Кравцов Игорь Владимирович: другие произведения.

История Дариэля, Чукака и Вайн

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Предыстория для "Входа". Каин Мердер знакомится с Марли, Вайн спасает Чукака, появляется Владимир Железный как представитель МСБ.

  Чукак раздавил о стол вяло тлевший косяк и с трудом поднялся, направившись во двор. Сбив по пути несколько предметов интерьера, наркоман вывалился на улицу, как помои в мусоропровод. Пахнул он также.
   Понурые облака темно-синей крышкой гроба закрывали небо, говоря о близком дожде. Пригород, и так до этого выглядевший не лучшим образом, под грозовыми облаками смотрелся пустым и зловещим, будто в нем и не жили люди. А с другой стороны, какому идиоту захочется выходить на улицу, когда в любую секунду может пойти дождь?
   Но один идиот все-таки нашелся - он тащился по тротуару, с трудом переставляя неслушающиеся ноги и безучастно смотря по сторонам сквозь синие стекла очков, словно восточный мудрец наблюдая за неторопливым течением жизни, что вяло текла вокруг, намеренно обходя Яфема стороной. Ну да, у Небесного Пахана были свои планы на жизнь наркомана, который был Ему для чего-то нужен, причем настолько, что Чукак в один гадский день перестал стареть. Яфем до сих пор не мог разобраться, одарил его НП, или проклял. Если честно, Чукаку было похрену.
   Пригород, называемый жителями центра "Синими кварталами", получил название не из-за большого количества живущих там голубых, а из-за того, что почти каждый день СОБ (Служба Общественной Безопасности) проводила на границе облавы, и другие мероприятия, после которых число местных иногда заметно сокращалось. Так вот, из-за синих эфиролетов СОБ район и стал так называться.
   Жизнь здесь была бурная, но тихая, если знать, с кем можно иметь дела, а с кем - нет. Жители центра удивились бы, узнав, что здесь можно вполне спокойно жить, если не пытаться прыгать выше жопы и заселиться в правильный дом. Дом Чукака и его "творческих друзей" был правильным во всем, включая запасы еды, оборону по периметру и бронеставни на окнах. Дом, скорее походивший на бункер, стоял на территории крупной банды, поэтому за вполне божескую ежемесячную сумму был лишен наездов со стороны шпаны и беспредельщиков. В общем, на Стальной улице жилось спокойно, насколько может быть спокойной жизнь в районе, заселенном отчаявшимися неврастениками, уголовниками и просто людьми, которым все надоело.
   Чукак был из последней группы - все ему надоело очень давно, еще когда он учился в художественном ученичестве. Уже тогда Яфем узнал, как работает мир, и познанное его не обрадовало. Выходило, что он никому не нужен, и его творчество - тоже. Открытие было закреплено постоянными неудачами в деле организации выставок, успехом учеников из центральной части города, и другими гадствами, которые заставили Яфема быстро повзрослеть и потерять интерес к жизни. Так начался переход Чукака на темную сторону искусства, сменившего белый сталепласт центра на серые строительные блоки пригорода.
   Яфем понял, куда идет, только когда увидел перед собой черный готичный силуэт церкви. Несколько месяцев назад Чукак решил, что нужно показать Единому, что "дар принят". Ну, или проклятие - для кого как. Яфем устроился помогать отцу Рофию в благом деле по вправлению мозгов жителям Синих кварталов. Конечно, ничего важного Чукаку не доверили, да он бы и сам отказался, поэтому в задачи Яфема входила уборка прихода и иконописие, или иконописание? В общем, он подметал церковь по вечерам, и писал иконы, по вдохновению.
   У входа Чукака встретила одна из охранниц - крепко сложенная обладательница спортивного тела, больших грудей и постоянного желания трахаться - Ника Шанаса. Каждый вечер она и Яфем устраивались на полу главного зала и насиловали друг друга до полного изнеможения. Это было средство скоротать время и получить удовольствие, тем более что Ника была без комплексов, и позволяла Яфему все. А у Чукака была ОЧЕНЬ богатая фантазия.
   Но сейчас было "утро", насколько позволял назвать "это" утром царивший над пригородом мрак, поэтому Чукак лишь приветливо кивнул похмельной девушке в шинели поверх камуфляжных штанов и тельняшки. Та улыбнулась в ответ, ойкнув, когда проходивший рядом Яфем шлепнул ее по ягодице.
   Так начинался еще один день в жизни обычного бессмертного наркомана, который не знал, что сегодня в городе появился странный приезжий...
  
  Продавцом сегодня работал Макха Пара, грузный темнокожий уроженец не то Иджаны, не то Хекики. У него всегда было дерьмовое настроение, а сегодня утром оно было дерьмовым вдвойне - холодильник сломался, оставив Макху без ритуального холодного пива перед уходом на работу.
   Поэтому когда в магазин со звоном дверного колокольчика вошел покупатель, Пара даже не поднял на того глаз, продолжая читать сводку о состязании по бронеболу на блестящей пластиковой странице журнала.
   Макха был вынужден оторваться от чтения, так как услышал обращенный к нему голос посетителя. С показной неохотой закрывая и откладывая журнал, Пара уже хотел состроить дежурную гримасу, когда наконец бросил недовольный взгляд на покупателя.
   Незнакомец был очень странным - невысокий, стройный, одетый в длинный черный плащ, он казался... или она казалась?.. Макха понял, что не может определить, парень перед ним стоит, или девушка. Судя по утонченному лицу и фигуре выходило второе, по голосу, вроде бы - тоже, но что-то было не так. Это "не так" не выделялось под плащом на уровне груди, а если проще - или незнакомка была такая плоская, или это была вовсе не незнакомка, а жутко женственный парень, что не добавило Паре радости.
  - Вали отсюда, извращенцев не обслуживаем. - буркнул продавец, вновь уткнувшись в журнал.
  На симпатичном лице посетителя мелькнуло недоумение - удивленно моргнули большие выразительные глаза цвета ночи, приоткрылись в неслышном выдохе аккуратные, смазанные блеском губы. Уловив затянувшееся молчание, Макха зло бросил журнал на прилавок и набросился на посетителя:
  - Чего выпялился!? - чуть ли не крикнул Пара. - Никогда не посылали нахрен? Так вот тебе первый опыт - ИДИ НА ХРЕН ОТСЮДА! А то у меня для таких как ты под прилавком верное средство есть. Если сейчас не свалишь - как раз на тебе опробую. Понял?!
  Посетитель снова растерянно моргнул и, не сказав ни слова, грациозно развернулся, выйдя из магазина. Макха лишь самодовольно хмыкнул ему вслед, порадовавшись, что купил дробовик. Единственное, о чем жалел продавец, так это о том, что не испробовал покупку на только что ушедшем посетителе.
  
  Выйдя на улицу, девушка... или парень неторопливо зашагала по темно-серому замусоренному тротуару, удивленно смотря по сторонам. Казалось, она не узнавала этой местности и чувствовала себя неуютно, не зная, куда пойти и у кого спросить совета.
   Услышав частые негромкие хрипы, незнакомка пошла на звук и вскоре увидела лежавшего на тротуаре человека. Разъем на его шее был соединен со стоявшим неподалеку проржавевшим ящиком, на стенках которого все еще проглядывали блеклые выцветшие изображения раздетых женщин. Штаны мужчины были сняты, и семя толчками выплескивалось на иссеченный шрамами живот в такт бившим тело судорогам. Человек корчился от искуственного наслаждения, царапая грязными пальцами залитый пивом и нечистотами тротуар. В этот момент он не ощущал ничего, кроме прожаривавшей до костей страсти - это и был его мир. По крайней мере, до конца сеанса.
  - Прикольно мужика вставило. - раздался позади девушки ироничный смешок.
  Оборачиваясь, незнакомка уже знала, кого увидит. Небесное зрение показало ушедшего во всех подробностях, а зрительная картина лишь дополнила образ - невысокий худощавый обладатель белоснежных волос и озорных ярко-зеленых глаз дружелюбно улыбнулся девушке, спросив:
  - Заблудилась?
  - Да. - после небольшой паузы созналась невольная собеседница.
  - Я - Кет. А ты? - забавно повел острыми ушками ушедший... или скорее ушедшая.
  - Вайн.
  - Вот и познакомились. - бодро констатировала Кет. - Пойдем, я тебя в спокойное место отведу.
  - Зачем? - окончательно растерялась Вайн.
  Кет посмотрела на только что обретенную подругу со смесью удивления и веселья.
