Красильников Олег Юрьевич: другие произведения.

Финны в русско-турецкой войне 1877-78 гг

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    (14.02.2020 - поправлена ссылка на песню)

  Лейб-гвардии Финский стрелковый батальон в Турецкой Войне 1877-78 гг.
  
  

История

  
   [] Часто говорят и пишут: "Финляндия в составе Российской Империи...", что на самом деле неверно. Великое Княжество Финляндское НИКОГДА не входило в состав Империи - оно принадлежало русскому царю на правах личной унии. Соответственно, имело свой государственный язык (даже два - финский и шведский), свою денежную единицу (марку), отдельную почтовую и железнодорожную систему, свой парламент (сейм), свои законы, своего министра Статс-секретаря, который представлял дела Финляндии непосредственно Императору. Российским был только назначаемый царем генерал-губернатор.
  
   Армия тоже была отдельной - точнее, целых две:
"финляндские" полки
комплектовались согласно общероссийским законам, русскими и прочими народностями, и находились на территории Финляндии по сути как "оккупационные" войска, обеспечивая подчинение центру этой полунезависимой провинции. Впрочем, впервые это реально понадобилось в 1905-06 гг, когда общероссийский бунт совпал с попыткой Николая II лишить финнов частичной самостоятельности. Те, естественно, возмутились...
"финские" полки
комплектовались в Финляндии по своим законам (до 1881 года вольный наем, позже - всеобщая повинность). Предназначались для защиты страны, и не должны были использоваться вне границ ВКФ. Существовали до 1901 года. Во второй половине XIX века эти силы состояли из 2 стрелковых бригад (по 4 батальона), кавалерийского полка ("черные драгуны") и артиллерийского полка, а также отдельного Финского лейб-гвардии Стрелкового Батальона.
  
   [] Вот этот-то батальон и был единственным, который в отличие от прочих финских войск неоднократно участвовал в войнах России на разных театрах. Принадлежность к Гвардии обязывала его быть там, где это нужно Императору....
  
  Батальон был сформирован в 1818 г в Парола, как учебный стрелковый. Позже переведен в Гельсингфорс. 16 июня 1829 года батальону были пожалованы права молодой гвардии с переименованием его в лейб-гвардии Финский стрелковый батальон.
  
   Батальон отличался от остальных частей русской Императорской армии тем, что все без исключения нижние чины и унтер-офицеры получили в качестве штатного вооружения нарезное ружьё(штуцер), позволявшее стрелять на расстояние, в два раза превышающее дальность стрельбы обычных гладкоствольных образцов. Для рукопашного боя использовался особый штык-тесак, примыкавшийся к ружью сбоку на специальный выступ с помощью подпружиненной защёлки, расположенной в латунной рукояти тесака.
  
   Уже через два года ему пришлось покинуть Финляндию и участвовать в подавлении Польского восстания 1830-31 гг. Огнем и мечом они прошлись по Ляховщине, закончив свой поход штурмом Варшавы. Наградой стало Георгиевское Знамя с надписью "За отличие при усмирении Польши в 1831 г.", пожалованное Высочайшим приказом от 6 декабря 1831 года.
  
  В 1848-49 годах, когда по всей Европе вновь вспыхнули восстания, финский батальон был направлен в Венгрию, помогать Австрийскому монарху давить тамошних инсургентов. Наверное, к счастью, боев и крупных стычек на его долю не выпало - невелика радость стрелять по родственному народу...
  
  В годы Восточной (Крымской) войны батальон входил в состав гарнизона Гельсингфорса. Расположенная рядом с ним крепость Свеаборг подверглась бомбардировке союзников, но никаких десантов и прочих действий на суше не было, так что лейб-гвардейцы на этот раз в бой не вступали.
  
  

Война с Турцией

  
   [] В апреле 1877 г Россия объявила войну Турции. Поводом была, как и в Крымской войне, все та же защита православных. Турки их по-прежнему угнетали и периодически резали. Единственная разница - за 20 лет это осознали и в других странах Европы. Поэтому вместо враждебной коалиции Россия имела теперь благожелательный нейтралитет Великих Держав.
  
