Красильников Олег Юрьевич: другие произведения.

Разминирование Выборга финнами

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Полька Сяккиярви против вороньего каркания, или история одной легенды...

  

Легенда.

  
  История о разминировании финнами Выборга в 1941 достаточно известна. Она кочует из источника в источник, порой меняясь до неузнаваемости. Как правило, всё сводится к следующему:
  
  При отступлении из Выборга в августе 1941 года, советские саперы заминировали весь город, установив до трёхсот радиофугасов марки БЕМИ. Первые взрывы прогремели 29 августа, в день вступления финнов в город. Были разрушены крепостной и железнодорожные мосты, вокзал. Угроза уничтожения нависла над всем городом. Но финские "майоры Вихри"* - инженеры К. Сяйо и Л. Сарке разгадали секрет действия БЕМИ. Они рассчитали, что радиовзрыватель срабатывает от сигнала на частоте 715 килогерц. На ту частоту настроили мощные радиопередатчики и направили их антенны на Ленинград. В магазине Косконена достали пластинки с записью самой быстрой, звучащей практически без пауз музыки, которую только могли найти. Ею оказалась "Саккиярвен полька". Она передавалась непрерывно в течение трех суток, пока все мины не были найдены и обезврежены, не позволяя радиосигналу пробиться сквозь помехи...
  
  Доля правды во всём этом есть. Но именно доля. А какая - попробуем выяснить...
  
  

Мины БЕМИ.

  
  Заниматься радиоуправляемыми минами в СССР начали с первых дней Советской Власти. По личному указанию Ленина было создано Особое Техническое Бюро.
  
  Первые испытания армейского радиофугаса состоялись в июле 1925 года. Пять фугасов были установлены в отдаленном углу Ленинградского гребного порта. В Балтийском море, в 25 километрах от берега, находился тральщик "Микула", с борта которого должны были поступать радиокоманды на подрыв фугасов. На испытание прибыл председатель Реввоенсовета СССР М. Фрунзе, который сам определил время и последовательность взрывов фугасов. Все они были взорваны в заданном порядке и в точно указанное время. Повторное успешное испытание прошло в ноябре 1925 года на Комендантском аэродроме. Комиссия потребовала увеличить дальность действия мин.
  
  Правительственное задание было выполнено, и новые испытания прошли уже в марте 1927 года, в районе Малой Вишеры, в 170 километрах от Ленинграда, откуда поступала команда по радио на подрыв фугасов. А в мае этого же года руководителям СССР продемонстрировали взрыв мины на подмосковном полигоне по радиокомандам из Ленинграда - на дальности свыше 600 километров.
  
  Разработкой руководил инженер-изобретатель Владимир Иванович Бекаури. Подобных в 1930-е годы появилось немало - Курчевский, Гроховский, Дыренков... Помимо технических талантов, все они отличались недюжинной "пробивной силой", позволявшей доказывать высокому начальству необходимость своих изобретений. А технической частью фугасов занимался профессор Миткевич. Поэтому радиомину назвали "БЕМИ" - БЕкаури + МИткевич.
  
  В 1929 году "Беми" приняли на вооружение, а весной 1930 года началось их серийное производство. К тому времени подобного оружия не было ни в одной стране мира. В 1932 году в Красной Армии появились целые подразделения, вооруженные разными типами радиофугасов. Сокращенно их называли ТОС - техника особой секретности.
  
  В 1938 году Бекаури был арестован и позже расстрелян. Вряд ли он в чем-то был виноват, но у следователей были свои резоны: закладывать радиомин имело смысл только в особо важные объекты - заводы, мосты, выдающиеся здания в крупных городах. Все это нужно было делать заранее. То есть Бекаури сотоварищи заранее планирует отдать врагу половину территории страны ? А может, он и вовсе хочет взорвать эти объекты прямо сейчас ? Достаточно одному троцкисту пробраться к пульту управления, и всё взлетит на воздух ! А отсутствия троцкистов даже в сверхсекретных подразделениях ТОС никто гарантировать не мог. В общем, повторилась история с партизанскими базами в западных районах...
  
