Кравцов Роман: другие произведения.

Раздвоение личности. Часть 1. День

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:


Раздвоение Личности

Пролог

   Этой ночью на меня выдали лицензию.
   Неудача? Нет, более того - просто феноменальное невезение, если учесть что мне подобные составляют как минимум половину населения Олеандра. Я имею в виду простых, не без греха за душой, людей. Мой порок - воровство, что при всем желании никак нельзя отнести к особо тяжким преступлениям коих наш город, за всю свою многолетнюю историю, навидался предостаточно.
   Неужели рацион кровососам повысили настолько, что все убийцы и разносортные предатели Короны закончились, а Гетто опустело? Как могло случиться такое, что подошла и моя очередь стать пищей?
   Сам вампир стоял передо мной и явно не собирался отвечать на невысказанные вопросы. Отливающее серебром при свете Ночного Солнца, остроносое лицо, расслабленная поза - руки в карманах и проникающий в самые недра сознания взгляд. Вот и, пожалуй, все, что я успел заметить перед тем, как попал под его психическое воздействие. Плененный ментальной атакой мозг затуманился, а ноги сами сделали шаг навстречу смерти.
   Он стал для меня богом. Хотелось броситься вампиру в ноги и умолять, просить, преклоняться...
   Я с неимоверным усилием воли сосредоточился и разогнал пелену перед глазами. Вампир приподнял брови, явно удивленный неожиданным, но все же жалким, не имеющим особого значения, сопротивлением жертвы.
   - Урод! - истошно заорал Ривз. - Кейл, ты без моего согласия принял решение скопытиться?!
   Боковым зрением я заметил как слева от меня, угрожающе махая кулаками, встал Ривз. Я попытался сказать ему хоть что-то, продолжая стремительно, против своей воли, приближаться к вампиру, и не смог. Полыхающие холодным синим огнем глаза кровососа полностью подавили мою волю. Страха не было, лишь эйфория от осознания того, что именно мне выпала честь послужить своему господину в таком жизненно важном для него вопросе...
   - Кейл!!! - Ривз сорвался на визг. - Что ты творишь?!
   Ривз - это я, то есть, если попытаться быть предельно точным - вторая часть вашего покорного слуги. Лучшая или худшая? Боюсь, что это не известно даже мне самому. Ривз - моя болезнь, мое проклятье, плод моего воображения и наконец, просто мой постоянный собеседник. Воплотившаяся в реальность фантазия родом из трудного детства без родителей и друзей.
   - Кинжал, Кейл!!! - слышный только мне выкрик Ривза заставил порабощенное сознание встрепенуться.
   Я успел подойти к, самодовольно улыбающемуся, вампиру уже практически вплотную. С противным хрустом его нижняя челюсть чуть отпала вниз. Из скрывающего за собой целую насосную установку рта неожиданно приятно пахнуло. В экстазе трансформации вампир даже не заметил, как во мне что-то неуловимо изменилось.
   - Ну! - обалдевший Ривз перешел на сиплый шепот. - Давай!
   В левой руке я сжимал кинжал, который автоматически успел выхватить перед тем, как моя воля окончательно не сломалась. Уверенный в своих силах, вампир даже не обратил внимания на смешное, с его точки зрения, оружие. Все равно эти существа бессмертны и убить их может только сама Тьма. Именно поэтому, много веков назад, Двор и согласился с особым положением вампиров, дав им право на еженедельное питание.
   Мерзкие твари.
   - Кейл... - обреченно выдохнул Ривз.
   Он понимал что моя, а, следовательно, и его, жизнь через несколько секунд оборвется. И даже успей я вонзить кинжал в кровососа хоть десять раз подряд, это ничего не изменит. Я обречен стать растением, неполноценным калекой. Вампиры не убивают насовсем, вместе с кровью они высасывают и душу, обрекая свою жертву на не более чем просто существование. Вполне гуманно с точки зрения горожан Олеандра. К тому же, никто не станет горевать о преступниках, да и, в конце концов, ни о какой смерти речи и быть не может. Речь может быть об инвалидах, что конечно гораздо хуже смерти, но что при этом оправдывает Двор перед подданными.
   Мне наконец-то удалось перехватить контроль над одеревеневшей рукой и по рукоять вогнать блеснувшую в ночи сталь прямо в грудь вампиру. Это было похоже на отчаянную попытку зайца укусить играющего с едой питона. Бессмысленную попытку, обреченную на провал...
   Покончивший с трансформацией вампир с раздражением посмотрел на меня покрывшимися красными прожилками глазами.
   - Сученок... - прошипел он и вдруг осекся.
   Я отступил на шаг, даже не отметив, что снова могу свободно двигаться. Вампир обеими руками схватился за торчащую из груди рукоять и попытался вырвать кинжал. Он не поддался. Издав захлебывающийся вопль, мой несостоявшийся убийца упал на колени и поднял ко мне лицо. Я с ужасом увидел, как его глаза с негромким чавканьем вытекли на землю.
   - Так тебе! - с какой-то глупой, детской радостью выкрикнул Ривз и вампир, повалившись на каменную дорогу переулка, затих.
   Я был не в силах отвести взгляд от скрючившегося под ногами тела и потому не сразу заметил две отделившиеся от стены ближайшего здания тени. Вампир был не один.
   Одна из теней в одно мгновенье оказалась рядом со мной и со злобным рыком ударила по лицу. Мир вокруг качнулся, и я упал рядом с неизвестно каким образом поверженным врагом. Ударивший меня вампир вскрикнул от боли - кровососы как и оборотни не могут причинять вред кому бы то ни было без лицензии. К решению этого вопроса Двор когда-то подошел с редким трепетом. Затем я отключился - все еще слабому после ментального воздействия сознанию хватило и одного удара.

Часть первая

День

1. Человек без фамилии

   Я сидел на полу чистой до безобразия камеры. Несмотря на отсутствие в Олеандре тюрем это была именно камера, и что примечательно - без окон и дверей. Кубической формы клетка с ребром метров в пять, не более. Блестящее место для того чтобы сойти с ума.
   - А ты считаешь, что еще не сошел с ума? - фыркнул Ривз.
   - Я абсолютно здоров, - заверил я его.
   - Да ну? - Ривз в притворном удивлении выпучил глаза. - Значит, раздвоение личности у нас больше не относиться к признакам шизофрении?
   - Пошел ты.
   С того момента как я пришел в себя не прошло и пяти минут и голова все еще гудела, что конечно же, никак не располагало к спору с самим собой. Я думал о вампирах, о том, почему они не могут напасть на людей просто так, даже имея лицензию. Почему жертва должна быть обязательно сломлена психически? Кровь станет вкусней? А что, почему бы и нет? По крайне мере это было бы забавно.
   Неожиданно кирпичики на противоположной стене завибрировали, и стена сноровисто сложилась в гармошку, образовав нечто вроде двери. На такое был способен лишь Темный. И не простой Темный, а Высший. Я вскочил на ноги и стоявший рядом Ривз восхищенно присвистнул. В камеру вошел средних лет мужчина с аккуратной прической и щегольской бородкой в форме треугольника под нижней губой. Ко мне в гости пожаловал сам Логан, человек, занимающий при Дворе пост Смотрителя.
   - Головка побаливает? - спросил он с фальшивым сочувствием.
   - Есть немного, - признался я.
   - Тебя боялись и поэтому усыпили, - он усмехнулся. - Вот только ты совсем не страшный.
   - А я думал, это меня вампир так качественно вырубил...
   - Хочешь сказать, его убил не ты? - Логан прищурился.
   - Вампиров вообще-то было трое, - ушел я от прямого ответа.
   Логан с секунду внимательно смотрел на меня, а затем удивленно присвистнул. Я с неожиданной злостью понял, что он только что прочитал мою память. Мягко говоря, не очень-то и приятно, когда кто-то может вот так, с легкостью залезть в твою голову, словно в какой-нибудь ящик. Впрочем, способных на это - единицы. При Дворе Высших Темных - от силы десять. Если не считать Лорда конечно, но он - отдельный случай.
   - У меня к тебе всего один вопрос, - на лице Логана было настолько довольное выражение, что я поморщился. - Ты хоть знаешь, кого убил?
   - Как-то не успели познакомиться, - огрызнулся я.
   Ненавижу Темных.
   - Это был не просто трехсотлетний вампир, он являлся представителем своей братии при Дворе. Ты убил Графа, Кейл Ханс.
   - Ненавижу эту фамилию, - скривился я. - Лучше убейте меня или сделайте милость - избавьте от удовольствия услышать это еще раз.
   - Я не буду тебя убивать... Кейл, - покачал головой Логан. - Вид твоей смерти - забота вампиров.
   - Вряд ли кровососы придумают нечто оригинальное, - вздохнул я, привалившись спиной к стене. - Фантазия всегда была слабым местом у бессмертных придурков.
   Я бодрился, но это было не более чем просто попыткой не впасть в самую что ни на есть настоящую истерику. За убийство Графа меня порежут на кусочки. Да, это конечно далеко не самый оригинальный вид казни, но при этом менее болезненным он не становится. Может с фантазией у кровососущих тварей и не все в порядке, зато в умении причинять боль, им нет равных. Теперь понятно, почему лицензию выдали именно на меня. Граф волен выбирать себе любую жертву независимо от очередности. И его выбор оказался роковым, что впрочем, меня совсем не угнетало. Туда ему и дорога. До меня вдруг запоздало дошло, что я собственноручно убил вампира, да еще какого! Можно сказать, совершил невозможное. После такого можно и умереть со спокойной душой. Я поморщился, осознав все нелепость собственных мыслей.
   - Ты попал, Кейл, - грустно шепнул на ухо Ривз.
   - Заткнись! - я все-таки сорвался на крик и Логан удивленно посмотрел на меня, дав понять, что последнюю свою фразу я произнес вслух.
   - Ты случаем не бешенный? - с подозрением посмотрел он на меня.
   - Бешенный, бешенный, - буркнул я. - Насквозь больной.
   Логан рассмеялся.
   - Ты мне нравишься парень, даже жаль, что отдавать тебя на потеху вампирам, - сказал он так добродушно, что мне стало не по себе. - Тебя хочет видеть Лорд.
   - Зачем? - тупо спросил я.
   - А ты не захотел бы посмотреть на человека, убившего Графа?
   Он, совершенно не опасаясь, повернулся ко мне спиной и шагнул обратно в импровизированный дверной проем.
   - Это понимать, как приглашение идти следом? - пробормотал я, немного опасливо выходя из своей камеры.
   Логан или Смотритель, как его предпочитали называть горожане Олеандра, провел меня по короткому коридору и, кивнув двум стоящим у двустворчатой двери гвардейцам, видимо исполнявшим обязанности моей охраны, вышел на улицу. Кинув настороженный взгляд на гвардейцев, я последовал его примеру.
   На улице все еще царила ночь, но склонившийся уже почти к самому горизонту фиолетовый диск Ночного Солнца говорил о скором рассвете дневного светила. Судя по всему, я провалялся без сознания всего ничего - от силы минут пятнадцать.
   Я огляделся. Тихие, вымощенные узорчатым камнем, улочки и причудливой архитектуры дома, которые подобно ступеням лестницы набирали высоту по мере приближения к Дворцу. Самого Дворца видно не было - он скрывался где-то там, за достигающими сотни метров в высоту четырьмя зданиями, окружившими Лорда подобно крепостной стене.
   - Не удивлен? - спросил Логан направляясь к белоснежному автомобилю.
   - Ничуть, - соврал я и Смотрел хмыкнул, усаживаясь в нутро своего железного коня.
   - Позер, - с отвращением сказал Ривз.
   Автомобиль был двуместным, со слабым намеком на багажное отделение, но зато с едва ли не трехметровой длины передней частью. Роскошь доступная далеко не всем. Этот аппарат знал, наверное, каждый житель Олеандра. Смотритель - личность в городе широко известная. Я оглянулся и на миг замер пораженный строгой красотой здания, из которого только что вышел. Затем обреченно вздохнул и двинулся к машине. Все равно пытаться убежать от Высшего Темного - заведомо провальная затея.
   - Это был штаб Гвардии? - спросил я, усевшись в мягкое кожаное кресло.
   - А что не видно? - усмехнулся Смотритель.
   - Ну, мало ли, - пожал я плечами. - В штабе Темных тоже могли использовать гвардейцев в качестве охранников.
   - У Темных нет ни штаба, ни чего-либо подобного. Зачем он нам?
   - Эм... - я замялся.
   - Знаешь, я вообще-то вроде как главный Темный, - с иронией посмотрел на меня Смотритель. - Может не стоит доставать меня вопросами?
   - Не вижу смысла боятся тебя. Я уже труп, не так ли? Кстати, Лорд примет меня прямо в тронном зале?
   Логан рассмеялся и бесшумно тронул автомобиль с места. Отвечать он явно не собирался. Впрочем, этого и не требовалось.
   Я уткнулся лбом в стекло. За всю свою тридцатилетнюю жизнь я еще ни разу не бывал в Центре Олеандра. И дело было даже не в том, что мне этого не хотелось, просто центральную часть города окружала многометровая и тщательно охраняющаяся стена, за которой могли жить лишь избранные. Сливки общества, приближенные ко Двору люди, имеющие тот или иной вес в обществе. Однако это, конечно же, не означало, что обстановка за пределами этой стены, или Первым Кольцом, как чаще ее называли, была не в пример хуже, грязнее и беспорядочнее. Нет, просто внутри Первого Кольца была своя жизнь.
   Любоваться местными красотами не было абсолютно никакого желания. Еще бы! Мало того что едва не стал пищей для кровососа так еще и избежав этой участи обрек себя на гораздо более страшную муку. Печально, как сказал бы один мой хороший знакомый.
   До Дворца мы домчались за несколько минут. Погруженный в мрачные мысли я даже не сразу понял, что автомобиль остановился.
   - Выходи, - коротко бросил Логан.
   Машину он оставил прямо у подножия Дворца и двинулся куда-то в сторону. Неторопливой походкой я направился вслед за ним. Дворец был словно высечен из белого мрамора. Несмотря на предстоящие мне в будущем далеко не веселые события я невольно залюбовался великолепием резиденции Лорда, которая на фоне четырех небоскребов казалась крошечной. Причудливое сочетание колонн, высеченных прямо в стенах портретов предыдущих Лордов, резких углов и плавных линий, все это складывалось в завораживающую и неожиданно гармоничную картину.
   - Кейл! - поторопил меня Логан, но я не стал ускорять шаг.
   - Неплохая экскурсия перед смертью, - одобрительно хмыкнул Ривз. - Кейл, ты чего такой хмурый? Неужели подобные изыски архитектуры тебя совсем не впечатляют?
   - Не ты ли едва не наложил в штаны, когда меня в переулке чуть не сожрал вампир? - спросил я.
   - Сейчас-то прямой опасности нет, - пожал плечами тот. - Вот когда тебя бросят в лапы кровососущей братии, тогда можно будет и паниковать и в штаны накладывать. Хотя последнее довольно постыдно, что-то не хочется умирать в дурно панующем виде...
   - Зато испорчу вампирам аппетит, - мрачно сказал я.
   - Тоже верно, - почесал макушку Ривз.
   Следуя за Логаном я, наконец, попал в красочный, засеянный разносортными цветами и деревьями Дворцовый сад.
   - Было бы весьма не плохо, если бы не эти четыре дуры, - сказал Ривз. - Того и гляди, шлепнутся прямо на голову.
   Я посмотрел на возвышающиеся чуть ли не до самого неба дома Великих Семей и почувствовал легкое головокружение. Эти громады и вправду создавали давящее ощущение зависшего над головой камня.
   - Мое почтение, Лорд Каун, - послышался голос Логана.
   Засмотревшись, я прозевал появление Лорда.
   - Брось, Логан, - Лорд Каун махнул рукой. - Обойдемся без этого.
   На вид правителю Олеандра было где-то под пятьдесят, но я знал, что на самом деле ему далеко за сотню. Долголетие - одна из наград самой Тьмы, которую Темные получают при достижении статуса Высшего.
   Я не стал приветствовать Лорда или даже хоть как-то выражать свое почтение. Думаю, ходячий труп может позволить себе столь малую прихоть. Сам же Каун не стал обращать внимания на мое неподобающее подданному поведение.
   Лорд коротко взглянул на меня, и я понял, что моя бедная память была прочитана уже во второй раз. И это только за последние четверть часа! Каун побелел, и я вдруг понял, как сильно он перенервничал в эту ночь. Хм... С чего бы это?
   - Вообще-то вампира грохнули, умник, - сказал Ривз. - Как тут оставаться спокойным, если бессмертных убивают!
   - Ты не мог бы оставить меня на некоторое время? - спросил я, поморщившись.
   - Как вам будет угодно, ваше высокоблагородие, - Ривз, шутливо кланяясь, отошел в сторону.
   Лорд Каун повел себя как-то странно, словно позабыв о нас с Логаном, он отвернулся погруженный в свои мысли и что-то забормотал себе под нос.
   - Отдать его вампирам? - спросил Смотритель, явно посчитав, что аудиенция на этом закончена.
   - Мне нужен этот кинжал, Логан, - сказал Лорд, словно не расслышав вопроса.
   - Разумеется, Каун, - склонил голову Смотритель. - Я лично возглавлю поиски. Так мне передать Кейла Ханса вампирам?
   - Граф ушел на охоту со своими помощниками, - Лорд как-то странно посмотрел на меня. - Они не вернулись во Дворец. Предательство этих двоих расценивается как вина всех вампиров. А попытка утаить от Лорда оружие, убившее его подданного - именно предательство. Я не должен потакать тем, кто встал против меня.
   - Лорд... - начал было Логан, но Каун его перебил.
   - Я не могу отдать его вампирам, - он кивнул на меня. - И главы всех четырех Семей согласны со мной.
   - Семьи уже давно ищут повод, чтобы отнять у вампиров их особые привилегии перед остальной нечистью, - тихо сказал Логан.
   - А разве тебе нравятся эти твари? - усмехнулся Лорд
   Смотритель некоторое время молчал.
   - Что мне с ним делать? - спросил он, наконец.
   - Ничего, - Лорд Каун перевел взгляд на меня. - У меня нет желания запирать тебя в камере где ты будешь лезть на стену от осознания того, что с каждой секундой смерть все ближе. Это бесчеловечно, не находишь? Я дам тебе шанс, ничтожно малый шанс, но это ведь тоже не плохо? Через несколько минут рассвет и с того момента как взойдет Дневное Солнце у тебя будут ровно сутки на то, чтобы найти и принести мне кинжал. Я допускаю, что твой успех вполне возможен - как-никак используя этот нож, ты убил вампира. Вероятно, у тебя установилось с ним какое-то подобие связи? Не знаю... Вряд ли конечно, но тебе это должно вселять хоть какую-то надежду. Если к концу срока ты не придешь - тебя убьет лично Смотритель. Кстати, если он и найдет кинжал раньше, никто не будет отнимать у тебя оставшееся до рассвета время.
   Я оцепенел, а Ривз где-то за спиной гулко захохотал.
   - Это даже хуже чем лезть на стену в камере. Это - подло, - медленно, растягивая слова, сказал я. - Вы же понимаете, что мне не найти кинжал. Тем более - имея в конкурентах господина Смотрителя.
   - Логан, поклянись Тьмой, что не станешь хоть как-то мешать поискам Кейла, - немного подумав, сказал Лорд и с улыбкой добавил. - И что не отберешь у него кинжал.
   - Лорд, я...
   - Клянись, - тихо, но со стальными нотками в голосе приказал Каун.
   - Клянусь, что не стану мешать поискам Кейла Ханса и не предприму ни единой попытки отнять кинжал в случае его им честного нахождения, - громко произнес Логан. - Тьма, стань моим свидетелем!
   Мир вокруг вспыхнул, на миг теряя цветность и превращаясь в мешанину черно-белых красок, а затем все вернулось на свои места.
   - Вы ведь, по сути, всего лишь подарили мне еще немного жизни, - сказал я Лорду.
   - А разве это плохо? - искренне удивился Каун. - Ты прав, тебе не найти кинжал, но я привык играть по-честному. Да, у тебя есть шанс спастись, но я бы посоветовал использовать эти сутки для развлечений. Сходи в бордель, напейся...
   - Не думал что у Лорда подобные понятия о развлечениях, - не удержался я. Все равно - терять уже нечего.
   Каун лишь улыбнулся.
   - К тому же, - добавил я. - Вампиры тоже будут искать кинжал. Не думаю, что им нравиться мысль о том, что существует оружие способное убить бессмертного.
   - Это уже твои проблемы, - сухо отрезал Лорд. - У тебя сутки, Кейл Ханс.
   - Слишком много раз прозвучала сегодня моя фамилия,- покачал я головой.
   Каун смерил меня высокомерным взглядом и, повернувшись, побрел прочь.
   - Ты из детдома имени Ханса, верно? - неожиданно спросил Логан.
   - Разве Смотрителю не положено знать все и обо всех?
   - Даже мне не по силам быть в курсе жизненных проблем всех тридцати миллионов жителей Олеандра, знаешь ли...
   Я промолчал - нечего Логану лезть мне под кожу. Ханс... Почему я ненавижу свою фамилию? Двадцать один год назад Лорд Каун подписал указ об открытии трех детских домов, названия которых вероятно брались с потолка. Я попал в детский дом Ханса, в отличие от других сирот, не зная даже своего имени. Фамилия у всех нас была одна и та же, просто для того чтобы избежать лишней волокиты. Годы, проведенные в этом детдоме - худшие в моей жизни.
   Я вдруг понял, что сердце в груди гулко бухает о ребра. И чего так расчувствовался? Давно ведь уже не обозленный на весь мир ребенок и не подросток люто ненавидящий Лорда Кауна, развязавшего никому не нужную Гражданскую Войну, в которой погибли мои предполагаемые родители. О том, что все дети в детском доме Ханса - сироты умерших на войне солдат я узнал в первый же день своего там пребывания, но лишь много позже понял, что моя амнезия и сам факт пребывания в детдоме - вина только Лорда Кауна.
   Тогда я и не думал, что с годами ненависть сойдет на нет.
   - Пошли, - подтолкнул меня в спину Логан.
   - Куда это? - повернулся я к нему.
   - Вывезу тебя за пределы Первого Кольца.
   Мы вернулись к белоснежному автомобилю Смотрителя и выехали с территории Дворца.
   - Старик выжил из ума, - покачал головой Логан. - Решил проверить, все так же хорошо он манипулирует людьми или нет.
   В его голосе чувствовалась неприкрытое неодобрение.
   - За такие разговоры без суда и следствия присуждают почетное клеймо предателя Короны, - мстительно сказал я.
   - Тебе осталось жить двадцать четыре часа, - без всякой злости сказал он. - Лучше подумай о том, на что ты их потратишь.
   Он оставил меня за махиной, окружающих Центр, врат и умчался обратно, в город в черте города. Я успел отойти от стены метров на сто когда резко начало светать. Дневное Солнце медленно вставало из-за горизонта, а на противоположной стороне неба все еще чернел кусочек усеянного звездами холста - след испускающего дух ночного светила.
   Сутки, отпущенные Лордом Кауном, начались.

