Козырев Олег: другие произведения.

Неправильный тролль

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 5.61*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Повесть о Сверкхе, Мракде, Грезде, Эрлин и необычнном Ашмаламше.


Олег Козырев

НЕПРАВИЛЬНЫЙ ТРОЛЛЬ

1 глава

Грезы Грезда

   Солнце в горах скрывается быстро. Еще недавно оно висело оранжевым шаром над острыми пиками, и вот - край неба затянуло малиновыми красками, а горы изломанной линией загородили закат, отсекая остатки тепла; в ущелье мгновенно спустилась ночь. Завеса из каменных исполинов надежно укрыла своих мрачных сынов - троллей. О темном народе и будет этот рассказ.
   За поворотным камнем открывался вход в огромную пещеру, аккуратно обработанные стены указывали на то, что убежище знавало и других хозяев, более искушенных в премудростях жизни, нежели нынешние - семья черных горных созданий.
   Сверкх - величественный тролль-отец, чудище, побывавшее не в одной битве, не единожды познававшее вкус победы (умолчим о том, какое значение для него имело понятие "вкус победы"), монстр, который не щадил ни человека, ни эльфа, ни орка, ни сородича. Да и с семьей он был по одной простой причине, - вместе легче было охотиться в этих пустынных местах. Сверкх не гнушался отбирать пищу и у сына, и у своей жены.
   Мракда была воистину половинкой своего супруга. Уступая огромному троллю в силе, она обходила его коварством, яростью и жестокостью. Многие одинокие путники слышали ее смех, но не радость приносила им черная Мракда. Кости, густо усеявшие пещеру, знали следы и ее зубов, и многие вдовы, оплакивая своих возлюбленных, не раз возносили к небу проклятия в сторону черной троллихи.
   С сыном троллям не повезло. Наверное, потому, что родился Грезд посреди Великой Битвы у Ручья, где некстати оказалась ожидавшая тролльчонка Мракда. Острая эльфийская стрела вонзилась в каменное сердце младенца, пробив мамин живот. Убить не убила, но ранила сильно, поэтому Грезд часто болел, а, став зрелым троллем, практически не помогал родителям на охоте. Да и ел он только диких животных, да домашний скот. Ни вкусных людей, ни грубых гномов, ни нежных эльфов, ни пропахших табаком хоббитов отведывать не пытался.
   Грозный Сверкх не раз порывался загрызть своего нерадивого отпрыска, но в Мракде чувство осторожности пока превозмогало чувство голода, она понимала, как много охотников найдется на их пещерку, а трое защитников лучше двоих. Да и магов с драконами в окрестностях водилось число приличное, со Сверкхом могло что-нибудь приключиться, а сородичам вдова с молодым сыном-троллем была нужна только для сытного ужина.
   Грезд целыми ночами бродил по горам, или просто сидел у входа в пещеру и рассматривал звезды. Вот и сейчас вернувшиеся с охоты родители застали сына за этим занятием.
   - Бездельник, жрать сегодня не получишь, - прорычал Сверкх.- Мракда, если дашь ему хоть кусочек оленя, убью.
   - А я ему и не дала бы, - соврала Мракда. - Пусть учится сам добывать себе мясо. Слышишь, Грезд, к тебе обращаюсь, позор ты мой! Лучше б эльфийская стрела сильнее летела. Один от тебя толк, - твое тщедушное тельце, уберегло меня от страшной раны. Эльфы даже в оружии, глупые дурни, умеют быть милосердными.
   Грезд дотронулся до сердца. Там было небольшое углубление, которое никак не хотело зарастать чешуей. Уродливо белая кожа лучами рассекала черный покров.
   - Мракда, если эльфы такие милосердные, зачем мы их едим?
   Сверкх зло выругался и скрылся в пещере, больше всего он ненавидел пустые расспросы своего отпрыска. Мракда присела у входа.
   - Кто это "мы"? Что-то не видела я, чтоб ты эльфов ел. И едят их тролли не потому, что они хорошие, или плохие. Едим мы их потому, что кушать хочется, и потому, что вкусные, - Мракда облизнулась. - Тем более, словить эльфа не часто удается. Они хитрые, да и живут подольше нашего. Ладно, пойду я. Жрать охота, а Сверкх меня ждать не будет. Тебе оставить кость? Могу припрятать.
   - Не надо, я вкусных кореньев нашел. Сытных. Хочешь, завтра тебе принесу?
   - Вот еще! Что я, овца? Тоже мне, траву грызть! Ладно, я пошла. Ты смотри, недолго тут. Скоро утро, - солнце появится.
   Мракда заторопилась в пещеру, ведь Сверкх вполне мог оставить ее без вкусного ужина.
   - А какое оно, солнце? - Спросил Грезд, но мать его уже не услышала.
   Грезд тяжело вздохнул. Мать редко говорила с ним.
   Небо действительно начинало светлеть. Тролль нехотя поднялся, еще раз посмотрел окрест. На соседнем склоне оживилось семейство неизвестных для него сереньких птичек. Их щебетание гулко разнеслось по просыпающемуся ущелью. Травинки, цветы, с упорством раздвигавшие хмурые камни, ожидали прикосновения дневного светила. Грезд задвинул камень пещеры. В то же мгновение на горные кручи упали первые лучи.
   Дни и месяцы тянулись однообразной чередой. На Среднем перевале объявился новый дракон, отчего количество добычи, и без того скудное, еще больше сократилось. В округе все меньше появлялась случайных путников, все тяжелее становилось находить себе пропитание, все злее становились Сверкх и Мракда. Однажды они даже сцепились друг с другом, не поделив заплутавшую собаку.
   Грезд старался в эти дни лишний раз не попадаться на глаза, собирал коренья, ловил форель в речушке за перевалом, да и вообще, охотился самостоятельно. Мракда было рада уже тому, что не приходилось кормить лишний рот.
   - Голодно становится, - в один из дней произнесла она. - Сверкх, пора нам сходить в деревню.
   Тролль в ярости ударил молотом по стене.
   - Вот сама и иди! Хочешь от меня избавиться, змея злокозненная? Знаешь прекрасно, что до деревни пять дней ходу, если не бежать. Как я от солнца укроюсь? В камень меня задумала обратить?
   - Успокойся Сверкх, не хочу я пока твоей гибели. Мы же ходили туда десять лет назад, ничего с нами не случилось.
   - Это с тобой ничего не случилось, а я еле от мечей ушел.
   - Но ушел ведь? Да и добыча была хорошая. А от солнца, как и тогда, в ямах прятаться будем. Орочьих ям там хватает.
   Сверкх почесал пузо.
   - Орочьи ямы я помню, - захохотал тролль. - Вкусные, вкусные орки. Не такие смачные, как люди, но... бывает, мясистые попадаются. Жаль, нет их больше там.
   - Конечно нет, ты ж их всех переловил. Давай, Сверкх. От голода я с ума схожу.
   - Ладно, - решился глава семьи. - В конце концов, не по равнине же пойдем, по лесу.
   Сверкх в другой раз не послушал бы Мракду, но уж очень кушать хотелось, да и мысли об орках заглушили воспоминания о храбрых воинах далекой деревни, серьезно попортивших им тот поход. Глава семейства посмотрел на небо; до рассвета было еще далеко.
   - А что, пожалуй, прямо сейчас и тронемся в путь.
   Мракда взяла топор, Сверкх остановил свой выбор на тяжелом увесистом молоте, сменившем немало владельцев. Не попрощавшись с Грездом, ушли.
   Молодой тролль был счастлив возможности побыть одному, без боязни нарваться на гнев грозного отца. Ночи напролет он изучал окрестные горы.
   "Это тяжело - видеть только спящий мир, - думал Грезд".
   Действительно, цветы закрывали свои бутоны, и об их красоте он мог лишь догадываться, терпеливо разворачивая уснувшие лепестки. Многие животные спали, и он никак не мог насладиться их грациозным бегом или полетом.
   - Я хочу видеть солнце! - Тролль посмотрел в небеса.
   В это же мгновение земля под ним зашевелилась. Грезд отодвинулся. Камешки покатились по склону - из скалы показался горный крот. Слепое создание покрутило головой, принюхиваясь. Тролль улыбнулся. Сейчас он был рад, что животное не видит его. Можно было всласть полюбоваться редким зверьком.
   "Хорошо, что ему встретился не мой отец, - обрадовался гигант. - И хорошо, что я могу это видеть".
   Тролль понял урок, который ему преподнесла жизнь. Да, он никогда в жизни не видел дневного светила, но зато у него есть возможность взирать на тысячи солнц - на звезды, и надо быть благодарным за то, что у тебя есть.
  

