Красильников Олег Юрьевич: другие произведения.

Лицо противника - Ялмар Сииласвуо

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Кровавый Ялмар" - финский Жуков.

  Продолжаем знакомиться с нашими бывшими противниками. (См. также П.Талвела, Ю.Эльфенгрен, А.Исотало)
  
   [] Наш сегодняшний герой до самых больших чинов не дослужился. Хотя генерал-лейтенант - тоже неплохо. Но мало ли таких генералов, всех не упомнишь. Однако Ялмар Сииласвуо стоит особняком. Это наш злой гений. Разгром в Финскую войну двух дивизий под Суомуссалми - его работа. В 1941 г он возглавлял финские войска в операции "Песец" (наступлении на Кандалакшу) и заслужил у своих прозвище "Кровавый Ялмар". Так как требовал от своих войск наступать, не взирая ни на какие обстоятельства. На наше счастье, одних приказов оказалось недостаточно... А в 1944 году он в ходе Лапландской войны в том же стиле атаковал немцев, многократно уступая им в силах - чтобы облегчить наступление советских войск генерала Мерецкова. В общем, непростой человек... Но, как обычно, начнем по порядку.
  
  Ялмар Стрёмберг родился в 1892 г в Гельсингфорсе, в семье редактора газеты. Окончил факультет правоведения финского Университета. Служил в Министерстве образования. Вроде солидный, мирный человек. Но с началом Первой Мировой даже у него всё пошло не так...
  
  

Ледниковый период и группенфюрер Стрёмберг

  
  Читая о предреволюционной Финляндии (1914-17 гг) нередко встречаешь странные на первый взгляд эпитеты: "ледяной", "ледовый", "ледниковый". О чем это ? Или финны льда раньше не видели ? Нет, речь тут совсем о другом. Как я уже многократно упоминал, с началом Первой Мировой финны на полном серьезе взяли курс на отделение от России, в том числе и насильственными средствами. Но воевать нужно уметь, а в русскую армию "чухну" уже 15 лет не призывали. То есть военно-обученных практически не было.
  
  Проблему решили путем направления добровольцев в Германию, для военного обучения. Но такая операция, да еще в широких масштабах (до двух тысяч курсантов за время войны) требовала хорошей конспирации. Хотя местные финские власти и полиция всячески покрывали отъезжающих, но и русские чиновники всех рангов не должны были ничего заподозрить.
  
  Поэтому агитация и сборы добровольцев велись под прикрытием многочисленных местных хоккейных клубов. То что там собираются крепкие молодые парни, тренируются, что-то обсуждают, периодически ездят куда-то (играть с такими же клубами ?) особых подозрений не вызывало.
  
  И тут появился такой каламбур. Как мы знаем, в Германии финнов определили в 27-й егерский учебный батальон. "Егерь" в смысле "охотник" по-фински - riistanvartija, а вот название для легкого пехотинца - jääkäri - пришлось заимствовать из немецкого. Jää - по фински лёд, так что всё что касалось егерей, для финского уха звучало как связаное со льдом. В том числе, конечно, и хоккейная команда - "ледовая дружина". А в целом время "егерского движения" частенько называли "ледниковым периодом".
  
  Одним из первых на учебу выехал молодой Стрёмберг. 23 марта 1915 года он прибыл в лагерь Локштедт. 27-го батальона тогда еще не существовало - сначала это были "курсы Пфадфиндера" для нескольких десятков курсантов. Потом их разверули в батальон. Ялмар попал во вторую роту и вскоре был назначен лидером группы (взвода) с присвоением звания группенфюрер (Gruppenführer) - к чинам СС это тогда никак не относилось, за отсутствием таковых. Хотя... как сказать. Ялмар Сииласвуо закончил свою карьеру генерал-лейтенантом (kenraaliluutnantti), а это как раз соответствует уже СС-овсому группенфюреру. В общем от чего ушел к тому и пришел...
  
  

Гражданская война и Выборгская резня

  
  В конце февраля 1918 г. Ялвар Стрёмберг вместе с другими егерями прибыл в финский порт Ваза и немедля вступил в ряды белых. В качестве командира 3-й роты 5-го егерского батальона участвовал в сражении за Тампере. По итогам боев был назначен командиром этого батальона, и переброшен с ним под Выборг (Viipuri). Это было последнее сражение Финской Гражданской войны. Да и назвать его сражением не совсем верно. Всё красно-финское руководство, заранее похоронив Республику, бежало в Петроград. Кто-то на пароходах из Выборга, кто-то под прикрытием последнего красного бронепоезда - по железной дороге на Белоостров. Оставшиеся в Выборге красногвардейцы дали последний бой на Батарейной горе. Но лучшая выучка и численное превосходство белых решили исход схватки. 29 апреля победители вступили в город...
  
