Красильников Олег Юрьевич: другие произведения.

123-я танковая бригада (она же 1-я Ленинградская Краснознаменная)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Эта бригада была, наверное, самой известной из танковых частей, действовавших внутри блокадного кольца. Да и предыстория у нее весьма интересная. Началось с 1-й танковой дивизии, или даже раньше...
  
  

1-я краснознаменная танковая дивизия.

   []
  1-я краснознаменная танковая дивизия формировалась летом 1940 года в посёлке Струги Красные - ныне Псковской, а тогда Ленинградской области. Первая дивизия в рамках коренной перестройки всех танковых сил РККА! Она просто обязана была стать образцово-показательной. И она стала. Начать с того, что на ее формирование были обращены лучшие из существующих частей. Знаменитая 20-я Краснознаменная тяжелая бригада, прославившаяся в боях с белофиннами. Именно от неё 1-я танковая дивизия унаследовала наименование. 1-я легкотанковая бригада, тоже отличившаяся на линии Маннергейма. Остатки 34-й легкотанковой, погибшей в окружении под Леметти - за одного битого двух небитых дают ! Пехоту и артиллеристов взяли из 25-й кавалерийской дивизии, также воевавшей в Финляндии. Известно, что личный состав кавалерийских дивизий РККА отличался от обычной пехоты в лучшую сторону - не только физической подготовкой, но главное высокой сознательностью и инициативой.
  
  К июню 1941 года дивизия практически завершила формирование - во всяком случае, подошла к этому ближе, чем какая-либо другая. По штату ей полагалось 375 танков (включая 63 КВ и 210 Т-34) и 95 броневиков. Налицо было 370 танков и 53 БА, в том числе - 38 Т-28, 265 БТ, 58 Т-26 и Т-130. Уже в июле были получены 24 КВ и 10 Т-50. Дивизия была почти полностью механизирована. Имелись не только трактора "Коминтерн", тягачи "Комсомолец", грузовики, но и полевые бензоцистерны, мастерские, хлебопекарни, рефрижераторы, душевые и даже передвижной дивизионный клуб. 1-я танковая дивизия была создана первой, и по оснащению действительно являлась передовой. В отличие от большинства других, она смогла провести в конце 1940 г полноценные учения полкового звена на полигоне в Стругах Красных.
  
  

Лапландия

   []
  А потом всё произошло, как Резун прописал: 17-го июня (до войны !) дивизию срочно погрузили в эшелоны и направили из-под Пскова аж в Лапландию - район Алакуртти. То ли защищаться там от горных егерей фон Дитля, то ли наступать на Рованиеми и далее к Ботническому заливу. Прибыли как раз 22-го июня. Там, как водится, дивизию немедля "раздербанили":
  
  ...из состава дивизии были выделены подразделения для совместных действий со 122-й сд по обороне в районе Сала, Корья, Вуориярви. На 1-й мсп была возложена задача прикрытия левого фланга частей стрелкового корпуса, которые занимали оборону в районе Вуориярви, Ран Иоки, река Сулаха. 2-й тб 1-го тп был передан в резерв командира 122-й сд и выдвинут в район урочища Маненяке. 2-й танковый полк был сосредоточен в лесу в полутора километрах южнее Алакуртти. 3-й танковый батальон полка поступил в резерв штаба 14-й армии и был направлен в район города Кандалакша.
  
  Бои были хоть и "местного значения", но жестокие - против трех советских дивизий (104 и 122 сд и 1 ктд) действовали две немецких и две финских дивизии, усиленных танками. Задача - выйти к Кандалакше и перерезать Кировскую ж/д. Не будь тут 1-й танковой, этот план имел все шансы на исполнение - вспомним, на Карельском перешейке финны успешно наступали, имея РАВНЫЕ силы с 23-й армией! Только прибытие в последний момент танкистов позволило отразить первый, самый страшный удар по войскам, еще живущим по "мирному времени". Дальше вроде бы легче: дивизии уже "втянулись" в бои и "избиение младенцев" им больше не грозило. Но и расслабляться было рано: упорные бои на Кандалакшском направлении продолжались до ноября. Однако уже в июле на других участках (а именно под Ленинградом) стало еще хуже. Танки были нужнее там...
  
   4 июля пришел приказ отправить дивизию обратно. Не тут-то было! Войска не могли выйти из боев ранее 14 числа, когда был отдан повторный (!) приказ. В результате лишь 17 июля 1941 года эшелоны с 1-й танковой дивизией (без двух танковых батальонов и мотострелкового полка целиком) отправились из Заполярья через Петрозаводск на Ленинград. В боях было потеряно 34 танка, брошено из-за неисправностей - 65, оставлено на месте пехотным начальникам свыше 30.
  
  

Бои на подступах к Ленинграду.

   []
  Но и это не всё. Пока ехали, обострилась остановка под Петрозаводском. Там, в составе 7-й армии, приказано было оставить весь 2-й танковый полк. Причем часть батальонов пришлось возвращать туда из Гатчины ! Остатки дивизии (неполный 1-й танковый полк, артиллерия и спецподразделения) стали резервом Лужской группы войск. Теперь дивизия была ровным слоем размазана между тремя армиями - 14, 7 и этой самой группой. Вскоре под Лугой был заново сформирован 2-й танковый полк дивизии. Впрочем, он в ней так и не "прижился" - действовал обычно отдельно, позже отступил не на Гатчину, а на север. Оказался на Ораниенбаумском пятачке, был позже переформирован в отдельный танковый батальон.
  
  В начале августа 1-й батальон 1-го танкового полка трое суток удерживал узловую станцию Котлы (западнее Копорья). Потом таки пришлось отойти. 11 августа, выдвигаясь в новый район, танковый полк попал в засаду, и потерял сразу 28 машин (11 КВ и 17 БТ). В дальнейшем дивизия перешла к жесткой обороне методом танковых засад. В ней на тот момент было 58 танков, в т.ч. 7 КВ и 4 Т-28. В боях за станцию Молосковицы (12-15 августа) были потеряны почти все танки. В дальнейшем дивизия отходила на Красногвардейск (Гатчину), ведя отдельные сдерживающие бои малыми группами.
  