2 глава

Пленница

   Две недели пролетели слишком быстро. Молодой тролль почувствовал приближение родителей издалека; птицы тревожно взвились с камней, да и на сердце уже пару дней было неспокойно.
   Первой показалась мама:
   - Сверкх ранен! Принеси воды!
   Впрочем, и без Мракдиных слов Грезд бросился в пещеру за чаном; рука отца болталась, словно мертвая. Сверкх тяжело переступал ногами-тумбами. Позади троллей шла цепочка овец, среди которых несколько нелепо смотрелась светловолосая девушка, на равных привязанная к скотине. И девушку, и животных бросили в яму у входа.
   - Это ее отец поранил Сверкха, ее мы съедим в первую очередь... возможно. А может, дадим ей насладиться нашей ненавистью! - Прорычала Мракда и тут же толкнула сына. - Чего замер? А ну живо отцу помогай!
   Молодой тролль принялся промывать раны отца. Сверкх терпеливо переносил боль, лишь изредка из горла раздавался злой хрип. Грезд знал, что этот рык не сулит пленнице ничего хорошего. Тем временем Мракда рассказывала, что случилось.
   - Все шло хорошо, в селение мы вошли ночью, и они явно не ждали нас. Первыми двумя мы полакомились без особых препятствий, - Грезд старался не слушать, что говорила мать, на сердце было отчаянно противно. - А потом появилась она, - Мракда кивнула в сторону девушки. - Завизжала, закричала. Ну и началось.
   - Ничего, - сказал Сверкх, - они еще пожалеют, что связались с нами. Я им так этого не оставлю.
   - К счастью, в лесу людишки потеряли нас, так что даже с добычей мы смогли уйти, спасибо орочьим ямам, - завершила рассказ Мракда. - Ладно, отдохнуть надо, а ты постереги их.
   Троллиха повалилась набок и тут же захрапела. Сверкх, поворчав, тоже отправился в сон. Наконец-то можно было рассмотреть пленников поближе, Грезд осторожно придвинулся к краю ямы.
   Овцы испуганно смотрели на молодого тролля, в их глазах читался страх. Вроде, неразумные создания, но, похоже, даже они ничего хорошего от плена не ждали, - представители древней породы, умевшие различать добро и зло, совсем не походили на своих безмозглых сородичей, расплодившихся в последнее время во многих городах. Впрочем, Грезд заметил, что в одном взоре не было испуга. Белокурая девушка с вызовом смотрела прямо ему в лицо. Большие скулы выдавали в ней кровь северных народов, черные глаза, буквально лучились ненавистью. Привыкшие к темноте глаза тролля различили вспухшую губу на лице гордой красавицы.
   - Досталось от родителей?
   Вопрос Грезда, видимо, застал девушку врасплох.
   - Что? Каких родителей?
   - От моих, разумеется, - улыбнулся Грезд. - Твои тебя вряд ли били.
   Молодой тролль заметил, что девушка расслабилась, взгляд ее стал мягче.
   - Вот уж не думала, что у троллей есть дети, - заметила она. - И сколько же тебе лет?
   - Думаю, я старше твоего деда, а может, и прадеда. У нас время течет по-другому.
   Пленница, кажется, почувствовала в словах тролля что-то новое для себя.
   - Слушай, ты не мог бы освободить меня, пока твои... родители спят? За мной в любом случае придет подмога, ведь вы похитили невесту короля.
   - Невесту? - Тролль взглянул в лицо девушке. - Что это такое?
   Девушка удивленно приподняла брови.
   - Ты не знаешь? Ну,... у людей принято до свадьбы делать предложение....
   Пленница, казалось, задумалась, стоит ли продолжать, но Грез внимательно слушал.
   - Невеста, это девушка, которой сделали предложение выйти замуж. Король любит меня, и он ни перед чем не остановится, он обязательно меня найдет.
   - Вам нелегко будет совладать с нами, - серьезно сказал Грезд. - Горного тролля в горах могут одолеть только... горные тролли. Не думаю, что даже большой отряд справится с Сверкхом. Он ранен, но это не отнимет его сил, а тропы к нашей пещере не приспособлены для армий, они доступны лишь одиночкам.
   Девушка, кажется, была не согласна с молодым троллем.
   - Где пройдет тролль, там пройдет и армия.
   Грезд был искренне удивлен ее неверию, пленница должна была знать, что дорога к пещере проходила через пару сложных перевалов.
   - Ты разве ничего не видела? - Спросил он.
   Девушка присела на камень, валявшийся в яме, потерла губу.
   - Меня оглушили, - ответила она. - Часть дороги я была без сознания.
   - Тогда понятно.
   Тролль и девушка замолчали. Не подозревая об этом, каждый думал практически об одном - нечасто людям удается поговорить с троллями, и наоборот. Грезд не мог отвести взора от девушки. Нет, вряд ли он влюбился, хоть тролль и был ранен эльфийской стрелой, он оставался толстокожим троллем, - просто от черных глаз белокурой пленницы веяло чем-то новым. Если бы тролль был эльфом, он бы сказал, что это - ветер свободы, если бы магом - посчитал бы это светом волшебного камня, если бы хоббитом - почудился бы огонь домашнего очага. Было в девушке что-то, с чем он никогда ранее не сталкивался, разве что только сердце ныло почти так же, как в те ночи, когда Грезд смотрел на далекие звезды.
   - Слушай, - внезапно очнулся от размышлений тролль. - Ты же, наверное, голодна.
   - Спасибо, не надо, - девушка еле скрывала отвращение, она могла себе представить, чем питаются тролли.
   Впрочем, Грезд не заметив выражения ее лица, просто бросился к заветному месту с кореньями. Ложбинка с сытными растениями была не очень далеко, поэтому уже через полчаса девушка, разобрав, что ей принесли не отраву, уплетала белые отростки. Молодой тролль, не прерывая ее скудной трапезы, просто наблюдал. Пленница, насытившись, тут же зевнула.
   - Спать, наверное, хочешь, - улыбнулся Грезд. - Ладно, не буду тебе мешать, тем более что и солнце скоро покажется, а мне с ним встречаться не стоит.
   Девушка встревожено посмотрела ему в глаза.
   - А завтра....
   - Не волнуйся, Сверкх и Мракда проспят еще дня два, - Грезд поднял камень, накрывающий яму, замялся. - Что-нибудь придумаем.
   Пленница с удивлением посмотрела на Грезда. И, совершенно точно, троллю понравился этот взгляд.
   Грезд, к сожалению, не учел, что Сверкх был ранен, так что отец уже к следующей ночи поднял и сына и жену.
   - А ну вставайте, лоботрясы! - Заорал Сверкх. - Я тут помираю, а они дрыхнут. Мракда, живо мне поесть что-нибудь приготовь, а ты, тупица, принеси мне своих кореньев, из тех, что исцеляют лучше. Да поживее оба!
   Мракда недовольно проворчала что-то, но пошла к яме. Грезд в тревоге посмотрел на мать.
   "Неужели они съедят пленницу уже сегодня? - Думал молодой тролль. - Что же делать?".
   К счастью, рука троллихи вытащила овцу. Грезд облегченно вздохнул и побежал за кореньями. Сверкх, не дождавшись, пока туша будет хорошо прожарена, набросился на еще достаточно сырое мясо, Мракда втихую оторвала у овцы ногу и лакомилась в отдалении. Грезд, по обыкновению, ждал, когда насытится Сверкх. Молодой тролль, как бы невзначай, сидел у края ямы и, время от времени, поглядывал на девушку. Кажется, с ней было все хорошо, она тоже проснулась (какой тут сон, когда тролли не спят!) и грызла остатки кореньев, принесенных накануне Грездом.
   Сверкх насытился, обвел пещеру взглядом довольного жизнью тролля, обернулся к Грезду, чтобы что-то сказать, но тут же рухнул на камни и захрапел.
   - Его никакие раны не проймут, - заметила Мракда. - Думаю, через пару дней уже оклемается, при такой-то еде, да при таком-то сне. Хорошо хоть не всю овцу сожрал! Кстати, Грезд, попробовал бы мяса. Вкусное! Надо будет таких овец почаще ловить, жаль, что их мало сейчас осталось. Помнится, в молодости, заловили мы с отцом твоим целое стадо таких барашков. Эх, ну и пирушка была! Пожалуй, они даже повкуснее эльфов будут. Грезд, так что ты не ешь?
   - Мам, я наелся.
   - Ага, корней своих? Смотри, Грезд, ты - тролль, а не овца. Не дело это - растениями питаться. Того и гляди - сам овцой станешь, а там и... съедим тебя. Ха-ха-ха! Это было бы забавно - Грезд на вертеле.
   - Ты уже сама не знаешь, что несешь, Мракда! - Огрызнулся Грезд. - Сверкх сегодня есть, а завтра - нет. Без меня, тебя любой тролль одолеет, ты сама это прекрасно знаешь.
   Мракда резким рывком разорвала кость на две продольные половинки.
   - Последние дни мне все больше кажется, что с тобой мне будет тяжелее, чем без тебя. Еще не известно, чего в тебе больше - пользы, или вреда.
   Грезд понял, что разговор дальше продолжать бессмысленно, поэтому он отвернулся от троллихи и уставился в небо.
   - Смотри, смотри на свои звезды. Может, они тебе овечку подкинут. Ты покричи, может, отзовутся они, - издевалась Мракда. - Пришлют тебе жареного мяска. Дурень ты, Грезд! Дурнем жил, дурнем и помрешь. Звездами сыт не будешь!
   Слова родительницы больно задели Грезда. Впрочем, за свою жизнь таких укоров он выслушал немало, но привыкнуть к злобе троллихи никак не получалось. Почему-то, когда Грезда ругал Сверкх, это не воспринималось как что-то обидное. В конце концов, Сверкх - отец, и по-своему он беспокоился о сыне. Но вот от матери хотелось других слов.
  

