Красников Сергей Николаевич: другие произведения.

Фестиваль

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Пьеса "Фестиваль"
  
   Автор Красников С.Н.
  Господь - Святой Дух
  Божья Матушка - Царица Небесная
  
  Александр Невский
  Александр Суворов
  Федор Ушаков
  
  Митрополит Сергий
  Батюшка Григорий,
  Поп Сергий (Родионов)
  Дьякон Тихон.
  Президент Фонда Баринов Борис Николаевич.
  Кантирова Светлана Ивановна - руководитель
  Самохин Игорь Сергеевич 1 зам
  Минина Ольга Павловна 2 зам
  Мищенко Егор Иванович бывший мэр
  Журналисты
  Волковский Владимир Петрович
  Эдин Геннадий Аронович
  Светина Любовь Ивановна
  Дарилова Арина Родионовна
  Сметанка Сергей Михайлович гл. редактор Россия
  Ершидзе Михаил Эдуардович
   Оводов Леонид Ильич Драматург
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Действие 1
  Явление 1.
  Спальня Оводова. ( Раб Божий Леонид спит и видит вещий сон)
  Господь сидит на троне, рядом с Ним Матушка Божья Царица Небесная на коленях Александр Невский, Александр Суворов, Федор Ушаков. Воины Святой Руси.
   Александр Невский. Господи, ниспошли Святой Руси мир и покой, на долгие века.
  Господь. Я позвал вас рабов Моих, славных детей русских, чтобы вы пошли на Землю и просияли там, ибо погибает Отчизна ваша, гибнет она, от смрада и вони, лжи и грязи. Что обволакивает души смиренных рабов Моих. Как можно, хулить святых угодников Моих, как можно лгать себе, как можно на православных фестивалях, в дни поста, быть такими несмышлеными, как можно, живущим в миру журналистам , которые знают практически все каноны православия, делать в поминальные дни, да еще на пост, пить меды и вино, и хватать чужих жен? Как это возможно, чтобы журналисты, которые пишут о Православии, о том вечном русском слове, так бездарно проводят время за общим столом, да еще в пост, неважно какой, но пост? Что скажешь ты верный воин Святой Руси Князь Александр Невский?
  Александр Невский. (на коленях) Господи, не суди весь народ русский, но суди журналистов, тех кто предает Тебя! Тех, кто пишет о Православии, должны знать Истину Божью, и праведную. Но фестивали, а особенно если фестиваль Православный, должны любо проходить не на пост, когда многие пост соблюдают, а на праздник на Церковный Праздник, когда нет поста, когда все могут вкушать, пищу и скоромную, и пить вина, меды, водку... дабы не соблазнялись, потому что соблазн, это грех и великий грех. Но что я слышу и вижу в последнее время с небес на поминальный день мой, пьют о здравии моем, о веселии глаголют, а нужно, скорбь умножать , как это так, я умер и отошел на небеса к Тебе, Господи, а земляне те кто пишут о Православии, занимаются непристойными делами. За это раньше отсекали головы. Или руки, чтобы не писали вообще, а крамолу наводить, все мастера, а как пост соблюдать, так кишка тонка. Разве не я ли говорил: "Не в силе Бог, но в правде!" А о какой правде может идти речь, если в дни поста пьют и наедаются. Тем более если все бесплатно, хлеб и водка, мясо и рыба, так почему бы и не выпить да закусить! Нельзя же так, ну просто нельзя. Фи, как не достойно. Не достойно ведут себя журналисты. Они же пишут о Православии. И в дни моей кончины они устраивают попойки, они еще и гуляют и мало того, на пост. На пост духовный и нравственный. А так нельзя делать. Православная Церковь должна вмешаться и объявить анафему, такому сборищу журналистов, но она, почему, то молчит.