  В Гатчине 1-й Краснознаменная получила пополнение танками вместе с экипажами. На 18 августа в 1-м полку было:
   Свежесформированная рота КВ лейтенанта Зиновия Колобанова 20 августа подбила 42 немецких танка из 6-й панцердивизии. Но и советские танкисты постепенно теряли машину за машиной, так что дивизия к концу августа снова была практически без танков. Однако Кировский завод еще работал, и в начале сентября на пополнение снова пришли 20 новеньких КВ. С ними дивизия отступала от Гатчины до Пушкина.
  
  13 сентября лейтенант Колобанов отличился опять: при оставлении полуокруженной Гатчины три его КВ прикрывали отход большой нашей колонны. Танкисты продержались, пока весь обоз не миновал опасный участок, и отошли на Пушкин последними. Там вместе с другими частями дивизии они на три дня задержали немцев у Баболовского парка. Быстрый захват Пушкина грозил выходом немцев во фланг и тыл Пулковской позиции. Заметим, именно в эти же дни (14-16) шли главные бои за Пулково. Но немцы, вынужденные наступать в то же время и на Лигово, и на Пулково, и на Пушкин, поневоле разбросали свои силы и в результате не добились успеха нигде. Хотя Пушкин таки был ими захвачен 18 сентября, продолжать наступление было уже поздно...
  
  

123-я танковая бригада

   []
  Остатки бойцов дивизии чуть не поодиночке выходили из района Пушкина к окраинам Ленинграда. Там, на Троицком Поле, из них формировали танковую бригаду. Что из старого состава осталось немного, говорит хотя бы такой факт - стрелково-пулеметный батальон бригады сформировали из бывшего армейского понтонного батальона. Своих мотострелков просто не осталось. Возглавил бригаду бывший комдив - генерал-майор В.И.Баранов (справа на снимке). Бригада унаследовала звание Краснознаменной.
  
  Уже 30 сентября часть сил бригады выдвинулась к Колпино, где 55-я армия отражала атаки немцев. Но ввод резерва не потребовался. Тем временем танковый полк получил с Кировского завода 46 новых КВ, и вскоре был переброшен к Коркинскому озеру. Там он не только занимался обычными учениями, но и готовился к переправе на Невский пятачок - плацдарм, захваченный в сентябре на восточном берегу Невы.
  
  Одну роту, правда, перебросили к Колпино. Там в первых числах она провела несколько атак и потеряла подбитыми 2 КВ. Впрочем, их удалось вытащить и отремонтировать. Бригадная разведка с броневиками БА-10 была направлена к Колпинской колонии, Понтонному, Новой, Усть-Тосно и Шушарам - выяснить обстановку. Жесткая линия фронта еще не установилась, порой начальству не было известно, в чьих руках тот или иной пункт. Задание было успешно выполнено, главное - точно определен стык между 42-й и 55-й армией в районе Пушкина.
  
  

Невский пятачок

   []
  Что такое этот Пятачок - рассказывать не надо. "Сзади вода, кругом беда". Даже переправа пехоты - ночью, бесшумно, на лодках - редко обходилась без потерь. А тут командование приказало перебросить туда танки... Начали с легких - БТ-7. Но немцы уже основательно укрепились вокруг плацдарма, и под их плотным огнем эти танки сгорали моментально. Пехота требовала тяжелых КВ. Для их перевозки были построены специальные плашкоуты большой грузоподъемности. В октябре их подтянули к Неве, и переправа началась.
  
  За ночь под огнем удавалось перебросить по 3-4 машины. К сожалению, насквозь просматриваемый и простреливаемый Пятачок не давал шансов замаскировать танки. С рассветом немцы сосредотачивали по ним огонь, и рано или поздно выводили их из строя. Хоть раз сходить в атаку было настоящим везением. КВ, правда, горели реже - но в лучшем случае превращались в неподвижную огневую точку. Понятно, что руководили этими группами танков лейтенанты - командиры взводов и рот. Более высокому начальству на плацдарме делать было просто нечего. Как правило, один из комбатов "осуществлял общее руководство" с правого берега Невы, а комбриг и комполка находились на Коркинском. Стрелковый батальон бригады, как уже было сказано, располагался отдельно у Колпино.
   []
  Очередное обострение произошло в ноябре, во время второй попытки прорвать блокаду. К пятачку было стянуты пять стрелковых дивизий. Во главе должны были пойти три добровольческих коммунистических полка. Было приказано переправить максимальное количество танков. К этому времени Нева уже покрылась льдом, и для переправы решили использовать вмороженные в лед стальные тросы. Но создание такой переправы - дело небыстрое, а немцы что-то заметили. Район, где клали тросы, стали обстреливать чаще обычного.
  
  ... а в это время чуть южнее саперы прорубали лед и на понтонах переправляли танки на плацдарм ! Немцы отвлеклись на "тросовый мост" - в результате на пятачок за 4 ночи удалось перебросить 20 КВ и 10 Т-34. Потому ударил мороз 15 градусов, лет окреп, и переправа на понтонах прекратилась. Но все намеченные к переправе машины были уже на левом берегу!
  
  Впрочем, даже при поддержке танков ничего сделать не удалось. С 10 до 15 ноября все три коммунистических полка "сгорели" в непрерывных атаках до последнего человека - а продвинулись максимум на километр. В одой из атак участвовало сразу 11 наших танков, но и это не помогло. После 20-го операцию свернули: мало того что здесь успехом и не пахло, так силы срочно потребовались в другом месте - под Волховом и Тихвином. Войска из Ленинграда перебрасывались туда как по льду Ладоги, так и самолетами. С плацдарма были выведены все части, кроме одного полка 86-й дивизии. Эвакуировать оттуда подбитые танки, конечно, было нереально - они там и остались. Подразделения 123-й бригады вернулись из Московской Дубровки в Коркино.
  