  Как ни удивительно, сами мины с вооружения не сняли. Даже название сохранилось - но теперь "БЕМИ" расшифровывали иначе - "БЕспроволочная Мина". К началу Великой Отечественной войны в подразделения ТОС поступили новый радиофугас Ф-10, имевший лишь отдаленное отношение к БЕМИ, хотя принцип действия оставался тем же.
  
  

Радиофугас Ф-10

  
  Все архивные данные о деятельности ТОС в 1941-1945 гг. до сих пор засекречены. Поэтому приходится опираться на воспоминания частных лиц, а также на германские и финские источники.
  
   Согласно финским и германским документам, конструктивно мина Ф-10 представляет собой некий блок управления (Apparat F10), способный принимать и обрабатывать получаемые радиосигналы и выдавать электроимпульс, способный взорвать до трех электродетонаторов, а с использованием специального промежуточного блока-разветвителя (Apparat BIS) - до 36 электродетонаторов. Масса заряда взрывчатки зависела от размеров и характера уничтожаемого объекта и могла составлять от нескольких десятков килограмм до нескольких тонн (по сути без ограничения).
  
   Аппарат Ф-10 вместе с дешифратором сигналов (аппарат А) и батареей питания упакованы в ящик размером 40 х 38 х 28 см. и весом 35 кг, который в свою очередь помещается в резиновый мешок. Этот ящик устанавливается внутри объекта там, где это удобно, обычно на глубине до 2,5 м.
  
   На расстоянии от 0 до 40 метров от ящика размещается проводная антенна длиной не менее 30 метров. Ее размещение и направление диктуется условиями прохождения радиоволн, но в общем случае она может быть закопана в землю на глубину до 120 см, или помещена в воду на глубину до 50 см или вмурована в кирпичную стену на глубину до 6 см. Антенна соединяется с аппаратом F-10 фидером (волноводом) длиной до 40 м.
  
   Из аппарата F-10 выходят три двухжильных кабеля электровзрывной цепи. Они могут иметь длину до 50 м. К концам кабелей присоединяются электродетонаторы, вставленные в заряды ВВ. Если подключается аппарат БИС (BIS), то может использоваться только один кабель из трех. Его устройство неизвестно, но можно предположить, что он имеет собственный достаточно мощный источник электропитания и реле, управляемое аппаратом Ф-10.
  
   Для питания радиосхемы мины (аппараты Ф-10 и А) требуется рабочее напряжение 12 вольт и анодное напряжение (накал анодов радиоламп) не менее 95 вольт. Это значительно ограничивает время боевой работы мины.
  
   В режиме постоянного рабочего накала радиоламп время боевой работы составляет всего 4 суток. Поэтому в состав мины введен часовой механизм, который обеспечивает только периодичное подключение накала. Если устанавливается режим 2,5 (две с половиной минуты накал включен, две с половиной накал выключен) то срок боевой работы мины возрастает до 20 дней. Если устанавливается режим 5 (5 минут накал включен, 5 минут выключен), то срок боевой работы мины возрастает до 40 дней. Это верхний предел срока боевой работы мины.
  
   Однако если мина работает в режиме постоянного накала, то радиосигнал на взрыв должен подаваться продолжительностью в 1 минуту, в режиме 2,5 - б минут, а в режиме 5 - 10 минут. Кроме того, в тех целях экономии электропитания и сам приемник включается через каждые 5-6 минут всего на 12-15 секунд. Этим режимом управляет второй часовой механизм, который подзаводится от этой же батареи электропитания каждые 3-4 минуты.
  
   Кроме того, мина может иметь устройство самоликвидации с помощью взрывателя замедленного действия ЭХВ (до 120 суток), часового десятисуточного замыкателя, часового тридцатипятисуточного замыкателя, часового взрывателя ЧМВ-16 (до 16 суток), часового взрывателя ЧМВ-60 (до 60 суток). Ряд отечественных историков доводят срок готовности мины Ф-10 до четырех месяцев.
  