  Дальше началось то, что в финской и советской историографии именуют "Выборгской резнёй". За два дня без суда и следствия было расстреляно около 400 человек. И ладно бы это была расправа над "красными" - те тоже ангелами не были. Но реально воевавшие красногвардейцы как раз в большинстве ушли из города, а под горячую руку белым попались в основном городские обыватели. Большинство составляли рабочие и демобилизованные русские солдаты, по наивности считавшие, что внутрифинские разборки их не касаются. Но также в числе убитых были бывшие офицеры, чиновники, коммерсанты, священники и прочие "классово близкие" к белым - таких насчитали до 150 человек из 400. Единственное, что бесспорно - большинство убитых были русскими (или приняты за русских - как например 23 поляка). То есть террор велся не по классовому а по национальному признаку. Эту страницу финская историография до сих пор вспоминать не любит. А наши "исследователи", потакая вкусам квасных патриотов, делают очень простой вывод: все финны - гады и мясники. В результате сторонники этой идеи ничем не отличаются от финских экстремистов, тоже считавших, что все "рюсся" сволочи.
  
   [] Так кто и почему устроил резню ? Наиболее авторитетные источники даже перечисляют фамилии тех, кто непосредственно отдавал приказы: это все как один выходцы из егерского батальона, на момент преступления - средние командиры (от лейтенанта до майора), и в абсолютном большинстве - шведского происхождения. В общем удивляться нечему. В егеря шли действительно убежденные противники русских. Те, кто еще не определился - вряд ли попрется во время глобальной войны через три границы к врагу своей страны, чтобы там "учиться военному делу настоящим образом" (с). Почему в основном шведы ? Язык, близкий к немецкому позволял более качественно промыть им мозги во время учебы, чем природным финнам. К тому же последние (особенно уроженцы восточных областей) с русскими контактировали всю жизнь и более-менее привыкли. А шведы с берегов Ботнического Залива (тот же Вазский полк) воспринимали "рюсся" как неведомых злобных пришельцев - и сами вели себя соответственно.
  
  Но позвольте, скажет читатель. Наш герой, Ялмар Стрёмберг - вполне себе швед, егерь, батальонный командир - наверняка и он в Выборге отметился! Подозревать можно всех и в чем угодно. Но по поводу реальных виновников, таких как майор Марти Эгстрем (командир Ваазского полка), майор Харальд Эквист, лейтенант Элия Рихтниеми из партизанского полка Каяани, есть документы - кто, кого, когда и где расстреливал. Их начальников - генерал-майоров Эрнста Лёфстрема и Карла Фредрика Уилкмана - обвиняют в издании приказов о суровом обращении с военнопленными, но официально они расстрелов якобы не санкционировали. Про Ялмара Стремберга ничего компрометирующего нет. А ведь он был тогда не столь важной птицей, чтобы специально "отмазывать" его за счет остальных.
  
  Также обсуждается вопрос о роли в этой резне Маннергейма. В Выборге его не было, но как Главнокомандующий он должен был отвечать за всё. Понятно, однако, что три месяца как созданная из добровольцев армия пока что живет по своим законам, и на 100% не подчиняется никому. Большую роль играют "полевые командиры", каждый из которых пытается гнуть свою линию. Большинство командиров - выходцы из егерей. Корпоративный дух очень силен. Кто для них Маннергейм ? Перебежчик, до последнего служивший русскому царю и лишь в последний момент перешедший на правильную сторону. Слишком мягкотелый. К егерям никакого отношения не имел. Воинская дисциплина требует ему подчиняться, но особого уважения и доверия нет. Маннергейм - отдельно, егеря - отдельно.
  
   Поэтому расправа в Выборге могла иметь целью "повязать Маннергейма кровью", сделать его ответственным за расстрелы и таким образом накрепко соединить с егерским движением. Надо сказать, фокус удался: по крайней мере в России маршала до сих пор так и считают главным виновником. Не потому даже что это соответствует фактам, а просто картинка становится удобнее для патриота: все финны гады, и Маннергейм - главный гад. Так оно проще для умственно отсталых.
  
  

Между войнами - смена фамилии

  
   Однако вернемся к нашему герою. До 1927 года он командует все тем же 5-м егерским батальоном. Два слова о терминах. Если до весны 1918 года название "jääkäri" для финнов означало только тех, кто проходил обучение в егерском батальоне в Германии, то позже, в ходе Гражданской войны и после нее, этим словом стали называть отборную легкую пехоту, как это и принято в Европе. Были ли среди послевоенных егерей выпускники того самого 27-го немецкого егерского батальона ? Были, но очень немного. Все, кто имел хоть малейшие способности и желание - стали офицерами и служили теперь практически во всех частях Финской армии: другого источника хорошо обученных командиров у финнов поначалу просто не было. Лишь немногие остались рядовыми или унтерами, но и те либо демобилизовались, либо оказались в разных воинских частях.
  