2. Очень старый дом

   Рассвет, неважно какого из Солнц, Дневного или Ночного - пожалуй, самое красивое природное явление нашего мира. И даже не смотря на то, что закат и восход наступают практически одновременно, смотреть на восходящее светило всегда намного приятнее, чем на увядающий огонек скрывающейся за горизонтом звезды.
   Почему-то, я всегда предпочитал жарким лучам желтого Солнца, равномерный и чуть холодноватый свет его фиолетового собрата.
   Но сейчас мне было на все это наплевать.
   Голова, казалось, вот-вот расколется на две части, не выдержав напора переполняющих меня далеко не радостных мыслей. Прошедшая ночь оказалась слишком богатой на, мягко говоря, шокирующие события.
   - Если таким оказался старт, страшно и подумать что тебя ждет на финише, - усмехнулся появившийся рядом Ривз.
   - А может ничего и не ждет, - зло сплюнул я под ноги, чем заслужил брезгливый взгляд проходящей мимо дамочки. - Сейчас вариант добровольного ожидания смерти мне кажется намного заманчивей суетливой беготни по городу. Мне не найти кинжал.
   - Раньше ты был более самоуверен, - хмыкнул Ривз.
   Я промолчал и, немного постояв в раздумьях, направился к ближайшему известному мне трактиру. Нужно было привести мысли в порядок, а кружечка холодного пива вряд ли отнимет много времени. Даже странно что, бросив в камеру, меня предварительно не обыскали. Все мое малочисленное имущество - и пригоршня монет, и нож с лезвием длиною с ладонь остались при мне.
   Улица была прямо таки переполнена людьми, что впрочем, для близких к Центру районов совсем не удивительно - здесь традиционно располагались все наиболее крупные скупщики, солидные магазины, рынки и конторы по предоставлению широкого спектра услуг. Жизнь вокруг Первого Кольца не останавливалась ни на секунду.
   На каждом шагу пестрели зазывающие плакаты с заверениями о просто нереальных скидках, метались от прохожего к прохожему разносчики газет, которые частенько едва не попадали под колеса направляющихся в Центр автомобилей (в таких случаях до окружающих доносились яростные ругательства водителей), сурово глазели по сторонам призванные блюсти закон и порядок гвардейцы. Я присмотрела к компании о чем-то мило щебетавших девиц, и с удивлением понял, что это валькирии. Странно, Ночное Солнце исчезло совсем недавно, а на улицы уже повылазила дневная нечисть. Одна из валькирий посмотрела на меня с приторной улыбкой на устах, и я отвернулся. Не люблю невидимок.
   - Да кого ты вообще любишь?! - фыркнул Ривз. - Темные ему не нравятся, валькирии тоже, ну а о вампирах я вообще молчу...
   - Я людей люблю. Обычных, - сухо сказал я. - И еще мертвецов - вполне себе добродушные, меланхоличные ребята.
   Ривз ничего не сказал, лишь смерил меня ироничным взглядом.
   До трактира "Место Вэ", чье название толстый и плешивый хозяин объяснять категорически отказывался, удалось добраться минут за десять. Суета кишащих людьми и нечистью торговых рядов осталась позади, и я наконец-то смог вздохнуть с облегчением, свернув в прохладный дворик, где и находилось нужное мне заведение.
   Трактир расположился в подвальном помещении, поэтому, мне пришлось спуститься по скользкой лестнице на несколько метров под землю. Народу в "Место Вэ" было немного, но, по еще не прибранному залу угадывались следы не так давно прошедшей здесь грандиозной ночной попойки. Скорее всего - работа оборотней, говорят, что они любят здесь побалагурить.
   Я заказал у бармена большую кружку пива и на секунду замялся, раздумывая, а не прикупить ли и чего-нибудь съестного. Нет, сейчас мне кусок в горло не полезет.
   Приняв из рук бармена кружку с янтарным напитком, я устроился за самым дальним столиком у стены.
   - Чего будешь делать? - спросил появившийся на соседнем стуле Ривз.
   - Пить пиво. Сгинь.
   Я отхлебнул из кружки немного горьковатого пойла. Может и вправду начихать на все и пройтись по всем самым злачным местам Олеандра? Поквитаться со всеми врагами, в конце концов, не опасаясь, что за это твою фамилию перенесут в начало списка пищи для нечисти.
   Нет, не тот у меня характер. Я залпом осушил едва ли не половину кружки. Смириться с тем, что скучающий Лорд Каун решил поиздеваться над ни в чем не повинным парнем, и с тем, что уже менее чем через сутки меня отдадут на съедение вампирам? Да, ни за...
   - А собственно, почему бы и нет? - ухмыльнулся Ривз.
   Я зло посмотрел на него.
   - Ты уже двадцать лет меня достаешь. Этому когда-нибудь будет конец?
   - Будет, наверное, - пожал плечами Ривз. - Но для начала тебе надо перестать чувствовать себя одиноким.
   - Кейл!
   Занятый добиванием остатков пива я даже и не заметил, как к столику подошел тощий парень с огромной шевелюрой кудрявых волос на голове. Марк. Он был не то чтобы приятелем, так - знакомым, иногда помогающим в продаже тех или иных вещей. Вещей, разумеется, краденных.
   - Как жизнь? - широко улыбаясь, он похлопал меня по плечу.
   - Хреново, - заставил я его стереть с лица довольное выражение. - Вампира вот недавно грохнул...
   - Чего? - вылупился он на меня.
   - Не бери в голову, - отмахнулся я, вставая из-за столика - Извини, времени в обрез. Я побежал.
   - Говорят, вы с Лансом какой-то кинжал, стоимостью с годовую зарплату Темного, заимели, - сказал он мне уже в спину.
   - Врут, - заверил я его и быстрым шагом направился к выходу.
   Кинжал... Да будь трижды проклят этот чертов кусок стали! И откуда, только Ланс достал его?! Я вышел из трактира и, немного поколебавшись, закинул кожаную куртку за спину - начинало припекать. Жарким выдался в этом году конец весны.
   - К Лансу? - спросил Ривз.
   Я коротко кивнул.
   Ланс - это мой напарник. Не друг, не враг, не приятель и даже не собутыльник. Партнер в совершении далеко не праведных дел и просто человек, которому в определенных вопросах можно доверять. Злополучный кинжал - именно его рук дело. Этой ночью схема казалась мне вполне стандартной - скинуть нужному человеку, обжигающую руки, чужую вещь, пока напарник после вылазки отлеживается дома. Все привычно и предельно просто.
   Подобным образом мы сотрудничали с Лансом уже больше семи лет. Один - ворует, и сразу же ложиться на дно, второй - как можно быстрее избавляется от краденного. Насчет этого мы были с ним солидарны: украл - избавься от чужого как можно быстрее. Возможно, это и неоправданно рискованно, но все же система работала, что, конечно же, стояло для нас на первом месте.
   Все прошло бы ровно и на этот раз, если бы не появившаяся у меня на пути лицензия на укус.
   Я выбрался из тесных двориков на длинную просторную улицу и ускорил шаг. До Ланса путь не близкий, а время для меня неожиданно стало очень дорогим. С мстительным удовольствием я подумал, что едва Ланс откроет мне дверь как тут же словит несколько крепких ударов по наглой роже. Чтобы знал, как подставлять напарника. Ведь всегда же раньше план вылазки тщательно обговаривался и неоднократно совершенствовался. А тут - на тебе! Украл нож, чуть ли не спонтанно, да и мало того - не предупредив меня. Сам он объяснил это тем, что слишком уж редкой была удача и упусти он ее - до конца жизни бы сам себе не простил.
   Я заскрипел зубами. Вот уж у кого конец жизни не за горами так это у меня.
   - Хочешь прихватить на тот свет и Ланса? - спросил, хихикнув Ривз.
   - Я - не убийца.
   - Хочется верить.
   До нужного дома я добрался за рекордно короткое время. Что ни говори, а стимул на спешку у меня был. Дом, в котором жил Ланс был ветхим лишь с виду, внутри он представлял собой довольно надежное убежище с толстыми стенами и прочной дверью. И зачем ему только подобная крепость? Ведь если кто-то и захочет от кого-то избавиться, то не поможет ни укрепленный дом ни целая рота солдат. Одним из самых полезных, но при этом довольно глупых правил узнанных мной на улицах Олеандра стало высказывание, ушедшего вместе со мной из детдома, парнишки, смысл которого сводился к тому, что чем меньше ты ценишь свою жизнь, тем дольше будешь жить.
   - Жаль вампир не знал этого жестокого закона, - фыркнул Ривз. - Быть может, он пощадил бы тебя, а, "не ценящий жизнь"?
   - Отвали, - отмахнулся я, подходя к казавшемуся серым из-за трухлявой древесины дому.
   Подобными домами была усеяна практически вся улица. Довольно мерзкий район Олеандра если честно. Наверное, хуже может быть только в Гетто. И чего Ланс здесь окапался?
   - Гетто! - всполошился вдруг Ривз. - Кейл, а ведь это мысль! Может тебе спрятаться среди уродов? С твоей физиономией ты вполне сойдешь там за своего.
   - Спасибо, - буркнул я. - Но вот только Темный, а тем более Высший Темный, коим является Смотритель, найдет меня даже в самой глухой дыре.
   Ривз мигом скис, а я подошел к двери и несколько раз бесцеремонно пнул ее ногой. Удары выходили глухими, но внутри меня должны были услышать.
   Тишина.
   - Эй, Ланс! - заорал я и забарабанил в дверь кулаком. - Это Кейл!
   Отвечать никто и не думал.
   - Может снова в стельку пьяный валяется? - предположил Ривз.
   - Скотина! - преисполнился я праведного гнева.
   Если это и правда так - вытрясу из поганца душу. Я кубарем скатился с крыльца и, примерившись к невысокому забору, оглянулся - улица была абсолютно пустой, если конечно не считать одинокую собаку, которая лежала у дверей противоположного дома и смотрела на меня грустными глазами. Я подпрыгнул, подтянулся и перевалил тело через ограду. Некоторое время, чтобы подойти к торцу дома, пришлось прокладывать дорогу через заросший сорняком внутренний дворик.
   Преодолеть этот путь мне удалось лишь, основательно оцарапавшись о колючий кустарник.
   - Ненавижу этого гада! - в голос взвыл я.
   - Кого именно? - поинтересовался Ривз. - У тебя сейчас так много кандидатов на ненависть, что впору прийти в дикий восторг. Лорд Каун, Смотритель - Логан, все без исключения вампиры, а теперь еще и Ланс.
   - В данном случае я имел в виду Ланса. А теперь будь добр избавь меня от своих заумных речей, - огрызнулся я.
   - Твое слово - закон, ты же знаешь, - Ривз покорно сложил на груди руки.
   Я кинул на него уничижающий взгляд и огляделся в поисках чего-то, что могло бы послужить в качестве лестницы. Окно на втором этаже было гостеприимно распахнуто.
   Через несколько минут я бросил бесполезные попытки найти хоть что-нибудь подходящее и приготовился карабкаться наверх с помощью рук и ног, благо от окна меня отделяло никак не больше четырех метров. Я достал из-за пояса свой собственный нож, острый и надежный, хотя конечно не такой красивый как прикарманенный Лансом кинжал (лезвие того украшала россыпь драгоценных камней).
   Окно первого этажа было с любовью забаррикадировано кирпичной кладкой, но вот створки почему-то остались, чем можно было выгодно воспользоваться. Вгоняя в пальцы неизбежные занозы, я подтянулся на возмущенно заскрипевшей от подобного обращения створке, поднял кверху руку с ножом и с размаху вогнал лезвие в стык между бревнами.
   - А что это вы делаете, дяденька?
   Уже почти добравшись до нужного окна, я едва не сверзился вниз. Падать-то с такой высоты конечно не смертельно, но и приятного тоже мало. Я повернул голову и увидел, с интересом наблюдающую за моими действиями с территории соседнего дома, девочку лет семи в цветастом платье.
   - Ключ потерял, - прохрипел я зачем-то.
   - Тут не вы живете, а лысый преступник - покачала головой девочка и виновато добавила. - Это моя мама так говорит.
   - Так как раз он ключи и потерял, а выйти не может, - сказал я, зацепившись за подоконник. - А я решил ему помочь. Людям ведь нужно помогать?
   - Когда как, - ошарашила меня девочка, и я ввалился в дом Ланса.
   Запах сырости несколько удивил меня. Ланс с трепетом следил за своим домом и даже благовония у него обычно были если и со специфическими, но приятными ароматами. Его страсти я никогда не понимал, он постоянно менял в доме мебель, то и дело устраивал перестановки и постоянно убирался, что впрочем, имело один жирный плюс - у него всегда было уютно.
   Я вышел из маленькой комнатушки, которая как я помнил, служила временным пристанищем для гостей.
   - Ланс!
   Никто не отозвался. Что ж, придется обойти все закутки дома. Повсюду, как и обычно, царил идеальный порядок - аккуратные ковры на полу, ничуть не запылившиеся картины на стенах и расставленные едва ли не на каждом углу кактусы - любимые растения Ланса.
   - Шизик похуже тебя, - вынес свой вердикт Ривз.
   - Почему?
   - Он же не женат, чтобы так заботиться о своей конуре.
   Я только хмыкнул, продолжая заглядывать за каждую дверь. Пока везде было пусто. Черт возьми, и это только на втором этаже целых девять комнат! Раньше, бывая у Ланса, я и не думал подниматься наверх, и сейчас был немало впечатлен масштабами. Сам я, наверное, не смог бы прожить здесь и дня. Слишком большое пространство почему-то давит на меня и привычная каморка с видом на Джиегвар - величавую реку Олеандра, куда милее моему сердцу.
   Ланса я нашел в седьмой комнате. Он расслабленно сидел в глубоком кресле и казался спящим. Но это впечатление быстро рассеялось после того как глаза привыкли к царящему в комнате полумраку. Лысая голова Ланса под неестественным углом лежала на плече.
   Моему напарнику сломали шею.
   - Сейчас буду материться, - предупредил Ривз и выдал долгую, посвященную моей жизни, тираду.
   Я, оцепенев, смотрел на тело Ланса, и на секунду мне даже показалось, что он сейчас разлепит глаза и что-нибудь спросит пьяным голосом. Но этого не происходило.
   Медленными шагами я подошел к креслу и присел перед ним на корточки.
   - Ланс...
   Неожиданно накатила волна безразличия, захотелось плюнуть на всю и наложить на себя руки.
   - Как думаешь, у него в доме был пистолет? - спросил я Ривза.
   - Почти уверен в этом, - кивнул тот. - Но вот только самоубийство из огнестрельного оружия, как правило, до отвращения мерзкое зрелище. Пуля лишает не только жизни, но и выносит пол черепа. Это не стильно.
   - Тогда может скинуться с высокой башни? - предложил я.
   - Та же проблема, - досадливо поморщился Ривз. - Ты будешь очень не респектабельно выглядеть в гробу.
   - Мало того что жил в грязи так еще и помереть красиво не могу, - сокрушенно сказал я.
   - И не говори.
   Внезапно шея Ланса с хрустом вправилась на место и рот приоткрылся, обдав меня противным запахом мертвых тканей. Едва не потеряв от испуга рассудок, я совершил полу-кувырок, полу-прыжок назад и больно ударился о дверной косяк головой.
   - Твою...
   - Кейл? - хриплым голосом спросил Ланс.
   Я как завороженный смотрел на сидящего в кресле покойника. Что, черт возьми, происходит?!
   - Что с тобой, Ланс? - прошептал я.
   - Я... не могу сдерживаться... прости... напарник, - прохрипел он, и дверь комнаты с грохотом захлопнулась, едва не защемив мне пальцы.
   В следующий миг началось нечто невообразимое. Мелкие узорчатые дощечки, коими была обшита комната, неожиданно с жутким скрежетом вырвались из плена гвоздей, и стена ощетинилась этими импровизированными иглами.
   - Что ты творишь Ланс?! - заорал я, но бывший напарник не ответил.
   Он, конечно же, был мертв, но дом, похоже, не хотел отпускать своего хозяина просто так. Все-таки это был очень старый дом. Здание, впитавшее в себя слишком много людских эмоций.
   - Кейл, не теряй времени! - завопил Ривз.
   Вздрогнув, я поднялся на ноги и со всего размаха врезался в дверь плечом. Преграждающая путь к бегству преграда заскрипела и немного прогнулась. Неожиданно для самого себя я воткнул нож прямо в дверь. Клинок вошел в дерево как в пластилин, и дом задрожал от ярости. Дверь с силой распахнулась и ударила меня по лицу. Подобное поведение явно оказалось не по душе ожившему дому. Я отлетел прямо к ногам все так же спокойно сидящего в кресле Ланса.
   - Прости, Кейл. - тихо повторил он.
   Я зарычал от бессилия и, разогнавшись, ударил по двери всем телом. Она сорвалась с петель, и я вместе с куском толстого дерева вывалился в коридор. Вскочив на ноги, я со всей возможной скоростью метнулся к ведущей вниз лестнице. Можно было бы конечно выпрыгнуть в окно в конце коридора, но на тот момент эта идея меня не воодушевляла.
   Ступеньки под ногами неожиданно сложились, образовав ровную скользкую поверхность, и я кубарем скатился на первый этаж. В спине вспыхнула дикая боль, но времени на то, чтобы пожалеть себя просто не было.
   Прямо из положения лежа, я прыгнул к входной двери, но огромный железный засов, конечно же, даже не подумал поддаться.
   Пытаясь хоть как-то совладать с буквально пожирающим меня изнутри страхом, я беспорядочно заметался по огромному холлу. Насколько я знал, из дома Ланса был только один выход. И сейчас это могло здорово мне навредить.
   Дьявол!
   Из столовой, которая скрывалась за красивой широкой аркой, в меня полетели тарелки, чашки, столовые приборы и чайники. Все вокруг заполнилось звоном разбиваемого на мелкие кусочки хрусталя. Уши моментально заложило. Я в голос взвыл, когда особо тяжелая супница что есть мочи ударила меня в грудь.
   - Хватит, мать вашу! - заорал я в отчаянии.
   Внезапно все вокруг стихло. Не веря своим ушам, я открыл глаза и с удивлением огляделся.
   - Похоже, ты заставил это чудовище себя уважать, - задумчиво сказал Ривз.
   Я сделал осторожный шаг по направлению к двери, но в этот момент потолок над холлом превратился в желеобразную массу и сквозь нее просочился Ланс, повиснув на, заботливо придерживающих его, веревках мерзкого красного цвета.
   Ривз нагло заржал.
   - Беру свои слова назад, Кейл! Дом тебя все так же не уважает.
   Я подхватил с пола огромный столовый нож, который минутой ранее едва не снес мне голову. Жаль, что мой собственный так и остался торчать в той двери. Кипя от ярости я еле удержался от того чтобы не запустить ножом в Ланса. Все равно он уже мертв.
   - Мало того что из-за тебя меня чуть вампир не сожрал, так ты еще и этот аттракцион устроил?! - я кривился от боли во всем теле, поэтому слова выходили сдавленными.
   Черт, не хватало еще чего-нибудь сломать.
   - Не могу долго сдерживать, - прохрипел Ланс. - Уходи...
   Я замялся, и это стало роковой ошибкой. Дом задрожал так, что казалось еще мгновенье и чудовищное здание оторвется от фундамента и пойдет гулять по городу.
   - Кейл... - в последний раз выдохнул Ланс, и его тело всосалось обратно в потолок.
   Поняв, что еще чуть-чуть и за меня возьмутся всерьез я забежал в столовую, где у Ланса находился камин. Дом, почувствовав мои мысли, резко выдернул из-под моих ног ковер, что, однако, лишь сыграло мне на руку - подкатившись к камину, я схватил банку с бензином и длинную палку разжигания.
   Все вещи в столовой начали двигаться, и меня едва не придавило тяжелым обеденным столом, об который я и разбил банку горючего. Резкий запах резанул ноздри и я, щелкнув кнопкой разжигателя, швырнул его на стол. Вспыхнуло синее пламя.
   - Ты забыл сказать что-нибудь пафосное, - критически заметил Ривз. - "Умри, тварь!" например.
   Доски под ногами вогнулись вовнутрь, словно от взорвавшейся в подвале бомбы и меня швырнуло о стену. Шлепнувшись на пол, я схаркнул кровавую слюну. Да сколько уже можно надо мной издеваться?!
   Раковина в углу столовой потрескалась и прямо в огнь ударила мощная струя воды. Гадство!
   - Да хватит прохлаждаться, олух! - закричал Ривз. - Беги!
   Ноги сами понесли меня к двери. На этот раз засов поддался - у дома появились проблемы куда важнее меня. Скатившись с крыльца, я отбежал от адского домишки на добрых полсотни метров и жадно глотая воздух, упал прямо на зияющий многочисленными дырами асфальт. Все тело болело, что не давало ощутить радость от победы над сумасшедшим домом Ланса. Надеюсь, что хоть за пределами своих стен у него нет власти, потому как тогда мне от него не убежать...
   Через несколько минут послышалось деликатное покашливание. Я раскрыл глаза и увидел, что надо мной склонилась давешняя девочка.
   - Что с вами? - спросила она.
   - Поссорился с домиком, - выдохнул я. - Ты оказалась права, иногда людям лучше не помогать.
   - Мне мама всегда об этом говорит, - просияла девочка. - Поможешь кому-нибудь, а тебе от этого только хуже станет.
   - Хотел бы я посмотреть на твою мамочку, - пробормотал я.
   - Вставай, Кейл. На мать девочки тебе лучше не смотреть, это, знаешь ли, чревато. Она - оборотень.
   Что за чертовщина...
   Я поднялся и смог разглядеть вмешавшегося в разговор человека. Это был Мертвец.
   - Иди, прогуляйся к своей шерстистой маме, девочка. Я хочу поговорить с Кейлом, - сказал он.

