могу с ними сделать? Чему я могу их научить? Авторитет родителей, не умеющих подать правильный пример своим потомкам, всё равно сильнее, чем мой.
  Света: Тогда возьми себе в следующий раз младших.
  Алексей: Если я сюда когда-нибудь ещё приеду, то буду работать только с тобой.
  Света: А как же Жанна?
  Алексей: Во-первых, с Жанной мы разные, а во-вторых у Жанны – Егор, Егор – он здесь и все его видят, поэтому мы с ней не выглядим, как единое целое. А с тобой мы ближе, ты же видишь, твои дети уже называют меня папой.
  Света: Это смешно.
  Алексей: Это трогательно.
  Света: Меня они мамой называют, потому что я их безумно люблю. Я не представляю себе, как буду с ними расставаться… А самое смешное – они спрашивают меня: "Не правда ли вы с Лёшей – муж и жена".
  Алексей: Для девушек – вожатых расставание – действительно страшный момент, особенно, когда это впервые. А я уже привык к такому. У меня нет старых друзей. Люди проплывают мимо меня потоком. Некоторые становятся
  друзьями, но не дольше, чем на год. Ни с кем никогда не ссорились, просто – постепенное охлаждение отношений. И лучше долго не "дружиться". Чем быстрее расстаёшься – тем меньше шрам на душе.
  Света: Грустно. Я вот поддерживаю отношения со своими старыми-старыми, ещё детсадовскими друзьями. Вот незадолго до отъезда собирались с подружками.
  Алексей: Так, наверное, лучше. Но всё-таки, Светлана Валерьевна, Вы не будете возражать, если я стану Вашим помощником?
  Света: У меня ведь есть ещё Аня. Но я думаю, она не будет возражать.
  Алексей: Ане и Ксюше приятно со мной общаться.
  Света: Ой, я просто поражаюсь на этих девушек.
  Алексей начинает смеяться.
  Света: Так получилось, что природа их обделила внешностью, но они к тому же сами делают себе ещё хуже.
  Алексей: Они хоть моются-то часто?
  Света: Аня-то почти каждый день, а Ксюшу приходится заставлять.
  Алексей: Так им-то всё равно. Что мойся, что не мойся.
  Света: Но ведь нужно всё-таки уважать себя!
  Алексей: Да. Вот ты, наверное часто моешься.
  Света: Да, я стараюсь попасть в баню с утра, до подъёма и перед сном.
  Алексей: Так ведь с утра там, наверное, горячей воды нет.
  Света: А мы с Татьяной Фёдоровной вместе моемся. Для неё горячая вода появляется в семь часов утра.
  Алексей: Вместе с Татьяной Фёдоровной?! Здорово!
  Света: А ты не понимал, почему меня здесь администрация так любит.
  Алексей: А я не понимал.
  Света: Так что если будешь когда-нибудь работать в лагере с начальником- мужчиной, ходи вместе с ним в баню – и всё будет хорошо.
  Алексей: Полагаю, с мужчиной это будет сложнее. Так значит, поработаем втроём, если, конечно, окажемся здесь в одно время?
  Света: С большим удовольствием.
  Алексей: Хорошо. А сейчас домой?
  Света: Домой. Мы уже лагерь называем домом.
  Алексей: Это вполне естественно, ведь лагерь – идеальное жилище для человека. Это коммуна, только, конечно, в очень грубом варианте.
  Света: Интересное наблюдение.
  Алексей: Постой! Тебе не кажется, что кто-то играет на свирели?
  Пауза. Абсолютная тишина.
  Света: Да, я тоже слышу свирель. Интересно, кто это? Наш музыкальный руководитель?
  Алексей: Александр Петрович? Вряд ли! Наверное, это какой-нибудь сельский житель. Посмотрим поближе?
  Света: Посмотрим. Кажется, звук идёт оттуда.
  Света указывает в сторону бассейна.
  Алексей (с преувеличенным испугом): Это же невозможно!
  Света: Думаешь, призрак?
  Алексей: Ну кто ещё может играть на свирели возле бассейна?
  Света: Посмотрим – и узнаем.
  Алексей: Какая же Вы, Светлана Валерьевна, всё-таки умная!
  Света: Спасибо, Лёша. Но я думаю, что ты всё-таки умнее.
  Алексей (раздвигает заросли у бассейна): Почему-то многие пребывают в таком же заблуждении.
  Света: Эй, кто там?
  Алексей: Музыка прекратилась.
  Пауза. Из-за кустов постепенно нарастает зеленоватое свечение, которое вскоре обретает антропоморфный контур. Света падает на траву, Алексей не успевает даже поддержать её.
  Алексей: Наконец-то.
  Занавес.
  Сцена 5.
  Просторный туалет. Юля, Вика, Алина и Аня сидят на подоконнике, курят.
  Юля: Смотрите! Смотрите!
  Указывает на окно.
  Алина: Лёшка со Светкой идут, обнимаются. Вон Лёшка рукой машет.
  Все смотрят в окно и машут руками.
  Аня: Ну вот, сходили, погуляли, теперь можно и в обнимку ходить.
