Красный Александр: другие произведения.

Глейзер и глейзеровка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:


   (Поспорим о вкусах?- По мотивам "АСАДОВ И АСАДОВЩИНА" И.Глейзера
   http://www.poezia.ru/salon.php?sid=23663)
  
   Литературная критика - весьма деликатное, так сказать обоюдоострое занятие...
   В ответ на какой-нибудь нелестный отзыв о произведении или о себе, автор вполне может заявить критику в мягкой форме: "А судьи кто?" или в более жесткой, что-то вроде "А ты кто такой?".
   При этом даже смерть автора не может служить критику гарантией безнаказанности - за него может заступиться какой-нибудь острый на язык почитатель... и глядишь - от критика уже перья полетели.
   А что такое "ощипанный критик"? - Это субьект, который не вызывает уважения не только в литературном сообществе, но и у собственной жены (если она его, конечно, не бросила за желчность характера, присущую большинству критиков, обычно - вследствие хронических заболеваний желудочно-кишечного тракта).
  
   Итак кто такой Асадов и что в нем не нравится господину Имануилу (прошу заметить - с одной буквой "м") Глейзеру?
   Достаточно заглянуть на сайт "Русская поэзия" http://www.litera.ru/stixiya/ чтобы узнать, что Асадов:
  -- Родился 7 сентября 1923 года в Туркмении;
  -- Почти всю войну прошел в отделении гвардейских минометов (катюши), в 1944 году тяжело ранен под Севастополем и потерял зрение;
  -- В 1951 году принят в Союз писателей, в 1971 году у него было опубликовано 11 поэтических сборников, стихи пиcал с 8 лет;
  -- Умер 21 апреля 2004 года.
   Думаю, что практически любой воспитанный человек скажет по этим фактам биографии: "Такой человек - достоин уважения!"
   При этом можно даже не смотреть его стихи - собственно, какая разница?
  
   А если взглянуть?
   Если взглянуть, то, при попытке оценки, неизбежно начинается вкусовщина и игра на "балансе прилагательных" (По результатам знакомства с критическими опусами г-на Глейзера, у меня сложилось впечатление, что "прилагательные" он понимает в единственном смысле - "кого-нибудь приложить"). Как известно, любое прилагательное, несущее положительный оценочный смысл, имеет парное себе - с отрицательным смыслом: возвышенный - напыщенный; точная, звучная (о рифме) - банальная; изящный - бессмысленный и т.п. Поэтому любую восторженную рецензию нетрудно превратить в разгромную, путем замены парных прилагательных.
  
   Что можно сказать о стихах Асадова, стараясь не впадать в крайности?
   1. Почти все стихи Асадова - любовная лирика. Это - свидетельство того, что Асадов, несмотря на все испытания, выпавшие на его долю, сумел сохранить в себе ЧУВСТВО ВЛЮБЛЕННОСТИ. А это - ВЕЛИКОЕ ЧУВСТВО, ибо вторая христианская заповедь:
   "Возлюби ближнего своего, как самого себя."
   2. Его стихи, написанные много лет назад, могут показаться сегодняшней молодежи наивными и устаревшими. Наверное, в чем-то они будут правы... Но, можно ли забыть, что они были написаны совсем в другое время и являются зеркалом этого времени: времени наивных надежд и беспощадной дисциплины, возвышенного чувства и борьбы за кусок хлеба, духовной чистоты и гнусного предательства - всё это уживалось в одном обществе.
   3. Его последние стихи могут показаться несовременными... А может ли Любовь быть несовременной?!- Думаю, что - нет! Некоторые вообще не знакомы с этим чувством и на этом основании утверждают, что она не существует - да, для них она не существует!
   4. Его стихи могут показаться примитивными, дефектными в техническом отношении и т.п. Ну, хорошо, допустим, что для кого-то это действительно так.
   Что делаю, например, я, когда, прочтя стихи понимаю, что они мне не нравятся?- Молча закрываю книжку (файл, интернет-страницу)... Есть ли исключения?-
   Да, есть - если я вижу, что вокруг имени автора создается совершенно незаслуженная (на мой взгляд) рекламная кампания, в ходе которой инициативная группа пытается, выдвинув автора в передние ряды РУССКОЙ ПОЭЗИИ, навязать всем окружающим свой (т.е. единственно верный) взгляд на творчество... я считаю себя вправе выступить в качестве оппонента. Зачем?- Чтобы шумная клака не развешивала лапшу на уши читателям и начинающим авторам.
   Такого рода кампании я не раз наблюдал в отношении Бродского и Мандельштама,
   из современников - в отношении Кабанова, Крыловой, Жумангулова и некоторых других. В случае Асадова ничего подобного, насколько мне известно, не наблюдалось: никто его особенно не хвалит, вспоминали, в основном, в связи с юбилеями... а сейчас, усилиями глейзеров, пытаются и вовсе "поглубже закопать"... Эти попытки украсть заслуженную славу покойного вполне можно назвать литературным мародерством.
  