  А в егерские батальоны 20-х годов (и позднее) финны набирали лучших призывников. Летом они, как правило, действовали на велосипедах, зимой - на лыжах, являясь подвижным резервом пехотным командиров. Предназначались для разведки, рейдов по тылам, авангардных и арьергардных боев. Егеря стали элитой финской армии.
  
  В 1927 г подполковник Стрёмберг был переведен в Министерство обороны Финляндии. Но бумажная работа была ему не по душе. Проработав меньше года, он добился назначения в войска, а именно командиром 1-го самокатного (велосипедного) батальна в г. Терийоки, практически на советской границе. Этот "батальон с фронтира" до прихода нового начальника был по сути неуправляем. Жизнь на неспокойной границе заставила позабыть про уставные формальности, форму одежды, дисциплину и прочие мирные глупости. Бойцы чуть не по собственной инициативе вступали в стычки с красными пограничниками, весьма выборочно гоняли контрабандистов, и конечно, не отказывали себе в русском самогоне.
  
  С приходом нового командира положение изменилось, хотя и не сразу. Несколько внезапных учебно-боевых тревог показали, что собрать всех практически нереально - кто-то в самоволке, кто-то пьян. После пары жестких приказов несколько человек загремело под суд (на их счастье, в мирное время всё же не расстреливали на месте), кого-то отчислили в другие подразделения. Учебные выходы также показали ненадежность "самокатов", многие из которорых еще помнили Первую Мировую и с тех пор всерьез не ремонтировались. Пришлось заняться и этим. Постепенно батальон становился тем, чем должен был - элитным подразделением, отборной финской "мотопехотой".
  
  Кроме учебных занятий, батальон занимался и хозяйственными работами. Так, в Терийоки было построено здание офицерского клуба. Интересно, что после начала Зимней войны красные разместили "народное правительство Финляндии" во главе с Отто Куусиненом именно в этом доме. Видимо, здание оказалось самым приличным... Кстати, оно сохранилось и поныне, по адресу: г. Зеленогорск, ул.Исполкомовская, дом 6. До недавних времен приходило в упадок и разрушалось, но буквально в последние 2-3 года было отремонтировано.
  
   []
  
  В 1933 г наш герой был произведен в полковники и назначен командовать Егерским полком провинции Саво (Savon jääkärirykmentti). Еще через год его переводят в г.Оулу руководить Северо-Ботническим военным округом. Там его помимо прочего избирают в Городской Совет (kaupunginvaltuusto) Оулу, в котором он состоял до 1940 г. Именно в это время приходит решение сменить фамилию со шведской на финскую. Возможно, тогдашние "политтехнологи" посчитали, что так оно будет ближе к народу во время выборов в Горсовет. Хотя Ялмар вроде и старую фамилию носил достойно, надо признать - всенародно известен он стал именно под новой.
  
  

Зимняя война - злой гений 9-й армии.

  
   [] С началом Зимней войны полковник Сииласвуо был назначен командовать 9-й пехотной дивизией. Она спешно формировалась сверх плана уже в начале войны. Дело в том, что финны, неплохо подготовив к обороне Карельский Перешеек, вообще не планировали серьезных боевых действий севернее Ладожского озера, в центральной Карелии. А красные развернули там целых две армии - 8-ю и 9-ю. Каждая наступала несколькими дивизиями на широком фронте, а противостояли им первоначально только батальоны пограничников. Чуть позже против 8-й армии был направлен уже известный нам полковник Талвела со своей группой, а против 9-й армии комкора Духанова - полковник Сииласвуо с 9-й дивизией.
  
   Практически весь ей комсостав, начиная с командиров рот, составляли призванные из запаса бывшие егеря. Это означало - все имели боевой опыт, все друг друга знали, и всем уже было за сорок. Старая гвардия. Но из-за спешки завершить формирование не успели. Тяжелого вооружения дивизия практически не получила (единственный укомплектованный артдивизион остался на Аландских островах), а все три пехотные полка (25-й, 27-й, 40-й) бросили на разные направления. Со штабом дивизии остался только 27-й полк плюс несколько специальных рот (егерская, пулеметная, противотанковая). Их назвали "бригадой Сииласвуо" и срочно направили под Суомуссалми против Ухтинской группировки советской 9-й армии (163-й и 44-й дивизий). Общая численность финнов оценивается в 5000 человек, включая присоединившиеся к ней на месте два батальона пограничной стражи (15-й и 16-й).
  