  Алина: Анька, а ты помнишь, как мы тут на подоконнике-то с Перцовым… Фадеев входит – у него чуть очки не слетели.
  Аня: Помню- помню! Ты как уселась к Лёше на колени, так мне и места не осталось.
  Юля: Я представляю, если Алина сядет.
  Алина: А он, бедный, перевозбудился весь. Жалко парня. Но зато Фадеева проучили!
  Юля: А что?
  Алина: Да чтоб не воображал!
  Юля: А Лёша у вас что-то вроде резиновой женщины?
  Алина: Что ты! Он считает, что добился моей благосклонности благодаря своим страшным стихам и нелепым фразам, вроде: "Я боюсь тебя!"
  Юля: А представь, он влюбится в тебя?
  Алина: А он, наверное, уже влюбился. Да, он говорил мне это. Да вот, как только сказал, что мол вот, Алина, я тебя впервые увидел год назад в бане…
  Аня (с преувеличенным удивлением): Вы что, вместе мылись?
  Юля (лукаво): Ах вот, с чего всё началось!
  Алина: Нет, он вместе со своим отрядом сидел в предбаннике, а я мылась в это время, и ещё девчонки какие-то мылись тоже. А парни его несколько раз к нам заглядывали. Ну, конечно, внутрь они не заглядывали, и нас не видели, потому что стеснялись, но всё равно неприятно было.
  Аня: Ещё бы!
  Юля: Ой, а я-то уж подумала, что вы уже тогда дружили так, что даже мылись вместе.
  Алина: Нет, вожатые как и дети моются мальчики и девочки раздельно.
  Юля: Ничего подобного. Седьмой и восьмой отряд вместе моются.
  Аня: Это Лёша и Антон со своими напарницами…
  Юля: Да, а вы не знали? И Егор ещё с ними
  Алина (чуть оскорблённо): Они нам не хвастались.
  Юля: А что тут хвастаться! Мы с Гусевой вчера ночью приходим в баню, слышим – вода льётся, значит кто-то моется. Заглядываем – а там и мужская одежда лежит, и женская. Спрашиваем: "Кто?" Отвечают: "Мы". И голоса тоже мужские и женские. Я узнала голоса-то, но всё равно подумала, что не могут они все мыться. Мы решили, что это – обслуживающий персонал. А через десять минут глядим – выходят все пятеро!
  Аня (недоверчиво): Да ладно! Скажи – придумала.
  Юля: Нет, честно.
  Аня: Кошмар! И после этого Перцов что-то мне ещё говорит, что я вызывающе себя веду.
  Алина (нехорошо смеётся): Спинку друг другу трут.
  Юля: Стой! Ты, Алина, давай дальше рассказывай про Перцова.
  Алина (недовольно): Что мне про него рассказывать?
  Аня: Как он тебе в любви признавался.
  Алина: А он всё равно с "американкой" гуляет
  Юля: Ну всё равно расскажи.
  Аня: Как он тебе врал.
  Алина: Да что об этом говорить?
  Аня (капризно вытянув губки): Ну расскажи!
  Алина: Ну вот, он сказал мне, что когда он сидел там, в предбаннике, а мальчишки его к нам заглядывали, он очень боялся, что сейчас выйдет кто-нибудь из вожатых и его отругает за то, что порядка не может навести. А я тогда, вот вспомнила теперь, точно хотела выйти и разобраться с вожатым этих детей, но когда увидела, что это – Лёша, и как он на меня испуганно смотрит, я решила не ругаться, потому что первый год парень работает, понятно, что ещё многого не умеет. А он мне потом рассказал, что тогда увидел меня впервые…
  Юля: Вполне возможно. Он часто идёт и не видит никого. И ни с кем не знакомится, пока его не познакомишь.
  Алина: Ну вот, он сказал, что тогда увидел меня впервые, подумал, что я – взрослая тётя…
  Аня: Фига!
  Алина: И сразу же тогда почувствовал, что наше знакомство обязательно станет более глубоким. Но не в это лето, конечно, а может быть, через год. И вот так всё и произошло.
  Аня: Загрузил тебя, короче, по полной программе.
  Алина: И это ещё не всё. Ещё он сказал, что в этом году, перед поездкой сюда читал какой-то роман Нагибина, я тоже его читала, там название длинное, что-то про Дафниса и Хлою. И вот когда он читал этот роман, я ему постоянно представлялась в виде главной героини.
  Юля: Ну а ты похожа на главную героиню?
  Алина: Чисто внешне – очень. Ну, как он там её описывает.
  Юля: А по характеру?
  Алина: А по характеру – не знаю. Но и Лёша мне говорил, что сходство чисто внешнее, а что касается характера, то он старался меня с ней не идентифицировать.
  Вика (притворно вздыхает): Жалко, что всё это враньё!
  Аня: У него и в городе девушка есть, я её знаю.
  Юля: Это та, про которую он говорил? Надя?
  Аня: Нет, это другая.
  Алина: Может быть, они расстались?
  Аня: По крайней мере, не позже, чем месяц назад.