   Как оценивали творчество Асадова грамотные профессионалы?- Приведу отрывок из воспоминаний Асадова: "Когда я лежал в госпитале, мне было важно узнать, стоят мои стихи чего-нибудь или не стоят. И вот я написал письмо Корнею Ивановичу... Почему я написал ему? Потому что перед этим я прочитал статью, которую Корней Чуковский написал по поводу переводов Анны Радловой из Шекспира. Он от этой Анны Радловой оставил только прическу и туфли, больше ничего, он ее всю вдребезги разбил за эти переводы. И я понял, раз он такой злой, суровый критик, то он не будет меня щадить, скажет мне чистую правду. И я написал ему письмо и послал тетрадочку своих стихов, из госпиталя, лежа на госпитальной койке еще, между операциями. И он, спасибо ему, прислал мне ответ, в котором написал, что, мол, дорогой Эдуард Аркадьевич - мне так было смешно: какой я Эдуард Аркадьевич, когда мне было 20 лет, еще мальчишка был, - я прочел ваши стихи, я никогда не лгал в оценке произведений, не буду лгать и сейчас. И дальше он мои стихи разносит буквально в щепки. Все разнес в пух и прах. Но в конце была приписка, такая концовка: "И все-таки, несмотря на все сказанное выше, я с полной ответственностью хочу вам сказать, что вы - истинный поэт, ибо у вас есть то поэтическое дыхание, которое присуще только поэту. Желаю успехов. Корней Чуковский". Эта приписка, она совершенно окрасила жизнь в другой цвет и свет. Конечно, это мне было очень дорого и важно. С этим напутствием я и пошел дальше." -
   Вот так вот! Выходит, что Чуковский разглядел в 20-летнем мальчишке поэта, а Глейзер в покойном не разглядел? - Вы как знаете, а я склонен больше доверять Чуковскому и собственному вкусу, тем более, что ничего с тех пор у Асадова не пропало, а только добавилось.
  
   А вот еще одно его воспоминание: "Когда был объявлен всеинститутский конкурс на лучшее стихотворение - если я не ошибаюсь, в 1948 или в 1949 году, - в нем участвовали все наши лучшие тогда студенты-поэты - и Солоухин, и Ваншенкин, и Кобзев, и Федоров, и Гамзатов. Там была очень суровая комиссия во главе с поэтом Павлом Антокольским, в нее входили и Луговской, и Казин, и Голодный. И вот первое место получил Эдуард Асадов. Это было для меня очень важное событие - оказаться не только достойным учиться в институте, а первым среди всех. Вторую премию получил Владимир Солоухин, третью - Константин Ваншенкин."- Или вы предполагаете, что Асадов соврал? Или Антокольскому он был чем-то лично любезен? Или Солоухин по-вашему слабый поэт? - Тогда понятно...
  