  Господь. Церковь то отделена от государства. Поэтому она и молчит, она не имеет права вмешиваться в дела государственные.
  Александр Невский. А в дела духовные? Так почему же тогда журналисты, которые пишут о Православии, ведут себя не корректно, так же нельзя, пить и гулять, попойки устраивать на пост? Что сделалось с землей русской?
  Господь. Время такое должно пройти, и пройдет. Тебе народ Руси Святой доверяет и тебе надлежит воссиять там, на дне Православного Фестиваля, который всегда проходит в дни твоей кончины.
  Александр Суворов. Все рабы Твои, Боже, как Ты милосерден, и долготерпелив, Господи.
  Господь. Теперь подойди ко мне ты, раб мой Александр (Суворов). Ты знаешь, что творят в армейских кругах, ты знаешь какие там порядки стали, нет предела всему тому, что сегодня творится в армии. Оружием торгуют направо и налево, беспредел в армии, дедовщина, бесовщина, какая то. Разве так заповедовал ты своим авторитетом своим беспримерным мужеством вести себя армии, разве так нужно бороться против коррупции в армии, разве так важна ложь, чтобы прикрываться ею, можно было бы чинить беззаконие? Разве ты, раб мой Александр, мог допустить армию до такого позора, когда высшие чины избивают низших, когда право диктата переступает все границы, когда воля сильного издеваться над слабым, приобретает широкомасштабный характер, когда власть имущих купается в золоте, которое по праву принадлежит Руси Святой. Нужна ли ей такая армия? Нет. Однозначно нет.
  Александр Суворов. Бюрократия в армии, очень губительна для самой армии. Но кто ее остановит, только сама армия, и Ты, Господь. Помоги нам, рабам Твоим, сделать армию и флот достойными. Журналисты, должны писать правду об армии, делать ее достойной чести и доблести. Ибо без сильной армии и флота, не будет сильного государства Российского.
   Федор Ушаков. Почему, Крым вдруг стал чужим? Почему Прибалтийские государства, ставят нашим русским капканы, испокон веков ненавидят нас русских. И тяготеют к Германии, мы оторваны от морских путей, так не должно быть, нужно возрождать былую империю, тем более там, где нас уважают и ценят. Нам нужен новый Собиратель земель исконно русских. Мы заслужили такое право, быть русскими. А туман в душах никогда не нужен, ибо всегда от него одни проблемы. Для немощных, же рабов Божьих должны быть восстановление и лечение. Это им нужно помогать, а не здоровым людям, которые всегда могут найти себе работу. Хотя и здоровым людям тоже нужна всесторонняя помощь.
  Божья Матушка. То праведно, то праведно, а что не праведно, то ложно. Ибо так заповедовал Господь. Ложь всегда сатанизм, ибо во лжи не скрывается истина, а истина это Бог. Господи возлюби народ православный, ибо он молит тебя, ниспошли ему прозрения и просвещения. Господи, возлюби мир физический, и пусть откроются очи их, дабы прозрели они. Пошли им на землю, Раба Твоего Александра.
  Господь. Быть посему, иди Александр Невский, и просияй там на том фестивале, чтобы журналисты стали хоть чуточку проницательнее, иди княже, ступай, ибо твоя миссия пришла, час твой настал.
  Александр Невский. Я сделаю все, что нужно, чтобы журналисты и руководители фонда в честь моего имени, сделали все для людей Божьих и праведных. Чтобы не было разделений, между людьми, чтобы все мы стали, наконец русичами. Великими русичами из Святой Руси...
  