3. Мертвец

   Кто такой Мертвец? Вряд ли можно получить на подобный вопрос какой-то конкретный ответ. Этот вопрос из разряда покрытых толстым слоем тумана неизвестностей. Говорят, что раньше у Мертвеца было обычное имя, но все почему-то предпочитали называть его просто и незатейливо. Так спустя столетия имя и забылось. Наверное, всей правды о Мертвеце не знает даже Логан - наш всеми любимый городовой.
   Что о нем известно более или менее точно? Пожалуй, только то, что Мертвец - это кто-то вроде стороннего наблюдателя. Изредка он, конечно, вмешивается в те или иные конфликты между нечистью, но в основном остается безучастным, предпочитая активным действиям пассивное наблюдение.
   А еще он очень любит курить.
   - Хреново выглядишь, Кейл, - сказал он и критически оглядел меня снизу вверх.
   - А ты наоборот как новенький. Только что с кладбища? - поддел я его.
   Мертвец поморщился. Его плоть постоянно разлагалась и для того чтобы окончательно не превратиться в прах ему приходилось ежедневно подпитывать себя свежим мясом. Как он это делает, я не знал, да и честно говоря, стать свидетелем подобного процесса - сомнительное удовольствие. Сейчас он и вправду выглядел весьма неплохо - слащавый двадцатилетний парень с черными, как смоль, волосами в светлых брюках и рубашке. Высокий ворот последней надежно скрывал от любопытных взглядов тонкий рубец на шее. То ли Мертвец когда-то повесился, то ли над ним хорошо поработали удавкой где-нибудь в темной подворотне. Спрашивать его об этом было себе дороже - Мертвец просто ненавидел вопросы как о своей жизни, так и о своей смерти.
   Мертвец глубоко затянулся сигарой и облокотился о бок своего сверкающего в лучах Дневного Солнца автомобиля. Точь-в-точь такого же, как у Логана, но черного цвета. Ходили слухи, что самого Смотрителя подобная выходка со стороны Мертвеца жутко бесила, и он не менял своего передвижного средства лишь из гордости. А что могли сделать Мертвецу Темные? На него их сила совсем не действовала. Конечно, можно было бы запереть его на несколько суток в железной клетке, где он, лишенный пищи, благополучно и разложится. Вот только зачем ломать отлаженную политическую машину? Мертвец, будучи главным среди подобных ему мертвяков, исправно выполняет свои обязанности по сдерживанию пыла ходячих трупов. И пока действия Мертвеца вполне адекватны, Логан будет продолжать давать ему свежие тела для подпитки.
   - Хочешь? - предложил он мне, протягивая коробку с сигарами.
   - Обойдусь, - поморщился я.
   Не переношу табачный запах.
   - Мне тут шепнули о твоей личности кое-что интересное, - отвернувшись, сказал в пустоту Мертвец. - Говорят, тебе посчастливилось побывать Центре. Правда туда тебя доставили гвардейцы и что примечательно - в лежачем состоянии.
   - Разве ты ни разу не бывал за стенами Первого Кольца?
   - Нет, конечно. Кому я там нужен? Из всей нечисти только вампиры имеют эту честь. Бессмертные, - он сделал ударение на последнем слове и перевел на меня взгляд.
   - Ты уже все знаешь? - спросил я.
   - Нет, - покачал головой Мертвец. - Мои ребята донесли до меня лишь слухи. Расскажешь, что произошло на самом деле?
   Я не стал секретничать. Мертвец вполне мог оказать неплохую помощь и потому лучше удовлетворить его любопытство.
   - Тут и рассказывать нечего, - пожал я плечами. - Нес кинжал скупщикам, а тут, откуда не возьмись вампир с лицензией на меня, причем с ним еще двое кровососов. Ну, я ему в грудь кинжал и засадил...
   - Прям вот так все просто? - прищурился Мертвец.
   - Просто... - фыркнул я. - Тебя бы туда. В общем, кинжал его свита прикарманила, а я был благополучно отправлен в сон. Очнулся в камере у гвардейцев...
   Я коротко пересказал ему дальнейшие события.
   - Глупая история, Кейл, - покачал головой Мертвец. - Это похоже на...
   Он замолчал, явно о чем-то раздумывая.
   - На что? - насторожился я.
   - Ни на что, - отрезал Мертвец. - Так значит, тебе нужно узнать, где твой напарник отыскал этот самый кинжал, способный убивать бессмертных?
   - Было бы не плохо, - посмотрел я на, снаружи вполне мирно выглядящий, дом. - Вот только я там явно нежеланный гость.
   - Сейчас я сам узнаю, - Мертвец, попыхивая сигарой, направился к чудовищному зданию.
   - Домик слегка неадекватен, - предупредил я его в спину.
   Мертвец только махнул рукой. Он вежливо постучал, подойдя к входной двери, и та тут же отворилась. Казавшийся обычным парнем, мертвяк картинным жестом закинул сигару в кусты и, протерев ноги о коврик перед порогом, вошел внутрь.
   - Иногда мне кажется, что он подражает Логану вовсе не ради насмешки, - задумчиво сказал Ривз. - Возможно, Смотритель когда-то был его кумиром?
   - Бред, - отмахнулся я. - Мертвец в нашем мире чуть ли не со дня его сотворения.
   - Это всего лишь сплетни, - возразил Ривз. - Ему может быть не больше сотни. Кто у нас обладает даром долголетия? Темные и вампиры совсем не склонны к болтливости, а мертвяки и подавно никому и ничего не расскажут о своем обожаемом предводителе. Век всех остальных же слишком короток, чтобы верить их словам. Слухи, не более того.
   Я пожал плечами. Сейчас меня подобные вопросы совсем не интересовали.
   Мертвеца не было около получаса, и я уже начал нарезать перед домом Ланса круги. Сознание всеми силами было против подобного прожигания времени, когда мне назначили столь строгие сроки для нахождения кинжала.
   - Чего мечешься? - спросил Мертвец, сходя с крыльца.
   Он тут же достал из кармана брюк коробочку с сигарами и не торопясь, с наслаждением, раскурил одну из них.
   - И... - поторопил я его. - Почему дом пропустил тебя, и мало того, еще и выпустил?
   - Потому что он должен слушаться своего хозяина, - довольно хмыкнул Мертвец, и, запрыгнув на капот своего автомобиля, растянулся на нем во весь рост. - Я же могучий и бесстрашный повелитель мертвых! Забыл?
   Я поморщился.
   - Иногда даже ты переигрываешь.
   - Каждый видит, каким ты кажешься, но мало кто чувствует, каков ты есть, - изрек Мертвец, выдыхая в небо облачко дыма.
   - Похоже на афоризм, - предположил я. - Вот только мне сейчас нет дела до мудрых изречений.
   - Судя по всему, Ланса убили валькирии, поскольку кинжал он украл именно у них.
   Я вздохнул. Валькирии - народ вредный и что самое главное - весьма психованный. Если Лансу удалось обворовать валькирий, то, безусловно, это говорит о нем как о воре профессионального класса, вот только должен был мой напарник понимать, что ему за это грозит. Рано или поздно, дотошные девочки все равно выследили бы его.
   К несчастью это произошло рано. Даже слишком рано.
   - Мертвяком Ланс стал из-за своего дома, - продолжил Мертвец. - Очень уж не хотел тот отпускать своего последнего хозяина. Ты ведь, наверное, и ничего толком не знаешь о Лансе, несмотря на то, что работал с ним на протяжении многих лет. В этом доме во время Гражданской Войны вырезали всю его семью и, понятно дело, после выброса настолько сильных эмоций дом просто не мог остаться прежним. Хотя, честно говоря, случай довольно редкий. Во всяком случае, я с подобным встречался лишь однажды.
   - То есть Ланс теперь будет... как ты? - спросил я и вдруг понял что не испытываю совершенно никаких эмоций по поводу его смерти.
   Вероятно из-за того что бывший напарник погиб только... наполовину?
   - Нет, - покачал головой Мертвец. - Тут совсем другое. Залазь в машину, я все расскажу по пути.
   - По пути куда?
   - К валькириям, разумеется, - Мертвец скатился с капота и уселся на водительское сидение. - Если я ничего не путаю, у тебя ведь осталось меньше суток на то чтобы найти кинжал? Или ты решил на все наплевать?
   Я, молча, залез в автомобиль. По идее мне бы конечно думать о том где кинжал находится сейчас, а не где он был до того как попал в руки Ланса. Но других мыслей просто не было, а любая зацепка могла здорово облегчить поиски. Конечно, очень сомневаюсь насчет общительности валькирий. Скорее всего, нас просто пошлют куда подальше. Хотя... Так бы всенепременно поступили со мной будь я один, а вот в компании с Мертвецом есть даже какие-то намеки на успех.
   -Ты знаешь, как становятся живыми трупами, Кейл? - спросил Мертвец, трогая машину с места.
   Автомобиль он вел более чем бережно. По крайне мере, не все объезжают каждую дыру в дороге.
   - Ну, это те бедолаги, душам которых по тем или иным причинам нет места в загробных царствах, - припомнил я.
   О мертвяках я знал лишь то, что без регулярной подпитки их тела вконец разлагаются, и каждый ходячий труп в перспективе имел все шансы стать бестелесным приведением. Именно поэтому все мертвяки старались всячески угодить Лорду и Темным, дабы те давали им доступ на кладбища. Почему-то никто из них не хотел становиться приведением, хотя, на мой взгляд, это куда лучше, чем существование в мертвой оболочке.
   - В общих чертах верно, - немного помедлив, согласился Мертвец. - Так вот с Лансом случай совершенно иной. Его душа уже не в нашем мире, но дом... как бы это попроще объяснить... он хранил все его воспоминания и эмоции, понимаешь?
   Мы выехали на более-менее ровную дорогу, и Мертвец, газанув, увеличил скорость, чем заставил нескольких прохожих с криками отпрыгнуть с пути бешено мчащегося автомобиля.
   - То есть, дом заменил Лансу душу? - спросил я.
   - Точно, - щелкнул пальцами Мертвец.
   - Тогда зачем он хотел меня убить?
   - Это не он хотел, а дом. Не знаю почему, скорее всего из-за событий Гражданской Войны, убившей почти всех его хозяев. Он просто хотел отомстить и неважно кому. А меня он не тронул, потому что я - Мертвец и Ланс даже не имея души в привычном ее понимании все равно находится под моим покровительством.
   - Чертовщина, - пробормотал я.
   - У тебя намечается веселый денек, Кейл, - с усмешкой посмотрел на меня Мертвец. - Мне бы такую веселуху...
   - С радостью уступлю тебе свое место, - буркнул я.
   Мертвец хмыкнул, увеличивая и без того немалую скорость.
   Штаб-квартира валькирий - это по сути всего лишь дом их предводительницы, или Матери как называет ее эта дневная нечисть. Штаб-квартира находилась на живописном берегу Джиегвара, в здании бывшей церкви и домчались мы до нужного места вполне быстро - Мертвец гнал машину на поистине адской скорости, не раз и не два едва не сбивая ни в чем не повинных зевак. Но вот зато парковался он прямо таки с трепетом.
   - Феминистки окопались в храме господнем, - громко сказал Мертвец, выходя из автомобиля. - Как символично...
   Я окинул взглядом возвышающуюся перед нами громаду. Все, как и положено: массивная двустворчатая дверь, высокие, украшенные причудливой вязью, окна, и три высоких башни вокруг стеклянного купола. Раньше эта картина впечатляла, но после увиденных мною за Первым Кольцом красот, пристанище валькирий не вызывало особого уважения.
   - Будем стучаться? - спросил я Мертвеца.
   - Зачем? - удивился тот. - Подождем...
   - Нечего вам здесь ждать, - неожиданный голос заставил меня подпрыгнуть на месте. - Убирайтесь.
   Я оглянулся. Никого. Проклятые невидимки! Мог и догадаться, что дом Матери валькирий охраняется и снаружи.
   - Жаль голос незнакомый, - похлопал меня по плечу Ривз. - А я так надеялся... Впрочем еще не все потеряно.
   - Нам бы с вашей мамой переговорить, - Мертвец задумчиво повертел в руках сигару. - Вы меня, наверное, не узнали после... омоложения. Я - Мертвец и хочу кое-что обсудить с предводительницей валькирий.
   Послышался негромкий шепот, а затем вокруг нас прямо из воздуха возникли три девицы в легких, явно рассчитанных на бой нарядах. В руках каждая из них сжимала по длинной острой сабле. Валькирии - известные почитательницы холодного оружия.
   - Следуйте за нами, - сказала одна из девиц и направилась к церкви.
   Мертвец, самодовольно хмыкнув, двинулся за ней.
   Двери церкви, едва мы подошли к ним, нам открыли изнутри.
   - Наверное, не стоит там курить, как считаешь? - спросил меня Мертвец и, не дожидаясь ответа, небрежно выкинул сигару через плечо. - Хотя это и давно уже не церковь...
   Валькирии поморщились, но смолчали.
   Внутри церковь скорее напоминала обычный каменный замок: никаких икон или алтаря не наблюдалось, лишь полупустое огромное помещение с множеством, берущих оттуда свое начало, коридоров. Вопреки моим ожиданиям нас не повели куда-нибудь наверх к вершинам башен или в помещение под куполом. Нет, мы лишь прошли короткий путь по одному из коридоров и остановились возле, ничем не примечательной, высокой дубовой двери.
   Одна из валькирий осторожно открыла ее и вошла внутрь.
   - Монастырь благородных девиц не иначе, - фыркнул Мертвец и повернулся к одной из наших проводниц. - Я смотрю у вас тут дисциплина почище чем у гвардейцев.
   Та не ответила, или просто не успела придумать что-нибудь колкое так как, дверь открылась, и нас пригласили войти.
   Это было похоже на обычную спальню: кровать, несколько маленьких шкафчиков расставленных по углам и глубокое кресло, в котором, совсем не величественно, восседала женщина. Именно женщина, поскольку, несмотря на свой семидесятилетний возраст, Мать все еще выглядела вполне бодро.
   - Приветствую тебя, Мать, - Мертвец поклонился так, что едва не задел носом пушистый ковер на полу.
   - Все веселишься? - риторически спросила в пустоту глава валькирий.
   Усталость в ее голосе резко контрастировала с внешним видом.
   - Нет, разве я смею? - улыбнулся Мертвец.
   Каких-либо мест для посетителей не наблюдалось и нам приходилось стоять перед Матерью, словно провинившимся детям. К тому же изрядно напрягали нервы, стоящие позади, валькирии.
   - Что вам нужно? - спросила Мать.
   - Всего ничего, - пожал плечами Мертвец. - Узнать где вы взяли кинжал, из-за которого убили вора по имени Ланс.
   Он явно решил взять все обязанности переговорщика на себя. Впрочем, я не был против. Если Мертвец кому-то и помогает, то он делает это исключительно ради интереса, так что лучше не лишать его этого удовольствия.
   - И вы всерьез решили, что вам ответят? - приподняла брови Мать.
   - Честно говоря, нет, - признался Мертвец. - Но вы же не хотите, чтобы мы ушли отсюда в полном унынии?
   Мать усмехнулась.
   - Все что я могу вам сказать это то, что вор по имени Ланс был убит не забавы ради. Украв кинжал, он опозорил всех валькирий и их Мать в частности. Валькирия, осуществившая возмездия уже приняла наказание от Лорда, так что если вы хотели на нас давить, лучше убирайтесь отсюда добровольно. Не нужно наглеть, Мертвец.
   - Разве я наглел? - Мертвец добродушно улыбнулся. - Так значит, ничего не скажете?
   - К твоему сожалению.
   - Это не к моему, а к его сожалению, - указал на меня Мертвец. - Просто глубочайшему сожалению, прошу заметить. Парня убьют, если он сегодня же не добудет ваш проклятый кинжал.
   - Думаешь, нам есть до этого дело? - как-то хищно улыбнулась Мать и перевела свой взгляд на меня. - Кейл Ханс, тебя еще не убили лишь потому, что жертва еще одной нашей сестры стала бы бессмысленный. К закату Ночного Солнца ты все равно покинешь наш мир. Смотритель не даст тебе найти кинжал.
   Я покачал головой. Значит, валькирии уже знают о поставленном мне Лордом Кауном условии. Быстро же распространяется информация в нашем далеко не малом городе. Впрочем, насчет последнего Мать ошибается - Логан дал клятву, призвав в свидетели саму Тьму. Такое обещание нарушить просто невозможно.
   - А теперь - вон, - небрежно добавила Мать.
   - Еще один вопросик, - засуетился Мертвец. - Откуда у вас взялся кинжал, способный убить бессмертного?
   - Это не твоего ума дела, - отрезала Мать.
   - Может и не моего, - согласился Мертвец. - Но не боитесь ли вы Лорда Кауна? Как бы старик не захотел перестраховаться. Ведь если кинжалу оказался по силам бессмертный вампир, то и Темные для него - плевый вопрос. Никто не захочет иметь под боком угрозу своей власти.
   - Ко мне уже приходил Смотритель, и я раскрыла ему свое сознание полностью. Логан знает, что ни о чем подобном валькирии и не помышляли.
   Так вот откуда она прознала о моем уговоре с Лордом. Хм... Можно сказать, что Логан немного продлил мою и так висящую на волоске от смерти жизнь. Было бы, по меньшей мере, глупо помереть от сабли, съехавшей с катушек бабы.
   - А вы будете искать этот кинжал? - полюбопытствовал Мертвец.
   - Ты говорил лишь об одном вопросе, - заметила Мать. - Уйди с глаз.
   - Без проблем, - поднял вверх руки Мертвец и направился к двери.
   В этот момент дверь открылась и вошла та, которую я больше всего опасался здесь увидеть. Лейна.
   Ривз восторженно взвизгнул.
   - А она все еще ничего, Кейл!
   Возникла пауза. Мы с Лейной смотрели друг на друга, а остальные, почувствовав неладное, смотрели на нас.
   - Лейна? - нарушила, воцарившуюся было, тишину Мать.
   Девушка встрепенулась, отвела от меня взгляд, подбежала к Матери и что-то тихо зашептала той на ухо. Мать сосредоточено кивала. Вот как, значит. Лейна уже успела дослужиться в иерархии валькирий до приближенных к Матери. Впрочем, вряд ли это единственное изменение, произошедшее в ее жизни с момента нашей последней встречи более полугода назад.
   Мы с Мертвецом вышли из покоев предводительницы валькирий и двинулись по незатейливому коридору обратно, к выходу из церкви.
   - Сумасшедшие женщины, - шепнул мне Мертвец. - Слыхал? Одна из феминисток добровольно лишила себя жизни, чтобы отомстить за причиненный Лансом ущерб. Опозорили их, видите ли! Ну, не фанатики ли? Хм... Интересно, что с ней сделали? Отослали в Гетто? Вряд ли, это было бы слишком гуманно. Скорее всего, пошла на корм. Вот только кому? Мертвякам? Оборотням? Вампирам?
   Я молчал. Было понятно, что его речь в первую очередь рассчитана на, тенями движущихся позади, валькирий, ярость которых уже начинала чувствоваться чуть ли не на физическом уровне.
   Когда мы вышли из церкви двери за нами с грохотом закрылись, и Мертвец довольно рассмеялся. Погруженный в мысли о Лейне я не сразу увидел причину его радости.
   Возле черного автомобиля Мертвеца стоял точно такой же, но белоснежный агрегат, а рядом с ним, изучая нас цепким взглядом, стоял Логан.
   - Кого я вижу?! - радостно воскликнул Мертвец, доставая очередную сигару. - Какими судьбами, Смотритель?
   Логан никак не отреагировал на столь панибратское приветствие.
   - Ты совсем не заботишься о здоровье, мальчик, - в притворном беспокойстве покачал он головой. - Бросать не прибывал?
   - О, благодарю за заботу, старик, - вернул ему издевку Мертвец. - Ты, наверное, не знал, но табак просто замечательно отбивает запах мертвечины.
   - Кейл, - обратился ко мне Логан, похоже, решив, что с него довольно разговоров с Мертвецом. - Как твои успехи?
   - Замечательно, - заверил я его.
   - Неужели? - фыркнул он. - Ты еще скажи, что валькирии встретили вас с распростертыми объятиями.
   - Не люблю откровенную ложь, - поморщился я. - Что вам нужно? Решили поиздеваться?
   Логан задумчиво почесал свою бородку.
   - Нет, я просто подумал, что было бы неплохо напомнить тебе о том, что с момента рассвета прошло уже три часа. Да и хотелось узнать, как идут твои дела.
   - Очень трогательно, - проплакал, вышедший из-за моей спины, Ривз. - Кейл, дай ему в морду! Все равно тебе терять нечего.
   Я только хмыкнул.
   - А что насчет ваших поисков?
   - Они ведутся, - сказал Логан, усаживаясь в свою машину. - Тебе достаточно знать того, что для тебя еще не все потеряно.
   Мотор взревел, и Смотритель умчался прочь от штаб-квартиры валькирий.
   - И почему он только тебя терпит? - спросил я Мертвеца. - Любой другой за подобное поведение уже давно был бы сожжен до самого пепла.
   - Меня он не тронет, - запыхтел сигарой Мертвец. - Наверное, ему до сих пор стыдно...
   Он рассмеялся, и я не стал уточнять, за что это Логану может быть стыдно перед Мертвецом. Не мое это дело.
   - Итак, что мы имеем? - он снова запрыгнул на капот своего автомобиля. - Ничего мы не имеем. Ни Ланс, ни валькирии не дали какой-либо ценной информации. Но зато теперь мы точно знаем, что кинжал до сих пор находится у вампиров. Попробуем поразмышлять логически...
   - Это сложно, - усмехнулся я.
   - Вампиры ведь существа Ночного Солнца, верно? А значит, в данный момент они находятся в спячке в какой-нибудь самой глубокой дыре Олеандра. Вывод: найдем эту самую дыру - найдем вампиров, а, следовательно, и кинжал. И, конечно же, было бы желательно сделать это до ночи, пока кровососы не так страшны.
   - Олеандр не так уж и мал, - заметил я. - На поиски мне понадобиться как минимум год вечного дня.
   - Ну-у, - протянул Мертвец. - Вычеркнем из плана Гетто, да и вообще все территории за Четвертым Кольцом и зона поисков заметно сузится.
   - О, да, - закивал Ривз. - Это уже совсем другой разговор. Задача стала намного легче.
   - А лучше попросить совета, - немного подумав, сказал Мертвец. - У Гурмана. Он ведь представитель дневной нечисти?
   Я застонал. Только походов к единственному в нашем мире энергетическому вампиру мне не хватало.
   - Гурман - псих, - сказал я.
   - Именно, - кивнул Мертвец. - И чует мое разлагающееся сердце, он не последний из умалишенных с кем тебе сегодня предстоит встретиться.