  Алина: Вот видишь, Юля, а ты говоришь: "Не дай Бог влюбится!"
  Аня: Нет, он не влюбится!
  Юля: А Фадеев…
  Алина: А Фадеев – вообще сволочь!
  Аня: Да нормальный парень!
  Алина: Что Фадеев, что Перцов – оба они бабники!
  Юля: Тебя послушаешь, как будто не ты к ним, а они к тебе бегают!
  Алина: А ты меня слушай больше.
  Сцена 6
  Вожатская Жанны и Любы. Жанна и Люба полулежат на кроватях. Ксюша, Егор и Андрей сидят на стульях вокруг стола. Входят Света и Лёша.
  Люба: Уже нагулялись?
  Алексей: Уже нагулялись.
  Андрей: Ну и как?
  Алексей: Замечательно! Здорово! Я и не думал, что будет так хорошо!
  Жанна: Про что это ты?
  Алексей: Ну как же? О классической философии и поэзии серебряного века.
  Света: Да, о Вертинском, например.
  Входят Алина, Аня, Юля и Вика.
  Ксюша: О ком?
  Света: О Вертинском.
  Алексей: Это – выдающийся деятель отечественной культуры!
  Алина: А я слышала, Лёша, как ты сегодня пел в туалете песню о женщинах, думал, что никого нет. Мне очень понравилось. Знакомые такие стихи. Всё вспоминала, кто автор, фамилия из головы вылетела. Так это был Вертинский?
  Алексей: Я, конечно, не помню, что пел сегодня в туалете…
  Люба: Ну, где уж тебе!
  Алексей: Но скорее всего – Вертинский.
  Алина: Значит, я угадала. Моё любимое стихотворение вообще "Ваши пальцы пахнут ладаном".
  Алексей: Да, я недавно приоблёл его кассету и часто теперь напеваю, иногда даже не к месту.
  Света: А Вертинского ещё и на кассетах издают?
  Алексей: И даже на компакт – дисках.
  Берёт гитару, поёт:
   Ваши пальцы пахнут ладаном,
   И в ресницах спит печаль.
   Ничего теперь не надо нам,
   Никого теперь не жаль…
  Жанна: Не надо больше этого петь!
  Алина: Почему?
  Люба: Чушь какая-то!
  Алексей (благодушно): Конечно, не понимаете вы ничего в искусстве. Да и обстановка неподходящая.
  Люба: Ты хочешь сказать, я в поэзии не разбираюсь?
  Андрей (несерьёзно): Да уж куда тебе в поэзии разбираться! Это ведь тебе не письки на заборе рисовать!
  Смех.
  Люба: Ну вот, опять я у вас самая дура.
  Ксюша: Хорошо про забор сказано.
  Андрей: Прочитай, Лёша, нам что-нибудь из своего.
  Жанна: Хоть повеселимся!
  Юля: А ты ещё и стихи пишешь?
  Алина: Он нам как-то ночью читал.
  Алексей встаёт, достаёт из кармана растрёпанный блокнот, читает:
  Наутро фонтаном из жерла
  Что выпил и съел накануне
  Наружу повалится нервно
  В санузел, где пахнет шампунем.
  Испачканы джинсы и майка,
  Линолеум в лужах зловонных,
  И птиц райских милая стайка
  Уже не поёт для влюблённых.
  Вчера мы сидели, гуляли,
  И кушали, и даже пели,
  Кан-кан на столе танцевали,
  В бездонное небо смотрели.
  И разве так страшно сегодня?
  Нет-нет, хорошо, даже очень,
  Пускай же желудок мой стонет –
  Последствие радостной ночи.
  Нам нечего ночью бояться!
  Мы вместе, а значит мы – сила!
  Мы будем всю ночь развлекаться,
  Пока не воскреснет светило!
  Бурные, продолжительные аплодисменты. Алексей садится, Егор наливает ему водки.
  Жанна: Я не перестаю удивляться твоей гениальности.
  Алина (влезает к Алексею на колени): Напишешь мне стихотворение?
  Света: Да уж, нечего ночью бояться!
  Алексей и Света заливаются неестественным болезненным смехом.
  Вика: Странно вы как-то смеётесь.
  Егор: Устали.
  Через некоторое время всё успокаивается.
  Ксюша: Слушай, Лёша, тебе печататься надо!
  Андрей: Да он вообще – гений! Такую песню про наш лагерь написал!
  Егор: За это надо выпить! Правда, Жанна?
  Жанна: Давайте. Разливай.
  Егор: За Лёху. Чтоб он стал великим поэтом, как Пушкин!
  Алексей: Для меня, конечно, такого многовато (смотрит на свой стакан), но за такое не выпить до дна не могу.
  Жанна: Что он сказал?
  Люба: Что для него полный стакан – это многовато, но за такой тост придётся выпить до дна.
  Пьют все, кроме Андрея. Алина ухаживает за Алексеем: держит его стакан и кладёт ему в рот кусочки яблока.
  Алексей: Спасибо, Алина, ты так трогательно заботишься обо мне.