3 глава

Побег

  
   Мракда заснула довольно быстро, молодой тролль мог остаться наедине со своими переживаниями. Разумеется, не совсем наедине.
   - Не переживай, - послышался голос пленницы.
   Грезд понял, что перепалку с Мракдой слышал не только он.
   - Ты все слышала?
   Девушка улыбнулась.
   - Разговор троллей трудно не услышать. Сказано: "Когда говорит горный тролль, даже львы умолкают".
   Пришло время улыбке появиться на лице Грезда.
   - Это кто сказал?
   - Это люди говорят, про троллей много поговорок есть.
   - Например?
   - Не знаю, вспомню ли все. "Что войску ужин, то троллю - закуска", "к спящему троллю и дракон подкрадется", "горный тролль живет долго, но плохо", ну и моя любимая - "молот тролля все разобьет".
   - Хорошо замечено, - удивился Грезд. - Пожалуй, я даже и представить себе не мог, как много о нас знают люди.... Тебя как зовут?
   - Эрлин. А тебя - Грезд?
   - Угадала, - Грезд осмотрелся по сторонам. - Вроде все спокойно. Ну, бежим?
   Эрлин с нескрываемым удивлением взглянула на Грезда.
   - Определенно, люди очень мало знают о троллях. По крайней мере....
   - Слушай, - перебил ее тролль. - Давай по дороге все рассказывай, а то мне днем ведь нельзя, а без меня ты от моих родичей не оторвешься.
   Грезд схватил пленницу за ворот и взгромоздил себе на плечи.
   - Бежим!
   - Погоди! - Остановила она тролля. - А как же они?
   Овцы, казалось, понимали, что происходит, но и в их глазах читалась надежда на путь иной, чем путь в котел. Грезд что-то пробурчал про лишнюю трату времени, но овец вытащил, добавив:
   - Только чтоб тихо... и сами о себе позаботьтесь!
   Овцы радостно закивали головами и разбежались по сторонам. Грезд же пустился в дорогу.
   Верхом на тролле скакать по горам - не самое лучшее развлечение в жизни, но Эрлин не обращала внимания на это, оно просто была рада, что появился шанс на спасение. Грезд бежал той же дорогой, какой недавно вели пленников его родители. Только этот путь гарантировал возможность днем прятаться от солнца. К счастью, Сверкху и Мракде тоже надо было бы делать привалы, поэтому Грезд искренне надеялся на то, что удастся отойти достаточно далеко и спасти Эрлин. А что будет потом... об этом он пока старался не думать.
   Девушка постепенно привыкла к такому необычному способу перемещения, поняла, как держаться на плечах гиганта, и могла уже наблюдать собственно за тем, как двигается тролль. Удивительным для нее было то, что Грезд - такой огромный - с легкостью продвигался по тонким тропам, взбирался на крутые склоны, перепрыгивал с уступа на уступ, словно был горной козой, а не горным троллем. В голове не увязывались большой размер спасителя и расчетливая точность движений. Люди считали троллей неповоротливыми. Видимо, тролли и были такими, но только на равнине, в горах по скорости передвижения с ними могли соперничать немногие.
   По горам разнесся яростный рык, от которого девушка вздрогнула и плотнее прижалась к Грезду.
   - Плохо. Очень плохо, - на бегу сказал молодой тролль. - Мракда проснулась. Мы слишком мало прошли.
   Криков больше не было слышно, но и тролль и пленница понимали, что тишина эта обманчива, - Сверкх и Мракда наверняка устремились за ними. Девушка, привыкшая за время своего пленения спать днем и бодрствовать ночью, начала видеть в темноте достаточно хорошо, поэтому, оглянувшись, она смогла заметить две фигуры, на мгновение появившиеся за дальним склоном. Они с Грездом были там всего час назад.
   - Они в часе пути.
   - Знаю, - стараясь говорить тихо, ответил Грезд. - Но они двигаются в горах куда лучше моего и могут нас скоро настигнуть.
   - Но ведь Сверкх ранен?
   - О том и речь. Он очень раздражен. И вообще, помолчала бы, не до тебя сейчас.
   Эрлин захотела было обидеться, но потом сообразила, что Грезд прав - ему не стоит сейчас отвлекаться. Слишком много сейчас зависело от тролля.
   Один склон менял склон второй, а конца ущелью все не было видно. Звезды на небе уже потихоньку тускнели, скоро должно было появиться солнце. Беспокоившаяся за себя, пленница встревожилась и за Грезда.
   - Грезд, тебе надо срочно найти пещеру.
   - Еще есть время, - упрямился тролль. - Нам надо оторваться от них.
   Девушка с отчаянием посмотрела на горизонт. Кажется, что светило скоро взглянет на них.
   - Грезд, быстрее же! Я тебя умоляю! Они точно уже спрятались. Какой толк убегать, если солнце превратит тебя в каменную глыбу!
   В конце концов, тревога пленницы и светлевшее небо уговорили Грезда остановить бегство и поискать укромное место. Оно быстро предстало перед беглецами в виде небольшой вертикальной расселины в скале. Не мешкая, тролль пустил вперед девушку и тут же сам спрятался в темноте. Снаружи уже сияло солнце.
   - Грезд, все-таки по поводу твоей башки Мракда была права. У тебя с мозгами не все в порядке. Ты что - в камень захотел обратиться?
   Грезд чувствовал себя виноватым за то, что заставил пленницу волноваться.
   - Да ладно, все обошлось, - успокаивающе произнес он. - Видишь, я вполне живой.
   Видимо, в качестве доказательства своей жизни Грезд взял в руки камень и сжал кулак. Раздался хруст, и сквозь пальцы посыпалась каменная крошка. Эрлин, еще немного раздраженная безрассудным поведением тролля, села у входа. Тролль не знал, как себя вести с огорченными невестами короля, похищенными Сверкхом и вытащенными из плена, поэтому Грезд просто уснул.
   Заслышав храп спасителя, девушка чуть не ударила тролля - настолько ей показалось наглым такое поведение. Она, понимаешь, переживает, волнуется, а тролль взял и уснул! Ну, где это видано такое? Ручки Эрлин невольно сжались в кулачки, разбитая губа задрожала от гнева, но, поскольку никто этой вспышки негодования видеть все равно не мог, бывшей пленнице пришлось просто топнуть ножкой и прилечь у входа. Сон наваливался и на нее.
   Ни девушка, ни тролль не видели светила, быстро перебегавшего небосвод, не слышали пение утренних пташек, не доносилось до них и недовольного ворчания Сверкха, сидевшего в похожей расщелине на пару с Мракдой и мечтавшего поскорее повидать своего отпрыска.
   Беглецы проснулись незадолго до заката. Эрлин могла еще некоторое время полюбоваться заходящим солнцем.
   - Я, кажется, начинаю привыкать к темноте, - в голосе Эрлин послышалась грусть. - Уже соскучилась по дому, по солнцу, по маме.
   Грезд прятался в глубине расселины, но и оттуда он видел стройный профиль девушки, высвеченный красневшим светилом. Челка белых волос не скрывала тоски в уставших от долго плена глазах.
   - Ты грустишь оттого, что давно не видела света, - сказал Грезд. - А я грущу оттого, что никогда его не видел. Я знаю о солнце только то, что рассказывала мне Мракда, или что слышал от пленников, иногда попадавших в руки моего отца. Мне доводилось видеть только маленькие его осколки, рассыпанные ночью надо мной. Свет приходил ко мне в виде светлячков, круживших весной по ущелью, в виде костра, разожженного путниками. Но никогда я не видел того, что видела ты. Я родился троллем.
   Эрлин взглянула в темноту.
   - Хочешь, я расскажу тебе о солнце, тролль?
   Конечно же, Грезд хотел.
   - Солнце - это первое, что я вижу, вставая с утра, - начала девушка свой рассказ. - Оно предстает лиловым шаром, поднимается выше и выше, желтеет, превращаясь постепенно в ослепительно белое чудо. Солнце согревает, оно заставляет распускаться цветы, под его нежными лучами становятся котятами даже грозные львы, они подставляют свету пузо и довольно щурят глаза. Птицы, расправив крылья, каждое утро встречают его восход. Фениксы, говорят, взлетают в самую высь, дотрагиваясь до солнечной короны; они единственные, кто могут смотреть на солнце, не отворачиваясь, и они одни лишь, кто может видеть солнечный венец без помощи луны. Да, раз в год бывает, что солнце надевает маску - ночное светило заслоняет его от нас, но только для того, чтобы мы увидели королевское величие жаркого правителя неба, могли насладиться зрелищем его сияющей короны.
   Спутник девушки открыл глаза, которые он закрыл во время рассказа для того, чтобы легче было представлять то, о чем говорила Эрлин.
   - Мы очень разные, тролль, мы очень разные. Тебя убивает свет, меня - темнота. Ты превращаешься в камень, едва на тебя падет луч, я же стану каменной, если лишить меня счастья видеть рассветы и закаты. Но есть в тебе что-то необычное, Грезд. И ты знаешь, я немного боюсь за тебя.
   - Боишься? - Удивился тролль.
   - Ты ведь не сможешь вернуться к своим, - заметила девушка.
   Грезд подвинулся ближе.
   - Но я и не хотел возвращаться, я попробую жить среди вас - среди людей. Я так много слышал о людях! Среди вас много поэтов, художников, музыкантов! А рыцари, благородные, честные! Я хотел бы жить среди вас.
   Эрлин посерьезнела.
   - Грезд, ты не понимаешь. Среди людей есть разные... типы. Не все из нас хороши. Есть злость, есть ненависть, мы так же, как и вы убиваем друг друга....
   - Убываете? - Не поверил молодой тролль. - Но вы же не орки или тролли!!! Вы же - люди.
   Девушка не знала, что сказать в ответ. Тролль был прав, люди не могли, не должны были поступать так, но....
   - Да, Грезд, мы - люди. И именно поэтому я очень боюсь за тебя. Понимаешь, многие в нашем селении могут не понять, они могут испугаться... я не знаю... тебе, наверное, не стоит идти к нам. Вначале я больше переживала за себя. Боялась, что нас нагонят, потом думала о том, что ты приведешь с собой троллей и мои родичи пострадают. Впрочем, там сейчас наверняка уже королевские войска, меня наверняка ищут.... А потом, - Эрлин посмотрела прямо в глаза Грезду, и сердце тролля сжалось от этого взгляда, сжалось в маленький комочек, готовый разорваться от легкого прикосновения. - А потом я подумала о тебе. Тебя убьют, Грезд, ты понимаешь это?
   Тролль не отвечал. Кажется, солнце село гораздо быстрее, чем он рассчитывал.
   - Ну что ты молчишь? - Эрлин подскочила к гиганту и толкнула его в бок. - Тебе нельзя к нам! Тебе нельзя!
   Грезд молча взял ее за воротник, посадил на спину и побежал. Надо было обогнать родителей. Глаза Эрлин были мокрыми от слез, соленые капельки стекали на мощную шею тролля и терялись внизу, среди черных чешуек. Только сейчас девушка осознала, чем рисковал ее спаситель, - жизнью.
   Гора за горой, куча за кручей, тропка за тропкой. Безмолвная, упорная погоня одних и не менее упорное бегство других.
   Тролль практически на бегу срывал кусты с жесткими ягодами, так заглушали голод. Силы убывали у обоих. Эрлин стерла в кровь пальцы, которыми приходилось держаться за покрытую жесткой чешуей шею молодого тролля, но сама старалась не жаловаться. Грезду было намного тяжелей. К концу второй ночи он все чаще спотыкался. Один раз даже чуть не сорвался в пропасть - помогла горная роза, за которую он успел ухватиться. Это прочное растение, цепко вонзающееся в недра горы своими корнями, было бы трудно вырвать из скал. Говорят, что сорвать его никому еще не удавалось, так что ветви розы спасли тролля от неминуемой гибели.
   Девушка заметила, что Грезд начал тяжело дышать. Он перешел на шаг, а потом остановился.
   - Что-то случилось? - Спросила Эрлин. - Тебе плохо?
   - Нет, так мы от них не оторвемся. Мне кажется, они скоро нас догонят.
   Эрлин оглянулась назад. Сзади никого не было видно, но она понимала, что преследователи вряд ли далеко.
   - И что же мы будем делать? - Девушка стало страшно.
   Она понимала, что тролль долго так бежать уже не сможет, но и встреча со Сверкхом страшила ее.
   - Может, ты пойдешь вперед, а я их задержу? - Грезд понимал, что это не выход.
   - Они все одно найдут меня, ты это и сам знаешь.
   Внезапно тролль хлопнул себя по лбу и радостно заплясал.
   - Как же я сразу не догадался!
   - Ты о чем? - Эрлин с тревогой смотрела на товарища по несчастью. - Что там тебе в голову пришло?
   Гигант обернулся и с радостным лицом (радостный тролль, это еще то зрелище!) изрек:
   - Дракон!
   Девушка вздрогнула.
   - Где дракон? Какой еще дракон?
   Тролль, как уже повелось, без церемоний забросил девушку на себя и полез прямо на гору.
   - Эй, громадина, ты так и будешь все время без объяснений меня за шкирку....
   - Большой дракон, черный дракон, который живет на Среднем перевале. А мы как раз туда и идем. Мракда со Сверкхом вряд ли пойдут за нами, им придется идти окружным путем, а мы, тем временем, сильно сократим дорогу.
   - Ну, если мы действительно идем к дракону, то дорога и впрямь может сократиться! - В отчаянии воскликнула Эрлин. - Уж лучше вернуться в плен к Сверкху!
   Но Грезд не обращал внимания на причитания капризной красавицы, он знал, что дракон, конечно, опасное животное, но и мимо него можно пройти незаметно, если постараться.
   Кажется, план Грезда сработал, в том смысле, что силуэты Мракды и Сверкха больше не появлялись на границе гор и звездного неба. Видимо, они и правда пошли в обход. Понемногу Эрлин перестала думать о тех, кто позади, и переключилась на того, кто ждал их впереди. Они вступили во владения дракона. Оплавившиеся камни, запах серы, отсутствие зелени, - все говорило о том, что огнедышащий хозяин находится неподалеку. И тролль и человек невольно перешли на шепот.
   - Сейчас главное пройти незаметно, - еле слышно проговорил Грезд. - У драконов потрясающее чутье. Очень важно, чтобы ты не боялась, их буквально тянет на тех, кто боится.
   Лучше бы тролль не говорил про страх, так как Эрлин начала следить за собой, испугана она или нет, и начала бояться того, что может начать бояться. Девушка вздрагивала от каждого подозрительного выступа, и за каждым валуном ей чудилась голова чудовища. Тролль изначально меньше боялся подобных встреч, поэтому шел спокойно, просто стараясь поменьше шуметь.
   Дракона нигде не было видно, а небо снова начало светлеть. Уже без понуканий спутницы Грезд нашел подходящую пещеру и скрылся там задолго до того, как лучи стали волновать Эрлин.
   - Что-то не видно твоего дракона, - проговорила в полголоса Эрлин. - Как же ты меня напугал.
   - А как вы меня напугали, шкажу я вам! - Раздался голос сзади.
  