4. Кладбищенская башня

   - Зачем ты мне помогаешь? - спросил я Мертвеца.
   Гурман жил в одинокой башне на территории Западного Кладбища, что довольно далеко от штаб-квартиры валькирий и потому Мертвец гнал автомобиль на неимоверной скорости, нещадно выжимая из мотора все соки.
   - Вот это очень интересный вопрос, - причмокнул он губами. - Ни для кого не секрет что я общаюсь лишь с теми, кто мне нужен. Разве тебя никогда не удивляла моя вполне дружелюбная настроенность к простому вору, то бишь к тебе?
   - Бывали подобные мысли, - признал я. - И почему же ты тратил на меня свое драгоценное время?
   - В тебе что-то не так, - медленно, подбирая слова, сказал он. - Что-то... внутри тебя есть...
   - Что-то или кто-то? - заржал Ривз.
   - Или даже кто-то, - добавил вдруг Мертвец и я, вздрогнув, пристально посмотрел на него.
   Нет, похоже, это все же просто совпадение.
   - Можешь считать это наиполнейшим бредом, но меня редко подводили... чувства, - продолжил он. - К тому же ты сказал, что просто-напросто взял и пырнул вампира кинжалом. Так?
   - Ну да, - подтвердил я.
   Мертвец покачал головой.
   - Это невозможно, Кейл. Нереально. Противостоять ментальным способностям вампира, чьи руки раскованы лицензией могут только Высшие Темные. Никому другому, ни рядовым Темным, ни нечисти, ни тем более людям это неподвластно. Не знаю, почему Граф не убрался от тебя сразу же едва ты начал оказывать сопротивление. Подобный факт должен был его до дрожи напугать. Хотя вероятно если он уже начал трансформацию, то свою роль сыграла и эйфория, запах пищи.
   Я не знал, что сказать на это. То, что меня выручила собственная же болезнь - раздвоение личности? Возможно, вампир захватил своими ментальными щупальцами лишь мое сознание, ведь Ривз не был абсолютно ничем скован? Значит, я выжил именно благодаря своему второму Я, но Мертвецу этого знать совсем не обязательно.
   - Не знаю, - сказал я, отворачиваясь к окну.
   - В общем-то, это сейчас и не важно, - помедлив, сказал Мертвец. - Думаю, тайну смерти Графа мы узнаем в самое ближайшее время. То есть ты узнаешь. Я, к сожалению, лишен способности существовать под фиолетовыми лучами Ночного Солнца.
   - А хотелось бы?
   - Конечно.
   - Слушай, Мертвец, почему вы не хотите становиться приведениями? Это ведь лишает вас всех проблем с разлагающимся телом, да и к тому же, делает из вас ночную нечисть.
   - Сомневаюсь что это приятно. Кейл, - Мертвец задумчиво пожевал кончик сигары. - Быть бестелесным, никому не нужным духом намного хуже, чем ходячим трупом. Так считают все мертвяки, поверь. Да и к тому же что хорошего в ночи? Вампиры и оборотни? Смешно... Зато с восходом Дневного Солнца на улице появляется столько колоритных персонажей, что прямо начинаешь радоваться тому что когда-то умер. Та же Мать валькирий, например. Или воистину феноменальный Гурман. Он же штучный экземпляр! Больше энергетических вампиров просто нет! Ну, и я, в конце концов.
   Автомобиль миновал длинный мост переброшенный через Второе Кольцо и въехал на дорогу из белого гравия. Все Кольца Олеандра, кроме Первого, имели чисто символический характер - в данном случае эту роль выполняла река Джиегвар. Третьим Кольцом и вовсе считалась широкая, но ничем не примечательная дорога опоясывающая весь Олеандр.
   Нужное нам Западное Кладбище как раз находилось где-то между Вторым и Третьим Кольцами.
   - Кстати, а что с вами происходит, когда садится Дневное Солнце? - спросил я, в общем-то, не очень и надеясь что он ответит.
   Было общеизвестно, что кровососы тут же впадают в непробудную спячку и потому на ночь обычно накрепко запираются у себя в домах. Нечто похожее происходило и с оборотнями, а вот валькирии так и вовсе просто-напросто исчезали, появляясь на том же самом месте со следующим рассветом Дневного Солнца. Это мне когда-то рассказывала Лейна.
   Лейна... В груди вдруг как-то сразу стало тоскливо.
   - Мы - единственные кто остается в рассудке, - сказал Мертвец после настолько долгого молчания, что я уже перестал надеяться на ответ.
   - Что? - не понял я.
   - Мы не впадаем в спячку или что подобное. Все что нужно мертвякам - это не попадаться под воздействием Ночного Солнца. Иначе мы рассыплемся в прах.
   - И... где же ты проводишь ночь?
   - У себя дома, - пожал плечами Мертвец. - Ты даже не представляешь как это скучно. Лучше бы мы все-таки засыпали или исчезали в воздухе подобно валькириям.
   - Я не знал этого, - медленно сказал я.
   - Этого мало кто знает, - кивнул Мертвец и усмехнулся. - Трупы - народ скрытный. Кто тебе та валькирия?
   - Какая?
   - Не отлынивай.
   Я вздохнул. Все ясно. Откровенность за откровенность.
   - Ее зовут Лейна, и мы когда-то... были вместе.
   Мертвец дал по тормозам так резко, что я едва не припечатался носом об лобовое стекло.
   - Да ты гонишь! - восхитился он. - Правда что ли? А я-то думал они все того... малость нетрадиционны.
   Я криво усмехнулся.
   - И как она? - поинтересовался Мертвец. - Ну, я имею в виду...
   - Я понял, - перебил его я. - Она в этом плане вполне нормальная, как и все девушки.
   - Умеешь ты удивлять, Кейл, - улыбнулся Мертвец. - В жизни бы не подумал... Но, судя по всему, вы теперь даже не общаетесь?
   - Нет. И не надо спрашивать почему.
   - Не буду, - неожиданно легко согласился Мертвец.
   Некоторое время мы ехали молча.
   - А не надо ли Гурману чего-нибудь прикупить? - додумался вдруг я.
   - Ты что?! - заржал Мертвец. - Не дай бог, ты принесешь ему нечто, с его точки зрения совершенно отвратное. Он из тебя в отместку всю энергию высосет. Будешь потом до самого заката парализованный валяться.
   - Разве его действия не контролируются? - удивился я. - Темные что, не следят за его рационом?
   - Не-а, - почему-то скривился Мертвец. - Это посчитали нецелесообразным. Гурман никогда не позволяет себе лишнего, да и к тому же убить он не может. То есть может, конечно, но не энергетическими способами.
   - Что-то мне страшновато к нему идти, - поежился я.
   - Тебе сейчас нужно цепляться за любой даже самый крохотный шанс, - пожал плечами Мертвец.
   Больше мы не разговаривали. Мертвец напевал под нос какую-то простенькую мелодию, а я все никак не мог выкинуть из головы Лейну. Забавно. Лишь на волоске от смерти я понял, какую серьезную ошибку совершил полгода назад.
   Путь к кладбищу пролегал через узкую ухабистую дорогу, и Мертвец то и дело охал, причитая, что его автомобиль на такое не рассчитан. Наконец мы остановились возле высокой чугунной ограды.
   - Я с тобой не пойду, - сказал Мертвец. - Нет права.
   Я чертыхнулся. Совсем забыл про то, что мертвяки не могут войти на территорию кладбища без разрешения Темных, так же как и вампиры не могут укусить человека, не имея на то лицензии.
   Исполинские деревья доросшие казалось, до самого небосвода, не давали лучам Дневного Солнца более или менее приемлемо осветить окружающее, что создавало неприятную, даже какую-то зловещую атмосферу. Но уж чего-чего, а темноты я никогда не боялся.
   Из домика сторожа выбежал немного толстоватый мужичок в нелепых высоких сапогах.
   - Кто такие? - почти что вежливо спросил он.
   Вот только нацеленная на нас двустволка с этой вежливостью никак не вязалась.
   - Эй, полегче, дядя. - усмехнулся Мертвец.
   Вглядевшись в него, сторож опустил ружье.
   - Вы... - он нервно облизал губы, видимо пытаясь подобрать наиболее вежливые слова. - На подпитку?
   - Нет, - лениво протянул Мертвец. - Я с утра уже побывал у твоего южного коллеги.
   - Мне нужно увидеться с Гурманом, - влез я в разговор. - Это ведь не запрещено?
   Сторож фыркнул.
   - Это уже смотря, какое у него будет настроение. Пойдемте, я проведу.
   Он повесил свое оружие на плечо и призывно махнул рукой.
   - Хочется надеяться, что этот чокнутый сегодня в хорошем расположении духа, - сказал, появившийся рядом, Ривз.
   Сторож открыл передо мной ворота и опасливо посмотрел на Мертвеца.
   - Не волнуйся, - усмехнулся тот, глубоко затягиваясь сигарой. - Я все равно не смогу войти.
   Сторож кивнул и повел меня по одной из множества, покрывающих кладбище подобно паутине, тропинок.
   - Не нравиться мне этот Гурман, - сказал, явно желающий поболтать, сторож. - Все-таки вампир остается вампиром и под Дневным Солнцем. А что кровью питается, что эмоциями - разницы особой нет. Нелюдь она и есть нелюдь.
   - У меня к нему чисто деловой разговор, - поддержал я беседу. - И особого восторга от предстоящего я не испытываю.
   - И угораздило же, - страдальчески хлопнул себя по лбу сторож. - Вампир на территории моего кладбища! А ведь с Темными же не поспоришь.
   - Не поспоришь, - согласился я, вспоминая ненавистного Лорда Кауна. - А зачем кладбища-то охранять? Мертвякам то сюда по-любому нелегальный путь закрыт.
   - Так не перевелся еще народ окаянный, - горестно выдохнул сторож. - Вандалы и им подобная мерзость. Правда, как в моем кладбище этот проклятый Гурман поселился, подобные случаи и прекратились. Хоть какая-то польза от нечисти, будь она неладна.
   Я вдруг с содроганием понял как здесь тихо. Казалось, что даже ветер боится потревожить покой умерших. Слава богу, что до сегодняшнего дня поводов для посещения подобных мест у меня не было.
   Я старался не смотреть на теснившиеся по обе стороны от тропинки надгробия. Какие-то из них представляли собой простые дощечки с коряво нацарапанными именами и датами жизни, а некоторые были самыми настоящими памятниками в миниатюре.
   Жуткое место.
   - Пришли, - оповестил меня сторож, но я уже и сам понял, что немного накренившаяся от времени башенка, ни что иное как покои Гурмана.
   Дверь на вид казалась довольно хлипкой, а единственное окно, находящееся почти что на самой вершине, было плотно занавешено.
   - Бр-р, - вздрогнул, словно от порыва ледяного ветра, сторож. - Видели бы вы его глаза. Прямо до мозга костей пробирают.
   - Еще несколько минут, и увижу, - меланхолично пожал я плечами.
   В конце концов, я единственный в истории человек, убивший вампира. И не обычного, а старейшего Графа, между прочим. Мне ли боятся его питающегося чужими эмоциями собрата?
   - Но ведь ты боишься, - заметил Ривз.
   - Боюсь, - согласился я и шагнул к башне.
   Гурман - не просто любитель специфической пищи. Постоянно находясь в поисках нового вкуса, он в первую очередь является путешественником. Энергетический вампир, который ради соискания экзотической дичи готов зайти как угодно далеко. Он один из тех, кто знает Олеандр как свои пять пальцев и именно поэтому Гурман может мне помочь.
   Может, но станет ли он это делать?
   Я осторожно приблизился к двери и с некоторым удивлением уловил довольно приятный пряный запах. Дверь открылась лишь после третьего стука.
   На меня смотрел высокий, метра под два ростом, мужчина с аккуратно зачесанными назад светлыми волосами. Глаза у него и, правда, были холодными, пробирающими до костей, видящими тебя насквозь. Я ожидал, что он сейчас гаркнет что-нибудь вроде: "Убирайся прочь, мерзкий человек!". Но этого не произошло.
   - Вы точно не ошиблись адресом, молодой человек? - спросил он глубоким басом.
   - Не думаю, - замявшись, ответил я.
   - Тогда входите.
   Он посторонился, пропуская меня в свой дом, и я, с некоторой опаской, шагнул за порог. Внутри пряный запах был намного сильнее, но что странно - это не вызывало абсолютно никакого раздражения. Оглядевшись, я понял, что Гурман занят приготовлением еды.
   Огромный стол в центре круглой комнаты был заставлен столовыми приборами и многочисленными склянками с разносортной приправой, а на потрескивающем огне камина закипал чугунный чан с водой. В углу ввинчивалась вверх, не очень-то и надежная на вид, железная лесенка.
   - Довольно мило, - усмехнулся Ривз, оценивающе изучая жилище энергетического вампира.
   Действительно. Я ожидал увидеть что-нибудь более мрачное.
   - Итак, молодой человек. Я вас внимательно слушаю, - Гурман подбежал к чану, ссыпал в него какой-то зеленый порошок. Жидкость в чане забурлила.
   - Я убил Графа, - зачем-то сказал я.
   Черт. Совсем ведь не с этого планировал начать разговор.
   - Что?! - Гурман обернулся ко мне так резко, что я невольно вздрогнул. - Графа?! Это правда?
   Я кивнул, а вампир некоторое время внимательно смотрел мне в глаза. Читает эмоции, понял я, проводит своеобразную проверку правдивости моих слов.
   - После подобных заявлений мне следовало бы высосать из вас всю энергию хотя бы просто из соображений безопасности. Но вы явно не ставили перед собой задачи избавить мир от вампиров. Убить бессмертного, надо же... - Гурман неожиданно улыбнулся. - Трехсотлетний кретин давно напрашивался. Так ему и надо.
   Ривз озадаченно приложил руку ко лбу.
   - То есть... - осторожно начал я. - Вас это не выводит из себя?
   Гурман презрительно фыркнул, и это было его ответом.
   - Можно даже сказать, что вы оказали мне услугу, - он пододвинул к себе одну из стоящих на столе кастрюль и извлек оттуда несколько больших кусков мяса. - С одной стороны, конечно, приятно, что я теперь самый старший, но я вовсе не собираюсь вязнуть в интригах Великих Семей и Лорда Кауна.
   Я, конечно, знал что Графом, представителем кровососов при Дворе, автоматически становился самый старый вампир, но Гурман-то здесь каким боком?
   - Вы же энергетической вампир? - не понял я.
   Гурман некоторое время молчал, видимо раздумывая, стоит ли мне отвечать, но затем все же заговорил.
   - Так было не всегда. Я - единственный из вампиров кто смог избавиться от потребности в свежей крови, правда, взамен я, конечно, получил другую зависимость, но жаловаться было бы грешно.
   Оцепенев, я смотрел, как Гурман кухонным молоточком работает над мясом.
   - Почему этого никто не знает? - спросил я охрипшим голосом.
   - Этого не знают люди, - поправил меня Гурман. - Я вовсе не держу это в секрете. Темные насчет меня особо не распространяются, а мои кровососущие братья меня уже никогда не смогут увидеть. Как видите, теперь я живу под Дневным Солнцем.
   - Как вам это удалось? - не смог сдержаться я.
   - Вы же человек, для вас это не важно, - сухо отрезал Гурман. - Я ведь не спрашиваю, как вам удалось убить Графа.
   - Только потому, что я сам вам это расскажу, - покачал я головой.
   - Верно. Говорите.
   - Граф умер от кинжала, который мой... знакомый украл у валькирий. Однако, этот самый кинжал попал в лапы двух шестерок Графа, которые вместе с этой железкой смылись в неизвестном направлении. И если я не найду этот кинжал до заката Ночного Солнца - мне грозит самый что ни на есть каюк.
   - Забавно, - хмыкнул Гурман. - Ваш знакомый очень хороший вор, раз сумел обставить невидимок
   Он взял огромный нож и начал нарезать мясо мелкими кубиками.
   - Он недолго радовался этому, - сказал я. - Валькирии наказали его за свой позор.
   - Этого следовало ожидать, - кивнул вампир. - Так что вам нужно от меня?
   - Вы довольно хорошо знаете Олеандр. Где вампиры могли укрыться от лучей Дневного Солнца?
   - Знаете чье это мясо? - спросил Гурман, орудуя ножом.
   - Чертов вампирюга, - зло зашипел Ривз. - Он что не может просто взять и ответить на вопрос?
   - Это плоть Ларрунов, - не дожидаясь моего ответа, сказал Гурман. - Эти существа обитают лишь в пещерах под Джиегваром. Понимаете, к чему я клоню?
   - Пещеры огромны, - я устало провел ладонью по лицу. - А у меня слишком мало времени.
   - Может они конечно, и тянутся на многие километры, но подходящих для спячки мест там не так уж и много. Я набросаю вам план. Насчет других мест подходящих для более-менее безопасной спячки... Их нет. Если конечно эти двое не полные кретины и не отлеживаются сейчас где-нибудь у себя на чердаке.
   - Спасибо, - склонил я голову. - А не могли они отнести этот кинжал кому-нибудь из других вампиров? Есть же, наверное, какие-то особо почитаемые личности?
   - Вампиры по сути своей эгоисты, - сказал Гурман. - Если они и могли к кому-нибудь побежать, то только к Графу. А он к моей глубочайшей радости уже вошел в историю.
   Я как завороженный следил за манипуляциями Гурмана. Он смачивал кусочки мяса в какой-то вязкой жидкости, а затем посыпал их приправами. Хотел бы я отведать мяса Ларруна? Нет, конечно. Если Гурман и считает этих крылатых монстров деликатесом, то я с ним в этом совсем не согласен.
   - Вы понимаете, что за кинжалом будут охотиться и валькирии тоже? - сказал вдруг он, заставив меня встрепенуться. - А если дело дойдет и до Ночного Солнца, в игру вступят все без исключения вампиры.
   - А вы? - спросил я.
   - Я уже слишком стар, чтобы участвовать в таких мероприятиях, - усмехнулся он и высыпал в чан мелко нарезанные кусочки мяса. - Впрочем, я очень сомневаюсь, что кинжал не будет найден до наступления ночи. Кто-то, и скорее всего это будет Смотритель, найдет его. Два вампира просто не смогут так долго водить Темных и валькирий за нос.
   - У меня мало шансов. Я знаю это.
   - Правильнее было бы сказать, катастрофически мало, - Гурман немного помешал кипящее в чане варево и, взяв в руки неглубокую миску, принялся взбивать в ней нечто вроде соуса.
   - Вы можете предположить, что это за кинжал такой волшебный? - спросил я.
   - Даже предполагать не хочу. А ты все равно узнаешь это в ближайшее время.
   Я кивнул.
   - Знаете, молодой человек, - задумчиво сказал Гурман, продолжая колдовать над чаном. - Мне кажется, даже если вы найдете нужных вам вампиров, то никакого кинжала при них не окажется. Не полные же они дураки? И к тому же, будь они даже напротив хоть самыми тупыми существами Олеандра, даже им должно быть понятно, что за такой вещью будут охотиться. Коротко говоря, мне кажется, они спрятали его где-нибудь в надежном на их взгляд месте... Вообще их поступок нелогичен. Зачем они не отнесли кинжал Лорду? Поняли, какое это оружие и загорелись желанием порешать с его помощью все свои проблемы? Абсурд... Или забоялись тотального истребления вампиров? Хм... Вот это уже вполне возможно. Ведь всему Олеандру известно, что главы всех четырех Великих Семей в последнее время начали поднимать вопросы об изгнании вампиров из Двора - им не нравится, что кровососы наряду с ними решают политические проблемы...
   Казалось, он говорил сам с собой. Наверное, у него слишком долго не было достойной темы для того чтобы пошевелить мозгами.
   - Еще полчаса и будет нечто, - с улыбкой сказал он, закрывая чан крышкой. - Не желаете попробовать?
   Бред... Вампир, который смог отказаться от сладости человеческой крови предлагает мне разделить с ним трапезу.
   - У меня мало времени, - напомнил я ему. - Так что принять ваше предложение не могу. Вы обещали набросать мне карту...
   - Ах да, - хлопнул он себя по лбу и, немного порывшись в одном из своих комодов, извлек на свет бумагу и перо.
   - Он оказался не таким уж и страшным, Кейл - шепнул мне на ухо Ривз.
   - Просто он почувствовал, что у меня есть любопытная информация, - не совсем уверенно предположил я.
   - Вот, - сказал Гурман через некоторое время и протянул мне лист бумаги. - Здесь обозначено три места. В двух случаях попасть в подводные пещеры можно непосредственно через идущий вдоль берега туннель канализации. Еще один проход берет свое начало из подвала старого дома недалеко от штаб-квартиры валькирий. В общем, разберетесь.
   - Спасибо, - поблагодарил я, пряча листок в карман.
   - Не за что, - махнул рукой Гурман. - Я, конечно, буду бесконечно удивлен, если вам удастся найти кинжал, но все же желаю вам удачи.
   Он отвернулся к своему чану, приподнял крышку, вдохнул хлынувшие оттуда облачка пара и довольно хмыкнул. Похоже, аудиенция подошла к концу.
   - А я-то как буду удивлен, если доживу до следующего дня, - пробормотал я, выходя из башни.
   После, пропитавших дом Гурмана, запахов специй, которые под конец уже начали резать горло, кладбищенский воздух показался мне свежим.
   Я вдохнул полной грудью. Все внутри меня было на грани паники. Дьявол! Как мне найти этот кинжал? Как спасти свою жизнь? С каждой минутой вера в благополучный финал понемногу, но верно оставляла меня.
   - Сосредоточься! - крепко сжал мое плечо Ривз. - У тебя что, нет жизненного стимула?
   - А есть? - устало спросил я.
   - А как же Лейна? - приторным голосом поинтересовался он. - К тому же ты всегда хотел вспомнить первые восемь лет своей жизни. Так и хочешь помереть, не узнав мучившей тебя всю жизнь тайны?
   Я смерил его задумчивым взглядом и пошел по тропинке к выходу из кладбища. К дожидающемуся меня у своей роскошной машины Мертвецу.
   Мне вдруг стало интересно, как он осуществляет подпитку своего тела. Через восемнадцать часов я, возможно, покину этот мир, так что, почему бы не разузнать у него о деталях этого процесса?
   Кстати, а есть ли у меня шансы стать мертвяком? Я попытался понять буду ли я рад роли ходячего трупа. Нет, лучше уж все-таки тогда переквалифицироваться в приведение. По крайне мере, им не надо постоянно курить и опрокидывать на себя целые флаконы парфюма, дабы сбить запах разлагающихся тканей.
   - О, да, конечно, у жизни призраков масса плюсов, - саркастически сказал Ривз.
   Я помотал головой. Не нужно нам ни приведений, ни мертвяков. Я - человек.
   - Человек - звучит гордо, это все знают, - широко улыбнулся Ривз.