   Звуки работы часовых механизмов являются значительным демаскирующим признаком мины. Так, невооруженным ухом можно различить тиканье часов мины, размещенной в земле, с расстояния 5-10 см от земли; размещенной в кирпичной кладке - с 20-30 см. Щелчки подзавода часов, соответственно, с 15-30 см и 60-90 см. Если использовать немецкий аппарат прослушивания фирмы Elektro-Akustik, то тиканье часов улавливается с расстояния от 2,5 до 6 метров, а щелчки подзавода - с расстояния 6-8 метров.
  
   Кроме ящика с исполнительными устройствами (аппараты Ф-10 и А) и питанием, и аппарата БИС в комплект мины входят два аппарата, подключаемые к управляющей взрывом радиостанции. Это аппараты 'Woswol' и 'Salma'. С помощью аппарата 'Woswol' радиопередатчик согласовывается точно на волну устройства Ф-10. Аппарат 'Salma' служит для усиления сигналов, генерируемых блоком У, который находится с ним в общем ящике. Эти два аппарата не могут использоваться для взрывания нескольких мин, поскольку они точно настроены на конкретный экземпляр мины и перенастраиваться не могут.
  
  

Применение

  
  Надежность мин Ф-10, очевидно, была недостаточной, поскольку на один объект инструкциями рекомендовалось устанавливать два-три аппарата Ф-10. Эти радиофугасы стали единственным радиоуправляемым оружием, которое эффективно использовалось в Великой Отечественной войне.
  
  17 июля 1941 г. с расстояния в 150 км были взорваны 3 радиофугаса типа Ф-10 весом по 250 кг каждый в здании поселка Струги Красные Псковской области, где располагался штаб германского 56-го механизированного корпуса. Официально считается, что это был первый в истории случай боевого применения радиофугасов.
  
  4 августа 1941 г. с помощью фугаса Ф-10 северо-восточнее города Орша был взорван мост на шоссе Минск - Москва.
  
  13 ноября 1941 г. в 4 ч. 20 мин. в Харькове было взорвано несколько фугасов Ф-10. На воздух взлетело несколько зданий, под обломками которых оказались погребенными десятки офицеров и важных чинов немецкой администрации. Были взорваны здания, которые до этого тщательно проверялись саперами с целью выявления возможно заложенных фугасов, после чего так охранялись, что, казалось, мышь не могла проскочить.
  
  Так началась уникальная по своему замыслу и техническому решению операция нашего Генштаба под кодовым названием "Западня". Автором и главным исполнителем этой операции был полковник Илья Григорьевич Старинов, воспетый еще Резуном как "матерый диверсантище".
  
  27 сентября Старинов прибыл в Москву и получил от генерала Котляра приказ сформировать инженерную оперативную группу Юго-Западного фронта с задачей создать "харьковский узел заграждений". В подчинение Старинова выделялось 15 офицеров инженерных войск, 5 специалистов из ОУЦ (оперативный учебный центр) и спецрота РГК под командованием военинженера 2-го ранга В.П. Ястребова.
  
  1 октября к середине дня Старинов с офицерами были уже в Харькове. Фронт смог выделить группе около 100 т взрывчатки (а требовалось 300 т) и 30 тысяч противотанковых и противопехотных мин (30 тысяч псу под хвост! Интересно, а нельзя их было использовать более традиционным способом ?...)
  
  Рота спецминирования получила в Москве 30 радиоуправляемых объектных мин Ф-10, около 1000 инерционных замыкателей, 2000 электрохимических замыкателей ЭХЗ и электрохимических взрывателей ЭХВ, а также 1200 различных взрывателей и замыкателей замедленного действия (химические взрыватели замедленного действия ВЗДХ, 10-суточных часовые замыкатели, 35-суточные часовые замыкатели, 30-суточные маятниковые замыкатели).
  
  Сейчас краеведы и историки спорят, какие объекты в Харькове были взорваны радиофугасами Ф-10, а какие иными средствами. Считается доказанной гибель от Ф-10 коменданта Харькова генерал-лейтенант фон Брауна в помещении бывшего штаба военного округа. Других примеров почему-то до сих пор не озвучили. Тем не менее, успех был налицо. Также успешно эти мины применялись в Одессе, Киеве, других городах. А вот в Выборге всё пошло не совсем так...
  