  Впрочем, всё относительно, в том числе и этот нейтралитет. Британия и США только что перевооружили турок новейшими винтовками Пибоди-Мартини. Немецкие инструкторы обучили турецкую пехоту, которая из беспорядочной азиатской толпы постепенно превращалась в грозную регулярную армию западного типа. Австрия за свой нейтралитет выговорила право оккупации Боснии и Герцоговины. Франция еще не отошла от поражения 1870-71 гг, и видимо только поэтому отдельных требований не выдвигала. Прусский канцлер Отто фон Бисмарк называл свою страну союзником России - но Берлинский Конгресс, "переигравший" итоги войны - это его инициатива...
  
  В России же старались не замечать изменений в Турции, по-прежнему считая ее "больным человеком Европы", и надеясь покончить с ней одним ударом. Первый удар был действительно удачен: форсировали Дунай, захватили ряд приграничных крепостей. А дальше пошло хуже: передовой отряд Гурко захватил перевал Шипка, но не имел сил двигаться дальше. В результате сам был блокирован на этом перевале, и должен был выдержать тяжелейшую осаду.
  
  Основные же силы русской армии были остановлены перед Плевной - городом, вообще не имевшим до войны фортификации! Энергичный Осман-Паша стянул к Плевне отдельные турецкие отряды, обеспечил быстрое возведение полевых укреплений на подступах к городу и их упорную оборону. Имеющихся русских сил не хватило не только для штурма города, но даже для его полного окружения: несколько хорошо укрепленных турками пунктов вдоль Софийского шоссе обеспечивали снабжение гарнизона.
  
  После второго неудачного штурма Плевны, убедившись в недостатке имеющихся сил, главнокомандующий Великий Князь Николай Николаевич запросил подкреплений, в том числе - Гвардию. 31 июля Император Александр II повелел ей выступать. Таким образом, война из второразрядных, периферийных переводилась в категорию общенациональных.
  
   Заметим, что ни в Крымской, ни в Русско-Японской войне сухопутные Гвардейские части не участвовали. Сейчас же им предстояло покрыть огромное расстояние от Петербурга до Болгарии. 24 августа 1877 года Финский лейб-гвардии стрелковый батальон также выступил в поход.
  
  

Финской батальон.

  
  На тот момент батальон состоял из 4 стрелковых рот и включал в себя:
   []
  Из числа офицеров 90% воспитывались в Финляндском Кадетском Корпусе. Средний возраст офицеров - 30 лет, унтеров - 28 лет, солдат - 25 лет. Около 250 солдат были приняты на службу непосредственно перед походом, и их обучением следовало заниматься в процессе.
  
  Вооружение - винтовки Бердана номер 1, калибра 10.67 мм (4.2 линии). Патрон унитарный, в латунной гильзе с закраиной. Пуля гладкая свинцовая. На каждого стрелка полагалось по 120 патронов: 60 у солдата и 60 в батальонном обозе. Позже носимый запас патронов увеличили до 90. Забегая вперед, отметим что средний по батальону расход патронов в боях не превышал 10-11 штук на солдата за день, но отдельные лучшие стрелки использовали не только все свои 90 штук, но и брали дополнительные патроны у раненых и убитых.
   []
   Лейб-гвардии Финский стрелковый батальон относился к частям гвардейской лёгкой пехоты, имел тёмно-зелёный мундир с голубыми выпушками по воротнику, краям лацканов и обшлагов и серебряный металлический прибор. На гвардейский статус батальона указывали басонные гвардейские петлицы на воротнике и обшлагах у рядовых и унтер-офицеров и серебряные у офицеров, а также гвардейский герб на головных уборах в виде орла, при этом на груди орла в щитке вместо св. Георгия на коне был изображён герб Финляндии - лев с мечом. Интересно, что финские стрелки вместо портянок имели шерстяные носки (выдавалось по три пары). Кстати, носок по-фински - "sukka", а военная форма (вообще, костюм) - "puku"...
  