  Оводов проснулся и начал писать действие.
  
  Явление 2.
  Та же квартира, Оводова. Беседуют двое, Волковский и Оводов.
  
  Оводов. Ты знаешь, что мне недавно пришло на ум. На вот почитай, (протягивает листки бумаги) Все было как во сне, только сон ли это, а может и явь, не знаю.
   Волковский. М да, спору нет, нужно вести переговоры, пока не поздно, нужно все мысли приводить в порядок. Нужно с этим, что-то делать?
  Оводов. Что именно делать то?
  Волковский. Что делать, что делать? Нужно менять дату, время и расписание фестиваля, нужно чтобы проходил фестиваль журналистов не на пост, неважно, какой, главное не на пост, а то я тебе рассказывал нюансы фестиваля, помнишь? Как наша братия встречалась, как восклицания были, а это не совсем этично в дни, когда Ярославич, отошел в мир иной. Что это за фестиваль такой, если в мороз, лезем на обледенелую гору, чтобы прийти в храм. Ладно уж мы, мужчины, а наши девчата из журналистики, на тоненьких каблучках, лезут в гору, чтобы написать репортаж. Хорошо, что еще обошлось без передряг. А если бы кто-то не дай Бог конечно, (крестится) сломал бы себе шею или конечности, кому платить то пришлось, конечно же администрации фестиваля. И в судебном порядке. И куда администрация фестиваля смотрит. Или вот это сидим мы в трапезной.
  Оводов. Ну и...
  Волковский. Ну и наши журналисты практически всегда пьют, после холода, конечно же охота выпить, что-нибудь крепкое, а потом начинают песни орать, и это в дни, когда скончался наш герой Невский. Кроме этого, к девушкам пристают, начинаются оргии. Сколько раз просили попы и дьяконы, журналистов не пить, не напиваться до белой горячки, ни в какую.
  Оводов. И это православные журналисты, журналисты, которые пишут о православии. М да, таким журналистам только писать о православии, да им доверить ничего духовного нельзя!
  Волковский. И это на пост. Всегда на пост. Так нельзя нужно доводить до ума, этих господ журналистов, что грех это.
  Оводов. И великий грех. Прямо сатанизм какой то, а ведь дьявол, всегда искуситель, что станется с ними, они же писатели и журналисты, нужно быть чище, я бы сказал нравственнее, и с чистыми руками и сердцем приступать к православию. Все понимаю, но я не могу понять руководство, куда оно смотрит, и куда смотрит наш Митрополит. Я бы вообще запретил такие празднования на пост.
  Волковский. Ну и конечно же в дни траура, когда нужно, не радоваться, а грусть проявлять, или дань памяти, этого великого Князя, ибо сказано им самим: "Не в силе Бог, но в правде!" А какая может быть, правда, у людей с черной душой?
  Оводов (качает головой) Нельзя же так, пусть их черные души все же просветлеют, когда поймут, что нельзя так делать. Ты видел, когда-нибудь попов или священников, которые также как они, эти журналисты орали и тосты поднимали. Никогда, такого не было. Потому что трапеза должна быть печальной в дни поминальные. И молитвы должны быть от сердца. А тем более, если это пятница, да еще в дни поста. Упаси нас Бог от таких праздников.
  Волковский. Да уж. Тяжело бороться против таких вот журналистов, но еще тяжелее бороться с руководством фонда.
  Оводов. А что руководители фонда, они тоже люди.
  Волковский. Да ты понимаешь, они не хотят, что-то менять. Вот в чем дело.
  Оводов. А я знаю почему? Или догадываюсь. Ты на меня посмотри, они не хотят, чтобы я приезжал туда к ним, чтобы я как инвалид, со своей физиономией ездил. Помнишь. Ведь после 2 - фестиваля, после того, как они меня увидели, они поняли, что меня лучше держать подальше от фестиваля, поэтому и придумали такую схему. И на третий фестиваль я уже не попал, потому что зима, гололед. А так бы, конечно бы я приезжал бы и принимал участие в фестивале. И еще мне не нравится, то, что номера гостиницы не за счет фестиваля а за свой собственный счет. Выходит, что я приехал на фестиваль, а жить где? Где я должен жить все это время? Организаторы не продумали и эти вопросы тоже. Я что должен платить из собственного кармана. На других фестивалях, где я был, там и гостиница и питание все дается за счет спонсоров и бесплатно. И только здесь, все за деньги. Но это мелочи.
  Волковский. А знаешь ты прав. Я только сейчас начал понимать суть происходящего. Они в фонде получают деньги свои, за эти дела, и все. А дальше дела нет. Дела то нет. Дело то стоит. И возрождения храма тоже не видно. Места дали под храм, а строительства нет. Сам видел то место.
  Оводов. Души загажены вот и дела нет, кто будет спасать их души, я не знаю. Господи, помоги организаторам фестиваля, открой им очи. Имеющие очи, да видят неправедное.
  Волковский. Огради их души, от стяжательства, и наставь их на путь истинный.
  Оводов. Давай выпьем, за прощение, пусть простятся, им грехи их. Пока нет поста, а то со следующей недели начинается Успенский пост. А он второй по значимости, после Поста Великого. Разливай.
  Волковский. Эх, тебя бы в руководители, ты бы многое бы сделал.
  Оводов. Было бы здоровье. А так нет уж, я буду тем, кто я есть. А ты слушай меня и мотай на ус, может, когда-нибудь пригодиться. Будешь честен, будешь жить, а нет, так иди своей дорогой. Давай выпьем, за честь и совесть. За то чтобы у многих были они чистыми, и чтобы каждый руководитель, знал свое место. За честь и совесть.
  
  (чокаются, выпивают )
  
  Занавес.
  