  Дальнейшие события в общем известны. 163-я дивизия комбрига Зеленцова, встречая сопротивление только пограничников, дошла до Суомуссалми. Финны оставили сожженный поселок. Но 11 декабря, подтянув свои силы, полковник Сииласвуо атаковал красных и заблокировал им все пути снабжения. На выручку 163-й была направлена 44-я Краснознаменная Киевская дивизия комбрига Виноградова. Она растянулась на 30 км по единственной дороге от Раате до Хаукила. Оставив против Суомуссалми только пару батальонов, финны перебросили остальные силы против 44-й дивизии, и атаковали ее с разных сторон. Она была отрезана от дороги в тыл, и рассечена на несколько частей. Личный состав, только что переброшенный с Украины, не имел зимнего обмундирования. Заканчивались боеприпасы и продовольствие. Авиация 9-й армии во главе со знаменитым П. Рычаговым ничем помочь не могла. Генерал Сииласвуо писал впоследствии: "Мне было непонятно и странно, почему русские не имели лыж. Из-за этого они не могли оторваться от дорог и несли большие потери".
  
   Позже 44-я дивизия получила разрешение на отход, но прорваться к своим удалось далеко не всем. 1300 красноармейцев попали в плен, несколько тысяч погибли. Точную цифру никто не знает - финны просто не считали всех замерзших в лесу и утонувших в болотах, а наши историки называют ту цифру, которую от них требует Партия и правительство. Поэтому вопрос, насколько укомплектованной пришла 44-я дивизия на фронт, намеренно запутан: от 9 до 17 тысяч, по разным данным. Соответственно потери от одной тысячи до девяти. Понимай как знаешь... Финнам досталось 97 орудий, 37 танков, 130 станковых и 150 ручных пулеметов, 6 минометов, 150 автоматов ППД.
  
   163-я дивизия комбрига Зеленцова, так и не дождавшись помощи, в конце концов тоже пошла на прорыв. Он был более удачным, главным образом потому что войска сохранили управление и взаимодействие, а также из-за слабости противостоящих финских сил. Дивизия прорвалась на северо-восток и после 30-километрового марша по бездорожью вышли к своим. Пришлось конечно бросить всё тяжелое вооружение. Всего 163-я потеряла свыше 3000 человек, но это в общем не самый плохой вариант, в сравнении с прочими (44-я, 18-я...).
  
   Позже 163-я дивизия действовала в районе Кухмо (100 км южнее Суомуссалми), пытаясь деблокировать 54-ю горнострелковую дивизию комбрига Гусевского. Им противостоял финский 25-й полк той же 9-й дивизии плюс несколько отдельных батальонов. В результате до конца войны 54-я гсд находилась в тяжелом положении, расчлененная на восемь изолированных "мотти" (котлов). Но уничтожить ее финнам не удалось - как утверждал Сииласвуо, просто не хватило времени. Наши же исследователи связывают относительный успех обороны с тем, что горные стрелки были лучше прочих подготовлены к зимним условиям. Кроме того, к концу войны летчики Рычагова наконец научились худо-бедно снабжать окруженные части по воздуху, что в 1939-м у них не получалось абсолютно.
  
  Также в состав 9-й армии русских входила 122-я стрелковая дивизия, наступавшая севернее основной группировки на 200 км, от Алакуртти на Салла. Ей противостояли лишь два легких батальона, также подчинявшихся полковнику Сииласвуо. Такое соотношение сил, а также весьма высокая готовность этой советской дивизии к боям в зимних условиях (к чему приложил руку и служивший в ней капитан Маргелов), не дало финнам возможности окружить и разгромить 122-ю сд. Она успешно прошла пол-пути до Рованиеми, но потом по приказу вернулась в район Салла. Единственное светлое пятно в истории действий 9-й армии !
  
   Остальным участникам операции пришлось держать ответ за неудачи. Комбриг Виноградов, руководивший 44-й дивизией, был расстрелян. Командарм-9, комкор Духанов, снят с должности. А вот комбриг Зеленцов (163 сд), худо-бедно организовавшитй прорыв из окружения, был произведен в генерал-майоры и награжден орденом Красного Знамени. В начале Великой Отечественной он во главе 88-й дивизии снова окажется в этих же краях, в районе Кестеньги, и снова его противником будет Ялмар Сииласвуо...
  
  А тот по итогам этой операции стал звездой национального масштаба. О разгроме русских на Раатской дороге (речь про 44-ю сд) финская пропаганда вещала непрерывно. Об этой победе снимались фильмы, создавались песни. Естественно, имя победителя - полковника Сииласвуо - тоже было на слуху. Он, правда, не зазнавался, и "сваливал" основную роль в этой операции на своего начальника штаба, капитана Альпо Мартти. Зато решил ковать железо пока горячо - и уже в 1940 выпустил две книги: про бои под Суомуссалми и Кухмо. Первая разошлась тиражом свыше 33 тыс экземпляров. Маннергейм такую спешку не одобрил, но формальное согласие на написание мемуаров дал. Рецензенты охарактеризовали краткий и уверенный стиль книг Сииласвуо как 'монументальный'. Правда ходили слухи, что и в написании книг главную роль играл начальник штаба - но и Мартти, и Сииласвуо это отрицали. Так или иначе, это был их пик популярности!
  
