Красильников Олег Юрьевич: другие произведения.

И еще о В.Ф.Маргелове под Ленинградом

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дополнение к предыдущей статье. (01.02.20 - добавлены выписки из ЖБД август 42)

 []
  Эта статья является как бы дополнением к более ранней. Так вот вышло, В.Ф. Маргелов провел начальную часть Великой Отечественной в наших краях. О его боевом пути написаны несколько книг [1] [2], так что для большинства никаких открытий здесь не будет. Тем не менее, многие авторы не очень подробно представляли кое-где ленинградскую специфику. Отсюда мелкие несуразности.
  
  

Польша.

  
  Боевое крещение капитан Маргелов получил еще в процессе "освобождения Западной Белоруссии" в сентябре 1939. Если для большинства участников этого безобразия всё свелось к банальному маршу из пункта А в пункт Б, то для командира 2-го батальона 23-го стрелкового полка 8-й стрелковой дивизии всё было сложнее. Перед переходом границы он был направлен в разведбат дивизии, и в процессе похода обеспечивал ее беспрепятственное движение. Для этого пришлось разоружить несколько польских гарнизонов - где миром, а где и со стрельбой. Особенно запомнилось дело в местечке Ляховичи, гарнизон которого был настроен защищаться до последнего. Маргелов на броневичке окольными тропами проник в город и на полной скорости подкатил к городской ратуше. Внутрь пошел один, попросив пулеметчика дать очередь через 10 минут. Не иначе как вспомнил капитана Блада... Внутри заседало все городское начальство - бургомистр, начальник полиции, командир занявшего здесь оборону польского полка... Сначала они возмутились вторжением, но очень вовремя прозвучавшая с площади очередь заставила их передумать. Гарнизон немедля получил приказ о капитуляции...
  
  Но и это не всё. Уже после встречи с немцами на демаркационной линии, Маргелов получает особо "деликатное" задание лично от командующего 4-й армией В.И.Чуйкова: добыть образец новейшего немецкого противогаза. Этим же вечером, в процессе совместной советско-немецкой пьянки, бравый капитан отлучился в сортир, и там собственноручно замочил втихаря двух солдат дружественной, на тот момент, армии. Две жизни ради вонючей резиновой хреновины. Служба-сс... Но против кармы не попрешь: возвращаясь в часть, машина с советскими офицерами попала в польскую засаду. Большинство было убито, Маргелов ранен. Спасли его... немцы, вовремя подоспевшие и рассеявшие напавших поляков. Раненого капитана увезли в немецкий госпиталь, сделали операцию. Через несколько дней, возвратившись к своим, Маргелов попал под плотный допрос особистов. Когда человек, отправленный с особым заданием, вместо этого оказывается в госпитале вероятного противника - это и впрямь, как минимум повод задуматься...
  
  Никто из авторов биографий Маргелова не упоминает, общался ли он с "соответствующими органами". Однако факты свидетельствуют - и в Польше, и позже в Финляндии бравый капитан имел несравнимо широкие полномочия по сравнению с другими "обычными" комбатами. Его задачей была разведка в интересах как минимум дивизии, если не выше. Ну а попытка добыть противогаз могла состояться только с ведома ГШ - ну, не пойдет дивизионное или корпусное начальство на риск международного конфликта, без соответствующей указивки.
   []
  

Финляндия.

  
  После госпиталя Маргелов получает назначение командиром батальона в свежесформированную 122-ю дивизию. Осенью 1939 г. ее из Белоруссии перебрасывают в Карелию, в состав 9-й армии. 30 ноября дивизия переходит границу и движется от Кандалакши на Рованиеми. Всё как у всех: плохая подготовка к зимним условиям, плохое снабжение, вынужденное продвижение по единственной дороге, налеты финских лыжных отрядов... Всё, да не всё: капитан Маргелов на основе своего батальона формирует особый лыжный батальон, который перенимает тактику противника. Пока остальная пехота отсиживается в опорных пунктах, лыжники (вместе со штатной дивизионной разведротой) ведут активные действия. Преследуют финские отряды, сами совершают рейды в тыл врага, поддерживают связь между отдельными частями 122 дивизии, обеспечивают проход транспортов со снабжением. Благодаря этому дивизия - единственная в 9-й армии - не считалась попавшей в окружение, и вообще отделалась сравнительно небольшими потерями. Командарм-9 В.И.Чуйков (и здесь он !) объяснял это в первую очередь незначительностью противостоящих финских сил (один лыжный батальон), но к примеру 18-ю дивизию остановили столь же небольшие силы. Так что в относительно успешных действиях 122-й дивизии несомненно есть вклад и ее лыжного батальона, и конечно его командира.
  
