Край Юлиан: другие произведения.

Нежный мальчик

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:

Нежный мальчик
  
  Утро расцвело и заблистало расой на зелени. По искрящемуся полю бежала девочка, от нее с утра сбежал котенок. Теперь он сидел на большом булыжнике и наслаждался рассветом. Она хотела его хорошенько проучить за то, что опять от нее смылся, но теперь, пережив серьезные волнения, осознав, что могла совсем его потерять, была счастлива, вновь обретя его. Она подошла к нему и взяла на руки:
  - Ну что ты все бегаешь от меня, глупыш?
  - Мяу! - ответил котенок. Так она его и назвала, когда встретила. Котенок по имени "Мяу"...
  - Мяу! - отозвалась девочка, трясь щекой об его мордочку.
  Она увидела стройного юношу, который безмятежно шел по полю к ней на встречу. Он улыбнулся ей и помахал рукою. Она усмехнулась в ответ и махнула лапой котенка. Юноша был одет в серебристый, плотно облегающий костюм. Его волосы были слегка золотистыми, а глаза ясными и голубыми, как небо в то утро.
  - Привет! - сказала ему девочка, протянув ему лапу котенка для рукопожатия.
  Прекрасный незнакомец пожал лапу, немного смутившись, улыбка не покидала его красивое лицо.
  - Я Анжелика. А это мой котенок. Его зовут "Мяу"! А ты - Ангел?
  Юноша ничего не ответил. Быть может он и не знал языка, на котором говорила Анжелика, но одно уж точно - все, что она говорила, он понимал прекрасно.
  - Мама говорит, что люди и есть ангелы, только пока они дети. А потом, когда вырастают, перестают быть ангелами, потому что становятся взрослыми.
  Он погладил котенка по маленькой головке. Девочка тут же протянула Мяу незнакомцу, он взял его из крошечных рук девочки. Котенок шипел и царапался, но юноша все же пытался приласкать его, поднеся к своему лицу, он вдохнул его запах, а потом вернул Мяу в теплые объятия ребенка.
  - А ты красавчик! - воскликнула Анжелика и захихикала. - Самый красивый из всех людей, которых я видела. Только чрезмерно уж нежные у тебя взгляд и губы! Как-то смазливо! Мне нравится, когда парни более агрессивные!
  Она засмеялась и он тоже.
  - А тебе сколько лет? На вид лет шестнадцать. Может семнадцать? Да, думаю тебе лет семнадцать. Круто!
  Она помолчала, потом стала гладить котенка за ушком. Она хотела еще побыть с незнакомым, но таким приятным собеседником. Он нравился ей, она бы хотела, чтобы он стал ее другом.
  - Хочешь, я спою тебе песенку! Я знаю много песен! Вот, слушай!
  Она запела и парень с нежными чертами лица, перестал улыбаться, а только сосредоточенно слушал ее.
  - Тебе понравилось, как я пою? Вижу по лицу, что понравилось! Нет! Хотя ты и взрослый, но все же похож на ангела! Мама не права! Если честно, я вообще ее ненавижу! Она лживая! Я ненавижу ложь.
  Парень нахмурился. Он склонил голову на бок, рассматривая ее лицо.
  - Я ненавижу маму! Она сделала дырку в стене на кухню, через которую можно подглядывать в квартиру соседей. Человек, который там живет, вставляет член в эту дырку и мама прижимается к стене и начинает на нем извиваться. Папа берет тесак и идет на кухню, но сосед каждый раз убирает член прежде чем папа успевает... Ты, наверное, думаешь, что я не должна так говорить про маму?
  Он долго смотрел на нее, но уже и без тени улыбки. Потом нежно погладил ее по щеке, коротко глянул на котенка, а потом развернулся и пошел прочь. Анжелика долго смотрела ему вслед, а потом помахала лапкой котенка.
  - Как думаешь, Мяу, мы еще встретимся с ним когда-нибудь?
  - Мяу... - ответил ей котенок.
  - Я знаю, милый! Но обещаю тебе, если ты еще раз сбежишь, то я оставлю тебя на улице.
  
  За полем было почерневшее от сажи здание, когда-то это была школа, но ребята, которые в ней учились, разнесли там все в кабинетах и организовали подобие клуба. Школы превратились в помойки, а помойки в школы... Возле здания лежало несколько изуродованных трупов, один из них хранил в себе трудно узнаваемые черты некогда красивой девушки, у которой были длинные светлые волосы, огромные глаза и крошечный подбородок. Мертвое тело лежало в грязной присыхающей луже, пыль вокруг него была слегка мокроватой от недавнего короткого дождя. Оно задубело в невыразительной для такой шумной при жизни личности позе, и смотрелось блекло даже на фоне унылого окружающего пейзажа. Всех мертвых неоднократно обыскивали в поисках хоть чего-нибудь мало-мальски полезного, хотя бы какого-нибудь дающего успокоение для измученной души порошка, но именно этому трупу досталось больше всего обиженных пинков за пустые карманы.
  - Эй, смотри, это же Маруся!!! - Произнес паренек в красной бейсболки, шедший в клуб.
  - Да, точно она! - засмеялся его дружбан. - Вот уж не ожидал ее здесь встретить! Ты же хотел ее трахать! Вот и представилась такая возможность!
  - Отвали! - паренек в бейсболке подошел к мертвой, он смотрел как беззащитно развивались ее длинные светлые волосы на ветру.
  - Ты чего, Антон, реально решил ее трахать? - подошел сзади дружбан и получил локтем в переносицу. - Урод! Мой нос!
  - Заткнись! - Антон склонился к трупу. - Маруся, так ее звали. Она была самой крутой! Самой красивой. И теперь ее смешали с дерьмом.
  Лицо его приятеля заливало кровью. Он матерился, размазывая ее по губам и подбородку.
  - Не надо мне твоей сраной философии... ты нос мне сломал! А она все равно мертва.
  Антон чувствовал непонятное ему удовлетворение от того, что видит ту, кто была его главной сексуальной мечтой много лет, которая проходила мимо по школьному коридору даже ни разу не взглянув на него, не ведавшей о его бурной страсти, мертвой в зловонной луже.
  - Да пойдем уже! - крикнул ему его друг с разбитым носом. - Не будешь же ты ее теперь трахать в самом деле?!
  - Нет, - Антон встал, - конечно же, не буду, Олег. Больше я не испытываю к ней никаких чувств. Ее больше нет. Пока я не знал жива ли она, я мог думать о ней, как о звезде, красавице и королеве, думать, что она где-то живет, что счастлива, как всегда кто-то сходящий по ней с ума носит ее на руках. Но мечта рухнула.
  - Она подохла! Все, пошли в клуб. Может мне кто-нибудь починит нос...
  Антон вдруг встал на колени и поцеловал грязную, лишь слегка омытую недавним дождиком, щеку девушки. Он поразился тому, какая она твердая и холодная.
  - Спи дальше, Красавица... - прошептал он и закрыл своей рукой ее мертвые глаза.
  Позади раздался женский смех. Он развернулся и увидел компанию девушек, направлявшихся в клуб.
  - Все это видели?! - Кристина запрыгала на месте от радости. - Антон - некрофил! Не сумев поиметь девушку при жизни, воспользовался ее беззащитным состоянием после мучительной гибели! Ты ее хотя бы раздень, чтобы трахать!!!
  Она подошла и дала ему сильную пощёчину. Он толкнул ее, и она свалилась в пыль. Она взвизгнула и вскочила.
  - Заткнись, сука! - он сжал кулаки. - Ты не знаешь, что значит что-то чувствовать.
  - Ах ты дерьмо! - Кристина истерично отряхивала юбку и кожаную куртку. - Вонючий ублюдок! Я заставлю тебя вылезать всю эту грязь с меня!
  Она направилась к нему, но одна из ее подружек остановила ее.
  - Не трогай этого козла! Пусть извращается со своей дохлой шлюхой!
  - Шлюха! - крикнул парень с разбитым носом. - Антон, слышал?! Она назвала ее шлюхой!
  - Вы все - уроды! Все!!! Нет, я не пойду сегодня в клуб! Я ее похороню! А вы убирайтесь! Тусуйтесь со своими! Такими же уродами, как вы сами!
  Из здания бывшей школы выглянули несколько молодых ребят.
  - Привет, Кристина! Чего тут за вопли?!
  - Этот грязный мерзкий извращенец чмокал Марусю! - сказала Кристина. - Он тайно писал ей записки, пока она трахалась с лучшими парнями в школе, хотел ее, бегал на перемене, чтобы хотя бы краем глаза ее увидеть! Теперь у нее нет возможности его послать куда подальше, и он решил, что грех терять такой шанс!
  Один из вышедших парней заржал, а потом спросил:
  - А ты, Антон, еще девственник?
  - Нет! - засмеялась одна из подружек Кристины: - Этот гад делает это со своей младшей сестричкой и ее котенком! Скажи, Кристина, это ведь так?
  - Да! Это так! Посмотрите, кто с ним захочет! Он же падаль! Олег, я ведь права?
  Олег смутился, не решаясь чем-то обидеть Кристину.
  - Ну же! Говори! Он ведь совращает свою сестренку?
  - Э-э-э... Я не знаю...
  - Ты не знаешь?! Боишься, что он тебе не только нос сломает, но и вышибет мозги твои крошечные из твоей поганой башки, так?
  - Кристина, понимаешь... - Олег посмотрел на свои окровавленные руки: - Это... как его там... нет, он никогда не делает этого со своей младшей сестрой и ее котенком.
  - Да хорош болтать! - крикнул с крыльца бывшей школы парень: - Пусть пялится на труп этой похотливой суки! Пойдем в клуб!
  Все, включая Олега, пошли в здание. Антон не шелохнулся, продолжал стоять на коленях и смотреть на лицо мертвой девушки. Проходя мимо него, Кристина тихо сказала:
  - А за то, что толкнул, потом мы с тобой разберемся, понял, некрофил?
  Стало тихо. Он вдруг заплакал.
  А потом услышал позади веселый детский голос:
  - Она была красивой, теперь вообще никакая.
  Это была Анжелика. Она держала на руках своего котенка.
  - Я же сто раз говорил тебе, - раздраженно сказал ей Антон, - держись подальше от этого клуба! Он для взрослых!
  - Но там весело! Мне подружки рассказывали! Возьми меня с собой туда.
  - Нет!
  - Ну пожалуйста!
  - Отвали!
  Она развернулась и пошла прочь.
  - Погоди! - окликнул он ее. - Принеси лопату!
  - Ты будешь ее хоронить?
  - Да! Принеси лопату, я сказал!
  - Но если ты ее закопаешь - ты ее больше не сможешь никогда увидеть! И ты ее совсем потеряешь!
  - Вот ведь дура же! Просто принеси лопату и проваливай!
  - Хорошо! - она отбежала на безопасное расстояние от него и добавила: - Но если я принесу лопату, то только для того, что бы проломить ей твою паршивую голову!!!
  И она побежала от него, громко смеясь.
  
  - У каждого это началось по-своему! - сказала Кристина, стоя посреди раздолбонного школьного класса. - Давайте вернемся к истокам! Вспомним, как все началось! И сопоставим! Марина, может ты начнешь?
  Ребята в клубе поддержали ее, только один направился в соседний класс, чтобы сказать придуркам, угоравшим там, чтобы слегка убавили шум. Высокая и полная Марина осмотрела сидевших на полу вокруг друзей, улыбнулась, убрала прядь крашеных волос с глаз и вздохнула:
  - Ну я даже и не знаю с чего начать...
  - Именно с того момента, когда все началось! - подсказала Кристина. - Где ты была в ту минуту? Как все стало меняться?
  - Я была на уроке в классе... У нас урок труда был - одни девчонки сидели. Мы сидим с подружками и прикалываемся над нашей учительницей. А она, короче, такая, стоит у доски и периодически шипит на нас...
  - А чего она шипела?
  - Ну, типа мы все такие шлюхи, что нам одна дорога - на панель. И вдруг - раз - и доска превращается в экран, а на экране - она с мужем трахается!
  Марина, Кристина и все остальные громко засмеялись. Некоторые зааплодировали.
  - Ну ладно, тихо! - шикнула Кристина. - И что было дальше?
  - Мы ржем над ней, а она стоит и как дура на экран пялится! А потом вдруг смотрим - и прямо на наших глазах все парты в классе стали превращаться в ящики с презервативами! Мы с девчонками такие сразу вопим "Вау!", быстро эти презервативы хватаем, и все карманы себе ими набиваем...
  - Вот это я понимаю! - воскликнул один из парней и вскочил. - Всем началам - начало! Я тоже в классе сидел, когда все началось! Только отстойно все было, не так как у тебя, Мариша!
  - Ну расскажи нам, Кирилл! - сказала Кристина. - Нам же интересно!
  - Ну просто головы в классе у некоторых стали взрываться! Контрольная идет, тут у одного отличника башка взорвалась и прямо в лицо моей девчонки все его высокоинтеллектуальные мозги и выплеснулись! А потом и ее башка взорвалась. И сразу еще у нескольких! И так по всей школе пошло...
  - Это мерзость! - огорченно сказала Марина.
  - А мне нравятся такие истории, - усмехнулась Кристина.
  - Твоя башка взорвалась бы! - Обиженно сказал Кирилл. - Ты просто не видела какие у той девушки сиськи были.
  Кристина не обратила внимания на его высказывание. Она попросила Олега вспомнить тот незабываемый день.
  - Я смылся с Антоном из школы. Сидели и курили возле помойки. Он достал сотовый, там была фотка этой паршивой сучонки по которой он умирал... которая теперь гниет в той луже. Он сфотографировал ее, когда она говорила с каким-то парнем в парке. Он смотрел на нее и не слушал, что я пытался ему сказать...
  - Да ты короче давай! - крикнул один парень. - Как все было?
  - Я уже не помню...
  - Вот мудило! - засмеялась Марина. - Забыть самый главный день в своей жизни! У кого-нибудь еще это случилось в классе?
  - У меня, - сказала девушка, которую звали Корима. - Посреди урока, как у вас. Один мальчик вдруг вскочил и закричал "Яйца растут!"... Мы подумали, что это прикол, стали даже его хвалить, как вдруг увидели, что у него лопается ширинка на брюках. Послышались испуганные вскрики, все изумленно пялились на него, а он выбежал из класса, выскочил в школьный двор, мы стояли у окна и смотрели как он выбежал и упал... К тому моменту его шары были вдвое больше чем ядра от Царь-Пушки, он уже просто не мог их волочить. А потом они стали подниматься в воздух и поднимать его. Мы так и стояли и глядели, как он улетел в космос...
  
