Кравцов Виктор Романович: другие произведения.

Вклад в цивилизацию

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 6.54*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Солнце не может гореть вечно. Когда-нибудь оно потухнет, и человек останется один на один с постоянной тьмой, космическим холодом в -273 градуса. Сейчас Вселенная расширяется, но, если самая распространённая частица нейтрино имеет массу, с неизбежностью наступит время и она начнёт сжиматься и тогда сила тяжести и температура на Земле неотвратимо поползут до бесконечно большого значения, а это уже Геенна огненная, как в библии. Последнее, самое грозное грядущее. Всё в природе, в том числе атомы имеют свой срок жизни. Настанет час и они, кирпичики всего мироздания, станут распадаться. Эта книга о нашем отдалённом потомке, по существу, не человеке уже, а сверхчеловеке. Попытка выяснить, каким могуществом должен обладать он, чтобы справиться со всеми трудностями космогонического масштаба. Успеет ли он достичь его или песок часов его жизни истечёт раньше?


  

Вклад в цивилизацию

Научно-фантастический роман

ЭЛЬ - ГЮЛЬ - ЗВЕЗДА ДЪЯВОЛА

Книга первая

  

Пролог

  
   Солнце не может гореть вечно. Когда-нибудь оно потухнет, и человек останется один на один с постоянной тьмой, космическим холодом в -273 градуса.
  
   Сейчас Вселенная расширяется, но, если самая распространённая частица нейтрино имеет массу, с неизбежностью наступит время и она начнёт сжиматься и тогда сила тяжести и температура на Земле неотвратимо поползут до бесконечно большого значения, а это уже Геенна огненная, как в библии.
  
   Последнее, самое грозное грядущее. Всё в природе, в том числе атомы имеют свой срок жизни. Настанет час и они, кирпичики всего мироздания, станут распадаться.
  
   Эта книга о нашем отдалённом потомке, по существу, не человеке уже, а сверхчеловеке. Попытка выяснить, каким могуществом должен обладать он, чтобы справиться со всеми трудностями космогонического масштаба. Успеет ли он достичь его или песок часов его жизни истечёт раньше?
  
  

Глава 1

СВЕРХЦИВИЛИЗАЦИЯ

  
  

Часть 1

Открытие молодого пилота

  
   Огромный двухсотметровый пульт управления ЦКБ /Южный сектор пространства/. Полторы сотни девушек-операторов за ним.
  
   - Ранелия, я - семнадцатая!
  
   - Сейчас... Секунду... Слушаю тебя, Роза!
  
   - У меня на удержании твой любимчик.
  
   - Что? Кого ты приписываешь мне?
  
   - ТРН 4000А.
  
   - Рюэля Деколя?..
  
   - Угадала. И как быстро!
  
   - Ничего удивительного. Номер у комплекса круглый. Почему ты назвала его моим?
  
   - Извини, если ошиблась. Мне показалось, ему ты уделяешь больше внимания, чем другим.
  
   - Он чаще остальных обращается с неординарными проблемами.
  
   - А ты не задумывалась, почему ему нравится удивлять именно тебя, а не любую из нас, когда мы сидим на твоём месте?
  
   - Могу объяснить.
  
   - Слушаем тебя.
  
   - Случайность.
  
   - При большом общем числе? Нет, девочка, не пойдёт. Попробуй придумать другой вариант, может, тогда он и пройдёт у тебя.
  
   - Он знает меня лучше, чем вас.
  
   - Опомнись, в школе операторов рядом с тобой сидела я, а не он.
  
   - Неужели?
  
   - Открыть тебе глаза на истину?
  
   - Если она того стоит.
  
   - Он хочет перебить тебя у MN.
  
   - Кто такой MN?
  
   - Ну, уж это, подруга, тебе виднее. Не хочешь открываться перед нами, твоё дело, но не притворяйся, пожалуйста. Я не перевариваю таких вещей. Смотрите, ему не терпится, он даёт срочный вызов... Больше того - EXTRAORDINARY! Что это ему взбрело в голову?
  
   - Соединяй.
   - Идут последние файлы на Септиму Кюлинтая.
  
   - Прервать! Немедленно!
  
   - Есть!
  
   Содержание метагалактической связи на сверхсветовых частицах /ССЧ/ между объектами МК 200 и ТРН 4000А. Участники: девушка с золотистыми волосами, подсвеченными со всех сторон специально созданным вокруг них воздушным эфиром янтарного цвета, юноша, не уступающий ей в привлекательности, но без всяких подкрасок.
  
   - Здравствуй, Ранелия!
  
   - Салют! Лёгок на помине.
  
   - Говорили обо мне?
  
   - Да.
  
   - Плохое? Хорошее?
  
   - Всякое. Перемычку между Сазаром и Ригмой ты наводил?
  
   - Я.
  
   - Не могло там самосвернуться пространство?
  
   - В присутствии номинальных тяготеющих масс?.. Нет. Надеюсь, ты помнишь законы Маха?
  
   - Может, ты проглядел чёрную дыру?
  
   - Когда я там работал, её не было, и она не наклёвывалась. В чем дело?
  
   - Пилот-сигнал не идёт на континент Икон. В МТП-2Б регистрируют его отголосок, но какой-то странный, явно проходит по другим каналам.
  
   - Высылаю разведчика.
  
   - Не надо, уже послан. Говори быстро, что хотел, мне некогда.
  
   - Я?.. От тебя?.. Особы с рыбьей кровью?.. Ничего... Притормозиться разве что.
  
   - Ты меня радуешь. А кого я поставлю на твой заход, ты подумал?
  
   - Нет, но мне лестно будет узнать, что я незаменим.
  
   - Да?.. Придётся кроить сектора, свободных комплексов сейчас нет.
   - Возьми из резерва.
  
   - Без тебя не сообразила. За что хоть такое наказание, скажешь?..
  
   - В направлении на Горалай 2-2 РКМБ обозначается цивилизация.
  
   - Ну и что?.. Каким образом она касается тебя?
  
   - Девушки там одна другой краше.
  
   - Понятно. Все до одной погибают без тебя?
  
   - Погибнут. Их светило надумало сбросить хромосферу, стать красным гигантом.
  
   - Выгорел состав?..
  
   - Почти. Кроме того, неудачная галактическая орбита. Один раз в 176 миллионов лет они проходят возле мощного шарового скопления.
  
   - С геологической революцией?
  
   - Да, сейчас у них будет по счёту пятьдесят седьмая и последняя.
  
   - Это сколько же им лет?.. Четыре с половиной миллиарда?
  
   - Если запускать их часы по моменту зажигания водорода.
  
   - И на какой они стадии?
  
   - Эмбриона.
  
   - Не поняла.
  
   - Они не распылили ещё своих планет вокруг своего солнца в сферу Дайсона. Живут на поверхности одной из них и даже не вышли в космос. Так тебе понятней?
  
   - Ты что? Шутишь?
  
   - Вроде бы нет. Серьёзен, как никогда.
  
   - Ну, Деколь! С тобой не соскучишься. Быстро все данные. В каком состоянии их светило?
  
   - Стадия "Ф".
  
   - "Ф"?
  
   - Да, Эль-Гюль.
  
   - Это неслыханно. Хочешь довести меня до инфаркта? Живо координаты.
  
   - Юкса 2-2 РКМБ.
  
   - Что-что?..
  
   - WST 91-А NGC 67835 467 ВД +72 82 09 643.
  
   - Ты не можешь видеть так далеко!
  
   - Хочешь поспорить со мной?.. Я переделал локатор АПЦ - и они у меня на обзоре.
  
   - В двести пятьдесят пятой вселенной?..
  
   - Да.
  
   - Невероятно!.. Несчастные!.. Им уже никто не поможет.
  
   - Ранелия, не буду хвастать, но я помогаю им отсюда вот уже... девять минут. Можешь посмотреть.
  
  

Часть 2

  
   Работа по Высшему Приоритету - помощь нуждающимся цивилизациям
  
  
   Некоторое время старшая смены ЦКБ круглыми глазами глядит на огромнейший экран комплекса. Из угла в угол на нём моталось косматое, с множеством протуберанцев и чёрных пятен, немножко размазанное из-за огромного расстояния светило. Порывисто она выходит из оцепенения. Ухватывается за золотистую рукоятку с клювиком на красной риске. Резко поворачивает её на один оборот. Нажимает на выскочившую из её оси изумрудную кнопку. Тотчас в огромном полусферическом помещении взвывает сигнал тревоги. После мощных, предупредительных вспышек красного, синего, зелёного света на циклопическом круговом пульте со звоном разлетаются тысячи предохранительных стёкол из плексолита. Под давлением воздуха столько же поршней втягиваются в безвоздушные пространства цилиндров, замыкают силовые цепи. Бесшумно вращаясь на шарнирах, на место старых блоков становятся новые, защёлкиваются на фиксаторы, самотестируются на исправность, сигнализируют о готовности работы по новой программе.
  
   - Внимание! Всем в ЦКБ!.. С текущего значения времени связь со всеми службами осуществляем по Высшему Приоритету - "Помощь Нуждающимся Цивилизациям!" Приёмная Верховного Координатора! Сверхсрочно! Литера Z Южный Сектор!.. Докладывает старшая смены Реско!.. У нас Чрезвычайная Ситуация. Пилотом передвижного Метагалактического комплекса ТРН 4000А Рюэлем Деколем с помощью АПЦ (Автомата Поискового Цивилизаций) перестроенной архитектуры обнаружен гибнущий мир... Стадия светила Эль-Гюль... Расстояние двести пятьдесят пять метагалактик... Нет, я не оговорилась. Я знаю... Да, на такие расстояния не отработана метапроцедура удержания... Да, не существует соответствующей математики... Не знаю, каким чудом, но он удерживает его от взрыва вот уже одиннадцать минут... Вручную. Просит разрешения подойти ближе, чтобы все процессы схватить на автомат... ЦКБ было оповещено им две минуты назад... Да, мы уже в готовности ЧС... Очевидно, в течение девяти минут он приспосабливался к удержанию, для доклада у него не было ни одной свободной секунды... Слушаю... Хорошо... Есть... Внимание смене! В шестнадцать часов сорок минут тридцать две секунды мирового времени приостановка всех без исключения текущих работ в космосе. Освобождающиеся ресурсы направлять на коллекторы STALAZAT, с них - на МГК 4000А... Задействовать ствол связи на Верховного Координатора резидентно...
  
   - Рюэль Деколь!..
  
   - На связи!
  
   - Решением Арона Зэма вам предоставляется полная свобода действий.
  
   - Есть кволито!
  
   - Распломбирование оборудования 32500 для мультиплексирования самого себя во множественные точки пространства, одновременного производства в них различных работ.
  
   - Принята установка на мультирежим!
  
   - Неограниченное право на физическое уничтожение любых материальных неодушевлённых объектов на пути следования к гибнущему миру!
  
   - Есть карт-бланш!
  
   - Систему ориентации энергоприёмников на ЦАС!
  
   - Выполнено!
  
   - Подводка!
  
   - Контрольный луч!
  
   - Есть попадание!.. Захват!
  
   - Успешной попытки тебе, Рюэль! Можешь отправляться к своим дикарочкам... Я правильно тебя поняла?
  
   - Феноменально! Ты одна единственная и неповторимая! И почему судьба не свела нас вместе?.. Не поминайте лихом, цивильные! Вполне возможно, больше не свидимся.
  
   Сверхгигант ТРН 4000А в одно мгновение окутывается голубым, волшебным сиянием, беззвучно растаивает в своём пространстве, выныривает в чужом, набирает скорость.
  
   - Центральная! Пульт сто тридцать два!
  
   - Слушаю тебя, Вита!
  
   - МГК идёт со скоростью больше предельной в шестнадцать раз! У меня система не успевает обрабатывать информацию, я вышла из синхронизма!
  
   - Пульт восемьдесят семь! У меня - то же самое!
  
   - Сто девятнадцать! И у меня!
  
   - Без лишних эмоций, пожалуйста. Дальше будет ещё хуже. Все результаты мы будем получать с огромным запозданием.
  
   - Работать вслепую?
  
   - По интуиции!.. Пилот не железный и не может идти к зоне уверенного захвата без сна и отдыха шестьдесят с лишним суток; неделю с нашей поддержкой он, возможно, выдержит.
  
   - ЦКБ!.. Наблюдатели Внешней Станции "Три шестьсот полсотни четыре!"
  
   - Слушаю, ВС!
  
   - На стереоскопах наших радаров нечто невероятное! Какой-то ненормальный шпарит в ЛНМ с сумасшедшей скоростью. Остановить его?
  
   - Вы не получали никакого оповещения?
  
   - Нет.
  
   - У вас есть в том районе патрули?
  
   - Да, как обычно, восьмерка.
  
   - Немедленно уберите их с трассы комплекса!
  
   - А в чём дело?.. Что происходит?
  
   - ТРН 4000 идёт на помощь гибнущему миру с правом уничтожения всего на своём пути.
  
   Старшая ЦКБ взглядывает на табло.
  
   - В настоящий момент на него работает свыше четверти миллиона энергетических звёзд. Вряд ли вы или ещё кто его остановит, а пострадать можете. Силовой канал подпитки комплекса обозначаю цилиндром безопасности жёлтого цвета.
  
   - Ничего себе!.. Тринадцать! Семёрка! Полсотни восемь! Две десятки!
  
   - На приёме, командир!
  
   - Всё слышали?
  
   - Так точно!
  
   - Немедленный возврат на базу с отворотом на зюйд! Заходы на полосы чистый вест!
  
   - Маневр выполнен!
  
   - ЦКБ! Разрешите подключиться к вашим каналам, хотим посмотреть.
  
   - Нет возражений... Крина!
  
   - Виновата! Я не предупредила.
  
   - Принято... Девушки, я вижу, не до всех дошло. Пилот попрощался с нами. Он не желает в случае неудачи всю свою оставшуюся жизнь накачиваться психотропными средствами, быть полуидиотом. Победа или смерть - вот его выбор. Скорее всего, он идёт на смерть. Давайте сосредоточимся, будем работать как никогда в своей жизни. Кому и что делать, в какой последовательности показывают трассеры, цветные курсоры. При сбоях, потере темпа не стесняйтесь обращаться, поддержу аппаратно. Я понимаю вас, такое можно видеть один раз в жизни, а можно и ни одного, как кому повезёт. Судьба была благосклонна к нам. Ещё раз прошу вас отрешиться от всего постороннего, сосредоточиться. На наших плечах тот же груз, что и у пилота. Смену мы, хотя у нас она закончилась, не сдаём. Все слышали?.. Кто не может физически или по каким другим причинам, может уйти, я вызову той замену. Есть такие?.. Нет. Отлично! Прошу всех настроиться на длительный этап работы. Медицинский Центр для поддержки я подключу.
  
   - Пульт две четвёрки! Ты не можешь единолично брать на себя ответственность подобного уровня. Нужны согласования со многими инстанциями, решения по ним высшего руководства.
  
   - Я сама знаю, что я могу брать, а что не могу, и по какой причине. Ещё раз ставлю всех перед свершившимся фактом: мы продолжаем смену, не взирая ни на чьё давление и с какой угодно стороны. Свои места покинем только в одном случае, - если нас всех поодиночке возьмут на руки и вынесут из аппаратного зала. Для того чтобы исключить и эту возможность, три два ноль, Велла, заблокируй все двери!
  
   - Слушаюсь!
  
   - Пульт полсотни шесть!.. Правительственная резиденция! Вызов безличный.
  
   - Две четвёрки. Начинается! Я предупреждала тебя!
  
   - Велла, возьми девушку, досаждающую мне, выведи её из зала, взамен прихвати из другой смены оператора, работающего на этом пульте. Двери снова заблокируй.
  
   - Слушаюсь!
  
   - Я больше не буду!
  
   - То-то же! Прямо детский садик... Пульт полсотни шесть! Давай правительственную резиденцию. Переключи её на общий селектор, я отвечу... Здравствуйте, господин Советник!.. Старшая смены южного направления! Слушаю вас... Цивилизация совершенно неизвестная... Планетного типа... Вырожденная она или нет, пока неизвестно... Тот, кто и обнаружил её, молодой пилот Рюэль Деколь... За двести пятьдесят пять... Да, удивительно. Как он удерживает звезду от взрыва, этому нет никакого объяснения. Трансцедентально... Да, возможно он внёс какие-то усовершенствования в управление комплексом, но не до такой же степени, чтобы фундаментально. Это маловероятно... Да, в любой момент он может упустить их. Планета вместе со всеми жителями расплавится внутри своего солнца... Мы бессильны помочь ему. Все наши системы работают медленней, чем у комплекса, события мы оцениваем постфактум... Безусловно, нонсенс, господин Советник! Космическое Бюро вместо того, чтобы управлять, только наблюдает... Заявки на более мощные системы мы посылаем в Статуправление каждый квартал... Интересно, а чем вы объясните, что северо-северо-запад и юго-юго-восток их уже имеют давно? Они выполняют точно такие же работы по переработке планет, размещению звёзд. Сформированы они гораздо позже нас, до разделки и раскапсулирования чёрных дыр, реконструкции пространств не доросли. Надеюсь, эта ЧС вытащит на белый свет коллекционера наших заявок, причину его странного хобби?.. Нам всем потребуется поддержка Медицинского Центра... Вы угадали. Мы не собираемся сдавать смену. Было бы преступлением при подобной Чрезвычайной Ситуации усаживать за эти пульты кучу людей с многообразием впечатлений от повседневной жизни, настраивать их в унисон. Ошибки и сбои неизбежны... Я не противоречу себе... Польза от нашего сидения может быть огромной. Мы не способны среагировать на текущую ситуацию, но должны подготовить всё необходимое для вероятностных событий в будущем. Уже сейчас нами отработаны свыше тысячи четыреста мероприятий, число их нарастает с каждой минутой. Можете посмотреть их по этому листингу... Благодарю вас за комплимент. Я не заслуживаю его. Любая девушка-оператор, сидящая здесь на моём месте, ответила вам также бы компетентно. Это наша работа... Всего доброго, Господин Советник! До свиданья!
  
   Старшая смены, улыбаясь, отключается от правительственной связи.
  
  

Часть 3

Смену не сдаём

  
   - Последнее, что он сказал? - требуют у неё.
  
   - После ознакомления с нами, ситуацией он лично будет возражать против замены нашей смены до исхода миссии, мы остаёмся!..
  
   - Ура!
  
   - Браво, Ранелия! Ты держалась молодцом!
  
   - А я бы, пожалуй, так не смогла.
  
   - А кое-кто тут, помнится мне, выпендривался со своим знанием инструкций.
  
   - Ты уж меня прости.
  
   - Ладно, позабыли.
  
   - Пульт сорок восьмой! Своё недовольство тобою, Ранелия, желает высказать наша сменщица Элизабет.
  
   - Давай её.
  
   - Можно нам послушать?
  
   - Зачем?
  
   - Никто не пикируется с ней так интересно, как ты.
  
   - Мне некогда с ней ругаться. Слушаю тебя, Лиза.
  
   - Я просила тебя и не один раз не называть меня этим вульгарным именем.
  
   - Элизабет - чересчур громоздко, иностранно, неудобно, Лизонька, Лизунчик.
  
   - Специально доводишь меня?
  
   - Да, чтобы объясниться как можно скорее.
  
   - Ставлю тебя в известность, Реско, Чрезвычайная Ситуация случилась когда время твоей смены истекло. Ты обязана сдать её мне, в противном случае мы выдвинем против тебя обвинение в экспроприации.
  
   - Формально ты, конечно, права, но... я не стану сдавать её тебе.
  
   - Запахло премиальными, наградами, поэтому ты упёрлась?
  
   - Нет, по другой причине. При данной Чрезвычайной Ситуации твоя смена полностью несостоятельна.
  
   - Твои слова я могу передать своим девочкам?
  
   - Можешь.
  
   - И как ты потом будешь смотреть им в глаза, оправдываться перед ними?
  
   - Очень просто. Среди них нет ни одной, способной максимально вникнуть в ситуацию, помочь пилоту.
  
   - Оскорбление за оскорблением. Откуда ты знаешь, на что способны мои операторы?
  
   - Ни одна из них не заканчивала Академию КВАПП, не имеет прав на управление Метагалактическим комплексом.
  
   - Ой, сказанула! А у вас будто она есть?.. Кто?
  
   - Узнаешь в своё время. Кроме того, сообщаю, работа нашей смены уже утверждена на правительственном уровне, поэтому перестань волноваться сама, и прошу не дёргать нас.
  
   - ЦКБ!.. Служба космической безопасности!
  
   - Слушаю вас, офицер!
  
   - Ставлю вас в известность, что числящийся за вами МГК 4000А идёт по метагалактике, не придерживаясь общепринятых трасс, оборудованных маяками, заведомо превышает скорость.
  
   - Благодарю. В ответ на вашу любезность сообщаю, он и дальше будет двигаться также.
  
   - Вы серьезно?
  
   - Вполне.
  
   - Кто будет нести ответственность за последствия?
  
   - Совет Звездоплавания, Верховный Координатор, Правительство.
  
   - Сумасшествие какое-то!.. Могу я обратиться за подтверждениями?
  
   - В любую инстанцию. Вас интересует только это?
  
   - В том числе и это. До свиданья!
  
   - Всего хорошего, служба!
  
   - Пульт двадцать два! Ранелия, пресса.
  
   - Добрались, - старшая смены вздыхает. - Давай.
  
   - Информпрограмма. Здравствуйте, девушки!.. О, сколько тут вас! И какие вы все красивые!.. Ранелия Реско! Мы о вас кое-что знаем. Первое сообщение о вашем необычайном открытии мы уже дали. Зрители желают видеть вас. Предупреждаю, вы в прямом эфире.
  
   - Неужели?.. Не хотят ли они поговорить с комплексом?
  
   - О, нет. Мы знаем, это невозможно. У нас есть несколько вопросов к вам.
  
   На губах старшей появляется странная улыбка.
  
   - Спрашивайте.
  
   - Как получилось, что на помощь гибнущей цивилизации отправился не самый опытный, со стажем, а молодой пилот?
  
   - Спонтанно. Он открыл, он и отправился.
  
   - В качестве награды, так сказать?.. А что было бы лучше для гибнущего мира - послать его или более опытного пилота?
  
   - Послать его.
  
   - Это общее мнение или ваше личное?
  
   - Моё личное.
  
   - Нам стало известно, параллельно с освоением работы дежурной ЦКБ вы занимались в группе, подготавливающей пилотов метагалактических комплексов?..
  
   - Да. И, до сей поры, тщательно хранила это ото всех в тайне, а вы и тот, кто снабдил вас информацией, нетактично выдали её. Или, может, вы полагаете, главное в жизни ваша программа, за ценой не постоим? Как классифицируется подобное поведение вам подсказать или сами сообразите?
  
   - Это... неожиданность. Мы приносим свои извинения... А не кажется ли вам, что подобное шило ни в одном мешке не утаить?
  
   - Оно уже вылезло и без вашего вмешательства.
  
   - Вы позволяете нам вести беседу на эту тему дальше?
  
   - Сказали "а", говорите "б".
  
   - Спасибо... Как вы окончили школу пилотов?
  
   - С золотым дипломом.
  
   - Было трудно?
  
   - Невероятно.
  
   - Почему вы пошли в ЦКБ, а не на комплекс?
  
   - Работа в коллективе более соответствует моему характеру.
  
   - Если бы начать всё сначала, вы предпочли бы одну или две учёбы?
  
   - Две.
  
   - Чем вы это мотивируете?
  
   - Больше возможностей, зная ту работу, лучше реализовать эту.
  
   - Почему вы скрывали от всех вашу вторую специальность?
  
   - Не было ситуации, аналогичной сегодняшней. Не имея её, не хотелось заниматься пустозвонством, выделяться таким способом.
  
   - Одновременно с вами в группе занимался некто, Рюэль Деколь?
  
   - Девушка вздыхает.
  
   - Всё-то вы знаете... Да.
  
   - Отличался ли он от других курсантов?
  
   - Ещё бы.
  
   - Чем?
  
   - Он шёл впереди. Более раскованно, чем кто-либо, пользовался всеми знаниями, накопленными человечеством. Когда у всех слипались глаза от усталости, он только входил во вкус. Работать с ним в спарке было настоящим кошмаром.
  
   - Во время учёбы не случалось с ним каких-либо ЧП?
  
   - Понимаю, на что вы намекаете. От постоянных нарушений гигиены труда у него стала портиться кровь. Ему сделали предупреждение.
  
   - Помогло?
  
   - Он был увлечён и не мог остановиться.
  
   - И тогда?
  
   - Его личный компьютер был отключён от банка знаний.
  
   - И он сразу исправился?
  
   - По-своему.
  
   - Поясните.
  
   - Когда срок наказания прошёл, каждый последующий день он занимался с информационной машиной на пять минут дольше, чем в предыдущий.
  
   - В итоге?
  
   - На день выпуска он мог работать в режиме, недоступном не только для курсанта, но и любого преподавателя, их собственное признание.
  
   - Придраться к нему было не из-за чего?
  
   - Да, все медицинские показатели были у него в норме.
  
   - Для бессменной многосуточной работы он самая подходящая кандидатура?
  
   - Задайте этот вопрос самим пилотам МГК. Они как раз все свободны от дел, беспристрастно оценят его.
  
   - Превосходно! Мы благодарим вас за отличное, сенсационное интервью. Уважаемые сограждане! Мы последуем совету старшей смены ЦКБ Ранелии Реско. Смотрите наши передачи. Служба экстренных новостей в начале каждого часа.
  
  

Часть 4

Президент Сверхцивилизации

  
  
   - Пульт сто двадцать! Готовность три нуля залпового запуска резерва!
  
   - Всем силовикам! Внимание... Выверка синхронности по водородным часам.
  
   - Пульт семьдесят два ноль готов!
  
   - Семьдесят один готов!
  
   - Сто девятнадцать готов!
  
   - Сто двадцать готов!
   ..............................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
  
  
   - Шестьдесят четыре готов!
  
   - Полный блок!
  
   - Раскрутка!
  
   - Есть!
  
   - Фиксаторы на статус-кво!
  
   - Передача дистанционного запуска на мегакомплекс!
  
   - Есть! Передача осуществлена!
  
   - Приём закончен!
  
   - Отключение от источника!
  
   - Работа автономно!
  
   - Установить автоматику на слежение за режимами в штатном варианте! При выходе из него срабатывает сигнал тревоги!
  
   - Есть!
  
   - Пульт полсотни шесть! Ранелия, правительственная!
  
   - Опять?.. Кто?
  
   - Дворец Президента. Не знаю.
  
   - Переключи с симплекса на дуплекс.
  
   - Готово.
  
   У всех без исключения в зале вырывается невольный возглас удивления. На стереоэкранах возникает хорошо всем известный обаятельный мужчина Глава Объединённых Миров Канамигана, его Президент. Некоторое время он молча осматривает людей, аппаратуру.
  
   - Прошу извинить за вторжение в самый неподходящий момент, - тихим голосом произносит он, - мне необходима квинтэссенция всего происходящего из первоисточника.
  
   - К вашим услугам, Господин Президент!
  
   Серые глаза спрашивающего останавливаются на девушке, старшей смены ЦКБ.
  
   - Для профессионального вникания в обстоятельства дела у меня нет времени. Кое-что я знал раньше, кое о чём информирован сейчас... Давайте поступим по старинке. Я буду задавать вопросы, вы, в сжатой форме, отвечать на них; если мне что будет непонятно, по моей просьбе разворачивать их.
  
   - Согласна. Ранелия Реско.
  
   - Очень приятно, госпожа Реско! Какова вероятность гибели открытого вами мира?
  
   - Если исходить из голых предчувствий, стопроцентная.
  
   - По каким причинам невозможна более точная оценка?
  
   - Не разработана прикладная математика управления объектами, находящимися в столь отдалённых вселенных.
  
   - Как же он удерживает их?
  
   - За счёт высочайшего, можно даже сказать, сверхъестественного, профессионализма, состояния внутренней гармонии на данный момент времени.
  
   - Суть угрозы?
  
   - Стадия звезды "Ф", в обиходе именуемая Эль-Гюль.
  
   - Поподробнее, пожалуйста, включая происхождение названия.
  
   - Древние арабы, жители потерянной нами Прародины, были очень наблюдательны. Они заметили, на небе среди большинства спокойно мерцающих звёзд попадаются отдельные, которые сильно изменяют свой блеск. Эль-Гюль - в переводе с арабского Звезда Дьявола.
  
   - Президент кивает головой.
  
   - Теперь, подробнее, о самой угрозе.
  
   - Даю грубую модель. Их светило - водородный шар со следующей термоядерной реакцией: четыре атома водорода при температуре порядка десяти миллионов градусов в центре сгорают, превращаясь в два атома гелия и свет. Давление исходящего из солнца света препятствует его дальнейшему сжатию, сила тяжести - раздуванию в пузырь. Что произойдёт, когда выгорит весь водород?.. Свет исчезнет. Под действием одной силы тяжести вся масса вещества рухнет к центру. Упакуется. Давление внутри будет нарастать, а вместе с ним и увеличиваться температура. При ста миллионах градусов вспыхнет гелий. Он будет превращаться в следующий по периодической таблице за гелием элемент кальций. Свет у гелиевой звезды более сильный, вот почему светило раздуется в огромный шар, поглотит три первых планеты и где-то перед орбитой четвёртой застабилизируется в своих размерах на шесть-десять миллиардов лет, станет красным гигантом. По излучаемому спектру он уже не будет подходить к той жизни.
  
   - Нельзя ли отодвинуть планету, потушить солнце или заменить его новым?
  
   - Слишком далеко.
  
   - Единственный способ - поддерживать его в прежнем состоянии?
  
   - Да. Накачивать его водородом. Нужное количество четыре с половиной миллиарда тонн в секунду. Затея безумная для такой дистанции, но мы вынуждены на неё пойти.
  
   - По мере того, как идёт время, шансы на успех возрастают?
  
   - Увы, господин Президент, падают.
  
   - Вы меня поразили. Доказательства, пожалуйста.
  
   - Из-за неточности в наводке и ручного удержания, которое, кстати, чудо импровизации, мы расходуем в квинтиллионы раз больше водорода, чем нужно, загазовываем им пространство, атмосферу планеты. При определённом процентном содержании кислорода и водорода в ней она взорвётся, как сверхмощная планетарная бомба. Открытого огня для запала там сколько угодно. Критическая отметка будет достигнута по моим прикидкам уже через тринадцать, максимум, четырнадцать часов.
  
   - Мы не успеваем физически и они обречены?
  
   - Да... Вместе с ними и мы.
  
   - Простите, не понял вас.
  
   - Господин Президент! Мы не можем уйти от того факта, что часы жизни нашей цивилизации отмерили своё, мы перед самой страшной Эль-Гюль - концом своей жизни. Несмотря на все ухищрения науки, диплоидная клетка делится всё хуже и хуже. Нас становится меньше. Мы вымираем. Этот молодой, только что народившийся мир, может продлить наше существование в точности так же, как мы, пришельцы, в своё время продлили своей молодостью жизнь аборигенам Канамиганы. Кроме того, мы можем передать им эстафету разума, самого могущественного, что есть в Природе, Духа Человеческого. Не сгинем без следа, как безвестное племя в лесу. Не будут напрасными миллиарды лет совершенствования, труд бесчисленных поколений. Встреча с этой цивилизацией не ординарное, а чрезвычайное событие в нашей жизни. Второй раз такая удача вряд ли выпадет. Там, - девушка указывает на самый большой экран, - один на один ведёт гонку с двойной смертью молодой пилот, единственный человек, осознавший это, а мы все взираем на него, бессильные помочь.
  
   - Госпожа Реско!.. Ваша речь очень эмоциональна и... убедительна... Что вы конкретно предлагаете?
  
   - Немедленную передачу в наше распоряжение достаточного количества быстродействующих компьютерных центров типа ИГЦ. Приостановка в космосе всех работ во всех секторах. Работа миллиарда миров нашей цивилизации на этот один метагалактический комплекс.
  
   Некоторое время Президент обдумывает услышанное. Беззвучно кивнув головой, исчезает.
  
  

Часть 5

Электронная сваха "IDL"

  
  
   С ужасом и с восхищением девушки-операторы ЦКБ смотрят на свою подругу. До сегодняшнего дня она не отличалась от всех, сейчас внезапно, резко возвысилась во всех глазах. Профессиональная оценка ею чрезвычайного события оказалась неожиданной для многих; чёткая, в императиве логически оформленная позиция - тем более. Сказать что-либо не успевают. События, как это и бывает в подобных случаях, следуют лавиной, одна грозней другой.
  
   - Пульт сто тридцать четыре!.. Позволения связаться с нами испрашивает наш бывший психолог.
  
   - Карл Карлович!.. Здравствуйте! Не ожидала. Решили потревожить и вас?
  
   - Что поделаешь! ЧС! А вы все мои!.. Здравствуйте, дорогие!.. Кто здесь знакомый?.. Кого я не знаю?..
  
   Представший перед операторами ЦКБ добрый седовласый старик, оглядывая всех, не перестаёт говорить.
  
   - Я займу у вас всего минутку. Ранелия, я всего полчаса на вашем канале, но их достаточно. Что происходит с тобой?.. С Рюэлем?.. В таком состоянии ни тебя, ни его я никогда не видел.
  
   - Карл Карлович, вам нет равных!
  
   - Спасибо!
  
   - Только что тут была служба новостей, клевала меня. Еле отвязалась от них.
  
   - Я видел, проворные ребята. Они могли копнуть глубже, и ты шуганула их?
  
   - Да, к счастью, до основного они так и не добрались. Так, может, не будем начинать всё сначала?
  
   - Ты боишься, что вам помешают?
  
   - Да.
  
   - Надеюсь, ты доверяешь всем своим девочкам?
  
   - Вполне.
  
   - Ну, а меня ты знаешь. Медицинская поддержка правильно подобранными стимуляторами. Всё. Выдавать вас я никому не собираюсь. Чтобы не ошибиться, мне нужно как можно скорее вникнуть в ситуацию.
  
   - Хорошо. Рискну... В прошлом году Деколь использовал новейшую поисковую систему Ай-Ди-Эл.
  
   - Ты говоришь про "Идеал?" "Электронную сваху?" Кое-что слышал о ней.
  
   - Что каждому живущему с абсолютной точностью соответствует единственная живущая - прописная истина. С ней он будет счастлив, как ни с какой другой. Счастливы дети. Ни в чём не ущербна ничья судьба. Всеобщая развратность поведения по отношению к своему идеалу объяснялась тем, что мы потеряны в этом мире, никогда не найдём друг друга сами, удовольствуемся тем, кто подвернётся нам под руку на месте нашего обитания. Не получилось раз, попробуем другой, третий... Остро необходимая всем надёжная поисковая система отсутствовала. Ай-Ди-Эл безупречна, к сожалению, не делает ошибок, как прежние модели. В этом трагедия.
  
   - Что-то новенькое. Почему?
  
   - Девушка Рюэля погибла в результате чудовищного сплетения обстоятельств буквально у него на глазах. Он чуть-чуть не дотянулся до неё; ещё бы немного - и спас. Кандидатуры номер два и три он отвёрг, с номером четвёртым не пожелал знакомиться. И вот теперь история повторяется. Вновь там гибнет кандидатура номер один. И он снова опаздывает. Слишком далеко, чтобы помочь, безумно далеко. Поясняю, девушка его сгорела. Спасая её, он сам превратился в головешку, еле выжил. Если трагедия случится и эту проклятую звезду он распылит на атомы вместе с собой, я не буду мешать ему, я помогу. Больше того, я хотела бы быть вместе с ним. Я не желаю быть сторонним наблюдателем гибели целого мира.
  
   - Благодарю за откровенность, за доверие... Что я могу, старый человек, сказать вам?.. Это жутко, когда гибнете вы, дети, а мы остаёмся одни без вас. Дальнейшее существование теряет смысл. Выход один. Давайте постараемся, девочки, ради жизни. Я с вами всей душой до конца.
  
   - Спасибо, Карл Карлович!.. Все слушали?.. Вы добивались этого, полной ясности?.. Вот она вам. Роза, приготовься заменить меня в качестве старшей смены. Все входа и выходы держать наглухо заблокированными. В аппаратную никого не пускать, и ни под каким предлогом.
  
   - А ты - куда? - испуганно восклицает Роза.
  
   Вопрос её остаётся без ответа. Светило, отображающееся на множестве экранов, вдруг бешено завращалось по часовой стрелке, затем оно пошло в обратном направлении, метнулось раз, другой, исчезло. Это волчком закрутился вокруг своей оси сам мегакомплекс. И он потерял цель.
  
   - Пульт семнадцать, пилот в сознании?
  
   - Да - и он вошёл в мультирежим.
  
   - Количество выполняемых им работ?
  
   - Триста восемьдесят семь... Триста девяносто... Четыреста шестнадцать
  
   - Медицинские показатели?
  
   - В норме.
  
   И, как бы в подтверждение этих слов, от комплекса в свой мир исходят два бледно-розовых параллельных луча. ТРН 4000А становится на гравитационные направляющие. Обретя опору, он ударяет вперёд всей мощью ЦАСа. Силовой туннель трёхмерного пространства, словно нож в масло, вонзается в пятимерный мир. Встретившаяся на его пути звезда, массивный сверхгигант Эр Бакалавра, выстреливает вбок своим ядром, вспухает, выворачивается наизнанку, превращается в тороид. Комплекс проходит сквозь него. Подсвеченные лазером гравитационные линейки вонзаются дальше в следующий мир. Точно в центре экранов возникает потерянная звезда. Из многих уст вырывается вздох облегчения.
  
   - ЦКБ!.. Совет Звездоплавания!.. Что было?
  
   - Ничего серьёзного. Комплекс закрутило на нестационарности в переходе белой дыры.
  
   - Приказом свыше в ваше распоряжение передаются двести быстродействующих компьютерных центров ИГЦ. За какое время вы сумеете подготовить необходимые стыки?
  
   - Нулевое.
  
   - Не поняли.
  
   - Стыки готовы! Немедленно перезапускайте ИГЦ!
  
   - Есть! Молодцы! Спасибо!
  
   Старшая смены ударяет по трём кнопкам сразу. Издав несколько предупреждающих сигналов, секция управления перед ней отсоединяется от общего пульта. По швеллерам уходит в сторону. Растёт в длину, ширину. По совпадению метагалактический комплекс ТРН 4000А также меняет очертания. Он выдвигает вперёд на боевую позицию самое страшное, что может быть в природе - аннигиляционные орудия. Сверкающие, отполированные стальные четырёхкилометровые стволы выдвигаются на максимальную отметку, замирают. /Для того чтобы антивещество начало взаимодействовать с веществом, необходимо разогнать его до скорости, называемой скоростью квантования. Минимальная длина разгонного ствола при этом выходит равной трём километрам четыремстам метрам/. Руки старшей смены с удивительной быстротой замелькали над кнопками пульта, на мгновение замерли - и вдруг неожиданное:
  
  

Часть 6

Вселенная Дегалая

  
  
   - Пульт семнадцать!.. Пилот временно ослеп. "Вселенная Дегалая", "Аномалия Самэрше".
  
   - Роза!
  
   - Я!
  
   - Управление на себя!
  
   - Есть!
  
   - Четвёрка три нуля!
  
   - На связи!
  
   - Я в спарке с тобой!
  
   - Понял, Ранелия... Кто на поддержании?
  
   - Вся цивилизация. Отныне мои позывные "Родина", твои - "Аларм", "Всеобщая Тревога".
  
   - Позывные приняты.
  
   - Ты можешь удержать их?
  
   - Как?.. Я в "Конклаве Рунга", ничего не вижу.
  
   - Ввожу в управление небольшую заготовку наших программистов. По звуковым сигналам: "до", "ре", "ми", "фа" - корректируй на север, восток, юг, запад. "ля" - центр. Как понял?
  
   - Нота "до" - север, "ре" - восток, "ми" - юг, "фа" - запад.
  
   - Всё правильно. Круговой поиск!.. Стоп!.. Есть, поймал!.. Переходи на секторный обзор! Слушай...
  
   - До-до-до-ми-до-ре-до-фа-ля-ля-ля-ля...
  
   В зале ЦКБ звучит странная мелодия, затем одна нота. С замершими сердцами присутствующие наблюдают, как звезда косматым страшилищем мечется по экранам, постепенно приближается к центру, замирает около него, стоит. Благодаря изумительной реакции пилота в зале звучит одна нота "ля".
  
   - Хорошо, Рюэль. Держи её так, умоляю тебя. Полностью беру управление на себя, поведу комплекс дальше. В какой готовности аннигиляторы?
  
   - "Три семёрки".
  
   - Они на пароле?
  
   - Да.
  
   - Можешь снять его на ощупь?
  
   - Зачем? Он очень простой - "ФАС".
  
   - Пароль "ФАС" на перевод аннигиляторов из "трёх семёрок" в боевое положение принят. Я буду вычищать ими всё пространство по трассе без разбора, не возражаешь?
  
   - Напротив, приветствую. Какое счастье, что сегодня твоя смена!
  
   - Ты ошибаешься, не моя, она... экспроприирована мной.
  
   Выпуск экстренных новостей в начале каждого часа. "Аномалия Самэршэ!", "Преисподняя!", "Конклав Рунга!", "Чёрный мир!", "Свирепый!", "Мешок!" Все эти названия относятся к одному типу пространства, одновременно открытому разными учёными. Трёхмерное, как и наше, ТПТ наделено поразительными свойствами. Материальные тела, находящиеся там, не переизлучают попадающих на них электромагнитных колебаний, в том числе и свет, поэтому они невидимы. Бессильны не только глаза живых существ, но и приборы, созданные ими. Единственное, что они испускают из себя, нейтрино. Причина в странном наборе мировых констант, не менее странных ядерных реакциях между частицами. Нейтрино, как известно, мельчайшая частица, свободно проходящая сквозь лист железа в миллиард километров толщиной. Для фиксации её применяются огромнейшие ёмкости величиной несколько сот тысяч литров, заполняемые жидкостью типа перлхлорэтилен; массивные пластины лития, погружаемые в жидкие сцинтиляторные счётчики; контейнеры с расплавом галия и прочее. Недаром в своё время нейтрино были названы неуловимыми. Наша спешащая на помощь Галосистема в ловушке и сама нуждается в ней. Если раньше положение было тревожным, жизнь неизвестной цивилизации зависела от интуиции одного человека, сейчас она висит на волоске, определится в течение ближайших нескольких часов, вероятнее всего, естественным ходом событий. Мы бессильны на них повлиять. К сожалению, мы не можем сообщить вам, что делается в центре управления, ЦКБ. Из-за грубых профессиональных просчётов выездной дежурной бригады доступ туда нам закрыт. Отныне все сведения мы достаём окольным путём. Но мнение наших экспертов, научных комментаторов в большинстве своём единодушно. Там пытаются разгрызть орешек, который нам не по зубам.
  
   Вы знакомитесь с выпуском экстренных новостей. Последнее сообщение. Похоже, все наши прогнозы были слишком пессимистичны. Он идёт!!! В предыдущий раз мы не сообщили вам, что в "Преисподней" странно ведут себя системы ориентации. Пилот, доверившийся показаниям приборов, будет кружить по спирали, пока она не замкнётся. В результате он окажется в первоначальном месте. Полёт его будет бесконечным, никуда. Выдвинуто предположение, что "Самэрше" свёрнуто наподобие листа Мёбиуса, не имеет выхода вообще... Но - смотрите!.. Смотрите!.. Наш мегакомплекс идёт! Никто ничего подобного ещё не видел. В сплошном огне. И - как по струне! Он не только не снизил, но и наращивает скорость. Представляем вам доктора технических наук, академика Крамца. В своё время он работал в лаборатории Рунга. Господин учёный, почему "Чёрный Мир" светится?
  
   - Горит пыль.
  
   - Пыль? Какая?
  
   - Космос не пуст. В каждом кубическом сантиметре его содержится один атом водорода. Фундаментальная трудность полётов со значительными скоростями заключается как раз в столкновении с ними. Один атом подобен частице с энергией десять в тринадцатой степени электроновольта. Поток энергии через переднюю стенку комплекса мог бы достигнуть чудовищной величины три на десять в двадцать третьей степени электроновольта на сантиметр, если бы водород не ионизовывался и не отклонялся мощными магнитными полями. Последствия столкновения с пылевой частицей, они встречаются в тысячу раз реже, могли закончиться катастрофой, но, вы видите, они аннигилируются, превращаются в фотоны.
  
   - Чем вы объясните, что вещество ТПТ стало отражать свет, комплекс в нём подобен трассирующей пуле?
  
   - Перенасыщением его квантами. МГК вводит в конклав океан энергии.
  
   - Видит ли пилот?
  
   - В категорической форме я не могу ни утверждать, ни отрицать этого.
  
   - А не в категорической?
  
   - Если он и видит - смутно; ТПТ, вы подобрали удачный термин, трассирует фрагментарно.
  
   - Почему мы с вами видим нормально?
  
   - По-видимому, проводка метагалактического комплекса через "Самэрше" осуществляется при помощи сети Больших Нейтриновых Телескопов типа "Циклоп", возможно привлечение более мощных астроинженерных сооружений, неизвестных экспериментальных разработок.
  
   - Нам непонятно, как со своей задачей справляется пилот? По существу, слепой сейчас?
  
   - У меня нет объяснения этому чуду.
  
   - Благодарим вас за беседу, доктор Крамц!
  
   Уважаемые сограждане! Вы могли убедиться сами, происходят события чрезвычайной важности, а мы, обидно, отрезаны от первоисточников. Мы постараемся восстановить нормальное положение.
  
   Извините! Мы прерываем передачу. От выездной бригады, только что вернувшейся в студию, нами получено сенсационное сообщение. Метасистему 4000а ведёт сейчас не Рюэль Деколь, лишившийся зрения, а старшая смены Ранелия Реско, она же пилот метагалактического комплекса первого класса. Академию пилотов КВАПП она закончила с золотым дипломом одновременно с Рюэлем Деколем. Неоднократно во время тренировочных полётов работала с ним в спарке. Но сейчас у них не учебная, а боевая спарка. В их распоряжение поступила военная, абсолютно секретная аппаратура, научные разработки многих научно-исследовательских центров, лабораторий. В своё время они были подготовлены для работы на ней. Вся иерархическая структура управления мирами Объединённых Миров Канамигана в спешном порядке перестраивается под единую цель - помочь комплексу 4000А. Когда он попал во Вселенную Дегалая, пилот Рюэль Деколь ослеп, спарка распалась, Ранелия Реско взяла управление на себя. Находясь на своём рабочем месте, сейчас она дистанционно ускоряет движение комплекса вперёд. Она пользуется лицензией карт-бланш. Всё на пути комплекса, без разбора, она сжигает включенными на полную мощь аннигиляторами. Энергетическая подпитка движения комплекса осуществляется чудовищной мощностью, исходящей от энергозвёзд. Мы не можем сказать, какое количество их подключено сейчас к МГК, есть предположение и косвенные подтверждения ему, что оно огромно, счёт идёт на сотни миллионов. Из неофициальных, частных источников нам стало известно, идёт спешная подготовка к осуществлению необыкновенного проекта в жизни Объединённых Миров Канамигана - запуску Мегапола, передачу его управления на комплекс, причём не в учебном, а боевом режиме. Мы все с вами и очень скоро можем стать свидетелями явления, равного которому в анналах истории нашего сообщества нет. У нас появляется надежда.
  
   Смотрите!.. Смотрите!.. Он вырвался из "Мешка"!
  
   "Аномалия Самэрше" во "вселенной Дегалая" внезапно озаряется изнутри непереносимо яркими кольцами света. Складываясь друг с другом, они образуют ослепительно сияющий цилиндр. Заискрившись пятнами, точками, тот медленно потухает. Но комплекса в нём нет. Сжав пространство, он ушёл в следующую... потухшую вселенную.
  
  

Часть 7

Спасаемая планета - Прародина, Земля

  
  
   - Вижу в инфракрасном диапазоне!.. Мы вышли из конклава? - раздаётся голос пилота, слышный только в ЦКБ.
  
   - Да, "Аларм!.." Принимай управление на себя!..
  
   - Тяжело с непривычки?
  
   - Далеко. Каждая команда проходит с задержкой. Реакция, адекватная ситуации, с моего пульта практически невозможна.
  
   - В местах входа и выхода досаждали сгустки праматерии?
  
   - Да, находят сзади из мёртвой зоны на линию курса с околосветовыми скоростями, не успеваешь уследить, приборы срабатывают с опозданием, из боязни я сжигала всё подряд. После твоего выхода оттуда конклав до сих пор светится, по нему бегают кольца света. По их конфигурации можно судить, он свёрнут в фигуру более сложную, чем лист Мёбиуса. Но я шла через организованный энергетической подпиткой туннель, прямой, как стрела.
  
   - Понятно. Ранелия, они в страшной опасности. Я не успеваю.
  
   - Знаю. Прими секретный код.
  
   - Какой?
  
   - На запуск резервных энерговселенных.
  
   - Ого!.. Кто распорядился?
  
   - Президент.
  
   - Совета Звездоплавания?
  
   - Нет, Объединённых Миров Канамигана. Всю ситуацию он взял под личный контроль.
  
   - Понял всё. Спасибо, "Родина", за мощную поддержку.
  
   - Пожалуйста.
  
   - ТЦЦ!
  
   - ТЦЦ в эфире!..
  
   - Я - "Аларм"! Примите код на запуск.
  
   - Код получен! Введён. Отправлен на сверку. Возвращён по сигналу квитирования. Есть кольцо!
  
   - Работаем в его теле! Контроль!
  
   - Правильности соответствует!.. Искажений нет.
  
   - Возврат к началу отсчёта!
  
   - Есть!
  
   - Первая очередь в работе! Вторая - готовность три нуля! Третья - два!.. Четвёртая - один!..
  
   - Запуск второй!
  
   - Вторая - в работе! Третья - готовность три нуля!
  
   - Запуск третьей!
  
   - Третья - в работе!.. Четвёртая - готовность три нуля!
  
   - Запуск четвёртой!
  
   - Четвёртая - в работе! Пятая - готовность три нуля! Шестая - два! Седьмая - один!..
  
   Автоматически зачехляются и убираются в огромнейшее чрево комплекса аннигиляционные орудия. Надобность в них отпадает. Движущаяся галосистема переоснастилась энергетически. Со скоростью, в тысячи раз превышающей прежнюю, вперёд рвётся сгусток сил. Стержнем его является материальное тело - МГК. Противостоять этому сгустку в природе ничто не может. На столбах плазмы от него уходят радиоинтерферометрические выносы. Синхронной триадой под углом в сто двадцать градусов друг к другу они вонзаются в три разные вселенные, прокалывают линзы искривлённых мощнейшими силами пространств, на дальних границах их по реперу разворачиваются в единую сеть. Радиоинтермерометр с подобным образом расширенной базой измерений тотчас выдаёт трёхмерное, радиоголографическое изображение гибнущего мира. Появляется возможность накачки светила струёй водорода с абсолютной точностью без опасности подрыва планеты. Исключительно изящное и простое решение сложнейшего вопроса заставляет всех в ЦКБ слегка перевести дух. Применить его раньше не было физической возможности. Некоторое время все наблюдают, как на экранах проносятся шаровые, эллиптические, спиральные, неправильные галактики, нагреваемые ими газовые светящиеся облака, холодные газово-пылевые туманности, квазары и квазаги. Кроме них мелькает ещё что-то, человеческий глаз не успевает зафиксировать, осознать барстер это или нейтронная звезда, силовым защитным конусом всё это отбрасывается с курса идущего на сверхскорости комплекса.
  
   - Розочка! Что нового за время моего отсутствия?
  
   - Образован Государственный Комитет Спасения.
  
   - Руководитель?
  
   - Верховный Координатор. Установлены каналы прямой связи со всеми структурами власти. Вот эти несколько рядов кнопок пользователя указывают, с кем именно. Список пополняется.
  
   Ранелия читает светящиеся надписи, кивает головой.
  
   - Дальше. Телевидение провоцирует на недовольство зрителей, девочкам досаждают жалобами с самых неожиданных сторон. Через родных, друзей, знакомых. Может, допустим их?
  
   - Нет! Они здесь посторонние. Появятся сейчас. Каждый оформлен по последней моде. Красавчик, пижон, величина, гений. Шик, блеск, красота. Глаза разбегутся у всех от представшего перед глазами великолепия. Понимаешь меня? Кто они на самом деле? Чужие здесь, нежелательные и... тупые, как пробки. Они не понимают, что тут решается сейчас сверхзадача сверхзадач, которая когда-либо возникала перед нашей цивилизацией, им здесь не место, а они рвутся сюда изо всех сил!
   - Ты, как всегда, права, - с огорчением произносит Роза. - Повсюду во всех мирах сворачивают энергоёмкие производства. Поговаривают, в наше распоряжение пойдёт Мегапол. Объявлена предпусковая готовность всех управляющих служб.
  
   - Неужели?.. Замечательно... Дух захватывает... Ладно, поживём, увидим. Состояние пилота?
  
   - Норма.
  
   - Накопление токсинов?
  
   - В допустимых пределах.
  
   - Аппаратура поддержки?
  
   - В нулевой готовности.
  
   - Кто из сидящих здесь чувствует себя плохо? Нет таких? При первых признаках недомогания обращаться за поддержкой к Медицинскому Центру. Всем ясно?
  
   - Две семёрки!.. Ранелия, первые данные по планете.
  
   - Быстро он работает. Сдублируй на меня.
  
   - Дать на главном?
  
   - Нет, по ВРЦ.
  
   Название планеты - Горвана. Возраст - 5,5 миллиарда лет. Фотосинтез кислорода начался 4,8 миллиарда лет. Растения ежегодно поставляют в воздух десять в одиннадцатой степени тонн кислорода. Самые древние на Горване сине-зелёные водоросли. На образование эукариотных /из клеток с ядром/ организмов и желеподобных без скелета понадобилось около миллиарда лет, со скелетом - шестьсот млн. лет, выход их из моря - 400 млн. лет... На появление млекопитающихся - 65 млн. лет, обезьян - 35 млн. лет... Данные пребиологической химии... Коарцетивных капель... Механизма репликации... По диссипации атмосферы... Место расположения: коротационная окружность, "пояс жизни" галактики. Результаты статанализа палеонтологических данных по морским животным... На протяжении 250 млн. лет периодические до 70 процентов вымирания с интервалом в 26 млн. лет. Возможная причина: осцилляция светила относительно плоскости галактики с периодом 30 млн. лет (в плоскости мощные облака пыли, либо она сильно замусорена остаточными кусками Праматерии).
  
   - Стоп-кадр, семьдесят седьмая!.. "Аларм!"
  
   - На приёме, "Родина!"
  
   - Ты можешь срочно передать нам радиоголографическое изображение той вселенной?
  
   - Поздравляю! Додумалась?
  
   - До чего?
  
   - Картину её звёздного неба прогнать назад во времени.
  
   - Ты это уже сделал?
  
   - Да.
  
   - Какой результат?
  
   - На ста двадцати восьми миллионах лет карты полностью совпали. Планета Горвана... потерянная нами Земля, Эль-Гюль - Солнце! Мы вышли, наконец, на нашу Прародину и спасаем её!..
  
   - Какой ужас! Боже мой!
  
   Потрясённая девушка без сил опускается на кресло.
  
   - Ошибки быть не может? - жалобно вопрошает она.
  
   - С каждым часом интерферометры уходят всё дальше в пространство, расширяют базис, дают более точную картину. Я снял уже четыре накладки на планшет. Мы движемся к нашей Земле!
  
   Рука девушки тянется к голубой кнопке с надписью "Президент", но не успевает коснуться её. Перед нею возникает Глава Государства. Он взволнован.
  
   Выпуск экстренных новостей в начале каждого часа. Сенсационный слух, что найдена Прародина Объединённых Миров Канамигана, полностью подтвердился. Только что стало известно Академией Наук ОМК проверена шаровая стереокарта звёздного неба планеты Горвана. С помощью специальной программы все заключённые в ней небесные тела стали двигаться по своим орбитам вспять назад в своё прошлое. Специальная подпрограмма, цифры наверху, отсчитывала время. По прошествии 128 млн. лет суперкомпьютер Академии выдал результат, который потряс всех присутствующих специалистов: планета Горвана - наша Земля!.. Мы все не можем прийти в себя. Для разговора мы пригласили к нашим камерам профессора Сковина.
  
   - Объясните, пожалуйста, почему мы так долго не могли найти свою Прародину?
  
   - Искали не там и не так.
  
   - Но мы ведь не какие-нибудь дикари?.. Как получилось, что мы потеряли её? И почему они не вышли на нас?
  
   - Очень просто. До группы галактик в Волосах Вероники наши первопроходцы шли половину пути с ускорением, равным земному тяготению, другую половину с примерно таким же торможением тридцать девять лет. Скорость, которую они набрали, была околосветовой. В полном соответствии с теорией относительности, за это время на Земле прошло более трёх миллионов лет. Они все умерли. В Волосах Вероники наши предки силами неизвестной им природы были выкинуты в обитаемые Миры Канамигана, стали наследниками тамошней сверхцивилизации. Объяснить им, откуда они, не могли. Стык найден только сейчас, я считаю, случайно. Природа его загадочна, исследуется сейчас массой научных лабораторий, начиная гравитационными и заканчивая ядерными центрами. На математические отделы всех без исключения прикладных направлений обрушился шквал информации. Обработка её идёт круглосуточно.
  
   - Как вы полагаете, удалось ли кому из той, старой цивилизации, продлить жизнь подобно нам, сделать её космогонической?
  
   - Сомневаюсь в этом. На Горване новая волна эволюции.
  
   - Благодарим вас, профессор Сковин.
  
   - Не за что.
  
   Уважаемые сограждане! Мы с вами все живые свидетели чуда. Задача всех задач, над нею безуспешно билось бесчисленное множество поколений, решена в наше время и кем? Юным пилотом, только что окончившим школу КВАПП. В настоящее время он находится в железной вселенной. Мы уже сообщали в предыдущих выпусках, любое светило представляет собой газовый шар, в котором последовательно сгорают во времени все элементы периодической таблицы вплоть до железа. Железо не может испускать фотоны, оно излучает нейтрино. Вот почему силами тяжести оно упаковывается до нескольких миллиардов тонн и больше на один кубический сантиметр. В дальнейшем раскалённой болванкой остывает триллионы лет. Становится вначале белым, затем красным карликом. Наш комплекс сейчас во вселенной, которая будет расширяться бесконечно, в итоге умрёт холодной смертью, вселенной, где одни чёрные карлики. Излучение их в пределах чувствительности приборов, Рюэль Деколь видит. Он взял управление комплексом на себя. Ранелия Реско, находясь в режиме подстраховки, вернулась к основным обязанностям руководителя смены ЦКБ. Вы слушали новости текущего часа. Будьте всегда с нами, и вы не пропустите ничего важного.
  
   - ЦКБ!..
  
   - Я - "Аларм!" На связи!
  
   - Ты прогнала звёздную карту Горваны?
  
   - Да. Машинами Академии. Адекватность результатов обеих прогонов, твоего и нашего, полная.
  
   - Не назад в прошлое, а вперёд в будущее?
  
   - Нет... А зачем?
  
   - Грядущее там впечатляет не меньше прошедшего. Они во вселенной, которая начинает сжатие, коллапс. Каждый час температура воздуха у них нарастает на 1,1 градуса, сила тяжести увеличивается на пять сотых. Сейчас они составляют 33 градусов и 1,2 единицы соответственно. К моменту моего подхода туда сила тяжести будет восьмикратной, температура достигнет 158 градусов. И это всё при условии линейного нарастания. Я опять не успеваю... Ты чего?..
  
   По щекам старшей смены медленно сползают слезинки.
  
   - Извини. Слишком много сразу всего. Фатум какой-то.
  
   - Это не фатум, а нервы... Успокойся... Я вынужден пойти на гравитационный захват отсюда и сейчас. Для этого мне нужна синхронная работа ЦКБ, наблюдательных станций, обсерваторий, систем дальней космической ориентации, каналов связи, энергосистем, технических служб, компьютерных центров, всей иерархии поддержки. Я запускаю четыре глазара, три из них с интерферометрических выносов, один с комплекса. Необходимо уловить момент, когда лучи от генераторов сойдутся в одну точку, а пятнышко от них сфокусируется точно на "Эль-Гюль", выдать мне его по реперу. Так как параметры слоёного пирога из оставшихся вселенных неизвестны, эти четыре луча могут елозить друг относительно друга и день, и два, и вообще не сойтись, попасть не туда. Я буду маркировать пространство по трассе ударами глубинных бомб с выдачей установочных данных на Канамигану для последующей обработки, подачи сигналов коррекции для меня. Всё понятно?..
  
   Ранелия Реско молча кивает головой.
  
   - Одновременно я попытаюсь уменьшить критическую массу вселенной сбросом части материи её в иной мир. Существенного на этом пути за короткое время я не добьюсь, моя мысль - предотвратить нарастание параметров по экспоненте или гиперболе. Просчитай на ИГЦ, сообщи мне, что я могу тут иметь.
  
   - Предположим, ты захватишь их, как будешь удерживать?
  
   - Ты сама можешь ответить на этот вопрос - НЕ ЗНАЮ. Я буду пробовать, искать пальцами рук, извилинами мозга.
  
   - Я ставлю в известность Комитет Спасения.
  
   - Хоть два. Они наладят мне поток рекомендаций, что делать, мне от этого легче станет... Я, надеюсь, подпадаю под статью кодекса пилота, находящегося в космосе в экстремальной ситуации?..
  
   - Да.
  
   - На переговоры со мной накладывается вето?
  
   - Да.
  
   - Тогда полный порядок. Даже если сам Господь Бог пожелает поговорить со мной, только через ЦКБ, тебя.
  
   - Каналы связи с тобой защищены многократно, ты это знаешь, никто не будет дёргать тебя, но видят и слышат тебя сейчас многие.
  
   - Ну и что?.. Я достаточно квалифицированно подготовлен, понимаю, то, что я делаю теперь, с этим человек столкнулся впервые, абсолютного знания нет ни у кого. К тому же я нахожусь в мультиплексе. Для пресечения в будущем критики со стороны тех, кто богат задним умом, заявляю, приму рекомендацию, от кого бы она ни исходила, если она аргументировано будет представлена мне сейчас, но никого не стану слушать впоследствии.
  
   - Отбирать должна я?
  
   - Конечно. Я считаю тебя самой подготовленной изо всех в ЦКБ.
  
   - Пожалуйста, без этого, я не люблю.
  
   - Не скромничай! Ты заслужила эту похвалу тяжким трудом. Схема отбора проста. Это неправильно по причине такой, надо вот так. Варианты хорошо бы это вместо того не принимать.
  
   - Ясно.
  
   - Последнее моё предложение, здесь я не так убеждён - санкции на запуск Мегапола.
  
   - Основания?
  
   - Как я понял, на комплекс уже сейчас работают сотни тысяч людей, специалистов высочайшего класса, а будет ещё больше. Никто из нас не застрахован от ошибки. В случае если у нас что-то не сложится в совместной работе, я хочу иметь подстраховку, возможность пойти на крайние меры.
  
   - Например?
  
   - Устроить из вселенных карусель, крутануть их вокруг некоего центра так, чтобы номер 255 стала на место 5, разложить на кванты для организации одного перехода, перекомпоновать с выгодой для себя, замкнуть в сферу ПВК. Перечисляю первое, что приходит мне на ум.
  
   - С математической проработкой позиций?
  
   - Естественно. И прогоном на модели по всем вариантам, не хочу рисковать.
  
   - Ты знаешь, сколько на это уйдёт времени?
  
   - Много, очень много, как и на все другие модели. Я ищу одну единственную вероятность, позволяющую мне во время добраться до них. Чем шире фронт поиска, тем быстрее она попадётся. Если она, конечно, есть. Поскольку сейчас неизвестна цена её, я хочу, чтобы у меня за спиной наготове стояла неограниченная возможность - Мегапол.
  
   - Аргументация принята. Я доложу. Жди. С ума сойти! Пилот МГК требует Мегапол, а мы поддерживаем его! Беспрецедентный случай в истории наших Сообществ. Приёмную Верховного Координатора!
  
  

Часть 8

Прародина в смертельной опасности

  
   - Я на связи, в курсе вопроса.
  
   - Хорошо, примите от меня личное замечание. Вполне может статься из-за цейтнота времени вся цивилизация обогатится задним умом, нужный вариант отыщется впоследствии.
  
   - Несчастье подобного рода не исключено. И выход один - тотальная проработка всех поступающих предложений. Эту работу я беру на себя, вы - не отвлекайтесь.
  
   - Благодарю за поддержку! У меня всё.
  
   Прародина в смертельной опасности! С вами снова выпуск экстренных новостей в начале каждого часа, научный вариант его. Ещё на заре всех наук учёные задумывались над вопросом, почему небо над нашей головой чёрное. Если звёзд бесконечно много, оно должно светить ярче солнца. Величайшее открытие человеческого разума, что Вселенная разбегается, закон Хаббла, поставил всё на свои места. Границы нашего мира уходят от нас со скоростью света, поэтому чудовищно огромного количество звёзд мы не видим, их массы как будто нет, температура и сила тяжести на планетах имеют конечную величину, благоприятствуют жизни. Но что случится, если Вселенная остановит разбег?.. Как сказал в древности один астрофизик, "Мы являемся свидетелями процессов определённого рода, при процессах другого рода свидетелей не бывает". Одна за другой бесчисленное количество звёзд проступят на тёмном небе, температура и сила тяжести поползут к бесконечности, всё живое и неживое будет уничтожено. Уважаемые сограждане! Современники!.. Наша Прародина, планета Земля в остановившейся Вселенной!.. Вселенной, являющейся большей Эль-Гюль, чем её Солнце... Она начала сжиматься, пошла к коллапсу!.. Это последнее, самое страшное открытие пилота метагалактического комплекса 4000А Рюэля Деколя. Ему удалось системами точного обзора на краткий миг зацепиться за Горвану. Температура там сейчас 43 градуса, сила тяжести одна и две десятых единицы. Неуклонно они повышаются. Какие будут приняты меры, мы не можем сообщить. Дискриминационные меры по отношению к нам продолжаются. Наши собственные специалисты запутались в огромном количестве схем, противоречат один другому. От самых простых предложений: организации мгновенного переброса в нужное место они дошли до самых экзотических, - сжатия всех, кроме нужной вселенной, до состояния сингулярности, движения вселенной номер 255 под гравитационным парусом навстречу комплексу. Похоже, перебор вариантов ими никогда не будет завершён. Редакция выпуска экстренных новостей приносит свои извинения всем сотрудницам ЦКБ Южного Сектора. В настоящий момент они являются центром цивилизации по спасению гибнущего мира. Наши корреспонденты не оценили во время всей значимости выполняемой ими работы, были назойливы, мешали им. Самое последнее, неожиданное сообщение заставляет нас извиниться также перед вами, уважаемые зрители. Мы не сможем и впредь своевременно информировать вас обо всех событиях. Доступ ко всем первоисточникам закрыт не только нам, но и всем без исключения личным распоряжением Президента Объединённых миров Канамигана, который снял с себя ряд полномочий, по существу возглавляет сейчас Государственный Комитет по Спасению нашей Прародины.
  
   Выпуск экстренных новостей в вечернее время. Наперегонки с тройной смертью!.. Комплексу 4000А вновь удалось захватить планету Горвана инфосистемами на индикаторы точного обзора и не на краткий миг, как в предыдущий раз, а некоторое время сопровождать её по орбите. Археологическими радарами просканированы лишь верхние слои почвы, но уже ясно - наша Прародина - колыбель трёх цивилизаций: двух человеческих и одной - динозавров. Третья, новая цивилизация поразительно сходный дубликат второй. Совпадает всё, включая левую ассиметрию белковых структур. Объяснения этому маловероятному чуду пока нет ни у кого. В настоящее время всё находится в стадии поиска подходящей гипотезы. Нынешние обитатели Горваны очень высококультурный народ. Такие иногда многими тысячелетиями существуют без всяких технологий, пока на них не нападают более могущественные пришельцы. Хрестоматийный пример - племена майя. Абсолютная незащищённость. Обнаружена астроблема, древний кратер диаметром несколько тысяч километров. От удара астероида размерами шесть на семь километров над планетой в течение двадцати тысяч лет стояла бурая мгла. Её последствия - вымерло более семидесяти процентов всего живого. Индивидуальные подземные жилища с запасами зерна, орехов, предметов первой необходимости, элементами дымозациты свидетельствуют о регулярных и грандиозных лесных пожарах континентальных масштабов. Они возникают, когда планета попадает в языки солнечной плазмы с температурой полторы-две тысячи градусов. Как в старые времена, три четверти планеты занимают моря и океаны. Ось планеты нашим предкам удалось изменить. Теперь она перпендикулярна по отношению к плоскости орбиты. По этой причины нет сезонных чередований зимы, лета в южном, северном полушариях. Суша покрыта девственными тропическими лесами. Необыкновенно богат животный и растительный мир, и - многое иное, чем прежде, неизвестное нам. Сила тяжести сейчас на Горване 1,25 /измерена на экваториальной части/, температура 43,2 градуса. Несмотря на абсолютную точность наведения прицелов по радиоголографическим изображениям из-за пертурбаций струй водорода, вызываемых пока неизвестными причинами, плоскость орбиты, хотя и в меньшей степени, чем раньше, но загазовывается, состав атмосферы Горваны всё более приближается к горючей смеси. Что произойдёт раньше: взрыв её? планету поглотит собственное светило? или она будет сожжена и раздавлена звёздами собственной вселенной? Никто не может с достоверностью ответить на этот вопрос. Научно-технические институты, инженерные центры едва успевают обрабатывать информацию, идущую с комплекса, с запозданием осмысливают её. Никто пока не берёт на себя смелость сказать, что делать дальше. Молодой пилот по существу один на один ведёт гонку с тройной смертью! Мало-помалу скептическое отношение к нему со стороны большинства специалистов заменяется удивлением и даже восхищением. Приведём два высказывания известного учёного М: "Какая жалость. Он открыл их нам для похорон", "Прародина наша будет вечным укором нам, символом нашей немощи", и ещё одно, более позднее: "Давай, сынок, родной, давай! Хоть бы взглянуть на них одним глазком". Несмотря на отчаянность положения, комплекс идёт! Он уже в тридцать второй вселенной! Мы с восторгом и надеждой следим за ним.
  
   Ночной выпуск экстренных новостей. Чуда не произошло! Всё пошло прахом в одну минуту! Из-за отсутствия элементарных структуральных характеристик этой части пространства, карт, пилот вошёл не в тот переход, попал в тридцать третью вселенную, но какую?.. Теперь его от цели отделяют не двести двадцать две, как раньше, а триста девятнадцать вселенных!.. Ему нужно решать дилемму: или тормозиться, поворачивать вспять, отыскивать нужный стык, причём нет никакой гарантии, что он вернётся на старое место, или упорно идти вперёд, но уже более длинной дорогой. На торможение и последующий разгон уйдёт уйма времени. Сама собой напрашивается нехорошая аналогия. Он уподобляется мухе, которую стекло отбрасывает назад каждый раз, когда она налетает на него. Учёные колледжа в Стренте выдвинули предположение, при той скорости, которую набрал комплекс, научные программы, заложенные в нём, дают сбой и он должен снизить её. Вызывает удивление и беспокойство тот факт, что с нашей стороны он не получает никакой поддержки, с сонмом проблем сражается один на один.
  
   Только что получены дополнительные данные по Горване. Они описывают первую цивилизацию её. В течение ста пятидесяти миллионов лет, - с позднего триаса до конца мела, - на планете царствовали ящеры, чудовища весом до восьмидесяти тонн. Динозавры жили стадами, руководимыми вожаком. Охотились группами. Общались между собой звуковыми сигналами. У них наблюдаются зачатки общественной жизни. Так для детёнышей устраивали ясли, загораживая их со всех сторон огромными телами от посягательств. Космическая катастрофа, удар астероида, погубила будущую цивилизацию дино сапиенс, способствовала появлению двух новых гомо сапиенс. Не будь её, не было бы сейчас и нас с вами. В начале следующего часа мы передадим подробности этого небывалого открытия. И неужели ничего нельзя предпринять? И мы сейчас бессильны так же, как динозавры?..
  
