Карсани Рэй: другие произведения.

Мир желтого треугольника

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Психологическая драма

  Мир желтого треугольника
  автор: Рэй Карсани
  психологическая драма
  
  Действующие лица:
  Часть 1
  АЛИСА(АЛЯ), 11 лет
  ДАША, 13 лет
  ВАДИМ, 16 лет, брат Даши.
  ВЛАД, 16 лет, друг Вадима, сын палача.
  СТЕПАН, 35 лет, милиционер, работает с трудными подростками.
  ПАША,11 лет, сын Степана.
  Подруги Алисы: ОЛЯ, 11 лет. ЛЮБА, 9 лет. ЛЕНА, 6 лет. ОКСАНА, 9 лет.
  КСЕНЬЯ, 35 лет, мать Оксаны, учитель музыки.
  Родители Алисы: ЛЕШ, 45 лет, инженер. МАРИНА, 35 лет, учитель.
  
  (Посёлок городского типа под Питером. Действие происходит в 70-80е годы 20 века)
  
  Часть1
  Опять этот сон
  
   В последние дни произошло много очень странных событий, и я поняла, что вижу сон.
   Мы с Дашей пошли погулять с ребятами из деревни. Было очень весело, мы кидались друг в друга сеном, забирались на стога и скатывались. А вечером Даша похвасталась:
  - Меня на свидание пригласили.
  - Меня тоже.
  - Ты маленькая ещё, и не знаешь, что такое свидание!
  - Знаю! Мне уже одиннадцать.
  - Не знаешь! Ты думаешь, ходить и болтать, и чтобы мальчик уши развесил, это и есть свидание? - засмеялась тринадцатилетняя Даша.
  Увлекшись, мы не заметили, что уже не одни.
  - Кто вам позволил ходить на свидания! Никаких свиданий больше не будет! Тут я решаю, когда, кто и с кем! - прозвучал голос Вадима, шестнадцатилетнего брата Даши.
  Сразу после его слов в комнате возник горящий стог сена, огонь с жадностью захватывал в свои огненные руки то, что было так дорого. Пламя шумело, пожирая всё вокруг.
  - Спасите! - объятая пламенем в дверном проёме стояла незнакомая девочка лет десяти со светлыми волосами. В глазах ее застыл ужас.
  
  ---
  - Опять этот сон, - подумала Аля, проснувшись затемно, и побежала в лес встречать рассвет. Лес был большой и полностью окружил маленький городок, скрывая его от посторонних глаз.
  Сев на упавшее дерево на берегу реки, упорно глядя в текущую под безлунным небом черную воду, она стала ждать. Чернота становилась всё гуще, очертания предметов почти полностью растворились в ней. Девочка закрыла глаза - ничего не изменилось: перед ней предстала всё та же тьма...
  - Тогда стоит постараться найти свет внутри себя...
  И она увидела свет: горела девочка с лицом, искаженным в крике, но голоса не было. Слышно было только, как шумит пламя, захватывая и пожирая всё вокруг.
  - Лучше умереть! - воскликнула Аля и открыла глаза.
  Рассвет наступал медленно. Может быть, этим утром я сумею наконец проснуться и выбраться из сна? Но, кажется, опять ничего не изменилось... Хотя, может быть, только чуть-чуть... Листья пожелтели и стали падать с усталых ветвей. Наступила золотая осень; солнечный свет стал холодным, отдав своё сияние листьям, жёлтым ковром устилающим землю.
  
   Меня зовут Алиса, мне одиннадцать лет, а Аля - это моя девочка, точнее сказать она часть меня, я ее хорошо знаю, а она даже не подозревает о моем существовании. Это называется раздвоение личности. Аля все время забывает о случившихся с нами страшных событиях, она плачет и не хочет жить, когда думает, что все происходит на самом деле. Я очень хочу проснуться, мне кажется, что окружающий мир не настоящий, мой мир - это мир желтого треугольника, но мы не сможем вернуться домой, пока все не вспомним.
  
  ---
  В участке
  - Давайте пойдем в магазин! Мне мама денег дала - тетрадей надо подкупить. Пойдемте, а? - предложила Оля.
  - Пойдем, - согласились девочки.
  Только они отошли от дома, их догнал мальчик:
  - Эй! Аль!
  - Чего, Паш?
  - Отойдем, поговорить надо... вон видишь, те люди на мостике рядом с моим отцом стоят, они хотели вроде как с тобой поговорить. Меня отец послал, говорит, чтобы ты не боялась, вместе пойдем.
  Когда дети подошли, участковый улыбнулся:
  - Привет, Аля. - сказал он, - пойдём с нами в участок, люди специально приехали, хотят поговорить с тобой. Кстати, расскажи, как прошло лето. Вот Павлик в лагере был, и ему не понравилось... да, Паш?
  - Да.
  - А тебе понравилось?
  - Нет.
  - Что, так всё плохо было?
  - Не всё. Там было и плохое, и хорошее.
  - Я слышал, что первые две смены это был обычный лагерь, а в третью санаторий, и ты не с родителями там была, а с другой семьёй, да?
  - Да.
  - Значит, поговорим про август.
  - В третью смену можно было сколько хочешь в бассейн ходить.
  - И что, только дети из лагеря ходили в бассейн?
  - Нет, деревенские тоже приходили.
  Так, за разговором они пришли в участок.
  - Вот фото, посмотри, с кем из этих людей ты знакома?
  Аля рассмотрела фотографии и указала на узнанных ею людей.
  - А это ты видела?
  Девочка вскрикнула от ужаса: там была мёртвая обгоревшая коза, а за ней на заборе надпись "SPIRIT & CO".
  - Ты знаешь, кто это сделал?
  - Да.
  - Кто же?
  - Это дух - спирит.
  - Что за дух?
  - Он похож на волка.
  - Ты знаешь его? - спросил другой милиционер.
  - Он как будто человек, но, когда в него входит дух, появляется лицо волка.
  - Расскажи, как в него входит дух? Он, наверное, надевает маску?
  - Да, и есть шапка. У них есть шапка фараона, она очень древняя, и когда он её надевает, в него входит дух.
  - Кто он? Кто её надевает?
  - Надевали разные люди. Не только плохие, хорошие тоже могут надевать такие головные уборы. Учёные говорят, что так выглядели древние компьютеры.
  - У кого эта шапка? Как его зовут!? Имя! Имя назови! - закричал второй милиционер.
  Вид картины растерзанной козы, нажим со стороны милиционеров повергали Алю во все большее состояние ужаса.
  К тому же в комнате мелькали люди, среди которых она узнала Владыча, палача в местной тюрьме. От страха в глазах у неё потемнело... и она увидела себя лежащей на потухшем кострище, от одежды пахло керосином, кто-то ударил её под дых:
  - Что, сука, будешь болтать!?
  - Нет, не будет! Мы не будем! Она язык проглотила, мы язык проглотили! Отпусти её, пожалуйста, мы ничего не скажем! - сказал Коля, мальчик её лет.
  - Тогда смотрите! Пока у вас есть глаза!
  Коля помог Але подняться и сесть.
  Она увидела Влада и узнала его, но только на мгновение - Аля боялась его узнать... и подумала, что видит какой-то древний ритуал. Он поднял руки к небу и, взывая к кровавому Сатурну, провыл непонятные слова. В небе блеснула молния, образ его изменился, и на голову ему надели золотую шапку.
  - Вы меня услышали! - сказало чудовище. В ответ с неба послышался звук грома.
  Потом... их было несколько, вместо лиц - морды волков. Они издавали звуки, похожие на пение, и странно двигались. Тела были голы и покрыты какими-то рисунками, их большие стволы поднялись. Они привели козу, и, продолжая что-то выть, отрезали ей язык, а потом, пританцовывая и завывая, вставляли в неё свои большие палки, после этого они ее подожгли. Казалось, огонь такой сильный, что закрыл собой весь мир, ничего не было - только языки пламени с лёгкостью пожирали стога сена.
  ...В очередной раз, скатившись со стога, Даша куда-то уединилась с Владом, другом ее старшего брата. Аля вновь забралась на стог, Вадим ждал её наверху:
  - Долго ты лезешь, устала уже, ложись здесь, отдохнём, на закат посмотрим.
  Она легла и стала смотреть в небо на дивный цветок угасающего заката.
  - Ты поцарапалась, - он стал гладить её ноги. - Тебе надо было штаны надеть, теперь все ножки в царапинках.
  - Не трогай меня здесь.
  - Ну почему... я же обещал тебе, вот вырастешь, и мы поженимся... иди сюда... - он стащил её вниз и вдруг задрал ей юбку...
  - Пусти! Больно!
  - Молчи! Я пипиську твою не трону!
  - Больно!
  - Хочешь, Влада позову? Он с удовольствием присоединится.
  - Нет!
  - Тогда тихо... тихо... вот, хорошая девочка, я на тебе женюсь...
  Подошла Даша, вид у нее был ужасный. Из одежды на ней была только рубашка, руки связаны за спиной. Держа её на верёвке, за ней шёл Влад с палкой в руке:
  - Скотину надо держать в сарае, я тут подумал, есть место безлюдное, там сарай - пожрём, поразвлечёмся.
  Девочек загнали в сарай. Аля забилась в дальний угол, Дашу она не видела, Влад сказал, что эта скотина себя плохо вела, и он её будет наказывать. Даша стонала и умоляла её простить.
  Вдруг в сарай вошла незнакомая девочка и закричала:
  - Пошли вон! Это наш сарай! Щас я отца позову!
  Неожиданно Влад схватил её за горло и заткнул рот. Она укусила его руку и заорала, тогда он сделал что-то очень быстро, после чего изо рта у неё потекла кровь, а Влад положил себе в карман ее окровавленный язык.
  - Теперь ты ничего не скажешь! - с этими словами он вонзил в неё деревянный кол и продолжал нанизывать на него девочку, пока полностью не проткнул. Было много крови, а потом всё загорелось... Горела девочка с пустыми глазницами, пламя шумело, захватывая и пожирая всё вокруг...
  ---
  - Аля! Очнись уже!
  Она увидела прямо перед собой волчью пасть, потом лица, лица разных людей, они менялись одно за другим, и наконец превратились в участкового.
  - На, выпей воды, - он протянул ей стакан.
  - Она ничего не знает. - Сказал другой милиционер.
  - Она ничего не помнит, но я могу вам рассказать, - сказала я.
  - Кто она?
  - Аля.
  - Тебя зовут Аля, девочка. Что, есть еще какая-то Аля?
  - Аля - это моя девочка, она часть меня.
  - А ты тогда кто?
  - Ее мама.
  - Вот блин, дочки-матери! Что за фигня! - воскликнул милиционер. - Что за бред! Нам убийцу надо искать! - возмутился другой.
  - Тихо! Спугнёте ее так, - остановил участковый.
  Они продолжили задавать вопросы, но Аля не могла сказать ничего конкретного... Это была частичная потеря памяти... (Диссоциативная амнезия)*
  -------------------------------------------
  * Диссоциативная амнезия: Утрата памяти, обычно внезапная. Может возникнуть у людей, переживших стихийные бедствия, войну, эмоциональную травму - например, насилие со стороны членов семьи. Соматическая или неврологическая этиология исключена.
  Каплан Г. И., Сэдок Б. Дж. Клиническая психиатрия (перевод с англ.) М.: Медицина, 1994. Т.1. 672 с. Стр. 196-199
  Гипнотическая амнезия*
  * Гипнотическая амнезия - может возникнуть во время глубокого гипноза.
  ------------------------------------------------------------
  