  Антон похоронил Марусю и упал на колени рядом с могилой.
  - Теперь ты моя, - прошептал он, закурил и посмотрел вдаль, туда, где искрилось одуванчиками и лютиками безмятежное поле.
  Солнце было высоко, оно смотрела на него, а он жмурился в ответ. Взяв лопату, он подошел к парню, который курил возле клуба и тупо смотрел, как он хоронит возлюбленную.
  - Чего ты пялишься на меня?! - заорал он.
  - Брось лопату, ублюдок! Не подходи ко мне! - Рука с сигаретой задрожала у парня, он отступил в сторону клуба.
  - Что, думал я ее в натуре трахать собирался, ты - свинья!!!
  Парень выбросил сигарету и быстро вернулся в клуб. Неровным шагом, он прошел в один из классов, но Антон последовал за ним.
  - Ты мне не ответил?! Ты ведь на это рассчитывал, да?!
  Все в классе повставали.
  - А лопата тебе зачем, Антон? - успокаивающим голосом спросил кто-то из присутствующих.
  Антон не обратил внимания.
  - Хотел потом дружкам рассказывать, что я извращался с ней?
  - Да нет, - уже в серьез напуганный парень отступал. - Я просто курил. Я не смотрел. Тебе показалось!
  - Тогда умри, урод! - И Антон обрушил лопату на голову несчастного.
  На мгновение стало тихо. Все смотрели на кровь, которая растекалась по полу. Кто-то нервно кашлянул.
  - Красиво ты его... - пробормотала какая-то девушка.
  Потом тот парень, который спросил Антона зачем ему лопата подошел к нему и протянул бутылку с джином с тоником:
  - Вот, расслабься. Дай мне лопату.
  Антон взял и отхлебнул, а лопату отдал.
  - Сука! - он пнул труп на полу и сделал еще один глоток.
  - В окно это дерьмо! - сказала одна из девушек.
  Она и ее приятель выкинули убитого в окно, и он упал в ту же лужу, в которой несколько часов гнила Маруся.
  Антон сел рядом с какой-то девушкой. Он тяжело и зло дышал. Потом спросил:
  - Никто не видел, как это случилось?
  - Ты о чем? - спросил парень, державший лопату.
  - Про Марусю, твою мать!
  - Слишком много приняла. Стала блевать. Пена текла из пасти. Видимо ей и захлебнулась. Все, кто здесь присутствует, знали ее. Многие спали с ней. Не стоит о ней убиваться. Как человек она была ничтожеством.
  - Шлюхой! - добавила одна девушка.
  - Все мы ничтожества, - вздохнул Антон.
  Он окунул руку в лужу крови, а потом поднес ладонь к лицу.
  - Когда-то здесь была школа. Мы приходили сюда, чтобы найти новые знания. Теперь эти знания смешали с дерьмом. Вонючие ублюдки! Это же школа! Как вы не понимаете!
  - Ты прогуливал школу, а не гонялся за знаниями, - мягко напомнила ему бывшая одноклассница.
  Он кивнул. По его щекам потекли слезы.
  - Теперь школы стали помойками, а мусорки - школами. Знаете почему? Потому что вы, люди, мусор! Вы грязь, понимаете?
  - А ты значит, поэт в центре хаоса? - Парень поднес к лицу лопату, рассматривая остатки мозгов на ней. - Разум? Ты хранишь его? Может, душу? Или может быть в твоем сердце осталось что-то...
  - На хера мы с этим мудаком вообще разговариваем? - вошел в кабинет бывший вечный второгодник: - Раньше я ненавидел школу. Теперь мне здесь стало нравиться! Здесь все стало таким, как нужно...
  - А что еще ожидать от такого гондона! - Антон допил джин с тоником. - Помните: классы были заполнены опрятными учениками, шкафы с учебниками, тетрадки аккуратно лежали на партах... Учителя возле доски. Каждый из них профессионал в чем-то своем. Он знает предмет и передает это нам.
  - Да ты остынь, братан, - сказал бывший второгодник. - Суть-то в чем?
  - Суть?! Они победили нас!!! И знаешь почему? Потому что были более высокоразвитые, чем мы! Знания! Они лучше слушали учителей, когда те их учили! И они пришли и забрали у нас не только все привычное и любимое нами, но и самое главное - школу! Знания! Они хотят, чтобы мы были тупыми! Кто теперь на земле сделает компьютер? Человек стал животным. Нет цивилизации. Они имеют бесконечную власть над нами!
  - О! Какие речи! - с поддельным восторгом сказала его бывшая одноклассница. - Вчерашний прогульщик вдруг стал вождем революции! Он поднимет человечество на борьбу со страшными завоевателями! Дерьмо! Кончай ораторствовать! Они, по крайней мере, не переморили нас, как клопов.
   - Мы, по-твоему, живем?! Мы превратились в непонятно что!
  - Они возможно слышат твои пламенные речи! Тогда проучат тебя в назидание всем! Только что ты пришил парня, а теперь уселся в лужу его крови и пустился разглагольствовать о том, как надо! Тебя бояться нужно.
  - Вот именно. Тупость и страх. Поэтому мы и принадлежим им.
  - Короче, кончай вонять. Или иди в другую комнату. Или выбросим тебя в окно.
  
  - Осточертело здесь торчать, - Кристина встала. - Пора сваливать. А вы чего, и дальше будете эти базары ни о чем толкать?
  - Ну и катись отсюда, - сказал Кирилл, дрожащими, бледными руками он поднес к губам бутылку с водкой. - А то вони от тебя...
  - Заткнул бы ты свою грязную пасть, баран, - Кристина подошла к нему и сильно пнула ногой в колено. - Кто со мной?
  Ее подружки предпочли остаться в веселой компании. Только Олег встал и пошел за ней следом.
  - Тебе я не звала, мне кажется. Ты - неудачник, тем более общаешься с этим кретином... Антоном или как там его...
  - Да пошел он. Он мне нос сегодня сломал.
  Она хохотнула:
  - Да, нехило он у тебя распух. И таким горбатым стал.
  Кристина и Олег вышли в тень школьного коридора.
  - Слышала твоя мать подрабатывает проституцией. Говорят отдается всем за водку.
  - Это правда. Паршивая шваль! Мне так стыдно...
  - Да ладно. Я тоже шлюха. Сегодня - это единственный путь, если хочешь выжить.
  Они встретили Антона, который тоже выходил из клуба. Он обернулся, когда Олег его окликнул.
  - Прости, что сломал тебе нос, - сказал он.
  Олег улыбнулся и пожал плечами:
  - Да ладно, сам напросился.
  - А у меня попросить прощение ни хочешь? - спросила Кристина.
  - У тебя нет, - ответил Антон. - Ты настоящая сука.
  - Что? Ты - уродец, смеешь мне так говорить! Хоть закапал ту шалаву?
  - Да. И теперь иду домой.
  - Ладно вам, ребята, - Олег попытался обнять их обоих и прижать к себе, - что вы как маленькие? Мир на грани смерти, а вы еще грызетесь, как шавки. Мы должны все сплотиться, чтобы выжить!
  - А тебе-то на хрена выживать? - оттолкнула его девушка. - У тебя же ничего нет, кроме статуса последнего лузера. Чтобы об тебя и дальше любой чмырь мог ноги вытирать?
  - Ты ошибаешься...
  - Ну что ты! Раз мир на грани смерти, так может, ты отыщешь в себе мужество смотреть правде в глаза? Ты аутсайдер! Ты словно слякоть, которую приходится обходить по боку, чтобы не испачкаться! И твоя мать то же самое!
  - Что же ты мне такие речи выдаешь, а на себя не посмотришь? - взвился Олег. - Ты разве не отброс?! Ты даже по сегодняшним меркам ничтожество! На тебе пробу негде ставить. Так зачем тебе жить тогда?
  - Ошибаешься немножко - между нами с тобой разница в пропасть размером. Да, я - шлюха, а ты грязь под ногами - но ты не нужен никому. А есть те, кто во мне нуждаются, хотя бы люди, которые спят со мной.
  Антон покачал головой, и пронзительные глаза Кристины впились в него:
  - Ну а ты? Что это ты сегодня проснулся другим? Отдаешь честь павшим - может тогда всех мертвых здесь похоронишь? Зачем ограничиваться той, что была шлюхой без нужды.
  - Я не собираюсь обсуждать это с таким выродком, как ты, Крис...
  Он пошел прочь. Олег догнал его.
  - Ну, - обиженно сказал он, - чего же ты промолчал, когда она сказала, что я никому не нужен? Почему не сказал, что я твой друг?
  - Не хотел с этой мразью вообще ничего обсуждать. Я и не думал, что для тебя ее слова имеют какое-то значение. Или что... Э-э-э, братан, ты что - стараешься подлизаться к ней, чтобы трахнуть на халяву?
  Услышав это, Кристина подняла с земли пустую бутылку и швырнула ее в Антона, угодив в затылок.
  - Я хотя и проститутка, но не сплю с такими убогими парнями, как вы, уроды!
  Из клуба вышел Кирилл, он был сильно пьян и шатался. Марина с трудом помогала ему стоять на ногах.
  - О чем речь, мужики? - крикнул он. - Трахать эту опустившуюся шалаву? Она только выглядит красивой. На самом деле у нее дерьмо, а не дырка - туда кулак можно засунуть, эта тварь ничего даже не почувствует. Я имел ее пару раз. Когда она трусы сняла, подумал, блин, лучше бы не снимала. Ни у одной женщины такого не видел...
  - Ты оборзел, баран? - Кристина повернулась к нему. - Ты все по той сучонке страдаешь, чьи мозги по классу разлетелись и мне простить тех слов не можешь?
  - А ты хочешь сказать, что мы не...
  - Пасть свою заткни. Мы с тобой больше не будем. Никогда.
  - Стерва! - он схватил ее за волосы и рванул на себя. - Сейчас я разукрашу твою поганую рожу!
  - Отпустил волосы, урод! - закричала она.- Отпустил, я кому сказала?
  Олег попытался вступиться за девушку:
  - Да ладно, Кирилл, не надо ее бить...
  - Защитник, да? Думаешь, она даст тебе за это? - Кирилл заржал, Марина тоже неуверенно засмеялась, прикрыв лицо руками.
  - Убери свои гребни от меня, сукин сын! - Кристина вцепилась ему в лицо.
  Он вскрикнул и бросил ее на асфальт. Она поднялась и второй раз за день, стала отряхивать себя с ног до головы.
  - Ах ты дрянь! - Кирилл смотрел на кровь у себя на руках. - Ты меня чуть без глаз не оставила.
  Марина дала ему свой платок и он вытер лицо. Несколько ребят вышли из клуба и стали смеяться над ним.
  - Да я убью тебя!
  Он попытался ударить Кристину между ног, но она отскочила, и носок его ботинка угодил ей в бедро. Вот теперь Кристина по-настоящему взбесилась.
  - Ах ты гнида! Тебе повезло, что ты мне туда не попал - попал бы, я б тебе так по яйцам пнула, что они бы у тебя там местами поменялись - где правое висит - стало бы левое, а где левое - висело бы правое!
  - Олег, пошли, - Антон взял друга под руку, - если приду без младшей сестра, отец мне башку оторвет...
  - Возьмем Кристину с собой?!
  - Да ты что, шутишь?! На хрен нам нужна эта прошмандовка!
  - Эй, - крикнул им вслед Кирилл, - прихватите с собой эту козу! Можете спать с ней, если хотите! Мне кажется, она уже и до таких отстойных как вы докатилась!
  Кристина со всей силы врезала ему в пах коленом. Он согнулся пополам, рукой снова схватив ее за волосы, нагибая лицом к земле.
  - Супер! - крикнул парень, куривший на крыльце клуба. - Жаль, никто на сотовый записать не успел. Отличное видео бы получилось! Такой точный удар по яйцам.
  Антон заметил сестру, танцующую на поле, держа в руках подолы платья.
  - Эй, Анжелика! Иди домой!
  - Я видела его! Я видела его! - распевала она. - Он был такой красивый! Милый, нежный мальчик!
  - Хватит танцевать, - Антон поймал ее. - Где твой котенок?
  - Он забрал! Нежный мальчик! Специально за ним вернулся ко мне, когда я бегала по полю!
  - И ты отдала?! Ну и дура же!
  - Сам дурак! - она продолжала танцевать между высоких одуванчиков. - Я отдала ему котенка, когда он вернулся!
  Антон встряхнул сестру, попрощался с Олегом и пошел к дому.
  - Кто он был?
  - Один из них! И ты знаешь, о ком я говорю!
  - Да не ври, соплячка! Если бы ты встретила одного из них, он бы тебя по всему полю размазал!
  - А вот и нет, милый братишка! Это был один из них! И он был красивым и нежным! И примерно твоего и твоих друзей возраста! Только намного красивее! Он был словно ангел!
  - Хорош гнать! Надо найти и вернуть котенка!
  - Он забрал его! И унес туда, где мой Мяу всегда будет в безопасности! И я счастлива! Я счастлива!
  Анжелика вновь принялась танцевать, кружась вокруг него.
  - Он был таким милым, таким красивым! Я люблю грубых и крутых парней, но он... но он был лучшим из лучших!!!
  - Вот мудачка! - усмехнулся Антон, не веря не единому слову сестры.
  - Я рассказала ему, как мама прыгает на члене соседа, который тот просовывает в дыру в стене! И жаль, но я не успела рассказать ему, какой ублюдок мой брат! Вот бы он тебе тогда врезал!
  Он погнался за ней, а она, смеясь, побежала от него к их дому.
  