   Очередной сюрприз!.. Пришёл он к нам из института космических проблем. Оказывается, более длинную дорогу к Горване избрал сознательно сам пилот. Описываем, как это получилось. Возможные трассы прохождения к цели маркировались взрывами планкеоновых бомб. Что они собой представляют? Чёрные мини дыры Хоукинга мощностью около миллиона мегатонных водородных бомб каждая. Огромнейшее количество систем слежения Канамигана принимали участие в наблюдении, обработке результатов, передаче данных на комплекс. Общей задачей у всех было отыскание перемычки между мирами, которая бы сократила путь к Прародине. По результатам зондажа пилот, к общему удивлению, из всех трасс выбрал ту, которая была всех длиннее. Впоследствии он обосновал своё решение. Наблюдая за лучами глазаров, - сказал он, - я обнаружил, они сходятся, вдвоём, втроём на десятые доли фемтосекунды. Это очень мало. Что касается четвёртого, он, мечется как угорелый, причём им оказывается каждый раз кто-то другой, не тот, что был раньше. Отсюда я пришёл к выводу, сведение в точку всех лучей, ориентация общего пятна от них в системе четырёх координат, невозможны из-за некоего мощного фактора неизвестной природы, находящегося впереди по курсу. Примерно так же, как он дестабилизирует положение лучей генераторов, он всё время сбивает мне настройку, я теряю звезду. Как я ни стараюсь осторожно работать триммерами на наношкалах, необъяснимые алогичные срывы заставляют меня делать сброс, повторять поиск, обнаружение, подводку и удержание звезды по бесконечному, утомительному циклу. Поэтому я решил просто обойти это место более длинным путём. Математический анализ планкеонового зондажа показал однородность его состава. На него я и делаю ставку. Конец цитаты.
  
   Мгновенно учёный мир раскололся на два лагеря: яростных сторонников и не менее ожесточённых противников. Комитет Спасения полностью на стороне пилота. Причина: он работает сейчас в мультирежиме, как единый эмоционально-интелектуальный организм в триста с лишним человек, быстрее и правильнее всех нас осмысливает ситуацию. Справедливости ради отметим, Комитет не может изменить положение дела в принципе. Все решения принимает один пилот. Какая огромнейшая ответственность. Мнение наших собственных специалистов едино - в выборе курса допущена фатальная ошибка. Другое наше замечание. Мультирежим - система, позволяющая человеку жить тремястами жизней одновременно в трёхстах разных местах; её слишком долго секретили, запрещали к употреблению, поэтому она мало апробирована. Неизвестно, как она воздействует на отдельно взятого, конкретного человека, в данном случае, Рюэля Деколя. Скорее всего, он свихнётся. Безоговорочно вверять ему судьбу целого мира, по крайней мере, неосторожно а, скорее всего, и преступно, но... жизнь распорядилась так, что у нас нет выбора.
  
   Отдел новостей в начале каждого часа. Впервые за всё время нашего существования мы выходим к вам во внеурочное и в ночное время. Причина проста. Наши нехорошие прогнозы и предчувствия сбылись. Как только что нам сообщили из института космических проблем, произошло несчастье. Комплекс потерял один из интерферометрических выносов с глазаром. Они вошли в новый объект неизвестной природы - и с концами. Буквально тотчас изображение на экранах стало плоским. Звезда Дьявола заметалась из угла в угол, пилот с трудом удерживает её. От комплекса ушло три новых выноса, но успеют ли они развернуться в новую сеть?.. Неведомое может иметь огромную протяжённость, оно не определено. Итак, Рюэль Деколь вынужден начинать всё с нуля. Какое несчастье!
  
   - "Родина", я - "Аларм!"
  
   - Вижу, Рюэль. Космическая база Конваэл к твоим услугам. Специалистами базы задействованы все спутники типа "Вояджеры", "Пионеры", "Представители", "Великие Походы", странствующие в космосе, для работы в синхронном режиме с комплексом.
  
   - По пеленгу подходят?
  
   - Не могу сказать. Отклонение в минутах, есть и меньше. Пробуй.
  
   - Окэй! Отключать старую систему я не буду. Пусть у меня будут работать две в параллель, для новой связки даю эталон... Настройку... Строб... Разворот в более удобное положение... Включение по реперу.
  
   Светило на экранах перестаёт дёргаться, замирает.
  
   - Водород идёт без пертурбаций, рассеяние меньше прежнего на порядок, - раздаётся радостный голос. - Спасибо, Ранелия, за находку! Она удачна. Второй из триады базисных выносов может уйти в ту же муру. Неизвестно, где она начинается, где заканчивается. Ты можешь вместо него подставить что-нибудь?
  
   - Только с укороченным вчетверо плечом.
  
   - Сейчас я прикину. Нет, к сожалению, не пойдёт - трасса-то у меня удлинилась, слишком маленький угол получается. Давай рассмотрим, что там у тебя есть по рекомендации мне.
  
  

Часть 9

Спасение Прародины

  
   - Комитет по Спасению решил принимать к рассмотрению все без исключения поступающие проекты. Объявлен свободный конкурс.
  
   - Ого! Это сколько же понадобится НИИ?
  
   - В работе сейчас более двухсот тысяч.
  
   - Какие результаты?
  
   - Они неважные. По окончании сеанса машины выкидывают один и тот же флаг: нет варианта.
  
   - По организации смычки?
  
   - Нет варианта.
  
   - Их комбинации?
  
   - Нет варианта.
  
   - Перекомпоновке?
  
   - Нет варианта.
  
   - Постепенного приближения, как я делаю?
  
   - Нет варианта.
  
   - По изменению критической массы?
  
   - Нет варианта.
  
   - Ты не зациклилась случайно, подобно машине?
  
   - Как ты можешь шутить?
  
   - Я проверяю, способна ли ты произносить другие слова, кроме "нет варианта?"
  
   - Очень сожалею, нет.
  
   - Находишься, значит, в полном сговоре с машинами?.. Время до фатального исхода просчитано?
  
   - Много неопределённостей, большой диапазон ответов.
  
   - Выдай мне для интереса минимальное.
  
   - Истекло.
  
   - Тем не менее, оно есть... Утешение мне, как в том старинном анекдоте. У больного был обнадёживающий симптом - перед смертью он пропотел.
  
   - Деколь!
  
   - В чём дело?
  
   - Не накликай беду.
  
   - Она уже стряслась. Глазары я потерял, а развернуть новые не успеваю, - вышло время. В рабочую зону опаздываю. Мегапол, энерговселенные, энергозвёзды мне без надобности, - нет варианта. Кроме того, весьма успешно я двигаюсь не вперёд, а назад. Слишком много хлопот с этими спасениями. Может, вернёмся к прерванной работе, спокойной, размеренной, не такой нервотрепательной? Что там у нас по графику, напомни? Из головы выскочило.
  
   - Ты у меня получишь!
  
   - Узнаю вас по особой, присущей только вам агрессивности. Отлично, принимаю все ваши утешительные ответы: НЕТ ВАРИАНТА. Они лучше непредвиденного множества. На нет и суда нет!
  
   - Деколь!
  
   - Что Деколь? Ситуация патовая, не вижу, за что зацепиться... Ещё один вопрос, последний, больше надоедать вам своими проблемами не буду. Сортировались ли варианты по оптимуму? Какой результат?
  
   - Метакомплекс и вселенную двигать навстречу друг другу.
  
   - Не то! Начинайте всё сначала!
  
   - Что? Почему?
  
   - Я уже не стремлюсь к ним в гости. Защита их с места, в котором я есть, вот первооснова!
  
   - "Аларм!" Пульт десять! Лучи сошлись!
  
   - Вижу, Оленька! Спасибо! Расцеловал бы тебя, если бы ты была ближе, и я кое-чего не знал о твоих хулиганских выходках по отношению к мужчинам... Внимание! Я - "Аларм!", "Всеобщая Тревога!"
  
   - "Родина" слушает!
  
   - Иду на гравитационный захват!..
  
   Все замирают. Потерянный вынос вскакивает в какой-то просвет, прерывистость странного пространства. Лучи глазаров на мнемосхемах внезапно скрещиваются подобно четырём шпагам, расходятся, снова скрещиваются. Пятнышко от точки их схождения фокусируется, расползается, снова фокусируется, хаотически мечется по всему объёму планшета, и на какое-то, едва уловимое мгновение, покрывает систему звезды Эль-Гюль с планетами. Его оказывается достаточным.
  
   - Есть гравитационный захват!.. Удержание!.. - раздаётся голос, прерывистый из-за огромного расстояния. - Иду на ручном управлении.
  
   - Я - "Родина!" Поздравляем, "Аларм!" Восхищены твоей работой!.. Всем в ЦКБ, соподчинённых службах, поддержки! Абсолютная тишина! Ни единого слова с нашей стороны. Связь со всеми, между собой и мной только через компьютеры. Работу всех клавиатур перевести со звуковой на бесшумную световую индикацию. Провести запрет на работу всех передающих средств Объединённых Миров Канамигана в режиме ПЕРЕДАЧА. Перейти к работе в режиме слежения и подстраховки, дальнейшего наращивания мероприятий по ситуативности.
  
   В аппаратном зале устанавливается неправдоподобная тишина. Продолжается она в течение шести с половиной суток. Долгожданный голос всем показался громоподобным.
  
   - "Родина!" Я - "Аларм!"
  
   - На связи "Родина!"
  
   - Вышел в конечную Вселенную. Уравниваю с ней скорость. Звёздные карты полностью соответствуют ожидаемым. Я в группе галактик Вирго. Иду на захват отсюда!.. Есть! Получилось! Солнечная система на удержании автоматами! Температура на Земле, планете Горвана, установлена плюс тридцать градусов, сила тяжести - один "же". Вселенная - законсервирована. Люди спасены. Атмосфера планеты очищена от избыточного водорода. Закачка его на солнце производится в строгом соответствии с потребностью. Лишний гелий удаляю. Конец связи.
  
   В один миг рабочие места операторов ЦКБ опустевают. Девушки обнимаются, целуются, плачут и смеются. По разблокированным линиям на них обрушивается шквал поздравлений.
  
   Пилот метагалактического комплекса некоторое время радуется вместе с ними. Потом глаза его закрываются, он спит.
  
  

Глава 2

Добровольный пленник

  

Часть 1

Решение "Электронной Свахи"

  
   Заснув в четверг вечером, пилот метагалактического комплекса Рюэль Деколь просыпается лишь в субботу утром. Во время его богатырского сна из чрева галосистемы одна за другой бесчисленными сериями уходят гравилёты. Математически точно и равномерно рассеиваясь в окружающем пространстве, они сформировывают глобальную разведывательную сеть. В первые часы своего функционирования спутники излучают чистый синий свет. По насыщенности он делается глубже и глубже, становится невидим. В течение почти целых суток интенсивно в режиме "турбо" идёт сбор информации. Мерцающие ограничители над синими указателями сообщали, банк данных полон, на Горване под контроль взято каждое живое существо.
  
   Первая мысль проснувшегося пилота - он находится в запакованной вселенной. Ослепительно белое светило в верхних иллюминаторах - Солнце, голубая планета внизу - Горвана, Земля, Прародина. Он сделал это, невероятное, невозможное! Что дальше?.. Ему и его комплексу предстоит обычная работа по переводу планеты из этого опасного места в свой мир, - процедура, которую он проделывал не одну сотню раз, причём с более массивными объектами. Довольно рутинная и неинтересная работа грузовоза, если бы не одно... в силовом захвате у него живая планета. Обитатели её не чудовищные ящеры с двумя лапами, хвостом, туловищем с зубастой головой, - сооружение живой природы высотой в десятиэтажный дом, весом в сто тонн, - а люди, такие же, как он сам. Где-то среди них, возможно, и его судьба, а если это так, он просто должен, обязан поспешить навстречу ей. Он успел. Трагедия не случилась по глобальной причине, её не должно быть по любой дискретной, - бытовой, природной.
  
   Среди многих тысяч тумблеров центрального региона верхней секции он отыскивает один. На кончике его мерцала скромная ультрамариновая аббревиатура IDL. Помешкав, он включает его. Проходит минута, другая. Ничего не происходит. На этой планете для него нет никого, как и во всём остальном мире. Отныне и навсегда он одинок. Что если исключить из памяти электронной свахи множество обитательниц Объединённых Миров Канамиганы? Может, тогда аппарат отыщет для него пару? Это будет натяжка, самообман. Он не может пойти на это. И вдруг комплекс, дрогнув, поворачивается. Секция управления, пилотская, плывёт над живописной холмистой, затем гористой местностью. В экваториальной части планеты замирает. Один за другим автоматически вводятся номерные блоки грубого и точного управления. В прозрачных стаканах разрядников вспыхивают голубые молнии. К одной цепочке огней на наклонном стенде добавляется другая. И вот их уже целое поле. Осветившись карминным пламенем, включается стойка охраны. Невероятно! Она есть! Существует! Неведомая горваночка, жительница этой планеты, взята под силовую защиту! Предчувствие не обмануло его. Она могла погибнуть. На этот раз он успел. Кто она? Как выглядит? Спасением ей обязан целый мир. Не будь её, его мыслей о ней... О, моя Фэйт! Я спас их, её лишь благодаря тебе. Я всё это выдержал, шёл сюда, как будто ты здесь вместе с ними, умоляешь о помощи. Я пытался возродить тебя. И вот я тут, но где ты?.. Фэйт!..
  
   Внезапно на глазах юноши показываются слёзы. Он не успевает смахнуть их. Включается стойка связи на сверхскоростных частицах (ССЧ).
  
   - "Аларм", я - "Родина!"
  
   - На связи!
  
   - Доброе утро!
  
   - Доброе.
  
   - Ты плачешь?..
  
   - Как видишь.
  
   - Почему?
  
   - Прощаюсь с Фэйт... Теперь уже навсегда.
  
   - Извини.
  
   Следует непродолжительное молчание.
  
   - Что ты хотела?
  
   - По показаниям приборов мы поняли, ты проснулся.
  
   Юноша мельком взглядывает на верхнюю, среднюю, нижнюю сферу.
  
   - Каких приборов?.. Я - отключался.
  
   - Щ-станций.
  
   - Пустили за мной вслед?
  
   - Да, сразу.
  
   - И с какого момента я у вас под наблюдением?
  
   - Настоящего.
  
   - Спасибо за предупреждение.
  
   - Ай-Ди-Эл запускал?
  
   - Да.
  
   - Результат положительный?
  
   - Как видишь.
  
   - Относительно этого мира?
  
   - Нет, вместе с нашим.
  
   - Ого, вот это неожиданность! Поздравляем с невероятной удачей!
  
   - Поздравляем?
  
   - Я и мои девушки всё о тебе знают.
  
   - Твоя работа?
  
   - Да. Так получилось.
  
   - Нехорошо. Секретиться, значит, бесполезно?
  
   - Точно... Будешь переходить на другое место ближе к ней?
  
   - Нет.
  
   - Опустишься на поверхность здесь?
  
   - Тут.
  
   - Давай, давай морочь нам голову. Учти, мы очень внимательно будем следить за всеми твоими перемещениями, изучать все твои знакомства.
  
   - Ну и что?
  
   - Узнаем, кто она.
  
   - Бесполезно, я её не выдам. Вы ошибётесь.
  
   - Посмотрим. Рюэль, когда ты поверил, что спасёшь их?
  
   Юноша тяжело вздыхает.
  
   - Я и сейчас не верю. Помог мультирежим. Я производил тройной контроль ввода каждого знака, и ты знаешь, зафиксировал несколько раз, только один из троицы давал ошибку. В отдельные моменты времени одолевала усталость.
  
   - Что ты предпринял?
  
   - Как следует, подстегнул себя транквилизаторами, перешёл на пятикратный режим проверки.
  
   - И увеличил число производимых в мультиплексе работ?
  
   - Да, чтобы не снижать скорости.
  
   - Какие у тебя ощущения от него?
  
   - Такие же, как и в учебке. Обычная одинарная жизнь после него кажется пресной. Мы слишком медлительны, малоподвижны.
  
   Старшая смены ЦКБ смеётся.
  
   - Но не сейчас, правда?
  
   С подозрением юноша смотрит на неё.
  
   - Давай выкладывай, что там у тебя.
  
   - Девяносто дней полного отдыха для восстановления, это приказ.
  
   - На комплексе?
  
   - Нет, внизу. Ты заслужил своих девушек, вот и отправляйся к ним.
  
   - У меня в работе автоматы. Целая колония.
  
   - Ты следишь за их состоянием, даёшь сводку по циклам.
  
   - Ежесуточно?
  
   - Нет, реже, поэтапно. Ты в отпуске, отдыхаешь и больше ничего.
  
   - А текучка по подготовке солнечной системы к транспортировке?
  
   - Ну, с этой работой мы справимся как-нибудь и сами, без тебя.
  
   - Спасибо тебе, мой дорогой напарник! Жизнь преподнесла нам сюрприз, не правда ли? Никогда не думал, что буду работать с тобой когда-нибудь, да ещё и такой спаркой, не учебной, а настоящей, фантастической. Я растроган, Ранелия.
  
   - Я - тоже, Рюэль.
  
   - По твоему лицу вижу, это не всё.
  
   - Ты прав. Самая вкусная конфетка для тебя напоследок. По ходатайству многочисленных общественных институтов, академий тебе присваивается звание Национального Героя Канамиганы.
  
   - Не может быть!.. Ух, ты!.. А вам?
  
   - Нам - также.
  
   - Невероятно! Кто он такой хороший, расщедрился для всех нас, можешь ответить?
  
   - Президент. Ты хорошо помотал ему, а заодно и всем нам, нервы. Всю Сверхцивилизацию поставил кверху ногами.
  
   - Девушки, поздравляю!
  
   - Спасибо! А мы все - тебя!.. Если бы ты знал, как мы рады, мы счастливы, и всё благодаря тебе. Это дело останется навечно, навсегда самым главным в нашей жизни. Уже сейчас нам говорят со всех сторон, мы недаром жили. Умираем от желания, хотим быть рядом с тобой. Хотя бы часик подышать тем воздухом. Увидеть настоящее утро, вечер, ночь, ощутить под ногами твердь в несколько тысяч километров.
  
   - Я надеюсь, ваше желание скоро осуществится. На уравновешивание микроорганизмов двух наших миров биоавтоматы затратили удивительно малое время. Причина очевидна - на Горване отсутствует техногенное неряшество.
  
   - Синхронизацию ты провёл одновременно с санацией?
  
   - Да, всё зловредное на планете я тотчас уничтожил. Оба класса чистоты и благополучия высшие. Добро пожаловать на свою Прародину!
  
   - Спасибо! Сделали для них всё, что могли. Выложились полностью. Работали, как никогда в жизни. Вот это была сменка так сменка.
  
   - Что ещё?
  
   - Решением Высшего Совета Объединённых миров Канамиганы Горвана, наша Прародина Земля, объявлена Заповедником. Она не будет распыляться как другие планеты в сферу Дайсона, останется какой есть навечно.
  
   - Разумно. Колыбель двух цивилизаций, с ума сойти. И она вполне могла исчезнуть. Спасибо всем вам. Спиной я всё время ощущал вас. Вы обеспечили мне немыслимую поддержку. О такой я не смел и мечтать.
  
   - По секрету, кое-кто у нас стал бредить тобою.
  
   - Меня интересует только одно. Ранелия Реско входит в их число или нет?
  
   - Не забивай себе голову пустыми мыслями. Будь здоров!
  
   - До связи, недотрожка!
  
   Поток тахионных частиц скачком уменьшается наполовину, оставшийся медленно спадает до нуля.
  
  

Часть 2

Горваночка

  
   Внимательно Деколь изучает особенности лежащей под ним местности с высокой, в 36000 километров стационарной орбиты. Местом своего приземления избирает огромный старинный красивый замок. Каменные стены-редуты древнего уникального сооружения протянулись в богатейших тропических лесах на дистанцию, измеряемую несколькими тысячами километров. Сколько надо было вложить труда, материалов, истратить времени, чтобы создать подобное чудо, аналог китайской стены? Полноводная река лентой обходила могущественные владения. Для посадки он избирает самый удалённый угол чужого владения. В нём не было построек, каких-либо признаков жилья. Но объект, выбранный IDL, находился там, в лесу. И он вынужден был приземлиться по соседству, неподалеку от него. Посадка заканчивается необычайным для непосвящённого человека образом. Рюэль Деколь вдруг появляется на огромной лесной поляне. Постояв с минуту, ложится на удивительно чистую зелёную траву. С блаженством вдыхает запахи. Никаких следов транспортных средств, доставивших его сюда из чудовищных далей, не видно и в помине. Лишь слегка раскачиваются не в такт ветерку ветки близко расположенных деревьев и кустарников. Но вот и они успокаиваются. Всё движется, блещет, шелестит в полном согласии. В отдалении бесшумными зелёными громадами высятся великаны-деревья. В таинственной лиловой глубине, очертанной их кронами, угадываются новые пространства. Разнообразие идущих оттуда запахов и звуков наводят на мысль о богатстве живущего там мира. Ему безразлично, этому миру, что одним жителем на планете становится больше, пусть этот один не обычный, а сверхчеловек. Интересно, подозревают ли они о нас, первом человечестве? Знают ли, что сто пятьдесят миллионов лет на этой планете правили бал мастодонты? Какая опасность им угрожала?
  
   Налетевший откуда-то с сырого места комар с ходу пикирует на него. Закрепляется лапками присосками. Пытается прокусить тонкую оболочку защитного поля. Длинный хоботок его сгибается в дугу. Тщетно. Комар перелетает на другое место, третье. Лихим наездником раздражённо сигает туда-сюда. Пробует. Недовольно звеня жёсткими крыльями, исчезает. Каким-то образом он пережил все земные катастрофы, но эта последняя доконала бы и его.
  
   Деколь вскакивает, проходит немного вперёд, замирает перед огромными, стометровыми деревьями. Новый сюрприз. Среди бесчисленных веток, образующих на головокружительной высоте целую рощу, беззвучно кувыркаются существа, напоминающих обезьян, но не обезьяны. Абсолютно неизвестные пушистые и очень красивые зверьки. Они мгновенно заметили его, приостановили воздушную акробатику, внимательно рассмотрели его, а затем продолжили её. Ярусом ниже поселения неведомых существ, Деколь обнаруживает красивейшее дерево растительного мира, всё в цвету. Электронный классификатор без запинки выдаёт сведения по нему - делоникс царский, "пламя лесов". Почва под ним была усеяна толстым слоем лепестков, ярко-красных, по форме напоминающих два скрещенных двухлопастных весла. Жалко было топтать их. Он обходит это место стороной по траве. Прежние растения, как комар, уцелели. Родословная их уходит в миллионы лет. Трудно было поверить, что если бы не он, всё это было обречено гореть настоящим пламенем, исчезло навсегда.
  
   Он оглядывается ещё раз на беззвучно купающихся в воздушном океане беззащитных маленьких существ. На сердце у него возникает щемящая грусть. Родина его предков... Как ты красива. И здесь на гигантских, многоцветных экранах, видимых только с тех точек пространства, в которых располагаются его глаза, вспыхивает изображение. Информация имеет самое непосредственное отношение к его ближайшему существованию. За третьим поворотом лесной тропинки слева появляется девушка... Верхом на тигре, леопарде?.. Одним словом какой-то большой, приспособленной для езды, кошке. Минут через десять, если она не повернёт назад, обнаружит его. Итак, это она, его неведомая горваночка... Какая она?.. Как отнесётся к нему? Веления сердца у девушек этого мира иные, чем у жительниц Объединённых Миров Канамигана, ему неведомы, или такие же? Придётся хорошо потрудиться, чтобы узнать их. Затем что? Попытаться завладеть её чувствами, если она ему понравится? А если нет? IDL никогда ещё не ошибалась. Разработчиками её не зафиксировано ни единого случая, чтобы пара, которую она подобрала, не стала семьёй. А, может, подобные случаи были? Они утаиваются ради рекламных целей? Вот морока. Посмотрим.
  
   Деколь требует у следящих систем более крупный план. После долгой ли жизни в космосе (результат одичания) или вследствие существенности момента горваночка кажется ему необычайно прекрасной. Невольно у него учащается ритм работы сердца. Трудно было убедить себя, что удивительно пышные золотистые волосы, чистые васильковые глаза, изящная фигура, груди, ножки принадлежат обитательнице иного мира, другой волны эволюции, и он сам не входит в неё. Вопрос оставаться ли ему на месте или исчезнуть отпадает сам собой. Деколь садится на дерево, разбитое молнией на куски. В живописном беспорядке они лежат рядом. Ощупывает неизвестно откуда-то появившееся на его голове кепи, недовольно ворчит. Этот допотопный способ прикрытия своего тела при помощи всевозможного тряпья распространён в мирах повсюду, невозможно к нему привыкнуть. Некоторое время он вертит в руке матерчатое кепи, серое, в диагональных линиях цвета жжёной сиены, с досадой кидает его на ствол возле себя. На остальную свою обновку не обращает внимания. Ждёт. По прошествии нескольких минут у него возникает новая мысль. Воплощается она во вполне реальную вещь - зеркально сверкающий полированными дисками велосипед. Возникнув из ничего, из воздуха, он несколько секунд стоит неподвижно, никем не поддержанный, наклоняется, падает в траву, скрывается в ней. Лишь отблеск на нижней стороне листьев трав свидетельствует, что он там. Деколь не поднимает его. Он внимательно смотрит перед собой, в замешательстве отводит глаза от девушки. Какая красавица. Повезло ему. С нею, наверное, хлебнёшь горюшка, причём, возможно, сразу же, сейчас. И она очень юна. Чересчур даже. И на том спасибо. IDL вполне могла подсунуть ему грудного ребёночка. С этой хоть о чём-то уже можно говорить. И в тоже время элементами заигрывания с лицами противоположного пола она может владеть в совершенстве. В основу знакомства с нею он должен закладывать нечто необычное. Это несложно. Надо только действовать осторожно. Не пугать её своим сверхмогуществом, поражать её им по мере надобности, если ситуация, в которую он попадает, потребует такой необходимости. Лучше всего, если она не будет подозревать о его возможностях сверхчеловека, а у него не будет никакой причины применять их.
  
   Первой замечательного уголка, где он устроился с удобствами, достигает пантера. Неожиданно, бесшумно, как и положено всякой кошке, она высовывается усатой мордой из-за куста. Немигающе смотрит на него. Он прикладывает палец к губам: "Тс-с!.. Не говори ей!". Неизвестно, как бы в дальнейшем среагировала та на его предупреждение, но вслед за большой кошечкой появляется её юная повелительница. Подвижная какая. Заметив человека, она резко останавливается. Есть первый контакт с жителем этого мира! Возможно и большее - встреча со своей судьбой!
  
   Рюэль поднимается, не забыв прихватить кепи, делает поклон.
  
   - Здравствуйте!.. Не правда ли, чудесный сегодня день для прогулки?..
  
   Инопланетяночка, поражённая, застывает. Вовсю смотрит на него, молчит. Какая она миниатюрная, почти куколка. И она необыкновенно очаровательна. У него возникает дикое желание схватить её и расцеловать. Ай да IDL! Если с первой секунды встречи у него возникло подобное желание, какое будет потом?..
  
   Юноша сосредотачивается для дальнейшего разговора на незнакомом языке. Электронный лингвист подсказывает ему слова, научает безупречному произношению, корректирует его правильность.
  
   - Позвольте представиться, я - Рюэль Деколь, путешественник, географ, ботаник, энтомолог, любитель других наук.
  
   Девушка с трудом приходит в себя.
  
   - Рюэль Деколь? - с изумлением переспрашивает она.
  
   Имя его выговаривает необычайно правильно, чисто.
  
   - Как вы сюда попали?.. Прошли мимо хопсов?..
  
   Деколь делает непродолжительную паузу, достаточную, чтобы информационные системы ознакомили его с одноглазыми, отвратительными чудовищами, обитающими в водном кольце около владений замка.
  
   - Разве это трудно? - улыбается он.
  
   - Невозможно.
  
   - Вы преувеличиваете. Я могу назвать несколько способов, при которых они будут бессильны.
  
   - Неужели?.. Давайте.
  
   - Между деревьями на противоположных берегах реки можно натянуть верёвку, перебраться по ней. Как, сойдёт?
  
   - Дальше.
  
   - Подсыпать в воду сонного порошка. Плыть, подражая стилю под своего. Внушить им, что ты несъедобен. Отвлечь их внимание другой пищей. Напугать. Достаточно или продолжить ещё?..
  
   - Каким из этих бесчестных способов воспользовались вы?
  
   - Никаким.
  
   - Вопрос прежний, как вы попали сюда?
  
   - Свалился с воздуха.
  
   Инопланетяночка пристально смотрит на него и, очевидно, приходит к выводу, что над нею издеваются.
  
   - Хорошо, - с угрозой говорит она, - предположим, вы птичка, умеющая летать. - Имеете ли вы представление, куда свалились?
  
   - Ни малейшего, - с полнейшей беззаботностью отвечают ей. - Во время полёта у меня по неизвестной причине закружилась голова. То ли подействовали запахи, исходящие из этих мест, то ли что ещё, мне неведомое, в результате я потерял ориентировку. Где я сейчас нахожусь, не могу сказать. Надеюсь, вы меня просветите.
  
   - С большим удовольствием. А вы не пожалеете?
  
   - Разумеется, нет.
  
   - Посмотрим, посмотрим, - весело говорит девушка.
  
   Без малейшей тени смущения она созерцает стоящего перед ней юношу.
  
   - Вы находитесь в третьей аллювиале королевского дворца Ора Пур.
  
   - Аллювиале?.. Что это такое?
  
   - Вы, по-видимому, издалека?
  
   - У меня перелёт из дальних стран, вы угадали.
  
   - Как нездешнему, придётся объяснить вам подробнее.
  
   - Буду признателен.
  
   - Сомневаюсь, - насмешливо замечает она. - Королевский лес разбит на ряд участков по числу его дочерей.
  
   - Одной из которых являетесь вы?
  
   - Верно. Нелёгкая угораздила вас свалиться на чужие владения, да ещё и такие, которые для всех без исключения являются табу, в особенности это касается лиц противоположного пола.
  
   - Мне почти всё ясно. Разрешите покинуть вас и ваше прекрасное обиталище?
  
   - Нет.
  
   - Вы ставите меня в затруднительное положение. Мне нельзя находиться здесь, видеть вас, и в то же время вы не разрешаете мне удалиться. Я имею возможность наслаждаться всеми этими удовольствиями сразу. И я, сознаюсь, использую ситуацию в полной мере. Извините, не могу с собой ничего поделать.
  
   Юноша фиксирует на губах девушки мимолётную улыбку. Она не лишена чувства юмора.
  
   - Ваше положение станет ещё более затруднительным, когда вы узнаете некоторые законы нашего королевства.
  
   - Вы меня пугаете... Какие?
  
   - Есть, например, такой. Никто, кроме членов королевской семьи, жителей замка, приближённых лиц не имеет права без специального позволения видеть принцесс и, тем более, говорить с ними.
  
   - Так что я нарушаю теперь закон?
  
   - Да, - с жестоким торжеством произносит незнакомка, - и он установлен ещё в глубокой древности.
  
   - Меня пробрало всего до костей, - сообщает он. - Простите за вопрос, вы разве всё время сидите взаперти? Вам не приходится бывать за пределами этой запретной зоны?
  
   - Приходится. Часто.
  
   - Вас видят другие люди? Говорят с вами?
  
   - Да.
  
   - И ничего с ними не случается?
  
   - Конечно. Они не знают кто я.
  
   - А могли вы не открывать тайны своего высокого происхождения мне?
  
   - Да, я могла сообщить вам, что посторонним здесь не место, вы удалились бы и всё.
  
   - Однако вы предпочли все свои секреты выложить мне?
  
   - Да, трудно было удержаться от искушения, вы сами шли мне в руки.
  
   - И после этого вы хотите в чём-то обвинить меня?
  
   - А не попадайтесь на моей дороге, - с замечательным простодушием замечает девушка-горваночка-принцесса.
  
   - В следующий раз я постараюсь обойти вас за три экса, нет, ещё дальше - за тридцать три, но что мне делать теперь?
  
   - Только одно, смириться со своей участью.
  
   - А, она есть? Это меня утешает. Я подумал, мне конец. Какая она?
  
   - Я бы лично хотела, - мечтательно произносит принцесса, - чтобы вам отрубили голову, но, боюсь, моему желанию не суждено сбыться.
  
   - За меня заступятся? - догадывается пленник.
  
   - О нет! На снисхождение даже не рассчитывайте. У нас очень много тонких ценителей смертной казни, они будут отстаивать постепенный, по кусочкам, переход ваш в иной мир.
  
   - Вам претит их душегубство?
  
   - При любом исходе я с удовольствием поприсутствую, но, как я объясняю, ничего не может быть лучше хорошо отточенного топора. Один сильный взмах рук палача - и все занятые в этом зрелище свободны для других дел.
  
   Деколь вовсю смотрит на это юное, восхитительно кровожадное существо, которое ему по-прежнему хочется расцеловать. Как хорошо, что она и не подозревает, чем заняты его мысли.
  
   - Вам, наверное, не хочется умирать? - простодушно интересуется она.
  
   - Вы угадали.
  
   - Сожалею, но тут уж ничего не поделаешь.
  
  

Часть 3

Торг за свободу

  
   - А если мы договоримся?
  
   - На какой основе?
  
   - Наверное, у вас есть какие-нибудь слабости?
  
   - Например?
  
   - Положим, вы любите коллекционировать драгоценные камни.
  
   - Откуда вы знаете?
  
   - Как здорово!.. Я угадал?
  
   - Дальше.
  
   - Я вам - камни, вы мне - свободу.
  
   - Правда?.. Давайте.
  
   Юноша запускает руку в карман, достаёт оттуда горсть изумрудов.
  
   С недоверием девушка осматривает каждую грань, проверяет чистоту. Изумруды подобраны один к одному, крупные, без малейшего изъяна; и, поразительно, они одинаковы.
  
   - Да вы - варвар! - с возмущением говорит ему девушка. - Кто так обращается с камнями?
  
   - Я.
  
   - А если они поцарапаются?
  
   - Прикажу прислать другие. Немного жалко будет этих. Они составляют единую серию бериллов. Называется она "Близнецы".
  
   Он извлекает из кармана и передаёт девушке несколько аквамаринов.
  
   - Вот, можете убедиться, по величине они равны.
  
   Девушка машинально сравнивает обе разновидности берилла: сине-голубые аквамарины, таинственно-зелёные изумруды. Стоимость затрат на подборку этой коллекции должна была составить невообразимо огромную сумму и в то же время такое пренебрежение к ним, чтобы это значило?.. Вопросительно она смотрит на таинственного незнакомца. Тот понимает её по-своему. К уже отданным камням присоединяет розовые воробьевиты, жёлтые гелиодоры, которые, как известно, также являются разновидностями берилла. Инопланетяночка явно ошеломлена.
  
   - Достаточно, - говорит с явным волнением.
  
   - Вы не всё посмотрели.
  
   - Нет-нет, не хочу, не буду, не могу.
  
   - Но почему?
  
   - Боюсь, не устою перед соблазном, - честно сознаётся она.
  
   - Но это же хорошо, у вас получится двойное благодеяние. Вы спасёте камни от варварского обращения, меня - от топора.
  
   - Не могу. Законы королевства, понимаете, они устанавливались в глубокой древности и взывают к отмщению. Не было ни единого случая, чтобы от них отступили. Во имя одного этого стоит карать всех подряд без разбора, даже невиновных. Что касается настоящих преступников, каковым я вас считаю, им не должно даваться ни малейшего шанса.
  
   Целая обвинительная речь. Экспромтом. Богатая лексика, хороший стиль. Сказывается хорошее образование. Ай, какая молодец, девчоночка! Но как трудно быть с ней серьёзным.
  
   - Хорошо, забирайте их себе просто так без всяких условий, затем рубите мне голову.
  
   - Нет.
  
   - Какая вы несговорчивая. Почему нет?
  
   - Мне будет неудобно расправляться с вами.
  
   - Не даёте вы мне таким образом осознать, зачем мне ваши драгоценности, предложения по ним, когда я сам вместе с ними в вашей власти?
  
   - А хотя бы и так! - с вызовом бросают ему.
  
   - Вы вводите меня в очень и очень большой соблазн.
  
   - Какой?
  
   - Мне захотелось улететь с этого места дальше, в своих коготках унести с собой вас.
  
   - Наконец-то! Я предполагала, вы будете сопротивляться и дождалась! Фиксирую, свою вину вы усугубили. Да ещё и чем? Попыткой моего похищения.
  
   Принцесса поворачивается в ту сторону, откуда пришла, повышая интонацию голоса, кричит:
  
   - Пэна!.. Дэна!..
  
   Заросли раздвигаются и на поляну выезжают двое слуг. Сидят они верхом на животных, напоминающих косуль.
  
   - Слушаем, ваша милость!
  
   - Связать ему руки!
  
   Слуги проворно соскакивают с конокосулей, наваливаются на Деколя с двух сторон. Спокойно тот ухватывает за шиворот сначала одного, затем другого, легко приподнимает их, держит. Пэна и Дэна делают неимоверные усилия освободиться, извиваются телами, но тщетно.
  
   - Ваша милость! Мы не можем выполнить вашего приказания, - хрипят они.
  
   - Вижу, - с досадой произносит принцесса.
  
   Оглядывается и выталкивает вперёд пантерообразное существо. То прекрасно уясняет, что наступил его черёд, изготавливается к прыжку. Деколь тотчас отпускает слуг.
  
   - Что вы хотите сделать? - спрашивает он. - Неужели вы посмеете натравить на меня этого усатого зверя?
  
   - И ещё как.
  
   - Но он растерзает меня без всякого суда, ещё того хуже, поцарапает. Это же кошка. У него грязные лапы. Посмотрите сами, он где-то вляпался в грязную лужу. Он может испачкать меня. Как его зовут? Он - хищник или травоядное животное?
  
   - Можете не сомневаться - хищник.
  
   - Караул!
  
   - Будете сопротивляться мне?
  
   - Вам? Буду. И ещё как! Но для этого вы должны убрать кота. У него есть имя?
  
   - Подойдите сюда. Ближе. Вы, что, боитесь меня?
  
   - Да, вы очень агрессивны. Но его я боюсь больше. Посмотрите, какая у него ненадёжная морда. Он кого-нибудь уже съедал? Скажете мне или нет, как его зовут? Хочу с ним подружиться. Или он может слопать даже своего товарища?
  
   - И не поморщится.
  
   - Странно. Почему свою трапезу он не начинает с вас?
  
   Принцесса не обращает внимания на его болтовню. Довольно ловко и безжалостно она завязывает руки пленнику длинным кожаным ремнём.
  
   - Чья взяла? - с торжеством спрашивает.
  
   - Не ваша, кошкина... кошачья... котовская, - перебирает он слова и находит нужное, его удовлетворившее, - кискина.
  
   Замечает на её лице тень ещё одной улыбки.
  
   Юная красавица, повелительница его судьбы, на правах победителя садится на его бывшее место. Довольно насмешливо созерцает его.
  
  

Часть 4

В плену у горваночки

  
   - Не буду скрывать, ваши минералы поразили меня, - сообщает она. - У меня собственная, довольно приличная коллекция. Со многими собраниями в королевстве и за его пределами я знакома лично, но таких камней, как у вас, нет ни у кого. Это нечто бесподобное. Вы кто?
  
   - Я уже имел честь вам представиться, Рюэль Деколь.
  
   - И всё?
  
   - Да.
  
   - Очень коротко, можно сказать, по-нищенски, и мало соответствует содержимому ваших карманов.
  
   - На моей родине не пристёгивают к своим именам титулы дедушек и бабушек. Одно имя дают нам по своему вкусу родители, другое, достигнув совершеннолетия, выбираем мы сами, в итоге получается Рюэль и Деколь. Можете звать меня как угодно, мне в равной степени нравятся оба имени.
  
   - Хорошо. Частица "де" второго вашего имени звучит почти как титул. Я уверена, многими она так и будет воспринята на слух.
  
   - Весьма признателен вам за ваши изыскания, поднимающие мой статус.
  
   Почти с издевкой юноша кланяется.
  
   - Вопрос состоит в том, нужны ли они мне?
  
   - Рюэль де-Коль, мне хочется задать вам один вопрос.
  
   - Разрешаю сколько угодно.
  
   - Вы всегда носите с собой ваши драгоценности?
  
   - Да.
  
   - А если вас ограбят?
  
   - Прикажу прислать другие.
  
   - Если не секрет, зачем они вам в дороге?
  
   - Для расчёта с людьми.
  
   - У вас нет денег?
  
   - Их понадобился бы целый мешок... разных в разных государствах.
  
   - Вы и "Близнецов" предназначали для мены?
  
   - Нет, для непредвиденного случая.
  
   - Какого?
  
   - Наподобие нашей встречи с вами.
  
   - Рюэль Деколь, вы, наверное, чувствуете, меня совершенно не удовлетворяют ваши ответы?
  
   - Да, но я не пойму причины. Кажется, я стараюсь изо всех сил.
  
   - Вижу, как вы стараетесь... На тему, как вы сюда попали, мы с вами побеседовали. Вы дали мне объяснения. Чего они стоят, я не буду пока говорить. Давайте теперь с вами попытаемся выяснить, откуда вы прибыли. Может быть, на этой стезе мы добьёмся с вами большей ясности.
  
   - Давайте, - с охотой соглашается пленник.
  
   - Итак, откуда вы?
  
   Юноша осматривает всё вокруг, словно прикидывая, какую бы сторону света назвать, как-то неуверенно тычет назад.
  
   Девушка укоризненно качает головой.
  
   - Знаете, что там?
  
   - Скажите.
  
   - Пружаны. Поместья трёх братьев Кулье.
  
   - Правда?
  
   - И до них больше ста эксов. А на вас костюмчик ни единого пятнышка, на брюках складки, словно они только что из-под утюга, свежая, очень чистая рубашечка.
  
   Явная нелепица производит впечатление на Деколя.
  
   - Какой я аккуратный, - хвалит он, осмотрев себя.
  
   - Да, поразительно.
  
   - А если я сейчас немного испачкаюсь и помнусь, вы поверите мне?
  
   - Нет.
  
   И опять эта мимолётная улыбка. Смешливая девочка.
  
   - Я приехал, - сообщает он.
  
   - На чём? Не вижу.
  
   - И я тоже. Наверное, он завалился в траву. Разрешите поднять его?
  
   - Извольте стоять на месте!.. Пэна, Дэна, посмотрите, что там у него.
  
   Слуги с опаской подкрадываются к указанному месту. Им мерещатся всякие опасности, поэтому они со смехом вытаскивают из травы нечто для них несуразное и неуклюжее. Таково извечное первое представление от велосипеда у народа, который ещё не начал широко пользоваться им. Принцесса также поражена не меньше своих слуг. Во все глаза она смотрит на сверкающую всем частями штучку.
  
   - Вы передвигаетесь на этой вещи?..
  
   - Да. И называется она велосипед.
  
   - Я полагала, подобные предметы используются только в цирке.
  
   - У вас. В краях, откуда я прибыл, на них передвигаются все.
  
   - Но не хотите же вы сказать, что на ней можно проехать сто эксов?
  
   - И даже больше.
  
   - Допустим. За какое время?
  
   - Один час.
  
   Принцесса долго и внимательно изучает его.
  
   - Вот прикажу вас посадить на него, что вы изволите делать?
  
   - Это будет непростительная оплошность с вашей стороны.
  
   - Почему?
  
   - Я удеру от вас.
  
   - Со связанными руками?
  
   - Да.
  
   - Пэна! Дэна!
  
   Слуги приближаются к хозяйке.
  
   - Помогите ему взгромоздиться на эту штуку.
  
   Слуги с трудом усаживают пленника на нелепо заваливающуюся то влево, то вправо машину. Смех явно мешает им.
  
   - Разгоните его посильнее и отпустите.
  
   Деколь нажимает ногой на тормоз. Слуги с огромным усилием пропихивают велосипед немного по дороге.
  
   - Фу! - тяжело как!.. - отдувается один.
  
   - Может, он и не ездит вовсе? - предполагает другой.
  
   - Толкните его сильнее и бросьте! - распоряжается их госпожа, потерявшая терпение.
  
  

Часть 5

Побег из плена

  
   Деколь отпускает тормоз. Пэна с Дэной дружно наваливаются - и вот уже они лежат, закопавшись носами в пыль. Брошенный ими велосипед неожиданно легко и изящно набирает ход. Кристаллический индикатор, вмонтированный в трубке руля, показывает цифры тридцать, сорок, пятьдесят. По нарастающему сопротивлению мышцам ног Деколь чувствует, как заработал автоматический удлинитель цепной передачи, затем подключился антигравитатор. С треском распахивается на ходу аэродинамический обтекатель. Скорость рывком возрастает до ста пятидесяти километров - примерно восьмидесяти трёх эксов. На зеркализованной поверхности колпака Деколь видит, что группа из трёх человек, пантеры и конокосулей остаётся в оцепенении на месте. Довольно странное содружество. Он увеличивает скорость до максимума. В считанные минуты велосипед по огромной, в четыре с половиной экса, тропе выскакивает на вершину холма. Местами из-за неровностей почвы он практически летит по воздуху. Вверху дорога оказалась загромождена огромными плодами-брёвнами. Деревья с могучими, разветвлёнными стволами, растущие тут, сгибались от их непомерной тяжести. Юноша сбрасывает скорость, искусно лавирует среди плодов-брёвен, а один из них с ходу таранит. Раздаётся резкий хлопок. Из-под резины летит во все стороны белая, сочная мякоть. На мгновение в воздухе возникает сильный аромат, но вот его сносит ветерком, он ослабевает. Выехав на чистое место, он останавливается. Прислоняет велосипед к огромному дереву. Баобаб. Смотрит вверх. В зелёной листве его, охватывающей огромнейшую акваторию, неслышно кувыркались уже знакомые ему существа. Неведомый мир всевластно входит в его сердце, становится его миром, он - частицей его.
  
   Ещё издали горваночка замечает, руки у пленника свободны, кожаный ремешок сохранён, больше того, он переброшен через руль и, явно в насмешку над ней, завязан кокетливым бантиком.
  
   Не сказав ни единого слова, не взглянув на юношу, она подходит к ремню. Тщательно осматривает его со всех сторон. Он цел, не имеет никаких отметин. О чувствах, испытываемых ею, можно было судить по пунцовым пятнам на её щеках.
  
   - Пэна!
  
   - Я здесь, ваша милость!
  
   - Пойди сюда, я тебя свяжу.
  
   - Я не виноват, ваша милость! - в ужасе кричит он.
  
   - Это я сейчас определю.
  
   - Виноват, ваша милость! Виноват!
  
   - Ты дашь мне руки, болван? - строго вопрошает принцесса.
  
   Слуга не смеет больше противиться. Через минуту он связан таким же безжалостным образом, как раньше пленник.
  
   - Вот теперь, - сурово говорит ему принцесса, - если ты сумеешь освободиться, значит, не виноват, а не сумеешь - пеняй на себя.
  
   В явной панике слуга с неистовством рвёт путы, выкручивается весь, но, как и следовало ожидать, добивается он прямо противоположного результата - ещё туже затягивает на себе кожаную петлю. На руках у него появляются багровые полосы.
  
   - Дэна!
  
   - Слушаю, ваша милость!
  
   - Развяжи его!
  
   Второму слуге приходится изрядно попыхтеть, пустить в ход ногти и зубы, прежде чем его товарищ оказывается на свободе.
  
   - А теперь, - командует принцесса, - можете проваливать оба. - Вы у меня больше не служите. От вас никакого прока.
  
   Нетерпеливо она выжидает, пока они скроются в кустах жёлтого дрока, поворачивается к своему бывшему пленнику, и, не смотря на свой высокий социальный статус, - Деколю это понравилось, - проявляет непосредственность ребёнка, заинтересовавшегося новой игрушкой.
  
   - Ну-ка, посторонитесь!.. Нет-нет, его оставьте мне.
  
   Храбро она берётся за руль велосипеда.
  
   Волей-неволей, хоть он и остаётся на месте, Деколю приходится помогать очаровательной девочке-горваночке удерживать равновесие на первых порах.
  
   По прошествии времени, достаточного, чтобы чувства человека могли освоиться с новыми достижениями своих собственных рук и ног, она подъезжает к нему. Её трудно узнать. Она раскраснелась от быстрой езды. Стала ещё обольстительнее. Глаза её чудесно сияют.
  
   - Как? Вы ещё здесь? - восклицает. - Не воспользовались возможностью удрать?
  
   - Вы обещали отрубить мне голову.
  
   - Спасибо за напоминание. Сообщаю, желание лишить её у меня удвоилось.
  
   Как-то странно юная особа взглядывает на него.
  
   - Не могу понять причины вашей жизнерадостности.
  
   - Вот это подойдёт - безалаберность?
  
   - Нет, - отвергается вариант.
  
   - Прежде, чем она отделится от моих плеч, я выполню стоящую передо мной задачу, а она важнее жизни.
  
   - Какую?
  
   - Можете подвергнуть меня любой пытке, я не выдам её вам.
  
   - А кому?
  
   - Большой секрет.
  
   - Где находится этот человек?
  
   - В месте, куда направляетесь вы.
  
   - Умно. Очень, - одобряет принцесса. - Вы понимаете, прежде чем поместить вашу голову на плаху, занести над ней топор, я должна теперь получить от вас все сведения? Любым путём?
  
   - Понимаю.
  
   - Должна вам заметить, ваша жизнь от этого станет не легче, намного труднее, и я не завидую ей.
  
   - Надеюсь, истязать меня будете вы? Никто другой больше?
  
  
  

Часть 6

Возвращение в плен

  
   На симпатичном личике появляется, исчезает улыбка, на этот раз очаровательная, звуков в ответ на вопрос не последовало. Жаль. О чём она таком подумала эта девочка?..
  
   Горваночка берётся за руль.
  
   - Следуйте за мной.
  
   Деколю в свою очередь доводится испытать чувства бесподобные и ни с чем несравнимые. Добираться до замка ему приходится верхом на тигре. Всю дорогу тот недовольно фыркает, оглядываясь на него, временами рычит, скотина. Когда показывается замок, он слезает с этого транспорта на мягких лапах, а киса, очевидная любимица принцессы, освобождённая от него, тотчас устремляется к своей хозяйке, с явным удовольствием бежит рядом. Лишь изредка она оборачивается назад, сверкает на пришельца зелёными глазами. Деколь каждый раз в ответ грозит ей пальчиком. В итоге, она стала оборачиваться чаще. Похоже, кошечке нравится, что с ней заигрывают.
  
   Стены королевского дворца Ора Пур оказываются сложенными из плит вулканического туфа. Оранжево-жёлтые с некоторой краснотой из-за вечернего солнца они по-домашнему уютно излучают накопленное за день тепло. Принцесса подводит его к самому живописному уголку. Казалось, здесь устроен вселенский смотр всего, что может цвести. На деревьях, кустарниках, травах, голых камнях - цветы. Они разных сортов и видов: оплетающие, ползущие, свисающие, парящие в воздухе, ампельные, плавающие в воде. Цветы самых немыслимых очертаний, расцветок, ароматов. Рюэль задерживается возле них. Крутит головой во все стороны. Не пытается скрыть своего восхищения. Девушка искоса изучает его.
  
   - Какая красота! - невольно вырывается у него.
  
   - Ещё что скажете?
  
   - Ваш кот линяет. Или кошка. Кто это? Он или она?
  
   - Вас заботит только это?
  
   - Естественно, видите, сколько на мне его шерсти? Почиститься нечем, щётки нет рядом, вас мне не хочется затруднять.
  
   - О своей дальнейшей участи вы не думаете?
  
   - А надо?
  
   - Ещё как... Довожу до вашего сведения, желание покарать вас у меня удвоилось, утроилось. Оно сильнее прежнего в несколько раз и едва переносимо, когда я смотрю на вас, а особенно, когда слушаю вас.
  
   - Пожалуйста, можете рвать меня на части, резать, кушать, - великодушно предлагает юноша.
  
   - Я потерплю, - кротко замечает принцесса.
  
   - Как долго?
  
   - Вначале я установлю вашу личность. Мне нестерпимо хочется узнать, где могут жить такие нахалы.
  
   - Помочь вам? Подсказать вам это местечко?
  
   - Нет, благодарю вас. Спрашивать в третий раз кто вы, откуда, я не намерена. Как-нибудь обойдёмся собственными силами.
  
   - В таком случае я спасён.
  
   - Почему?
  
   - Вы будете узнавать вечно.
  
   - Вы наглец, какого я ещё не видела. Причину вашей беспардонной самоуверенности я вижу в том, что на своей родине вы не встречали достойного отпора. Ни от кого.
  
   - Да, сознаюсь.
  
   - И уж, конечно, от девушек.
  
   - Очень они нужны мне, ваши девушки.
  
   - Трудно найти подходящую?
  
   - Да.
  
   - Хороших девушек мало?
  
   - Сколько угодно. В любом государстве.
  
   - Они для вас недоступны?
  
   - Меня не устраивает их социальное положение.
  
   - К примеру?
  
   - Положим, как у вас, всего-навсего принцесса.
  
   - Ничего себе! Кто же вам нужен?
  
   - Не менее чем богиня, - с твёрдым убеждением произносит он.
  
   - А сами-то вы кто?
  
   - Я?.. Если не бог, то его сын точно. Я это ощущаю, когда смотрю на вас.
  
   - Ну, вот что, сын бога, вы способны вывести из себя кого угодно. На сегодняшнюю ночь я могу предложить вам два места: подземелье Нижней башни, очень тихий и укромный уголок, камеру у Великого Голиафа. Там не так уютно и шумней, зато свежего воздуха сколько угодно.
  
   - А какие соседи?
  
   - Три или четыре десятка дископёров, трёхглоты, кусачи, два кошерога, швырки, рядом с клеткой в бассейнах обитают хопсы.
  
   - Всё-всё, достаточно.
  
   - Я не всех ещё перечислила.
  
   - Мне хватит и этих.
  
   - Так куда же вы хотите?
  
   Она надеется услышать ответ "в Нижнюю башню". Ожидание её не сбывается.
  
   - В камеру, ближе к зверям, - слышит она неожиданно.
  
   - Гм... Ну, идёмте.
  
   Ей не удаётся огорчить его сообщением: "Я забыла предупредить вас, там во множестве развелись полукрутики, но, поскольку вами выбрано"...
  
   Они подходят к гигантской смоковнице, дереву, имеющему собственное имя Великий Голиаф. Судя по территории, которую он накрывал, имя это он заслуживал. Попутно по дороге юноша прихватывает стожок сена, высохшую луговую траву, скошенную неделю назад вместе с цветами. С копёшкой в руках он вступает в отведённую ему обитель. Осматривает металлические прутья решётки, полученные после горячей ковки крицы, слитка-расплава болотной руды. Орнамент. Способ вязки. Всё примитивное, первобытное, полученное ручным, тяжёлым трудом.
  
   - Дверь и замок прочные, не сломать, не погнуть, прутья частые, не пролезть, - по-своему комментирует его действия горваночка.
  
   С усилием она захлопывает массивную дверь, закрывает её на ключ. С явным облегчением вздыхает про себя. "Вот теперь пойманная птичка в её руках".
  
   - Пойдём, Пусенька, крошка моя, а он пусть остаётся здесь.
  
   - Вам лет пятнадцать или чуть-чуть больше, но ещё нет шестнадцати, - внезапно замечает пленник. - Я не ошибся?
  
   - Ещё что вас интересует?
  
   - Я вам представился, но вы забыли сообщить мне своё имя.
  
   С иронией высокопоставленная особа взирает на него.
  
   - Для вас я - ваша милость.
  
   - Лучше сказать, моё наказание.
  
   - Что-что?..
  
   - Это так, заметка для себя.
  
   - Вы способны ещё острить? Вашему самообладанию можно позавидовать.
  
   - Это не острота - констатация факта.
  
   - Понятно. Вот что я вам скажу также для констатации факта, а именно, уяснения вами действительного положения дел. Имена принцесс у нас известны небольшому, избранному кругу лиц, к числу которых вы, несмотря на то, что сын бога, не принадлежите и принадлежать не будете. Вам ясно?
  
   - Да, ваша милость.
  
   - Так-то лучше. Хорошо, что вы перестраиваетесь на другое понимание всего произошедшего с вами.
  
   - Я также полон глубокого раскаяния, - сообщает юноша.
  
   - Ну-ну, не усердствуйте, это вам не поможет. Счастливо оставаться, Рюэль Деколь!
  
   - Спокойной ночи... Эния Дела Пур!
  
  

Глава 3

Сёстры

  

Часть 1

Фея

  
   В маленькой комнате сидит перед деревянным станочком черноволосая девушка. С его помощью она вяжет накидку. На секунду она задумывается, как повести узор дальше. И в это время дверь энергично распахивается. На пороге появляется юная особа, уже знакомая нам.
  
   - Фея, бросай всё.
  
   - Пожар или потоп?
  
   - Ни то, и ни другое.
  
   - В таком случае накидка будет довязана.
  
   - Сейчас я выброшу её, тебя и твой станок.
  
   - Эния!.. Боже!.. Кто довёл тебя до такого состояния?
  
   - А, один молодой человек.
  
   - Поздравляю! Стоит сестре выпустить тебя из виду на минуту, тут же рядом с тобой появляется молодой человек.
  
   - Я стараюсь в меру своих скромных возможностей.
  
   - Очень скромных?
  
   - Да.
  
   - Кто он? Красивый?
  
   - О да, как небесный херувим. Я не предполагала даже, что мужчины могут быть такими. Щёчки розовые, глаза, как незабудки, а причёска - один волосок уложен к другому вот такими волнами.
  
   Она демонстрирует их.
  
   - Ты, я вижу, успела хорошенько его рассмотреть и повсюду.
  
   - Да, я имела такую возможность.
  
   - Кто он? Откуда? Из какого сословия?
  
   - Вот это-то и требуется установить. Одолжи мне своего слугу Шони. Хочу послать его с одним поручением.
  
   - А где твои?
  
   - Я с ними распрощалась. В мои руки попала одна любопытная вещь, можно даже сказать, замечательная. Надо срочно установить государство, где она изготовлена.
  
   - Да, но пока ты тут собираешься, твоего таинственного незнакомца и след простынет.
  
   - Отнюдь, я его хорошо заперла.
  
   - Как заперла?.. Где?
  
   - В клетке. Вот и ключ от неё.
  
   Черноволосая девушка оторопело смотрит на ключ огромнейшего размера в её руке, начинает хохотать. Сестра её абсолютно не поддерживает, больше того, взглядывает на неё с явным неодобрением, отчего та никак не может остановиться, хохочет больше прежнего.
  
   - Я больше не могу, - говорит она.
  
   - И не надо.
  
   - Эния, перестань смешить.
  
   - Ну, хорошо, хорошо. Ты даёшь мне Шони?
  
   Черноволосая девушка дёргает шнурок. Где-то за стеной чуть слышно звякает колокольчик. Входит слуга.
  
   - Шони, пойдёшь к художникам. Есть там такой Кест. Помоги ему доставить кисти, краски, мольберт. Очень срочный заказ. У Великого Баньяна вы увидите пленника. Пусть Кест нарисует его. Никакой отсебятины, творческих озарений, нужен точный портрет, понял? С работой его пойдёшь во Дворец Иноземцев. Рисунок покажешь представителям Кукуштана, Каскелена, Чаквы, Холоя, Коджедо, Шешмы, Ребола, Кухтуя, Просны, и всем, кто тебе подвернётся, но этим девятерым обязательно. Всех запомнил?
  
   - Да, ваша милость.
  
   - С пленником не вступать ни в какие разговоры, и о нём самом никому и ничего не говорить. Эту мысль внуши, как следует, Кесту.
  
   - Слушаюсь.
  
   Слуга выходит. Эния Дела Пур дожидается закрытия двери.
  
   - Дело сделано. Теперь он не открутится.
  
   - Расскажи, чем он тебя прогневил; надеюсь, не одной только красотой?
  
   - Разумеется, хотя должна заметить, его вид ангелочка, только что спустившегося с небес, удивляющегося нашей греховодности, сыграл не последнюю роль.
  
   - В чём его другая вина?
  
   - Он имел наглость прогуливаться там же, где и я.
  
   - Да, это, конечно, неслыханно, чудовищно. А почему ему нельзя гулять там же, где и ты? Даже рядом с тобой?
  
   - Ты воображаешь, что это произошло в парке на Прудах, Заветном, Перевозе, Плавнях, Лимане?
  
   - А где?
  
   - В аллювиале. На Зиде.
  
   - Не может быть!
  
   - Да, конечно, я выдумываю.
  
   - Что же ты молчишь?.. У тебя дурная привычка выкладывать всё по каплям, не говорить сразу.
  
   - Так интересней.
  
   - А ты не принимаешь во внимание, что таким способом тянешь из меня жилы?
  
   - Принимаю.
  
   - Нарочно издеваешься?.. Изверг ты!
  
   - Успокойся. Я тебя люблю.
  
   - Неужели?..
  
   - Сильно?
  
   - Да.
  
   - Выкладывай тогда всё немедленно!.. Как он туда попал?
  
   - Свалился с верёвки.
  
   - Какой ещё верёвки?
  
   - Её он протянул между метасеквойями на берегах реки.
  
   - Это он так объяснил?
  
   - Да, что-то в этом духе.
  
   - И ты ему поверила?
  
   - Если бы ты видела, с каким правдоподобием он объяснял.
  
   - Я от тебя в восторге. С какой целью он совершил этот акробатический трюк?
  
   - С этой стороны к нему не придерёшься, он - путешественник.
  
   - Скажите, пожалуйста... И учёный?
  
   - Да, с настолько обширным кругом интересов, я всего не запомнила, что он мне наплёл.
  
   - Я заранее могу предсказать, что является главным предметом его изучения.
  
   - Что?
  
   - Ты!.. Наверняка это новый Шеля Рэ.
  
   Девушка с золотистыми волосами заметно краснеет.
  
   - Вряд ли... Нет, - решительно отвергает она, подумав.
  
   - Почему?
  
   - Я бы почувствовала - это раз. Шеля Рэ не смел мечтать об официальных путях, ведущих ко мне, из-за бедности рода, запущенности владений.
  
   - Это верно.
  
   - Мой незнакомец пытался отвязаться от меня с помощью бериллов. Таких чистых крупных камней нет ни у кого в королевстве. За всю свою жизнь я не видела ничего подобного, восхитительного. Камни он, кстати, носит в своём кармане, как обыкновенные семечки.
  
   - Ты их взяла?
  
   - По какому праву?.. Дальше. Шеля Рэ был хорош не всегда, в минуты поэтических взлётов.
  
   - С чего ты это решила?
  
   - Он побился об заклад с друзьями, что увидит меня, поговорит со мной, но не подумал, как мне понравится его бесцеремонность.
  
   - Но это такая мелочь.
  
   - Она наводит на мысль об отсутствии благородного духа.
  
   - Твой незнакомец лучше?
  
   - Представь себе. Он проявил удивительный такт по отношению ко мне, вернее, моим желаниям. Сначала показал, что обладает силой. Мои слуги долго не могли отдышаться после его хватки, из-за этого я и распрощалась с ними. А он безропотно дал связать свои руки мне. Теперь я уверена, будь я даже одна, он был бы послушен. Достаточно было сказать "Идите сюда, я вас свяжу", "Извольте идти впереди меня" и так далее, он покорно исполнил бы все мои просьбы.
  
  

Часть 2

Предположение Феи

  
   - О Эния! Это так естественно!
  
   - Что ты хочешь этим сказать?
  
   - Даже я, когда ты на меня смотришь этими своими глазами, чувствую вот здесь что-то необычное, готова покориться, а мужчины, много ли им надо?..
  
   - Я не понимаю.
  
   - Дорогая сестричка, ты - совершенство!.. Тобой хочется любоваться ещё и ещё, от тебя трудно оторвать взгляд, зачем же тебе сопротивляться? Куда-то от тебя уходить?
  
   - Ты хочешь сказать, на него подействовала моя внешность?
  
   - Именно.
  
   - Если бы ты могла воочию лицезреть его невинный вид, ты бы со мной согласилась, подобными чувствами он не способен согрешить не только на деле, а даже в мыслях.
  
   - Ерунда, Эния, обыкновеннейшее притворство.
  
   - Будучи посажен под замок, он, знаешь, о чём просит меня?
  
   - Нет.
  
   - Никогда бы не догадалась. "Не могли бы вы приказать своим людям, пока не стемнело, покрыть золотом прутья этой решётки? Расходы я оплачу".
  
   - Зачем? - с изумлением спрашивает Фея.
  
   - "Видите ли, - продолжает изображать её сестра, - у меня на родине есть одна знакомая девушка. У неё необыкновенно золотистый цвет волос. Я хочу вспоминать её каждый раз, как взгляну на эту решётку. Она будет для меня олицетворением свободы". Чувствуешь?
  
   Эния Дела Пур небрежно рассыпает пышные, солнечно-золотистые волосы. - Меня как будто нет. Я не существую. Он вспоминает какую-то девушку там, у себя. Каков наглец?
  
   - О, да он правильно поступает! Браво!
  
   - Ты находишь?
  
   - Ещё бы; ты сильно избалована вниманием, только так с тобой и надо обращаться.
  
   - Ещё немного и ты меня убедишь... Но если это так, я ему покажу.
  
   - Что ты намерена с ним сделать?
  
   - Для начала мне хотелось бы отдать его на минутку хопсам, чтобы они пометили своими щупальцами его лицо, руки, тело.
  
   - Неплохая мысль. Что дальше?
  
   - Выдать Суду Праведных. Те будут отрубать ему голову, а я стоять рядом и хлопать в ладоши.
  
   - Великолепно. А теперь расскажи, почему ты на него так сердита?
  
   - Феечка, он мне понравился.
  
   Наступает молчание.
  
   - Ты, надеюсь, понимаешь теперь, почему мне надо срочно установить его личность?
  
   - Да. Меньше прежнего.
  
   - Надо немедленно и каким-то образом развенчать его. Я не намерена терпеть его... в таком виде... Я хочу научиться помогать папе во всём, в дипломатии, в управлении хозяйством, а не влюбляться неизвестно в кого... Заболталась я тут с тобой, а тебе вязать надо. Я пошла.
  
   Фея Дела Пур мгновенно перехватывает свою сестру за руку.
  
   - Нет уж! Без меня больше никуда! Ни шагу!
  
   - А твоя накидка?
  
   - Своими разговорами ты отбила у меня всякую охоту к ней.
  
   - Хорошо. Я остаюсь.
  
   - Во всей этой истории мне непонятно вот что. Почему ты решила навести справки о нём у послов самых отдалённых государств?
  
   - Королевство Ора Пур недаром считается Королевством Цветов?
  
   - И что?
  
   - Цветы у нас в изобилии всюду и у всех, почвы такие. Традиция. Если угодно, культура. Перед заурядным цветником у зверинца он замер, как вкопанный. Глаз не мог от него отвести. Сам разговаривает со мной, а смотрит туда, идёт вперёд, оглядывается назад. А ведь там цветы, которые произрастают повсюду. На их распространение мы выдавали разрешение. Нет среди них ни одного, которые мы в страшной тайне ото всех выращиваем в секретных своих оранжереях. Выставляем на показ один раз в году и снова прячем. Что следует отсюда?..
  
   - Он их видит впервые.
  
   - Именно. Я даже не могу припомнить страны, в которой не было бы цветов. Может, тебе что придёт в голову?
  
   - Задачка. Я подумаю.
  
   - А вот и Шони.
  
   Эния Дела Пур кладёт взятый у слуги рисунок перед сестрой.
  
   - Познакомься, пожалуйста. Кто он? Переодетый принц? Король? Или разбойник?
  
   - Эничка, да он прекрасен! - с восторгом восклицает та.
  
   - Придётся сделать Кесту замечание, - небрежно произносит сестра. - Перестарался.
  
   - Посмотри, какие у него глаза. Прелесть!
  
   - Благодарю, насмотрелась.
  
   - А губы?
  
   - Что губы?
  
   - Кораллы.
  
   - Решила меня позлить?
  
   - Немного. В отместку.
  
   - Тогда рассматривай молча... Шони!
  
   - К вашим услугам.
  
   - Был в посольстве?
  
   - Да, ваша милость.
  
   - Что ты там узнал?
  
   - Они не имеют чести знать этого человека.
  
   - Как? Все до единого?
  
   - Так точно.
  
   - Да ты у всех ли побывал?
  
   - Кроме веронских и згуровчан. Они все на охоте вместе с нашими.
  
   - Досадно. Позови Литроена. Он должен уже быть.
  
   - Слушаюсь.
  
   - Литроен! Вот кто меня обрадует.
  
   - Увы, ваша милость.
  
   - Тогда зачем ты мне? Можешь уходить.
  
   Слуга покорно идёт к двери.
  
   - Стой!
  
   Также покорно он останавливается.
  
   - Выкладывай!
  
   - Они, как увидели эту вещь, ошалели все. Побросали работу. Умоляли меня сообщить, откуда она.
  
   - Вот тебе и на! Как раз это я и хотела определить.
  
   - Они в недоумении.
  
   - Что конкретно они говорят?
  
   - Велосипед собран из материалов, неизвестных науке, недостижимых нашим мастерским.
  
   - Хорошо. Ты свободен.
  
   - Вопрос можно?
  
   - Пожалуйста.
  
   - Они хотят получить этот предмет на исследование? Что им ответить?
  
   - Нет.
  
   Она поворачивается к сестре.
  
   - Может ли такое быть?
  
   - Замечательно.
  
   - Чему ты радуешься?
  
   - Твоему фиаско. Чувствуешь, как он подготовился?.. Тебе ничего не остаётся, как смиренно умолять его раскрыть своё инкогнито.
  
   - Ни за что!
  
   - Осмеливаешься противоборствовать ему?.. Бедный, он и не подозревает, какая ты великая искусительница, число покорённых тобой превышает количество жертв в битве за Маренго... Его надо срочно спасать от тебя.
  
   - А, ты вот как заговорила. Предатель в собственном лагере?
  
   - Да.
  
   - Я задушу тебя.
  
   - Сначала послушай. Неужели тебе мало твоих поклонников? Подумай, что ты с ними со всеми будешь делать? Засахаривать на варенье? Употреблять вместо конфитюра?
  
   - Мне уже можно отвечать или ещё слушать?
  
   - Говори, но вкратце и по существу.
  
   - Я правильно поняла, что некоего человека, которого ты даже не видела, берёшь под личную, весьма горячую защиту?
  
   - Да, правильно.
  
   - Интересно знать почему? Неужели на тебя повлиял его портрет?
  
   - Не скажу.
  
   - Право твоё, но я предупреждаю тебя.
  
   - О чём?
  
   - Рано или поздно он будет у моих ног.
  
   - А если он устоит?
  
   - Я уступлю его тебе.
  
   - Договорились. Праведному Суду подвергну его я. Ты не можешь представить, с каким удовольствием я сделаю это.
  
  

Глава 4

У большого баньяна

  

Часть 1

Хопсы

  
   Раннее утро. Рюэль Деколь просыпается с рассветом от чьёго-то пристально изучающего взгляда. Открывает глаза и видит, какое-то змееподобное существо, обвившись для опоры между прутьями, свешивается над ним отвратительно безобразной, с множеством отверстий, головой. Жутковато застекленевший взгляд его гипнотизирует. В уголках неплотно прикрытой пасти тускло мерцают то ли клыки, то ли жала. С них тягуче опускается жёлтая слюна. Очевидно, оно голодно, хочет кушать. Довольно сильно Деколь щёлкает по уплощённому, почти отсутствующему носу. Внезапно дохнув на него мерзко смердящим воздухом, змееподоб отшатывается в сторону, без звука исчезает. По всему королевству звенят серебряные колокольчики всеобщего пробуждения. День взывает к труду и радости. Временами улыбаясь, пленник знакомится с фрагментами-овеществлениями вчерашнего дня, окружающим его миром, патриархальным, неторопливым, по-своему привлекательным. Не сразу он обращает внимание на шлепки о воду. Это проснулись его соседи, водяные циклопы. Не дожидаясь часа кормёжки, они согласованно с неприкрытой жадностью лезут с обеих сторон ближе к нему. Срываются в воду, снова лезут. Правый хопс первым добирается до железной решётки, закрепляется за металлические прутья бугорками, отростками, присосками. Огромный, люто ненавидящий глаз его, поворочавшись из стороны сторону для изучения окружающей обстановки, сосредотачивается на нём. Что-то внутри у чудовища бугорообразно вздувается. Края туловища начинают отвисать, безобразной студенистой массой пропихиваются в промежутки между прутьями, вытягиваются в отростки. Отростки вдруг начинают расти, приобретать цвет травы, песка, железа. Невидимо они тянутся со всех сторон - сверху, снизу, сбоку. Вот уже шевелятся листья, ветки ближайших кустов. Деколь оборачивается к другому хопсу и видит те же старания, ту же работу. Что будет дальше, ему понятно. Неимоверно тонкие нити щупалец дотягиваются до жертвы и намертво прилипают к ней. Начинается перекачка крови, лимфы, всего съедобного. Обречённый на подобную смерть кричит от жгучей боли помимо своей воли. Кричит тем дольше, чем дальше от него находится его хопс-истязатель, тоньше канальцы щупалец, по которым он высасывает из наполовину парализованной жертвы сок. Деколь подпрыгивает вверх, хватается за верхние прутья клетки. Одной рукой подтягивается, другой ухватывает конец лианы, свисающей с огромной высоты. Внимательно ярус за ярусом осматривает дерево, резко дёргает лиану вправо, вниз. От рывка его на большой высоте ломается сухая ветка. Лиана, сворачиваясь в кольца, с нарастающей скоростью устремляется вниз, обрушивается на клетку мощным цветочным водопадом, ощутимо стегает по щупальцам непрошенных гостей. В одно мгновение клетка его превращается в живописный шатёр. Деколь бросается на сено и застывает в полнейшей неподвижности. Хопсы, помнящие о добыче, но переставшие её видеть, помешкав, начинают наращивать щупальца поверх зелёного убранства. Белые пупырчатые отросточки с жадностью прихватываются друг к другу, намертво прилипают. И тогда оба хопса вдруг разом издают первый, никем неслыханный вой. После короткой паузы повторяют его. И дальше их объединённый яростный вопль не смолкает ни на секунду. Во дворце, строениях, возле него учиняется паника. С трудом, преодолевая страх, к баньяну бежит множество слуг. Они поливают сцепившихся тварей специальным раствором. На глазах у всех хопсы съёживаются от него, уменьшаются в размерах. Отвалившись от прутьев, шмякаются в воду. Выматывающий душу рёв смолкает.
  