  Люба: Глядите-ка, уже язык развязывается.
  Андрей: Да вроде бы рано ещё!
  Алина: Не мешайте человеку, может быть, он хочет мне в любви признаться.
  Алексей: Что, Люба, давно с тобой не разговаривал?
  Люба: Скажи ещё, что я странная-по-пояс-деревянная.
  Алексей (важно): Да.
  Дружный смех.
  Света: Ой, как поздно! Вы меня, конечно, простите, с вами очень хорошо, но всё же три часа ночи, мне пора спать.
  Ксюша: Спокойной ночи, Света, мы с Аней скоро тоже пойдём.
  Алексей (смотрит жалобно): Спокойной ночи.
  Все желают Свете спокойной ночи.
  Света: Пока. Удачи.
  Уходит.
  Жанна: Ну вот, сейчас все разойдутся – и всё. Даже в экватор не могут как следует посидеть!
  Алексей: Да я не думаю, что все разойдутся, мы ещё посидим.
  Люба: Сиди-сиди! Водки ещё много!
  Андрей: Только закусывать уже нечем.
  Жанна: Так правильно, все сначала набросились на жратву, будто за тем и пришли!
  Люба: Признавайся, Перцов, это ты всё съел?
  Алексей: Андрей, а ты так и не пил?
  Андрей: Только в первый раз.
  Егор: Всё ещё можно исправить.
  Алексей: А мне не разрешают не пить.
  Алина: Ты что хоть говоришь-то?
  Алексей вздыхает.
  Алина: Помнишь, обещал мне поэму?
  Алексей: Да, Алина. Сюжет уже готов. Осталось только выкроить немного времени, чтобы полностью от всего отвлечься, в тихий час, например, или ночью сесть – и написать, пока не уснул.
  Андрей: Как он песню про лагерь написал. Весь день ходит, говорит: "Мне надо песню писать, а времени нет!" "А зачем?"- спрашиваю. А он говорит: "Если вдохновение есть, надо просто записать, не думая, зачем!"
  Жанна: Но сперва про меня напиши. Мне, конечно, не надо любовных стихов, напиши, как мы вместе работали.
  Юля: А с песней что?
  Андрей: Поговорил Лёша с Александром Петровичем – и он музыку сочинил.
  Аня: И её уже пели?
  Алексей: Да, пели.
  Люба: Так давайте его сейчас позовём, пусть споёт нам.
  Алексей: Позовите, пусть споёт.
  Люба: Ты и позови, ты его хорошо знаешь.
  Алексей: Егор его лучше знает, да и занят я. У меня девушка на коленях сидит. Не могу же я от такого удовольствия отказаться ради Александра Петровича!
  Все смеются.
  Алина: Да, Лёша, молодец.
  Егор: Правильно, так держать! Скажи ведь, ты не извращенец какой-нибудь, чтобы Алинку на Александра Петровича менять.
  Алина: Давай я тебя в шею укушу.
  Алексей: Кусай, я обожаю это! И можно потом я тебя?
  Алина: Конечно, можно.
  Алина кусает Алексея за шею.
  Алексей: Восхитительно!
  Кусает Алину.
  Алина: Мне кажется, у меня эрогенная зона в районе головы.
  Андрей: Ну, вы маньяки!
  Стук в дверь.
  Все хором: Да-да, войдите, мы вас очень ждали.
  Входит Александр Петрович с гитарой и бутылкой водки в руках. Раздаётся всеобщий возглас удивления и радости.
  Юля: А мы только что обсуждали, кто пойдёт Вас приглашать.
  Александр Петрович (ставит водку на стол): А я иду сейчас мимо, слышу – у вас веселье. Думаю: "Надо - бы зайти к соседям".
  Егор: Садись, Петрович. Сейчас выпьем, а потом сбацаешь нам чего-нибудь.
  Аня: Например, песню Алексея.
  Александр Петрович: С удовольствием. Совсем неплохая, красивая песня получилась.
  Егор (берёт бутылку водки): Ну, кто ещё с нами будет?
  Молчание.
  Егор: Значит, только мы втроём.
  Юля: А кто третий?
  Егор: Лёха.
  Алексей: А кто тебе это сказал?
  Егор разливает.
  Александр Петрович: Садись ближе к нам. Мы же вдвоём не можем. Да и мы с тобой песню написали? Написали! Неужели за это не выпить?!
  Алина кряхтя слезает с Лёши. Лёша пододвигается к мужчинам. Молча пьют.
  Александр Петрович: Молодец, Лёша! Настоящий мужик!
  Жанна: Ну, давайте, Александр Петрович, играйте!
  Александр Петрович (берёт гитару, перебирает струны): Чего бы вам сыграть?
  Егор: Давай, Петрович, нашу любимую!
  Александр Петрович: Это которую Дружков поёт?
  Егор: Её самую.
  Александр Петрович играет, поёт, все подпевают:
  А ты опять сегодня не пришла,
  А я так ждал, надеялся и верил,
  Что зазвонят опять колокола
  И ты войдёшь в распахнутые двери…
  Люба: Мы так всех детей перебудим.