  Уже ближе к концу войны в ходе одного из рейдов лыжники Маргелова столкнулись с необычным противником. Как обычно, заметили чужую лыжню, устроили засаду. Встретили вражескую группу огнем. Противник оказался не новичок и оказал яростное сопротивление. Разведчики потеряли несколько человек, но и вражескую группу уничтожили, шестерых взяли в плен. Оказалось - шведы ! Добровольческий шведский отряд, один из нескольких прибывших на помощь финнам уже ближе к концу войны. С трудом перетащили пленных через линию фронта, сдали их куда следует. Но вместо благодарности - вызов в Особый Отдел:
  
  - Что ты наделал, стервец! Ведь это же нейтралы, шведы.
  - А разве под маскхалатом, да в круговерти боя разберешь, где финн, где швед...
  - Чую, быть грандиозному скандалу. Надо бы тебя основательно взгреть, капитан.
  - За что?
  - За превышение полномочий.
  - А вы свяжитесь с командармом".
  
  Обошлось "как обычно" - не расстреляли, но и никаких наград Маргелов за свои подвиги не получил. И очень характерна апеляция к командарму - похоже, только Чуйков действительно знал, на кого работает бравый капитан (пардон, уже майор).
  
  

Дисбат

  
  В благодарность за все подвиги майор Маргелов был осенью 1940 года назначен командиром 15-го отдельного дисциплинарного батальона. Не путать со штрафными батальонами образца 1942 года. В дисбат в мирное время направлялись солдаты и сержанты, осужденные за самовольное оставление части, за невыполнение приказаний, драки, пьянки и т.п. Кто-то считает, что Маргелов попал на эту должность за многократные "прегрешения" перед Особым Отделом. Другие наоборот подчеркивают, что командовать "дизелем" должен был офицер с безупречной репутацией. Так или иначе, майор Маргелов принял свое беспокойное хозяйство - 2500 осужденных (это по численности примерно полк !), почти сотня постоянного состава и вольнонаемных, плюс свыше 1000 свиней в подсобном хозяйстве. Все они размещались в известных когда-то Муравьевских Казармах - военном городке на берегу р. Волхов, 20 км севернее Великого Новгорода.
  
  Подобного рода дисбаты существовали до конца Советской Власти. По свидетельству побывавших там - "хуже тюрьмы". Только что судимости на человеке нет, а в остальном - и режим строже, и нагрузки больше. Подчиненные Маргелова должны были добывать щебенку, строить дороги, выполнять другие тяжелые работы. А чтобы жизнь медом не казалась, помимо хозработ была введена усиленная тактическая подготовка. Зэки, наломавшись с лопатами и тачками, брали винтовки и учились ходить в атаку, окапываться, переползать. Постоянные марш-броски и даже стрельбы. Ну, и матушка-строевая (куда ж без нее) - хотя в данном случае без фанатизма. Более того, по словам биографов Маргелова, удалось даже переломить моральный настрой "контингента", и из военной тюряги сделать плюс-минус нормальную воинскую часть. Появилась даже какая-то злая, отчаянная гордость за свой батальон, как там у Высоцкого:
  
        Ведь мы ж не просто так, мы штрафники,
        Нам не писать - считайте коммунистом...
  
  Начать пришлось с "постоянного состава". Как-то два политрука - хохлы Корниенко и Ромашко - избили за очередную провинность осужденного. Маргелов потребовал вынесения вопроса на партсобрание. Обоих виновников изругали, избили, обоссали, исключили из партии, но они продолжили служить в батальоне... в качестве взводных командиров. Ибо то, что западло политруку, видимо разрешается беспартийному. С другой стороны, при Маргелове осужденные получили шанс за ударную работу получить досрочное освобождение, в то время как прежнее начальство такими глупостями не заморачивалось...
  