4 глава

Пещера Ашмаламши

  
   Девушка завизжала, а тролль повернулся так проворно, как никогда еще не поворачивались существа его рода. Прямо за ними находился дракон. Точнее, - голова дракона.
   - Ш вами там никого нет? - Озабоченно спросило чудище, опасливо поглядывая через спины беглецов на вход пещеры - Точно никого? Жнаете, не хотелош бы, штоб обо мне кто-то ужнал. Тут столько народа вшякого шаштает, - ужаш!
   Грезд с Эрлин изумленно внимали дракону. Каждый из них хотя единожды встречался с этими крылатыми монстрами, но трусливые драконы им еще не попадались. А Ашмаламша был чрезвычайно труслив.
   - Меня жовут Ашмаламша, я дракон, - представился он. - Надеюш, вы ничего плохого мне не шделаете? У меня ошталош немного жолота, я бы мог....
   И тут, совершенно неожиданно, Эрлин захохотала. Она смеялась так, что тролль всерьез забеспокоился, не станет ли ей плохо. Девушка упала на пол пещеры и время от времени что-то пыталась сказать изумленным троллю и дракону, но смех опять мешал ей сделать это. Волосы, и без того растрепанные в путешествии, белесым пламенем сотрясались вместе с поймавшей смешинку Эрлин.
   Дракон вопросительно посмотрел на тролля:
   - Ш ней вше в порядке?
   Грезд просто пожал плечами. Откуда ему знать?
   Наконец, девушка успокоилась.
   - Слушай, Ашмаламша, ты меня извини за мой смех, - сказала она, с трудом сдерживая продолжение истерики. - Просто таких... таких драконов.... Сперва я встретила тролля, который вместо того, чтоб меня съесть, спас от своих злых сородичей. Теперь вот дракона боялась, а он... он сам меня боится. Мир перевернулся с ног на голову. Не удивлюсь, если завтра окажется, что орки, например, только и занимаются, что выращиванием цветов, а я, например, не кто иная, как оборотень, и только и жду наступления полной луны, дабы кого-нибудь съесть и поглотить.
   Ашмаламша судорожно вцепился когтистыми лапами в стены пещеры:
   - А ты точно не оборотень? У меня ешть немного жолота....
   - Слушай, ну хватит тебе, - прервала дракона осмелевшая девушка. - Ты же - огромный черный дракон.
   - Ну не шовщем черный, на брюхе вот я шветленький, есть еще оно пятнышко на....
   - Ашмаламша, давай-ка мы лучше познакомимся, - предложила девушка. - Меня зовут Эрлин, я....
   - Невеста короля, который в гневе оттого, что его возлюбленную похитили и который наверняка уже ее ищет, - продолжил с улыбкой Грезд.
   Красавица смутилась, но продолжила.
   - Итак, меня зовут Эрлин, и я действительно невеста короля, и меня действительно уже ищут. А этот грубиян, прерывающий дам, Грезд - горный тролль, добрый тролль, спешу заметить, - добавила девушка, увидев, как черный дракон заметно побледнел. - Нам не нужно твое золото, и жизнь твоя тоже не нужна. Мы просто хотим оказаться подальше от Сверкха и Мракды - родителей моего спасителя, которые преследуют нас. Нам необходимо дождаться ночи, чтобы продолжить наше бегство.
   Дракон Ашмаламша не слишком с большим доверием слушал этот рассказ, но, кажется, успокоился и даже улыбнулся, тут же обнаружив наполовину беззубый рот.
   Грезд тоже разинул рот и уставился в зияющую провалами пасть дракона.
   - Это что ж с тобой такое случилось?
   Чудище тут же потеряло улыбку, уголки огромного рта опустились вниз, а на глаза навернулись огромные - с кулак - слезы.
   - Вше было так хорошо, пока эти ужашные эльфы не ижобрели новые кольчуги. Их совершенно невожможно прокущить!
   - Так ты все-таки не так труслив, как я думала, - заметила Эрлин. - На рыцарей, значит, иногда охотишься.
   Ашмаламша отрицательно затряс головой, да так затряс, что пещера задрожала, а на головы беглецов посыпались пусть небольшие, но камни.
   - Да вы что?! На рыцарей я даже не шмотрю! Прошто какой-то умник надумал швоих овец в латы обрядить, чтоб, мол, добрый дракон Ашмаламша покушать толком не шмог. Ну и как мне теперь быть? Что мне кушать? Я же вон какой большой.... Если все швоих овец в латы оденут, кого же мне ешть? Шовщем люди обежумели, они б еще мышей в дошпехи обрядили! А шамих людей я ещть не хочу - убьют еще, да и штрашные они все. Вы бы видели, - дракон несколько осекся, встретившись взглядом с Эрлин. - Ну,... то ешть, вы, конечно, видели, но они - такие штрашные! Глажа как вытаращат, как жаорут, мечами как жамахают! Того и гляди - лапу отщекут, или голову, или хвошт лекарштвенный....
   - Лекарственный? - Переспросил Грезд.
   - Какой лекарштвенный? - Засуетился дракон. - Я ничего такого не говорил. Не говорил я, что хвошт у драконов лекарштвенный.
   Девушка с укоризной взглянула на чудовище. Ашмаламша отступил вглубь пещеры, словно пытаясь спрятаться от сказанного им. Он понял, что сболтнул лишнего, впрочем, теперь уже деваться было некуда:
   - Ну,... вы только никому не говорите. У наш - у драконов вообще-то хвошты лекарштвенные. Только ешли об этом узнает кто... иштребят нас, клянусь хвоштом, иштребят!
   Эрлин с улыбкой подошла поближе и прикоснулась рукой к щеке Ашмаламши.
   - Не переживай, не нужен нам твой хвост. Слушай, Ашмаламша, мы очень устали - у тебя не найдется чего пожевать? Или попить?
   - Или и попить и поесть? - Встрял услышавший разговор о еде Грезд.
   Дракон опять растянулся в улыбке.
   - По правде говоря, ещть у меня небольшие жапащики, парочка коровок, гущей два-три штадика, ну и по мелочи там, - барашечки, овечечки, ну и шобачечка. Но она так - для крашоты, не жаренная.
   Чудище непостижимым образом смогло развернуться в узком проходе, и повело спутников за собой.
   - Только на хвошт... лекарштвенный... не наштупите, - не забыл предупредить Ашмаламша.
   Впрочем, не особо доверяя новым знакомым, черный дракон на всякий случай держал хвост как можно выше, прижимая его к невысокому своду настолько плотно, что на Эрлин и Грезда нет-нет, да и сваливались сталактиты. Приходилось быть начеку и постоянно уклоняться от камней, летевших сверху; дорога, вроде бы недолгая, по этой причине превратилась в путь довольно нелегкий.
   - Как думаешь, Сверкх и Мракда нас уже не отыщут? - Спросила девушка тролля. - Может, просто переждем у дракона? Он, мне кажется, не откажется.
   - Нет, Эрлин, нет. Нам нужно спешить. Я Сверкха знаю, он, если нужно, год будет ждать, но он своего дождется. Ему известно, что у нас одна дорога - он будет нас ждать до той поры, пока мы не появимся. Возможно, даже они с Мракдой рискнут поискать нас у драконьих пещер, а тогда.... Нет, мы должны использовать преимущество во времени, которое у нас есть. Нам нужно выспаться и быстрее бежать, только так мы сможем дойти до людей. Я искренне надеюсь, что королевское войско ищет тебя! - Грезд нахмурился. - Мне не хотелось бы привести к вам своих родичей.
   - Не переживай, - успокоила тролля Эрлин. - Я уверена, что король послал за мною лучших рыцарей. Предводитель королевской охраны - сэр рыцарь Орднунг - герой многих сражений, с ним я могу быть в безопасности, если бы ты знал как он ненавидит троллей!... Ой.
   Грезд опустил голову и прибавил шагу. Эрлин догнала тролля.
   - Орднунг - хороший рыцарь, я ему все расскажу, не переживай, Грезд, ты - самый лучший тролль на земле, и я тебя в обиду не дам!
   Тролль взглянул на пленницу.
   - Если ради твоего спасения мне придется повидаться даже с сотней Орднунгов - я пойду на это. А сейчас - давай оставим этот разговор, тем более, что нам нужно хорошенько отдохнуть.
   - Тем более, что мы уже пришли! - Отозвался Ашмаламша.
   Проход, наконец, вывел путников в огромную залу. Дракон с явным удовольствием провел лапой, показывая на богатства, им накопленные.
   - А вот и мои шкромные богатштва.
   Традиционный набор драконьих пещер, изобилующих золотом, серебром и вообще всем, что блестит, был разбавлен довольно приличной коллекцией... карт. Ашмаламша, стараясь предвосхитить вопросы, тут же пояснил:
   - Прошто я люблю путешештвовать, вот и шобираю карты. Может быть, когда-нибудь... Кштати, у меня тут ещть немного жолота....
   - Извини, Ашмаламша, - прервала чудовище Эрлин. - А у тебя есть немного еды?
   Дракон тяжко вздохнул и отправился в кладовую. Через короткое время беглецы лакомились отборной жаренной на огне дракона бараниной, запивая ее родниковой водой, источник которой, как оказалось, находился неподалеку.
   - Да, - протянул тролль. - Съедобные корешки - это, конечно, хорошо, но как же я все-таки люблю мясо!
   - От самого себя не уйдешь, - вставила Эрлин. - Ты, все-таки тролль.
   - А я бы хотел уйти от себя, - неслышно для остальных прошептал Грезд.
   Насытившись, и Грезд и Эрлин тут же захотели спать, что они и сделали, рухнув прямо на лекарственный хвост дракона. Ашмаламша еще некоторое время пытался вызнать у тролля, что за съедобные корешки тот упоминал, но, осознав тщетность этих усилий, тоже уснул, стараясь поменьше шевелить хвостом.
   Сверкх и Мракда пробирались по пещере, стараясь не производить лишнего шума. На лицах обоих читался азарт, характерный для тех, кто долго преследовал свою добычу и вот-вот должен ее настигнуть. Тролли были взбешены поступком своего отпрыска и полны желания не оставить такой шаг без ответа.
   - А Грезд оказался не так уж и туп, - заметила Мракда. - Хватило ума спрятаться в логове дракона.
   - Только какого дракона? Грезд спрятался в убежище такого же недоумка, как и он сам! Ему даже драконы нормальные не попадаются, - прорычал Сверкх. - Если я до него доберусь первым, а я это непременно постараюсь сделать, я размозжу Грезду череп как мелкому щенку, а потом с радостью попробую его дурацкого мозга. Ну а потом, потом я приступлю к этой... гадине. Она дважды заставила меня чувствовать себя дураком. Третий раз у нее это не получится, - я буду есть ее долго... очень долго.
   Гигант шел, практически не обращая внимания на боль в руке, - когда тролль полон ярости он способен не замечать даже сильных ран. Впереди показалась зала, в которой спали ничего не подозревающие Грезд, Эрлин и Ашмаламша.
   - Сверкх, ты будь поосторожнее, - забеспокоилась Мракда. - Дракон хоть и труслив, но он остается быть драконом. Если жертву загнать в угол, тут даже овечки начинают драться. Мне не хотелось бы сражаться с драконом.
   - Мракда, заткнулась бы ты! - Оскалил зубы тролль. - Не придется тебе ни с кем сражаться, дракон убежит, едва проснется. Главное - не стой у него на пути, а то затопчет еще. С трусливой змеюкой мы позже разберемся, сейчас мне нужны только Грезд и человечишка.
   Тени горных троллей пали на золото, устилающее просторную залу. В другой день его блеск отвлек бы на себя внимание Сверкха и Мракды, да и как тут не отвлечься, когда со всех сторон - избранные сокровища правителей поднебесья: короны, скипетры, кубки, драгоценные камни; но сейчас Сверкх крепче сжал в руках палицу, Мракда достала кривой восточный меч.
   - Сейчас я проверю, так ли хорошо он вспарывает животы, как хвастался тот воин, - троллиха показала оружие Сверкху. - Помнишь его?
   Тролль кивнул головой, облизнувшись, - он помнил того храбреца.
   Ашмаламша, Эрлин и Грезд мирно спали, каждому, видимо, чудилось что-то свое. Ни один из них не подозревал о грозящей опасности. Мракда подошла к Грезду, почему-то было трудно вонзить в него меч. Впрочем, Сверкх сам хотел это сделать.
   - Ты займись лучше девушкой, - сказал он и тут же опустил палицу на голову сыну.
   Раздался треск.
   Грезд открыл глаза и дико закричал. Эрлин проснулась, вскочила на ноги, не забыв взять в руку тяжеленный кубок, валявшийся неподалеку, - сильная девушка, выросшая в нелегкую пору, знала, как за себя постоять.
   - Грезд, что происходит? - Спросила она.
   Пещера переливалась светом, исходившим от некоторых камней, раскиданных по зале, но кроме Ашмаламши, Грезда и самой Эрлин в ней никого не было.
   - Это я, ижвините, - со страхом залепетал дракон. - Кошточки жатекли, я ими похруштел немного. Они у меня так трещат.... Только ничего шо мной не делайте, прошу ваш! Ешли хотите, у меня ешть немного жолота....
   - Ашмаламша, ты здесь ни при чем! - Отмахнулся Грезд. - Мне такой сон приснился.... Будто сюда пришли Мракда и Сверкх. В общем, неприятный сон.
   Выяснив причину крика, Эрлин немного расслабилась, потянулась к остаткам вчерашней еды.
   - Ну и славно. Ладно, нам пора двигаться дальше.
   Дракон, впрочем, не был успокоен этим объяснением. Напротив, он только больше заволновался.
   - А ты уверен, что это не вещий шон? Ты уверен, что они ждещь не появятщя?
   Грезд постарался успокоить взволнованное чудище.
   - Поверь мне, Ашмаламша, ни один тролль в здравом уме не приблизится к логову дракона.
   - А ты уверен, что они в ждравом уме?
   Молодой тролль просто развел руками. Тут действительно возразить было нечего.
   - Дракон, я тебе обещаю, что прямо сейчас мы уйдем и больше здесь не появимся, и о тебе никому не расскажем, если только ты сам этого не захочешь.
   - Нет-нет, - поспешно согласился Ашмаламша. - Не надо никому рашшкаживать, я шоглащен. А то, шами жнаете, как это бывает, - один шкажет, другой добавит, третий пойдет на ражведку, а четвертый того и гляди на бой выжовет. Нет уж, я на швоем веку рыцарей повидалщя, мне теперь и овечек хватает, вроде мирные животные, а ш ними штолько мороки! Шхвати ее, принещи, да жажарь правильно.... Эх, где ты, моя молодощть?
   Так, под причитания дракона на жизнь, Эрлин и Грезд позавтракали (по человеческим меркам это был, конечно, ужин, но тролли живут по своим законам) и отправились в путь. Ашмаламша показал им самый удобный выход из логова, что дало беглецам значительно оторваться от преследователей.
   - Думаю, мы их опередили ночи на три, - оценил Грезд, осмотрев горы, окружающие выход из пещеры.
   - Ну, Ашмаламша, нам пора идти дальше, - в голосе Эрлин зазвучала грусть. - Ты очень хороший дракон, правда.
   Дракон согласно кивнул.
   - Да, я - хороший дракон.
   Девушка обняла чудище, прижав к себе его огромную голову, из глаза Ашмаламши брызнули слезы, которые довольно чувствительно застучали по макушке невесты короля. Девушка со смехом отстранилась.
   - Эй, да тобою надо пожары тушить!
   Ашмаламша смутился.
   - Да я так и тушу... ешли больно щильный пожар шлучайно уштрою.
   На долгое расставание времени не было, поэтому тролль и девушка, как им это не было тяжело, продолжили путь.
   - Штойте! - Ашмаламша приблизился к путника. - Вот вам!
   Чудище протянуло лапу, на которой лежал черный кончик его хвоста.
   - Ашмаламша, ты что? - Удивилась Эрлин. - Что это ты придумал такое?
   - Ну, я говорил, што у меня хвошт лекарштвенный... вот я вам шамый кончик, на вщякий шлучай... у меня выраштет еще, не волнуйтещь! У меня там ешть немного жолота....
   Эрлин чмокнула Ашмаламшу в нос, а Грезд просто молча пожал лапу своему новому другу.
   Путники развернулись и пошли, ведь ночи стояли короткие, - надо было спешить. Дракон становился все меньше и меньше, скоро от него осталась лишь маленькая искорка - язычок пламени, вырывавшийся из пасти при дыхании, но за очередным поворотом пропал и он.
   - Кажется, я буду скучать по Ашмаламше, - сказала Эрлин. - Жаль, что мы дали обещание больше сюда не возвращаться.
   - Ничего, - ответил Грезд. - Будем надеяться, мы тоже ему понравились. Если так - он сам нас найдет.
   - Первый раз в жизни, кажется, я буду искать встречи с драконом, - улыбнулась Эрлин, к которой, кажется, опять начало возвращаться хорошее настроение. - Все в этом мире меняется быстрее, чем я могла подумать.
  