  Вечером, встретившись с Алей, Даша спросила:
  - Тебя допрашивали?
  Аля с недоумением посмотрела на нее.
  - Не помнишь? - Даша заплакала: - Они нас убьют. Поэтому мы проглотили язык. Ты должна вспомнить! Мы хотим попасть туда, в тот промежуток времени между молнией и громом!
  После этих ее слов, с трудом удержавшись на ногах, Аля погрузилась в глубокий гипнотический сон, а я проснулась:
   Когда мы с Дашей были маленькие, то сами придумали эти волшебные слова: "Мы хотим попасть туда, в тот промежуток времени между молнией и громом!" - потому что думали, там находится вход в мир желтого треугольника. Теперь, когда Даша их произносит, я просыпаюсь, а Аля погружается в гипнотический сон.
   Я красивая морская рыбка. Рядом мелькает множество морской дичи. Все мчалось куда-то на волне времени. Казалось, что время в воде движется безжалостно быстро. Я смотрела на весь этот круговорот, пытаясь остановиться. И тогда появились камни; это были большие камни-строители, они плавно перелетали и двигались в определенном направлении, создавая формы. Внимательно присмотревшись к ним, я заметила, что не одна в этом глубоком погружении. Кто-то, находящийся на близком от меня расстоянии, внешне схожий с движущимися камнями, казалось, говорил с подобными себе: "Этот разум не достиг своего развития. Он видит, но не понимает смысла. Закрыть доступ". В тот же момент возник экран, словно кто-то невидимый поставил стену, на которой шел фильм о жизни моря, красивых морских рыбках и их среде обитания, и мне ничего не оставалось, кроме как стать частью этого фильма. Время больше не бежало, казалось, что оно остановилось, волны тихо шелестели и бились о берег, рыбы молчаливо проплывали мимо.
  " Я не рыбка, не могу дышать под водой, но, наверное, смогу быть похожа на них: буду молчать, как они, ждать, когда разум достигнет развития, и все вспомню, когда вырасту, - подумала я и открыла глаза."
  - Ну, вспомнила! - Даша рассказала, что приезжий милиционер решил перевести расследование в центральное отделение. По дороге с ним случился сердечный приступ, и все свидетельства были утеряны, а дело заглохло. - Я жить не хочу! Они надо мной издеваются! - продолжила она, горько всхлипывая.
  - Что мы можем сделать? - спросила я.
  - Мы пойдем сейчас к моей матери, и ты скажешь ей, что видела, как Влад ко мне приставал, а я не хотела!
  - Ты скажешь про Вадима?
  - Это не поможет, она своего сыночка больше всех любит. Она поговорит с твоей матерью и станет настраивать меня против тебя. Мы больше не сможем по-настоящему дружить.
  - А как же наша цель?
  - Ты еще веришь в эти детские сказки? Жёлтого мира не существует. Мне 13 лет, и я живу в реальном мире. Это очень жестокий мир, но он настоящий. Мы свидетели, и нас убьют, если будем болтать. Я не хочу, чтобы нас убили, ясно?
  - Ясно.
  ---
  Вечером того же дня Пашин отец-милиционер пришёл к нам домой, чтобы поговорить с родителями. Степан сообщил им, что я, видимо, являюсь свидетелем преступления, и милиция заинтересована в информации. Как я себя веду в последнее время? Что рассказываю про лагерь? Слышали ли они о "шапке фараона", и известно ли им что-либо о случившемся в санатории в августе?
  Папа ответил: "Мы не знаем, что с ней происходит, она с нами не делится. Может быть, мы плохие родители, но у нас ничего не получается, не получается построить доверительные отношения. Мы разные люди: мы интеллигентные люди, наша дочь совершенно другой человек , ее не интересует ничего из того, чем живём мы с женой. Она постоянно на улице, с ней не о чем разговаривать. У нас даже шел разговор, что, если она хочет, может отправиться в интернат, но она отказалась. Так случилось, она наша дочь, ну как будто не наша, ничего общего с ней нет. Мы с женой очень любим творчество Цветаевой. У поэтессы был похожий случай. Существует теория о людях качественных и количественных. Поэтесса отдала в детский дом свою дочь, потому что та была количественным человеком. Следуя этой теории, приверженцами которой мы являемся, наша дочь относится к количественным людям. Никакой информации по поводу того, что произошло в летнем лагере, у нас нет, ничего не знаем. Можете продолжать с ней разговаривать сколько вам потребуется, может быть вам она что-то скажет".
   Я слышала всё, что сказал отец. У Али не было слов, в горле стоял ком. Я понимала, что она не захочет жить, если сейчас всё вспомнит. Это значит, что я не смогу проснуться.
  ---
   Проснувшись посреди ночи, я поняла, что совсем не чувствую свое тело, и, значит, меня не существует. Аля существует, а я живу только в ее снах, ведь я не чувствую боль, которую чувствует она.
  Кто из нас может давать свидетельские показания? Аля точно не может, она всех боится и ничего не помнит. Я могу, но только от третьего лица... такие свидетельства раздражают милиционеров. Мне остаётся поверить в реальность Алиного мира, почувствовать ее боль. Я заплакала. Всё так плохо, преступники окружают меня. У нас нет возможности скрыться: нам некуда бежать. Надо ждать, вырасту и всё вспомню. Найду мир, где меня будут любить, может быть, он существует.
  ---
  Волосы
   Аля вспомнила, что перед началом учебного года должна успеть привести в порядок свои волосы. Сидя на краю ванны, она пыталась расчесать, совершенно не желавшие ей подчиняться длинные густые волосы и, дернув гребешком изо всей силы, вскрикнула от боли:
  - Ай!
  Как бы в ответ на ее слова в ванной появилась Алина мать:
  - У тебя нет выбора. Уже несколько дней как ты вернулась из лагеря, а картина все та же!
  - Может, я еще успею их вычесать?
  - Вместо того, чтобы чесаться, ты вчера весь вечер с Олей проболтала! О чем можно так долго болтать?
  - Это был страшно секретный разговор, но тебе я расскажу... Мне снова снилась горящая девочка. - Аля с надеждой взглянула на мать.
  - А сегодня ты гулять пошла вместо того, чтобы с этим покончить!
  - Мама, ко мне Вадим приставал всю смену!
  - Он же тебе всегда нравился.
  - Это было давно, а теперь он пристает ко мне, он меня трогает.
  - А ты не давай себя трогать.
  - Но он же меня старше и сильнее.
  - Мне его мама пожаловалась, как плохо ты себя вела: Приставала к Вадиму, гуляла с какими-то парнями из деревни, а он это вовремя остановил.
  После слов матери перед Алей промелькнуло воспоминание о том, как Варта кричит на нее: "Уродина! Проститутка! Не смей оговаривать моего сына, развратная девка!"
  - Эта проклятая Варта врет!
  - Ты что это распроклиналась! Мы еще поговорим на эту тему. Готова стричься?
  Скоро все было кончено, и Аля осталась наедине со своими мыслями: "Это выход?" Она подняла глаза и увидела свое отражение. Из зеркала на нее смотрела красивая девочка с яркими губами, а слегка удлинённый овал лица обрамляли золотые, остриженные по плечи, волнистые волосы. "Почему мама говорит, что я не ахти?" - задумалась девочка.
  ---
  Портрет
  - Что-то Любка долго не выходит, пойдем, зайдем за ней? - предложила Оля.
  Из-за двери раздавались крики, но разобрать, что кричат, оказалось непросто, потому что кричали сразу несколько человек.
  Вдруг дверь распахнулась, и наружу выскочила Люба, вслед за ней с криком: "Щас пришибу, жидовка" вылетела палка. А за палкой в дверном проёме появился мужчина, с трудом державшийся на ногах. Заметив девочек, он ретировался вглубь коридора. Не упустив удачный момент, Любка быстро побежала прочь, девочки за ней. Только оказавшись на улице, она остановилась и заплакала.
  - Чего это он тебя жидовкой обзывает?
  - Он знает, что моя мама в детдоме выросла, и она не помнит ничего о своей семье... Это очень давно было, после Великой Отечественной войны. Аль, помнишь, ты обещала мне портрет еврея показать... Ну, когда? - спросила Люба.
  - Можно сейчас.
  - А где у тебя этот портрет?
  - Дома, в альбоме художественном, пойдем, посмотрим.
  - Пойдем.
   Люба прислонила ухо к двери и прислушалась. Глаза перепуганные, лицо покраснело от напряжения.
  - Люба, чего ты боишься?
  - У меня так бывает, я и к себе домой не сразу захожу. Сначала у двери постою... послушаю... если всё в порядке, тогда стучу. У нас если чё... отчим начинают кулаками махать или предметами разными кидаться... а потом у меня синяки везде. - Люба приподняла рубашку, на ее спине, справа от позвоночника был огромный сине-красный синяк. - А ты чего боишься?
  - Не знаю... Со мной вроде как ничего такого не происходит, только сны страшные снятся, но это ведь сны, это неправда.
  - У тебя глаз дёргается, значит, ты боишься. Почему тебя вчера в милицию вызывали?
  - Ты о чем?
  - Ну как же, ты вчера с Пашей, сыном участкового, пошла в милицию.
  - Я не понимаю, о чем ты...
  - Конечно, не понимаешь... Так я тебе и поверила, ты просто рассказывать не хочешь! А еще подруга называется!
   Аля действительно не понимала, что, собственно, так желает узнать ее подруга... Это было раздвоение личности*
  -------------------------------------------------------
  * Диссоциати;вное расстро;йство иденти;чности: (непрофессионалами называется раздвоением личности) сосуществование в одном человеке двух или более личностей, каждая из которых периодически определяет его поведение и образ мыслей. Внезапный переход из одной личности в другую. Человек обычно не помнит о существовании других личностей, в которых он перевоплощается.
  -----------------------------------------------------------
  - Я помню, мы после лагерей встретились постриженные и подрались. Потом ты с Оксанкой поссорились из-за вшей, и мы побежали в милицию. Это было во вторник, а вчера была среда.
   (Последовательность событий вторника.)
   Девочки с тоской смотрели на Оксанины длинные волосы, пока Оля не сказала: - Действительно, очень длинные... Но вообще-то, каждому человеку разные причёски идут.
  - И вовсе нет! Вы свои стрижки хвалите, а сами мне завидуете, потому что у меня коса!
  - Чего ты, Оксан, суёшься везде со своей косёнкой? Вот у меня, в натуре, была коса! Так что лучше не суйся, - посоветовала Люба.
  - Была у тебя коса, а теперь нет! И куда же они исчезли, ваши косы? Может быть, это жучки такие в головке... - ехидно прищурилась Оксана.
  - А откуда же тебе про жучков известно? - спросила Люба.
  - Твоё-то какое дело? А вообще, мне мама о них рассказывала...
  - Вот, небось, от тебя эта зараза и распространилась! - подытожила Люба.
  - Что? Говорила мне мама не гулять с тобой. Лучше подальше от таких заразных держаться!
  - Вот и пошла отсюда!
  - Проваливай! - закричали девочки.
  Обидевшись, Оксана медленно удалилась.
  - Пошла мамашу звать. Ох и мамаша у неё... - прокомментировала Люба.
  - А что с ней? - насторожилась Аля.
  - Да она странная какая- то... Мы столкнулись раз... в клубе.
  - Ты уже с ней столкнулась!? Я тебя... предупредить не успела. Она забирает детей в милицию, а после некоторых сразу сажают в колонию... - прошептала Оля.
  - Тише, она идёт! - побледнела Люба.
  ---
  - Здравствуйте, девочки... Так, знакомые всё лица... Люба, если я не ошибаюсь?
  - Да, - понурив голову, буркнула Люба.
  - Я слышала, у вас тут недавно инцидент произошёл... Хочу кое-что вам пояснить. Люба, ты обвинила мою дочь в том, что у тебя завелись вши... Этим ты и мне бросаешь обвинение...
  - Ни в чём я вас не обвиняла, - спрятала глаза Люба.
  - Ну как же: если у тебя вши, в этом твоя мать виновата.
  - Нет, мама не виновата. Я сама должна была волосы чаще расчёсывать.
  - Сама, значит, не уследила... А за нашей косой я слежу! Так что Люба, извинись перед моей дочерью, ты ведь её оскорбила!
  - Она пускай тоже извинится!
  - Ну ты и нахалка!
  - Чего это я нахалка? Я вам ничего не сделала и ей тоже!
  - Ну всё, пойдём в милицию, Люба!
  - А чего это вы нам милицией угрожаете? Мы и сами разберёмся, - осмелилась вступиться Аля.
  - Сами! Да куда уж вам! Вы же заброшенные дети! Вечно в грязи, одежда неряшливая. Дерётесь всё время и старших не уважаете. Только милиция с вами может разобраться. Разговор окончен!
  ---
  - Что теперь будет? - задумалась Люба.
  - Я эту тётку знаю, она сейчас в милицию побежит! - заверила Оля.
  - Так, у меня план созрел! Давайте первыми туда прибежим и сами всё участковому объясним... Я знаю короткий путь! - предложила Люба.
  И девочки побежали, не разбирая дороги, сквозь болотистый лес. Путь им преградил ручей. Они перешли его вброд, а затем привели в порядок волосы и умылись, посчитав, что в милиции лучше появляться в чистом виде.
  Теперь, когда грязь была смыта, стало возможным увидеть, как прекрасны эти маленькие Лолиты, их чистые, будто вырывающиеся из маленьких летних платьиц, ножки заблестели на солнце золотым загаром. Короткие, светлые волосы, красиво обрамляли их свежие лица.
  ---
  И вот они перед входом...
  - Нельзя мешкать! - и Люба ринулась в тёмный сырой подъезд. За ней шагнули остальные. Вдруг дверь подъезда захлопнулась, и они оказались во мраке.
  - Я сейчас описаюсь! - прошептала случайно увязавшаяся за девочками маленькая Лена.
  - Кто это сделал?! - крикнула, внезапно поскользнувшись на чем-то, Оля и зарыдала.
  Тут, подхватив её плач, страшно взревела Лена, в перерывах между рёвом визгливо выкрикивая: - Это не я!
   Вдруг в мрачное царство тьмы ворвался луч света, и на пороге возник мужской силуэт с фонарём в руках.
  - А-а-а-а-а! - взвизгнул стройный хор девчоночьих голосов.
  - Молчать! Закрыть рты! - скомандовал бас, принадлежащий силуэту.
  - М-м-м-м-м! - замычали девицы, строго следуя раздавшейся команде.
  - Коровы, что ли, сюда влезли? - не получив в ответ ничего, кроме мычания, бас рыкнул что было силы во тьму коридора:
  - Да заткнитесь! Уши болят! Сейчас свет включу, и вы всё спокойно расскажете.
  - Здесь света не было... - выговорила Оля.
  - Теперь есть! У нас по всей стране электрификация, в каждом отдельно взятом участке!
  - А вы кто?.. - вглядываясь в его лицо, спросила Люба.
  - Я участковый.
  - Участковый! Фараон! Это вы! - воскликнула Лена.
  - Н-да, "фараон". Ну-ка пошли со мной, - и фараон проследовал вглубь коридора.
  - Чёрт! Что тут за лужа?.. - выругался он, поскользнувшись на чём-то перед входом, но ответа не получил. - Ладно, заходите, рассаживайтесь, места всем хватит.
  Девочкам ничего не оставалось кроме как зайти в открытую перед ними дверь и сесть на стулья.
  - Н-да. Так чья это лужа?
  - Не моя, - заплакала Лена.
  Тут все захотели что-то сказать и, начав говорить одновременно, перешли на крик. Тогда Фараон стукнул по столу кулаком, после чего возникла полная тишина, в которой звучал только его голос:
  - Тихо. Идёт следствие. Когда у кого-либо созреет предложение, поднимите руку, и я вас допрошу. А кстати! У нас тут имеется нераскрытое дело. И раз уж мы здесь сегодня все собрались, давайте наконец-то его раскроем, тем более, что среди вас находятся двое непосредственных его участников.
  Фараон извлёк из шкафа внушительных размеров книгу в кожаном переплёте и, с сосредоточенным видом полистав её, сказал:
  - Вот оно! Так-так... Начнём слушание дела номер 98... Дело было в мае... прошлого учебного года. Из раздевалки школы номер 3 за время учебного года неизвестными было похищено:
  Пункт 1. Два учительских пальто.
  Пункт 2. Пять детских курток иностранного происхождения.
  Пункт 3. Деньги.
  Пункт 4. Линейки, карандаши, ручки, велосипед, жвачки, конфеты...
  Верхней части списка мы касаться не будем, а сразу перейдём к интересующей нас нижней части.
  Пункт четвёртый. Линейки! Карандаши! Ручки, велосипед, жвачка, конфеты!
  - Велосипед можно вычеркнуть! Перенесите его в верхний список! - воскликнула Оля.
  - Может быть, я его и перенесу, только ты мне сначала должна объяснить, почему?
  - А потому что... он тяжёлый. Это тяжёлое преступление. Такое только взрослые могут совершить.
  - Предложение принято, велосипед переносится! А сейчас, Оля, ты мне вот что скажи: кто у Олега из кармана куртки конфеты похитил?
  - А зачем он их в школу притащил? Ему иностранные шпионы всё это дали! А мы без него всё поровну разделили.
  - И съели. - правильно я понял?
  - Да, съели, ну и что? Вы что, думаете, это так вкусно? Мне потом с животом плохо стало!
  - Наконец-то ты чистосердечно призналась! А кто ещё присутствовал на этом пиру в раздевалке?
  - Я присутствовала. - сказала Аля.
  - Значит, ты всё видела и молчок? Когда мы в прошлом году в этом деле разбирались, ты сказала, что ничего не видела, дала, значит, ложные показания.
  - Нет, не так. Вы ведь в школу тогда приходили по поводу похищенного велосипеда. Про него я вам и ответила. Послушайте, мы ведь с Пашей вам рассказывали про шпиона, а вы нам не поверили.
  - Я и сейчас не верю. Какие ещё шпионы в нашем лесу, Алиса? И давайте это дело закроем!
  - Дело о шпионах? Давайте закроем! Только тот шпион был настоящий! Он под грибника подделался. Подхожу я, значит, к опушке, где погреба, а там уже Петя у дядьки документ спрашивает... а дядечка тот лукошко на землю поставил, а оно пустое! Его тогда Петя прямо спросил: вы шпион? И он сразу сознался.
  - И чей он шпион?
  - Ой... Мы забыли спросить, чей. Он шапку искал... фараона.
  - А как вы там одновременно оказались: ты, Петя, и шпион?
  - Мне Петя посоветовал. Говорил, что, когда возникают у человека мысли о смерти, ему лучше сразу на погреба бежать, посмотреть на них и представить себя на месте картошки, которую в погребах хоронят. Картошка, попавшая в сырой земляной погреб, покрытый металлической крышкой, чувствует себя плохо. С горя она начинает гнить, а во время зимних холодов замерзает. После этого какой от неё прок? А вообще-то... картошка мечтает попасть к столу и требует бережного к себе отношения. Это мне Петя объяснил.
  - Ему в армию скоро... Н-да, я с ним побеседую...
  - Насчёт шпиона?
  - Насчёт шпиона тоже...
  Тут Люба как-то к месту запела:
   "На границе тучи ходят хмуро,
  Край суровый тишиной объят", - а вслед за ней запели и остальные девочки:
   "На высоких берегах Амура, часовые родины стоят."
  Фараон громко захлопал им, давая понять, что концерт окончен.
  - Молодцы! Хорошо поёте! Надо вам пойти в хор, я знаю одну музыкальную работницу в клубе.
  - Мы не хотим в её хор! Мы сами лучше будем петь! - воспротивились девочки.
  - Можно и самим, но с руководителем получится гораздо лучше, - возразил участковый.
  - Тогда давайте вы будете руководителем нашего хора, - предложила Люба.
  - Хор открыть можно, но в дирижёры возьмите кого-нибудь более подходящего.
  Тут раздался стук в дверь.
  - Это она! - закричали девчата и, сорвавшись с мест, побежали к двери, закрыв собою доступ к ней.
  - Что за дела? Отойдите от двери, девчонки! - удивился Фараон.
  Страшным шёпотом они ответили ему:
  - Пожалуйста! Она плохая дирижёрша!
  - Она сказала, что мы запущенные, заброшенные и грязные. А мы хорошие девочки! Мы исправимся!
  Стук в дверь повторился, но теперь он стал сильнее и сопровождался словами:
  - Что такое?! Откройте дверь!
  Девочки наконец-то расступились, и участковый открыл дверь. На пороге стоял мужчина в штатском.
  - Что вы тут делаете? - удивился он, разглядывая унылые детские лица.
  - Да вот дочери викингов пришли, хотят в хоре петь. Предложили мне должность дирижёра, но я отказался. Хотел послать их в клуб, а они, оказывается, там уже с кем-то не поладили и теперь хотят организовать свой хор под эгидой детской комнаты милиции. Что вы об этом думаете?
  - Хор?.. Это хорошо... но помещение у нас для этой цели неподходящее, так что идите лучше в музыкальную школу.
  - Пожалуйста, возьмите нас в хор! - настаивали девочки.
  - Ладно. Мы рассмотрим ваше предложение. А сейчас - по домам, к школе готовиться. До свидания, девочки.
   Выйдя из милиции, они молча вошли в лес.
  - За нами, кажется, следят...- заметила Оля, осторожно наклонив голову в сторону невысокого мужчины в кепке, провожавшего их пристальным взглядом. - Давайте вместе держаться.
  - Надо от сглаза защититься. Я на волосок от гибели. - С этими словами Аля подошла к кусту папоротника и, вырвав его с корнем, принялась мастерить крашение от сглаза, подруги последовали ее примеру.
  Таков был местный обычай - носить на шее корень папоротника как средство защиты от сглаза.
  