  
   Король Винсент Ора Пур появляется у младшей дочери после утреннего полива цветов.
  
   - Как спалось, дочь? - с ходу спрашивает он.
  
   - Нормально, - несколько удивлённо отвечает ему Эния Дела Пур.
  
   - А вот Их Преосвященства Киры никак не могли уснуть. И знаешь почему?
  
   - Нет.
  
   - Их интересовали три момента: кто твой пленник, где он сейчас и до каких пор в нашем королевстве будут третировать церковь? Что сообщишь в своё оправдание?
  
   Эния Дела Пур подавленно молчит.
  
   - Меня выдали конюшие Пэна с Дэной.
  
   - Кто тебе их подсунул?
  
   - Старшая сестра, Эльвира.
  
   - А там, где она, обязательно какой-нибудь кир или подкирёнок. И увивается он возле неё недаром. Вот тебе и доказательство её сговора с духовенством. Прямое. Тебе его надо было?
  
   - Извини, трудно было поверить в её измену.
  
   - Хочешь знать, что будет дальше?.. Пользуясь мажоритарностью голосов в Суде Праведных, Их Святейшества извлекут на божий свет наши древние законы по экстерриториальности. Под предлогом нашего блага пленника твоего казнят, как в своё время Шеля Рэ. С небольшой разницей. Лишь благодаря тому, что род Шеля Рэ разрознен и в упадке, земли их рядом, за сутью событий они следили, нам удалось в прошлый раз сохранить мир и спокойствие, жрецы просчитались. Но сейчас они учтут прошлые ошибки, организуются лучше. Конфликт с неизвестным, возможно, таким же большим государством, как наше, грозит нам неисчислимыми бедами. Люди нашего рода на протяжении многих веков славно трудились, чтобы получилась эта наша колыбель, приют, родина для нас самих, наших детей и наших подданных. Ты прекрасно помнишь из истории, как и почему они пришли в эти места. Они состояли из сплошных болот. Их загнали сюда вначале обманом, а потом применили силу. Сколько людей сгинуло от трясучки, прежде чем они были осушены, освобождённые земли возделаны, окружены от вражеских нашествий каменной стеной, ты можешь судить по кладбищу на Повани. Отдать их сейчас, когда они превратились в цветущий рай, завистникам в церковной рясе подобно смерти. Надеюсь, ты понимаешь это?
  
   - Да.
  
   - Извини за эту лекцию, но ты заслужила её. Где пленник?
  
   - У Великого Голиафа.
  
   - Конюшие знают, что он там?
  
   - Нет, я их отпустила раньше.
  
   - Это удача.
  
   - Но теперь его местонахождение известно многим.
  
   - Это не имеет особого значения. Для осуществления любого плана надо, прежде всего, разработать его. Нужно время для подготовки. А мы тем временем примем меры. Помилуем пленника.
  
   - Под каким предлогом?
  
   - Завтрашнего Большого Праздника Цветов. Причина для амнистии достаточно веская.
  
   - Хорошо, но прежде, чем отпустить, я его немножко помариную.
  
   - Дело твоё. Он кто?
  
   - Не знаю.
  
   - Непростительное легкомыслие с твоей стороны.
  
   - Прежде, чем обвинять меня, сначала послушай.
  
   Младшая дочь короля обстоятельно до мельчайших подробностей излагает своему отцу вчерашние события.
  
   Король задумывается.
  
   - Ладно. Я сейчас же отдам соответствующие распоряжения на его установку.
  
   - И последнее. В весьма и весьма завуалированной форме он дал понять, что ему нужна конфиденциальная встреча с Вашим Высочеством, причём инкогнито. На ней он откроется.
  
   - Как он выглядит?
  
   - Если суггестивно, то внушительно. Безупречен во всём, костюме, манерах, разговоре, нравственно воспитан. По всей видимости, он очень высокого происхождения, страшно богат и очень образован. Походя, я затрагивала в разговоре с ним разные темы, и ни разу он не спасовал, в курсе всего, по любому вопросу имеет своё, зачастую оригинальное суждение.
  
   - Он тебе понравился?
  
   - Да.
  
   - Ты меня заинтересовала. Хорошо, давай сходим к нему. Я посмотрю на него. Открываться кто я, не буду. Пока он не определён, не может быть и речи о прямых контактах. Разговор с ним поведёшь ты.
  
   - Минуточку, я захвачу Фею, она - заинтересованное лицо.
  
   - По какой причине?
  
   - Тут можно предполагать всё, что угодно: от - она захотела его увековечить на своей вышивке, до - влюбилась в него с первого взгляда. Ты же знаешь, она скрытненькая.
  
   - Да, но она наша, и не способна на предательство; не то, что, к сожалению, Эльвира. Не возражаю, бери её.
  
  

Часть 2

Первая демонстрация сверхмогущества

  
   Над деревом-рощей Великий Голиаф пухлыми громадами неподвижно висят ослепительной белизны облака. Юноша-пленник, спокойно сидя на сене, по былинке перебирает траву, цветы и, хотя увлечён изучением растений, изредка поглядывает на подходящих к нему по аллее из болотных кипарисов трёх людей: двух девушек, измождённого заботами или болезнью старика. Итак, кто они? Эния Дела Пур, её сестра Фея, сам король Винсент Ора Пур, их отец. Деколь требует у информационной системы биографические данные. Обе девушки родились в одном и том же месяце, но только в разные дни. Фея на год старше. Следовательно, им обоим подойдёт берилл. У Энии, курьёз случая, день рождения совпадает с его собственным. Этот факт поразил его неожиданностью чуть раньше. Отпраздновать его, что ли, совместно с этой малолеточкой? Привлекательный вариант, но зависит он от того, как развернутся дальнейшие события. Юноша задумывается. Заказывает у ювелиров два одинаковых по размеру малиновых морганита, и один опал. Этот камень со сверхъестественным блеском водился в одном из отдалённых звёздных миров Беражирака и нигде больше. Среди коллекционеров его появление всегда вызывало ажиотаж. Покончив с заказом, он выкидывает из головы мысли о грядущих событиях, возвращается к прежнему занятию. Рассматривает, классифицирует цветы, травы.
  
   Принцесса Эния Дела Пур, едва подойдя к пленнику, тут же исполняется негодования. Пушистый дворцовый кот Ерёма, которого она вчера вечером никак не могла доискаться, из-за чего лишилась привычной музыки на ночь, рассиживался здесь у пленника на коленях и, довольный, распускал коготки. Сколько раз, лёжа вот также на её ногах, он мурлыкал ей о своей преданности и в один миг изменил ей, самое возмутительное, с кем?.. Ах, мерзавец!
  
   Принцесса отводит взгляд от зелёноглазого негодяя, чисто по-женски осматривает удивительно свежий, безупречно выглядящий на пленнике костюм, как будто он и не спал в нём. Затем она осматривает разукрашенную клетку; хопсов, недовольно пускающих пузыри.
  
   - Здравствуйте, Рюэль Деколь!
  
   - Доброе утро!
  
   - Как спалось?
  
   - После треволнений предыдущего дня? Отлично. Душистое, мягкое сено, свежий воздух, пение ночных птичек, и яркие звёзды на небе. Иногда пролетали метеоры. Когда совсем стемнело, появились светлячки. Очень красиво. Временами из королевского парка доносилась музыка. Там, очевидно, развлекалась молодёжь, играли на духовых инструментах.
  
   - Кошмаров никаких не видели?
  
   - Бог миловал. Напротив, я попал в рай, всю ночь блаженствовал в нём. Надеюсь, ваша милость, вы также видели одно приятное. Деревянную плаху, мою голову на ней, сверкающий топор?
  
   - Почему не называете меня по имени?
  
   - Чтобы я мог им пользоваться, вам надо представиться. Но я совсем недавно краем уха где-то слышал, что это невозможно. Имена принцесс являются достоянием небольшого, избранного круга лиц. К их числу я, к сожалению, не принадлежу и принадлежать не буду.
  
   - Я - Эния Дела Пур!
  
   - Очень приятно познакомиться с вами, Эния! Вы сразили меня наповал. Рюэль Деколь!
  
   - Путешественник?
  
   - Ботаник, этнограф, археолог, зоолог, географ, орнитолог, геолог, океанограф...
  
   Юноша перечисляет около двадцати специальностей. Со вниманием его выслушивают.
  
   - Всё? - кротко спрашивают у него, когда он умолкает.
  
   Монотонным голосом Деколь пополняет свой список. Всем своим видом он показывает, что перечисление его будет бесконечным. Расчёты его оправдываются.
  
   - Достаточно! - прерывает его принцесса. - Если сказанное сейчас вами суммировать с тем, что я услышала от вас вчера, мне остаётся одно - пасть перед вами ниц.
  
   Юноша опускает голову.
  
   - Я не возражаю, - тихо лепечет он.
  
   Черноволосая девушка смотрит на свою сестру и не может удержаться от смеха. Эния Дела Пур взглядом призывает её к порядку.
  
   - Прежде всего, мне хотелось бы заметить вам следующее. Это очень мило с вашей стороны, что вы запросто, не чинясь, облагодетельствовали нас своим посещением. Мне только непонятно, чем вам обязана я?
  
   - Приношу свои извинения. Вместо третьей мне надо было попасть в какую-нибудь другую аллювиалу, например, вторую.
  
   - Вас там ждали?
  
   - Нет, но там могла оказаться другая девушка, - юноша как бы нечаянно взглядывает на её сестру, - она могла иначе понять меня, а я лучше объяснить ей.
  
   - Предположим, она перед вами. Что бы вы сообщили ей?
  
   - Почему мне надо в ваше королевство. Видимо, я бы поведал ей, что посещаю одно за другим разные государства, изучаю их, входящие в них земли, живущих на них людей, но не только с научными целями. На меня возложена миссия выбрать одно из них. Оно должно удовлетворять очень многим требованиям.
  
   - Вы его выбрали. Что дальше?
  
   - Я должен вступить в контакт с первым лицом, минуя официальные каналы.
  
   - Это условие обязательно?
  
   - Да. Необходимо избежать, по крайней мере, на первых порах гласности. Одному человеку, руководствующемуся государственными интересами, легче это сделать, чем некоему множеству, обуреваемому разнообразными чувствами, пусть и неплохими. При официальных путях этого множества или его части невозможно избежать. Они в достаточной мере приближены к интересующему меня лицу.
  
   - И по этой причине вы оказались в моей аллювиале?
  
   - Да, по этой, но не только.
  
   - Вот как... Почему вы сразу же не сообщили мне всё это?
  
   - Если откровенно... меня смущает ваш юный возраст.
  
   - Скажите на милость, а вы сами далеко от меня ушли?
  
   - Очень. В бесконечность.
  
   Юноша показывает рукой вверх.
  
   - Он не чересчур дерзок со мной в разговоре? - обращается девушка к спутникам.
  
   Ответа от них не получает. Пришедшие во все глаза смотрят на пленника.
  
   - Ладно, я оставляю за собой право высказать, что я думаю о вашем возрасте, о ваших высказываниях, и о вас самих. Теперь же ответьте мне на вопрос, как ваши переговоры скажутся на будущем избранного государства?
  
   - Его значимость вырастет до уровня планетарного.
  
   - Что? Я не ослышалась? Планетарного?.. Вы в своём уме?..
  
   Ответа на её восклицание не последовало. Эния Дела Пур невольно взглядывает на своего отца. Тот делает ей знак продолжать разговор.
  
   - Грандиозный и, замечу, немыслимый план. Но предположим, ради смеха, он выполним. Интересно, с чего бы вы его начали?
  
   - Я попросил бы вначале девушку из другой аллювиалы принять от меня в честь несостоявшейся встречи это.
  
   Он достаёт коробочку из стекла переменной прозрачности. На жёлтом ворсистом материале внутри неё загадочно поблескивали зеркальными гранями два малиновых морганита, шедевр ювелирного искусства и... разновидность берилла.
  
   - Передайте, пожалуйста.
  
   Эния Дела Пур, мельком взглянув на него, камни, со странной улыбкой протягивает их сестре.
  
   - Я попросил бы эту девушку засвидетельствовать моё почтение своему отцу. Я надеюсь, что король, самый справедливый из справедливых, благосклонно отнесётся к просьбе безымянного путешественника остановиться на некоторое время в его владениях. Цели - чисто научные. Пока.
  
   - А потом?
  
   - Деловые.
  
   Он извлекает из кармана другую коробочку с опалом, излучающим настолько необычный, можно сказать волшебный свет, при одном взгляде на принцессу понимает, звёздные миры Баражирака оказываются на высоте и здесь, на Горване.
  
   - Невероятно! - восклицает та, едва взглянув на камень, потом на него, снова на камень, и так несколько раз.
  
   Не в силах сдержать своих эмоций, показывает опал отцу, своей сестре. С трудом, отвлёкшись от его созерцания, оставляет в своих руках.
  
   - После изучения в нашем королевстве вы проследуете в следующее?
  
   - Нет, последняя точка в моём труде будет поставлена здесь.
  
   - Я правильно поняла, наше государство окончательное, другие отпали?
  
   - Да, я определился.
  
   - Давайте спустимся на землю. Вы ошиблись на единицу, попали в аллювиалу не соседнюю, а мою, не к ней, а ко мне.
  
   - Да, мне фатально не повезло, - весело с улыбкой вздыхает пленник. - Быть может, мы вернёмся с вами к теме выкупа?
  
   - "Близнецами?"
  
   - Что вы! Как я осмелюсь вторично предложить вам то, от чего вы один раз отказались? На этот раз у меня "Сияние Мира", коллекция самых крупных алмазов. Предупреждаю, большинство разновидностей вам неизвестно.
  
   - Откуда вы знаете?
  
   - Они неизвестны никому.
  
   Эния Дела Пур в замешательстве снова взглядывает на своего отца, видно, что она борется с искушением. Опал подействовал на её воображение. Какими могут быть его алмазы?.. С большим трудом она заставляет себя принять окончательное решение.
  
   - Моё категорическое нет! Даже не хочу на них смотреть. Я уже многократно объясняла вам, самое правильное решение - это без всякого промедления немедленно отрубить вам голову. К сожалению, вы попались накануне главного нашего торжества Праздника Цветов. Он же является Днём Всепрощения, и по этой причине я вынуждена отпустить вас.
  
   - Восхитительно! Спасибо! Ваша милость великодушна! Вы возрождаете меня к жизни. Видимо, для меня сейчас вспыхнула та радуга.
  
   Все оглядываются в сторону, показанную его рукой через плечо. И, действительно, между двумя тучами на фоне третьей, более отдалённой, разгоралась яркая радуга.
  
   - Не радуйтесь! Как только праздник закончится, вы будете снова арестованы и на этот раз получите своё сполна.
  
   - Зачем тогда отпускать меня?
  
   - Не мной. Известно ли вам, господин учёный, что пока вы тут занимаетесь у нас травками, цветочками, приманиваете неизвестно чем чужих кошечек, вас самих изучают? Как некую возможность использовать в своих целях?
  
   - Где? В Клане Четырёх? Их Святейшества?
  
   - Вы хватанули чересчур высоко.
  
   - Нисколько. Нити единого замысла оттуда нисходят на исполнителей рангом пониже, в конечном итоге по цепочке доходят до их Преосвященств Евасуила, Себастъяна Кира.
  
   - Ого! Так вы знаете?..
  
   - Прежде чем идти к вам, я подковался.
  
   - И как относитесь?
  
   - С полнейшим безразличием.
  
   - А если вас засадят вот также за решётку?
  
   - Выйду.
  
   - Как?
  
   - Вы позволяете мне?
  
   - Пожалуйста, милости просим.
  
   Девушка насмешливо указывает ему на место рядом с собой.
  
   Юноша берётся обеими руками за массивные железные прутья. Кажется, его тонкие пальцы едва коснулись металла, но прутья, словно под действием чудовищных сил, резко взвизгнув, выскакивают из своих гнёзд, сгибаются в дугу. Испуганные хопсы шарахаются на глубину. Спокойно пленник проходит в образовавшуюся щель.
  
   - Благодарю вас!
  
   В ответ ни звука. Эния Дела Пур не сразу выходит из оцепенения.
  
   - Посторонитесь.
  
   Она храбро берётся за искорёженные прутья. Пытается изо всей силы шевельнуть хотя бы один из них. Тщетно. Обернувшись, она взглядом приглашает свою сестру на помощь, но та, улыбнувшись, отрицательно качает головой. Сделав ещё несколько безуспешных попыток, принцесса обращается к юноше.
  
   - Я, конечно, догадывалась и раньше, что вы варвар, но чтобы до такой степени?.. Вы - чудовище!.. Дикарь! С вами опасно быть!
  
   Она становится рядом, нисколько не беспокоясь, что её слова находятся в вопиющем противоречии с её действиями. Затем в её голову приходит одна мысль. Она придвигается к юноше вплотную. Своим телом задевает его тело. При этом зорко смотрит, смутится ли он, покраснеет, попытается отодвинуться от неё?..
  
   Пленник реагирует на физическую близость к её милости с равнодушием, которое больше бы приличествовало не человеку, а каменной статуе. Эния Дела Пур сдаётся.
  
   - Как мы поступим с ним? - обращается к своим спутникам.
  
   После некоторого раздумья король Ора Пур делает знак. Повинуясь ему, дочери сопровождают его до Ворот Живописца. Одна из них на минуту задерживается.
  
   - Ну-ка, быстро! - шёпотом говорит. - Как вы сообразили, кто есть кто?
  
   - Вы и ваша жутко симпатичная сестрёнка очень похожи на своего папу.
  
   - По какой ещё, не названной вами причине, вы оказались на территории моей аллювиалы?
  
   - Я не могу открыть её вам... на данном этапе знакомства.
  
   - А кому-нибудь другому?
  
   - Тем более.
  
   - Она касается лично меня?
  
   - Да... Ваше Будущее Высочество.
  
   - Скажите спасибо, что я не определила вас в Нижнюю Башню. Оттуда не так легко выбраться.
  
   - Спасибо! А вы уверены?
  
   - В чём?
  
   - Что я не освободился бы?
  
   - Стены там из туфа в два метра толщиной.
  
   - Так что?
  
   - Обещаю, я ещё вернусь, господин насмешник! Ждите меня здесь.
  
   - Чтобы я испугался, подбавьте себе возраста, ну и... внешность надо заиметь другую.
  
   С сильнейшими подозрениями, что её сестра не так уж не права, и в то же время с очень серьёзными контраргументами против, Эния Дела Пур догоняет ушедших.
  
   - О чём там шепталась с ним? - с живостью спрашивает её Фея.
  
   - Ты уже и заметила?
  
   - Ещё бы, притвора несчастная! Кест перестарался, - передразнивает она.
  
   - А разве нет?
  
   - Перестань!
  
   - Я спросила у него, почему в первой коробочке два камня.
  
   - А он?
  
   - "Разве трудно догадаться?"
  
   - Позволь... А как он мог узнать, что я буду? Камни-то у него приготовлены заранее?
  
   Эния Дела Пур смеётся.
  
   - Что берилл твой талисман? Также, как и мой? А у папы опал? И где он мог набраться подобного невероятного блеска? Это нечто небывалое. Предсказываю, этот опал вызовет шок у коллекционеров, если папа позволит его показать. Зачем собирать невзрачные камешки, если на свете существует подобное волшебство? Продолжаю рассуждать дальше. Имя?.. Кто ему сказал моё имя? Можешь мне ответить?
  
   - Ты сама. Я была поражена. Экстравагантности разного рода ты позволяешь себе. Иногда. Но подобная выходка просто сногсшибательна. Ты не находишь сама?
  
   - Вчера, когда я закрыла за ним клетку на ключ, с издевкой произнесла: "Счастливо оставаться, Рюэль Деколь!", а он, ещё большей, ответил мне, - "Спокойной ночи, Эния Дела Пур!", из-за чего я долго ворочалась, не могла заснуть. Беспрецедентный хулиганский поступок. Никто и никогда со мной так не обращался.
  
   - Ты шутишь?
  
   - Время и место.
  
   - Так это он всё сам? Без твоей помощи?
  
   - Да, да, да. И кто есть кто он расшифровал сейчас без чьей-либо подсказки. Тебя он знаешь, как обозвал?.. "Жутко симпатичной сестрёнкой". С этого дня я буду звать тебя также.
  
   - Невероятно... Папа, что с тобой?
  
   На глазах короля Ора Пура постепенно проступают слёзы.
  
   - Не знаю, дети мои. Наверное, это старческое. Я слабею. На мгновение мне померещилось, на месте этого юноши стоит мой отец, ваш суровый и справедливый дед, а я, маленький и беспомощный, перед ним. Господи, спаси и помилуй нас, грешных!
  
  

ТАХИОНОГРАММА

  
   От подвижного метагалактического комплекса ТРН 4000А
   Связь по приоритету Помощь Нуждающимся Цивилизациям
   Комитету Спасения /ГКСП/
   Физические параметры контролируемых объектов не уходят за пределы нормы. Энергетические потребности в их устойчивости перекрываются тысячекратно. Гарантия безопасности удерживаемого мира сто процентов. STALASATы можно отключать от Метагалактического Комплекса. Объединенным Мирам Канамигана возвращаться к нормальному ритму жизни. Чрезвычайную Ситуацию лишать актуальности.
  
   Пилот Метакомплекса 4000А Рюэль Деколь.
  
  

Часть 3

Вторая демонстрация сверхмогущества

   - Вернёмся к нашему разговору.
  
   - Какому?
  
   - Предыдущему. Вы что, позабыли его?
  
   - Начисто. Вы долго не возвращались. Я забыл не только о нём, вашем существовании вообще.
  
   - Я - вот она.
  
   - Вижу. Удостоверяюсь, вы были, а теперь есть, присутствуете. Для того чтобы убедиться окончательно, мне надо дотронуться до вас. Вы позволите?
  
   - Нет.
  
   - Я огорчён.
  
   - Сейчас вы огорчитесь ещё больше. Напоминаю о нашем разговоре. Я пугнула вас казематами Нижней Башни, но вы не устрашились их.
  
   - Какой ужас! Я могу пострадать сейчас из-за легкомысленной болтливости своего языка?
  
   - Думаю, да.
  
   - А нельзя ли взять обратно все те заявления? Они были произнесены человеком, не подумавшим о последствиях?
  
   - Слово не воробей, вылетит - не поймаешь.
  
   - Очень интересная поговорка. В противовес ей в вашем языке что-нибудь выдумано?
  
   - Увы!
  
   - Я понимаю так, моя участь решена?
  
   - Окончательно и бесповоротно.
  
   - И когда я отправляюсь на праздник цветов?
  
   - После того, как самостоятельно выберетесь из каземата Нижней Башни. Я постараюсь выбрать для вас самый надёжный.
  
   - А если я не сумею?
  
   - Я дождусь вашей мольбы о пощаде, понаслаждаюсь ею, и, если у меня будет хорошее настроение, отпущу вас.
  
   - А когда оно будет плохим?
  
   - Подумаю, что ещё можно сделать с вами.
  
   - Хотите, подскажу вам, какой вариант будет для меня смерти подобен?
  
   - Давайте.
  
   - Я отправляюсь на праздник. На входе в парк мне вручат цветок, а второй, точно такой же, окажется у вас.
  
   - Размечтались! Я не буду принимать участия в празднике.
  
   - Почему?
  
   - Он мне без надобности. Жених мне не нужен ни сейчас, ни потом.
  
   - Догадываюсь, мальчик, сидящий позади вас в школе, дёргал вас за косички?
  
   - Нет.
  
   - Они обижали вас на переменках?
  
   - Нет.
  
   - Жаль, что в своё время меня не было рядом с вами.
  
   - Что было бы?
  
   - Ох, и натерпелись бы вы от меня.
  
   - Сейчас вы от меня натерпитесь. Идёмте!
  
   - Куда?
  
   - В подземелье Нижней Башни.
  
   - А если сейчас я начну умолять вас о пощаде?
  
   - Нет, оно будет неискренним, не настоящим.
  
   - Какое время вам понадобится, чтобы я выстрадал свою свободу?
  
   - Зависит от того, как я обернусь. Вначале я побываю на гречишной плантации, определюсь, что там уже сделано, что надо будет сделать, какое время уйдёт на него. Затем мне надо дойти до одного местечка, посмотреть какого качества там песок, можно ли добывать его в больших количествах. Просто поразительно, королевству вечно не хватает хорошего песка. Куда он весь девается?
  
   - Люди растаскивают по своим огородам.
  
   - Будто вы знаете?
  
   - Нет, я ляпнул наобум. После посещения залежей песка вы придёте ко мне?
  
   - Если не подвернётся ещё что-нибудь по дороге.
  
   - Эдак вы прогуляете весь праздник цветов.
  
   - Вы боитесь остаться без невесты?
  
   - Я жажду заполучить её. Немедленно. Сейчас. А невесту превратить в жену.
  
   - Тоже немедленно?
  
   - Да, как можно быстрее.
  
   - Придётся вам умерить свой пыл.
  
   Эния Дела Пур ведёт юношу, снова пленника, вниз в подземелья Нижней Башни. Казематы тому не понравились, и особенно камера, на которой её милость остановила свой выбор.
  
   - Вы специально выбрали для меня худшую из худших, - жалуется он.
  
   - Я так и планировала.
  
   - Темно, сыро, и что это там ползает под нарами?
  
   - Полукрутики. Как только вы приляжете, станете дремать, они тотчас все дружно двинутся к вам.
  
   - Они тоже чем-то провинились, посажены вами сюда под арест?
  
   - Нет, это местные жители.
  
   - А почему вы их не кормите? По виду они очень голодные. Убирайте их всех отсюда. Они отвратительно выглядят. Не желаю с ними знаться.
  
   - Зато они желают. О своих ощущениях расскажете мне потом.
  
   Принцесса закрывает камеру на два замка, внутренний и наружный, удаляется. Назад она возвращается довольно скоро - через три часа. Подойдя к Нижней Башне, останавливается. Ею постепенно овладевает гнев. Деколь сидел на скамеечке под тенью платана, развлекал одновременно трёх девушек. При виде её он обрывает разговор, поднимается.
  
   - Разрешите вам представить Айзат, Жейлу и Джифин, - как ни в чём не бывало, говорит он.
  
   В первый момент от возмущения она не может вымолвить ни слова.
  
   - А её как зовут? - задаёт вопрос одна из троицы.
  
   - К сожалению, не могу сказать. Она - дочь короля.
  
   - Ох, извините, ваша милость! Это такая неожиданность для нас.
  
   Все трое вскакивают на ноги.
  
   - Мы удаляемся. Приятно было с вами познакомиться, Рюэль!
  
   - Взаимно. Надеюсь, мы продолжим знакомство?
  
   - Непременно... но вряд ли вам позволят.
  
   - Какие наглые девицы, никакого почтения, - соизволяет произнести принцесса.
  
   - Они - свободно мыслящие.
  
   - Чувствуется. Где вы их откопали?
  
   - Нигде. Они проходили мимо. Я пригласил их посидеть со мной. Они согласились. Лучше общаться с ними, чем вашими полукрутиками. Кстати, единственная причина, по которой я не дождался вас там, удрал оттуда.
  
   - Как вам удалось выйти из камеры?
  
   - Это моё "ноу-хау".
  
   - Что означает неизвестное мне, употреблённое вами, слово "ноу-хау?"
  
   - Технический секрет, идея которого становится доступна всем после того, как он будет запатентован.
  
   - Сейчас я его раскрою, - угрожающим голосом обещает её милость.
  
   - Пробуйте.
  
   Принцесса внимательно осматривает оба замка, двери, как с наружной, так и внутренней стороны. Нигде никаких следов, которые бы свидетельствовали о попытке взлома. Тщательному осмотру подвергаются также стены, потолок, затем очередь доходит до пола.
  
   - Если вы ищете аборигенов каземата, полукрутиков, - позволяет замечание юноша, - то напрасно. Я их ликвидировал всех от первого до последнего.
  
   - То есть, как это ликвидировал? Что означает это странное слово?
  
   - Оно вам тоже неизвестно?
  
   - Иначе я разве спрашивала бы?
  
   - Ликвидировать означает уничтожить.
  
   - Как?
  
   - Способом, являющимся моим вторым "ноу-хау".
  
   - Издеваетесь надо мной?
  
   - Что вы, ваша милость! Это не издевательство, попытка посмеяться над вами, или оскорбить, нечто совсем иное. По необъяснимой, мне самому непонятной причине, мне нравится ставить вас в тупик. Эту линию поведения, на которую я настроился в настоящем, я постараюсь продолжить и в будущем.
  
   - Я, в свою очередь, постараюсь, чтобы у вас не было такой возможности. Вы свободны. Можете отправляться на Праздник Цветов.
  
   - Спасибо! Надеюсь, мне там крупно повезёт, моей невестой станет самая лучшая девушка королевства, вам представится возможность поздравить меня с невероятной удачей.
  
   - Я посмеюсь от души, когда вам попадётся уродина.
  
   - Позвольте сделать вам замечание. Какая вы нелояльная! И почему судьба свела меня с вами? Первым человеком, которого я увидел в этом королевстве? Совершенно не понимаю её выбора.
  
  
  

Глава 5

Великий праздник цветов

  

Часть 1

Вторая горваночка

  
   В полдень с последним ударом церковных колоколов в королевстве Ора Пур начинается Великий Праздник Цветов. Справляется он раз в четыре года. Рюэль Деколь идёт аллеями парка, разглядывает фантастические фигуры, создания рук искусных садовников из самшита, биоты восточной, других кустарников. По цветку, который ему вручили у Восточных Ворот, он должен найти девушку с точно таким же цветком, познакомиться с ней, её родителями, неделю пожить в её доме. Она - его невеста сроком на один год до следующего Праздника Цветов, уже обычного. Цветок, доставшийся Деколю, гиацинт. Найти человека, нужного тебе, не такая простая задача. Отмечались случаи, когда за все четыре дня Великого Праздника Цветов или три дня обычного нужные пары так и не находили друг друга. Королевский парк огромен, гуляют в нём без исключения все, слепой случай может развести тебя со своей судьбой. Вот почему в поиски человека с нужным цветком активно включаются все: родственники, друзья, знакомые, дети. Деколь был один, но ему необыкновенно везёт. Полчаса не больше сидит он на скамейке, любуется необычным зрелищем, едва поднимается, чтобы идти дальше, нужная девушка, его судьба, сама выскакивает на него из боковой аллеи. Волосы иссиня-чёрные, сарафан девушки-крестьянки вздувается, как у куклы-матрёшки, глаза игривые. С радостным возгласом она загораживает ему дорогу.
  
   - Что я вижу! Не может быть! Мой цветок у тебя!
  
   - Плохо видите, - холодно отвечает юноша, - не совпадает цвет, очертания, ничего не совпадает.
  
   И, действительно, в мгновение ока у лепестков его цветка изменяется окраска, форма. Беспрепятственно он проходит мимо опешившей девушки, своего двойника. Хотя это и запрещено, и строго карается, она - обманка, подставка, широко распространённый в народе приём для перехвата нужного жениха. Деколю становится понятно, почему и в этом, и в соседних государствах выращивается огромное количество разнообразных цветов, сорта их засекречиваются. Через двести шагов от места встречи, спустя час, он наталкивается на вторую, почти полный антипод первой. Эта, ни на кого не обращая внимания, сидит с книгой в руке, мини-юбка оголяет её ноги полностью. Девица красива, в разговор с ним не вступает, у неё его цветок... и она опять не настоящая. Деколь беззвучно проходит мимо неё. Кто-то затеял с ним крупную игру, заманивает в ловушку. Подтверждение своим мыслям получает почти сразу. Пара волосатых мужских рук грубо ухватывает его за рубашку.
  
   - Вот он! Попался!
  
   Рядом с монахами, зажавшими его в тиски, стоит ещё по одному их собрату.
  
   - Кто он? - с иронией спрашивает юноша.
  
   - У тебя её цветок. Знаешь, сколько мы облазили здесь, прежде чем нашли тебя? Все башмаки посбивали.
  
   - Придётся вам сбивать, а также стаптывать их дальше.
  
   - Это почему? - угрожающе спрашивают у него.
  
   Деколь смотрит на белобрысую уродливую девицу. Он должен возмутиться, увидев её? На него можно было сразу воздействовать силой? Нехитрая тактика.
  
   - Цветок не тот.
  
   - Тот. Тот.
  
   - Ну-ка, выведите ваше сокровище из тени на солнце. Видите? У меня он светится насквозь, каждая жилочка внутри видна, розоватый он, а у неё глухой, будто вырезан из бумаги, и чёрный. После этого вы будете утверждать, что у нас одинаковые цветки? Поищите другого дурака для вашей красавицы.
  
   Его решительность приносит результат. Остолбеневшие монахи остаются на месте, он уходит от них. Подумав, он решает прекратить чужую игру. Раздвигает руками плотную массу биоты восточной, проходит за живую изгородь, скрывается от людских глаз. Идёт по газону мимо удивительно ажурной голубой мимозы, глаз не оторвать, до чего она изящна, воздушна. Выходит на извилистую, предназначенную только для обслуживающего персонала, тропинку. С полчаса идёт по ней. В итоге попадает на небольшую лужайку. Здесь стоит, - классификатор подсказывает, - дерево каркас. В живописной беседке из бамбука, оплетённого цизеей, симпатичная девушка с гиацинтом в волосах. Рюэль направляется к ней и, по мере того, как он подходит, она опускает голову ниже. На ней изящное, точно по фигуре, платье, цвет нежный бирюзовый, окаймлено по кромкам лазурью. Волосы чёрные, очень пышные. Глаз не видно, прячет. Деколь смело подходит к своей избраннице. Безупречно работающие следящие системы подсказывают, что на этот раз совпадение сто процентов, она - настоящая.
  
   - Добрый день!
  
   - Здравствуйте!
  
   Девушка по-прежнему созерцает свои ноги.
  
   - Специально спрятались здесь?
  
   - Да.
  
   - Зачем?
  
   - А чтобы меня не нашли в первый день, а, может, и во второй, и вообще.
  
   - С такими настроениями вам надо сидеть дома. Я четырежды продирался через терновник и шесть раз сквозь заросли барбариса.
  
   - А зачем вам я?
  
   - Вытаскивать из меня колючки.
  
   - Почему я?
  
   - Будто не видите.
  
   - Нет, не вижу.
  
   - Но догадываетесь?
  
   - Да.
  
   Девушка поднимает голову, чтобы удостовериться в его словах, тут же со вздохом опускает голову.
  
   - Надо же, как не повезло, - говорит, - попасться в первый день. Я хотела спрятаться в другом месте.
  
   - Пожалуйста, можете перепрятаться.
  
   - Вы разрешаете мне уйти?
  
   - Да.
  
   - Тогда прощайте! Надеюсь, и сегодня, и в последующие три дня мы с вами больше не увидимся.
  
   Девушка убегает от него. Легко и быстро.
  
   Деколь обнаруживает её среди высоченных ремонтантных роз. На маленькой цветочной плантации, умело замаскированной многорядной группой кустов, не было ни одного человека, она одна. Место глухое и девушка явно поражена, когда он, как призрак, вдруг возникает перед ней.
  
  

Часть 2

Выяснение отношений со второй горваночкой

  
   - Приветствую вас снова! Это и есть то место?
  
   - Как вы меня нашли?
  
   - Я потихоньку на цыпочках крался за вами.
  
   - Неправда. Я оглядывалась. Вас не было. И никого.
  
   - Я просто везучий человек. Пошёл наобум и нашёл, - выдаёт он другой вариант.
  
   - Невероятно. Рассказать кому, не поверят.
  
   - Вы, наверное, местная? Знаете каждый уголок?
  
   - Да. А вы?
  
   - Второй день здесь.
  
   - Только не надо обманывать.
  
   - Я? Вас?
  
   - Знаете, почему я прячусь?
  
   - Скажите.
  
   - Из-за этого вот самого цветка; шаг ступишь - давайте меняться, ещё - давайте меняться.
  
   - Почему вы не согласились?
  
   - Надо довольствоваться тем, что тебе посылает судьба, а не химичить. Ненавижу прохиндеев. И затем мне стало интересно, по ком это они все так убиваются?
  
   - Здесь какая-то ошибка - только не по мне, меня здесь никто не знает.
  
   - Сейчас скажете, я первый раз в вашем королевстве?
  
   - Правильно.
  
   - Впервые на Празднике Цветов?
  
   - Тоже верно.
  
   - Не знаете здесь ни одной девушки?
  
   - Всего-навсего одну. И то вряд ли её можно так назвать, скорее всего, она ребёночек.
  
   - Кто это?
   - Младшая дочь короля.
  
   - Ничего себе - пятнадцатилетний ребёночек!.. Да ещё и чей?.. Поздравляю!
  
   - С чем, позвольте вас спросить?
  
   - Вы один день здесь, но уже знакомы с самой красивой и богатой девушкой.
  
   - Ну и что?
  
   - Разрешите подать вам совет.
  
   - Какой?
  
   - Не утруждайте себя знакомствами с другими, по сравнению с принцессой мы все блекнем.
  
   - А при чём здесь она?
  
   - Я догадалась, что за девушки ко мне подскакивали: они - фрейлины принцессы, подосланы ей.
  
   - Одна из них сверхбойкая, другая наполовину обнажённая? А третья уродина?
  
   - Откуда вы это узнали?
  
   - У них был такой же цветочек, как и у вас.
  
   - Уже? Что за люди!.. Но тогда... как же вы на них не клюнули?
  
   - Они мне не понравились.
  
   - Ага, начинается... Сейчас скажете, вас вела ко мне рука провидения?
  
   - Больше, высшего разума.
  
   - Руку и сердце мне сейчас предложите?.. Или неудобно? Немного подождёте?
  
   - ?..
  
   - Как вы думаете, в чём смысл этого праздника? Кстати, я не верю, что вы откуда-то, у вас чистое, без акцента, произношение.
  
   - Я - полиглот.
  
   - На скольких языках говорите?
  
   - На всех, какие есть у вас.
  
   - Думаете произвести впечатление?.. Оно может быть обратным тому, на которое вы рассчитываете. Возвращаюсь к вопросу, в чём смысл этой традиции?
  
   - Вы присматриваетесь к лицу противоположного пола с более близкого расстояния, сравниваете одного с другим, чтобы не ошибиться в будущем выборе.
  
   - Вот именно! Это вы здорово выразили, прямо по-книжному. Но что с чем сравнивать? Вы же одинаковы, как спички в коробке. Вам всем одно и тоже подавай, причём желательно немедленно.
  
   Юноша вздыхает.
  
   - В таких делах мы не властны, мама природа распорядилась.
  
   - Означает ли это, что вы не будете исключением?
  
   - Всеми силами постараюсь подтвердить общее правило.
  
   - Предупреждаю, на этом пути вы ничего не будете иметь.
  
   - Да?.. Ну что ж, не всё коту масленица, бывает и пост.
  
   Девушка чмыхает.
  
   - Оригинально. Откуда такая поговорка? Впервые слышу. Мне импонирует, что вы откровенны, не крутитесь, как другие, слушать противно. Хоть что-то.
  
   Она впервые внимательно взглядывает на своего собеседника, издаёт невольное восклицание.
  
   - В чём дело?
  
   Девушка явно поражена красотой юноши, но уклоняется от признания.
  
   - Да так... Какой вы... исхудавший. Не кушаете?
  
   - Некому кормить.
  
   - Грудное дитя! Вас бы к моей тётушке, она бы вас напичкала.
  
   - Правда?.. Знаете, после ваших слов мне захотелось есть.
  
   - У моей тётушки?
  
   - Да.
  
   - Не выйдет.
  
   - Почему?
  
   - Там о вас думает какая-то девушка, а вы - о ней. У вас иногда такой отсутствующий вид. Вы смотрите сюда или в это место, но ничего здесь не видите, убеждена.
  
   Рюэль смеётся.
  
   - У вас поразительная наблюдательность. Больше этого не будет.
  
   - Вы чем занимаетесь?
  
   - Путешествую. А вы?
  
   - Я - также, но не по земле, а по небу.
  
   - Не понял.
  
   - Я - королевский астроном. Изучаю звёзды.
  
   - Бедненькая!
  
   - Кто - я?
  
   Изумление девушки беспредельно.
  
   - Вы.
  
   - Почему?
  
   Ему приходится уворачиваться от истинного ответа.
  
   - У вас должна быть жуткая скукотища.
  
   - А вы были хоть раз в обсерватории?
  
   - Вы знаете, не припоминаю.
  
   - Сидели за телескопом?
  
   - Вот ещё чего не доставало! По ночам я сплю.
  
   - Тогда для вас не всё потеряно, засоня.
  
   - Не хотите вы сказать, что я должен вставать и ложиться вместе с котами?
  
   - Да.
  
   - Спасибо за такую компанию. Нет.
  
   - А кто меня будет провожать? И встречать?
  
   - Бр-ррр!.. Ночью прохладно? И сыро? И страшно?
  
   - Бывает по-всякому.
  
   - Принцесса дежурит с вами?
  
   - Нет.
  
   - Это решает вопрос.
  
   - Вы отправляетесь к ней?
  
   - Да.
  
   - Милости просим, почему вы стоите?
  
   - Мне нужен начальный толчок, чтобы пойти.
  
   - Пожалуйста, за мной дело не станет.
  
   Девушка подскакивает к нему и... попадает в объятия. Одной рукой Рюэль мягко обнимает её за талию, другой - за шею. Согласно обычаю хочет поцеловать. С неожиданной ловкостью девушка уворачивается от него.
  
  

Часть 3

Тётушка Калина

  
   - Ах, вот вы какой обманщик! - восклицает он.
  
   Юноша вынимает золотую застёжку с несколькими сапфирами, прикрепляет свой гиацинт на платье девушки.
  
   - Рюэль Деколь! - представляется.
  
   - Рюэль?.. Не ожидала от вас такого коварства.
  
   - Сами виноваты.
  
   - Я? - с возмущением спрашивает девушка.
  
   - Конечно. Незачем было дразнить голодного человека обедами своей тётушки.
  
   - Так вы набросились на меня из-за тётушки?
  
   - Разумеется. А вы что подумали?
  
   - Сейчас я её разыграю.
  
   Они выходят из укромного уголка, свидетеля их знакомства. Только проведя здесь детство, облазив всё вокруг, можно неожиданно открыть его вдруг в гуще леса к своей радости, удивить им своих друзей. Идут по главной аллее. У искусственного водопада встречаются с блестящей процессией. Ядро её составляет три дочери короля, младшая в самом центре. Вся группа проходит мимо, не обратив на них никакого внимания. Увидев, что девушка испытующе смотрит на него, он делает замечание.
  
   - Убедились, как вы неправы?
  
   - В чём?
  
   - Она даже не заметила меня.
  
   - Меня - также, а обычно здоровается. Ваш вывод?
  
   - Она хочет, чтобы меня полюбили вы.
  
   - Вот как вы всё переворачиваете... Где вы остановились, господин путешественник?
  
   - Первую ночь я провёл... там.
  
   Он указывает рукой в неопределённом направлении.
  
   - Не поняла. Где там?
  
   Приходится отвечать на вопрос.
  
   - Во дворце.
  
   - Ну?.. Кто вас туда устроил?
  
   - Она.
  
   - Кто она?
  
   - Принцесса.
  
   - Какая? Там их было три?
  
   - Младшая.
  
   - Опишите её.
  
   - Вы не верите мне?
   - Кое-что мне кажется странным, поэтому я проявляю такую дотошность.
  
   - Не проще ли её назвать?
  
   - Ну-ка, попробуйте, а я посмотрю, что у вас получится.
  
   - Эния Дела Пур.
  
   - Поразительно.
  
   - Что именно?
  
   - К тем странностям добавилась эта. Известно ли вам, уважаемый сударь, что имена принцесс никогда, никому и ни при каких обстоятельствах не открываются?
  
   - Кроме ближайшего окружения? Известно.
  
   - А вы всего-навсего второй день в королевстве. Остаётся узнать, каким способом его раздобыли вы?
  
   - Очень простым. Она сама назвала мне его в присутствии папы и сестры Феи.
  
   - А я-то ломаю голову, почему он не спрашивает, как меня зовут?
  
   - Теперь это вам ясно?
  
   - Безо всякого сомнения.
  
   - И почему?
  
   - Какая в этом необходимость, если вы причислены к лику посвящённых? Не каждый удостаивается подобной чести.
  
   - Вы правы. Никакой. Юна. Юночка. Зачем оно мне, ваше имя? Я могу обойтись и без него.
  
   Девушка останавливается.
  
   - Вот как... Можете сообщить, кто меня выдал?
  
   - Могу.
  
   - Кто?
  
   - Икс Икс.
  
   - Достанется этому Икс Иксу, когда узнаю.
  
   Оставшийся отрезок пути до её дома она, видно, пытается что-то разгадать.
  
   - Надо сказать, милорд, вы умеете преподносить сюрпризы.
  
   - Стараюсь найти дорогу к вашему сердцу.
  
   - Это бесполезно, её нет.
  
   - Для всех?
  
   - Кто не интересуется астрономией.
  
   - А если я принесу жертву?
  
   - Какую?
  
   - Огромную. Ради вас как-нибудь когда-нибудь одним глазком посмотрю в телескопную трубу?
  
   Девушка фыркает.
  
   - Одолжили. Бесполезно пытаться, даже и не думайте.
  
   - Полное служение науке? Я догадался?
  
   - Да, - вызывающе отвечает девушка.
  
   Они идут дальше по дороге, усеянной лепестками разных цветов: настурций, вейгел, золотых императорских хризантем, ремонтантных роз, сворачивают у известкового холма, выходят из парка. Дорожка, обсаженная с обеих сторон зизифусом колючим, - пара шипов направлена книзу, другая кверху, попробуй пролезть, - приводит к симпатичному домику из оранжевого туфа. Сверху его накрывали листвой несколько диллений, красивейших деревьев растительного мира. Жёлтые стволы их словно испокон веков предназначены были расти здесь и нигде больше.
  
   - А вы умеете устраиваться, - почти с завистью замечает Деколь. - Что это за птицы на ореховых деревьях?
  
   - Хохлатые гокко. Сама их приручала. Я живу у дяди. Он главный королевский астроном, одновременно Президент Академии. Мои родители умерли от оспы, когда я была маленькой.
  
   Они подходят к двери. Изнутри слышны голоса. "Юноне издавна везёт на Празднике Цветов. В прошлом году, кого бы вы думали, она привела?.. Приглашенного на месяц из Океании Дворцом Искусств художника. И он сам..." "Тсс! Это моя тётушка, - предостерегающе шепчет девушка..." "и его произведения были престранными. Мы долго не могли понять, в чём дело. Оказывается, он втихомолку от всех потреблял сок кактуса лофофоры. По его признанию сюжеты всех своих картин он почерпнул из красочных галлюцинаций, являющихся ему после принятия этого волшебного напитка. Слава богу, наши мастера его быстро раскусили. Он научился ловко работать обеднённой палитрой, использовал при написании картин всего три краски. А в прошлом году, я умру...
  
   Девушка стучит кончиками пальцев по ставню из палисандра.
  
   - Тётушка, а это прилично выдавать чужие тайны?
  
   - А подслушивать, негодница? - слышится в ответ. - Почему одна? Где твой жених?
  
   - Он ещё не родился. Прошу вас. Тётушка, к тебе.
  
   Вошедшая в кухню женщина опешивает. Всматривается в лицо совершенно незнакомого ей человека.
  
   - К тебе, тебе. Из двух девушек он выбрал, у кого ближе перекусить.
  
   - Понятно. Ты не при чём?
  
   - Вынуждена признать, у него мой цветок.
  
   - Я подумала, ты прихватила первого зазевавшегося.
  
   - Тётушка, ты всё шутишь.
  
   - А что мне плакать? Праздник всё-таки. Проходите сюда. Мне всегда приятно покормить проголодавшегося человека. Свои так ничего почти не едят, даром на них готовишь. Сейчас для аппетита вы скушаете у меня несколько свежих стеблей моллюго.
  
   - Тётушка, да он и так голоден.
  
   - Знаю я вас: тут ущипнут, там лизнут, и, - извольте радоваться,- они уже сыты; а куда девать потом, что я приготовила? А вот когда отведаете с укропной водичкой только что срезанного с грядки моллюго, враз позабудете всё, что ели раньше. Будете уплетать у меня, как в первый раз в жизни.
  
   - Зверская штучка, ваше моллюго.
  
   Девушка пытается проскользнуть во вторую комнату, но тётушка, хотя и шурует тарелками, занята стряпнёй, разговором, незаметным изучением незнакомца, настороже, проявляет удивительное проворство, перехватывает её.
  
   - Куда?
  
   - Тётушка...
   - Знаю, знаю, почему ты рвёшься от меня в ту комнату подальше от меня. Ты думаешь, я не заметила той брошечки, которую ты позволила прицепить себе на грудь?
  
   - Но это для её милости.
  
   - Какой ещё милости?
  
   - Принцессы, тётя, младшей дочери короля.
  
   - Что ты мелешь?
  
   - Разве я не говорила тебе, сидящему перед тобой человеку была предоставлена возможность уйти с другой. Она была без цветка, не участвовала в празднике.
  
   - Что-то краем уха слышала.
  
   - Она, другая, как раз и есть принцесса.
  
   - Боже мой, ты отбила поклонника её милости?
  
   - Да.
  
   - Неслыханно. Что теперь будет?
  
   - Сама хочу знать.
  
   - Вы кушайте, не стесняйтесь.
  
   Молодые люди съедают "зверскую штучку", салат из моллюго.
  
   - Добавка кому нужна?
  
   - Спасибо, ты и так наложила, как для топодома.
  
   - Вам?
  
   - И так много.
  
   - Зовите меня просто тётушка Калина.
  
   - Очень приятно, Рюэль Деколь.
  
   - Юнона, веди гостя внутрь. Там покушаете.
  
  

Часть 4

Первый контакт с учёными Горваны

  
   Молодые люди входит в большую гостиную. Художественный паркет из жёлтого махагони был тщательно отполирован и по-праздничному сиял. Несколько столов из редкой разновидности зелёного эбена были расставлены вкруговую, буквально задавлены яствами. В вазах, вазочках, хрустальных посудах из цветного стекла всевозможных форм размещались дыни папайи, плоды мангустана, золотого апельсина кинкана, сметанного дерева, шарики мармеладного эгле, евгении. Огромные помпельмусы, плоды дуриана лежали прямо на столе. "Саподилла", "звёздчатое яблоко", была красиво нарезана ломтиками и разложена в розетках. Здесь можно было увидеть капусту всех сортов: кергеленскую, кольраби, брокколи; цветные сыры и масла, окрашенные алым соком кошенильного кактуса. В зале оказалось неожиданно много людей, практически вся академия. По-видимому, разговор на кухне ими не был пропущен. Девушка невольно розовеет от множества направленных на неё глаз.
  
   - Уважаемые гости! Дядюшка! Позвольте представить вам Рюэля Деколя. Он всего второй день у нас, но уже принят во дворце. Самое интересное, он наш собрат по науке.
  
   - Вот как.
  
   Седоватый, полноватый, приветливый мужчина, дядюшка Юны, протягивает юноше руку.
  
   - Будем знакомы, Трол Акопыч!.. Рюэль, позвольте так вас называть, какими науками вы занимаетесь?
  
   - Всеми без исключения.
  
   - Гм... Но есть, наверное, одна, которой вы отдаёте предпочтение?
  
   - Да, звёздной астрономии.
  
   Трол Акопыч смеётся.
  
   - Понимаю, вы узнали, моя племянница работает в обсерватории, занимается сейчас светимостями звёзд... Придётся посадить вас рядом. Мы тут группируемся за столом по общности интересов.
  
   - Благодарю вас.
  
   - В ваше отсутствие мы говорили о некоторой экстравагантности ниспосылаемых Юне женихов.
  
   - Боюсь, я попаду в их число.
  
   - Вы увлекаетесь соком лофофоры? - с испугом вопрошает Трол Акопыч.
  
   - Не пробовал его ни разу.
  
   - Вы будете каждый вечер затевать драку с мальчишками самовозгорающимися плодами капайферы и подожжете сад, того хуже, огород нашей хозяйки?
  
   - Вряд ли.
  
   - Страдаете какими-нибудь причудливыми заболеваниями?
  
   - Я здоров.
  
   - Тогда всё в порядке, - решает Трол Акопыч. - Издалека к нам прибыли?
  
   - Не очень.
  
   - Откуда?
  
   - Группы галактик Вирго.
  
   В комнате раздаётся дружный смех.
  
   - А вы шутник, однако... Наши философы могут о многом вас спросить. Вот их представитель, Трак Так Такыч. При общении с ним мы просто именуем его Так Такыч, или ещё короче - Такыч. Недавно он выступил с блестящим докладом о том, что Вселенная бесконечна, едина и неделима, создана Всевышним.
  
   - Чем вы, как астроном, объясните черноту ночного неба?.. Самый элементарный подсчёт показывает, что оно должно излучать света больше, чем солнце?.. Почему не бесконечна величина тяготения? У первой планеты смещение перигелиев 5600 секунд за сто лет вместо 5558? Откуда избыток в сорок две секунды?
  
   - Э-э-э, молодой человек, - подаёт голос Так Такыч. - Кто к кому прибыл вы к нам или мы к вам?
  
   - Я к вам.
  
   - Вот мы вам этот самый вопрос и зададим.
  
   - Не могу с вами согласиться - это ваши домашние неувязки. Но я отвечу. Никакая физическая система, Вселенная в том числе, не может быть бесконечной в абсолюте, иначе на момент её создания потребуются бесконечные силы. Как их организовать?
  
   - Всё в руках божьих. Бог всеведущ, всесилен...
  
   - Молниеносен.
  
   - Что вы хотите этим сказать?
  
   - В противном случае, устраивая дела в одной части вселенной, он подзапустит их в другой, а, так как она бесконечна, хаос воцарится повсюду, получится, Бога как будто и нет.
  
   - Интересная мысль, - подключается к разговору Трол Акопыч, - но молниеносность и бесконечность, исключающие друг друга понятия, отсюда следует...
  
   - ...наш юный коллега не из группы галактик Вирго, а местечка Ша-де-Крэ, - заканчивают за него речь.
  
   Следует всеобщий смех. Юноша смеётся вместе со всеми.
  
   - Друзья! - Трол Акопыч поднимает бокал. - Предлагаю выпить за Юнону, её нечаянного избранника. За юность! Счастливая, незабываемая пора. Очень жаль только, что она быстро проходит.
  
   Гости поднимаются. Поочерёдно подходят с поздравлениями. В тонких хрустальных бокалах холодное пальмовое вино. Для смягчения его крепости у каждого прибора стоят графины с гранадином, рубиновым гранатовым соком. Рюэль отпивает чуть-чуть вина, хочет поставить бокал, но руку его перехватывают.
  
   - Так не положено, до дна.
  
   - Я захмелею.
  
   - Дальше что?
  
   - Полезу целоваться.
  
   - Ничего, я тебя образумлю.
  
   Приходится ему выпить.
  
   - Что на меня смотрите?..
  
   - Раздумываю - сейчас или немного подождать, когда действительно окосею?
  
   Девушка чмыхает. Она не лишена чувства юмора.
  
   - Закусывайте.
  
   - Чем?
  
   Юнона подвигает к нему ближе плетёную корзиночку с плодами конфетного дерева. Подаёт пример.
  
   - Итак, мы знакомы с группой галактик Вирго? - начинает она разговор.
  
   - Знакомы, - безмятежно подтверждает он.
  
   - И со смещением перигелиев?
  
   - И с ними.
  
   - Недурно для путешественника, полиглота. Можно один вопросик?
  
   - Если он несложный.
  
   - Вы отличите созвездие Кошки от созвездия Мышки?
  
   - Думаю, что да.
  
   - Ну-ка?
  
   - То, которое ловит Кошка, убегает - Мышка.
  
   - Нет, - торжествующе объявляет девушка.
  
   - Неужели наоборот?
  
   - Нет ни того, ни другого - я их выдумала.
  
   - Чтобы проверить меня?
  
   - Да.
  
   - И я не выдержал проверки?
  
   - Увы! Человеку, летающему в другие миры, не мешает знать основные ориентиры.
  
   - Скажите, а вы сумеете добраться отсюда до Калимантана?
  
   - Да.
  
   - Вы знаете туда дорогу?
  
   - Нет.
  
   - Вас довезёт туда кучер. В точности также и я мог прибыть сюда, как пассажир.
  
   - Думаете, выкрутились?
  
   - Думаю. Могу дать и другой ответ.
  
   - Какой?
  
   - Из тех краёв, если смотреть сюда, созвездия выглядят иначе, называются по-другому. Там вполне может быть и Кошка, и Мышка, и Жучка.
  
   - Сообразил всё-таки! - с досадой восклицает девушка.
  
   По губам юноши проскальзывает улыбка.
  
   - Вы где собираетесь жить?
  
   - А какие у вас порядки?
  
   - Некоторое время вы можете пожить у меня.
  
   - Какое?
  
   - Пока вы не соскучитесь по принцессе или она по вас.
  
   - Я не соскучился. Дальше что?
  
   - Можете пожить со мной.
  
   - Как долго?
  
   - Не свыше недели. Правда, иногда невеста выставляет своего жениха в первую же ночь.
  
   - Он храпит во сне?
  
   - Нет, у него не всё в порядке по части благоразумия.
  
   - А это как?
  
   - Вот так.
  
   - Ясно.
  
   - Что вам ясно?
  
   - Мне надо при первой вашей попытке заглянуть в будущее выставить вас за дверь.
  
   - Ну, господин насмешник! Видимо, у себя дома вас мало наказывали девушки.
  
   - Совсем не наказывали.
  
   - Они безропотно подчинялись вам?
  
   - Нет, не видят меня совсем.
  
  

Часть 5

В роли посла

  
   Рюэль Деколь протягивает девушке небольшую, зачернённую сумаховым лаком пластинку. На одной стороне её вытеснены сияющие золотом слова: "Чрезвычайный и Полномочный Посол. Содействовать всюду. Всем", на другой - гербы государств, входящих в Большой и Малый Круги.
  
   - Ясно теперь почему вы из группы галактик Вирго, - вырывается у неё.
  
   Деколь сдержанно улыбается.
  
   - Меня мучит один вопрос. Вы не объясните мне, каким образом вы выбрали меня из троих в парке?
  
   - Вы любите запах душистой резеды?
  
   - Обожаю.
  
   - У меня тонкое обоняние. Я ориентировался на этот запах.
  
   - Почему не фиалки, бархатца, колумнеи?
  
   - Цветок, доставшийся мне, кто держал в своих руках?
  
   - Отвернитесь на секунду... Поворачивайтесь. Будьте любезны, определите, чем от меня пахнет?
  
   - Геранью.
  
   Девушка разжимает кулак. На ладони у неё полусмятый листок герани.
  
   - Никогда бы не поверила, что человек способен на такое.
  
   - Он способен и на большее.
  
   - Понимаю, очаровывать принцесс? Будущих наследниц престола?
  
   - Нет, простых смертных.
  
   - Ну, Деколь! Специально поддеваете, чтобы я, как следует, занялась вами?
  
   - Да.
  
   - Потом не жалуйтесь.
  
   - Договорились. Теперь скажите, вы нарочно дразните меня ею?
  
   - Да.
  
   - Зачем?
  
   - Хочу, чтобы вы признались.
  
   - Оригинально. Вам? В любви к дитяти женского пола? Оставьте её в покое. Пусть она немножко подрастёт. Юнона, вынужден вас огорчить, вы не в курсе происходящего, ошибаетесь. Принцесса здесь не при чём.
  
   - Можете доказать?
  
   - Запросто. Манипуляцию с цветами устроил Евасуил Кир, а способствовали ему продажные женщины из тайного борделя монахов в Клуи.
  
   Юнона открывает и закрывает рот, но не произносит ни слова.
  
   - С какой целью? - сформировывает, наконец, вопрос.
  
   - Если бы я клюнул на его приманку, у неё дома меня встретило бы несколько здоровенных мужиков в чёрных рясах, дальше - застенок, дыба.
  
   - В чём ваша вина?
  
   - Они ищут способ переустроить дела в королевстве. Исторически сложилось, что их роль в нём не так значительна, как того им хотелось бы. В подобном положении вещей они виноваты сами. Предков жителей королевства они обманом, хитростью загнали в наиболее гиблые места. Они сами не последовали за ними, издали наблюдали, как те вымирают толпами. Когда их осталось совсем мало, силой блокировали выход из болотистых мест. Началась война. В итоге, всех притеснителей, недоброжелателей доведённые до отчаяния люди вышибли за пределы водного кольца, отгородились от внешнего мира неприступной стеной. Королевство стало наиболее значительным, процветающим. И тут церковники спохватились, осознали, неправильную вели политику. Замечу, очень странную для исповедуемой ими веры.
  
   - Во всех дикостях виноваты Зурисы, агрессивные, нетерпимые к инакомыслящим. Их была целая плеяда, руководителей церкви. Они не выпускали бразды правления в течение нескольких столетий. Деяния их давным давно осуждены всеми, церковью - тоже.
  
   - Не торопитесь делать выводы, исходя из поверхностных, а не глубинных фактов. Я лично не вижу разницы между зурисами и незурисами, верховенствующими сейчас.
  
   - Политика мягче.
  
   - Правильно. Надо быть терпимыми, войти снова в доверие, сплести нужную интригу, и взорвать обстановку, добиться своего.
  
   - Господин дипломат, если бы вы знали, как нас всех в Академии волнует эта тема, не могли бы вы раскрыть её конкретнее и более полно?
  
   - У короля нет сыновей. Он болен. После его смерти престол перейдёт к старшей дочери Эльвире.
  
   - У вас неверные сведения. Отец в натянутых отношениях с ней. Он благоволит другой. Сказать, к кому?
  
   - Не надо. Она, эта другая, не угодна духовному ордену, у неё нет соответствующего почтения к нему.
  
   - Настолько всё серьёзно и беззаконно?
  
   - А вы как думали? Цель того стоит. Можете ответить мне на один вопрос. Кто разрешил поселиться здесь в королевстве этим двум прохвостам Кирам, да не одним, а с многочисленной братией? Под разными предлогами, зачастую и без них, количество её неуклонно возрастает?..
  
   - Это была уступка Их Величеств в ответ на соглашение пропускать обозы с товарами в дальние, богатые края, не нападать на них. Нам кажется, они до сих пор сожалеют о ней.
  
   - Ещё бы не сожалеть. Собственными руками вырыл себе могилу, и теперь время от времени заглядывает в неё.
  
   - Простите, а как здесь завязаны вы?
  
   - Это долго рассказывать.
  
   - Но они вас всё равно схватят.
  
   - Я осложнил им задачу. Заимел невесту, вас.
  
   - А также принцессу?
  
   - Юнона, вы ошибаетесь. Отношения между нами развиваются совсем в ином русле, чем вы думаете. Они хотят повторить ситуацию с Шеля Рэ.
  
   - Вы меня озадачили. Какое отношению к нему имеете вы?
  
   - Непосредственное. Я побывал там же, где он.
  
   - В аллювиале на Зиде? С ума сошли?
  
   - По незнанию.
  
   - В таком случае с ума сошла она. Вы были захвачены ею в плен?
  
   - Да.
  
   - Моя мысль подтверждается. Мне теперь понятно, почему на вас идёт охота. Они хотят знать точно, с каким государством наше королевство заимеет конфликт, если вас четвертовать?
  
   - Правильно.
  
   - Я понимаю также принцессу. Вы позволите мне говорить откровенно?
  
   - Естественно, так мы быстрее придём к согласию.
  
   - В нашем королевстве, соседних государствах есть, конечно, красивые парни, но такого, как вы... вряд ли где отыскать. Лично я подобного вижу впервые.
  
   - Я польщён. Мои шансы в отношении вас возрастают.
  
   - И напрасно. Они давным давно упали до нуля. Слушайте дальше. Если следовать логике, попытаться отыскать для вас подходящую пару, наиболее приемлемой окажется одна девушка, она, Эния. Вы с ней изумительно подходите друг к другу. Эту вещь она осознала, видимо, с первого взгляда на вас, и не смогла удержаться от соблазна, совершила явную глупость. Я представляю, какие апартаменты были предоставлены ею вам на ночь.
  
   - Лучше не спрашивайте, мне неудобно будет отвечать.
  
   - Она вам ещё подосаждает и не один раз.
  
   - Правда? И до каких пор она будет мучить меня?
  
   - Пока вы не признаете, лучше её нет никого на свете.
  
   - Нет.
  
   - Вы не согласны?
  
   - Её интересует то же самое, что и монахов: кто я, откуда.
  
   - Вы кому морочите голову?
  
   Юноша осматривает девушку с ног до головы и обратно.
  
   - Шепелевой Юноне Анисимовне.
  
   - Смотрите, он всё обо мне знает.
  
   - О ней - также.
  
   - Кроме главного. Она положила на вас глаз. Узнать для неё кто вы - раз плюнуть.
  
   - Нет. Мною приняты специальные меры конфиденциальности. Я прибыл сюда инкогнито. Никто, никогда не определит кто я такой, откуда.
  
   - А также с какой целью прибыли сюда?
  
   - Верно.
  
   - О ней вы сейчас скажете мне.
  
   - Вам с огромным удовольствием, но не ей. Над этой задачей она как раз тщетно бьётся. На полную мощность загрузила секретную службу.
  
   - Слушаю вас.
  
   - Я прибыл сюда с единственной целью - очаровать вас.
  
   - Можете дальше не трепыхаться. Она вами достигнута.
  
   - И вы моя?
  
   - Вся, целиком, вместе с потрохами. А вот вы - не мой. Кому принадлежите, с ходу не сообразить. Они разработают другой план?
  
   - Да, чтобы выбить из меня нужные показания силой.
  
   Девушка порывисто хватает его за руку.
  
   - Вас нужно спрятать, иначе вы пропали.
  
   - Это идея.
  
   - Сбегаем отсюда?
  
   - Как?
  
   Трол Акопыч выручает их.
  
   - Моей племяннице, кажется, сопутствует удача, - произносит он, взглянув на них, - несмотря на удалённость нашего гостя...
  
   - ... различия в языке, - со смехом подсказывают ему.
  
   - ... анатомических и прочих...
  
   - ... она наладила Контакты с Пришельцем.
  
   Юнона делает знаки дядюшке.
  
   - Понял? Вы задумали оба удрать от тётушки Калины?
  
   - Да.
  
   - А ты знаешь, что она сегодня в ударе и её гнев падёт на нас?
  
   - Скажите, он не наш, не смогли удержать, сам ушёл, меня захватил.
  
   - А что? Это - мысль. Попробуем разыграть её.
  
   Молодые люди пролезают в окно, исчезают в кустах золотого дождя. Некоторое время бегут, опасаясь перехвата, затем переходят на шаг. Дальше идут спокойно. Девушка поглядывает на своего спутника, явно желая о чём-то его спросить, и, наконец, решается.
  
   - Что вам известно обо мне?.. Выкладывайте.
  
   - Обижаться не будете?
  
   - Постараюсь.
  
   - Один молодой человек очень сильно влюблён в вас.
  
   - А-а-а... Кто?
  
   - Кадерий Пац. Он ваш кузен и сейчас в беде.
  
   - Вечно приходится его выручать. Что с ним на этот раз?
  
   - По жребию ему попалась кухарка, претолстая баба, намного старше его возрастом, но девушка. Его сейчас обхаживают и она сама, и вся семья.
  
   - Недотёпа, не мог увернуться.
  
   - О, там всё хитро было поставлено. Его загоняли, как зайца, всей роднёй. Он улепётывал изо всех сил, пока не выдохся. Когда из него вышел последний дух, тут его и взяли тёпленьким.
  
   Юнона рассмеялась.
  
   - Представляю.
  
   - Его надо выручать, он этого не переживёт.
  
   - Чего - этого?
  
   - Не видеть вас несколько дней, не знать, что с вами, а главное, с кем вы. Не жизнь сейчас у него, а сплошная загадка-мучение.
  
   - Пустяки. Обойдётся.
  
   - Вы жестоки к ближнему своему.
  
   - А вы - к ближней.
  
   - Юнона!
  
   - Что?
  
   - Опять?
  
   - Да.
  
   - Почему?
  
   - Вам нравится, когда я говорю о ней. Вы с таким усердием открещиваетесь от молоденькой, изумительно красивой, обаятельной, богатой девушки, да ещё и на основании смехотворной причины - "она ребёночек", подозрения - они возникают сами собой.
  
   - Я буду дразнить вас Пацем.
  
   - Сколько угодно.
  
   - Он очень опасается, вы измените своё отношение к нему.
  
   - Естественно. Я оскорблена в своих лучших чувствах, променять меня на какую-то толстушку. Теперь я всегда буду отсылать его к ней.
  
   - Но он искренне любит вас.
  
   - Так что?.. Я его не люблю.
  
   - Скажите прямо, чтобы он не мучился.
  
   - Комедия. Буду ходить, и говорить налево и направо: "я вас не люблю, я вас
   не люблю".
  
   - Значит, он не один?
  
   - Их куча, - равнодушно констатирует девушка.
  
   - А вы опаснее, чем я думал. Как вы поступите со мной?
  
   - С вами?
  
   Девушка задумчиво смотрит на него. Улыбнулась своим тайным мыслям один раз, другой.
  
   - Есть одно лесничество неподалеку. Управляет им наш дальний родственник. Можно спрятать вас там.
  
   - Место безопасное?
  
   - Лучше быть не может. Охраняют его лопарды. Посторонний туда не пройдёт. Никто не узнает, где вы.
  
   - Вы ошибаетесь. О моём местонахождении поведают вон те два господинчика, которые постоянно, украдкой следуют за нами от самого вашего дома.
  
   Девушка оглядывается назад, присматривается.
  
   - Вы правы. Мы - под наблюдением.
  
   - Как жених, я вношу в ассортимент приятное разнообразие, не правда ли? - спрашивает он. - Давайте сделаем так, я вас не устроил чем-то, мы прощаемся с вами сейчас, расходимся в разные стороны. Из-за меня впоследствии у вас не будет никаких неприятностей.
  
   - Нет!
  
   - Нет? Что тогда да?
  
   - Идёмте сюда. Свернём здесь. Прячемся!
  
   Они ныряют в зелёную стенку из бересклета, невидимые, замирают там. Проходит всего несколько минут. Появляются два человека. Они растерянно оглядываются во все стороны. Пожестикулировав, на развилке дорог разделяются, бегут каждый в свою сторону, исчезают.
  
   - Вот и всё! Теперь - в лесничество!
  
   - Не могу.
  
   - Почему?
  
   - Вам угрожает опасность.
  
   - Чепуха! Я не одна. У меня есть друзья.
  
   - Да?.. Мою миссию они возьмут на себя?
  
   Девушка молчит.
  
   - Видите, прятаться мне нельзя. Огромное спасибо за поддержку. Откровенно сознаюсь, я не так беззащитен, как кажется. Соглашался я с вами потому, хотелось лучше узнать вас. Идёмте.
  
   Он выводит её из зелёного убежища на радость одного из шпиков, догадавшихся вернуться назад.
  
  

Часть 6

Спасение горванского мальчика

   |
   - Там кто-то нуждается в помощи. Слышите стоны и плач?
  
   - Нет.
  
   - Подойдёмте ближе к тому дому.
  
   - Да, теперь слышу, - говорит девушка.
  
   В тупике переулка они видят дом из нежно-сиреневого камня. Невысокий, аккуратный заборчик вокруг него. Во дворе три дерева-коровы. Под одним из них лежит стонущий мальчик лет девяти, а вокруг него повсюду на заборе, земле, ветках деревьев огромнейшее количество мальчишек и девчонок. Здесь же стоит заплаканная черноволосая девушка.
  
   - Здравствуйте! - говорит Деколь. - Что здесь происходит?
  
   Никто не отзывается.
  
   - Подойдём ближе. Здравствуйте! Что здесь происходит?
  
   - Не видишь?.. Умирает, - с неохотой отвечает один из мальчишек.
  
   - Такой молодой? Не может быть!
   - Очень даже может.
  
   - Интересно. Я до сих пор думал, умирают только седые беззубые старцы, а не такие мальцы. Из-за чего он решил покончить счёты с жизнью? Несчастной любви?
  