  

1942

.
  
  А к Новому году бригаду из лесов перевели в город, расположив в районе Дома Советов (ныне метро "Московская"). Тогда это был голый пустырь с недостроенным "пентагоном". Но, по крайней мере, дороги тут были не в пример лучше, чем в Коркино. На юг до Пулково - Московское шоссе, на запад до Автово - Краснокабацкое, в сторону Колпино - Южное... Самое то для подвижного резерва.
  
  В бригаде на тот момент было 19 КВ и 5 БА-10, прочие остались на Пятачке. В середине января к ним присоединили расформированную 125-ю танковую бригаду - боеготовых 6 КВ, 2 Т-26, и остатки личного состава. В конце февраля одну роту (5 КВ) отправили по льду на Большую Землю. Осталось 21 КВ, 4 Т-26 и 5 БА-10. Взамен в марте прибыло 20 Т-34 с экипажами.
  
  Снайперы мотострелкового батальона действовали на участках обороны других частей. За март 28 снайперов батальона уничтожили 315 фашистов и 1 лошадь, потеряв при этом двоих. При этом лучшим был еврей красноармеец А.Меламед с результатом 41 фриц. 1 апреля было произведено награждение личного состава - 1 Герой Советского Союза (А.Борисов - см.в конце статьи), 5 орденов Ленина, 42 Красного Знамени, 72 Красной Звезды, 58 медалей За Отвагу, 20 За Боевые Заслуги. Всего 198 (!!!) человек. 122-я бригада, прошедшая не менее тяжелые бои, в начале 1942 получила на всех один орден Красного Знамени, пять Красной Звезды и две медали. Ну да ладно, сочтемся славою...
  
  В конце апреля комбрига генерал-майора Баранова сменил полковник Кононов. 5 мая бригаду переименовали из 123-й в "1-ю Краснознаменную Танковую Бригаду имени С.М.Кирова". Уже в июне начинает отрабатываться взаимодействие с 85-й стрелковой дивизией. Намечается Старо-Пановская операция. Перед ней в составе бригады было 23 КВ, 18 Т-34, 4 76-мм САУ на базе Т-26.
  
  

Старо-Паново.

   []
  Вечером 19 июля пришел приказ: 1-й танковый батальон с 141 сп 85 сд с утра 20 атакуют Старо-Паново с задачей выйти на рубеж реки Дудергофки. Остальные подразделения бригады - в резерве в районе станции Предпортовой.
  
  Уже в 12:00 ближайшая задача была выполнена, войска закрепились вдоль Дудергофки и отбили несколько контратак. Потери бригады: 1 КВ сгорел, 4 подорвались на минах - в т.ч. трое на своих. Убито 7 чел, ранено 12. Всполошив немцев, советские войска взяли паузу до вечера 21-го. А там пришел приказ - заодно овладеть Урицком и станцией Лигово. Внезапность ? Не знаем такого слова...
  
  1-й танковый батальон (8 КВ, 4 Т-34, 4 СУ-26) с 59-м полком атакуют Лигово. Атака 22 июля не удалась. 23-го удалось взять станцию и продвинуться до т.н. "железнодорожной дуги". 1-му и 2-му танковым батальонам это стоило 5 КВ и 5 Т-34. 25-го бригаду вывели из боя, и до 30 числа наступление не велось. Танкисты занимались эвакуацией подбитых машин и были в готовности отразить немецкие атаки. За дни этого "затишья" 2 КВ были потеряны на позициях от артогня противника (сгорели). Всего к 30 июля бригада имела боеготовых 12 КВ, 14 Т-34, 4 СУ-26 и 5 БА-10.
  
  В ночь на 30 пришел приказ - вместе с 85-й дивизией атаковать южнее Петергофского шоссе, занять Урицк. Первый удар наносила пехота без танков. Второй эшелон - 7 штурмовых групп в составе 1 танк КВ, взвод пехоты, 1 "максим", 1 пушка в каждой. Задумка интересная, но беда в том, что пехота была по большей части из последнего пополнения. Они командиров своих в лицо не знали, где уж там играть в "штосструппен".
  
  С утра первый эшелон пошел в атаку, но был остановлен огнем противника. В 10:30 комдив-85 приказал наступать танкам. Одна рота наткнулась на противотанковый ров восточнее Урицка. Другая, южнее, вышла к каналу (где-то между нынешними улицами Авангардной и Партизана Германа) и также остановилась. Пехота к тому времени отстала. Танки до 17:00 вели огневой бой с места, пытаясь обеспечить продвижение пехоты. К вечеру немцы пристрелялись, танкисты стали нести потери. Позже немцы контратаковали несколькими танками. В результате в 1-м батальоне осталось на ходу лишь 3 КВ, и он вынужден был отойти. Этим же вечером он был выведен из боя.
  
  Впрочем, ненадолго. 2 августа батальон был придан 21-й дивизии НКВД, действовавшей в том же районе. С утра атаковали восточную окраину Старо-Паново. Пехота не поднялась, танкисты без прикрытия потеряли 4 КВ подбитыми, дело кончилось ничем. Вечером 1 КВ и 1 Т-34 поддержали более локальную атаку в тех же краях. На сей раз получилось - пехота захватила узел траншей на востоке Старо-Паново, танки потерь не понесли.
  
  Но "Легкие победы не льстят сердца русского", и наутро те же два танка получили указание - прикрыть фланг пехоты, действуя из засад в районе церковь-кладбище. Однако вместо засад вышел обычный огневой бой между замаскированными немецкими пушками и ничем не прикрытыми танками. К обеду КВ был подбит, к вечеру то же случилось с Т-34, а также с третьим танком (Т-34) присланным вместо КВ. В 1-м батальоне остался один боеспособный танк - командирский... Только теперь танкистов отправили в тыл.
  