  Кристина не смогла открыть дверь в квартиру, так она напилась. Труп ее матери давно завонялся, а у нее не было сил, чтобы его поднять с пола и вышвырнуть в окно. Она готова была переспать с кем угодно, лишь бы это сделали за нее. Почувствовав запах на лестничной клетке, она не сдержалась и сблевала на свою кожаную куртку. Ее соседка открыла дверь. Выругавшись, она взяла Крис за руку и утащила к себе.
  - Чего же ты так напилась, дрянь? - спросила она. - Есть повод отпраздновать?
  - Отвали, овца! Я тебя не просила о приглашении.
  - Переночуешь сегодня у меня. А завтра твою мамашу на помойку выкинем. Весь подъезд пропах.
  - Ты чего, Светка! Хочешь сказать ею одной! Да тут полподъезда по своим хатам гниют! Жаль, тебя с ними нет...
  - Скажи спасибо, что не оставила тебя на лестнице. Забрали бы тебя...
  Она отнесла девушку в ванну и окунула в таз, словно собиралась утопить. Кристина завопила, когда она выдернула ее из воды.
  - Вот мразь! Что же ты делаешь! Я же чуть не захлебнулась!
  - Так надо же блевотину смыть с рыла твоего дранного.
  Света бросила ее и прошла на кухню. Взяв со стола мешок с клеем, сделала несколько вздохов.
  - Водку будешь?
  - А у тебя есть?
  - Да. Только ты и за нее и за ночлег отработаешь, Кристиночка.
  Она взяла телефонную трубку. В отличие от спутниковой связи, городская работала.
  - Але, Аркаша, тебе сегодня на ночь дырка нужна? Ну тогда приходи.
  - Сука! - закричала Кристина и попыталась выползти из ванной. - Ты умрешь за это!
  Света подошла к ней и пнула ногой в живот.
  - Ты на меня свой рот поганый не разевай, не то из тебя кишки вытащу и по роже твоей размажу и в пасть тебе затолкаю!
  - Мой парень убьет тебя!
  Света усмехнулась.
  - Я если захочу, больше тебя из этой квартиры не выпущу. Будешь всем, кому я скажу, отдаваться. А все деньги мои будут.
  Из одной из комнат послышался крики ее сына. Она пошла к нему.
  - Чего взвыл?
  - Электричество выключили! Я как раз на новый уровень вышел в игре! - расплакался мальчик.
  - Они электричество то дают, то вырубают! Может еще сегодня до вечера снова включат. Не вой только! Не подох бы твой отец, твою вонючую приставку об твою тупую голову бы за такие вопли разбил!
  - А чего ты соседку привела! Она же мразь!
  Кристина попыталась встать. Нечеловеческим усилием смогла это сделать. Она дошла до кухни и взяла длинный нож. Ее разум начинал проясняться. Шатаясь, она пошла по квартире.
  - Эй, Светка! А скоро твой приятель придет!
  - Я с сыном разговариваю! - Света обернулась и получила удар ножом в лицо.
  Лезвие насквозь пронзило ей щеку. Она вскрикнула, стала махать перед собой руками, тупо расхаживая по комнате. Кристина пошла за ней, пнув ногой ее сына, который сидел на полу, рядом со своей приставкой. Положив руку на плечо соседки, она развернула ее к себе и попыталась полоснуть ножом по горлу, но та прикрылась. Кристина толкнула ее. Света упала, и девушка села на нее верхом.
  - Не-на-ви-жу тебя, па-та-ску-ха! - повторяла она, нанося удар ножом за ударом.
  Поняв, что ее жертва мертва, она встала во весь рост и ухмыльнулась ее сыну, который сидел и тупо смотрел на нее:
  - Теперь и твоя мама будет так же вонять, как моя!
  Она ударом ноги отфутболила его приставку через всю комнату.
  - Если ты ее сломала, я не знаю, что с тобой сделаю!
  - Заткнись, урод! В магазинах полно таких. Просто иди и бери за бесплатно с прилавка! Это за жратву, одежду и все самое необходимое теперь приходится деньгами платить! Не знаешь, где у нее водка?
  - На кухне. В шкафу полно бутылок!
  - Хорошо.
  Она прошла на кухню, постепенно трезвея. Мальчик побежал за ней.
  - Только не трогай мой шоколад!
  - Не путайся под ногами, маленький придурок! Сейчас у вас крутой тусак устроим!
  Она открыла бутылку и взяла телефонную трубку.
  - Ну вот! Опять связь вырубили. Сейчас какой-то баран должен прийти. У него могут быть деньги. Пойдем поможешь мне их в окно выбросить.
  
  Отец Антона в сотый раз перечитывал старый номер какого-то журнала - печатная продукция перестала уже давно издаваться.
  - Я встретилась с одним из них! - вприпрыжnbsp;ку носилась вокруг него Анжелика. - Он мне понравился! И он взял моего котенка на время!
  - Сядь и жри свой бульон! - прошипел отец.
  Антон силой усадил девочку за стол. Если она прогневает отца - плохое могло ненароком случится, не зря он всегда под рукой носит тесак. Вообще-то специально для соседа, но если его достать - тесак мог и не только на любовника жены сгодится.
  - Этот бульон - дерьмо! - сказала Анжелика. - А ты встречался когда-нибудь с одним из них?
  - Нет, слава богу! - ответил отец. - Если б ты одного из них встретила, он бы вытащил из тебя кишки.
  - Нет, он был хороший. И очень красивый.
  - Сдается мне, что это какой-нибудь извращенец был, - вздохнул Антон, с брезгливостью глядя на кошачью голову в кастрюле с бульоном. - Запудрил мозги наивной девочки, чтобы поиметь...
  - Мудак! - в гневе крикнула ему сестра. - Сам ты извращенец. Говорят, ты припрятал где-то в своей комнате труп той потаскухи, которая гнила возле клуба, и онанируешь глядя на то, как он продолжает разлагаться!
  - Ты заткнешься и будешь жрать свой ужин?! - отец отложил журнал. - Или выгоню из дома на всю ночь!
  Девочка насупилась и принялась за свой бульон.
  С кухни стали раздаваться стоны. Отец схватил свой тесак и побежал на кухню. Послышались матерные крики и звуки ударов и швыряемых на пол тарелок.
  Отец вернулся и уселся за стол:
  - Шустрый, гад! - и он снова взялся за свой журнал.
  
  Поздно ночью Анжелика сидела на своем подоконнике и смотрела в ночь. Она почему-то надеялась, что увидит прекрасного незнакомца, встреченного ей сегодня, прямо под своим окном. Может он придет и помашет ей рукой и улыбнется своей нежной и незабываемой улыбкой. Так она и сидела больше часа. Потом встала на колени посреди темной комнаты и стала молиться:
  - Милый боже, пожалуйста, дай мне плюнуть в твою вонючую рожу! Я ненавижу тебя, ублюдка, за то, что ты оставил нас в самый сложный час для человечества. Во все времена бросал ты людей в горе и одиночестве, так позволь же просто плюнуть в тебя и забыть твое имя на веки! Аминь!
  Она встала и осторожно подкралась к комнате брата. Стала подсматривать за ним, надеясь снова увидеть, как он мастурбирует, но тот только лежал в одних трусах на кровати и при тусклом свете одинокой свечи читал какую-то книжку.
  Тогда она тихо открыла дверь и вышла из квартиры. Ей уже очень давно хотелось погулять в ночи. Когда она вышла на ночную улицу, первым кто ей встретился, был ее котенок Мяу, бежавший к ней навстречу.
  - Мяу! - радостно воскликнула она и взяла его на руки.
  - Мяу... - тихо отозвался котенок.
  