  Большое внимание уделялось медицине. Каждый стрелок имел перевязочный пакет ("косынку Эсмарха") и умел ею пользоваться. В каждой роте подготовили не менее 6 внештатных санитаров, умеющих оказывать первую помощь. На батальон имелись три санитарных повозки с запасом различных перевязочных средств и лекарств, 12 носилок разных систем, 7 фельдшерских сумок, полный комплект хирургических инструментов. Как уже было сказано, при батальоне состояли два врача.
  
  27 августа батальон проследовал Петербург, а уже 11 сентября прибыл двумя эшелонами в Яссы. 21 сентября переправились через Дунай. Оттуда уже слышен был гул пушек под Плевной. 24 сентября в селении Горный Студень батальон присоединился к Гвардейской стрелковой бригаде. Здесь же Император произвел смотр своей Гвардии, и выразил финнам свое удовольствие.
  
  Батальон вошел в состав Западного отряда под командованием князя Карла Румынского. Из-за совершенно непроезжей дороги, обоз пришлось оставить - с ротами с огромным трудом следовали лишь две повозки с патронами и одна санитарная. Стрелки получили сухой паёк (консервы) на два дня.
  
  30 сентября прибыли в окрестности села Горный Дубняк, где хорошо укрепившийся турецкий 3-тысячный гарнизон не давал русским возможности замкнуть кольцо вокруг Плевны. 5 октября прибыл с Шипки генерал Гурко, принявший командование Западным отрядом вместо бездеятельного румынского князя.
  
  Сухого пайка финнам хватило как раз, чтобы завершить марш. Обоз пришел только через неделю. А до этого основную пищу составляла вареная баранина без хлеба и соли, а также кукуруза, кое-как натертая при помощи жестяных консервных банок. Не отсюда ли пошло финское присловье: "On sota tuimaa...". Типа, война - ничего хорошего. У "tuima" два значения: общее - суровый, неприятный, нехороший, и вполне конкретное - так называют пищу без соли. А уж когда оба значения в одном флаконе...
  
  Какой-то умник из интендантов решил "облегчить" стрелков, и отправил их ранцы со всем, что там было (в т.ч. запасное белье и личные вещи) подальше в тыл. В результате после проливного дождя солдаты не имели во что переодеться - не переться же обратно за 20 верст. А когда начались бои, о ранцах вообще забыли. В результате после войны батальон уже убыл в Финляндию, когда их обнаружили в крепости Рущук, и вынуждены были продать за бесценок - не переть же отдельным транспортом через всю Россию...
  
  

Горный Дубняк. -12 октября 1877

  
   [] Гвардейская стрелковая бригада вошла в отряд, который должен был атаковать Горный Дубняк со стороны Плевны. Турецкие укрепления представляли собой два редута по сторонам шоссе - один большой, с высоким кавальером (стрелковой позицией) внутри, другой поменьше. Подступы открытые. Немудрено, что эту позицию до сих пор не могли взять. Сейчас сюда собрался весь цвет русской гвардии, для которой это был первый бой со времен войны с Наполеоном.
  
  В утренних сумерках войска развернулись и двинулись к редутам. Финский батальон наступал в первой линии, двумя эшелонами: две роты в первом и две во втором. Передовые роты рассыпали половину состава в цепь, остальные двигались во взводных колоннах. Турки открыли огонь за два с лишним километра, благо прицелы английских винтовок это позволяли. Упали первые убитые и раненые. Дальше двигались перебежками, хотя ровное поле с редким кустарником не давало никакого укрытия.
  
  Через пару часов финские стрелки были в 200 шагах от большого редута, а малый был уже взят лейб-гренадерами. Часть турок из малого редута пыталась укрыться в большом, но почти все были перебиты огнем финских снайперов. Стрелять они умели хорошо. А вот наступать в лоб на укрепления по ровной местности под сильным огнем - не их стиль... Но приказ есть приказ.
  
  Около полудня Гурко лично приказал повторить атаку. Роты финского батальона поднялись, но турки открыли такой огонь, что атакующие в несколько минут потеряли полсотни человек, включая одного командира роты и нескольких субалтернов. Командир батальона полковник Рамзай и еще двое ротных были контужены.
  