   Несколько мальчиков и девочек засмеялось.
  
   - Упал.
  
   - Сковырнулся в дерева, на котором ты уверенно сидишь сам? Или ты его спихнул?
  
   - Нет, мы были в джунглях, где прошли топодомы и разрушили бамбуковод. Мы отремонтировали его, а вот он сорвался - и прямо в крапивную смерть.
  
   - Что ты называешь крапивной смертью - лапортею гигантскую или лапортею сильножгучую?
  
   - Я не разбираюсь в названиях.
  
   - Скверно. Деревья, змей, букашек разных надо знать, и не просто кабы как, а по имени-отчеству.
  
   Теперь уже большинство ребятишек на ветках дерева и заборе прыснуло. Малец, который заговорил с ним первым, опять остался серьёзным.
  
   - Зато я принёс ветку, - обиделся он.
  
   - Покажи мне её... Лапортея сильножгучая. Плохо его дело, от её ожогов можно того... отправиться на тот свет и не вернуться обратно. Остаться там навсегда.
  
   - Это мы и без тебя знаем.
  
   - Вы старались удержать его здесь?
  
   - Да.
  
   - Чем?
  
   - Давали семена квассии цедроновой от змеиных укусов, отвар из корня таинственной гугонии, настой мандрагоры.
  
   - Молодцы!.. Средство против укуса крокодила, наступа бегемота не давали?
  
   - Н-нет... А разве такое бывает?
  
   - К счастью, для этого мальчика нет, а то бы вы ими укормили его, знахари вы волшебные.
  
   - А ты кто такой выискался, чтобы ругаться?
  
   В разговор вступают другие товарищи пострадавшего.
  
   - Путешественник я, ребята. В своих скитаниях видел растения, перед которыми ваша крапивная смерть - бледная немочь. Она бы сразу скукожилась перед ними. Вот если бы он в них шухнул, что было бы, что было бы... Не буду вас пугать. Скажу только, у меня даже есть подходящее средство от ожогов-укусов тех растений. Оно будет посильнее вашей квассии с гугонией. Сейчас поищу его.
  
   - Врёшь!
  
   - Ай-я-яй! Кто учил тебя так разговаривать с незнакомыми людьми?.. Что такое? Пожалуй, ты прав: я заврался. В этом кармане его нет. В этом - тоже. Куда же оно подевалось? Дома забыл? Нет, помню, я его брал. Потерял по дороге, пока шёл сюда? Слушай, а, может, это ты его спёр? Знал, у меня его нет, поэтому и обозвал меня вруном?.. А, вот, извини, зря я на тебя набросился. Нашёл. Во внутреннем кармане оно притаилось. Не хотело лечить этого мальчика. Давай-ка проверим ловкость твоих рук. Лови его!
  
   Спрыгнув с ветки, мальчишка ухватывает на лету длинный зелёный флакон. С недоумением вертит его в руках.
  
   - Дави его изо всей силы. А вы чего уставились? Помогайте ему. Он сам откроется, оттуда полезет паста. Втирайте поскорее её во все покрасневшие места. Девчонки, вы тоже помогайте, иначе он отправится в дальнюю путь-дорогу, откуда нет возврата, ни одной из вас не достанется... Вначале тебе будет больнее прежнего, потерпи, слышишь? Потом полегчает.
  
   Пара, затем другая, третья проворных ребячьих рук смазывают янтарной, вспучивающейся на глазах, массой обожжённое тело пострадавшего. Тот взвывает от боли. Глаза его закатываются. Тело начинает конвульсивно дёргаться в судорогах.
  
   В испуге все замирают.
  
   - Не останавливайтесь! Продолжайте и поэнергичнее, - командует юноша.
  
   На лице, всём теле пострадавшего выступает пот. Затем он умолкает.
  
   - Тебе легче? - с тревогой спрашивают у него.
  
   - Да. Спасибо, дяденька! Я чуть было не помер. Если бы не вы...
  
   Он заплакал.
  
   Черноволосая девушка срывается с места, подбегает к забору.
  
   - Неужели есть надежда?.. Наш лекарь сказал, против этого не выдумано средств.
  
   - Правильно он говорил, но я ему даю не против этого, а против другого, более страшного.
  
   - Лекарство дорогое? Сколько его надо?
  
   - Того, что втёрли, достаточно. Можно ещё разок упасть в крапивную смерть. Сохраните на всякий случай.
  
   - Что я могу дать вам взамен?
  
   Она подбегает к Юноне, что-то горячо шепчет ей на ухо. Та толкает рукой Рюэля.
  
   - Иди за ней в дом. Она хочет поблагодарить тебя... наедине.
  
   Юноша мешкает.
  
   - Иди, я подожду.
  
   Деколь уходит. Через минуту возвращается.
  
   - Пойдём.
  
   - Что так быстро?
  
   - Она угостила меня соком дерева-коровы. Вкусно. Хочешь, для тебя вынесу?
  
   - Нет, я его терпеть не могу.
  
   - Из-за чего?
  
   - В детстве наелась до отвала. После одного из сожжений нечего было есть кроме молока дерева-коровы в чанах. Благодаря нему, мы все выжили, но с тех пор я его не перевариваю. А тебе оно, значит, понравилось?
  
   - Да. Очень. Ну и нравы у вас. Я договорился с ней.
  
   - О встрече?
  
   - Нет, замене.
  
   - Какой замене?
  
   - Она не против, если меня наедине поблагодаришь ты.
  
   - Ах, вот вам чего надо!
  
   Юноша вовремя уворачивается от маленьких кулачков, но всю дорогу до речки ему приходится бежать, да и возмездие, в конце концов, настигает его.
  
   - За что меня избиваешь? - спрашивает он, принимая удары.
  
   - Будешь ещё о таком думать?
  
   - Интересно, кто первый затеял?.. "Кто он вам?" "Кто?.. Брат"... Сестричка мне нашлась!
  
   - Бессовестный! Да ты всё подслушал!
  
   С новой энергией девушка принимается за него и успокаивается лишь, когда он нечаянно, к её удовольствию, влетает в воду. Ему приходится снимать одежду, вешать для просушки на плечо. Под одеждой у него оказывается великолепно развитое тело и мышцы, мышцы. Его внешний вид никого не шокирует. В жарких тропических странах не редкость, когда человек, искупавшись в одежде, следует по своим делам дальше. Попадающиеся навстречу парни поглядывают на него с завистью.
  
   - Пойдём к Заветному, - предлагает Юнона.
  
   Время от времени она оглядывается, убеждается, хвост следует за ними. О том, что на её глазах только что спасли человека, она не произнесла ни слова. Странная, трудно объяснимая логика бывает у некоторых людей.
  
  

Глава 6

Заветное

  

Часть 1

Знакомство с крутыми парнями

  
   Залив на реке. Могучие стены королевского замка погружены в воду. Оранжевый камень их укрывает зелёный наряд из множества лиан семейства каперсовых. Красивые цветы и яркие плоды привлекают внимание насекомых и птиц. Повсюду на прогулочных аллеях разных ярусов, смотровых площадках, местах для отдыха растут дождевые деревья: ночью они складывают листья, днём их огромные плоские кроны дают глубокую тень. Заветное - место сбора молодёжи для встреч, отдыха, купли, мены, свиданий, обмена новостями, всевозможных встреч и заговоров. Оно знаменито также такими людьми как Мосол, Щас Я Те Усмирю, Шкандыба, Цица, Кика, Уюнь.
  
   - Почему здесь много купающихся, а там ни одного человека? - интересуется Рюэль у Юноны.
  
   - Это культурный пляж. Он огорожен тройной металлической сеткой. Здесь купаются все, там - кто хочет испытать свою храбрость.
  
   - Как?
  
   - Они как раз начинают, сейчас увидишь.
  
   Посреди заливчика на сваях возвышался грубо сколоченный помост. Прислонившись к перилам, там стояло несколько парней. Тела у всех, за исключением троих, были словно исхлёстаны плёткой. Внизу под помостом, неугомонные и вездесущие, копошились мальчишки.
  
   - Представляю наших знаменитостей, - говорит девушка, - слева направо: первый - Шкандыба, красные рубцы на ногах; Цица - две полосы поперёк груди; Кика искусан в нижней части, не видно где, но всем сомневающимся он с удовольствием показывает это место; Уюнь - полосатенький в диагональ, словно зебра.
  
   - Рядом с ним кто?
  
   - А, это Пукуша, - с явным презрением говорит девушка. - Этот всегда, если попросить его, издаёт непотребные звуки. Некоторых это очень развлекает.
  
   - Зверинец... Где они так изуродовались?
  
   - Не скажи им так, обидятся смертельно...
  
   - Гляди - начинают.
  
   Один из когорты великих на помосте, Шкандыба, внимательно всматривается в воду, поднимает вверх руку.
  
   - Внимание! - раздаётся зычный голос на противоположном берегу.
  
   Кричит стоящий у корней барабанного дерева парень.
  
   - Это кто?
  
   - Мосол, забыла представить. У него ожоги на спине.
  
   Шкандыба резко опускает руку.
  
   - Пошёл! - диким голосом ревёт Мосол.
  
   Худощавый, незагоревший, с белой кожей парень, житель гор, прыгает с помоста. На его лице явственно обозначается ужас.
  
   - Пошла, провинция! Пошла! - в диком восторге орёт Мосол. - Работай лучше пятками! Быстрей! Ещё быстрей!..
  
   Деколь внезапно замечает, за плывущим стремительно несётся бурое, неясное по форме тело.
  
   - Хопс? - догадывается он.
  
   - Да, гонка не на жизнь, а на смерть.
  
   - А-га-га-га-га! - истошно вопит Мосол.
  
   - Поставлен он туда за лужёную глотку.
  
   Яростными жестами Мосол обозначает добровольному спортсмену, что хопс у него на хвосте, вот-вот стащит плавки. Шкандыба, Цица, Уюнь, Кика, прочие титулованные, ложатся на доски от смеха. Преследуемый, дико оглянувшись, старается оторваться, молотит руками о воду. Его гонит страх. Теперь уже видно, он выигрывает гонку. Мелководье. Песок. Хопсы уже сюда не заплывают. Но не этот. Он следует вплотную. Сильно тормозит. Выворачиваясь наизнанку, набрасывает на спину убегающему парню нечто, похожее на рыбацкую сеть, только красного цвета.
  
   - А-а-а-а-а-а! - раздаётся пронзительный вопль.
  
   Наполовину парализованный, парень останавливается, падает, на четвереньках еле-еле карабкается к берегу; кажется, что всё, ему не вырваться. Но здесь вступает в силу людская солидарность. К нему с криками бегут. Схватив за руки, ноги, буквально силой отдирают его от хопса, вцепившегося в него мёртвой хваткой. Уводят на берег, где он, обессиленный, не может даже стоять на ногах, в изнеможении падает на песок, тяжело дышит.
  
   - Молодец! - горланит Мосол. - Ушёл от самого Кровавого Жо!
  
   Он хватает две палки. С силой бьет ими по полому стволу барабанного дерева. Низкий рокот плывёт над водой - салют в честь храбреца.
  
   - Несчастные случаи были?
  
   - Сколько угодно, особенно с участием этого самого Кровавого Жо. Другие хопсы как бы признают правила игры, становятся в отдалении и ждут прыжка, а эта сволочь - нет. Он старается подделаться под корягу, топляк, схватить сразу. Было как-то раз с мальчиком из Лузании, не успел он головой коснуться воды, хопс из пучка бурых водорослей выскочил ему навстречу, поймал его, оплёл своими щупальцами в воздухе.
  
   - Почему власти не принимают мер?
  
   - Церковники против любых карательных мир в отношении хопсов. Они говорят, пусть молодёжь развивается. У нас в Академии неоднократно ставился этот вопрос.
  
   - Кто следующий испытать свою судьбу? Приготовиться! - завывает Мосол.
  
   - Он у них на службе?
  
   - Да, в фаворе.
  
   - Я пойду.
  
   - Кто? Ты?.. Не пущу!
  
   - Почему?
  
   - Кому нужно ваше дурацкое геройство?
  
   - Я не для того, пойдём.
  
   По тонким изгибающимся доскам, того и гляди, провалишься, нечаянно сам пойдёшь к хопсам на съедение, они пробираются к помосту. Шкандыба тем временем поднимает руку.
  
   - Приготовиться! - торжественно горланит на том берегу Мосол.
  
   - Парень, подожди прыгать, - предостерегающе говорит Деколь.
  
   - В чём дело?
  
   Все поворачиваются к нему.
  
   - Вон там, в кучке камней, на дне... временами один из них смотрит.
  
   Минуту, другую все напряжённо вглядываются в указанное место.
  
   - Точно! - раздаётся возглас. - Жо! Кровавый Жо!
  
   - Не может быть! - возражает раздосадованный Шкандыба. - Жо как стоял на глубине, вот он, так и стоит.
  
   - Этот - чернее; видать, ему велено притворяться.
  
   - Ай да Жо! Ну, тварюга!.. Вечно что-нибудь отчебучит! - громко восторгаются титулованные.
  
   - Ну, паря, тебе повезло. Сейчас уже тобой бы закусывали, скажи ему спасибо.
  
   - С тебя бутыль кукуры.
  
   На шее у парней золотые кордовые цепочки с кусочками красной смолы, затвердевшей на воздухе; "драконовой крови" - символа храбрости.
  
   - Ты откуда такой взялся? - допытывается Шкандыба.
  
   Он чем-то всё ещё недоволен. Кика и Цица обходят неизвестного вокруг, внимательно его осматривают, щёлкают языками.
  
   - Ни одной отметки, - докладывают свои наблюдения, - деревня, провинция.
  
   Шкандыба добреет.
  
   - Мало откуда кто приезжает, а вы сразу обзываться.
  
   - Что он виноват, если его не там родили, - подначивает Уюнь.
  
   - Главное, доказать самому себе и другим, что ты не трус, - многозначительно роняет Шкандыба.
  
   - Бросьте вы совращать парня, - может, кроме лягушек у себя в пруду он больше ничего не видел.
  
   - Не поверю, - возражает Кика.
  
   С нарочитой робостью он обращается к юноше.
  
   - Это верно они болтают, что в ваших водах обитает одна кваква?
  
   - Есть кое-что похуже ваших хопсов.
  
   - Но вы, наверное, боитесь подходить к воде?
  
   - Купаемся.
  
   Кика подмигивает Шкандыбе. Тот лоснится от удовольствия.
  
   - Не могли бы вы немного поучить нас?
  
   - С большим удовольствием.
  
   - Слушай, друг, - выступает вперёд Уюнь, - ты бы полегче, он парализует тя в момент и уволочет вон туда.
  
   Кика чувствительно лягает Уюня. Тот, не оборачиваясь, точно вмазывает ему в ответ. Кика, икнув, усаживается на пол.
  
   - Спасибо за предупреждение, - Деколь протягивает руку Уюню, - я не собираюсь соревноваться с ним в скорости.
  
   - А что?
  
   - Я его буду бить!
  
   Он вешает одежду на перила, всматривается.
  
   - Парень, ты серьёзно? - обращается к нему один из зрителей.
  
   - Да.
  
   - Не мешай ему. Пусть его.
  
   - Он из Кве-кве. Там все такие, полоумные.
  
   Все на помосте и под помостом дружно засмеялись.
  
   - Это верно? Ты из Кве-кве? - подскакивает к нему, дурашливо интересуется один из насмехающихся, подмигивает левым, правым глазом, обеими одновременно.
  
   - Оттуда.
  
  

Часть 2

Схватка с хопсом

  
   Лёгким тычком он отправляет кривляку в воду. С отчаянным воплем тот летит туда. Моментально Кровавый Жо страгивается с места, идёт наперехват. Рюэль Деколь упреждает его движение. Его тело врезается в воду точно перед хопсом. От неожиданности Кровавый Жо шарахается от него на глубину. Нерешительно потанцевав на щупальцах, бросается на новую жертву.
  
   - Видали! - радостно восклицает Шкандыба. - Ему помстилось, что в него запузырили булыжником. Но щас он ему покажет! Выбирай, девка, другого мужа.
  
   - Я неплохой, - выскакивает вперёд Кика.
  
   - И я тоже, - застенчиво сознаётся Цици.
  
   - Цыть! - шикает на них Шкандыба. - Даром что у меня перекрученные ноги, я заткну вас за пояс обоих.
  
   - Эй, там, на помосте! - орёт лужёной глоткой рассерженный Мосол.
  
   - Во! Ещё один жених! - усмехается Шкандыба.
  
   - Почему без сигнала? Ты, деревня, куда прёшь? Жить надоело? Поворачивай сюда! Сю-да!.. Очумел он, что ли?
  
   Мощнейшим кролем, всё тело поверху воды, юноша идёт не к спасительному мелководью, а на глубину, к могучей стене замка. Хопс, разозлённый предыдущей неудачей, движется резче. Он, как торпеда, постепенно настигает пловца. И вот над водой раздаётся победное курлыканье.
  
   - Всё! - ставит точку Шкандыба. - Шкет, поддержи девчонку. Она вся белая. Сейчас свалится, тоже пойдёт на съедение. Ни мне, ни тебе не достанется.
  
   Оборвав жуткую песню, хопс тормозит. Над головой пловца повисает сеть, но он внезапно ныряет, появляется далеко вправо и впереди.
  
   - Ушёл! Молодец! - слышен мальчишеский вопль из-под помоста.
  
   Шкандыба для порядка топает по нему ногой. Кровавый Жо собирает свою снасть, оставляя за собой бурунчик, идёт в новую атаку, приближается к пловцу. Шкандыба весь подаётся вперёд.
  
   - Щас ему крышка!.. Щас ему крышка!.. - как заведённый, повторяет он.
  
   Короткий всплеск у стены. Пловец переворачивается через голову, оттолкнувшись от камней ногами, мощным толчком выбрасывает своё тело навстречу хопсу. Кровавый Жо, не подготовленный для атаки, не успевает увернуться от столкновения. Выхваченный руками из воды, он безобразным студнем зависает в воздухе, описав дугу, врезается в стену. И тут же, словно что-то невидимое и молниеносное, припечатывает его к камням. Во все стороны по туфу брызжет кровь. С одной из верхних галерей с запозданием доносится истошный женский вопль. Кувыркаясь в воздухе, оттуда опускается на воду золотистая чайотовая шляпка. Вслед за ней на камни шмякается обескровленная туша водяного циклопа.
  
   - В рот кило куколя! - произносит поражённый Цици.
  
   С первым сказанным им словом Шкандыбу неожиданно начинает бить нервная лихорадка, такая же, как в тот день, когда его удалось силой отодрать от хопса. Он намертво вцепился в него, не желал отдавать людям.
  
   - Что со мной? - испуганно осведомляется он.
  
   Кика немедленно подскакивает к нему, обнюхивает его сзади.
  
   - По-моему, ты... Да нет, всё в порядке, - успокаивает он.
  
   - Я не могу остановиться.
  
   - Перенервничал. Ты сожми свои костыли, не стучи ими, а то мне, на тебя глядя, тоже хочется трястись.
  
   - Смотри, что он делает!
  
   Юноша, сильно работая руками и ногами, выписывает на воде круги, восьмёрки, зигзаги.
  
   - Гонится за кем-то! Ей-богу, чтоб мне провалиться!
  
   - Чёрным Хрумом!
  
   - Сейчас он и этого заделает! Вот тебе и деревня! Провинция!
  
   - Недаром он сказал, у них водится кое-что похуже хопсов.
  
   - А видел, какие у него бицепсы? Не боится их нисколько.
  
   - Давай! Бей их!
  
   На помост, громко топоча ногами, вбегает Мосол. У него выпученные глаза.
  
   - Что у вас происходит?
  
   - Да вот нашёлся, видишь, охотится на хопсов. Чихал на них. Смотри, зараза, как они удирают. Трусливые твари.
  
   - Откуда он?
  
   - Какая разница?.. Вон девчонку спроси. Она привела. Чего плачешь, дура?
  
   - Кто он такой? Где ты его нашла?
  
   - А ты чего дрожишь, как осиновый лист? - спрашивают парня, вылезшего на помост, мокрого, белого от испуга. - Додразнился? Будешь в следующий раз знать к кому можно цепляться, а к кому нет.
  
   - Бери левей! - раздаётся мальчишеский крик. - Он ушёл под топляк.
  
   Юноша ныряет в тёмную глубину в завалы брёвен. Тотчас оттуда выскакивает с десяток чудовищ. Торопливо они улепётывают в разные стороны кто куда. Внезапно потеряв к ним интерес, юноша подплывает к помосту. Находит взглядом девушку. Несколько секунд, хмурясь, смотрит на неё.
  
   - Что стоишь?.. Прыгай! Купаться будем, - предлагает он.
  
   Не задумываясь, та в одежде бросается в воду. Пока она в пузырях и пене поднимается к поверхности, он, поднырнув, успевает поцеловать её. На поверхности за это тотчас получает от неё хорошую порцию воды.
  
   - Ну, всё! - решают на помосте. - Теперь ему точно хана!
  
   Все смеются. Шкандыба садится на бревно, качается туловищем взад-вперёд.
  
   - Что это с ним? - с испугом спрашивает Шкет.
  
   Кровавый Жо кирюха ему был, - объясняет Кика, - справляет поминки.
  
   - А он не окачаурится?..
  
   Первыми, глядя на безмятежно плавающую пару, не выдерживают мальчишки. Их соблазняет несметное количество водяных орехов, которых никто и никогда в этом месте не собирал, а также и ярко раскрашенные купулы эрнандии, именуемые из-за чёрных плодов "Джеком в коробочке", "Чёртовым орехом". Они добираются и до того, и до другого. Через полчаса залив кишит людьми, впервые купающимися здесь. Берега гудят от оживленных голосов любопытных. Скопление народа оказывается таким огромным, что даже на самых верхних королевских террасах появляются фигурки с биноклями, бегающие туда и сюда люди. Только что пришедшие с жадностью выслушивают рассказы очевидцев. Среди свидетелей события оказываются избранники богемы: поэты, художники. Но лишь одного из них, юного чеканщика из Набоки, озаряет поистине великолепная мысль. В то время как в последующую ночь его менее удачливые собратья по ремеслу спокойно отдыхали в своих постелях дома, он сам и три его помощника работали, не покладая рук, при свете семян молуккского дерева, нанизанных на лучины, и горевших, как свечи. На следующий день Арни Касл и его работа были знамениты. О нём самом заговорили. К его творению совершали паломничество. Всего-навсего, что он сделал, вырезал из листа бронзы кусок, в точности повторяющий контуры кровавого пятна на королевской стене, отполировал и врезал его в стену. Никого не поставив в известность, он выгравировал на них слова: "Мы, слабые и ничтожные, на первых порах должны молиться Господу нашему Богу, чтобы он не давал нам испытаний, которые мы не в силах вынести". Церковь нашла кощунственными слова "на первых порах". Между духовной и светской властями произошла яростная, короткая схватка. Неизвестно, как дело обстояло в действительности, срочно призванный к ответу юный чеканщик оправдался тем, что из-за ночной усталости он вставил их не на то место. Так как к этому времени работу его видело огромное количество людей, решено было оставить всё, как есть. Главное духовное лицо королевства Евасуил Кир получил взбучку. Не на шутку разъярившись, приказывает немедленно заняться человеком, заварившим всю кашу.
  
  

Глава 7

Иноки связались не с тем

  
   Два священнослужителя в чёрных рясах идут навстречу Деколю. Останавливают его.
  
   - Эй, ты! Пойди сюда!
  
   - Зачем?
  
   - Мы хотим узнать кто ты, откуда, сколько дней живёшь здесь, почему ни разу не был в церкви?
  
   - Давайте разберёмся сначала, кто кому нужен: я - вам, или вы - мне?
  
   - Ты - нам.
  
   - Вот и подходите вы ко мне.
  
   - Брат Серафим, тебе не кажется, гордыня обуяла его?
  
   - Кажется, брат Евстигней.
  
   - Тебе не хочется проучить его?
  
   - И ты спрашиваешь? Очень хочется.
  
   - Положи рядно вон туда, на чистое место у дерева. Не этого, с него постоянно капает сок, запачкает полотно; другого, бесстыдницы. Видишь, она сбросила все листья? Гусеницам нечего грызть там. Они не обгадят свёрток, и он не забрызгает своей кровью.
  
   Результат избиения двумя одного был таков. Братья развернули шестиметровое полотно, превратили его с обеих сторон в кушаки, подпоясались ими. Обмотав рядно несколько раз вокруг ветки коршавельской бесстыдницы, подвесились на ней с двух сторон наподобие копчёных колбасок, и, самое невероятное, высоте в двадцать метров. В течение шести часов они висели на дереве, орали не своими голосами. Но, прежде чем охрипнуть, своими воплями они переполошили всю округу, собрали возле себя толпу. Никто не мог понять, как они попали туда. Попытка добраться до них по стволу дерева долгое время была неудачной из-за очень скользкой коры бесстыдницы. И лишь когда живущий неподалеку кузнец стал вбивать в ствол железные штыри, по ним он добрался до ветки, на которой они висели. Но, когда он ступил на неё, она угрожающе затрещала. Пришлось в спешном порядке сформированной бригаде плотников возводить специальные леса, посредством их снимать бедолаг. Срочно прибывший из главной резиденции дознаватель бился с ними до полного изнеможения, и, наконец, плюнув, объявил старосте результаты следствия: они - невменяемы. По поводу своего вознесения на коршавельскую бесстыдницу оба несли несусветную чушь, причём каждый свою, и она, белиберда, не повторялась при последующих опросах, была другой. Церковный староста распорядился дать инокам двухдневный отдых. Последующий разговор с ними был более продуктивен. Рассказ обоих звучал синхронно, с одним но... поверить в него было невозможно. Пострадавших, по своей или чужой злобной воле, перевели служить в другое место. Причина была простой. Своим появлением в церкви они смешили народ, богослужение с их участием превращалось в цирк. Подробный доклад обо всём случившемся был засекречен, по инстанции отправлен дальше. Вскоре с церковного верха пришло распоряжение - за подозрительным объектом учредить тайное наблюдение. При исполнении этого простого указания столкнулись с трудностью. Повсюду этот объект стал сопровождаться кучей глазастых мальчишек. Тайные агенты практически сразу обнаруживались ими, становились явными. Другая сложность. С одного места на другое эта компания перемещалась бегом со скоростью, неприемлемой для служителей церкви. Первые пробы показали, батюшки не приспособлены переходить на второе дыхание. На втором эксе отцы, задохнувшись, останавливаются, преследуемые легко уходят от них. При этом они подвергаются насмешкам, издевательствам, неприемлемым для их сана. Распоряжение по слежке было временно приостановлено до выработки другого, более приемлемого решения.
  
  

Глава 9

Гадание

  

Часть 1

Предложение горванских мальчиков

  
   Тихий вечер. Лучи солнца уже не касаются земли, но ещё освещают облака. На небе проступают звёзды всё менее и менее яркие. Рюэль с Юноной извилистой тропинкой поднимаются к обсерватории. На эспланаде главного купола видят огромную толпу мальчишек.
  
   - Вот они! - раздаётся чей-то торжествующий голос. - Что? Я врал вам, когда говорил, что она работает в обсерватории?.. Врал?..
  
   - Молодец, Серый! Мы недаром торчали тут.
  
   - Кто подойдёт к нему?
  
   - Вихрь, ты?..
  
   - Как что так Вихрь... Ну, ладно.
  
   Заинтересовавшись, Деколь останавливается.
  
   - Вы что-то хотели, ребята?
  
   - В общем, да... Вы не узнаёте нас?
  
   - Мы были, когда вы спасали от смерти Стивку.
  
   - А мы видели, как вы били хопсов.
  
   - Может, просто пугал?.. Убил я одного. Он был дебилом.
  
   - Как дебилом?..
  
   - Среди людей бывают сумасшедшие?
  
   - Да.
  
   - Этот был сумасшедшим среди хопсов.
  
   - Разве такое бывает среди животных?
  
   - Ребята, думаете, у них нет чувств, ума?.. Вот вам несколько примеров. К орлу, сидящему в клетке, тихо подошёл человек в белом, и он упал замертво, - разрыв сердца от страха... Собака-волкодав спала у костра. А в это время охотники убили волка и, в шутку, подсунули ей под нос. Она взвилась вверх, перелетела через костёр, и упала на другой стороне... мёртвой. Причина та же самая - отказало сердце. Вы все знаете, как безжалостны крокодилы. Они пожирают собственных детёнышей. Но вот в некоторых странах один раз в году во время большого праздника крокодилы купаются вместе с людьми, с удовольствием катают на своих спинах детей на тот берег и обратно. Это и ум, и чувство, и, если хотите, порядочность. Кровавый Жо был дебилом. Его надо было убить, и я его убил. Но там, кроме него, было штук сорок его собратьев. Вы видели, как я гонялся за ними?
  
   - Да.
  
   - Я проверял, нет ли среди них такого же. Его не оказалось.
  
   - Так вы могли догнать и убить Чёрного Хрума?
  
   - Запросто, но тогда я сам был бы ненормальным.
  
   - У меня вопрос. А если бы все сорок оказались дебилами и разом накинулись на вас?
  
   - Я убил бы все сорок.
  
   - И сам остался живой?
  
   - И невредимый.
  
   - Как?
  
   - Ребята, мы с вами мало знакомы; вот когда мы сойдёмся ближе, возможно, я отвечу на этот вопрос.
  
   - Здорово! Вы тот, кто нам нужен.
  
   - Зачем?
  
   - Дело в том... Вихрь!
  
   - Мы хотим поймать одно животное для своей школы.
  
   - Но оно - сильная зверюга и вам нужна помощь?
  
   - Да. Вы можете пойти с нами?
  
   - С удовольствием.
  
   - Правда?.. Но понимаете... Оно вылезает из берлоги только ночью, туда далеко и надо идти прямо сейчас, причём очень быстро.
  
   - Вы умеете бегать?
  
   - Конечно.
  
   - Покажите мне.
  
   Мгновенно все срываются с места. Юноша не отстаёт от них. Вспомнив про свою спутницу, останавливается, посылает ей воздушный поцелуй, исчезает вместе со всеми вдали. Юнона, слегка ошарашенная, поднимается к месту своей работы впервые без всякого желания. Звёздные атласы, таблицы светимостей в эту ночь валятся у неё из рук.
  
   Ранним утром, ещё не просохла трава от росы, издали она замечает у своего дома толпу. Сердце у неё ёкает, случилось что-то нехорошее. Немного успокаивается, когда замечает среди них Рюэля Деколя, целого и невредимого.
  
   - Что произошло? - спрашивает она, встревоженная ребяческим гвалтом. - Поймали зверя?
  
   - Да, одного в лесу и четверых здесь. Очень агрессивных. Как увидели меня, сразу набросились, потащили, но моим ребятам это не понравилось, они вооружились камнями и палками, здорово побили их, прогнали прочь.
  
   - Кого их?
  
   - Посланников Евасуила Кира.
  
   У девушки всё обмирает внутри. Противодействие представителям церкви? Ничего себе. Она пытается выяснить причину.
  
   - А почему они обратили внимание на тебя?
  
   - Я сам виноват. Встречаю как-то двух людей в рясах. Они пытались заманить меня в церковь. Я послал их подальше. Между нами произошла небольшая драчка. Побитые мной, они пожаловались на меня своему начальству.
  
   - Минутку, минутку... Это не тех ли на коршавельской бесстыднице?
  
   - Тех, - сознаётся юноша.
  
   - А как ты... Ладно, об этом потом, сейчас скажи мне, зачем ты это сделал?
  
   - Я сам решаю вопрос, куда мне ходить, а куда нет. Так вот, в церковь я не хожу.
  
   - Почему?
  
   - Не хочу и всё.
  
   - По какой причине?
  
   - Ладно, сознаюсь. На меня там нападает зевота. Один раз так зевнул, челюсть свихнул, еле вправил её на место. Не хочу больше подвергать себя страшному риску. Чем буду кушать и как, если в следующий раз не справлюсь с ней?
  
   Юнона недовольно нахмурилась, а ребята приняли его ответ с явным восторгом.
  
   - Этих четверых, которые на меня напали, я бы тоже поколотил, но вот мальчики опередили меня. Девочки также помогали им, особенно вон та, беленькая, красивая. Она где-то здорово научилась драться. Я сам так не умею. Евасуил Кир, когда увидит, в каком состоянии вернулись его посланцы, может сильно разъяриться. Что будет, что будет?.. С ними - ничего. А вот со мной, подучивших их...
  
   - А ты разве их подучивал?
  
   - Нет. Но неужели ты думаешь, я буду подставлять их? Ничего подобного. Так что я теперь бунтовщик, подстрекатель. А вот что со мною будет, надо выяснить тут же, немедленно. Ребята, какие виды казни у вас есть? Про отрубание головы можете не говорить, про неё я наслышан.
  
   - Морят голодом.
  
   - Четвертуют.
  
   - Отдают на съедение муравьям.
  
   - Москитам.
  
   - Помещают в бак с пиявками.
  
   - Закапывают живьём в землю.
  
   - Расстреливают из боевых луков.
  
   - Сажают на кол.
  
   - Травят.
  
   - Растворяют в кислоте.
  
   - Вешают.
  
   - Топят в мешке с булыжником на ногах.
  
   - Душат.
  
   - Сжигают на костре.
  
   - Раздавливают большим прессом для выжимки масла.
  
   - Обкладывают раскалёнными камнями.
  
   - Бросают в жерло вулкана.
  
   - Раздирают двумя деревьями.
  
   - Достаточно. Видишь, что мне грозит? Сколько способов и один другого страшнее. В самое ближайшее время к нам пожалуют гости, и останешься ты одна до следующего Праздника Цветов. Не везёт тебе, Юночка, с женихами.
  
   Девушка-астроном молчит.
  
   - Братва! - обращается Рюэль к ребятам. - Вы ещё здесь?.. Я объясняюсь с девушкой, на веки вечные прощаюсь с ней, а вы все стоите и смотрите. Это красиво? Марш все по домам! И чтобы никто из вас о нашей находке в джунглях ни гу-гу. Помните, Верховный Жрец пожрёт овец и схавает всех вас.
  
   Рассмеявшись чему-то, мальчишки расходятся.
  
   - Хорошая у меня дружина, правда?
  
   Излагая всё это самым весёлым образом, он с любопытством поглядывает на девушку. Та, чувствуя, что от всего происходящего у неё заходит ум за разум, решает воздержаться от каких-либо эмоций, подождать, что будет дальше.
  
   - Что вы нашли там в лесу?
  
   - А, пустяки!.. Кладбище разумных чудовищ. Обитали на Зе... Горване много миллионов лет назад. Как там звёзды?
  
   - Какие звёзды?
  
   - Верея, Загра, Козопас, Цинея, Свинолуп...
  
   Девушка даже не улыбнулась выдуманным названиям.
  
   - Кстати, Козопас звезда или созвездие? И есть такая или нет? Убей меня, не помню. Ты хотя бы дала мне какой-нибудь учебничек по астрономии, я поштудировал его, а то Пац здорово перегнал меня. Он осилил уже шесть страниц, добрался до седьмой.
  
   - Откуда ты это знаешь?
  
   - Он хвастался перед своим приятелем.
  
   - Какими словами?
  
   - Вслед за этой книжкой и сама гордячка станет его.
  
   - Вот он какой. И вот вы какой. Продаём?
  
   - И покупаем. С огромным удовольствием.
  
   - Зачем?
  
   - Надо же как-то двигать вперёд наши отношения, они застыли на месте. В первую очередь надо что? Гэть своего соперника! Самому стать на его место.
  
   Девушка во все глаза смотрит на него. Не может так дурачиться человек, которому угрожает смертельная опасность. В чём дело?
  
  

Часть 2

Спор с Юноной на поцелуй

  
   Потихоньку он пытается подобраться ближе к ней. Но она инстинктом улавливает его замысел, вовремя отскакивает от него.
  
   - Ты меня огорчаешь своей неуступчивостью. Ну, что ты за невеста мне, скажи на милость, если не позволяешь познакомиться с тобой лучше? Про парней ты сказала, что они одинаковые, как спички в коробке. А вы не такие же? Не тронь, не замай, отойди. Полностью лишаете возможности оценить вас, сравнить одну с другой.
  
   Девушка по-прежнему безмолвствует. Только смотрит на него зелёными глазищами. Юноша вздыхает.
  
   - И всегда будешь такой?
  
   - Да.
  
   - Что мне делать?
  
   - Идти к ней.
  
   - Зачем?
  
   - Слова, сказанные мне, а также несказанные, повторить ей.
  
   - Что будет? Не то же самое?
  
   - Думаю, да.
  
   - Это интересно. Так и быть. Ты меня уговорила. А ты пойдёшь со мной? Для поддержания духа? А то мне одному боязно.
  
   - Она назначила вам приём?
  
   - Никак нет.
  
   - В таком случае вам не так просто будет увидеть её.
  
   - Но мне необходимо. Вопрос жизни и смерти.
  
   - Вы хотите попросить у неё защиты?
  
   - О, точно, как я не догадался сам? Почему ты не подсказала мне этого раньше? Я был бы уже рядом с нею, стоял на коленях, умолял о помощи, заодно и руку попросил.
  
   - Ты? У неё? Руку?.. Не осмелишься!
  
   - Спорим?
  
   - На что?
  
   - Сейчас придумаю для тебя наказание. В случае проигрыша ты поцелуешь меня. Сама.
  
   - А если я выиграю?
  
   - Исполню любое твоё желание.
  
   - Заманчиво. Рискну. Для завершения спора нам не хватает одного.
  
   - Замечание верное.
  
   - Где ты собираешься её найти?
  
   - Не знаю. Идём куда-нибудь наобум. Погода сейчас хорошая, все гуляют; может, и она не сидит дома, и мы с ней столкнёмся случайно.
  
   Они поднимаются на холм, спускаются вниз, к пекарне. Из трубы её шёл густой коричневый дым. Деколь понюхал воздух.
  
   - Чем это они топят её?
  
   - Туей. Чтобы выпекаемый ими хлеб был ароматным, к дровам добавляют особый сорт можжевельника. Растёт он высоко в горах, у ледников. Вязанки его хранятся под тем навесом.
  
   Они проходят мимо сарая с открытой стенкой. Там действительно лежали огромные охапки можжевельника. Но пах он совсем по-другому, чем сжигаемый. Электронный классификатор не сумел определить его, Деколь даёт ему название "хлебный". Они проходят, лавируя мимо нескольких штабелей брёвен с морщинистой пахучей шкурой, кедров, выходят на какую-то пустошь. У двух старых смоковниц Рюэль обнаруживает в лебеде продолговатые толстенькие плоды.
  
   - Смотри, бешеные огурцы, - указывает на них Юноне.
  
   Осторожно дотрагивается до дикого овоща. Огурец, хлопнув, подпрыгивает, вращается, с силой выбрасывает семена. Нечаянно задевает соседа, тот ещё двоих. Начинается потеха, настоящее огуречное побоище. Подальше к изгороди во рву их оказывается целое скопище. Не сговариваясь, они совместными усилиями организуют баталию.
  
   - Вот вы где! - раздаётся позади них насмешливый голос. - И вот вы чем занимаетесь!
  
   Изумлённая Юнона делает почтительный реверанс принцессе Энии Дела Пур. На дочери короля платье, пошитое в форме цветка кирказона. Огромные по размерам и весьма причудливые по очертаниям цветы кирказона любят одевать себе на голову дети. С первого взгляда на младшую дочь короля мерещилось, она последовала их примеру. Но затем возникали более глубокие ассоциации, - я знаю о вашем Празднике Цветов, считаю для себя приемлемым только такое участие в нём. Рюэль Деколь уделяет внешности принцессы одно, едва уловимое мгновение, ей самой и того меньше.
  
   - Доброе утро, ваша милость! Вы помешали нам.
  
   - Успела увидеть ваше занятие, оценить его, - насмешливо замечает девушка.
  
   - Изучаете флору?
  
   - Изучаю.
  
   - Причём, кажется, не одни?
  
   - Полагаю, ваш вопрос можно оставить без ответа?
  
   - Вполне, - беззаботно соглашается собеседница. - Юнона ваша невеста, я правильно понимаю?
  
   - Да, а, возможно, и будущая жена. Мне страшно повезло. Судьба вручила мне в руки самую привлекательную девушку в вашем королевстве, другую теперь не стоит искать. Я приложу все усилия, чтобы она навсегда стала моей.
  
   - Она, кажется, не дотягивает до статуса, вами обозначенного?
  
   - Какого?.. Ах, да, я и забыл. Спасибо, что напомнили.
  
   - Значит, ей вы не успели рассказать про своё божественное происхождение?
  
   - Говорю, забыл. Мысли подобного рода, очевидно, у меня способны возникать только в вашем присутствии.
  
   - Отлично. Я - здесь. Начинайте.
  
   С явным сожалением юноша взглядывает на целое поле нетронутых огурцов у жестера и дальше в бурьяне за ним.
  
  

Часть 3

Юнона проигрывает поцелуй

  
   - И что это некоторым не сидится дома? - как бы про себя, делает замечание.
  
   Ответ получает сразу.
  
   - Оттого что этим некоторым принадлежит всё окружающее.
  
   - Вот как? В мыслях вы уже королева?
  
   - Да.
  
   - Вы вознеслись слишком высоко. Придётся мне опустить вас вниз. Пожалуйте вашу ручку.
  
   - Для гадания?
  
   - Чего же ещё? Все сегодня этим только и занимаются.
  
   - После доброй сотни пророчеств, которыми меня сегодня угостили, вы думаете, удивите меня?
  
   - Я сделаю нечто иное - убью вас наповал. В отличие от остальных не буду предсказывать, что вы встретите чернобрового, черноокого; тем более что у него может оказаться иной цвет глаз, например, серый.
  
   Принцесса вздымает вверх брови. Откуда он знает? Он не мог слышать пророчеств. Его там не было. Из тех, кто присутствовал, никого в королевстве нет. Они все поехали туда. И что означает его последнее замечание?
  
   Поколебавшись немного, с явной неохотой она протягивает юноше руку. Он берёт её, нежно ласкает.
  
   - Мне щекотно, - тотчас заявляет принцесса.
  
   Собирается выдернуть её, не тут-то было, её удерживают силой.
  
   - Потерпите. На одну минуту я пытаюсь связать свою жизнь с вашей, а вы мешаете мне.
  
   Он продолжает гладить ладонь её милости, с внутренней стороны, внешней, без его внимания не остался ни один её пальчик. Чем больше проходит секунд, тем явственнее на лице принцессы обозначается возмущение. Почувствовав, она вот-вот взорвётся, юноша начинает пророчествовать.
  
   - Теперь я полностью настроился на вашу судьбу и могу предсказать её. Предчувствие не обмануло меня. Я оказался прав. Через полчаса вы едете в Обоянь на карнавал. Вашего появления там с нетерпением ожидает множество лиц, но больше всего господа Крамбулье, Ригас, и, главное, Олави Ган. Повторяюсь, предчувствие не обмануло меня. У него не чёрные, а серые глаза.
  
   - Насчёт первых двух вы могли слышать, что касается третьего... вы не ошиблись? Не имею чести знать такого.
  
   - Вам его представят. Исключительно обаятельный молодой человек. Вы полюбите его с первого взгляда, возможно, со второго, но не с третьего. Этим и только этим, ничем другим нельзя будет объяснить ваше последующее легкомыслие.
  
   - Да что вы говорите!..
  
   - Не иронизируйте... Вы будете настолько безрассудны, что уедете с ним в неизвестном направлении. Лошади, карета готовы, стоят в Джамете.
  
   - Придворные, слуги, мои две сестры последуют за мной?
  
   - Нет, с ними вас разделит внезапно появившаяся толпа.
  
   - Сёстры мои забеспокоятся и тотчас поднимут тревогу?
  
   - Да, но по другому поводу. Им вручат записку. В ней будет наспех, но, заметьте, вашей рукой написано: "Р., Ф., быстрее во дворец! Несчастье! С отцом плохо!" Напуганные, они и не заподозрят обмана.
  
   - Какое коварство! Во дворце что произойдёт?
  
   - Пропадут все ценности королевской казны, вплоть до последнего бриллианта, золотой монеты.
  
   - Это невозможно!
  
   - Не буду с вами спорить.
  
   - Как воры могут добраться до алмазной комнаты, если она находится за тремя железными дверьми, охраняется изнутри и снаружи?
  
   - Все будут недоумевать в точности так же, как вы сейчас. Замки и запоры нетронуты. Двери, окна целы, стража вся повально спит, но нигде и никакого следа. Чувствуете тонкость замысла?
  
   - Нет.
   - Придёт минута, и заговорят о вашем исчезновении. Его свяжут с драгоценностями.
  
   - Вы отдаёте себе отчёт в том, что вы мне плетёте?
  
   - Я ввожу вас в суть разработок Их Преосвященств Евасуила и Себастьяна Кира. Их Святейшествами они утверждены три часа тому назад в Назарете. Но подготовка к этому знаменательному событию начата давно, примерно два с половиной года назад.
  
   - Куда меня повезут?
  
   - Ригас и Крамбулье доставят вас до Выселок, где они со своими жёнами исчезают, причём навсегда, но об этом их позабыли оповестить. После недолгого пребывания во временном приюте Золотой Кут, он расположен в горах, вас перебросят на Газань. Далее последуют: Узень, Кембла, Тахат, Зезири, Кравань, Какета, Сухой Лог, мыс Коростень, Южные Выселки. Конечный пункт вашего свадебного путешествия в Киверцах.
  
   - Это не очень далеко друг от друга.
  
   - Кружный путь по глухим местам, возврат почти на то же место, выбран в целях конспирации, а также желания сбить всех с толку. Никто не станет искать вас у себя под носом. Вы сами будете думать, что находитесь в тридевятом царстве.
  
   - А что мой жених?
  
   - Если вы думаете, что им является Олави Ган, то очень ошибаетесь, и зря на него рассчитываете. У него имеется супруга.
  
   - Не понимаю тогда смысла похищения.
  
   - Очень жаль, что вы такая недогадливая. Вас должны спасти те, кто и похитил.
  
   - Вы можете назвать этих мерзавцев?
  
   - Ваша милость! Вы знаете, кого обзываете таким нехорошим словом? Это не кто иные как Их Святейшества. На недавнем празднике в Зандежане они имели возможность наблюдать вас.
  
   - Видела этих жирных святош.
  
   - Я вынужден сделать вам замечание. К духовным особам вообще, а к этим в частности, вы должны относиться с почтением, больше того, с любовью, так как совсем недавно они засматривались на вас, и находят, вы вполне сложившаяся, привлекательная девушка, можно даже сказать, очаровательная, совершенная, бесподобная...
  
   - Все последующие эпитеты можете опустить.
  
   - ...такой же лакомый кусочек, как и ваше королевство.
  
   - Я вам сказала... Что?.. Уж не хотят ли они обосноваться постоянно у нас?
  
   - Вы правильно угадали их конечные замыслы.
  
   - Этому никогда не бывать!
  
   - Мне очень жаль, ваша судьба в этом случае будет очень печальной. Вы исчезнете навсегда вместе с вашими драгоценностями. Короноваться будет ваша старшая сестра.
  
   - Эльвира?
  
   - Да, она.
  
   - После смерти отца?
  
   - Которую может приблизить ваше исчезновение.
  
   - В любом дворцовом перевороте одно событие должно послужить сигналом для других.
  
   - Им явится ваше похищение. Гонец в красном плаще и тремя зелёными перьями на шляпе будет гарцевать на коне по тому холму. Его хорошо будет видно из дворца, а ещё лучше - ИЗ МОНАСТЫРЯ ТАРЛИ ТЕШ.
  
   Внимательно слушающая принцесса мгновенно реагирует на выделенные интонацией голоса слова.
  
   - Столь ничтожное событие едва ли повлияет на уклад жизни святых поспоританцев?
  
   - Об этом судить не берусь. Замечу только, ими завершён многолетний тяжкий труд. Через весь холм от монастыря к замку проложен тайный туннель. Остаётся поднять последнюю плиту, пустить усыпляющий газ - и они в Алмазной комнате.
  
   Щёки Энии Дела Пур становятся красными от гнева.
  
   - Вот в чём дело!.. А дворцовая охрана, стражники, ночные дозоры? - с возмущением спрашивает она.
  
   - Все работы по резке и выемке камня велись малошумящим инструментом.
  
   - Секретная служба короля?
  
   - За время строительства никто не имел права отлучиться за ворота монастыря.
  
   - Да, но вам-то это известно! - с негодованием восклицает девушка.
  
   - Мы возвратились к исходному пункту, моему происхождению, - лаконично поясняет юноша.
  
   - Оно также фантастично, как и ваше гадание.
  
   Принцесса выдёргивает свою руку у юноши.
  
   - Не бывать в нашем королевстве никакому перевороту. Устои его также незыблемы и постоянны, как неизменен и постоянен вон тот флаг. Веками он развевается над сторожевой башней.
  
   - Хотите, чтобы он слетел оттуда? От первого порыва ветра, например? - спрашивает юноша. - Могу вам это устроить. Прямо сейчас. До вас дойдёт тогда сколь зыбка ваша незыблемость?
  
   - Неужели? Давайте, - порывисто предлагает принцесса.
  
   Невооружённым глазом видно, она сильно взволнована.
  
   - Подождите минутку.
  
   Они смотрят на лениво обвисший в неподвижном воздухе королевский штандарт лазоревого цвета с короной, гербом, стилизованным изображением замка. Всё тихо, безмятежно, спокойно. Но вот от пришедшего откуда-то дуновения зашевелилась в отдалении бамбуковая роща. Вразнобой замахали широкими листьями ближе к ним расположенные бананы. По вершинам более высоких лаковых деревьев ветерок доходит и до флага. Дрогнув, тот наклоняется, разворачиваясь и сворачиваясь, плавно пикирует на землю.
  
   - Вот, пожалуйста. Убедились?
  
   Несколько мгновений Эния Дела Пур не может ничего вымолвить.
  
   - Ваше счастье, что древко прогнило, подул ветер и...
  
   Она поворачивается и уходит, не закончив предложения. Оставляет с ними тонкий запах лаванды.
  
  

Часть 4

Юнона не желает целовать

  
   - Как это сделано? - с величайшим изумлением восклицает Юнона.
  
   - Ерунда. Делаю незаметно для вас условный знак, мой напарник дёргает за верёвку, заранее спущенную с башни, та выкидывает древко из флагштока.
  
   - Нет, но как вы предусмотрели?
  
   - Тонкая организация. Готовишь много, что не используется потом. Обычная дипломатическая работа. Везде одно и то же: интриги, заговоры. Скукотища. Ещё немного, и я разочаруюсь в ней, займусь чистой наукой.
  
   - Какой вы сделали знак?
  
   - Почесал затылок.
  
   На его лице хитрое выражение. Поверит или нет?
  
   - Вот вы, значит, как работаете, господин Посол!
  
   Поверила.
  
   - Как?
  
   - Впечатляет. Я, в самом деле, считала, что вы будете просить помощи у принцессы. Кто бы мог подумать, что она сама нуждается в ней? Спасать надо её?.. И вы, именно вы, спасёте её?.. Она, безусловно, по вашей подсказке примет сейчас все необходимые меры. С ума сойти! Насколько всё достоверно, Рюэль?
  
   - Процентов на сто.
  
   - Сказанное вами потрясает, его значимость немыслима. Я побежала.
  
   - Куда?
  
   - В обсерваторию.
  
   - Вы только что оттуда. И сейчас день, а не ночь. Не перепутали?
  
   - Нет, не перепутали.
  
   - И я с тобой.
  
   - Наконец-то... Но нет, нельзя.
  
   - Почему?
  
   - Секрет.
  
   - Ты тоже в антикоролевском заговоре?
  
   - Напротив.
  
   - Надеюсь, познакомишь меня когда-нибудь со своими друзьями?
  
   - Если вы заслужите.
  
   - Я и так из кожи вон лезу, чтобы добиться вашей благосклонности. Неужели недостаточно?
  
   - С избытком. Чересчур. Пока!
  
   - Минуточку, а проигрыш?
  
   - Какой?
  
   - Я попросил у принцессы руку и получил её, вот какой.
  
   Девушка опешивает.
  
   - Это нечестно! Мы так не договаривались.
  
   - Мы вообще ни о чём не договаривались. Проигрыш!
  
   - Нет!
  
   - Я уразумел, тебе со мной противно целоваться, да?
  
   Волком девушка смотрит на него.
  
   - Ты - мерзавец!.. Осознаёшь почему?
  
   - Да.
  
   - Дважды мерзавец!
  
   - Согласен на трижды. Вот мои губы.
  
   - Ни за что!
  
   - Я не предлагаю их тебе за что-то, целуй даром.
  
   - Нет! Они мне не нужны! Я пошла.
  
   - Но что мне делать здесь одному, тобою брошенному?
  
   - Забыл?.. Скоро конец празднику, а вместе с ним и твоему гостеванию у меня.
  
   - Жить у вас больше нельзя?
  
   - Естественно, я числилась бы тогда, как ваша жена.
  
   - Но это же просто замечательно!
  
   - Хотите жениться на мне?
  
   - Ужасно.
  
   - Помыслами своими вы обращаетесь не к той.
  
   - Да?.. Просветите, пожалуйста, чтобы не произошло ошибки.
  
   - Она, ваша избранница, такая голубоглазая, вся в белом, платье с золотыми линиями, и очень, очень молодая.
  
   - Но, простите, вы описываете мне принцессу.
  
   - Да, и вы только что любовались ею, никак не могли налюбоваться. Заигрывали с ней. Очень умело. С поразительной смелостью. Без зазрения совести использовали для этой цели меня.
  
   - Какие ещё у меня прегрешения?
  
   - Всё. Они есть, но этих, названных, достаточно.
  
   - Предположим, вы правы. Но не считаете же вы всерьёз, что я стану досаждать её милости такими пустяками?
  
   - Ничего себе!
  
   - Посудите сами. Двадцатого у неё бал в Шенноне и пикник в Брэйбри. Двадцать первого поездка в Глю. Двадцать второго они вместе с заезжей знаменитостью, неким Филаретом, всем двором составляют гороскопы. И вот представьте, на фоне всех этих значительных событий возникаю я, и произношу: "Ваша милость, подите за меня замуж". Вы думаете, меня воспримут всерьёз?
  
   Юнона не может сдержать улыбки.
  
   - Здесь ничем вам не поможешь, она слишком юна, у неё масса увлечений, о замужестве мыслей нет.
  
   - И не скоро будут. Мне можно помыслами обратиться к другой, более взрослой?
  
   - О нет, нет.
  
   - А может да, да?
  
   - Нет и нет. Единственный способ для вас жениться - покорить сердце принцессы.
  
   - А оно покоримо?
  
   - Ну, хватит прикидываться! Она любит тебя!
  
   Юнона убегает. Деколь остаётся один. Размышляет о превратностях судьбы. То рядом с тобой два прелестнейших, не похожих друг на друга, существа, одно из которых... не стоит продолжать эту мысль дальше... ах, если бы Юнона была права... А то ты вдруг одинок, как перст. Чтобы развеять скуку, он отправляется в гости к человеку, который давно хотел его видеть, Евасуилу Киру.
  
  

Глава 10

Проба на калабарах

  

Часть 1

Странник

  
   - Куда?.. Куда прёшь?..
  
   - К Евасуилу. Киру. Святейшему Превосходительству.
  
   - Его нельзя так называть.
  
   - Сиятельному Божеству.
  
   - Так тоже его не зовут.
  
   - Светлейшему Великолепию!
  
   - Ты что, дурак?
  
   - Нет, я умный. Очень. Как мне обращаться к вашему верховоду?
  
   - Он назначал тебе?
  
   - Нет.
  
   - Ну, вот, и вали отсюда! Незачем тебе знать, как обращаются к нему. Занят он. Верховоду, ну, чмот! Каких только идиотов не бывает на свете. Стой! Кто такой?
  
   - Странник я.
  
   - Ишь, странник... Откель такие берутся?..
  
   - Не понял вопроса.
  
   - Откуда припёрся? Так тебе понятней?
  
   - Да. Отвечаю - из внешнего мира во внутренний.
  
   - Во, умора! Кто послушает наш разговор, обхохочется. Ладно, объясняю тебе на пальцах. Некогда ему. Занят он. Куча дел. Откладывать их нельзя. Почему? Спешные они. Но погоди, может, одна, две минуты у него найдётся на тебя. Я должен доложиться. Чудаковатый ты. И харя у тебя неважная. С такими физиями у нас не бывают. Не любим мы таких. Он определит сейчас, что ты за птица, надо ли тобой заняться. Оставайся, где стоишь, не смей страгиваться с этого места, я мигом обернусь. Если увижу, что ты ослушался, ноги повыдёргиваю, вместо них вставлю культяпки.
  
   Монах высотою в полтора человеческих роста входит в обитель и тотчас оттуда раздаётся рёв: "Что за странник?.. Откуда он припёрся?.. Гнать его! Гнать в три шеи! Сначала, как следует, накостыляй ему, а потом хорошенько дай под зад! Чтобы летел, пыхтел и радовался"
  
   Монах выходит на крыльцо. Ухмыляется.
  
   - Слыхал?.. Повезло тебе, паря. Не может он принять тебя. Шибко занят, как я и говорил тебе, барану. Так что чапай отсюда. Я сегодня добрый. Можешь считать, что дёшево отделался. Обожди! Подойди ко мне ближе. Не бойся, я не кусаюсь. Я с тобой потолкую, мне делать нечего. Выкладывай, что хотел.
  
   - Поглядеть.
  
   - На что?
  
   - Железную Деву.
  
   Монах, выпучив глаза, застывает в столбняке. В подвалах монастыря имелась потайная келья с сооружением, называемым "Железной Девой". Человек, заключаемый в её объятия, сжимался механическим устройством постепенно до тех пор, пока не начинал давать нужные показания, затем раздавливался. "Испытание невинностью"- назывался вид пытки. Кто его прошёл, тот уже никому и ничего не мог рассказать. Вот почему робкие, почти испуганные вопросы странника производят такое ошеломляющее впечатление на громилу-монаха.
  
   Поглядев на него с недоумением, путник пожимает плечами, удаляется. И только когда он исчезает за стволами священных деревьев гинкго, монаху удаётся выйти из столбняка. Бурей он врывается в обитель, докладывает о случившемся. Рёв, в два раза мощнее прежнего, достигает ушей странника на выходе из монастырского сада.
  
   - Что?.. Что ты сказал?.. Кто он?.. Где он?.. Откуда знает?.. Догнать! Поднять всех на ноги! Найти! Окружить! Связать! Схватить живым! Притащить сюда! До смерти не забивать! Я сам займусь им! Сними со стены ту большую плётку-семихвостку, как увидишь его, жигай сразу по ногам! Стреножь его!
  
   Вслед за этими громогласными распоряжениями, раздаётся топот множества ног. Тревога охватывает обитель подобно лесному пожару. Страннику не удаётся уйти незамеченным из монастыря. На самом выходе его он в упор сталкивается с одним из его обитателей. Но выдержка и тут не изменяет ему.
  
   - Извините, вы туда? - он показывает на монастырь. - У меня послание на имя Его Преосвященства. Но там что-то происходит, боюсь я не ко времени. Не могли бы вы передать его по назначению?
  
   Он протягивает монаху письмо вместе с золотым. Не успевает моргнуть и глазом, золотой испаряется подобно сухому дождю в пустыне. Тщательно монах осматривает письмо, целость всех печатей, его самого, невозмутимого, спокойного, молча, не проронив ни единого слова, удаляется. Немой? Или дал обет молчания?
  
   Через минуту Евасуил Кир, не веря своим глазам, читает: "Чего орёшь и прыгаешь, как сумасшедший?.. Золото твоё в саду под аукубой в Песковатке выкопано; в Сухом Логе, на Пожне, Подколодновке - тоже. Нищий ты! Странник".
  
   По прочтении письма Евасуил Кир долго хватает открытым ртом воздух, затем, - непростительная оплошность, - отшвыривает послание в сторону, кидается на конюшню. На резвых, церковных конокосулях поспешает в свои загородные владения. В конце пути с каретой случается несчастье, от чересчур быстрого движения перегревается, сламывается небрежно смазанная ось, отлетает колесо. Полтора экса Кир бежит на своих двоих. Чересчур сильно запыхивается. Увидев в заветном месте под деревом с крапчатыми листьями, аукубой, огромную яму, кулем сваливается в неё. Оттуда его извлекают только через два с половиной часа. Его Преосвященство не может двинуть ни рукой, ни ногой, полностью парализован. Тем временем в оставленной им обители братия с жадностью первобытною читает и перечитывает брошенное им послание странника. Следствие по поводу случившегося с ним несчастья учиняет его брат Себастьян. Немедленно он принимает необходимые меры для поимки странника.
  
  

Часть 2

Засада на дальнем лимане

  
   Дальний лиман. Вдоль жутких своей колючестью зарослей крестовидной коллеции, - листья её будто вырезаны из сизо-зелёного железа, устрашающе направлены во все стороны, - Рюэль Деколь возвращается из отдалённого края назад в королевство. Идёт опушкою леса. У клёна Кавалерская Звезда его внимание привлекает птичка, стрекочущая, будто кузнечик. С клёна она перепархивает на соседнее, камфорное дерево, оттуда на саговник. Словно заигрывая с ним, посматривает на него из-за ветки, сучка, листочка глазами-бусинками. Следуя за ней, юноша выходит к игрушечному мостику через ручей. Настил его состоял из стволов необыкновенно прозрачного бамбука. Не раз в глуши девственной сельвы он натыкался на охотничьи избушки, сложенные из подобного бамбука, но только разрезанного вдоль на половинки и сочленённого друг с другом вперекрышку. Избушки были сплошь глухими, не имели окон, одну дверь, но внутри у них всегда было светлее, чем в обычном доме. Солнечные лучи свободно проходили сквозь стены и крышу подобных сооружений. Внутри никогда не было духоты, дом "дышал". Электронный классификатор не нашёл в своих каталогах названия этому растению, он даёт ему своё: "бамбук стеклянный". С любопытством Деколь осматривает мостик из необычного материала. Журчащая по камешкам вода, водоросли, маленькие рыбки свободно просматривались сквозь него. Моментами создавалось ощущение, сейчас ты упадёшь вниз.
  
   - Это он? - раздаётся громкий голос.
  
   Деколь поворачивает голову. Возле группы каллистемонов видит целую компанию: Себастьяна Кира, монахов по прозвищу Корявый, Скаженный, Плут, Ублюдок, Вычихвостень, Пат, Пут, двух знакомцев - Пэну, Дэну, старшую дочь короля Эльвиру Дела Пур, кучу слуг.
  
   - Он! - радостно в два голоса подтверждают Пэна с Дэной.
  
   - Наконец-то!
  
   Монахи вытаскивают засапожные ножи, острые, как бритва, режут на лету нитку, слуги - длинные шила. У двух из них - цепы для проса, у четырёх - забойники для скота, некоторые вооружены шкворнями.
  
   - Здорово, странничек! Долго ж ты гулял, мы совсем истомились ждать тебя. Не ожидал?..
  
   - Ишь, какой он беленький! Как херувимчик!
  
   - Сейчас мы его подкрасим. Порозовеет.
  
   Монахи гогочут. Стараются зайти за спину, слева и справа, хотя и видят, что в руках у него ничего нет. Один Себастяьн Кир прёт напрямую, не боится. В мускулистой фигуре его чувствуется силища. Однако применить её ни ему, ни другим не удаётся. Внезапно с большим шумом, треском сверху на них обрушивается огромный, пятнистый питон, настоящее лесное чудовище. Он страшно разъярён. Мощными ударами хвоста сшибает нападающих с ног один раз, другой, третий. Сгребает их в одну кучу. Обкладывает кольцами. Начинает душить. Один за другим те перестают трепыхаться, застывают в его объятиях. Остановившимся взглядом стоящая в стороне Эльвира Дела Пур смотрит на это побоище, так непохожее на то, которым она собиралась насладиться.
  
   Неторопливо Рюэль Деколь собирает все ножи, шила. С силой втыкает их один за другим в ствол медовой пальмы. Обламывает рукояти. Цепы, шкворни, забойники бросает в трясину за огромным эвкалиптом. Чвакнув, та всё принимает в себя. Молча проходит мимо оцепеневшей дочери короля, как возле неодушевлённого предмета. Выходит снова на мостик. Осматривает его конструкцию дальше, изящные перила. Определяет по ним, сооружён он достаточно давно. Бамбук стеклянный абсолютно не подвержен гниению. Впоследствии ему станет известно, он широко применяется в водоводах, очень удобен для разборки секций, целых участков, для чистки от отложения солей либо полной замены. Не раз он будет любоваться бегущей внутри них чистой водой. Покачав перила, испытывает их на прочность. Части их соединены между собой и мостиком без единого гвоздя хитроумными плотницкими вставками из железного дерева. В свою очередь то обработано резцами на некоем вращающемся станке, а также устройстве, совершающем возвратно-поступательные движения. Он осматривает канавки, прорези, отверстия. Ещё раз пытается качнуть перила уже в другом месте, убеждается они единое целое со всем, монолит. Всё делает неторопливо. Сходит с заинтересовавшего его мостика. Бесследно исчезает в лесу на противоположном берегу. Старшая дочь короля с облегчением вздыхает. Её отпускает страх. И лишь тогда питон разжимает свои смертельные объятия, ускользает в полутьму под заросли ежевики. Полузадушенные им люди без сил валятся на траву. Первым, окончательно пришедшим в себя, оказывается Себастьян Кир. Внезапно без всякой видимой причины он звереет. С яростью вцепляется зубами в подвернувшуюся ему ветку квиллаи мыльной, грызёт её. Изо рта его выползает пена, в облике нет ничего человеческого. Эльвира Дела Пур, его сообщница, с ужасом взирает на него.
  
  

Часть 3

Драгоценности из владения Киров

  
   Поздней ночью во дворце происходит знаменательный разговор.
  
   - Итак, свершилось, - говорит король Ора Пур, - то, о чём я давно мечтал, - мы начали с ними борьбу и неплохо. Помог нам он.
  
   - Да, - соглашается с ним младшая дочь и, заметно, без особого восторга.
  
   - Что тебе известно к этому моменту о его каналах связи?
  
   - Ничего. Дейкин, Тилет и Карб триедино утверждают, что он ни с кем не видится, ни с кем не входит в связь, не использует тайники. Они перещупывают каждую травинку, листочек в местах, где он хоть однажды кратковременно побывал. Чисто. Очень странно. Да. Моё мнение - эта задача не для них.
  
   - Кого ты хочешь?
  
   - Игана, Швею, Пачикаса и Салирона.
  
   - Зачем так много?
  
   - Солидную часть времени он проводит в сельве, вот зачем.
  
   - Они все заняты. Но делать нечего. Я сниму их с задания, отошлю в твоё распоряжение. Кроме того, поступим ещё так. Праздник заканчивается, оттуда он уйдёт... или останется, как думаешь?
  
   - От него можно ожидать всего.
  
   - Тебе было бы неприятно, если бы он женился на племяннице нашего Президента Академии?
  
   - Папа!..
  
   - Молчу. Возьмёшь ключи от южных наших покоев. Бедный мой брат, ему уже никогда ими не пользоваться. А они так ему нравились. Царствие ему небесное!.. Отдашь ему. Этим знаком мы благодарим его за услугу королевству. Он будет доволен, мы - тоже. Тебе и твоим сыщикам будет легче проследить за ним.
  
   Юная принцесса делает гримасу.
  
   - У меня были другие планы насчёт него.
  
   - Сообразовывай их с моими.
  
   - Но, согласись, забавная ситуация, у нас в гостях неведомо кто.
  
   - А ты с тем, что он заслужил. Мы были на краю гибели.
  
   Эния Дела Пур делает вторую гримасу.
  
   - Если оценивать вещи с позиции де-факто, а не де-юре, то - да. Я пытаюсь построить с ним отношения на правовых основах, на принятых у нас традициях. Меня бесит его роль Ни От Кого Независимого Никто. А как он ведёт себя со мной? Возмутительно.
  
   - А мне казалось напротив.
  
   - То есть?
  
   - Оберегательно.
  
   - Ты намекаешь на моё избавление от жирных церковных хрюшек?
  
   - Не только. Он недаром возмущает твой сердечный покой, причём средствами более основательными и чувствительными, чем все твои поклонники. Ассортимент их разнообразит. В конечном счёте, оберегает тебя от них. Ясное дело, все они шелуха, полова. То, что делает он, чем стараются поразить тебя они, несоизмеримо по значимости. Не стоит даже сравнивать.
   - Правда?.. Ты так считаешь?.. - заинтересовывается принцесса.
  
   Беседа их неожиданно прерывается взволнованным дворецким.
  
   - Ваше Величество! Прошу извинить, - нерешительно он останавливается на пороге.
  
   - Проходи. Что случилось?
  
   - Прибыло шесть подвод.
  
   - Каких?
  
   - Из владений Киров.
  
   - Ну и что?
  
   - Старшина возчих просит принять груз.
  
   - Что за нелепость?.. Какой?
  
   - Драгоценности: золото, серебро, украшения.
  
   - Что?..
  
   Дворецкий повторяет.
  
   - Откуда они?
  
   - Из тайных захоронений Их Преосвященств на Пожне, Подколодновке, Песковатке, Сухом Логе.
  
   - Кто их обнаружил? Кто послал? - в два голоса спрашивают отец и дочь.
  
   - Некто по имени Странник.
  
   - Распорядитесь узнать, кто он.
  
   - Уже сделано, Ваше Величество. Человек этот ваш гость, Рюэль Деколь.
  
   Не сговариваясь, отец и дочь тотчас же выходят во двор. Разглядывают броши, кулоны, подвесы, серьги, перстни, кольца с камнями. Юная принцесса иногда издаёт изумлённый возглас. Поразившие её предметы откладывает отдельно в сторонку.
  
   - Зачем ты это делаешь? - спрашивает её отец.
  
   - Это вещи, которые я знаю, могу сказать, кому они принадлежат. Здесь фамильные реликвии, наследственные ценности, вещи, которые никому не должны передаваться ни при каких условиях.
  
   - Твоё мнение это добыто бесчестным путём? Награблено?
  
   - Полагаю, дело обстоит хуже. Их владельцы пострадали из-за них.
  
   - Печально. Но это нам на руку. Поступим так. Мы выставим всё в церемониальном зале для всеобщего обозрения. Завтра во время утреннего приёма мы узнаем массу интересного. Опознанные вещи вернём родственникам. Золото реквизируем. Давай немного порассуждаем. В первую очередь займёмся сопоставлениями. По какой причине могло произойти подобное событие?
  
   - Киру в ответ на его попытку похитить меня вместе с драгоценностями казны нанесён ответный удар?
  
   - Совершенно верно. Сокрушительной силы. Безжалостный, позорящий его. Вряд ли он когда-нибудь оправится от него. Кто ещё мог так заступиться за тебя? Наш разговор о юноше можно считать удачно завершённым, не так ли?
  
   - Я учту твою позицию, но сделаю немного по-своему. Ты разрешаешь?
  
   Король не может долго противиться, уступает любимой дочери.
  
  

Часть 4

Калабарские бобы

  
   Утром следующего дня к Рюэлю и Юноне подходит королевский слуга. Молча вручает ему ключ. Тот с недоумением крутит его в своих руках.
  
   - Что это?
  
   - Ваши апартаменты. Если, конечно, вы их пожелаете.
  
   - Кто их мне предлагает?
  
   - Его Величество.
  
   - Где находятся комнаты?
   - В южном крыле дворца. Вы изволите посмотреть сейчас или к вам подойти позже?
  
   Деколь смотрит на спутницу.
  
   - Мы их пожелаем? Или довольствуемся тем, что у нас есть?..
  
   Девушка молча разворачивает его на сто восемьдесят градусов от себя, чувствительно толкает в спину. Комнаты оказываются настолько шикарными, что Юнона тотчас с первого взгляда на них многозначительно произносит "Да, Рюэль!", - и сразу была наказана, не помогла реакция, до сих пор спасавшая её. На мгновение она побывала в объятиях.
  
   - Уфф!.. Решил для начала потренироваться на мне?.. Очень крепко. Надо нежней. Нет, не со мной.
  
   Она уворачивается от юноши, выскакивает из комнаты на крыльцо.
  
   - Не надо убегать от меня, я тебя, как сестру.
  
   - Тоже нашёлся мне братец. Вот она... твоя сестра, - говорит тихо, - подходит к нам. - На ней и упражняйся. Спорю, обнять её, как меня, ты заробеешь?
  
   - Ты не платишь проигрыши, и поэтому спорить с тобой неинтересно.
  
   - Деколь, - строгим голосом начинает говорить ещё издали принцесса Эния Дела Пур.
  
   Похоже, она видела, как он заигрывал с Юноной. Дочь короля в белоснежном наряде настолько ослепительном, в те места, куда попадают лучи солнца, невозможно смотреть. Белый цвет у неё, по-видимому, любимый.
  
   - Да?
  
   - Вы осмотрели ваши комнаты?
  