  Действие 2
  Храм Всех Святых...
  Митрополит Сергий, сидит в своем кресле, входит Батюшка Григорий, поп Владимир.
  Митрополит Сергий Входите же братия мои, я позвал вас сюда, чтобы провозгласить вам, что нужно сделать и что не должно делаться, как известно, впереди фестиваль духовный, а значит нравственный, он должен быть. (подает руку для целования)
  Батюшка Григорий. (креститься и целует руку) Не нравится мне этот фестиваль Православный, ох не нравится, а проводить надо, тем более, если не проводить, то все журналисты ополчатся против нас. А нам это не нужно. Но как это сказать журналистам, что нельзя, ведь день, то печальный, в день, когда скончался Герой Невский. А они, они что вытворяют. На прошлом фестивале, так вообще позор был.
  Поп Владимир. ( креститься и целует руку Митрополиту), Я бы их братию разогнал бы, сам видел, пьяных сих. И к барышням пристают, под юбки лезут, фу, прости меня Господи, и это у нас в трапезной происходит, в печальные дни, молитвы и поста.
  Митрополит. А что мы можем, Церковь отделена от государства.
  Поп Владимир. Господи, вразуми их.
  Митрополит. Не нам судить их. И не нам осуждать! Но мы можем настоять на том, чтобы они отмечали, не в нашей трапезной, а у себя в фонде. Тем более в дни, когда Князь Невский, преставился, это надо же до такого добра дойти.
  Батюшка Григорий. Нужно бы запретить им вообще проводить у нас празднование, или сделать им только в день когда, княже Александр Невский, родился, но не на пост и не в дни когда он отправился в путь иной, в Царствие Небесное.
  Поп Владимир. У журналисткой братии свои причуды имеются. Я видел, воочию, как Православные люди грешат, на своем пути. Одним словом стыд и позор. Срам один. Что будем делать?
  Митрополит. Надо бы как то попридержать эту братию, надо как то сказать им, что в дни кончины князя, нельзя веселиться. Нельзя на пост веселие, пьянки, и гулянки устраивать, а нужно быть терпеливыми, и чистыми.
  Поп Владимир. Чистыми, говорите вы, да они в гостинице такое вытворяют. С барышнями легкого поведения. И это так называемые православные журналисты. Нужно ставить анафему всему тому, чем они занимаются, в номерах гостиницы, спят с барышнями легкого поведения. И чует мое сердце, что и в этом году будет тоже самое. Надо что-то делать. Но что ума не приложу. Как сделать так, чтобы они поняли, что у нас не принято заниматься всем тем, чем они занимаются. Как настоять, чтобы эта братия приезжала не на пост, чтобы с себя сняли грех и нас не вводили в грех. Нужно бы как то попридержать их. Давайте проведем свой альтернативный фестиваль, подготовим программу и осенью не в сезон холодов и гололеда, а где то в сентябре. И это будет и по-божески по крайней мере и не во время поста.
  Митрополит. И кто этим заниматься будет?
  Поп Владимир. У меня есть не очень то довольные братья и сестры этим фестивалем. А руководителем поставим дьякона Тихона, который прямо скажу, честен и благородный. Бывший журналист, побывал на войнах, журналистом. Любит правду, правое дело. Он знает, что и как делать и сделает, у него будут помощники. Это раб Божий Волховский Владимир Петрович. А он в свою очередь, подберет команду, команда у него уже есть.
  Митрополит. Быть посему, пусть та братия проводит свой фестиваль, а мы проведем свой под руководством дьякона Тихона, и в сентябре. И еще одно, жить будут они все в монастыре, пусть познают всю тяжесть монастырской жизни, женщин мы разместим в женском, а мужчин в мужском, чтобы не было никакого блуда. Пусть три дня поживут они в монастырях, да поучаться сдерживать свои физиологические потребности. А деньги на проведение фестиваля мы найдем. Это дело нужное и ответственное. На том и порешим. Но учтите приглашать только достойных. Если окажется что будут те же лица, мы закроем фестиваль, или же будем потихонечку учить эту братию азам Православия и настоящим ценностям. Теперь перейдем к другим насущным делам.
  
  Занавес.
  