  Тем не менее, гвардейцы не отступали. Пытались организовать еще одну атаку, но ее сорвали неудачные действия собственных артиллеристов, чуть не ударивших по своим. Этот кошмар продолжался до семи вечера. Уже темнело, и войска готовились отойти - когда турки выбросили белый флаг !
  
  Увидевшие его финны разразились громовым "Ура". Наступавшие с других сторон полки белого флага не видели, восприняли крики как сигнал к атаке, и ворвались в редут. Смешавшиеся турки не понимали, что происходит, и их сопротивление было беспорядочным. Редут был взят. Так закончился этот тяжелейший 10-часовой бой.
  
  Наутро подсчитали потери. Убито 24 стрелка. Ранено 77 нижних чинов, 5 музыкантов, 5 унтеров и 5 офицеров. Музыканты в этом бою служили носильщиками раненых, и четверо получили ранения именно в этом качестве. Есть упоминания, что оркестр играл во время атаки - не в первой линии, конечно. Но один музыкант был таки ранен при исполнении своих прямых обязанностей. Контужены трое - все старшие офицеры (напомню, тогдашний капитан соответствовал нынешнему майору). Еще сколько-то легко раненых и контуженных осталось в строю.
  
  Батальон израсходовал 7850 патронов - в среднем по 11 на стрелка. Но некоторые лучшие стрелки выпустили не только все свои 90 патронов, но еще брали боезапас у убитых и раненых. За этот бой 14 нижних чинов получили "знаки отличия военного ордена" (Георгиевские кресты).
  
  18 октября батальон занял укрепленную позицию против села Дольний Дубняк, сменив другую часть. Ночью командир роты капитан Прокопе (контуженный в бою за Горный Дубняк) упал в окоп и сломал бедро. В батальоне осталась половина из довоенных ротных - а к концу кампании ротами будут командовать прапорщики...
  
  

Правцы - 10-12 ноября 1877

  
  Вскоре турки сами очистили Дольний Дубняк и отошли в Плевну. Стрелковая бригада продолжала оставаться на прежнем месте, но теперь это был вроде как тыл. 25 октября их посетил сам Император Александр II. Поздравил с удачным боем, а командира батальона полковника Рамзая назначил командовать Лейб-Гвардии Семеновским полком. Вместо него был назначен полковник Прокопе - родственник сломавшего ногу ротного, до этого командовавший армейским полком. Но он прибыл в батальон гораздо позже.
   []
  В конце октября стрелковая бригада получила приказ - перейти в район села Правцы на Софийском шоссе. Переход был очень тяжелым из-за бездорожья и холодной ненастной погоды. Свыше 50 чел. больных и ослабевших вместе с нестроевыми и обозом оставили в тылу. Остальные получили запас сухарей на 10 суток и наказ - расходовать как можно бережнее, ибо больше взять негде. Всего в поход выступило менее 500 человек - половина штатного состава батальона.
  
  10 ноября вышли в заданный район. Еще в процессе рекогносцировки были атакованы турецкой конницей, но шедшие с отрядом лейб-казаки отогнали их. Турецкая позиция располагалась на горном кряже. На самой вершине находилась батарея горных орудий, ниже - пехотные ложементы.
  
  К концу дня русские заняли высоты, расположенные напротив турецких укреплений. Смогли даже затащить несколько пушек. Утром финские стрелки показали, на что способны: с дистанции 800..1200 шагов они пристрелялись по турецким ложементам, и отвечали пулями на любое шевеление противника. Назавтра здесь найдут много трупов с простреленным черепом...
  
  К концу дня посланные в обход батальоны вышли в тыл к туркам. Но общую атаку организовать не успели, и спустившиеся было с высот финские стрелки получили приказ вернуться обратно. За день в батальоне было несколько раненых.
  
  Ночью и утром русские обходящие отряды взяли несколько укрепленных лагерей в тылу у противника. В конце концов, и защитники главной позиции осознали, что окружены, и отступили, бросив много оружия. Взятие Правцов и других укреплений на Софийской дороге открыло путь русской Гвардии через Балканы.
  
