Красильников Олег Юрьевич: другие произведения.

Финские бронепоезда: Гражданская Война

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Участие бронепоездов в финской Гражданской войне 1918 г.

  

Бронепоезда в Финской Гражданской войне.

  
   [] Отношение большевистской России к соседней Финляндии было, мягко скажем, своеобразным. С одной стороны, Ленин сам подписал "Постановление Совета Народных Комиссаров о признании независимости Финляндской Республики". С другой, это не мешало его правительству поддерживать финских социал-демократов, причем не только добрым словом, но и чем покрепче. С третьей, против этой поддержки резко возражала Германия, требовавшая строгого соблюдения "похабного" Брестского договора - приходилось делать вид, что "ихтамнет" (с). В общем, за сто лет мало что изменилось !
  
  27 января 1918 в Гельсингфорс пришел "Великий эшелон с оружием". В столицу признаной большевиками республики, для её заклятых врагов из Петрограда прибыло: 15 тыс винтовок, 30 пулеметов, 2 млн патронов, 10 трехдюймовых орудий, 6 вагонов снарядов и два броневика. На радостях красные уже на следующий день (28.01.18) свергли финский Сенат и провозгласили Финляндскую Социалистическую Рабочую Республику. Их противники бежали "в тундру" - на север страны. В течение февраля обе стороны решали оргвопросы - создавали свои вооруженные отряды и боролись с анклавами противника в своем тылу.
  
  К весне финские красные владели югом страны - лишь 15% территории, но почти половина населения и бОльшая часть крупных городов и промышленных предприятий. Белым достался обширный, но малонаселенный север. Как и в России через полгода, гражданская война в Финляндии развернулась главным образом вдоль железных дорог.
  
  Глядя на карту, мы видим три ж/д линии, идущих с севера на юг: Тампере-Похъянмаа, Котка-Саво и Выборг-Сортавала. Собственно там и происходили главные события Финской Гражданской.
  
  

Сражение за Тампере.

  
   [] Бои за второй (после Гельсингфорса) промышленный центр Тампере составляют основную часть всей войны: наступление красных в конце февраля открыло активную фазу противостояния, а падение города в начале апреля - означало финал организованного сопротивления.
  
  Начало было многообещающим: прибывший 5 февраля из Петрограда бронепоезд "Путиловцы" (4 76-мм зенитки Лендера на двух бронеплатформах) эффективно поддержал атаки красных на север. 17 февраля из России прибыл второй бронепоезд - 3 57-мм пушки Нортенфельда в двух броневагонах, плюс бронепаровоз. Красные финны на месте соорудили две бронелетучки - каждая имела двухосную платформу с защитой из мешков с песком. При их поддержке красные двинулись на север к ст. Вилппула.
  
   Первоначально их противникам пришлось трудно: они просто не представляли, как остановить атакующую бронированную громадину. В панике были взорваны все мосты до Похъянмаа и далее на север. Красные захватили ряд станций. Но вскоре белые нашли средства против налетов бронепоездов: достаточно разбирать пути, идущие через передний край, и держать в засаде рядом с дорогой 1-2 пушки. Но для собственного наступления этого было недостаточно. Тут, пользуясь своей подвижностью, красные бронепоезда неожиданно выскакивали навстречу наступающим и наносили им немалые потери. Поэтому борьба за Тампере затянулась.
  
   [] В начале марта на помощь красным прибыли два "номерных" бронепоезда, построенные в Гельсингфорсе. Оба состояли из 2 бронеплощадок и бронепаровоза. Один имел 2 47-мм и 2 57-мм орудия, 8 пулеметов, второй - две 75-мм пушки Канэ и пулеметы. Судя по всему, "Путиловцы" в это время были направлены в Карелию, так как больше они здесь не упоминаются.
  
  13-го марта красные атаковали станцию Вилппула брандером. Разведка доложила, что на станцию прибыл эшелон с боеприпасами. Ему навстречу направили паровоз и 3 платформы с булыжниками и 30 кг пироксилина. Но на станции ничего не было. Брандер успешно пересек линию фронта, проехал через станцию и был направлен в тупик, где и разминирован. Эта попытка диверсии только предупредила белых о намеченной атаке. Естественно, она была отбита.
  
  15 марта белые, получив подкрепления, начали окружать Тампере, чтобы отрезать его гарнизон от помощи с юга. Вновь подошедшая артиллерия, в том числе батарея 6-дюймовок, заставила красные бронепоезда отказаться от прямых атак и действовать с закрытых позиций, что было менее эффективно.
  