5. Кинжал

   - Он не так уж и страшен, - сказал я, подойдя к Мертвецу.
   Тот, как и следовало ожидать, курил, сидя на пассажирском кресле и вытянув наружу ноги, обутые в белые туфли из мягкой кожи.
   - А он никогда и не был особо агрессивным, - пожал плечами Мертвец. - Разве я утверждал обратное? Псих, конечно, но не без мозгов.
   - Я представлял его несколько другим.
   - Все почему-то считаю его чудовищем, - рассмеялся Мертвец. - Хотя, по правде говоря, это и неудивительно - именно такие мысли в первую очередь приходят в голову, когда ты слышишь о живущем на кладбище вампире, да еще и помешанном на еде. Кстати, он помог?
   - Да, - я протянул Мертвецу лист бумаги с набросками Гурмана.
   - О, я знаю, где это, - улыбнулся Мертвец, изучая лист, и вдруг страдальчески поморщился. - Снова штаб-квартира валькирий?
   Я пожал плечами.
   - Ты со мной?
   - Конечно, - удивился такому вопросу Мертвец. - По крайне мере до заката.
   - Это тоже не плохо, - я устало провел рукой по волосам.- Ты знал, что раньше он был обычным? Я имею в виду вампиром.
   - Да, конечно, - Мертвец убрал лист в карман брюк. - Сам понимаешь, я на кладбищах гость частый, так что... Предупреждая твой вопрос, скажу что не имею ни малейшего понятия о том, как ему это удалось. Вампиры же не переваривают ничего кроме крови... Наверное, он так хотел отведать нормальной еды, что какие-то потусторонние силы услышали его мольбы.
   Я посмотрел наверх. Дневное Солнце уже было в зените. Как же все-таки быстро летит время...
   - Кстати, - Мертвец пересел на место водителя и кивнул мне на пассажирское сидение. - Он же теперь вроде как самый старый, да? Представляю, какой бы это был цирк. Энергетический, и что более важно дневной, вампир на должности Графа! Хотел бы я на это посмотреть, но старик никогда не согласится играть эту роль. А жаль...
   Я уселся в автомобиль, и Мертвец мягко тронул его с места.
   - Думаю для начала мы проверим место которое судя по всему находится аккурат под мостом через который мы и выехали за Второе Кольцо. А потом вот, наверное, придется вернуться к штаб-квартире валькирий, - Мертвец скривился. - И как ты мог влюбиться в одну из них?
   Я промолчал.
   - О, Кейл, - вспомнил вдруг что-то Мертвец. - А ты, правда, не помнишь первые восемь лет своей жизни?
   - Спроси любого тридцатилетнего, помнит ли он, чем занимался до восьми лет, - фыркнул я.
   - И он ответит нечто вроде: пил молоко, гулял, пошел в школу, играл с друзьями в Темных, - Мертвец снова закурил и я опустил стекло. - А что можешь сказать ты?
   - Ничего, - спокойно ответил я. - Но это не значит, что у меня не было детства.
   - А разве было? - раздался в голове насмешливый голос Ривза.
   На самом деле я даже не знал, сколько мне реальных лет. Просто кто-то из воспитателей детдома при оформлении документов решил, что я выгляжу на восемь. Я жил в окружении детей, большинство из которых, видели смерть своих родителей. У нас не было игр ни в Темных, ни в вампиров. В детском доме Ханса жили только взрослые дети, без присущей их возрасту радости и беззаботности. Именно царившая там атмосфера сделала меня таким, какой я есть. Не знающим понятия друг и отталкивающим от себя тех, кто любит.
   - Родителей-то своих знаешь? - бестактно спросил Мертвец.
   - Нет.
   - Насколько я помню, детдом Ханса был построен именно для тех, чьи родители, погибли в Гражданской Войне, - хмыкнул Мертвец. - Если неизвестно чей ты сын, то, как тебя там прописали?
   - Надеюсь это риторический вопрос, - хмуро сказал я и Мертвец рассмеялся.
   Воспитатели в детском доме были неразговорчивыми, но из неохотно выдаваемых ими крупиц информации я знал, что меня нашли плачущим возле растерзанных оборотнями тел. Целой мясной каши из человеческих жизней. Наверное, это было вполне весомым доказательством в пользу того, что я являюсь сыном кого-то из бедолаг, погибших в той бессмысленной войне.
   Я поморщился. И за что я ненавидел Лорда Кауна? Ведь возможно, что я был всего лишь на всего нежеланным ребенком и мои настоящие родители до сих пор живы. А то, что меня нашли возле тех тел... Это все могло быть просто инсценировкой.
   - Все может быть, - философски изрек Ривз.
   - А ты участвовал в Гражданской Войне? - спросил я Мертвеца.
   - Не могу конкретно ответить, - широко улыбнулся тот. - Видишь ли, никто точно не знает, сколько мне лет, а мне очень не хочется терять тайну. Но ты можешь спросить Логана, о чем он больше всего жалеет в жизни.
   - Что? - не понял я.
   - Это я тебе сказал на тот случай, если Смотритель найдет кинжал раньше, что очень вероятно кстати. Думаю, он не откажет тебе в ответе на твой в буквальном смысле последний в жизни вопрос.
   - Спасибо что подбодрил.
   - Какие уж тут подбадривания...
   Я отвернулся к окну, невидящим взглядом рассматривая незамысловатый пейзаж. Странно все-таки. Олеандр разделен Кольцами на четыре части, но иногда мне кажется, что это четыре разных города, имеющих свои благополучные и не очень районы. Взять хотя бы тот факт что, превратившийся в дом-монстр, Ланс живет на столь мерзкой улочке, что кажется будто ты находишься не внутри Второго Кольца, а где-нибудь на окраине, вблизи Гетто. Хотя подобные места были в каждом из четырех колец Олеандра.
   Но основная часть все же была другой. Роскошные высотки и вылизанные до блеска тротуары внутри Первого Кольца, бурлящие и почти никогда не пустые улицы Второго, напротив тихая и размеренная, даже в какой-то степени вялая жизнь внутри Третьего, напряженная и мрачная атмосфера у границ Четвертого.
   Как бы там ни было, все мы живем в Олеандре, внутри Четвертого Кольца.
   - Похоже мы на месте, - известил меня Мертвец, выходя из машины.
   Джиегвар плескался прямо под ногами. Мертвец остановил автомобиль на краю набережной дороги. Вода была кристально чистой, но это вовсе не заслуга горожан. Просто обитающие в реке твари пожирают все на своем пути, будь то хоть остатки пищи, хоть жестяные банки. Идеальная мусорная корзина.
   В такой воде хотелось купаться, появлялось желание разбежаться и плюхнуться в лениво покачивающиеся волны. Но это желание было смертельным. Хорошо, что установленные Темными силовые поля не позволят подобных действий, иначе люди возле Джиегвара пропадали бы ежедневно. Есть, конечно, специализированные пляжи на южной стороне города, но вот вода там, как ни смешно, не в пример грязнее.
   Я приблизился к реке и остановился метрах в трех от плескавшихся под ногами волн. Если попытаться подойти к воде поближе, то можно ощутить, как воздух постепенно твердеет, в конце концов, превращаясь в непробиваемую стену - преграду не столько для суицидально настроенных людей, сколько для населяющих Джиегвар животных.
   - Эй, Кейл!
   Я обернулся и еле успел поймать брошенный мне Мертвецом пистолет.
   - Это чтобы от Ларрунов отбиваться, - пояснил он.
   - Наверное, от простой дубинки было бы больше пользы, - хмуро сказал я.
   - Чего нет - того нет, - пожал плечами Мертвец и направился к люку канализации.
   Прохожие кидали на нас удивленные взгляды, но никто не спешил высказывать нам свои замечания. Все лишь ускоряли шаг. Мы с трудом приподняли оказавшийся довольно тяжелым люк и, с грохотом уронив его чуть поодаль, склонили головы над зияющей в провале темнотой.
   - До чего ты дошел, Кейл, - заржал Ривз. - Уже по помойкам шаришь.
   Я ничего не ответил. За двадцать лет раздвоения я научился игнорировать свои же собственные издевки.
   - Я пошел, - сказал Мертвец и уселся на краю выложенной мелкими кирпичами дороги, свесив ноги в дыру канализации.
   Он нащупал скобы и, опираясь на них, начал стремительно спускаться во тьму. Выждав немного, дабы не наступить Мертвецу на голову, я полез следом. Скобы оказались довольно скользкими, к тому же с каждым метром погружения под землю, тошнотворный запах ощущался все острее. Мне казалось, что я спускаюсь бесконечно, хотя, скорее всего виной тому была непроглядная темнота затупившая чувство времени. И когда ноги нащупали под собой твердый пол, я с облегчением вздохнул.
   - Мертвец! - крикнул я в пустоту.
   Было темно настолько, что я не мог различить даже поднесенную к самому лицу ладонь.
   - Чего орешь? - раздался совсем рядом его голос. - Подожди... Не могу найти...
   - Не понимаю о чем ты, но надеюсь об освещении, - я вытащил из-за пояса врученный Мертвецом пистолет.
   Надеюсь, до схватки с Ларрунами все же не дойдет.
   - Ага! - торжественно воскликнул Мертвец и вокруг вспыхнул холодный синий свет, больно ударивший по глазам.
   Когда я привык к резкому раздражающему освещению, то понял что свет идет от обычных ламп на потолке. Впереди, впрочем, как и сзади был бесконечный коридор.
   - А ты думал, мусорщики здесь с факелами ходят? - спросил Мертвец, отходя от щитка с рубильниками.
   Я пожал плечами. Тонкости работ в канализации меня совсем не интересовали. Да и потом, что здесь делать мусорщикам? Сбои в работе бывают очень редко - населяющие Джиегвар животные со своей ролью переработки отходов справляются без осечек.
   - Ты понял куда идти? - спросил я Мертвеца.
   - Сейчас проверим, понял или нет, - пожал тот плечами.
   Мы двинулись вдоль левой стены коридора и Мертвец задумчиво начал изучать кирпичную кладку. Потом вдруг принялся беспорядочно тыкать в стену пистолетом.
   - Эй, ты чего? - обеспокоенно спросил я.
   - Судя по моим ощущениям, мы сейчас находимся как раз под мостом, так что если следовать указаниям Гурмана, то вход в пещеры должен быть именно здесь.
   Черт, а я ведь даже не посмотрел какие заметки намалевал мне Гурман. Интересно, зачем кому-то делать скрытый вход в пещеры? Нормальный человек ведь туда в жизни не сунется. Впрочем, скорее всего это работа кого-то из представителей нечисти. А что? Пещеры - идеальное место для сокрытия следов преступления. Вряд ли кто-то сможет найти в этих бесконечных лабиринтах тщательно замаскированный труп. Хотя, нет. Темные смогут. Но у них и на поверхности дел выше крыши и в подземелья они не сунутся.
   А пещеры Джиегвара все не торопились впускать нас к себе. Явно начинающий закипать от своих бесплодных попыток, Мертвец отошел от стены на шаг назад и вперился в нее взглядом.
   - Дьявол! - выругался он. - Не мог ли Гурман быть поточнее? Как открыть эту чертову дверь?!
   Неожиданно земля задрожала и узкий кусок стены, чуть выдвинувшись, отъехал в сторону. За проемом импровизированной двери царила густая темнота.
   - Только что свет врубили и такая подстава! - раздраженно сплюнул Ривз.
   - Что надо было просто покричать? - ошеломленно спросил Мертвец.
   - Сукин сын! - заорали из темноты. - Клаус! От тебя даже под землей не спрячешься!
   - Мама? - прошептал Мертвец.
   Прошло несколько секунд, прежде чем я понял, что Клаусом назвали именно его.
   - Клаус? - Ривз зашелся в истерическом хохоте, а из темноты провала к нам, словно пройдя сквозь черную бесплотную завесу, шагнула средних лет женщина.
   На ее голове красовалась безупречная прическа, а сама она была одета в такой наряд, будто бы собралась на донельзя важный вечер где-нибудь при Дворе. Она казалась обычным человеком, но вовсе не являлась им. Ее выдавал не столько до невозможности сильный запах духов, сколько абсолютно наплевательское выражение лица, которое бывает только у умерших.
   - Ты чего тут делаешь, мама? - Мертвец вылупился на женщину с таким удивлением, что казалось, его глаза сейчас упадут мне под ноги.
   - Разве я должна перед тобой отчитываться?! - взвилась женщина, всплеснув руками в белых перчатках.
   - Ну, вообще-то... - начал было Мертвец, но женщина его перебила.
   - Ах, да! Ты же у нас Повелитель мертвых! Прости, прости, пожалуйста, я как-то сразу и не сообразила!
   - Мама! - жестко оборвал ее Мертвец. - Можешь не отвечать на этот вопрос, мне по правде говоря, наплевать! Можешь хоть валяться в грязи где-нибудь перед воротами Гетто...
   - Как ты разговариваешь с матерью, поганец?! - завизжала женщина, а Мертвец демонстративно зевнув, достал сигару и закурил. - Чертов ублюдок! Ты испортил мне всю жизнь...
   - Да-да, - закивал Мертвец. - Снова старые песни о главном? Да, брось, мама.
   - Не перебивай меня! - женщина с силой хлопнула себя по бедрам. - Мерзавец! Я была так счастлива, а ты, поддонок, разрушил все мои мечты...
   Из ее глаз брызнули слезы.
   О, господи. Неужели мертвяки умеют плакать?
   Ее можно было назвать красивой, но это была... холодная красота. И это даже не последствия смерти. С первого взгляда было понятно, что такой она была и при жизни. Бывает два типа женской красоты: когда просто симпатичная девушка, не обладающая даже особо пышными формами, привлекает к себе взгляды своей аурой, лучистостью, а бывает и холодная красота - наряженные и наштукатуренные до кукольного состояния девицы.
   - Ты только посмотри что натворил... - всхлипнула женщина, и ее голос неожиданно снова сорвался на крик. - Ты разрушил все!
   - Ты снова видела его, мама? - тихо спросил Мертвец, и женщина вдруг резко замолчала.
   Ее глаза наполнились такой пронзительной печалью, что я невольно отшатнулся.
   - Ты видела его?! - повысил голос Мертвец.
   - Да, - прошептала женщина.
   - Что он с тобой сделал?
   - Сказал что... - она запнулась. - Что, чтобы он больше меня никогда не видел... мне лучше всегда сидеть под землей...
   Мертвец заскрипел зубами.
   - Так это он тебя сюда отправил? - сказал он и добавил с таким отвращением, что по моему телу побежали мурашки. - Высший...
   - Нашли каких-то важных Лорду вампиров, - прошептала женщина. - Он сказал, что я путаюсь у него под ногами...
   - Что?! - Мертвец отбросил в сторону сигару. - Нашли вампиров? Двоих?
   - Кажется... - нахмурилась женщина. - О, боже, Клаус, он так посмотрел на меня. Я для него лишь мусор...
   - Мама! - Мертвец подошел к ней и потряс за плечи. - Мне нужно знать, где это произошло. Где эти вампиры?
   - Возле валькирий, - оседая на пол, прошептала женщина. - Там целая толпа Темных. Он сказал, что я позорю его, Клаус...
   - Пошли, - бросил мне Мертвец и направился по коридору в обратном направлении.
   - Эм... А как же она? - спросил я догнав его.
   - Сама выберется, - махнул рукой Мертвец.
   Я покачал головой.
   Взбираться по скользким скобам оказалось почему-то намного легче, чем спускаться вниз и уже через несколько минут мы с Мертвецом, которого, судя по всему, на самом деле звали Клаус, усаживались в автомобиль.
   Мертвец тронулся с места так резко, что из-под колес пошел легкий дымок сжигаемой резины.
   - Твое имя Клаус? - спросил я.
   - Да, но даже не думай меня так называть.
   - И не собирался. Совсем не солидное имя.
   - Это точно, - успокаиваясь, Мертвец усмехнулся. - Прости меня за эту семейную ссору. Просто я ненавижу своего отца.
   - А мать?
   - Ее не за что ненавидеть. Она просто сошла с ума.
   Я вдруг все понял и замолчал пораженный. Но спрашивать ничего не стал. Не к чему задавать вопросы, ответы на которые лежат на поверхности.
   Больше до самой штаб-квартиры валькирий мы не разговаривали. Я невидящим взглядом смотрел на Дневное Солнце. Странно, но в отличие от Ночного оно совсем не слепит. И это притом, что днем света и тепла намного больше чем ночью. Парадокс.
   До меня вдруг дошло, что прошло уже более четверти отпущенного мне Лордом Кауном срока. Почему-то это совсем не страшило. Хватит уже бояться...
   До нужного места, благодаря, выжимающему из своего автомобиля все соки, Мертвецу мы добрались меньше чем за десять минут. Дом, по словам Гурмана, находившийся совсем недалеко от церкви валькирий, через подвал которого можно было попасть в подземелья под Джиегваром, мы нашли сразу. Возле старого двухэтажного особняка, в котором находилась самая обычная торговая лавка, стояло сразу несколько автомобилей и в том числе - белоснежный агрегат Смотрителя.
   Мертвец остановил машину прямо на тротуаре, перед входной дверью в магазинчик, едва не задавив при этом двух зазевавшихся валькирий.
   - Ты... - от подобной выходки одна из валькирий захлебнулась от распирающего ее возмущения.
   Ее рука рванулась к висящей на поясе сабле, но один из Темных, вмиг оказавшись рядом, сомкнул свои пальцы на ее запястье и предупреждающе покачал головой:
   - Не стоит...
   Валькирия кинула на Мертвеца полный ненависти взгляд и демонстративно отошла в сторону. Их было тут никак не меньше двадцати: примерно поровну валькирий и Темных.
   - Спасибо, что сдержал эту бешеную курицу, Уэйн, - усмехнувшись, громко сказал Мертвец. - Хотя я справился бы и сам...
   Темный покачал головой.
   - Не знаю, какие у тебя счеты с валькириями, Мертвец, но когда-нибудь ты доиграешься.
   - Да ладно...
   - Что тебе здесь надо? - Темный по имени Уэйн даже не посмотрел в мою сторону. - У нас здесь вообще-то крупное мероприятие.
   - Сегодняшний день войдет в историю, Уэйн! - торжественно возвестил его Мертвец. - Скоро вампиров начнут убивать на каждом шагу!
   Темный поморщился.
   - Ты вечный клоун.
   - Пусть так, - веселился Мертвец. - Мне нравится...
   - Пропусти их, - это был голос Логана, с присвистом и неживой, но все же имитация была почти идеальной.
   Голос шел отовсюду. Воздух вокруг нас вибрировал, создавая звуковые колебания, которые встречаясь, превращались в речь. Фокус, на который способен лишь Высший.
   - О, да, мы идем, - задрав голову, радостно сказал Мертвец.
   - Я провожу, - хмуро сказал Уэйн и вошел в дверь дома.
   Внутри был вполне стандартный пейзаж продуктового магазина: мясные изделия, сладости, никому не нужные и пылящиеся на полках банки с фруктовыми соками, и, конечно же, спиртное. Мы прошли через еще одну дверь и спустились по короткой лестнице в подвал, который оказался тоже вполне обычным с присущими таким местам коробками со всяким хламом. Лишь одна из стен, скрывавшая за собой каменный коридор в пещеры, была проломлена насквозь.
   - Темные знали о том, что здесь есть вход в пещеры? - спросил Мертвец.
   - Знали, - кивнул Уэйн. - Хозяин лавки сам прорыл этот путь, дабы вести нелегальную торговлю кровью. У него тут целый пункт приема доноров.
   - Клиенты были вампирами, конечно же? - хихикнул Мертвец. - И почему же вы разрешали вести ему подобную деятельность?
   Уэйн не ответил, но все было понятно и так. Несмотря на то, что каждый вампир получал от Лорда свою порцию человеческой крови, кровососам всегда хотелось большего. Да, конечно выдаваемая Двором пища позволяла вполне комфортно существовать до следующей жертвы, но противостоять своей вампирской сущности клыкастым уродам было очень нелегко. Именно поэтому Темные и сам Лорд смотрели на подобные пункты приема крови сквозь пальцы. Это позволяло Двору убивать сразу двух зайцев: сдерживать агрессию кровососов и дать нуждающимся людям слегка подзаработать, ведь ночная братия готова была платить за драгоценную жидкость очень большие деньги.
   - Они убили хозяина лавки? - зачем-то спросил я.
   - Да, - сухо ответил Уэйн.
   По каменному туннелю мы шли совсем недолго. Пол был истоптан, а стены утыканы лампами освещения. Этим проходом явно нередко пользовались. В конце концов, мы вышли к небольшой группе, состоящей из Логана, Матери валькирий и двоих ее охранниц.
   Меня едва не вывернуло наизнанку, когда я понял, на что валькирии уставились со смесью отвращения и ненависти в глазах. Прямо перед ними, сидя на корточках, Логан деловито вырезал из груди вампиров их сердца. Вскоре на пол с противным звуком шлепнулись два медленно съеживающихся черных сгустка, которые через мгновенье превратились в прах.
   - Привет, Кейл, - поднявшись на ноги, улыбнулся мне Логан и продемонстрировал блеснувшее в тусклом свете лезвие.
   Это был кинжал, которым я совсем недавно умудрился убить Графа. Приехали...
   В груди появился какой-то мерзкий холодок, а появившийся рядом Ривз вдруг совсем не к месту рассмеялся.
   - У тебя еще достаточно времени для того чтобы как следует погулять перед смертью, - дружелюбно сказал Логан. - Но будь добр, к закату Ночного Солнца явись к Лорду...
   Я с ненавистью посмотрел на него. Никогда и никому не позволял так обращаться со мной. Но вот только что я могу противопоставить Высшему Темному?
   - Зачем ты так с ними? - кивнул на тела Мертвец. - А как же допрос с пристрастием и прочие фокусы Темных?
   - Я прочитал их память, так что мне не о чем их расспрашивать.
   - Ой, извини, - всплеснул руками Мертвец. - Совсем забыл про твои выдающиеся способности. Ну, так и разве вина вампиров теперь не доказана? Вы что, отдадите Кейла на съедение предателям Короны?
   - Вина доказана, но как оказалось эта вина лишь двух отдельных особей, а не всей расы в целом, - сказал Логан. - Кейл понесет наказание за убийство Графа в любом случае.
   Мертвец, как ни в чем не бывало, пожал плечами и подошел к трупам.
   - Как жестоко, - притворно печальным голосом произнес он.
   - Они должны были понести наказание настолько позорное, насколько опозорились мы, дав им водить себя за нос, - гордо сказала Мать валькирий. - Этот кинжал наш!
   - Фанатичная дура, - прошептал себе под нос Мертвец, но так, что услышали все.
   Возмущенная Мать набрала в грудь воздух явно собираясь отдать своим охранницам приказ нашинковать Мертвеца саблями, но Логан смерил ее настолько тяжелым взглядом, что та мигом сникла.
   - Теперь этот кинжал принадлежит Лорду Кауну, - жестко сказал Смотритель, подбросив в воздух оружие способное убивать бессмертных.
   Я вздрогнул. Только сейчас до меня дошло, что смертный приговор в отношении меня подписан и скоро будет приведен в действие.
   - Мрак! - истошно завопил, склонившийся над телами вампиров, Мертвец и сноровисто отпрыгнул назад.
   Сначала никто ничего не понял, а затем я увидел, как в зияющей черным дыре на груди вампиров начинает медленно вырастать сердце. Оно словно ткалось из противных склизких ниток и уже через несколько секунд заново выросшее сердце гулко застучало, медленно зарастая мышцами и кожей.
   Вскоре они были похожи на обычных, мирно спящих людей.
   Тишина воцарилась гробовая.