  Портрет (продолжение)
  - Мы встретились после лагерей, поссорились с Оксаной, побежали в милицию, там было какое-то нераскрытое дело, про которое мы с Пашей знали...Может поэтому он меня в милицию звал? - Пыталась выстроить логическую цепь событий Аля.
  - Ладно, не хочешь - не рассказывай, секреты значит у вас. Ты портрет то мне этот мой показывать будешь?
  Аля достала альбом и принялась листать его: - Вот смотри.
  - А это кто?
  - Написано, что его зовут Виленский гений - Ха-Гра, он раввин, ученый и математик.
  - У него глаза очень красивые... Ой! Он отовсюду на меня смотрит! Как интересно, я отодвигаюсь, а он все равно за мной следит. Как же это, что-то мне не по себе.
  - Это просто картина такая, художники умеют так рисовать. Тут написано, как нарисовать портрет, который следил бы за нами. Давай почитаем:
   "Прямая и обратная перспектива".
  Прямая перспектива - это когда все прямые сходятся в одной точке на горизонте. Два глаза и точка на горизонте - это треугольник, так мы смотрим на мир.
  Наш портрет - тоже треугольник, только перевёрнутый. Обратная перспектива получается, если продолжить линии первого треугольника после их пересечения.
  Художники-иконописцы взяли за основу небесного треугольника расстояние между глазами и, используя обратную перспективу, хотели донести до народа идею ока всевидящего. У человека, смотрящего на один из таких портретов, создаётся впечатление, что портрет следит за ним. Но если отбросить законы перспективы нашего мира, то взгляды наших глаз - это две параллельные линии, уходящие в бесконечность. И еще он говорит, что наш мир - это "Мир желтого треугольника".
  - Но это не так! Аля! Наш мир круглый! Этот дядечка, наверное, из другого мира... так бывает...
  - Не знаю, я раньше тоже думала, что это разные миры... но больше похоже на то, что мы живем в параллельных реальностях.
  - Может, он инопланетянин?
  - Может быть, но он точно из треугольного мира. Когда мне было пять лет, я умела туда попадать.
  - Расскажи, что ты там увидела?
  - В первый раз я зашла туда через огромный треугольник, там тогда было лето, вокруг мягкий песочек, я сразу принялась из него что-то строить. Потом меня нашёл папа, сказал, что надо идти домой, мыться, сказал: "Ты вся измазюкалась" и взял меня на руки. Я обняла его и вдруг увидела свои руки, они оказались, очень смуглые, почти шоколадные, я еще подумала, как это может быть и откуда у папы борода?
  - Это был твой папа?
  - Да, но он выглядел иначе... Мы пошли домой по мощёной улице, я никогда там не была, но мне казалось, что это мой дом, мой мир! Потом учитель объяснил, что это я прошлую жизнь вспомнила, что с маленькими детьми так часто бывает, и еще он сказал, что это может быть ресурсное состояние.
  - В каком смысле?
  - Когда человеку плохо, он может найти помощь, ресурсы в собственном подсознании. В нашем подсознании живет память обо всем: о том, как создавался мир, о прошлых жизнях, может быть даже о других мирах, и мы можем вспомнить слова, любовь и ласку, которых недостает, и почувствовать их.
  - Где он сейчас преподает, этот учитель?
  - Я не знаю, где он сейчас.
  - Жалко! Как же ты потеряла с ним связь?
  - Он учил йоге моего отца, и так получилось, что я тоже начала заниматься в группе с другими детьми. Потом мама заболела, и меня отдали в другую семью, я почти ничего не помню из того времени. Когда я вернулась домой и снова пошла на йогу, оказалось, что у меня проблемы с памятью... Учитель хотел мне помочь, он говорил, что я пережила какую-то страшную травму, а они сказали, что это его гипноз сделал мне страшную травму.
  - Кто они?
  - Мои родители ... Глаза! (Она почувствовала, что глаза смотрят на нее из неоткуда) Они видят меня. Я боюсь смерти... - Аля внезапно погрузилась в глубокую дрему:
  Множество глаз следят за мной из зазеркалья. Я увидела себя пятилетнюю, стою в какой-то зеркальной комнате, пытаясь найти свое исчезнувшее отражение. Наконец-то я смогла найти его по ту сторону зеркал: Аля находилась в родительской комнате с огромным деревянным шкафом, я знала, отец впервые изнасиловал ее именно здесь. И чувство дикого ужаса, что глаза смерти наблюдают за ней, возникло впервые именно тогда.
  - Аля, что с тобой? - взволновалась Люба.
  - Помоги мне. Меня могут убить.
  - Кто?
  - Спирит. Сын палача. Мы раньше были соседями. Если увидишь, что меня куда-нибудь уводят большие парни, постарайся нас задержать, позови подружек.
  - Позвать на помощь.
  - Да. Только не удивляйся если я не буду помнить ничего из того что сейчас тебе говорю. Аля от страха все забывает.
  - Когда я боюсь чего-то, я говорю себе: "Люба, не бойся, ты сильная", но почему ты всё время говоришь о себе как о другом человеке?
  - Я говорю о себе в третьем лице, потому что Аля по правде ничего не помнит, понимаешь, с нами случилось что-то очень страшное, и мои другие "я" от страха не могут это... помнить.
  - Не бойся, будь сильная, у тебя есть мы - твои друзья.
  - Спасибо, но Аля не живет у друзей, а живет с родителями. А они не хотят, чтобы я помнила, меня принесли в жертву. Аля, людей нельзя приносить в жертву.
  
  
  
  Часть 2
  (за 7 лет до вышеописанных событий)
  действующие лица те же +
  ВЛАДЫЧ, 35 лет, отец Влада, работает палачом в тюрьме.
  НАСТЯ, 4 года, дочь Владыча.
  КОЛЯ, 5 лет, сын Атога.
  ПЕТЯ, 11 лет.
  ФИЛИП, 40 лет, психолог, учитель йоги.
  Родители Дарьи: АТОГ,65 лет, фармацевт, пенсионер. ВАРТА, 45 лет, воспитатель.
  
  Желтый треугольник
  - В качестве объекта для медитации, в Аутогенной Тренировке, используется диаграмма "Мандала", - вслух читал Леш.
  - Что такое "Мандала"? - спросила Марина.
  - На языке санскрит Мандала значит "платформа мироздания". Она включает в себя: землю, воду, огонь и воздух. Таким образом, медитируя на Мандале, человек работает как бы со всеми стихиями. Символ Эфира - центр Мандалы - белая точка. Символ Огня - два треугольника, вершины которых олицетворяют языки пламени.
  - И как же это работает?
  - Вначале нужно научиться расслабляться.
  - Папа, а кто этот дядя на твоей записи, который рассказывает, как надо расслабляться? - спросила Аля.
  - Это мой учитель, я хожу к нему на уроки, а дома выполняю домашнее задание.
  - А можно, я вместе с тобой послушаю?
  - Тебе будет не интересно, ты еще маленькая.
  - Я большая, мне четыре года.
  - Леш, Аля хочет с тобой поиграть, а ты все свободное время занимаешься расслаблением, а она сидит на полу под дверью и прислушивается. Попробуйте разок вместе расслабиться, - попросила Марина.
  - Давайте, - согласился Леш. - Устраивайся поудобней.
  Он включил запись, и в комнате раздался голос учителя:
  "Я успокаиваюсь и расслабляюсь. Все посторонние мысли отбрасываю. Мое внимание на руках, мои руки расслабляются, приятная теплая тяжесть наполняет их, мышцы рук расслаблены, руки вялые, неподвижные. Сосредоточим внимание на левой руке. По ней медленно разливается свинцовая тяжесть...попробуйте поднять руку..."
  - Ой! Папа! Не могу! Она тяжелая, как свинец! - испуганно прошептала Аля.
  Леш остановил запись:
  - Успокойся и не плачь.
  Встревоженные родители пытались исправить положение, но ничего не помогало, и левая рука девочки висела неподвижной плетью.
  - Слушай, Марин, не волнуйся, я сейчас свяжусь с моим учителем, он скажет, как вывести Алю из этого состояния.
  - Ну вот, все будет в порядке. - сказал вернувшийся в комнату Леш, - учитель велел продолжать тренировки, делать разные упражнения, а потом он подъедет посмотреть, что ты умеешь.
  ---
  - Учитель сказал, что теперь ты должна научиться увидеть заданный цвет. "Оранжевое солнце, оранжевое небо", - пропел Леш.
  - Я вижу, папа! - обрадовалась Аля.
  - А теперь жёлтый!
  - Вижу. Он такой радостный.
  - А теперь внимание, дочка! Представь треугольник, он как формочка в песочнице, треугольная формочка ... видишь?
  - Да.
  - Теперь закрась треугольник жёлтым цветом.
  - Хорошо, только, он такой острый... можно его подержать?
  - Конечно, можно.
  - Я хочу остаться тут немножко поиграть. - сказала неподвижно застывшая на стуле Аля.
  - Где?
  - Здесь. В песочнице.
  - В какой песочнице? Я не понял... ты где?
  - В треугольнике, хочу здесь погулять.
  - Да. Хорошо.
  ---
  В дверь позвонили. Вошел учитель и продолжил урок:
  "...Бесконечно заснеженная равнина, чистый лист бумаги - это точка, маленькая белая точка... вот мы и оказались в центре Мандалы".
  Прощаясь, он сказал, что заинтересовался девочкой, и хотел бы взять ее в свой эксперимент, что ничего опасного в этом нет, а ей будет интересно. Аля начала заниматься в группе с другими детьми.
  ---
  - Чего мы хотим? Кто мы? Спросите у себя - кто я? - спросил учитель.
  Дети отвечали и рассказывали разные истории. Когда пришла очередь Али, она сказала, что еще не знает, и спросит у девушки, которая учит ее летать, и та тут же появилась, откуда ни возьмись.
  - Я не знаю, кто я. Ты знаешь, кто я? Кто ты?
  - Я - это ты, мы с тобой одно целое, ты думаешь, что ты маленькая, и хочешь, чтобы с тобою рядом была мама, поэтому я с тобой.
  - С кем это она разговаривает? - спросил учителя кто-то из детей.
  - С собой. А вы меня не видите? - удивилась Аля. - Это я... только большая... вот я здесь стою, - и она махнула рукой куда-то влево, - у меня красивое платье... а на шее Мандала из драгоценных камней, они очень сияют.
  - Теперь вижу! И я вижу! Я тоже! - обрадовались дети.
  - Я тоже вижу... - сказал учитель и спросил: - Скажи мне... какого цвета твои волосы?
  - Темные и кудрявые.
  - Глаза?
  - Голубые.
  - А какого цвета твоя кожа?
  - Золотая. Нет она по-другому называется...
  - Коричневая и позолоченная, - помог учитель.
  - Да.
  - Очень хорошо: я тоже увидел тебя так.
  - А почему ты большая совсем на себя не похожа, ты же очень белая девочка? - спросил один из учеников.
  - Давным-давно я была такая.
  ---
  Прошла неделя...
  Дети и сопровождавшие их родители вошли в просторный зал. Перед входом висел плакат с изображением глаза в желтом треугольнике.
  - О! Это же Иллюминаты! - восхищенно воскликнул Леш.
  - Тише... здесь полно шишек... отведя его в сторону, прошептал Атог: - Леш, вы не поняли, с кем имеете дело? Вы уже несколько месяцев посещаете эти занятия! Лампочка не зажглась?
  - Да... там много говорят про треугольник, мы экспериментируем... но я воспринимал "треугольник" как часть Мандалы, я не думал, что масонская ложа существует... в нашей стране! Просто невероятно!
   Вечер был в самом разгаре, когда учитель подошёл к сидевшей за кулисами Але:
  - Теперь наша очередь. Мы полностью готовы.
  Аля села на предложенный ей стул посреди сцены и внимательно слушала, как учитель дает зрителям установку на расслабление.
  - А теперь спиритический сеанс: Алиса познакомит нас с астральным телом. - Покажи нам себя большую, - обратился он к девочке.
  Вскоре зал смог увидеть молодую девушку в золотой короне, напоминающей языки пламени.
  - Кто ты?
  - Царица.
  - Какого царства-государства?
  - Папа мне сказал, что очень древнего царства.
  - Давайте позовем Алисиного папу. Леш Иоганович, поясните пожалуйста, в каком царстве находится ваша дочь.
  - Я думаю, что это древний Египет. Последние исследования говорят, что пирамиды были построены как минимум 10 тысяч лет назад, а не 5, как принято считать.
  - Леш, скажите, вы показывали Алисе изображения пирамид?
  - Да, чтобы ей объяснить... спросить, это ли она видит. Так что же я хотел сказать... Возможно, пирамида работала так: Фараон или верховный жрец ложился в саркофаг. Жрецы становились вокруг саркофага и начинали голосом издавать одну из трех нот, входящих в аккорд собственной частоты Земли - это фа-диез мажор. Пирамида начинала вибрировать, и человек, лежа в саркофаге, мог принимать информацию в виде образов и звуков.
  - Леш Иоганович, а почему вы так уверены, что ваша дочь царица этого древнего царства?
  - Я по семейным преданиям принадлежу к одному из очень древних царских родов! Думаю, что это на генетическом уровне, и поэтому она способна так себя увидеть.
  - Рюрикович! Леш Рюрикович! - послышались смешки из зала.
  - Я не Рюрикович, а Иоганович! И происхожу из другого рода.
  - Леш, вы египтолог?
  - Я программист, Египет - это мое хобби.
  - И ваша дочь унаследовала это хобби?
  - Нет... понимаете... сейчас я постараюсь объяснить это. Дело в том, что, когда мы с дочкой занимались, делали ваши упражнения, она представила жёлтый треугольник, вошла в него, погуляла там и не захотела, как бы это сказать, не захотела возвращаться. Она мне рассказывала, что видит, и я решил попробовать повысить ее память, я попросил ее вспомнить день смерти моей матери, которая работала государственным ревизором и погибла при невыясненных обстоятельствах. Понимаете, дочь была единственным свидетелем, а ей еще не было трех.
  - И что вы выяснили?
  - Она сказала, что приходили люди, видимо, с работы, говорили с бабушкой о каких-то секретных делах. Аля оказалась невольным свидетелем, но бабушка уверила их, что ребенок слишком мал.
  - Иоганн Шульц* в своей книге пишет, что многие гипнотизеры-дилетанты используют возможность повышать память посредством гипноза. Они могут вызывать воспоминания о событиях, происходивших в раннем детстве и младенчестве. Вот вам яркий пример повышения памяти, - пояснил учитель. - А ты, Алиса, как себя чувствовала, как тебе было увидеться с бабушкой?
  - Мне было очень грустно, но сначала я не понимала, что бабушка умерла. Я думала, что она еще вернётся.
  - Ну, а теперь?
  - А теперь я знаю, что нет... Когда ушли те люди, вдруг поднялся ветер, а в нем человек, этот ветер как будто шел от него. Бабушка удивилась, что я его вижу. Они говорили о чем-то глазами, и он улыбнулся мне. Потом бабушка сказала, что пришло ее время, и она уходит навсегда, а мне нужно помнить, что я принцесса; и тут она стала падать, а изо рта у нее пошла пена, знаете, такая бывает в ванне. Мне стало страшно.
  - Тогда лучше забудь это видение, а вспомнишь, если захочешь, когда вырастешь.
  --------------------------------------------------------
  * Немецкий психиатр и психотерапевт - Иоганн Шульц. Аутогенная тренировка.
  Schultz I. N. Ubungsheft fiir das autogene Training.
   www.klex.ru/cqm
  В1932 году немецкий психиатр Иоганн Шульц предложил авторский метод саморегуляции, который он назвал аутогенной тренировкой. В основу метода Шульц положил свои наблюдения над людьми, которые впадали в трансовые состояния. Кое-что Шульц заимствовал у йогов, а также из работ Вогта, Куэ, Джекобсона. Шульц считал, что все трансовые состояния сводятся к явлению, которое английский хирург Брэйд в 1843 году назвал гипнозом. То есть Шульц считал, что в основе всего многообразия трансовых состояний лежат следующие факторы: 1) мышечная релаксация; 2) чувство психологического покоя и сонливости; 3) искусство внушения или самовнушения и 4) развитое воображение. Поэтому Шульц создал свой метод, объединив рекомендации многих предшественников.
   -----------------------------------------------------------------
  Каннибал
  