  Так удачно начатая операция кончилась провалом. Впрочем, как уже говорилось в другой статье, она дала, по крайней мере, опыт наступательных действий... И, как водится, за эти весьма относительные успехи аж 9 человек в бригаде были награждены орденом Красного Знамени, 11 - Красной Звезды, 24 - медалью За Отвагу, и 3 - "ЗБЗ" В числе орденоносцев - комбат-1 майор Крайзельбурд А.Э. и его комиссар Хайт Б.В.
  
  В дальнейшем бригада до сентября была выведена в резерв фронта.
  
  

Снова на Пятачке.

  
  3-я Синявинская операция началась в конце августа. Она включала три составляющие:
  - удар 55-й армии Ленфронта от Усть-Тосно, по южному берегу Невы, на восток
  - наступление Волховского фронта востока на Мгу и далее к Неве
  - десант на левый берег Невы силами Невской Оперативной группы и соединение с волховчанами.
  
  Как водится, синхронизировать удары не получилось. Изолированное наступление 55-й армии у Тосно заглохло почти сразу же. Начавшаяся через неделю операция Волховского фронта после первых успехов тоже начала "буксовать". Основной причиной неудачи (помимо неизбежных просчетов и ошибок) было неожиданное появление под Ленинградом 11-й армии Манштейна. 4 дивизии из-под Севастополя были срочно переброшены на Волхов, и соотношение сил изменилось там в пользу немцев. Уже через неделю после начала боев войска Мерецкова вместо наступления вынуждены были перейти к обороне, а часть оказалась в окружении.
   []
  Ну а что Невская Опергруппа ? Она пыталась захватить плацдармы на Неве одновременно с ударом волховчан, в ночь на 10 сентября. Операция провалилась, войска понесли большие потери. Командующий Ленфронтом Говоров приказал подготовиться по-настоящему и повторить попытку. Через две недели собрали 4 дивизии, 600 стволов артиллерии (плюс реактивные установки, в т.ч. 7 дивизионов тяжелых РС). Для первого броска подготовили семь плавающих Т-38. В дальнейшем должны были действовать танки 1-й Краснознаменной. Саперы подготовили достаточное количество понтонов, лодок, плотов.
  
  26 сентября началась переправа на широком фронте - от 8-й ГРЭС до Анненского. Не смотря на мощную артподдержку и грамотную организацию перевозки, немцы на большинстве участков смогли отразить нападение. Удалось высадиться и закрепиться только на месте старого "пятачка", потерянного весной - в районе Невской Дубровки - Арбузово. За двое ночи там высадились 4 полка, началась переправа танков. Но и немцы не дремали. Поскольку наступление Волховского фронта к этому моменту окончательно захлебнулось, резервы перебрасывались к "пятачку". Мощная артиллерия 11-й армии открыла по плацдарму ураганный огонь. Немецкие дивизии многократно контратаковали. По приказу Говорова 8 октября "пятачок" был временно оставлен - с него эвакуировали не только весь личный состав, но и вооружение. Включая все исправные танки, и неисправные которые удалось дотащить до берега. Тем не менее, 21 машину пришлось взорвать...
  
  А дальше произошло странное. Немцы, только что яростно атаковавшие плацдарм, не стали его занимать. Возможно, чего-то опасались. Наши, понаблюдав пару дней, отправили на левый берег одну усиленную роту. Она заняла старые позиции... и немцы не отреагировали ! Позже геройскую роту сменил батальон 340-го полка 46-й стрелковой дивизии, державший "пятачок" до января. Танки при этом уже не применялись. 1-й Краснознаменная тбр вернулась на прежнее место.
  
  

"Искра"

   []
  На 10 января 1943 г бригада располагалась в районе Дома Советов и имела в строю: 23 КВ, 19 Т-26, 4 СУ-76 и 3 БА-10. Одна рота (5 КВ) периодически выдвигалась на Пулковские высоты, в засады на случай атак противника. 17 января прибыл приказ штаба Ленфронта : "быть готовым к длительным и напряженным боям не позднее 25 января". 19 января танкисты узнали о прорыве блокады. 21 числа пришел приказ о передаче бригады в состав 67-я армии (той которая прорывала блокаду).
  
  22-24 января танки переправлялись через Неву в районе Марьино. При этом провалился под лед танк КВ 1-го батальона, мехвод погиб. Позже то же произошло с КВ 2-го батальона, но механик спасся. К вечеру 24-го на левом берегу было 15 КВ, 19 Т-26, 4 СУ-76 и 3 БА. Бригада сосредоточилась у 2-го городка, но в бой не вводилась. А 4 февраля пришел контрприказ - передать ее в 55-ю армию, совершить марш назад через Неву, далее Манушкино, Володарский мост, Рыбацкое, Усть-Ижора. Танки везли по ж/д от ст. Шлиссельбург (Петрокрепость) до Рыбацкого. Вот блин и повоевали...
  
  

Красный Бор

  
  55-я армия наносила удар на юго-восток от Колпино. Ближайшая задача - взять Красный Бор и Никольское, дальнейшая - в районе Горы, Мга соединиться с 67-й армией и Волховским фронтом, окружив Синявинскую группировку. Ударную группу составляли 7 стрелковых дивизий, 2 танковых и 2 лыжных бригады. Для действий совместно с танкистами были выделены 35-я лыжная бригада, рота саперов, три тяжелых артполка и авиаполк КБФ. Мотострелковый батальон бригады, по новому штату, усилили ротой ПТР (18 ружей). Впрочем, бардака тоже хватало. Если взаимодействие с артиллеристами и летчиками удалось наладить, то представителей лыжников так и не дождались.
   []
  Утром 10 февраля шедшая в 1-м эшелоне 63-я сд прорвала оборону 250-й (испанской) дивизии, и достигла Никольского шоссе. Подвижная группа в 15:30 получила приказ выступать. До Красного бора дошли без проблем. Повернули на восток. Но на линии Октябрьской ж/д встретили ожесточенное сопротивление. Оборона тут включала дзоты, траншеи, "немецкие заборы" (дерево-земляные валы), минные поля и проволочные заграждения. Помимо испанцев, в бой вступили полк 21-й немецкой дивизии и дивизия СС "Полицай" .
  