  - Ну ты даешь! - усмехнулась Кет, подходя к девушке и беря ту за руку. - Пойдем, пойдем. А то пристанут к тебе какие-нибудь уроды, и оттрахают во все места. А я хочу быть первой. Хи-хи!
  - А кто ты? - задала Вайн вопрос, который могли понять лишь ушедшие. Такие, как она.
  Кет убрала прядь остриженных на уровне шеи волос, показав девушке заплетенную перед ухом косичку. У Вайн была такая же.
  - Ощущениями? - смущенно поинтересовалась Вайн.
  Кет лишь соблазнительно улыбнулась подруге, обвив рукой ее талию и потянув за собой.
  - Нет, скромница, я хочу как без косички.
  - Я раньше так не пробовала. - честно предупредила зардевшаяся Вайн.
  - М-м-м! - Кет нежно чмокнула девушку в щеку. - Не волнуйся, я тебя всему научу. Пойдем, а то скоро дождь начнется.
  
  Чукак в последний раз сдавил член, уронив капли семени на мокрые от пота груди охранницы. Уже год требовавшие починки регуляторы среды нагоняли в центральный зал горячий воздух, превращая церковь в баню, но лежавшие на полу не замечали этого, занимаясь любимым делом уже в третий раз за начало смены.
   Яфем устало повалился на большое мягкое полотенце рядом с Шанасой, чувствуя как Ника прижимается к нему и пытается подбить на очередной заход.
  - Ник, - блаженно прохрипел Чукак. - это - обычный член из плоти и крови, а не трахательный имплантант. Подожди, а?
  Девушка весело улыбнулась, предложив:
  - А давай поставим тебе такой.
  - Железный член?
  - Ага.
  - Нет.
  - Почему?
  - Потому что я тебя затрахаю.
  - А я не против!
  - Да ну, я серьезно не хочу.
  - Да я пошутила. Мне и так хватает.
   Со скрипом растворились высокие массивные створки главной двери, впустив в церковь холодный уличный ветер и двух...
  - Вашу мать! - удивленно воскликнул Чукак, приподнявшись на локте. - Хотя у вас их не бывает.
  - Чу, кто это? - лениво спросила Ника, незаметно сжимая рукоять лежащего под полотенцем пистолета.
  - Не волнуйтесь! - весело сообщила беловолосая гостья, обнимая темную за талию. - Мы только потрахаться, и пойдем дальше.
  - А, ну если так, - ответила успокоившаяся Шанаса, видя как Чукак показывает ей знаками, что все нормально. - тогда давайте к нам.
  - Ух ты, здорово! - воскликнула светлая расстегнув пояс и сбросив к ногам белый плащ. - Давай, раздевайся! - хихикнула Кет, ловко освобождая подругу от одежды. - Сейчас мы такое устроим! Хи!
   Чукаку еще никогда не приходилось трахать ушедшую, поэтому он растерялся, не увидев привычных половых органов и других отверстий. Конечно, оставался рот, но хотелось и "сзади", вот только вставлять там было некуда.
   На помощь наркоману пришла опытная Кет, за пару минут научившая Вайн формировать нужные щели с требуемой влажностью, и дело пошло.
   Вайн удивилась, когда кроме Яфема к ней пристроилась и Кет, попросив создать еще одно отверстие, поменьше и не такое скользкое, после чего беловолосая тут же вошла туда ее только что появившимся членом.
   Темноволосая красавица с интересом прислушивалась к ощущениям, чувствуя как внутри нее ходят две горячие штуки и ощущая ритмичные толчки, сопровождавшие их движение. А потом Кет соединила сознания и передала всем такой оргазм, что трое долго лежали на полу, пытаясь придти в себя после пережитого.
   Ника тоже взяла свое, когда ей вплотную занялись Вайн и Кет. Чукак в это время отсыпался в соседней комнате, потому что, в отличие от ушедших, был не чуждым усталости человеком, хоть и бессмертным.
  
  Каин проснулся за рабочим столом. В последнее время так случалось все чаще, и Мердер уже стал привыкать к своему утреннему отражению в зеркале с красным пятном от сенсорной клавиатуры на одной из щек. Но сегодня у Каина не было сил даже на то, чтобы встать и проковылять в ванную - ночной штурм информационного хранилища истощил его до предела. Стимуляторы и обезболивающее перестали действовать несколько часов назад, оставив в голове ломящую боль, взрывами растекавшуюся по телу от каждого резкого движения. Шейное приращение ледяным штырем врезалось в основание черепа, напоминая огромную, застрявшую в голове сосульку, которая и не собиралась таять. Обычно спокойный желудок дергался в бессистемных спазмах, грозя выплеснуть на старый растрескавшийся линолеум второпях проглоченные ночные плитки концентратов.
   Обычно от всего этого помогала пара впрыскиваний и хорошая чашка кофе, но препарат закончился на еще прошлой неделе, а без него кофе не приносило никакого облегчения. Оставалось одно непроверенное средство - поход к Пауку.
   Пауком местные называли симпатичного доброго киберлекаря Яра Мафеева, о котором упорно ходили слухи, что на самом деле он является сменившей пол девушкой. Каина никогда не интересовали подробности личной жизни улыбчивого светловолосого парня, но одно он знал точно - Паук вытащит тебя из любой жопы, как бы глубоко туда не запихала тебя жизнь. Яр был настоящим волшебником, спасая жизни казалось бы безнадежно зажаренных ломов, трикстеров и других жителей сверхсети, пользуясь всеобщей признательностью и уважением. Если кто сейчас и мог быстро поставить Мердера на ноги, так это был Паук, и именно к нему Каин собирался направиться.
   Сразу пойти не вышло - дрожащие ноги и сбившееся дыхание повалили Каина на пол, не дав сделать и нескольких шагов. Полежав несколько минут на захламленном полу и послушав свое хриплое дыхание, Мердер залез в карман подрагивающей рукой и, нащупав таблетку стимулятора, со второй попытки засунул ее в рот.
   Эффект был не таким сильным, как ночью - организму было уже неоткуда брать хоть какие-то силы, но в голове стало немного яснее, а руки перестали мелко трястись, лишь изредка подрагивая в такт бьющим тело судорогам. Это позволило Каину с трудом подняться и доползти до кровати, на которой беспорядочной грудой валялась одежда.
   На влезание в потертые армейские штаны, натягивание черной майки и попадание в рукава плаща ушло около получаса. В сравнении с этим, застегивание липучек на высоких ботинках показалось скоротстным заездом на эфиролетах. Последовавшее разглядывание себя в зеркало не показало ничего нового - то же усталое лицо с покрытым щетиной подбородком, давно не стираная черная бандана, закрывавшая обритую голову, тусклое свечение имплантанта в левой глазнице, и перечеркивающий бровь шрам на память о штурмовых войсках.
   Убедившись, что хуже выглядеть уже нельзя, Мердер надвинул повязку на глазной имплантант и вышел из заваленной компьютерными железками дыры, которая по документам не иначе как с иронией звалась "однокомнатной квартирой".
   Улица встретила Каина темно-синими облаками, влажным воздухом и холодным ветром, гонявшим по тротуару бумажный мусор и помятые одноразовые стаканчики - близость забегаловки давала о себе знать.
   Посмотрев на чернеющие небеса, Мердер невесело усмехнулся, хрипло процитировав: "И разверзнутся Небеса, и ангелы явятся, чтобы карать грехи мира сего". На его беду эти слова услышала стоявшая рядом парочка, принявшая Каина за священника.
  - Святой отец! - с уважением обратился к Мердеру парнишка с веселым зеленым ирокезом.
  Каин было хотел послать заблудшее чадо, но потом подумал, что в жизни и без этого много дерьма.
  - Слушаю тебя, сын мой. - решил побыть духовным лицом Каин.
  Вместо замявшегося парня разговор продолжила его подружка - миловидная синеволосая девчонка в тертой косухе с забавным брелоком в виде чертенка с торчащими из задницы вилами, привешенным на застежку молнии.
  - Обвенчайте нас, пожалуйста! - выпалила она и выжидательно уставилась на "священника".
  Мердер внушительно посмотрел на влюбленных.
  - Вы серьезны в своем решении?
  - Да! - дружно воскликнули будущие молодожены, поняв, что святой отец, в принципе, не против.
  - Тогда дайте мне ваши руки.
  Парень и девушка с готовностью протянули Каину руки, которые тот соединил и накрыл своей. После этого Мердер дотронулся до висевшего на на груди нательного меча и торжественно начал:
  - Дети мои, ваша любовь - священна. Превыше всего ценится она Единым, и благи те, кто преумножает ее в сердцах своих, и делится ею с ближним своим. Коли чисты помыслы ваши, и любовь ваша сильна, согласны ли вы пред лицом Единого вступить во священный союз?