  22 июня 1941 года в батальоне зачитали речь Молотова, а затем контингент стал "расползаться": срочно затребовали в свои части всех водителей, артиллеристов, связистов и прочих специалистов из числа осужденных. Забрали половину постоянного состава. Наконец, в июле остатки батальона вместе с командиром были включены в состав Первой Гвардейской Дивизии Народного Ополчения Ленинграда.
  
   []
  
  

Ленинградская Армия Народного Ополчения

    []
  История ленинградских ополченческих дивизий по-своему интересна, трагична и неоднозначна. Советские славословия в их адрес не всегда соответствовали действительности. С другой стороны, и хаять их без разбора тоже неправильно. Свою роль они сыграли, и она никак не сводилась к "тупой мясорубке" - по крайней мере, в большинстве случаев.
  
  Ленинградская Армия Народного Ополчения (ЛАНО) начала формироваться еще в 30 июня 1941 года. Первая волна - 4 стрелковые дивизии - вступили в бой уже в июле. Несмотря на слабую подготовку и недостаточное оснащение, они показали себя, в общем, неплохо - в основном за счет высокого боевого духа, чем не могли похвастать другие дивизии.
  
  Дивизии следующей волны формирования авансом именовались "Гвардейскими". Обратите внимание, дело было в июле, а официально Гвардия в РККА была учреждена лишь 18 сентября. То есть это была НЕ ТА Гвардия - скорее, просто напоминание о красногвардейцах 1918 года, не носившее какого-то официального смысла. Тем не менее, многие авторы до сих пор пытаются вычислить, когда, как и где ленинградские гвардейские дивизии получили свое звание.
  
  Ну да бог с ним, с названием. Проблема в другом. Если первые четыре дивизии формировались реально из добровольцев - причем иногда даже приходилось отбирать самых достойных - то позже ситуация была иной. Помимо дивизий, в ЛАНО формировались многочисленные отдельные артпульбаты для УРов, истребительные отряды, рабочие строительные батальоны, подразделения МПВО. Людей призывали в РККА, оставшимся давали бронь на предприятиях. Кто-то уже подался в эвакуацию. Всё это означало, что лишних людей больше нет.
  
  Комплектование дивизий 2-й волны пришлось вести по добровольно-принудительному методу, рассылая в организации разнарядки по числу добровольцев. Ну а по разнарядке, известно, самых хороших не пошлют. Да и вообще, кто реально хотел на фронт - уже получили такую возможность, и под следующий призыв попадали в основном те, кто никуда не рвался. Так что не следует удивляться, что качество "заранее гвардейских" дивизий вышло... хм... средненьким.
  
  Была еще третья волна - 5, 6 и 7 ДНО, но они в основном использовались как депо для формирования отдельных полков и батальонов, либо стояли во втором эшелоне. Исключение - 5-я, это бывшая 4-я гвардейская ДНО и будущая 13-я стрелковая, долго формировавшаяся, но затем активно действовавшая на Пулковских высотах осенью 1941 г.
  
  

1-я Гвардейская ДНО.

    []
  Дисциплинарный батальон майора Маргелова был влит в 1-ю гвардейскую ДНО, став костяком его 3-го полка. Это не шутка и не фигура речи. Сам Маргелов и два его сослуживца по дисбату оказались единственными кадровыми офицерами во всем полку. А осужденные из батальона, при всех их провинностях, все же были красноармейцами довоенного призыва - молодые, здоровые, годные без ограничений, неплохо обученные. Тогда как "добровольцы" - как правило, в возрасте за 30, в армии не служили, многие даже винтовку в глаза не видели. Причем большинство воевать желанием не горело, вследствие чего рождались такие приказы:
  
... 1 сп 1 гвардейской ДНО растерял свои подразделения и не смог оказать фашистским полчищам необходимого отпора...
  
  ...1-я гв. ДНО и 281 сд из-за паники и трусости в боях 16 - 17 августа растеряли большинство личного состава...
  
  Из приказа номер 001 войскам Кингисеппского оборонительного участка обороны "О борьбе с паникерами и трусами".
  