  Действие 3
  
  Офис Фонда "Александр Невский".
  Собрались Президент Фонда Баринов Б. И. руководитель фестиваля Кантирова Светлана Ивановна. Замы, Самохин Игорь Сергеевич, Минина Ольга Павловна, журналист Волковский Владимир Петрович, драматург Оводов Леонид Ильич.
  Баринов. Итак, дамы и господа, перед нами один единственный вопрос. Как быть с нашим фестивалем? Есть мнения и предложения?
  Кантирова. Я как руководитель фонда, заявляю, что не будет переноса фестиваля на осенний период.
  Оводов. А вас пока и не спрашивают сударыня?
  Кантирова. Но ведь я руководитель этого фестиваля.
  Волковский. Ну, нельзя же превращать каждый фестиваль в очередное пьянство.
  Оводов. Да еще на пост, нет, мы категорически против блуда и пьянок.
  Волковский. Многие из нашей братии просто не хотят приезжать зимой, да еще в мороз, и в гололед. И притом это же пост, это же в кончину жизни Князя, мы проводим встречу, разве радостно должно быть на душе. Разве в кончину радуются. Нет, и еще раз нет, мы в кончину должны поминать героя Невского, а не радоваться. Это на что похоже, это похоже на попойку на трапезе, где все ведут себя, ну, просто дико.
  Кантирова. Я против, того, чтобы фестиваль проходил в сентябре. Это же не солидно, чтобы я летом готовила всегда проведение фестиваля, Это же нам всем придется тщательно работать, вместо того чтобы заниматься отдыхом, на курорте, или на море, это же мне пахать в жару.
  Волковский. Передайте свои полномочия другим людям, незаменимых людей нет. Всему найдется замена. Передайте дело вашему 1 заму господину Самохину.
  Кантирова. Но у Игоря Сергеевича дети, а они между прочим кушать хотят, поэтому я буду проводить фестиваль в декабре, верно Борис Николаевич.
  Баринов. И да и нет, откровенно говоря, мне тоже не очень то нравиться, когда в трапезной говорят: "Выпьем за здоровье великого Князя!" И не нравится, когда выпившие мужчины журналисты, лезут руками к женщинам. И это где?! Прямо в трапезной.
  Кантирова. Я буду стоять на своем.
  Оводов. Пойдем отсюда, здесь нас не понимают. И не поймут, они только и пекутся о своих кошельках, а реального у них ничего нет. Так одна бездарность. Что это за Православный Фестиваль, такой, если у журналистов отсутствует элементарная норма православной морали, если зимой к началу холодов, люди должны нежится в ванной, а не ездить на фестивали, я понимаю фестиваль памяти Высоцкого. Но я не могу понять, что на православном фестивале, да еще на пост и на кончину князя. Господи, вразуми этих людей дай им знания, и потом нужно сделать так чтобы на эти три дня журналисты жили в монастырях, женщины в женском монастыре, а мужчины в мужском. Чтобы не было никаких соблазнов.
  Кантирова. Но тогда придется нанимать, не один автобус, а два, один для женского монастыря, а другой для мужского. Я категорически против. Это же дополнительные расходы.
  Баринов. А что я пожалуй поддержу вас, Леонид Ильич. В этом есть рациональное зерно. Тем более что и Церковь вроде как бы, не против этого. Я тоже не хочу больше видеть , эту пьянь, вы думаете, почему я всегда ухожу раньше всех, да потому что мне тоже надоели эти вопли про секс. И это прямо в трапезной. Монахи что нам говорят, не надо так вести себя, не надо, нужно учиться православному делу. Ведь мы пишем о православии, а ведем себя как последние людишки.
  Кантирова. Но-но, вы что же это объединились все против меня. А как же отдых летом, как же это, как же поездки по святым местам? Все это придется откладывать, и мне придется тащить воз на себе.
  Баринов. Давайте найдем оптимальный вариант, весной.
  Оводов. Я категорически против весны.
  Баринов. Почему?
  Оводов. Да как вы себе это представляете, идет Великий Пост, а мы тут собираемся, вкушаем все прелести нашей жизни.
  Кантирова. Что хотите то и делайте, но я не хочу проводить фестиваль осенью, в сентябре. Не хочу я и все тут.
  Волковский. А давайте проведем мы его в другом городе, на родине Невского.
  Кантирова. (в гневе) Вы еще скажите на Неве в апреле, где он стал Невским.
  Оводов. А что мысль весьма подходящая.
  Волковский. Можно было бы и во Владимире его провести тоже.
  Кантирова. Ну и как он будет называться, он же Царицынский, значит и нужно его проводить только здесь.
  (Вбегает 2 зам. Минина)
  Кантирова. Что тебе? Не видишь, занята я.
  Минина. Дьякон Тихон, пришел, пропустить.
  Баринов. Впустите его. Но в дела фестиваля я не вмешиваюсь, мое дело строительство храма. И этим я и занимаюсь, остальное для меня не важно.
  Входит Дьякон Тихон
  