5 глава

Орочьи ямы

  
   Отдых в гостеприимной пещере черного дракона по имени Ашмаламша благотворно сказался на спутниках, они прошли достаточно большой участок дороги и потихоньку стали выходить на равнинное место. Горы становились ниже, да и самих гор по сторонам оставалось все меньше, приходилось более осторожно выбирать маршрут, чтобы точно было где спрятаться от солнца во время рассвета. К счастью раньше в этих местах в избытке водились орки, которые оставили после себя изрытую землю, огромные ямы и довольно просторные лазы.
   - В нашем селении знают об этом месте, - сказала Эрлин. - И без нужды стараемся сюда не заходить. Орков, конечно, тут уже давно нет, но разные странные чудища, говорят, здесь еще бродят.
   - Не думаю, что тут вообще кто-то может жить, - возразил молодой тролль. - Слишком часто здесь охотятся Сверкх и Мракда.
   - Раз охотятся, значит - есть на кого.
   Тут возразить было нечего.
   Девушка уже привыкла сидеть на плечах тролля, поэтому часто подсказывала ему, куда идти, чтобы не провалиться в одну из ям. Заодно хватало времени и на то, чтобы пообщаться.
   - Эрлин, я давно хотел у тебя спросить, - начал разговор Грезд. - Почему ты жила в небольшом селении на краю королевства, если была невестой государя?
   - Тут все просто, дорогой тролль, как всякой невесте мне надо было подготовиться к свадьбе. И уж, разумеется, попрощаться с родителями, друзьями, с родимым краем. Когда выйду замуж, не знаю, смогу ли я потом скоро увидеть свой дом.
   - А что король нашел в девчонке с окраины?
   - Ах ты, невоспитанный грубиян, - воскликнула задетая девушка и отвесила спутнику тумака. - Это так тебя учили с дамами разговаривать?
   - Извини, если что, - попросил прощения Грезд. - Меня никто не учил с ними разговаривать, меня только есть их учили. Так что - не обессудь. Нет, ты, конечно, девушка красивая, даже на мой - троллий взгляд, но все же....
   Эрлин пожала плечами.
   - Эх, Грезд, если б я знала, почему так у меня все сложилось. Любовь не выбирает, так ведь? Король осматривал свои владения, вот и заехал к нам, решил поохотиться. Ну а на охоте мы и встретились, - вначале ему понравилось, как я стреляла, а потом, наверное, и я, - кокетливо улыбнулась красавица. - Честно говоря, на короля я поначалу даже не смотрела, он все-таки высокого полета птица, но при ближайшем рассмотрении оказался хорошим молодым человеком, не чуждым юмора, простоты в общении. Впрочем, я, наверное, только у вас в плену поняла, как сильно его люблю.
   Тролль некоторое время помолчал, переваривая сказанное.
   - Вы должны быть благодарны судьбе, люди, очень благодарны, - высказался, наконец, и он. - Вы видите и ночь, и день, вам ведомы и одиночество и любовь. Вы свободны в своем выборе, у нас - троллей такого выбора нет.
   - Но ты же сделал свой выбор?
   - Да... сделал... только последствия этого выбора пока не наступили. Боюсь, этот выбор сильно сократит мои дни.... Но не переживай! - Быстро сказал Грезд, заметив, как погрустнела девушка. - В любом случае - ради этих нескольких дней стоило жить. Я не жалею о выбранном пути. Грущу лишь о том, что дорога моя может быть слишком короткой.... Ладно, давай прекратим этот разговор. В моей жизни и так не много солнца, чтоб самому себе еще затмевать его грустными мыслями.
   Ночь в предгорье похожа на ночь в горах, - все та же тишина, все та же чистота звездного неба, разве что шорохов побольше, и раздаются они не так раскатисто и громко. Темные провалы орочьих логов виднелись и впереди и по бокам. Ночью их новы выглядели особенно зловеще. Путники остановились у ямы с тоннелем, уводившим вглубь склона одной из последних гор, оставшихся на пути.
   - Пожалуй, рисковать не будем, неизвестно, попадутся ли впереди настолько же удобные убежища, так что попробуем заночевать прямо здесь, - предложил тролль.
   Эрлин достала еду из котомки, которую нашла в пещере дракона. Грезд и спутница немного перекусили и улеглись спать.
   - Интересно, если меня все-таки ищут, то где? - Спросила уставшая девушка и провалилась в сон.
   В голове тролля был тот же самый вопрос, только, в отличие от Эрлин, он думал не о тех, кто ищет Эрлин, чтобы спасти, а о тех, кто ищет ее для того, чтобы погубить. Так, или иначе, но спать надо было и ему, поэтому гигант тоже сомкнул веки.
   Проснулся тролль от странного цокота: словно лошадиный топот, только более звонкий и очень быстрый, только вот издавал его явно не конь. Цокот доносился из глубины норы. Грезд приподнялся, отыскивая взглядом камень поувесистее. Эрлин пропала! Тролль заметался по яме, но Эрлин точно нигде не было. Солнце уже садилось, но выходить наружу и не следовало, наклонившись к земле, Грезд увидел бороздку слизи, уходившую вглубь.
   - Эрлин! - Закричал гигант. - Эрлин, отзовись!
   Цокот затих. Грезд бросился в нору.
   К сожалению, орки рыли не очень просторные проходы, поэтому в какой-то момент Грезду пришлось стать на колени и поползти на четвереньках.
   "Это ж надо было так? - Корил себя тролль. - Спасти невесту короля от Сверкха и Мракды, а в паре дней пути от ее селения взять и потерять Эрлин!"
   Тролль продирался сквозь узкий лаз, ориентируясь на ленту слизи, хлюпающую под руками. Судя по тому, что мерзкая жидкость становилась все более жидкой, существо, которое похитило Эрлин, было где-то рядом. Грезд только сейчас понял, что не прихватил с собой никакого оружия, а ведь была такая возможность, - в пещере Ашмаламши были довольно приличные мечи. К несчастью, тролль посчитал, что лишняя тяжесть им в пути ни к чему, ему хватало и девушки. Кроме того, если говорить по секрету, гигант очень не хотел бы встретиться с Мракдой и Сверкхом с оружием в руках, они все-таки были его родителями. Пусть жестокие, пусть несправедливые, пусть часто ему было стыдно за них, но они дали ему жизнь, заботились о Грезде так, как могли, выкормили, вырастили, помогали на свой лад. Нет, Грезд не хотел быть причиной их гибели.
   Но, увы, на пути, оказывается, встречаются не только горные тролли, в мире живет немало не менее опасных существ. Кто из них похитил Эрлин?
   Проход вильнул пару раз и привел к развилке. Хоть время было и не очень подходящее, Грезд невольно улыбнулся.
   - Ну, до чего тупая тварь, - сказал он. - Спрятаться хочет, называется.
   Действительно, липкий след неведомого монстра четко показывал, в какую сторону следовало двигаться. Тролль ускорил движение, хоть делать это было по-прежнему нелегко, - острые камни царапали колени, ладони и спину. На что у горных троллей была грубая кожа, но даже ей в таком месте приходилось нелегко, неудобная дорога делала свое дело - потихоньку ладони начали кровоточить. Особенно было неприятно то, что израненными руками надо было хлюпать по мерзкой жиже, растекшейся на пути. Надо сказать, слизь существенно замедляла движение, тролль несколько раз поскальзывался, падал, один раз даже чуть не разбил себе нос. Грезд торопился. Было понятно, что с девушкой могло случиться все что угодно, включая самое страшное. Тревожило, что давно не было слышно цокота твари; казалось, что вокруг вообще никого нет.
   Внезапно под руками тролль почувствовал камни без слизи. Грезд прополз немного вперед, но и там не нашел следов неведомого монстра, будто он просто исчез.
   - Нет, - сказал себе тролль. - Исчезнуть ты не мог, прячешься где-то рядом! А ну выходи, трусливое отродье!
   Никто не вышел, не откликнулся, не проявился. Грезд исследовал каждую пядь пещеры, заглянул во все трещинки, подергал за все камня, надеясь на то, что обнаружится какой-нибудь тайный ход, но никакого хода не было. Тролль закричал, ярость вздымалась в нем, он бил по стенам мощными кулаками, лягался ногой, но безмолвная пещера не спешила отдавать свои тайны. Тролль хотел было двинуться дальше, в надежде на то, что след где-нибудь, да проявится, но впереди не было намека на слизь и, что самое главное, внутри крепла уверенность в том, что искать надо где-то в другом месте, - не здесь.
   В голове горного тролля появилась смутная догадка. А что если он пошел не туда? Развилка?! Грезд просился обратно, с трудом развернувшись на более широком участке прохода. Через некоторое время он уже был у злополучного разветвления. Тролль тут же направился в другой тоннель, но, к сожалению, и там не чувствовалось следов слизи. Гигант хотел, было остановиться, как вдруг под руками знакомо хлюпнуло. След здесь продолжался!
   Грезд рыкнул от удовольствия, теперь-то уж тварь от него не уйдет. Хитрая она оказалась, отвлекла тролля в другой проход, потом вернулась по своему же следу и в этом месте, видимо, прыгнула, чтобы сбить его со следа. Надо сказать, что эта тактика чуть было не принесла ей успех, но теперь Грезд только с большей энергией бросился за Эрлин. Ее необходимо было спасти.
   В какой-то момент Грезду показалось, что он опять услышал знакомый цокот. Так и было, - в подтверждение издалека донесся голосок девушки:
   - Грезд, помоги! Грезд, я здесь!
   Тролль прибавил ходу, пролетев по узкому лазу, почище иного орка. Мышцы, которые еще недавно начинали затекать, словно ожили, - надежда придала им новые силы. Узкий проход неожиданно расширился и превратился в просторную пещеру. Грезд осторожно осмотрелся.
   Все пространство покрывали огромные колонны из странного серого камня, наверняка нездешнего; скорее всего, орки растащили по кусочкам какую-нибудь древнюю крепость. Впрочем, если это была действительно их работа, она требовала отдельной похвалы, так как колонны стояли на равном расстоянии друг от друга, вздымаясь под самые своды. Орки не любили кропотливой работы, так что - нет, пожалуй, кто-то потрудился здесь до них. Так или иначе, но сейчас эта красота была практически не видна, ведь по всей пещере толстым слоем была размазана слизь. Пленки застывшей мерзости висели между колоннами, превращая их в своеобразные тенета.
   Грезд пошел внутрь пещеры, осторожно поглядывая по сторонам. У тролля не было большого опыта разных схваток, но он понимал, что спасти Эрлин может только в том случае, если своя голова останется на плечах. Сбоку Грезд заметил небольшой узкий сталагмит, резко ударил по нему ногой, отколов внушительный кусок, - теперь в руках была пусть не очень надежная, но - палица.
   - Эрлин, - позвал девушку Грезд. - Эрлин!
   Девушка если и была здесь, не отзывалась. Тролль двинулся меж колонн, с отвращением сбивая палицей противную слизь, которая, постоянно налипала на ноги, на руки, забивала глаза. Эрлин нигде не было видно. Грезд постоянно подавал голос, надеясь, что девушка еще жива и удастся ее найти. Наконец, впереди тролль заметил светлое пятно. Приблизившись, Грезд понял, что разглядел волосы Эрлин; самой девушки почти не было видно за комьями слизи, которыми она была завалена. Облепленный пещерной гадостью не меньше спутницы гигант подбежал к углу пещеры, где находилась девушка. Теперь было понятно, почему она не звала на помощь, - лицо Эрлин покрывала отвратительная жижа. Грезд стал быстро отчищать от нее нос и рот пленницы, в надежде, что Эрлин еще жива. Глаза девушки, во всяком случае, были закрыты.
   Израненные руки молодого тролля сделали невозможное, за считанные мгновения удалось освободить рос и нос пленницы, Эрлин мгновенно вдохнула воздух, закашлялась, открыла глаза. Видимо, находясь еще в полуобморочном состоянии, она поначалу не помогала Грезду, но по мере того, как сознание возвращалось к ней, девушка сама стала освобождаться от жижи, сковывавшей ее.
   - Ты видел ее, Грезд? - На грани истерики спросила девушка.
   - Того, кто тебя схватил? - Уточнил тролль. - Нет, я этой твари не встречал, но сдается мне, что встреча с ней не так уж и необходима.
   - Она где-то рядом, будь осторожен!
   - Ничего, мне будет чем отмахнуться, - Грезд показал девушке импровизированное оружие. - В конце концов, я - горный тролль, и не всяким отродьям подземелий со мною тягаться!
   Словно в качестве вызова на последние слова тролля, сверху, из-за колонны показалась маленькая черная голова. Желтые глазки уставились на новоявленного героя. Существо словно оценивало ситуацию, пытаясь понять, совладеет оно с горным гигантом, или нет. Раздался уже знакомый цокот, это таинственный монстр защелкал челюстями.
   - Я тебе поцокаю, - вошел в раж Грезд. - А ну, спускайся!
   - Может, пусть посидит там, наверху? - Засомневалась Эрлин. - Ты уверен в том, что делаешь?
   - Уверен, - с мрачным спокойствием произнес тролль. - Есть твари, которых нужно уничтожать без колебаний.
   Гадина начала осторожно сползать вниз, не спуская взгляда с палицы, находившейся в руке тролля.
   - Давай, ползи, ползи на свою погибель, - Грезд крепче сжал палицу в руках, смахнув с бровей комки налипшей слизи. - Сейчас я покажу тебе, как сражаются тролли, да и вообще, кто под землей хозяин.
   Существо спустилось с колонны, открывшись полностью перед взорами беглецов. Гадина представляла собой гигантскую гусеницу, или, по крайней мере, существо, чрезвычайно похожее на нее, - десятки маленьких ножек, длинное белесое кольчатое тело, оканчивающееся мерзкой черной головой.
   - Я таких тварей раньше не видела, - прошептала Эрлин.
   Тролль тоже даже не слышал ни о чем подобном, а уж он-то о подземном мире знал не понаслышке, впрочем, Грезд умолчал об этом своем незнании, - ни к чему было волновать и без того напуганную девушку.
   Монстр, тем временем, угрожающе зацокал. Подергивая головой и задрожав всем телом.
   - Испугался, - обрадовался Грезд. - Ну, я тебе сейчас задам!
   Горный гигант взревел и, подняв палицу повыше, набросился на врага. Грезд не сомневался, что легко размозжит голову наглецу, покусившемуся на его спутницу, но в этом тролль ошибся. Из пасти гигантской гусеницы вырвался поток уже знакомой слизи, которая мгновенно облепила нападавшего так, что не то что ударить, - пошевелиться было практически невозможно. Не дожидаясь, пока Грезд все же выпутается из быстро застывавшей жижи, гусеница отрыгнула еще одну порцию мерзости. Эрлин, заметив, что дела плохи, тут же бросилась на помощь Грезду, но монстр сделал резкий бросок вперед и, подобно тарану, мощным ударом отбросил девушку в дальний угол пещеры. Эрлин, словно легкий камушек, пролетела, едва не задев головой одну из колонн. С легким вскриком она шмякнулась о стену и мгновенно затихла.
   Возможно, не атакуй гусеница Эрлин, победа осталась бы за ней, но время, потраченное на человека, было упущено для тролля. Грезд успел освободить руку и, почти уже падая (ноги были по-прежнему скованы слизью), опустил палицу на голову мерзкого существа. Камень мгновенно разворотил переднюю часть гусеницы так, что брызги разлетелись по сторонам. Тело монстра, находившееся еще в движении, отпрянуло назад и, пятясь, побежало в сторону выхода. Но гигант быстро освободил ноги и нагнал убегающую часть существа, обрушив на гусеницу-гиганта всю свою мощь. Мало кто может соперничать с горным троллем, вступая с ним в единоборство, и уж тем более плохо придется тому, кто сумеет его разозлить. Оставив после себя пульсирующие ошметки уродливого врага, Грезд вернулся к Эрлин.
   Девушка неподвижно лежала на полу, не подавая признаков жизни. Затемняя светлые волосы, по виску стекала кровь.
   - Нет, этого не может быть, - тролль попробовал осторожно осмотреть рану. - Ты не можешь умереть, это несправедливо. Эрлин, тебе срочно нужно на свежий воздух!
   Гигант мало что понимал во врачевании, но тут и без этих знаний было понятно, что в очередной раз необходимо было торопиться, - рана была неглубокая, но приходилась точно на висок, а побледневшее лицо Эрлин не сулило ничего хорошего.
   Подхватив обмякшее тело спутницы, Грезд поспешил к выходу. Если погоня за гусеницей отняла много энергии, то возвращение - на корточках - казалось вообще невозможным. Тролль осторожно нес девушку на одной руке, опираясь только на другую. Так, на трех конечностях, превозмогая себя, он пробирался на свободу. Сложно сказать, сколько длилась эта погоня, это состязание наперегонки со смертью, Грезд уже не верил, что когда-нибудь доберется до выхода. Поэтому, когда впереди забрезжил солнечный свет и потянуло свежим ветерком, тролль просто рухнул оземь и потерял последние силы. Кровь с виска девушки не переставала течь. Надо было торопиться, но и сил уже не было, да и на солнце он выйти все равно не мог.
   Горные тролли тоже не всесильные существа, бывают испытания, которые и им невмоготу. Впрочем, труднейшая проверка характера Грезду еще только предстояла. Голова гудела, в ушах стоял шум, слышались какие-то голоса. Да нет, не слышались! Там кто-то был, впереди кто-то переговаривался!
   Грезд издал некий рык, который должен был выглядеть криком о помощи, и погрузился в темноту.
  