  - Настя, ты обещала показать котенка! - напомнила Даша.
  - Ладно. Заходите.
  - Какой пушистик!
  - Красивенький! - запричитали дети.
  Тем временем в комнате запахло жареным.
  - Вкусно пахнет! Это гусёк?
  - Нет. Это аборт мама сделала.
  - Аборт...а он вкусный? - Покажи нам Аборт! - Это птичка такая или рыбка? - допытывались дети.
  - Ладно. Проходите на кухню... Вот! Смотрите.
  Дети ахнули от изумления. На только что вынутом из духовки противне лежал пышущий жаром, запечённый человечек.
  - А кто это? Он на человечка похож...
  - Папа не любит оставлять их гнить, он их съедает.
  - Зачем ты привела сюда этот детский сад!? Сейчас батьку позову!
  - Мама, не надо, они только котенка зашли посмотреть...
  - Котенка... Уходите, дети! Быстрее уходите!
  Но было поздно. Настин папа зашёл на кухню:
  - Так... Что это за детский сад! Чьи это дети!?
  - Папа! Все! Они уже уходят! Они только котенка посмотрели!
  Дети побежали что было сил, только бы подальше от этого дома.
  ---
  Бармалей
  Маленькие дети!
  Не за что на свете
  Не ходите в Африку гулять!
  В Африке разбойник,
  В Африке злодей,
  В Африке ужасный Бар-ма-лей!
  Он бегает по Африке
  И кушает детей!
  - Ребята, кто написал это стихотворение? - обратилась к залу ведущая утренника.
  - Корней Чуковский! - радостно ответил зал.
  - Правильно, это отрывок из сказки Корнея Чуковского "Бармалей".
  - А теперь продолжим конкурс юных талантов нашего городка.
  Следующий номер нашей программы - стихотворение "Когда я вырасту большой". Выступает воспитанник старшей группы детского сада Коля.
  Когда я выросту большой,
  Я стану людоедом!
  Наташку с Людкой проглочу,
  Оксанку, Светку разом.
  Свой нож я остро заточу,
  Костер зажгу я разом!
  - Коля, кто написал это стихотворение?
  - Это я сам придумал. Только по правде я не хочу быть людоедом, потому что людоеды плохие, они едят детей! Я знаю одного людоеда в нашем городке, он рассказал мне, что когда-то был маленький, что когда-то ему было шесть лет. Когда я вырасту большой, буду много учиться, стану очень сильным. Я всех людоедов поймаю и саблей их! - сказал Коля, взмахнув своей игрушечной саблей.
  
  ---
  Инцест
  Через несколько месяцев Алина мама заболела, ей необходимо было срочно пройти операцию, после которой должен был следовать период реабилитации, и она решила, что лучше уехать на это время к маме.
  Обстоятельства не позволяли взять с собой обоих детей, и Алю решили оставить с папой... Но это оказалось для него слишком сложно и пришлось срочно искать семью, которая помогала бы в этот период.
  Але очень нравился сосед Степан и его семья. Степан был милиционером, и работал с трудными детьми. Его жена согласилась помочь. Но Алины родители не любили милиционеров. Оба они были детьми репрессированных и не испытывали ни малейшего пиетета к власти. Милиция же исполняла, в их глазах, одну из главных функций этой власти - насилие. И тогда решено было, на этот период, отдать девочку в семью фармацевта Атога, приятеля отца.
   Атогу шёл седьмой десяток и рядом с худощавой, напоминающей подростка Вартой он больше походил на ее отца, чем на мужа. Они имели троих детей, старшему, Вадиму, было десять, Даше семь, а младший, Коля, ходил с Алей в детский сад.
  Атог научил детей новым играм, о существовании которых Аля даже не подозревала, самой интересной была игра в пиратов, он связывал их, а они должны были распутать веревку. Дети любили эту игру, ведь в нее можно играть всем вместе.
  ---
  - У тебя жар. - сказала тётя Варта, положив ладонь на лоб Коле. - Ты сегодня в садик не пойдёшь.
  - И у меня жар. Можно мне тоже в садик не ходить? - попросила Аля.
  - Да, у тебя температура, - подтвердила Варта и ушла по делам, а Атог остался с детьми. Он приготовил таблетки, растертые с сахаром, а получившийся порошок в ложечке был растоплен над огнем. "Такое лекарство принимать не противно", - подумала Аля, обсасывая ложечку. Затем Атог стал читать детям сказку про Незнайку из Цветочного города. Все жители городка были крошечные, величиной с пальчик, дети. Как-то они заболели и попали в больницу, доктор стал их проверять, все должны были раздеться и всё ему показать.
  - Давайте поиграем в доктора. - предложил Атог и, накинув белую рубаху, проверил детям ушки, носик, ротик, а потом, взяв похожую на докторскую, трубку, стал внимательно слушать, хорошо ли они дышат. Затем доктор предложил Коле снять трусы, сказав: "Теперь надо проверить писю". Он объяснил удивившейся Але, что у пятилетнего мальчика пися должна быть размером с маленький приподнятый пальчик, и он просто проверяет, все ли в порядке. Коля, как ни в чём ни бывало, снял трусики и показал папе писун.
  - Теперь твоя очередь, - обратился он к Але.
  - Не хочу, - пожала плечами девочка.
  - Ты следующая, это значит, что теперь твоя очередь. Ты должна снять трусики и показать мне писю, - пояснил Атог.
  Аля отрицательно покачала головой.
  - Ну, смотри, Коля же показал мне, и всё в порядке. Теперь ты покажи, я должен проверить какая ты сладкая девочка. - продолжал настаивать Атог.
  - Я не хочу больше играть в эту игру, - отказалась Аля.
  - Так ведь вы в самом деле заболели, и я по правде должен тебя проверить.
  - Вы не настоящий доктор, - с сомнением заметила Аля.
  - Почему не настоящий? Настоящий. Мне надо тебя как следует послушать, ты сильно заболела. - Он снова стал ее слушать, а задержавшись на сосках, сказал: - Я ушком послушаю, так лучше слышно.
  - Вы похожи на волка, который переоделся в Бабушку. Лучше слышно, лучше видно, - передразнила его Аля.
  - Да, мы играем, и я полностью превратился в бабушку, значит, я волк, который бабушка. Так как же наша сказка... кто помнит, на чем мы остановились?
  - Дети лежали в больнице, потому что они заболели, - напомнил Коля.
  - Правильно, их хорошо проверили и дали правильное лекарство, поэтому они быстро вылечились и пошли в садик.
  ---
  На следующий день Коля пошёл в садик, а у Али опять поднялась температура. Она приняла лекарство, после чего у нее сильно закружилась голова, и ей пришлось вернуться в кровать. Атог сел рядом и рассказал сказку:
  - Глава о совести. Совесть у Незнайки много спала, просыпалась она обычно вечером, но в это время Незнайка сам уже хотел спать. Поэтому они (Незнайка и совесть) не состыковались.
  - А у вас есть совесть? - спросила Аля.
  - Есть, она у всех людей есть. У меня, как у Незнайки, совесть спит, а иногда она просыпается и говорит: "Давай, исправляйся!" А меня тут как раз в сон начинает тянуть, и я засыпаю. Утром встаю, а она уже спит. Ой... совсем забыл, я должен тебя проверить.
  Он внимательно слушал, как она дышит, и, задержавшись на сосках, погладил их трубкой, а затем рукой. - Аля, ты похожа на очень красивый цветочек. Ты лучше себя чувствуешь, когда я тебя проверяю? - спросил он.
  - Да. - кивнула Аля.
  - Что ты чувствуешь? Это сладко, как конфетка? - спросил он, продолжая свои действия.
  - Да.
  - Ты сладкая девочка. Тебе нравится. Значит, скоро выздоровеешь.
  ---
   Аля стала расспрашивать соседских детей, показывают ли они писю взрослым, когда у них просят? Ребята сказали, что мальчики показывают, потому что они так писают.
  - А меня Колин папа просил ему показать, сказал, что он доктор и должен все посмотреть.
  - А может, он правда доктор. - ответил один из ребят.
  
  ---
  Молния и гром
  - "Так говорят, гроза грозится, как говорится, быть беде!" - глядя на сверкнувшую в сумеречном вечернем небе молнию, процитировал Атог слова известной детской песенки. - И грянул гром!
  Как бы в ответ на его слова где-то совсем рядом раздался звук грома.
  - Дети, домой, дождь собирается. - скомандовал он.
  Дождь обрушился холодными струями по ждущему его жаждущему живому миру. Дети, успевшие слегка промокнуть, продолжили наблюдать за грозой, глядя в окно. В небе одна за другой сверкали молнии и звучали раскаты грома.
  - Небо сердится, - сказала Аля.
  - Небо не может сердиться, оно не живое. Это электричество разряжается. Природный круговорот, - прокомментировал Атог.
  - Откуда ты знал, когда грянет гром? - спросила Даша.
  - Между молнией и громом существует промежуток времени, скорость света быстрее скорости звука. Поэтому мы сначала видим молнию и только спустя несколько секунд слышим гром.
  - Аля, может быть, там, где-то между молнией и громом находится вход в твой мир? - в порыве озарения прошептала Даша.
  - Может быть, - с надеждой вздохнула Аля.
  ---
  На следующий день девочки вышли погулять. Аля попыталась выяснить, что думает Даша про своего отца.
  - Он тебе так делает... тут? - спросила Даша, дотронувшись до своей промежности.
  Аля кивнула.
  - Мне мама больше не разрешает в это играть, она на меня кричит, если видит, что я играю в такие игры.
  - Давай пойдем к моему папе и все ему объясним, - предложила Аля.
  - Давай сходим, только я знаю, что все папы любят эти игры, и он нам не поможет.
  Девочки постучали в дверь к Алиному папе, им долго не открывали, а когда он наконец открыл им, то выглядел весьма сердитым.
  - Ну, заходите, чего надо, девочки? - спросил он.
  - Папа, дядя Атог меня трогает. Здесь и тут он меня трогает, -сказала Аля, показывая на интимные места.
  - Что за глупости ты несешь! Дай мне поспать. Ты знаешь, как я устаю на работе. Я же говорил тебе, что плохо себя чувствую, - с этими словами он выпроводил их за дверь. Аля, не готовая к такому повороту событий, тихо плакала.
  - Раньше я, как ты, думала, что нам помогут. Спрашивала людей, маме рассказала. Не помогут. Никто не хочет ничего об этом слышать, потому что это стыдно, - не по-детски вздохнула Даша. - Родители плохие, они все время врут.
  Девочки подошли к небольшому зеленому пруду.
  - Красиво, - заметила Даша.
  - Мой учитель говорит: красота спасет мир, - кивнула Аля.
  - Какой учитель?
  - Учитель йоги.
  - Это который всех гипнотизирует?
  - Нет. Он никого не гипнотизирует. Учитель учит людей самих идти к цели.
  - Давай придумаем цель.
  - Мы хотим вырасти и стать хорошими родителями. Хорошая цель?
  - Да! Что дальше?
  - Нужно найти слова, которые будут как заклинание, чтобы мы сами могли себя загипнотизировать и встречаться с большим "я".
  - Кто это большое я?
  - Большое я - это мы, только большие, оно всегда хочет, чтобы мы выросли хорошими людьми. Его зовут суперэго.
  - Я придумала заклинание, слушай: Мы хотим попасть туда, в тот промежуток времени между молнией и громом! Теперь мы можем сами себя загипнотизировать?
  - Ты хочешь?
  - Да.
  - Устраивайся поудобней и повторяй за мной. - Девочки легли на влажную траву прямо на берегу зеленого пруда. - Я успокаиваюсь и расслабляюсь, - начала Аля давно заученную наизусть программу расслабления. - Все посторонние мысли отбрасываю. Мое внимание на руках, мои руки расслабляются, приятная теплая тяжесть наполняет их... -Журчание ручейка и шелест листьев склонившихся над девочками деревьев способствовали погружению в глубокое расслабление... - Теперь скажем себе: в следующий раз, когда я захочу расслабиться, я скажу: "Мы хотим попасть туда, в тот промежуток времени между молнией и громом!" Это будет знаком для меня, что я погружаюсь в глубокое расслабление.
  ---
  