  

Война-продолжение - операция "Песец"

  
   []
Состав 3-го финского корпуса
Командующий генерал-майор Ялмар Сийласвуо   Начштаба п-к Вяйно Йоханнес Ойнонен
Группа J (подп-к Юсси Туртола)
  • 53-й пехотный полк
  • II дивизион 16-го артполка
  • 75-я крепостная батарея
  • 35-я Пограничная рота
  • 15-й Крепостный батальон
  • Танковая рота Pz.I/II (немецкая)
  • Велосип. рота 5-го легкого б-на
Группа F (п-к Франс Уно Фагернас)
  • 11-й пехотный полк
  • 2-й батальон 32-го пехотного полка
  • 5-й легкий б-н (без велосип. роты)
  • 40-й немецкий танковый б-н (без роты)
  • 16-й артполк без II дивизиона
  • 16-й тяжелый артдивизион
  • 6-й крепостной артдивизион
  • 25-я артбатарея (моторизованная)
  • Два саперных батальона
  • 25-я пограничная рота
  • Велосип. рота 11-й бригады ополчения
  • Легкая команда гранатометчиков
  • 1-я рота 3-го Партизанского б-на
  • Пулем. рота 3-го Партизанского б-на
  • 14-й крепостной батальон
  • 263-я рота ПВО
  • 31-й Батальон связи
Корпусные части
  • 32-й Пехотный полк без 2-го б-на
  • 11-я артбатарея (моторизованная)
  • 3-й Партизанский б-н без двух рот
  • 13-й Батальон связи
  • 15-й Саперный батальон
  • 151, 152, 153 Батареи ПВО
  • 151-я пулеметная рота ПВО
 []
В апреле 1940 г Ялмар Сииласвуо стал генерал-майором. В июне 1941 года он был назначен командовать 3-м финским корпусом, который вместе с 36-м немецким корпусом генерала Фалькехорста должен был наступать в Лапландии с целью перерезать Кировскую ж/д. Основные силы (немецкие 169-я пд и бригада СС "Норд", 211-й танковый батальон, финская 6-я дивизия) наступали через Салла и Алакуртти на Кандалакшу. 3-я финская дивизия с приданным 40-м особым танковым батальоном делилась на две боевые группы: одна наносила удар от Куусамо через Кестеньгу на Лоухи, а другая еще южнее - от Раате на Ухту и далее на Кемь. Вся эта операция носила название "Polarfuchs" - "Песец".
  
  Немецко-финской группировке противостоял 42-й стрелковый корпус генерал-майора Панина Романа Ивановича, в составе двух стрелковых дивизий: 122-й и 104-й. Они располагались в районе Салла-Алакуртти, за исключением одного 242 полка 104-й сд, прикрывавшего Кестеньгу. Сам Панин в ходе Финской войны командовал 1-м стрелковым корпусом 8-й армия. Был разбит полковником Талвела под Толваярви. Отстранен от командования, но не арестовывался и в звании не понижался. Урок пошел Панину впрок: в ходе Великой Отечественной, возглавляя 42-й корпус под Кандалакшей, он действовал сравнительно успешно, и не пропустил противника к Кировской железной дороге. Правда, ему очень сильно помогло прибытие в последний момент (уже 22 июня) 1-й танковой дивизии из-под Ленинграда. Встретиться с таким противником Фалькенхорст не планировал, его довоенное техническое (танки) и численное (3 дивизии против двух) превосходство были ликвидированы. Неудивительно, чтопервый удар в районе Салла не имел успеха. Но это сегодня не наша тема, подробнее эти бои описаны в статье про операцию "Песец".
  
   Южнее, на ухтинском направлении, оборонялась знакомая нам 54-я советская дивизия, относившаяся к 7-й армии. Ею еще с Финской войны командовал тоже генерал-майор Панин - но Илья Васильевич. Однофамилец комкора.
  
   Хотя немецкие и финские войска были где-то перемешаны, командующие корпусами четко поделили обязанности. Фалькенхорст заведовал направлением Салла-Алакуртти-Кандалакша, управляя двумя немецкими и одной финской (6-й) дивизией. Генерал Сииласвуо командовал на Кестеньгском и Ухтинском направлениях - на каждом сначала действовало по одному полку 3-й финской дивизии, усиленных артиллерией и немецкими танками (40-й батальон). Третий финский полк числился в резерве и позже был брошен под Ухту.
  