  Александр Петрович: Да, крикливая слишком песня. Надо что-нибудь поспокойней. А, Лёша, сыграй нам что-нибудь ты.
  Алексей: Александр Петрович, я, право, не могу после Вас брать гитару…
  Александр Петрович: Ну что за разговор: "После Вас…"?! Дело не в том, как человек играет, а в душе, которую он вкладывает в песню. Вот Владимир Семёнович Высоцкий, или Булат Шалвович Окуджава играли может быть и похуже Александра Петровича, зато какой великой души люди были! Всей страны душа! Так что давай!
  Алексей: Тогда я спою ещё одну песню Вертинского.
  Поёт песню "За кулисами", заменяя фразу "…тихонько любить" на "… тихонько убить". Аплодисменты.
  Алина: Мне кажется, здесь должно быть "… тихонько любить".
  Алексей: Но ведь "убить" интересней.
  Люба: Он сумасшедший.
  Жанна: Давайте что-нибудь весёлое, а то опять тоску навёл!
  Люба: Ты, Перцов, сегодня какой-то странный. Обычно всех веселит, а нас пугает только.
  Александр Петрович: Почему же? Хорошая песня, лирическая, напевная. Надо поддержать настроение.
  Егор: Сыграй-ка нам "Наутилуса".
  Александр Петрович: Сейчас постараюсь вспомнить, да сначала гитару подстрою.
  Алина: Ну, что, Лёша? Иди ко мне, укушу тебя ещё раз!
  Андрей: Ну вы там опять с ума сходите?
  Люба: Совсем сдурели!
  Егор: Не понимаете вы, это особый вид поцелуя.
  Жанна: Ага! Как ты мне! До сих пор с пионерским галстуком хожу!
  Алексей: Егор, неужели ты не понимаешь, что ставить девушкам засосы накануне родительского дня просто безнравственно!
  Люба: Вы только посмотрите на него!
  Егор: А что такого? Ну, поставил засос?
  Жанна: Мои родители могли увидеть и расстроиться, что я себе любовника завела.
  Егор: Ну я же не нарочно! Может быть, ты – первая девушка, с которой я целовался.
  Алексей: Вот и неправда! Насколько мы знаем, ты со второго класса приходил домой с засосами на теле и с предметами женского нижнего белья в карманах.
  Ксюша: На теле? Ничего себе!
  Егор: А что это ты её защищаешь?
  Жанна: Правильно, кто меня ещё от тебя защитит?
  Егор: А кто тебе рассказал про засосы и бельё?
  Люба: Ты же сам об этом говорил.
  Егор: Ну, правильно. Я ведь тогда маленький был, засосы мне старшеклассницы силой ставили.
  Жанна: А трусы?
  Егор: А трусы я случайно на улице нашёл и принёс маме.
  Алексей: Грязные.
  Алина кусает Алексея.
  Алексей: Ай!
  Переводит дыхание.
   Как приятно!
  Осторожно поправляет волосы Алины и кусает её.
  Вика: Вот кайф люди ловят.
  Андрей: И самое главное – всё гигиенично. Как то раз Алинка хотела Лёшу укусить, а он ей говорит: "Не надо меня кусать – у меня шея грязная".
  Жанна: А теперь чистая?
  Андрей: А как же? Мы вечером в баню ходили.
  Аня: А вы вместе ходите?
  Алексей: Вместе.
  Юля: Я тоже хочу кусаться!
  Алексей: Ты, Алина, настолько демонична, что я серьёзно боюсь оставаться с тобой наедине.
  Алина: Равно как и я с тобой. Вы знаете, у него в темноте глаза красным светятся.
  Люба: У Перцова красным? Это что, с перепою?
  Андрей: Да, Алина, меньше надо пить, а то у всех будут красные глаза.
  Алексей: Это, очевидно, от фонарей.
  Люба: От каких фонарей?
  Аня: На лбу.
  Алексей: Да не на лбу, а от уличных фонарей – эффект фотовспышки
  Дружный хохот. Алина встаёт.
  Юля: Ты куда?
  Алина: В туалет.
  Юля: И мы тоже. Лёша, пойдёшь с нами?
  Алексей (обречённо): Пойдёмте.
  Юля берёт недопитую бутылку и уходит с Викой, Алиной и Алексеем.
  Александр Петрович: Ну, давайте петь!
  Егор: Давай, Петрович, "Я хочу быть с тобой".
  Нестройно поют:
   Я пытался уйти от любви,
   Я брал острую бритву и правил себя…
  Сцена 7.
  Туалет. Алина, Вика, Юля и Алексей курят. Из вожатской довольно отчётливо слышна песня.
  Юля: Удивляюсь на детей, как они до сих пор не проснулись от этого.
  Алина: Набегались за день.
  Алексей (подпевает): …стянувшие слабую грудь…
   Никто не о чём не думает. Орут, поют, дверьми хлопают. А вдруг кто действительно проснётся? Мне потом будут рассказывать, как мы бухали.
  Подходит к умывальнику, смачивает лицо водой, внимательно рассматривает своё отражение в зеркале.