   - Взглянул на одну из них. Своим великолепием она меня поразила, её - тоже. Очень шикарно и неожиданно. Несравнимо с первой моей обителью. Посмотреть остальную часть апартаментов помешала мне она. Я пытался её изловить и наказать за несовместимые с истиной замечания, но ваше несвоевременное появление помешало довести мне дело до конца. Полагаю, она такая же роскошная? Если да, не знаю, чем и как благодарить вас. О подобном жилище я не мог и мечтать.
  
   - Я здесь ни при чём, я была против. Причина простая. Мне не удалось установить кто вы, откуда и зачем. Вас попросту не знают. Никто и нигде. Вы рады?
  
   - Несказанно.
  
   - Что меня больше всего поражает, ваша способность изъясняться с людьми на их собственном языке. Вы знаете, сколько представителей по секрету уведомили меня, что вы их и ничей больше земляк?
  
   - Нет, не знаю.
  
   - Восемнадцать! - с чувством произносит принцесса. - Я сама свободно говорю на шести языках. Должна сознаться, знания их дались мне тяжким трудом. Но двадцать - это чересчур. Сколькими языками владеете вы?
  
   - Всеми.
  
   - Но ведь это многие сотни?
  
   - Да.
  
   Эния Дела Пур тяжело вздыхает.
  
   - И я должна этому верить?
  
   Демонстративно юноша отворачивается от неё. Некоторое время она созерцает его спину.
  
   - Хорошо, предположим, вы говорите на всех языках. Не отрицаю, у вас огромная заслуга перед нашим королевством. Очевидно, что вы не бедны, но, согласитесь со мной, этого недостаточно, чтобы построить с нами официальные отношения?
  
   - Охотно соглашаюсь с вами.
  
   - Не желаете ли вы сами должным образом представиться ко двору? Чтобы официально быть принятым у нас?.. Их Величества Король и Королева смогли бы тогда в вашу честь провести аудиенцию?
  
   - Нет.
  
   - Причину объясните?
  
   - Нет.
  
   - Но она есть?
  
   - Да.
  
   - Вы принимаете эти комнаты?
  
   - Приходится. Мне негде жить.
  
   - У вас не пошли дела с невестой? Она ещё не жена вам?
  
   - Увы, ваша милость, она сопротивляется мне.
  
   - Что так? Может, вы плохо стараетесь?
  
   - Хорошо. Изо всех сил.
  
   - И чем она мотивирует отказ?
  
   - Этого я никому не могу сказать, а вам - в особенности.
  
   - Одной мне? Интересно, почему?
  
   - Этого, тем более, не скажу. У меня просьба к вам.
  
   - Ну?.. Какая?
  
   - Не могли бы вы припомнить какой-нибудь древний указ, по которому её можно было бы насильственно выдать за меня замуж?
  
   На мгновение на губах принцессы возникает улыбка, которую она тут же подавляет.
  
   - Вы соизволили произнести нечто несуразное. Уверяю, сейчас вам будет не до шуток. Идёмте за мной.
  
   - Без неё?
  
   - Желательно, чтобы и она присутствовала.
  
   После нескольких минут ходьбы по зелёному холму они подходят к левому крылу дворца. Принцесса вводит их в огромную комнату. Довольно долго отсутствует. Зал начинает наполняться людьми. Вначале приходит дюжина слуг в зелёных ливреях. Затем к ним присоединяются их товарищи в синих и красных одеяниях. Полукругами они выстраиваются в три шеренги. Несколько минут спустя торжественной поступью выходит ещё один в золотом шитье с подносом в руке. Он занимает место впереди всех. Томительные минуты ожидания. Появляется принцесса вместе с сёстрами, гостями. Эния Дела Пур становится напротив юноши.
  
   - Уважаемые дамы и господа! - начинает она. - Мы собрались здесь вот по какому поводу. Впервые за всё время существования королевской династии Ора Пур мы вынуждены принять у себя во дворце за особые заслуги человека, который пожелал быть инкогнито. Нам известно только его имя, фамилия и больше ничего, и то с его слов. Все наши попытки узнать, кто он потерпели неудачу. Достоин он этой чести или нет, пусть рассудит Всевышний... Рюэль Деколь! На этом подносе стоит два бокала. В одном из них чистая родниковая вода, в другом - настой на калабарских бобах, яд. Вы сейчас на глазах у всех выпиваете содержимое одного из этих бокалов. И, если вы останетесь живы, это знак того, что вы достойны, вы поселитесь у нас; если нет - судьба отбраковала вас, уготовила место на Повани. Вам всё понятно?
  
   - Нет.
  
   - Что именно?
  
   - Мне надо разъяснить, что такое Повань.
  
   - Название местечка, где располагается наше кладбище.
  
   - Теперь всё ясно.
  
   - Хотите что-нибудь сказать?
  
   - Конечно. А если я откажусь сейчас от вашего гостеприимства, третий вариант возможен?
  
   - Да. Вы избавляетесь от испытания калабарами, но тогда немедленно покидаете королевство.
  
   - Кто приготовлял настой?
  
   - Я сама.
  
   - Крепость его достаточная?
  
   - Вы боитесь, что вам не хватит?
  
   - Было бы досадно зависнуть между тем и этим светом.
  
   - Будьте спокойны, если вам не повезёт, вы умрёте мгновенно.
  
   - Верю вам.
  
   Он обращается к слуге в золотом. У него каменное выражение лица.
  
   - Напиток охлаждён?
  
   Дождавшись от него утвердительного кивка, берёт в руки бокал.
  
   - Итак, вы решили испытать судьбу?
  
   - Как видите.
  
   Юноша подносит бокал к губам.
  
   - Одну минуту, - останавливает его принцесса. - Вполне возможно, что вы живёте последние секунды. Не хотите ли подать апелляцию?
  
   - Нет.
  
   - Сообщить нам нечто, из-за чего это испытание потеряет смысл?
  
   - Нет.
  
   - Отсрочить его? Заменить другим?
  
   - Нет, нет, и нет - ко всем последующим вашим предложениям. Не хочу даже выслушивать их.
  
   Юноша поворачивается к Юноне.
  
   - Извини, что пью один, не предлагаю тебе, напиток специфичный.
  
   Залпом он осушает стакан. Ставит его на поднос. Слуга поворачивается, чтобы уйти.
  
   - Куда?.. Стой! - приказывают ему.
  
   Слуга замирает.
  
   - Я не напился.
  
   Он берёт у него второй бокал и также залпом выпивает его. Кланяется обществу. Подхватив ошарашенную всем виденным Юнону, удаляется.
  
   В оставшуюся часть дня настроение у Энии Дела Пур было хуже некуда. В приватном разговоре со своими сёстрами, Региной и Феей, она многократно заявляет им, как жаль, что всего случившегося нельзя переиграть. Во второй раз вместо безобидного оранжада она напихала бы калабарских бобов в оба бокала. До отвала. Ей невдомёк, что результат и в этом случае был бы тот же.
  
   Как ни странно, история эта имела самое неожиданное продолжение. Благодаря болтливости некоторых присутствовавших на этой процедуре, среди золотой молодёжи в моду вошло новое испытание на мужество: проба на калабарах, судилищных бобах. Прошедшим испытание вручался нашейный медальон из чистого серебра. Внутрь закладывался список членов комиссии, проводившей суд, ставилась дата, их автографы. Число жертв было настолько значительно, что новая затея становится известна королю. Он учреждает следствие. В итоге любимая дочь Эния провела несколько дней в своей комнате без права переступать его порог. Проба на калабарах была официально запрещена. Сидя в кресле-качалке у окна с книгой в руках, Эния Дела Пур значительную часть своего времени посвящает не чтению, различным планам будущего отмщения. Они были самыми разнообразными, один слаще другого.
  
   Юнона, после того, как убедилась, что безрассудный поступок юноши не заканчивается несчастьем, воскликнула:
  
   - Ну, ты даёшь!.. Откуда только выискался на мою голову! Я чуть не умерла от страха.
  
   - Я говорил.
  
   - Повтори.
  
   - Из группы галактик Вирго.
  
   - Ух, так и убила бы!
  
   - За что?
  
   - Твои шутки. Замечу, они совсем не остроумны, всем известны давно и надоели. Если бы один из напитков оказался отравленным, что тогда?
  
   - Всё равно я выпил бы его.
  
   Некоторое время горванская девушка-астроном размышляет на тему, не сумасшедший ли он. Приходит к оригинальному выводу.
  
   - Даже смерть может быть желанной, если она от рук своей любимой? - высказывает догадку.
  
   Такую же мысль, но в другой форме, Фея Дела Пур излагает своей младшей сестрёнке после некоторого времени, понадобившегося на осмысливание произошедшего.
  
   - Мне кажется, он очень умён, решился на этот смертельный трюк лишь бы поразить тебя.
  
   - Да? - вопрошает та. - Тогда ему всё.
  
   - Что ты с ним сделаешь?
  
   - Замучу до полусмерти, а затем скажу "нет".
  
   - А, может, "я люблю тебя"?
  
  

Глава 11

Переговоры на тахионах

  
   - Аларм! Я - Родина!
  
   - На приёме!
  
   - Контрольная связь. Как самочувствие?
  
   - Восторженное.
  
   - У нас у самих такое же. Если бы только видел, что у нас творится, всеобщая небывалая эйфория. Смотрим на всё, передаваемое тобой, не отрываясь. Что больше всего тебя поразило на Горване?
  
   - Цветы. Это нечто бесподобное. Надо не просто видеть их, осязать исходящий от них аромат, ощущать их свежесть, первозданность.
  
   - Ещё что?
  
   - Вода, чистейшая, горная и очень вкусная. Она насыщена микроэлементами, взятыми у вулканического туфа. Никогда в жизни такой я не пил. Дальше - воздух, - первородный, не тронутый индустрией. Здесь очень легко дышится. Ну, и главное, полное отсутствие отчуждения. Ты знаешь, как это бывает в других мирах. Там всё иное, чувствуешь себя пришельцем, чужаком. На каждом шагу натыкаешься на нечто, тебе неизвестное, непонятное, зачастую неприемлемое. А здесь всё своё, родное, ты будто у себя дома. Привыканию к планете, живущим на ней людям, знаешь, что ещё способствует? Лексика. Очень широко здесь используются просторечные слова и выражения, причём не только обычными людьми, но и высококультурными, широко образованными. Чтобы не выделяться, я также стал употреблять её, и настолько нахватался, что не могу теперь обходиться без неё. Когда я появлюсь в ЦКБ, боюсь, шокирую вас и не один раз, сам не замечу этого.
  
   - Ненормативной лексикой также?
  
   - Как ни странно, её здесь нет. Имеется некий слабый аналог. Употребляется также часто, как у нас мат, но всё же им не является.
  
   - Приведи хотя бы один пример.
  
   - В рот кило куколя. Используется, когда человек сильно поражён.
  
   - Что означает?
  
   - Не абракадабру, как может показаться с первого взгляда. Куколь - плоды, специальным образом обработанные - широко распространённое лакомство. Всё остальное не требует объяснений.
  
   - Выражение принято народом из-за удачной фонетической связки компонентов?
  
   - На этот вопрос сподручнее ответить языковеду.
  
   - "Сподручнее" - просторечное выражение, не свойственное литературной речи.
  
   - Вот видишь, один раз ты уже меня подловила.
  
   - Два раза.
  
   - Хорошо - не подловила, а поймала.
  
   - Что ещё поразило тебя на Горване?
  
   Я пользуюсь старинным классификатором растений. Ни разу ещё он не дал осечки. На планете произрастает всё то же, что росло в древности на нашей земле. Очень редко попадаются новые виды, но это естественно, так и должно быть. Ареалы их не могут быть постоянными. Дальше. Домашние животные. Наверное, также у наших предков паслись всюду козы и были они такими же бодливыми. В первую ночь в гости ко мне пожаловал, кто бы ты думала? Пушистый дворцовый кот, настоящий красавец, и с тех пор не порывает со мной дружбы.
  
   - И чем он тебя сразил?
  
   - А точь-в-точь как у меня дома: важный, любит сметанку, лезет в кровать ко мне, мурлыка, ничем абсолютно не отличается. Где ещё, в каких мирах, ты можешь столкнуться с подобным?
  
   - Я думала, ты назовёшь девушек.
  
   - Да?.. Но они совершенно иные.
  
   - Какое основное отличие от нас?
  
   - Тем, что они ... больше девушки.
  
   - Не поняла.
  
   - Десять лет я за тобой буду ухаживать, десять лет ты будешь ко мне присматриваться, а затем окончательно решишь, - нет, я не тот. Возьмёшь в мужья замухрышку, которого подсунет тебе машина.
  
   - А ты как хотел?
  
   - Сегодня я познакомился с ней, а завтра она моя. Любовь с первого взгляда.
  
   - Ох... Ух... Ладно... Не морочь мне голову. Не любовь это, а постель. Тут кое-кто хочет выйти на связь с тобой. Дать разрешение?
  
   - Не возражаю.
  
   - Предупреждаю, за твоими похождениями следит огромное количество людей, еле успеваем уплотнять каналы.
  
   - Польщён. Не ожидал.
  
   - Вот знай. И не очень там задавайся.
  
   - Я и так, чтобы не напугать их, стараюсь своими возможностями пользоваться в меру необходимости... Ранелька, а ты следишь за мной?
  
   - Нужен ты мне. Привет ей!
  
   - Кому?
  
   - Той самой. Будешь задирать её дальше, предсказываю, она объявит тебя персоной нона грата.
  
   Выпустив эту шпильку, старшая смены ЦКБ исчезает.
  
  

Глава 12

Выигрыш кота

  
   Одуряющая жара заставляет прохожих двигаться в тени деревьев, реже выходить на открытые пространства. Рюэль Деколь идёт по самому солнцепёку, натыкается на неизвестную ему длинную галерею. Она густо обвита краснопузырником, прохладна. Небольшая скамеечка с удобной спинкой соблазняет присесть на неё. Три дерева, османта душистых, с мелкими, незаметными цветочками, но сильным одуряющим запахом заставляют его подняться, пройти извилистой тропинкой по меловому холму ближе к дворцу. Облюбованная им беседка почти под самыми окнами его нового жилища оказывается занятой. Под листвой витекса священного три девушки: Эния, Фея и та, которая после ночного дежурства в обсерватории должна была бы спать, Юнона. Причём, удивительное дело, она сидит в обнимку с Феей. Подруги?.. Почему раньше они не выказывали подобной близости?.. Рядом с ней по другую сторону юноша, Кадерий Пац. Как человек, личность, для него пустое место. Странно. Он для чего здесь?
  
   Ещё на подходе к ним он догадывается, говорящие между собой девушки представляют единое целое, объектом их внимания является он. И сидят они здесь близко у его жилища недаром.
  
   - Добрый день!
  
   - Добрый!
  
   Разговор начинает Юнона. Остальные с большим любопытством слушают.
  
   - Я думал, эта беседка свободна.
  
   - А чем не понравилась та?
  
   - Запахом душистых османтов. Поразительно мелкие цветочки, а испускают такой сильный аромат, у меня голова от них закружилась.
  
   - Да, они как раз распустились, и будут благоухать целую неделю. Мы сразу предположили, ты долго не просидишь там.
  
   - Я не сразу разобрался, что так сильно пахнет.
  
   - А как ты это сделал? Деревья-то высокие?
  
   - Очень просто. Подбирал разные лепестки на земле, нюхал их. Я не помешал вам? Могу перейти в беседку по соседству.
  
   - Обвитую диким виноградом?
  
   - Нет, выше по склону, покрытую плющом и хмелем. Она прохладнее.
  
   - Не помешал.
  
   - Вы не возражаете, если я присяду напротив?
  
   - Нисколько.
  
   - Я пробежал по лесу порядочное расстояние, тянет отдохнуть.
  
   - Видел в сельве кого-нибудь?
  
   - Да, зелёного такого, толстенького, трёхпалого. Очень агрессивного.
  
   - Это топтун, он неопасен.
  
   - Вот как?.. Но он напал на меня.
  
   - Шипел, прыгал и топал лапами?
  
   - Да. При этом у него был зверский вид.
  
   - Это он так отпугивает от себя. За это его и прозвали топтуном.
  
   - Спасибо, что сказала. В следующий раз, когда он мне попадётся, я сам буду на него топать. Не знаю только насчёт шипения и зверского вида, получится или нет, как у него, но я постараюсь.
  
   - Кое-кто невольно заулыбался, но не все.
  
   - Мы вас ожидали, - сообщает ему Эния Дела Пур.
  
   - Я вам нужен?
  
   - Вы - нет, ваша осведомлённость - да. Впрочем, раз вы оттуда, - она кивает в сторону джунглей, - вряд ли вы сумеете ответить на мой вопрос.
  
   - Хотите со мной поспорить?
  
   - На что? - тотчас с азартом восклицает принцесса.
  
   - Вы отдаёте мне кота Ерёму.
  
   - Как? Этот мерзавец продолжает делать визиты к вам?
  
   - Каждую вторую ночь он проводит у меня, а в остальные, полагаю, он обитает у вас?
  
   - Да. И что там он у вас делает?
  
   - Спит, мурлычет.
  
   - У вас в постели?
  
   - Да. Устраивается у меня в ногах или под боком. А один раз просыпаюсь и вижу, он примостился на мне, пришлось спихнуть его.
  
   - Ах, он негодяй! Забирайте его!
  
   - Спасибо! Ваш вопрос?
  
   - Во время карнавала в Орижели потерялись Их Святейшества. Мы опасаемся за их драгоценные жизни.
  
   - Вы тревожитесь не зря, ваша милость. Они в целостности и сохранности откушивают сейчас поросёночком с хреном, хорошо откормленным, упитанным, поданным им в количестве, явно вредным для их здоровья. Если их не остановить, они могут серьёзно пострадать от обжорства.
  
   - Где?
  
   - В подземелье пещерного храма на Кашгаре.
  
   - Заозёрного?
  
   - Нет, ближе - Семиречного.
  
   - Охрана?
  
   - Две дружины.
  
   - Есть потайной выход?
  
   - Да, в церковь Святого Петра.
  
   - Вы, случаем, белой и чёрной магией не занимаетесь?
  
   - Зелёной и красной - также.
  
   - А разве такие есть?
  
   - Нет, как нет чёрной и белой магии.
  
   - Что, по-вашему, есть?
  
   - Мошенники, утверждающие, что совокупностью действий и слов можно вызвать сверхъестественные силы, использовать их по своему усмотрению.
  
   - С вами невозможно разговаривать. Вы - невыносимы. Знаете чем?.. Своей категоричностью... Вас невозможно сдвинуть ни влево, ни вправо, как вот этот сухой, бесчувственный столб.
  
   - Спасибо за сравнение!
  
   - Пожалуйста!.. Идёмте!
  
  

Глава 13

Фея в заговоре против сестры

  
   Вся компания разом поднимается, уходит. Оставляют его одного. В размышлении. Во время этого короткого разговора его внимание привлекает Фея Дела Пур. Наряженная в нежно-кремовое, обведённое оранжевыми полосками, платье, в вишнёвых туфельках, с бутоном орхидеи в руке, ещё не распустившейся, но уже испускающей чудесный аромат, она почему-то под его взглядом каждый раз опускает глаза, терпеливо ожидает, пока он разглядит её всю, затем снова поднимает их. Благодаря её молчаливому позволению он увидел её и в тех местах, мимо которых взгляд обычно скользит быстрее. Внезапно, по наитию, он догадывается, что этот тщательно продуманный, высокохудожественный наряд для него. Внимательно взглянув на покинутую девушками скамейку, он убеждается, что одна из них не ушла, а осталась с ним. На стволах бамбука лежал бутон орхидеи. Что это означает?.. Простая забывчивость?.. Знак ему, чтобы он остался, она придёт?.. Или нечто, более серьёзное? Этот вопрос надо срочно выяснить, принять по нему необходимые меры. Отношения с сестрой Энии должны быть строгими. Никаких заигрываний с ней, подобно тех, которые он имеет с Юноной, недомолвок, малейших намёков на флирт. Всё должно быть в рамках приличий. До сих пор они были пущены на самотёк. Не исключено, он допустил ошибку. Вещь эту нетрудно проверить. Прямо сейчас.
  
   Он берёт орхидею. Неспешно поднимается по ступенькам из плиток красного мрамора, изящно врезанных в камень. Пассифлора голубая /семейство страстоцветковых/ зелёным ковром взбегает вверх на площадки, расходится в галереи вдоль холма, вьётся по балюстрадам, бамбуковым перекладинам беседок для отдыха, взбирается вертикально по камню к следующей террасе. Королевский и дворцовый парки тщательно продуманы. Виды не повторяются. Ты постоянно чувствуешь его, царство растений. Здесь, на Горване, у него образовалась устойчивая привычка классифицировать. Не доходя вершины, юноша сворачивает в понравившуюся ему аллею. На смотровой площадке разглядывает исключительной живописности склон, густо затенённый пуерарией опушённой /семейство бобовых/. Туф под её зеленью отдаёт прохладой. Декоративная лиана /кендырные/ образовывает красивый навес над головой. Белые душистые цветы её пахнут приятно, не вызывают головной боли. В надежде увидеть ещё что-нибудь столь же чудесное, он проходит дальше. Ещё одна неведомая галерея. Усыпана цветами лианы бигнонии коготковой. Мимо живой ограды из цеструма, наклонно растущей криптомерии элегантной он углубляется в неё. На повороте сталкивается с ... Феей Дела Пур. В этом царстве цветов и растений девушкам, очевидно, не положено одевать одно и тоже два раза. Она в платье небесно-голубого цвета. В волосах заколка такого же оттенка. Мельком взглянув на орхидею, она останавливается перед ним. Секунду-другую они молча смотрят друг на друга. Затем он делает шаг вперёд, девушка оказывается в его объятиях. На какое-то мгновение она сама прижимается к нему, но затем отстраняется.
  
   - Изумительно! - весело говорит. - Что угодно, но этого я не ожидала.
  
   - Извините, я - также.
  
   - Такие поступки обычно снабжают объяснениями?
  
   - Я согласен.
  
   - Итак?
  
   - Между нами произошёл кратковременный контакт по духу.
  
   - По какой причине?
  
   - Возможная - одинаковые характеры.
  
   - Ещё?
  
   - Не могу сказать.
  
   - Тебе немного помочь?
  
   - Если так...
  
   - Я - её сестра? - с улыбкой, ласково спрашивает она.
  
   Юноша молчит. Девушка порывисто хватает его за руку.
  
   - Я так и поняла... Хочу с тобой дружить.
  
   - Как девушка?
  
   - Что ты! Как можно? Я люблю её.
  
   - Я согласен. На какой основе?
  
   - В ваших краях ты, наверное, не один такой?
  
   - Верно... Понял. А почему ты считаешь, что я откуда-то?
  
   - Почувствовала. Наверное, очень издалека? Где никто не бывал?
  
   - Да.
  
   - Заметь, я не прошу раскрывать своё инкогнито.
  
   - Ценю и обещаю, обо всём ты узнаешь первая.
  
   - Договорились. Хочу помочь тебе с Энией.
  
   - Как?
  
   - Надо, чтобы она чуть-чуть поревновала.
  
   - К кому?
  
   - А хотя бы и ко мне.
  
   - А это не жестоко?
  
   - О, ещё как!
  
   - Можно, я тебя поцелую за это?
  
   - Пожалуйста.
  
   Вызывающе девушка подставляет ему губы. Юноша надолго приникает к ним.
  
   - Может, обойдёмся без неё? - спрашивает он, когда Фея Дела Пур восстанавливает дыхание.
  
   - Во-первых, целоваться так, - сердито говорит она, - нечестно, и, во-вторых, тему эту мы обсуждали.
  
   - Прошу простить, я проверял тебя на искренность.
  
   И он вторично в одно касание целует её.
  
   - Вопрос к тебе один можно?
  
   - Хоть два.
  
   - Почему ты до сих пор на меня нуль внимания, а сегодня вдруг решилась?
  
   - Ты жил у Юноны.
  
   - Дальше.
  
   - Она моя подружка с детства. Не хотелось путаться у неё под ногами.
  
   - А сейчас?
  
   - Всё в порядке, она высказалась.
  
   - Кадерий Пац с нею сегодня не случайно?
  
   - Да, это знак, отставка и... наказание тебе.
  
   - То есть, я ещё могу надеяться?
  
   - Увы, она пришла к убеждению, что ты не её поля ягодка.
  
   - В каких словах?
  
   - Этого я не могу повторить.
  
   - Ты мне разрешила задать два вопроса. Можно второй?
  
   - Да. И третий.
  
   - Как ты относишься к её словам, что я легковесный, удачливый, самоуверенный, в красивой чересчур упаковке флажерон, не прочь поухлёстывать за всеми без разбора девушками? Несчастлива будет судьба той, кто соблазнится мной?
  
   Фея Дела Пур изумлена.
  
   - Как ты узнал? При нашем разговоре не было ни единой души! - восклицает она.
  
   - А чисто случайное попадание в цель? Оно не в расчёт?
  
   - Нет, нан, нон, - отвечает она на трёх языках. - Точное словесное изложение.
  
   - Я там был третий, но вы меня не заметили.
  
   - Если и не ты, - задумывается девушка, - то кто-то был. Но как мы прошляпили?.. Растяпы! Отвечаю на твой вопрос. Для начала замечу, Юнона полная противоположность мне. Она оценивает все события умом, собирает впечатления по крохам, я же охватываю всё чувством, поэтому обычно вижу больше. И вот моё мнение по этому вопросу... ты на неё действительно обижен?..
  
   - Да, изменила с кем, Кадерием Пацем, человеком, сбегающим от своих невест, да ещё таким оригинальным способом.
  
   - А как он сбежал от неё?
  
   - Через фрамугу куриного сарая, свиной хлев, собачий лаз под изгородью. У него был самый непрезентабельный вид, - вся одежда покрыта поросячьими экскрементами, - когда он явился перед очи Юноны, красноречиво описал как он торопился к ней. Ни на единую секунду она не должна была усомниться, что в его мыслях только она, она и она.
  
   Фея смеётся.
  
   - Представляю. Неужели, ты думаешь, она согласится связать свою судьбу с подобным пустоголовым малым? Не поверю. А, следовательно, мы говорим не о том. Хочешь спросить меня ещё о чём-нибудь?
  
   Юноша мнётся.
  
   - Вот таким вы мне нравитесь. Хочешь знать, как относится к тебе ещё одна девушка?
  
   Он молчит.
  
   - Я жду ответа... Смотрите, вот и она, легка на помине, - восклицает Фея, - там за кетлиями... Сейчас она выйдет, увидит нас.
  
   Инстинктивно Рюэль Деколь отступает за жасминовый куст.
  
   - Ага! - со злорадством замечает принцесса. - Целоваться со мной у вас достаёт смелости, а показаться ей на глаза вместе со мной нет.
  
   Она ухватывает его за руку и выводит на открытое место.
  
   - Будьте мужчиной! - приказывает. - Стойте здесь! Пусть она видит, что вы не привыкли терять время. Не получилось с одной, тут же взялись за другую.
  
   - Да, но она может обо мне так же плохо подумать, как Юнона.
  
   - Вот и прекрасно.
  
   Он подчиняется.
  
   - Да вы совсем неопытны! - с досадою восклицает девушка.
  
   - Вынужден признаться, да.
  
   - Как же вы ухаживаете у себя за девушками?
  
   - Несколько иначе.
  
   - Представляю, подходите к незнакомке: "Здравствуйте, Маша, я - ваш Паша".
  
   - Да, так.
  
   - И она не засмеется над тобой?
  
   - Она подобрана ко мне.
  
   - Как подобрана? Из кого?
  
   - Изо всех живущих.
  
   Фея Дела Пур изумлённо смотрит на собеседника, не шутит ли он?
  
   - Неужели это возможно?
  
   - Да, с помощью специальных очень умных и быстро работающих устройств.
  
   - Фантастика! Никогда ни о чём подобном не слышала.
  
   - Это неудивительно, по развитию мы опережаем вас.
  
   - Даже так?.. Подождите, подождите, это что же выходит?.. И Эния?
  
   Юноша молчит.
  
   - Я вас спрашиваю, и Эния?
  
   - Да.
  
   - Изо всех живущих во Дворце, его территориях или целом королевстве?
  
   - Нет... на всём белом свете. У вас, в вашем королевстве я появился из-за неё.
  
   - Уфф!.. Она нас заметила. Прекратим этот разговор. На первый раз для меня достаточно. Расходимся у неё на глазах. На этом перекрёстке мы с вами столкнулись случайно. Таковым будет объяснение для неё. Чтобы она приревновала, возьмите мою руку на прощанье, немного подержите её в своей. Всё. Достаточно. Где и когда мы видимся вновь?
  
   - В пять часов вечера у родника в маклюровой роще. Устраивает?
  
   - Нет, здесь же. Пусть она знает, где нас искать. Я побежала, зароню в её уме первые подозрения. Мой совет вам. Ни за что, ни при каких обстоятельствах не признавайтесь ей в любви, и она будет ваша. Почему? - спросите вы. Она пресыщена признаниями, - отвечу вам я. Если в этом вопросе вы будете долго сопротивляться ей, она войдёт в азарт и сама попадётся. Поняли?
  
   - Нет. Как она... попадётся?
  
   Выразительно девушка смотрит на него.
  
   - Я не собираюсь размусоливать вам элементарные вещи. Доходите до них своим умом, точнее, чувствами. Ясно? Пока!
  
   Фея Дела Пур машет своей сестре рукой, просит подождать её. Рюэль Деколь решает подслушать начало разговора.
  
   - Эния, везде ищу тебя, хочу показать одну штучку.
  
   Испытующе та смотрит на неё.
  
   - Ищешь меня, находишь других?
  
   - Кого ты имеешь в виду?.. А... его?
  
   - Да, его, "жутко симпатичная сестрёнка".
  
   Фея улыбнулась выпаду.
  
   - Действительно, он мне в третий или четвёртый раз сегодня попадается. Случайность. Каждый раз я немного болтала с ним о том, о сём. Ничего серьёзного. Не ревнуй. Идём ко мне в комнату.
  
   Улыбнувшись, юноша отключается. Фея строго придерживалась взятых на себя обязательств в интерпретации, о которой они уславливались. Эния Дела Пур не издала ни единого звука в ответ на откровенную ложь сестры. Она не могла не заметить, как он держал её руку в своей руке. Их задумка сработала.
  
  

Глава 15

Строгая инспекция

  
   - Дежурным сектора МГК 4000А вызывается на связь.
  
   - Ранелия, слушаю... Ох, извини, Виньета. Почему на меня работаешь ты? Где Ранелия?
  
   - Рядом. Сегодня провожу инспекцию, никуда на делась твоя Ранелия.
  
   - Почему ты называешь её моей?
  
   - Знаю, как ты объяснялся с ней в прошлый раз. Всё знаю.
  
   - Черти вы полосатые, никакой тайны вам нельзя доверить, а особенно сердечной.
  
   - Про сердечные ты как раз молчишь, особенно не распространяешься. Молодец!
  
   - Правда?.. Виньеточка, поделись.
  
   - Хоть ты и пикируешься с Энией, на уме у тебя Юнона.
  
   - А Ранелия считает наоборот.
  
   - Ты дольше морочил ей голову... Я посмотрела тут у неё входящие-исходящие и нахожу, что она слишком с тобой либеральничает. Она передавала тебе предупреждение медицинского центра, что у тебя пошёл белок?
  
   - Передавала.
  
   - А ты что?
  
   - Я ответил, вижу, свои экспресс-анализаторы работают.
  
   - Но выход белка усилился. Ты чем там занимаешься вместо отдыха?.. Почему так произошло? Работаешь один без подстраховки... А если с тобой что случится?
  
   - Виньета, ты меня проняла, я всё осознал, инквизитор ты мой дорогой. Уступи место хозяйке, буду каяться.
  
   - То-то же... Чтобы все объяснения от и до без пропусков были изложены в докладной.
  
   - Условие принимаю. Что-нибудь сооружу правдоподобное, чтобы начальство не так цеплялось к вам, ко мне заодно.
  
   Улыбнувшись, девушка исчезает.
  
   - Ранелия, ты слушала, как меня разделывали?
  
   - С большим удовольствием.
  
   - И тебе не жалко меня?
  
   - Жалко, один бедняжка, а девушек всё больше и больше. Глаза разбегаются, правда?
  
   - Правда.
  
   - Я понимаю, они да ещё добровольное пособничество властям в заскорузлых проблемах дают тебе разрядку, но её недостаточно, ты не восстанавливаешься. Может, тебе надо разнообразить отдых? Проводить время не только с девушками?
  
   - Участвовать в новейших забавах придворных кавалеров? Взявшись с ними за руки, пропускать через себя электрический ток от лейденских банок?.. Бывать в театре теней? Смеяться там со всеми? Это чревато. Боюсь, если я начну хохотать, не смогу потом остановиться. Пойти к алхимикам с глюонной физикой?.. Либо в лаборатории, где люди сидят за ретортами, проводят опыты? Рассказать им, что кластеры атомов одних элементов могут проявлять свойства другого? Смотреть в телескоп на звёзды?..
  
   - Ты прав - это смехотворно.
  
   - Я питаю надежды на войну. Представь, я во главе войска, навстречу мне неприятельская армия. Огромная масса возможностей озадачить как ту, так и другую сторону, - до полного опупения всех без исключения воюющих.
  
   Ранелия рассмеялась.
  
   - Остаётся одно: девушки, природа, работа с учёными.
  
   - Там ты не работаешь, а, скорее, забавляешься.
  
   - Так и есть. Кто я в их глазах? Мальчишка. Разговаривают со мной свысока. Мне нравится ставить их в тупик, сбивать с них спесь. Вначале было как. Солидный дядя хорошо поставленным голосом излагает в докладе свою разработку. Я дожидаюсь сомнительного вывода, делаю краткое замечание. Оно в корне противоречит излагаемой концепции. Запнувшись на секунду, лектор по инерции продолжает речь дальше. Он полностью игнорирует меня. Но брошенное мною семя даёт ростки. Через некоторое время раздаётся чей-нибудь голос: "Подождите, батенька, остановитесь! А юноша, ведь, прав". Начинается разбирательство. Дело иногда доходит чуть не до драки, либо слёз. Во второй, третий, и последующие разы происходит то же самое. Дальше начинается интересное. Так как я не пропускаю ни одного подобного заседания, многие начинают предвкушать, как я срежу очередного выступающего. Я оправдываю их ожидания. Всё большее количество учёных начинают вмешиваться в дискуссию, поддерживают меня. Их самих на заседаниях становится больше. Но так долго продолжаться не может. Очень скоро они осознают, с кем имеют дело, и тогда я возьмусь за них всерьёз. Диспуты превратятся в монолог. Между нашими знаниями огромнейшая пропасть. Удастся ли преодолеть её? Не знаю. Легче всего мне с ребятишками. Там не надо ничего и никому доказывать. Они сразу воспринимают меня с уважением, я обучаю их по полной программе. Немало времени я посвящаю задаче задач, права или нет IDL?
  
   - И на какой ты стадии?
  
   - Мухи, коснувшейся липучки. Не хватает тяги оторваться. Но если ты, Ранелечка, поспешишь мне на помощь, я обрету свободу, воспарю в небеса.
  
   - Околдуешь кучу девушек?
  
   - Да, тебя в том числе.
  
   - Пропадай!
  
   - Интересно, и в кого ты такая втюренная? Чувствам встречным недоступная?
  
   - Не скажу.
  
   - Как бы добраться до твоего личного кода, запустить им IDL? Это возможно?
  
   - Он уничтожен.
  
   - Но на своего избранника ты успела взглянуть?
  
   - Да.
  
   - И чем он тебе не понравился?
  
   - Полнейшее ничтожество. Трутень от рождения. Пьянь. Причём неисправимая. Наркоман.
  
   - И бандюган?
  
   - Как ты догадался?
  
   - Просто. Наличествуют все сопутствующие признаки. Обычно такие люди сидят в компашке.
  
   - Так и есть. Этот со всех сторон окружён друзьями. Соответствующими.
  
   - Он видел тебя?
  
   - Нет. И не увидит. Я блокировала доступ к себе.
  
   - Этим поступком ты обрекаешь себя на полное одиночество.
  
   - Что поделать, не повезло.
  
   - Вот оно что. Надо будет как-нибудь подкатиться к тебе, несчастненькой.
  
   - Я тебе устрою такой откат, не обрадуешься. Позаботься лучше о своём здоровье. Это настоящее безобразие. Все анализы у тебя запредельные. Пойми, ты должен быть в норме.
  
   - Буду. Это я сам виноват.
  
   - Что такое?.. Немедленно сознавайся.
  
   - Ранелия, пока приватно, как другу, сообщаю, я проделал здесь одну работу, пока умолчу какую.
  
   - В режиме мультиплекса?
  
   - Да.
  
   - На сколько человек?
  
   - Пятьсот десять.
  
   - За какое время?
  
   - Четверо суток.
  
   - Непрерывных?
  
   - Да.
   - Ты что, с ума сошёл?.. Минуту, а как же Щ-станции? Они выдавали всё время розовую картинку.
  
   - Каюсь, я слегка воздействовал на них.
  
   - Теперь мне всё понятно. Как я не догадалась сама по графикам твоего самочувствия. Я грешила на рецидивы от пережитого тобой. Больше меня не проведёшь. Буду смотреть в оба глаза, придираться на каждом шагу.
  
   - Сдаюсь.
  
   - Даёшь обещание только отдыхать?
  
   - Торжественно клянусь.
  
   - До связи!
  
  

Глава 15

Утёс Сабля

  

Часть 1

Третья демонстрация сверхмогущества

  
   Принцесса Эния Дела Пур идёт тропинкой по красной глине к реке. Не дойдя до беседки в виде эоловой арфы из розового туфа, останавливается. К её досаде, любимое место отдыха занято и кем?.. На нём расположился Рюэль Деколь. Он любуется великолепием заката. Крутой склон холма, с высеченным в его камне уютным местом для отдыха, увит голубой пассифлорой до самого подножия. Лишь на утёсе "Сабля" её нет. Огромным каменным истуканом испокон веков он стоит посреди реки. Формой своей он напоминает искривлённый клинок, за что и получил своё название. Основание утёса до блеска отполировано телами хопсов. Здесь у них любимое лежбище. Дальше на другой стороне реки сенокосные угодья, пастбища, личные огороды и общественные поля. С усилием принцесса отрывает взгляд от сельвы, освещаемой контражуром. Осторожно подкрадывается к замечтавшемуся юноше. Её внезапное появление оказывается эффективным.
  
   - Ох, это вы?.. - вырывается невольное восклицание у него.
  
   На мгновение принцессе кажется, что он взглядывает на неё с восторгом большим, чем на неодушевлённый закат, но затем лицо его делается бесстрастным, он даже осмеливается выговаривать ей. И это необъяснимая резкая произошедшая с ним метаморфоза доставляет ей удовольствие.
  
   - Это нечестно, ваша милость, возникать так внезапно.
  
   Он отводит глаза от её нового платья аквамаринового цвета с золотыми розочками, но время от времени взгляд его помимо его воли возвращается к ней, как к чему-то запретному. Сердце девушки наполняется радостью. Она напрасно переживала. У него к Фее нет ничего серьёзного. Единственное разве что они договорились поморочить ей голову. Невольно сейчас он выдал себя. Свершилось! Он в её руках!
  
   - Почему? - быстро спрашивает она, решив, сейчас или никогда она добьётся своего.
  
   - Я думал кое о ком.
  
   - А, помню, помню, той с золотистыми волосами?
  
   Эния Дела Пур небрежно встряхивает копной пышных волос. Искоса юноша взглядывает на них. На лице его показное равнодушие.
  
   - С прискорбием должен отметить нет.
  
   - Другой?..
  
   - Да.
  
   - Находящейся там же?
  
   - Нет, к моему величайшему сожалению, здесь.
  
   - Поздравляю!
  
   - Не с чем, - следует довольно унылый ответ.
  
   - Она к вам равнодушна?
  
   - Если бы.
  
   - А что?
  
   - Она третирует меня полностью.
  
   - Возможно, вы её рассердили?
  
   - Да. И не один раз, - с гордостью заявляет он.
  
   - Исправьтесь, и она переменится к вам.
  
   - И не подумаю.
  
   - Будете сохнуть по ней вечно?
  
   Безвинный вопрос приводит его в замешательство. Несколько раз он взглядывает на неё, отводит глаза в сторону.
  
   - Буду, - упрямо говорит.
  
   - Чем она вам понравилась?
  
   - Внешним видом, манерой держаться, внутренней целеустремлённостью.
  
   - То есть всем?
  
   - Да.
  
   - Молодец, Юнона!
  
   - Это не Юнона.
  
   - Одна из моих сестёр?
  
   - Нет.
  
   - Её имя?
  
   - Умру, не скажу.
  
   - Первая буква её имени?
  
   - Разрешите подумать... Нет.
  
   - Ради первой буквы также готовы умереть?
  
   - Да.
  
   - Вот это да. Можно позавидовать той девушке.
  
   Эния Дела Пур сиянием синих глаз, доброжелательной улыбкой на алых прелестных губах как бы говорит ему, будь смелее, вот она я, твоя, подталкивает юношу к признанию. С большим трудом он удерживается от него. Разочарованно принцесса произносит.
  
   - А вы упрямы. На что вы рассчитываете? На снисхождение? Его не будет. Это до вас доходит?
  
   - Да. Целиком и полностью.
  
   - Подобная судьба нисколько не страшит вас?
  
   - Напротив, опасаюсь: я - человек конченный, приговорён ею окончательно и бесповоротно.
  
   - Будете вечно страдать по ней?
  
   - Даже когда она окончится.
  
   - Кто?
  
   - Вечность.
  
   - Вы изменяете своё решение?
  
   - Дайте подумать... нет... да... нет. Оставляю его прежним.
  
   - Странно, не могу понять причины вашего упорства. Ах, да, я забыла о вашем небесном происхождении. Вы пустите его в ход.
  
   - Если понадобится.
  
   - Ладно. Мы знаем, как к вам подступиться. К вашему упрямству мы подойдём с другой стороны. Известно ли вам, что к нам прибыл, наконец, преподобный Филарет?
  
   - Кто такой?
  
   - Вы серьёзно? Или чтобы позлить меня?
  
   - Ни то, ни другое.
  
   - Третьего не дано.
  
   - Вот оно. Я шучу. Он - пустынник. Сидит в недоступной местности. Смотрит на небо, пересчитывает звёзды. Время от времени что-то бормочет себе под нос. Затем словно какая-то муха кусает его, он срывается с места, шпандорит к людям, делится с ними великими мыслями. Те благословляют его на такой же подвиг. Огромный. Великий. Удовлетворённый, одухотворённый, он возвращается восвояси. Спит до следующего раза, пока его не ужалит очередная мысль, сорвёт с насиженного места.
  
   - Вы подали его мне в самом оскорбительном виде, применили слова, неподобающие его святости. И всё, сказанное вами, полнейшая чушь. Остаётся узнать, кто ею напичкал вас?
  
   - Мой ответ - никто. Это моё собственное сочинение, и на него меня вдохновили вы, когда к имени Филарет пристегнули прилагательное "преподобный".
  
   - Я поняла, вы издеваетесь надо мной.
  
   - Кто я такой, чтобы противостоять вашей милости? Ничтожный червь.
  
   Лицо принцессы начинает изменяться в цвете от гнева. Она сдерживает себя.
  
   - Так вот. Филарет - знаменитый прорицатель, астролог. Нет ни одного государства, где бы его не знали, - отчеканивает она.
  
   - Могу вас заверить, у нас он не котируется, астрология - также. Дайте припомнить. Это учение возникло в древней Халдее. С его помощью события земной жизни можно предсказать по расположению небесных светил. Я ошибся в чём-нибудь?
  
   - Какой ещё такой земной?
  
   - Простите, я хотел сказать горванской. По звёздочкам на небе мне предскажут, что и как со мной будет, я верно понимаю?
  
   - Деколь, не сердите меня! Вы хотите уверить, что ни разу в своей жизни не составляли гороскопа?
  
   - Ни разу.
  
   - И на вас не составляли?
  
   - Я даже не знаю, что это такое.
  
   - Пусть. На этот раз вам не отвертеться. Должна сознаться, сейчас вы изрядно разозлили меня. Я сама займусь вами. Знаменитый прорицатель мне поможет.
  
   - Что это вам даст?
  
   - Я узнаю кто она.
  
   - По светилам на небе?
  
   - Да.
  
   - Вот возьму, перемешаю их или запузырю этот утёс на небо, он будет светить там как самая яркая звезда, а ваш Хвиларет возьми да и погадай на неё. Ох, и посмеюсь я над вами!
  
   - Филарет... То есть, как запузырю?
  
   - Заброшу, закину, если это просторечное слово кажется вам вульгарным.
  
   - Вы и этот утёс - на небо?..
  
   - Да, Ваша милость Его Величества!
  
   - Запузыривайте!
  
   - Прямо сейчас?
  
   - Немедленно, сию секунду.
  
   - Пожалуйста.
  
   - Что же вы стоите?..
  
   - Минуточку терпения, будущая королева, видите, он уже образуется?
  
   Юноша показывает рукой вдаль на запад.
  
   Принцесса внезапно замечает, алое зарево заката прорезает неясная вертикальная полоса. Она, размытая вначале, меняет своё положение в пространстве. Постепенно утолщается, идёт куда-то вбок, возвращается на прежнее место. Постепенно сформировывается в набирающий силу смерч. Вбирая в себя пыль, какие-то тёмные предметы, чёрным столбом он поднимается всё выше, утолщается внизу, закрывает закат. Резко набирая скорость, идёт по сельве к ним. На семи монастырских холмах раздваивается. Два смерча уже с разных сторон подходят к речной долине. Один за другим они входят в русло реки. Всасывая в себя воду, обнажая дно, идут к ним. Затмевают небо. Налетают на Саблю. Вокруг утёса закручивается вода. Он обнажается до самого дна. Осклизлый, заросший зелёными водорослями, он виден весь в нижней части. От мощного стонущего звука, - лопнуло базальтовое основание, - вздрагивает земля. Морщинами покрывается вся поверхность воды. На обоих берегах с криками взлетают устроившиеся на ночлег стаи чаек. Утёс, покачнувшись, приподнимается, начинает раскручиваться. Всё быстрее. Внезапно он весь окутывается паром. По касательной к нему во все стороны летят камни, обстреливают склоны. Некоторые долетают до их ног. Покрутившись на месте, скатываются назад в реку. Два смерча, гоняясь друг за другом, объединяются. Утёс, как будто им выстрелили из гигантской пращи, приподнимается, взметается ввысь, набирает скорость. С пушечным выстрелом берёт звуковой барьер. От сильного пространственного хлопка над многими участками сельвы в воздух разом взвиваются стаи потревоженных птиц. А бывший утёс уходит дальше в небо. На недостижимой высоте освещается солнцем. Сияет на небе звездой. Своей яркостью превосходит всех.
  
   Потрясённая дочь короля с неба переводит взгляд на гигантский, мутный водоворот, образовавшийся вследствие внезапного исчезновения огромной массы камня, мечущихся в панике циклопов, враз лишившихся своего дома, вновь на небо.
  
   - Боже! - произносит она.
  
   - Как мало, оказывается, надо сделать для вас, чтобы сподобиться. Теперь вы уверовали? - насмешка в голосе юноши беспредельна. - Может, помолитесь на меня?
  
   - Подождите, - с трудом произносит принцесса. - Я сейчас опомнюсь... Нет, мы не можем продолжать разговор с вами, - с достоинством произносит она.
  
   Повернувшись, почти не видя дороги, спотыкаясь, она идёт зачем-то сначала к себе домой, хотя знает, там никого нет; сестре одной, другой. Никого нигде не находит. Продолжает поиски во дворце, не задумываясь. Чисто случайно натыкается на всех в Изумрудном зале.
  
   - Папа, и вы, - говорит она, обращаясь к сёстрам... - Нет, вы только посмотрите, что происходит... Пойдёмте... Вот...
  
   Трясущейся рукой она указывает через окно на яркую звезду. Она в состоянии, близком к истерике.
  
   - Это он.
  
   - Успокойся, доченька... Кто он? Что сделал?.. - говорит встревоженный отец.
  
   Энии Дела Пур не скоро удаётся восстановить связность речи. Она предпочитает ей действие.
  
   - Пойдёмте, лучше я вам всё покажу, иначе вы примете меня за сумасшедшую. Я себя сама такой считаю.
  
   Встревоженные, все идут за ней. По нижней террасе проходят к реке, эоловой арфе, находящейся чуть выше их.
  
   - Вот, полюбуйтесь! - показывает она.
  
  

Часть 2

Звезда Эния

  
   С изумлением все смотрят на мутные воды реки.
  
   - Это просто невероятно! - вырывается у короля. - Где Сабля?
  
   - Вот! - Эния Дела Пур указывает на новоявленную звезду. - Её унёс туда смерч.
  
   - Ты говоришь чепуху. Эта звезда - Вилея.
  
   - А это какая?
  
   Эния Дела Пур порывисто указывает на восток, и там действительно сияла ещё одна звезда, такая же яркая, как и эта.
  
   Король приходит в замешательство.
  
   - Ничего подобного никогда не видел, - бормочет он, - и всё же ты говоришь чепуху.
  
   - Я это видела собственными глазами.
  
   - Что ты видела?
  
   Принцесса подробно во всех деталях описывает, как налетел смерч, но не говорит ни единого слова о том, что ему предшествовало.
  
   - Ерунда, Эния, перестань разыгрывать.
  
   - Ты мне не веришь?
  
   - Да. Ты дурачишься.
  
   - Между прочим, я была не одна.
  
   - С кем?
  
   - Вон с тем молодым человеком.
  
   Она указывает на беседку, расположенную выше по склону.
  
   - Хорошо. Давайте поднимемся к нему.
  
   Рюэль Деколь встаёт со скамейки, кланяется обществу.
  
   - Вы не можете поведать нам, что здесь произошло? - обращается к нему король.
  
   - Редкое явление природы, смерч, - лаконично ответствует ему юноша.
  
   - А если подробнее?
  
   Скрупулёзно он описывает происшедшее. Во всех без исключения деталях оно совпадает с тем, что они уже слышали. Но поверить в это невозможно. Невольно у всех закрадывается подозрение, что оба рассказчика сговорились. Но куда тогда девался огромнейший утёс? Король поражён.
  
   - Это же чудо! - восклицает он.
  
   Мимолётно юноша улыбается Энии Дела Пур. Та не сводит с него взгляда.
  
   - Да, Ваше Величество! И оно тем более поразительно, что ему предшествовал богословский спор с вашей дочерью насчёт некоторых личностей, оценки их деятельности. Оно подтвердило, что я прав. Не так ли, ваша милость?
  
   Щёки принцессы Энии, как уже не раз бывало в разговоре с ним, покрываются необыкновенно яркими пунцовыми пятнами, но в ответ она не издаёт ни звука. Король во все глаза глядит на собеседника. Весь его облик, обращённый к нему, словно вопрошает, неужели вы поверите в такую откровенную ахинею?.. В затруднении он переводит взгляд на виднеющийся в отдалении купол обсерватории, движущиеся там фигурки людей, у него возникает мысль.
  
   - Вероятно, там смогут подтвердить или опровергнуть ваш рассказ, - заявляет он. - Извините, он необычен. Давайте прогуляемся туда.
  
   Он первым ступает на тропинку, ведущую к обсерватории. Все следуют за ним.
  
   Предположение его оказывается верным. Устраивающийся на ночь отряд молодых наблюдателей за метеорами был свидетелем необычайного явления. Они поставили в известность астрономов. И сейчас все телескопы обсерватории, в том числе главный, были нацелены на новоявленную звезду. С жаром, перебивая друг друга, школьники, а это были именно они, описали Его Величеству грандиозное зрелище. Все сомнения по поводу сговора у него исчезли. Поблагодарив ребят, он повёл всех внутрь обсерватории. Рассказ вторично был выслушан уже из уст профессионалов. Поразительно - это слово звучало чаще всего. Научные сотрудники любезно уступили место у окуляров главного телескопа гостям. Неожиданные посетители могли лично убедиться, утёс Сабля горванское местопребывание поменял на небесное. Один за другим они подходят к гигантскому сооружению, припав к окулярам, смотрят. Эния Дела Пур была в их числе. При этом, однако, её внимание раздваивалась. Глядя одним глазом в окуляр на звезду, другим смотрела на её творца. Отойдя от телескопа, она постепенно стала приближаться к Деколю.
  
   - Вы будете смотреть? - официально обращается к юноше дежурный астроном Юнона.
  
   - Нет. Свою очередь я уступаю Пацу, - любезно поясняет он ей на ушко.
  
   Лишь присутствие августейших особ заставляет девушку промолчать в ответ на эту дерзость.
  
   Желающие по второму разу подходят к телескопу.
  
   - Не забыли, ваша милость, про встречу с Филаретом? - спрашивает он у другой девушки, оказавшейся рядом.
  
   - Думаете, открутились?
  
   - Думаю.
  
   - Я ещё не всё им рассказала.
  
   - А кто вам поверит? Я, во всяком случае, нет, на меня не рассчитывайте, а они - и подавно.
  
   И он, такая наглость, едва не показывает ей язык. Во всяком случае, девочке-принцессе так показалось. Её возмущению не было предела. Разговор около новоявленного явления продолжается ещё около получаса.
  
   - Надо назвать новую звезду, - неожиданно рождается предложение.
  
   - Поскольку в эпицентре оказались два человека, будет справедливо, - решает Его Величество, - если мы предоставим это право им.
  
   - Своё я передаю принцессе, - тотчас произносит Деколь.
  
   - Нет! - категорически заявляет та. - Название придумывает он.
  
   - Ты отказываешься? - удивляется король.
  
   - Да.
  
   - Причина?
  
   - Я скажу о ней, когда мы останемся одни.
  
   - Вы слышали, сударь?.. Дело возвращается к вам. Название?
  
   - Эния.
  
   Все, как по команде, взглядывают на дочь короля. Та одаряет юношу поистине пламенным взглядом, а затем у неё по неизвестной причине вспыхивает лицо.
  
   - А что? Неплохо звучит - звезда "Эния", - решает Его Величество, сделавший вид, что ничего не заметил.
  
   - Зайди ко мне, - говорит король дочери во дворце. - Хотя ты и не была рядом, уши у меня есть, я слышал, о чём вы шептались. Ну, и потом, я видел вполне достаточно. Давай рассказывай всё по порядку.
  
   Та исполняет просьбу отца. Рассказывает обо всём, ничего не опуская. Приводит его в полное замешательство. Он уточняет детали.
  
   - Может, смерч уже там был?
  
   - Нет. Закат был удивительно красив и чист, я долго им любовалась. Столб пыли появился практически тотчас после его слов. Признаюсь, я не заметила момента его образования, не была готова, не ожидала. Да и к чему весь этот разговор? Смерч - самое обыкновенное явление, но когда и кто видел, как он уносит на небо утёсы?
  
   - Дочь, ты не права. Смерчи захватывают и уносят с собой самые необыкновенные вещи. Я знаю о случаях, когда в пустыне выпадала рыба. Деревья, избы с лёгкостью переносятся им на большие расстояния; животные, люди - также, я не говорю уже о миллиардах тонн воды.
  
   - Так. Случай с флагом ты объяснил хорошей организацией. Я согласилась с тобой. Это что?
  
   - У него более зоркое зрение, чем у тебя. Он им воспользовался.
  
   - Случайность?
  
   - Да.
  
   - Знаешь, что это мне напоминает?.. Старинный анекдот. Один раз отец Онуфрий напьётся, свалится с колокольни, останется жив, что это? Случайность. Во-вторядь отец Онуфрий наклюкается, свалится с колокольни, останется цел, что это? Чудо. В третий раз отец Онуфрий пьяненьким сверзится оттуда же, останется невредим, что это? Привычка... Тебе не кажется, мы дошли до третьей стадии?
  
   Его Величество улыбнулся.
  
   - Ну-ну, не горячись. Ты правильно с ним держишься, чем-то всё время подзадориваешь его, он не остаётся в долгу. Надеюсь, в следующий раз он выдаст тебе и не то.
  
   - Вместо того чтобы сердить меня, подскажи, что всё это значит и как привести его к порядку?
  
   - Успокойся, моя маленькая повелительница. Мне кажется, ты больше других избалована мной и не терпишь, когда тебе противоречат. А он этим пользуется, причём весьма успешно. И делает это не зря.
  
   Он ласково гладит дочь по волосам.
  
   - Знаешь, что происходит в Академии, когда он там появляется?
  
   - Нет.
  
   - Убелённые сединами учёные становятся к нему в очередь. Он консультирует всех подряд, не взирая на их специализацию и язык, на котором они говорят. Знания его по всем предметам беспредельны, и говорит он на всех имеющихся у нас языках, причём безупречно, абсолютно чисто без какого-либо акцента.
  
   - Да ты что?.. Не может быть!
  
   - Я сам собственными ушами и глазами уверился в этом. В высшей школе проходил научный совет, посвящённый вопросам физики, химии, геологии. Он присутствовал на нём и сразу стал центром внимания, отвечал на вопросы, сыпящиеся на него со всех сторон. Зачастую они выходили за рамки совета, так как туда пришли все, кто мог ходить. Учёного люда было много, самых различных профилей и рангов, теоретиков и практиков.
  
   - Собрание проходило в круглой аудитории?
  
   - Да.
  
   - Знаю, где ты был. Присутствовал тайно?
  
   - Да, там есть одна удобная комната. Она была организована для опоздавших студентов, чтобы они внезапным появлением не нарушали хода лекции. Я посидел в ней минут сорок. Был зачарован.
  
   - И он ответил на все вопросы? Удовлетворительно?
  
   - Не могу сказать, но слушали его все, затаив дыхание. Если бы он плёл чепуху, реакция была бы иной.
  
   - Часто он там бывает?
  
   - Ты хочешь убедиться во всём лично?
  
   - Да.
  
   - Это можно организовать.
  
   Вторичный разговор на эту тему состоялся между отцом и дочерью спустя несколько дней.
  
   - Ты побывала там?
  
   - Да.
  
   - Тайно?
  
   - Нет, открыто. Сидела вместе со всеми.
  
   - Он обратил на тебя внимание?
  
   - Ни малейшего. Общался с коллегами, консультировал всех. Ты прав, зрелище внушительное, бесподобное. При этом меня он обходил взглядом, но, надо отдать ему должное, когда заседание окончилось, посчитал нужным обратиться ко мне, есть ли у меня к нему вопросы.
  
   - А ты что?
  
   - Ответила - да, один, единственный. Надо сказать, у меня возник один замысел, и я реализовала его. Я исходила из предположения, что обычный человек не может знать все языки, найдётся хотя бы один, неизвестный ему. Посидев несколько часов, я изобрела слова такого языка, составила из них несколько фраз, добилась естественного правдоподобного звучания их, выучила их наизусть, прорепетировала много раз, с этим набором обратилась к нему.
  
   - И он ответил тебе?
  
   - Молниеносно, не задумываясь.
  
   - На каком языке?
  
   - Я тоже спросила его об этом. Улыбаясь мне, он ответил на тарабарском. Пусть моя милость простит его, но, услышав от меня бессмысленный набор звуков, он не смог удержаться от соблазна ответить тем же.
  
   - Как отреагировали на ваш диалог учёные?
  
   - Они сразу уловили суть, разом рассмеялись.
  
   - Таким образом, ты удовлетворена?
  
   - Я?.. - с гневом восклицает принцесса. - Я возмущена больше прежнего. После всего случившегося его авторитет стал ещё выше. Можешь мне объяснить, как в доли секунды можно прозреть истину? Суметь отреагировать на неё?
  
   - Нет, не могу и не хочу.
  
   - Почему?
  
   - Это твои проблемы, ваши взаимоотношения, звезда Эния, решай их сама, у меня своих дел полно, - отвечает король и уходит.
  
   - Ну, папа!.. Звезда Эния... - говорит дочь после его ухода.
  
   Они продолжают этот разговор позже. Король осведомляется о результатах слежки. Они оказываются равны нулю.
  
   - Что и следовало ожидать, - ставит он точку. - Совершенно ясно, он представитель более высоко развитой расы, нам неизвестной.
  
   - Откуда он может быть?
  
   - Давай рассуждать. Мог ли он прийти к нам со стороны гор?.. В сухой сезон там на тропы беспрерывно сыпятся камни, во влажный - идут лавины. Особенно опасны снежные.
  
   - Почему?
  
   - Они скатываются с большой скоростью, идут огромной пространственной массой, прессуют воздух. В горном селении был зарегистрирован случай, когда люди сидели за праздничным столом. Лавина не дошла до их дома, остановилась, но туда дошёл сжатый ею воздух, а за ним - пустота. У двенадцати человек, сидящих к ней лицом, разорвало лёгкие, сидящие спиной не пострадали. Сжатым воздухом сошедшей со склона лавиной однажды на другую сторону ущелья перебросило всадника с лошадью. Результат, когда идут лавины, а ты рядом, непредсказуем.
  
   - А он как раз появился у нас в это время года?
  
   - Да.
  
   - Лес он очень любит. Всё время проводит там. Я надеюсь, он добродяжничается, пока кто-нибудь там его не слопает.
  
   - Одной заботой у тебя будет меньше, - лукаво замечает отец.
  
   Сердито дочь взглядывает на него, хочет что-то сказать, но передумывает.
  
   - Сельва. Давай её рассмотрим. Одному там далеко не уйти, тем более, сейчас в брачный период, когда хищники особо свирепы. Нужен отряд, одни спят, другие поддерживают огонь, караулят, в случае тревоги отбиваются все вместе.
  
   - А он пришёл один.
  
   - Да, ни в одном караване его не видели.
  
   - Остаются Великие Трясины. Много туда ушло, но никто не вернулся. Причину ты знаешь - неоднородность. Разные участки проходимы по-разному. До дождя, после, утром, вечером, вчера, сегодня. Помнишь группу Сикла? Люди вышли из болота, шатались от усталости, падали в голодный обморок от истощения. Просидели они на одном месте двадцать дней. Никуда нельзя было идти, - ни назад, ни вперёд, ни влево, ни вправо. Кому-либо стоит сдвинуться с места, сразу засасывает в топь, другие вытаскивают его, сами в неё влезают. И это в семи эксах от леса. А трясина бесконечна.
  
   - Ты считаешь, что и оттуда он не мог появиться?
  
   - Нет, по-моему, это наиболее подходящий вариант. Как-то он прорвался. Почему ты его прямо не спросишь?
  
   - Ты достаточно знаешь о наших отношениях, не могу я уступить ему.
  
   - Ловко он выкрутился с названием звезды, да?
  
   Эния Дела Пур краснеет. В истории с именем отец не знал главного. Вопрос состоял в том, правильно ли она понимала происшедшее сама?
  
   Постепенно принцесса от раздумий переходит к массе повседневных дел, казалось, обо всём забывает.
  
  

Часть 3

Посрамление знаменитого астролога Филарета

  
   Однако подошедшая к ней в тот день в восемь часов вечера служанка, напомнившая, что её ждут на астрологическом сеансе, вызывает у неё припадок смеха. Принцесса долго не может остановиться. Та же самая стихия нападает на неё в самый ответственный момент во время составления гороскопа. Никто не мог понять, что с ней происходит. Знаменитый Филарет был в ударе, как никогда. Всем показалось, он обиделся. Надо заметить, он был не из тех людей, которые молча сносят оскорбления, решает сразу выяснить отношения с младшей дочерью короля. Но та, завидев, что он подходит к ней, опять начинает смеяться.
  
   - Ваша милость! - с укоризной произносит астролог. - От кого-кого, а от вас я не ожидал...
  
   - Ой, я не могу! Лучше уйдите от меня, - давясь смехом, произносит принцесса, - а то мне станет плохо.
  
   Два подбежавших в страшной спешке помощника Филарета стали нашёптывать ему в оба уха одновременно, и он понял всё, покраснел, как рак. Звезда Вилея два часа тому назад ушла за горизонт. Не зная последних событий, он включил вместо неё в предсказание, как компонент, утёс Саблю.
  
   Для того чтобы добиться стопроцентной ясности в случае со смерчем, прочих вещах, сопутствующих ему, принцесса решает продолжить разговор с Рюэлем Деколем. Однажды вечером, - солнце почти село, вот-вот должна была наступить темнота, проступили наиболее яркие звёзды, прелюдия к появлению бесчисленного множества других, - она повстречала юношу на памятном месте, возле эоловой беседки. На этот раз он не сидел там, а проходил мимо. Но он мгновенно остановился, когда она обратилась к нему. Разговор, который она планировала провести по полной, заранее обдуманной программе, получился скомканным. Уже начав его, она внезапно замечает к месту их встречи, пересечению нескольких тропинок, снизу выходит девушка с необычайно пышными золотистыми волосами, распущенными ниже плеч почти до пояса. Увидев их, она резко останавливается. Постояв несколько секунд в нерешительности на месте, разворачивается, идёт назад, исчезает. Рюэль Деколь бросил на неё взгляд, но ничего не сказал. Принцесса почувствовала укол в сердце. Кажется, она помешала свиданию. Забыв о своих планах, незамедлительно решает выяснить в первую очередь именно этот вопрос.
  
   - Вы заняты?
  
   - Не особенно. Во всяком случае, ничего срочного, что не могло бы подождать. Вы что-то хотели?
  
   - Самую малость. Перемешайте мне эти звёзды, и вы свободны.
  
   - Увы, вещь эта совершенно невозможная... для простого смертного.
  
   - Как прикажете расценивать мне эпизод с утёсом?
  
   - Всю работу выполнил смерч, вещь также неподвластная... обычному человеку.
  
   - Вы воспользовались случайностью, чтобы побывать в роли бога?
  
   - Я должен извиняться перед вами за мистификацию?
  
   - Не надо. Оставим всё, как есть. С нею вы лучше смотритесь в качестве неординарной личности; без неё более блеклы, невыразительны, так себе, ничего выдающегося. Можете отправляться... куда хотели. Вы мне больше не нужны.
  
   Юноша делает попытку пойти вслед за девушкой с золотистыми волосами, но затем передумывает, избирает другое направление.
  
   - Она пошла по той тропинке, - подсказывает принцесса.
  
   Рюэль Деколь засмеялся.
  
   - Неля?.. Я знаю, какой дорогой и куда она пошла. Вместо того чтобы гоняться за ней, быстрее перехвачу её, когда пойду наперерез.
  
   - У вас с ней свидание?
  
   - Деловая встреча. Она дочь одного из учёных, находящихся здесь в королевстве по приглашению Академии. Попросила меня оценить одну математическую задачу на предмет может ли она быть решена или нет. Мы условились с ней сойтись возле обсерватории. Но она очень деликатная особа. Увидев вас, очевидно, решила, у меня изменились планы из-за свидания с вами. Чтобы не мешать ему, решила вернуться к себе домой, точнее, к родственнице, у которой они проживают.
  
   - Вы сейчас уверите её, что она ошиблась?
  
   - Я не скажу ей ничего о том, кто вы, почему мы оказались вместе; вообще, ни единого слова о вас. По своей инициативе. Это не в моих привычках.
  
   - Тем самым подогреете её ревность?
  
   - Мне ничего неизвестно о чувствах ко мне. Такого разговора между нами не было, и вряд ли он возможен.
  
   - Он желателен?
  
   - Нет.
  
   - С вашей стороны, а с другой?
  
   - Могу заверить, она испытывает истинный интерес к математике, а не к тем, кто также увлечён ею, как она; очень талантлива, помогает в научной работе своему папе. Я могу посодействовать им в решении одной сложной проблемы. Я был бы очень удивлён, если бы она научным вопросам предпочла дела амура.
  
   - Но у неё золотистый цвет волос?
  
   - Так что? Он совпадает с вашим, и десятки знакомых мне девушек имеют такой же.
  
   - Среди них одна, та самая?
  
   - Совершенно верно.
  
   - Первая буква её имени?
  
   - Она - как у вас.
  
   - "Э"?
  
   - Да.
  
   - Интересно, почему вы решились назвать её сейчас, а раньше упорствовали?
  
   - Тогда вы однозначно могли подумать, не буду называть на кого, сейчас ситуация иная, не такая щекотливая.
  
   - Звезде вы дали её имя?
  
   - Ваше.
  
   - Почему?
  
   - Эния Дела Пур, вы поставили меня в тот раз в очень неловкое положение, я должен был выпутываться из него. Ну, кто я такой, чтобы давать название небесному телу, пусть оно волею причудливого случая сформировывается у нас на глазах? Присвоить звезде ваше имя был удачный компенсационный ход. Все присутствующие остались довольны, включая меня. Скажу больше, вы сами своим поведением подворачивались мне под руку, я не мог не воспользоваться вами. Сознайтесь, я нашёл превосходный вариант?
  
   - Согласна. Одновременно вот что хочу вам заявить. Вы чувствуете, наверное, меня не удовлетворяет ни один ваш ответ без исключения? Ни на один мой вопрос? И эта ситуация длится с момента нашей первой встречи на Зиде?
  
   - Очень явственно.
  
   - Вас устраивает подобное положение вещей?
  
   - Оно радует меня.
  
   - Вы специально подсовываете мне всякие мелкие несостыковки, чтобы потом я постоянно раздумывала о них?
  
   - Отвечать на вопрос отказываюсь, он - провокационный.
  
   - Вот как?
  
   - Да, так.
  
   - Как зовут вашу девушку?
  
   - Не скажу.
  
   - Вы сильно любите её?
  
   - Знаете что, ваша милость, вы куда-то шли?.. Вот и топайте туда, не досаждайте своими вопросами мне.
  
   - Интересно, почему, из-за чего вы вдруг стали таким агрессивным?.. Непочтительным?.. Грубым?
  
   - Догадайтесь.
  
   - Я догадалась. Сказать о чём?
  
   - Увольте.
  
   - Оставляю за собой право продолжить этот разговор. С места, на котором мы остановились.
  
   - И вы осмелитесь на него в будущем, не решившись в настоящем?
  
   - Не сомневайтесь... Можете бежать к вашей Нелечке, а то я чересчур задержала вас, вы упустите её.
  
   - Ничего подобного, я настигну её дома.
  
   - Почему вы сразу не договорились встретиться там?
  
   - У её родственницы многочисленная семья. Молодой человек возле юной девушки вызывает массу пересудов, кривотолков. Мы хотели избежать ненужной суеты.
  
   - Мы?.. Вы открыто обсуждали с ней эту тему?
  
   - Свободно, без всякого стеснения. Её интересует только математика. Всё мешающее постороннее, просматривающееся в альтернативе, без всяких колебаний сразу отчикивается в сторону. В заключение этой темы замечу, она умная девушка. Прежде, чем входить в избу, с полчасика подождёт меня на улице.
  
   - У вас договорённость?
  
   - Нет, она сделает это по собственной инициативе; может предположить, моя встреча с вами случайна, я последую скоро за ней.
  
   - Продержать, что ли, вас возле себя эти полчаса?
  
   - Я особенно не огорчусь.
  
   - Причина?
  
   - Разговор с вами забавляет меня.
  
   - Чем?
  
   - Вы не можете переступить через своё воспитание, в отличие, скажем, от неё, человека без комплексов. Мысль у неё с головы сразу, без задержки переходит на язык.
  
   - Когда-нибудь я поступлю в точности также, и тогда держитесь! Вам будет плохо.
  
   - Интересно, доживу я до тех времён или нет?..
  
   Принцесса недолго созерцает ухмыляющуюся физиономию.
  
   - Можете отправляться к ней.
  
   У неё перевесило воспитание.
  
   - Счастливо оставаться! Боюсь, вам станет одиноко в этой пустынной местности, но, к сожалению, ничем не могу вам помочь.
  
   Оставшись одна, Эния Дела Пур засмеялась.
  
   - Нет, но каков стервец! Я хотела знать правду, что в итоге имею?.. Ничего. Больше того, вместо полной ясности в моей голове каша, настоящий сумбур. К ним приплюсовалось нечто новенькое... не таясь, откровенно он дразнит меня... мною. Сознаваться в каких-либо чувствах ко мне противится даже в латентной форме. При этом, симптоматично, он исчерпывающе отчитался передо мной в отношениях с этой девушкой, хотя я об этом его не просила. Следовательно, опасается, я подумаю о нём плохо. Ну, и главное, я же чувствую, нравлюсь ему. Как бы заставить его раскрыться? Что бы такое с ним сотворить? Попадаться ему на глаза каждый раз с новым поклонником? Свободно он может ответить мне тем же. Нет, этот вариант не годится. Пусть остаётся всё, как есть. Я верю, когда-нибудь настанет час моего торжества. И тогда что я с тобою сделаю, что сделаю? Ты будешь умолять меня о пощаде.
  
  

Часть 4

Неля

  
   Этот разговор, не давший желаемого результата, принцесса продолжила в другой день, по иному поводу. Она повстречала Деколя у запруды.
  
   - И как? Неля ждала вас в тот раз?
  
   - Да, я не ошибся в предположении. Она стояла у калитки.
  
   - Долго?
  
   - Я опоздал примерно на четверть часа.
  