  Это дивизия приняла свой первый бой под Волосово. Начав с успешных контратак, 1 гв. ДНО за 3-4 дня понесла потери, пришла в расстройство и потеряла управление, в результате чего началась паника и бегство с позиций. Случаи дезертирства соседствовали с героическими поступками (так, батарея лейтенанта Кузанова 18 августа отбила атаку 24 танков). Дивизия, потеряв (в основном без вести пропавшими) свыше половины состава, отходила к Ропше. Ропша упоминалось в директивах высшего немецкого военного командования в качестве стратегически важной господствующей высоты, с которой просматривалась панорама центральной части города. Вот только у нас про это никто не вспоминал...
  
  После небольшой передышки, 5 сентября снова вступила в бой. Будучи выбитой из поселка, 11 сентября вновь атаковала, и отбила его. Атаку возглавлял командир 3-го полка В. Ф. Маргелов.
  
  
  В период боев у станции Молосковицы тов. Маргелов вместе с небольшой группой бойцов уничтожил 7 танков противника... В течение 7 дней т. Маргелов сковал и продержал с группой бойцов превосходящего по силе противника у поселка Ропши. Дважды попав в окружение, он вывел оставшихся с ним бойцов.
  Под его руководством полк организовал и оснастил неприступную для противника линию обороны...
  Дважды раненный... тов. Маргелов уходил с поля боя тогда, когда получал строжайшее указание вышестоящего командования.
  
  Надо понимать, "группа бойцов" - это как раз остатки его дисбата...
  Но геройство немногих не могло улучшить положения во всей дивизии.
  
  ... Некомплект в людях, вооружении и транспортных средствах достигает в 1-й гвардейской дивизии таких размеров, что фактически она представляет собой лишь стрелковый батальон. Это положение усугубляется ещё и тем, что личный состав дивизии не выходит из ожесточенного боя продолжительное время и крайне утомлен.
  
  Командование дивизии свело до минимума численность тыловых эшелонов, направив в строевые части всех военнообязанных людей. В результате произведенной передвижки личного состава стрелковые части дивизии насчитывали: 1-й СП - 100 человек, 2-й СП - 400 человек, 3-й СП - 200 человек. Помимо винтовок в частях имеется станковых пулеметов - 6, ручных пулеметов - 30, минометов - 32.
  
  
Донесение от 15 сентября
  
  В дальнейшем дивизия под ударами противника отходит к Ораниенбауму, и занимает оборону на границе с Петергофом. 23 сентября 1-я Гвардейская дивизия Народного Ополчения была переименована в 80-ю стрелковую. А 25 октября 1941 дивизия была переброшена через Финский залив баржами с Ораниенбаумского плацдарма в Ленинград.
    []
  

80-я стрелковая дивизия.

  
  Когда бои немного утихли, дивизию отвели во второй эшелон и немного пополнили. Но, судя по всему, качество пополнения было ничем не лучше "гуманитариев" из первоначального ополченческого состава. Во всяком случае, командир полка Маргелов вынужден проводить с новобранцами занятия: подъем по боевой тревоге, устройство оружия, действия отделения в обороне и наступлении, отрывка окопов, стрелковая подготовка (1-е упражнение), ну и строевая подготовка, куда же без нее... Это всё раньше проходили школьники на НВП.
  
  А майор Маргелов вскоре получил новое назначение - командиром в 1-й Отдельный особый лыжный полк моряков Краснознамённого Балтийского флота имени Ленсовета. О действиях этого полка 28 ноября у Шлиссельбурга есть отдельная статья. Здесь же надо сказать, что взаимодействовать полк Маргелова должен был не с кем-нибудь, а с бывшей "своей" дивизией.
    []
  Тем горче признать, что именно неготовность 80-й дивизии сорвала всю операцию. За это ее командир и комиссар были расстреляны, но ситуацию это конечно не спасло. Хуже того, назначенные вместо них начальники вообще запутались с управлением, в результате дивизия опоздала с выходом на пять (!!!) часов, а подчиненные не имели даже приблизительного понятия о поставленной задаче. В результате, вместо ночной атаки, дивизия вышла по льду к д. Липки (у Шлиссельбурга) уже засветло, когда Морской полк в одиночку вел бой уже несколько часов. Разумеется, немцы были наготове, и встретили пехотинцев мощным артогнем. Полки 80-й дивизии понесли большие потери, оставшиеся в живых отступили по льду на Осиновец. Моряки также потеряли свыше 800 человек из 1200, майор Маргелов был тяжело ранен.
  