  

Выборг.

  
  Начнем с того, что всего в 1941 г. советское командование располагало примерно 500 радиофугасами Ф-10. Уже одно это ставит под вопрос реальность "300 фугасов" в Выборге. По финским данным, всего в Выборге было установлено 25 радиомин Ф-10. Они содержали от 120 до 4500 кг тротила. Из них 17 взорвались, а 8 удалось нейтрализовать и обезвредить, когда стало ясно, что мины приводятся в действие радиосигналом. Первую мину обнаружил и смог обезвредить лейтенант Лаури Сутела. В дальнейшем он руководил работами по разминированию. В восьмидесятых годах он стал Командующим Сил обороны Финляндии. Интервью с ним смотрите в отдельной статье.
  
  Финский исследователь Юкка Лайнен утверждает, что несколько радиомин было обнаружено финскими войсками при взятии Выборга. Они были выявлены в нескольких мостах, крупных зданиях, водонапорной башне и в портовых сооружениях. Одна радиомина была обнаружена просто брошенной. Борьба с радиоминами в Выборге началась 27 августа 1941 г. и закончилась 1 сентября 1941 г. (по взрывам, но не по контрмерам). В это время произошло 17 взрывов в двенадцати объектах города.
  
  Первый взрыв произошел в южной опоре моста у поселка Каменногорск (фин. Антреа, пролив Куукауппи). На мосту погибли три финских офицера и два чиновника. Самый старший по чину из погибших был майор Тапио Тарьянцэ, главный военный адвокат финского Генерального штаба. Следующим был взорван 31 августа мост через Сайменский канал.
  
   []  []
  Взорванный радиоминой Замковый мост.
  Взорванный радиоминой Железнодорожный мост.
  
  Этим же сигналом должен был быть взорван железнодорожный мост через канал, но там радиомину нашли 30 августа и сняли.
  
  У Выборгского замка в поисках радиомин находился финский саперный взвод. Солдаты ничего не нашли и попросили у взводного разрешения подняться на башню замка, чтобы осмотреть город. Когда все были наверху в башне, взорвались обе опоры Замкового моста, камни летели выше башни. Солдаты сбежали с башни, полагая, что она - следующий объект. Но разрушения ограничились мостом.
  
  Тем не менее, первые радиомины удалось раскопать уже 28 августа у северной опоры моста на Каменногорск, а в гавани Выборга нашли неустановленную радиомину с целым взрывателем. Найденные устройства были отправлены в Хельсинки, проанализированы специалистами и уже к 2 сентября 1941 г. были изданы соответствующие инструкции по правилам обращения и нейтрализации советских радиомин.
  
   []  []
  Взорванный радиоминой железнодорожный вокзал.
  Советские пленные на починке трамвайных путей на Крепостной улице (Linnakatu).
  
  Так, было выявлено, что в качестве радиосигналов используются довоенные паузовые музыкальные мелодии Харьковской и Минской широковещательных радиостанций (мелодии, которыми заполняется эфир между двумя радиопередачами). Финские специалисты подобрали мелодию, которая звучала в том же диапазоне звуковых частот. Ею оказалась мелодия карельского народного танца "Saekkijarven polkka". В течение двух месяцев (предельное время с полуторным запасом годности батарей радиомин) в Выборге на радиочастотах советских радиомин непрерывно звучала эта мелодия, передаваемая с армейских радиопередатчиков, которая искажала возможные радиосигналы советских радиопередатчиков.
  
  Таким образом, хотя предотвратить взрыв большей части мин в Выборге финны не смогли, они тем не менее сумели получить неповрежденный образец, исследовать его и выработать рекомендации по борьбе с такими фугасами на будущее.
  