  - Да!!! - снова воскликнули влюбленные.
  - Тогда огласите мне ваши имена.
  - Ивнем. - тут же ответил парень.
  - Авета. - отозвалась девушка.
  Каин закрыл глаза и звучно произнес:
  - Единый! Услышь сей зов и презри на детей твоих! Благослови союз Ивнема и Аветы, скрепи силою своею несокрушимой, защити и охрани ото зла, помоги им в мире и скорби, как и всем признавшим тебя помогаешь. Славься, Единый великий! Да будет так!
  Сказав это, Мердер отпустил руки молодоженов и осенил их знаком Небесного Меча.
  - Да благословит вас Единый.
  Только что ставшие мужем и женой благодарно поклонились Каину, и еще долго провожали Мердера доброжелательными взглядами, пока тот не скрылся за ближайшим углом.
   Увидев, что пара скрылась из вида, Каин тяжело привалился к обклеенной старыми объявлениями стене и изможденно съехал на корточки, прошуршав спиной по разноцветным пластиковым листкам.
   Почему-то после каждого совершения одного из обрядов Мердеру становилось так плохо, что он начинал готовиться умирать. Толи Единому не нравилось, когда за дело брались ненастоящие священники, толи Каин делал что-то не так, но Небесный Вседержитель каждый раз явно показывал самозванцу, что тому пора кончать играть чужие роли. Но Мердер не мог остановиться - каждый раз его неумолимо тянуло помогать, молиться за кого-нибудь, венчать и делать другие вещи, положенные священникам. Каин уже всерьез начинал задумываться над тем, чтобы пойти к отцу Рофию и официально оформить свою деятельность, став настоящим служителем. Так было бы правильно, но этого ему не хотелось. Почему-то Мердер упорно избегал церквей, чувствуя рядом с ними такую неприязнь, что терпеть ее долго у него никогда не получалось, а уж чтобы зайти и поговорить со святым отцом... Нет, только подойти к нему на улице, только так.
   Отдышавшись и стерев с лица выступивший пот, Каин зашагал дальше, мимоходом подумывая о том, чтобы сделать себе посох - с ним передвигаться в таком состоянии было бы гораздо проще. Правда, он бы окончательно перенял образ уличного священника, но все лучше, чем передвигаться шатаясь и бояться в любой миг свалиться на тротуар, потеряв сознание.
   Паук жил в просторной подземной мастерской, находившейся прямо под зданием заброшенного завода, теперь использовавшегося как жилой дом. Он редко бывал дома, но даже когда бывал, достучаться до Яра было непросто - от любимых железок Паука мог отвлечь разве что ядерный взрыв. Но у Каина не было выбора, и он решил попробовать.
   Мердер уже собирался нажать кнопку связи, заменявшую звонок, когда массивная бронедверь зашипела гидравликой и отъехала в сторону, открыв удивленному Каину вход в мастерскую.
  - Заходи! - донесся до Мердера звонкий жизнерадостный голос.
  Каина настолько мутило, что он забыл про недавнее удивление и проковылял внутрь, услышав как за спиной лязгнула закрывшаяся дверь.
  - Сейчас я освобожусь, а ты пока заходи и рассказывай, в чем проблема. - раздался все тот же голос из-за занавески, делившей большое помещение на две части.
  Мердер доковылял до края перегородки и зашел на рабочую половину, где за столом в окружении железок колдовал Паук.
   Каин видел Яра впервые, и сразу же поверил в слух про смену пола. Невысокий стройный парень с загорелой кожей и хвостом пшеничных волос ни каким боком не производил мужественного впечатления, особенно учитывая длинные ресницы и обтянутую джинсами чисто девчоночью попку. Оказалось, что некоторые слухи все-таки бывают правдивыми.
   Мердер еще раз взглянул на "Яра", который скорее всего был Яной, и поздоровался.
  - Эм-м, всем привет. - просипел Каин, в мыслях ругая пересохшее горло.
  - Привет! - дружелюбно улыбнулся Паук, вытирая руки о заляпанную смазкой тряпку. - Садись и рассказывай, что болит. - кивнул парень на стоявшее рядом кресло.
  Устроившись поудобнее, насколько это позволяли рвотные позывы и раскалывающаяся голова, Каин заговорил:
  - Вчера я всю ночь работал в сети. Жутко устал. Утром начались судороги, шейное приращение - как нож в мозгах, тошнит...
  Паук вдруг замер, нахмурил тонкие брови и быстро подошел к Мердеру, бросив незаконченную работу.
  - Сознание недавно терял? - склонился над гостем Яр, с тревогой заглядывая Каину в глаза.
  - Почти. Еле удержался.
  - Какие стимуляторы принимал?
  - "Двадцать четыре", "Сатикон", "Шальные десять". - начал перечислять Мердер.
  - Нет, я не про эти. - перебил Каина Мафеев. - Какие из ТЕХ стимуляторов?
  Мердер удивленно посмотрел в фиалковые глаза Яра, но увидел лишь заботу и искреннюю тревогу за здоровье больного.
  - Откуда знаешь? - все-таки спросил Каин.
  Паук снова нахмурился и нравоучительно произнес, будто отчитывая непонятливого ребенка:
  - Ты думаешь, один такой? Каждый месяц минимум двое приходят. Некоторых - привозят. Где вы только _такое_ берете. Это же... - Яр запнулся, не находя слов. - Ты понимаешь, что у нас этого сделать нельзя!?
  - Где "у нас"?
  - Да везде. Во всех мирах таких технологий нет.
  - Но откуда-то оно ведь берется. - невесело усмехнулся Каин.
  - Лучше бы не бралось. - грустно буркнул Паук, кладя узкую ладошку на лоб Мердера. - Помолчи пока.
  Каин покорно замолчал и стал ждать, прислушиваясь к ощущениям. Через несколько секунд он с удивлением заметил, что головная боль начала уменьшаться, желудок перестал выпрыгивать изо рта, и даже шейное приращение из огромной сосульки превратилось в маленькую холодную иголку. Происходило что-то невероятное - Паук не использовал ни одного впрыскивателя, сканера или другого постороннего предмета!
   Каин еле удержался от одобрительных комментариев в сторону методов Яра, вовремя вспомнив о запрете и отложив восторги до конца процедуры, смысла которой он не понимал, зато явственно ощущал результат.
   Когда Паук убрал руку, Мердер почувствовал себя если не прекрасно, то уж точно гораздо лучше, чем пару часов назад. Боль и судороги ушли, осталась лишь слабость и легкая головная боль, о чем Каин и сказал Яру, добавив пару восторженных отзывов и несколько профессиональных комплиментов. Паук смущенно опустил глаза, став еще больше похожим на девушку.
  - Да ладно... Хорошо, что ты вовремя пришел. Если бы опоздал - было бы хуже.
  - Спасибо. - еще раз поблагодарил Каин. - О тебе действительно правду говорят - вылечишь кого угодно.
  - Если бы. - смущенно улыбнулся Яр. - Не такой уж я и спец, когда доходит до простых людей.
  - Так ты правда лечишь только имплантированных?
  - Да, - кивнул Паук, тряхнув длинной челкой. - Только с железками внутри. Других так не получается.
  - А откуда это у тебя?
  - Не знаю. - ответил Мафеев, помогая Каину подняться с кресла. - Несколько лет назад появилось. Просто получается, и все.
  - Мне бы так. - слабо улыбнулся Каин.
  - Если еще заболит - приходи. - сказал Яр, серьезно глядя Каину в глаза. - Я тебе сейчас контакт дам, если меня не будет дома - звони в любое время.
  - Теперь понятно, почему ты так редко у себя бываешь. - с уважением произнес Мердер, отметив, как комично смотрится серьезное выражение на утонченном личике Паука. - Спасибо огромное. Сейчас таких как ты почти не осталось, особенно у нас.
  - Хватит уже благодарить. - потребовал покрасневший до ушей Яр. - Давай УС.
  Протягивая Пауку черный прямоугольник УС'а, Каин вдруг понял, что Яр ему нравится. В моральном смысле. Таких как он действительно почти не встречалось в Синих кварталах, да и во всем Себастионе.
  - Зачем ты ходил на штурм? - вдруг спросил Паук, не отрываясь от занесения контакта в адресную книгу.
  От этих слов Каин дернулся, посмотрев расширившимися глазами на замолчавшего целителя.
  - Так было надо... - ответил Мердер не своим голосом, боясь, что Яр спросил совсем про другое.
  - Тебе негде работать?.. - Паук с сочувствием глянул на бывшего пациента. - Хочешь, я помогу?