   С началом боевых действий группа J полковника Юсси Туртола (53-й пехотный полк, 2-й батальон 12-го полка и части усиления), сбив заслоны пограничников, вышла к реке Софьянга (Sohjananjoelle), соединяющей два озера западнее Кестеньги. На этой очень удобной позиции окопался 242-й полк 104-й советской дивизии. Попытки прорвать оборону не удались. Но генерал Сииласвуо требовал наступать во что бы то ни стало. Возможно, его триумф в Зимнюю войну привел к некоторой недооценке противника. Или генерал Фалькенхорст, также не сумевший в июле прорваться к Алакуртти, требовал от союзников-финнов максимальной активности. Факт тот что был отдан вполне "жуковский" приказ: наступать, не взирая на потери.
  
  Еще несколько лобовых атак на узкое дефиле между Топозером и Пяозером ничего не дали, кроме огромного (по финским меркам) урона: группа J сократилась с 2800 до 800 штыков, был в частности убит полковник Туртола. Потом сюда были переброшены подкрепления из 6-й дивизии и с Ухтинского направления, прибыла часть бригады СС "Норд", специальный отряд был направлен в глубокий обход - в результате Кестеньгу 7 августа таки взяли. Но боевой дух финнов резко упал, а своего генерала, которого ещё недавно боготворили, они теперь называли "Jalmari Veriseksi" - Кровавый Ялмар. А не very sexy, как кто-то неправильно подумал.
  
   [] И было бы ради чего! Советский 242 полк недаром больше месяца удерживал финнов на этом рубеже. Сюда успели перебросить из-под Архангельска 88-ю стрелковую дивизию, во главе с известным нам генералом Зеленцовым (командовал 163-й сд в Финскую). Интересно, что для переброски дивизии впервые использовалась ж/д ветка Сорокская - Обозерская (от Архангельска к Кировской дороге), достроенная буквально накануне. До эшелонов с 88-й сд по ней ходили только составы железнодорожных рабочих. Можно говорить о том, что прибытие этой дивизии спасло от захвата станцию Лоухи, и соответственно от блокады Кировской железной дороги на этом участке. Позже сюда же прибыла из Мурманска морская стрелковая бригада.
  
  Похоже, задачу прервать Кировскую дорогу генерал Сииласвуо воспринимал очень серьезно. Не имея достаточно сил под Кестеньгой (один усиленный полк против дивизии, бригады и ряда отдельных частей), он все равно пытался наступать, перебрасывая силы с соседних участков. Но русские (как на подбор, уже "битые" финнами в Зимнюю войну - Панин, Зеленцов) держались стойко и во всяком случае больших глупостей не допускали. Поэтому линия фронта так и застыла в 30-40 км от узловой станции Лоухи. При этом, ослабив другие направления, наш герой получил проблемы и там.
  
   На самом глухом, ухтинском направлении, война шла своим чередом. Сбив слабые пограничные заслоны, группа F в составе полка 3-й дивизии, частей поддержки и усиления, в т. ч. танков Pz.III 40-го батальона, встретилась с советской 54-й стрелковой (бывшей горнострелковой) дивизией. 54-я имела опыт войны в этих краях, так что бои шли практически на равных. Около месяца продолжалось противостояние на р.Войнице у оз.Кухто. Наконец, финнам удалось обойти красных, и постепеннно заставить их отойти к речке Кис-Кис, в 15 км от Ухты. Там фронт и застыл до 1944 года.
  
   Возможно, об этой Тмутаракани вообще бы никто не вспоминал. Но в октябре теперь уже красные нанесли контрудар. Чтобы его отразить, генерал Сииласвуо направил отдельные батальоны с других участков, и даже настоял на переброске одного полка из-под Мурманска. Впрочем, всё кончилось ничем: русские отошли обратно на рубеж речки Кис-Кис, а снабжать в этой глухомани дополнительные финские силы было невозможно. Поэтому ударную группу вскоре расформировали, а линия фронта в этих краях так и не менялась до Перемирия.
  
  Севернее, где наступал на Кандалакшу немецкий 36-й корпус с 6-й финской дивизией, успехи тоже были относительные. До ноября ценой немалых потерь удалось выйти на границу 1939 года. Дальше уперлись в старые советские укрепления, а до Кандалакши было еще 60 километров. Командир 6-й финской дивизии полковник Вернер Вийкла, получив от командующего корпусом очередной приказ о лобовом наступлении, застрелился. Возможно, это и стало предельной точкой для самого Сииласвуо: в ноябре он отказался от дальнейших атак на Кировскую ж/д, не смотря на то что его подчиненные были в большинстве все еще настроены оптимистично.
  