  

Через Стару Планину - декабрь 1877

  
  До 10 декабря батальон, как и вся Стрелковая бригада, приводил себя в порядок, формально оставаясь на передовой. Турки активности не проявляли, и кроме несения дозоров других задач не было. Тем временем пала Плевна. Войска, осаждавшие ее, освободились, и было решено бросить их немедленно через Балканы на Софию. Зимой через перевалы !
   []
  Для перехода через горы генерал Гурко, уже имевший такой опыт, огласил специальный приказ. В частности, в нем говорилось:
  
  Уже 13-го последовала команда выступать. Батальон на тот момент включал:
  Прочие, как и раньше, остались в тылу вместе с обозом.
  
  Помимо прочего, каждый стрелок нес один снаряд. 16-го взошли на перевал и заночевали прямо на гребне. Пока спали, разразилась снежная буря. Но в батальоне было всего трое обмороженных. Причем один из них, командир первой роты подпоручик Эрнрот, строя не покинул, и в дальнейшем водил свою роту в атаку "имея на ноге туфлю". Зато сразу три офицера слегли в лазарет с лихорадкой!
  
  19 декабря произошел бой за селение Ташкисен на выходе с перевалов. Финский батальон большую часть дня был в резерве. Боевых потерь не было, но командовавший батальоном подполковник Сундман умудрился повредить ногу - однако командование не оставил. Не имея возможности надеть сапог, он обматывал больную ногу бараньей шкурой, и в таком виде даже ездил верхом.
  
  20-го финский батальон был послан в обход турецкой позиции. Он встретился с колонной противника у села Дольные Комарцы, атаковал, несмотря на глубокий снег, занял селение и захватил 120 пленных. Но отрезать все турецкие войска, оборонявшиеся в районе Ташкисена, не удалось - противник вовремя отошел.
  
  21-го произошел бой за важный мост на реке Искер. Турки хорошо укрепились, и открыли плотный огонь по атакующим аж с 3000 шагов. Батальоны гвардейской Стрелковой бригады атаковали по глубокому снегу, но вынуждены были залечь. Только успешный обход позиции заставил турок отступить. Мост (деревянный, крытый, американского типа) перед отходом был облит керосином и зажжен. Но оказавшиеся ближе всего к мосту финские стрелки успели потушить огонь и сохранили мост.
  
  В ночь на 23 декабря поступил приказ - срочно двигаться к Софии, где турки напоследок резали болгар. Но проводник-болгарин оказался тем еще педерастом сусаниным - батальон вслед за ним всю ночь плутал по глубокому снегу, через болота и ручьи. Хотя вроде бы Софийское Шоссе - вот оно... Так или иначе, за это время турки отступили из города.
  
  На следующий день батальон разместился в Софии и начал приводить себя в порядок. 25-го, в честь Рождества Христова, генерал Гурко выпустил длинный праздничный приказ, где перечислил все славные дела русской Гвардии в этой кампании - начиная от Горного Дубняка и кончая Софией.
  
  "Спасибо вам, молодцы, за вашу геройскую службу, спасибо вам за то, что вы порадовали Царя и Россию и поднесли им столь блестящий подарок к празднику Рождества Христова!" А через два дня под Шипкой капитулировала вся окруженная армия Вессель-паши...
  
  Только здесь, в Софии, после перехода через ледяные перевалы, батальон встретил прибывшие из Финляндии повозки с теплыми вещами и новыми сапогами. "Высланный запас носков был так велик, что значительная часть была уделена нижним чинам прочих батальонов бригады".
  
  В конце декабря русские войска выступили в поход на Стамбул. Так, в новогоднюю ночь Финский батальон совершил марш в 35 км и преодолел Малые Балканы, перетащив при этом через перевалы, как обычно, еще и орудия.
  