  18-го 2 батальона белых вышли к станции Оривеси, грозя отрезать всем красным частям на севере путь на Тампере. Известие об этом вызвало панику, некоторые красные части бросали фронт и отходили без приказа. Положение спасли два бронепоезда, не позволившие белым удержаться на станции и причинившие им большие потери. Белые не имели ни пушек, ни взрывчатки, поэтому к ночи отошли от Оривеси.
  
  Красный фронт в общем устоял, но была потеряна станция Люлю. Под воздействием паники красный гарнизон бросил станцию, а на ней - самодельную бронелетучку (со снятым вооружением). Белые захватили состав, вооружили его полевой пушкой и одним пулеметом, и на страх врагам назвали "Бронепоезд Люлю". Это был первый бронепоезд белых на данном направлении.
  
  На следующий день очередная станция была сдана красными почти без боя. Бронепоезд отошел. Большинство красных отрядов бросили фронт и отступали вдоль ж/д на Тампере. 21-го белые были в 20 км от Тампере (ст. Суинула). Красные собрали 5 рот и 2 бронепоезда, и контратаковали. На несколько часов станция перешла в их руки. Но и белые тоже прислали подкрепление, в том числе "Люлю", и восстановили положение. Красные бронепоезда получили повреждения и вдобавок столкнулись, после чего ушли на ремонт в Тампере. Позже еще одна атака красных , при поддержке бронелетучки с 5 пулеметами (командир Микко Кокко), тоже кончилась ничем.
  
  22-го белые без боя заняли ст. Кангасала. Её гарнизон отступил без приказа. Прикрывала отход бронелетучка Микко Кокко с отрядом в 300 спартанцев красногвардейцев. Они держались, пока белые полностью не обошли станцию. Вечером их состав вернулся на восточную окраину Тампере - весь в пробоинах, потеряв больше половины стрелков. Их подвиг немного усовестил отступающих - часть из них заняла позиции на окраине, вместо того чтобы бежать в город. Они продержались еще два дня.
  
   [] Но и это уже потеряло смысл - белые обошли Тампере с юга и с запада, перерезав все железные дороги. Красные бронепоезда оказались в ловушке. Эйно Рахья (известный большевик, телохранитель В.И.Ленина в 1917) собрал отборный отряд из 2500 человек, 2 бронепоездов, нескольких пушек и 1 аэроплана. С ним он попытался в начале апреля прорваться на юг, в Гельсингфорс. "Я приведу вам на помощь 15 тысяч - иначе моя фамилия не Rahja, а Rähjä (мудак, рас3.14здяй)" Зря он так говорил... Прорыв не удался, хотя сам Рахья позже выбрался из Тампере.
  
  3-5 апреля - штурм Тампере при поддержке 26 орудий (всё что было у белых). Им противостояли в том числе 3 красных бронепоезда. Бои были тяжелые. Так, рота егерей, захватившая дворец Нэсинлинна (на вершине господствующего над городом холма) за день потеряла 34 убитыми и 50 ранеными, и вечером вынуждена была отойти. Не меньшие потери несли и красные. Один бронепоезд получил снаряд в рубку паровоза, потерял ход и был захвачен белыми. Другой был взорван своим экипажем. Третий достался белым уже 5-го, когда оборона фактически пала.
  
   []
  
  А южнее Тампере, в Лемпяаля, остатки отряда Эйно Рахья оборонялись даже 24 апреля ! Более того, поверив слухам, что в г. Лахти все еще держатся красные - они решили идти на соединение с ними. Но чудес не бывает. Белые сквозь пальцы смотрели на отряд, пока тот сидел в обороне. Но после попытки прорыва подтянули дополнительные силы, и просто затоптали последних защитников "рабочего дела". Вечная память !
  
  Итог по Тампере: действовало не менее 4 красных бронепоездов - два "русских" и два "номерных" из Гельсингфорса. Белым достались два номерных. С каждой стороны отличились бронелетучки - но они по определению вещь временная.
  
  

Бои на линии Саво.