   - Что она спросила обо мне?
  
   - Как вы догадались?
  
   - Трудно сообразить?
  
   - Вы правы. Нетрудно. Мне надо было немного подумать.
  
   - Итак?
  
   - "Вы не можете сказать мне кто та девушка? Она была с вами?"
  
   - Что она услышала в ответ?
  
   - "Младшая дочь короля".
  
   - Дальше?
  
   - "О, даже так? При разговоре вы обращались к ней по имени?"
  
   - "Да".
  
   - Это не соответствует действительности, вы ни разу не назвали меня.
  
   - Правильно. Её интересовала суть, я выдал её в такой форме.
  
   - Потом?
  
   - "Спасибо". Мы заговорили о математике.
  
   - Вы не пытались выяснить вопроса, почему я заинтересовала её?
  
   - Нет.
  
   - А вам хотелось бы?
  
   - Эния!..
  
   - Что?
  
   - Вы вторгаетесь в область, куда вам нет доступа.
  
   - Просто замечательно. А он когда-нибудь будет?
  
   - Ваша милость, я не узнаю вас. Вы поражаете меня своей бесцеремонностью.
  
   - Я обещала вам стать ею?
  
   - Вы угрожали мне, когда-нибудь да как-нибудь вы осмелитесь, заговорите со мной более откровенно. Я, в свою очередь, усомнился в вашей храбрости.
  
   - Вы ошиблись. Это была первая проба. За ней последуют другие.
  
   - Понимаю, вам надо набраться решимости. Напасть на меня сразу и сейчас вы не можете.
  
   - Я подготавливаю вас.
  
   - К чему?
  
   - Круговой обороне по всему фронту. До свиданья!
  
   - Надеюсь, она когда-нибудь начнётся.
  
   - Кто?
  
   - Там, где круговая оборона, что должно быть? Атака.
  
   Они расстались.
  
   Рюэль Деколь схитрил. На самом деле разговор его с гостьей королевства проходил иначе, когда он в темноте подошёл к дому, увидел её стоящей у ворот. Передать его Энии Дела Пур он не мог. Ни при каких обстоятельствах.
  
   - Извините за опоздание!
  
   - С кем вы сейчас стояли там, наверху?
  
   - Девушкой, которую люблю.
  
   - Неужели? Да вы здесь без году неделя.
  
   - И что?
  
   - Когда вы успели в неё влюбиться?
  
   - Сразу, как увидел. С первого взгляда.
  
   - Видимо, она необыкновенна.
  
   - Так и есть.
  
   - Знала бы, специально подошла ближе, чтобы взглянуть на неё.
  
   - Не исключено, вам представится такая возможность.
  
   - Я не упущу её. И кто она?
  
   - Младшая дочь короля.
  
   - Ах, вот в чём дело! Вы знали заранее в кого влюбляетесь?
  
   - Нет, этот вопрос я выяснил позже.
  
   - Как в сказке, первая встретившаяся девушка и кто она? Юная принцесса, наследница трона.
  
   - В реальности.
  
   - О чём я и говорю.
  
   - Вы мне не верите?
  
   - Верю, но не особенно. Чтобы окончательно определиться, мне необходимо услышать ответ на один вопрос.
  
   - Какой?
  
   - Главный. При разговоре вы обращались к ней по имени?
  
   - Безусловно.
  
   - Как вы его узнали?
  
   - Она сама сказала.
  
   - Ну?.. Поздравляю!
  
   - Спасибо! С чем?
  
   - Идёте верным курсом. Одно непонятно. Вы не договаривались с ней о свидании?
  
   - Наша встреча случайна. Я шёл на свидание с вами.
  
   - И она запросто отпустила вас от себя? В свою очередь вы не удержали её?
  
   - Мы с ней просто знакомые. О моих чувствах она ничего не знает, и не скоро узнает.
  
   - Почему?
  
   - Она ребёнок ещё. Пусть подрастёт. Рано баловать её подобными вещами.
  
   - По взгляду издалека я бы этого не сказала. А более взрослая вам не нужна?
  
   - Чтобы испохабить с ней отношения? Благодарю вас, но такого счастья мне не надо.
  
   - Интересный вы тип. Впервые такого встречаю.
  
   - Их сколько угодно таких, недостаточно взрослых для подобных занятий.
  
   - Вы меня озадачили. Сколько вам лет?
  
   - Не скажу.
  
   - Обойдусь и без вашего признания. Вам, как и мне, двадцать шесть лет. Хотя я и не понимаю, где вы могли нахвататься таких знаний, умения применять их, но вы не моложе меня. Заморочить мне голову своим возрастом, чем-либо ещё вам вряд ли удастся.
  
   - Зато вам это вполне удалось. Куда и зачем вы всунули эту матрицу? У меня такое ощущение, при её создании вы думали о чём угодно, но только не о математике.
  
   Она сразу яростно заспорила с ним о массивах, преобразованиях, была с ним более агрессивной, чем обычно. Понятное дело, Энии Дела Пур он не мог передать в полном объёме отношений с этой девушкой. Слишком длинно, сложно и муторно. Он удовольствовался сутью.
  
  

Глава 16

Юнона выведена из терпения

  

Часть 1

В домике под черепичной крышей

  
   Неспешно Рюэль Деколь идёт к знакомому домику под черепичной крышей. Улыбается. Разговор с принцессой развлёк его. Она уверилась кое в чём, решила действовать. Придётся пойти ей навстречу. Сделать один шаг. Небольшой. Любопытно, как эта малолеточка, покорительница сердец, ухватится за предоставляющуюся ей возможность, станет обрабатывать его. Их отношения вступили в увлекательную фазу.
  
   Ещё издали его приветствуют хохлатые гокко. Узнали своего кормильца. Он показывает им подарки из леса, орешки. Затрепетали крыльями, полетели к нему. Клюют если не с руки, с очень близкого расстояния. В огороде, продовольственной базе тётушки Калины, он видит Юнону. В руках у неё пучки зелени. Он решает продолжить роль легкомысленного флажерона.
  
   - Ко мне? - спрашивает она.
  
   - Нет, сержусь на тебя.
  
   - За что?
  
   - Кадерий Пац.
  
   - Но ты утешился?
  
   - Если бы, горе-то неутешное. Как правильно сказать? Неутешимое?.. Или неутешительное?..
  
   Юнона хмыкает, от экскурса в грамматику языка уклоняется.
  
   - Принимайте гостя, - весело сообщает девушка.
  
   Трол Акопыч и тётушка Калина сидят за обеденным столом.
  
   - Проходите, располагайтесь, где вам будет удобней, - дружно приглашают хозяева.
  
   - Когда в последний раз ели?
  
   - Не помню, кажется, вчера. Нет, позавчера.
  
   - Они что там, во Дворце, решили уморить тебя голодом?
  
   Юноша смеётся.
  
   - Я два дня там не был, провёл их в лесу.
  
   - Правильно сделал, что сразу к нам, сейчас будем ужинать.
  
   - Спасибо.
  
   В разговор вступает Юнона.
  
   - И тебя не ищут там, когда ты пропадаешь?
  
   - Бывает иногда. Некоторые.
  
   - Они не сердятся на тебя, эти некоторые?
  
   - С какой стати?
  
   - Они могут считать тебя своей принадлежностью.
  
   - Не собственностью?
  
   - Ею тоже.
  
   - Всегда готов доказать им обратное.
  
   - Что ты делаешь в сельве?
  
   - Знакомлюсь с растительностью, животным миром, обучаю ребятишек.
  
   - Бродяжничеству?
  
   - Выживанию при разнообразных условиях вдали от домашнего очага.
  
   Трол Акопыч, испытующе глядя на него, задаёт примечательный вопрос.
  
   - Я вижу, вы, несмотря на сделанное вами заявление, нисколько не интересуетесь звёздами?
  
   - Дядя, ты не прав, - неожиданно заступается за него девушка.
  
   С большим подозрением юноша смотрит на неё - и не ошибается.
  
   - Он ими только и занят, звёздами.
  
   - Что-то не замечал я его в обсерватории.
  
   - Не теми, что сияют на небе, - лаконично поясняет его племянница, - а под королевской короной.
  
   - Понимаю... Но это звёзды горванские.
  
   - Иных для него нет. Знаешь, сколько раз он заходил со мной на работу?.. Не сосчитать. На телескоп он предпочитает смотреть с самого дальнего угла помещения. Он для него пустое место. Возьмём последний невероятнейший случай со смерчем и утёсом. Все смотрели, не отрываясь, даже Их Величество, а он - нет. И в то же время, я наблюдала, обыкновенный дурацкий зонтик от дождя вызывает у него бурю эмоций. Он крутит, вертит его до потери сознания, складывает, раскладывает, как будто видит впервые в жизни, поражается, до чего могут додуматься люди. Или вот ступица для пролётки. Её изготовляли у нас во дворе приглашённые мастера каретных дел. Дерево дуб или акация выдерживается два года, двадцать четыре часа варится в воде, сушится строго при сорока градусах, всё. Что может быть здесь интересного? Так нет, он торчал там вместе с ними до конца, не отвлёкся ни на минуту.
  
   - Какие странности ещё ты заметила за мной? - с любопытством интересуется юноша.
  
   - Кучу. Представляешь, дядюшка, он только и знает пропадать в лесу. С мальчишками и девчонками. Причём я была поражена, с какой лёгкостью он находит общий язык даже с такими вот малютками.
  
   - Как он это делает?
  
   - Беспрерывно смешит их.
  
   - А где ты это наблюдала?
  
   - Ему удалось вылечить одного мальчика. По чистой случайности у него оказалось необходимое лекарство. Его многочисленные товарищи тотчас подружились с ним, на следующий день утащили его с собой в лес.
  
   - Ты почему не хочешь присоединиться к ним?
  
   - Один раз я попробовала.
  
   - И что тебе не понравилось?
  
   - Да они все не могут спокойно ходить, носятся всюду, как угорелые, и нисколько не устают. Я не поспеваю за ними. Тормозятся они из-за меня с явной неохотой и таким недовольством... Тебе сколько лет-то вообще?
  
   - Думаю, сколько-то должно быть, но сейчас от твоего вопроса они все рассеялись, ничего не осталось. Чистый ноль.
  
   - Вот, поговори с таким. Никуда его не вытащишь ни на одно культурное мероприятие. Один единственный раз он согласился пойти со мной на спектакль. Причём, я была поражена, он сам предложил сходить на него.
  
   - Какой?
  
   - "Недоросль" Шаблонье. Так ты, знаешь, как он отнёсся к автору, живому классику? Неодобрительно.
  
   - Из чего ты сделала такой вывод?
  
   - Все хлопали ему после рассказа о своём творчестве, кроме тебя.
  
   - Я не люблю делать больно своим ладошкам.
  
   - Но артистам, участвовавшим в спектакле, ты хлопал? Усердно.
  
   - Перестарался, на Шаблонье ничего не осталось.
  
   - Ты знаешь, он заметил тебя?
  
   - Да что ты говоришь! Не может быть! Каким образом?
  
   - Он сказал своему ассистенту "Узнай, кто этот спесивый молодой человек во втором ряду, третий слева".
  
   - Минуточку, дай припомнить. Да, точно, это моё место, там сидел я.
  
   - Конечно, ты.
  
   - Ассистент добыл для него сведения?
  
   - Наверное.
  
   - В итоге я стал известен живому классику? Горжусь!
  
   Юнона смотрит на лицо юноши, ставшее надутым, чмыхает.
  
   - Умора! Хотелось бы мне знать истинную причину, по которой ты сейчас кривляешься?
  
   - Я бы с удовольствием выдал её, но находится она на Terra Incognita, территории, запретной для всех.
  
   - Хоть что-то ты можешь сказать мне?
  
   - С огромным удовольствием. По какому поводу?
  
   - Например, как-то проходим мы с тобою мимо футбольного поля. И вдруг ты останавливаешься, как вкопанный. Почему? Играют обыкновенные пацаны. Дворовая команда. Кричат обычные слова, причём, как резаные: "аут", "корнер", "гол", "офсайд". Мне хотелось бы знать, что привлекло твоё внимание? В самой игре не было ничего интересного.
  
   С интересом Президент взглядывает на юношу.
  
   - Это верно?
  
   - Ваша племянница - специалист в наблюдательной астрономии, у неё профессиональная зоркость. Не один раз она поражала меня ею.
  
   - Вы только послушайте, как он выражается. Откуда только таких слов нахватался?
  
   - Я предчувствую, вы скажете но...
  
   - Угадали, но - выводы у неё житейские.
  
   - Они не строго мотивированы? Личностны?
  
   - Да.
  
   - И я солидарен с вами... Знаешь ли ты, - обращается он к племяннице, что сейчас у нас в Академии более восьмидесяти гостей, учёных из соседних государств?
  
   - Нет.
  
   - Они специально приехали к нам для встречи с ним. И он консультирует каждого на его собственном языке и по его специальности? Не испытывает в разговоре с ними никаких затруднений?
  
   Девушка недоверчиво смотрит на юношу.
  
   - На их языке?
  
   - Да.
  
   - Не может быть!
  
   - Я слышал это своими ушами. Сначала тоже не мог поверить. Иностранные коллеги убедили меня, что он прекрасно понимает их, больше того, даёт ответы на безукоризненно правильном языке.
  
   - Сколько, говоришь, их?
  
   - Восемьдесят семь или восемьдесят восемь.
  
   - Семь или восемь - ладно, но восемьдесят?..
  
   - И я так считаю. Помнишь, что он нам заявил в момент знакомства с нами?
  
   - Что он увлекается всеми науками без исключения?
  
   - Именно. Мы сочли его слова за шутку, чуть ли не за хвастовство. Это невероятно, но он оправдывает их. Полагаю, если бы мы заговорили с ним о звёздной астрономии, он мог удивить нас и тут, и не один раз. Не так ли? - обращается он к гостю.
  
   - Вы смущаете меня.
  
   - А в принципе?
  
   - Хорошо, если вам так хочется, давайте поговорим о звёздной астрономии, загрузим Юнону Анисимовну, а то она живёт какой-то слишком облегчённой жизнью, занимается всякой бузой.
  
   - Чем-чем я занимаюсь?
  
   - Светимостями звёзд, их массами, радиусами, местоположением, тому подобным.
  
   - Дядюшка, ты слышал?
  
   - Я не глухой.
  
   - Что скажешь?
  
   - Понимаю, он чувствительно зацепил тебя, но давай потерпим немного, подождём, что он скажет дальше.
  
   - Ровным счётом ничего. Я занимаюсь бузой и тому подобным? Возмутительно!
  
   - Не обращайте внимания на эту эмоциональную вспышку, продолжайте, пожалуйста, дальше.
  
   - Спасибо! Последую вашему предложению. Я буду исходить из археологических данных, неизвестных в вашем государстве. Где-то там, глубоко под землёй, следы цивилизации, более развитой, чем нынешняя...
  
   - И вы сторонник этой новой гипотезы?
  
   - ... могилы двух людей, - не отвечая, продолжает он. - Один из них, философ, написал в своём труде: "Человечество никогда не узнает, из чего состоят звёзды", другой, учёный, спустя три года после его смерти, изобрёл спектроскоп. С его помощью легко определяется любой элемент, помещаемый в пламя горелки. Если направить на него лучи от солнца или звезды, можно узнать, что горит там, как долго оно будет гореть и чем закончится это горение. На могиле его золотом сделана надпись: "Он приблизил к нам звёзды". Огюст Конт и Фраунгофер - их имена, философ и физик соответственно. Как нравится вам такое сообщение?
  
   - Фантастика... Это достоверно?
  
   - Абсолютно.
  
   - Прибор, известно ли его устройство?
  
   - Да.
  
   - Он сложен в изготовлении?
  
   - Нет.
  
   - Вы обладаете необходимой научной подготовкой, чтобы помочь в его изготовлении?
  
   - Да.
  
   - Юнона, твой жених меня озадачил. Видишь, как ты была неправа, возмущаясь им раньше времени? Что скажешь по этому поводу... как специалист в наблюдательной астрономии?
  
   - Я?.. - глядя на юношу исподлобья из-под чёлочки, отвечает та. - Что?.. Это его самое любимое занятие озадачивать людей, только до сих пор я думала, он делает это для...
  
   - Чего?..
  
   - Да это я так.
  
   Трол Акопыч смеётся.
  
   - Прецеденты, значит, были?
  
   - И ещё какие. Правда, относились они к дипломатии, а также... но теперь он, кажется, решил приняться за нас.
  
   - Я, как Президент, не могу не одобрить подобного поворота событий. Юноша, не могли бы вы заглянуть к нам в Академию в четверг?
  
   - К вашим услугам. В какое время?
  
   - К десяти часам. Юнона, тебя это интересует?
  
   - И ты ещё спрашиваешь! Да если всё окажется правдой, это же революция в астрономии. Но я не верю. Это слишком серьёзная вещь. Считаю, всё окончится тривиальным пустозвонством.
  
   - Банальным трёпом, - с улыбкой подсказывает юноша.
  
   - Да, именно! - сердито восклицает девушка.
  
   - Значит, к десяти часам. К этому времени ты как раз освободишься, - не обращая внимания на состояние племянницы, - говорит Трол Акопыч. - Заранее предупреждаю вас, - оборачивается он к юноше, - на встречу я приглашу самых крупных специалистов.
  
   - На вашу любезность хочу ответить тем же. Уведомите их, что я прибуду к ним не с пустыми руками.
  
   - А с чем?
  
   - С прибором, готовым к работе.
  

ТАХИОНОГРАММА

   От Института Исследований Глубокого Космоса.
   Деколю.
  
   Просим вас скорректировать прохождение автоматических зондов во Вселенную 72075 ФЖМ+97. Связь через систему ИСЗ ИЗМ.
  
   Коррекция зондов произведена. Пилот ТРН 400ОА Деколь.
  
   Директорат Внешних Энергетических Систем просит принять на себя и переизлучить по назначению триллион киловатт энергии. Кумель.
  
   Просьба исполнена. Деколь.
  
  
   Четвёртая Трансметагалактическая Экспедиция просит дать параметры на вхождение в ваше пространство спутников АЖЦ с научными целями.
  
   Параметры выданы. Деколь.
  
  

Часть 2

Разговор по душам с тётушкой Калиной

  
  
   - Ко мне? - лаконичным, ставшим уже стандартным, вопросом встречает его Юнона, - и опять у тётушки на огороде.
  
   - Что ты! Кадерий Пац приревнует.
  
   - Эко, хватился! Да он затуркал меня тобою, надоело отбиваться.
  
   - Правда?.. Юночка, а, может, он прав?.. У тебя ко мне есть нечто такое, что ты ещё не осознала? Так не поздно пока. Вот он, я. Посмотри на меня хорошенько. Определись.
  
   - Пошёл ты, знаешь куда... Не туда. В комнатах жарко. Там никого нет. Тётушка на летней кухне.
  
   Послушно он сворачивает в нужном направлении.
  
   - Не туда, - опять говорят ему.
  
   Он останавливается.
  
   - Направо. Ещё. Теперь прямо. Здесь.
  
   - Что это вы сюда перетащились?
  
   - Для разнообразия. Вот ты, например, не можешь с одной, ухлёстываешь для разнообразия за многими?
  
   - Не могу, - сознаётся он.
  
   - А мы, как натуропаты, переволокли кухню на другую позицию.
  
   - Кто-кто?..
  
   - Как бы объяснить такой бестолочи, - люди, довольствующиеся скоромным, не гоняющиеся за жирненьким.
  
   - Слово натуропаты не подходящее.
  
   - Чем оно тебе не нравится?
  
   - Созвучием с психопатами.
  
   - Не могу я тебя понять, как человека; с одной стороны такое легкомыслие - дальше некуда, с другой... аж не верится. Откуда у тебя такие знания?
  
   - Родился с ними.
  
   - Балаболка. Завтра придёшь с прибором, как обещал?
  
   - Если не забуду, или не просплю.
  
   - Я стащу тебя с постели за ноги и напомню, - угрожает девушка.
  
   Необычайной предупредительностью к Деколю тётушка Калина поражает свою племянницу.
  
   - Тётушка, - восклицает Юнона, - ты так ухаживаешь за ним, будто он твой жених, а не мой. Почему?
  
   - Много будешь знать, рано постареешь... Был бы он твой, если бы ты рот не разевала.
  
   - Здесь какая-то тайна, - решает девушка. - Ты никого так не привечала.
  
   - Может, я стараюсь за тебя, бестолковую?
  
   - Не смеши меня, пожалуйста.
  
   - Где дядюшка?
  
   - К алхимикам пошёл, чтоб им неладно было.
  
   - А почему ты их недолюбливаешь?
  
   - Гухают, гухают с утра до вечера в будни, в праздники, всю стену развалили, а всё бестолку.
  
   - А чем они гухают? - заинтересовывается Деколь.
  
   - Железной чушкой. Привязывают канат, пятеро лбов тянет верёвку через колесо наверху, чушка у них поднимается на высоту колодезного журавля...
  
   - Что дальше?
  
   - Ихняя алхимия. Чушка падает на наковальню, плющит железяку, бери метлу, сгребай в кучу золотые монеты.
  
   - Тётушка, ты несправедлива к ним.
  
   - Самое интересное, - тётушка завелась, - что ни алхимик, то какая-нибудь новая холера. От этих вот грохот на всё королевство, никому покоя нет, а там дальше два сидят, серу смалят, так от них смрад, как от преисподней. Оба стали жёлтыми, как бергамоты, или, того лучше, крокодиловы груши. Ещё говорят немного - и она воссияет.
  
   Племянница прыскает.
  
   - А про остальных, тётушка, ты ничего дурного не скажешь, они - тихие.
  
   - Так-то оно так. Только от них больше всего можно страху натерпеться. Ни с того, ни с сего, они начинают тарабанить не по-нашему. При этом у них дикий вид становится. Чисто помешанные.
  
   - Они чем занимаются?
  
   - Изучают корень чистотела.
  
   - Результаты какие-нибудь есть? - смеётся юноша осведомлённости тётушки Калины.
  
   - А что у них будет?.. Оно, конечно, если взять чистотел и вывести бородавку, может помочь. Или вот если у овцы вздулся живот, хорошо чистотел с солью. Но чтоб железку он обратил в золото, такого отродясь не бывало, пусть они и не выдумывают. Ну, скажи вот ты, может у них что-нибудь и когда-нибудь получиться?
  
   - Ничего и ни у кого, - отзывается Рюэль.
  
   - Вот видишь! - торжествующе провозглашает тётушка.
  
   - Ах-ах-ах!.. Вербуешь сторонников в свой стан? - насмешливо спрашивает Юнона.
  
   - Хотя бы и так. А тебе завидно?
  
   - Прямо умираю.
  
   - Что-то ты сегодня больно игривая... Шпинат! Где мой шпинат?..
  
   - Ты мне не говорила о нём.
  
   - Могла и сама догадаться. Быстренько сбегай и хорошенько промой на роднике. Прошедшим вчера дождём его сильно обрызгало от почвы.
  
   - А мне что делать?
  
   - Садись вот сюда. Тебя я вот о чём хочу спросить, пока её и никого нет. Мне о тебе такого наговорили, оторопь берёт.
  
   - Плохого?
  
   - Нет, что ты не нашей земли.
  
   - Верно, подтверждаю.
  
   - Тогда я вот чего не пойму. Почему они в другой раз развернут такие споры про ненашенскую жизнь заслушаешься, а тут нате человек оттуда, а они, хоть бы хны, глазом не моргнут, ухом не хлопнут.
  
   - Я представился им, когда они были навеселе. Мои слова сочли за шутку.
  
   - Но ты мог как-нибудь доказать им?
  
   - Я недаром прибыл сюда. Поднимется шум, а он мне ни к чему, только будет мешать.
  
   - Тогда и я буду молчать, - с твёрдостью заявляет тётушка Калина. - Ещё что вот меня интересует... Как это ты прибыл сюда, что никто ничего не заметил? Не в карете же?
  
   - Кареты, ездящие по земле, летающие по воздуху, нам этого ничего давно уже не нужно. Вот вы со мной разговариваете, не замечаете, что меня иногда как будто нет?
  
   Тётушка Калина всматривается.
  
   - Нет, ничего не вижу... Или... как будто что мельтешит.
  
   - Много-много раз в секунду я пропадаю, снова появляюсь перед вами. Сейчас я специально сделал так, чтобы вы увидели. В то время, когда меня здесь нет, я могу появиться в других местах, и там меня люди увидят так же, как и вы, а, может, и нет, если я захочу.
  
   - Господи Боже! Это сколько же сил надо положить, чтобы вести уйму дел и не перепутать ничего?
  
   - Силу в случае надобности добавляют мне разные устройства.
  
   - А по виду так ты ничем не отличаешься от наших, - с сомнением в голосе произносит тётушка Калина. - Это вот готово, на-ка подзакуси.
  
   - Я не хочу.
  
   - Эту моду ты перенял у наших, - с убеждением заявляет гостеприимная хозяйка.
  
   - Я подожду Юну.
  
   - Сговорились? Та спирает на тебя, а ты на неё. Ну, погодите, я вот вас!
  
   Рюэль смеётся.
  
   - А у меня беда стряслась, - продолжает между тем хозяйка. - Старик пропал. Просыпаюсь, а его нет. Думаю, он вышел на минуту, жду, жду - нет и нет его. До сих пор нет. Давненько такого не бывало. Не случилась бы какая беда.
  
   - Вы говорили, он к алхимикам пошёл?
  
   - Чтобы не беспокоить дочку. Она нам как дочка, Юна.
  
   Рюэль догадывается о невинной задумке тётушки Калины.
  
   - Его увезли на горную обсерваторию, - сообщает он.
  
   - Да-да-да... То-то я как будто слышала сквозь сон ржание лошадей. И как далеко он сейчас?
  
   - У переправы через Фаршель.
  
   Тётушка с уважением смотрит на Рюэля.
  
   - Так оно и должно быть по времени. Миновало три с половиной часа, аккурат к этому месту они должны подъехать... А что он делает сейчас?
  
   - Воюет с лошадью.
  
   - Свят-свят-свят! С нами крестная сила! Это что за напасть такая?
  
   Юноша от души смеётся.
  
   - Там на мосту совсем недавно полежал скорохвост. Лошадь чувствует запах, отказывается идти дальше.
  
   - И скоро он с ней справится?
  
   - Но я же не прорицатель, не знаю. Запах, который её пугает, должен основательно выветриться.
  
  

Часть 3

Хитрость тётушки Калины

  
   Вечером тётушка Калина выговаривала Тропу Акопычу.
  
   - Где тебя черти носят?.. Люди сбились с ног, заискались тебя.
  
   - Я с горной обсерватории.
  
   Трол Акопыч тяжело опускается на скамейку.
  
   - Беда, мать.
  
   - У кого?
  
   - У всех нас. Вчера на восходящем солнце Швец обнаружил первый крест, - с неохотой сообщает он.
  
   - Может, он померещился ему?
  
   - Вначале он так и предположил, так как перед самым рассветом выпил для бодрости крепкого чаву. Но сотрудники, вызванные им по тревоге, пришли в ужас. На перевале пастухи, лесорубы, охотники в панике. Население верхнего монастыря молится, не переставая. Здесь спокойно лишь потому, что такое время года, каждое утро солнце в тумане.
  
   - А размеры его, креста, какие? Как в прошлый раз или меньше?
  
   - Невообразимые. На всё солнце.
  
   - Господи, спаси нас и помилуй! Во время Первого сожжения он был на двести пятьдесят восемь тысяч эксов, во время Второго - на полмиллиона, а теперь что? конец света? геенна огненная?
  
   - Я не знаю.
  
   По морщинистым щекам женщины катятся слёзы. Зашедшая в кухню Юнона с ходу замечает их.
  
   - Тётушка, что с тобой? - спрашивает она.
  
   - Лук, моя девочка, лук. До чего едучий попался, спасу нет. Извини, позабыла сказать, нарви сельдерея и немного петрушечки.
  
   Девушка выходит.
  
   - Опять, значит, полезем под землю? А это всё гори, пропадай пропадом? Сколько трудов положено.
  
   - Куда денешься.
  
   - Ты мне вот что скажи, у переправы через горную реку ты задерживался? Когда ехал в ту сторону.
  
   - У Фаршели? Было дело.
  
   - Почему?
  
   - Без всякой причины лошадь вдруг упёрлась, стала, как вкопанная. Мы её и так и сяк тащили, бесполезно. Не идёт на мост, хоть ты её убей; назад, влево, вправо - пожалуйста, а вперёд - ни в какую. Измучился я с ней, проклял трижды. Лучше бы я на этих стрекозлах поехал.
  
   - Это кого ты так обзываешь?
  
   - Да этих светских лошадок, конокосулей; "какашек", так их ещё в народе величают.
  
   - Из-за чего?
  
   - А сзади у них всё время сыпется.
  
   - Людей ты видел там каких-нибудь?
  
   - Нет, мы были вдвоём с Харитоном. Еле затащили её на мост. Но потом, странно, она пришла в норму. Как ни в чём не бывало, мы покатили дальше. А ты откуда знаешь?
  
   - Так, спросила наобум, - ушла от ответа тётушка Калина и заговорила про другие дела.
  
   - Рюэль приходил?
  
   - Два раза, не забывает нас. Дочка при нём сама не своя становится. Боюсь, кабы не влюбилась.
  
   - А чего здесь бояться?
  
   - Не понимаешь ты ... ладно, молчу, раз обещала.
  
   - Где он теперь?
  
   - Во дворце, где ж ещё. Ты знаешь, что был заговор, и он помог раскрыть его?
  
   - Да, мне рассказывали. Всех схватили, не слышала?
  
   - Главные где-то сховались, не могут найти. Поспоританцев, смех, как в старые времена, вымазали дёгтем, вываляли в перьях, палками выгоняли из королевства. Монастырь их отобрали. Гостям показывают тайный ход, какой они продолбили в ракушечнике. Впечатляет. Это надо же, сколько труда ухлопали в него.
  
   - А ты разве видела его?
  
   - Да. Рюэль показывал его нам с Юноной.
  
   - Как только он появится, скажи, он мне нужен.
  
   - Хорошо. У меня к тебе такая же просьба.
  
   - Что?.. Зачем?
  
   - У тебя свои секреты, у меня свои.
  
   - Чудить ты стала на старости лет, - произносит Трол Акопыч, но допытываться не стал, тут же ушёл.
  
  

Часть 4

Разговор с Его Величеством

  
   Король Ора Пур отвечает на приветствие Президента Академии, начинает разговор с ним не с главного, а, по-видимому, с того, что занимало его мысли в данный момент.
  
   - Что там насчёт юноши? Приходил он к вам в Академию с прибором?
  
   - О да, Ваше Величество, приходил. С самым легкомысленным видом говорил о настолько серьёзных материях, что большая часть присутствующих не восприняла их, отнеслись к нему скептически. Всё высказанное им посчитала наукообразными измышлениями, профанацией, принесённый им прибор - попыткой надуть их.
  
   - Ваша племянница?
  
   - Возглавила ряды активных нападающих.
  
   - А теперь?
  
   - После огромного количества проведённых опытов, они идут до сих пор, мы пришли к выводу, это самое выдающееся открытие в науке за последнее тысячелетие. Собрание учёных пошло на беспрецедентный случай, извинилось перед ним, попросило повторить своё выступление.
  
   - Он не возражал?
  
   - Пошёл им навстречу. На этот раз он говорил медленно, с остановками, разжёвывал каждую вещь. После того, как убеждался, что её усвоили, продолжал дальше. Некоторые, в том числе племянница моя, придерживались прежних позиций, пытались сбить его с толку сугубо специфичными и очень сложными вопросами. Признаюсь, некоторым я помог в их составлении.
  
   - Им удалось смутить его?
  
   - Напротив, постоянно ставил всех втупик, Юнону дважды припёр к стенке.
  
   - Она не сумела противостоять ему?
  
   - Потерпела полное фиаско. Мне её даже стало жалко, у неё был такой растерянный вид. Но потом положение изменилось. На помощь ей поспешили многочисленные коллеги.
  
   - И что дальше?
  
   - Одного за другим он положил их всех на лопатки, и самочувствие её значительно улучшилось.
  
   - На чём он их подлавливал?
  
   - Буквально на всём, о чём заходила речь, - эволюции звёзд, планетной космогонии, межзвёздной среде. Наиболее ощутимым оказался один его удар. Первоначальная юстировка главного телескопа была неверной. В ошибке виноваты все, Юнона в том числе. Как её проморгали, а он смог это увидеть, уму непостижимо. Процедура сдачи его в эксплуатацию прошла через строгую экспертизу. В составе комиссии были специалисты высочайшего класса. Психологи заинтересовались этой проблемой. В содружестве с учёными тщательно проанализировали её. Их вердикт оказался оригинальным. Обычно в подобных случаях любое заключение вызывает ожесточённые споры, но тут оно устроило всех. Логический сбой одновременно у множества людей произошёл из-за процедуры настройки, изначально ориентированной на неверный результат из-за несовершенства человеческого мышления. В обиходе это явление встречается достаточно часто, и называем мы его заскоком. Причины его разные, как правило, простейшие. Была определена она и здесь. Но от этого не легче. В итоге придётся переделывать огромное количество карт, схем, диаграмм. Печально.
  
   - А вы разве не принимали участия в установке основного зеркала?
  
   - В те времена я был рядовым сотрудником горной обсерватории на Леваде. В Президенты меня избрали позже. Юнона, кстати отмечу, не была подготовлена, как сейчас, постигала азы, вина её минимальная, хотя, если бы отнеслась внимательней... она в то время осваивала всё, по свежему взгляду... нет, не берусь судить... всё-таки она эксплуатационник, не более, да и дело прошлое, незачем беспокоить её. Она и так расстроилась. Ходит сейчас, как сомнамбула, сама не своя. На мой вопрос, что с ней, она ответила: "Как он увидел ошибку, если ни единого раза не подошёл к телескопу? Всегда держался от него подальше? Как?"
  
   - Показывая, что она не во всём компетентна, он заигрывал с ней?
  
   - Точнее будет заметить, подтрунивал. Замечание о неверной юстировке главного телескопа он сделал мимоходом, походя, вскользь. У Юноны оно вызвало скептическую улыбку. Многие не обратили на него никакого внимания. На заседании речь шла о серьёзных вещах. Другие пропустили мимо ушей, посчитали его за собственное предположение. Но техники, один раз в три года делающие кадастровую сверку механизмов телескопа, решили провести её внепланово, на всякий случай.
  
   - Для очистки совести?
  
   - Не только. Состав собрания был высоким, соблазн "уесть" одного из его участников был велик. Он сам шёл к ним в руки. Первому измерению они не поверили. Повторили всю проверочную процедуру. И убедились, к своему удивлению, замечание неизвестного для них учёного верно. Один соблазн заменился другим, большим, - "уесть" множество своих. Неприятное для всех открытие они преподнесли с театральным эффектом, сразили им всех наповал. Тотчас все припомнили его слова. Поразительная глубина знаний, острота ума, и сверхъестественно быстрая реакция на слова оппонента. Противостоять ему невозможно. Атакует жёстко, сразу, не щадит ни чьих чувств, но и в тоже время, отмечу, не злорадствует над поверженным противником, кто бы он ни был, снисходителен.
  
   - Это его манера поведения. Как ни странно, в точности также он ведёт себя и с моей дочерью.
  
   - Да вы что!.. В каких вопросах?
  
   - Составляющих основу нашей государственной безопасности. В них мы должны разбираться лучше кого бы то ни было, у нас есть соответствующие службы. Тем не менее, он, совершенно посторонний человек, один, утирает нос всем нам. Моя девочка страшно негодует на него. Мне кажется, ему нравится дразнить её. Создаётся впечатление, он специально делает всё возможное, чтобы как можно сильнее зацепить её. В этом вопросе, скорее всего, доминируют молодёжные мотивы. Но, какова бы ни была его цель, он работает на нас, причём весьма эффективно, и мы благодарны ему.
  
   - Ситуация у нас аналогичная. Используя его прибор, астрономы определили элементный состав первой двадцатки звёзд, пришли в ажиотаж.
  
   - Ну, и как? Из чего они состоят? - заинтересовывается король.
  
   - Самых различных химических элементов: кальция, магния, лития, марганца. У одной из звёзд прорисовываются линии золота. Мы полагаем, оно содержится в большом процентном содержании по отношению к её массе. Уже одно то, что звёзды разные, это революция в астрономии, и совершена с его помощью.
  
   - Контрольные опыты делались?
  
   - Естественно. Химики притаскивали нам различные вещества. Сами отделялись от нас шторкой. Что они совали в пламя горелки, мы не видели, принесённое ими определяли по прибору.
  
   - Много раз?
  
   - Несколько сотен.
  
   - Ошибка, хотя бы одна, была?
  
   - Нет. Достоверность стопроцентная, как он и говорил. Чувствительность прибора изумительная.
  
   - А как вы её определили?
  
   - Бесподобным образом. Один из нас в шутку положил на стекло золотое кольцо, с минуту оно там лежало, взял его, спрятал, показал на это место другому, тот ваткой потёр это место, поджёг её.
  
   - И что показал прибор?
  
   - Линии золота.
  
   - А, может, они сговорились, вата была напичкана им?
  
   - Такое предположение тотчас было высказано и проверено. Взяли чистую вату, разделили её на две части, и повторили эксперимент.
  
   - Результат?
  
   - Тот же самый. Ватка, которой потёрли место, где лежало кольцо, показала линии золота, другая - ничего.
  
   - К какому выводу вы пришли?
  
   - Наблюдая за ним? Его поведением? У меня есть один, но он сомнительный.
  
   - Давайте. На безрыбье и рак рыба.
  
   - Мужская часть нашего населения его совершенно не интересует, общается он преимущественно с женщинами. Казалось бы, вывод очевиден. Ловелас?.. Ан нет. С охотой он знакомится со многими нашими девушками, с удовольствием проводит с ними время. Предпочтение отдаёт очень юным - пятнадцати - шестнадцатилетним.
  
   Король улыбнулся.
  
   - Они уже привлекательны, но ещё не женщины?
  
   - Я бы согласился с вами, если бы не одно... ни с одной из них он не идёт на сближение. Желающие среди них есть. И попытки они предпринимали. Весьма активные.
  
   - Спасибо за информацию. Она будет интересна... кое-кому. Дальше?
  
   - Со многими учёными Академии у него завязались дружеские отношения. Здесь, как это ни странно, он старается общаться с людьми как можно старше - сорок, пятьдесят лет. Молодёжь старательно избегает.
  
   - Ну, это понятно. Они меньше знают.
  
   - Естественно. Но самим собой он становится только в среде ребятишек. Не знаю, известно ли вам, его знают и обожают дети всего нашего королевства.
  
   - Возраста?
  
   - Всего спектра - от едва научившихся ходить и до школьников старших классов.
  
   - Вот так номер! Это новость для меня. А как он организует подобный контингент?
  
   - Никак. Он получается сам собой через родственные связи, дружбу или просьбе всех, кто подходит к нему.
  
   - Чем он с ними занимается?
  
   - Обучает всем вещам, на какие школе не хватает времени... либо мозгов. Как правильно обращаться с ядовитыми насекомыми, змеями, рыбами, животными, знать все полезные и опасные травы, правильно укрыться и уцелеть во время урагана, в считанные минуты построить навес от ливня, как выжить в воде, когда тебя схватит судорога, при лесном пожаре. Что делать, когда ты потерялся в сельве и надо суметь добыть себе пропитание, защититься от хищных зверей?.. Кстати, у меня недавно состоялся любопытный разговор с нашим главным психологом де Любром. Он полагает, систему правильного обучения природа закладывает в каждого родившегося младенца. Иначе чем тогда объяснить, он, будучи несмышлёнышем, проделывает огромнейший объём работы, осваивает язык? Де Любр полагает, школа, понукая, курочит природную систему обучения. И, вы знаете, я склонен согласиться с ним. Люди разные. Одним нужна нагрузка на ум, другим она противоестественна. Им надо нагружать чувства, пробуждать любознательность, подавать знания не на уровне скуки, а восхищения достижениями человечества. Как выстраивать для них систему образования? Над этим вопросом никто не задумывался. К нему у нас нет никакого подхода. Валим всех в одну кучу. В итоге, на ранней стадии обучения дети теряют интерес к обучению. Нам что-то надо изменять в этой сфере.
  
   - А какое отношение ко всему имеет Деколь?
  
   - Разумно или неосознанно он следует природе. Легко, шутя, на ходу он обучил детей многим вещам. Педагоги отметили, провинциальные дети резко стали отставать в развитии от сверстников, живущих в центре королевства буквально во всём. Он подаёт всё так, что их это сразу захватывает. Любые сведения, как правило, обильно оснащает юмором. Школа делит время на две части: жизнь, учёба. У него она одна - жизнь. Благодаря нему, они впервые осознали свою значимость; гордятся многими, сделанными с его помощью, делами. К примеру, во многих местах королевства под его руководством построены солнечные часы, и теперь любой ребёнок на вопрос, который час с абсолютной точностью скажет вам время.
  
   - Если есть солнце?
  
   - Даже когда его нет, слабая тень прорисовывается на циферблате, правда, не знаю каким образом. Полагаю, дело в столбе. Он сделан из неизвестного материала. Один из наших физиков Заянов предположил, он видит солнце сквозь плотные тучи. Его догадка скорее из области фантастики, но других объяснений у нас нет.
  
   - А откуда он их взял?
  
   - С помощью мальчишек он откопал их в джунглях, притащил оттуда.
  
   - Удивительно. Я слышал об этом, но посчитал сообщение чепухой. Надо будет сходить, посмотреть на эту диковинку в пасмурный день.
  
   - Это не всё ещё из области чудес. К действительно удивительному я только подхожу. У нашего достопочтимого Так Такыча есть сестра. Двоюродная. А у неё сынишка. Очень коммуникабельный, боевой мальчик. За быстроту соображения все, даже учителя, зовут его Вихрем. Этот пацанёнок как-то задаёт ему вопрос: "А сколько там, откуда вы, живут люди?" Какой ответ он услышал, как вы думаете?
  
   - Судя по контексту, необычный.
  
   - Так и есть. Он сказал, - "как минимум, триста".
  
   - А максимум? Он догадался спросить о нём?
  
   - Не сразу, чуть позже, но такого откровения между ними уже не было.
  
   - Ваш вывод?
  
   - Если подобная вещь где-то в природе возможна, человек может жить не пятьдесят пять лет, как у нас, а несколько сотен, он может выглядеть двадцатипятилетним, имея возраст намного больше, много знать, стремиться к общению с людьми пожилыми, и в то же время оставаться ребёнком. Всё сходится? Я ничего не упустил?..
  
   - Да, вывод неожиданный, интересный.
  
   - И сомнительный?
  
   - Во всяком случае, он заставляет задуматься.
  
   - Увлекая за собой детей в леса, он берёт на себя огромнейшую ответственность, но каким-то образом выпутывается из неприятностей. Во время одного из путешествий по джунглям произошёл такой случай. На маленькую девочку в его группе бросился бозуар. Он затаился на ветке дерева, пропустил всех, могущих оказать ему сопротивление, напал на самую слабенькую.
  
   - Она пострадала?
  
   - В этот момент нет. В отчаянном прыжке, на лету, в воздухе ребром ладони он проломил зверю череп, труп отбросил далеко в сторону. Ребята были поражены его сверхъестественно быстрой реакцией, а также её следствием. Какой должна быть сила удара, чтобы сломать кость? Они долго боялись подходить к хищнику. Живучий оказался, с полчаса в лежачем положении дёргался всеми лапами.
  
   - А потом?
  
   - Из-за сильного испуга девочка стала заикаться, затем у неё появились признаки косоглазия. Надо заметить, она на внешность очень красивая, и её мама была вне себя.
  
   - Потребовала от него сатисфакции?
  
   - Нечто в этом роде. Увидев его в первый раз, онемела. Юноша божественно привлекателен. Не понимаю, как наша Юнона держится. Другая девушка на её месте давно бы влюбилась в него.
  
   - Вы хотели рассказать нечто другое.
  
   - Извините, отвлёкся. С грехом пополам мама девочки высказала ему свои претензии.
  
   - А он что в ответ ей?
  
   - "Не верю. Ведите меня к ней". Дальше происходит вот что. Как только он переступает порог её хаты, дочь тотчас бросается к нему на шею со словами: "Дядя Рю, правда, если бы вместо тебя там был другой, бозуар растерзал меня?" Он ответил ей, "боюсь, ты права". Внимательно осмотрел её. "Какая выдумщица твоя мама. Нет у тебя никакого косоглазия, и говоришь ты без заикания". С этими словами был таков.
  
   - А девочка?
  
   - Все симптомы болезней как рукой сняло. Сейчас абсолютно здорова. Зато мама её не в порядке. Не может забыть его.
  
   - Мужа у неё нет?
  
   - Убили лесные бандиты. Мучилась она, мучилась, пересилила свою гордость, обратилась к нему. Он ответил, что у него есть девушка, и он любит её. "А она?" "Надеюсь, когда-нибудь и она", - вздохнув, ответил он ей. От сожительства с ней, пусть временного, отказался. Молодец. Правильно поступил.
  
   - Почему?
  
   - Малышка её очень привязалась к дяде Рю, ласкалась к нему, как к папе. Тяжело было бы бросать её, и совершенно незачем травмировать ребёнка. Для взрослых людей события сошлись-разошлись - дело обычное. Для ребёнка семья - среда обитания, её разрушение адекватно катастрофе. Правильный, благородный поступок.
  
   - А кто его девушка?
  
   - Ваше Величество, уж это, я думал, вы знаете! - с изумлением восклицает Президент Академии. - Ведь, это не кто иной, как ваша дочь.
  
   - Которая?
  
   - Фея.
  
   - А почему вы решили, что она?
  
   - Ей и только ей он оказывает такие знаки внимания, не заметить их может один слепой.
  
   - А она?
  
   - Благоволит к нему, но сдержанно, из рамок приличий не выходит.
  
   - На людях?
  
   - При свете звёзд они не встречаются.
  
   - Вы уверены?
  
   - Абсолютно. Правда, у моей племянницы по этому вопросу имеется особое мнение, но вряд ли оно вам будет интересно.
  
   - И всё же?
  
   - Она полагает его симпатией является другая ваша дочь.
  
   - Которая?
  
   - Младшая.
  
   - А, может, она права?
  
   - Мне, что же, не верить собственным глазам? Да они терпеть друг друга не могут. Каждая их встреча обязательно заканчивается стычкой.
  
   - Гм... Какие-нибудь случаи, аналогичные рассказанному вами, с ним происходили ещё?
  
   - Масса. Чтобы пересказать всё, потребуется много времени. К примеру, в бибовой роще на его большую группу мальчишек и девчонок напала стая обезьян. Мы зовём их "мираву". Обычно они спокойно относятся к появлению человека, но в этот раз их что-то рассердило. Возможно, изобилие в лесу любимых ими плодов. Они посчитали, люди в таком большом количестве появились в нём, чтобы разделить с ними трапезу. Они пришли в возбуждение, вначале отпугивали криками, агрессивными всевозможными позами, затем стали бросаться бибами.
  
   - А что это за плод? Никогда о таком не слышал.
  
   - Твёрдый, однородный и абсолютно несъедобный для человека. Его могут разгрызть только клыки обезьян. К тому же он совершенно безвкусный. Его пробовали варить, жарить, прочее. Бесполезно. Отвратительная, жёсткая, волокнистая, с трудом пережёвываемая вещь, близкая к древесине. Я не понимаю, почему обезьяны обожают его. Разве что он преобразовывается каким-то образом в их пищеварительном тракте в нечто питательное.
  
   - Что было дальше?
  
   - Обезьян становилось больше. Они делались агрессивнее. Он приказал всем сложить обе руки у себя на голове. "Им будет больно, если в них попадёт биб, но зато вы не потеряете сознания. Терпите. И старайтесь уворачиваться от тех, что летят в лицо. В противном случае, когда вы вернётесь домой, никто из вас не будет опознан собственными мамой и папой, вы лишитесь крова".
  
   - Рискованное предупреждение.
  
   - Да. Многие перепугались, запищали от страха.
  
   - Он не стал успокаивать их?
  
   - Напротив, напугал ещё больше, сказал, самые большие пискуны пострадают больше других. Обезьяны не переваривают резких звуков. После этого предупреждения все замолчали.
  
   - Досталось кому-нибудь из них?
  
   - Нет. Дальше стало происходить нечто невообразимое. Обезьяны швырялись плодами не целясь, как попало. Нередко они подшибали ими собственных собратьев. Пострадавшие не оставались в долгу, запоминали своих обидчиков, старались отомстить им, также неумело. Постепенно нападение на людей превратилось в битву обезьян друг с другом, а те автоматически стали зрителями. В общей кутерьме невозможно было разобрать, кто кого колошматит. Ветки бибовых деревьев мгновенно были очищены. Все плоды оказались внизу. Обезьяны спустились туда за ними. Сражение продолжилось уже на земле. В ход пошли более серьёзные предметы: камни, палки и всё, что попадалось им под лапы. "Ребята, - сказал он, - всё, отступаем. Ещё немного, мы последуем дурному примеру. Глядя на это безобразие, передерёмся между собой. Не знаю как вы, у меня зачесались руки. Я уже начал присматриваться, кого из вас первым отколотить".
  
   - Они благополучно ушли?
  
   - Да. Но смеху было много при разборе перипетий битвы, а также из-за его замечания. Ребята долго не могли успокоиться. Каждый запомнил своё, старался поделиться им. Особенно сильно возбудились малыши. Они увязались за своими братьями и сёстрами, восприняли всё как некое театральное представление, организованное для них дядей Рю. В королевстве долго не утихали разговоры о том, как передрались между собой обезьяны.
  
   - Довольно любопытно, и, знаете, наводит на кое-какие мысли. Ещё про какие-нибудь случаи подобного плана можете рассказать?
  
   - Сколько угодно. Из тех, что произошли в лесу?
  
   - Необязательно. Предпочтительней для разнообразия другое место.
  
  

Часть 5

Гость королевства под подозрением

  
   - Был один, припоминаю. В прерии. Но он схож по аспекту со всеми лесными. Он тренировал ребятишек в скалолазании на речных уступах в Южных Гаях. Когда они возвращались домой, в саванне их настигла стая красных собак. Рядом с ними оказалось всего два дерева: одно - живое, другое - сухостойное, наполовину трухлявое. Он поставил ребят так, чтобы кольцом они окружили живое дерево. Девочек поместили внутрь. Предупредил всех, надо замереть, подбегающим собакам не смотреть в глаза, а прямо перед собой, и не двигаться. Когда человек неподвижен, значит, не боится. "Побегав вокруг вас, они займутся мной, - сказал им, - и вот тут вы посмеётесь". С мотком верёвки и ножом он устроился на нижней ветке сухостойного дерева. Всё вышло так, как он предупреждал. Стая собак сделала несколько витков вокруг живого кольца. Никто из ребят не пошевелился, не спровоцировал собак, хотя им было страшно, как они потом сознавались. И тогда они побежали к нему. Он стал дразнить их, а они, чтобы достать его, прыгать. На лету он ухватывал собаку за загривок, переворачивал её, с помощью куска верёвки подвешивал за хвост на ветку. Скоро всё дерево было увешано ими, собаками. Визгу там было. Постепенно страх у ребят прошёл, и они стали хохотать, больно комичная картина предстала перед ними. Как ни странно, их смех напугал оставшихся собак. В панике вся стая убежала.
  
   - Дальше что было?
  
   - Он предложил ребятам не уходить, посмотреть, что будет дальше. "Дерево трещит, вот-вот рухнет", - сказал он. И оно действительно упало. Освободившиеся собаки с кусками бечёвок на хвостах стали разбегаться в разные стороны. Мальчишки так и полегли там, чуть не умерли со смеху.
  
   - Авторитет его после этого случая возрос?
  
   - Он и так был достаточно высокий. Детей в этих вопросах не обманешь. Они чувствуют сразу что истинное, а что ложное.
  
   - Благодарю вас за рассказы. Что с солнцем?
  
   - Надо наблюдать; то, что проступает в смутной, неясной пока, форме попросту ужасно и способно вызвать дикую панику с одной стороны, с другой - оно может бесследно рассеяться.
  
   - Я попрошу вас ограничить доступ лиц к этим сведениям. Мы не завершились в делах с заговором, не хотим давать других поводов для смуты.
  
   - Слушаюсь. Один вопрос.
  
   - Да.
  
   - Я могу предоставить материалы чужеземному гостю?
  
   Его Величество колеблется.
  
   - На ваше усмотрение, - решает он.
  
   Несколько дней спустя.
  
   - Как сейчас с солнцем?
  
   - Оно чистое.
  
   - Значит, обошлось?
  
   - Не совсем. Я предоставил материалы чужестранцу.
  
   - И что он?
  
   - Даже не потрудился взглянуть на них, но свою точку зрения изложил. Некоторое время спустя те же самые признаки появятся вновь, но в более грозной форме и они будут нарастать. Наступит день, когда скрыть их будет невозможно.
  
   - Неужели Третье Сожжение?
  
   - Да.
  
   - Сколько положено трудов и все напрасны. Несчастные мы люди. Чем он обосновывает свою позицию?
  
   - Математикой. Мы попросили его доказать своё утверждение, и он взялся за нас, да ещё как. Боже мой! Кто мог предположить, что безвинный вопрос Юноны о текущем процессе на Солнце, сделанный с явной подковыркой, если ты такой умный, просвети нас, незнаек, начнётся подобное?
  
   - Она по-прежнему нападает на него?
  
   - Более агрессивно, чем прежде. Она не успокоится до тех пор, пока не найдёт ответы на все свои вопросы. Я её хорошо знаю.
  
   - Точную речь их можете передать?
  
   - Запросто. Юнона делает замечание ему: "Ты так говоришь о процессах на Солнце, будто сам там побывал?" Он отвечает ей. С угрозой: "Сейчас и ты там будешь". После этих слов и началось нечто поразительное. С того дня и часа мы все, как в первом классе. Убелённые сединами учёные мужи внимают каждому слову этого юноши, боятся что-нибудь пропустить, не понять. В приватном разговоре со мной Комогон сознался, что от общения с ним он физически чувствует, как голова у него становится круглой, трещит, вот-вот лопнет. А он лучший наш учёный, что же говорить о других? Сеанс обучения, если можно так выразиться, продолжается не более четырёх часов. Затем все запрашивают пощады, расходятся по домам до следующего дня, такого же насыщенного. Моя племянница, спровоцировавшая этот процесс, сошла с дистанции в первые дни этого самостийного обучения. Основной нажим там не на её любимую астрономию, а математику, химию и физику. По её просьбе, - вымученной, кстати, не понимаю, как она переломила себя, смогла обратиться к нему, - он несколько раз приходил к нам домой в выходные дни, специально для неё растолковывал ей то, что поняли уже другие. Бесполезно. По этим предметам ей нужно пройти более фундаментальную подготовку. Стиснув зубы, тайком, интенсивно она этим сейчас и занимается, почему-то очень сердита на него. Забавно наблюдать, как она обучение сочетает с проклятиями ему.
  
   - По-видимому, он ещё чем-то рассердил её?
  
   - Было дело. В разговоре с нами, предшествующем всем этим событиям, он насмешливо заметил: Юнона Анисимовна живёт в облегчённом режиме, не пора ли загрузить её? К его словам она отнеслась без должного уважения, посчитала замечанием дилетанта, на форуме продолжила линию своего поведения, вот он и наказал её, загрузил.
  
   - А вы как?
  
   - Пока держусь. Он прав, утверждая, астрономия - это конгломерат всех наук. Чем больше их знаешь, тем глубже можно вникнуть в тайны мироздания... Вам уже известно, откуда он?
  
   - Нет.
  
   - До сих пор?
  
   - Его никто не знает... Что там он говорил вам в шутку, откуда прибыл?
  
   - На велосипеде?
  
   - Вы правы, это - несерьёзно; хотя, надо заметить, сама по себе вещь эта уникальная. Моя дочь настолько привязалась к ней, что с неохотой выдаёт её желающим даже на короткое время, постоянно использует для дальних поездок. Благодаря нему, она успевает познакомиться с результатами всех полевых работ, проводимых сейчас в королевстве. Бережёт велосипед, как зеницу ока. На близкое расстояние к нему не подпускает самого хозяина.
  
   - А он как относится к этому?
  
   - Как всегда, в своём амплуа, - с юмором.
  
   - Но позволяет пользоваться им?
  
   - Ни единого знака неудовольствия с его стороны. Сам он ходит только пешком. Правда, в нашем распоряжении имеется один непонятный факт. Вы знаете, где находится Паслёновый Выгон?
  
   - Примерно неделя пути или чуть больше по луговым пастбищам к верховьям.
  
   - Три охотника на пути домой заночевали там, в стогу сена. Солнце уже село за горизонт, но детали пейзажа освещались хорошо отражённым светом от облаков. И вот они увидели его. Он шёл вдоль берега реки, с пригорка стал спускаться к ним. Они думали, сейчас он подойдёт к их бивуаку, уже стали готовить ему место для ночлега, а его всё нет и нет. Они пошли к месту, где он должен быть, стали искать там.
  
   - Не нашли?
  
   - Как в воду канул, ни единого следа, нигде; не потревожена ни одна былинка, нет следов на песке, в очерете.
  
   - Может, он действительно поплыл по реке? Не опасаясь хопсов, поскольку не боится их?
  
   - Место там такое, невозможно зайти в воду, не оставив следов... А откуда вам это известно?
  
   - Племянница рассказывала. На её глазах он поплавал во всех запрещённых для купаний местах. Как только тело его оказывается в воде, хопсы улепётывают от него во все стороны без оглядки. Можно подумать, они разумные существа, знают и помнят о его расправе над Кровавым Жо, по каким-то признакам опознают его.
  
   - Ещё одна непонятность в списке имеющихся, - задумчиво произносит Его Высочество.
  
   - Вы их собираете, странности?
  
   - Постепенно они сами собой накапливаются.
  
   - Какой-нибудь вывод из них можно сделать?
  
   - Нет.
  
   - Я могу увеличить вашу коллекцию.
  
   - Ну? Каким образом?.. Давайте.
  
   - На прошлой неделе недалеко от небольшого лесного поселения Лузановки, - живут там, в основном, пчеловоды, их семьи, - им обнаружено интересное геологическое образование, тектонический разлом. Вы знакомы с понятием конституции минеральных индивидов? Представляете, как она связана с литосферой?
  
   - Нет, эти вопросы вне моей компетенции.
  
   - Тогда я излагаю суть без объяснения геологических подробностей; тем более, не в них дело. Когда юноша вкратце описал особенности обнаруженной им на берегу безымянной реки структуры, все учёные заволновались, почти в категорической форме потребовали проводить их туда. На пяти каретах желающих доставили в Лузановку. Там каждый из них повесил себе на спину рюкзак с четырёхдневным запасом продуктов питания и все отправились в дорогу по сельве. Экспедиция длилась три дня. Я не буду описывать ажиотажа учёных мужей, когда тектонический разлом воочию предстал перед их очами, его причин. Все они были в диком восторге, знаете, от чего? Избранному им маршруту по джунглям. Заранее все настроились на преодоление всякого рода трудностей, думали, им будет нелегко в этом походе. Что же получилось на самом деле? Перед ними как бы предстала земля обетованная, некий рай. Живописные места, большое количество родников, ручьёв, почти у каждого из них в месте падения воды с уступа, небольшой естественный бассейн, его окружает лужайка с зелёной травой, земляничными ягодами. Воды в бассейнах, как правило, по грудь, где чуть больше, где меньше, но освежиться в них везде было можно. Дни стояли жаркими, поэтому никто не пренебрёг возможностью покупаться. Группа учёных часто делала привалы. А потом там же, в естественных купальнях, была обнаружена рыба. Она совсем не боялась человека. Её ловили прямо руками, жарили, и нашли, ничего вкуснее в жизни не пробовали. Отдыхали в тени купав, после вкусной еды пили чай, травили анекдоты, загорали. Вся одежда постепенно перекочевала в рюкзаки. Дальше шли в виде, какой обычно бывает у отдыхающих людей на пляже. Улавливаете суть?
  
   - Нет.
  
   - Тогда продолжу. Путешествие по садам Эдема продолжалось один день. В районе тектонического разлома под его руководством соорудили большой шалаш, спокойно переночевали в нём. Следующий день был посвящён изучению геологических особенностей земной коры, вывернутой наизнанку своей глубинной составляющей. Вторую ночь переночевали тут же в шалаше. Обратная дорога была точно такой же, в настоящем раю, не меньше. Её можно было пройти быстро, вернуться в Лузановку к отдохнувшим лошадям. Но все дружно проголосовали за продолжение сибаритства. Забыл сказать об изобилии ягод, фруктов, орехов в тех местах. Все питались только ими. Из продуктов, взятых с собой, использовался один хлеб, всё остальное нетронутым принесли обратно. Опять были костерки, жареная рыба, купание в естественных водоёмах с прохладной, освежающей водичкой вперемешку с загораниями.
  
   - Вы знаете, я не улавливаю смысла рассказываемой вами притчи.
  
   - Минуточку терпения. К месту, красноречиво описанному участниками этой экспедиции, устремилась новая группа, но уже без него.
  
   - И что произошло?
  
   - Они прошли через ад кромешный. Живописный край видоизменили насекомые: комары, мухи, мошка. Коровьи жигари облепляли тело сплошным слоем, на каждого участника будто навесили живой ковёр. Любая одежда свободно прокусывалась ими. Избавиться от них можно было единственным путём - бить, бить, и бить. Но в итоге их становилось не меньше, а больше. Искусанные все, с трудом они дотянули до вечернего часа, когда жигари исчезли. Но стало не лучше, хуже. На смену им явились тучи москитов. Ночёвки в сооружённом предыдущей экспедицией шалаше не получилось из-за них. Даже если вы обматывали своё лицо рядном настолько плотно, что дышать было нечем, они проникали внутрь и жалили, жалили в одно и то же место, увеличивали на теле поражённое участок. Из практики известно, изъеденные москитами места не заживают очень долго, до трёх месяцев и больше. Не дожидаясь рассвета, все отправились в обратную дорогу. Многие решили, ещё одного дня с жигарями они не перенесут.
  
   - А разлом? Его исследование?
  
   - Какой разлом? О нём никто и не вспомнил. Вернуться бы домой живым, вот какая перед всеми стояла задача. Наспех соорудили каждому по дымящемуся факелу для отпугивания гнуса. Впотьмах сбились с правильного ориентира, пришлось возвращаться назад, искать его. Нужная зарубка на дереве обнаружилась не сразу, на поиски её ушло много времени. Они солидно удлинили свой путь. В Лузановку вернулись под жужжание, непрерывные атаки жигарей. С вздохом облегчения все залезли в кареты. Дома члены новой экспедиции дружно напали на всех из состава старой. Почему не предупредили? Что использовали против насекомых? Нападение было настолько внезапным, яростным, что те опешили. Не могли понять, в чём дело. Сути им никто не объяснил, думали и так всё понятно. Из одних сплошных ругательств невозможно было извлечь какого-либо смысла. Потом, когда осознали в чём дело, попытались объясниться, но им не давали говорить, сразу затыкали рот.
  
   - До каких пор?
  
   - Пока кто-то не вышел из терпения и не гаркнул: "Вы позволите сказать нам хоть одно слово?"
  
   - "Говорите".
  
   - "За все три дня, что мы провели в сельве, мы не видели ни одной мухи. Весь путь проделали без одежды, в пляжных костюмах".
  
   Сразу последовало такое молчание, что я вынужден был вмешаться. Юноше я симпатизирую и он ваш гость, не простой, а привилегированный. С хопсами ладно, они крупные животные, разумом должны обладать, но как можно повлиять на мир насекомых? Здесь уже попахивает колдовством. Не дай бог, этот случай дойдёт до Святой Инквизиции, попутно с ним можно зацепить и вас. Я стал рассуждать перед ними на тему, перед дождём крылья насекомых набухают и они сидят по своим травам, никому не досаждают. Наверное, первая экспедиция попала на такой момент, у последующей его не случилось.
  
   - А дождь тогда был?
  
   - На следующий день. Небольшой.
  
   - А, может, всё-таки в нём причина?
  
   - Ваше Величество, - с укоризной произносит Президент Академии, - всё-таки я учёный, и если в исследуемом мною явлении остаётся хотя бы один знак вопроса, я продолжаю его изучение до нахождения полного ответа на него.
  
   - Что вы предприняли?
  
   - Попросил своих доверенных коллег помочь мне. Те опросили практически всех ребятишек, побывавших с юношей в походах.
  
   - Догадываюсь, насекомых там не было?
  
   - Да, никто и нигде не досаждал им, когда группы вёл он. Но вот некоторые из них побывали в других экскурсиях, и с другим руководителями, например, нашим школьным физруком. Там все мазались специальным составом. Он отпугивал мелочь - мошку, москитов, комаров, но был неэффективен против жигарей, слепней, цветных мушек и обычных мух, в это время сезона очень кусачих. Мальчишки - умный народ. Они сразу раскусили, в чём дело.
  
   - И теперь ходят в походы только с ним?
  
   - Угадали. Не объясняя причины, с другими совершать экскурсии не желают, чем бы их те не соблазняли. На все аргументы говорят одно и то же: "Мы хотим путешествовать с дядей Рю".
  
   - Знаете, Трол, вы действительно пополнили мою коллекцию странностей. Мне кажется, о ваших выводах его надо предупредить.
  
   - Чтобы он был настороже?
  
   - Совершенно верно. Рассказать ему также, что его видели охотники. Кстати, историю с ними я не досказал.
  
   - Что, если она объясняется проще?
  
   - Как?
  
   - Охотники выпили, и он им померещился?
  
   - Мы тоже так предположили. Они действительно приняли по стаканчику... за пять минут перед тем, как его увидели. Захмелеть не успели.
  
   - Странно.
  
   - Это ещё не всё. Событие это произошло около семи часов вечера. В десять часов утра следующего дня он, как ни в чём не бывало, свеженький, как огурчик, выспавшийся, общался с вашими учёными. Охотники появились здесь только на пятый день, и то потому, что им подвернулась оказия, их подвезли. Как такое может быть?
  
   - Не знаю.
  
   - И я не знаю.
  
  

Часть 6

Принцесса Эния открывается папе

  
   Отец сталкивается с дочерью на поле возле рощи чёрного бамбука.
  
   - Ты что планируешь посадить здесь вместо топинамбура?
  
   - Лён-долгунец. Запасы полотна кончаются.
  
   - Какой сорт?
  
   - Ребольский.
  
   - Почему не кукуштанский?
  
   - Говорят, он лучше. Хочу проверить, в чём его преимущество.
  
   - Засей половину поля ребольским, другую - кукуштанским, тогда сравнение будет честным.
  
   - Хорошо. Ты прошёл сюда по тропинке мимо ставков?
  
   - Нет, чуть левее их, у колодца.
  
   - Видел там кого-нибудь?
  
   - Да, Рюэля с незнакомкой. Пили воду. Брызгались ею. Смеялись. Вечно липнут к нему. Всякие.
  
   - А он?
  
   - Когда события принимают опасный оборот, отваживает их.
  
   - Опасный оборот - это что?
  
   - Девушка соглашается на телесное сближение.
  
   - Откуда ты знаешь?
  
   - У меня свои источники информации. Не будем раскрывать их.
  
   - Почему?
  
   - Они сомнительные.
  
   - В чём?
  
   - Они же утверждают, он неравнодушен к одной из моих дочерей.
  
   - К кому?
  
   - Фее. А вот отношения с другой у него идут якобы на основе взаимной неприязни. Каждая их встреча заканчивается стычкой.
  
   - О, да!
  
   Эния Дела Пур развеселилась.
  
   - Папочка, верь этому источнику. Он надёжный, - советует она.
  
   - Что ты с ним не поделила?
  
   - Тебя это так волнует?
  
   - Очень. Больше, чем ты думаешь.
  
   - Ладно, отвечу на вопрос. Ты и так уже знаешь почти всё. Планомерно, систематически одна за другой он влюбляет в себя наших девушек. Для этого нужно что? Немногое. Чтобы рот у парня не закрывался, язык постоянно болтал. А если ты ещё и остроумен, имеешь внешность, как у него, - готово, очередная спеклась, попала в его силки. Я пыталась понять, что ему нужно? Женщина?.. Многие из девушек, ты понимаешь, близкие мои знакомые, вместе учились, общались по делу или безделью, связаны со мной родственными узами, и, кстати, вот странность, те, с которыми он заигрывает, все до одной мои ровесницы. Я подговорила кое-кого из них попробовать совратить его. Некоторые после общения с ним потеряли голову, пытались сделать это по-настоящему.
  
   - Получилось?
  
   - Нет, от близкой связи уворачивается самыми разнообразными способами, зачастую весьма оригинальными. Ему нужна не женщина, нечто другое. Я предположила, может, коллекция у него неполная? Кое-кого не хватает? Например, меня? И подозрения мои оправдались. Не знаю когда, на каком языке, о чём говорила с ним наша Феечка, но... она ассистирует ему.
  
   - Не влюблена в него?
  
   - Я знаю Фею, как облупленную. Она в сговоре с ним, папа. Действуют оба тонко, хитро. Оказывают друг другу кое-какие знаки внимания, не больше, но так, чтобы я заметила их. Зачем? Ответ напрашивается сам собой.
  
   - Чтобы ты приревновала?
  
   - Конечно. Ну, и как после этого я должна себя вести с ним?.. Да ты для меня козявка, муравей, ничто, не существуешь. Только так. Каждая наша встреча, правильно, заканчивается очередной стычкой. Если глядеть со стороны, запросто можно прийти к выводу, будто мы терпеть друг друга не можем. На самом деле это игра.
  
   - Благодарю за доверие!
  
   - Давай, раскрывай свой секретный источник.
  
   - Я поговорил тет-а-тет с Тролом Акопычем. Он рассказал кое-что интересное.
  
   - Например?
  
   - Случай с красными волками.
  
   - Ты даёшь! О нём знают все в королевстве.
  
   - До меня, значит, не дошло во время. Про драку обезьян?..
  
   - В бибовой роще? Знаю. Её до сих пор обсуждают в народе. Я и сама там была.
  
   - Ты? - изумляется отец. - Зачем?
  
   - Инна с Викой затащили.
  
   - Внучки моего покойного брата?
  
   - Они. Пристали ко мне: "Пойдём, тётя Эня, с нами". Пришлось послушаться их. И потом мне было интересно.
  
   - Составить о нём впечатление по собственному опыту?
  
   - Да. До сих пор контакты у нас с ним были кратковременными, подобно вспышке молнии, - сошлись-поцапались-разошлись. Мне хотелось почувствовать каков он при длительном общении.
  
   - Он отреагировал каким-либо образом на твоё присутствие в составе его группы?
  
   - Мгновенно. "О, у нас пополнение. И какое!", - точные его слова. Один раз взглянул на меня, больше не обращал внимания, но... я уверена, постоянно всё время чувствовал моё присутствие, хотя никаких знаков внимания мне больше не оказывал.
  
   - Каким способом ты это определила?
  
   - Интуитивно уловила, ему приятно, что я рядом.
  
   - Другие попытки войти в состав его экспедиции не делала?
  
   - Хорошего понемножку. Разбалуется ещё.
  
   - Берёшь его на психологию?
  
   - А как же иначе.
  
   - Какое у тебя впечатление от драки обезьян?
  
   - Вначале было неуютно и страшно.
  
   - Ты защищала свою голову руками?
  
   - Вот ещё! Что я не сумею увернуться от плода крупнее банана? Его рекомендации последовали только детишки, более взрослые их игнорировали.
  
   - А потом что произошло?
  
   - Ты не поверишь, мне показалось, это представление, и оно специально организовано для нас, меня. Я не знаю, каким образом.
  
   - Ответь мне на такой вопрос, насекомые вам досаждали?
  
   - Не помню.
  
   - Это означает только одно - их не было. Мы обсуждали с Тролом Акопычем эту проблему.
  
   - В каком аспекте, и по какому случаю?
  
   - "Хопсы - ладно, но каким образом можно повлиять на мир насекомых?" - вот его слова.
  
   Отец рассказывает дочери о происшествии с учёными.
  
   - Хопсы, насекомые, обезьяны, - задумчиво произносит та. - Ещё что-нибудь можешь сообщить о нём?
  
   - Про нападение бозуара на маленькую девочку слышала?
  
   - Тут ты меня снова удивил. Я думала, мне всё известно о его лесных приключениях. Я ошибалась, про этот случай ничего не слышала. Расскажи.
  
   Отец выполняет просьбу дочери. Та внимательно слушает.
  
   - Ты знаешь, я догадываюсь, о ком ты говоришь. Эта женщина с ребёнком после несчастья с мужем живёт под Обоянью. У неё очень хороший сад, а вот дом никудышный. Не хата даже, а клуня. Сама она очень красивая. И он посмел отказаться от сожительства с ней?
  
   - Наотрез.
  
   - А, может, он, того, тайком к ней бегает?
  
   - Нет, Юнона полагает, он без памяти от другой.
  