  - Как? - только и смог выдавить из себя Мердер.
  Яр на секунду замялся, но все же сказал:
  - У меня тут много работы, и я не успеваю все делать. Мне очень нужен помощник.
  Замолчав, Паук выжидательно посмотрел на Каина. Вопреки его ожиданиям, Мердер почти не размышлял над предложением.
  - Знаешь, наверное Единый все-таки меня за что-то любит. - улыбнулся Каин работодателю. - Конечно я помогу.
  - Правда? - переспросил повеселевший Яр, который выглядел так, как будто с его хрупких плеч упала гора.
  - Конечно. По железкам я не особый спец, но по программам помогу всем, чем смогу. - подтвердил свои намерения Каин. - Какое у тебя расписание, и когда приходить?
  - Только... я много платить не смогу. - признался Мафеев, с опаской ожидая реакции Мердера.
  - Да без разницы. - отмахнулся Каин. - Так когда начинать?
  Яр благодарно посмотрел на Мердера, и вдруг весело сказал:
  - Сначала надо начать с тебя. Ты когда последний раз кибертехнику показывался?
  После некоторой паузы Каин честно признался:
  - Эм-м, давно.
  - Тогда раздевайся и давай на стол! Сейчас будем тебя смотреть.
  Паук жестом пригласил Мердера лечь на стол, предварительно расстелив там тонкий матрас и накрыв его гигиеническим покрывалом. Каин сразу почувствовал себя как в операционной, особенно когда Паук зажег над ним хирургические лампы.
  - Мама. - притворно испугался Мердер, глядя как Яр накидывает поверх зеленой майки белоснежный халат и одевает перчатки.
  - Не бойся, я кибертехник, а не проктолог. - хихикнул Паук, подходя к столу. - Ой...
  Каин грустно вздохнул, глядя на расширившиеся от удивления глаза Мафеева. Почти все, кто видел его тело, реагировали также. Война не проходит незаметно, особенно для штурмовиков.
  - Если неприятно, давай я оденусь. - предложил Каин, понимая, что может чувствовать обычный человек при виде стольких шрамов и ожогов.
  - Нет нет, не надо! - поспешно ответил Мафеев.
  - Ты меня не обидишь. - понял Яра Мердер. - Всем неприятно, в этом нет ничего такого.
  - Нет... извини... я просто такого никогда не видел. - ответил Паук, удержав руку Каина, потянувшуюся за плащом.
  Даже через резину перчаток прикосновения Яра были нежными и аккуратными. Ну зачем эта дурочка поменяла пол...
  - Ладно. - кивнул Мердер.
  - С чего начнем? - решил побыстрее сменить тему Паук.
  - Давай с руки. У нее в последнее время обратная связь плохо работает.
  - Вот здесь открывается?
  - Ага. Влево поверни.
  - А, ясно.
  Яр аккуратно спустил до запястья слой искусственной кожи, и открыл протез, склонившись над ним, как настоящий хирург во время операции склоняется над пациентом.
  - М-м-м... Ну и ну... Как она у тебя вообще работает!?..
  - Да нормально, только иногда заскоки случаются.
  - Тебе повезло, что протез очень качественный. - заявил Яр с нравоучительными нотками в голосе. - Обычный бы уже давно отключился - элементы питания почти на нулях, проводку нужно подпаять... Что ты ей делал?!
  - Ну-у, падал на нее пару раз...
  - А если честно? - строго нахмурился Паук.
  Каин не смог удержаться от улыбки.
  - Можно я потом тебя сфотографирую с таким лицом?
  - Зачем? - не понял Мафеев.
  - Ты так прикольно выглядишь, когда хмуришься. - улыбнулся Мердер. - Я хочу запечатлеть на память.
  Щеки Яра вспыхнули, и он поспешил нагнуться к разобранной руке.
  - Я тебе серьезные вещи говорю, а ты про фотографии! - для вида бркнул Паук.
  - Извини, но это действительно немного весело. - покаялся Мердер. - Ты слишком добрый для такого лица.
  - Спасибо. - буркнули из-под пшеничной челки.
  - Пож... ай!
  - Вот про это я тебе и говорил. - торжествующе заявил Мафеев. - Еще пара таких "падений", и сбился бы регулятор! Импульс бы увеличился в двадцать раз - это гарантированный болевой шок.
  - А блокираторов там что, не стоит? - удивился Каин.
  - На их питание заряда не хватает - энергия распределяется лишь по ключевым узлам.
  - Блин.
  - Сейчас посмотрю, что еще не так, а потом батареи заменим.
  - А у тебя есть армейские?
  - Есть. Почти все нелегальные на них работают.
  - Да ты у нас просто король черных целителей. - усмехнулся Мердер.
  - Приходится.
  - Слушай, а откуда ты тут взялся? - вдруг спросил Каин. - Если не хочешь, конечно, не отвечай. Просто... ты здесь как будто из другого мира.
  Паук надолго замолчал, был слышен лишь легкий скрежет и щелчки проверяемого протеза. наконец Мафеев ответил:
  - Считай, что я действительно из другого мира.
  - Угу. Я тоже сначала не здесь жил. И вообще по образованию я... БЛ?!!!..
  - Ой, извини! - испуганно воскликнул Яр, что-то быстро меняя в настройках протеза через подключенный к нему рабочий модуль. - Я не знал, что там двойной усилитель сигнала... Не сильно больно было?
  - Э-э, как тебе сказать. Повторять не хочется.
  - Извини. Заговорился, и отвлекся.
  - Да я тебя и заговорил. Все, молчу.
  - Не получится.
  - Что, еще один усилитель!? - шутливо испугался Каин.
  - Нет. - с улыбкой пояснил Яр. - Ты должен будешь говорить мне об изменениях в обратной связи и других функциях.
  - Хорошо.
  - Так, а это... Ух ты! Это у тебя полностью военная модель! - удивленно воскликнул Мафеев.
  - Ну да. Как-никак в армии ставили.
  - Да, но там больше десяти типов протезов есть, а этот - боевой!
  - Это потому что меня после ранения не отправили на гражданку. - пояснил Мердер. - Я потом еще год с этой штукой служил.
  - До сих пор пользуешься? - скорее утвердительно произнес Яр, разглядывая скрытый в предплечье ствол с магазином и механизмом перезаряжания.
  - С волками жить...
  - Понимаю... Я немного переделать могу, чтобы отдача на электронику не влияла.
  - Да?! А наш техник говорил, что лучше сделать не получится.
  - Плохой он был техник. - проворчал Мафеев. - Я за день сделаю. Ну, если не отвлекаться.
  - С твоей-то работой?
  - Ну-у, за два. - согласился Паук. - Максимум.
  - Да ладно, не надо. Ты лучше больным помогай.
  - Ты тоже не очень здоровый. - упрямо заявил Яр и, отсоединив протез, потащил его к рабочему столу, положив в кучку "срочных заказов".
  - Помогите, грабят.
  - Не бойся, верну. - улыбнулся Паук. - Давай посмотрю, что еще нужно чинить.
  Яр расположил руку ладонью к Мердеру и, сняв перчатку, стал медленно ей водить, чуть касаясь изрезанной кожи. Каин почувствовал исходящее от руки приятное тепло, а еще... вот блин!!! Мердер залился краской и стал тщетно пытаться думать о чем-нибудь отвлеченном - странная целительная сила Мафеева, как оказалось, действовала еще и как стимулятор. И если общий подъем настроения можно было скрыть, то подъем висевшей между ног штуки можно было разве что прикрыть шляпой, но шляп Мердер, к сожалению, не носил.
   Естественно, мощная эрекция не осталась незамеченной смущенно хихикнувшим Яром.
  - Здесь у тебя точно все в порядке. - прокомментировал вновь покрасневший Паук, окончательно убедив Каина в своем девичьем прошлом.
  - Гхм, это тепло так действует.
  - Да, такое всегда во время осмотра происходит. - понимающе улыбнулся Яр.
  - Предупреждать надо.
  - Извини, забыл. - виновато улыбнулся Паук. - Считай, это тебе страшная месть за фотографию.
  - Вот теперь я тебя точно сфотографирую. - буркнул Каин.
  - Подожди... и внутренние органы тоже!?
  - Да... Почти вся левая половина тела, кроме ноги.
  Яр с сочувствием посмотрел на Мердера, осторожно проведя пальцами по длинным неровным шрамам.
  - Как же тебя так...
  - В бою. - нехотя ответил Каин, дав понять, что пока тема остается закрытой.