  
   [] Как было сказано, большая часть красных оказалась на юге Финляндии, а белых на севере. Но у тех и у других в тылу остались анклавы, которые постепенно зачищались. В районе Саво крупным красным анклавом был промышленный центр Варкаус. Рабочие-социалисты захватили там власть, но вскоре поняли что удержаться будет нереально. Отряд из 300 красногвардейцев погрузился в эшелон и отправился на юг, к узловой станции Кувола на соединение с главными силами. Белые, узнав про это, пустили навстречу поезду паровоз-брандер. Но красные предусмотрели нечто подобное, и впереди эшелона были прицеплены три платформы с песком. В них-то и врезался брандер, при этом ни паровоз ни пассажиры состава не пострадали. Но... Война только начиналась - этого инцидента оказалось достаточно, чтобы отряд изменил решение и вернулся в Варкаус. Там он оборонялся до конца февраля, но в конце концов белые взяли верх.
  
  Тем временем красным, которые на юге, прибыла помощь из России - отряд латышских стрелков, посланный якобы лично В.И.Лениным. Латыши из подручных средств соорудили себе импровизированный бронепоезд - две платформы, блиндированных шпалами и досками. Первоначальное вооружение было пулеметным, потом уже финны добавили полевую пушку на одну из платформ. По образу и подобию этого состава красные сделали еще 2 или 3. В ответ белые также соорудили три свои летучки: платформа усиленная мешками с песком, на одной - пулемет, на двух других - только винтовки.
  
  Латыши - около 200 человек из элитного 6-го Тюккумского полка - пробыли в этих краях недолго. 7 февраля они впервые участвовали в общей атаке на ст.Мянтюхарью. Белые устроили засаду и остановили наступающих красных. Но латыши смогли прорваться и выбить противника со станции. Белые не только отступили, но и взорвали мост у Кепинсальми (у себя в тылу).
  
  11-го состоялась атака на этот самый мост. Теперь белые хорошо подготовились к обороне, и наступление не удалось. Красные, и латыши в том числе, понесли немалые потери. Это, конечно, не улучшило боевого духа. Плюс трудности со снабжением и идейные разногласия - оказывается у финских и латышских коммунистов были разные взгляды по многим вопросам, но пока дела шли хорошо, об этом как-то не вспоминали... А тут латыши плюнули на всё, сели в свой поезд и вернулись в Петроград. Касаемо их импровизированного бронепоезда с пушкой, непонятно: то ли латыши оставили его финнам, то ли те сделали свой такой же, по образу и подобию. Факт тот, что и после на фронте все равно действовал один красный пушечный импровизированный блиндпоезд.
  
  Не смотря на уход латышей, красные взяли мост и приступили к его восстановлению. Белые занимали позицию менее чем в километре на север, на возвышенности. Стремясь сорвать ремонт моста, они спустили под горку несколько вагонов со взрывчаткой. Но красные об этом подумали - путь перед мостом был разобран, и вагоны сошли с рельсов и взорвались достаточно далеко от него.
  
  3 марта состоялся еще один бой за ст. Моуху. Белые послали отряд в тыл красным. Он почти достиг успеха, когда неожиданно напоролся на "номерной" красный бронепоезд заводской постройки, только что прибывший из Гельсингфорса (3 x 47-мм + 1 x 57-мм). Внезапный огонь нанес белым большие потери, их части смешались. Красные воспользовались моментом и взяли станцию. Но... когда вечером бронепоезд по техническим причинам отвели со станции (заправиться водой здесь возможности не было), пехота восприняла это за сигнал к отходу. Она бросилась к поездам, залезла в вагоны и не выходила, требуя тоже отправляться в тыл ! Поэтому станцию красные потеряли - но это полбеды. Знай белые, каких масштабов бардак тут творился, они без сопротивления могли пройти еще дальше. Но они не знали.
  
  5 марта состоялся последний серьезный бой. Атаку красных поддерживали два бронепоезда - "номерной" и импровизированный. Артиллерия белых добилась попадания в головной вагон "номерного". Погиб командир поезда и 6 бойцов, остальные пришли в замешательство. Десант с поезда высадился неудачно, попал под плотный огонь и понес большие потери. Бронепоезд пришлось отвести в тыл на ремонт. Но действия импровизированного поезда доставили белофиннам несколько неприятных эпизодов. Он появлялся в неожиданное время и наносил белым потери, уходя от ответного пушечного огня. В конце концов белые организовали "пост прослушивания", и по загудевшим рельсам определяли приближение красного состава. Это давало время изготовить артиллерию - в результате очередной выход красного поезда стал последним...
  
  С выходом из строя бронепоездов масштаб боевых действий уменьшился. Линия фронта так и стояла между станциями Моуху и Войкоски до окончательного поражения красных в конце апреля.
  
   Итог по линии Саво: действовал один номерной бронепоезд. Был поврежден, отправлен в ремонт, там захвачен немцами. Известен один пушечный импровизированный поезд красных - уничтожен. У белых упоминаются три слабых импровизированных летучки - подробности не найдены.
  