   - Ах, вот они откуда взяты первоначальные сведения. Как она определила, что он влюблён?
  
   - Он сам сказал этой женщине, что у него есть девушка, он любит её. "А она?" - спросила та. "Надеюсь, и она когда-нибудь", - с вздохом ответил он ей.
  
   - Имя назвал?
  
   - Нет, но Юноне оно без надобности, она и так знает.
  
   - И в кого он влюблён?
  
   - В тебя, дочь, в тебя.
  
   - Теперь мне ясно, почему ты заговорил со мной на эту тему.
  
   - Надо с ним определяться.
  
   - Почему не с другими моими поклонниками? Их куча.
  
   - Я знаю чересчур хорошо, откуда у них произрастает интерес к тебе. Растащат наше королевство по родственникам. Те передерутся между собой за лучшие угодья. Распродадут свои куски чужим людям. И всё. Конец нашей вотчине. Боюсь, ты не совладаешь с этими троглодитами.
  
   - Я тоже этого опасаюсь. Твёрдо заявляю, ни за кого из них замуж не пойду.
  
   - Ты меня успокоила. Но вот время, оно тревожит, слишком быстро течёт. Не за горами пора, когда надо нянчить внуков или внучек. А их нет, и они не предвидятся. Мы остаёмся без поколения, которое могло бы достойно наследовать нам. Регина - почти отрезанный кусок, ты знаешь. Появляется у нас лишь изредка. Принимают её там замечательно; меня, кстати, - тоже.
  
   - И меня.
  
   - А когда ты у них бываешь?
  
   - Вечерами, когда стемнеет, после окончания работ.
  
   - И как туда добираешься?
  
   - На велосипеде. При свете луны. И, между прочим, намного быстрее, чем в карете. Изумительная вещь. Никогда не перестану восхищаться ею. Благодаря ней я успеваю за день объездить все дальние поля, поглядеть в каком состоянии там дела. Карете нужна дорога и непременно хорошая, велосипеду достаточно любой тропинки. К Де Жа Ве Лонам я попадаю короткой дорогой через сырой луг. Там карета вообще бы не проехала, увязла всеми колёсами.
  
   - Не знал. Её будущему мужу, родственникам наше королевство ни к чему, своего хватает. Фея, видимо, до конца жизни останется одинокой. Слишком тонкая, художественная натура. Вряд ли ей кто понравится. У тебя были с ней разговоры на эту тему?
  
   - Множество. Она мечтает, перед ней возникнет из воздуха некий сказочный сверкающий принц и унесёт её на небо, в волшебное царство снов, неземной рай.
  
   - Вот-вот. А женихи у нас все приземлённые, летать не могут. Руки у них в мозолях от тяжелого непрерывного труда. Разные балбесы и оболтусы, ничего не делающие, те порхают, как бабочки, там и сям, но вряд ли такие белоручки её вдохновят. Сама она рукоделица, без дела никогда не сидит.
  
   - И ты сосредоточил все свои мысли на мне? Обратил к нему?
  
   - Поневоле. Он - сильная личность. У нас нет ему равных. Сознаюсь, в последнее время я привязался к нему. Как-то зашёл с ним разговор о государственной политике. И он поразил меня. Я постоянно общаюсь с главами других государств. Ни от одного из них никогда я не слышал таких содержательных мыслей. Необыкновенная глубина проникновения в суть проблем, рассудительность, взвешенность. Ощущение такое, будто я имею дело с мудрым столетним старцем. Впоследствии у нас состоялись с ним другие разговоры и на иные темы. Первоначальное мнение о нём подтвердилось, усилилось. Изредка я стал захаживать к нему в апартаменты. Потом всё чаще и чаще. Сейчас я предвкушаю каждую беседу с ним. Высококультурный постоянный собеседник для меня - подарок судьбы.
  
   - В общем, он очаровал тебя, папочка? И, видимо, старался не напрасно? С некоей целью? Очевидной. Подбирается ко мне с другой стороны.
  
   - Можно подумать и так. Зазорного в этом ничего не вижу. Хоть какие-нибудь намёки в отношении тебя у него были?
  
   - Да, но противоположного свойства: я его не интересую нисколечко, вот эта либо та - другое дело.
  
   - И как ты их воспринимаешь?
  
   - Правильно. Они все шиты белыми нитками. Медленно, но верно он идёт ко мне в руки. Узнать ещё бы с какой целью.
  
   - Ты однажды мимоходом обронила замечание. Я запомнил его.
  
   - Какое?
  
   - Что он нравственно воспитан. Хотелось бы знать, осталось оно у тебя прежним?
  
   - Безусловно. Придерживаюсь этого мнения и сейчас. И даже в большей степени, чем прежде.
  
   - Следовательно, он прекрасно понимает, что должен соответствовать?
  
   Дочь засмеялась.
  
   - Ах, вот ты о чём!
  
   - Да, всё о том же. Одна мысль постоянно царапает мне сознание, откуда, кто он, с кем мы будем связаны через него? Ты не могла бы пересилить себя, напрямую обратиться к нему?
  
   - Папа, я не могу с ним долго разговаривать. Он сразу выводит меня из себя. Сознательно, между прочим. Умеючи. Сколько раз я твердила себе, в этот раз я сдержусь. Бесполезно. Как будто какое затмение находит. С первых сказанных им слов так и хочется противоречить ему. Буквально сразу и во всём. Я и противоречу. Лезу к нему на рожон.
  
   - Почему на рожон?
  
   - Из-за того, что я срываюсь раньше времени, он легко, шутя, разделывается со мной. Но у меня появился план.
  
   - Какой?
  
   - Разобраться в его странной любвеобильности, из каких он краёв, почему изо всего нашего народонаселения признаёт только ребятишек, и, самое удивительное, чуждается всех наших культурных мероприятий, как чёрт ладана, - в прочих странностях, присущих ему, с помощью Регины. Он не имеет к ней подходов. Уверена, она грамотно атакует его. Мы всё будем знать о нём.
  
   - Дочь, ты навела меня на одно воспоминание. Мне сейчас кажется, в самом главном вопросе ты заблуждаешься. Точно. Однажды у меня с ним состоялся один интересный разговор. Он поведал мне вот о чём. Подходят к нему несколько наших парней. "Ты, почему вожжаешься только с девчонками, нас обходишь стороной?" - спрашивают его.
  
   - Что он им ответил?
  
   - Говорить с ними ему было некогда. Он опаздывал. Для прояснения этого вопроса предложил им пойти с ним в Академию. Они согласились. Побывали с ним на очередном сеансе обучения. В течение четырёх часов они крутили головами во все стороны, пытались уразуметь, о чём он говорит с учёными. Это было трудно. Вопросы ему сыпались со всех сторон на разных языках. Он отвечал им. В этот раз было много смеха. А они сидели, как болваны, ничего не понимали. "Что скажете теперь, ребята?" - спрашивает их, когда они вышли на улицу. "Нам всё ясно. Тебе просто не о чём говорить с нами", - ответили ему. "Правильно. А с девушками у меня есть тема. Вечная она". "Они запросто могут стать все твоими", - заметил ему один из парней. "А зачем они мне все? Мне нужна одна, единственная", - ответил он. На том они и расстались. Больше его никто не тревожил. Люди не глупые. Все видят, как он работает. Не щадит себя. Трудяга парень. И как гуляет. Серьёзной связи у него нет ни с одной. Возможно, он ищет кого-то? Присматривается и к тебе? И найдёт?.. Это был бы печальный вариант для нас. Ты уже поговорила с Региной?
  
   - Вчера. Она ухватила проблему. Согласна помочь мне. Давай подождём первого подходящего случая. Общими усилиями мы постараемся взять его в оборот, от неё он не открутится так просто, как от меня, и мы всё узнаем о нём.
  
   - Тебе не кажется, нам следует предупредить его об опасности, нависающей над ним? Он столько добра нам сделал.
  
   Девушка колеблется.
  
   - Не знаю. Он сам на них сознательно нарезается, не боится последствий. Ты можешь объяснить, каким образом ему удалось выйти из железной клетки? Не знаю, как ты, я по-прежнему недоумеваю. Четыре человека взялись за прутья с наружной стороны, четыре других - внутренней, и лишь тогда они поддались. Общими усилиями восемь человек выпрямили их.
  
   - Он - сильный человек.
  
   - Я считаю чересчур. И потом. Ты разве не заметил, он едва коснулся своими тонкими пальчиками железных прутьев, как они тотчас выгнулись от прикосновения будто гуттаперчевые. У мастеровых, когда они возвращали их на место, все жилы на руках были вздутые, и покряхтели они прилично. Дальше. Ты кое-чего не знаешь.
  
   - Рассказывай раз начала.
  
   - Я пугнула его камерой со стенами двухметровой толщины, а он мне ответил, что не видит и тут никаких проблем, запросто выйдет оттуда. Как?
  
   - Ты не задала ему этот вопрос?
  
   - Задала и получила ответ: "Прошёл бы сквозь них".
  
   - Ты не догадалась попросить его продемонстрировать это чудо?
  
   - Догадалась.
  
   - Ну? Что произошло?
  
   - Он зашёл в одну из камер, я закрыла её на два замка, один из них внутренний, другой наружный, и отправилась на гречишную плантацию.
  
   - Решила немного подержать его в наказание за хвастовство?
  
   - Мне хотелось, чтобы он запросил у меня пощады.
  
   - Что дальше?
  
   - Через три часа возвращаюсь к Нижней Башне и что вижу? Он сидит на скамеечке, но не в подземелье, куда я его посадила, а снаружи под её окнами и развлекает одновременно трёх девушек. Безобразие!
  
   - Безобразие почему? Что он вышел оттуда? Или то, что он не терял времени даром, подцепил девушек?
  
   - Папа, не зли меня! Ты прекрасно знаешь ответ на этот вопрос - и то, и другое.
  
   - Я не злю, а любуюсь тобой. Как выросла моя девочка. Мальчики её стали интересовать. Захватывает в своих весях неизвестно кого, неизвестно зачем. Вместо того чтобы отпустить его на свободу, берёт в плен, приводит сюда. Этого неизвестного юношу подвергает разным испытаниям, ревнует ко всем.
  
   - Ты можешь быть серьёзным в этом очень серьёзном вопросе?
  
   - Могу.
  
   - Тогда скажи мне, как он вышел оттуда? Я осмотрела камеру. Замки, дверь всё цело, всё на месте.
  
   - Очень просто. У него был напарник. Когда ты ушла, универсальным набором отмычек он открыл оба замка, выпустил пленника, потом им же закрыл камеру. Всё.
  
   - Разве подобные наборы существуют?
  
   - Разумеется. Главное, что есть для их изготовления - это слесари экстра-класса. Я знаю одного такого. Он сконструировал замок столь хитроумный, что никто из желающих не смог открыть его. Ключ к нему он давал.
  
   - А сам открывал его?
  
   - Да, на виду у всех. Вовсю те глазели на него, повторяли все его действия, а замок, будто заколдованный, не поддавался им. Им даже заинтересовалась впоследствии люди из Святой Инквизиции.
  
   - Ну? Дальше что?
  
   - Он вынужден был объяснить им свой секрет, но так, чтобы из простого люда, присутствующего тогда, никто ничего не увидел.
  
   - Что те?
  
   - Хохотали до упада, когда поняли в чём дело. Твой Рюэль, кстати, здесь тоже отличился. Главные мастерские пригласили его для консультации. По чистой случайности там же оказался умелец-слесарь. Он озадачил всех своим замком, был очень доволен, ходил гоголем.
  
   - Ни один из специалистов не сумел открыть его?
  
   - Да. Закрытый замок сунули в руки Рюэлю и тот, практически не глядя, тут же открыл его. Намного быстрее самого слесаря. Все были поражены, попросили объяснить, как поддалось ему, неподвластное им.
  
   - Он пошёл навстречу их просьбе?
  
   - Нет. Повернулся, хотел уйти. На пороге остановился. "Вы что, пригласили меня для подобной ерунды?" Тут только все поняли, что его возмутило, извинились перед ним. Дальше пошёл профессиональный разговор, неинтересный нам.
  
   - О замке больше не вспоминали?
  
   - После, когда он ушёл. Слесарь был очень озадачен. "Если бы я не видел этого собственными глазами, я не поверил бы", - вот его слова.
  
   - Подобных вещей я не знала. Больше не называй его моим.
  
   - Хорошо. Подожду, пока он станет им, - обещает дочери Его Величество.
  
   - А кто у него напарник? Там он был один.
  
   - Я же и говорю, притаскиваешь к себе неведомо кого, а потом морочишь им голову себе и людям. Ищи его напарника сама, или напарницу
  
   - Папа, перестань насмешничать надо мной.
  
   - Надо же мне поглядеть, какая ты стала, что нужно подкорректировать в твоём воспитании.
  
   - Поздно, папочка, я уже воспитана. Меня теперь не переделать.
  
   - Да, момент упущен. Вернёмся к нашей головной боли. Будем предупреждать его о грозящей ему опасности или нет? Замеченное одним человеком, Тролом Акопычем, может стать доступно другому, причастному к Святой Инквизиции. Если они на секрет простого замка так клюнули, не избежать ему неприятностей.
  
   - Ты прав, надо предупредить. Но как, в какой форме осуществить подобную затею? Особенно мне? И с ним?.. Я подумаю.
  
   - Хорошо. Пойду в покои, прилягу. Что-то неважно чувствую себя в эти дни. Не пойму, откуда берётся такая усталость. Вроде делаю не больше, чем всегда. Ощущение такое, будто на тебя навалили сверху непомерную тяжесть. Дышать даже временами трудно, не хватает воздуха. Отдохнёшь нормально, а тяжесть, она не снимается, давит ещё больше. Если дальше будет продолжаться также, скоро я не в силах буду её вынести.
  
  

Глава 17

Сверхчеловек

  
   Утром, едва комната успевает наполниться золотистым солнечным светом, в дверь стучат. Деколь приглашает войти. Никто не следует его приглашению. Стучат снова. Тогда он идёт к двери, распахивает её сам. На пороге три дочери короля.
  
   - Доброе утро! Почему не входите?
  
   - Мы боялись, что вы ещё не одеты.
  
   - Вы хотели сказать, уже раздет?..
  
   - Не поняли.
  
   - Я только что из джунглей. Всю ночь мы гонялись за халлом. Он оказался проворнее нас, не поймали. Обидно, но зверь перехитрил человека.
  
   - Каким образом?
  
   - Этот, уставший, притаился под густым кустом тамариска, эстафету от него принял его брат, родственник какой или товарищ. Рванул от нас со свежими силами и в таком темпе, только его и видели. Мы не сразу осознали подмену. Наша ошибка. Вернулись назад к прежнему месту. Увы, старого знакомца и след простыл. Смылся в неизвестном направлении и не оставил адреса. Пришлось возвращаться домой, несолоно хлебавши. По пути случайно зацапали какую-то диковинку. Никто не мог понять, что это такое, как подходить к ней, спереди или сзади, сверху или снизу. Мои мальчики увидели его впервые в жизни, никогда о таком не слышали. После недолгого совещания мы решили оприходовать её вместо халла, но эта штука оказалась удивительно упорной, не поддавалась нам. Нечем было её брать. Поворачивали её палками. Пытались с их помощью гнать этого зверя в нужном направлении. Он двигался куда угодно, но только не туда, куда нам надо. И тогда из подручных вещей, - своих рубашек, маек, - связали нечто вроде сети, накинули на эту уродину. Решили нести её дальше на своих руках. Всё.
  
   - Что всё?
  
   - Тут же этот обормот закопался в почву. Ушёл от нас под корень ближайшего дерева, а оттуда - неведомо куда.
  
   Девушки прыснули.
  
   - Вам смешно, а я из-за этих злоключений вернулся домой поздно, голодный, злой, ещё не спал. Не знаю теперь, что в первую очередь делать. Всё надо, ничего не хочется. У меня отбит аппетит ко всему, самой жизни. Вы зайдёте? Небольшой разговор с вами поможет мне забыть все неприятности, снять стресс.
  
   Принцессы чем-то взволнованны. Отрицательно качают головой. Одна из них, Фея, судя по глазам, плакала. Мельком он взглядывает на неё. После памятного сближения с ней, они нашли в разработанном плане изъян, видоизменили его. Отныне они больше не встречаются, на людях между собой не общаются, но... оказывают друг другу кое-какие знаки внимания так, чтобы нужный человек фиксировал их. Апробирование его показало, он верен. Его ревнуют и нешуточно. Остаётся узнать - это охотничий азарт не упустить ещё одного или нечто, более серьёзное? "Вы как относитесь к тому, что она, младшая из вас, а ставит себя выше всех?" - однажды он задал такой вопрос Фее. "Вначале нас забавляло, - ответила та, - малявка; как угорелая, носится везде, всеми командует. Думали, по молодости лет она воспринимает всё, как игру, скоро она надоест ей. Но время шло, ничего не изменялось. Она взрослела. Постепенно мы привыкли. Люди присмотрелись к ней, полюбили. Все вопросы она решала не с бухты-барахты, особенно сложные. "Я подумаю". "Я посоветуюсь с папой". Зауважали её также мы, а любили всегда. Она - прирождённый хозяйственник, на своём месте, нужна королевству. Очень. Папа у нас старенький. Так что всё нормально".
  
   - Что случилось? - задаёт он вопрос Энии Дела Пур, коснувшись на мгновение руки её сестры Феи, фиксируя краем глаз, этот его жест пошёл по назначению.
  
   - Однажды, я слышала, вы спасли одного мальчика от гибели. У вас оказалось неизвестное нашей медицине лекарство.
  
   - Какого мальчика?
  
   - По имени Стив.
  
   - Какого Стива?
  
   - Стараетесь рассердить меня?
  
   - Эния Дела Пур, принцесса, будущая королева, это вы сердите меня, причём основательно. Прошу учесть, я нахожусь во взвинченном состоянии. Один Стив пострадал от ожогов лапортеи жгучей, другого я вытаскивал из внутренностей живоглота. Про какого Стива вы спрашиваете?
  
   - Извините. Про второго мы ничего не слышали. Он - полная неожиданность для нас. Расскажите, пожалуйста.
  
   - Мы возвращались домой из Пружан. Я шел с девочками. Показывал им все лекарственные травы, говорил о времени сбора, правилах сушки, а также... неважно о чём ещё.
  
   - Но нам интересно.
  
   - Как правильно выбрать себе в спутника жизни мальчика.
  
   - А вы уверены в том, что верно наставляли их?
  
   - Абсолютно. Но обсуждать с вами эту тему я отказываюсь категорически.
  
   - Продолжайте дальше свой рассказ, - после непродолжительного обдумывания его слов предлагает принцесса. (Мысленно определившись с ребёнком, который поведает ей обо всём).
  
   - Мальчишки убежали вперёд. И вдруг в панике вернулись назад. Закричали издали, чтобы я поторопился, - "Стивку проглотил живоглот". Я побежал. Там оказался карьер. Когда-то из него брали камень. А теперь он был заполнен водой. Стивка прыгнул с утёса в воду, хотел покупаться, пока все подходят к этому месту, и попал в пасть к затаившемуся там живоглоту. Мне показали это место. Я спрыгнул с утёса. Живоглот с удовольствием проглотил и меня. Всё.
  
   - Бесподобно. Осмелюсь заметить вам, у вас привычка останавливаться на самом интересном месте.
  
   - Вы хотите узнать все кровавые подробности? Как я изнутри порол ножом ему брюхо, вытаскивал из него мальчика, резал обмотанные вокруг него кишки зверя? От поднявшегося зловония, а также созерцания неприятного зрелища, две девочки упали в обморок? Их тоже надо было приводить в чувство?
  
   - Вы правы, в подобных вещах мы не нуждаемся. Какие-нибудь лекарственные препараты вы применяли для спасения?
  
   - Естественно. Он получил от живоглота с полсотни ядовитых уколов, и был без сознания, парализован, в коме. Надо было быстро возвращать его к жизни. Омертвление могло принять необратимый характер, и тогда ему был бы конец.
  
   - Лекарства, употреблённые вами, известны нашей медицине?
  
   - К сожалению, нет.
  
   - Как они оказались у вас?
  
   - По чистой случайности.
  
   - А в первом случае?
  
   - Ответ получаете такой же.
  
   - Вы прямо ходячая аптека.
  
   - Средства необходимой помощи всегда со мной в дальних и ближних путешествиях. Мало ли что может случиться? Не томите мою душу пустыми разговорами, сознайтесь, чем вы больны, я с удовольствием полечу и вас.
  
   - Они сейчас с вами?
  
   - Да. Находятся в этой комнате.
  
   - Я - здорова. Ваше лечение мне не нужно ни сейчас, ни потом, и никогда. Внезапно стало плохо Его Величеству. Он никому не жалуется, но и без того видно, как он ужасно страдает. Сейчас он лёг и не может подняться. Вначале мы не особенно беспокоились. Хочется человеку полежать ещё? Почему бы и нет, это его право, всё ж таки возраст. Но когда это лежание затянулось чрезмерно, мы подняли тревогу.
  
   - Что говорят лекаря?
  
   - По секрету и только нам они сообщили, он - безнадёжен. Пришла его пора. Уходить на Повань.
  
   Юноша задумывается, казалось, он с чем-то знакомится.
  
   - Они правы, - наконец произносит он.
  
   Глаз Энии Дела Пур начинают темнеть от гнева.
  
   - Вы даже не осмотрели его, не ознакомились с его болезнью, заключением исследовавших его врачей, осмеливаетесь произносить подобные слова.
  
   Оскорблёно она поворачивается, чтобы уйти. Но её останавливают.
  
   - А откуда вы знаете? Может, я сделал это сейчас при вас?.. И затем, должен вам заметить, вы не дослушали меня. Ваши доктора правы. В рамках своей практики они бессильны помочь Его Величеству.
  
   - А вы?
  
   - Нет ничего проще.
  
   - Я сейчас при всех убью вас.
  
   - До того, как я вылечу вашего папу?.. Или после?..
  
   - Извините, вы обладаете особой способностью выводить меня из себя.
  
   - Хорошо, я вас прощаю и даже разрешаю, вы можете и впредь накидываться на меня по поводу, без всякого повода, в любое время, в любом месте, когда пожелаете. Я всё стерплю. Мой кот у вас?
  
   - Да. Забирайте его, и чтоб я его больше никогда не видела.
  
   - Ерёма, - с достоинством произносит её собеседник, - не какой-нибудь там паршивый бобик, который вертит хвостиком с утра до ночи и согласен на всё, даже на верёвку, ремешок или цепь. Он свободный, независимый гражданин. Где пожелает, там и будет гулять! И вы ему - не указка!
  
   Он сурово взглядывает на Фею и Регину. Невольно те заулыбались той экспрессии, с которой он отчитал их сестру.
  
   - А теперь, девушки, помолчите, пожалуйста, пару минут. Мне надо кое-что предпринять для спасения вашего папы.
  
   Опустив глаза в пол, юноша, казалось, о чём-то размышляет. Проходит не две, гораздо больше минут. Никто за это время не проронил ни звука, не сделал ни единого движения.
  
   - Поступим так. Вы пойдёте сейчас к нему. Будете с ним. Кроме вас, там больше никого не должно быть. То, что произойдёт там, не для чужих глаз и ушей. О том, что случится там, никто не должен знать, кроме вас, посвящённых. Ясно?.. Если хотите, чтобы отец остался жив, должны слушаться меня беспрекословно. В какой-то момент времени его комната заполнится вся нереальным светом. Он будет изменяться по цвету, насыщенности, яркости. Зазвучит музыка, какой вы никогда не слышали. Не пугайтесь. Постепенно она будет нарастать, крещендо дойдёт до апогея, затем поэтапно всё пойдёт на убыль, растает, как мираж. Ваш отец будет здоров. В первой части своего высказывания, - "ваш папа безнадёжен", - лекаря правы, а вот во второй, - "пришла его пора", - они ошибаются. Его Величество будет жить, причём долго. Повань его не получит.
  
   - Вы серьёзно? Сколько будет продолжаться... это?
  
   - Лечебный сеанс, вы хотели сказать?.. Время зависит от запущенности его организма, от объёма очистки от шлаков, склеротических бляшек, возрождения умершего, закрепления народившегося. Полагаю, минут сорок или пятьдесят. Ничего серьёзного я у него не нашёл, патология чисто старческая, легко устраняется профилактическими мероприятиями средней сложности. К сожалению, ваши лекари не доросли до них, и не скоро дорастут. Авиценне только предстоит родиться.
  
   Девушки изумлённо переглядываются.
  
   - Его как-нибудь лечили?
  
   - Да. Приставляли шпанских мушек. Они правильно делали?
  
   - Скажите, в какое время мы живём? В средневековье? Какую пользу может принести здоровью человека порошок от измельченных сельскохозяйственных вредителей? Где у людей разум, непонятно. Покажете мне этих деятелей науки, врачевания.
  
   - Что вы с ними сделаете?
  
   - Сам облеплю их шпанскими мушками с головы и до ног. В этом месте не смеяться вам надо, а плакать. Ваша медицина в самом плачевном состоянии. Больше к своему папе никаких знахарей, шарлатанов, врачевателей не допускать. Лечит его только один человек - я. Вам понятно?
  
   - Да. А два его личных врача?
  
   - К чертям обоих!
  
   Девушки рассмеялись.
  
   - Извините! Ваша рекомендация прозвучала так неожиданно и по отношению к таким солидным мэтрам, удержаться от смеха было невозможно. Вы пойдёте с нами?
  
   - В этом нет никакой необходимости. Напротив. Я должен оставаться здесь совершенно один. Распорядитесь, пожалуйста, чтобы меня также никто не беспокоил. Отсюда я буду контролировать, и направлять ситуацию. Отцу скажите следующее: "Сейчас мы будем тебя лечить. Лежи спокойно. Не пугайся. Мы с тобой. Передадим тебе свою молодость. Хочешь знать каким способом? Когда ты выздоровеешь, мы обо всём тебе расскажем". В любой последовательности, любое количество раз, только эти слова и никаких других. Если он будет засыпать вас вопросами, уворачивайтесь от ответа на них. Скажите, что ему сейчас противопоказано говорить, можно только слушать. Повторяйте те самые слова. Лучше всего, если при этой процедуре вы все будете молчать, только смотреть и слушать. Вам всё понятно? Мои указания прошу выполнять строго.
  
   - После завершения рассказать ему обо всём? Или умолчать?
  
   - Как вам угодно. Для него, ставшего здоровым, это уже не будет иметь никакого значения.
  
   - Когда мы вас увидим?
  
   - Не раньше, чем я высплюсь. Пяти-шести часов мне будет достаточно. Думаете, я железный? Которую ночь с ребятишками королевства я бегаю по вашим лесам за всяким зверьём. Оно, между прочим, улепётывает от тебя, как ошалелое. Когда догонишь его, схватишь, оно сопротивляется. Кусается, царапается. А потом ещё тащить его надо, по доброй воле оно не идёт, а упирается всеми лапами, думает, его волокут на заклание. Немало в сельве тварей и другого плана. Едва завидев тебя, они без промедления стараются добраться до твоего горла. Никакие уговоры на них не действуют и то, что силёнок у них маловато для этой акции, также. Чего стоит один ваш, как его, доскоспёр? Замаешься с ним иметь дело. Никогда и нигде я не встречал такого несговорчивого зверя. Ручные ещё ничего, но дикие... Как увидят человека и сразу - "фы-ырк!" - всеми иглами прямо в глаза. Отвратительная привычка. Отучать их надо от подобного варварства. В цивилизованном мире всё-таки живут.
  
   Несмотря на встревоженность, девушки засмеялись.
  
   - Дископёр, - поправляют его.
  
   - Я знаю. При разговоре с мальчишками специально коверкаю слова, они смеются до упада. И сейчас одно такое вырвалось, простите, нечаянно. За папу не беспокойтесь. Предсказываю, он даже помолодеет. Причина проста - эталоном для него будете служить вы, все трое, юные, растущие, не нахватавшиеся патологий. Это замечание особенно касается одной из вас. В этом плане она просто загляденье, можно позавидовать её физическому состоянию. Апломбу - также. В заключение замечу, я рад, что вы обратились ко мне. Благодаря вашему визиту, все лесные события ушли в прошлое, потеряли значимость, превратились в мелочь. Извините меня, в отдельные моменты при разговоре с вами, Эния, я был несдержан. Вы сами не без греха... временами очень и очень большого. Он провоцирует, толкает на вещи, о которых и не помышляешь.
  
   Он кланяется принцессам, собирается закрыть дверь, но одна из них, Регина Дела Пур, успевает задать вопрос, все они замирают в ожидании его ответа.
  
   - Рюэль, вы кто?
  
   - Если коротко - сверхчеловек.
  
   С улыбкой на губах он закрывает дверь.
  
   Впоследствии они долго в жарких спорах пытались осмыслить каждую его фразу, больше всего их занимала вот эта, последняя, самая поразительная. На вопрос кто из них загляденье, две из них, не раздумывая, с ходу нашли ответ, третья молчала. Посудачили немного на тему загляденье она только в плане здоровья или каком-нибудь ещё? При разборе слегка, но достаточно прозрачными намёками прокомментировали широкую индульгенцию, которую Рюэль Деколь предоставил Энии Дела Пур в отношении обращения с ним. Не был оставлен без внимания и легкомысленный кот Ерёма. Регина Дела Пур предложила покончить с котовской проблемой раз и навсегда наиболее простым и кардинальным средством - две различные спальни объединить в одну. Своим предложением она вызвала взрыв возмущения. Если подытожить вкратце, две сестры планомерно изводили третью, и достигли неплохого результата. Но и это ещё не всё. Уходя по своим делам, Регина вскользь замечает:
  
   - Последние слова его отчётливо показывают, он видит одну из нас, выделяет её, она его волнует. Как впрочем, и наоборот. Возражающие есть? Вижу, я права. Их нет.
  
   Взвинченная наскоками на себя, Эния Дела Пур, когда остаётся наедине с Феей, без промедления нападает на неё.
  
   - Ну, "ужасно симпатичная сестрёнка", объясни мне, что это значит?
  
   - Не поняла.
  
   - Он касался твоей руки?
  
   - Да.
  
   - Почему?
  
   - Непроизвольно. Нечаянно. Я стояла ближе, - перебирает та варианты. - Нет, дальше, - поправляет себя. - Не знаю. Спроси у него.
  
   Гениальный ответ, не правда ли?
  
  

Глава 18

Часть первая

Принцессу выводят из себя

  
   На следующий день вчерашняя утренняя сцена повторяется почти один к одному. За небольшим исключением.
  
   - Мы пришли высказать свою признательность, - говорит самая младшая из принцесс.
  
   С большим удивлением Деколь взирает на неё.
  
   - За что? - задаёт поразительный вопрос.
  
   - Хватит притворяться! - сердится на него юная красавица.
  
   - Вашему папе лучше? - после минутного созерцания стоящей перед ним чудесно выглядящей и притягивающей к себе все чувства особы, догадывается он.
  
   - Да, он поднялся, самочувствие его улучшилось... Можно подумать, у вас забот выше головы.
  
   - Вы угадали, за эти сутки я провернул тысячу дел.
  
   - Назовите хотя бы одно.
  
   Юноша прокручивает в уме реестр совершённого, пропускает всё поднебесное, задерживается на горванском.
  
   - Мы притащили с Волобуя топодома.
  
   - Дитёныша?
  
   - Этот детёныш величиной с двухэтажный дом, весит, как десять слонов, а топает, как сто бегемотов.
  
   - И хрюкает, как тысяча носорогов? - с поддевкой спрашивает присутствующая при этом разговоре Юнона.
  
   - Ну, да. А что?..
  
   Принцесса Эния Дела Пур игнорирует их пикировку.
  
   - И вы принесли его на руках? Сколько вас было?
  
   - С полсотни человек. Десять обливались потом, несли у самой его морды любимую его члаксию, он тянулся за ней и непрерывно жевал, другие десять хлестали его сзади прутиками по хвостику, чтобы он пошевеливался, а остальные тридцать или сорок, - он улыбается, - глядя на них, катались по траве, хохотали. Было весело.
  
   - Второе дело?
  
   Юноша усмехается.
  
   - Мы взяли в плен трёх хватов.
  
   - Хватов?..
  
   - Да.
  
   - Трёх?..
  
   - Чему вы удивляетесь? Семью.
  
   - Никогда этому не поверю.
  
   - Почему?
  
   - Вы не успели бы и глазом моргнуть, они вас всех запеленали.
  
   - Они так и сделали. Четырёх из нас закатали в кокон. В том числе меня. А пока они были заняты нами, остальные двадцать человек накрыли их с дерева сетью, замотали их самих. Вместе с нами приволокли их в живой уголок, где нас потом вырезали, а их оставили. Они позже сами выпутались, но уже в железной клетке.
  
   - Чем вы их заматывали?
  
   - Длинной рыбацкой сетью на барбуд. Оттренировали сначала приёмы быстрого закручивания на берегу и применили.
  
   - А если бы сорвалось?
  
   - Позвал бы на помощь силы высшего порядка; извиняюсь, белую, чёрную магию, синюю, зелёную... Какие ещё чародейства имеются у вас в наличии, не подскажете? Я применю также их.
  
   Эния Дела Пур сердито взглядывает на него.
  
   - Остальные девятьсот девяносто восемь дел доскажете нам как-нибудь в другой раз. До чего же вы невыносимы, скажу я вам!..
  
   Она уводит сестёр, подругу Феи, и уходит сама. Юноша, оставшийся один, ловит себя на мысли, что ему нравится это дело - сердить младшую дочь короля, прелестную девочку, которая вот-вот превратится в обаятельную девушку, потеряет свою порывистость, станет более уравновешенной, выводить её из себя станет сложнее. Сейчас же, двигаясь по этой стезе, можно кое-чего добиться в психологическом аспекте. Он разрабатывает несколько планов. Наивысший успех получается в случае с её любимицей Пусей. С огромным удовольствием несколько раз он просматривает этот сюжет. Вот он идёт по нижней террасе парка. Принцесса находится выше его. Сидит на скамеечке в тени, разговаривает со своей дальней родственницей, кузиной, приехавшей к ней в гости на несколько дней. Замечает его сразу. Её любимица пантера также увидела его. Несколькими длинными прыжками она спускается по склону на террасу, идёт навстречу ему. Эния Дела Пур прерывает разговор. Что он будет делать? Улепётывать от зверя, перегородившего ему дорогу? Запросит пощады у неё? Полезет на ближайшее дерево?.. Большая кошечка останавливается. Он идёт, как будто ничего не замечает, пока не натыкается на неё. Замирает.
  
   - Пуська! Ты где так извазюкалась?.. Ну-ка, посмотрись на себя в луже, рыжая шкурка, на кого ты похожа. Сейчас я тебя помою. Догоняй меня!
  
   Он треплет пантеру по холке, затем... Какая кошка выдержит, когда от неё станут убегать? Спрячутся в куст? Один раз, другой выглянут на неё? Природный рефлекс должен сработать. И он сработал. Рассерженно помотав хвостом, пантера молнией метнулась к кусту, где он засел. А он оказался в другом, третьем. По тонкой жердочке перемахивает через ручей. Останавливается на другом берегу. Бесстрашная Пуська следует за ним. И как только она оказывается на середине переправы, жёрдочку вместе с ней он сбрасывает в воду.
  
   - Покупайся, Пусуля! Здесь крутые берега с осыпающимся песком. Придётся тебе поплавать, поискать место, где можно вылезти. Но какая чистенькая ты станешь, когда возникнешь перед своей хозяйкой. Загляденье!
  
   Загляденьем стала сама принцесса Эния Дела Пур. Она рвала и метала, настолько глубоким было её возмущение. А её легкомысленная кузина, глядя на неё, без остановки хохотала. Пока её милость не отошла от гнева, он решает попасться ей на глаза ещё раз. Когда они возвращаются во дворец, он специально выходит на крыльцо. Одна из девушек тотчас начинает хохотать.
  
   - Что с вами, сударыня? Вам вынести успокоительное? - спрашивает он.
  
   - Ой, не могу! Я умираю! - отвечает та.
  
   - Ваша милость! Нельзя так смешить людей, - делает он замечание. - Видите, в каком она состоянии? Весьма и весьма близком к летальному.
  
   Лучше бы ему не произносить этих слов. Смех доводит кузину до икоты. Чтобы вернуть её в нормальное состояние, её пришлось долго отпаивать водичкой. Её милость он оставляет в ещё большем гневе, чем она была. Для закрепления успеха на этом своеобразном поприще отношений, он подстерегает однажды девушек, когда они прогуливались в ущелье водопадов втроём. Большая любимая киса её милости, увидев его, тотчас срывается с места.
  
   - Пуся! Куда? Назад! Накажу! - следует окрик хозяйки.
  
   И Пуся возвращается. Не сразу, чуть позже. Вся мокрая.
  
   - Что вы с ней сделали?
  
   Её милость решает выяснить все обстоятельства.
  
   - Ничего. Мы оба принимали водные процедуры.
  
   - Какие?
  
   - Плавали наперегонки. Туда и обратно.
  
   - Зачем?
  
   - Она хочет поймать меня, а я не хочу, и - наоборот.
  
   - Вам удалось убежать от неё?
  
   - Конечно. А ей от меня - нет. На лапы ей надо надеть какие-нибудь перепонки, хотя бы как у лягушки. Она не поспевает.
  
   - Не хотите ли вы уверить меня, что и она от вас убегала? И вы её поймали?
  
   - Хочу.
  
   - Дальше что было?
  
   - Повалил на траву. Мы с ней боролись. С переменным успехом.
  
   - Почему я не вижу на вас следов её когтей?
  
   - Странно, что вы не догадываетесь. Я нравлюсь ей. Она со мной играет. Когти прячет. Желаете убедиться?
  
   - Нет! - сердито заявляет принцесса.
  
   - Мне хочется проверить, как она лазает по деревьям. Быстрее или медленнее меня?
  
   - Нет, мою Пусеньку больше вы не трогаете! Если надо, заведите свою. Но сначала вырастите её. Вашей экспансии пора положить конец. Вначале вы отвоевали у меня Ерёму, потом заприметили Пусю, дальше кто у вас на очереди?
  
   - Ну, если продолжить логическую цепочку кошка одна, кошка другая, следующий элемент определяется сам собой.
  
   - И какой он?
  
   - Хозяйка этих кошек.
  
   - Я проверяла, достанет ли у вас смелости произнести эти слова. Они напрашивались сами собой. Достало. Нахальства вам не занимать. Вот почему мы обрываем вашу логическую цепочку перед Пусей. Её вы не получите. Никогда. У вас есть Ерёма? С ним и забавляйтесь.
  
   - Какая жалость, что вы запрещаете. Мы так хорошо проводили с ней время вдвоём, - с сожалением он замечает. - Она будет скучать по мне. А вашего кота Ерёмы мне мало. Он слишком много спит. К тому же, хотя он и не говорит мне об этом, я знаю, куда он временами пропадает.
  
   - Одних ваших подозрений недостаточно, - парирует принцесса.
  
   - Они основываются на запахах, которые он приносит с собой.
  
   - Каких?
  
   - Лавандовых. Прячьте подальше свои крема. Наверное, он, глядя на вас, пристрастился к ним.
  
   С удовольствием и не один раз он припоминает мимику её лица. Она стала высшей наградой за его старания. Мысли, какие у него были при этом? "До чего же ты молоденькая, до чего же ты симпатичненькая, а когда сердишься на меня, как сейчас, вообще становишься прелестью. Если бы ты была, скажем, моим ребёночком, целовал бы тебя с утра до вечера; а так - нельзя и всё тут! Чужая ты!"
  
  
   - Ты поговорила с ним об опасности складывающегося для него положения? - спрашивает отец у дочери.
  
   - Да, - кисло отвечает та.
  
   - И что он?
  
   - Оскорбил меня.
  
   - Каким образом?
  
   - Обозвал малявочкой.
  
   - Не шути, пожалуйста. Вопрос очень серьёзный.
  
   - Я не шучу. Он сказал, вот до чего я дожил, о всякой ерунде меня предупреждают малявочки, которых, между прочим, я спасал уже не раз, чувствую, они нуждаются в защите ещё.
  
   - Ты что ему в ответ?
  
   - Какие такие силы заставляют его заботиться о малявочках? Замечать их существование вообще?
  
   - Очень умно, - недовольно ворчит король. - Он ответил на твой вопрос?
  
   - Да. "Всеобщая ваша беспомощность - вот что. Иду с Юноной. Стой, - говорю ей, иначе крышка над гробом, а в нём лежишь ты. Снимаю с её спины огромного мохнатого тарантула, показываю ей".
  
   - Она что?
  
   - "Завизжала так оглушительно, что перепугала нас обоих: меня и тарантула".
  
   - Надеюсь, на мне ничего подобного нет?
  
   - "Зато вокруг и около вас столько плетётся паутины, едва успеваешь разбираться, кто и зачем организовывает сети, когда будет использовать их и как".
  
   - Что там вы ещё обо мне узнали? Говорите немедленно.
  
   - "Такой малолеточке? Нет. Подрасти сначала". Безобразие: сначала - малявочка, потом - малолеточка.
  
   - Да, оскорбления серьёзные. Не плачь, маленькая! До свадьбы заживёт.
  
   Его Величество гладит дочь по головке.
  
   - И ты с ним заодно?
  
   - А как же, мы - мужчины, а вы - женщины. Мужчины всегда становятся в оппозицию по отношению к женщинам.
  
   - Я вот вам покажу, обоим!
  
   Его Величество засмеялся.
  
   - Мы оба попали в опалу. Надо будет предупредить его о новой опасности.
  
  

Часть вторая

Потерявшаяся в сельве

  
   После четырёхсуточного отсутствия, самого длительного за время жизни в королевстве Ора Пур, Рюэль Деколь возвращается домой. Голодный. Был поздний вечер. Во дворце давно поужинали. Ему не хотелось никого там тревожить. На пути к своим апартаментам он решает заглянуть к Юноне, в надежде чем-нибудь перекусить у тётушки Калины. К своему удивлению застаёт там всю королевскую семью: Его Величество короля, королеву, Регину, Фею. Нет с ними одной младшей дочери.
  
   - Вот он! - радостно восклицает Юнона, как только он переступает порог, здоровается со всеми. - Ты где пропадал?
  
   - В сельве.
  
   - Один там был? Или с кем-нибудь?
  
   - Один.
  
   - Жаль.
  
   - Чего?
  
   - Я надеялась с тобой Эния.
  
   - Вот ещё чего не хватало!
  
   - Какое странное у тебя замечание, и, главное, по отношению к кому?
  
   - Договаривай дальше.
  
   - Своей симпатии, если не больше.
  
   Она выжидающе смотрит на него, - думала, он будет отрицать сказанное ей, - но он как бы подтвердил его.
  
   - Почему тогда странное, а не разумное? В лесах под Наянью в меня вцепились жовары, пытались разорвать на три части.
  
   - И они не могли справиться с тобой?
  
   - Ты кого видишь перед собой? Меня? Или покушавшего мною жовара?
  
   - Да вроде тебя. А сколько их было?
  
   - Шесть.
  
   - Половина из них занималась тобой, другая наблюдала?
  
   - Не можешь сообразить? Они трудились надо мной парами.
  
   - И ты разделался с ними?
  
   - Юнона, ты почему тянешь резину?
  
   - Известие неприятное.
  
   - Давай его.
  
   - Эния потерялась в лесу. Трое суток не могут её найти. Обшарили всё вокруг. Как сквозь землю провалилась. Нет нигде. Тебя тоже нет. И тогда стали думать, может, и она с тобой? Но вот ты здесь. Один. Без неё. Надежды наши развеялись. Может, ты видел её?
  
   - В сельве? Нет.
  
   - А здесь в последний раз?
  
   - Дай припомнить... Видел, когда уходил в лес. Ранним утром, в понедельник. Она с мамой поливала астры
  
   - Говорил с ними?
  
   - Нет. Я прошёл стороной. Они не заметили меня, возились с дужкой, отскочившей от ведра.
  
   - Почему не помог им вставить её на место?
  
   - Я пытался. Уже было направился к ним, но они быстро справились с ней, и я отправился дальше.
  
   - Больше ты не видел её?
  
   - Когда? Паромом переправился на тот берег, ушёл из королевства.
  
   - Один?
  
   - До Средних Выселок я шёл вместе с охотником Гурьяном. Там его задержал родственник. Я не стал ожидать, когда они снарядятся, лесной дорогой ушёл дальше один. Четверо суток после этого не видел ни одного живого человека.
  
   - Почему ты так странно выразился - "живого?"
  
   - Я видел труп бродяги. Его клевали грифы.
  
   - Понятно. Мы тревожимся, как бы ни сбылись самые худшие наши опасения.
  
   - Какие? - насмешливо спрашивает юноша.
  
   - Она могла попасть в лапы к хищным зверям.
  
   - Ой, как страшно! Каким?
  
   - К примеру, твоим жоварам.
  
   - После общения со мной они не скоро придут в себя. Давай дальше.
  
   - Хвастун!.. Она могла утонуть.
  
   - Как-то мне довелось видеть её купающейся в пруду вместе с подругами. Издалека. Они старались добраться до противоположного берега наперегонки. Она опередила всех. Лучше её плавает одна рыба. Чем ещё напугаешь?
  
   - Её могли утащить в своё логово лесные братья.
  
   - Дел у них больше нет, как воровать принцесс? Мороки потом с ними не оберёшься. Придумывай дальше. Ещё что с ней могло стрястись?
  
   - Как насчёт трясины? Она может засосать любого.
  
   - По-моему, у тебя истощилась фантазия, ты начала молоть чепуху.
  
   - Она только заработала. Её могла заесть обычная мошкара.
  
   - Вместе с костями?
  
   - У нас какой-то странный разговор. На чёрный юмор меня спровоцировал ты.
  
   - А начала его ты.
  
   - Мне непонятно твоё спокойствие; больше того, насмешливое отношение к самому факту пропажи. Её могло придавить рухнувшим деревом. Она могла провалиться в яму. Неудачно упасть, ушибиться, потерять сознание. Её могла ужалить гадюка. Укусить скорпион.
  
   - И заесть насмерть обыкновенный рыжий муравей?
  
   - А почему бы и нет? Если они нападут на неё тьмой-тьмущей?
  
   - Фу, какая ерунда!
  
   - Что означает твоё "фу?"
  
   - Всё, сказанное тобой.
  
   - Мне хотелось бы знать, на каком основании ты фукаешь?
  
   - Да будет тебе известно, она под защитой сил более могущественных, чем все имеющиеся в этом мире.
  
   - Деколь, время от времени ты такое изрекаешь, - хоть стой, хоть падай.
  
   - Я рад, что ты не лежишь. Припомни хотя бы один случай, когда оно было произнесено впустую?
  
   - Ты знаешь, не могу.
  
   - То-то же!
  
   - Да, но сказанное тобою только что, ни в какие ворота не лезет.
  
   - Тут ты права.
  
   - Чем объяснишь его?
  
   - Малыми размерами ваших ворот.
  
   - Ещё?
  
   - Не ты одна, я сам поражаюсь себе.
  
   - До чего ты легкомысленный, невозможно. Их Величества беспокоятся, приходят к нам в четвёртый раз. Надеются на тебя, твоё знание сельвы, а ты в ответ на мои слова что делаешь? Скалишь зубы.
  
   - Догадываюсь, в школе по предмету "Эстетика" ты была круглой двоечницей?
  
   - Колышницей.
  
   - Это слово - производное от "единица", "кол?"
  
   - Да. Терпеть не могла разного свода правил.
  
   - Чем руководствуешься вместо них?
  
   - Собственным разумением.
  
   - И не осознаёшь его дремучести?
  
   - Если бы не присутствие высоких гостей, я бы послала тебя, знаешь, куда?
  
   - Догадываюсь - вон к тому забору?
  
   - Нет, дальше.
  
   - Припомни, не отправила ли ты туда и человека, которого тут разыскивают? Если да, в категорической форме требую назвать это место.
  
   - Всё, люди! Я не могу разговаривать с ним дальше. Он допёк меня. Так и хочется схватить первое, что подвернётся под руку и запустить в него.
  
   - Пожалуйста, полюбуйтесь на неё. Она мне только невеста, а вытворяет подобное. Чувствуете, что произойдёт, когда станет женой? Да на неё не будет никакой управы. Придётся звать на помощь соседей, чтобы усмирять её.
  
   - Я тебе покажу жену!
  
   - Ты почему сегодня такая нервная?
  
   - В десятый раз говорю тебе - Эния пропала.
  
   - Она твоя симпатия тоже?
  
   - Не могу больше говорить с ним! Всё!.. Да! Найди её! Мы сообщили Их Величествам, после лесных похождений ты обычно подкрепляешься у нас. Затем ты топаешь, не знаю куда, к себе домой или на гулянку.
  
   - Почему ты такого плохого мнения обо мне?
  
   - Думаешь, я слепая? Пока ты кушаешь, у наших ворот обязательно околачивается какая-нибудь девочка. Где только ты их раздобываешь, каждый раз новых? И таких молоденьких?
  
   - Против очевидного возражать не стану. Тётушка Калина приворожила меня своей кухней. Я бы согласился не отлучаться от неё, если бы меня не отпугивало одно - твоё постоянное присутствие, образовавшаяся у тебя привычка обязательно поточить об меня свой язычок. Как, например, сейчас.
  
   - Что скажешь в оправдание по поводу юных красоток?
  
   - Смотрите, она меня приревновала. Я их не разыскиваю, они сами находят меня. Торжественно клянусь, как только ты выйдешь замуж за меня, они все тотчас исчезнут. Твоё решение?
  
   - Ни за что!
  
   - Пожалуйста. Обращаю внимание всех, только что мною было сделано предложение. Без всякого зазрения совести оно отвергнуто ей. После этого она имеет наглость в чём-то упрекать меня?
  
   - Интересно, чтобы ты изыскал в случае моего согласия?
  
   - Не могу сказать.
  
   - Почему?
  
   - Оного события не произошло.
  
   - А если бы? Причина появилась?
  
   - Да. От неё ты упала бы в обморок.
  
   - Сомневаюсь. Я - не чувствительная барышня, спокойно перенесла твой отказ. Некоторых твоих девочек я знаю. Они из высокородных семей. Очень. С некоторыми из них я побеседовала после того, как они попытались безуспешно сблизиться с тобой.
  
   - Мне известно их положение в обществе.
  
   - Что ты говоришь им, когда даёшь от ворот-поворот?
  
   - Практически одно и то же. Извините, мамзель, но мы разные люди. При различии характеров в нашей совместной жизни может произойти то-то и то-то.
  
   - Они осознают твою правоту?
  
   - Как правило, не сразу и практически всегда со слезами.
  
   - Тебе нравится издеваться над малолетками?
  
   - Ты не учитываешь одного важного фактора. Мы расстаёмся не врагами, а друзьями. По-прежнему встречаемся, проводим время вместе, причём очень интересно.
  
   - Видела и не один раз возле тебя целую кучу хохочущих девчонок. О чём только можно говорить с такими малышками? Чтобы было сразу всем интересно?
  
   - Я научаю их правильному поведению в жизни, свои нравоучения оснащаю юмором.
  
   - Ну, конечно. Да им покажи пальчик, они сразу начнут смеяться с него.
  
   - Один раз, другой, а в третий, десятый, сотый? Что скажешь?
  
   - Умелец! Для меня ты приготовил подобную же пилюлю?
  
   - Нет. У тебя особая стезя... Юнона, Юнона, ты же научный сотрудник, уровень мышления у тебя выше среднего, неужели ты не видишь разницы между собой и ними?
  
   - Вижу. Наглые все до предела. Дважды я пыталась шугануть их отсюда. Слышал бы ты, как они отбрили меня.
  
   - Правильно сделали. Довожу до твоего сведения, всем моим девушкам прекрасно известно, я прихожу сюда не из-за тебя, а кухни тётушки Калины. Отсюда и резкость в ответ на твои наскоки. Сейчас я надеялся подкрепиться у вас, но теперь придётся довольствоваться одними запахами.
  
   Он понюхал воздух, идущий со стороны кухни.
  
   - Ладно, ты достаточно развлекла меня. Пора приступать к делу. Нужны исходные данные по пропаже её милости. Кстати, она является одной из моих знакомых девушек. Не больше. Ясно?
  
   - Давай-давай, рассказывай сказки.
  
   - У тебя особое мнение по этому вопросу?
  
   - Угадал. Ты влюблён в неё по уши.
  
   - Чем тогда объяснишь моё легкомыслие по отношению к ней?
  
   - Простой причиной - всеми своими девочками ты действуешь ей на нервы.
  
   - А, может наоборот, ею на них?
  
   - Не исключаю и такого варианта. Ты скользкий, как угорь. Чтобы узнать тебя, пуда соли недостаточно, нужна тонна.
  
   - Ты ошибаешься - гораздо больше.
  
   - Возможно. Мне непонятно твоё прохладное отношение к пропаже принцессы. Я полагала, ты сразу рванёшь в лес, а ты стоишь тут, травишь баланду. По твоему внешнему виду я не могу определить, собираешься ли туда пойти вообще.
  
   - Собираюсь.
  
   - Какие данные тебе нужны?
  
   - Не от тебя. Всё просто. Твои, погребальные, отбили охоту искать её. Мне нужны другие, могущие подбодрить меня.
  
   Юноша обращается к членам королевской семьи.
  
   - Прошу извинить меня. Много дней я не видел её. Соскучился. Решил выразить чувства к ней в наиболее ёмкой форме. Какой поимел результат, вы видели. И вот теперь я вынужден принимать окончательное решение по поводу своего свадебного фиаско. Юнона Анисимовна, я хочу расторгнуть наш временный союз. После произошедшего мне неудобно чувствовать себя твоим женихом, прошу вас не считать себя моей невестой. Вы готовы подписаться под таким заявлением?
  
   - Обеими руками. Но при одном условии. Наше соглашение вступит в силу, как только ты назовёшь мне имя новой невесты.
  
   - Отлично. Все формальности улажены. Осталась малость - уговорить какую-нибудь девушку стать моей невестой.
  
   - Сначала найди её.
  
   Юноша оставляет выпад без внимания, обращается к королевской семье.
  
   - В каком месте она была? Куда собиралась пойти дальше?
  
   Он выслушивает ответы. Говорят все разом, отец пропавшей, Фея, Регина, и даже мать. Их голоса накладываются друг на друга. Но ему как-то удаётся разделить их. Всё сказанное ими всеми он схватывает сразу.
  
   - Ясно, где она может быть, почему заблудилась. Решила сократить путь, не идти обходным путём. Но там очень сложный рельеф местности. Из-за буйной поросли невозможно взять наземный ориентир. Мощная листва в разных ярусах леса создаёт более сильное освещение в местах, где её массы меньше. Понять где солнце практически невозможно. Но у человека складывается обманчивое впечатление, что он движется в нужном направлении. И он шагает, куда не надо. Я сам там блуждал, и не один раз, пока досконально не изучил особенностей этого участка джунглей и не уяснил в чём дело. Но она там впервые. По этой причине пошла не туда, куда хотела, а вы искали её не там где надо. Я побежал.
  
   - Минуту, ты же голоден. Сколько времени ты провёл без еды?
  
   - Сутки? Двое? Трое? Не знаю. Кое-что я перехватывал на ходу - ягоды, орехи; и всё, что подворачивалось съедобного под руку, а, временами, и не очень.
  
   - Ответь мне на очень простой вопрос. На сколько дней ты брал еды с собой?
  
   - Ни на сколько, на один раз покушать.
  
   - А пропадал четверо суток. Чем только ты думаешь? Твоя безалаберность переходит все границы здравого смысла. Хочешь получить язву?
  
   - Она у меня уже есть.
  
   - Ну? Когда ты заимел её?
  
   - Как только познакомился с тобой.
  
   - Ещё раз обзовёшь меня так, и тебе не поздоровится. Я разделаюсь с тобой при всех. Уяснил?
  
   - Принял к сведению.
  
   - Тётушка собрала узелок. На всякий случай. Держит его наготове третий день. Обновляет, естественно. В нём пирожки, пышки, отварное мясо, яйца, зелень. Еда для тебя и для неё... если только ты сумеешь найти её.
  
   - Можешь не сомневаться - найду, от меня она никуда не денется.
  
   - Прежде, чем идти, покушай сам.
  
   - Нет. Надвигается ночь. Будет сильная гроза. Во время ливня в тех местах буйствуют многочисленные косоразы. Издаваемые ими звуки, - замечу, кстати, на радостях, - могут перепугать кого угодно, особенно человека, слышащего их в первый раз. Эти животные, чересчур большие, шумные, своеобразные. С ними надо уметь обращаться. Она может не знать как. По этой причине я должен бежать туда, причём очень быстро, успеть до начала грозы. Еда мне будет только мешать. Далее. Сегодня полная темнота наступит скорее из-за наползающей с юга огромной хмари, отсутствия луны. Что последует затем, можно только гадать. Я не удивлюсь, если наступит конец света, миссия по спасению потеряет смысл, превратится в свою противоположность - спасению самого себя.
  
   - Специально пугаешь?
  
   - Довожу до сведения.
  
   - Батька у тебя такой же легкомысленный?
  
   - Я - его точная копия. Зачем он тебе понадобился?
  
   - Копия, прежде чем куда-то идти, тебе надо подкрепиться. Ясно?
  
   - Да. Сейчас я попытаюсь угадать причину, по какой ты настойчиво хочешь впихнуть в меня что-то. Ты спохватилась, осознала, сделала неверный шаг и сейчас стараешься заслужить моё прощение, всё вернуть на круги своя? Правильно?
  
   - Нет. Давай трескай и перестань изводить меня. Ты голоден.
  
   - Был. Но теперь у меня пропал аппетит.
  
   - Причина убедительна. И понятна. Из-за неё, надеюсь, ты обойдёшься без еды ещё четверо суток?
  
   - Жить вообще без пищи.
  
   - Паяц! Живо беги к ней!
  
   - Слушаюсь!
  
   Юноша открывает дверь, чтобы выйти, останавливается на пороге.
  
   - Ваше Величество, - обращается к королеве, - можете не беспокоиться. С ней всё в порядке. Она жива, здорова. Ей ничто не угрожает. С ней ничего не случится. Завтра утром я появлюсь вместе с ней. Не тревожьтесь. Спите спокойно.
  
   - Какие у вас основания для подобного оптимизма?
  
   - Фундаментальные. Я нашёл её.
  
   Бросив эти загадочные слова, юноша исчезает. Его разговора с королевой, хотя он и состоялся при всех, никто из присутствующих не услышал - это раз, он тотчас появляется в лесу возле заблудившейся девушки - два. Принцесса, утомлённая, лишившаяся последних сил, сидела на мху. Она прижималась спиной к выемке большого камня из ракушечника. Напасть на неё нельзя было слева, справа, сзади, - только спереди или сверху. Убежище, которым она воспользовалась, было, строго говоря, психологическим. Но, видимо, как-то успокаивало её, раз она не пыталась найти лучшего. При его неожиданном появлении она слегка вздрагивает. Затем её глаза расширяются от изумления.
  
   - Вот вы где! - весело произносит юноша. - Сидите здесь живая, невредимая. А ваши там с ума сходят все, растревожили подданных, подняли на ноги кого только могли: охотников, лесников, туристов и всяких бездельников. За вашу находку была обещана большая награда и те гурьбою бросились в леса. Не сомневаюсь, половина их вернётся назад, другая останется там. Их тоже надо будет спасать. Я согласился присоединиться к ним не сразу. Ваши поиски счёл бессмысленными. Что я могу по сравнению с ассами-следопытами? Они живут в этих краях с детства, окружающие королевство леса тщательно прочесаны ими. Безрезультатно. Вы будто провалились сквозь землю, испарились, не существуете в природе. Теперь я понимаю, почему они обмишулились. Вы надёжно спрятались от них. Решили поиграть с ними в жмурки?
  
   - А как вы нашли меня?
  
   - Очень просто - сам заблудился. В попытках определиться, где я, наткнулся на это место. Вначале обрадовался. Задача, поставленная передо мной, решена. Обещанный Их Величествами куш заработан. А теперь огорчился. Невозможностью получить его. К потерянным в лесу присоединяется ещё один человек - я. Ума не приложу теперь, как выбираться из этих дебрей? Придётся мне разделить вашу участь. Я надеюсь, она не печальная? Как вы считаете?
  
   - Сейчас я немного отдохну, покажу вам дорогу. Отсюда до неё рукой подать. Я чуть-чуть не дотянула до неё.
  
   - Конечно, самую малость. Известно ли вам, лесная бродяжечка, вы давным давно сбились с верного направления, двигаетесь в сторону, противоположную от вашего дома?
  
   - Как вы обозвали меня?
  
   - Путницей, перепутавшей стороны света, и неразумно забрёдшей в невообразимую глушь.
  
   - Какую именно?
  
   - Хорошо знакомую мне. Вы находитесь в моих любимых местах отдыха. Если идти вот по этой тропинке дальше вниз, затем по другой влево, третьей вправо, а затем прямо, придёте к озеру. На его берегу стоит избушка. Я сложил её сам из ошкуренных дубовых брёвен. И теперь мы должны добраться до неё. Немедленно и как можно быстрее. Скоро начнётся гроза. Нас может намочить дождём, сжечь молнией, убить крупным куском града. Предчувствую, он будет. Прежде чем угас последний луч солнца, я успел оценить надвигающуюся сюда хмарь. Она ужасна. Очень смахивает на конец света. Вы в состоянии идти?
  
   Девушка приподнимается на ноги и тут же, охнув, садится на мох.
  
   - Больно как, - жалуется.
  
   - Не можете. Я возьму вас, понесу на руках.
  
   - Нет, я как-нибудь сама, без вашего содействия; тем более, такого экзотического. Удивлена, как подобная мысль могла прийти вам в голову?
  
   - Вы лишаете меня самого большого в моей жизни удовольствия.
  
   - Какого?
  
   - Мне никогда не доводилось носить на своих руках молоденьких принцесс. Удержаться от подобного искушения, извините, невозможно. Довожу до вашего сведения, я прибегаю к насилию.
  
   Наклонившись, юноша легко подхватывает девушку, а далее, невзирая на её протесты, он даже не идёт с ней, а бежит по тропке а, временами и лесом, на поворотах срезает её. И поспевает как раз вовремя. Едва захлопывает за собой крепкую дубовую дверь избушки, тотчас над нею разворачиваются небесные хляби. Сопровождаются они вспышками многочисленных молний, непрерывным громом. Грохот, который начал исходить внутрь дома от жестяной крыши, подтверждает худшие его опасения, - она бомбардируется крупным градом.
  
   - Убедились, как я был прав?
  
   - Немедленно опускайте меня!
  
   - Куда? На пол? Нет.
  
   - Почему?
  
   - Мы не дошли до кровати.
  
   Неспешно юноша добирается до деревянного сооружения. Останавливается перед ним. С ношей своей мешкает расставаться. Напротив, прижимает её к себе.
  
   - Ну? В чём дело?
  
   - Сам не знаю, - честно сознаётся он.
  
   С неохотой укладывает девушку на пуховую перину.
  
   - По правде говоря, я испытал сейчас необыкновенные ощущения.
  
   - Я - также! Не смейте больше прикасаться ко мне!
  
   - Вы полагаете, я позволю лежать вам обутой в моей постели? Ошибаетесь, ваша милость. Я разую и раздену вас. Если понадобится, догола.
  
   - Только посмейте!
  
   - Можете не сомневаться, посмею. В случае надобности. Я имею в виду надобность медицинскую, а не другую. Если вы хотите избежать этой процедуры, отвечайте на мои вопросы. В темноте приходилось падать?
  
   - Неоднократно.
  
   - Ушибы на ногах выше платья и дальше на теле есть?
  
   - Нет.
  
   - Боль там же ощущаете?
  
   - Нет.
  
   - Проверить вас своими руками через материю мне можно?
  
   - Нет.
  
   - Хорошо. Пройдитесь сами по себе во всех местах, а я послежу за выражением вашего лица. На тело жмите сильнее... Где-нибудь больно?
  
   - Нет.
  
   - Верю вам. Проверять не стану. Но, если вы сказали неправду, осуществлю свою угрозу. Ясно какую?
  
   - Нет.
  
   - Кроме слова "нет" ничего другого не желаете говорить мне? Увижу вас в первозданном виде. Нравится вам это или нет, сейчас я немного поухаживаю за вами.
  
   Он снимает с её ног туфли. За обувью следуют носки, осмотр ног.
  
   - Они натёрты у вас. Основательно, до мозолей.
  
   Далее следует полное безобразие. Невзирая на протесты, намоченной тряпочкой промывает их, другой - осушает, третьей - протирает спиртом. Повреждённые места он смазывает какой-то неизвестной мазью, сильно щипающейся, но враз снимающей боль. По ходу своего обслуживания её милость высказывает ему всё, что она о нём думает. Внимательно её выслушивают. После окончания лечебной процедуры спрашивают:
  
   - Лучше стало, не правда ли? А вы ни с того, ни с сего подняли такой тарарам. Совершенно беспричинный. Будете впредь сопротивляться мне?
  
   - Буду.
  
   - Кто из нас сильнее? Я, полный энергии, или ты, лишившаяся сил?
  
   - Я, лишившаяся сил.
  
   - Тогда набирайся их, чтобы соответствовать своему заявлению. Сейчас, замечу, ты находишься в опасном положении, не способна оказать мне и малейшего сопротивления; при условии, конечно, если мне взбредёт что в голову.
  
   - Подобные вещи практиковались вами с другими девушками?
  
   - К сожалению, нет. Мне надо к следующей нашей встрече в уединённом месте набраться практического опыта.
  
   - Ни одна из них не поддалась вам?
  
   - Мне помнится, мы обсуждали с тобой эту тему. Мне нужна не меньше чем богиня.
  
   - Да, вам не повезло. В наших краях она явно не водится.
  
   - До чего же ты недогадливая, ваша милость! - с досадой восклицает собеседник.
  
   - Уж не хотите ли вы сказать...
  
   - Дошло до тебя, наконец?
  
   - Если вы осмелились на подобный намёк, продолжайте.
  
   - Наводящий вопрос, пожалуйста.
  
   - Что мешает тебе сейчас?
  
   - Мы с тобою оба неумехи. Будем стесняться друг друга. У нас вряд ли что получится. Кроме того, оба, и ты, и я... Здесь, на главной причине, я остановлюсь.
  
   - Хочешь, чтобы я поломала над нею голову?
  
   - Хочу.
  
   Он подвигает к кровати столик, развязывает принесённый с собой узелок.
  
   - Еда для тебя от тётушки Калины, - поясняет. - Все твои родные, мама, папа, сёстры у неё. Ждут там известий о твоей судьбе.
  
   - А почему они там, а не дома?
  
   - Моя невеста кто? Юнона? Или ты? Кому я должен уделять больше внимания? Ей или тебе? У кого чаще быть? По ком вздыхать и охать?
  
   Юноша не выдерживает молчаливого ответа, исходящего от лица, глаз, пушистых волос девушки, её соблазнительных губ. Улыбнувшись, опускает голову. Смущённый подобным неожиданным контактом, ощущением - его ответное чувство расшифровано ею без всякого труда, подвигает еду ближе к ней. Старается смотреть на что угодно, только не на неё. Понимает, она наслаждается его смущением. И тогда он решает сбежать от неё.
  
   - Кушай. Я тем временем смотаюсь к ручью за свежей водой.
  
   Он хватает первое попавшееся под руку. Им оказывается не ведро, как следовало бы, а чайник, выбегает с ним в дверь. Возвращается в избу не скоро, фиксирует, - девушка в его отсутствие ничегошеньки не съела, но успела за это время прослезиться, тщательно вытереть свои глаза. Выходит, в момент встречи с ним она хорохорилась, находилась в нервном напряжении, только сейчас оно отпустило её. Пока он стоял под огромной разлапистой елью у ручья, она оживилась, стала сама собой.
  
   - Мне что, кормить тебя с ложечки? - спрашивает с улыбкой. - Как маленькую бэби? Я могу.
  
   - Не надо, постараюсь справиться сама.
  
   Девушка опускает глаза. Поднимает их.
  
   - Как вы нашли меня?
  
   - Мгновенно. Сразу, - выдаёт он правильный ответ.
  
   - Я потеряла голову. Думала, мне никогда отсюда не выбраться.
  
   - Ну, отсюда ещё можно, а вот дальше куда направлялась, оттуда проблематично. Кроме глухих чащоб, там ничего нет. Получается в итоге, ты правильно думала.
  
   - А вы обнаружили бы меня там?
  
   - Запросто. Я нашёл бы тебя в любом месте.
  
   - У меня тогда вопрос. Почему вы сразу не появились возле меня? Трое суток я блуждала, две ночи не спала? А какого страху натерпелась? В темноте что-то постоянно шуршит, хрюкает, рычит, чавкает, и вообще издаёт массу странных, неприятных звуков.
  
   - Все эти дни я терпеливо наблюдал, как один за другим возвращаются в королевство следопыты. Без тебя.
  
   - Зачем?
  
   - Я предположил, безуспешные поиски заставят Их Величеств увеличить вознаграждение. Так и произошло. Сумма меня удовлетворила, я отправился.
  
   Выдержать долго испытующего взгляда девушки он не может, отводит от неё глаза. Предполагает, сейчас его выведут на чистую воду, но этого не происходит. Принцесса предпочитает получить ответ на другой вопрос.
  
   - Там у вас тоже избушки?
  
   - Да.
  
   - И у них также сильно светится потолок, освещает всю комнату?
  
   - Верно.
  
   - Каким образом?
  
   - Тебе приходилось видеть гнилушку?
  
   - Да.
  
   - На этом принципе подобран сорт дерева.
  
   - Разве такая древесина бывает? Светящаяся? Да ещё так сильно?
  
   - Но ты же видишь?
  
   - Никогда о такой не слышала, изумляюсь тому, что вижу. Снаружи дома полная темнота, а здесь светло как днём. Можно свободно читать. Почему в королевстве подобная древесина никем не используется? Вместо восковых и сальных свечей? Которые вечно заплывают, чадят, исходят дурным запахом? Свет дают очень тусклый? Часто тухнут? С них постоянно надо снимать нагар? И вообще следить за ними, чтобы чего-нибудь не случилось? Например, пожара.
  
   - Никто не знает, где растут подобные деревья.
  
   - Кроме вас?
  
   - Угадали.
  
   - У меня ощущение, вы насмешничаете надо мной?
  
   - Так и есть. Мне нравится дразнить малолетних девочек.
  
   - Когда-нибудь я сквитаюсь с вами за всё, учтите; за малолетнюю девочку - в особенности.
  
   - Знаю, мне не избежать кары. Меня будет согревать мысль, я её заслужил, страдаю не напрасно.
  
   - В тех избушках у вас такие же кровати?
  
   - Точь в точь.
  
   - Зачем они сделаны широкими? Рассчитывались ещё на одного человека? Её?
  
   - Нет. Чтобы я мог спать, как мне вздумается, вдоль или поперёк. Я - сибарит.
  
   - Девушки бывали в них?
  
   - Нет. Ты - первая. Закладываешь основы замечательной традиции.
  
   - Отчего перина и подушки такие мягкие?
  
   - По той же причине. Я люблю понежиться. Они набиты гагачьим пухом.
  
   - Вы шутите? Но это невероятно дорого?
  
   - Так что? Зато удобно. Преимущества ты его оценишь, когда спокойно поспишь в этой постели до утра, ни разу не шевельнёшься.
  
   - Я не собираюсь в ней спать. В вашем присутствии.
  
   - Но я же буду не рядом с тобой, - а вон в том, дальнем углу. Могу чем-нибудь отгородиться от тебя. Тем вон комодом или шкафом. Могу обеими сразу.
  
   - Вряд ли они помогут. Меня будет смущать ваше присутствие.
  
   - Печально. Придётся мне покинуть уютный дом, уйти в дождь, ветер, снег и град со льдом.
  
   - Нет. Мне будет страшно.
  
   - У нас создаётся интересная ситуация. Прямо таки неразрешимая. А если к тебе кто-либо присоединится? К примеру, Фея? Будешь спать с ней?
  
   - Против неё у меня нет возражений. Буду.
  
   - Очень и очень жаль. Жди нас. Я пошёл за ней. Отсутствовать буду недолго. Прежде, чем зайти сюда, постучу по двери так.
  
   Он демонстрирует как.
  
   - Замечу, предосторожность излишняя. В этом глухом лесу, кроме нас с тобой, никого больше нет.
  
   Не спрашивая разрешения, юноша хлопает дверью, исчезает. И тотчас появляется, но уже в другом месте.
  
   - Калина Григорьевна, извините за нахальство. У вас найдётся ещё что-нибудь для утоления голода? Того, что вы мне дали, не хватило. Она требует добавку. Проголодалась, бедненькая.
  
   Эти слова Деколь произносит в сенях домика под красной черепицей. Переступив порог, обнаруживает, королевская семья в полном составе по-прежнему находится здесь.
  
   - Она нагуляла хороший аппетит, - как ни в чём не бывало, докладывает он.
  
   - Вы нашли её? - с радостью восклицают те.
  