  Тем не менее, танкисты, хотя и с трудом, преодолели ж/д насыпь и заняли деревню Феклистово. К ночи достигли Чернышево, где и заняли круговую оборону вместе с 35-й лыжной бригадой. Противник продолжал вести артобстрел из Мишкино и Никольского, в результате бригада несла потери.
  
  11 января бригада атаковала Мишкино. 3 КВ и 3 Т-26 ворвались в поселок, но немецкие зенитки сожгли их. Мотострелки и лыжники под сильным огнем залегли не доходя до Мишкино, и не смогли поддержать танки. Вроде бы мощная приданная артиллерия вместо корректируемого огня по заявкам - била по площадям в немецком тылу. Немецкая авиация делала что хотела, наши истребители не появлялись... К утру 12 января в бригаде было в строю 4 КВ и 3 Т-26, зато подошла 45-я гвардейская стрелковая дивизия. Но совместная атака также не удалась. На следующий день бригада была выведена из боя.
  
  На этот момент в ней оставалось 3 КВ и 1 Т-26. В результате боев бригада потеряла 126 убитыми, 230 ранеными, 31 чел. пропал без вести. Всего 387 чел. Сгорело 10 КВ, 10 Т-26, 2 СУ-76, подбито 8 КВ, 7 Т-26, 1 СУ-76. Уничтожено, по отчетам, до 500 немцев, 4 батареи, много орудий ПТО. Захвачено в бою 6 пленных (из них 5 расстреляно), 4 ПТР, несколько орудий, один склад со спиртом и табаком и два - с продовольствием. За отличие в боях было награждено 99 человек: 27 орденом Красной Звезды, 45 - медалью "За Отвагу", 27 - "ЗБЗ". За три дня не особо успешных боев - неплохо.
  
  Характерно, что в отчете об операции указан первый положительный опыт взаимодействия с авиацией. Наличие мощной радиостанции на подвижном КП бригады позволяло вызывать авиаподдержку за 10-15 минут. Правда, в ЖБД мы в то же время читаем жалобы на полное превосходство немецкой авиации...
  
  

В резерве.

   []
  В конце февраля бригада сдала все оставшиеся танки другим частям (КВ в 31-й гв. тяжелый танковый полк прорыва, Т-26 в 220-ю бригаду) и "налегке" вернулась в Ленинград, вновь расположившись у Дома Советов.
  
  Там бригаду начали комплектовать по новому штату:
  1-й батальон - 3 роты по 7 танков плюс командирский - всего 22 Т-34
  2-й батальон - рота КВ (5 шт), 2 роты Т-26 (по 10) плюс командирский Т-34
  Рота управления - 1 Т-34 и 3 БА-10.
  Итого 49 танков.
  В конце марта налицо было 21 Т-34 (из 24), 3 КВ и 2 Т-26.
  
  Весь оставшийся год бригада находилась в резерве 42-й армии, располагалась у Дома Советов и занималась боевой учебой. На правах анекдота: 4 апреля в Ленинграде, на Лиговке неизвестные угнали одну из легковых машин штаба бригады. Обращались в ВАИ - конечно, без толку.
  
  Казалось бы, зря в тылу торчали - лучше бы под Синявино отправить ! Но не забываем - немцы все еще стоят у самого Ленинграда. У Колпино. У Пулково. У Лигово. В 6 км от Кировского Завода. У Сестрорецка - финны. Любой удар с этих направлений выводит врага сразу в город. А оборону держат еще не оправившиеся от голода пехотинцы, которые порой даже передвигаются с трудом. Задним числом мы знаем, что немцам в 1943 было уже не до Ленинграда, и серьезных попыток прорваться в город они не делали. Но заранее никто этого гарантировать не мог. Поэтому именно летом 1943 по южной окраине Ленинграда строится новый оборонительный рубеж "Ижора". Поэтому же единственный танковый резерв 42-й армии - Краснознаменную бригаду - всегда держали наготове. Расположенная у перекрестка основных дорог (Московское, Южное, Краснокабацкое шоссе), она могла в течение немногих часов появиться в Лигово или в Пулково, в Шушарах или в Колпино.
  
  Позже, в январе, бригаду перевели на новый штат. Теперь она включала 32 Т-34, 32 Т-26, 21 Т-60 и 4 СУ-76. Эх, где наши старые добрые КВ ?...
  
  

Январский Гром

  
  Бои по окончательному снятию блокады в январе 1944 г. планировались очень широко, и поневоле распадались на несколько локальных операций. Так, наступление 2-й Ударной Армии с Ораниенбаумского пятачка, и удар 42-й армии ей навстречу от Пулково - вошли в анналы как Красносельско-Ропшинская операция. Основной её задачей было не только прогнать немцев из ближних ленинградских пригородов, но и по возможности окружить и уничтожить Петргофско-Стрельнинскую группировку.
  
  От Пулково главный удар в сторону Красного Села наносил знаменитый 30-й гвардейский корпус генерала Симоняка. Три гвардейские дивизии (45, 63, 64) взломали первую линию обороны. Но немецкий фронт не рухнул. На этом участке оборонялась 170-я пехотная дивизия - из "севастопольских". Она имела отборный личный состав, накопила большой опыт. В состав дивизии входил дивизион самоходных истребителей танков, да и обычная артиллерия была весьма мощной. Так что, даже отступая, немцы яростно огрызались.
  