  

Бои в Карелии

  
   [] Карелия вела "свою войну". Если для красных Карельский Перешеек был важнейшим путем снабжения (которое пусть ограниченно, но все же капало из Петрограда), то для Маннергейма восточные земли были как не свои: решив сосредоточить все силы у Тампере, он приказал Карелии рассчитывать только на местные ресурсы - будь то люди, оружие, техника, продовольствие...
  
   Во главе белого Карельского фронта был поставлен капитан (!!!) Аарне Сихво, которому не дали ничего, зато и инициативу ничем не ограничили: воюй как знаешь ! Перефразируя известную похабную поэму:
  
   []Судьбою не был он балуем,
  И про него сказал бы я:
  Большим его назвали х..ем,
  Не дав в придачу ни х..я !
  
  Забегая вперед, отметим, что капитан успешно справился со своей нелегкой задачей, был отмечен Маннергеймом и в конце концов дослужился до генеральского звания и должности главнокомандующего вооружёнными силами Финляндии (1926-33 гг). Потом был отправлен в отставку тем же Маннергеймом - дабы народ не путал, кто у них там главный спаситель Отечества. В общем, всё как у Де Голля с Леклерком...
  
  Первые выстрелы этой войны прозвучали... еще до ее начала: группа будущих белофиннов пыталась остановить уже упоминавшийся "Великий эшелон с оружием". На станции Кямяря (20 км не доезжая Выборга, ныне это Гаврилово) устроили засаду. Но поезд сопровождали революционные матросы, и финны, оказавшись в меньшинстве, вынуждены были отступить.
  
  В тот же день (27 января) на севере, на Сайменских озерах были разоружены три брошенные русскими речные канонерки - на каждой по 2 76-мм горных пушки плюс пулеметы. Для пушек отсутствовали замки и прицелы, с пулеметами тоже не все было ладно - однако это было первое и пока единственное тяжелое оружие Карельского фронта белых. Замки для пушек кустарно изготовили в мастерских Сортавалы. Там же 4 орудия поставили на сани, образовав первую белофинскую артбатарею, а одно установили на бронепоезде.
  
   []
  
  Единственный белофинский бронепоезд был построен в начале февраля в мастерских Антреа (Каменногорск) и Сортавалы. Состоял из одной боевой площадки и бронепаровоза. Площадка обычная двухосная, блиндированная шпалами и досками с засыпкой внутрь песка. Вооружена одним горным 76-мм орудием на морской тумбе, и парой пулеметов. А паровоз выглядел гораздо интереснее. Во-первых, пусть не броня, но котельное железо достаточной толщины, чтобы защищать от пуль - видимо 10-15 мм.
  
   [] А самое главное - уникальный механизм, направлявший струю паровозного дыма из трубы вниз, себе под колеса. Это резко снижало заметность бронепоезда, особенно в лесу - где столб дыма был чуть не главным демаскирующим признаком. Интересно, что на последующих финских бронепоездах эту систему применят только в 1940-41 гг (по итогам Зимней Войны). А в других странах - СССР, Германии, Польше - она так и останется неизвестной, или во всяком случае неиспользуемой.
  
  Поезд имел несколько имен. Строился он как "Бронепоезд из Антреа" (Antrean panssarijuna). Позже получил известность как "Спаситель Карелии" (Karjalan pelastaja).
  
  Красные, пользуясь превосходством в силах, постепенно продвигались вдоль линии Выборг - Антреа. 10 февраля они атаковали ст. Ханилла, когда туда прибыл белофинский бронепоезд. Огонь его пушки - не столько даже эффективный, сколько неожиданный - заставил красных отступить. Этот бой не только поднял дух белофиннов. Добровольцы из Петрограда и Москвы, убедившись в наличии у противника бронепоезда, вдруг резко захотели домой. Через неделю, 18 февраля, последний отряд "ихтамнетов" уехал обратно. Как к этому относились оставшиеся красные финны, можно догадаться...
  
  Получив отпор у Антреа, красные перебросили часть сил на линию Петроград - Кексгольм, и 21 февраля атаковали станцию Рауту (Сосново). Станцию в конце концов взять удалось, но... как через 20 лет в Зимней Войне, лес вокруг остался за белофиннами. Гарнизон красногвардейцев в Рауту жил на положении осажденной крепости, ожидая нападения со всех сторон. Такое "наступление" вряд ли кого устраивало, поэтому дальнейших атак красные не предпринимали.
  