   Какой ужас! Спать пора!
  Юля (из кабинки): Что, спать? А как же мы?
  Алексей: Ну как вы? Тоже ложитесь спать. Вон какой подоконник широкий!
  Вика: А, про подоконник вспомнил? Приятно было?
  Алексей: Ещё бы! Столько красивых девушек на одного меня. Ну, удачно вам допраздновать, а я ухожу.
  Алина: Куда ты?
  Алексей: Спать.
  Алина: Побудь ещё с нами. Я знаешь, как плохо себя чувствую?
  Алексей: А что у тебя?
  Алина: Живот болит. Ты поделай мне руками, как тогда, помнишь? У меня сразу боль прошла.
  Юля: Ты бы лучше угольную таблетку приняла.
  Алина: Нет.
  Алексей: Ложись на подоконник и задирай майку.
  Алина ложится на подоконник и задирает майку (в пределах допустимого). Алексей начинает плавно водить руками над её животом, подобно экстрасенсу.
  Вика: А ты что, так лечить умеешь?
  Алексей: Иногда, крайне редко получается. Впервые это было, когда у одной моей одноклассницы внезапно заболела голова. Это было в школе. Я совершенно не отдавая себе отчёта стал действовать – и помогло. С тех пор ещё пару раз получалось. Но это в основном, когда я ослаблен и сам омерзительнейшим образом себя чувствую. Нет, сейчас не получается. Ладно, Алина, всё.
  Алина: Спасибо.
  Алексей: Не за что.
  Алина: Вот именно – не за что, сделай хоть массаж.
  Алексей: О, это я сделаю с удовольствием, с громадным удовольствием.
  Алексей массирует Алине живот. Юля и Вика наблюдают за происходящим.
  Алина: Вот это кайф! Знаете, как приятно? У него руки очень хорошие, сразу чувствуется, что в музыкальной школе учился.
  Алексей: Но к твоему рубенсовскому телу просто невозможно прикасаться иначе. Мои пальцы будто бы купаются в источнике животворящей влаги!
  Алина (резко его обрывает): Это уже не живот!
  Алексей: Пардон.
  Вика: Что, Лёха? Обломчик вышел? Всему своё время. Рано ещё руки распускать!
  Алексей: Сначала смотрел грустным взглядом, потом начал здороваться, потом стихи читал, потом руки гладил и в шейку кусал. Теперь получил доступ к животу и спине. Это уже порядочно. Остальное, как я понимаю, вопрос времени?
  Алина: Хочешь получить пощёчину?
  Алексей: А какой рукой ты дала бы мне пощёчину?
  Алина: Правой.
  Алексей целует правую руку Алины.
  Алина: Ты, Лёша всё-таки маньяк.
  Алексей: Да, а ты, Алина, к сожалению, лишь пытаешься казаться.
  Пауза. Алина садится, обнимает Алексея. Некоторое время все сидят молча.
  Юля (протягивает Алексею водку): Будешь?
  Алексей (берёт): Буду.
  Пьёт, передаёт Алине, Алина тоже пьёт.
  Алина (задумчиво): Пора спать.
  Алексей: Пора. Давайте расходиться.
  Вика: Да рано ещё.
  Алина: Ну вы празднуйте, а я пойду.
  Алексей: Я тоже, вот только в туалет схожу.
  Алина уходит. Алексей закрывается в кабинке.
  Вика: Интересно, который сейчас час?
  Алексей (из кабинки): Три ровно.
  Юля: До рассвета ещё два часа.
  Алексей (из кабинки): Ну и встречай рассвет, если хочешь.
  Юля: А что это Вы, Алексей, мне тыкаете.
  Алексей (выходит из кабинки): Ну и как же мне Вас называть?
  Юля: Юлия Евгеньевна!
  Вика: Ты же вроде не Евгеньевна!
  Юля: А какая разница? Буду Евгеньевна.
  Алексей (насмешливо): Вы, Юлия Евгеньевна, хотите сказать, что мы с Вами на брудершафт не пили?
  Юля: Вот именно!
  Юля берёт бутылку.
  Алексей: А как же мы будем пить, если у нас стаканов нет? Надо сходить.
  Юля: А мы прямо так.
  Юля и Алексей становятся в соответствующее положение, Юля отхлёбывает водки, Вика тут же даёт ей запить, Затем передаёт водку Алексею, он тоже пьёт и затем запивает.
  Вика: Оригинально! Я тоже так хочу!
  Алексей: Ну, давай и с тобою!
  Пьют на брудершафт. Входит Аня.
  Аня: Вона как! А я?
  Алексей: Как вас много-то! Ну давай!
  Пьют. Алексей с силой мигает и хватается за дверной косяк.
  Алексей: Ой, как шибануло!
  Его обнимают со всех сторон: Ничего-ничего, мы тебя поддержим.
  Алексей: Вы только, пожалуйста, говорите потише. На этом этаже всё-таки наши детки спят. Ведь проснутся и будут завтра всем рассказывать, какую мы здесь оргию учинили. Поймут неправильно.