  Командованию 42-й армии медленное продвижение войск Симоняка вскоре перестало нравиться. Как так, за два дня десять километров не прошли ! Для ускорения развязки в бой была введена подвижная группа в составе двух танковых бригад (1-я Краснознаменная и 220-я), двух полков самоходок, а также зенитной и противотанковой артиллерии. Задача: обойти левый фланг группы Симоняка и быстро выдвинуться в район южнее Красного Села. 1-й ктбр занять Тайцы, 220-й - Дудергофские высоты. Если бы это удалось, вся немецкая группировка оказывалась под угрозой окружения.
   []
  

Кургелево

  
  Но выйти туда было не просто. В районе Кургелево (пересечение Волхонского и Пулковского шоссе) танкисты 1-й Краснознаменной напоролись на засаду.
  
   У деревни Кургелево нас встретили из засады три "фердинанда" и артбатарея. Началось сражение. Очень своевременно подошли к нам основные силы. Два "фердинанда" подбили, батарею опрокинули. Но попало и нам. Одному танку снаряд угодил под башню. Она слетела, остался жив только заряжающий. Потом прямое попадание в мой танк. Машина встала. Удар был сильнее мощного набата. Радист кричит: "Убило Яшу!" (это наш механик-водитель)...
  
  По немецким данным, здесь оборонялся дивизион противотанковых САУ (никак не фердинанды, вероятнее всего "Мардеры"), батарея шестиствольных минометов и пехота. Их поддерживали три гаубичных артдивизиона, огонь корректировался с Вороньей Горы. Оттуда наблюдатели засекли колонну подвижной группы, ещё когда она двигалась по Московскому шоссе. Первыми на засаду налетели 220-я бригада и СУ-85 224-го САП. Они и понесли наибольшие потери. Подошедшая чуть позже 1-я Краснознаменная пыталась атаковать, но тоже безуспешно. В этом бою она потеряла 99 человек только убитыми. Точное число сгоревших танков в ЖБД вообще не указано.
  
  В результате, потеряв до половины танков, израсходовав почти весь боекомплект, подвижная группа вернулась к Пулково. В дальнейшем они действовали вместе с пехотой Симоняка, медленно но верно приближаясь к Красному Селу. После его взятия 19-го января, группа вновь получила приказ двигаться вперед - к Гатчине, навстречу 2-й Ударной. На сей раз танкисты действовали удачно, разгромив многочисленные колонны отходящих немцев. Но советское командование не знало, что в Гатчину уже прибыл 502-й тяжелый танковый батальон "тигров"...
   []
  

Бой с "тиграми"

  
  К вечеру 20-го советские танкисты выбили немецкую пехоту из Сквориц. Этот поселок был важным узлом дорог, поэтому немцы решили его вернуть. В бой пошли 4 "тигра" под командой лейтенанта Мейера - больше танков пока не было. Им навстречу двигалась разведка Краснознаменной бригады в составе 3 Т-34 под командой капитана Германа. Она и заняла Скворицы. Сама бригада была приостановлена восточнее. 220-я бригада двигалась в том же районе самостоятельно.
  
  Поскольку уже было темно, бой был суматошным и неуправляемым. Вначале "тигры" подожгли несколько Т-34 (видимо разведку 1 ктбр), прошли поселок и вышли к реке восточнее Сквориц. Но другая группа советских танков (из 220 тбр) тем временем заняла Скворицы, отрезав немецкие танки. В бой также вступила пехота - остатки немецкого гарнизона против русского танкового десанта. Ночью, в ближнем бою "тигры" потеряли преимущество. Один был подбит снарядом в корму, другой взял его на буксир. Чтобы вернуться, немецкая колонна должна была пересечь каменный мост в Скворицах. Но когда два первых танка миновали его, мост был взорван русскими саперами. Отрезанные две машины (подбитый танк и его буксировщик) были засыпаны снарядами. Второй танк тоже был подбит. Экипажи покинули их, но к своим удалось выйти только двум танкистам.
  
  Из первых двух "тигров" один в темноте упал в противотанковый ров. Находившийся в танке лейтенант Мейер застрелился. Его называют одним из лучших командиров 502-го батальона. Второй танк уцелел чудом - он получил несколько попаданий, но броня выдержала. Экипажу пришлось гранатами отбиваться от русской пехоты. Тем не менее, он смог найти дорогу из поселка и добраться до своих.
  
  Командир 1-й Краснознаменной, услышав по радио что его разведка уничтожена, немедля выслал другую группу (3 Т-34, 2 СУ-85), но она в темноте сбилась с пути и прошла вместо Сквориц севернее, на Волковицы. Не получив от разведчиков данных, бригада собственно в бою с тиграми не участвовала. И слава, и основные потери достались 220-й бригаде. Всего немцы потеряли 3 "тигра", наши, по немецким данным - 8 машин. Из 1 ктбр - точно, 3 Т-34.
  
  21-го января бригада штурмом взяла пос. Новая Пудость, потеряв 28 чел. А на следующий день пришел приказ передать все оставшиеся танки (3 Т-34, 9 Т-26, 10 Т-60) всё той же 220-й бригаде, и вернуться в Красное Село для доукомплектования. Всего за время этих боев:
  - сгорело 10 Т-34, 12 Т-26, 5 Т-60.
  - подбито 15 Т-34, 12 Т-26, 7 Т-60.
  - застряло в воронках и т п - 2 Т-34.
  Бригада находилась у Красного Села до июня 1944 г, а потом была переброшена на Карельский перешеек в состав 21-й армии.
  
  

На Выборг !