  9 марта к красным под Антреа прибыл "номерной" бронепоезд номер 4. Его участие тоже ничего не изменило: фронт как прежде колебался между станциями Ханилла (белые) и Кавантсаари (красные).
  
  20 марта бронепоезд как обычно возвращался с передовой, но 4 км севернее Кавантсаари внезапно сошел с рельсов. Оказалось, диверсионная группа белых разобрала пути. Более того, узнав что поезд обездвижен, они послали отряд для его захвата - но это им не удалось. Красные смогли поставить бронепоезд на рельсы и отбуксировать на ремонт в Выборг.
  
   [] А через 3 дня наступление красных поддерживало два новых бронепоезда, оба из России. Один - уже известный нам 'Путиловцы', ранее действовавший у Тампере. Сейчас он был переименован в "Украинская революция".
  
  Надо уточнить: название "Путиловцы" носил весь Стальной противоаэропланный дивизион Путиловского завода, в составе как железнодорожных так и автомобильных батарей. Он включал 90 орудий, 150 автомобилей, 50 броневагонов. Использовался как депо для формирования отдельных отрядов и батарей, действовавших на всех фронтах. Одна из батарей была направлена в Финляндию. Состояла из двух бронеплощадок (на каждой по две 76-мм зенитки Лендера и 4 пулемета) и блиндированного вагона для боеприпасов.
  
  Здесь, в Карелии, его карьера оказалась короткой. 23 марта он вперые поддерживал атаку красных на высоту 56. А 24 марта получил прямое попадание - вагон боеприпасов взорвался, обе бронеплощадки отправились на ремонт. Одна вернулась на фронт в апреле - только для того, чтобы вскоре быть захваченной белофиннами в этих же местах.
  
   После ряда боев с белофинами команда путиловцев вынуждена была оставить поезд, взорвав орудия и площадки. Команде удалось пробраться в Кронштадт.
"История Путиловского завода".
  
   Вторым бронепоездом был опять же царский, башенный 'Генерал Анненков', построенный в 1915 г на Юго-Западном фронте. Состоял из двух броневагонов с толщиной брони до 20 мм. и орудийной башней в одном торце. Трехдюймовое орудие имело сектор наводки 270 градусов. В другой половине вагона располагался пулеметный каземат с шестью пулеметами. Бронепаровоз - серии 'Я', дачно-пассажирский. Напомню, что абсолютное большинство бронепоездов имели паровозы серии 'Ов' или 'Од'. У большевиков носил названия "Имени Раскольникова", "Партизан", "Долой капитализм". Какое из них было актуально на тот момент - во всяком случае финны так и не поняли. Более того, в их источниках этот же состав иногда именуют "Kerensky" - и такое имечко он когда-то носил, а потом надпись видимо поленились стереть...
  
   [] Бронепоезд прибыл в Финляндию в марте. Но оказалось, что он слишком тяжел для большинства финских железных дорог. Только немногие магистральные линии имели достаточную прочность. Немудрено: в России стандартной нагрузкой на ось считалось 16-18 тонн, а в Финляндии (кроме указанных магистралей) - 12-13 т. Однако линия Выборг - Антреа была построена по усиленному стандарту, и тут бронепоезд мог действовать.
  
  На восточной ветке (Лемпаала-Кивиниеми) нормальных бронепоездов не было, но линия конечно широко использовалась для снабжения войск. Белофинны послали в тыл красным несколько диверсионных групп, которые подорвали два ж/д моста и водокачку в Лемпаала. А вот налет на Раасули не удался - в процессе боя подоспел импровизированный блиндированный поезд, обычно использовавшийся для сопровождения важных грузов.
  
  31 марта ситуация повторилась. Но теперь белые подготовили засаду: разобрали пути и взяли это место под прицел двух стрелковых рот. Поезд сошел с рельс. Команда пыталась отстреливаться, но перекрестный огонь финнов не оставлял шансов. Красным пришлось отойти. Белофинны сообщали, что им досталось 6 пулеметов, вагон со снарядами и много продовольствия. Потерян был не только сам блиндпоезд - гарнизон в Рауту, который он снабжал, теперь были отрезан.
  
  Попытка послать туда обычный эшелон привела к захвату его белыми - им досталось 5 пулеметов и 100 снарядов. Сам гарнизон был осажден белофиннами, отбил несколько атак - но вскоре закончились боеприпасы, и было решено прорываться к своим. К сожалению, при прорыве они попали в засаду. После войны это место под Рауту так и называли - Kuolemanlaakso, Долина Смерти.
  