   В таком случае, чем же объяснить столь беспардонный выпад, не против стихов, а, по сути, против конкретного, недавно умершего человека, который к тому же обозначен как явление?
   И кем осуществляется этот выпад?
   Когда и где родился г-н Глейзер - история умалчивает, судя по всему - где-то на территории СССР. Живет сейчас в Сан-Франциско, в связи с чем мне неизменно вспоминается стишок Бахыта Кенжеева:
  "Господа из Сан-Франциско,
  где лазурная вода,
  пусть суют свою приписку
  сами знаете куда."
   Фамилию Глейзера бесполезно искать на сайте "Русская поэзия" - он, к сожалению, не имел возможности прославиться в этом качестве. Нет, нельзя сказать, что он вообще не писал рифмованных текстов - этого как раз у него вполне хватает. Более того, уверен, что если его разбудить ночью, он без запинки произнесет на каком сайте какой его стих номинирован, кем и когда.
   Насколько мне известно, он обошел практически все известные русскоязычные поэтические сайты, куда его принимали (причем, некоторые сайты не по одному разу).
   Из значительных моментов его биографии в мире искусства (если я ошибаюсь, он меня поправит) следует отметить его участие в организации гастрольных поездок по Америке некоторых из наших деятелей искусств и работу на радиостанции то ли "Свобода", то ли "Голос Америки".
   Кроме этого, нельзя не отметить деятельность, отнимающую у него не только всё свободное, но и отрываемое от домашних дел время - литературную критику. Молва о Глейзере - критике широко разнеслась по всему любительскому литературному интернет-сообществу благодаря его невероятной активности и беспощадности (последнее - за исключением узкого круга духовно близких ему лиц).
   Его выдающуюся роль в современной любительской русской поэзии можно сравнить только с татаро-монгольской ордой в средневековье: с огнем в левой руке и мечом в правой он мчится по поэтическим сайтам, беспощадно вытаптывая, выжигая и вырубая все живые ростки поэзии и устанавливая в расставленные здесь и там вазы безжизненные осыпающиеся сухоцветы современности.
   По моим воспоминаниям двухлетней давности, он не брезговал ничем для достижения своей цели: упреками в недостаточном знании русского языка, в низкой поэтической эрудиции автора, в отсутствии профессионализма...и т.п., не забывая демонстрировать собственную компетенцию в этих отношениях.
   Если руководство сайта закрывало глаза, он не брезговал и прямыми оскорблениями авторов, особенно женщин, от которых меньше шансов "схлопотать" как в прямом, так и в переносном смысле слова (по моим наблюдениям, он до последнего времени практиковал это и на поэзии.ру, пока администрации это не надоело).
   Следует заметить, что вся эта критика направлена не на повышение мастерства критикуемых, а, исключительно, на самоутверждение г-на Глейзера путем унижения окружающих.В целом же, у меня складывается впечатление, что в последнее время он стал спокойнее, его высокомерие прорывается публично всё реже и реже - желаю ему дальнейшего прогресса в этом направлении.
   Вот этот его, так сказать, "критический метод" я и называю "глейзеровкой".
  
   Извините, г-н Глейзер, в данном случае вы "не на того напали".
   Вас удивляет, почему Вам не удалось найти обширной литературной критики в отношении Асадова?- Поясняю: во-первых, ему не нужна хвалебная литературная критика - его читатели и так знают; во-вторых, подавляющее большинство русских критиков сохранили еще остатки совести и понимают, что неприлично заниматься активной критикой недавно умершего, одинокого, 82-летнего, 60 лет назад ослепшего фронтовика-поэта, даже если что-то в его творчестве что-то не нравится...
   "О покойном - хорошо или ничего" - думаю и в Сан-Франциско существует аналогичная пословица?
   --------------------------------------------------------------------
  
   Что же не понравилось г-ну Глейзеру у Асадова? -
   Хотя г-н Глейзер пытается "держать себя индифферентно", предоставляя возможность высказаться читателям (их я позволю себе не цитировать), он открыто задает общую осуждающую тональность обсуждения.
   Он вначале пишет: "АСАДОВ - ровесник моих любимых поэтов: Слуцкого, Самойлова, Левитанского, Окуджавы, - поэтов-фронтовиков." - Одно из двух: либо Глейзер хочет сказать этим, что Асадов - не один из поэтов-фронтовиков, а только их ровестник... либо Глейзер плохо владеет русским языком, в чем он пытается обвинять... Асадова.
   Основную мысль он сформулировал коротко, хотя и не вполне ясно:
   " ... я нормально отношусь к человеку -Асадову, фронтовику, потерявшему зрение, но вот уже 40 лет ненавижу его творчество..."
   Согласитесь, слово "ненавижу" обычно используется в отношении конкретного человека или группы лиц и характеризует сказавшего, как человека весьма эмоционального и неуравновешенного. Как "творчество" может вызывать у психически нормального человека не "радость", не "неприятие", не "равнодушие"... а именно "ненависть"?!
  