  - Итак, я учитель! - воскликнула Кристина и встала у доски перед классом. - Начинаем первый урок! У кого есть предложения?
  Одна девушка подняла руку.
  - Да, Юлия? Что ты хочешь спросить?
  - Расскажите нам историю человечества. Допустим тридцать седьмой год с Захвата Земного...
  - Как приятно, что среди вас, кретинов, есть дельные дети, которые еще интересуются чем-то кроме видеоигр! - сказала Кристина, и сразу весь класс захохотал, так удачно ей удалось сыграть физичку. - Итак, история Человечества! Новейшая! Мы - дерьмо! Мы им всегда были! Люди - это самый ничтожный подвид во вселенной! Мы стоим на ступень ниже самого примитивного организма в космосе.
  Кирилл поднял руку:
  - А как же всякие там сранные тараканы?
  - Тараканы?! Ты представитель самой ничтожной расы! Ты воняешь! Твоя жизнь ничего не стоит! Если ты умрешь никто не будет о тебе плакать!
  - Простите, - сказала Юлия. - По-моему, вы слегка отвлеклись!
  - Ах да, среди нас есть долбанутая которая хочет изучать историю. Ну что ж. Ладно. Итак, история... В год такой-то, мир землян вдруг накрылся. Пришли ОНИ и все у нас забрали.
  - Прошло тридцать семь лет с Захвата Человечества! - напомнила Юлия. - Ну, мы, типа, так играем. Как об этом событии будут говорить через это время!
  - Ну может, выйдешь и сама все нам расскажешь, если лучше меня все знаешь! - Голос Кристины и впрямь стало невозможно отличить от голоса сумасшедшей физички, которую ненавидела вся школа. - Давай к доске!
  Юлия вышла к доске, а Кристина уселась на пол среди класса.
  - Ну пусть уже пройдут века... - начала Юлия. - Нашего поколения давно нет. Мы истлели. Истлела школа и знания. Вокруг ползают какие-то мутанты. Человечество вымерло от невыносимых тягот оккупации. Тут сидят ИХ дети. А нас и наших детей больше нет. Их дети изучают наши древние памятники и нашу культуру. Они пытаются понять: кем же мы были? Почему вымерли? Почему не смогли сосуществовать вместе с ними? Почему их праотцы-завоеватели решили уничтожить нас, а не найти с нами общий язык?
  - О какое дерьмо!!! Бла-бла-бла!!! - Заорала Кристина. - Слушай меня, отличница-сука, не знаю как ты, а мне ОНИ никакой контракт не предлагали...
  - А кто такой как ты что-то бы стал предлагать?!
  - Кончайте эту мутату! - воскликнул Кирилл. - Лучше включите музыку! Все, урок окончен!
  - Сядь и заткнись, урод! - Марина дернула его за штанину, чтобы он уселся обратно. - Урок продолжается! Мой голос за Юлю!
  - Правда? - Кристина хмыкнула: - И ты за базар ответишь?
  - Хорош стебаться! - неуверенно влез Олег. - Позвольте мне немного подежурить у доски!
  - Конечно, валяй!
  Робкий паренек вышел к доске и встал рядом с Юлией.
  - Ну допустим это будет так... Здравствуйте, дети, можете садиться. Сегодня я расскажу вам о том, как жили древние представители человеческой расы. Они уже даже стали посылать в Космос свои летательные объекты для изучения...
  - Да ты короче давай! - Прервал его Кирилл.
  - Ладно-ладно... Итак, когда пришли МЫ, Земля находилась в упадническом состоянии. Люди были омерзительны и уродливы. Все прогнило. Они стали сжигать собственную планету. Мы только слегка исказили их реальность, чтобы они слегка притормозили...
  - Тупой ублюдок! - Юлия толкнула его и он упал на пол. - Ты здесь совершенно ни при чем. Нужно посмотреть на все иначе! Мы вымерли. Наша цивилизация лежит присыпанная песком времени. А намного более развитая культура владеет плодородными почвами и недрами Земли. Им насрать на нас! Как ты не можешь этого понять!
  - Они пришли, чтобы нас приостановить! - Олег с трудом сдерживал слезы: - Лишить нас того единственного, чем мы отличаемся от животных! И мы деградируем назад в обезьян!
  - Нет, ты безнадежен! Мы для них муравьи! Они просто пришли, чтобы взять то, что им нужно! А нас они низвергли, чтобы мы им не мешали! Мы просто не должны путаться у них под ногами! Мы превращаемся в животных по одной единственной причине - они сделали так, чтобы мы могли себе это позволить! Вот и все!
  - О! - Кирилл вскинул руки. - Какой торжественный момент! Какой пафос! Произнесена глубокая мысль: Человеку просто дали возможность снова стать обезьяной! И мы, такие отстойные, с радостью этой возможностью воспользовались!
  - А разве нет? - Юля подошла к нему. - Ты хоть что-то делаешь, чтобы спасти свой разум?
  - А зачем мне? Я урод! Меня и так все устраивает!
  - Вот и я о том же! Может кто-то из вас спасает свою душу?
  Кристина встала и направилась к ней:
  - Знаешь что, умница-благоразумница, возьми-ка свою душу и засунь ее поглубже себе в задницу! Я собираюсь прожить свою жизнь с максимальным упором на кайф! Мне нужен кайф! Если мы оказались в таких обстоятельствах, что они пришли и раздавили нас, значит так тому и быть! Я - обезьяна? Ну что ж, ладно, пусть и так! Главное, что могу дать себе больше, чем до того, как все это началось!
  - Какие речи насыщенные! - восхищенно захлопала в ладоши Марина. - Сегодня мы все подались в ораторы! Можно и я свою лепту вложу?
  - Валяй, коза!
  - Я думаю, каждый, кто здесь выплеснул то, что на душе наболело - прав по-своему! Кто-то из нас - представитель низшей расы, а кто-то деградирует в обезьяну... Я думаю, лет через триста, Земля начнет медленно возвращаться к своим истокам, все будет так, как было до появления на ней человечества! Может мы последнее поколение людей? Может после нас уже ничего и не будет. Сейчас мало таких кретинов, чтобы рожать.
  - Мало рожают? - встрепенулся Олег. - Да ты что, сейчас нищета плодит, как клопы!
  - Ага, и детишек сразу вышвыривает из окна! Те, кто нас захватили - первое что сделали, это нас полностью ослабили! Нет медицины - и дети дохнут! Люди стали слабы и немощны!
  - Короче достал меня этот базар, - Кирилл встал, - пойду туда, где либо о чем-то дельном толкутся, либо музыка, вместо этого ученного дерьма.
  Он и еще несколько ребят вышли из класса.
  - Самое мудрое, что мы сейчас можем сделать - это послать все на хер, - произнесла Кристина. - И жить дальше! Как будет - так все и будет.
  - Музыку давайте врубим, - сказала Марина.
  
  Анжелика не вернулась утром домой, но никто не волновался на ее счет. Отец встал поздно и ушел гулять, просто слоняться по улицам и наслаждаться увяданием города. Антон впервые подумал, что может стоит составить ему компанию и пройтись вдвоем, но отец просто ушел, не став даже слушать его предложение. Мама сидела на кухне, закрыв глаза, она пыталась медитировать. Тогда он прошел в ванну и включил воду, потекла тонкая ржавая струйка. Он поднес бритву к запястью. Ему стало холодно. Рука с бритвой задрожала. Он смотрел на себя в зеркало.
  Мама открыла дверь в ванну.
  - Ну, - сказала она, - чего встал-то как истукан?
  - Вчера поменялось кое-что...
  - Либо режь себе вены, либо свали отсюда. Я принять душ хочу, - она пнула стоящий на пол таз, наполненный зловонной водой.
  - Я если с собой это сделаю, то и тебе глотку перережу.
  - Ну так давай! Ты всегда был слабаком! Весь в папочку! Вот уж кто-кто, а этот урод никогда ни на что решиться не мог.
  - А Анжелика?
  - Прирежь и ее, мне насрать! Таковы законы нового времени! Нет больше глупых чувств! Все в манде!
  - Может - только тебя?
  - Так давай! Хватит болтать! Никчемный сосунок!
  Он положил бритву.
  - Ладно, хочешь принять душ - так давай.
  - Свали тогда отсюда!
  Он вышел. Подавив в себе желание наброситься на нее и задушить голыми руками, он стал одеваться. Решил тоже пойти прогуляться. Когда он вышел на улицу у него пошла носом кровь.
  
  Анжелика прыгала вокруг трупов. Некоторых из этих людей она знала при жизни и обращалась к ним по имени. Мяу снова был с ней, но он слегка изменился в поведении, стал вести себя немного иначе. Она не могла понять, в чем именно заключались эти перемены, а только чувствовала, что он стал каким-то другим. Над трупами летала жужжащая туча мух. Анжелика прыгнула на грудь отца своей одноклассницы, которая тоже была здесь, лежала устремив застывшие глаза в небо.
  - Кто-то вверх, кто-то вниз! Кто-то за дом, кто-то в дом! Перевернут мир вверх-дном!
  Она наклонилась и взяла небольшого жучка в руку, выползшего из ноздри павшей одноклассницы.
  - Поедатель мозгов! - засмеялась она. - Жук, который ест мозги у мертвых! Как и все на планете - ты изменился! Ты тоже эволюционировал!
  - Эта эволюция не настоящая... - услышала она голос за спиной.
  К ней подошел старик, который раньше частенько сидел на автобусной остановке и читал свои газетенки, когда она по утрам ехала в школу. Теперь он мог позволить себе то, что не мог позволить в прошлой жизни - пить водку столько, сколько ему хотелось.
  - Она вызвана искусственно... Понимаешь? Нас направили иные силы на этот путь.
  - А разница есть?
  - Ну что ты, Анжелика! В твоем возрасте задавать такие тупые вопросы! Конечно же, разница колоссальна! Не мы стали лучше, а нас сделали лучше...
  - Но мы же все равно стали лучше!
  - Ну смотри... Ты ведь любишь рисовать?
  - Конечно, о чем речь! Я все время рисую! Я хочу нарисовать этого жучка...
  - Да выбрось ты его! Вот ты сидишь и рисуешь, а я подхожу и беру твой рисунок и сам поверх него что-то свое рисую. Тебе понравится?
  - Нет.
  - Вот и здесь то же самое. Может и лучше, но не так. Ты едешь в одну сторону, а я снимаю тебя с поезда и даю билет в другую. Едь туда, там лучше!
  - Не люблю я пустую болтовню, хотя и люблю с кем-нибудь о чем-нибудь поговорить. Все изменилось. У нас все равно не было выбора!
  - Ты тоже изменилась?
  - Конечно! И надеюсь, еще переменюсь! Я стану другой. Я стану лучше. И ты станешь!
  Она прыгнула несколько раз на груди у мертвеца:
  - Ты станешь таким же, как он...
  Старик махнул рукой и пошел.
  - Дурак! - крикнула Анжелика ему вслед: - Ты старый дурак!
  Она подбежала к нему и бросила в него жучка.
  - Вот тебе!
  Он обернулся:
  - Ну я тебе!
  - Сначала догони, придурок! - Заливисто смеясь, она побежала от него. - Беги со мной, Мяу! Беги со мной!
  Вдруг кто-то схватил ее за руку. Это был ее отец.
  - Где ты шлялась всю ночь?!
  - Я просто гуляла и все! Отпусти, папка!
  Он отпустил ее.
  - Смотри, - он вдруг смягчился и обвел руками окружавший их пейзаж: - Поле Смерти. Оно усеяно трупами и над ним парят стервятники и мухи. Я стал приходить сюда почти каждый день. Здесь тихо. И я думаю.
  Девочка тоже осмотрелась. Отец сел в траву, и она присела рядом. Подбежал ее котенок и присоединился к ним.
  - Когда все началось, здесь было не так много трупов. Но потом люди стали приходить сюда. Кто-то за родственниками, кто-то просто так. Так же как я. И многие здесь оставались.
  - Здесь много тех, кого я раньше знала, - негромко сказала она, но он не обратил на ее слова никакого внимания.
  - В первое же мгновение - умерли миллионы. Затем каждый час стали гибнуть тысячи. Вот и сейчас наверняка где-то поблизости умерла какая-нибудь простая семейка, такая же, как наша.
  - А это хорошо или плохо?
  - Я не знаю.
  - Ну вот если бы я умерла - это было бы хорошо или плохо?
  - Я не знаю.
  - А если бы ты?
  - Не знаю.
  - Не знаю, не знаю! Мама всегда про тебя говорила, что ты мудак. И она права. Я, правда, если честно, все равно люблю тебя.
  - А если я умру - это хорошо или плохо?
  - Я не знаю, - она пожала плечами. - Мне все равно.
  Отец усмехнулся и стал вновь созерцать мертвое поле. Они долго молчали.
  - Может пойдем домой? - наконец спросила она.
  - Иди, я еще здесь побуду.
  - Я хочу с тобой.
  - Не капризничай. Просто вали и оставь меня в покое.
  Она вскочила:
  - Дерьмо! Ты старый ублюдок!
  - Пошла на хер отсюда, дрянь!
  Анжелика вздохнула и взала котенка.
  - Пойдем, Мяу. Пусть этот кретин здесь сидит, пока не присоединится к остальным. Надеюсь, ты поскорее умрешь!
  Отец продолжал смотреть.
  Девочка обиженно надула губки. Она зашагала по траве, обходя покойников. Она увидела, что тот старик, с которым она недавно разговаривала, теперь тоже лежит и остывает на поле.
  - А я тебя сниму с поезда и направлю в другую сторону, - с издевкой сказала она. - Мы стали лучше против воли!
  Лицо старика было безмятежным. Он покоился с миром. Да, подумалось Анжелике, - ты и впрямь изменился в лучшую сторону.
  
  Антон постучал в дверь подвала соседнего дома.
  - Тебе чего? - послышался грубый женский голос.
  - У меня есть немного денег.
  - Пошел на хер!
  - Ну их не так уж и немного.
  - А сколько?
  Он назвал сумму и дверь приоткрылась.
  - Проходи, - на пороге стояла полная женщина за сорок, она пустила его только проверив наличие денег. - В первый раз у нас?
  - Да, хотя давно собирался.
  Она хохотнула. Они прошли через застиранные до дыр занавеси. Весь подвал пропах ароматизированными свечами. От них у Антона закружилась голова сильнее, чем от привычной трупной вони. Перед ним предстали несколько девушек, и он выбрал одну. Вмести с ней они перешли в небольшую кабинку, обвешанную цветастыми тряпками. Когда она расстегнула на нем джинсы и попыталась ласками вызвать эрекцию, у него упорно не срабатывало. Мысли кружились вокруг образа Маруси, причем живой. Она, только она. У него снова потекла кровь из носа. Он ударил шлюху по лицу. Потом упал на колени. Она в страхе отползла от него.
  - Что не так-то? - спросила девушка.
  - Я по-прежнему влюблен, - простонал он, руками пытаясь возбудить себя. - Она мертва, а любовь нет. Я пришел сюда, что б как-то отвлечься, изгнать ее.
  - Хочешь, мы просто поговорим. Без секса. Ты уже же заплатил...
  - Я взял эти деньги из кармана какого-то дохлого парня. Сейчас все так делают. На хер. Дерьмо.
  - Ты выглядишь больным. У тебя течет кровь из носа.
  - Да мне все равно! Если хочешь разговаривать - лучше ты про себя расскажи.
  - Я тоже кое-кого потеряла. Старшего брата. В первый же день. Я не плакала тогда. А теперь почти каждую ночь плачу. Я хочу, чтобы он вернулся. Если бы он пришел таким, как зомби... ну знаешь, как в фильмах... я бы только обрадовалась...
  - А твои родители?
  - Просто пропали. Все кого я знала пропали. Я уже привыкла жить так, как теперь живу. Надо приспосабливаться. А вот брата мне очень не хватает. Мы с ним очень друг друга любили.
  - Чего так долго, - сутенерша отодвинула шторку, - он только за отсос оплатил. Хорош базарить. Иди домой. Чего у вас у обоих лица в крови? Этот козел тебя ударил?
  - Ага, - сказала шлюха, - вот придурок!
  - Я сейчас ухожу, - Антон натянул штаны. - Запах этих свечей меня с ума сводит.
  Когда они подошли к двери, сутенерша предупредила его:
  - И чтобы я тебя больше здесь не видела, понятно?
  - Не увидишь, - сказал Антон.
  