  Остатки 80-й дивизии были через несколько дней переброшены пешком по льду Ладожского Озера в район Кобоны, Уже 3 декабря она наносит контрудар немцам в районе станции Войбокало. Но это уже другая история, так как майор Маргелов после госпиталя получил новое назначение.
   []
  

3-я гвардейская дивизия и 3-я Синявинская операция.

  
  25 июля 1942 подполковник (наконец-то) Маргелов назначается командиром 13-го гвардейского полка 3-й гвардейской дивизии. В отличие от ополченческих, эта гвардейская "без дураков". Заслужила звание в боях под Ельней, подтвердила его при обороне г. Волхов, затем гнала немцев обратно до станции Погостье. Летом была пополнена, и в августе в составе 8-й армии Волховского фронта участвовала в 3-й Синявинской операции.
  
  Подробно эта операция рассмотрена в других статьях, так что здесь только кратко изложу общее содержание. После провала Любанской операции, Ставка не оставила планов по прорыву блокады Ленинграда. В конце августа очередной удар планировалось нанести в том самом месте, где год назад, в сентябре 1941, вела бои 54-я армия маршала Кулика. Это был узкий перешеек вдоль Невы, захваченный немцами и превращенный к тому времени в практически неприступную крепость. Но о силе его укреплений разведка по сути ничего не докладывала. А то, что здесь расстояние до Ленинградского Фронта минимальное - было очевидно всякому.
  
   Поэтому планировали одним коротким ударом прорвать оборону противника и уже на 2-3 день соединиться с ленинградцами. Но "гладко было на бумаге". Год сидя в обороне, немцы хорошо укрепили свои позиции. А волховчане так и не смогли ничего сделать с дорогами. Дорог в тылу было мало, они были ужасного качества. Поэтому снабжение войск даже в обороне шло с перебоями. Из-за этого запаса снарядов хватило только на первые пару дней наступления. Ну, сказали же - на третий день соединимся, и командующий артиллерией 8-й армии генерал Безрук решил, что больше ему не нужно (пошлешь дурака за бутылкой - он одну и принесет...). Из-за тех же плохих дорог резервы (в том числе танки) выдвигались к передовой страшно медленно, а про эвакуацию раненых вообще без мата сказать нечего.
  
  Доходило до смешного: войска впервые в массовом количестве получили автоматы ППШ (свыше 6000 прибыли только перед наступлением). Казалось бы, отлично. Но снабженцы не позаботились о запасе патронов для них! В самом деле, до сих пор пистолетные патроны помногу не расходовались, и вагонами их запасать смысла не было. А тут имеющиеся запасы были израсходованы за два-три дня, и в дальнейшем новейшее оружие стало ничем не лучше дубины. На армейских и на фронтовых складах пистолетных патронов тоже оказалось немного, а заказывать через центральные органы и потом везти по единственной кружной ж/д через Вологду - это как бы не месяц...
  
  С разведкой тоже было невесело. Вести ее просто не умели. 3-я Гвардейская выдвигалась на передний край за сутки до наступления, поэтому своими силами ничего узнать не вышло, а сведения от державших здесь оборону частей были примитивнейшими. "Фронт по Черной речке, несколько огневых точек вон там и там. Что в глубине - не знаем". Наступление в таких условиях ни к чему хорошему привести не могло.
  
  

Наступление

 []
Однако приказ есть приказ. 3-я гв. дивизия должна была наступать на Гонтовую Липку и далее на Синявино. 13-й полк имел задачу взять рощу "Кривая" (южнее "Круглой"). Что интересно, наступавшим батальонам помимо прочего придавались АМПУЛОМЕТЫ - новомодное изобретение, не шибко себя показавшее, но, тем не менее, применявшееся в боях в 1941-42 гг.
 