  Артисты
  Лето подходило к концу, а Алина мама никак не возвращалась. Отец время от времени заходил ее проведать.
  Атог продолжал играть с детьми в странные игры с раздеванием и связыванием. Как-то, оставшись с Алей, он рассказал ей сказку и подарил конфетку на палочке. Потом он полез к ней в трусы, сказав, что проверяет конфетку. В это мгновение Алю будто осенило, и она поняла, что мужчина, сидящий у окна и с интересом наблюдающий за происходящим, - ее отец.
   Неожиданно в комнату зашла Варта и закричала на Алю:
   - Грязная девка, я тебя кормлю, а ты моего мужа совращаешь, проститутка! Развратная девка! Что я твоей матери скажу, ей будет стыдно, что у нее такая поганая дочь растёт!
  - У девочки раннее сексуальное развитие. Поэтому она потеряла стыд и так себя ведет, - заметил Атог.
  - Это все объясняет, - подытожил наблюдающий за происходящим Леш.
  - Бесстыжая девка! Пошла вон отсюда! - Аля получила пощечину и была выгнана из дома.
  Дверь захлопнулась, и девочка осталась одна в темном подъезде. Грудь щемило от невыносимой боли и стыда, в голове была каша, смешались мысли, голоса, воспоминания. "Отец был там, все видел и не защитил. Нет, это не ее отец, он только похож на него. Очень стыдно. Какая же я бесстыжая и грязная. Что скажет мама если узнает? Как стыдно". - И безмерное чувство стыда разлилось по всему ее телу.
   ---
   День космонавтики
  - Давайте выпьем за космонавтов! - поднял бокал Владыч.
  - Мы уже за них пили... - заметил Атог.
  - Еще по одной.
  В этот момент в гостиную зашел Леш.
  - Давно не виделись, присаживайся, - пригласил Владыч.
  - У меня новый тост: за развитие космической науки! - поднял следующий бокал Атог: - Совсем недавно в закрытой зоне раскопок выкопали такой артефакт! Похоже, что это древний головной убор фараона.
  - Шапка фараона? - удивился Владыч.
  - Сейчас решают, как она в наши северные края залетела. Есть теория, что такие головные уборы - это древние компьютеры, с помощью которых можно было перемещаться в пространстве, возможно, путем подключения к какому-то еще неизвестному нам источнику энергии.
  - Да, на данный момент наука неспособна сделать то, что было сделано якобы древними египтянами. - заметил Леш. - Мое мнение на этот счет заключается в том, что большие по весу объекты перемещали с помощью акустической левитации.
  - Правда. Ученым известно, что между излучением ультразвука и отражателем возникает так называемая стоячая волна. По идее в ней можно подвесить предмет. И он будет летать. - согласился Атог.
  Вдруг из-под стола раздался приглушённый шёпот:
  - Мы инопланетяне...
  - Ну-ка вылезайте, дети!
  - Здесь нет детей, мы их съели.
  - Вылезайте, инопланетяне, вас там ракета на улице ждет, - скомандовал Атог.
   - Живее! Настя, ты что застряла! - поторапливал Владыч, звонко шлёпнув вылезшую из-под кровати девочку.
  - Больно! Он мне всю попу своей палкой продырявил! - закричала Настя.
  - Замолчи. Посмотри на часы, помнишь, что я сказал? Будешь болтать, наступит твой час.
  - Что ты ее так? - спросил Атог, смотря вслед удаляющейся девочке.
  - Она не должна болтать. Мало ли кто что подумает. На меня хотели дело открыть! Подозревали, что я съел младенца. Потом эта мелкота решила, что я съел инопланетянина... не разглядели, что мы там жарим.
  - Я об этом деле что-то слышал. - заметил Леш.
  "Сожрали и этого,
  В форму одетого.
  Съели в саду под бананом".
  Пел Владыч: - Хорош коньячок... хорошо пошёл... "Сожрали и съели" ...каннибалы.
  - Каннибализм... Это явление запрещено в нашей стране, но я слышал, в определенных ситуациях бывали случаи... в лагерях, когда зэки-уголовники бежали, то брали одного "на съедение" ... но о таком говорить не принято...- заметил Атог.
  - Да брось ты. Не принято! - передразнил Владыч. - А что принято? Давай примем еще по одной.
  Они приняли еще по одной, и произошёл между ними разговор:
  - Ты понимаешь Атог, девка-то моя от рук отбилась. Палку ей вставил...так ведь и посадить могут... пришибу ее когда-нибудь...
  - Слушай, ты тише... я ведь тебе уже объяснял, как нужно с ними, есть методы. Осторожно и медленно! - сказал Атог, осторожно озираясь по сторонам.
  - Не могу я медленно. Люблю отодрать как следует.
  - Я не об этом... Нужно развить у нее чувство вины. Она должна поверить, что сама тебя соблазнила, что сама во всем виновата. Ей будет стыдно - тогда и болтать перестанет.
  - Этот вариант у меня не пошёл. Мой метод - устрашение! Но у девки мозгов мало, она не понимает.
  - Устрашение это один из главных элементов, только оно в одиночку не всегда приводит к желаемым результатам. Оно должно идти в комплексе с промывкой мозгов, которая, в свою очередь, включает в себя такие элементы как...
  - Слушай Атог, ты говоришь, прям как книгу пишешь. Но зануда ты, в свою очередь, страшный! Ты хочешь сказать, что твои не орут на каждом углу, что ты им вставил?
  - Именно.
  - Если твоя метода работает, то я мою соплячку тебе дам на уроки перевоспитания.
  - Интересно. - заметил Леш.
  
  ---
  Заколдованный лес
  Дети играли на опушке леса. Под ветвями поваленной ели они соорудили уютные домики для кукол. Куклы ходили друг к другу в гости и обменивались мнениями. Настиной кукле Кате больно было сидеть на стуле, потому что у нее разболелась попа, и она решила пойти к врачу.
  - Здравствуйте доктор.
  - На что жалуетесь?
  - Мне больно сидеть на стуле.
  - Тебя отшлепали?
  - Да. Но он мне еще и вставил!
  - Чего?
  - Ничего! Палку свою вставил. Вот так вот!
  Настя задрала кукле юбку и с яростью стала тыкать палочкой кукле в попу.
  - Теперь ей какать больно и сидеть больно.
  - Бедная кукла. Надо положить ее в больницу, на обследование. - сказал доктор.
  - Заберите ее поскорее, спасите ее. Скоро наступит ее час! - прошептала Настя, со страхом глядя на часы.
  Маленький кукольный доктор Леня забрал куклу и обещал показать ее старшей сестре, которая, как он считал, скоро выучится на врача.
  ---
  Аля вышла во двор, солнечный свет окатил ее с ног до головы, и она глубоко вдохнула принесенный ветром чудесный запах полевых цветов. Зажмурившись и слегка привыкнув к яркому свету, девочка обнаружила прямо перед собой Олю, пристально вглядывающуюся в ее лицо:
  - Аля! Настин папа к нам пришел, спрашивал у кого ее кукла. А потом Настю в лес увел. Она сказала, что скоро придет, я ее жду, давай вместе ждать?
  Девочки уселись на травке и стали ждать Настю.
  Вдруг из леса вышел Настин папа.
  - А где Настя?
  - В лесу.
  - А когда она выйдет?
  - Она не выйдет. Хотите с ней увидеться?
  Девочки кивнули.
  - Тогда пойдем за мной.
  Он взял их за руки и повел в лес. Они шли по тропинке, а потом зашли в кусты. Там сидела Настя и плакала, губы ее были в крови.
  - Настя себя плохо вела, очень много болтала, и злая лесная зверюга напала на нее.
  - На тебя напали волки? - спросила Оля.
  Настя открыла рот, но вместо ответа послышалось только жалобное мычание.
  - Вас тоже поджидает злая зверюга, если будете болтать. Как говорил поэт: "Язык мой враг мой". Зря ты болтала, Настя! Ведь сама же в кусты полезла и на палку напоролась! Мать тебя побила за это! Безмозглая ты девка!
  Настя громко заревела.
  - Заткнись! - с этими словами он схватил девочку за горло и бросил на землю. Настя замолчала и не издавала больше не звука. По земле прямо из-под Настиной головы потекла кровь.
  Девочки, будто сговорившись, бросились бежать.
  Мужчина успел схватись Алю. - Стоять! Ясно?
  Девочка кивнула.
  Наклонившись над Настей, он делал какие-то странные движения и говорил сам с собой.
  - Ничего не выйдет!
  С этими словами он сунул Настю в большой холщовый мешок для картошки. Девочка больше не двигалась. Взвалив его себе на плечи и взяв Алю за руку, он направился вглубь леса. Выйдя на брошенное кем-то кострище, положил мешок на землю и принялся разжигать огонь.
  Как завороженная, девочка смотрела на пламя, словно не желая видеть, что происходит рядом.
  Настин папа все время как будто беседовал с кем-то и сам себе отвечал. Но в какой-то момент Аля поняла, что сейчас он обращается к ней: - Что застыла, как истукан! Я с тобой разговариваю! Есть хочешь?
  - Нет.
  - А я хочу. И ты должна есть.
  - Я не хочу.
  - Все люди хотят есть, и ты тоже человек - значит, должна есть.
  - Я не знаю.
  - Чего?
  - Может, я не человек.
  - А кто же ты?
  - Меня нет. Это сон. Папа сказал, что мы ему все снимся.
  - Я не из его сна. У меня мои сны. Может, это мне все снится.
  - Может.
  - Что мы делаем в моем сне?
  - Учитель говорит, что я должна забыть это.
  - Забыть что?
  - Страх.
  - Что за учитель, ты же еще в саду?
  Посмотрев влево, Аля сказала:
  - Он уже ушел, у него больше нет времени.
  - Здесь никого не было. Мы одни.
  - Да, мы одни.
  - С кем ты тогда говорила?
  - С учителем, но он ушел, только мы с Олей остались.
  - Где ты видишь Олю?
  - Она здесь в лесу, за Настей пошла, они скоро придут. Мы их должны подождать, уже темнеет, они увидят костер и сразу нас найдут.
  - Настя сгорела. - сказал он, указывая палкой на костер.
  Аля перевела взгляд на шипящее пламя.
  - Где Настя?
  - Не знаю.
  - Ты ее видишь?
  Аля посмотрела по сторонам, и ей показалось, что за стволом сосны кто-то прячется: - Выходи! Не прячься!
  - Ты ещё кого-то видишь? Может, у нас нежданные гости? - он окинул взглядом быстро темнеющий лес: - Ох! Я тоже начинаю что-то видеть... или это белая горячка?
   Или сон? Может, они там все живы, а я тут следы заметаю... Ты что здесь делаешь? Я же тебя убил... - обратился он к небольшому кустику. Затем, посмотрев на Алю, спросил: - Ты его тоже видишь?
  - Кого?
  - Мальчика. Вон там, - и показал на куст.
  Глядя в указанном направлении, Аля сначала ничего не увидела, но, присмотревшись, заметила мальчика.
  - Да. Вижу.
  - Странно, что мы их видим... Может, они все здесь... переместились... живут... - продолжал он разговаривать сам с собой или с кем-то невидимым.
  - Аля... - вдруг послышался шёпот. За сосной прятался Петя и протягивал ей руку: - Бежим.
  Они побежали.
  ---
  Ночью Але приснилось, будто она сидит возле костра и неподвижно смотрит в огонь. Пламя стало похоже на желтый треугольник: "Это не мой мир" - подумала девочка и позволила себе увидеть происходящее. Слева от нее, будто прислонившись к дереву, лежала маленькая истекающая кровью девочка. Настин папа сказал, что не собирается всю жизнь просидеть в тюрьме, и разрубил девочку топором, бросив ее останки в сияющее пламя. "Это людоед" - подумала Аля.
  - Ты следующая. - сказал людоед. Аля не сдвинулась с места. - Ты что застыла как мертвая? Почему не кричишь? Давай покричи! - с этими словами он вынул из костра раскалённую палку и ткнул ею в левую руку Али. Девочка продолжала сидеть неподвижно, глядя в огонь. - Почему ты не кричишь, тебе ведь больно?
  "Мне это снится" - подумала Аля и вошла в сияющее треугольное пламя, там она встретила своих подруг, девочки взялись за руки и весело закружились. Вокруг тепло и хорошо. Они вернулись домой.
  ---
  Настя
  Проснувшись утром в своей кроватке, Аля вспомнила странный сон, будто она ищет что-то в заколдованном лесу, но никак не может вспомнить что, и, если не вспомнит, то из леса ей никогда не выйти.
  Она огляделась по сторонам. На полу, прямо напротив кровати, сидели ее младший брат и бабушка и играли в кубики. Встретившись взглядом с бабушкой, Аля почувствовала, что что-то здесь не так. "Людоед превратился в нее", - подумала девочка и снова заснула.
  - Пора вставать. - сказала тетя Варта.
  Открыв глаза и оглядевшись вокруг, Аля поняла, что это не ее дом. Она попыталась заснуть еще раз, желая проснуться дома, но ничего не получалось.
  - Почему ты не встаешь? - обратилась к ней Варта. - Что у тебя с рукой? Где ты так обожглась?
  - Наверное, вчера вечером на костре, - ответила Аля, вслед за Вартой посмотрев на свою левую руку, и вдруг почувствовала сильную боль.
  - Ты почему мне вчера не показала? - удивилась женщина, перевязывая руку девочке.
  - Не знаю. Мне не было больно, и я забыла вам рассказать, что обожглась.
  Стоя перед зеркалом и пытаясь привести в порядок свои густые золотые волосы, Аля попыталась сосредоточиться. Она вспомнила, как вчера вечером они с Петей бежали по темному лесу от чего-то очень страшного, и больше ничего, будто кто-то поставил стену в ее памяти.
  ---
  Аля вышла во двор, солнечный свет заставил ее зажмуриться, и со странной мыслью "все уже случилось" она открыла глаза. Прямо напротив нее стоял мальчик лет одиннадцати на вид, русые волосы слегка прикрывали его глаза, а широкие скулы, орлиный нос и взгляд делали похожим на орла. Рядом с мальчиком стоял Влад, старший брат ее подружки Насти.
  - Как ты? - спросил похожий на орла мальчик.
  - Ты кто? - задала ответный вопрос Аля.
  - Ты что, меня не узнаешь? Я же Петя. Помнишь, что случилось вчера вечером?
  - Мы искали Настю. - кивнула Аля.
  - Ты знаешь, где она?
  - Не знаю. - ответила девочка, испуганно озираясь по сторонам.
  - Что вчера случилось? - повторил вопрос Петя.
  - Что случилось вчера? Я не помню.
  Тогда Влад спросил Петю:
  - А ты что делал вчера?
  - Я ее из леса вытаскивал. Спасал... мне показалось...- горько усмехнулся Петя.
  - Почему ты был там, в лесу? - спросил Влад.
  - Мне дядя сказал присматривать за ней, я присматривал. - пожал плечами Петя. - Ты не помнишь, мы бежали, я тебя из леса вытащил? Ты вся дрожала и не могла говорить. - обратился он к Але.
  - Да, я помню, мы бежали. Мне это приснилось.
  - Настя вчера домой не вернулась. Наверное, она в лесу заблудилась. Ты знаешь, где она? - спросил Влад.
  - Не знаю. - повторила Аля.
  Никто из детей не заметил, когда к ним подошёл отец Влада. Это был невысокий, ничем не приметный, начинающий лысеть мужчина лет тридцати пяти, с круглым лицом, маленьким носом и маленькими, серыми, вечно шныряющими где-то глазами. Только профессия у него была особенная: он работал палачом в местной тюрьме, а людей с такой профессией никогда не бывает много.
  - Ты свидетель? Помнишь, мы вчера костер жгли? -неожиданно спросил он у Али.
  - А кто вы? - засунув руки в карманы, удивилась Аля.
  - Настин папа.
  - А где Настя?
  - Как, ты не помнишь? Или это не ты была? Все маленькие девочки на одно лицо. Так ты не помнишь?
  - Нет. А где Настя? - повторила вопрос Аля.
  - Ээ. Вот, мы ее ищем.
  - Где она? - обратившись к отцу, вдруг заплакал Влад.
  Весь город был поднят на ноги, все искали заблудившуюся в лесу маленькую девочку. Свидетелей, знавших что-либо о ее местонахождении, не нашлось. Настя бесследно исчезла, кто-то из знавших ее детей говорил, что на нее напали волки, кто-то считал, что это были лесные разбойники, была даже версия, что девочку съел людоед, или же Настя просто заблудилась в лесу, забыла, чья она, и живет теперь в другом городе, а зовут ее Машенька.
   ---
  