  Явление 2.
  Те же и Дьякон Тихон.
  Дьякон Тихон. Мир вашему дому. (крестит всех присутствующих
  Баринов. С чем прибыли к нам Батюшка? (подходит к нему и целует руку и крест)
  Дьякон Тихон. Я прибыл к вам, дети земли Русской, сказать, что по решению нашего Клира, меня поставили надзирателем над Православным Фестивалем, ибо так не должно быть, как вы его проводите.
  Волковский и Оводов (вместе) Ура!
  Волковский. Есть правда на земле, есть она правда.
  Оводов. Простите нас батюшка, что не сдержались.
  Кантирова. Но я хозяйка фестиваля, и попробуйте скиньте меня. Я никому не подчиняюсь, я непотопляема. ( перешла на крик).
  Волковский. Ого, как вы запели. А мы возьмем и создадим свой альтернативный фестиваль , вот он то и будет у нас международным, а то у вас одна вывеска и сплошное вранье. Если уж делать его Международным, то он и должен быть им. А то вы совсем уже зажрались тут.
  Кантирова. Ах, вы еще мне грозитесь. Я найду на вас всех управу, я найду управу на вас всех. Вы будете петь только под мою дуду, я же сказала, что я непотопляема.
  Оводов. Тогда смените вывеску, что он только Царицынский, а не Международный, а то как то не этично получается, фонд то международный, значит и должен стать таковым. Где же здесь представители из других стран, где есть храмы Невского, и из других градов русских.
  Волковский. В самом Петербурге, их много, а сколько их по стране, а по миру, и если с каждого прихода собрать деньги по воссозданию храма, знаете, сколько можно собрать денег, а так вы ничего не хотите делать, что скажите батюшка?
  Дьякон Тихон. Я вот гляжу на вас всех и удивляюсь, как так можно, руководить таким фондом и таким фестивалем. Ай, ай, ай, так же нельзя, мы же русские люди, народ Православный. А мы кричим, упражняясь в крике, а нельзя ли самим сесть и спокойно все обсудить. Что и как будем делать. Я хочу лишь вас всех предупредить, что не будет фестиваля на пост, а если вы будете настаивать на своем раба Божья Светлана, то мы проведем аналогичный фестиваль в сентябре и тогда посмотрим, кто больше соберет средств на строительство храма. Вы можете летом отдыхать и веселиться, мы же будем работать и посмотрим, у кого получится лучше. У меня есть в епархии место, там я займусь подготовкой фестиваля. А вы сами занимайтесь своим.
  Кантирова. Но ведь только я организатор этого фестиваля.
  Дьякон Тихон. А никто не отбирает у вас этого права. У нас он будет называться Православный Фестиваль Святая Русь. И все. А вам, я скажу следующее. Бог свидетель, я не желаю никому зла, а то, что вы отмечаете достойно порицания.
  Волковский. Ура, вот это сказано. Хорошо сказали вы, Батюшка.
  Оводов. Всего хорошего, Светлана Ивановна, честь имею Борис Игнатьевич. Пойдемте отсюда, здесь нам больше делать нечего. Надеюсь что здравый смысл, все-таки возобладает.
  Волковский. Да, пойдемте Батюшка, здесь нам делать больше нечего. Они сами себе яму роют. Тем более на день кончины просияет Александр Невский, как сказано в твоем сне, Леня.
  Оводов. Ну, этого я не знаю и никто не знает, знаю только одно, что нельзя на день кончины и тем более на пост, устраивать попойки. Да еще на пост блудом заниматься, с проститутками. Пойдемте, батюшка, здесь нас не понимают.
  (уходят)
  
  Занавес.
  