   Вот его пояснение: "Таня, сделайте простой эксперимент: в любом поисковике кликните на него. Увидите в ссылках: обожаю, классик, выдающийся и т.д. Как вы думаете: человек, обожающий такие стихи ещё открыт для настоящей ПОЭЗИИ? Вот в чём сомневаюсь и что ненавижу. Тысячи личных страничек в инете воспроизводят его вирши - это день нынешний, не вчерашний."-
Ах, вот оно что... Г-н Глейзер, разумеется, претендует на то, что именно ОН обладает истиной в последней инстанции на тему "Что такое НАСТОЯЩАЯ ПОЭЗИЯ?". И, поскольку это у него (в отличие от нас) не вызывает ни малейшего сомнения, он удрученно взирает на читателей, которые, несмотря ни на что, продолжают читать Асадова. Он ненавидит читателей Асадова и вопрошает: "Да как они посмели, в конце концов?!" - Они в ответ, думается, вправе спросить:
   "А какое ваше собачье дело? Мне нравится - я читаю, и отвянь..."
   Нет, такой ответ никак не может удовлетворить г-на Глейзера, давно (и тщетно) претендующего на роль "властителя поэтических дум".
  
   Смотрим дальше: "Вдова Чичибабина с большим трудом издала 2-хтомник мужа после его смерти, а у Асадова - 6 томов и планы на 9-томник. Понимаете?" - Вы понимаете, его не интересует, что было распродано, а что после уценки отнесли на помойку... Вся рота шагает не в ногу, один Глейзер - в ногу. В советские времена, конечно, издавались только "официальные поэты", к числу которых, например, принадлежали Асадов и Мандельштам, и не принадлежали Чичибабин и Высоцкий (то, что фамилии стоят рядом, ни о чем другом не говорит).
   А сейчас издательства работают исключительно из соображений рыночной коньюнктуры - я не говорю, что это "хорошо для воспитания поэтического вкуса", но это - ТАК. То, что нельзя выгодно продать, ни один профессионал издавать не станет. В конце концов, почему бы г-ну Глейзеру не помочь вдове, и не заняться изданием 6-томника Чичибабина? Может быть, он на этом еще и заработает? - Нет, конечно нет - устремления г-на Глейзера направлены неизмеримо выше, чем заурядное книгоиздательство.
   Идем дальше - цитата Асадова и вывод Глейзера:
   "А может, всё было не так бы
Случись эта ночь после свадьбы."
"Понимаешь, с первого знакомства - пошлое ханжество!"
  
А почему, позвольте спросить, ханжество, тем более пошлое?
   Вы не допускаете, что он всерьез так считал?
   Если для некоторых "перепихнуться на заднем сиденье" - в порядке вещей, то для других, особенно для верующих, блуд - тяжкий грех...
   Может быть "Святому - святое и снится?"
  
   "40- летний Асадов выше своего морализаторства и соцромантики не поднялся, не написал ни одного стихотворения в русле великой русской поэзии, словно ни Пушкина, ни Пастернака, ни Блока, ни Мандельштама никогда не было! А кто же был? Асадов, Доризо и Щипачёв???" -
   Весьма характерные моменты:
  -- Ни один разумный человек не напишет подряд "Яблоки, груши, вишни и кирпичи", однако написать "Пушкин,...., Мандельштам" у некоторых считается вполне уместным. Сколько бы вы ни засовывали Мандельштама в различные поэтические списки, лучше он от этого не станет. На мой взгляд, Асадов не только ничем не уступает Мандельштаму, но и явно выигрывает, как по технике, так и (главным образом) по содержанию. Да, вы можете сказать, что содержание у Асадова - тривиально, но у Мандельштама его нет вовсе! Разумеется, это всего лишь мое частное мнение, не претендующее на "обязательность для всех читателей"
   Кстати, сейчас готовится к изданию 6-томник Мандельштама, посмотрим, как он будет продаваться?
- Да какое вы, г-н Глейзер, имеете право судить, к примеру, Щипачёва, с его искренней лирикой?! О Вам подобных замечательно писал Есенин:
   "Бумаги даже замарать и то, как надо, не умеют."...
  -- Живых поэтов судят по худшим стихам, мертвых - по лучшим. На мой взгляд, для того, чтобы остаться поэтом в памяти потомков, вполне достаточно написать ОДНУ ВЫДАЮЩУЮСЯ СТРОКУ. Такие строки есть и у Асадова, и у Щипачёва.
  