  Входит Андрей.
  Андрей: Какую вы здесь оргию учинили?
  Алексей: Андрей! Как хорошо, что ты пришёл! А то они решили меня сегодня совсем уморить!
  Андрей: Ты хочешь, чтобы я занял твоё место?
  Вика: Как тебе не стыдно! Мы тут для тебя стараемся, а ты так о нас отзываешься.
  Алексей (падает на колени и начинает целовать Вике пальцы): Прости меня, пожалуйста, прости! Я не хотел тебя оскорбить!
  Поворачивается к остальным.
   И вообще, никого не хотел оскорбить.
  Вика: Что же ты перестал? Мне это нравится.
  Алексей продолжает целовать её.
  Вика: Восхитительно!
  Аня (громко): Смотрите! Смотрите, что тут происходит!
  Все вожатые собираются в туалете. Вика театрально изображает оргазм.
  Люба: Ни фига себе! Перцов! Хватит ко всем бабам приставать! С "американкой" гуляет, с Алиной путается, теперь и до Лавровой добрался!
  Вика: Это очаровательно.
  Андрей (Любе): А ты ревнуешь?
  Люба: Может быть, и ревную. Мне вот он вчера говорил, что я – странная-по-пояс-деревянная.
  Алексей (хмуро): Ну вот что, хватит.
  Встаёт и, покачиваясь, идёт к выходу. Проходит мимо Любы. Люба резко отстраняется.
  Люба: Фу, Лёша, как от тебя водкой разит!
  Алексей: Ну естественно, чем же ещё должно от меня разить?
  Жанна: Сходи к нам, съешь чего-нибудь, а то так вредно.
  Алексей: И правда, надо поесть.
  Люба (показывает Андрею пустую бутылку): Смотри, сколько выпили!
  Андрей, Алексей, Жанна, Люба и Ксюша проходят в вожатскую Жанны и Любы. Остальные убираются восвояси.
  Сцена 8.
  Вожатская Жанны и Люба. Егор и Александр Петрович пьют водку. Входят Андрей, Алексей, Жанна и Люба.
  Егор: Вот и Лёха пришёл
  Алексей: Я вообще-то пришёл что-нибудь скушать, а то уже как-то в желудке неприятно.
  Александр Петрович: Вот, огурец скушай.
  Алексей: Как мелко порезан!
  Александр Петрович: А ты щепотку возьми.
  Алексей берёт щепотку огуречного крошева и садится на кровать.
  Егор: Будешь с нами, Лёха?
  Алексей: Нет, Егор, мне уже очень много.
  Егор: Слаб.
  Алексей: Слаб. Конечно.
  Жанна: Да он больше тебя сегодня выпил.
  Егор: Да ну!?
  Александр Петрович: Ну, Лёша, молодец! Позволь пожать твою руку!
  Рукопожимаются.
  Ксюша: М-да, будем координацию проверять.
  Алексей: Конечно. Вот.
  Закрывает глаза и уверенно дотрагивается до кончика носа. Крутит пальцами и точно сводит их. Все аплодируют.
  Егор: Ну, это ладно, это я и сам могу. А вот ласточку ты сделать сможешь? Если сможешь – то настоящий мужик!
  Алексей: А как это?
  Егор: Ну, встаёшь на одной ноге, руки в стороны – и наклоняешься вперёд.
  Алексей (встаёт на стул): Да вы что! Да я это и в нормальном виде не сделаю! Ой, как стул качается!
  Пытается сделать ласточку и падает со стула. Люба и Ксюша хохочут. Александр Петрович помогает Алексею подняться. Остальные мрачно наблюдают за происходящим.
  Егор: Готов.
  Жанна: Егор, как тебе не стыдно, он же мой помощник! Видишь и так, в каком он состоянии, а ты ещё и издеваешься!
  Егор: Ну прости, Лёха, прости. Я не со зла. Я, понимаешь ли, простой человек, и Александр Петрович тоже. Ты иногда всё-таки принимай это во внимание, а то скажешь чего-нибудь, или нас послушаешь…
  Алексей (смеясь): Да, я понял. А это забавно.
  Люба (утирает слёзы): Ой, Перцов! Ой, Перцов! Вечно что-нибудь!
  Алексей: Любочка, я всегда счастлив тебя развеселить.
  Переводя дыхание от приступа смеха, берёт в руку стакан воды и пьёт.
   Да это же водка! Воды мне дайте!
  Ксюша подаёт ему воды. Алексей жадно пьёт.
  Егор: А знаешь, Лёша, что Люба тут рассказывала?
  Люба: Что?
  Алексей: Очень интересно.
  Егор: Она рассказывала, что любит тебя.
  Алексей: Я очень рад.
  Егор: Так что понял, сейчас пойдёшь с ней в поле, и там, под деревом…
  Алексей: Что?
  Егор: Ну, ясно что! Не маленький – знаешь.
  Люба: Егор, молчал бы лучше.
  Алексей: Всё, я не в силах. Глаза слипаются. Пойду, глотну воздуха – и в постель.