  Линия фронта на всем участке 3-го корпуса застыла вплоть до Перемирия. Сам Сииласвуо (с июня 1942 года - генерал-лейтенант) командовал тут до конца 1942, после чего был отозван в Хельсинки. В качестве главного инспектора военных училищ он служил до 1944 года, а потом направлен на Карельский перешеек, командовать вновь сформированным 3-м корпусом. Корпус теперь состоял из 15-й пехотной дивизии и 19-й бригады, и занимал оборону в восточном секторе линии ВКТ, по озерам Вуокси и Суванто-ярви, далее до реки Тайпале. То есть на той же самой позиции, где в конце Зимней Войны оборонялся со своим 3-м корпусом Пааво Талвела.
  
  И результат вышел очень похожим. Красные, имея возможность наступать на более удобных участках, ограничились против 3-го корпуса локальными атаками. Уже был взят Выборг, уже отгремело танковое сражение под Ихантала, уже велись переговоры о Перемирии - а войска Сииласвуо всё еще стояли в 60 км от Ленинграда, на Тайпален-йоки (р.Бурная). Наконец, 4 сентября 1944 года было достигнуто соглашение о прекращении огня, а через две недели подписали в Москве Перемирие.
  
  

Лапландская война - против старых союзников

  
   [] Закончив одну войну, финны немедленно должны были начать другую - "помочь" бывшим союзникам-немцам побыстрее покинуть территорию Суоми. Большая часть немецких дивизий находилась на самом севере страны, в Лаландии, и добровольно уходить не желала. Поэтому 3-й корпус генерала Сииласвуо был переброшен с Карельского перешейка в г.Оулу на побережье Ботнического залива, а сам он был назначен командующим финскими войсками в Лапландии.
  
   Никто из финских военачальников не знал немцев лучше, чем долго воевавший с ними плечом к плечу Сииласвуо. И никто лучше него не умел воевать в дремучих северных лесах.
  
   Поначалу финны в бой не рвались. Еще недавно они с немцами были союзниками, и за просто так проливать кровь никто не хотел. Финские части просто следовали за немцами по мере их отхода к границам Норвегии и Швеции. На окрики из Хельсинки: "шо так медленно ?" Сииласвуо отвечал стандартными отмазками на удаленность и плохие дороги. Эту идиллию испортили сами же немцы, зачем-то вспомнившие "тактику выжженной земли" и в частности спалившие дотла столицу Лапландии - Рованиеми. С этих пор мирное преследование всё чаще начало превращаться в перестрелки и полноценные бои. Стали ловить немецкие арьергарды в котлы-мотти и беспощадно их уничтожать.
  
   1-го октября финская пехота высадилась в Торнио - самом северном порту Финляндии на границе со Швецией. Одновременно местные шюцкоровцы подняли в городе восстание, и выбили немцев из города и порта. Путь немцам из Финляндии был отрезан, им светило полное уничтожение. Но... среди трофеев в Торнио был обнаружен целый склад спиртного! Финны против такой Божьей Благодати пройти не могли. Гарнизон практически весь упился в стельку, и немцы на следующий день смогли отбить город обратно. Основные силы Сииласвуо через несколько дней, конечно, опять взяли Торнио - но немцы уже успели "проскочить" через него на территорию Швеции. Подобная же история произошла и в Кемиярви на границе с Норвегией. Пока финны с энтузиазмом уничтожали трофейный шнапс, немцы успели взорвать мосты и практически без потерь отступить в Норвегию.
  
  Дольше всего немцы держались на самом севере - у никелевых рудников Петсамо. Наконец, в октябре начали отходить и они. Генерал Сииласвуо был на них, наверное, уже более зол, чем на русских. Но к тому моменту его корпус был частично демобилизован, согласно Московскому договору. У него осталась где-то четверть или треть штатного состава. Тем не менее, он пытался атаковать, вновь заставляя солдат вспоминать кличку "Кровавый Ялмар". Хуже того. Поскольку опытные войска были демобилизованы, в последних боях в Лапландии Сииласвуо получил 1-ю дивизию, собранную из молодых призывников. Дивизия понесла большие потери, в том числе из-за мин, установленных немцами. Конец войны поэтому называют "Детским крестовым походом".
  
   [] 26 октября под Танкаваарой 4 финских батальона атаковали 12 немецких - разумеется, безуспешно. В тот же день из-за недостатка сил сорвалось и окружение горной дивизии СС "Норд" - наследницы той самой "бригады Норд", с которой Сииласвуо действовал бок о бок в 1941.
  