   Оставшуюся часть осмотра Паук молчал, делая пометки на экране рабочего модуля и продолжая водить рукой над телом Мердера. Все это время эрекция и не думала спадать, заставляя Каина чувствовать себя полным идиотом. Хотя... уж лучше от волшебного тепла, чем от вида гладкой загоревшей кожи, стройных ножек и милой мордашки. "Каин, ты - сраный извращенец" - неутешительно констатировал Мердер - "Даже учитывая то, что этот парень стопроцентно был девушкой". Но тут же в голову полезли совсем другие мысли: "Интересно, что у нее... него ТАМ? Может быть, она изменилась не до конца?.. Бр-р!!! Каин! Приди в себя! От тебя осталась половина, да и та вся изуродована! А нянчится она с тобой только из жалости, так что кончай членом размахивать!". И как не прискорбно было Мердеру соглашаться с доводами внутреннего голоса, тот гад был абсолютно прав.
  
  Вагон был забит возвращавшимися с заработков жителями Синих кварталов, которые к концу рабочего дня представляли собой злую измотанную неразговорчивую толпу, занятую лишь одной мыслью - где найти работу на завтра.
   Здесь можно было встретить мелких распространителей дури, торговцев черными программами, шлюх, вышибал и представителей других не очень уважаемых в Центре профессий. Им не повезло родиться в семье главы фирмы или преуспевающего судебного защитника, поэтому "детям улиц" приходилось работать на тех, кому повезло родиться где надо.
   В углу, среди подвыпивших охранников и вышибал сидел рослый атлет с ежиком седых волос и суровым выражением на широкоскулом лице. Поношенный светло-зеленый плащ военного покроя и несколько выцветших нашивок говорили окружающим о том, что перед ними - ветеран, но окружающим было все равно - среди пассажиров было полно бывших военных.
   На вид седому было около тридцати, хотя точно сказать было сложно - война быстро старила людей. Что действительно выглядело молодым, так это его карие глаза, зорко бегавшие по лицам окружающих, словно заглядывая в мысли и читая души как раскрытые книги. Если это и было так, то бывшему военному попадались в основном трах-журналы и книжки ужасов - пассажиры поезда не отличались утонченным внутренним миром. Да и откуда тому было взяться у сидевших без денег, озлобленных на весь мир отбросов общества.
   Вагон дернулся, качнулся назад и замер, проводив вываливших на станцию рабочих злым шипением гидравлики. Седой вышел последним, легко забросил за спину кажущуюся неподъемной темно-зеленую армейскую сумку и внимательно огляделся в поисках развозчика. Тот не заставил себя ждать, появившись перед атлетом в виде крепко сложенного улыбчивого нордмана с лихо сдвинутой на бок кепкой, на которой в скупых вечерних лучах поблескивала эмблема ВВС Нордланда.
  - Привет союзникам! - добродушно улыбнулся отставной летчик, шутливо козырнув кивнувшему в ответ седому. - Куда подбросить?
  Увидев замешательство на лице приезжего, нордман весело констатировал:
  - А, в первый раз здесь, что ли? Тогда давай до постоялого подкину, а там уже разберешься.
  - И сколько возьмешь?
  Развозчик задумался, а потом вдруг махнул рукой, заявив:
  - Да нисколько не возьму. Пошли, я тебе свою машину покажу - зверь!
  Седой удивленно приподнял брови.
  - Что, совсем нисколько?
  Бывший летчик кивнул, тряхнув выбившимся из-под кепки белобрысым чубом.
  - Ага. Ваши штурмовики меня два раза из плена спасали! Какие, нахрен, кани! Пошли, а то еще движок надо прогреть.
   Эфиролет у Гюнтера Кляйна (так звали разговорчивого нордмана) и правда был отличным - военной модели, с улучшенными двигателями, он лихо носился над улицами, полностью соответствуя темпераменту хозяина, который был еще тем лихачом.
   Между седым, назвавшимся Владимиром Железным, и Гюнтером сразу установились хорошие отношения. Толи дело было в объединившей всех войне, толи двое просто сошлись характерами, но разговор шел хорошо.
  - А я смотрю, кто приехал, и тут опа! - оживленно тараторил Кляйн. - Думаю, ну наконец-то настоящий вояка появился!
  - А что, - поинтересовался Железный. - много левых?
  Нордман скривился так, словно съел два раза просроченный паек.
  - Да до жопы! - Гюнтер зло фыркнул, дав по газам. - Понаехало этих сраных наемников! Форму напялили, награды прикрутили, и ходят теперь, строят из себя не знаю что.
  - А СОБ? - удивился Владимир.
  Кляйн лишь с досадой махнул рукой.
  - А что СОБ... Они к нам вообще не суются, или такой толпой, что о ее прибытии за неделю знают. Да ладно, хрен с наградами, еще можно стерпеть, но эти гады льготы требуют! - взорвался Гюнтер.
  - Так записи же есть.
  - Нету ничего. Половину архивов отступники уничтожили, половину - наши сами потеряли. А теперь приходит в управление какой-нибудь наемник, бухает на стол протез, и пособие требует! И ведь не проверишь, правда он воевал, или на нейтральной полосе экипажи "коров" расстреливал! Тьфу, шайсэ!
  - Хоть отступников вычислять научились. - вспомнил Железный, чтобы хоть немного подбодрить летчика. - Ни одна мразь теперь не уйдет.
  - Это да. - довольно кивнул Гюнтер. - Представляешь, на прошлой неделе двоих МСБ'эшники грохнули!
  - Да ну!? - обрадовано встрепенулся Владимир. - Молодцы! Я всегда говорил, что в МСБ настоящие мужики служат.
  - Это точно. - подтвердил Кляйн. - На них тут половина порядка держится, а в Темной только из-за них и можно по улицам ходить.
  - А что, уроды всякие шалят?
  - Нечисть. - ответил поежившийся Гюнтер. - Я там стараюсь не летать - можно помереть за просто так.
  - Все-таки у нас в штурме было просто, - покачал головой Железный. - Ни скверны, ни духов. Мертвецы, правда, попадались пару раз, но в основном - без всяких этих вампиров и прочей хрени.
  - А где именно в штурме служил? - поинтересовался Кляйн, огибая приваренную к крыше антенну. - Вот блин! Кто только это ограничение высоты полета придумал!
  - Шестой десантный.
  Гюнтер вдруг сбавил скорость почти до нуля и ошарашено уставился на Владимира, словно в первый раз того увидел.
  - Шестой!? У вас еще знак был - пе...
  - Перекрещенные автоматы. - усмехнулся седой. - Да, а что?
  - Как что?!! - взревел обрадованный нордман. - Это же вы меня во второй раз спасли!!! Да я вашим пацанам по гроб обязан!!!
  - Да ладно. - отмахнулся Владимир. - Ваши нас тоже из таких жоп вытаскивали...
  - Нет, это не то! - не унимался Кляйн. - Ты был, когда шестой Психозону брал?
  - Ну был. - кивнул седой. - Так ты что... на Психушке сидел?!
  - Да! - в избытке чувств выпалил Гюнтер. - И ты, получается, меня спасал!
  - Получается так. - усмехнулся Владимир. - Вот где бы еще встретились, а?
  - Нет, ну это ТОЧНО надо отметить! У тебя на ночь дел никаких нет?
  - Откуда?
  - Отлично! Тогда сейчас поселим тебя у одной моей знакомой, а потом завалимся в бирштубэ и напьемся как механики! Идет?!
  Железный весело улыбнулся.
  - Идет!
   Кляйн приземлил эфиролет в районе, который можно было назвать спальным. С поправкой на общую репутацию Синих кварталов, конечно. Здесь не так часто стреляли и, как потом выяснилось, можно было даже гулять по ночам, что говорило о силе державшей этот район группировки.
   Эфиролет приземлился на архаичную заасфальтированную проезжую часть рядом с большим, огороженным забором зданием в нихонском стиле. Именно туда и повел Гюнтер своего новообретенного спасителя, наказав тому молчать, и предоставить ему договариваться насчет жилья.
   Пройдя в ворота с вывеской "Школа вечного света", написанной стилизованными под иероглифы буквами, гости вошли в просторный внутренний двор с миниатюрным прудом и растущими по периметру деревьями.
  - Ну как? - с гордостью хмыкнул Кляйн, словно все здесь представленное было его рук делом.
  - Красиво. - честно ответил Владимир. - Мне мой старый дом напоминает - у нас там тоже рядом небольшой сад был.
  - Подожди, я сейчас хозяйку приведу. - сказал Гюнтер и скрылся в доме, откуда донесся его голос: - Са-а-ку-ра-а-а! Ты дома?
  Владимир удивленно хмыкнул.