6. Переворот четырех Семей

   До прошлой ночи считалось, что убить вампиров могут лишь две вещи: недостаток крови и сама Тьма. Никто, включая самих вампиров, не знал, почему иногда ими занималась Тьма, ведь она избавлялась от них независимо от возраста и положения в обществе Олеандра. Просто в определенный момент вампира пожирал сгусток абсолютной тьмы. Именно из-за этой их особенности для кровососов и выделили место Графа при Дворе, позволив наряду с Лордом и Великими Семьями решать политические проблемы.
   А несколько часов назад многие узнали, что существует еще один способ убийства вампира - кинжал способный отбирать жизнь у бессмертного.
   - Давно я не чувствовал себя дураком, - протянул Логан, рассматривая кинжал. - Судя по всему, нас всех пытались обвести вокруг пальца.
   - Хочешь сказать кинжал - подделка? - полюбопытствовал Мертвец. - И кто-то нашел этих вапирюг раньше вас?
   - Вампиры замечательно восстановились, - кивнул Смотритель на кровососов. - У тебя есть другие предположения? Или быть может, ты думаешь, кинжал подходит только для убийства Графов?
   - Думать вредно, - меланхолично изрек Мертвец. - Да мне и по социальному статусу не положено. А вот тебе нужно шевелить мозгами так, что даже мы должны слышать скрип извилин. Как я понимаю, ты не почувствовал здесь чьих-то посторонних следов?
   - Где вы обнаружили эту штуку? - проигнорировав Мертвеца, спросил Логан у Матери.
   - За Четвертым Кольцом... - начала она и коротко изложила историю нахождения кинжала.
   Валькирии нашли эту адскую железку во время одной из своих экспедиций за Четвертое Кольцо. Подобных походов люди не устраивали уже несколько лет, а из нечисти лишь упорные валькирии продолжали свои вылазки, ведь они в отличие от других существ, привязанных к тому или иному Солнцу, не были скованы двенадцатичасовыми рамками - исчезая с рассветом Ночного Солнца, они вновь появлялись на том же самом месте с закатом.
   Этот кинжал они нашли совсем недавно и сразу же поняли в чем его особенность - валькирия, сжимающая рукоять этого оружия, не исчезала с заходом Дневного Солнца и могла существовать под лучами ночного светила. Но валькирии даже и не думали, что с его помощью можно убить бессмертного. И, похоже, именно поэтому не озаботились более-менее приличной охраной кинжала, что и позволило ныне покойному Лансу прикарманить находку феминисток.
   - Дает возможность валькириям не исчезать после заката, значит... - сказал Логан, чеканя слова. Он явно был взбешен, хотя и старался не показывать этого. - А раньше мне этого сообщить было нельзя?
   - Так никто не интересовался, - усмехнулась Мать.
   - Похоже, это еще не конец, верно Кейл? - дружески хлопнул меня по спине Ривз. - Небось, в штаны уже успел наложить?
   Логан задумчиво посмотрел на меня.
   - Кто ты? - спросил он, и я вдруг понял, что он сам удивлен собственному вопросу.
   - Тебе снесло крышу, Смотритель? - поинтересовался Мертвец.
   Логан еще некоторое время буравил меня взглядом, а затем со вздохом присел возле целехоньких вампиров.
   - Думаю мое присутствие здесь больше не обязательно, - сказала в пустоту Мать.
   - Можете идти, - разрешил Логан.
   Мать с валькириями удалилась.
   - Неприятно когда с тобой случается такая херня, - сказал Мертвец. - Да, папа?
   Смотритель вздрогнул, но даже не посмотрел на него.
   - Зачем ты так с матушкой? - спросил Мертвец.
   - А то ты не знаешь... - прошептал Логан.
   - Знаю. Но мне просто нравиться над тобой издеваться.
   - Можешь быть свободен, Кейл. Жизнь тебя любит, раз дала еще один шанс, - сказал Логан и вдруг гаркнул. - Уэйн! Отвези этот ножик Кауну и изложи суть дела...
   Мы с Мертвецом направились по каменному коридорчику обратно в подвал, убитого вампирами, торговца человеческой кровью.
   - Ты рад? - хмыкнув, спросил Мертвец. - Занимательная игра под названием "Остаться в живых" продолжается...
   - Мне уже все надоело, - ответил я. - За последние несколько часов я постарел лет на десять.
   - А выглядишь так же.
   - Душевная старость гораздо хуже физической.
   - При душевной дряхлости тебя по крайне мере не мучают проблемы с туалетом.
   - Убедил.
   Мы вышли из, скрывающего под собой вход в пещеры Джиегвара, дома, и я полной грудью вдохнул чуть холодноватый воздух. Судя по появившемся на небе пятнам туч, в ближайшее время намечается нехилый дождь.
   - Не удивлен? - спросил Мертвец.
   - Чему?
   - Моим родственным связям.
   - У тебя хотя бы такие есть, - вздохнул я. - Да и не догадаться о том, кто твой отец после вашего любезного диалога с матерью мог бы только самый тупой оборотень.
   - Да, эти ребята не отличаются острым умом, - согласился Мертвец.
   Мы подошли к его автомобилю, и я со вздохом запрыгнул на капот.
   - Эй! - возмутился Мертвец. - Такое позволено только мне! Да ладно, сиди уж...
   И он, достав сигару, устроился рядом. Я, щурясь, посмотрел на уже начавшее потихоньку ползти к горизонту Дневное Солнце, а затем перевел взгляд на двери магазинчика, хозяин которого грешил не вполне законными товарно-денежными отношениями с вампирами. Оттуда как раз вышел Уэйн в сопровождении еще двух неизвестных мне Темных. Он что-то втолковывал одному из них, видимо отдавал последние указания Логана, перед тем как двинуться к Дворцу.
   - А ты везунчик, Кейл, - пыхтя сигарой, заявил Мертвец. - В подобной заднице далеко не каждому удается оставаться с госпожой Удачей в хороших отношениях.
   - Да иди ты со своими шут... - начал было я, но последовавшая за чудовищным взрывом волна горячего воздуха, невидимой кувалдой ударив меня в грудь, грубо оборвала реплику.
   Прежде чем перелететь через машину Мертвеца я успел заметить что-то летящее мне прямо в лицо, а затем мое бедное тело со всей жестокостью припечатало об каменный тротуар. Я сдавленно охнул, но своего голоса не услышал, а проведя ладонью по уху, с удивлением уставился на следы крови.
   Мрак!
   Не совсем соображая что делаю, я поднялся на ноги и посмотрел туда, где секундой ранее произошел взрыв. Далеко не сразу до меня дошло, что красные пятна на дороге возле перевернутого автомобиля Темных ни что иное как останки Уэйна и его ребят.
   Я как завороженный смотрел на размазанные по дороге внутренности, когда передо мной, свалившись с неба, возник столп огня. Дорога под ним мгновенно обуглилась, а меня самого будто обдало жарким дыханием неведомого монстра. В пламени проступили очертания человеческого лица, и огонь двинулся в мою сторону. Я даже не успел толком ничего понять, когда из дверей магазина снеся половину стены первого этажа, выбежал огромный каменный волк, который тут же был охвачен мгновенно поменявшим направление движения огнем. Земля как мне показалось со злостью задрожала, вызвав падение черепицы с крыш ближайших зданий, и я, прикрыв голову руками, метнулся в сторону, но почти сразу же обо что-то споткнулся и, ударившись коленом, снова растянулся на земле. Правую руку что-то неожиданно больно кольнуло. Кинжал. Так вот что едва не убило меня после того как Темных разорвало на мелкие кусочки. Я схватился за рукоять и отполз к черному боку машины Мертвеца. Почему-то я даже совсем не испугался мысли, что сейчас запросто мог лежать в луже собственных мозгов с торчащей из глаза рукоятью кинжала. Твердь подо мной заходила ходуном и я округлившимися от ужаса глазами, не в силах пошевелиться, наблюдал за тем как в метре от меня разваливается на кусочки тротуар, а из под земли на свет рвется что-то склизкое. Тем временем схватка между волком и пламенем закончилась не в пользу последнего. Огонь вытянулся в высокий вихрь и скрылся где-то на крыше одного из высящихся напротив меня зданий. Волк громогласно рыкнул, и земля неожиданно перестала дрожать, а нечто рвавшееся наружу, судя по всему, отступило. Каменный монстр, совершив нереальный прыжок, буквально взлетел наверх, кинувшись в погоню за скрывшемся где-то там огнем.
   Меня пробил озноб. Что, черт возьми, происходит?
   Глаза лихорадочно забегали по улице, и я обнаружил Мертвеца всего в десяти метрах позади меня. Он, с выражением глубочайшей печали на лице, осматривал свою уже далеко не безупречную одежду. Затем направился ко мне, что-то на ходу говоря.
   - Что? - я указал пальцем на ухо. - Не слышу...
   Звуки все еще казались приглушенными, словно мне на голову одели железное ведро.
   - ...говорю, можешь встать. Они уже далеко, - расслышал я его слова, когда он подошел поближе.
   Кое-как я поднялся на ноги, все еще сжимая в руке кинжал. Наверное, подсознание просто нуждалось в хоть какой-то иллюзии защищенности, а кинжал какое-никакое, но оружие. Все тело болело так, что казалось меня минутой ранее отпинала вся Гвардия Лорда в полном составе.
   Возле магазина с развороченным входом суетились валькирии оказывающие своим пострадавшим от взрыва сестрам первую помощь. Темные же, судя по всему, были целы, наверное, успели поставить какой-нибудь энергетический щит. Вот только Уэйн этого успеть никак не мог. Почему убили именно его? Из-за кинжала?
   - Что это было? - спросил я Мертвеца, который, подобрав с тротуара свою, выпавшую из-за взрыва, сигару, глубоко затягивался крепким табаком.
   - Взрыв был, - как ни в чем не бывало, ответил он.
   - Да ну?! - с нервным смешком спросил я, осматривая нанесенный кинжалом порез.
   - Из гранатомета долбанули, Кейл. И это было настолько тупо, что уже почти гениально.
   Он, помрачнев, покачал головой.
   - Вот это да, - восхищенно прошептал, возникший за моей спиной, Ривз. - Кейл, если из-за кинжала начинается такое... такое... В общем, похоже, ты участвуешь в одном из самых знаменательнейших событий которые предстоит увидеть этому многострадальному городу! Ну, разве не круто, а?!
   Я смерил его тяжелым взглядом и в изнеможении опустился прямо на холмик, образовавшийся от потуг старавшейся вылезти из-под земли твари. Этот день я запомню надолго...
   - Впереди еще ночь, - тактично напомнил Ривз.
   Посреди улицы вдруг с хлопком возникла черная дыра, больше напоминающая зависшую в нескольких метрах над землей плотную ткань. Мир вспыхнул черно-белыми красками и из дыры на дорогу шагнул Логан. Черная клякса позади него исчезла, и все вокруг снова заиграло привычными цветами.
   Темные и валькирии притихли.
   - Они ушли, - коротко сказал Логан и перевел взгляд на останки Уэйна и его парней.
   - А старик силен, - восхищенно выдохнул Ривз. - Открыть портал после Темного Облика...
   Логан кинул на меня взгляд и, увидев в моей руке кинжал, вдруг резко шагнул ко мне.
   - Отдай, - сказал он со стальными нотками в голосе.
   Я уже приготовился было избавиться от жегшей ладонь холодной стали, когда Ривз схватил меня за плечо.
   - Не вздумай, - тихо сказал он.
   - Что? - не понял я.
   - Не вздумай выпускать кинжал из рук, - по слогам произнес Ривз.
   Я в замешательстве застыл.
   - Кейл, будь добр - верни кинжал, - растягивая слова, произнес Логан и в его взгляде вдруг что-то изменилось.
   - В другой раз, - сказал я, облизнув пересохшие губы.
   Смотритель сделал легкое движение рукой, так, если бы ему вдруг вздумалось размять кисть. В следующий миг мир снова окрасился в черно-белые цвета, а ударившая с неба молния отбросила Логана в сторону. Впрочем, ему удалось устоять на ногах и даже успеть наградить меня полным злости взглядом.
   Ривз за моей спиной заржал в голос.
   - Это было предупреждение Тьмы, отец? - Мертвец был так удивлен, что даже слово "отец" было произнесено без присущего сарказма.
   Логан ничего не ответил, лишь изучал меня некоторое время цепким взглядом, а потом обернулся к своим подчиненным.
   - Чего встали? - спросил тихим, но таким ледяным голосом, что даже я проникся. - Дел невпроворот. Пробегитесь по ближайшим домам, окажите помощь, если понадобиться, перекройте улицу и начните ремонтные работы. Все ясно? Исполнять!
   Темные кинулись выполнять приказы, а Логан подошел к нам с Мертвецом.
   - Как ты догадался? - спросил он меня.
   "О чем, интересно?!" едва не воскликнул я, но Ривз успел сдержать меня.
   - Не отвечай.
   - Что ж теперь попробуй довести его до Дворца, - вдруг с какой-то непонятной грустью сказал Смотритель.
   - Логан! - к нам приблизилась, окруженная целой оравой охранниц, Мать валькирий. - Что здесь произошло?
   - Начало революции, - хмуро посмотрел на нее Смотритель и направился к своему стоящему поодаль белоснежному автомобилю.
   Взревев, машина резко стартовала и через секунду скрылась за ближайшим поворотом.
   - Мертвец, это... - шокированный произошедшим, прошептал я.
   - Подожди, - оборвал он меня на полуслове. - Не могу больше здесь находиться. Отъедем подальше...
   Сжимая в руке рукоять кинжала, я уселся в автомобиль, и Мертвец тронулся с места не менее резво, чем его отец.
   - Ты понял? - спросил он некоторое время спустя.
   - Понял, - хрипло ответил я. - Но поверить в это все еще не готов.
   Тьма никогда не ошибается. И она просто ненавидит, когда кто-то пытается нарушить данное ей слово, что и силился совершить Логан, предприняв попытки отнять у меня нож. Значит это все же тот кинжал. Именно то оружие, которым я лишил жизни Графа. Иного объяснения случившемуся просто не могло быть.
   - Но почему Логан не смог убить кинжалом вампиров? - спросил я скорее себя, чем Мертвеца.
   - Возможно, это дозволено лишь тебе, - предположил Мертвец. - Я думаю, это очень древняя вещь оставшаяся еще с тех времен, когда все мы не были заключены в пределах Четвертого Кольца. И, возможно, разным существам она дает различные способности. Валькириям способность жить под лучами Ночного Солнца, кому-то что-то другое, а вот людям... дарит способность лишать жизни кого бы то ни было. Но у Смотрителя подобный фокус не прошел, а значит... Ты не человек.
   Он рассмеялся.
   - Мне бы твое настроение, - зло взглянул я на него. - Хотел бы я сейчас забавляться происходящим...
   - Это не настроение, это психическое заболевание, - серьезно сказал Мертвец и вдруг зашелся истерическим хохотом. - Извини... Просто, ты даже не представляешь, что скоро начнется...
   Он захихикал.
   - Ты хоть понял, что за огонь напал на Логана, когда тот притворялся собачкой? И что за мразная тварь едва не вылезла из-под земли? Это был тандем Высших Темных двух Великих Семей, а поскольку им удалось уйти от Логана, который, между прочим, является сильнейшим Темным Олеандра после Кауна, то не удивлюсь, если их страховали еще двое. Квартет Высших Темных Великих Семей... Да, перед такой преградой Логан мог отступить.
   Я пораженно замолчал. Выходит это были Высшие Темные Великих Семей в своих темных обличиях... М-да. Но в таком случае, зачем нужно было стрелять из гранатомета?
   - А кто из Темных мог ожидать столь примитивного нападения? - хмыкнул Ривз.
   - Думаешь, им нужен был кинжал? - спросил я Мертвеца.
   - А что же еще? - фыркнул он. - Жаль только они не знают того что знаем мы: они просто-напросто не смогут им воспользоваться.
   Я молчал. Если Семьи решили объединиться для свержения Лорда Кауна, который и вправду является рекордсменом по длительности сидения на троне, то в самое ближайшее время Олеандр захлестнет самый настоящий хаос. Как известно в борьбе за трон обычно самые большие потери несет гражданское население.
   - Слушай, Мертвец, а может у Логана не получилось убить вампиров из-за того что он - Темный, а я простой человек?
   - Нет, - засмеялся Мертвец. - Забыл, что все люди, по сути - Темные? А пользуются они силой Тьмы или нет, роли не играет.
   Я кивнул. Абсолютно каждый человек в Олеандре имел в душе частичку Тьмы и при желании мог стать Темным. Вот только не у каждого находились нужные для воплощения в жизнь подобной затеи закрома энергии, поскольку все это требовало просто титанических усилий и едва ли не круглосуточных занятий в Академии Темного Искусства. А статистика весьма уверенно говорила о том, что лишь два процента начавших обучение доходят до конца. Зато эти два процента получали жилье внутри Первого Кольца и баснословное жалованье, что вкупе с соблазнительными возможностями Тьмы представлялось весьма лакомым кусочком. Именно это и гнало толпы людей в Академию.
   Почему Темным может стать абсолютно каждый? Просто потому, что это закон природы.
   - А я-то раньше думал, и с каких это пор Смотритель прощает тебе твои вольности, - тихо сказал я, смотря в окно.
   Мертвец ехал медленно как никогда. Словно хотел продемонстрировать мне красоту города.
   - Тут все не так просто Кейл, - сказал Мертвец, закуривая. - Впрочем, как и всегда в подобных историях.
   - Я вовсе не прошу, чтобы ты раскрывал мне свои тайны, - сказал я.
   - У тебя, возможно, жизнь скоро оборвется. Почему бы не удовлетворить любопытство потенциального покойника?
   Я криво улыбнулся.
   - На самом деле мне сейчас где-то... да, точно, сорок три года, - начал Мертвец. - Умер я в возрасте двадцати одного и угадай: почему?
   - Гражданская Война? - предположил я.
   Другого ответа и быть не могло. Из-за чего еще умирали как люди, так и нечисть двадцать два года назад?
   - Именно, - кивнул Мертвец. - А теперь я постараюсь тебе передать весь драматизм случившейся много лет назад сцены. Нынешний Смотритель был тогда даже не Высшим, а всего лишь на всего обычным рядовым Темным. Кстати, именно после событий тех лет он и смог завоевать доверие Лорда Кауна, который позже специально для него и создал при Дворе новый титул - титул Смотрителя. Раньше ведь Темные отчитывались непосредственно Лорду, ты знал? Впрочем, не суть важно...
   Моя мать никогда не любила меня, и я был для нее нежеланным ребенком. Она родила меня лишь потому, что души не чаяла в отце, а он в отличие от нее очень хотел иметь детей. Это была любовь на грани фанатизма, мать была готова убиться ради Логана, что в итоге, в общем-то, и произошло. Но об этом чуть позже...
   Когда во всем городе началась бойня, я был, наверное, самым первым из тех кого схватили валькирии. Сам понимаешь, эти феминистки здорово отличились в те времена, даже оборотни не были столь жестоки. Правда со мной они обошлись более чем гуманно, - Мертвец усмехнулся и провел ладонью по шее. - Просто-напросто перерезали глотку.
   Я вздрогнул. Черт, а ведь раньше был уверен, что это след от обычной удавки - настолько тонок был красный рубец. Впрочем, сабли валькирий всегда славились своей остротой.
   - И отец и мать видели, как это произошло, - продолжил Мертвец. - Знаешь, Кейл, если бы не эта маразматичка у Олеандра возможно и не было бы такого жесткого управляющего как Логан.
   Он засмеялся.
   - Отец хотел меня спасти, и я в этом даже не сомневаюсь, но мать, приставив к виску пистолет, пригрозила Логану, что если он кинется на валькирий, то она убьет себя. В какой-то мере я даже понимаю ее - если бы отец все-таки напал на этих безумных баб, то умер бы не только я, но и он сам, ведь тогда у него не было сегодняшней силы. И пока Логан пытался вразумить свою, влюбленную в него по уши, жену меня уже не стало.
   Я вдруг понял, что Мертвец старательно пытается называть своего отца просто Логаном.
   - Тогда почему ты ненавидишь его?
   - Ненавижу за то, что он повелся на дешевый прием моей мамочки. У нее все равно бы не хватило духу спустить курок. И ненавижу за то, что он бросил ее в знак того, что извиняется передо мной. Это же просто верх кретинизма, ты так не считаешь? В конце концов, не выдержав этого, мать стала такой же, как и я.
   Он замолчал.
   - Странные вы, - сказал я.
   - Согласен, звучит глупо.
   - Это было забавно, - вдруг хмыкнул Мертвец. - Проснуться в мертвом теле. В первое время это ощущалось, как одетая задом наперед рубашка, но потом я привык.
   - Донельзя трагический рассказ! - проплакал Ривз. - Дайте мне белый платочек - я сейчас буду плакать! Кейл, хватит слушать бредни этого куряги! У тебя вроде как дела, нет?
   Пошел дождь. Мелкий и противный. Ненавижу такое состояние погоды. Если уж лить, так вовсю.
   - Каков план? - спросил Мертвец.
   - Отдать кинжал Лорду вероятно, - пожал я плечами. - А затем зарыться в самую глубокую нору в этом чертовом городе.