  Выходит из вожатской, спускается вниз и оказывается на площадке перед корпусом.
  Сцена 9.
  Улица. Алина сидит на скамейке, курит. Алексей садится рядом.
  Алина: Лёша, ты ещё не спишь?
  Алексей: Нет, всё только собираюсь.
  Алина: А все уже легли. Да и пора. Скоро утро, а завтра мой отряд – дежурный.
  Алексей: Бедная Алина!
  Пытается её обнять.
  Алина: Ой, как напился-то.
  Бросает сигарету.
   Ну всё. По койкам. Я – к себе. Ты – к себе.
  Алексей: Посидим ещё? Ну хоть пару минут?
  Алина: Следующей ночью посидим.
  В окне появляется лицо ребёнка, но ни Алина, ни Алексей не видят его. Алина встаёт.
  Алексей (улыбается): Спокойной ночи, Алина.
  Алина (улыбается и треплет волосы Алексея): Спокойной ночи, Лёша.
  Уходит.
  Алексей: Вот опять. Болото какое-то. Холодно. Я люблю Свету. Света – хорошая. И Алину люблю, потому что плохая. И обе мне не по зубам. Так ведь? Надо же, какую пошлость сморозил! Это ведь даже не мысли вслух, а кривлянье. Перед кем кривляюсь?
  Осматривается и замечает ребёнка.
  Вилёв, а ты что не спишь? Знаешь, который теперь час?
  Начинает шарить у левого запястья.
  Ай, чёрт возьми! Часы забыл где-то. Ну, в общем, поздно уже! Спи!
  Ребёнок не убирается.
  Ложись немедленно, я сказал! Ты не понимаешь?
  Выходит Аня.
  В кровать! Ну что ты думаешь, если я пьян, значит мне можно уже не подчиняться?!
  Аня: Ты что такое говоришь?
  Алексей (широко улыбается): Ну ладно, шучу. Не пьян я. Ложись уже, а то поднимусь сейчас к тебе. Мало будет приятного!
  Ребёнок убирается.
  Аня: Что делаешь?
  Алексей: Дышу воздухом.
  Аня: Ничего, если я его тебе подпорчу?
  Алексей: Ничего страшного, кури.
  Аня: А ты будешь?
  Алексей: Нет, спасибо, мне плохо.
  Аня: Тогда, может быть, тебе лучше пойти в кровать?
  Алексей: Лучше бы. Но посидим немножко.
  Аня курит. Алексей обнимает её за талию. Постепенно рука его проникают ей под майку.
  Алексей: А ты сегодня без бюстгальтера?
  Аня: А тебе какое дело? И кстати, поаккуратней ручонками своими.
  Алексей: Постараюсь быть аккуратным.
  Занавес.
  Сцена 10.
  Раннее утро. Поле туман. Аня и Алексей лежат на траве.
  Алексей: О, часы нашлись, в кармане были. Ремешок оторвался. Пять часов.
  Аня: Туман.
  Алексей: Я весь промок от росы.
  Аня: А я как промокла. Завтра уже буду кашлять.
  Алексей: Сегодня.
  Аня: Да, сегодня.
  Алексей: Вот и Светлана Валерьевна бежит.
  Аня: Да, Света.
  На сцену выбегает Света.
  Света: Вот где вы, едва нашла.
  Алексей: Доброе утро, Света.
  Света: Доброе утро.
  Аня: А что случилось?
  Света: У нас Маше, чёрненькой, из второй палаты, плохо совсем. Пришла врач, мы отвели её в изолятор. А она тебя хочет видеть.
  Аня (встаёт): Ой, я, наверное, вся в траве и помятая.
  Отряхивается.
  Света: Пойдём скорее. Ничего, Лёша, что я так?
  Алексей: Во-первых, я всегда рад тебя видеть, а во-вторых, работа – прежде всего!
  Аня: Пойдём.
  Света: Пойдём.
  Алексей: Прощайте.
  Света: Да ещё увидимся.
  Алексей: Дай-то Бог.
  Света (растерянно усмехается): Пока.
  Алексей: Пока.
  Аня: Пока.
  Алексей кивает. Света и Аня убегают.
  Алексей: Ну, вот и всё. Утро. Пора.
  Подходит к бассейну.
   Какое отвратительное место!
  Осторожно спускается и входит в воду.
   И даже не утопиться. И вода гнилая. А, вот!
  Берёт кусок стекла.
   Теперь я знаю, что надо делать. Но нет, не надо, чтобы это пропало.
  Вынимает из кармана записную книжку.
   Это не должно пропасть… И последнее слово надо сказать.
  Листает книжку. Достаёт авторучку.
   Что? Никого не винить? Вздор! Как это, никого не винить!? Нет! Нет! Нет! Вот… ДО СКОРОЙ ВСТРЕЧИ!!!
  Перерезает себе вены стеклом, погружается в воду по грудь, закрывает глаза.
   ДО СКОРОЙ ВСТРЕЧИ!!!
  Занавес.
  
  Стёпаново – Ярославль – Санкт-Петербург,
  июнь 1999 – апрель 2001 г.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"