  Действие 3 явление 1
  Редакция Газеты Россия
  Сергей Михайлович Сметанка. ( сидит у себя в кабинете пьет кофе про себя) Нужно, что-то написать, о фестивале, нужно послать, кого то на фестиваль, а кого? Волковского, этого правдоруба, нельзя, спутает так все карты, что потом долго отмывать придется, кого же мне послать? Там награды вручать будут, премии, дипломы раздавать, может быть я и поеду на фестиваль, там и девочки и вино, будет. И все бесплатно. Халява. Напишу несколько статей о Храме вот и пожалуйста. Поехал на фестиваль. Пригласят ведь, не откажут. Тем более что я располагаю всей информацией. Только грязью поливать не надо, про руководителей, надо подчеркнуть особо, ведь не хапуги же там сидят. Тем более что Фестиваль называется Александр Невский. Надо бы пригласить к себе господина Эдина, он у меня мастер по Православию. Он может помочь. (снимает трубку) Господин Эдин зайдите ко мне в кабинет.
  Эдин. Уже иду...
  Сметанка. (Про себя) Этот сделает все, как надо, я же его вытащил из болота, отмыл и пригрел.
   Эдин. (стучит в дверь) Можно?
  Сметанка. Да, да входите. Присядьте Геннадий Аронович.
  Эдин. Андреевич.
  Сметанка. Простите, Геннадий Андреевич. Я хочу, чтобы вы написали для меня несколько статей, как всегда, плачу в двойном размере. На фестиваль хочу поехать, а вы будете меня замещать тут несколько дней и такса, будет в двойном размере. Согласны?
  Эдин. Тема?
  Сметанка. Православие. Для Православного фестиваля СМИ.
  Эдин. Я все понял. Хорошо я сделаю что смогу.
  Сметанка. Я хочу, чтобы вы написали несколько статей для меня, без укора, без колкости, чтобы руководителей фестиваля поддержать, тем более, что госпожа Кантирова мне на прошлом фестивале подарила книгу. Вот она, (подает Эдину большую книгу) кстати, можете взять вырезки и цитаты из ее книги, ну ты понял меня, иди и работай.
  Эдин. Сделаю, что смогу (берет книгу) Ух ты, тяжеленная (уходит)
  Сметанка. (про себя) Хорошо, когда есть такой помощник. Неказист лицом, и с плохими зубами. ( хитро улыбается) Дифирамбы писать он умеет, как никто другой. Сейчас допью кофе и на обед домой.
   Занавес
  Действие 4. Явление 1
  Фестиваль СМИ, по Православию. Ноябрь месяц, начало Рождественского поста.
  Президент Фонда. Дорогие друзья, сегодня мы прославляем и открываем 8 по счету Фестиваль Православных СМИ. Как быстро летит время, и мы с вами стареем. Но наш фонд, фонд поддержки Великого и Благоверного Князя, Александра Невского, все живет, благодаря вашим пожертвованиям, господа меценаты. Сегодня мы говорим, хватит, хватит лжи и обмана. Ибо на обмане счастья не построить. Давайте, хоть немного будем Православными. Ибо от этого зависит наш фестиваль. Будем ли собираться вновь, или наш фестиваль придется закрыть, потому что вы сами не умеете себя вести, и я склонен поддержать митрополита Сергия, который приехал к нам и собирается выступить.
  Кантирова. Сейчас перед вами выступит Митрополит Сергий.
  Митрополит Сергий. Братья и сестры, давайте будем гуманными и почтим память усопшего, отошедшего в мир иной Благоверного Князя Александра Невского, и помолимся ему.
   ( Все встали)
  Митрополит. Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий помилуй нас. (Крестит зал) Скорый помощниче всех усердно к тебе прибегающих и теплый наш пред Господем предстателю, святый благоверный великий княже Александре! Призри милостивно на ны, недостойныя, многими беззаконии непотребны себе сотворшия, к раце мощей твоих ныне притекающая и из глубины сердца к тебе взывающия: ты в житии своем ревнитель и защитник православныя веры был еси, и нас в ней теплыми твоими к Богу молитвами непоколебимы утверди. Ты великое возложенное на тя служение тщательно проходил еси, и нас твоею помощию пребывати коегождо, в неже призван есть, настави. Ты, победив полки супостатов, от пределов российских оных отгнал еси, и на нас ополчающихся всех видимых и невидимых врагов низложи. Ты, оставив тленный венец царства земнаго, избрал еси безмолвное житие и ныне праведно венцем нетленным увенчанный на Небесех царствуеши, исходатайствуй и нам, смиренно молим тя, житие тихое и безмятежное и к Вечному Царствию шествие неуклонное твоим предстательством устрой нам. Предстоя же со всеми святыми Престолу Божию, молися о всех православных христианех, да сохранит их Господь Бог Своею благодатию в мире, здравии, долгоденствии и всяком благополучии в должайшая лета, да присно славим и благословим Бога, в Троице Святей славимаго, Отца и Сына и Святого Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.
   Разверзлись небеса, на троне сидит Господь, и Войны святой Руси Александр Невский, Александр Суворов, и Федор Ушаков. На земле же все спят и видят вещий сон.
  Явление 2