7. Вихрь в доме Буджи

   Мы мчались по улицам Олеандра, а жизнь вокруг кипела вовсю. Официанты стояли у порогов своих заведений, приветливо предлагая прохожим заглянуть к ним на обед, бешено метались по улицам машины службы доставки, прогуливались под ручку парочки и спешили по делам представители рабочего класса. Обычная картина близких к центру районов. Если отъехать чуть подальше, за Второе Кольцо, то можно обнаружить только-только начинающую перерастать в галдеж тишину спальных районов в конце рабочего дня. А если и вовсе прогуляться к границам города, то нетрудно будет встретить патрули, охраняющих стены Гетто, гвардейцев, или стать свидетелем сборки урожая с полей Элизиума, а может даже полюбоваться на причудливой формы клубы дыма над многочисленными фабриками и заводами. В Олеандре жизнь не останавливается ни на секунду и вряд ли сейчас хоть у кого-то проскальзывают мысли о том, что с минуты на минуту может начаться государственный переворот.
   - А ты уверен, что Каун не обманет? - спросил Мертвец. - Ведь насколько я понимаю, он не призывал Тьму в свидетели, да и вообще никаких обещаний не давал?
   - Я ни в чем не уверен. А есть другие предложения? От Высших Темных в Олеандре не скроешься...
   - Вот именно, что в Олеандре, - щелкнул пальцами Мертвец. - Раньше у тебя шансов не было, и я это признаю. Но теперь, после того как Лорда предали Семьи, у всех Темных будет очень много работы. Да и всем в городе станет несладко. Может тебе уйти за четвертую границу?
   - Да я бы с радостью, - я устало провел ладонью по лицу. - Вот только если это и продлит мне жизнь, то ненадолго. Если ты не воинственная феминистка или у тебя нет хорошо подготовленной группы, то ловить там нечего.
   - Это-то все понятно, но... - Мертвец остановил машину. - Я предлагаю тебе подождать.
   - Чего, интересно? Снисхождения небесных богов?
   - Глупости какие! Есть им там до тебя дело, как же! - взмахнул руками Мертвец. - Ты лучше дождись начала большой заварушки, а она в скором времени непременно состоится, уж поверь. Ребята Логана и Темные всех четырех Семей будут рвать друг другу глотки в самых подходящих и неподходящих для сего увлекательного занятия местах. А ты под шумок вполне можешь чего-нибудь придумать.
   - Сколько Высших Темных в Олеандре? - серьезно спросил я после минутного молчания.
   - Двенадцать не считая Лорда и епископа Карла, а что?
   - Черт, двенадцать я не потяну, - сокрушенно сказал я и неожиданно для себя улыбнулся.
   - Иди ты, - обиделся Мертвец.
   - Я не знаю, что мне делать, - вздохнул я. - Как ни крути, а задница все равно сзади...
   - Через четыре часа я уже не смогу тебе помогать, - Мертвец указал на сияющее в небе Дневное Солнце. - Тебе нужно думать очень быстро, Кейл.
   - Каун - падла, - выдал вдруг Ривз.
   - Неожиданно, - признался я. - А с чего бы это подобные заключения?
   - Просто. Он мне не нравится, а тебя эта личность не отпустит, Кейл. И не надейся.
   - Почему?
   - А я умею мыслить здраво, - гордо заявил он. - Раньше у тебя был шанс, но теперь, когда он, скорее всего уже знает, что кинжалом можешь убивать лишь ты, то тебя просто необходимо будет убрать. Ведь тебя могут использовать другие для свержения Лорда с престола, а в подобной ситуации даже самому тупому ежику ясно, что лучше не иметь неизученного до конца оружия, которое к тому же могут применить против тебя самого.
   - С чего такая уверенность, что лишь я могу убивать им? - я пристально взглянул на усеянное драгоценными камнями лезвие.
   - Опять же, здравый смысл подсказывает, - усмехнулся Ривз.
   - Просто замечательно.
   - Кейл, - позвал Мертвец. - Что ты решил?
   Я еще раз взглянул на кинжал и, прикрыв глаза, откинулся на спинку сиденья. Что я решил? А ничего путного. Впрочем, как и обычно. Моросящий дождь тем временем плавно переходил в серьезный ливень и, судя по грозного вида тучам, он собирался задержаться в городе надолго.
   - Я, конечно, понимаю что решение трудное, - осторожно сказал Мертвец. - Но, поглоти меня Тьма, ты бы не мог ускорить процесс?!
   - Едем к Буджи, - решил я.
   - Это еще кто?
   - Приятель. И раньше он участвовал в экспедициях за границы города.
   - Сколько же ему лет? - удивился Мертвец. - Под сотню?
   - Девяносто два, но он все еще держится молодцом. Езжай к Долгому Мосту, а дальше я укажу путь.
   И Мертвец с визгом тронулся с места.
   - Ты что всерьез рассматриваешь возможность свалить из города? - возникший в голове голос Ривза был скорее насмешливым, чем удивленным.
   - Нет, просто мне нужен совет.
   Честно говоря, несмотря на всю трагичность ситуации меня начинало забавлять происходящее. Верну кинжал и мою скромную персону, скорее всего, ликвидируют, не верну проклятую железку - ликвидируют тем более, причем в гораздо более извращенной форме. Тогда спрашивается, на кой мне вообще этот ножичек? От Темных отмахиваться? Ерунда. Против даже рядового Темного обычному человеку не выстоять. Тогда может избавиться от него к чертям? Я задумчиво посмотрел на кинжал. Нет. Вот чего точно делать никак нельзя, так это выпускать из рук вещь, из-за которой и началась вся эта кутерьма. Подумать только! Это насколько же должен был Лорд Каун приесться Великим Семьям, что они решились на такую опрометчивую выходку, даже толком не разобравшись в вопросе? Хотя какие уж тут могут быть разбирательства, когда умирают бессмертные.
   И все-таки как так вышло, что Логан не убил тех вампиров? Или правильнее будет спросить, как вышло, что мне удалось отправить Графа на небеса, или куда там кровососы отправляются после смерти. Как? Версия Мертвеца о моей нечеловечности меня не устраивала в корне. Уж мне-то лучше знать какой я на самом деле, а человеком я себя ощущаю на все триста процентов, уж простите.
   - Куда дальше? - отвлек меня от невеселых мыслей Мертвец.
   Я и не заметил, что мы уже приближались к концу, зависшего над самым широким участком Джиегвара, Долгого Моста. Он был построен в форме выпуклой кверху дуги и держался на хлипкого вида колоннах, а в пиковой точке высота моста достигала полусотни метров. Выглядело, конечно, внушительно, но как считало большинство горожан, здесь подобное сооружение было совсем не к месту. На самом деле вместо подобного архитектурного креатина вполне можно было обойтись обычной прямолинейной дорогой, а не создавать из обычного моста некое подобие гигантского коромысла, но наверное по замыслу создателей это должно было стать своеобразным украшением территорий заключенных между Третьим и Вторым Кольцами.
   Я объяснил Мертвецу дальнейшую дорогу и вскоре мы подкатили к, стоящему в мертвом, заросшем деревьями, парке, дому Буджи - старому и ветхому зданию из пяти этажей. Во времена Гражданской Войны здесь произошла грандиозная битва между оборотнями и валькириями, так что вид у дома был более чем плачевный, а ремонт просто не стоил необходимых затрат. Потому всех жителей кроме, почему-то отказавшегося покинуть это место, Буджи расселили по другим районам.
   Я вспомнил, как в детстве любил проводить здесь время, сидя на крыше и смотря на безнадежно разрушенный парк, по которому когда-то прогуливались люди. Этого места боялись и тогда я даже и не подозревал, что в доме оставалась все еще жилая квартира. Не подозревал пока Буджи не надоели мои частые прогулки возле дома и он не решил со мной поговорить.
   - Вот это дыра, - восхищенно присвистнул Мертвец, вылезая из автомобиля. - Что здесь произошло?
   - Валькирии с оборотнями выясняли отношения, - просветил я его.
   - Как же хорошо, что они теперь надолго скованы каждые своим Солнцем, - проникновенно сказал Мертвец. - А чего это этот Буджи живет в этом мусоре? Псих что ли?
   - Просто не захотел покидать дом, наверное, - пожал я плечами, направляясь к подъездной двери.
   Она болталась на одной петле и тихо поскрипывала на холодном ветру. Дождь лил довольно жестоко и поэтому я, перепрыгивая через лужи грязи, заспешил к зданию.
   - Как ты познакомился-то с ним? - спросил Мертвец, когда мы зашли в пахнущий сыростью дом.
   - В детстве, - отмахнулся я.
   Мертвец хмыкнул и с интересом оглянулся по сторонам. Картина была та еще. Все еще оставшиеся со времен войны следы крови, обломки сабель, следы от звериных когтей и пуль на стенах, огромное количество гильз усеивающих пол и далеко не приятная атмосфера смерти. И почему мальчишкой мне так нравилось тут бывать?
   Мы поднялись по лестнице на третий этаж, где уже была гостеприимно распахнута толстая железная дверь, ведущая в квартиру Буджи. Стало быть, старик заметил, как мы приехали.
   - Заходим, - решительно шагнул я в дверной проем и Мертвец, пожав плечами, двинулся за мной. - Дверь только закрой.
   В небольшой квартире Буджи освещаемой многочисленными, расставленными то тут, то там, свечами было довольно уютно. Пол был все так же усеян светлыми коврами с высоким ворсом, а на стенах в беспорядке расположились множества картин самых разных размеров.
   - Сними обувь, - огорошил я Мертвеца. - Буджи ненавидит, когда пачкают его пол и даже не вздумай курить!
   - Я уже заинтригован больше некуда, - сказал Мертвец, скидывая туфли. - Давай показывай мне своего Буджи.
   Буджи в идеальном белоснежном костюме сидел на кухне и попивал чай из блюдечка. Выглаженная рубашка, черный шелковый галстук, торчащий из кармана пиджака платок и ни тени эмоций на лице. Все как обычно.
   - Черт! Дерьмо! - поприветствовал он нас внезапно исказившемся от гримасы ненависти лицом.
   От неожиданности Мертвец даже вздрогнул, а я лишь приветливо улыбнулся, снова обретшему спокойное выражение лица приятелю.
   - Привет, Буджи.
   - Выглядите как свиньи из Гетто, - тихим голосом сказал он. - Вы же мне все тут запачкаете. Черт! Дерьмо!
   Мертвец удивленно посмотрел на меня, и я успокаивающе кивнул. Такая уж у Буджи манера разговаривать. Во времена своей молодости он служил в Гвардии Лорда и после одной из вылазок за Четвертое Кольцо прибыл в Олеандр совсем другим человеком - чувства выплескивались из него неожиданными фонтанами независимо от собственного желания Буджи. И именно из-за этого его досрочно отправили на пенсию. После чего он стал таким, какой он сейчас, Буджи не знал, точнее не помнил, что именно произошло с ним в тот знаменательный день, когда из всей отправленной за границы города группы вернулся он один.
   - Пойдемте, - сказал он, аккуратно ставя блюдечко с чаем на стол и поднимаясь с кресла. - Поговорим снаружи. У тебя ведь ко мне серьезный разговор да, Кейл? Иначе, зачем бы ты пришел ко мне такой помятый, да еще и в сопровождении него.
   Буджи взял из-за кресла трость и ткнул пальцем в Мертвеца.
   - Просто недалеко от нас взорвалась, маленькая такая, бомбочка, - попытался я оправдать наш внешний вид.
   - Идите, идите, - указал на дверь Буджи. - А то загадите дом. Черт! Дерьмо!
   Мы с Мертвецом направились к выходу из квартиры, а Буджи, опираясь на трость, неторопливо засеменил следом. Я знал, что он притворяется. Этот горбящийся и всеми силами старающийся выглядеть немощным старик был способен еще на многое.
   - Ну и тип, - шепнул мне Мертвец, надевая туфли. - Чего он так вырядился то?
   - Он считает, что смерть любит хорошо одетых.
   - Чего? - не понял Мертвец.
   - Позже объясню.
   На самом деле Буджи на протяжении уже нескольких лет считал, что не за горами его последний день а, следовательно, он сие знаменательное событие должен встретить при полном параде. Однако после того как я узнал его поближе, мне стало понятно что этот старик не столько чувствует приближение смерти сколько надеется на ее скорый приход.
   - Да он еще всех Темных переживет, - фыркнул появившийся рядом со мной Ривз.
   - Черт! Дерьмо! - именно такой была реакция Буджи на мой краткий рассказ о произошедших со мной событиях.
   Мертвец, устроившись на лестничных ступеньках молча курил. Похоже, он решил не вмешиваться в наш с Буджи разговор. Ну, оно и к лучшему. Буджи лишний раз лучше не раздражать. Чревато.
   - И ты думаешь скрыться за границей города? - поинтересовался Буджи. - Сомневаюсь, что это будет тебе по силам. Скорее уж у тебя больше шансов выжить в Олеандре, нежели за его пределами. Уж поверь моему опыту.
   - То есть ты предлагаешь оставить все как есть? Надеяться на то, что про меня забудут?
   - Про тебя не забудут в любом случае, пока не изучат все возможности этой штуки, - указал Буджи на кинжал, который я все так же сжимал в руке, будто опасаясь внезапного нападения. - Так что эта вещица одновременно является и твоим проклятьем и твоим спасением.
   - Я тоже думаю, что просто выкинуть ее нельзя, - кивнул я. - Вот только толку от нее все равно нет.
   - Одно я знаю точно: теперь, когда от Кауна отвернулись Великие Семьи, ты вполне можешь выжить, но оставлять все как есть и тем более надеяться на то, что про тебя вскоре забудут нельзя ни в коем случае. Переворот рано или поздно достигнет своей кульминации и тогда ты или будешь нужен всем или не нужен никому, что в принципе одно и тоже. А вот как именно стоит поступить, я не знаю. Действуй по обстоятельствам. Черт! Дерьмо! Вот уж не думал, что доживу до еще одной широкомасштабной политической разборки. Ты ведь сказал, что Смотритель не смог воспользоваться кинжалом?
   - Да. У тебя есть предположения, почему это могло произойти?
   - Нет. Но это явно очень древняя вещь, а они, как известно все с норовом, - Буджи крутанул в пальцах трость и задумчиво посмотрел на меня. - Тут могут быть целые сотни ответов, а может быть и так, что ответа нет совсем.
   - Жаль, - разочаровался я. - Мне казалось, ты сможешь что-нибудь посоветовать...
   - Черт! Дерьмо! - затрясся Буджи и, затихнув, некоторое время молчал. - Извини, Кейл, но ты в такой ситуации, когда совсем непонятно что делать и в каком направлении идти. Все что я могу тебе посоветовать - это быть осторожным.
   - Гениально, - саркастически заметил Ривз. - Кейл, я впервые благодарен этому маразматику! Он наконец-то дал тебе шанс самому пошевелить мозгами. В конце концов, не будет же он до конца жизни думать за тебя верно? За помощью принято обращаться лишь в том случае если проблема так скажем средней тяжкости, если же вопрос плевый, то и ждать путного совета, по меньшей мере, глупо. Ну, а в твоем случае, когда любимое сердцу Буджи дерьмо льется через край, ждать того, что кто-то примет судьбоносное решение за тебя просто тупо. Давай, парень, покажи себя!
   Я хмуро посмотрел на Ривза.
   - Можешь отвалить.
   - Понял, - он покорно сложил на груди руки и исчез за моей спиной.
   Буджи неожиданно отвернулся от меня, перехватил трость так, если бы это была дубинка и довольно уверенным шагом подошел к дальней стене лестничной площадки.
   - Что с ним? - вопросительно посмотрел на меня Мертвец.
   Я пожал плечами. Буджи всегда был довольно странным человеком и за долгие годы общения с ним я научился не удивляться его разносортным выходкам. Гораздо больше меня сейчас волновало то, что я совершенно не знал что делать. И это просто выводило из себя.
   Буджи тем временем с подозрением уставился на широкую трещину в стене, через которую в подъезд просачивалось ледяное дыхание все еще буйствовавшего на улице ливня. А ведь еще несколько часов назад, направляясь к Лансу, я думал о том, что весна в этом году выдалась необычайно жаркой. Все в этом мире меняется просто с сумасшедшей скоростью, и я тому - живой пример. Пока еще живой. Кажется, только прошлой ночью я предвкушал обычный переполненный скукой день, когда все переменилось в одно мгновенье.
   Неожиданно, откуда ни возьмись, подул сильный пронизывающий до самых костей ветер.
   - Черт! Дерьмо! - воскликнул Буджи и в следующее мгновение стена, возле которой он стоял, разлетелась на мелкие кусочки.
   Несмотря на то, что старик находился к ней ближе всех, он успел сноровисто отпрыгнуть в сторону, а вот меня довольно ощутимо припечатало в плечо солидным куском бетонной стены. Кожу с плеча нещадно ободрало, а я, потеряв равновесие, упал прямо под дверь квартиры Буджи.
   На лестничную площадку, поднимая в воздух старую пыль, ворвался плотный вихрь, в очертаниях которого то и дело проскальзывало человеческое лицо. Вихрь подхватил оказавшегося на его пути Мертвеца некими подобиями рук и с чудовищной силой швырнул трепыхающееся тело в образовавшуюся в стене дыру.
   - Дерьмо! - сорвался на крик Буджи и, что есть силы, ударил тростью себе под ноги.
   В следующий миг произошло то, что явно удивило, несомненно, явившегося по мою душу Высшего Темного. Бетонный пол под ногами заходил ходуном и с жутким треском начал стремительно нагреваться.
   - Кейл! - заорал Буджи. - Прыгай сюда!
   Раздумывать я не стал и совершил, наверное, довольно глупо смотрящийся со стороны, прыжок из положения лежа. Вихрь взревел, а в следующее мгновение все вокруг заполнил абсолютный мрак, который впрочем, довольно резко сменился жирной грязью, в которую я благополучно и упал.
   - Черт! Дерьмо!
   Хватит с меня подобной жизни, отрешенно подумал я, пытаясь вырваться из крепких объятий грязи. С трудом поднялся на трясущиеся ноги и огляделся. Бесконечное серое поле и такое же серое небо над головой. Спустя секунды мир вокруг перестал притворяться черно-белым и обрадовал меня иссиня-черным цветом почвы под ногами и желтизной Дневного Солнца, окруженного свирепыми дождевыми тучами.
   Ливень и не думал прекращаться. Казалось, он поставил себе задачу утопить нас в итак чересчур липкой и жадной грязи. А еще вокруг плотными клубами лежал туман. В пределах доступной видимости было не больше десяти метров.
   - Дерьмо! Дерьмо! Дерьмо!
   Я обернулся к Буджи. Он со злостью топтал землю, а его побагровевшее лицо говорило о том, что так Буджи еще никогда не злился.
   - Это был портал? - спросил я его, и он неожиданно быстро успокоился.
   - Да.
   Мрак! Но как это у него вышло? Буджи ведь не Темный.
   - Эту трость мне сделали старые друзья из Темных, - ответил он на мой невысказанный вопрос. - Здесь семь точек открытия портала.
   Он перехватил трость поудобней.
   - Раньше я ей не пользовался. Не выпадало подходящего случая, знаешь ли. Так что у меня еще есть шесть не использованных переходов.
   Я был готов снова шмякнуться в грязь. Слишком много всего за один день. Слишком много...
   - А старик тебя спас, - удивленно сказал, ободряюще сжавший мое плечо, Ривз. - Знаешь, сегодня он меня просто поражает!
   - Спасибо, Буджи, - тихо сказал я, но тот лишь отмахнулся, оглядываясь по сторонам. - Что это за место?
   - Поля Элизиума, - ответил он.
   - Дьявол...
   - Я надеюсь, теперь ты проникся всей серьезностью ситуации? - лениво поинтересовался Ривз. - За тобой началась охота.
   - Кейл, - позвал Буджи. - Находиться рядом с тобой слишком опасно, но это вовсе не значит, что я тебя предаю. Я попытаюсь что-нибудь придумать, но уж извини - без твоего участия. Нельзя тратить порталы попусту. А пока, попытайся остаться в живых.
   И отойдя на несколько шагов, он ударил тростью себе под ноги. Через секунду его уже не было.
   - Поглоти меня Тьма... - прошептал я, когда черно-белые краски исчезли.
   - Поосторожней в высказываниях, - хихикнул Ривз.
   Я вдруг понял, что злополучный кинжал все еще пребывает в моей левой руке. Как будто сам теряться не хочет, ей-богу!
   - Кейл, ты и раньше выглядел удручающе, а теперь по тебе и вовсе Гетто плачет, - критически оглядел меня Ривз. - Ну и урод...
   - Пошел ты, - вздохнул я и поплелся, куда глаза глядят.
   Поля Элизиума как общеизвестно представляют собой участок земли размерами примерно десять на десять километров, так что туман может заставить меня плутать довольно долго.
   Надеюсь с Мертвецом все в порядке. Хотя, что может навредить давно уже испустившему дух человеку? Если и сломал себе чего, то это будет совсем нетрудно исправить, прогулявшись к ближайшему кладбищу.
   Мертвецам им в какой-то мере намного легче, чем живым. Я поморщился. Казалось, что тело буквально пожирается беспощадным огнем изнутри.
   По крайне мере ходячие трупы обделены такой противной штукой как боль.