  - А нихонку как сюда занесло?.. - еле слышно произнес Железный, с любопытством глядя на дверь в ожидании хозяйки.
  - Я решила основать здесь школу.
  Голос владелицы дома прозвучал так неожиданно, что Владимир на автомате крутанулся, приняв боевую стойку. За ним стояла привлекательная девушка среднего роста, укутанная в длинный кофейный плащ нихонского сотника. Подвешенный к поясу меч командующего окончательно убедил Владимира в том, что перед ним - еще один ветеран проклятой всеми войны.
   Нихонка с легкой улыбкой разглядывала Железного добрыми, чуть прищуренными карими глазами, будто смотрела не на лицо, а в душу. Наконец она моргнула и протянула Владимиру руку.
  - Сакура Кавамура.
  - Владимир Железный. - ответил на рукопожатие седой, в свою очередь изучая хозяйку.
  - Я рада, что здесь будет жить такой человек, как ты. - вдруг с уважением произнесла Сакура, глядя в глаза Железному.
  Владимир начал подозревать нихонку в обладании небесными способностями с того момента, как увидел ее глаза. Сейчас же он окончательно убедился в том, что Кавамура может читать разум. Железный тоже это умел, но Сакура _не отображалась_ в режиме просмотра, словно перед Владимиром никого не было. Такой уровень маскировки был доступен единицам во всех мирах.
  - Не думал, что встречу здесь мастера такого уровня. - честно признался седой.
  - Извини. - вместо ответа произнесла Кавамура. - Я должна была узнать, кто ты.
  - Забыли. - примирительно хмыкнул Железный. - Но больше не лезь без спроса, ладно?
  На губах Сакуры появилась благодарная улыбка.
  - Обещаю.
  - Ну-у, тогда давай о приземленных материях. - усмехнулся седой. - Сколько будешь брать в месяц?
  - Нисколько. - чуть улыбнулась девушка. - И я хотела бы предложить тебе работу.
  - У вас здесь что, ходит вирус альтруизма? - спросил удивленный Владимир, не понимая причин такого поголовного человеколюбия.
  - Если бы. - грустно усмехнулась Кавамура. - Просто я хочу, чтобы здесь стало больше хороших людей. А если не хороших, то хотя бы нормальных.
  - И что за работа? - после небольшой паузы спросил Железный.
  - Просто оставайся здесь жить, и помоги мне с учениками. - ответила девушка, выжидательно посмотрев на Владимира.
  - Не уверен, что получится. - задумчиво произнес Железный. - Но попробовать можно.
  
  Когда Каин вышел из мастерской Яра, на улице уже стало темнеть, хотя из-за туч вечер мало чем отличался от утра. Ветер и не думал спадать, еще сильнее носясь по улицам и гоняя по тротуарам кучи хлама. Мердеру пришлось запахнуть плащ и свернуть с главной улицы - ощущение постоянно бьющих в лицо потоков ледяного воздуха было сложно назвать приятным.
   Штурмовик не торопясь мерил большими рифлеными подошвами асфальт тротуара, наблюдая как на том появляются маленькие темные пятнышки.
  - Мда.
  Каин уже давно хотел сменить плащ на другой, с капюшоном, но никак руки не доходили, и теперь ему предстояло пожинать плоды своей нерасторопности.
   Мердер уже хотел пуститься в долгое ворчание по поводу глобальной несправедливости, когда услышал приближающийся топот. Каин успел повернуться на звук как раз тогда, когда из-за угла вылетела растрепанная рыжая девушка в летческом комбинезоне. Вид у нее был такой, словно она уже пробежала две улицы, и собиралась продолжать в том же духе.
   Увидев Мердера, рыжая со всех ног бросилась к нему, а миг спустя показались ее преследователи. Каину потребовался всего один взгляд на компанию ужратых беспредельщиков чтобы понять - день не удался.
   Дело в том, что кроме своей "чудесной" руки Мердер не носил другого оружия - для комфортной повседневной жизни ему хватало стреляющего протеза. Но сейчас тот лежал на рабочем столе Паука, чем сильно осложнил существование хозяину.
  - Помогите! Они меня убить хотят! - спряталась за Каина девушка, намертво вцепившись в его плащ.
  За те несколько секунд, пока шестеро бежали до Мердера, Каин успел подумать: "И какого она решила за меня прятаться? Я что, так благородно выгляжу, или у нее от страха мозги поехали? А если бы я с ними за одно был? Бр-р, разгребай теперь это дерьмо...".
   Напали без предварительного "наезда", что говорило о количестве выпитого спиртного - даже без руки Каин выглядел суровым широкоплечим качком, и будь компания потрезвее, задалась бы вопросом "где таких тренируют".
   Тренировали Мердера в главном воинском ученичестве Гарадра по программе штурмового десанта, где учили двум самым важным на поле боя вещам - убивать и выживать. Оба умения сейчас пришлись очень кстати.
   Отпихнув девушку к стене, Каин швырнул скомканный плащ в лицо ближайшему нападавшему и добавил ногой, отправив того лежать под хруст сломанной челюсти. Следом, получив кулаком в кадык, упал второй член банды. Третий зашел сзади и со всей силы воткнул нож в спину Мердера. Точнее, хотел воткнуть - каленое лезвие звонко сломалось о кажущуюся обычной кожу. Когда обломок клинка звякнул об асфальт, его хозяин уже лежал там.
   Один из нападавших сунул руку за пазуху, но Каин успел подобрать с тротуара кусок ножа и швырнуть в неудавшегося стрелка, попутно увернувшись от удара ногой.
   Видя, как их собутыльник с хрипом оседает на проезжую часть, оставшиеся в живых развернулись и попытались убежать, но Мердер успел подскочить к бьющемуся в агонии "стрелку", выхватить из-под его куртки пистолет и сделать два прицельных выстрела.
   Когда грохот стих, воцарилась неестественная тишина, нарушаемая лишь тяжелым дыханием штурмовика и тихими всхлипами неудавшейся жертвы.
   Поднявшийся с колена Мердер глянул на дрожавшую словно от озноба рыжую, мрачно поинтересовавшись:
  - Эй. Ты там еще живая?
  Испуганно разглядывавшая трупы девчонка не сразу поняла, что обращаются к ней.
  - ...А?
  Вздохнув, Каин подошел к рыжей и повторил вопрос, сунув ей поднятый по дороге плащ.
  - Как состояние? Ранения есть?
  - Н-нет.
  Мердер пригляделся к спасенной, увидев то, что и ожидал - до смерти перепуганную девчонку лет девятнадцати-двадцати, шмыгавшую носом и не сводившую широко распахнутых голубых глаз с шести мертвых тел, лежавших на тротуаре.
  - Так, кончай на это дерьмо смотреть. - проворчал Каин, помогая рыжей закутаться в плащ. - Рано тебе такое видеть.
  - Они м-мертвые, да? - пролепетала девушка, становясь ближе к Мердеру, будто кто-то из убитых мог ожить и попытаться снова напасть.
  - Ага. Мертвее не бывает. - хмыкнул Каин. - Ты где живешь? Давай до дома провожу.
  - Я... - начала сбивчиво объяснять рыжая. - не здесь живу. То есть...
  - Ясно. - буркнул штурмовик, думая над тем, как девчонку занесло в такой район, да еще вечером. - Из центра?
  Спасенная мотнула головой, тряхнув коротко остриженными волосами.
  - Я с корабля.
  - А. Ну тогда давай до корабля доведу. Заодно твоему капитану мозги вправлю, чтобы подчиненных по одиночке не отпускал. Где приземлились?
  - На восьмом. - ответила зябко поежившаяся девушка.
  Адреналин начинал отходить, и рыжая все отчетливее ощущала, что начинает замерзать на пробирающем до костей ветру. Плащ немного помогал делу, но все равно было очень неприятно.
   Увидевший состояние девушки Мердер указал ей на плащ.
  - Во внутреннем кармане фляжка лежит. Выпей, легче станет.
  Рыжая послушно нащупала флягу и, открыв, сделала большой глоток.
  Со снисходительной улыбкой понаблюдав за закашлявшейся девушкой, Каин спросил:
  - Тебя как звать?
  Рыжей потребовалось несколько секунд чтобы отдышаться, после чего она просипела:
  - Ада. А вас?
  Мердер иронично усмехнулся.
  - Каин. И никакой я тебе не "вы". Ну что, пойдем?
  - Угу.
  
  Чукак проснулся к вечеру, о чем сообщили светящиеся цифры часов на древней тумбочке. Сон не восстановил силы, поэтому у Яфема не было никакого желания вставать и покидать объятия уютного теплого одеяла. "Еще бы кто-нибудь кофе принес" - мечтательно уставился в потолок наркоман. - "Было бы вообще здорово".