27 августа. 130-минутная достаточно мощная артподготовка, казалась бы, не оставила ни одного живого немца на передовых позициях. Но при ближайшем рассмотрении немалое число "разведанных" огневых точек оказались ложными, в то время как настоящие уцелели и теперь открыли внезапный огонь по наступающим. Тем не менее, передовое охранение по берегу Черной речки сбить удалось.
  
А дальше войска наткнулись на невиданную вещь - немцы, не имея возможности создавать в этих болотах нормальные полевые укрепления, создали ненормальные. Сумрачный тевтонский гений вспомнил средневековье и соорудил сплошные дерево-земляные заборы. Они были чуть в глубине позиции и потому не замечены нашей разведкой. Из-за этого же они не попали под артподготовку. А теперь артиллерия не могла стрелять из опасения поразить свою пехоту, которая уже придвинулась к валам почти вплотную. Как и положено, линия забора была не ровной, а с "переломами", с которых немецкие пулеметы фланкировали подходы продольным огнем. Заборы было невозможно поджечь, да и артиллерией снести проблематично - слишком много снарядов нужно. Плюс минные поля на подходе...
  
Две роты 2-го батальона, первыми наскочившие на этот забор, были уничтожены почти полностью. Остальные вынуждены были залечь, тем более что противник открыл сильный огонь из соседней рощи "Круглая". Попытались поджечь забор из ампулометов, но безрезультатно. Применили дымовую завесу. Под ее прикрытием 3-й батальон, бывший во 2-м эшелоне, смог атаковать и одной ротой преодолеть проклятый забор, но остальные две роты напоролись на мины и залегли перед ним. За день полк потерял 540 человек убитыми и ранеными.
  
Маргелов ставит 3-му батальону задачу преодолеть забор, обойти рощу "Круглая" и ворваться в рабочий поселок номер 7 (западнее нее), еще не зная, что поселок укреплен не хуже "Круглой". Собственно, преодолеть забор больше никому, кроме 7-й роты, не удается. Но что характерно: даже в таких условиях связи со всеми подразделениями не теряется, а в практически отрезанную 7-ю роту умудряются доставлять боеприпасы и продовольствие - многие ли командиры смогли бы это организовать ?...
  
Из ЖБД 13-го гв. полка: "27 августа. Подразделения дальнейшего продвижения не имеют. В первой роте осталось 13 человек, во второй - 8, в четвертой и шестой - 20. Комиссар полка ранен, начальник артиллерии убит."
  
29 августа. Продвижение полка вперед невозможно, ввиду того что дерево-земляной вал, лежащий на протяжении всей полосы наступления, не разрушен. За валом имеются дзоты и минные поля. Из рощи Круглой и с Синявинской горы ведется сильный огонь...
  
В донесении отмечается командир ампулометного взвода гв.мл.лейтенант Костромин, который подполз со своей базукой непосредственно к забору противника и под сильным огнем трижды пытался его поджечь. Видя, что в лоб забор не взять, командир полка на следующий день бросает две роты в обход. Но немцы не зря год готовились к обороне: дыр в обороне нет, попытка нащупать слабое место приводит к тому, что и обходящая группа попадает под перекрестный пулеметный и минометный огонь и вынуждена залечь. Потери уточняются...
  
30-го августа полк получает на усиление танки. Целых два. Большинство пехотных командиров просто махнули бы им рукой на запад: наступайте, а мы за вами. Маргелов издает отдельный приказ, в котором оговаривается инженерное обеспечение (взвод сапер, взвод ПТР и отделение автоматчиков должны обеспечить путь танкам), саперная разведка (проделать проходы шириной не менее 10 м), огневая поддержка (включая дивизион "катюш"), сопровождение противотанковыми пушками в процессе атаки. Казалось бы, предусмотрено всё. Но немцы уже проснулись. К роще "Круглой" тоже, по данным наблюдения, подтягиваются танки. Авиация немцев усиливается. Пехота тоже не теряет времени. Так что удары 30 и 31 августа дали лишь минимальное продвижение, на пару сотен метров. Потери за 30 число - 149 человек, за 31 - 172. Итого полк, имея до наступления около 1300 человек, с начала операции уже потерял примерно 2/3 состава. Надо ли говорить, что и дальнейшие попытки атаковать - к тому же в отсутствии поддержки артиллерии и авиации - ни к чему не привели... Но сам факт того что танки, как обычно, не завязли с самого начала в болоте и не подорвались на минах - уже о многом говорит.
  