  Господь. Мир вам дети земли Русской.
  Душа Любови. Где я? И что со всеми нами? Почему все мертвы?
  Александр Невский. Нет, вы не умерли, вы все просто спите, ибо надлежит вам знать правду небесную. Ибо как глаголал я будучи еще князем, "Не в силе Бог, но в правде!
  Александр Суворов. Что же вы делаете со святыми обязанностями вашими, не справляетесь вы, Рабы Божьи? Что с вами происходит, почему души ваши черны? Посмотрите на себя. Душу, вы губите свою. Правду писать о Православии пытаетесь, а сами, что творите? На пост, нужно молиться, очищать душу от грехов ваших. Ибо сказано вам с небес, что нельзя блудом заниматься, нельзя на пост собираться, и отмечать сей печальный день, нельзя словоблудием заниматься также на пост. А ведь уже наступил Рождественский Пост, а вы оргии организуете, а у себя в номерах гостиниц так вообще с женщинами легкого поведения спите, застыдились бы.
  Душа Сергия. А почему у меня душа, такая черная?
  Федор Ушаков. А потому что душа твоя черная, ты лгал себе, лгал другим.
  Душа Сергия. Ну так политика, такова, что без лжи нельзя.
  Александр Невский. А бульварные романы, а статьи, которые вы пишите, не праведные, ибо это все, одно сплошное слово "Ложь". И вы все тут неправедно себя ведете.
  Кантирова. (встав на колени). А почему я не сплю? Другие спят, а я нет!
  Александр Невский. А потому что ты, раба Божья, Светлана, должна очиститься от грехов пагубных, ибо твое "я" ты любишь больше всего, ибо имеющие очи, да видят, имеющие уши, да слышат. Нельзя на день моей кончины и в дни церковного поста веселие проявлять, я же отошел в мир иной, к Богу, а вы пьянки, гулянки устраиваете.
  Мищенко. А почему, моя душа светлее?
  Александр Суворов. А ты раб Божий, занимался тем, что давал деньги, на строительство Храмов, но ведь отмывал деньги в грязных банках, но все же давал, и инвалидам помогал, стариков не обижал. Вот за это у тебя и душа светлее. Пройдет, какое-то время и тебе надлежит принять власть, только не роняй ее и береги, ибо власть не только созидает, но и разрушает, а разрушает вперед душу, а потом тело. Береги душу. Подойди и ты раб Божий Владимир. Что ты отстал ото всех, душа у тебя праведная, все честь по чести, а скажи-ка мне, почему ты на инвалидности?
  Волковский. Честь имею. Так было заведено, ибо грешен род мой, и на меня напасть пошла. Но это в прошлом, сейчас я Слава Богу, на коне, но иногда ноги только дают о себе знать.
  Александр Невский. Пиши всегда праведно, и тогда Господь смилуется над тобой, и ты будешь тем, кто ты есть. Ты правильно все делал, указывая, на ошибки фестиваля. Но доколе ты будешь мотаться из города в город, тебе надлежит сесть и написать роман об инвалидах, о твоих взглядах, на эту жизнь, со стороны инвалидов с детства. Пиши правду, и все будет хорошо. Говори правду, и все будет честно, и самое главное думай правдиво, это и даст тебе пищу для размышления, и будет у тебя душа светла. Будь всегда смиренным, и не возносись над всеми...
  Волковский. (встал на колени и перекрестился) Да будет так.
  Александр Невский. Теперь подойди ты, раб Божий Леонид.
  Оводов. Да, Благоверный Княже! Честь имею. (опускаясь на колени)
  Александр Невский. Тебе дано Небо, и ты должен писать драматургию, так чтобы ни у кого не возникло сомнения, то, что ты раб Божий пишешь для себя. Пиши и давай твои творения народу, Небеса тебя давно благословили, гордыню только свою умерь, а так все хорошо, продолжай в этом ключе работать. Твою драматургию должны читать люди, а ты все никак не можешь опубликовать. Это сегодня важно, важно для всех вас, и их тоже. Народу это все очень важно, чтобы твоя драматургия не ушла бесследно, а шла потихонечку в народ.
  Оводов. Но я же болен, кто же возьмется за мои труды, чтобы опубликовать их.
  Александр Невский. Твое достояние, должно стать народным. Дай почитать мэрам и губернаторам, сходи в епархию, но не складируй свои труды. Делай это так, выставляй на сайт мой, то, что у тебя раб Божий есть. И все будет хорошо. Не давать людям читать, это тоже грех. И большой грех. Нужно чтобы о тебе знал народ. Но не возносись и убавь свою гордыню, и будь самим собой.
  Оводов. Не в силе Бог, но в правде Он. (креститься и отходит)
  Александр Невский. А теперь наступило время прощаться ибо, так хочет Господь, души ваши должны быть чистыми и светлыми. Прежде всего заботьтесь о душе своей, а потом о теле. И помните о сем моменте, и не забывайте молитв ваших. Отче наш...
  Все вместе. Иже еси на небеси, да светится имя Твое, да придет Царствие Твое...
  (Небеса закрылись)
  Занавес.
  Конец .
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Д.Винтер "Постфинем: Дыхание Дьявола"(Постапокалипсис) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"