  
  Задача, стоявшая перед 21 и 23 армиями, расположенными на Карельском, была сложной. Наступать по тем же проклятым местам, что и в Финскую войну. Причем наступать быстро: если пять лет назад до Выборга дошли за 100 дней, теперь это требовалось сделать за 10. Конечно, Красная Армия стала совсем другой. Но природа осталась столь же суровой, а финны - столь же стойкими, как и раньше. Легкой победы здесь не предвиделось.
   []
  Была создана подвижная группа в составе 1-й Краснознаменной танковой бригады, 27-го гвардейского тяжелого танкового полка прорыва, 98-го Краснознаменного танкового полка, одной ИПТАБр и одного ИПТАП, саперного батальона и стрелкового полка. Первая задача - наступая от Сестрорецка, взять Териоки. Это было сделано уже 11 июня. Тем же вечером взяли пос. Райвола. При этом основные потери были от "дружественного огня" - танкисты 98-го полка приняли невиданные прежде ИС-2 27-го гтп за "Тигры" - один сожгли и два подбили.
  
  12-го группа вышла к пос. Кутерселькя, где встретилась с хорошо организованной ПТО (это действовал единственный финский дивизион Stug"ов из состава их танковой дивизии). В первой атаке 3 Т-60 сгорели, было подбито 2 Т-34 и 2 Т-60. В повторной потеряли еще 3 машины. Бригаде пришлось остановиться. За срыв наступления комбриг полковник Волков был отстранен от должности, его заменил полковник Проценко.
  
  Удар в другом направлении (Ваммелярви) на следующий день был удачен - разгромили штаб финского корпуса, захватили штабные документы. Из них следовало, что финны готовят контрудар силами своей танковой дивизии. Для его отражения в засаду были поставлены 5 ИС-2 27-го полка. Подробности этого боя, как водится, противоречивы. Финны признают безвозвратную потерю пяти своих самоходок - причем от огня кого угодно только не ИСов - и претендуют на 17 наших танков. Наши записали в ЖБД об уничтожении 14 финских танков (?) ценой 1 сгоревшего и 2 подбитых ИС-2.
  
  В дальнейшем подвижная группа продвигалась, к 16 июня достигнув Уусикиркко недалеко от Сумма. Там, в Сумма, бригадные разведчики на трех Т-60 захватили важный мост, и 6 часов удерживали его до подхода своих главных сил. Дальнейшей целью была станция Кямяря. Бригада на этот момент имела 14 Т-34, 7 Т-60/70, 4 СУ-76. В МСБ - 130 чел. В 27-м полку - 15 ИС-2.
  
  19 июня подвижная группа взяла Кямяря. В это время наступавший справа 109-й советский корпус поднял аэростат-корректировщик и начал с его помощью... обстреливать наших танкистов ! Ситуацию спас... немецкий Bf-109, прилетевший и сбивший аэростат. Тем не менее, этот день обошелся в 4 потерянных Т-34 и 3 ИСа.
   []
  20 июня с утра танки группы достигли восточных окраин Выборга и завязали бой. В составе бригады на тот момент было лишь 4 Т-34 и несколько Т-60. То есть дифирамбы финских источников о ней как о "мощном, элитном соединении" слегка преувеличены. Тем не менее, в 18:30 танкисты вместе с пехотой 372-й дивизии вышли в район замка. Дальше пройти не удалось, так как Замковый мост был разрушен финнами. Линия фронта не менялась здесь до Перемирия. Бои в городе стоили потери на минах 1 Т-34, 1 ИС-2 27-го полка и 1 Т-60. Плюс подбит еще один Т-60.
  
  21 июня получили задачу овладеть станцией Тали севернее Выборга. Именно в тех краях финская танковая дивизия готовила свой контрудар. Но еще раньше, от финских авиации и ПТО, 1-я Краснознаменная бригада потеряла почти все машины. При выходе к Тали 22 июня она располагала только двумя Т-34. Поэтому на следующий день бригада была выведена из боя, и под удар дивизии Лагуса не попала.
  
  При подведении итогов операции в ЖБД бригады отмечено: уничтожено 18 танков, 1 БТР, 1 бронеплощадка(?). Сама бригада на Карельском потеряла 28 Т-34 и 17 Т-60/70. Убито 103 чел (15 офицеров). Ранено около 200.
  
  Говорят, лучше поздно, чем никогда. Уже после вывода подвижной группы из боя ее не только срочно пополнили, но и усилили реальным спецназом - ротой 283-го ОМБОН (ленд-лизовские автомобили-амфибии) и 82-м ОШИСБ (саперно-штурмовой батальон). Видимо, готовились форсировать Сайменский канал. Но после "ничейного" танкового сражения под Портинхойка от дальнейшего наступления в Финляндии решено было отказаться, а большую часть войск перебросить в Прибалтику.
  
  В августе группу расформировали, а бригаду перевели на новый штат: 1-й батальон - 2 роты Т-34, 2-й и 3-й батальоны - по одной роте Т-34 и по две роты легких танков (Т-60/Т-70). Мотострелково-пулеметный батальон обозвали батальоном автоматчиков. Зенитную батарею сменила зенитно-пулеметная рота с 8 ДШК.
  
  
  

Таллинская операция

.
   []
  1-я Краснознаменная бригада в середине сентября 1944 была переброшена в район Тарту и включена в подвижную танковую группу 2-й Ударной Армии.
  Состав группы:
  Командовал группой по совместительству сам комбриг, полковник Проценко.
  
  19 сентября группа двинулась вперед. Ближайшая задача - захват переправ через р. Педья. К вечеру, сбивая мелкие группы отступающих немцев, танкисты вышли к реке, обнаружили несколько бродов. Но места переправ были прикрыты сильными немецкими отрядами с танками. Уже ночью разведчики бригады обнаружили и захватили уцелевший мост. Переправа пошла по нему. За день группа потеряла 8 танков, погиб и командир разведчиков капитан Немченко.
  