  

6 глава

Новая опасность

   Резкая боль пронзила тролля, он открыл глаза. Постепенно сознание возвращалось к гиганту, Грезд осмотрелся по сторонам. Он был прикован к скале, - руки и ноги были прижаты мощными скобами, несколько цепей обвивали торс и шею настолько плотными узами, что даже дышать было нелегко. Тролль посмотрел вниз и увидел рыцаря, державшего в руках копье. Воин с нескрываемым злорадством разглядывал пленника.
   - Очнулся? - Рыцарь сделал укол копьем в уже нанесенную рану. - Очнулся, я тебя спрашиваю?
   Грезд решил не отвечать.
   - Ах, мы гордые, да? Мы с людьми не разговариваем? Тебе повезло, что из чертовой норы вытащили тебя лишь после заката, а не то стоял бы ты сейчас каменным изваянием. Так что наслаждайся последними часами жизни.
   Заметив пробуждение Грезда, полюбоваться на зрелище поверженного врага подтянулись и другие воины. Мужчины переглядывались, смеялись, они явно были довольны тем, что им удалось поймать столь редкую дичь.
   - Где Эрлин, что вы с ней сделали?
   Рыцарь вмиг посерьезнел, нижняя губа задрожала, руки сильнее сжали копье.
   - Что мы с ней сделали? Мы? И это ты еще смеешь говорить мне - сэру Орднунгу, верному слуге короля? Твое счастье, что нам удалось живой вырвать ее у тебя. К сожалению, невеста короля истерзана настолько, что пока лежит без сознания. Моли богов о том, чтобы с Эрлин все было хорошо и она быстрее поправилась, потому что если этого не произойдет... - рыцарь еще раз ткнул копьем в Грезда. - Если этого не произойдет, тебе будет очень трудно. Я тебе обещаю!
   - Да мне всю жизнь нелегко, так что - не привыкать.... Не знаю, рыцарь, поверишь ли ты мне, но я тебе не враг.
   - Враг короля - мой враг!
   - Я не враг короля.
   - Вы слышали? - Орднунг повернулся к соратникам. - Тролли у нас нынче в друзьях короля ходят. Еще немного, там и орки подтянутся до кучи.
   Воины опять засмеялись, но этот смех не был легким, Грезд видел это: в глазах многих людей, обступивших скованного врага, читались годы страданий, лишений и бед. Да, это были гордые воины, привыкшие и битвы и раны встречать, не преклонив колен, но они были детьми войны, на которой каждый наверняка терял своих близких и родных. Тролль, стоявший перед ними, израненный, поверженный, был воплощением надежды на то, что однажды темные силы покинут их страну, что придет день, который принесет им не новые походы, а тихие вечера у дома, с женой и ребенком. Меньше всего человеку хочется учить своих детей воевать, куда лучше - обучение мастерству корабела, строителя, гончара, целителя. За эти годы десятки горных троллей выходило из пещер, спускалось с гор, совершало набеги на приграничные города и деревни, а во времена войн группы троллей крушили даже мощные отряды искусных воинов. Троллей никто не любил.
   Грезд знал, что пока Эрлин без сознания на его слова не обратят внимания, но девушке нужна была помощь.
   - Я знаю, как помочь Эрлин....
   - Он еще издевается! - Вскрикнул Орднунг. - Еще одно слово, еще только одно слово, и ты пожалеешь о том, что родился!!!
   - В котомке есть лекарство - чешуйчатый кусочек плоти одного существа. Это должно помочь.
   Рыцарь развернулся к воинам.
   - Отравить ее вздумал? Всыпать ему плетей, да побольше. Живо!
   Грезда никто не хотел услышать, кто будет внимать тому, кто спустился с гор? Разве оттуда может прийти что-нибудь хорошее?
   Истязания прекратились лишь тогда, когда все тело тролля было испещрено бурыми полосками - следами от боевой плети. Тяжелые ремни с вплетенными в них металлическими шариками, на каждом из которых находилось по десять маленьких шипов даже одним ударом могли повергнуть оземь сильного врага, что уж говорить о противнике беспомощном, открытом для ударов.
   Орднунг, отсутствовавший долгое время, вернулся к пленнику.
   - Ну что, трусливая тварь, перед лицом смерти ты все-таки сказал правду. Колдовское зелье действительно помогло Эрлин. В награду тебе будет даровано солнце.
   - Орднунг, ты даже не понимаешь, насколько ты прав, - ответил Грезд. - От солнца умирать, по крайней мере, приятно, оно не несет с тобой столько боли, сколько несут люди, подобные тебе. Я думал, что ты рыцарь, а ты, выходит, палач.
   - Ты меня не учи, тролль, - рыцарь пальцем погрозил Грезду. - Такие, как ты - вот, кто настоящие палачи. Вы убиваете, сжигаете, съедаете и людей и друг друга. Вы - вся боль моего мира. Тролли, драконы, орки, темные маги, я надеюсь, что придет однажды время, когда всех вас истребят. Тогда мы заживем счастливо, без войн и насилия.
   Гигант в другое время мог бы сказать рыцарю о том, что думает, о том, во что он верит, но сегодняшняя ночь была слишком тяжела, боль пробивалась даже сквозь его непробиваемое тело, ран было чрезмерно много. Речь Орднунга время от времени пропадала, тролль переставал понимать, о чем говорят ему. Силы убывали. Оставалось последнее, что оставалось совершить.
   - Вам лучше сейчас уйти, рыцарь, - прервал воина тролль.
   - Ты мне угрожаешь?
   - Ага, сейчас, сорву цепи и растерзаю тебя, - Грезду все тяжелее давались слова, но шутить успевал. - Нужен ты мне.... Вот что, послушай, за нами гнались мои родичи - два тролля. Они скоро будут здесь, так что лучше бы вам уйти.
   - Уйти? - Рыцарь в очередной раз достал меч из ножен. - Никогда этого не будет! Мне выпала прекрасная возможность поквитаться за всех, за каждого, кто был изничтожен твоим народом!
   - Ты не понимаешь, они, как бы это сказать, - в ярости. И в такие моменты с ними не совладать. У вас же не боевой отряд, а поисковый, не справитесь вы с ними.
   - Справились с ними, справимся и с тобой! - Рыцарь развернулся и начал давать указания воинам.
   Лагерь оживился, через достаточно короткое время три десятка рыцарей разбились на три группы и организовали оборону стоянки. Но тролль этого уже не видел, он опять потерял сознание.
   Тихий плач вернул Грезда из забытья. Тролль лежал в орочьей яме, по освещенному краю можно было понять, что наверху разгорался день, рядом с троллем сидела Эрлин. Руки и ноги были по-прежнему скованы. Бледная девушка, изрядно измученная походом, да и сама только недавно спасшаяся от смерти, осторожно промывала раны гиганта.
   - Грезд, прости меня, прости, - плакала его бывшая спутница. - Я не знала.... Видишь, люди тоже могут быть жестокими. Они тебе не поверили, они даже мне не поверили, думают, что я в бреду, что лечебный напиток помутил мой разум. Я их еле уговорила перенести тебя в яму... еще бы немного, и ты бы превратился в камень, Грезд. Еще бы немного.... Я так рада, что ты не погиб. Тролль, бедный тролль.
   Израненный Грезд хотел что-то сказать, но ладонь девушки легла на его уста.
   - Не надо ничего говорить, тебе надо просто отдохнуть. Сейчас, потерпи, у меня осталось немного лекарства, хвост дракона действительно творит чудеса. Ты полежи, отдохни, я прикажу тебя не трогать. А ночью... придет мой черед выручать тебя.
   Тихий ласковый голос девушки успокоил тролля; не в силах уже собрать силы в кулак, он опять уснул. Эрлин побыла еще какое-то время рядом с другом, промыла все раны, и оставила гиганта одного. Было опасно вызывать подозрения у рыцарей, и без того с подозрением посматривавших на нее, - уж не подалась ли и она в темные силы? Девушка слышала, как Орднунг планировал убить Грезда на рассвете, если она не придет в себя. На их взгляд "прийти в себя" означало желание расправиться с троллем. Так что в любом случае Грезду - не жить. Орднунг слишком не любил троллей, а Эрлин была все-таки только невестой короля, - не королевой, приказывать она не могла.
   Грезду снилось солнце, оно представало в виде огромного желтого жука, выползшего на небо. Жук чистил лапки и забавно водил длинными усами, стряхивая на землю звезды. Звезды каплями падали вниз, превращаясь в чистые серебряные озера. Солнце, почистившись, расправило крылья и начало кружить над каждым из озер, заглядывая в глубину и оставляя там свое отражение. Потом жук-светило взмыл вверх и все небо стало ослепительно белым, и только в серебре озер еще оставались образы солнечного насекомого. А над всем этим плыли облака.
  