    "Любушка, это не его вина, но общая БЕДА: народу ближе мексиканские сериалы, киркоровы и пугачёвы, джо дассены и иглезиасы, и это не в одной только России, это везде." -
   Как тут не вспомнить знаменитое: "Василий Иванович, а в мировом масштабе совладаешь?" В отличие от скромного Василия Ивановича, ответившего:
   "Нет, Петька - языков не знаю..." наш г-н Глейзер безо всяких дополнительных вопросов дает понять: "Никаких проблем!" Ему уже тесно в рамках Российской культуры, ему ЮНЕСКО подавай!
  
   "И всё же, несмотря ни на что, ВЕК ПОЭЗИИ состоялся, и все 12 выпусков ЧЗ - доказательство. А то ли ещё будет?!" -
   Не совсем понятно непосвященным - может быть, свои подборки чужих публикаций на странице "Читальный зал" он приравнивает к ВЕКУ ПОЭЗИИ?

"Ему, Асадову, некуда и не на чем было вырасти.
   Явись он сегодня 20-летним с такими стихами, ему бы и на стихире отказали в признании, хотя 95% стихиры - яблоко от яблони - асадовщина."
Да, вам было куда расти... и ЧТО ВЫРОСЛО?! - "Что выросло, то выросло, того не воротишь..."
   Не только Асадову, но и многим другим нечего делать на сегодняшней стихире - совсем не потому, что там 95% - "асадовщина", а потому, что там нынче верховодит всякий С_Брод.
   Не буду растекаться мыслями по древу и перейду к выводам:
   1. Любая попытка навязать свои вкусовые оценки широкой аудитории бесперспективны.
   2. Единственный результат, достигнутый в очередной раз г-ном Глейзером - демонстрация собственной глупости и отсутствия элементарных приличий. Несмотря на некоторую маскировку, публикация Глейзера очень напоминает известную басню Крылова, впрочем, даже хуже - это надругательство над еще свежей могилой.
   3. Искренняя, безыскусная любовная лирика Асадова составляет разительный контраст с тем современным течением в поэзии, которое было порождено Мандельштамом, Бродским, а ныне более или менее успешно продолжается их эпигонами, к числу которых несомненно относится г-н Глейзер. В основе этого течения лежат:
  -- отсутствие у авторов любви к Родине (в связи с отсутствием Родины);
  -- усложненная формы стихов при отсутствии в них какого-либо содержания.
  --
   Понятно, что это течение не может одержать "полной победы" в русской поэзии,
  несмотря на то, что его представителями захвачены многие командные высоты...
   до тех пор, пока живы люди, похожие на Асадова - люди, творчество которых основано
  не на групповом и материальном интересе, а на испепеляющей сердце Любви.
  
   Интересно, что у Глейзера с Асадовым происходит интересный диалог -
  Глейзер сегодня пишет: " Для того и повесил - ЗЕРКАЛО.... :)))))))))))))))"
  Асадов отвечает ему из прошлого:
   "И лгут зеркала. Не верь зеркалам!
   А верь лишь глазам влюбленным!"
  
   "Любовь -- не веселый бездумный бант
   И не упреки, что бьют под ребра.
   Любить -- это значит иметь талант,
   Может быть, самый большой и добрый." Эдуард Асадов
  
  
   "Не судите, да не судимы будете."

Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Эльденберт "Любовница поневоле"(Любовное фэнтези) Н.Семёнова "Ведьма, к ректору!"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"