   Словно в ответ на его мысли, дверь осторожно открылась, пропустив в комнату улыбающуюся Кет в плаще на голое тело. Увидев, что Яфем не спит, та улыбнулась еще шире, чирикнув:
  - Ой, здорово, что ты не спишь! Я тебе кофе принесла!
  Ошарашеный таким вниманием, Чукак не нашел что сказать, молча приняв из красивых рук ушедшей горячую кружку, до краев наполненную приятно пахнущим кофе.
  - Как ты себя чувствуешь после вчерашнего? - соблазнительно мурлыкнула Кет, просовывая ладошку под одеяло.
  - Вы из меня все соки выпили. - признался Чукак, ощущая как тонкие изящные пальчики сжимают набухающий член. - Но если ты еще хочешь...
  - Хочу! - тут же выпалила нахалка, сбрасывая плащ и залезая к Яфему под одеяло. - Я сверху, ладно?
  - Ладно, ладно! - воскликнул разогревшийся Чукак, нетерпеливо нащупывая вход в уже влажную щель.
  - Сейчас. - нежно мурлыкнула Кетер, помогая Яфему в его поисках. - Вот та-а-а-к-м-м-м...
   Вайн и Ника сидели в пристройке-кухне, когда до них донеслись частые стоны, перемежаемые визгом и вскриками.
  - Это было интересно. - вспомнила вчерашний день Вайн. - Мне понравилось.
  - Да-а, хорошо потрахались. - довольно зажмурилась Шанаса. - Меня давно так не имели.
  - Ты нежная. - Улыбнулась Вайн. - Мне было очень приятно.
  - Ты тоже молодец. А для первого раза - так вообще.
  - Жаль, что я не смогу это часто делать. - немного погрустнела Вайн.
  Шанаса удивленно посмотрела на ушедшую поверх парящей чаем кружки.
  - Почему? Приходи, когда будет наша смена. И подружку приводи.
  Вайн качнула головой, пустив блик по мягким иссиня-черным волосам.
  - Я не могу - мне нельзя долго здесь оставаться. Скоро я уйду с этого неба. - печально ответила Вайн, глядя на свое отражение в чашке.
  Лицо Ники сделалось серьезным, брови нахмурились, придав взгляду решительное выражение.
  - Слушай, если у тебя проблемы с местными уродами, я могу...
  Блик от осветительной полосы вновь пробежал по волосам ушедшей.
  - Не с местными. - помедлив, Вайн объяснила. - Ты не сможешь помочь, потому что ты не сможешь сражаться с ангелами.
  Повисла молчаливая пауза, нарушенная упрямым фырканьем Шанасы.
  - Пфр! Еще как смогу! - не дав ушедшей возразить, Ника продолжила. - Мне все время рассказывали, что ушедшие - моральные уроды и хитрожопые гады, которым нравится убивать людей и сводить их с ума. Раньше я в это дерьмо верила, а потом у нас появился Яр. Худющий, помирающий и совсем беспомощный - его Чукак с улицы притащил. Местный батюшка хотел про него в МСБ настучать, но я ему ствол в рожу сунула - успокоился... - Шанаса посмотрела на изменившуюся в лице Вайн. - Ты чего?
  - Опиши подробнее, как он выглядел! - вскочила со стула ушедшая, быстро подойдя к Нике и положив той руки на плечи. - Пожалуйста!
  В голосе Вайн не было угрозы, наоборот, в нем слышались мольба и волнение, страх за близкое существо.
  - Кто выглядел? Яр?
  - Да!
  - Ну-у, невысокий, худой... кожа загорелая, или просто цвета такого, волосы очень хорошие, длинные, пшеничные... Глаза темно-синие, и ресницы у него длинные. Он вообще как девчонка, только у него как у вас - "там" ничего нет, ну, и грудей тоже. Что еще?..
  Но Вайн не дала Нике вспомнить остальные черты, радостно улыбнувшись и выпалив:
  - Где он?! Он все еще живет здесь?! Я должна его видеть!
  Пытающаяся ничему не удивляться Шанаса ответила:
  - Ну да, только он в мастерскую перебрался, она под сорок шестым зданием находится, в подвале.
  В следующую секунду Ника ощутила, как руки Вайн нежно обняли ее, и их губы соприкоснулись. Разорвав короткий благодарный поцелуй, Вайн с улыбкой выдохнула:
  - Спасибо... вам всем... за все. Я должна бежать, но я обязательно зайду перед уходом.
  Воздух перед глазами Шанасы заколебался, и в следующий миг она осталась на кухне одна.
  
  Дождь все-таки пошел, заставив Мердера вспомнить слова инструктора Свенельда по этому поводу: "Да что у них там, в душевой, банный день!?". Обычно дальше жилистый гарадриец в мятом камуфляже высказывал предположение, что дело не в банном дне - просто ангелы дружно встали на край тучи и решили пописать.
   Как бы то ни было, но на улице стало очень неуютно, и требовалось быстро куда-нибудь зайти, чтобы окончательно не промокнуть и не заболеть. Хотя, последнее относилось лишь к Аде - в Мердере было столько железа, что болеть там было почти нечему.
   На счастье гостям вечерней улицы, неподалеку отыскался бесхозный навес, под которым и укрылись уже порядком намокшие Каин и Ада.
  - Да-а, блин. - проворчал Мердер, оглядывая поливаемую дождем улицу. - Не подкатило.
  - Ну и ладно. - ответила начавшая приходить в себя девушка. - Здорово вы их разделали. - неожиданно добавила рыжая, плотнее закутываясь в плащ.
  Наверное, на лице Каина отобразилось нешуточное удивление, потому что взглянувшая на него Ада неуверенно улыбнулась.
  - Да вы не бойтесь, у меня психологической травмы не останется. - девушка смущенно отвела взгляд. - Спасибо вам большое.
  Мердеру не понравилась воцарившаяся после этих слов неловкая тишина, и он поспешил ее нарушить.
  - У нас с тобой разница - лет пять, так что кончай ко мне на "вы" обращаться.
  Мердер хотел было порасспрашивать рыжую про ее капитана, но Ада не собиралась сдаваться, с подростковым упрямством заявив:
  - Не дождетесь!
  Каин развернулся к нахалке всем корпусом (получилось довольно внушительно), упер руку в бок и шутливо проворчал, приподняв брови:
  - Чего-о?
  Ада лишь повторила его позу, заявив:
  - Блин, вы же мне жизнь спасли! Как я к вам после этого на"ты" буду!? И вообще, закон Единого говорит, что...
  - Да, да. - бесцеремонно перебил собеседницу Каин. - "К спасшему твою жизнь относись с уважением, как в поступках, так и в обращении". - процитировал Мердер замолчавшей в удивлении собеседнице.
  - Так вы правда служитель!? - обрадованно чирикнула Ада, словно и не было банды пьяных уродов, пытавшихся ее убить.
  Ну что можно было на такое ответить? Что Каин - "неофициальный" служитель, которого рядом с церковью начинают одолевать рвотные позывы и который не может спокойно слушать церковную музыку? Пришлось выкручиваться.
  - Ну-у, почти угадала. Я на днях хотел пойти в церковь и стать уличным служителем.
  Услышав это, Ада заметно расслабилась, будто до этого момента не была окончательно уверена в хороших намерениях своего спасителя. А то слышала она про некоторых "спасителей" - сначала герой, а потом к стенке нагнет, и оттрахает как шлюху.
   Еще раз украдкой взглянув на рассматривавшего улицу Мердера, девушка укоризненно подумала: "Ада, ты дура. Понапридумывала себе фиг знает что, и уже представляешь, как он тебя к стенке нагинает. Хотя-а-а...". Рыжая незаметно (как она думала) окинула Мердера изучающим взглядом, и вернулась к рассуждениям: "Нет, трахаться я с ним, наверное, не стала бы. Он герой, конечно, но у него же шрамов - бр-р-р!".
   Мысли Ады были прерваны сначала сдерживаемым, а потом уже откровенно громким смехом Каина. Штурмовик весело гоготал, опираясь о стену чтобы не свалиться на влажный асфальт, и держался за живот.
  - А-а-а-а! Ха-ха-ха-ха-ха!!! Хы-хы... Гы-ы-ха-ха-ха-ха-ха!!!.. - заливался Мердер, не обращая внимания на оторопевшую Штерн. - Это ж блин надо... пфрх! Пх-ха-ха-ха-ха-ха!!!...