  Обратим внимание, что "уничтожить весь город" даже все эти 25 мин были не в состоянии. А также то, что "Польку Саккиярви" включили как раз ЧЕРЕЗ три дня - когда все мины, которые возможно, были уже найдены и обезврежены. Задачей дальнейшей радиотрансляции являлась нейтрализация мин, которые, ВОЗМОЖНО, были пропущены. Больше, правда, ничего не нашли - ну так кто знает, может одна-две штуки до сих пор где-то лежат. Но не триста...
  
  

Технически подробности.

  
  Финский специалист Юкка Лайнен писал относительно срабатывания мины Ф-10:
  
  "Минный радиоприемник включался каждые пять минут на пятнадцать секунд и ловил нужный сигнал. Если сигнал был получен, то мина взрывалась."
  
  "...взрыватель действует на принципе трех последовательно включенных камертонов, которых заставляют вибрировать с помощью тройного сигнала звуковой частоты (использовали паузовые мелодии Харьковской и Минской гражданских радиостанций)..."
  
  Немцы довольно быстро выработали весьма надежные методы нейтрализации радиомины. Уже 30 сентября 1941 г. на фронт отправляется инструкция Wa Pruef 7 vom 30.9.41 с описанием методов борьбы с советскими радиоминами. В частности, там говорится:
  
  1. Выведение из строя. Колебания звуковой частоты (между от 150 до 700 Гц в течение 5 секунд) могут выводить два рабочих комплекта камертонов из строя.
  2. Блокирование. Возбуждение может предотвращаться посылками смодулированных сигналов на близкой к рабочей частоте. Произведенный обоими радиопередатчиками искаженный звук затем управляет частью низкой частоты устройства, вследствие чего возбуждение предотвращается.
  Испытания на местности проводились при помощи 100-ваттного радиопередатчика на частоте 705 килогерц (устройство XXXIV) со следующим результатом:
  Возбуждение взрывного устройства могло предотвращаться при помощи этих радиопередатчиков на расстояние около 3-5 км, если интервал частоты не был больше чем 3 килогерца. При применении более сильного радиопередатчика блокирование было бы возможно в соответствии с этим также при более большом интервале частоты и на более больших расстояниях.
  
  Весьма эффективным способом обнаружения радиомин оказалось откапывание канавы метровой глубины вокруг подозрительного объекта, поскольку мина имела тридцатиметровую антенну, которая закапывалась на глубину 50-80 см вокруг объекта. И финны, и позднее немцы, для этого широко использовали военнопленных.
  
  Раскрытие финнами секрета русских мин сделало их менее эффективными. Так, в ноябре 1941 была заминирована Керчь. Однако постановка немцами радиопомех и окапывание зданий привели к обезвреживанию всех мин. Взрывы в Керчи так и не прогремели.
  
  Старинов, правда, утверждает, что немцы якобы до 1942 года не имели представления об устройстве таких мин. Но факты его брехню опровергают. Отнесем это в категориию охотничьих рассказов, вместе со ШКАСом из Рейхсканцелярии...
  
  

Ворон каркнул три раза

  
  В училище, где я занимался в первые месяцы войны, изобрели радиоуправляемые мины. Особенно известны они по Харькову. Город этот пришлось сдать немцам. Те его старательно разминировали и еще посмеивались - как легко мины было найти, кто же их так ставит! Но самые страшные мины были спрятаны под фундаментами тех зданий, где ожидали большое немецкое начальство. Прошло несколько недель, и им послали сигналы по радио. Потери были ужасны...
  
   А мы-то, курсанты электротехнического отделения, все это умели сами устанавливать, умели управлять. В Ипатьевском монастыре мы как раз и взорвали учебные мины. Задача была - проникнуть ночью на охраняемый остров, поставить их и потом дать команду. Передатчики были настроены на определенную волну и издавали жуткий звук "кар" - как ворон. Два первых "кара" настраивали мину на работу, а третий был сигнал к взрыву...
  
Из рассказов старого сапера Вячеслава Андреевича Громова.
  
  

Финская полька против вороньего карканья.

   []
  Финские источники подтверждают - "Sakkijarven polkka" действительно использовалась при разминировании Выборга, хотя может быть, и не с таким успехом, как сейчас рассказывают об этом.
  