  Тем временем у Антреа белые собирали силы для наступления. Много войск перебросили из-под Тампере. К середине апреля в Карелии было сосредоточено 2/3 белофинской армии. Всего 20 тыс белых против 15 тыс красных. Помимо числа была разница и в умении: если красные за два месяца лобовых атак так и не смогли взять даже следующую станцию (Ханилла), белые организовали широкий маневр с выходом на линию Выборг-Петроград, что и было достигнуто к 23 апреля.
  
  А где же были в это время красные бронепоезда ? Один прикрывал эшелон с отступающими (включая многих красных начальников). О нем чуть ниже. А другие в этот день ремонтировались в Выборге. Как специально. Так что на многие станции белые вышли без боя. Лишь у Кямяря, ближе к Выборгу, их встретил огнем "Партизан", он же "Генерал Анненков". Да "номерной" с эшелоном начальников смог пройти к русской границе, не смотря на заслоны белофиннов.
  
   [] У него на перегоне Келомяки-Куоккала обнаружилось, что на пути впереди лежит сошедший с рельсов паровоз. Убрать эту махину - целая операция. Второй (встречный) путь был исправен. Но перейти на него можно было только на станции Келомяки, которую недавно проехали - её уже взяли идущие следом белые. Тем не менее, решили рискнуть, и вернулись задним ходом на станцию. Белые просто не ожидали такой наглости - они ушли дальше, оставив на станции один взвод. Огонь красного бронепоезда разогнал малочисленного противника. Красные поезда продолжили отступление по исправному пути и вскоре пересекли границу.
  
  Так везло не всем. Станция Сяинио (ныне Верхне-Черкасово) стала кладбищем красных бронепоездов. Утром 24-го через нее отходил на Выборг один из "номерных". Летучий финский отряд вышел к станции одновременно с ним, и не имел ни средств ни времени чтобы испортить путь. Но 2-й лейтенант Ахонен смог перевести стрелку, так что красный бронепоезд сошел с рельсов и вскоре был захвачен.
  
   Более серьезным противником оказался башенный бронепоезд "Партизан". Будучи отрезанным у Кямяря, он сумел прорваться в сторону Выборга. На перегоне команда несколько раз чинила поврежденные пути. Но под Сяинио везение закончилось. Засаду для него подготовили специально - разрушили путь в ж/д выемке, где его пушки и пулеметы не имели достаточного угла вертикального наведения. В безвыходном положении экипаж оставил состав и с боем отошел в пешем порядке.
  
  При оставлении Выборга красные подожгли военные грузы, находившиеся на станции - около 300 вагонов. Ворвавшиеся в город белофинны, видя сколько добра пропадает, рискуя жизнью попытались спасти что можно. Из огня удалось вытащить целый бронепоезд, три паровоза, 50 вагонов, 20 пушек и много чего по мелочи.
  
  

Конец

  
  Когда разгром красных войск под Тампере уже произошел, стряслась еще одна беда: на полуострове Ханко на помощь белым высадилась немецкая дивизия фон дер Гольца численностью 9500 чел. Передовой отряд нашел на станции Ханко ручные дрезины, и на них совершил бросок на 30 км к мостам у Таммисаари. Захват этих мостов обеспечил безопасность выгрузки основных сил.
  
  Руководство красных в Гельсингфорсе пыталось найти войска для противодействия немцам - но ведь оно буквально вчера ничего не нашло для помощи гарнизону Тампере ! Удалось наскрести лишь 1000 человек и бронепоезд номер 4, стоявший на ремонте. На тот момент у бронепоезда действовала одна 75-мм пушка и 2 пулемета. 5 апреля состоялся первый бой. Немцы, в Первую Мировую видавшие и не такое чудо, быстро развернули свои пушки вдоль ж/д линии и несколькими залпами прогнали красный бронепоезд. Но скоро к нему подошел второй.
  
  Совместно два красных бронепоезда смогли задержать немцев у узловой станции Карьяа (от нее 50 км до Ханко и 60 - до Гельсингфорса). Но только на день. 6 апреля немцы заняли станцию. Один бронепоезд отошел по прибрежной ветке на Гельсингфорс, другой по северной на Хювинкяа. Правительство красных эвакуировалось в Выборг. Впрочем, некоторые вожди сбежали еще раньше.
  