  Кристина, Олег и Кирилл нашли его лежащим на улице без сознания.
  - Подох он, что ли? - Кристина несколько раз сильно пнула его.
  - Вроде дышит, - сказал Кирилл: - Олег, проверь его карманы. Может там есть деньги?
  Олег быстро обыскал Антона и достал оставшиеся купюры.
  - Можно будет еще купить водки, - радостно сказал он.
  Кирилл взял у него деньги и спрятал в свой карман.
  - Давайте его пришьем? - Кристина достала нож-бабочку и поднесла к горлу Антона.
  - Пришей, если хочешь, - пожал плечами Кирилл.
  К ним подошла Марина.
  - А может сначала трахнем? У него ширинка расстёгнута. Олег, давай ты первым. Тебе ведь всегда этого хотелось? Он ведь раньше был твоим единственным дружбаном.
  - Мы с ним больше не дружим! - Олег ударил ногой Антона. - Теперь вы мои друзья.
  Кристина улыбнулась:
  - Хочешь и дальше с нами дружить - трахни его. Я серьезно.
  - Класс! - Олег заморгал глазами. - Прикольно, Крис! Отличная шутка!
  - Ни хера не шутка! - сказала Марина. - Давай трахай или ты больше не с нами.
  - Это так! - поддержал ее Кирилл. - А не трахнешь - мы убьем тебя вместе с ним. nbsp;
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&<
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
  Антон открыл глаза. Он попытался сесть на асфальте, но Кристина сильно ударила его ногой в лицо. Он снова растянулся и стал оглядываться, пытаясь собраться с мыслями.
  - Твоя задача усложнилась! - Марина подошла к Олегу и схватила его за волосы. - Теперь тебе придется его изнасиловать, а не трахнуть...
  Олег расплакался, стал пытаться придумать, как отвлечь новых друзей от этой безумной идеи. Антон стал опять подниматься. Кристина бросилась на него, но он нанес сильный удар ей в живот. Она упала. Кирилл бросился к нему, они сцепились. Марина тоже кинулась на Антона, повисла на его шее, пытаясь душить.
  Олег подошел к Кристине, которая корчилась на асфальте от боли, и подобрал ее нож-бабочку. Сделал неуверенный шаг к дерущимся.
  - Стоять! - прохрипела Кристина.
  Антон высвободился от душившей его Марины и нанес сильнейший апперкот Кириллу. Марина вновь кинулась на него сзади, но на этот раз он успел отбиться, не хило врезал ей локтем. Кирилл пытался подняться с земли, но Антон схватил его за волосы и несколько раз ударил в лицо коленом. Оттолкнув Олега, он подбежал к Кристине и хорошенько ее отпинал. Девушка потеряла сознания.
  Он вернулся к Олегу, взял у него из рук нож и отшвырнул подальше.
  - Чего встал, как баран! - крикнул он. - Бежим отсюда!
  Они понеслись через улицу. В какой-то момент из-за угла неожиданно выехала машина и сбила Олега. Тот упал, но сразу встал на корточки. Из автомобиля выглянул какой-то респектабельный господин. Кошмар уровнял всех, - саркастически подумал Антон, помогая бывшему другу подняться. Машина поехала дальше. Ребята оглянулись и убедились, что их никто не преследует.
  - Хороших ты себе новых друзей нашел, - сказал Антон.
  - Прости, - Олег снова заплакал.
  - Ну что уж там. Понимаю. Дружить с ними престижней, чем со мной.
  - Это точно. Только они дерьмо, а не друзья.
  - Ты тоже дерьмо, а не друг.
  - Зачем же ты меня спас?
  - Спас? Иди, возвращайся к своим упырям!
  - Что теперь со мной будет?
  - То же, что и со всеми. Ты сдохнешь.
  Они услышали рев мотора, громки смех и автоматные очереди.
  - Прячемся! - Антон схватил Олега за шиворот. - Опять эти психи!
  Ребята бросились за развороченную помойку. Вскоре мимо них пронеслась бронемашина, веселая компания на ней расстреливала все, что движется. Они выпустили несколько очередей и по помойке, вокруг Олега испуганно забегали крысы, но ни его, ни Антона не зацепило. Когда бронемашина скрылась, они вылезли из своего укрытия и вошли в разграбленный магазин, в надежде найти остатки чего-нибудь съестного.
  
  - А что ты рисуешь?
  Юлия оторвала взгляд от своей картины, когда услышала детский голосок. Она поморщилась, увидев, что это младшая сестра этого придурка Антона. Она стояла в небольшом дворике, где разложила мольберт, и рисовала серый пейзаж. Двор был завален мертвыми телами, здесь они были сильно деформированы, многие расплавлены, у некоторых были вырваны руки и ноги, в культях копошились мутированные черви.
  Она отошла, чтобы не загораживать свое творение от девочки. Та поднесла котенка к холсту:
  - Смотри, Мяу, это соседний дворик...
  Котенок отвернулся и уставился на бледное лицо своей хозяйки.
  - Ему понравилась твоя картина.
  - Хорошо, - сказала Юлия, - и теперь, когда ты все посмотрела, можешь со спокойной совестью отсюда проваливать.
  - А это не твой двор, если хочу, то могу здесь находится, сколько мне нужно.
  - Я хочу порисовать в одиночестве.
  - Это твои проблемы. Я вредная.
  Во дворе было ветрено, причем ветер был прохладный. Небо над ним было хмурым.
  - Здесь так уныло... А почему трупы все время дергаются?
  Юлия склонилась над холстом, набрав на кисть много гуаши.
  - От крыс. Между ними полно крыс, которые их пожирают. Вот трупы и дергаются.
  - Нет, дело ни в крысах. Тут что-то другое. Присмотрись...
  - Я и так присматриваюсь. Я же их и рисую.
  - У тебя это какая-то мазня, а не груда тел.
  - Слушай, свали, ладно?
  - Трупы шевелятся...
  - Наверное, они сейчас начнут подниматься и пойдут к тебе, чтобы сожрать мозги из твоей дурацкой башки. Их там, конечно, мало, но они так голодны...
  - Я тоже голодная. Я всю ночь и весь день хожу туда-сюда, мне все надоело.
  Анжелика взяла одну из кисточек, набрала гуаши и стала размазывать ее по холсту.
  - Что ты делаешь, маленькая кретинка! - Юлия оттолкнула ее. - Ты испоганишь мой пейзаж.
  - Я тоже хочу рисовать!
  - Иди отсюда! Или я тебе морду набью!
  - Я видела одного из них!
  - Дай мне мою кисточку!
  - Я видела одного из них!
  - Не ври. Ты бы тогда здесь не стояла. Отдай мне кисточку!
  - Нет, правда, - Анжелика подошла к одному из трупов и стала раскрашивать его лицо.
  - Ты совсем рехнулась? Что ты делаешь?
  - А большая ли разница: срисовывать труп или его разрисовывать?
  Юлия покачала головой, потом протянула ей небольшую палитру, на которой было намешано много гуаши:
  - Ладно, вот, возьми. Раскрашивай трупы, только молчи при этом. Я пытаюсь сосредоточится.
  - Спасибо, - Анжелика взяла палитру, стала набирать на кисть краску и накладывать ее на лица мертвых, словно грим.
  Когда она стала напевать песенку, Юлия не выдержала:
  - Ну почему ты не можешь помолчать?! Заткнись или убирайся в другой двор!
  - А мне и здесь хорошо! Только краска быстро засыхает. Я рисую клоунов. Ты когда-нибудь видела клоунов?
  - Видела. В цирке. Очень давно. И там были еще и иллюзионисты. Мы с мамой и моим старшим братом иногда ходили в цирк. Там было довольно весело. Мне особенно нравился один номер с белым конем. Там был прекрасный белый конь. Я люблю коней.
  - Я никогда не побываю в цирке. Все, краска на палитре совсем засохла. Дай другую гуашь.
  - Отвали. Ты только краску переводишь.
  - Ну и сиди здесь одна, - Анжелика взяла котенка: - Скажи, Мяу, она дерьмово рисует?!
  - Вот-вот, давай проваливай. Давно надо было.
  Анжелика пошла дальше, между подрагивавших мертвых тел и крыс, снующих между ними, а Юлия некоторое время смотрела ей вслед, держа в руке кисть с краской. Потом она еще почти сорок минут возилась со своей картиной, одна в мрачном дворе.
  - Вот дерьмо... - произнесла она, когда картина была закончена.
  Бросив краски и кисти в свой рюкзак, она сложила мольберт и пошла домой, оставив холст с изображенными на нем девочкой, разукрашивающей трупы, и белым конем вдали, стоять посреди дворика.
  
  Кристина и Кирилл в ту ночь заночевали на скамейке в парке. Марина ушла домой. У нее дома была большая семья. Ее мать часто говорила, что чем меньше людей останется в городе, тем для них будет лучше. И она, и отец старались даже по возможности убивать как можно чаще. Война все спишет, так они говорили. Сейчас законы не действовали. Иногда они даже мечтали, что в городе не останется никого кроме них, и тогда они будут править. Все будет принадлежать им. Может где-то в других маленьких городках так уже и происходит - небольшие группы выживших берут все под свой контроль. Однажды Марина спросила своего отца почему бы им не попытаться так поступить, на что отец ответил, что слышал, что захватившие землю силы уничтожают людей, которые начинают что-то организовывать или еще что-то делать, что может угрожать абсолютному хаосу. Им это якобы не выгодно. А если вот, постепенно, город полностью опустеет - может они и не заметят.
  - Если бы они хотели, - говорил отец, - они бы давно нас всех уничтожили. Все живое, что есть на планете. Им это либо не нужно, либо мы им зачем-то надобны...
  Логично, тогда подумала Марина. И все же мысль о возможности владеть целым городом была ей очень приятна. Но пока полным вымиранием и не пахло. Было полно тех, кто находился в полуживом-полумертвом состоянии. В ту ночь она проснулась и ее страшно рвало кровью прямо на грязные простыни, а потом хлынула кровь из обеих ноздрей. Родные стали оскорблять ее и обливать водой из ведра. Испугавшись, что она могла подцепить какую-то инфекцию, они сказали ей, чтобы выметалась из дома. Пришлось и ей ночевать на улице. Она долго бродила по пустым проспектам, глядя на огромную холодную луну на небе. В какой-то момент, к ней подскочил какой-то человек в кожаной куртке со сгнившим лицом, из его рта текла кровь, он попытался схватить ее и казалось, хотел сказать что-то, но она отбилась от него и побежала. А потом услышала крики и обернулась. Ехала военная машина с веселой компанией. Короткой очередью они изрешетили прокаженного. Марина замерла, осознавая, что следующая. Однако они не стали в нее стрелять. Остановив машину, они подошли к ней и, сбив с ног, безжалостно изнасиловали группой, а потом пинали ногами, пока она не затихла, притворившись мертвой. Между ними возникла какой-то конфликт и одного из них пристрелили. За всем этим, они видимо совсем забыли пустить пулю в девушку, лежавшую на асфальте, старавшуюся даже не дышать. Вскоре их бронеавтомобиль покатил дальше, а Марина встала и подползла к трупу. У него был короткоствольный автомат. Покопавшись в его карманах, она нашла немного денег, сигареты и еще пистолет за ремнем брюк. Ее глаза сверкали от восторга. Взяв оружие, она хотела бежать домой, представляя себе как отец обрадуется такой находке, однако поразмыслив, решила, что может лучше будет оставить это только для себя. Может со временем появится какая-нибудь идея, как этим воспользоваться. Спрятав пистолет за пояс джинсов, а автомат повесив на плечо, она вернулась к своему дому, однако провела ночь не со своей семьей, а в одной из пустующих квартир. Вернее в квартире была мертвая семья. Люди видимо загнулись уже давно, а их псы сдохли с голоду возле тел своих хозяев. Она выставила все тела из квартиры и спокойно заснула на одной из кроватей.
  