  Следующий рубеж - р. Пылтсамаа. На сей раз, немцы успели взорвать мост. Командование перенацелило группу на другой участок - где вместе с пехотой мощной атакой удалось взять станцию Ракке. Мост там тоже был взорван, но зато имелся удобный брод. К утру 21-го пос. Ярва-Яани в 20 км западнее Ракке был также взят. Одновременно часть сил ударила на север и неожиданно для немцев захватила узловую станцию Тапа. Захвачено 30 грузовых эшелонов, 850 пленных. Освобождено 150 наших пленных.
  
  22-го задача неожиданно изменилась: вместо северо-западного направления на Таллин - юго-западное, на Пярну (Пернов). А до него ещё 100 км! Тем не менее, уже утром 23-го танкисты ворвались в город и захватили его северную часть. Дальше - река и взорванные мосты... В 7 км восточнее (у Синди) нашли брод, переправились, выбили немцев из южной части Пярну. Потом на юг вдоль побережья... Противник оказывал упорное сопротивление, особенно на рубежах многочисленных здешних речек.
  
  Особенно упорно обороняли немцы порт Айнажи. Против советских танков массово применялись "панцерфаусты". В городском бою, да еще в сумерках, они были весьма эффективны. Тем не менее в ночь на 25-е город был взят. А днем с моря подошли немецкий эсминец и две самоходные баржи. Видимо немцы еще рассчитывали кого-то эвакуировать. С берега их встретили 3 танка Т-34 и 2 Т-60. В результате артиллерийской дуэли одна баржа затонула, другая потеряла ход и была отбуксирована обратно эсминцем.
  
  К 28 июня бои закончились, подвижная группа была расформирована. Она прошла до 650 км, освободила 4 города и до 1200 поселков и деревень. Потери при этом оказались умеренными:
  - сгорело 2 Т-34 и 3 Т-60.
  - подбито 3 Т-34 и 3 Т-60.
  - убито 24 и ранено 45 чел.
  Всю бы войну вот так !
  
  Больше бригада в боях не участвовала. В декабре 1944 г её переформировали в 207-ю самоходно-артиллерийскую бригаду, на СУ-100. Но это уже другая история...
  
  
  
  

И песня - в данном случае наша

  
  Песня 1-й Краснознаменной танковой бригады
  
   [слушать]  
  
  В тексте неоднократно упоминаются трое героев бригады - Федор Дудко, Александр Борисов и Зиновий Колобанов. Интересно что все трое совершили свои подвиги еще до того, как появилась сама бригада.
  
  Воентехник 1 ранга Федор Дудко служил командиром танка в 20-й Краснознаменной тяжелой танковой бригаде во время Финской войны. 17 декабря его батальон прорвался за линию надолбов. Но пехота как всегда за танками не пошла, а танки попали под сильный огонь. Из 21 Т-28 посланного в бой вернулись только 5. Но танк Федора Дудко прикрыл отход товарищей, поэтому потери в людях оказались не такими большими (убито 7, ранено 22, пропало 16 - из 126). А в другом бою в феврале 1940 года Ф. Дудко был тяжело ранен, и умер в полевом госпитале. Посмертно получил звание Героя Советского Союза. Его именем названа улица в Санкт-Петербурге.
  
  Cтарший сержант Борисов Александр Михайлович, командир танка в 1-й Краснознаменной танковой дивизии, совершил свой подвиг 3 июля 1941 под Алакуртти. Экипаж его танка в течение 32 часов стойко держал оборону у моста через реку Куолайоки, уничтожив до взвода вражеской пехоты и подавив огонь нескольких пулемётных точек. Это заставило противника отказаться от намерений форсировать реку на этом участке. 6 июля 1941 года танк старшего сержанта Борисова был подбит. Члены экипаж танка и его командир были ранены, но продолжали вести огонь из подбитой машины до эвакуации с поля боя. 15 августа 1941 года Александр Михайлович от полученных ран скончался. Был посмертно представлен к званию Героя Советского Союза.
  
  Старший лейтенант Зиновий Колобанов - самый наверное известный из троих. В составе 1-й легкотанковой бригады лейтенантом прошел Финскую войну. Отличился в боях, трижды горел в танке. Был произведен сразу в капитаны и представлен к званию Героя Советского Союза. Но... в день Перемирия устроил братание с финнами, за что был лишен и награды, и внеочередного звания. Продолжал служить. С началом Великой Отечественной был переведен в 1-ю Краснознаменную дивизию. Участвовал в боях с июля. К середине августа дивизия потеряла почти все танки и отошла к Гатчине. Там для нее прибыли 20 новых КВ-1 с экипажами.
  
  Колобанов был назначен командовать ротой (5 КВ) и получил задачу задержать немцев западнее Гатчины. Там проходило три дороги. На двух он поставил по взводу своих танков, а сам с командирской машиной перекрыл третью, отрыв окоп в 300 м от перекрестка. 20 августа туда вышла колонна танков 35(t) 6-й танковой дивизии Вермахта. В результате боя 22 танка были сожжены или подбиты. КВ Колобанова получил 114 попаданий, но не вышел из строя. "Выкурить" его смогла только рота Pz.Kpfw.IV, подошедшая позднее - да и то потому что снаряды были на исходе. Конечно, часть подбитых танков немцы смогли восстановить - тем не менее, 14 штук числится за эти дни как безвозвратно потерянные. Да и время играло роль: не сумев взять Гатчину с ходу 20 августа, немцы были вынуждены сделать паузу, и город смог продержаться до 13 сентября.
  
  Рота Колобанова ушла из Гатчины последней, прикрывая отход основной колонны на Пушкин. А 15 сентября Колобанов был тяжело ранен в голову и позвоночник. Лечился до весны 1945 г. Потом снова встал в строй, служил до 1958 г, ушел в отставку подполковником. За бой под Войсковицами весь экипаж танка, включая его, был представлен к званию Героев. Но то ли припомнили грехи Финской войны, то ли посчитали, что во время отступления героев не бывает - награждение не прошло. Это конечно не мешало его широкой известности среди танкистов. Вот и песню сочинили...



 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"