   [] 7-го еще одна немецкая бригада высадилась восточнее Гельсингфорса. Впрочем, быстро перехватить дорогу на Выборг она не могла, так как та проходила в 60 км от побережья. Тем не менее немцы везде наступали почти без боев. 12 апреля с утра они вышли к окраине Хельсинки, а уже на следующий день город был взят. Отдельные бои велись в рабочих кварталах. Красному бронепоезду удалось отойти на север. Интересно, что под носом у красных в столице были организованы три батальона шюцкора (вооруженных белогвардейцев), которые ударили изнутри в нужный момент. Они имели 1500 винтовок, 500 пистолетов, 11 пулеметов. Надо сказать что особо упорных боев в столице не было: красные в них потеряли 300 человек, немцы - 54, шюцкор - 17. А пленных красных насчитывалось свыше 6 тыс.
  
  14-15 апреля красные вели бои за узловую стацию Ююсикюля севернее столицы. К вечеру удалось вытеснить оттуда немцев - и открыть, пусть не надолго, путь отступления на Выборг. В бою отличился поезд номер 4. Но уже 19-го дорога была снова перерезана: немецкий батальон самокатчиков, преодолев 70 км, неожиданно захватил станцию Лахти. Бронепоезд и небольшой отряд красногвардейцев пытались отбить ее, но не вышло. На следующий день с севера к Лахти вышел батальон белогвардейцев. Союзники встретились.
  
  В этом месте в миниатюре произошло то же, что позже с армией Колчака на Транссибе: масса эвакуируемых - до 30 тыс чел, 20 паровозов, сотни вагонов - застряли на перегоне перед Лахти. У локомотивов кончалась вода и топливо - они гасли один за другим. Шансов выбить объединенные силы немцев и белых со станции были ничтожны - хотя попытки делались. Бои шли несколько дней, пока 29-го не был поврежден снарядами бронепоезд. После ухода "брони" красные отряды стали разбегаться.
  
  1 мая в районе Лахти сдалось до 30 тыс. человек. Белым досталась вся техника: бронепоезд, 20 паровозов, 2 броневика, 50 орудий, 200 пулеметов, 350 вагонов. Бои стали затихать и в других местах. Одно из последних столкновений было 4 мая в г.Котка. Со стороны белых участвовал свежезахваченный бронепоезд, состоявший из бронеплощадки "Путиловцев" и импровизированной площадки с одной полевой пушкой. Со другой стороны - сражался женский батальон финской Красной Гвардии. Так случилось, мужчины ушли...
  
   []
  
  

Список красных бронепоездов промышленной постройки.

  
  
БронепоездПроисхождениеСостав, вооружениеСудьба
Генерал АнненковРоссия, ЮЗФ, 19152 броневагона, в каждом 1 76-мм пушка в башне, 6 пулеметовВ марте-апреле воевал у Антреа. 24 апреля захвачен белыми у ст. Сяинио вост Выборга. Бронеплощадки служили у финнов до конца 1944 г, одна сейчас стоит в музее Парола.
ПутиловцыРоссия, СПБ, Путиловский з-д 19172 бронеплощадки, на каждой 2 76-мм зенитки Лендера.В начале марта воевал под Тампере, в конце - под Антреа. Обе площадки получили повреждения. Одна ремонтировалась местными силами, в апреле была захвачена белыми, использовалась в последних боях против красных, позже сдана на слом.
НеизвестноРоссия, видимо СПБ3 57-мм пушки на 2 бронеплатформахМарт-апрель - бои за Тампере, 3 или 4 апреля взорван экипажем
Номер 1Гельсингфорс, завод Фридрихсберг 19182 47-мм и 2 57-мм пушки на 2 броне платформахМарт-апрель - бои за Тампере, 3 или 5 апреля захвачен белыми
Номер 2Гельсингфорс, завод Фридрихсберг 19183 47-мм и 1 57-мм пушка на 2 броне платформах3-5 марта - бои на линии Саво. Поврежден. После ремонта прикрывал отступление вместе с 4-м
Номер 3Гельсингфорс, завод Фридрихсберг 19182 75-мм пушки Канэ на 2 бронеплатформахМарт-апрель - бои за Тампере, 3 или 5 апреля захвачен белыми
Номер 4Гельсингфорс, завод Фридрихсберг 19182 75-мм пушки Канэ на 2 бронеплатформахВ марте воевал у Антреа, получил повреждения. В апреле брошен навстречу немецкому десанту, задержал его насколько смог. Вел отступательные бои до последнего дня, захвачен белыми в районе Лоухи 1 мая
Номер 5Гельсингфорс, завод Фридрихсберг 19182 75-мм пушки Канэ на 2 бронеплатформахВ апреле пытался деблокировать Тампере с юга (у Лемпяаля). Поврежден. На ремонте захвачен немцами.
Номер 6Гельсингфорс, завод Фридрихсберг 19182 75-мм пушки Канэ на 2 бронеплатформахСопровождал эшелон с эвакуированными красными начальниками до Белоострова. Пересек границу РСФСР. Дальнейшая судьба неизвестна.
Номер 7Гельсингфорс, завод Фридрихсберг 19182 75-мм пушки Канэ на 2 бронеплатформахЗахвачен немцами недостроенным на заводе. Использовался ими в последних боях.
  