  Слово "Умри" всю ночь врывалось в ночные кошмары Антона. Он проснулся в душной комнате и смотрел на свои простыни и подушки - все было залито кровью из носа. Его знобило. Но это было не гриппозное самочувствие, что-то было не так, как при простудных заболеваниях. Он прошел в ванную, где нашел свою мать - ночью она вскрыла вены и теперь лежала с закрытыми глазамиnbsp;- Где ты шлялась всю ночь?!
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
в остывающей красной воде.
  - Сука! - крикнул он.
  Схватив ее за волосы, он стал трясти ее, а потом вытянул и бросил на пол. Он почувствовь. Теперь Антон поняnbsp;л, что побудило его мать свести счеты с жизнью - ночью она лишилась последней радости в своем никчемном существовании.
  - Папа ушел на мертвое поле, знаешь, где это?
  Когда он услышал голосок сестры, умерла его мимолетная мечта, что Анжелика тоже не пережила ночь. Он ненавидел ее, впрочем, как и всех остальных кого знал.
  - Мамы больше нет, - пробормотал он.
  - Я знаю, - сказала глупая девочка, - и соседа тоже. Мы, наверное, одни во всем доме.
  Антон поколебался, раздумывая над тем, не сделать ли так, чтобы стать единственным. Но потом сказал сестре.
  - Выкинем маму на свалку, а потом найдем отца.
  - Хорошо. Я плохо спала этой ночью. Мне почему-то становилось иногда очень страшно...
  - Мне тоже было страшно этой ночью... Наверное, мы что-то чувствовали.
  - Скоро они придут. К нам. Наш город будет полностью под ИХ контролем...
  - О ком ты? - он прекрасно знал, о ком она говорит.
  - Такие же, как тот парень, которого я встретила тогда на поле, где очень много умерших. Нам страшно, потому что мы чувствуем, как они становятся все ближе и ближе к нам...
  - Они давно все контролируют. Они давно заняли наш город и всю остальную землю - все страны, материки и континенты, а так же пустыни, земные недра, океаны и водоемы. Они могут сделать с нами все, что захотят.
  - Может они не могут истребить нас всех? Знаешь, вроде как мы морим тараканов, но в каких-то щелях всегда остается пара-тройка веселых семейств?
  - Я не знаю. Бери своего котенка и идем искать отца. И еще. Если есть какие-то вещи, которые тебе дороги - бери с собой в свой школьный рюкзак. Мы больше в этот дом не вернемся.
  Чрез некоторое время они уже положили труп мамы возле свалки. Потом Антон все же решил похоронить ее. Он закопал ее, и когда стоял рядом со свежей могилой, внезапно поцеловал сестру. Так он решил почтить память матери, до начала Новой Эры, она искренне мечтала, чтобы ее дети любили друг друга.
  - Не чмокай меня, мудак! - Анжелика оттолкнула его.
  Он рассмеялся, и они пошли искать отца.
  Анжелика точно указала его местонахождения на мертвом поле, он сидел там же, где они болтали с ней вчера, созерцая уродливую панораму гниющих тел. Когда его дети сели по бокам от него, он неуверенно их обнял.
  - Здесь очень тихое и спокойное местечко, отец, - произнес Антон.
  Отец продолжал молча всматриваться вдаль.
  - Мамы больше нет, - сказала Анжелика.
  - Я знаю, - вздохнул отец. - Сегодня ночью я наконец успел. Соседу не повезло.
  - У него не было детей и жены, - сказал Антон. - А у тебя есть мы. И мы рядом.
  - Не то. Дело в другом. Я просто пытаюсь во всем разобраться. Над горизонтом опять тучи. Может, пойдет сильный дождь? Может он будет даже достаточно сильным, чтобы смыть все дерьмо, которое мы насрали? Если бог и сделал что-то верно, так это Великий Потоп.
  Тонкая струя крови потекла из носа отца, он этого даже не заметил.
  - Этот сосед однажды сказал, ну может где-то через месяца четыре после того, как они к нам вторглись - нужно ждать, нужно выжить. Может они возьмут, что им нужно, и уйдут восвояси. А те, кто останется, те из нас, что смогут все это пережить - начнут возрождать землю. И вот, с его смертью, я понял, ни хера этого не будет. Они убьют нас в любом случае - потому что видят, с кем имеют дело. И постараются сделать так, чтобы от нас не осталось и следа.
  - Если начнется дождь - все станет только хуже, - сказал Антон.
  - Херня. Ваша мать была так же мила, как эти вонючие стервятники, которым здесь устроен такой пир. Я полюбил ее, мы поженились, и вскоре я понял, что женат на шлюхе. А потом еще и вышло, что она стала жадной сукой. Почти полностью старалась взять под контроль все деньги, которые я зарабатывал, считала каждую мою копейку. Я на свою зарплату не мог позволить себе купить поганый журнал, только от того, что он видите ли цветной, а они стоят дороже... Так что, дорогой, подбирай себе черно-белые. А сама таскалась по магазинам и покупала себе дорогущие безделушки... Так вот и думай, может Захват Человечества пошел этой стерве на пользу?
  - Ее больше нет.
  - И это утешает меня. По крайней мере, я хоть несколько часов смог прожить без ее лицемерия. На этом поле многие встретили свой конец. Думаю, в основном это были те, кому было либо нечего терять, либо поняли, что получили от жизни все, что им требовалось... Я подпадаю под обе эти категории.
  - А я? - спросила Анжелика. - Ты разве хочешь потерять и меня?
  - Тебя я давно потерял. У тебя отобрали будущее. Ты никто. Когда я заводил вас - то верил, вы станете хорошими приличными людьми, у вас будут свои дети. Но нет. Ничего этого не будет.
  - Такое случается всегда, когда, кто-то завоевывает чужой дом, да, папа?
  - Не думаю. Иногда, быть может, завоеватели дают завоеванным больше, чем у них было ранее. Но тут ситуация безнадежна. Они обрекли нас на мучительное и медленное вымирание.
  Антон вдруг понял, что отец смотрит в одну точку не от сосредоточения, а потому, что ослеп. Осознавал ли он это?
  - Так они и приходили на это поле. И здесь находили освобождение. Минуту за минутой, пока на их жизни не ставилась точка. Здесь есть что-то в воздухе, что делает умирание не просто безболезненным, но и каким-то странно приятным.
  Отец закрыл глаза. Антон представил себе, что они вчетвером - отец, двое детей и маленький котенок, умрут незаметно и примкнут к общей картине поля смерти. Лишь одна из семей, которую сожрут крысы и стервятники.
  - Тот мальчик, которого я видела здесь, вовсе и не собирался помирать, - сказала Анжелика, чувствуя, как ее глаза слипаются. - Я хочу спать...
  - Конечно же он не собирался умирать. Его будущее здесь. Они наведут порядок, и, может, откроют музей.
  - Нет, отец, все будет иначе. Они получат все и уйдут, как и сказал тогда сосед. Только перед тем как уйти, они позаботятся, чтобы от нас не осталось и следа. Остатки людей - тех, кто больше всех хотел выжить, - они просто смешают с дерьмом...
  - Не хороните меня... - произнес отец и его голова упала на грудь, как часто бывало, когда он засыпал с газетой в своем старом кресле.
  Он умер сидя. Анжелика, похоже засыпала, со своим Мяу на руках и головой на плечах у умершего.
  Антон вздохнул и потряс ее.
  - Пойдем.
  - Отвали. Я хочу остаться с папой.
  - Идем, я сказал.
  - Недалеко отсюда я дважды встретила того паренька. Может он снова навестит меня.
  Он рывком поднял ее на ноги.
  - Пошли...
  - Ну что ж, - пробормотала девочка. - Пойдем дальше...
  
  Кристина проснулась и нашла рядом с собой мертвое тело Кирилла. Он умер во сне, его лицо было почти зеленным, он лежал на асфальте возле скамейки, на которой она спала всю ночь. Она забрала из его карманов все ценное и пошла по парку, чувствуя невыносимую головную боль. В какой-то момент она упала на колени и ее вырвало кровью. Через час она пришла к дому Марины и узнала от ее родителей, что та провела ночь на улице.
  - Эта сука выглядит как живой труп, - сказала мать Марины ее отцу, закрывая за гостьей дверь.
  - На себя посмотри, - пробормотал супруг, - она еще неплохо выглядит. Ты и Марина смотрятся так, словно с вас кожу содрали.
  Кристина пошла в клуб. Там было непривычно тихо. В нескольких классах были лишь мертвецы, в других - люди в бессознательном состоянии. Еле дыша, они тупо смотрели в прострацию и несли какой-то предсмертный бред. Прощай, Школа Смерти.
  - Конец так близок...
  Кристина шла по улице. Она просто хотела встретить хотя бы кого-нибудь, с кем можно было поговорить. Зная, что скоро умрет, она боялась покидать мир в одиночку. Возле ее бывшего дома стояла боевая машина, рядом с ней неуклюже лежали трупы ребят, расстреливавших людей на улице. Один был жив, он мучительно хрипел и дрожал. Она подошла к нему и забрала пистолет из его руки, который он пытался поднести к виску, чтобы застрелиться.
  - Тише, - сказала Кристина. - Расслабься. Все в порядке. Я с тобою рядом.
  Она взяла у него боевой нож, большой, острый, и стала разрезать его лицо, выколола глаза, отрезала уши, нос и губы. Потом перерезала горло. Взяла с собой один из автоматов и пошла дальше. Ее класс возили на полигон, военрук учил ее стрелять. Она просто так пустила несколько очередей по окнам, окружавших ее домов. Ей понравилось стрелять. Звуки выстрелов болезненно отдавались в ее итак раскалывающейся голове. Потом она нашла в одном из дворов холст, на котором были бездарно нарисованы девочка, разрисовывающие трупы, и белый конь. Она выпустила остатки патронов в эту картину.
  