  Сама полька была известна с конца XIX века, её исполняли в окрестностях южно-карельского местечка Сяккиярви. Сейчас это поселок Кондратьево в Выборгском районе, расположенный на трассе "Скандинавия" недалеко от Торфяновки.
  
  На русском языке историю про разминирование впервые изложил выборгский краевед Е. Кепп в газетном очерке, при этом называя эту танцевальную мелодию "Кондратьевской полькой"... К счастью, название не прижилось. :-) "Ах, куда подевался Кондратий..." (с).
  
  В начале XX века в результате обработки трех народных мелодий получился концертный вариант польки - произведение, требующее от исполнителя не меньшей виртуозности, чем пресловутый "Полёт Шмеля". К примеру, ее блестящее исполнение на фортепиано было условием для поступления в музыкальное училище в 1915 г. для Ууно Клами - крупнейшего после Сибелиуса финского композитора.
  
  Но настоящую известность полька получила в 1930-ее годы благодаря блестящим финским аккордеонистам - Вилли Ларсену, Лассе Пихлаямаа и особенно Вильо "Вили" Вестеринену. Пластинки с их записями выпускались не только в Финляндии, но и в Швеции, Норвегии, Германии, Франции и США. В СССР эта мелодия тоже была хорошо известна, как "карело-финская полька". Каждый, кто учился в музыкальной школе, особенно по классу баяна/аккордеона, если и не играл её сам (лично мои руки-крюки этого точно не позволяли), то , по крайней мере, слышал в исполнении более продвинутых товарищей. Любили ее баянисты, ничего не скажешь. Без всякой политики.
  
  

Ссылки

  
  Вот запись 1939 года, которая собственно и использовалась для глушения.
  
  Вот ностальгический вариант со словами, написанными уже после войны. "... А у нас осталась только Сакккиярвен полька...."
  
  Вариант для фортепиано.
  
  Аранжировка из японского мультсериала Girls und Panzer.
  
  А это хард-роковый вариант на гитаре... Сам вполне может служить вместо взрывателя !
  
  Фильм про те самый мины.
  
  О других финских песнях времен войны.
  
  Интервью с главным героем разминирования Лаури Сутела, в 1941 - лейтенантом-сапером.
  
  

Итоги

  
  История про это самое разминирование, в разных вариациях, публикуется обычно авторами антисталинской направленности. Как пример большевистского варварства - и, соответственно, эпической победы над ним. С другой стороны, их оппоненты, как правило, гордятся своей секретной техникой, порой даже отрицают факт ее обезвреживания, и обещают "если нужно повторить".
  
  Ну что тут сказать ? Не согласен я. Как Шариков - с обоими. Демократам хотелось бы напомнить, что в тотальной войне запрещенного оружия нет. В борьбе за само существование страны, любые средства приемлемы - даже не самые красивые. Это что касается морали. А по факту, мосты и железнодорожные узлы - самые что ни на есть стратегические объекты. Из озвученной финнами информации, обезвреженные мины в большинстве стояли на мостах (которых вокруг Выборга немало), а не в зданиях. Будь заминирован какой-либо из особняков на Торккелинкату (пр. Ленина) - об этом варварстве пели бы из каждого утюга. Но нет, про конкретные спасенные объекты почему-то молчат...
  
  С другой стороны, господам патриотам хотелось бы напомнить о двойных стандартах. Если минировать такими вот фугасами Выборг, Харьков, Киев - это хорошо, то за что же мы ругаем немцев, пытавшихся то же самое сделать к примеру в Кракове ? Или они фашисты, им нельзя, а нам можно быть хуже фашистов ?... Все-таки предлагаю признать данное безобразие вынужденной мерой в тотальной войне. Гордиться особо нечем, но и голову посыпать пеплом повода нет. На войне как на войне...
Примечание: * Майор Вихрь - герой одноименного романа Юлиана Семенова и советского фильма, поставленного по нему. Сюжет: советский разведчик узнает о немецком плане уничтожения древнего Кракова путем одновременного взрыва многих фугасов (почти как в Выборге, да). Он с польскими партизанами находит кабель минной системы и взрывает его...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"