Из ЖБД 13-го гв. полка: "31 августа. 8, 9 стрелковые роты и рота автоматчиков в 11:00 с боями заняли северную опушку рощи Круглая.... 1-й батальон 4 раза бросался в атаку. Наши потери убитыми 44 человека, ранеными - 128.
  
3 сентября. Подразделения полка с 3:00 до 21:00 шесть раз бросались в атаку, стремясь овладеть рощей Круглая"
  
В общем, не смотря на то, что наступление не удалось, можно честно утверждать - командир полка сделал всё что мог и даже больше. "Если б все так воевали, мы б в Казани пировали!". Но разведка не выявила заранее вражескую оборону. Артиллеристы расстреляли все снаряды в белый свет, и на 3-4 день им просто нечем стало поддерживать пехоту. И так далее. В результате операция "не пошла" с самого начала. Если 3-я гвардейская продвинулась лишь на несколько сот метров, то действовавшие южнее другие дивизии 6-го гв. корпуса столкнулись с теми же проблемами после того, как прошли несколько километров по непролазным болотам. Опять все высоты в руках врага, опять наша артиллерия молчит, и даже патроны подвезти проблема...
  
Что самое характерное. Если немцы в процессе отражения русского наступления подбросили под Синявино несколько дивизий - как из бывшей 11-й армии Манштейна, так и с запада, то у нас никакой помощи волховчанам не оказывалось. Та же авиация не пополнялась, в результате к концу боев большинство полков пришлось выводить на переформировку. Снаряды подвозились в таких количествах, что сказать смешно. Пехоту правда пополняли маршевыми ротами, но толку от этих несколоченных, мало обученных толп было мало. Для большинства первая же атака становилась и последней. Ситуация изменилась только после того, как немцы отрезали ударную группировку, снова взяв Тортолово. Осознав, что Мерецкову нечем парировать новый удар, Ставка прислала резервы, что позволило вывести из окружения хоть какую-то часть войск.
 
   Боевой приказ по 3 гв. СП на 27.08.42
  
   Боевое донесение за 27.08.42 11:50
  
   Боевое донесение за 27.08.42 21:40
  
  
   Боевой приказ по 3 гв. СП на 28.08.42
   Боевое донесение за 29.08.42
  
  
   Боевой приказ по 3 гв. СП на 30.08.42 - стр 1
  
   Боевой приказ по 3 гв. СП на 30.08.42 - стр 2
  
   Боевое донесение за 30.08.42 - стр 1
  
   Боевое донесение за 30.08.42 - стр 2
  
  
   Немецкая карта с расположением наших войск в ходе 3-й Синявинской операции (на конец сентября).
  
  
  

Горячий снег

    []
  В декабре 1942 года 3-я гв. дивизия, выведенная в резерв Ставки и пополненная после Синявинской операции, была срочно переброшена на Сталинградский фронт. Дивизии (в составе 2-й Гвардейской армии) пришлось совершить форсированный пеший марш в 280 км до реки Мышкова. Там они встретились с группой "Дон" Манштейна, костяк которой составляла 6-я танковая дивизия, тоже в свое время отметившаяся под Ленинградом. Если сравнить реальные события этого сражения с романом Бондарева "Горячий снег", окажется, что основой для этого произведения послужили как раз действия 3-й гвардейской дивизии, а именно ее 13-го и 5-го полков. Именно по ним, в районе с.Васильевка, наносила удар 6-я танковая дивизия. Немцам удалось потеснить гвардейцев и занять плацдарм за рекой Мышкова, но дальше их не пропустили.
  
   3-й батальон 13-го полка, зажатый танковыми клещами на южном берегу, продолжал вести тяжелый бой. Противник четырежды атаковал позиции батальона, но все усилия стоили ему лишь огромных потерь. Гвардейцы 9-й стрелковой роты во главе с зам. командира батальона по политчасти И.Ф. Бубновым, заняв круговую оборону, уничтожили 8 танков и бронемашин.
  