  Олег медленно подошел к ней сзади.
  - Кристина...
  Она обернулась и засмеялась, направив на него автомат.
  - Он пустой, ты израсходовала все патроны...
  - Не думала, что ты доживешь до утра. Ты слабак. Ты мразь.
  - Я знаю. Но ты сама говорила - все люди дерьмо. И ты тоже.
  Она засмеялась и подошла к нему.
  - Ты же боишься меня. Ты всего боишься. На тебя смотреть тошно.
  Она ударила его прикладом. Он упал и застонал.
  Марина услышала знакомые голоса и вышла к дворику. Она стала скрытно наблюдать за ними, тихо посмеиваясь.
  - Ты всегда хотел меня, не так ли? - она усмехнулась.
  - Да...
  - Но не решался даже заговорить со мной. Другой бы уже изнасиловал меня на твоем месте, а ты только пялишься и пускаешь слюни, урод!
  Она бросила автомат и расстегнула кожаную куртку.
  - Кристина, что ты делаешь? Где Кирилл?
  - Этот придурок сдох. Что я делаю?! Ты не видишь?!
  Она стянула блузку, обнажив почти плоскую грудь, один из ее сосков был проколот и в нем тускло блестело колечко.
  - Я хочу тебя, - произнесла она.
  Стерев новые потоки крови из носа тыльной стороной кисти, она сняла брюки и вонючие грязные трусы. Упав на колени, она стала расстегивать брюки на Олеге, тот застонал и попытался отползти.
  - Не надо, Крис, ты...
  - Что?! Теперь я не такая, да? Ты меня больше не хочешь?
  - Ты вся седая! Ты выглядишь лет на семьдесят! От тебя воняет!
  Она захохотала:
  - Как же ты можешь? Ты хотел меня годами, а теперь, когда представился шанс, бежишь от меня!
  Олег вскочил на ноги и пнул ее в лицо:
  - Шлюха! - в его голосе слышались истеричные нотки: - Грязная шлюха!
  Он бил ее ногами по лицу. Она попыталась запрятать голову под руками, но он схватил ее за волосы, поднял лицо и бил по нему своими ботинками. Марина продолжала прятаться за деревом и хихикать, подглядывая за ними.
  - Хватит! - завизжала Кристина, ее лицо превратилось в сплошное кровавое месиво. - Остановись! Подумай! Это твой последний шанс потрахаться!
  Марина вышла из своего укрытия, направив автомат, который вчера добыла поздней ночью, на взбесившегося Олега:
  - Постой, Олег! Не добивай эту мерзкую шваль! Она не должна так легко отделаться! Слишком легкая смерть для нее.
  Парень взвизгнул и обернулся. Он с трудом узнал полноватую девушку с длинными волнистыми волосами. Она держала его на прицеле автомата.
  - Сука ты! - захрипела Кристина. - Убей же его! Убей его!
  - Заткнись, стерва!
  Кристина схватила Олега за штанину:
  - Вы ублюдки! Вы подлизывались ко мне, чтобы быть со мной рядом! Ходили по пятам! Что это вы вдруг стали такими крутыми?!
  - Пора расплачиваться за свое пренебрежение, Крис! - сказала Марина. - Моя родня уже поплатилась - отправила их всех на тот свет. А ты жалкая, гнилая уродина, готова к смерти?
  Олег ударил Кристину в лицо и она выпустила из рук его брюки. Марина подошла и ударила ее автоматом в лицо.
  - Вот, возьми, - она передала парнишке большой кухонный нож. - Развлекайся. Вымести на ней все, что накопилось.
  Он улыбнулся и встал на колени, поднес нож к тому, что осталось от лица Кристины. Марина разделась и стала расстёгивать на нем ширинку.
  - Выродки! - завизжала Крис. - Вы все равно ничтожны!
  Марина вырвала колечко, порвав ей сосок.
  - Бедная Кристиночка! - пропела она.
  Она взяла нож из рук Олега, который делал им какие-то нерешительные движения, и стала кромсать лицо и тело Кристины. Кровь брызнула на живот и член Олега, он стал возбуждаться. Марина стала размазывать кровь по его телу и своим полным, обвислым грудям.
  - Ты всегда любила свои волосы, Кристина. Ты тратила много денег на них, оставляя немалые суммы в салонах красоты, помнишь? Ты берегла их. Теперь я могу забрать их у тебя, как и все остальное. Как же сладостно знать, что я могу сделать все что захочу с такою грязной мразью.
  Голый Олег с трудом удерживал Крис, когда Марина, схватив ее за побелевшие волосы (когда-то они были черными и вызывали зависть у всех девочек в классе), стала медленно снимать с нее скальп.
  - Вот так, - сказала Марина, поднося его к своему лицу, словно окровавленный парик. - Видишь, я могу забрать у тебя теперь все.
  Разум Кристины начал меркнуть, она теряла сознания. Медленно она погружалась во тьму, из которой вырваться ей было уже не суждено. Из ее груди исходили страшные стоны мучения. Бывшая подруга несколько раз ударила ее голое тело ножом, а потом повернулась к Олегу:
  - Ну, чего встал и пялишься. Иди, помоги мне!
  Она указала на труп, на лице которого было что-то намазано гуашью, словно грим клоуна.
  - Видишь, как народ нынче развлекается. Давай и мы эту суку на вон тех качелях повесим.
  Они подняли обезображенное тело девушки и распяли на детских качелях и еще долго смеялись и глумились над ним. А потом бурно занимались любовью, перекатываясь на мертвецах. Их тела были потными и грязными, но грязь и трупный запах давно перестал вызывать у землян отвращение.
  - А знаешь, - сказала Марина, когда они лежали на спинах, подложив трупы под голову, - ты начинаешь мне нравиться. Раньше я считала тебя лохом.
  - Не могу поверить, что эта гнида мертва, - вздохнул Олег, - даже как-то и странно - апокалипсис лишился свое звезды...
  - Она - звезда Апокалипсиса? Да она всего лишь шлюха! Это вы, мальчики-неудачники, смотрели на нее как на полубогиню - грязная, развратная, паршивая шлюха. И не более того!
  - А мне казалось, она и у девчонок в школе лидером была.
  - Лидером? Лишь потому, что больше всех трахалась? Что она, что та поганая сучка Маруся - дешевые потаскушки да и только! Я тоже со многими спала. Я с ней общалась, но думала, что когда школа кончится добьюсь намного большего, чем эта дырка! Я бы далеко пошла, не приключись все то, что обрушилось на наше поколение. А она отсасывала бы у таксистов - и только. Так устроено общество - лижи задницу тому, кто стоит дороже - это поднимет и твою цену. Она знала, все мы крутились возле нее, что б быть на ступень выше чем вся эта средняя серая школьная масса. Лучшие украшения, шмотки и мальчики - вот что была ее тусовка. Ее и Маруси, которая была даже большей дешевкой, чем это чмо! - Она посмотрела на истерзанный труп, который они распяли на качелях. - Ей и в страшном сне бы не привиделось то, чем все для нее кончится. Мы лизали ей задницу, а теперь мы ее пришили.
  Олег вздохнул.
  - Мне хорошо с тобой...
  - Мне сейчас тоже неплохо. Жаль только сигарет нет. Надо пойти полазить - может в каких-то лавках еще осталось пару пачек...
  - Как тихо! Только мы с тобой...
  - И птицы и крысы. Они сильно видоизменились. Мутируют.
  - Они так же дохнут, как люди...
  - Нет. Они дохнут от того, что ЖРУТ людей, - покачала головой Марина. - Люди заражены, вместе с испорченной плотью в их вонючие организмы попадет яд. Он их и убивает. Захватчики видимо ничего не имеют против животных и других обитателей Земли. Они ненавидят именно нас. Дельфины сейчас бороздят просторы океанов и, наверное, счастливы - больше никто не истребляет их.
  - Они ненавидят именно нас. Просто мы единственные жители Земли, которые бы могли представлять для них какую-то угрозу.
  - Потому что у нас есть интеллект?
  - Да. Поэтому они поставили нас "на место"...
  - Я уже слышала, что кто-то это сказал. Что они поставили людей "на место"... Ах да, эта прошмандовка! Юлия! Интересно, где она сейчас...
  - Наверное, мертва. Как и Антон.
  - У тебя никого в семье не осталось?
  - Все на том свете. Вчера мама...
  - У меня тоже... Ну чего, может пойдем гулять?
  Он пожал плечами и кивнул. Они стали одеваться.
  - Вот, держи, - она передала ему пистолет, - вчера ночью получила за грубоватый секс - пистолет и автомат.
  - О! Классно! - Олег с восторгом смотрел на оружие. - Спасибо!
  Марина рассмеялась:
  - Вежливый же ты... Мне это нравится.
  
  Юлия перестала пытаться научиться рисовать. Все ее близкие умерли и все тяготы теперь легли на ее хрупкие плечи. К тому же у нее стало падать зрение и часто болеть голова, а последние ночи она почти не могла заснуть. Свою квартиру она пыталась поддерживать хотя бы в минимальном порядке. После смерти старшего брата, она перебралась в коттедж, ранее принадлежавший какому-то богатому чиновнику, который давно покоился с миром. Как ни странно, но в этом коттедже ей было как-то неуютно, хотелось вернуться обратно в тесную квартиру, где осталось столько приятных воспоминаний о родителях и любимом брате. Она мечтала найти хотя бы одного друга - пусть даже ту сопливую девчонку, которая вчера крутилась у нее под ногами, - и вмести с ней уйти куда-нибудь, в какое-то путешествие. Но мысль о том, чтобы переходить из одного города в другой и везде находить лишь смерть, боль и угасание, пугала ее.
  Она нашла вибратор в шкафчике, который, видимо, принадлежал жене чиновника. Она спала в ее огромной спальней на ее софе, теперь еще и стала пользоваться ее "самотыком"... почти каждый вечер и каждое утро. Иногда во время этих игр у нее меркло что-то в сознании и ей начинало казаться, что вибратор превращает в живой горячий член, а потом она осознает, что на ней сверху лежит прекрасный юноша и она начинает гладить его мускулистую спину. Когда юноша растворялся, она просто лежала и пыталась удержать в сознании его красивое лицо, взгляд и губы, ощущение его тела и запах, его сильные объятия. В то утро, в эти мгновения, когда она ласкалась с вибратором, у нее из промежности пошла кровь.
  Днем она вернулась в свою старую квартиру, чтобы найти любимые книги, а заодно стереть пыль с фотографий отца, матери и брата. В подъезде безмятежно прижилось небольшое кошачье семейство - у черной красавицы родилось полдюжины счастливых темных комочков. Юлия даже подумала, может, взять с собой одного. Но она еще не решила, отправится ли она в путешествие или вернется в богатый коттедж, в котором могла позволить себе жить благодаря оккупации человечества.
  Квартира действительно сильно запылилась и покрылась паутинами. Ей было очень печально видеть такой свою старую добрую комнату. В холодильнике были какие-то консервы, она раскрыла их и отнесла в подарок для кошачьего семейства.
  Возвращаясь в коттедж, она вспомнила про брошенную картину и решила вернуться в тот дворик, где рисовала накануне. Она увидела, что сотворили с ее творением, а потом и изуродованную Кристину, подвешенную на качелях. Она смотрела на нее, испытывая странное ощущение радости и досады. Повезло кому-то ее пришить. Валялся автомат, она проверила есть ли в нем патроны, но поняв, что магазин пуст, бросила его обратно на землю.
  Она побрела в один из местных магазинов, чтобы запастись продуктами. Когда она набивала пакет, услышала за своей спиной знакомый смех.
  - Мы вспоминали о тебе сегодня, - сказала Марина.
  Юлия обернулась и увидела полную девушку с автоматом и Олега. Они смотрелись, словно зомби из ужастиков.
  - Вы убили Кристину, - сказала Юлия. - А мою картину тоже вы испоганили?
  - Нет, - Олег подошел к ней и отобрал пакет. - Это ее рук дело. Только рисуешь ты дерьмово.
  Он приставил пистолет к ее виску.
  - Раздевайся, шалава, - тихо произнес он.
  Марина опять захохотала:
  - Ах ты маленький недоумок! Тебе теперь стало мало меня одной?
  - Ты сама говорила, что имея оружие, мы сможем отобрать все что захотим у безоружных.
  Юлия была сильно напугана, но при этом она хорошо осознавала, кто из этой парочки главный. Похоже Марина дала понять этому кретину, что ей не нравится его идея насчет изнасилования, и у Олега она тут же куда-то отпала.
  - Тогда я просто вышибу твои сранные мозги, сука! - закричал он, рука с пистолетом задрожала.
  - Ребята, что это вы тут делаете?
  Все посмотрели на вход в магазин. В дверях стоял Антон со своей туповатой младшей сестрой.
  - А ты что здесь делаешь? - Марина направилась к нему, держа перед собой автомат: - Я была уверена, что ты подох...
  - Пока нет.
  - Ну сейчас мы это исправим. Хотя знаешь, Олег, насчет того что бы трахнуть Юльку, может и стоит. А займусь этим подонком. Ты когда-нибудь хотел меня трахнуть?
  - Возможно, - усмехнулся Антон.
  - Ребята, - сказала Юлия, - а может не стоит здесь оставаться. Какие-то уроды гоняют по городу и расстреливают всех прохожих...
  - Да в аду уже эти уроды, - отмахнулась Марина, - думаешь, откуда у меня автомат.
  Антон сделал шаг навстречу бывшему другу:
  - Олег, ты даже не поздоровался.
  - Заткнись, мудак! - заорал Олег. - Раздевайся, Юлия! Давай! Резче! Или я размажу твои мозги!
  - Не размажешь! - ответила Юля. - Твой босс тебе запретил меня убивать! Ты не ослушаешься!
  Марина схватила Антона за рубашку.
  - Не мешай им. Пусть потрахаются. Раздевайся. Я хочу делать это с тобой!
  Антон оттолкнул ее.
  - Отвали, тупая сучка!
  - Делай что я тебе говорю! - заревела Марина. - У меня автомат!
  - Они не хотят слушаться нас! - Олег чуть не плакал, он грубо схватил Юлю за волосы. - На колени! Шлюха! Падаль!
  Он тупо уставился на кровавое пятно на джинсах между бедер Юлии. Оно увеличивалось, а потом кровавые струи стали стекать в ее кроссовки. Она завизжала и набросилась на Олега, схватив его руку с пистолетом и задрав ее к потолку. Он выстрелил, пуля срикошетила и попала ему в плечо. Марина попыталась из автомата изрешетить их обоих, но Антон ударом кулака в ее горло, вырубил ее. Он подбежал и несколько раз заехал Олегу по пулевой ране в плече.
  - Анжелика, хватай автомат! - крикнул он.
  Но девочка не сдвинулась с места, глядя на драку, как зачарованная. Марина хрипела, у нее видимо не было сил, что бы стрелять. Олег второй раз спустил курок, пуля пролетела близко с ухом Юлия, она яростно укусила сначала его руку, потом вцепилась зубами в его лицо.
  Антон вырвал автомат у Марины и ударил ее прикладом в лицо, подбежал к Олегу и принялся его лупить им по голове.
  - Пусти ее!
  Юлия вырывала солидные куски плоти из лица и шеи парнишки. Она не контролировала себя от ярости, вкус крови во рту довел ее до безумия. Большими пальцами она выдавила глаза противника. Олег выстелил всю обойму из пистолета и упал. Она принялась его пинать.
  - Он мертв! - Антон попытался ее оттащить от трупа.
  - Да мне насрать! Я разорву ее!
  - Эй вы, ублюдки!
  Антон обернулся и увидел, что Марина держит нож у горла Анжелики. Этим ножом она искромсала Кристину.
  - Брось автомат, пидор гнойный! Сначала пристрели эту сучку, а потом бросил автомат на пол и ко мне подтолкнул. Иначе твоя маленькая сестренка умрет!
  Антон просто рефлекторно выстрелил в Марину из автомата. Пуля попала чуть ниже горла. Полная девушка стала задыхаться и буквально обливаться кровью, при этом из последних сил пытаться перерезать горло своей заложнице. Анжелика заплакала и вырвалась, на ее шее остался неглубокий порез.
  Когда Антон подходил к раненой, она упала на колени и бросила в него нож, но он отбил его в воздухе взмахом автомата.
  - А дай-ка мне! - сказала Юля. - Я хочу сама распотрошить этя дрянь!
  Она подняла нож и схватила Марину за волосы, разрезала на ней блузку. Та вцепилась в ее лицо своими полными пальцами, которые многим парням казались сексуальными.
  - Какие пышные формы! - воскликнула Юля. - Мальчики тащатся от девочек с большими сиськами!
  Антон посмотрел на рану на шее сестры.
  - Не страшно, - почти ласково сказала он, погладив девочку: - Так, маленькая царапина... Несерьезно.
  - Я не чувствую боли.
  - И кровь почти не течет. Так, хилая струйка.
  Марина только страшно хрипела, когда Юлия отрезала ей молочные железы. Маленький черный котенок осторожно прошел в супермаркет и стал лизать кровь с полу.
  - Мяу! - радостно крикнула Анжелика.
  Котенок бросился к ней на руки.
  - Мы снова вместе, мой малыш!
  - Ладно, хватит! - Антон попытался отобрать нож у Юлии, когда она раз семидесятый била им в тело Марины.
  - Отвали! - та завизжала, ее трясло. - Отвали от меня, вонючий пидор!
  Она сломала лезвие ножа. Ее джинсы были пропитаны кровью. Она билась в истерике. Антон врезал ей прикладом автомата, но она не вырубилась, как он надеялся. Наоборот, только сильней озверев, кинулась на него, стараясь вцепиться зубами в лицо. Он бил ее, пока она все же не потеряла сознания.
  - У нее течет кровь из манды, - заметила девочка, гладя котенка.
  - Пойдем. Я думал взять ее с собой, но видимо придется ее здесь оставить.
  - Убей ее.
  - Нет.
  - Почему?
  - Потому. Пусть лежит здесь. А мы должны валить из этого города. Я его ненавижу. Меня здесь всегда считали неудачником. Этот паршивый город и сделал меня неудачником. Я хочу умереть ни здесь!!!
  - Ладно, пошли.
  Он взял ее за руку и вывел из магазина. Они покинули город, почти не встретив живых. Кое-где им встречался кто-то, но они не здоровались и не говорили. Пять или шесть человек, которые могли передвигаться и разговаривать. Когда они шли через поле, их окликнули.
  - Я хочу с вами...
  Это была Юлия. Она-таки смогла их догнать.
  - У тебя бешенство, - сказал Антон. - Посмотри на свои джинсы. Ты исходишь кровью.
  - Кровотечения уже прекратились, - она всхлипнула. - Они то прекращаются, то снова начинаются! Пожалуйста, не бросайте меня здесь! Возьмите с собой, я вас умоляю!
  - Ты опасна для нас. Мы не можем взять тебя с нами.
  - Свяжите мне руки. Я клянусь, что буду сдерживать себя. Либо возьмите, либо пристрелите! Убейте так, чтобы не мучится!
  Антон отвернулся и от нее и повел девочку прочь.
  - Антон, пожалуйста! Не бросай меня здесь!
  Он продолжал идти.
  - Пусть идет с нами, - сказала Анжелика.
  - Нет.
  - Ну я тебя очень прошу. Давай возьмем ее с собой.
  Антон остановился. Уже близилась ночь. Все равно далеко они уже не уйдут. Автомобилей стояло полно, но он не умел водить.
  - Хорошо, Юля. Идем с нами.
  - Спасибо.
  Она попыталась обнять его и поцеловать, но он ее оттолкнул.
  Ночь он не спал. Пытался дежурить. Но было спокойно. Ветер нежно гладил поле и пел свои песни. Утром они двинулись дальше. Через час пешей прогулки, Юля потеряла сознания. У нее снова обильно потекла кровь из промежности.
  - Оставим ее здесь? - спросила Анжелика, она смотрела на брата с надеждой.
  - Ты же сама попросила меня взять ее с нами в путь.
  - Теперь я поняла, что это была ошибка. Она все равно умрет. Между вами не получится любви, как в фильме.
  - О боже, Анжелика, что ты насочиняла! Какой любви! Нет больше никакой любви в этом мире. Нет больше ничего! Мы превратились в животных, которые борются за свое выживание. Дожить до следующего дня, это все что теперь имеет значение!
  Они уже собирались идти дальше, когда Юля очнулась и, открыв глаза, крикнула им:
  - Постойте! Вы не понимаете...
  - Ты умираешь, Юля, - откликнулся Антон. - Ты не сможешь идти.
  - Дайте мне несколько минут и я пойду дальше. Или пристрели. Только знай - я беременна!
  - Чего?
  Лицо Юлии расплылось в улыбке.
  - Да, это так. Я вынашиваю ублюдка одного из НИХ...
  Антон подошел к ней:
  - О чем ты говоришь?! Ты совсем рехнулась?
  - У меня была связь с захватчиком... Я трахала себя вибратором и мне грезилось, что он превращается в прекрасного живого парня, такого красивого, как я всегда мечтала. И теперь во мне зарождается совершенно иная форма жизни, гибрид нас и их...
  - О чем она говорит? - Анжелика подошла к брату.
  - У нее предсмертный бред. Полностью отъехала крыша...
  - Когда он трахал меня его огромный член пульсировал в моем влагалище, - Юля растянула в улыбке свое изможденное, покрытое запекшейся кровью, лицо. - Я думала, что это только мне кажется. Но это было так. Я и вправду трахалась с одним из них.
  Антон развернулся и повел сестру дальше по дороге, когда Юля крикнула:
  - Ты ведь любишь своего брата, правда, Анжелика?! Я своего не только любила - с ним спала! Наверное он тоже хотел меня, но не решался. Я соблазнила его. Это я тебе так, на будущее, говорю! У него был крохотный член, такой маленький, наверно, бывает один на сто тысяч. Когда такой входит обычно даже и не замечаешь его в себе, но когда мой брат вводил его мне в манду было какое-то особое ощущение!
  Они были уже далеко, когда она почувствовала, что ее тело начинает стремительно деформироваться и разбухать. Она вспомнила, как старший брат показывал ей, как рисовать и начала смеяться.
  - Сейчас главное, сохранить в себе человечность, - произнесла она, рассматривая стоящего рядом с ней брата. - Мы снова рядом, давай сделаем это! - она смеялась. - Я очень хочу тебя прямо сейчас! Я вся мокну, так ты нужен мне в это мгновение! Мне хорошо! Я счастлива! Я ощущаю как душа моя раскрывает мое тело!
  Ее промежность стала неудержимо исходить черной кровью, живот вздулся и взорвался, словно пузырь. А потом и голова.
  