   Сдом
  У Али опять поднялась температура, Атог заставил ее принять приготовленный им порошок, голова закружилась, и девочка подумала, что это вовсе не лекарство, а какая-то отрава.
  - Ты самая красивая девочка, ты красивей Даши. Я на тебе женюсь, когда ты вырастешь. - С этими словами он уложил ее в свою кровать.
  Мысль о том, что такой старый дядька хочет на ней жениться, была отвратительна. "Жениться должны принцы, а это чудовище". - думала Аля и сказала:
  - Ты чудовище.
  - Да, я чудовище, но скоро превращусь в принца и женюсь на тебе. Давай поиграем в пиратов. Мне нужно тебя похитить. - сказал он, связывая ей руки. - Когда развяжешь веревку, получишь в награду пять конфет на палочке.
  Она слышала его дыхание.
  - Мы должны сделать это, я люблю тебя. - вдруг он навалился на неё, ее лицо оказалось прямо под его грудью, было больно и трудно дышать.
   - Пусти меня! - закричала Аля.
  Атог заткнул ей рот заранее заготовленным кляпом. Затем, повернув девочку на бок, он начал пихать ей в попу. В какой-то момент все прекратилось, он встал и вышел из комнаты.
  Аля чувствовала тошноту и боль.
  Атог вернулся и, положив перед девочкой пять конфет на палочке, сказал:
  - Я свои обещания выполняю!
  ---
  
  
  Убийца
  У Али не было сил встать, она лежала и слушала свои мысли. "Убивать таких надо", - прозвучал чей-то знакомый голос.
  - Кто это? - завертела головой девочка, желая увидеть говорящего.
  "Я это ты", - прозвучал ответ где-то совсем рядом.
  - Значит, это я хочу его убить. - подумала Аля.
  "Да", - ответил голос прямо из ее головы.
  После этого она пошла спросить у больших мальчиков как убить человека.
  - Это смотря каким оружием, разным оружием по-разному убивают, - ответил один из ребят.
  - Ножом.
  - Ножом в шею, надо перерезать артерию, - объяснил десятилетний Влад, сын палача.
  Но другие ребята были с ним не согласны, они считали, что нож нужно воткнуть прямо в сердце - потому что так все делают, и в кино так показывают.
  Аля решила пронзить сердце. Подкравшись к спящему Атогу, она изо всей силы ударила его ножом в грудь, но нож не вошёл, и только небольшое красное пятно расплылось по рубахе. Тогда, схватившись за рукоятку обеими руками, Аля приготовилась нанести следующий удар, но Атог оттолкнул ее, и девочка упала на пол вместе с ножом.
  - Ты же могла меня убить! Ты хотела меня убить? Вот ты какая сладкая.
  Аля плакала, сидя на полу.
  - Да, есть вещи поужаснее. Когда мне было пять лет, я страдал гораздо больше тебя. Знаешь, почему у меня не хватает пальцев на руке? Злодеи зарезали моих родителей прямо у меня на глазах! Я за них заступился, а они отрезали мне ножом пальцы! Ты такая же злодейка, как они!
  - Ты злодей! - воскликнула Аля. - Ты злодей! Я тебе все припомню! Ты в прошлой жизни надо мной издевался! Получай назад свое зло!
  - Это не...
  - Это ты! Я помню, как ты меня мучил! Помню, как мне было больно! - Перебил ее Атог.
  - Ты все придумал!
  - Все придумал! А кто же ножом меня хотел убить! Ты!
  - Ты меня мучал! Ты мне сделал больно! - Закричала Алиса.
  - Тебе страшно! Я знаю, чего ты боишься! Смерть - это страшно больно. Сейчас мы должны это забыть, иначе они найдут тебя, придут за тобой, и ты умрешь... как умерла твоя бабушка... Ты должна забыть. Забудь это.
  
  ---
  Родители
  
  На следующий день по дороге в детский сад Аля сказала Коле, что уходит жить в лес, и убежала. Девочка нашла серебряную фольгу и обмоталась ею. Она сидела неподвижно на большом камне посреди леса, со стороны могло показаться, что это маленький головастик с блестящей на солнце серебряной чешуей.
  Некоторое время спустя ее заметили проходившие неподалеку женщины с корзинками и, выяснив откуда она, отвели её в детский сад.
  В детском саду Алю встретили воспитательница и милиционер. Оказалось, когда ее исчезновение обнаружили, Коля рассказал воспитательнице о том, что Аля ушла жить в лес. Милиционер стал расспрашивать девочку, почему она так поступила.
  - Почему ты решила уйти жить в лес?
  - Я ушла в лес, чтобы найти вход в мир желтого треугольника.
  - Какой мир? - не понял милиционер.
  - Мой мир. Я хотела вернуться домой, но вход закрылся. Они сказали, что теперь мой мир здесь, и я должна в нем остаться.
  - Кто сказал?
  - Родители.
  - Ты встретилась в лесу со своими родителями?
  - Нет. Я вышла с ними на связь. Они сказали, что не могут забрать меня отсюда, потому что мы существуем в разных мирах.
  - Как ты вышла с ними на связь?
  - В мыслях. Я очень сильно про них подумала, и тогда они мне ответили.
  - Ответили в мыслях?
  - Да.
  - Где живут твои родители?
  - В желтом мире. Там всегда тепло и хорошо.
  - Очень интересно... но так нельзя убегать, люди за тебя волнуются, и лес - это опасное место для маленькой девочки. Одна девочка уже пропала в лесу!
  - Настя ушла жить в другой мир, теперь ее здесь больше нет. Мне родители сказали, что, если я уйду к ним, то меня тоже не станет, и я не смогу вырасти и стать хорошим человеком, а я должна это сделать.
  - Подожди, ты знаешь, где Настя?
  - Ее съел людоед. Она говорит, что нашла родителей, и теперь у нее все хорошо.
  - Так. Ладно. Ты хорошая девочка и больше не убегай! Обещай мне, что больше так не будешь!
  - Больше так не буду.
  Милиционер проводил Алю до двери, за которой ее ждала сердитая нянечка, в сопровождении которой Аля вернулась в детский сад.
  ---
  
  Суицид
  
  После того как мама вернулась с лечения, ее будто подменили: ноги покрылись страшными синими шрамами, прежде веселая и красивая, рыжие волосы, рыжие глаза и золотая кожа, теперь она часто плакала и говорила, что эта операция сломала ей жизнь, что из-за меня у нее теперь такие уродливые ноги, я стала чувствовать себя виноватой.
   Я рассказала маме, что Атог меня раздевал и делал со мной странные вещи, она пообещала разобраться. Но разобрались вместо этого со мной, отец, Атог и Варта, объяснили маме свою точку зрения, которая заключалась в том, что я являюсь потерявшей стыд девчонкой с ранним сексуальным развитием. Что за мной не уследишь, и они очень сожалеют, но, вероятно, какой-то мужик совершил по отношению ко мне действия развратного характера, когда я одна была в лесу: "Я пытался помочь, хотел выяснить, что сделал ей тот мужик, но она восприняла это так, как будто бы я пытаюсь ее изнасиловать. В психологии есть такое понятие "трансфер - перенос", честно скажу, я испугался, что она на меня все перенесет, и больше не пытался ей помочь". - Объяснил Атог.
  Я кричала что он все врет, мама пообещала никогда больше не отдавать меня им. Но скоро все вернулось на круги свои: и родители продолжили свое тесное интересное, как говорил папа, общение.
  В доме поселилась опасность, она пряталась в моем отце, тепло и чувство защищенности навсегда покинули его. Мне внушалась мысль что маленьким детям всякое может померещиться, и это был всего лишь сон. Страшно то, что я не помнила, кого нужно бояться. Как-то я зашла к Даше, Атог сказал, что она скоро придет, пригласил меня войти и подождать. Вместо Даши появился мужчина в маске, представившийся заморским принцем, я узнала его - это был мой отец. Меня чем-то напоили и сильно напугали, затем, действуя по выработанному плану развращения малолетних, меня стали насиловать. Внезапно раздался стук в дверь, он становится все сильнее и сильнее. Насилие пришлось прекратить, дверь открыли, я выбежала вся в слезах и всё помнила... жить не хотелось. Я зашла домой, мама была на кухне, я попыталась рассказать ей, что произошло, но она не хотела этого слышать: "Что ты болтаешь! Какой-то сумасшедший бред. Ты совсем с ума сошла". Тогда я взяла веревку и пошла в лес вешаться. Подвесив к дереву связанную из веревки петлю, я сунула в нее голову и повисла в воздухе, но вскорости пальцы моих ног ощутили под собой землю. Не в силах освободиться, вцепившись в обвившуюся вокруг моей шеи веревку, я стояла так в страшном оцепенении, потеряв счет времени. В какой-то момент возникло ощущение, что на меня смотрят полные ужаса глаза. Мальчики нашли меня и вынули из петли, сказали, что видели, как я пошла в лес.
  - Что ты хотела сделать? - Спросил Павлик.
  - Мертвую петлю.
  - Мертвая петля делается не так, вот как делается мертвая петля, - Паша издал звук самолета, и обежал восьмёрку вокруг двух деревьев, как мальчики делают, когда они воображают, что они пилоты. - Это мертвая петля.
  Мне стало весело, я не помнила, что произошло, не понимала, что мне только что спасли жизнь, в памяти остались одни осколки: Лес, веревка и глаза, следящие за мной из неоткуда.
  
  ---
  Мутанты
  - Теперь твоя очередь, - сказал Игорь, серьезный мальчик лет семи. Лера, предварительно сняв трусики, легла на старенький диванчик, стоявший на входе в подвал кирпичного дома. - На что жалуетесь?
  - У меня чешется... вот здесь. - Лера приподняла юбку и слегка раздвинула ноги.
  - Посмотрим, что там у вас. - Игорь сосредоточенно принялся обследовать Леру. Даша, Коля и Аля наблюдали, дожидаясь своей очереди.
  
  - Это плохая игра! - вдруг сообщила Аля.
  - Ты опять все забыла? - спросил Игорь. - Где ее кнопка? Как она включается, Даш?
  Даша села на край дивана и, поправив одежду, обратилась к Але: - Я должна тебе напомнить наш секрет.
  Аля села рядом, и Даша прошептала: - Вспомни! "Мы хотим попасть в промежуток времени между молнией и громом"!
  - Как это нам поможет?
  - Мы хотим стать хорошими родителями, когда вырастем, и нужно уже сейчас решать, как это сделать.
  Посетители импровизированной клиники подключились к разговору. Лера рассказала, что, хочет из девочки превратиться в сильного мужика и всем надавать: - Когда тебя бьют, сильно бьют, очень хочется дать сдачу, набить морду!
  Игорь, наоборот, хотел стать женщиной: - Когда они ему всю попу своими хренами раздирают, жить не хочется, не хочу быть таким, как они, когда вырасту стану женщиной.
  - Как ты это сделаешь? - спросила Лера.
  - Сделаю операцию. Я слышал, что врачи научились делать такие операции, из мальчика могут сделать девочку.
  - Мы больные и лечим друг друга, потому что хотим стать хорошими родителями, - заключила Даша.
  - А какие они, хорошие родители? - задумался Коля.
  - Они не бьют детей, - ответила Лера.
  - Они не насилуют детей. Детей нельзя насиловать, - подвел итог Игорь.
  - Сможем ли мы стать хорошими родителями? - спросила Даша, глядя в небо.
  ---
  
  
  Поле
  - Дым-дым, я не вор! - кричали дети, бегая вокруг костра.
  - Ты вор, Аля, дым уже в третий раз на тебя показывает.
  - Нет! - всхлипнула Аля, протирая слезящиеся глаза. - Я с вами больше не играю!
  Она отвернулась и пошла в сторону поля. Стояла сухая жаркая погода, и половина поля была уже скошена. Она долго брела по жесткой колючей стерне, пока наконец не уперлась взглядом в тяжелые желтые колосья. Они будто расступились перед ней, то ли приглашая слиться с ними, то ли увлекая к невидимому горизонту, над которым простиралось яркое синее небо. Казалось, еще немного - и она растает в этом желтом колосящемся море, мешало только красное платье... Она наклонилась, заметив под ногами светящийся диск, и подняла блестящую монетку. В тот же миг стоявшие стеной колосья вдруг упали, и взору девочки предстал мужик с косой. Он громко охнул:
  - Девочка, я чуть тебя не скосил!
  Аля протянула ему монетку.
  - Смотрите, что я нашла.
  Косарь попробовал монетку на зуб:
  - Сохрани ее, она приносит тебе счастье.
  - Правда?
  - Конечно, правда, она ведь только что спасла тебе жизнь.
  От удивления глаза Али словно распахнулись.
  - Беги, девочка.
   Она побежала по желтому полю прямо к видневшимся вдали деревьям, но поле оказалось бесконечным, и сколько она ни бежала, деревья вдали не приближались. "Время остановилось", - в ужасе подумала Аля, не в силах больше сдвинуться с места.
  Кто-то взял ее за руку:
  - Привет. - сказал Петя.
  - Ты мне снишься? - спросила Аля.
  - Нет. Ты куда идешь?
  Аля указала на виднеющиеся вдали деревья. Дети побежали. Очень скоро они уже были на опушке леса и, сев на травку возле журчащего внизу ручейка, продолжили разговор:
  - Я стала думать, что тебя никогда не было, что ты из моего сна.
  - Это не сон. Все по правде случилось. Мы свидетели.
  - Тебя нигде не было все лето.
  - Меня к бабушке в деревню отправили. У папы начались проблемы на работе. После того дела папу могут посадить, под него стали копать.
  - Как копать?
  - Ну, так говорят. Это как дерево, как цветочек, если под него копают, его выкапывают и потом могут вообще выбросить или посадить в другом месте. Вот так и люди, они расцветают, работают в одном месте, а если под них копают, то их могут посадить, понятно?
  - Понятно. Почему под него копают?
  - Потому что он превысил полномочия. Oн не ждал приказа от своего начальника и сам решил действовать. Его за это наказывают.
  - Твой папа хороший.
  - У него плохой начальник. Когда я вырасту, буду бороться со злом, стану главным в милиции, и тогда мы еще посмотрим.
  - И я.
  - Чего ты?
  - Когда вырасту, стану милиционером.
  - Тебе на подходит такая профессия, ты девочка.
  - Не хочу быть девочкой, когда выросту стану настоящим мужчиной, хорошим отцом.
  Петя засмеялся:
  - Ты смешная маленькая девочка, когда вырастешь станешь красивой девушкой, хорошей мамой, тебе очень подходит быть девочкой.
  - Я тоже хочу стать сильным и бороться со злом.
  - Слушай, мне нужно сказать тебе что-то важное. Мы живые свидетели. Владыч очень плохой человек, он палач, убийца. Мы не можем это пока доказать, так что ты должна молчать, чтобы он тебе ничего не сделал.
  - Мне приснилось, будто людоед бросил Настю в большой костер, а потом ты меня спас.
  - Хорошо пусть это будет наш сон.
  