  

Глава 7

Горы

   Воины весь день готовились к возможному сражению. Орднунг не то, чтобы очень доверял троллю, но в любом случае пока отъехать они не могли, Эрлин была слишком слаба, а в приграничных землях чего только не было. Орочьи ямы, о которых ходило множество не самых лестных слухов, простирались вплоть до леса, заходя далеко в него. Время от времени и из чащоб, и из гор сюда забредали разные темные твари, некоторые вили себе здесь гнезда, подлавливая незадачливых путников. Отряд был не очень большим, но, видимо, достаточно внушительным, так как до сих пор никто не порывался на него напасть.
   Девушка ощутимо шла на поправку, поэтому через день, скорее всего, можно было отправляться дальше. Воины старались ее попусту не беспокоить, поэтому мало кто мог увидеть, чем занималась девушка в своей палатке. Эрлин же, выпросив у одного из воинов, точильный камень, выпиливала ключи - делала копию с тех, что висели на поясе у Орднунга. Работа была нелегкая, приходилось по несколько раз на дню встречаться с командиром отряда для того, чтобы постараться оживить в памяти точный вид отмычек, а потом постараться воспроизвести их. Работа была тяжелая, - тело и без того слабое, сопротивлялось насилию над ним, руки отказывали точить неподатливые куски металла, сознание периодически стремилось в сон. Но девушка, истерзав руки до крови, смогла-таки сделать ключ, который, как ей казалось, подошел бы для того, чтобы выпустить Грезда.
   К вечеру часть стражи легла спать, на посту оставались те, кто отдыхал днем. Уставшая красавица пробралась к Грезду незамеченной; тролля никто не охранял, да и не к чему это было, гигант был измотан донельзя, а то, что раны были промыты целебным раствором, об этом никто, разумеется, не знал. К своей радости девушка нашла Грезда во вполне приподнятом настроении.
   - Ну, небось, отсыпалась? - Поприветствовал Эрлин тролль. - Я вот тоже отдохнул неплохо.
   - Да уж, отоспишься тут, - ответила девушка и показала троллю ключ. - Теперь тебе надо бежать. Только запомни, я твою тушу тащить на своих плечах не собираюсь, ты уж как-нибудь своим ходом. Договорились?
   - Что это у тебя? - Спросил Грезд, заметив истертые ладони. - Ну-ка покажи.
   Понимая, что отпираться не получится, Эрлин протянула руки к его глазам. Тролль сразу понял, чем были вызваны эти раны.
   - Эрлин, я даже не знаю, что сказать.
   Девушка, тем временем, принялась отмыкать цепи, освобождая тролля, гигант и сам помогал ей.
   - А ты ничего не говори, беги лучше побыстрее. Я отвлеку стражу, а ты - скройся как можно быстрее.
   В этот момент им стоило бы, наверное, сказать друг другу что-то большее, что-нибудь о дружбе, о любви, о том, что надо будет как-нибудь свидеться, только так уж сложилось, что слов не нашлось. Эрлин просто обняла тролля, еле вмещавшегося в яму, и потому сидевшего на корточках, а тролль осторожно погладил девушку по голове.
   - Какие у тебя красивые волосы, Эрлин, - единственное, что произнес тролль.
   Две недели назад они не знали друг друга, но вот судьба разъединяет их.
   - Ты куда? Назад?
   Нет, Грезд не собирался к Мракде и Сверкху.
   - Нет, только не назад, - улыбнулся тролль. - Вперед. Только вперед!
   Невеста короля поднялась, отряхнула платье от пыли, поправила прическу, взглянула в последний раз на Грезда и бросилась на улицу.
   - Тролли, тролли! - Закричала она. - Вон там, два тролля! Они пришли! Помогите!
   Воины тут же выбежали из палаток и, без лишнего шума, оседлали лошадей и бросились к тому месту, на которое указала девушка. Тем временем, незамеченный Грезд выполз из ямы. Он пробирался какое-то время на брюхе, потом - на четвереньках, затем - вскочил и побежал, - вначале пригнувшись, а вскоре и в полный рост. От всадников скрыться сложно, но ночью для тролля это возможно, ведь тьма в этот раз была на его стороне.
   Лагерь оставался все дальше. Крики, бряцание оружия, ржание лошадей почти затихло. Грезд остановился. Теперь он, возможно, никогда не увидится с Эрлин.
   - Наверное, ты и была тем солнцем, которое я всю жизнь хотел увидеть, - прошептал Грезд. - Так что - сбылось мое желание.
   Впереди было две дороги, Эрлин задала правильный вопрос. Куда ему идти? К Мракде и Сверкху? К троллям? Эта дорога была не для него. К людям, как он понял после знакомства с рыцарем Орднунгом, дорога ему тоже была заказана. А других путей Грезд не знал. Оставалось надеяться, что все будет хорошо.
   Звезды сегодня сияли особенно ярко, как бы напоминая об увиденном недавно сне. Может, звезды и впрямь серебряные озера, которые находятся очень далеко от нас, настолько далеко, что кажутся маленькими точками? А откуда тогда свет? От солнца? Получается. Что солнце находится где-то на земле.
   Грезд в который раз за этот день улыбнулся. Наверное, Эрлин и правда - светило, отражение которого и видно в озерах, нависших над головой.
   Тролль свернул к скалам. В горах можно было укрыться от многих неприятностей. Странно, что эти неуютные места и были его домом, и он не представлял себе иного. Зимой горы превращались в огромные ледники, перевалы заваливало снегом так, что даже крылатым созданиям было тяжело выживать в этих местах - ведь и им надо было где-то садиться. Летом горы оживали, весна, щедро одаривающая равнины, проникала в сердце каменных колоссов; трава пробивалась через вековые скалы, а чахлые деревья вдохновляли своим упорством многих горных жителей.
   Горы простирались на большое расстояние, от моря до леса, от равнины до новых гор. Можно было обойти почти все земли, так и не спустившись ни разу в ровное место. Именно поэтому Грезд выбирал жизнь в горах. Даже гигант тут может остаться незамеченным. Кроме того здесь было много укрытий от солнечного света.
   Путник взобрался на гору, с которой открывался вид на край, где когда-то хозяйничали орки. Разумеется, взгляд остановился прежде всего на лагере, находившемся теперь уже достаточно далеко. Сторожевые огни вздымались кверху, вознося в небо искры. Впрочем, что-то слишком большие костры для охранного освещения.
   Неужели там что-то случилось?
   И тут внутри Грезда, прямо в его сердце, раздался крик.
   - Грезд, помоги! - Это кричала Эрлин
  
  

Глава 8

Мракда и Сверкх

   Гиганту много раз приходилось бегать за эти дни. Он дважды уже спасал Эрлин от неминуемой гибели, но вот, видимо, приходится спешить к ней на помощь и в третий раз. Тролль понял, что рыцари, видимо, воочию встретились с Сверкхом, - с его злобой, яростью, необузданной силой. В детстве молодой тролль гордился отцом, который ни в одном сражении не был последним, теперь он уже был не рад, что у него есть отец. Разумеется, в лагере могла приключиться и другая беда, но сейчас Грезд чувствовал, что не ошибся.
   Жаль, Орднунг в свое время не послушал совета и не поспешил на равнину. Туда тролли не рискнули бы выйти - на рассвете там не укроешься. Впрочем, рыцарь по-своему заботился о вверенной ему невесте короля.
   Уже знакомый путь приходилось преодолевать еще раз. Грезд бежал так быстро, как только мог в этом состоянии. Раны, зажившие поначалу, засвербели снова; если бы сейчас выглянуло солнце, можно было бы увидеть цепочку кровавых капель, протянувшуюся по камням. Хорошо, что в этих местах не водились вурдалаки, уж они то раненных любят!
   Гигант старался как можно быстрее приблизиться к стоянке, забыв о том, что само сражение могло переместиться далеко оттуда.
   Так сложилось, что Мракда и Сверкх напали на бойцов примерно в том же месте от лагеря, на которое указала Эрлин, только вот нападение все же оказалось таким стремительным, что часть воинов была мгновенно перебита. Впрочем, другая часть попыталась организовать сопротивление, стараясь их задержать; Орднунг же с рядом соратников, вернулся в лагерь, чтобы спасти Эрлин. Опыт многочисленных сражений подсказывал, когда надо сражаться насмерть, а когда лучше отступить. Орднунг не был трусом, и ему стоило огромного труда не повернуться лицом к опасности, но сейчас у него была другая ответственность - выручить невесту короля.
   Теперь, взяв из лагеря принцессу, рыцарь вместе с соратниками мчался по направлению к равнине. Поскольку все здесь было изрыто ямами, а возвышенности часто сменяли ровные места, всадникам было тяжело уйти от разгневанных тварей. Предводителю приходилось по несколько человек оставлять после себя - заградительными отрядами, дабы иметь возможность оторваться как можно дальше. Воины понимали, что идут на верную смерть, но погибнуть в таком бою - мечта каждого мужчины.
   Нельзя сказать, что Мракде и Сверкху совсем не было нанесено никакого урона. Третьему из заслонов удалось продержаться достаточно долго - они заняли выгодную позицию на холме, за большими камнями. Одному лучнику удалось попасть Мракде прямо в глаз, и если бы не прочная роговица, она бы погибла, но пока отделалась лишь потерянным глазом. Взревевшая от боли троллиха растерзала дерзкого стрелка, но другие воины также успели нанести ей несколько глубоких ран. Сверкх не дал им насладиться кратковременной победой, уничтожив каждого на том холме.
   Погоня продолжалась. Тролль в другой ситуации первым бы убил Мракду, чтобы полакомиться своей израненной супругой, но сейчас, даже такая, она была нужна ему. А съесть ее можно было и потом. Истекающая кровью троллиха едва поспевала за Сверкхом, который гигантскими прыжками настигал несущихся во весь опор беглецов.
   Грезд вбежал на очередной холм в тот момент, когда к его подножию примчалась и Эрлин со своими телохранителями. Сверкху удалось достать коня, на котором ехала девушка. Огромные лапищи монстра подмяли под себя бедное животное, Эрлин кубарем скатилась на землю. Тролль двинулся к жертве, но тут же отлетел в сторону, - его сбил с ног Грезд, бросившийся на выручку к Эрлин.
   Отец и сын взглянули друг на друга. Если бы этот взгляд мог стать осязаемым, он превратился бы в бушующую грозу, или раскаленный вулкан. Но тут в битву титанов ввязались и люди, - Орднунг с остатками отряда встал между Грездом и Сверкхом.
   - Грезд, бери Эрлин и беги, в горах ты быстрее любой лошади, тебе удастся от них убежать. Ну а мы вас прикроем! - Крикнул рыцарь.
   Воины обнажили мечи для последнего в своей жизни боя. Грезд подхватил девушку и побежал, сейчас главное было спасти невесту короля. Сверкх взревел и бросился, было, вдогонку, но воины смогли остановить его колкими ударами мечей и копий. В этот момент подбежала и Мракда.
   Молодой тролль на секунду задержался на вершине холма. Куда бежать?
   - Грезд, тебе совсем не обязательно это делать, - встревожено проговорила Эрлин. - Мы можем скрыться и в горах.
   - Держись, Эрлин, держись, - буркнул упрямый тролль и направился к равнине.
   Тем временем, Сверкх и Мракда прорывались к тем, до кого им было добраться важнее всего. Рыцари Орднунга, которых на тот момент оставалось всего семеро, умело отбивались, не давая троллям приблизиться на расстояние удара. Устоять перед сокрушительным взмахом палицы Сверкха не удалось бы никому, но пока смертоносное оружие напрасно молотило камни, не попадая ни в кого. Орднунг предусмотрительно отвел своих бойцов на крутой склон холма, выведя в ту же часть и наседавших троллей. Здесь монстрам приходилось практически топтаться на месте, а люди свели к минимуму разницу в росте.
   Повинуясь командам предводителя королевской охраны, сразу пять воинов атаковали Мракду. Она была наиболее слабой сейчас, кроме того без одного глаза ей было тяжело отражать посыпавшиеся на нее удары. Один из воинов неожиданно спрыгнул вниз - под ноги гигантов и ударил Мракду в живот. Та взревела и сгребла смельчака в смертельные объятия. Безжизненное тело отлетело в сторону, троллиха закачалась. Сверкх, казалось, не обращал внимания на то, что происходит с Мракдой, он был упоен собственным сражением.
   Смертельно раненная Мракда издала вопль, который слышали все, кто хотя бы раз видел смерть тролля. Мощная голова рухнула на камни.
   Этот крик услышал Грезд. На глазах молодого тролля выступили слезы, но он не перестал спешить. Слишком мало быстро мог наступить день, следовало убежать как можно дальше.
   Тем временем Сверкх, будто и не замечая перевеса со стороны людей, потихоньку прореживал ряды отчаянно сражавшихся воинов. Боевые лошади стояли неподалеку и с содроганием смотрели на жестокую битву. Благородные животные не могли оставить своих хозяев в беде, но и на горном склоне помочь воинам не могли.
   Ни одной серьезной раны нанести троллю не удавалось. С Орднунгом билось теперь всего двое, третий воин был еще жив, но ужасная трещина, прошедшая по лицу, говорила о том, что дела его плохи.
   Сеча продолжалась бы, наверное, еще очень долго, но неожиданно Сверкх отступил. Рыцари недоуменно переглянулись. Тролль улыбнулся, издал боевой клич и неожиданно обрушил всю мощь своего удара не на воинов, а на склон, находившийся перед ними. Камень раскололся, холм начал осыпаться. Люди, сообразив, какая опасность им грозила, попытались уйти в сторону, но было уже поздно, - каждый погиб, будучи растоптанный гигантскими ступнями Грезда. Последнее, что видел Орднунг - это пасть чудовища, приближавшуюся к его горлу.
   Неумолимое время вносило свои коррективы в отчаянную погоню, - в очередной раз наступал рассвет. Сверкх взобрался на холм и всмотрелся вдаль, кровавая цепочка следов указывала нужное направление.
  