  Антон и его сестра встретили несколько человек за весь день. Большинство из них были абсоnbsp;
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
лютно измождены, было видно, что они устали настолько, что им плевать - живы они или сдохли. Антон вспомнил последние минут жизни отца и то, что он сказал в них. Незнакомцы только безучастно смотрели на него и автомат на его плече, когда он пытался с ними заговоритnbsp;- Выродки! - завизжала Крис. nbsp;- Вы все равно ничтожны!
ь. Они пришли в какой-то город, но там были те же пустые улицы и дворы. Правда прохожих было больше, и даже продолжали работать магазины, в которых бесплатно выдавали еду и одежду. Их накормили, пригласили в какое-то кафе. Расспрашивали про их город. Около полуночи возле кафе остановился автобус, несколько людей в него сели и он увез их в неизвестном направлении.
  - Куда он? - спросил Антон у какого-то парня сидевшего в кафе со своей девушкой.
  - В какой-то большой центр, где они пытаются жить небольшой общиной. Типа сохранить очаг цивилизации с поставкой туда продуктов. Вроде там даже генератор есть.
  - А чего вы туда не уедете?
  - Слышал от одного знакомого, что захватчики уничтожают все попытки начать систематизировать жизнь. Одиночек не трогают, а вот если где-то кто-то пытается вновь создавать цивилизацию, тогда они уже устраивают показательную карательную акцию.
  - Логично с их стороны, - усмехнулся Антон.
  Вместе с сестрой он заночевал в каком-то подобии отеля. Добрая пожилая женщина постелила им и дала хлеба и миску молока для котенка.
  Среди ночи их разбудили и сказали, что отель горит. Все кто в нем находились и успели вырваться из пекла, поняли, что горит практически вся улица. Слышался громкий плач. Кто-то держал в руках своих сгоревших детей.
  - В этих людях еще осталось что-то человеческое... - пробормотал Антон. - У них это постепенно отнимают.
  - Мне кажется, - сказала Анжелика, - что за последний день и, особенно с того момента как мы вошли в этот город, и в нас вновь зародилось что-то человеческое.
  Они спали прямо на асфальте, мимо них пролетали хлопья пепла. Проснулись они почти в полдень. Какой-то огромный мужчина остановил рядом с ними пикап и предложил их подвезти. Они согласились и проехали несколько километров. Незнакомец, который всю дорогу пересказывал им свои любовные похождения, стал преставать к Анжелике. Антон стал бить его прикладом автомата. Пикап врезался в столб. Водителя швырнуло на стекло, он разбил его и повис на бампере. Антон вышел из автомобиля и добил его. И они снова пошли пешком.
  - Куда мы идем? - спросила девочка.
  - Никуда.
  - Я устала все время идти. Иди, а я останусь здесь.
  - Нет. Мама хотела чтобы мы всегда были вместе.
  - Мама мертва.
  - Именно поэтому мы и должны быть вместе.
  Иногда мимо них проезжали машины, но не останавливались. Куда бы они не шли, им везде встречалось больше мертвых, чем живых. Периодически у них начинала идти кровь носом. Потом Анжелика резко упала.
  Антон понял, что она умирает. Он стал кричать от отчаяния и трясти ее.
  - Мне очень плохо. Я очень устала.
  - Нет, Анжелика! Держись! Ты не должна терять сознания! Слышишь!
  - Я засыпаю. Я очень хочу спать. Я чувствую приятное дуновение ветерка над полем. Это ОН идет!
  - Не засыпай! Говори со мной, милая! Умоляю тебя! Кто идет?
  - МОЙ нежный мальчик! Он идет. И вместе с ним ко мне навстречу течет такой чистый, свежий ветерок. Прислушайся - он ласкает колосья...
  - Анжелика! Я рядом с тобой! Не засыпай!
  - Мы всегда будем рядом! Я тебя очень сильно люблю! Но сейчас я ухожу. Я просто засну и все. Мне не больно. Не бойся!
  Он стал рыдать и трясти ее и бить по щекам.
  - Не покидай меня! Я так не смогу! Ты нужна мне!
  - Я с тобой. Я никуда не ухожу. Я всегда тоже любила тебя. Я любила смотреть, как ты мастурбируешь в своей комнате вечером. И как ты делаешь уроки. Тебе никогда не было до меня дела, а я хотела быть с тобой. Чтобы ты был рядом. Теперь, он мой брат.
  - Никого здесь нет! Только ты, я и Мяу! Ну, хотя бы ради него - борись! Борись! Умоляю тебя.
  - Нежный мальчик...
  Из краешка ее губы вытекла струйка крови и потекла по бледной щеке. Антон кричал. Она умерла на его руках, посреди бела дня, посреди запущенной дороги забытой где-то на просторах оккупированной земли.
  Он взвыл от горя, а маленький черный котенок бегал вокруг и пытался лизнуть ушедшую в иной мир хозяйку.
  А потом он осознал, почувствовал чей-то взгляд. Он вскинул автомат и направил его на незнакомца, но тот лишь спокойно улыбался. Он подошел к Антону и прикоснулся к его лицу рукой в серебристой перчатке. Несчастный парень замер.
  Анжелика рассказывала, что встреченный ею захватчик был очень добр с ней. Наверное, так и было. Антон подумал, что так, быть может, иногда мясник на скотобойне нежно поглаживает животное, прежде, чем умертвить. Он смотрел в глаза вражеского существа, боясь даже пошевелиться. Тот улыбнулся ему, потом наклонился, чтобы взять на руки котенка и вместе с Мяу ушел через поле, оставив Антона одного с мертвой сестрою.
   nbsp;
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Деев "Я – другой 4"(ЛитРПГ) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) Б.Батыршин "Московский Лес "(Постапокалипсис) Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Л.Миленина "Ректор на выданье"(Любовное фэнтези) Д.Хэнс "Хроники Альдоса"(Антиутопия) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"