  
  
  
  Часть 3
   Дневник.
  "Авторы: Люба и подруги"
  
  АЛИСА, 11 лет
  ЛЮБА, 9 лет
  ОЛЯ, 11 лет
  СЕРЫЙ (Сережа),11 лет
  ПАХАН (Павлик), 11 лет, сын Степана.
  ПЕТЯ, 17 лет
  
  Последний дневник
  
  Алиса отдала мне свой секретный дневник, попросила его сохранить. Когда я зашла, вид у нее был растрепанный, я ещё подумала: "Большая ведь девочка, 12 лет скоро, а совсем за собой не следит!". Я попросила помочь мне с математикой, Аля отказалась, она мыла посуду и плакала. Тогда я попросила ее папу, он согласился и посадил меня себе на колени. Я уже большая девочка, почему он меня посадил на колени? Сама согласилась! Он объяснял задание, сам все писал и вдруг полез ко мне в трусы, я испугалась и выбежала из комнаты. Когда убегала, мы встретились с Алей, и она отдала мне свой дневник. Я прочитала, хотела поговорить с ней, но она не помнит, что сама его написала, говорит: "Это Люба сочиняет и ее подруги".
  
  Любовь к трем апельсинам
  Серым ноябрьским воскресным утром Алю разбудила мама: - Билеты горят! - Воскликнула она.
  - Какие билеты? - Не поняла Аля.
  - Любовь к трём апельсинам. Я для вас купила. Может, вы без меня съездите?
  - Нет, мам. Если ты не едешь, я тоже не еду! - сказал Миша, младший брат Али.
  - Аль, может, кто-то из девочек захочет поехать?
  - Там снег идет.
  - Но что же мы будем делать, билеты-то горят, что я их зря покупала?
  Тут послышался стук в дверь.
  - Здрасьте. Можно к вам в гости зайти?
  - Любушка! Тебя-то нам и надо! У нас билеты горят на "Любовь к трем апельсинам". Выручай, Любовь!
  - Чего? Как?
  - Билеты горят!
  - Так что же вы стоите, тащите их сюда! Их же притушить надо!
  - Любушка, да что же ты так буквально все воспринимаешь. Вот они билетики, - и она извлекла из кармана три целехоньких билетика.
  Взяв билеты в руки, Люба принялась пристально их разглядывать:
  - Притухли, что ли, уже? Даже ни один край не подгорел...
  - Люб! Это мама фигурально говорит, а в натуре они в порядке. - объяснила Аля.
  - Ну так бы сразу и сказали!
  - Что же ты все так буквально воспринимаешь?
  - Я не все буквально воспринимаю, а только что в натуре буквально!
  - Ладно, в натуре так в натуре. Поедешь с Алей на "Любовь к трем апельсинам"? Я рекомендую, очень интересная опера, специальная детская постановка!
  - Что за постановка?
  - Музыкальное представление, там все поют.
  - Фигня, в общем! Я вообще оперу не люблю, от нее уши вянут! - вставил Миша.
  - Слух надо развивать, Миша. А ты, Люба, как к музыке относишься?
  Бросив на Мишу презрительный взгляд, Люба ответила:
  - А я хорошо отношусь к музыке! - и, выставив вперед руку с двумя поднятыми пальцами, добавила: - Два года! У меня за спиной два года музыкальной школы по классу фортепьяно, плюс абсолютный слух! И слушать музыку я люблю, мне не в лом!
  - Так ты хочешь поехать?
  - Да, только пойду у мамы спрошу.
  ---
  - Здесь билета три, а нас с Алей две, значит один билет всё-таки горит. - сказала вернувшаяся Люба.
  - Ну выходите же уже девочки...
  - Сейчас... пальто застегну.
  - Ой! Кажется, что-то горит!
  - Это билеты горят, тетя Марина! В натуре. Надо их срочно спасать! - и Люба достала из-за спины горящие билеты.
  - А! Брось их на пол!
  Люба бросила билеты на пол и стала их затаптывать.
  - Чья это дурацкая идея?!
  - Спасены! Тетя Марина, два билетика почти полностью спасены, только один сгорел...
  - Мы срочно выезжаем, а то и эти сгорят! - крикнула Аля.
  ---
  Девочки сильно опаздывали, представление уже началось. Подойдя к сидевшей в одиночестве билетёрше, Люба протянула ей горелые билеты.
  - Что это такое, девочки? От них горелым пахнет!
  - Мы их спасаем, тетечка! Их было три, один полностью сгорел, эти еще можно спасти, - сказала Люба, показывая билетёрше спичечный коробок.
  - А ну давай сюда! Детям спичками играть запрещается!
  - Да берите, пожалуйста, на представление только нас пропустите.
  - Ах! Какие хулиганки на представление приехали! - улыбнулась билетёрша.
  - Ну че? Значит, мы проходим? - спросила Люба.
  - Проходите, проходите... Ишь какие самостоятельные. Из какой деревни приехали?
  - Мы не из деревни, а из поселка! - обиделась Аля.
  - А угадала... Ладно, девчата, проходите, только не шуметь!
  ---
  Опера была в самом разгаре. Странно одетый мужчина, еле волочащий ноги, пел громко и несчастно: "О, дайте мне воды!" Его окружали подозрительные желтые кучки, а вдали висела большая картина пустыни.
  - Это по пустыне он идет! - сказала Люба.
  - Шшш! Заранее надо было позаботиться и узнать, о чем здесь речь пойдет! - послышался чей-то шёпот.
  - У нас времени не хватило, - прошептала в ответ Аля.
  - Тише! Умоляю вас! Дайте музыку послушать! - прошептал кто-то совсем рядом.
  - А кто вам не дает! Слушайте сколько влезет! - послышался ответ.
  - Вы! Вы и не даете! Зачем вы сюда вообще приехали!
  - А! Мы с детьми на детское представление приехали! Вот здесь написано... Состоится представление для детей! А это что?!
  - Да заткнитесь все! Мы же ребятам работать мешаем! Если все сейчас орать начнут, как они нас перекричат? - сказал чей-то новый уверенный голос.
  - Действительно, мужик тут надрывается...орет...
  - Работа у него такая, понимать надо!
  - Да, работа она разная бывает.
  Под аккомпанемент этой зрительской перепалки Аля с Любой смотрели на сцену, пытались слушать музыку и ... мечтали об апельсинах. Как вдруг, лишь действие закончилось, сосед протянул им два больших апельсина, и опера сразу приобрела "аромат" свежих оранжевых фруктов.
  ---
  На помойке
  Люба с Алей прогуливались вдоль берега реки. Снег еще стоял, но на проталинках уже появилась первая зеленая травка.
  - Как красиво, и солнышко сегодня так блестит! - Глядя в небо, мечтательно сказала Аля.
  - Да! А вот и птица прилетела... должно быть ласточка, а может, и ворона. Надо бы ее вблизи разглядеть. - На краешек забора, возле которого проходили девочки, села большая черная ворона. - А... Знакомая птичка. Каркуша, признавайся, где Хруша гуляет?
  - Кар. Видела я хрюшу третьего дни. Он на город подался, там ищи, - ответила за Хрюшу Аля.
  - А где же ласточки летают?
  - Ласточки. Может где-нибудь встретим.
  - Хорошо бы встретить. Воздух-то какой вокруг! ќ- Принюхалась Люба. - Столько новых запахов кругом. Надо успеть как следует нанюхаться, чтобы до следующей весны хватило.
  Девочки с удовольствием вдыхали вкусный и сладкий весенний воздух.
  - Что-то горит!
  - Чую! Наверное, ребята чего-то жгут. Пойдем на запах.
  Запах привел девочек к кострищу, разведенному на большой помойке.
  - Вонь-то какая! Пластмассу, наверное, жгут придурки! - возмутилась Люба.
  - Как они сами не задыхаются? У меня уже голова кружится.
  - Эй! Вы че, совсем придурки! Развонялись своим костром на весь поселок! - крикнула копошившимся возле костра мальчишкам Люба.
  - Сама развонялась! Че приперлись! - Ответил один из ребят.
  - Это вы воняете!
  - И воздух пластмассой отравляете.
  - Че, совсем оборзели! Убирайтесь с нашей помойки! - ответил Серый, светловолосый коренастый мальчик лет одиннадцати.
  - Правда... сильно воняет, - согласился Пахан и с помощью палки вытащил пластмассовую пластинку из костра.
  - Она точно ядовитая, вон как поблескивает зловеще! - заметила Люба. - Кто ее сюда притащил?
  - Не твое дело. Проваливайте с нашей помойки! - С этими словами Серый, вооружившись ржавой железякой, направился к девочкам.
  - Будешь палками махать, тебя в колонию посадят! - Пригрозила Алиса.
  - Сама такая! Это тебе колония грозит!
  - Перестань, Серый.
  - Петь, ты че, не слышал, как она борзеет! Че ты ее защищаешь!
  - Эта вонючая пластинка, надо закопать ее... - предложил Пахан, и дети принялись закапывать горелую пластмассу.
  - Что это за пластинка? - поинтересовалась Аля.
  - Это...- Петька поднял пластинку: - "Алиса в стране чудес", про девочку которая не могла проснуться, но она всё-таки проснулась в конце, а ты, Алиса, когда проснёшься?
  - Если ее сожгут, я не смогу проснутся, - ответила Алиса.
  - Алиса, ты меня узнала? - спросил Петька.
  - Да.
  - Мне нужно рассказать тебе что-то очень важное. Милиция нашла "шапку фараона". На месте нашего поселка прежде была усадьба богатого помещика, который коллекционировал египетский антиквариат. После революции он не все успел вывезти и попрятал в укромных местах, чтобы потом забрать, но не вернулся. Поэтому городской садовник нашёл здесь клад с египетскими древностями. Все эти глупости про фараонов, летающих с помощью шапки с встроенным компьютером - сказки ненормальных, не верь во всякую глупость, даже если твой папа тебе это рассказывает. Будь нормальной девочкой.
  - Вот, он все тебе рассказал, а теперь правда идите уже... - попросил Пахан.
  - Я вас немного провожу. Ты должна расти нормальной, постарайся, - сказал догнавший девочек Петя.
  - Тогда я не смогу тебя помнить, - ответила Алиса.
  - Значит, не будешь помнить. Я приду из армии, мы еще раз познакомится. Я скажу тебе: привет, Алиса, как дела? А ты как всегда ответишь: "Ты кто? Или... Мне кажется, я тебя откуда-то знаю... Вспомнила! Ты мальчик из моего сна". Не расстраивайся, сестричка, еще увидимся, - сказал Петя, и ушёл.
  "Я хотела заплакать, мой любимый ушел, значит, через какую-то долю секунды я забуду о его существовании. А был ли мальчик? Я ощутила, как серый, осязаемый туман разливается в моем мозгу, покрывая собой острые и яркие фрагменты памяти, оставляя только ее осколки. Это мой туман, я сама говорю себе забыть, потому что иначе не смогу жить дальше".
  