  Батальон на тот момент состоял лишь из 7 офицеров и 291 унтеров и рядовых. Причем убитые и раненые составляли лишь небольшую часть потерь - в основном из строя выбывали больные, обмороженные и ослабевшие. Каждый день обычного, не особо напряженного марша приводил к отправке в лазарет 2-3 человек. Что уж говорить про переход зимой по перевалам... Заметим, что в финском батальоне картина была ещё одной из лучших - в других частях и люди были менее привычны к холоду, и теплых вещей им никто не присылал, и отцы-командиры к потерям среди нижних чинов относились, скажем так, философски, не смотря на недавнюю отмену рекрутчины.
  
  

Филиппополь - 3-5 января 1878

  
  Русская армия испытывала некое говолокружение от успехов. Стамбул близко, турки разгромлены, вперед ! И шли - без разведки, плотными колоннами... Надеялись устрашить врага одним свои видом. Но со столицами шутить опасно. Уж на что были французы побиты в 1870, но Париж держали зубами полгода. А впереди был XX век - "чудо на Марне" и "чудо на Висле", оборона Мадрида, оборона Москвы и оборона Берлина...
  
  Чуда у Стамбула не произошло, но некоторые проблемы наступающие таки поимели. Последняя армия турок во главе с Сулейман-пашой (50 тыс) смогла выскользнуть из уже готового окружения, уничтожила за собой мосты и заняла позицию у Филиппополя (Пловдив). Третье числа на нее буквально напоролись отдельные русские части, имевшие задачу маршировать на Стамбул и добивать остатки разгромленных дивизий противника.
  
  Вместо победного марша, Финский батальон вместе со всей Стрелковой бригадой у селения Кадыкой наткнулся на крепкую турецкую позицию, и "пролежал под перекрестным огнем до полудня". Следовали противоречивые приказы - окопаться; сменить позицию; атаковать; наконец, вечером приказали отойти. Даже обоз финского батальона умудрился попасть в этот день под артобстрел.
  
  Один день Сулейман-паша выиграл вчистую. На большее трудно было надеяться - силы Гурко превосходили его и числом, и качеством. Тем более что русское командование, наконец, разобралось в обстановке, и явных ляпов больше не допускало. Однако его наступление все равно было остановлено турками перед Филиппополем, на линии железной дороги. Второй день выигран.
  
  Но в ночь на 5 января лейб-гвардии Литовский полк внезапной атакой взял Филиппополь. Утром туда подтянулись другие части. Оборонявшая город турецкая бригада была уничтожена. Армия Сулейман-паши отступила на юг. Прикрывавшие отход две турецкие дивизии тоже легли до последнего человека. Но за счет этого еще один день был выигран ! Более того, утомленные трехдневным сражением войска Гурко не могли больше наступать, и остались в Филлиппополе на отдых. А казалось бы, до Стамбула рукой подать...
  
  Но в самом деле, что это мы так эти дни считаем? Неделей раньше, неделей позже... В том и дело, что разница есть. Европейские державы, и Англия в первую голову, убедившись, что русские реально перешли Балканы зимой, обеспокоились. Излишнее усиление России и крах Турции никому не были нужны. И за те три-четыре дня, которые купили своей кровью войска Сулейман-паши, британская эскадра успела дойти до Мраморного моря, а дипломаты в Петербурге получили новые инструкции и заявили русским кучу протестов. Поставить Европу перед свершившимся фактом не удалось... Не зря же султан, сначала в гневе отправивший Сулейман-пашу в отставку за поражение, вскоре вернул его на службу и даже наградил.
  
  А зачем эти лирические отступления, спросит читатель ? Какое отношение всё это имеет собственно к финнам ? Самое прямое. Истории свойственно повторяться. Через 60 с копейками лет финны сами окажутся в подобной ситуации - один на один с русским "паровым катком".
  
  В завершающих боях финский батальон потерял лишь несколько раненых. Дальнейший 4-дневный отдых в Филиппополе дал свои плоды - стрелки, как могли, починили аммуницию, сходили в турецкие бани, элементарно наелись после маршей на одних сухарях. В строй возвращались легкораненые, больные и ослабевшие - так что к 9 января налицо было 346 нижних чинов - на полсотни больше, чем до похода через перевалы.
  