  

Глава 9

Конец

   Этим днем ни Грезд, ни Эрлин не спали. Орочья яма, приютившая их, была не очень просторной, Грезду даже пришлось несколько углубить убежище, чтобы свет точно не проник в темноту.
   Эрлин лежала на подстилке, сооруженной троллем из найденного неподалеку пучка трав, в голове были невеселые мысли.
   - Грезд, ты спишь?
   Нет, тролль не спал, так же, как и невеста короля, он лежал с открытыми глазами и смотрел в стену убежища.
   - Не сплю.
   - Я вот что подумала, ты в любом случае меня, конечно не оставишь. Я уже поняла, что уговаривать тебя нет смысла, но можно вот что сделать, ты отбежишь как можно дальше, оставишь меня на равнине, а потом вернешься назад еще до того, как покажется солнце. А? Как ты думаешь?
   - Думаю, это хорошая мысль, так и сделаем, - попытался успокоить девушку тролль, - наверное....
   - Но ведь сзади будет Сверкх! Ты не сможешь ведь от него убежать? Так?
   - Ну не все же время бежать. Можно иногда встретиться и лицом к лицу. Ничего, он мена пожурит, а потом мы мирно разойдемся.
   - Ага, рассказывай сказки... что же делать?
   Как поступить ни тролль, ни девушка не знали.
   - Эрлин, давай поговорим о чем-нибудь другом.
   - Давай, - согласилась Эрлин.
   - Расскажи мне о себе, о своем доме, расскажи мне о мире, который я никогда не увижу, расскажи мне обо всем.
   И Эрлин начала говорить.
   Она говорила о своем детстве, о том, как бегала по лугу, пытаясь обогнать неугомонных бабочек, о том, как лежала, раскинув руки в траве и смотрела на облака, находя в них образы невероятных существ, о том, как взрослела, как в первый раз самостоятельно переплыла речку, о том, как собирала красные ягоды на лесных полянах, описывала дневных животных, которых никогда не видел Грезд, Эрлин говорила о том, как по весне дурманит запах вереска, разносящийся по полям, как к дивным цветкам слетаются пчелы и несут по капельке меда в дупла, о медведях, находящих изысканное лакомство, и смешно прыгающих от рассерженных пчел в студеное озеро, девушка вспоминала папу и маму, как они вырезали стройные лодочки и пускали их в ручьи, сбегавшие с гор. Все, что только могла вспомнить, все, что только могла сказать, - все было передано троллю.
   Долгие годы спустя Эрлин будет вспоминать, что она не рассказала тогда слишком многого, но это ведь всегда так бывает, - хочется вспомнить самое важное, но в памяти всплывает не все и не сразу, и на следующий день уже можно было бы рассказать о чем-то совершенно другом. Но вот такова жизнь, - бывают дни, которые нельзя повторить, когда все сказанное тобой и будет одной и единственной правдой.
   Грезд задумчиво водил пальцем по трещинкам, покрывавшим укрытие. Недавно ему рассказывали о солнце, а теперь вот и мире, который согревает это солнце. Заныла старая рана - тролль дотронулся до шрама у сердца, но боль не унималась.
   Как же быстро наступила ночь!...
   - Никто из рыцарей не появился, - с грустью сказала девушка. - Это плохо.
   - Я слышал предсмертный крик Мракды... - ответил Грезд. - И это хорошо... хоть она и была моей матерью. Жаль, что она пришла на темный путь. Но это был ее выбор. У каждого из нас есть этот выбор, - теперь я это понимаю.
   Ветер овевал уставшие лица беглецов, отправившихся в свою последнюю гонку. Эрлин испытывала странное напряжение, словно и не было истязающих дней бегства. Девушка оглянулась назад, - Сверкха пока не было видно.
   - Может, он потерял нас? - С надеждой спросила она. - Грезд, ты уверен, что он нас найдет?
   - Мы ему сильно насолили, он нас обязательно найдет. Это лишь вопрос времени.
   Холмы становились все менее крутыми, все реже под ноги попадался камень, путники приближались к равнине. Вообще-то равнина тоже не была безопасным местом, хищники водились и здесь. И были они быстроногими, зоркими, скрытными. Но в этих местах можно было часто встретить людей, которые могли помочь Эрлин добраться до короля. Кроме того Орднунг рассказывал, что король со своим отрядом исследовал горы, прилегающие к равнине. Впрочем, не было на равнине животных, которые могли бы потягаться с троллем.
   Грезд ступил на траву. Могучая поступь гиганта распугивала ночных хищников, таившихся в стелящейся полыни. Они смогли отбежать на большое расстояние, когда сзади раздался грозный рык - на холме появился Сверкх.
   Молодой тролль, не сбавляя хода, обернулся.
   - Он не решится идти за нами, иначе он мог бы нас скоро догнать.
   Девушка уже не слышала Грезда, ее мысли были заняты другим. Она с тревогой смотрела на восток, - туда, где вот-вот могло появиться солнце.
   Ее спаситель услышал еще один крик Сверкха и понял, что он все-таки бросился в погоню. Теперь и молодой гигант с надеждой всматривался в горизонт, - о себе беспокоиться было некогда, важно спасти Эрлин.
   Свирепый тролль, стремительно настигавший упущенную жертву, жаждал лишь одного - смерти и девушки и сына. Они бежали много медленнее его, так что теперь было главное успеть до рассвета. А там, глядишь, может и удастся вернуться к горам.
   Расстояние между Сверкхом и Грездом таяло на глазах. Молодой тролль все чаще спотыкался, несмотря на то, что пространство было относительно ровным.
   Хищник и жертва. Вечное противостояние. Один стремится съесть другого ради того, чтобы жить, другой стремится убежать от хищника, чтобы тоже остаться в живых.
   Эрлин тихонько шептала молитвы богам, рукам было тяжело держаться за мокрую от напряжения шею гиганта. Небо постепенно начинало светлеть.
   - Эрлин, ты сейчас побежишь вперед, - хрипло приказал тролль.
   - Что?
   - Ты сейчас побежишь вперед, а я задержу его. Главное - дождись рассвета, понятно тебе? - Грезд снял девушку со спины и подтолкнул вперед. - Беги я тебе сказал!!!
   Девушка нехотя развернулась и побежала. Сверкх был уже рядом.
   Эрлин бежала так, как никогда еще не бегала в своей жизни, ноги сами находили правильный путь, избегая коварных ямок, переломавших ноги немалому количеству лошадей. В этом беге Эрлин видела сейчас для себя смысл жизни, - слишком многие пострадали из-за нее, слишком многие. Было бы глупо умереть сейчас, превратив их смерти в бессмысленность. Время словно превратилось в тягучую жидкость, девушке в какой то момент даже показалось, что она просто плавно плывет в зеленой полыни, растворяясь в ожидании страшного конца.
   "Грезд, сколько тебе осталось? - Думала Эрлин. - И что будет с тобой, когда ты, наконец, последний раз в своей жизни встретишься с солнцем? Успеешь ли ты оценить его красоту? Мы - люди, редко смотрим вверх, светило слишком ярко, многих из нас оно ослепило. Жаль, что именно ты - существо из тьмы смогло так полюбить солнце, не всегда замечаемое нами".
   Сверкх налетел на Грезда, словно скала ударила по камушку. Молодой тролль отлетел на траву, стоном вырвался короткий вскрик. Бились два гиганта, отец и сын. Оружием Грезду были лишь его руки, не мог он взять ничего, кроме Эрлин, надо было спасать ее, а на равнине камней, к сожалению, не было. Сверкх не сводил взгляда с того, за кем он гнался эти долгие дни. Надо быстро расправиться с дерзким щенком и догнать беглянку.
   - Ну, Грезд, прощайся с жизнью.
   - Не хотелось бы прощаться, я ее еще толком и не встречал.
   Злой тролль ударил палицей, и не промахнулся. Плечо Грезда провисло под тяжестью, мгновенно разбившей кость. Это сражение не было сражением героя и монстра, схватка больше походила на избиение младенца. Отец наносил сыну удар за ударом, Грезд пытался сопротивляться, но Сверкх превосходил отпрыска в умении сражаться. Один раз молодому троллю удалось приблизиться к Сверкху и пройти меж ударами палицы. Руки прижались к отцу и больше уже его не отпускали. Смертельный замок сдавил ужасного монстра. Конечно, у Грезда не было сил повредить таким образом Сверкху, но и двинуться Сверкх уже не мог.
   Старший тролль в ярости падал на землю, пытался высвободить руки, катался по земле, но объятия сына были крепче его ненависти. Два тролля закричали одновременно. Один - из злости, из того, что не мог ничего поделать, что не смог своими руками уничтожить ненавистного отпрыска и беглянку, испортившую ему жизнь. Второй - из отчаяния, из страха и ужаса перед происходящим, ведь Сверкх все-таки был его отцом. Но только у одного из вцепившихся друг в друга гигантов на глазах стояли слезы, когда солнце выглянуло из-за травы.
   Тролля не стало.
  
  

Глава 10

Эпилог

   Белокурые близнецы с криком выбежали во двор, едва не задев маму.
   - Тише, тише, - сказала королева. - Не пристало королевским детям носиться по замку, как безмозглым оркам. Кроме того, вы могли бы разбить каменного тролля.
   Эрлин, а это была она, дотронулась до руки каменного гиганта. Солнце играло на искаженном от боли лице, оставшемся навсегда неподвижным. Солнце, дающее жизнь, умеет ее и отбирать.
   Девушка тяжело вздохнула, было неприятно вспоминать события, произошедшие с нею много лет назад. Король, заметив случавшуюся иногда печаль прекрасной Эрлин, хотел было даже убрать окаменевшего горного тролля, чтобы больше лицо девушки не было омрачено невеселыми мыслями. Но Эрлин настояла на том, чтобы тролля никуда не убирали. Слишком многое удалось понять в те далекие дни, слишком многое оценить.
   Возможно, именно в те дни юная Эрлин и превратилась из наивно смотрящей на мир невесты короля в умудренную опытом королеву.
   Королева помнила, как долго еще она бежала, боясь оглянуться назад, хотя и солнце уже встало, и опасности вместе с ним остались позади. Отряд правителя наткнулся на нее достаточно быстро, и только вместе с возлюбленным будущая королева решилась вернуться назад, взглянуть на то, что сделало солнце с троллями....
   Показался супруг. Король улыбнулся Эрлин.
   - Ну что, снова загрустила? - Спросил он. - Опять хочешь проехаться по старым местам?
   Правитель знал, чего хочет сердце его милой Эрлин.
   - Да, дорогой, сегодня исполнилось десять лет с того дня.
   Королева, взяв с собой короля и небольшой отряд конников, отправилась в непродолжительный поход. Следовало преодолеть большой участок равнины, но крепким коням эта задача была вполне по силам, поэтому уже через три дня Эрлин поднялась на холм, разделявший степь и горы.
   Здесь появился преследовавший их с Грездом Сверкх, этот холм был границей, разделявшей прошлое и будущее. На этом месте Грезд совершил поступок, сделавший его героем даже среди людей. С тех пор прошло много времени, у Эрлин выросли дети, которые воспитывались на легендах, говоривших, в том числе, и о храбром Грезде, не побоявшемся быть человечным.
   Девушка, светловолосая королева спустилась с холма. У бывшей орочьей ямы стояла одинокая хижина, из которой вился дымок. На пороге стоял Грезд - первый тролль, увидевший солнце и не превратившийся в камень. В его доме Эрлин ждали вкусные жареные коренья, которые умел печь только этот удивительный гигант. Они встречались каждый год вот уже десять лет, чтобы вспомнить то, через что им довелось пройти вместе.
   Грезд подставил морщинистое лицо теплому солнцу, огромному желтому жуку, которого он теперь не боялся.
   Тролль был по-настоящему счастлив.
  
  
   Конец
  
   12.11.02
  
  
   1
  
  
  
  
  
  
  
Rambler's Top100
Оценка: 5.61*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Екатерина "Иллюзия отбора" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | К.Юраш "Призрак самого Отчаяния" (Постапокалипсис) | | Кин "Новый мир. Цель - Выжить!" (Боевое фэнтези) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Д.Владимиров "Киллхантер" (Боевая фантастика) | | Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург" (Киберпанк) | | А.Либрем "Аффективный" (Киберпанк) | | М.Мистеру "Проклятые души" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"