  Колония
  - Аль, этот мальчик, он твой старший брат?
  Нервный тик передернул Алино лицо. - Какой мальчик? У меня нет старшего брата.
  - Какой мальчик? - передразнила Люба. - Ты в него влюбилась, ты вся покраснела, когда он с тобой разговаривал.
  - Сама ты влюбилась.
  - Ха-ха-ха.
  Дорога к дому проходила через еловый лес.
  Чтобы не скучать девочки решили петь интервалы - это было домашнее задание по сольфеджио в музыкальной школе.
  - Мы должны научиться петь аккорды в фа-диез мажоре.
  - Почему в фа-диез мажоре? - Удивилась Люба.
  - Чтобы найти звуки, входящие в аккорд собственной частоты земли. Говорят, что египетские фараоны имели особенные головные уборы, с помощью которых могли летать. Фараон надевал шапку, жрецы становились вокруг него и начинали петь одну из трех нот, входящих в аккорд частоты Земли - это фа-диез мажор. Пирамида начинала вибрировать, и фараон мог принимать информацию в виде образов и звуков и летать. - объяснила Аля.
  - Милиция нашла такую шапку?
  - Несколько лет назад на берегу реки садовник нашел клад. Там было много всяких вещей, золота и головной убор фараона, который чуть позже был украден преступниками.
  - Ясно, милиция нашла, где ее прятали...
  - Шапку нашли, а преступники остались на свободе...
  Люба с испугом посмотрела на Алю.
  ќ- Че ты на меня так смотришь, боишься, что ли?
  - Чего мне тебя бояться-то, ты всего-навсего девчонка, такая же, как я, только чуть постарше. Почему Серый сказал, что тебе грозит колония?
  - Боишься... Ты имеешь дело с несовершеннолетней преступницей.
  - Странно все это, не ожидала я такого.
  - Чего ты не ожидала?
  - Да так... у меня секрет есть.
  - Какой секрет?
  Люба многозначительно пожала плечами. - Подумаешь! Ну и что, ну и по мне тоже колония плачет! Вот и весь мой секрет.
  - Ты боишься колонии?
  - Да. - Люба испуганно взглянула на Алю.
  - Я тоже боюсь, только в последнее время поменьше. Люб, почему ты до сих пор не в колонии?
  - А ты? Ведь она по тебе тоже плачет?
  - Расскажи, почему тебе грозит колония?
  - Я это... палкой махнула в прошлом году, а она возьми да ударь одну... а меня потом вызвали на комиссию в милицию. Комиссия решила отдать меня в колонию, угрожала мне. Потом участковый заменил это учетом в детской комнате милиции, то есть если я еще что-нибудь совершу, то все, колонии мне не миновать! Плачет по мне колония.
  - Значит, ты случайно палкой махнула и не по той спине попала?
  - Да, мамаша той девчонки на меня наехала и в милицию сдала! По моей спине столько палок ударялось, даже некоторые ломались, и ничего! Этот алкаш только сильнее бьет, а милиция с тюрьмой молчат! - с горькой усмешкой сказала Люба. - Вышла я тогда на улицу, злая такая была, и палку схватила, я ведь хотела ей так помахать, мне же надо куда-то злость вымещать и обиду! Я об дерево палкой побила, потом выбросить ее хотела далеко-далеко, замахнулась... а эта идиотка прямо под палку мою подбежала! Смотреть же надо, куда бежишь, дура! Ее мамаша меня за уши выдрала и в милицию сдала.
  - Да, нам лучше палки в лесу метать.
  - Ты тоже палочница?
  - Странно. Со мной во втором классе случилась очень похожая история. С тех пор меня колонией пугают.
  - Вот это да! Мне даже, кажется, про тебя рассказывали, только мне говорили, что ты уже в колонии сидишь...
  - Нет. Я еще туда не дошла, может еще какая девочка палками кидалась...
  - Может, тебя уже выпустили, а ты этого стесняешься... Скажи мне правду, я ведь люблю тебя и все пойму.
  Вдруг девочки заревели. Люба сказала, сквозь слезы: - Давай тише плакать, а то нас услышат, подумают, что мы слабачки какие-то, а мы ведь сильные. Обняв друг друга, они тихо плакали.
  - Люба, мы с тобой как "Алиса в стране чудес", плачем, плачем, скоро целую реку слез наплачем и поплывем по ней... Куда же нам лучше поплыть?
  - Можно в лес поплыть, далеко-далеко.
  - Там озеро, чистое, как слеза, и блестящее, как бриллиант.
  - Будем купаться в нем сколько захотим.
  - Станем чистыми, как это озеро, и научимся летать.
  - Полетим далеко-далеко за облака, и унесет нас ветер в заоблачную даль.
  - А там за облаками сказочный город стоит, и все в том городе хорошо. Так по правде бывает. Мы там будем жить и добра наживать.
  - Это будет начало нашей сказки. А сейчас нужно бороться со злом!
  - Давай начнём бороться прямо сейчас, у меня столько сил! - воспрянула духом Люба.
  - Пойдем и разберемся с этой колонией.
  - Как же мы туда пойдем? Ведь если мы туда войдем, то не выйдем...
  - Я образно говорю, мы представим, как будто бы туда пойдем и поговорим с ней.
  ...
  Предстала перед девочками дорога, образная конечно, но если бы не знали они, что дорогу эту только мысленно представляют, то подумали бы, что она самая настоящая и даже более настоящая, чем настоящая. Взявшись за руки, они двинулись в путь по дороге, ведущей в колонию.
  Долго ли, коротко ли они шли, Люба и говорит: - А может, теперь на другую дорогу перейти. Может там что-то другое впереди?
  - Давай прежде, чем перейти, прочитаем, куда они ведут.
  Ближайшая к ним дорога вела в тюрьму, а та, что за ней... к смерти. Была также дорога к чертям, скелетам и прочему... и еще дорога к сладкому, но когда девочки присмотрелись, то оказалось, что "сладкое" это черта страшней. Была еще одна, на которой стоял мужик с огромной дубиной, на дубине написано: "смерть твоя", а дальше все хуже и хуже. Тогда решили девочки, что в этом лесу путь в колонию выглядит лучше остальных, к тому же Аля рассказала Любе, что колонии вообще-то разные бывают: "Раньше в Америке все люди жили в колониях и золото в песке добывали, а называли они себя вольными колонистами".
  Идут они, идут, и вдруг на их пути стали появляться придорожные знаки:
  "От места, где вы стоите, до колонии рукой подать".
  "Колония по вам плачет".
  "Вот она уже руки к вам тянет"!
  Люба и говорит:
  - Если она так близко, что до нее рукой подать, и она к нам руки тянет, значит, мы должны ее отсюда увидеть, а если не ее, то хотя бы руки, а если рук нет, значит, и колония обманная!
  Тут к девочкам потянулись руки.
  - Это ее руки! - воскликнула Люба.
  - Надо проверить, может они ложные. - засомневалась Аля. Руки, чьи вы?
  Руки подозрительно молчали.
  - Нужно их раскрыть!
  Девочки набросились на руки, пытаясь их раскрыть, но те все время изворачивались, пытаясь ударить девочек.
  - Люба, слушай! Мы должны подумать, кого они нам напоминают!
  - Думай быстрее! Они вырываются!
  Вдруг руки вырвались, побежали, спрятались в кустах и оттуда с издевкой посматривали на девочек.
  - Вот сволочи! Издеваться вздумали! - Люба подкралась к рукам, схватила их и закричала: - Аля беги сюда, я их, кажется, раскрыла. Это руки комиссии!
  - Все, вы дошли до колонии, сейчас она вас схватит! - заговорили руки змеиным шёпотом.
  - Где же колония, мы ее не видим.
  - Сейчас увидите! - прошипел шёпот.
  - Мы хотим с ней поговорить. Колония, выходи! Мы к тебе сами пришли, заметь это. - попросила Люба.
  Откуда-то издали послышался голос: - Девочки, здравствуйте.
  - Кто это сказал? - спросила Люба.
  - Это голос исправительной-трудовой колонии. - послышался ответ.
  Девочки пристально вглядывались вдаль, пытаясь разглядеть источник голоса. - Видимость плохая. - заметила Аля.
  Люба взбежала на пригорок и закричала: - Вижу очень плохо! Что-то специально ее заслоняет, нам надо снять заслон!
  - Какой формы этот заслон?
  - На забор похож... палки, палки... Нет! Это пальцы! Это пальцевой забор! Бей их! Вперед!
  Девочки бросились вперед на забор, завязалась настоящая рукопашная битва. Забор отбивался, у него было множество кулаков: на конце каждой палки вырастал огромный кулак, который бил куда попало, забор сумел подбить Любе правый глаз, а Але левый. Кулаки становились все больше и били все сильнее. Несмотря на боль в глазах, девочки, вооружившись палками, попытались пробить в заборе дыру, тогда забор подал голос протеста: - Применение палок - это нарушение правил рукопашного боя! Я подам на вас жалобу в милицию! Еще одно нарушение, и вы попадете в колонию!
  - А у нас теперь палочный бой! - ответила забору Люба.
  - Решаю здесь я! У тебя нет никаких прав, несовершеннолетная преступница! - Забор поднял руки вверх и, обращаясь сам к себе, продолжил: - С кем я тут вообще разговариваю! Они же ничтожные грязные девки!
  - Узнаю, чьи это слова, - вспомнила Аля.
  - Я тоже узнала их, это опять они, руки комиссии.
  Забор развалился, и девочки увидели улепетывающие от них "руки". Поняв, что их не догнать, девочки продолжили путь в колонию.
  По краям дороги снова стали появляться придорожные знаки:
  "Стоп"
  "Перед тем, как попасть в колонию, надо пройти комиссию"
  "Кто комиссию не пройдёт, тот в колонию не попадёт"
  Путь привел их к небольшому домику в самой чаще леса, домик раскрыл перед девочками двери и сказал: - Заходите, не стесняйтесь.
  - Смотри какой сладкий домик, он весь из леденцов! - Люба взяла леденец и совсем было положила его в рот, как вдруг Аля схватила ее за руку и закричала: - Брось, нельзя их есть! Они отравлены.
  Люба разжала кулак, леденец упал на землю, буквально на глазах у девочек начал таять и, страшно шипя, сказал: - Этот дом вы не пройдете, обе здесь сейчас умрете!
  Девочки посмотрели на леденец, почти вся сладость уже сошла с него, оказалось, что она была лишь оболочкой, и, о ужас! Глазам их открылся испускающий запах смерти труп. В еле державшихся на костях кусках мяса возились похожие на змей с человеческими лицами черви. Они вгрызались в мясо, проделывая в нем разнообразные ходы и лазейки. Но тайные ходы рушились, камнепадом падая на человечьи головы червей, еле живыми они выбирались из-под груды камней и тут же принимались строить новые ходы, как будто пытаясь скрыться от кого-то невидимого.
  Вглядевшись в лица червей, Аля была ошеломлена: "Ведь это Варта с Атогом, а за ними, скрывая лицо под черной маской, прятался кто-то до боли знакомый. Кто это?!" - лихорадочно пыталась вспомнить Аля, и ее охватил леденящий ужас. Тем временем, узнанные черви внезапно превратились в знакомые нам "руки" и, прихватив с собой труп-леденец, скрылись внутри домика.
  - Какой ужас! Спасибо, что остановила меня, я ведь почти попробовала эту отраву! Они отравляют конфеты ядом и дают их детям. - сказала Люба.
  - Если кто-то сам в ложке или в сковороде жарит леденцы, а потом ими детей угощает, это очень опасно, потому что кроме растопленного на огне сахара они могут подсыпать туда отравленные таблетки, и детям очень трудно доказать, что их травили, потому что родители думают, что, если нравится их соседу угощать сладостями маленьких детей, значит он хороший, детей любит. А если дети начинают жаловаться: "Леденцы эти горькие и отравленные! Этот колдун отравляет ими детей, а потом притворяется доктором, раздевает догола и лапает по-всякому!", то родители отвечают: "Если он сам готовил конфетки, то возможно, упало туда что-то горькое, так ведь это случайно. Посмотри, как он теперь переживает, что же ты так взрослого интеллигентного человека оговариваешь! Как тебе не стыдно! Извинись перед ним".
  - И ты извинилась?
  - Мне мама сказала извиниться. Что я могла сделать? Это еще в детском саду случилось, я тогда была очень послушная девочка. Потом подросла, стала палками кидаться и во втором классе в девочку одну случайно палкой попала, в общем, похожая не твою история. С тех пор меня колонией пугают.
  
  Дилемма
  Из сладкого домика высунулись руки, прибившие к двери объявление: "Здесь засела комиссия" - прочитала Люба. "Войти или не войти?" - Перед девочками возникла дилемма со множеством неизвестных.
  - Вы уж, пожалуйста, решите меня, - сказала полностью образовавшаяся, похожая на туманное облачко, дилемма.
  - Аля, я не знаю, как это решать. - расстроилась Люба.
  - Может она даст нам подсказку.
  - Нужно найти "неизвестного". - подсказала дилемма.
  - Кто же здесь неизвестный? - задумалась Люба.
  - Здесь есть: x, y, z, и w.
  - Не знаю, как у вас, а у нас самый неизвестный это Х.
  - Х... Мистер Х, потомок знатного рода.
  Пред ними возник театральный занавес, чья-то рука слегка приоткрыла его, и перед девочками предстал человек-призрак, обладатель скрывающей лицо черной маски.
  - Вы и есть мистер Х? - спросила Люба.
  - Да, - ответил призрак.
  - А почему вы маску не снимаете? Покажите нам ваше лицо.
  - Мне нужно оставаться неизвестным. "Всегда быть в маске - судьба моя". - пропел призрак.
  - Я знаю, кто за ним прячется!
  - Кто? - испуганно прошептала Аля.
  - Это твой отец. Он любит петь эту песню и всем рассказывает, что является потомком знатного рода.
  - Да! Нет! - Алю охватил ужас, и волна страшного холода ударила ее своим хвостом. Этот хвост, как вихрь ветра, носился вокруг, сметая все на своем пути. - Хвост! Все из-за него!
  - Какой хвост? Чей хвост? - не поняла Люба.
  - Ее отца. - Сказала Алиса. - Его!!! - Сказала Аля. - Это его водный хвост, тяжёлая вода всегда внизу, мы должны ее поднять!
  - Здесь нет воды. Она замерзла. - удивилась Люба.
  Але почудилось, что снежная буря, размахивая своим ледяным хвостом, схватила не успевшую подняться воду, и страшный холод, пробравшись в ее глаза, превратил их в ледяные камни. Девочка закричала от страха, но лед сковал ее крик, и тогда пришёл смертельный ужас и промолвил: "Ты моя!" От страха Аля застыла в объятьях смертельного ужаса и упала.
  - Ты чего падаешь! - Люба помогла Але подняться.
  - Ее тяжело поднять. - Сказала Алиса.
  - Кого?
  - Замерзшую воду. Только летом капельки пара могут отделиться от воды, они поднимаются на небо и создают белые тучки, которые называются белокрылыми лошадками. Когда солнце начинает безжалостно палить, они прилетают и встают между нами и солнцем, создавая прекрасную летнюю прохладу.
  - Я такие дни люблю больше всего, это самая лучшая погода на свете. Значит, капелька воды поднимается, потому что она хочет стать облачком.
  - Облака могут по небу летать, но и они вырастают, становятся грозовыми тучами и проливаются на землю дождем... Петя правильно сказал, летающие с помощью шапки фараоны - это глупости. Аля, нельзя в это верить, даже если твой папа тебе об этом рассказывает. Мы должны быть нормальными девочками, - разговаривала сама с собой Алиса. - Люба, давай пойдем сейчас к тебе и допишем наш дневник пока я опять все не забыла. - обратившись к Любе, добавила она.
  - Давай допишем, у нас хорошая сказка получается.
  
  
  
  S.O.S
   Помогите
  Я знаю, в мире есть много хороших людей, которые хотели бы нам помочь. Мы - это не только я и мои личности, нас очень много, нас - детей, над которыми издеваются, которых бьют, насилуют. Думаю, что другие дети, пережившие инцест, прячутся там же, где и я, поэтому хочу рассказать вам, как найти меня:
  В моем подсознании живут разные личности - все они мои осколки. Как узнать меня среди этих осколков? Я могу взглянуть на свое тело и подумать: "Я не являюсь собой" или "Это не я". Это воспринимается как ощущение, как будто я наблюдаю за своим телом извне. Я всегда буду говорить о своих осколках в третьем лице, так , будто имею в виду совершенно постороннего человека. Буду считать, что этот мир нереален, что он иллюзорен или фальшив, что я, возможно, из другого мира. Я тоже только осколок себя, у меня нет эмоций, чувств, я не умею плакать, всегда спокойная, люблю созерцать, думать, но я - основание. Именно меня вы должны найти.
  Выясните, с кем вы говорите: (в моем случае с Алисой).
  Спросите у Алисы, как мы можем помочь Але? (Имена, конечно, у всех людей разные).
  (Это состояние похоже на глубокий гипноз. Профессиональный гипнотизер, психиатр, психолог с помощью лекарств или без, могут погрузить нас в это состояние.)
  Помогите мне составить план по спасению целой личности. Мы напишем его вместе с вами и шаг за шагом, я верю, сумеем выздороветь и реализовать себя.
  Постарайтесь найти нас, пока мы еще дети и не совершали преступлений, из таких, как мы, могут вырасти преступники, убийцы, садисты и их жертвы. Помогите нам, и вы сделаете этот мир лучше.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Каг "Операция "Поймать Тень""(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"