8. Там, где нам рады

   Поля Элизиума кормят практически всех жителей Олеандра. Именно отсюда во все районы нашего огромного города развозятся все возможные виды овощей и фруктов. На полях растет абсолютно все съестное, что только может расти на земле. Давным-давно Темные приложили здесь свою руку и до сих пор, даже спустя столетия, урожай на полях Элизиума собирают каждый раз, когда Дневное Солнце достигает зенита. Я слышал, что весь этот необъятный участок земли разделен на несколько частей, на каждой из которых растет что-то отдельное. Однако сейчас убедиться в этом не выйдет - под ногами была лишь грязь. Прошло совсем немного времени после сборки последнего урожая и чтобы снова взойти, насаждениям понадобиться никак не меньше полного цикла Ночного солнца.
   Поля тянулись бесконечно. Я потерял чувство времени и даже стало казаться, что путь сквозь туман продолжается вот уже несколько часов и конца этим мучениям не будет. Хотя Дневное Солнце, склонившееся к горизонту, подсказывало, что прошло никак не больше часа. Как бы там ни было - хорошего мало.
   Я чувствовал себя совершенно разбитым. Наверное, если поглядеть со стороны, то меня легко будет спутать с каким-нибудь из самых жутких монстров Олеандровских сказок, коими родители так любят пугать своих не в меру деятельных отпрысков.
   - Кейл, а тебе не приходила в голову мысль, что было гораздо умнее остаться на месте и мирно подождать?
   - Чего, например? - едва ворочая языком, спросил я.
   - Например, вестей от Буджи или на худой конец исчезновения этого долбаного тумана.
   Я только покачал головой. Если мне хочется спасти свою шкуру, то нужно действовать, а не ждать у моря погоды, да и не усидел бы я на месте, как ни старайся. А чтобы возникла возможность предпринять что-либо, необходимо для начала выбраться из полей Элизиума. Вот только как я собираюсь это провернуть, учитывая, что периметр охраняется Гвардией Лорда, я не знал. То есть изначально у меня, конечно, были какие-то намеки на план, но потом я выдохся настолько, что мне стало наплевать абсолютно на все. Я хотел лишь, наконец, вырваться из этого проклятого тумана, который молочной пеленой заполнил все вокруг.
   Не знаю, как получилось так, что я не заметил огней смотровых башен. Наверное, переутомленный мозг просто-напросто отказался работать, и я словно заведенный продолжал идти вперед. Шел машинально, совсем не воспринимая происходящее, а потому, когда туман поредел, и меня приметили, было уже поздно.
   Рядом со мной словно из ниоткуда появились вооруженные люди, и кто-то из них без церемоний дал мне прикладом автомата по голове.
   В спасительную темноту я упал почти что с облегчением.
   - Кейл!
   Очнувшись, я, не совсем соображая, что делаю, вскочил на ноги и тут же свалился от пронзительной головной боли. Я был одет в какое-то жалкое подобие тюремной робы, а отсутствие на теле грязи говорило о том, что меня, по всей видимости, помыли. И сделали это, скорее всего, тупо кинув мое бессознательное тело в бочку с дождевой водой. Я содрогнулся. Методы работы гвардейцев были известны всем.
   Ривз засмеялся.
   - Похоже, абсолютно все в этом городе задались целью превратить тебя в калеку.
   Я не ответил и осторожно, следя за своими ощущениями, сел и осмотрелся. Смешно. Уже второй раз за последние двенадцать часов я оказываюсь в камере. Вот только эта клетка имела дверь, в отличие от той, куда меня поместили на первый раз. Я вдруг понял, что кинжала при мне больше нет. Впрочем, было бы забавно очнись я с этой железкой в руках.
   - Сейчас за тобой придут, - сказал Ривз и в тот же момент дверь камеры с резанувшим по ушам скрипом отворилась.
   Вошли двое гвардейцев с суровыми лицами и, не говоря ни слова, подхватили меня под мышки. Я делал попытки перебирать ногами, но сил на это просто не было, а потому меня без малейшего сожаления волочили по длинному, выкрашенному в гадкий зеленый цвет, коридору.
   Через какое-то время гвардейцы затащили меня в одну из дверей по левую сторону и, грубо усадив на табурет в центре комнаты, отошли куда-то назад. Я поднял голову и встретился взглядом с пожилым мужчиной, сидящим за массивным деревянным столом.
   - Я - начальник охраны полей Элизиума, - зачем-то представился он, растягивая слова. - Мы не знаем, кто ты, парень, и как оказался внутри охраняемых нами территорий, но у тебя есть замечательная возможность здорово облегчить и себе и нам жизнь, все как следует, в деталях рассказав.
   Я вдруг ясно почувствовал, что скоро снова потеряю сознание. Этот ублюдок что, не видит, в каком я состоянии? Мне вдруг очень захотелось разозлиться но, к сожалению, это было невозможно при всем желании. Я огромным усилием воли сфокусировал взгляд на часах, висящих на стене за моим собеседником. Два часа до заката Дневного Солнца и рассвета Ночного. А впрочем, какая уже разница?
   Голова закружилась, и я безвольным мешком свалился с табурета, при этом все еще почему-то оставаясь в сознании.
   - Судя по всему, он просто не может ответить, сэр, - послышался сзади голос.
   А, это, похоже, решил высказаться один из моих конвоиров.
   - Сам вижу, - огрызнулся начальник охраны. - Вскоре я должен буду доложить Темным, но перед этим хотелось бы потолковать с парнем лично. Так что у вас есть десять минут на то, чтобы развязать ему язык.
   - Сэр...
   - Исполнять!
   Что происходило дальше, я помнил смутно. Но кажется, подчиненные начальника под приказом "развязать язык" понимали удары по почкам и обливание ледяной водой.
   - Что вы с ним сделали?
   - Он был найден моими людьми только что. Я как раз собирался доложить Смотрителю. Как вы узнали, что он у нас? Это опасный преступник?
   - Только что найден, говорите? Кто же тогда интересно успел переодеть его в тюремную робу и избить до полусмерти?
   - Он уже был таким, когда мои парни...
   - Замолчите. Мы забираем его сейчас же и уж будьте уверены, превышение должностных полномочий вам просто так с рук не сойдет.
   - Но я обязан отчитываться только перед Смотрителем...
   - Вот и отчитаетесь, а парня и кинжал, который был с ним мы забираем. И не вздумайте говорить, будто и не слышали ни о чем подобном.
   Голоса слышались приглушенно. Заговорившего первым я не знал, но голос он имел тихий и властный, что же насчет второго - это был начальник охраны полей Элизиума.
   - Его нужно накачать силой, а то чего доброго парень откинет копыта...
   - А зачем нам эта бесполезная вещь, если...
   - С ее помощью можно будет надавить на валькирий...
   - Забери у этого подонка кинжал, а я пока постараюсь поставить нашего шустрилу на ноги...
   Послышался удаляющийся звук шагов, а в следующее мгновение я остро почувствовал, как кровь активно забежала по жилам, а сердце начало отбивать барабанную дробь. Вскоре я сумел открыть глаза.
   - Заставил ты нас понервничать, Кейл, - сказал склонившийся надо мной незнакомый мужчина.
   Я довольно сноровисто вскочил на ноги и сделал несколько шагов назад впрочем, тут же наткнувшись на стену. Напротив меня с хмурыми лицами стояли двое мужчин и одна женщина. Не понадобилось особых умственных усилий, чтобы понять, что это Высшие Темные четырех Семей. И все они пришли за мной.
   Мы находились в большой абсолютно пустой комнате. Место пыток или нечто вроде камеры для допросов, понял я. Похоже, именно здесь парни начальника охраны старались развязать мне язык. Я преисполнился ненависти ко всем без исключения гвардейцам.
   - Поздравляю с возвращением к себе, - появился рядом со мной Ривз. - И лучше не трать силы на бесполезную злость.
   В камеру сжимая в руке кинжал, с россыпью драгоценных камней на лезвии, зашел еще один мужчина. Вот и выпало мне счастье повидаться с четырьмя Высшими сразу. Надеюсь, больше они мне своих Темных Обликов демонстрировать не собираются, а то, чувствую, запас везения на случай столкновения с землей, водой, воздухом или огнем я исчерпал окончательно.
   Один из Темных небрежно провел перед собой рукой и в центре камеры появилась клякса черной дыры. Мир уже почти привычно выцвел.
   - Пошли, у нас мало времени, - кивнули мне на портал.
   У меня и мысли не возникло ерепениться. Теперь меня схватили довольно цепко, и убежать - нечего и думать. Двое из четверых Высших Темных шагнули во тьму сразу же, а оставшиеся ждали пока я последую примеру уже исчезнувших.
   Зачем-то задержав дыхание, я шагнул во мрак и, едва оказавшись на другой стороне портала, едва сумел удержать равновесие. Голова кружилась, а к горлу подкатил тошнотворный ком. Я опустился на колени.
   - Что с ним? - спросил, появившийся следом за мной, Темный.
   - Нам тоже интересно, - хмыкнула женщина. - Судя по всему, он не переносит подобный вид транспорта... Он ведь был на грани смерти именно после того как безумный старик увел его у меня из-под носа через портал.
   - Потеря сил после перемещения? - удивился один из мужчин. - Впервые слышу о таком...
   Меня вырвало желчью, и я зашелся каркающим кашлем. Мрак! Да, что же происходит?
   - Судя по всему, парень действительно исключительный, - усмехнулся кто-то.
   - Я его подпитаю...
   Я снова испытал ощущение разогнавшейся в жилах крови и уже через секунду смог подняться. Вытер рукавом тюремной робы рот и со злостью посмотрел на четверых Высших.
   - Ох, Кейл, как же мне интересно узнать, кто ты на самом деле, - улыбнулась женщина, и я сморщился как от зубной боли.
   Ее взгляд проникал в самое нутро и оставлял после себя противный след.
   - Жуткая баба, - согласился Ривз.
   Он как обычно вышел из-за моей спины и ободряюще похлопал по плечу.
   - Не бойся. Битва еще не закончена.
   Я наконец-то огляделся. Помещение куда меня привели Высшие Темные больше походило на средних размеров арену: куполообразный потолок и украшенный непонятными узорами ровный пол. Источников освещения не наблюдалось, но темнее от этого почему-то не становилось. Я прекрасно видел, что никаких дверей здесь предусмотрено не было. Хотя зачем Высшим Темным двери?
   - Начнем? - вдруг спросила женщина у остальных.
   - Ради этого и собрались, - смерил меня изучающим взглядом один из мужчин.
   У всех у них были одинаково равнодушные ко всему лица, что делало их какими-то серыми, незапоминающимися.
   - Что начнем? - охрипшим голосом прошептал я, следя за тем, как четверо Темных рассредоточиваются по "арене".
   Как ни странно, но мне ответили.
   - Развоплощение...
   - Похоже, пора нервничать, - тихо сказал Ривз, когда Высшие взяли меня в кольцо.
   Я, словно затравленный зверь, беспомощно вертел головой по сторонам пытаясь понять, что сейчас произойдет. Темные вдруг все разом закрыли глаза, будто впадая в транс, и это явно не сулило мне ничего хорошего. В отчаянии я рванулся было к тому, кто все еще сжимал в руке мой кинжал. Мой. Я вдруг отчетливо понял, что теперь этот кусок железа принадлежит только мне и Высшие сейчас попытаются оспорить это право. Нельзя... Где-то далеко, на грани слышимости зашелся радостным смехом Ривз, а меня, уже почти вцепившегося в горло Темного, вдруг резко вздернуло наверх к куполу.
   Я почувствовал, как что-то невидимое, сжимая с чудовищной силой в объятиях, продолжает возносить меня под потолок. Затем меня вдруг будто обволокло что-то противное и склизкое. Я попытался дернуться, предпринять хоть что-нибудь, но все мои попытки хоть как-то побороться за жизнь провалились. Заключившая меня в объятия мерзкая сила на мгновенье будто ослабила напор, а затем набросилась с утроенным рвением, так если бы Темные хотели выдавить из моего тела всю кровь. Я вдруг ощутил, как в кожу с остервенением начинает что-то въедаться и закричал.
   - Ох, что-то будет, - донесся до меня приглушенный голос Ривза, а в следующее мгновенье все вокруг заполнил ослепительно белый свет.
   Это было похоже на... Нет, это было ни на что не похоже. Я оказался в месте, где нет ни времени, ни пространства, а лишь бесконечный свет. Белый космос без звезд и планет. Космос, в котором мне были рады. Рады как лучшему другу подавшему руку в час отчаяния, рады как невозможному дождю в жаркой пустыне, рады так, как будто я выбрался из самой страшной бездны кошмаров.
   Меня заботливо покачивало на волнах этого теплого и такого родного света, и если бы это было возможно, я без малейших колебаний согласился бы остаться здесь навсегда. Но, к сожалению, возможным это не представлялось. Я знал это абсолютно точно.
   Меня мягко подтолкнуло в спину и, сделав шаг скорее мысленно, чем на самом деле, я вышел из этой так обрадовавшейся мне белизны на ковер знакомой до боли комнаты.
   Совсем еще недавно терзавшая меня боль во всем теле ушла в небытие и, похоже, даже ободранное до самого мяса в доме Буджи плечо снова было целехоньким. Не успел я обернуться, как в миллиметре от горла тут же зависла блеснувшая сталь сабли.
   - Кейл? - удивленно прошептала Лейна.
   Я все еще был под впечатлением от произошедшего и поэтому даже если бы захотел не смог бы вымолвить и слова. Лейна неуверенно отвела от меня саблю и я тут же сел на так кстати оказавшийся рядом диван. Не от усталости, нет - теперь я чувствовал себя необычайно бодрым и наверно без особого труда мог бы потягаться силами с несколькими гвардейцами сразу.
   - Как делишки, Кейл? - поинтересовался присевший напротив меня на корточки Ривз. - Чувствуешь себя как никогда хорошо, верно? И даже не спрашивай меня что это было - все равно не знаю.
   И он самодовольно заржал.
   - Кейл... - Лейна тронула меня за плечо. - Как ты здесь оказался?
   - Не знаю, - хрипло выдавил я и, вскочив на ноги, заметался по комнате.
   Хотелось бежать куда глаза глядят, драться с каким угодно сильным противником, взлететь к небу в конце концов, но только не сидеть на месте. Это было ощущение вовсе не приобретенного могущества, нет, я абсолютно точно знал, что остался именно таким, каким был всю жизнь. Просто мне было невероятно легко от переполнявшей сердце энергии.
   - Я слышал сходные ощущения возникают у наркоманов, - не преминул отпустить по этому случаю издевку Ривз, но я даже не обратил на него внимания.
   - Кейл! - повысила голос Лейна и это возымело эффект.
   Я остановился и постарался привести мысли в порядок.
   - Сюда скоро ворвутся валькирии, - вздохнув, сказала она. - Извини... Я не поняла сразу, что это ты и позвала на помощь...
   - Что? - не понял я. - Но как...
   - Неужели ты думаешь, что только Темные могут общаться на расстоянии? У нас тоже есть свои секреты. Я не знаю, как ты появился в моем доме, но тебе нужно бежать и немедленно!
   Я взглянул на пейзаж, открывающийся из огромных, во всю стену, окон. Дневное Солнце уже почти соприкоснулось с горизонтом.
   - Кейл, - упавшим голосом повторила уже в какой раз мое имя Лейна. - До заката еще полчаса и ты должен будешь выдержать их или тебя убьют...
   - Почему? - тихо спросил я.
   - Каун назначил за твою голову огромное вознаграждение... Не знаю, зачем ему это, но...Кейл, не теряй времени!
   Осознав, наконец, все серьезность ситуации я два прыжка достиг так любимых Лейной окон и распахнул одно из них. Ее квартира находилась на последнем этаже семиэтажного здания и поэтому вид отсюда открывался просто завораживающий. Раньше мы любили с ней проводить здесь время. Раньше... Когда-то очень давно.
   Я встал на край подоконника и, подпрыгнув, схватился за одну из украшающих здание статуй горгулий.
   - Кейл, если тебе это чем-то поможет, то ты появился из портала. Белого портала, Кейл... - донесся до меня голос Лейны.
   А я подтянулся на приглянувшемся мне барельефе и уже после следующего прыжка схватился за край крыши. Через секунду я был наверху. В другой раз я бы обязательно струхнул и не отважился на подобные альпинистские фокусы, но сейчас энергия буквально переполняла меня, разве что пар из ушей не шел.
   С крыши довольно хорошо просматривался центр Олеандра, и я с удивлением увидел клубы черного дыма над одним из четырех небоскребов Великих Семей. Судя по всему, там был пожар.
   Мрак! Что там произошло?
   - Вероятно, это сделал ты, - счастливо улыбаясь, заявил Ривз. - Вот только я бы порекомендовал тебе отложить любование красотами города и бежать отсюда изо всех сил.
   Долго думать не пришлось - я сорвался с места по направлению к северному краю крыши. Там отделенное от дома Лейны узким проулком стояло здание на один этаж ниже. Перепрыгнуть этот проулок ничего не стоит.
   Я разогнался так, что ветер засвистел в ушах. Как же все-таки хорошо, что опротивевший ливень закончился, а практически все его следы были высушены отчаянно палившим Дневным Солнцем, и это не смотря на то, что до заката оставалось всего ничего времени. Климат в Олеандре крайне переменчив.
   Что есть сил оттолкнувшись от невысокого бортика на краю крыши, я прыгнул. Сердце ухнуло куда-то вниз, оставив после себя необычно приятную легкость. Сладкая секунда свободного падения казалось, длилась вечно, но потом я ударился ногами о бетонную поверхность и тут же кувыркнулся вперед, гася инерцию.
   Черт, а мне это невероятно нравиться, подумал я и, оказавшись на ногах, тут же рванул вперед, к следующей крыше, край которой был уже на довольно приличном расстоянии от места прыжка. Ничто ни на секунду не могло поколебать мою решительность, и я уверенно сиганул вниз.
   В себя мне удалось прийти лишь на довольно приличном расстоянии от дома Лейны. Дьявол! До меня вдруг только что дошло, что я вполне мог несколько раз подряд навернуться вниз. Что со мной было? Наваждение? Эйфория? Последствия перехода через, как сказала Лейна, белый портал?
   Я содрогнулся. Белый портал. Белый. Этого ведь просто-напросто не могло быть, как не могло быть такого, что выпавшее из рук яблоко вдруг устремляется к небесам. Законы природы неоспоримы, а они говорят о том, что белых порталов быть не может. А значит, так оно и есть.
   - А может это не портал вовсе? - спросил появившийся рядом Ривз. - Мало что ли в нашем мире неизученного?
   Я посмотрел на следы черного дыма вдали и едва слышно чертыхнулся. Могло ли это быть делом моих рук? Почему, нет? Я, конечно, не знал где именно находилась та арена, куда меня привели Высшие Темные, но, черт возьми, где бы ей находиться как ни в одном из царапающих небосвод домов Великих Семей? Попытка моего как выразились Темные "развоплощения", космос полный яркого света, белый портал, бьющая из меня ключом энергия и стелящийся над Дворцом Лорда Кауна дым...
   Все это связано, сомнений быть не могло. Вот только рад бы я был, если бы хоть кто-то смог рассказать мне что именно со мной произошло.
   - А ты подожди немного, - лениво протянул Ривз. - Когда мозги на место встанут, сам до всего дойти должен...
   Белый портал. Я усмехнулся. Что-то зачастил я сегодня по порталам бегать. Практически всю жизнь собственнолично заполнил блеклыми буднями и никогда даже не помышлял о фокусах Темных, а тут не тебе - целых три перемещения за последние пару часов. Есть чем гордиться. Или, быть может, есть чего боятся?
   Я подошел к краю крыши дома, на котором от меня отхлынула волна непонятной эйфории, и взглянул вниз. Метров пятнадцать до земли, не меньше. Да уж, ну и номер я выкинул, устроив этот марафон по вершинам домов. Хорошо еще, что застройка в этом районе довольно плотная.
   - Может тебе лучше и не спускать на грешную землю? - насмешливо спросил Ривз. - Слышал ведь, что Каун открыл сезон охоты на твою скромную персону? Надо сказать, этот тип даже вызывает у меня какие-то намеки на уважение - довольно быстро ему удалось сориентироваться в ситуации.
   - Меня сейчас больше Высшие Темные волнуют, - сказал я. - Они уже два раза находили меня без особого труда, и думаю, в третий раз у них это выйдет ничуть не хуже.
   - А ты вообще уверен, что они живы? - хмыкнул Ривз, кивнув на, чернеющий на горизонте, дым.
   - Думаешь так легко убить Высшего?
   - Легко? - охнул он. - Ты считаешь заставить гореть одно из самых защищенных зданий в Олеандре это нечто из разряда плевых дел? Не удивлюсь, если всех четверых красиво размазало по стенкам...
   - Было бы неплохо, - признал я.
   - Кейл, берегись! - заорал вдруг Ривз, и я невольно отшатнулся в сторону.
   Что-то просвистело возле самого уха, а одно из окон соседнего здания брызнуло на улицу осколками. Арбалет? Дьявол! Я оглянулся, но никого не увидел. Валькирии! А я-то, дурак, думал, что благополучно оторвался от феминисток, вот только недооценивать их упрямства не стоило.
   Как же я ненавижу невидимок!
   Где-то совсем рядом послышался звон доставаемых из ножен сабель, и я понял, что если не потороплюсь хоть что-нибудь предпринять, то, вполне возможно, заимею неплохие шансы лишиться головы. А уж есть у меня подозрения, что мое тело будет слишком безобразно смотреться без такого важного органа.
   - Не стильно, - согласился со мной Ривз.
   И я прыгнул с крыши.

9. Закон жанра (вместо эпилога)

   Прыгнул я, разумеется, не просто так, в неизвестность, и уж тем более, конечно же, не решил украсить своими мозгами тротуар у окон первого этажа, дабы просто не попасться на растерзание валькириям, оставив их с носом.
   Внизу находился довольно широкий балкон, не так близко ко мне как хотелось бы, но и не так далеко, чтобы результатом моей акробатики стали поломанные кости.
   Твердая поверхность ударила по ногам, и я завалился на бок, впрочем, тут же вскочив и ломанувшись к ведущей на балкон хлипкой двери. Времени рассуждать о неэтичности разрушения чужого имущества не было, и я открыл дверь, что есть сил ударив по ней подошвой хлипких тюремных ботинок напяленных на меня гвардейцами.
   Пробежав в квартиру, я заметался по комнатам, ища выход. Послышался испуганный женский вскрик, похоже, хозяева не ожидали, что в их доме когда-нибудь будут бегать одетые в тряпье явно безумные люди.
   Наконец-то отыскав нужную дверь, я рванул тяжелый засов в сторону и выбежал в пахнувший сыростью подъезд. Черт, куда дальше?
   Замешкавшись на секунду, я рванул вниз по лестнице. Нужно как-то потянуть время. Сколько еще до заката? Четверть часа? Или больше? А черт его знает, сколько времени прошло с тех пор как я начал свои бег с препятствиями по крышам. Я зарычал от безысходности. Нет, не получиться - четверти часа погони не выдержу, так что будем надеяться на то, что до заката остались считанные минуты.
   Вот ведь настырные бабы! Им до исчезновения осталось всего ничего времени, а они решили поиграть со мной в "догони и убей". Спрашивается: зачем?! Будут потом Лорду доказывать, что это именно они меня грохнули, а никто другой? Ведь сами-то не успеют доставить доказательства во Дворец, а кто-нибудь обязательно сделает это за них. Хотя бы оборотни, например. Впору было застонать - с рассветом Ночного Солнца мои проблемы вовсе не исчезнут, а лишь прибавят в весе - узнав о вознаграждении за мою голову, оборотни в стороне не останутся, да еще и многочисленные и люто жаждущие отмщения вампиры сваляться на мою бедную голову.
   - Не стоит забывать о людях, Кейл, - раздался в голове насмешливый голос Ривза. - Они, как известно, страшнее любой нечисти.
   Где-то наверху раздались голоса и на меня посыпалась бетонная крошка. Похоже, разозленные моей прытью валькирии стреляли из арбалетов практически не целясь. Хорошо все-таки, что эти феминистки не признают огнестрельного оружия, предпочитая пулям арбалетные болты, иначе я бы уже давно отправился к праотцам.
   Подгоняемый неожиданно ускорившимися валькириями я устремился вниз, преодолевая лестничные пролеты едва ли не в один прыжок.
   - Беги, Кейл, беги! - весело подбодрил меня Ривз, вызвав при этом ничего кроме раздражения.
   Ударив всем телом по подъездной двери, я вывалился наружу и в панике огляделся. Довольно людная и, судя по всему, торговая улица, пара-тройка неторопливо катящих автомобилей и ни одного темного переулка. Впрочем, как бы цинично это ни звучало - прохожие послужат валькириям отличными препятствиями.
   В толпу я нырнул словно в холодную воду и, сбивая зевак плечом, оттаптывая всем попадающимся на пути ноги, устремился вверх по улице. Дыхание сбилось, и легкие жгло нестерпимым огнем, но я продолжал бежать вперед. Нужно продержаться. Осталось совсем немного времени. Кто-то позади громко поливал меня грязью, а вокруг стремительно нарастал возмущенный гул. Ох, как бы кто-нибудь не решил посодействовать валькириям и сбить меня с ног! Испуганный этой мыслью я свернул в первый же попавшийся мне переулок по левую сторону и побежал так, что казалось, мышцы вот-вот оторвутся от костей.
   В конце концов, я словно черт из табакерки выбежал на какую-то менее людную улицу и сразу же едва не угодил под колеса бешено мчавшегося автомобиля. Послышался визг покрышек, пахнуло жженой резиной, а машину развернуло передо мной на девяносто градусов.
   - Ты что делаешь?! - заорал тут же выбравшийся наружу возмущенный водитель и осекся видимо как следует меня разглядев.
   Да уж. Внушал я должно быть опасение своим далеко не нарядным видом. Грязная и кое-где рванная тюремная роба вкупе с искаженным от злости на валькирий лицом делала из меня того еще типа. Жадно глотая воздух, я двинулся к застывшему в нерешительности мужчине и указал ему на место водителя.
   - Садись, - хрипло сказал я.
   Грудь ходила ходуном, а измученные легкие стремились быть выхарканными наружу.
   - Я... - мужчина явно опешил от моего приказа.
   - Садись, твою мать! - попытался выкрикнуть я, но послышался лишь сиплый шепот.
   Мужчина торопливо прыгнул в машину, а я в изнеможении опустился на сиденье рядом.
   - Быстрее! - подогнал я водителя, у которого из-за трясущихся рук не выходило завести машину.
   Мотор наконец-то заурчал, но было уже поздно. Появившиеся из проулка валькирии несколько раз выстрелили по лобовому стеклу. Мой несостоявшийся водитель, испуганно вскрикнув, вывалился из машины и торопливо пополз куда-то в сторону.
   Мрак! Я упал поперек передних сидений и надавил на педаль газа рукой. Автомобиль взревел и, хлопнув дверью со стороны водителя, рванул вперед. По железному остову забарабанили арбалетные болты. В салон брызнули осколки стекол, и взяться за руль я не успел. Машина проехала никак не больше двадцати метров и врезалась в стену первого же дома. Я довольно сильно ударился головой и удивленные возгласы людей, которым посчастливилось стать свидетелями разыгравшейся драмы, услышал как сквозь толстый слой воды
   Приподнявшись, через разбитое заднее стекло я увидел торопливо бегущих ко мне троих валькирий.
   - Кейл, - живее! - заорал, оказавшийся рядом, Ривз.
   Я повернул ключ зажигания снова как назло заглохшей машины, но мотор лишь насмешливо фыркнул. Испуганно обернувшись, я увидел, как валькирии вскидывают арбалеты, вжался в кресло, а в следующее мгновение вдруг резко потемнело и моих преследователей не стало.
   - Ты выдержал, Кейл, - ободряюще сал мое плечо Ривз. - Поздравляю.
   На негнущихся ногах я выбрался из покореженного автомобиля под фиолетовые лучи Ночного Солнца.
   Рассвет и закат состоялись.
   Я огляделся. Изредка кидая на меня настороженные взгляды, прохожие спешили как можно быстрее ретироваться с места произошедшей аварии. Даже мужчина, чью машину я так неплохо покорежил, не оборачиваясь, бежал прочь. Все понимали, что волей судьбы увидели что-то явно выходящее из разряда забавных случаев на улице. И все без исключения не хотели лезть не в свои дела, которые могли одарить их ненужными проблемами.
   - Советую тоже как можно дальше и быстрее убраться отсюда, - шепнул мне на ухо Ривз.
   Я кивнул и заспешил раствориться во мраке одной из подворотен. Мысли в голове путались. Как это обычно бывает - слишком много вопросов и ничтожное количество внятных ответов. Пройдя пару кварталов, я со вздохом присел в темном и небольшом дворике возле стоящих в ряд мусорных баков.
   Мрак...
   Я прислонился спиной к жестяному боку бака и, щурясь, посмотрел на проглядывающее между домами Ночное Солнце. Пока на него можно было смотреть почти что спокойно, но потом, едва светило достигнет зенита, созерцать этот фиолетовый диск невооруженными глазами станет весьма проблематично. Особенность Ночного Солнца - холодные лучи и слепящий свет. С Дневным же все строго наоборот.
   - Чего расселся возле мусорки? - поинтересовался, появившийся рядом, Ривз. - Ждешь, пока на пропитание подадут? Или думаешь, что так ты выглядишь более эффектно? Соглашусь, конечно, что твои обноски очень даже внушающее смотрятся напротив этих чудных баков, но нынче подобный стиль не в моде.
   - Кстати о пропитании, - вспомнил вдруг я. - Неплохо было бы перекусить да и разжиться нормальной одеждой.
   - Ну, это-то все ясно, - махнул рукой тот. - Что собираешься делать? Я имею в виду касательно решения своих проблем.
   - Там видно будет, - неопределенно ответил я.
   - А я предлагаю грохнуть к чертям Лорда Кауна, - осклабился Ривз.
   - Очень умно...
   - А что? Ты видишь какой-либо другой выход из ситуации? Да и потом, от Графа этот город ты избавил одной левой, чего тебе там какой-то Высший Темный. Ворвешься во Дворец, перебьешь всех его слуг и охранников, затем схлестнешься в жестокой схватке со Смотрителем, а под конец тебя будет ожидать сам Лорд до которого ты, конечно же, доберешься почти лишившись всех сил и оружия. Закон жанра, знаешь ли.
   - Отвали со своими бредовыми идеями, - отмахнулся я. - Если ты не заметил - кинжала при мне нет, вообще-то, так что можешь благополучно заткнуться.
   - Да, это досадно, что железка не с тобой, - почесал макушку Ривз.
   Черт, а ведь даже денег нет, чтобы купить одежды, да и в таверну за едой не сунешься. Наверняка гвардейцы уже разнесли по всему городу приказ Лорда Кауна о моем новом статусе с подробным описанием меня дорогого. Может попробовать сунуться в свою каморку, которую я привык называть домом? Нет, слишком уж попахивает самоубийством. А значит, придется воровать...
   Вот только дома в этом районе в основном многоэтажные, квартирные. Судя по всему, необходимо искать пустой частный домишко. Но успеха в этом можно добиться лишь за Вторым Кольцом, а то сейчас я все-таки нахожусь все еще слишком близко к центру города, который славится обилием гвардейцев в ночное время. Нет, для меня это было бы слишком опасно.
   - Хочешь пилить несколько километров до спальных районов? - Ривз посмотрел на меня как на страдающего слабоумием оборотня. - В таком виде? Рискуя в любой момент нарваться на патруль? Что ж - флаг тебе в руки!
   И, правда. Ну, тогда можно попытать счастья у близких к речке коттеджей. Благо, до них никак не больше километра.
   Стало быть, сейчас мой путь лежит к Джиегвару. А потом уже будем решать, как быть дальше.
   - До чего же ты низко пал Кейл! Сидишь у помойки и помышляешь о том, как бы очистить чей-нибудь домик. Стыд и срам...
   Я поднялся на ноги и направился навстречу к только-только начинающему набирать свои силы Ночному Солнцу. Пережив день, глупо будет умереть холодной ночью. Мне еще очень многое предстоит сделать в ближайшие двенадцать часов.
   Но думать об этом совсем не хотелось.

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) A.Влад "В тупике бесконечности "(Научная фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Е.Решетов "Ноэлит. Скиталец по мирам."(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) И.Коняева "Академия (не)красавиц"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"