  Отсмеявшись, он кое-как восстановил дыхание и весело посмотрел на девушку. Миг спустя Ада поняла, что Каин смеялся над... Над чем? Да, выглядела она не очень, но не _настолько_ "не очень"! Косметикой она отродясь не пользовалась - "плыть" и размазываться было нечему. Тогда что его так... И тут до Ады дошло - она вспомнила, как Ян рассказывал ей про служителя, который помог арбитру, прочтя мысли подсудимого.
   Девушка нерешительно глянула на Мердера, и тут же утвердилась в своей догадке, встретившись с дружелюбно-насмешливым взглядом штурмовика. "Мама! Какой стыд!.." - пикнула про себя Ада, закутываясь в плащ чуть ли не до самой макушки. Представив, ЧТО увидел в ее мыслях будущий служитель, рыжая залилась густым румянцем и попыталась хоть как-то реабилитироваться:
  - Эм-м, это я так, просто... ну, понимаете, разное же бывает...
  Произошедшее в следующий миг заставило Аду почувствовать себя полной дурой - брови Каина озадаченно нахмурились, и штурмовик задал сокрушительный в своей простоте вопрос:
  - Ты о чем?
  Аде вдруг захотелось, чтобы у плаща оказался большой, закрывающий лицо капюшон, а в кармане лежала бы маска-блокатор. Проще говоря - ей захотелось провалиться под землю, или закутаться так, чтобы ее никто не видел.
   Панический ход мыслей Ады был нарушен тревожным голосом Каина:
  - Молчи. Не двигайся.
  Ада уже видела Мердера в деле, поэтому не стала задавать глупых вопросов и послушно замерла, начав осматривать улицу, насколько это позволяла делать неподвижная шея.
   Сколько Ада ни вглядывалась в крупную водяную решетку дождя, она не могла заметить ничего необычного - капли шлепали по большим лужам, сливавшимся в бурлящие ручьи, исчезавшие в водостоках, зло выл истеричный ветер, тщетно пытаясь оторвать от асфальта промокший мусор - единственное, что было ему подвластно, и что было отнято дождем, неразборчиво бубнили в своих домах из пластиковых коробок нищие, пытаясь укрыться от холода под кипами полимерных газет и кусков изоляции, оторванных с тепломагистралей. Обычный дождь. Еще один дождь в Синих кварталах, такой же, как всегда - куча отравленной воды, падающей с неба на старый асфальт и растрескавшиеся строительные блоки - ожившая серая унылость Себастиона, потеки грязи на его величественных стенах, веселая пьяная песня на фоне церковного хора.
   Синие кварталы стали для Каина домом. Когда он вернулся с войны, ему никто не обрадовался - кто-то хоронил близких, кто-то мстил, кто-то стремился использовать то, что осталось от выжженных миров отступников, и никому не было дела до одинокого майора с покалеченной душой и протезированным телом. Каин смотрел на людей, и видел лишь ярость, зависть, страсть - все то, от чего он хотел убежать, садясь в транспортный корабль и покидая изуродованный последним боем мир, везя в большой военной сумке лишь награды, форму и небольшой черный квадрат диска с голограммами убитых друзей. Война оставила Мердера без дома, без чувства того, что ты кому-то нужен. Это было похоже на смерть. Социальную смерть. И если так, то две трети солдат Гарадрийского Союза вернулись с войны мертвецами.
   Каин настолько погрузился в воспоминания, что не сразу разглядел темный силуэт, зыбким пятном возникший посреди дороги. Взглянув на приближающуюся аморфную массу, штурмовик внезапно почувствовал, как по всему телу бодрящими толчками расходится чувство опасности. Мердер тут же вспомнил, как впервые ощутил нечто подобное во время десанта на поверхность Черной Мрази, мира, где состоялось последнее сражение Гарадрийского Союза и отступников.
   Он вместе со своим отделением спускался на десантной платформе, когда почувствовал... Каин до сих пор не мог точно себе объяснить, что представляет собой это чувство, но тогда он правильно его понял, и дал всем десантным платформам команду на сросное торможение. Несколько платформ не услышали приказа из-за сильных магнитных возмущений в атмосфере, и продолжили снижение. Они спускались не больше десяти секунд, когда первая из них подскочила в воздухе и взорвалась, рухнув на зону высадки кусками почерневшего от огня сталепласта. Почти в тот же момент взорвались остальные.
   Те, кто остался на безопасной высоте, ничего не могли понять. Зависшие в воздухе платформы стали целью для вражеских зениток, и всем бы пришел конец, но что-то случилось - десантники увидели, как над местом высадки, накрывая его словно колпак, проявляется гигантская черная полусфера. Мелко задрожав, она рванула так, что платформы разметало в радиусе десяти путей (км.) от места высадки.
   Мердер не знал, отчего тогда взорвалась полусфера отступников, но чувству опасности, доказавшему свою непогрешимость, с тех пор начал полностью доверять. Правда, работало оно только в случаях, когда Каин действительно мог погибнуть. Стало быть, еле различимая в струях дождя фигура была враждебной, и дело могло окончиться смертью.
   Мердер выхватил пистолет, на ходу нажав пальцем на щелкнувший предохранитель. В следующую секунду мушка, целик и пятно цели замерли на одной линии, а палец стал плавно давить на холодный изгиб спускового крючка.
   Каин уже готовился услышать выстрел, когда Ада вдруг метнулась к нему и вцепилась в руку с оружием.
  - Вы что!? Там же ребенок! - испуганно крикнула Штерн, пытаясь отобрать оружие.
  Мердер с раздражением высвободил руку и восстановил прицел.
  - Какой, на хрен, ре..!
  Каин осекся, с прищуром поглядев на идущую по улице девочку в старом дождевике цвета грязного асфальта. Нерешительно хлюпали по лужам обмотанные клейкой лентой резиновые сапоги (большеватые хозяйке как минимум на три размера), мок под струями ливня маленький, повешенный на плечо за одну лямку рюкзачок... Мердер включил режим увеличения и термального видения, но из-за холода и дождя было трудно что-либо рассмотреть. Ребенок давал обычное тепловое пятно... вроде бы.
   Каину не нравились все эти "бы" и "вроде" - нужно было знать точно - "да", или "нет". Он чуть опустил оружие и громко крикнул:
  - Эй! Хочешь жить - стой, где стоишь!
  Фигурка в дождевике дернулась и замерла. Синяя от холода рука с подрагивающими тонкими пальчиками приподняла капюшон, и на Мердера взглянули большие испуганные карие глаза.
  - Не стреляйте! Я ничего плохого не сделала!
  Ада, все это время буравившая Каина испепеляющим взглядом, не выдержала:
  - Да опустите вы оружие, блин! Это же ребенок!
  Девушка резко шагнула к Мердеру, встав между штурмовиком и его целью.
  - Ты что делаешь!!?
  Каин быстро отшагнул в сторону чтобы не потерять ребенка из вида, но девочка и не думала исчезать. Она все так же стояла под дождем, переминаясь с ноги на ногу в ожидании своей участи.
  - А мне уже можно идти? А то меня служители ищут...
  Мердер не без злорадства увидел округлившиеся глаза Ады, крикнув в ответ:
  - Если нас не тронешь - можно!
  - Спасибо! - искренне поблагодарила девочка, быстро зашлепав сапогами по глубоким лужам.
  Но не успела она сделать и несколько шагов, как в шум дождя ворвался громкий плеск, вслед за которым из темноты улицы выбежали служители.
   Их было трое. Невысокие, коренастые, в длинных черных плащах с поднятыми капюшонами. В руках темнели парализаторы.
  - Блядь. - раздраженно проворчал Мердер.
  Он хотел предупредить Аду, чтобы та не вмешивалась, но ее уже не было рядом. Морщащийся от досады Каин увидел, как Штерн подбегает к девочке, и тащит ее под навес.
  - Ду-р-р-а... - прорычал Мердер, наблюдая как Ада приближается к нему, держа за руку ничего не понимающего ребенка.
  Когда мокрая девушка вместе со своей "добычей" наконец заскочила под навес, Каин гаркнул:
  - Какого хрена ты это сделала!!? Убить нас хочешь!!?
  - А что мне было делать?! - возмутилась Ада. - Смотреть, как ее служители схватят!?
   Через шум дождя до спорящих донесся требовательный крик:
  - Стоять! Лицом к стене, руки за голову!
  - Угу, как же. - тихо буркнул Каин, незаметно засовывая пистолет в штаны и прикрывая рукоять майкой.
  - Каин... - начала было Ада.
  - Да заткнись ты! - зло оборвал ее Мердер, думая над тем, как убить двумя патронами трех человек.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"