   Выписка из журнала боевых действий 13-го гв.сп за 19 декабря: 'Полк вел бой с танками 6-й танковой дивизии. В бою отличились: Аристов Г.Ф., Горинов В.Я. ...'. Всего 206 человек. Один из батальонов 13-го гв. сп 3-й гв. сд был отрезан от своих войск и окружен в Капкинском. Окруженные продолжали упорное сопротивление, уничтожив до 200 человек и 8 танков противника (ЦАМО. Ф. 303, оп. 4033, д. 21, л. 34)'.
  
   А этот эпизод, кажется, вошел в книгу вообще без изменений:
  
   На батарею капитана Николая Сумина направлялось до 20 танков. Еще до атаки батарея подверглась удару 'юнкерсов'. У двух орудий были повреждены обе станины, во всех расчетах были раненые и убитые. Танки против-ника в 400 метрах от батареи. Переносят огонь на другие цели. Внезапно для врага батарея открывает огонь. 5 танков остановились, начали чадить. Несколько снарядов попало в орудие сержанта Шестакова. Невероятно, но из этого орудия был подбит еще 1 танк. Огневая позиция орудия изрыта снарядами, его правая станина пробита насквозь, зияющая дыра на щитовом прикрытии, разбит привод поворотного механизма. Три человека из расчета ранены, один убит. Как же вы стреляли из такого орудия? - спросили у Шестакова. -Наводили за люльку противооткатных устройств. Каждый работал за двоих, - ответил сержант. - Хорошо, что фрицы били бронебойными, а не осколочно- фугасными, - дополнил Юрков. Юрков, вы ранены? Немного. В руку и ногу. У нас все ранены. Не бросим же мы своих товарищей! Батарея Ивана Кудрявцева открыла огонь по танкам, когда они подошли на расстояние прямого выстрела. Батарея подбила и сожгла 9 танков. У орудий осталось по два-три человека. Артиллеристы выполнили свое обещание: немецкие танки в Васильевке и в Капкинском по-прежнему стояли на приколе.
  
  
  "...Командир 13 гв. сп. гв. подполковник Маргелов В. Ф. своим умелым руководством обеспечил выполнение боевых задач.
   Под его руководством гв. сп. сдержал наступление крупных сил противника, которые пытались при поддержке 70 танков прорвать оборону полка в районе деревни Васильевка и выйти на соединение с вражеской группировкой, окруженной в районе Сталинграда.
   В трехдневных боях, с 20 по 23.12.42 г. 13 гв. сп. нанес противнику большие потери в живой силе и технике. Этим самым полк блестяще выполнил задачу сдержать противника до подхода главных сил 2-й гв. армии.
  
  
Из наградного листа В.Ф.Маргелова
  
  
  

Победа !

  
  Дальше было много чего. Освобождение Донбасса. Форсирование Днепра - за что получил заслуженную звезду Героя. Херсон, Николаев, Одесса. Яссо-Кишиневская операция. Освобождение Болгарии. Югославия. Далее Венгрия - полгода ожесточеннейших боев. Наконец, Австрия и Чехословакия. 9 мая 1945. Мир ! Но, как оказалось, не для всех. Немецкая группировка в составе двух дивизий СС пыталась прорваться из советской зоны оккупации в американскую. 12 мая она вышла к городу Грейн, занятому 49-й дивизией Маргелова. Его полки заняли оборону, но Маргелов решил попытаться уговорить немцев на капитуляцию. Пошел на переговоры сам, вместе с переводчиком. Прикрывал "операцию" батарея артполка.
  
  - Установишь орудия на прямую наводку, - обратился к комбату Маргелов, - и если я через десять минут из штаба фашистов не выйду, дашь залп...
  
  В общем, где-то это уже было - то ли в книжке про капитана Блада, то ли с самим капитаном Маргеловым в безумно далеком 1939-м. Так или иначе, вражеская группировка сдалась. 32 тыс солдат, 2 генерала, 120 пушек, 77 танков и САУ. Вот теперь война для генерал-майора Маргелова действительно кончилась...
  
   []
  
  Во главе Сводного Полка 2-го Украинского Фронта на Параде Победы.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"