  

Домой !

  
  Потом был тяжелый марш в Адрианополь - но уже без боев. 19 января было официально заключено перемирие. "Как раз вовремя" прибыло пополнение - из Гельсингфорса пришла маршевая команда: 1 офицер, 2 унтера, 33 стрелка. Даже в отсутствии боев снабжение было затруднительным: интендантские фуры шли длинным кружным путем от Молдавии к Стамбулу, через совершенно непролазную грязь в долинах, и мороз со снегом на перевалах. Трофейных запасов, конечно, хватило ненадолго.
  
  Прибыли оставленные в тылу обозники, слабосильные, больные и прочие бездельники - с ними в батальоне стало 486 штыков при 11 офицерах. 19 февраля, день подписания мира, батальон встретил в Сан-Стефано, и принял участие в грандиозном параде по случаю победы.
  
  Всё хорошо не бывает. Через несколько дней после парада в лагере вспыхнула эпидемия тифа. В финском батальоне заболели 4 офицера (1 умер) и 37 нижних чинов (9 умерли).
  
  Из Сан-Стефано батальон был морем переброшен в Одессу, Там при повторном осмотре обнаружили еще около 100 зараженных тифом. Их оставили на карантине, остальные погрузились в два эшелона и двинулись на север.
  
  На станции Крыжополь получили телеграмму от царя - батальон за отличие в боях причислялся к Старой Гвардии. 25 апреля прибыли в Петербург. Вскоре сам Император Александр II провел смотр батальону и поблагодарил за службу. 28 апреля стрелки возвратились в свои казармы в Гельсингфорсе.
  
  Поход продолжался ровно 8 месяцев.
  
                         Офицеров    Нижних чинов
Участвовало               24 100%    1090   100%
Убито                      0           24     2%
Без вести пропало          0            3   0.3%
Ранено                     6  25%      94   8.6%
Из них умерло              0           16   1.5%
Заболело                  12  50%     500  45.8%
Из них умерло              2   8%     146  13.4%
------------------------------------------------
Всего безвозвратных потерь 2   8%     189  17.3%
  
  Правда, в этих цифрах есть некое лукавство: не учтены 198 стрелков, заболевших тифом уже в Гельсингфорсе, сразу по прибытии. Из них умерло 10 человек.
  
  Командир батальона полковник Рамзай получил золотое оружие с надписью "За храбрость". Все офицеры и приравненные к ним было награждены орденами (большинство Владимиром или Станиславом с мечами, подпоручики - Анной 3-й ст с мечами). Даже врачи (старший - Владимиром с мечами, младший - Станиславом) и пастор (Станислав с мечами).
  
  Из нижних чинов 101 стрелок заслужил Георгия 4 степени, а четверо (все ротные фельдфебели) - Георгия 3 степени.
  
  Вскоре около 200 стрелков были уволены со службы по завершении контракта, и батальон перешел на штат мирного времени.
  
  

Что было после.

  
  Других войн на долю финских стрелков больше не выпало. А в 1901 году вышел новый устав о воинской повинности - финские части ликвидировались, призыв финнов в обычные полки производился на общих основаниях. Сказать, что он просто возмутил финнов - значит, ничего не сказать. Тем более что почти одновременно вышел указ о переводе делопроизводства в Финляндии на русский, и прочие постановления в рамках "закручивания гаек".
   []
  Почти сто лет финны были в целом лояльны Империи, и по крайней мере шведов не любили гораздо больше, чем русских. И тут за несколько лет мудрая национальная политика Николашки Второго превратила мирных чухонцев в опасного врага. Если раньше финны шли в армию - свою, заметим - достаточно охотно, и служили исправно (см. выше эту статью), то теперь начался массовый откос от службы, вплоть до сбегания в тундру или в соседнюю Швецию. А те, кого удавалось поймать, служили настолько нерадиво, что общим мнением вскоре стало "из чухны плохой солдат". Уже через несколько лет финнов призывать вообще перестали: визгу много, толку мало. Даже начавшаяся Первая Мировая ничего не изменила: финнов не трогали, ибо не хватало еще, чтоб они взбунтовались из-за этого.
  