  О дальнейшей судьбе финских бронепоездов есть другая статья.
  
  

И, по традиции, финская песня на тему...

  
  Reijo Frank - Muistoja Pohjolasta (Воспоминания о Северной стране)
  
  Музыка: Sam Sihvo. Текст: Roine Ryynänen.
  
  Из песни слова не выкинешь. Как русские большевики помогали "красным" финнам, так белые получали помощь от Германии. Она была разной - оружием, деньгами, добровольцами. Но одной из важнейших финны признавали обучение их добровольцев в Германии. Был создан Прусский Королевский батальон егерей номер 27, через который в 1915-18 прошло около 1800 финнов. Батальон в качестве "практики" вел бои на Рижском фронте. В 1918 г. большинство егерей вернулись на Родину и приняли участие в войне. Многие (1261 чел) - но не все. Около 100 человек остались в Германии, кто-то уехал в другие страны, некоторые даже в Советскую Россию.
  
  Вернувшиеся в Финляндию добровольцы составили костяк белофинской армию. Это было особенно важно, так как с 1903 финнов в армию не брали, и обученных людей им взять было неоткуда. Разница бросалась в глаза: если отряды белофиннов в ходе войны действовали вполне грамотно, не боялись сложного маневра и эффективно применяли любые виды оружия, то многие красные отряды до конца так и остались толпами ополченцев - сами по себе храбрые и самоотверженные, но неспособные к маневру и порой склонные к панике. Иногда ситуация очень напоминала начало Зимней войны - хотя с обеих сторон были финны.
  
  Присланные из Питера на помощь революционные матросы мало чем могли помочь - они сами сухопутной тактики не знали. Да и латышских стрелков ценили за верность и стойкость, а не за тактические изыски. И своего Троцкого, готового мобилизовать крестьян и военспецов, и забить врага хотя бы количеством - у финнов тоже не было. Получилось то, что получилось.
  
  Вернемся к егерскому батальону. Несколько лет финны-добровольцы жили в Германии, на правах рядовых, сочетая подготовку с реальными боями. Конечно, было тяжело. Конечно, скучали по Родине. Но скучать - еще не значит плакать. Вместо слезливых песенок в стиле "мама, возьми меня отсюда" в среде егерей родился этот марш - по прежнему остающийся весьма популярным в Финляндии. В нем нет никакой политики - при случае, и финские красные могли бы подписаться под каждым его словом. Тем более что и слов-то не много, по сути один куплет.
  

  
Rakkaana säilyy rinnassain muisto kauniin kotimaan.
Taivasta sen ja yötä valkeaa muistelen mä ainiaan.

Kansani siellä taistellen vapauden ja voiton toi.
Sankarten heimoa ja raatajain unhoittaa en koskaan voi.
С любовью хранит грудь воспоминания о прекрасной родине.
Её небо и белые ночи я буду помнить вечно.

Люди там боролись за свободу и победу,
Совершали подвиги и трудились. Их никогда не забудут.
  
  
  
  Появился у этой песни и второй куплет, написанный уже после Зимней Войны. Вот там уже и слёзки, и политика. Примерный перевод:
  Kohtalo arvet iskenyt, on kansan vaiheisiin
  Puolesta sen ja koko Pohjolan, koti kallis uhrattiin
  
  Tannerta Summan, Taipaleen, veritaakka urhojen
  Kunniaa kansa siellä myönyt ei, sisu Suomen rautainen
  Страшная беда ударила по Перешейку,
  Бесценный дом дорогих людей был принесен в жертву.
  
  Равнины Сумма и берега Тайпале политы кровью отважных.
  Честь не была потеряна, стойкость финнов по-прежнему железная.

А в другом исполнении он сильно напоминает советские довоенным марши...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"