  Завершающие операции Лапландской войны необычны тем, что в них (пусть и неявно) взаимодействовали советские и финские войска. И те и другие каждый со своей стороны наступали на норвежский Киркенес, сжимая в клещи оборонявшуюся там немецкую группировку. Официальных соглашений о взаимопомощи не было, но на деле вышло именно так. Благодаря этому бои закончились быстро и с небольшими потерями. 21 декабря 1944 года Сииласвуо за успешное завершение Лапландской войны был награждён Крестом Маннергейма II степени.
  
  После войны Ялмар Сииласвуо командовал все той же 1-й "детской" дивизией в Оулу. Но здоровье, подорванное на фронте, быстро ухудшалось, и генерал умер 11 января 1947 года в возрасте всего 54 лет.
  
   Награды:
  
  

* * *

  
   [] Его сын, Энсио Сииласвуо, тоже стал военным. Воевал с 1940 года, был дважды ранен. К 1944 году дослужился до капитана, занимал должность нач.штаба полка. Но основная карьера ждала его в мирное время, в миротворческих операциях ООН. В 1965 году он командовал финляндским миротворческим контингентом на Кипре. После окончания Шестидневной войны он занимал различные должности на Среднем Востоке. С 1973 года после окончания Войны Судного дня до августа 1975 года командовал Чрезвычайными вооружёнными силами ООН на Синайском полуострове. Был назначен на должность главного координатора миротворческих миссий ООН на Ближнем Востоке, которую он занимал до подписания Кэмп-Дэвидских соглашений между Египтом и Израилем в 1979 году. В 1980 году ушёл в отставку с военной службы. 6 октября 1998 года ему было присвоено звание полного генерала. Скончался 10 января 2003 года.

  

И, по традиции, финская песня на тему...

  
   [] "Jääkärimarssi" - "Егерский марш".
  
   Музыка для марша написана в 1917 году знаменитым финским композитором Яном Сибелиусом (Jean Sibelius, на фото вверху). Автор слов - Хейки Нурмио (Heikki Nurmio), который написал их во время своей учебы в рядах финского 27-го егерского батальона в Германии в 1916 году. Текст был переправлен Сибелиусу в Ярвенпяя (Järvenpää - город недалеко от Хельсинки, где жил композитор). Тот написал марш - сначала для мужского хора и фортепиано, потом аранжировал для хора и симфонического оркестра. Премьера марша состоялась 19 января 1918 г. в Хельсинки. А буквально через неделю началась Гражданская война...
  
Syvä iskumme on, viha voittamaton,       Ни покоя, ни крова не ждем над головой,      
meil\' armoa ei kotimaata.               И ненависть наша всего сильней.              
Koko onnemme kalpamme kärjessä on,       Пусть услышат враги этот голос боевой        
ei rintamme heltyä saata.                Безжалостно брошенных наземь дней -          
Sotahuutomme hurmaten maalle soi,        За страну, что ломает столетний лед,         
mi katkovi kahleitansa.                  Сегодня уходим в бой мы.                     
::ei ennen uhmamme uupua voi,            Солнце правды на наших штыках взойдет,       
kuin vapaa on Suomen kansa::             Финляндия будет вольной.                     
                                         Пусть солнце на наших штыках взойдет,        
                                         Финляндия будет вольной.                     
                                                                                      
Kun painuvi päät muun kansan, maan,      Когда ночь подступала в упор, сжимая грудь,  
me jääkärit uskoimme yhä.                Нас грела одна лишь родная речь.             
Oli rinnassa yö, tuhat tuskaa,           Когда глаз не поднять, и спины не разогнуть, 
vaan yks\' aatos ylpeä, pyhä:            Надежда одна не давала лечь:                 
Me nousemme kostona Kullervon,           Мы восстанем, как некогда Куллерво,          
soma on sodan kohtalot koittaa.          И мы выпьем до капли чашу                    
::Satu uusi nyt Suomesta syntyvä on,     Мести - с юной Суоми, не боясь ничего,       
se kasvaa, se ryntää, se voittaa::       Шагнем горизонта дальше.                     
                                         С песней новой Суоми, не боясь ничего,       
                                         Шагнем горизонта дальше.                     
                                                                                      
Häme, Karjala, Vienan rannat ja maa,     Берег Белого моря, Карелия моя!              
yks\' suuri on Suomen valta.             Финляндии хватит на всех одной.              
Sen aatetta ei väkivoimat saa            Непокорная силе свободная семья -            
pois Pohjolan taivaan alta.              Под северным небом не быть иной.             
Sen leijonalippua jääkärien              Наше счастье - нести твое знамя льва         
käsivarret jäntevät kantaa.              Сквозь гул орудийных залпов,                 
::Yli pauhun kenttien hurmeisten         Крепко сжав, по дорогам огня и льда          
päin nousevan Suomen rantaa::            В омытое солнцем завтра,                     
                                         Породнившись сияньем огня и льда,            
                                         В омытое солнцем завтра.                     


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"