  Финский лейб-гвардии стрелковый батальон дольше всех оставался специфически национальной частью. Но к 1905 году демобилизовались последние призывники из местных, на их место пришли новобранцы со всей Империи - и слово "финский" просто потеряло смысл. Его и убрали. А еще через несколько лет батальон переформировали в Лейб-гвардии 3-й Стрелковый Его Величества полк. Но это уже другая история...
   []
  
  

Обмундирование:

  
  Обмундирование батальона отличалось от формы прочих гвардейских стрелков светло-синими выпушками, погонами и клапанами обшлагов вместо малиновых, а также чеканом ременной бляхи и пуговиц в виде двуглавого орла с финским гербом (львом с двумя мечами и семью розами) на груди; металлический прибор по традиции был серебряным. На черно-белых фото финских стрелков можно отличить по отсутствию знака отличия части над андреевской звездой на шапке. Поясной ремень - лаковой кожи черного цвета, присвоенного всем стрелковым частям. Слева на ремне - ножны со штыком, надевавшиеся при увольнении в город.
   []
  Многие тогдашние финны были природные охотники, в батальоне всегда процветало стрелковое дело, а его чины нередко получали призы за отличную стрельбу. Службой в императорской гвардии они очень гордились и, по воспоминанию современника, "с гордостью носили свои национальные синие канты вместо русских малиновых, а за бортами мундиров - целую цепочку отличий за отменную стрельбу".
   []
  
  

И, по традиции, финская песня на тему...

  
  Kauan On Kärsitty
  
  Финский пехотный марш "Это было давно" написан как воспоминание о турецком походе. Чувствуется влияние русских строевых песен. Несложная мелодия - чтобы любой даже тугоухий солдат мог спеть. Бесконечные повторы - дорога-то длинная, на дольше хватит... А слова... ну о чем может петь финн вдали от дома ? Только о ней, прекрасной стране Суоми.
  
  Слова каждого куплета повторяются дважды и рифмуются, по сути, сами с собой. Припев также повторяется. Так что аффтары пейсни "Ветер с моря дул" ничего нового не изобрели...
  
  
  Kauan On Kärsitty
  
  Kauan on kärsitty vilua ja nälkää
  Balkanin vuorilla taistellessa. :,:
  Kertosäe
  :,: Oi kallis kotimaa, Suomi sulo Pohjola,
  ei löydy maata sen armaampaa. :,:
  
  :,: Musiikki se pelasi, kun pojat ne marssi
  Gornij Dubnjakin valleilla. :,:
  Kertosäe
  
  :,: Poikia on haudattuna Balkanin santaan
  toiselle puolelle Tonavan. :,:
  Kertosäe
  
  :,: Jos ruumiimme kuolee, niin sielumme jääpi
  perinnöksi armahan syntymämaan. :,:
  Kertosäe
  
  :,: Hurraa, nyt komppania kotiamme kohti
  Suomemme suloisille rannoille! :,:
  Kertosäe
  Это было давно.
  
  Много лет назад это было: холод и голод,
  Война на Балканах.
  Припев:
  O дорогая Финляндия, благодатная Северная страна,
  Не может быть земли прекраснее тебя.
  
  Музыка играла, когда наши парни
  Шли в атаку на Горный Дубняк
  Припев:
  
  Парни похоронены на Балканах
  На другой стороне Дуная.
  Припев:
  
  Пусть наши тела умирают, наши души останутся,
  И будут защищать родную страну.
  Припев:
  
  Ура, наша рота вернулась домой,
  На милые берега Финляндии !
  Припев:
  
  З.Ы. Знаете знаменитое "правило 34" ? "...И про это есть порнуха!" В нашем случае, правда, вышла не порнуха, а неприличная переделка этой старой песни под реалии Зимней Войны. Именуется "Ryssälauma". Ryssä - неприличное обзывательство нас с вами. Lauma - стадо, табун, толпа. По понятным причинам перевод текста не прилагается.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"