   - Без проблем. Голодную, отчаявшуюся, пытающуюся уйти как можно дальше от своего дома в глушь. Эту безумную затею она не смогла осуществить, потому что лишилась почти всех своих сил. Оставшуюся малость их она использовала на противодействие мне.
  
   - Какое?
  
   - Я нёс её на руках к своей избушке, сложенной мной в тех местах для отдыха, а она протестовала против подобного способа передвижения. Я не буду пересказывать, каким способом. Сейчас она находится в доме. Не смотря на то, что глаза у неё слипаются от усталости, - она не спала две ночи, - отдыхать в моём присутствии она категорически отказывается, в моё отсутствие - также. Её страшит одиночество. Натерпелась, бедняжка, в ночные часы от разных хрюкающих животных. Не знаю, кто её напугал. По-моему, дикие свиньи, которые рыскают в тех лесах повсюду, кроме желудей им ничего не надо. Ей срочно понадобилась Фея. Собирайся, сестрёночка. Составишь ей компанию. Я вернусь назад сюда, а утром, когда вы проснётесь, провожу вас домой.
  
   - Выходит Эния совсем близко отсюда?
  
   - Рядом. Рукой подать. Кружила на одном и том же месте, а все следопыты ходили вслед за ней, не могли догнать её, либо постоять на одном месте, чтобы она сама на них наткнулась. Я бы сводил вас всех туда в светлое время. В темноте идти опасно. Можно сломать себе шею. Передвигаться сама без основательного отдыха она не может. У неё натёрты ноги. Я полечил их. Надо чтобы они зажили. Это одна из причин. Описываю другую. В первый раз я захватил её врасплох, теперь она настороже. Вряд ли допустит, чтобы ещё раз её взяли на руки. Справиться мне с ней теперь труднее. Она набралась кое-каких сил. Не драться же мне с ней? Так что пусть она остаётся там, а мы с Феей пойдём туда.
  
   - Ты сам не боишься свернуть шею?
  
   - Нет. Я, как кошка, вижу всё в темноте.
  
   - Вот, пожалуйста, - обращается Юнона ко всем присутствующим, - он выдал очередной перл.
  
   - Почему ты никогда не веришь ему? - внезапно обращается к племяннице тётушка Калина.
  
   - А ты веришь?
  
   - Я - да. Безоговорочно.
  
   - Поздравляю! Одному человеку тебе удалось заморочить голову.
  
   - И этим одним являешься ты, не я. Неужели ты до сих пор не сообразила, с кем имеешь дело?.. Извините, ради бога. Не выдержала, вмешалась. Такая бестолковая, прости её господи. Обещаю, больше не буду, - произносит тётушка Калина странные слова. - Вот вам ещё пирожочки. Свеженькие. Только что испеклись. Я как предчувствовала, они понадобятся. Тортик. Пампушечки. Плюшки. Разные сладости. Насчёт первого извините, всё съели. Вот если вы подождёте немного, получите его. Оно уже варится.
  
   - Нет, нет. Большущее спасибо, Калина Григорьевна! Я подумываю, не захватить ли и вас туда вместе с Феей? Мне тогда не надо будет мотаться туда-сюда.
  
   - А почему вы избегаете пользоваться королевской кухней? - задаёт вопрос Их Величество.
  
   - Я отвечу вам, только вы, ради бога, не обижайтесь. Там всё происходит чересчур основательно для меня. Повар обязательно потревожит главного повара. Тот определится с меню, вызовет на помощь подручных. Те будут суетиться возле него, и не сколько убыстрять, а замедлять процесс варки или жарки долями своей бестолковости. Затем появится главный дегустатор. После пробы он выдаст добро. Церемониймейстер разложит всё по блюдам. Меня торжественно пригласят к столу. Жуткая тягомотина. Здесь я чувствую себя, как дома. Хватаю из-под рук тётушки Калины недожаренное, недоваренное. Она во всю ворчит на меня, но не препятствует, довольна, что может по быстрому накормить ещё одного голодного человека.
  
   Юноша останавливается. Он не ожидал, что его рассказ вызовет такой дружный смех.
  
   - Мы постараемся что-либо изменить в вашем обслуживании, - говорит Его Величество, вытирая слёзы.
  
   Видимо, в эту минуту его также отпустило нервное напряжение, в котором он находился последние дни.
  
   - Спасибо за предложение! Оно интересно. Фея, ты готова? Или ты боишься провести ночь неизвестно где, в глухом лесу? Мне нужно захватить кого-то другого? Юнону, например? Не смотря на то, что она смотрит на меня, как кошка на сало?
  
   - Я не стану отвечать на твой выпад, подожду, как дальше будут развиваться события. Если окажется, что ты наврал с три короба, берегись!
  
   - Смотрите, она и здесь не верит мне.
  
   - Больно у тебя всё легковесно получается. Только появился здесь, не снарядился серьёзно на поиски, тут же отправился, - и сразу возник с открытием: "он нашёл её". Куча людей трое суток обшаривала леса, не могла обнаружить её, а он - раз, готово.
  
   - Тебе не приходит в голову наипростейшее объяснение случившемуся?
  
   - Какое?
  
   - Я - счастливчик, они - неудачники... Фея? Ты готова? Идём отсюда, а то ещё немного и она меня заклюёт насмерть. Не понимаю, почему она так агрессивно относится ко мне? Отказалась выходить за меня замуж? Считает себя вольной птичкой, не желающей заточаться в семейную клетку? Всю жизнь провести на свободе?.. А, догадался. У неё есть Пац и я - не чета ему. Совсем позабыл о нём. Больше не буду досаждать тебе. Освобождаю сопернику место. Ты настроилась на совместное путешествие?
  
   - Пошли.
  
   - А что за пакет в руках у тебя?
  
   - Свежая одежда для неё.
  
   Вдвоём они выходят на улицу в полную темень.
  
   - Ваше рукой подать из скольких эксов состоит? - тотчас следует вопрос.
  
   - Семидесяти шести.
  
   - Да вы что? Как же она сумела забраться в такую даль?
  
   - Бежала. Она придерживалась верной мысли. Чем большее расстояние она одолеет, тем скорее натолкнётся на что-либо знакомое. К сожалению, в этом направлении нет никаких дорог, рек, чего-либо приметного, пустота.
  
   - Семьдесят шесть эксов по глухим джунглям - это примерно восемь-десять дней пути? Если хорошо шевелиться. Я правильно соображаю?
  
   - Верно.
  
   - А как мы туда доберёмся? Да ещё в такой темноте? Ничего же не видно.
  
   - Мы уже там. Пройдите несколько шагов вперёд. Осторожно, не ушибитесь об крыльцо. Вот она, избушка. Входите.
  
   Стукнув в дверь обусловленным способом, он открывает её.
  
   - Получайте Фею, - спокойно докладывает принцессе.
  
   Яблоко, которое грызла Эния Дела Пур, отлетает в сторону. Она вскакивает с постели, бросается на шею к сестре. Рюэль Деколь старается не замечать слёз у девушек. Неженки какие, обе. Фея с изумлением осматривает комнату, мгновенно уставляется на потолок.
  
   - Каким образом он светится? - обращается к сестре.
  
   Та указывает ему на юношу.
  
   - Этот вопрос задай ему.
  
   - А ты разве не поинтересовалась у него?
  
   - В первую очередь. Его ответ нашла не заслуживающим внимания. Попытай счастья, тебе он может ответить иначе.
  
   Спокойно юноша раскладывает на столике принесённую еду, никак не реагирует на состоявшийся разговор.
  
   - Рюэль?
  
   - Да?
  
   - Ты слушал нас?
  
   - С интересом.
  
   - Что скажешь?
  
   - Что скажу?.. Вот вам добавок от тётушки Калины. Это вот. Это. И это. Вроде всё выгрузил. Больше ничего нет. Тару забираю. Кушайте обе. Приятного аппетита! Спокойного сна! Я исчезаю. До завтра! - прощается.
  
   - Как? Вы уже уходите? Так быстро? - восклицает Эния Дела Пур.
  
   - Да он голодный. Четверо суток пропадал в сельве. Три последних дня у него во рту ни крошки не было. Только что вернулся. И сразу побежал спасать тебя, - закладывает его Фея. - Юнона пыталась его накормить. Бесполезно. Ты бы только знала, как она допекала его тобою, всласть поиздевалась над ним. А он, странно, всё вытерпел, не согласился тратить на еду и минуты. Потом тебе расскажу обо всём подробнее.
  
   - Так, - говорит принцесса, - что я слышу от неё, и что узнала от вас? Трое суток вас не могли уговорить, а, оказывается, вы, не поевши, сразу отправились на мои поиски. Где правда?
  
   - Посредине. Как только я появился у Юноны, меня не допустили до кухни тётушки Калины, общими усилиями вытолкали за дверь на ваши поиски.
  
   - Фея?
  
   - Да, она там. Или где-то рядом, - подтверждает та с самым легкомысленным видом. - Подкрепитесь на дорогу, и побудьте немного с нами. Мы раскроем эту тему чуть шире. Общими усилиями найдём истину, заодно и причину, по коей она не была сказана вами сразу. Если в ней разобраться, всё станет на свои места.
  
   Она указывает на еду.
  
   - Нет. Она вам. Я воспользуюсь сейчас королевской кухней. Их Величества пообещали, при кормёжке меня больше не будут мучить церемониалами. Кроме того, ты меня устрашила, не буду пояснять чем. До свиданья! Спокойной ночи!
  
   - Одну минуточку, - останавливает его Эния Дела Пур. - Вы сказали мне одну фразу. Она заинтересовала меня.
  
   - Какую?
  
   - Мне "очень и очень жаль".
  
   - Было такое, - с улыбкой подтверждает он.
  
   - Чего жаль?
  
   Быстро принцесса стала сама собой.
  
   - Не можешь сама сообразить? Всего несбывшегося, - отвечает юноша.
  
   Хочет выйти в дверь, но его останавливают снова.
  
   - А что я буду иметь по поводу своего вопроса?
  
   - Твоему вопросу? Надо подумать. Вещь серьёзная. Весьма. Вот моё мнение. Мистика, не иначе. Пожалуйста, демонстрирую. Произношу слово "Свет!" - и он гаснет.
  
   В комнате становится темно.
  
   - Произношу его вторично - и он зажигается. Убедилась? Если это не мистика, Феечка, тогда настоящая чертовщина, точно. Я исчезаю. Немедленно и как можно дальше от подобных богомерзких дел. Они меня пугают.
  
   Юноша захлопывает за собой дверь. Он не сомневается, в ближайшее время оставшимся внутри будет чем заняться. В его отсутствие они кое-что испробуют и всё обсудят, - в том числе вопрос, почему одну сестру он может мгновенно переместить из одного места в другое, а вот вторую - нет.
  
   Так всё и происходит, как он предполагал. Едва за ним захлопывается дверь, одна из принцесс, Эния Дела Пур, тотчас испробовала способ управления светом. Она несколько раз произносит заветное слово, убеждается - оно исправно срабатывает.
  
   - Что ты думаешь по этому поводу? - обращается к Фее.
  
   - Ровным счётом ничего.
  
   - Почему?
  
   - Оно выше моего разумения. Не думаю, что ты можешь добавить к моим словам свои, и они прояснят это чудо.
  
   - Я не о том тебя. Все его ответы мне, тебе - это издевательство, как считаешь?
  
   - Натуральное, - подтверждает Фея.
  
   Эния Дела Пур собирает в одну кучу все подушки, взбирается на них, дотягивается рукой до потолка.
  
   - Странно, - заявляет. - Свет холодный, как у гнилушки. Ладонь не ощущает тепла.
  
   Далее обе девушки поочерёдно побаловались с акустическим выключателям освещения. Фея Дела Пур первая сообразила, в комнате слишком светло, чтобы спать. Должен быть какой-то способ управлять светом. Стали подбирать различные слова. Общими усилиями нашли их. Если произнести слово "ярче" в комнате становилось светлее, "тусклее" - он потухал до света, излучаемого одной свечой.
  
   - Удобно, не правда ли?
  
   - Очень. Знаешь, мне пришла в голову одна мысль. Если бы Святая Инквизиция увидела сейчас, чем мы с тобой забавляемся, нас не спасло бы и королевское происхождение.
  
   - Об этом никому, ни единого слова.
  
   - Согласна. Давай рассказывай теперь, как ты потерялась в лесу. Рюэль сообщил нам, в здешней сельве невозможно ориентироваться по солнцу.
  
   - Он прав. К сожалению, я сообразила об этом после того, как основательно запуталась в направлении.
  
   - А где он нашёл тебя?
  
   - У большого камня. В страхе я вжималась телом в небольшую нишу. А мимо меня дефилировали дикие звери. Просто поразительно, как их здесь много, и какие они все разнообразные. Некоторые сразу замечали меня, фыркали, рычали. Другие проходили мимо, едва взглянув. Были и такие - третировали меня полностью, но я уверена - они меня сразу засекали.
  
   - А ты что делала?
  
   - Старалась не смотреть им в глаза. Знала, они этого не любят, сразу бросятся на меня. Одно, очень длинное животное чёрного цвета прошло мимо меня. И вдруг остановилось. Оно почуяло меня по запаху. С трудом развернулось в мою сторону. Подошло вплотную ко мне. Видимо, это была мамаша. Впереди неё бежало два дитёныша. Она обнюхала меня, затем облизала моё лицо длинным шершавым языком. И пошла дальше.
  
   - Она почувствовала твой страх? Подбодрила тебя?
  
   - Не знаю. Видимо. Только она не подбодрила, а перепугала меня. Когда вслед за ней появился он, весёлый, как обычно, насмешливый по отношению ко мне, я чуть не расплакалась. Сдержалась потому, что у меня не осталось сил даже на слёзы.
  
   - А как ты добралась до избушки?
  
   - Он нёс меня на руках.
  
   - Да ты что? И какие у тебя были ощущения?
  
   - Фея!
  
   - Что?
  
   - Отстань.
  
   - Нет уж. Происходит эпохальное событие в нашей жизни, а ты отстань. Буду приставать к тебе до тех пор, пока не поведаешь мне обо всём со всеми подробностями.
  
   - Зря будешь стараться, я ничего не скажу.
  
   - Хорошо. Другой вопрос. Он воспользовался подвернувшимся случаем? Проявил какую-либо инициативу? Понимаешь, о чём говорю?
  
   - Не без того.
  
   - Какую?
  
   - Хотел раздеть меня догола.
  
   - Заливаешь?
  
   - Ничуть. Моё тело заинтересовало его с медицинской точки зрения. После того, как я заверила его, что под платьем у меня нет никаких ушибов, рёбра целы, не поломаны, ему незачем лезть туда, он удовольствовался моими ногами, полечил их.
  
   - Какие у тебя ощущения от первого физического контакта с ним? Ведь, женские ножки для любого мужчины - то, что надо.
  
   - Фея, перестань изводить меня.
  
   - Ответ я буду иметь?
  
   - Нет. Отвяжись.
  
   - По твоему противодействию я могу кое о чём догадаться.
  
   - Пожалуйста.
  
   - Ты ничего не скажешь?
  
   - Нет. Отцепись, прошу тебя.
  
   - Причина есть?
  
   - Произошедшее между нами не только моё, оно принадлежит и ему. Если я раскрою его, могу впоследствии испытать неловкость перед ним. Хотя, если честно, там нет чего-либо особенного, но, и в то же время, оно присутствует.
  
   - Поздравляю!
  
   - С чем?
  
   - Ты удачно выкрутилась. Не стану больше досаждать тебе. Давай поступим так. Ты не будешь мне давать конкретику, а намёки. Хотя бы один. Я удовольствуюсь им.
  
   - Намёк? Он перешёл со мной на "ты".
  
   - И ты не взбунтовалась?
  
   - Подобный переход он сделал ненавязчиво. Начало его я даже не заметила, а потом было поздно, я смирилась.
  
   - Молодец! Он начинает рушить разделяющие вас барьеры. Ещё что-нибудь можешь сообщить?
  
   - Он осмелился говорить со мной на откровенные темы.
  
   - Замечательно!
  
   - Чем?
  
   - Он смотрит на тебя не как на икону, а живого человека.
  
   - Дальше.
  
   - Пожалуйста, если ты хочешь. Не будет молиться на тебя, а займётся тобой весьма плотно. Понимаешь как?
  
   - Сейчас я тобой займусь.
  
   Дальше сёстры побарахтались в постели. Младшая практически сразу была припечатана к подушке старшей.
  
   - О! - восклицает та. - Если бы он знал, как ты ослаблена, непременно воспользовался предоставляющейся возможностью.
  
   Эния засмеялась. Нетрудно было догадаться почему.
  
   - Фея! Ты сегодня в каком-то необыкновенном состоянии.
  
   - Так и есть, - подтверждает та. - Если бы только ты знала, по какой причине. Она также фантастична, как и этот свет из потолка. Раскрывать её не стану, иначе ты не уснёшь. Узнаешь о ней завтра. И не от меня, от него. Это его право, не моё.
  
   После продолжительного безрезультатного торга девушки побаловались немного с освещением, затеяли спор, каким оно должно быть. Одной хотелось, чтобы оно при засыпании было немного ярче, другой - тусклее. Ни до чего не договорившись, они обе так и заснули за этим занятием. Проснулись обе от дикого, вибрирующего воя, то стихающего, а то возрастающего до какой-то залихваткости в самой громкой части.
  
   - Что это? - с испугом спрашивает одна сестра другую.
  
   - Спи и не мешай мне, это - косоразы, - сонным голосом объясняет ей другая. - Они неопасны, если специально не дразнить их.
  
   - Откуда ты знаешь?
  
   - Он предупредил. Сломя голову, он бежал к тебе из-за них. Чтобы ты не перепугалась, не нервничала, и вообще, жила дальше без всяких потрясений в своей жизни.
  
   Фея спокойно засыпает. Эния после подобного объяснения продолжительное время бодрствует с улыбкой на губах, потом следует её примеру. Как-то разом косоразы тоже угомонились.
  
   До обсуждения основного вопроса, почему одну он может перенести из одного места в другое, а вторую - нет, они так и не дошли. Его обсуждением они не занялись и на следующий день. Утром, когда он повёл их вниз, они, зачарованные, остановились на берегу озера, то поняли всё сами.
  
   - Боже мой! Какая красота! - восклицает Эния Дела Пур, оглядывая всё вокруг. - Ничего подобного я в своей жизни не видела! И подумать только, ночью я умирала здесь от страха. Купаться здесь можно?
  
   - Сколько угодно. Вода тёплая.
  
   - Что в ней обитает?
  
   - Из вкуснятинки? Раки.
  
   - Какие?
  
   - Всех видов: красные, чёрные, сизые. Опасности - никакой.
  
   - Трудно поверить, что такая божественная красота неизвестна никому. Никогда и никто не говорил нам про это место. В будущем нам можно изредка отдыхать здесь?
  
   - Пожалуйста. Всё, что тут есть, я передаю в полное твоё распоряжение.
  
   - Спасибо за щедрый подарок. Я непременно воспользуюсь им. А другие места, где у тебя избушки, такие же прелестные?
  
   - Они не уступают этому, и в тоже время не является его подобием, имеют своё, надо отметить, дикое своеобразие.
  
   - И много их у тебя?
  
   - Штук сорок. Точного числа не могу назвать. Не считал.
  
   - Где находятся?
  
   - Разбросаны повсюду в разных местах сельвы.
  
   Сёстры взглянули друг на друга, заулыбались, но не сказали ни слова. Юноша был уверен, при подходящем случае они продолжат с ним разговор на эту тему. С этого момента времени может начаться их приобщение к лесу.
  
   - А какое расстояние отсюда до замка?
  
   С изумлением Деколь взглядывает на Фею. Какая молодец! Она ничем не выдала его.
  
   - Семьдесят шесть эксов по прямой линии.
  
   - Да ты что? А не по прямой?
  
   - Примерно в полтора раза больше.
  
   - Так много?
  
   - К сожалению. Ты очень быстро бежала, при этом сильно петляла.
  
   - Ты меня поставил втупик. А как мы отсюда выберемся? И как будем впоследствии добираться сюда?
  
   - Придётся рубить в лесу прямую просеку в направлении на дворец, укладывать полотно дороги, совершенствовать ваши транспортные средства. Как-то: выращивать более сильных и быстрых лошадок, обучать кучеров скоростной езде, самим привыкать к ней, - с самым серьёзным видом начинает перечислять необходимые мероприятия юноша.
  
   Фея Дела Пур не выдержала, рассмеялась.
  
   - Извините, удержаться было невозможно, - поясняет она. - Но когда смотришь на вас, нельзя не поражаться. Вы оба ведёте себя отчуждённо, как люди, только что, секунду назад, познакомившиеся и... неродные друг другу.
  
   - Не поняла, - с самым строгим видом говорит Эния Дела Пур.
  
   - Я - также, - присоединяется к принцессе Рюэль Деколь.
  
   Фея тотчас подскакивает к сестре, чмокает её в щёчку, то же самое проделывает с юношей, и ни капельки смущения на её лице.
  
   - Теперь понятно? - задиристо спрашивает.
  
   - Да, - отвечает юноша, - идите ко мне обе.
  
   Он обнимает за шею одну девушку, затем и другую. Причём эта другая, странно, даже не пикнула. Далее он прижимает обоих к себе. В момент транспортировки, как обычно, всё окутывается мраком. Затем он рассеивается. Они оказываются возле дворца, у скамеечки, на которой сидела королева с книжкой в руке. При их внезапном появлении книгу она уронила. Он отпускает из своих объятий вначале одну девушку, затем, чуть позже, и другую.
  
   - Доброе утро, Ваше Величество! Выполняю своё обещание. Получайте их обоих, пожалуйста, в полной целостности и сохранности. Они немного обе взбудоражены из-за того, что способы перемещения в пространстве различны у вас и там, откуда я прибыл. Сейчас, чтобы доставить их сюда к вам, я воспользовался одним из наших видов транспортировки. Если они захотят, объяснят, в чём состоит разница.
  
   - Это небольшое, малюсенькое различие можно раскрывать всем без исключения? Полностью? Не опасаться, что нам нагорит от вас?
  
   Вопрос задаёт Фея. Она по-прежнему в игривом настроении, её сестра, - быстрый взгляд в её сторону показывает, - та - в трансе. Она не желает никуда больше смотреть - только на него.
  
   - К сожалению, да. Время жить инкогнито истекло. Придётся раскрываться. Жаль. Мне лично хотелось ещё немного поморочить голову. Кое-кому.
  
   Он повторно взглядывает на принцессу Энию. Во все глаза та смотрит на него, будто видит впервые.
  
   - Я исчезаю.
  
   - Куда и почему ты засобирался вдруг? И так спешно? - изумляется Фея.
  
   - Неужели непонятно?
  
   - Да. Нужны разъяснения.
  
   - От греха подальше, - получает ответ. - До свиданья, Ваше Величество! Фея!
  
   - А с ней прощаться необязательно, бессмысленно? Она и так всегда с вами? - упреждают его.
  
   - Не понял, - следует строгое внушение расшалившейся Фее.
  
   - Я - также, - присоединяется к нему принцесса.
  
   Что стало с её сестрой, получившей от них обоих достойный отпор во второй раз, не стоит описывать.
  
   - Давай объясняйся! - требует одна девушка у другой, когда они остаются втроём.
  
   - В чём?
  
   - Почему вдруг тебе вздумалось сводить нас?
  
   - Надоело смотреть, как ты ходишь вокруг да около него.
  
   - Что ты предлагаешь?
  
   - Поцеловать его немедленно, как это сделала я, и дело с концом.
  
   - Ой, я так не могу!
  
   - Неужели? А как вы можете?
  
   - Никак!
  
   - Ваше положение тогда я нахожу полностью безнадёжным! - следует резюме.
  
   Младшая сестра смотрит на старшую, насмешливую, и вдруг, схватив её, закружила около себя.
  
   Их мама вместо серьёзных объяснений случившегося имела удовольствие видеть некий, импровизированный танец своих девочек.
  
  

Глава 19

Время жить инкогнито истекло

  

Часть 1

В гостях у тётушки Калины

  
   Рюэль опять идёт к знакомому домику под черепичной крышей, первым давшим ему приют на этой планете. На огороде в этот раз никого. Застаёт тётушку Калину одну, ругающую мокрого, взъерошенного и ... обсмалённого кота.
  
   - Что тут у вас происходит? - интересуется он, внимательно оглядев встопорщенную киску.
  
   - Да вот посмотри на него. И смех, и грех. Ночью было прохладно. Он залез в тёплую печку на солому для поджига, спал там, а я возьми сейчас и запали её. Как высигнет он оттуда, проклятущий, чисто домовой, да прямо в цибарку с водой. Перевернул её. Перепугал меня до смерти.
  
   Деколь рассмеялся.
  
   - Ишь, как усы обсмалил. Сам на себя не похож... Сынок, что я хочу эти дни спросить у тебя.
  
   - Слушаю.
  
   - Третье Сожжение у нас будет?
  
   - Нет.
  
   - Это точно?
  
   - Абсолютно.
  
   - А откуда ты знаешь?
  
   - А для чего, я, по-вашему, здесь?
  
   С опаской тётушка Калина взглядывает на него.
  
   - Где Юнона?
  
   - В обсерватории.
  
   - Днём?
  
   - Да. С девочками.
  
   - Какими?
  
   - Королевскими дочками.
  
   - Что они там делают?
  
   - А бог их ведает. Сходи, посмотри. Никого не затащишь домой.
  
   - Хотите, я их сейчас приведу всех?
  
   - Думаешь, они послушаются тебя?
  
   - Я попробую применить какую-нибудь хитрость.
  
   - Хорошо, скажи им, я сержусь, борщ перестаивается.
  
   - Ладно.
  
   В помещении обсерватории он первым делом расчихался. Под четырьмя парами направленных на него глаз.
  
   - Пыли тут у вас, наверное, аппаратуру несколько веков не чистили, если не с самого дня творения, - замечает он. - И как её можно использовать в таком виде? Не понимаю. Чем вы тут занимаетесь? Медиумными гаданиями? Какого духа вызывали? Надеюсь, не меня? А если да, так я не дух, живой человек, не пугайтесь.
  
   Мельком он задерживает взгляд на солнечной оснастке телескопа. Серьёзными научными исследованиями заняты девушки. Видимо, по этой причине шутку его они не приемлют, а сообщают результаты своих изысканий:
  
   - Крест на всё солнце.
  
   - Ну и что?.. Он и неделю назад там был, потом пропал.
  
   - Сначала посмотрите для сравнения.
  
   - Чтобы испортить себе настроение кладбищенской символикой? И не подумаю. Нашли чем любоваться. У тётушки Калины несчастье, надо принимать экстренные меры, бежать к ней на помощь. Вместо этого, вы устремились в небо и меня решили утащить с собой.
  
   - Какое несчастье?
  
   - Борщ перестаивается.
  
   - Ох, напугал как!.. Бессовестный!
  
   - Я послан сюда с категорическим наказом доставить вас.
  
   - Куда?
  
   - До обеденного стола.
  
   - Но мы только что кушали, - с искренним возмущением заявляют ему.
  
   - Вы завтракали, а это обед.
  
   - Но мы не хотим.
  
   - Ничего, вот пожуёте свежих стеблей моллюго, будете есть у меня как миленькие, - голосом тётушки Калины обещает юноша.
  
   Девушки рассмеялись. Голос был очень похож, поговорка всем известна.
  
   - Пойдёмте?
  
   Девушки пошушукались.
  
   - Идём.
  
   Дружной ватагой они направляются к дому под дилениями.
  
   На летнюю веранду выносится всё. Из-за хмеля, обвивающую её, накрывающих сверху макаронных деревьев с широкими листьями, здесь прохладно в самый жаркий день. На большой стол помещается разнообразная снедь. Наваристый, вкусно пахнущий борщ, занимает среди неё главное, почётное место. Без предупреждения всем ясно трапезу надо начинать с него. После обработки солидных мозговых косточек, выглядывающих из каждой тарелки, можно приниматься за другие блюда. Глаза соблазняли многочисленные прохладительные напитки. Разнообразных цветов бланманже - желе из миндального молока, приготовленное как домашнее мороженое, хорошо охлаждённое, с успехом могло завершить это пиршество.
  
   Юноша тщательно избегает взгляда самой юной принцессы. Сегодня он почему-то сильно смущает его. Девушка бессовестно пользуется открывшейся возможностью, непрерывно смотрит на него. Случай предоставляет ему шанс выказать своё возмущение. Регина и Фея заинтересовались мальвами с необыкновенно яркими, крупными цветами, росшими неподалеку. Юнона и тётушка Калина повели показывать их. А Эния осталась один на один с ним. Нарочно. То ли новинка флоры её не заинтересовала, то ли в мыслях у неё было нечто иное. Его, иное, юноша выносил до тех пор, пока оно не стало нестерпимым. И тогда он решается.
  
   - Перестань терроризировать меня, - говорит девушке.
  
   - Чем?
  
   - Взглядом.
  
   - Не перестану.
  
   - До каких пор?
  
   - Сам знаешь до каких... Сдаёшься?
  
   - Нет... Да, - чуть позже, несколько раз взглянув на неё, уступает он.
  
   Девушка ослепительно улыбнулась ему. Непроизвольно он ответил ей. Вернувшаяся компания застала финал состоявшегося между ними общения. Но поскольку лица обоих сразу стали непроницаемыми, никто не осмелился задать им вопроса. Любопытство на всех лицах читалось. На этом связь между ними не закончилась, а продолжилась. Теперь принцесса тщательно избегала его взгляда. И он решил "Ах, раз ты так!", специально стал воротить нос от неё. Она засекла его старания. В один из моментов, когда их взгляды нечаянно сошлись, оба внезапно рассмеялись к общему удивлению. Беседа прервалась.
  
   - В чём дело? - спросили у них.
  
   Этим вопросом насмешили их ещё больше. Неожиданное веселье продолжила Юнона. Она пробормотала себе под нос: "Странно, что здесь могло произойти? Отсутствовали мы всего минуту".
  
   - Нам в рот попали смешинки, - отвечает за себя и принцессу юноша.
  
   - Вижу, не грустинки. Но как? Объяснишь?
  
   - Нет.
  
   - Утром казначей нашёл тебя? - внезапно задаёт ему вопрос Эния Дела Пур.
  
   Присутствующие невольно отмечают её обращение к нему на "ты".
  
   - Нет. И не найдёт.
  
   - Почему?
  
   - Я буду прятаться от него.
  
   - Гонорар увеличен, причём значительно.
  
   - Не без твоей подсказки?
  
   - Да, - сознаётся она.
  
   - Бессмысленность своего поступка ощущаешь?
  
   - Чувствую, но и в тоже время нахожу его разумным.
  
   - Ты можешь вручить деньги, мне ненужные?
  
   - Да.
  
   - Подскажи, каким способом?
  
   - Папа может обидеться.
  
   - А ты поговори с ним.
  
   - В каком аспекте?
  
   - Почему какой-то безвестный, безродный, неизвестно кто должен проживать у нас даром? Пусть его вознаграждение станет платой за кров и приют.
  
   - Он удивится, почему я заступаюсь за тебя.
  
   - Как он догадается? Он будет думать, ты соблюдаешь собственные интересы.
  
   - Я сама скажу ему.
  
   - У нас с тобою вечно возникают какие-то неразрешимые проблемы, ты заметила?
  
   - Давно. Как, по-твоему, кто виноват?
  
   - Если подвести черту под нашими отношениями, в равной степени мы оба, я и ты.
  
   - Я тоже так считаю.
  
   Они рассмеялись снова. Разговор прекращают, но долго ещё все присутствующие глазеют на них, словно ожидают его продолжения. Оно явно подразумевалось, но не последовало.
  
   К большому удовольствию тётушки Калины все дружно наваливаются на еду.
  
   - Ну, вот, - с удовлетворением замечает она, - а вначале все в один голос "не хочу да не хочу".
  
   В некотором смятении от произошедшего Рюэль вызывается помочь ей. Довольно умело и в тоже время машинально он расставляет приборы. На минутку он присел рядом с Феей, переставил некоторые специи, чтобы ей было удобнее пользоваться ими. Манипуляции его были, конечно, замечены всеми. На губах у Энии Дела Пур появляется лёгкая улыбка. Она как бы оповещала ею: "Давай, давай, я разрешаю". От подобного позволения он смутился ещё больше.
  
   - Вот-вот, поухаживай за ней, - с одобрением говорит тётушка Калина. - Почему не навещала нас в последнее время?
  
   - Занималась вышивкой жемчугом, сделала мозаичную картину.
  
   - На празднике была?
  
   - Нет.
  
   - Ой, смотри без жениха останешься.
  
   Девушки смеются.
  
   - Вы чего хохочете?
  
   - Тётя, этих женихов хоть соли.
  
   - Я не про абы каких, про хороших.
  
   - Хороших нет. Совсем, - с твёрдым убеждением заявляют ей.
  
  

Часть 2

Регина атакует

  
   - Рюэль, что это было? - внезапно обращается к юноше Регина Дела Пур.
  
   - Его Величеству лучше?
  
   - Не то слово... Как это сделано? Гипноз?.. Мы до сих пор не можем прийти в себя. Более чудесного ничего и никогда не переживали.
  
   Юноша вздыхает.
  
   - Пусть будет по-вашему, гипноз.
  
   - Если бы не ваша помощь...
  
   - Ему бы стало хуже.
  
   - Дальше?
  
   - Безразлично всё.
  
   - Ваша медицина более развита, чем наша?
  
   - Да.
  
   - Кто такой Авиценна?
  
   - Ибн Сина Абу Али Хусейн Абдаллах? Врач глубокой древности. Автор "Канона врачебной науки", "Книги исцелений" и "Книги указаний и наставлений". Несколько поколений они были настольными справочниками у лекарей разных национальностей во многих странах мира.
  
   - Это у вас?
  
   - Да, у нас... а также у вас.
  
   - Не поняла.
  
   - Планета у нас с вами одна.
  
   - Ясно. Рюэль, мне тут такого наговорили, страшно к вам обращаться.
  
   - Забудьте всё и спрашивайте.
  
   - Верно, что вы прибыли к нам из краёв, в которых никто не бывал, о которых никто не знает?
  
   - Подтверждаю.
  
   - А зачем?
  
   - Мне сообщили, девушек здесь много и все они прелесть.
  
   - И как?
  
   - Не обманули, они бесподобны.
  
   - И вы выбрали себе кого-нибудь?
  
   - Не исключено.
  
   - Вы, возможно, сластолюбец?
  
   - Отпираться не стану, я как все, ничем не отличаюсь.
  
   - Чем больше, тем лучше?
  
   - Нет, я так сильно не замахиваюсь. Для начала мне хочется заиметь хотя бы одну. Испробовать. Если понравится, расширяться.
  
   - До какого предела?
  
   - Его не существует.
  
   - Вы действительно ничем не отличаетесь от наших парней. Вы позволите мне выяснить другой вопрос?
  
   - Пожалуйста.
  
   - Если в ваших объятиях окажется девушка, собою она затмит всех остальных? Что тогда?
  
   - Полная катастрофа. Я - пропащая душа для всех, удовольствуюсь ею одной.
  
   - Третий вопрос и последний, он же самый главный. Кто она, ваша первая жертва? Не надо отвечать сразу, в лоб. Для начала скажите, присутствует ли она здесь?
  
   - Вы такая хитрющая, Регина.
  
   - Вы знаете моё имя?
  
   - Как видите.
  
   - Кто вам его сообщил?.. Эничка, твоя работа?.. Юнона?.. Фея?.. Немедленно сознавайтесь.
  
   - Это я сказала, - неожиданно отзывается от плиты тётушка Калина.
  
   - Вы?.. Я убита наповал, выносите мой хладный труп... Он вам объяснил, для чего ему оно?
  
   - Нет.
  
   - Девочки, ещё не поздно, - торжественно во всеуслышание заявляет Регина Дела Пур, - и я могу быть его первой жертвой.
  
   Рюэль смеётся вместе со всеми. Весёлым и открытым нравом третья дочь короля понравилась ему. С любопытством ожидает, какие вопросы последуют дальше. Он уже догадался о замысле девушек удовлетворить своё любопытство при помощи общительной принцессы и решил пойти им навстречу. Время пребывания на планете инкогнито истекло, и деваться ему было некуда. Он размышлял, как выбраться из сложившегося положения с наименьшими потерями для себя, стать для младшей дочери короля после нечаянного сближения ещё более недоступным, чем он был до сих пор. При данной ситуации задача неимоверно трудная.
  
   - Вообще-то, - продолжает Регина Дела Пур, - нетрудно догадаться, кому из присутствующих вы отдаёте предпочтение.
  
   - Правда? Вы можете назвать этого человека?
  
   - Запросто. А вы не станете обижаться?
  
   - Я рассчитываю, вы ошибётесь.
  
   - Не надейтесь. Итак, вы разрешаете?
  
   - Слушаю вас.
  
   - Энии.
  
   - Доказательства, пожалуйста.
  
   - Она одна имеет то, чего у нас нет. Глядя на неё, сгораем от зависти. А какой жадюгой она стала, вы бы только знали; если и допросишься у неё, на очень короткое время, не больше.
  
   - Вы меня озадачили. Поясните, о чём идёт речь.
  
   - Велосипеде.
  
   - Доказательство не годится. Давайте другое.
  
   - Другого нет. Чем вас не устраивает это?
  
   - Зачем вам нужен обязательно её велосипед? Почему вы не пользуетесь своими?
  
   - Какими это... своими? У нас их нет.
  
   - А те, что стоят в старом сарайчике позади конюшен, чьи тогда? Для кого они поставлены там?
  
   - Ничего себе сюрприз!.. А почему вы об этом не сказали нам?
  
   - По очень простой причине. Она проявила интерес к велосипеду - и получила его. Кто-нибудь из вас хотя бы заикнулся о нём? Нет. Я предположил, вы посмотрели на них, как на ненужную вещь, и всё. Навязываться с ними не стал.
  
   - Да мы в тот сарай сто лет не заглядывали. Там и не пройдёшь сейчас без острореза, вся территория поросла репейником. Я немедленно хочу убедиться, что это не розыгрыш.
  
   - И я тоже.
  
   - Вы можете подтвердить ещё раз, что это не шутка?
  
   - Могу. Многократно.
  
   - Сколько их там?
  
   - С десяток.
  
   - Да вы что!.. Девушки, представляете, мы можем поехать всей компанией к горному озеру? И всех подруг забрать с собой?
  
   - Зачем так далеко?
  
   - За эдельвейсами.
  
   - Точно. Они как раз цветут.
  
   - А эмпара созрела.
  
   - Ты права. О, как я люблю её!
  
   - Решено. Теперь вопрос - когда?
  
   - Лучше с утра. Путь не ближний. С непривычки мы можем устать. Тренированная из нас одна единственная. Не будем её называть.
  
   - Да, верно. Это большая тайна.
  
   - Эния, а ты знала о велосипедах?
  
   - Нет, не знала. И не могла знать о них.
  
   Юноша молниеносно взглядывает на неё и улавливает ответный, испытующий. Он влип. Окончательно. Как она могла догадаться, что велосипеды он отправил туда только что? Была там недавно?.. Конечно же, она маленькая хозяюшка этих мест вместе со своим папочкой. Благодаря своей подвижности успевает везде. Его оплошностью немедленно воспользуются. Небось, сидят сейчас, обдумывают соответствующий план нападения на него. Материала для этой акции у неё набралось достаточно. Если оценивать трезво, с излишком. Ну, погоди у меня ненаглядная и всеми любимая без исключения дочечка Их Высочеств. Я поморочу тебе голову. И ещё как. Подобного наказания ты заслуживаешь за этот свой, цветущий вид, а попутно и за многое другое.
  
   - Что за странный ответ!
  
   - Но он снимает с неё все подозрения, не правда ли?
  
   - Напротив, укрепляет, - пристально глядя на него, говорит принцесса Регина, (умная какая!), - на старый вопрос кто, у меня прежний ответ - она.
  
   - Для подобного голословного утверждения нужно доказательство и оно должно быть весомым. У вас оно есть?
  
   - Да. Внутренний голос.
  
   - У меня он тоже есть. И вот он о чём вещает. Моя невеста, присутствующая здесь, внимательно слушающая нас, в ближайшем будущем устроит мне такую головомойку на почве ревности, небо покажется с овчинку. Причина для неё будет одна, - он, ваш внутренний голос, и ничего больше.
  
   - Юнона, что скажешь?
  
   - Что? Скажу? Моё терпение лопнуло, вот что скажу. Ты допёк меня.
  
   - Чем, позволь тебя спросить?
  
   - Слишком поспешно и чересчур энергично с самого начала ты стал открещиваться от изумительно красивой, привлекательной со всех точек зрения девушки по явно надуманной причине "она ещё ребёночек".
  
   - А почему надуманной, а не естественной?
  
   - Этот ребёночек предмет вожделения многих парней и не только нашего королевства, но и других государств. Известно ли тебе, сколько человек на неё зарится? Не мыслит своего будущего без неё? Осаждает её родителей своими предложениями?
  
   - Нет. Твоё сообщение для меня полная неожиданность.
  
   - Что скажешь по его поводу?
  
   - Извращенцы. Засматриваются на дитя.
  
   Вся компания дружно рассмеялась.
  
   - Но оно прелестно, это дитя, сознайся? Хочу посмотреть, как ты посмеешь отрицать этот факт при ней? Откручиваться от него? При мне одной ты всегда выказывал особую смелость в этом вопросе.
  
   - Ваша милость, встаньте и пройдитесь к тому персиковому дереву и обратно. Для ответа на вопрос Юноны мне нужно срочно оценить ваши фактографические данные. Чем чёрт не шутит, а вдруг она права? И вас уволокут у меня из-под носа?
  
   Ему удаётся во второй раз развеселить всех, но девушка, насевшая на него, не собирается отступать.
  
   - Ты здорово изворачиваешься. С помощью хохм собираешься избавиться от меня?
  
   - Или другим способом.
  
   - Не получится. Сейчас я тебя прижму.
  
   - Не хватит силёнок.
  
   - Но попробовать-то можно?
  
   - Чтобы испытать горечь поражения?
  
   - Нет, радость победы. Я давно и внимательно наблюдаю за тобой, ею - также.
  
   - И теперь вы, Юнона Анисимовна, суммировали ваши впечатления, и решили выложить своё видение мира?
  
   - Да, моё терпение лопнуло.
  
   - Что же, давайте, вещайте, сравним его с моим. Присутствующие здесь рассудят, кто из нас более убедителен. Я предвкушаю ваше полное фиаско и заранее предчувствую удовольствие от извинений, которые вы будете приносить мне. Не мямлить его либо выстреливать скороговоркой, а произносить чётким голосом и медленно.
  
   - Ах, так! Ты ещё и смеешь наскакивать на меня? Да ещё так издевательски? Всё! Держись! - угрожает девушка, но, вместо того, чтобы начать атаку, умолкает.
  
  

Часть 3

Фантастическая визитка

  
   По внезапно установившейся тишине Рюэль Деколь определяет, что-то происходит сзади у него за спиной. Обернувшись, он видит, как в калитку один за другим входит отряд монахов в белых одеяниях с капюшонами и красными крестами на голове, груди, руках. Они идут во двор внушительной колонной по два. Сверкающий белизной кварцевый песок дорожки громко скрипит у них под ногами. Дойдя до веранды, представители церкви, больше напоминающие военную команду, останавливаются. Передний, рыжеволосый мужчина внушительной величины, разворачивает свиток, солидно прокашливается. Набирает в лёгкие больше воздуха. Густым, зычным голосом сообщает:
  
   - Рюэль Деколь! Чужестранец!.. Именем Святой Инквизиции ты арестовываешься по обвинению в колдовстве. Всё... Ты, конечно, станешь отрицать его?
  
   - Нет, почему? Подтверждаю. В данный момент я околдовываю этих девушек.
  
   - Э, нет, не пойдёт! Тебе не удастся вывернуться. Речь идёт совсем о другом колдовстве.
  
   - Я подтверждаю и его. Другое. Третье. Пятое. Десятое. Все, какие припишите мне.
  
   - Смотри, какой он смелый!
  
   - Пока не на дыбе. Там по-другому запоёт.
  
   - Будет умолять о пощаде.
  
   - Скулить, как щенок.
  
   - Отказываться от своих слов.
  
   - Но мы все слышали, запомнили их.
  
   - Не я смелый, а вы. Помимо всего прочего, вы наивны, безрассудны. Вы кого пришли арестовывать? Колдуна. А раз я он, запросто могу нечистую силу, сидящую внутри меня, напустить на вас. Не боитесь?
  
   - Нисколько. Следуй с нами!
  
   Старший отряда сворачивает свиток. Четверо других монахов вытаскивают из ряс наручники с цепями, чтобы с их помощью приковать пленника к себе за обе руки и ноги. Ещё двое держат наготове смирительную рубашку на тот случай, если он вздумает сопротивляться аресту. Шестеро остальных, оставшихся без дела, настороже. Они присутствуют для страховки.
  
   Юноша с любопытством разглядывает их одного за другим.
  
   - Ну и чучела! Кто вас так вырядил? Если поставить вас на огороде, все вредители в страхе разбегутся и разлетятся, урожай будет защищён. Вам не жарко в этих балахонах? - спрашивает он. - Ага, вижу, потные все. Запарились, бедняжки. Оно и не удивительно. Железяки с собой таскаете. Они одни сколько весят. Попробую облегчить вас. Ну-ка, бросьте их на песок!
  
   На глазах у всех наручники и цепи мгновенно раскаляются докрасна. Монахи, вскрикнув от боли, роняют их.
  
   - Вот так лучше. Тряпку - туда же.
  
   Смирительная рубашка вспыхивает ярким и очень жарким пламенем. Монахи, держащие её, проворно отскакивают от неё.
  
   - Сколько вас всего? Тринадцать? Чёртова дюжина?.. Мало, очень мало. Видать, вы арестовывали раньше только обычных людей. Они не могли противостоять вам. Но сейчас вам не повезло. Вы нарвались на колдуна настоящего. Взять меня такими малыми силами нельзя. Девушки! Начинаем для вас бесплатное представление. Название его "Святая Инквизиция против колдуна!" Кто кого победит? Давай! Чего рты поразевали? Для чего вы сюда явились? Напоминаю, арестовать меня. Так вперёд! Прошу!..
  
   Рыжий монах бросается на него первым, но, отброшенный чем-то неведомым, влетает в середину зизифусового куста. За ним с тупой яростью кидаются его братья по вере - и следуют в колючие заросли по соседству. Свирепея на глазах, пытаются освободиться от острых шипов, но те вцепились в одежду, руки, ноги, тела, делают очень больно. Кроме колючек зизифуса монахов держит кое-что ещё. От чудовищных усилий, предпринимаемых ими для своего освобождения, у них багровеют лица, на шее вздуваются жилы. У рвущихся к нему наиболее яростно, выпучиваются глаза. Один за другим они перестают трепыхаться, истуканами застывают на месте.
  
   - Успокоились? И это всё, на что вы способны? А я ещё и не начинал. Так что могу сказать, юмористы вы самонадеянные. Из дешёвого церковного балаганчика. И вот о чём теперь хочу спросить вас. Вы перед кем тут вздумали выступать, клоуны незадачливые? Самовольно, без ангажемента? И в каком месте? Осознаёте это?.. Вижу - нет. Вам нужно внушение.
  
   Он с абсолютной точностью бросает взгляд на принцессу Энию Дела Пур. Та будто ждала этого момента, поднимается, становится с ним рядом.
  
   - Кто вам давал право арестовывать его в присутствии первых лиц королевства? - строго вопрошает она.
  
   - Просим извинить, ваша милость. Таково распоряжение. Ослушаться его мы не могли.
  
   - Чьё?
  
   Ни звука в ответ на вопрос.
  
   - Ле Ковалье, - отвечает за монахов Деколь.
  
   - Самого Верховного Инквизитора?
  
   - Да.
  
   - Где он сейчас?
  
   - В Весёлом, заказнике.
  
   - Здесь? У нас? - изумляется принцесса.
  
   - Да. Он решил, хватит с вами миндальничать. Не хотите добром отдавать своих территорий во имя будущего церковного благолепия в виде главной резиденции, сопутствующих служб, а в будущем, и для других, более значительных целей, пришла пора, возьмём их сами силой.
  
   - Сколько с ним людей?
  
   - Давайте посчитаем, - с охотой идёт навстречу пожеланию юноша. - Четыре с половиной тысячи воинов здесь, столько же их в Отрадном и Удельном; восемь - в Ремели, две - в Векше, три - в Пышме и на подходе примерно девять с половиной или десять. Подтягиваются они из шести направлений: Расково, Ран-ми, Белой Калитвы, Кайкоса, Ремеля, Живарей. В целях маскировки передвигаются по заброшенным лесным дорогам, сосредотачиваются у населённых пунктов в глухих чащобах, ждут сигнала всеобщего выступления. С отдалённых приходов: Фолиана, Серкла, Кахема, Йонаго, Кавакей, Ирши, Копово, - он может собрать ещё семь или восемь тысяч. Но они прибудут позже. Там их комплектуют в отряды. Пока не очень успешно. Несознательный народ. При первой возможности так и стараются разбежаться по своим домам, прыскают во все стороны, как летучие тараканы кукарача. Приходится отыскивать их, вытаскивать из разных щелей, собирать в одну кучу, да ещё и сторожить при этом.
  
   Рыжий монах с ужасом уставился на юношу.
  
   - Их так много?.. Но это война! - восклицает принцесса.
  
   - Ай-яй-яй! Ваша милость, вы такого же неважного мнения о силе колдовства, как и они, обо мне самом. Нехорошо! С кем война? Со мной, колдуном? Прикажите только, я их нейтрализую в один момент, как этих, они у меня и не пикнут.
  
   - Сорок тысяч?..
  
   - Да хоть миллион!
  
   Принцесса Эния взглядывает на него с явным восхищением.
  
   - Когда?
  
   - В любой момент, как прикажете. Вам надо подготовить для них места содержания.
  
   - Я распоряжусь открыть штольни в заброшенных каменоломнях.
  
   - Они вместительные?
  
   - Более чем.
  
   - Отлично. Этих куда?
  
   - В тюрьму.
  
   Рюэль Деколь проходит мимо монахов к калитке.
  
   - Инквизиция, за мной! - командует он.
  
   И, странное дело, колючки зизифуса отпускают их. Послушно передвигая ногами, как марионетки, люди в жутких белых одеяниях с огромными красными крестами на спине чинно следуют за ним. Исчезают.
  
   Девушки остаются одни. Ошеломлённые. Через некоторое время Регина Дела Пур подбегает к наручникам, поднимает один из них. С возгласом "Ой!" роняет их на песок, шевелит обожжёнными пальцами, дует на них.
  
   - Вот это да!.. А я ничему не верила!.. Эния, что это значит?.. Ты больше всех с ним общалась?.. Должна знать... Юнона, он твой жених?.. Что тебе удалось о нём проведать?.. Наверняка он говорил с тобой о себе?.. Почему вы все молчите? Может здесь кто-нибудь из вас объяснить произошедшее? Это просто невыносимо!
  
   - Я могу, - взволнованным голосом сообщает Фея Дела Пур.
  
   Внимание всех присутствующих сосредотачивается на ней.
  
   - Вот... неизвестно как... в моей руке... вдруг... оказались эти... представительские карточки.
  
   Она кладёт на стол стопочку золотых пластинок-визиток. Тотчас их расхватали. Даже тётушка Калина, вышедшая из столбняка, не удержалась, взяла одну себе. Ярко светящаяся зелёная надпись на фоне сверкающего разноцветными искорками чужого ночного неба гласила: "Космическая Сверхцивилизация Объединённых Миров Канамигана. Рюэль Деколь. Звёздный Посланник".
  
   - Теперь мне ясно, почему он Сверхчеловек, - глубоким голосом произносит потрясённая Регина Дела Пур, разглядывая необыкновенную вещь, излучающую из себя волшебный свет.
  
   Гранённый хрустальный стакан из толстого бэмского стекла, семейная реликвия, выскользает из рук Юноны, вдребезги разбивается о стол.
  
   - Боже мой!.. Неужели это правда? - в ужасе восклицает она.
  
   - Что?.. Какая?.. - наседают на неё со всех сторон.
  
   Ошеломлённая девушка рассказывает принцессам всё.
  
   - И ты молчала? Ничего нам не говорила! - накидываются на неё.
  
   - Но я думала, что он шутит! Все, кто был тогда у нас в гостях, все академики, - также.
  
   Настоящий шок они испытывают, когда в их разговор вмешивается тётушка Калина.
  
   - Что, Фома Неверующая, дошло до тебя с кем имеешь дело? - обращается она к приёмной дочери.
  
   - Как?.. И ты знала? И не говорила?..
  
   - Да, знала; да, не говорила, потому что обещала молчать. Людям надо верить. А ты что в ответ на все его слова?.. Хи-хи да ха-ха. Отвергала всё сказанное им с поразительным легкомыслием. Между прочим, по его поводу я однажды не удержалась, сделала тебе замечание. Ты тоже третировала его.
  
   - Теперь мне всё ясно, - заявляет девушка-астроном, - почему он насмешничал надо мной и телескопом, откуда у него такие знания по всем наукам, почему он свободно говорит на всех наших языках. Боже! Неужели это правда?.. Не верю!
  
   Для завершения эпизода стоит описать реакцию Энии Дела Пур. Изо всех присутствующих она одна осталась на удивление спокойной, уравновешенной, временами чему-то улыбалась. Причина была простой. Подобно Юноне, она суммировала впечатления от различных эпизодов, включая только что произошедшие, и подвела общий итог. "Всё! Ты - мой!" - мысленно произносит знаменательные, сладкие слова золотоволосая девочка. Подтверждение им немедленно приходит со стороны. От её старшей сестры Регины.
  
   - Эния?
  
   - Что?
  
   - Поздравляю!
  
   Она не ответила ей, но и не стала скрывать, как ей приятны эти слова. Не откладывая дела в долгий ящик, эта решительная девочка приступает к реализации возникшего у неё замысла. При этом она не предполагала, какое потрясение ожидает её в ближайшие часы. И устроит его он, человек, влюблённый в неё, множеством разнообразных способов доказывающий, что равнодушен к ней, и... чью визитку она тотчас прижала к своей груди.
  
  

Часть 4

Ужасная новость

  
   - Заходите, Ваше Величество!
  
   - Давненько я у вас не был. Мне передали, что я срочно вам понадобился и вот решил сам заглянуть к вам. Не возражаете?
  
   - Я рад видеть вас в добром здравии.
  
   - Спасибо! У вас новость?
  
   - Плохая. Крест на солнце появился вновь.
  
   - Нам грозит новое сожжение?
  
   - Хуже - геенна огненная, Ваше Величество.
  
   - Библейский конец?
  
   - Да, наше солнце увеличится в размерах, поглотит три первых планеты, в том числе нашу.
  
   - Как? Мы окажемся внутри солнца? По какой причине? Как вы это определили? Вы понимаете, что утверждаете вещи немыслимые?..
  
   Президент Академии докладывает королю физическую суть процессов, происходящих внутри светила. Его Величество с трудом заставляет себя слушать, не выдерживает.
  
   - То, что вы излагаете, чудовищно.
  
   - К сожалению, да.
  
   - И когда это произойдёт?
  
   - В пределах месяца.
  
   - Так быстро?
  
   - Да.
  
   - Мы пожили на свете, можем умереть достойно, но как же наши дети?.. Ваше сообщение ужасно.
  
   - Ваше Величество, лучше, если они умрут, не догадываясь.
  
   - Как это осуществить?
  
   - Первоначальные изменения, происходящие со светилом, скрыть невозможно, но дальше сама природа придёт к нам на помощь. Из-за повышающейся температуры многократно усилятся испарения. Небо заложит тучами. Хлынет ливень, точнее, потоп.
  
   - Дальше?
  
   - Вода будет нагреваться до кипятка, затем она превратится в пар, и мы сваримся в нём. С неба хлынет огонь. Земля станет плавиться. Планета, двигаясь в более плотной среде, резко затормозится, прямым ходом пойдёт к центру солнца. Оно станет красным гигантом. Вот вкратце сценарий нашего апокалипсиса.
  
   Трол Акопыч умолкает. Вытирает платком вспотевший лоб, король машинально делает то же самое. Молча смотрит на него, не видя его.
  
   - Шансов, значит, никаких?
  
   - По данной версии нет.
  
   - За что нам такая судьба?
  
   - Мы последнее поколение живущих в этом мире, только и всего.
  
   - Я этого не переживу.
  
   Огорошенный король выходит из домика под черепичной крышей, не попрощавшись с его хозяевами, идёт во дворец, где его ожидает новый сюрприз. Дочери протягивают ему золотую, сияющую буквами, пластинку.
  
   - Я это знал, дети мои, - к всеобщему изумлению объявляет он, осмотрев визитку.
  
   - Ты знал?
  
   - Не точно, догадывался. Во всех деяниях его проглядывалось нечто... обычному смертному неподвластное. Одно моё исцеление, его способ чего стоят. А его появление в разных местах, отстоящих друг от друга в неделе пути?.. Солнечные часы, исправно обозначающие время в пасмурный день?.. Девочка, моментально лишающаяся косоглазия, перестающая заикаться, как только побывала у него на руках?.. Моя дочь, мгновенно найденная им в чащобе на невероятном удалении, перенесённая фантастическим способом во дворец?.. Многое-многое другое. Изо всего произошедшего сейчас по-другому осмысливается случай с созданием звезды Эния. Уже при первом знакомстве с ним на меня повеяло чем-то неведомым, могущественным. Мне показалось на его месте стоит мой отец, их суровый и справедливый дед. С насмешкой смотрит, оценивает меня. Не хотелось мне говорить раньше времени, дети мои, нас ожидает на этот раз не Третье Сожжение, а катаклизм, взрыв солнца. Жить нам осталось очень мало, всего несколько недель. Наш гость издалека не зря молчит, миссия у него печальная, хоронить целый мир. Почему я уже не умер?.. О, горе мне!
  
   Все в ужасе оцепеневают от этого сообщения.
  
   - Ошибки быть не может? - спрашивают у него.
  
   - Дай Бог!
  
   - А как он сам спасётся?
  
   - Не могу сказать. Какую-то возможность он имеет, иначе он не был бы так беззаботен.
  
   - Но тогда он может кого-то ещё спасти?
  
   - Но не всех, возможно, что и никого. Спросите у него сами. Что касается меня, я на этой земле родился, на ней и вместе с ней умру. Без неё моя жизнь теряет смысл.
  
   - И я с тобой, - немедленно заявляет Эния Дела Пур.
  
   - И ты со мной, конечно, куда же ты без меня.
  
   Порывисто он прижимает к себе дочь самую младшую, самую любимую. По щекам его текут слёзы.
  
  

Часть 5

Решение Сверхцивилизации

  

ТАХИОНОГРАММА ПОДВИЖНОМУ МЕТАГАЛАКТИЧЕСКОМУ КОМПЛЕКСУ ТРН4000А

РЮЭЛЮ ДЕКОЛЮ

ДИРЕКТИВА

   Подготовиться к работе в постоянной связке с Техническим Центром Цивилизаций. Комитет Спасения Прародины.
  
   Есть работать в постоянной связке с ТЦЦ! Деколь.
  
   - ТЦЦ, я - "Аларм!"
  
   - Сброс секундомеров!
  
   - Прошёл!
  
   - Установка на десять!
  
   - Есть установка на десять!
  
   - Запуск!
  
   - Есть!
  
   - Луч ориентации получен!
  
   - Контроля!
  
   - Барьерный!
  
   - Сопровождения!
  
   - Энергетический!
  
   - Защитный!
  
   - Стыковка с Мегаполом!
  
   - Есть стыковка с Мегаполом!
  
   - Как прошла?
  
   - Общепланетным толчком... силой... в четыре целых шесть десятых бала.
  
   - Многовато что-то.
  
   - На ногах устоял.
  
   - И в прошлый раз при учебном запуске у тебя, помнится, также было.
  
   - Ничего удивительного, заставляете работать на разной рухляди.
  
   - Это у тебя-то рухлядь?.. Ресурс не выработан и на сорок процентов. Что тогда говорить другим?
  
   - Не знаю. Он перестал меня устраивать по своим возможностям. Хочу получить ДБН.
  
   - Доложим о твоём недовольстве. Только, пожалуйста, аргументы к нему. В письменном виде, завизированные должным образом. Пойдёшь, сворачивая пространство?
  
   - Не могу сказать.
  
   - То есть, как не могу? На тебя даёт вся цивилизация! На полной загрузке Мегапол!
  
   - Лишний запас энергии не помешает.
  
   - Ну, у тебя и шуточки!
  
   - Послушайте, у меня звезда в стадии красного гиганта. Дожать её через гравилюки собственных сил больше достаточного, да ещё Сталазаты дают на меня мощу, вся галактика светится, приборы начали фиксировать перегрев вселенной. Я отказался от них. И что? Мало того, что их оставили, мне дают Мегапол. Его я запрашивал раньше, сейчас он мне без надобности. Чего вам от меня ещё надо?
  
   - Творится что-то непонятное.
  
   - Согласен.
  
   - Ладно, будь приоритетно на связи с нами. Постараемся выяснить, чьи это шутки.
  
   - Есть быть приоритетно на связи с ТЦЦ!
  
   - "Родина!" Я - "Аларм!"
  
   - Слушаю, Рюэль, я - в курсе.
  
   - Объяснить ситуацию не в состоянии?
  
   - Пока нет. На мои беспрерывные запросы не пришло ни одного ответа. Стоп, идёт сообщение... Зачитываю его: оставаться в зоне катаклизма звезды ТРН Деколя до полного его завершения. Время вывода планеты Горвана из вселенной АКР 658ППЧ Б8 будет сообщено дополнительно.
  
   - Принято. Какой-нибудь научный эксперимент, решили подстраховаться?
  
   - Видимо. Погреешься внутри солнышка. Чем плохо?
  
   - Боюсь, от подобного загара вся шкура с меня слезет.
  
   - А ты не злоупотребляй.
  
   - Что посоветуешь? Загорать микросекундами? - съязвил респондент.
  
   - К тебе научники четвёртой обращались?
  
   - Да. Что с ними стряслось?
  
   - Никак не могут попасть к тебе. Выходят на вселенную с семью измерениями, с тремя, но такую старую, от материи одни элементарные частицы остались и те на грани распада, и ещё какие-то миры со странными константами, очень неустойчивые.
  
   - Ранелия, но это же элементарно. Мои данные точны, они осуществляют одну и ту же метапроцедуру, результат должен быть соответственно один и тот же, если нет - барахлит аппаратура, надо прогонять тесты, искать неисправность.
  
   - Как я сама не сообразила?.. Да, ты прав. Извини, я на тебя грешила. Я им подскажу сейчас. Спасибо! До связи!
  
   - До связи!
  
  

Глава 20

Коллоквиум почётных академиков

  
   - Дядюшка!
  
   - У меня совещание. Я занят.
  
   - Вижу, не в домино или карты играете, решаете важные вопросы. И присутствуют на нём почти все, кто был у нас во время Праздника Цветов.
  
   - Так что?.. Чем ты так возбуждена?
  
   - Посмотри на эту неслыханную вещицу, и ты станешь таким же, если не хуже, - советует ему племянница, - а потом ею взбаламутишь и других.
  
   Президент Академии берёт в руки золотую пластинку. Читает надпись, излучающую яркий свет, один раз, другой, третий. Изучает звёздное небо, абсолютно чужое, совершенно незнакомое. Не обнаруживает на нём ни одного привычного ориентира. Звёзды примерно одинаковой яркости, цвета, - значит, и величины, - равномерно заполняют пространство. Президент направляет пластинку на бумагу. Суммарного света, излучаемого ею, вполне достаточно, чтобы читать в темноте. Присутствующие приподнимаются с места, вытягивают шеи, чтобы лучше видеть, чем он занят. Президент долго молчит.
  
   - Уважаемые коллеги! Внимание! Сообщение чрезвычайной важности! В моих руках необычная, можно смело отметить, фантастическая визитка. Как она попала ко мне, вы видели. Будьте любезны, осмотрите её. После чего я поставлю на повестку дня вопрос, что мы предпочтём теперь: местечко Ша-де-Крэ, группу галактик Вирго или более отдалённую вселенную, иные звёздные миры.
  
   Он протягивает золотую пластинку ближайшему учёному. Нетерпение у всех было так велико, все вскакивают с места, окружают его со всех сторон.
  
   - Боже мой!
  
   - Именно! Он всё время говорил нам чистейшую правду, а мы вели себя, как последние болваны.
  
   - Бараны!
  
   - Ну, зачем же так грубо?
  
   - Как мягко?
  
   - Остолопы, вот как!..
  
   - А я предлагаю жёстче - кретины.
  
   - Уважаемые коллеги! Достаточно нарицательных имён. Вы произносите их в присутствии постороннего лица. Кем действительно оказались мы, академики, профессора, доктора разных наук, магистры всех степеней, я сейчас скажу вам сам. Мало того, что оно выпячивалось, само лезло в глаза, о нём прямо говорилось нам, но никто из нас не удосужился пошевелить хотя бы одной извилиной. Такое ощущение, будто их у нас нет вовсе. Юнона!
  
   - Что?
  
   - Тебе удалось сорвать коллоквиум. Спасибо!
  
   - Пожалуйста!.. Дядюшка, прежде чем я уйду, ты позволишь мне, посторонней персоне, сделать одно краткое, но существенное замечание?
  
   - Слушаю.
  
   - Не всё так безнадёжно, как ты высказал. Нашёлся у нас один человек. Он верил каждому слову, произносимому им. Потихоньку проверял его, убеждался, он прав. Говоря проще, он проявил все задатки истинного учёного, не в пример всем нам. Никому не говорил о своём открытии, потому что действовал в его интересах. Тому не нужна была лишняя шумиха.
  
   - Интересно. И кто это?
  
   - Неужели не догадался? Кто мог быть в полном контакте с ним?
  
   - Нет. Ты меня озадачила. Кто это?
  
   - Тётушка Калина.
  
   Провернув это чёрное дело на собрании почётных членов Академии, его племянница мигом улетучивается, оставляет присутствующих в полной прострации.
  
  

Глава 21

Исчезайте!

  
   Проходит несколько дней. Страшный прогноз относительно солнца сбывается. На восходе оно крупнее обычного в два раза, таким и остаётся дальше днём. Пастухи, поднявшиеся раньше других людей, с ужасом смотрят на двойной крест, проступивший на его диске. К утреннему пробуждению всех устанавливается небывалая духота. Всё живое и домашнее, и дикое прячется в спасительную тень. На небе вспухают белыми громадами облака. Хлынувший дождь освежает природу.
  
   На террасе у водопада Гулкого собирается необыкновенная ассамблея: три королевские дочери, их родственницы и дальние, и близкие, девушки одного возраста: Фэри, Флут, Хейо, Сесил, Блисс, Айзат, Эскелл, Сафи, Къюл, Рена, Мона, Гафи, Эдис, Джелл, Юста, Изит, Файеш, Джесси, Эджелл, Блюсс, Айзат, Фэйт, Бишелл, Джуит, Черри, Зелл, Каролл, Гейта, Делейн и Юнона. Все они ожидают появления одного человека - Рюэля Деколя. Десять минут назад после того, как прекратился дождь, ему была послана записка, в которой неизвестная N. назначала ему свидание.
  
   Юноша появляется перед ними на уступе выше. На мгновение замирает перед неожиданным собранием. Не успевают девушки ахнуть, спрыгивает к ним с десятиметровой высоты. Мягко, как кошка, приземляется в самом центре хоровода.
  
   - Сколько вас! - с восхищением восклицает.
  
   Одну за другой осматривает представляемых ему девушек. Чуть дольше других он изучает кареглазую девушку с пышными каштановыми волосами именем Фэйт. По ней он прошёлся взглядом дважды. Вздохнув, задаёт первый вопрос.
  
   - У нас праздник?
  
   - Самый большой в нашей жизни, - отзывается Регина Дела Пур. - Подобного ему никогда не будет.
  
   - Я могу присоединиться к вам?
  
   - Вряд ли. Есть определённые трудности.
  
   - Ознакомите меня с ними?
  
   - Для начала вы можете угадать кто из нас, тридцати трёх, вам назначил встречу?
  
   Деколь достаёт записку, рассматривает её.
  
   - Сложно. Она без подписи, да я и не знаю ваших почерков. Одна буква "N" мне ни о чём не говорит. Ни одно из ваших имён не начинается на эту букву. Задание невыполнимо. Надеюсь, эта N. сама сознается.
  
   - Не рассчитывайте - она слишком скромна. Давайте поступим так. Вы выберете из нас одну, ту, от которой бы хотели получить записку, все уходят, она остаётся с вами.
  
   - Для чего?
  
   - Наше солнце взорвётся?
  
   - Да.
  
   - Мы окажемся внутри него в огненном пекле?
  
   - Да.
  
   - И вам придётся решиться?
  
   - На что?
  
   - Кого взять.
  
   - Куда? Зачем?
  
   Девушки изумлённо переглядываются.
  
   - С собой, в свой мир, - объясняют ему.
  
   Внезапно он осознаёт, в каком они состоянии и почему. Он взглядывает на рядом стоящую с ним Фею Дела Пур. Умоляюще глазами она указывает ему на свою младшую сестру Энию. Весь вид её говорит, спасти надо её.
  
   - Я понял, - отвечает он одновременно двум девушкам. - Пусть ею будет, допустим, самая ближняя ко мне.
  
   Фея Дела Пур мгновенно отступает от него на шаг. Впереди всех оказывается Эния Дела Пур.
  
   - Ваша милость, - говорит он, с любопытством проследив за этой рокировкой, - выбор падает на вас.
  
   Принцесса, глядя на свою сестру, вначале укоризненно качает головой, затем обращается к нему.
  
   - Катастрофа с солнцем неизбежна точно?
  
   - Она неотвратима.
  
   - Все они, наши отцы, матери, сёстры, братья, близкие погибнут?
  
   - Вы так полагаете?
  
   - А я останусь жива?
  
   - Несомненно.
  
   - И вы думаете, я пойду на это? Или кто-нибудь из нас?
  
   - Разве нет?
  
   Рюэль Деколь осматривает всех находящихся здесь. Лица у всех отчуждены, даже у Феи, милой заговорщицы и заступницы.
  
   - Вы подумали, что она будет ощущать перед всеми ними, которые также хотели жить, как она, но сгорели?
  
   - Нет.
  
   - И вы смеете после этого смотреть кому-нибудь из нас в глаза?.. Как вы вообще посмели появиться здесь? Исчезайте!
  
   Властное чувство схватить и расцеловать эту наряженную прелестную девочку, посланную ему судьбой, - точно такое же, какое он ощутил в первый раз, когда увидел её в дальних лесах на Зиде, - заставляет его сделать шаг вперёд к принцессе. Он протягивает к ней обе руки, но в последнюю секунду изменяет намерение. Вместо того чтобы притянуть её к себе и поцеловать, внезапно он растрёпывает со всех сторон пышные, золотистые волосы Энии Дела Пур.
  
   - Слушаю и повинуюсь, Ваше Будущее симпатичное Величество!
  
   Исчезает.
  
   Девушки растерянно крутятся во все стороны, хлопают глазами. Обследуют место, где он стоял, находящееся рядом с ним. Его нет нигде, он как будто испарился. Многочисленная стая галок в квартале старого города не могла бы поднять такой шум и тарарам, какой поднимают они. Основной вопрос, занимающий их сначала, как это сделано. Затем появляются другие.
  
   - Эния, - с укоризной замечает Эскелл, - ты поспешила.
  
   - Вижу.
  
   - Он сказал, во-первых...
  
   - Да, - подхватывает Джелл, - а мог добавить, во-вторых, в третьих...
  
   -... и тридцать третьих.
  
   - Он недаром испортил тебе причёску.
  
   - А как к ней обратился! Чувствуете?
  
   - Ваше Будущее Величество! Значит, не всё потеряно.
  
   - Заметили, с какой фамильярностью!
  
   - А она и глазом не моргнула.
  
   - Очевидно, он действовал в канве сложившихся между ними отношений.
  
   - Мне показалось, он хочет её поцеловать.
  
   - И мне тоже.
  
   - И мне.
  
   - Интересно как.
  
   - Эния, что скажешь по этому поводу? Им померещилось или нет?
  
   - Она молчит.
  
   - Ты бы на её месте созналась в случае "да"?
  
   - Сомневаюсь.
  
   - По этой причине она и не говорит.
  
   - Девочки, тут ум за разум заходит, а вы не о главном, а таких пустяках.
  
   - Если мы будем обсуждать его, поймём что-нибудь?
  
   - Нет.
  
   - Сама ответила на свой вопрос. Зачем тогда тратить на него время?
  
   - Эния, долго будешь молчать?
  
   - Он мне ещё попадётся.
  
   - Ты заставишь его причёсывать себя?
  
   - Хотела бы я посмотреть на эту картину.
  
   - Девочки, не болтайте глупости.
  
   - Мы здесь чего-то не понимаем.
  
   - Тоже сказала чего-то. Мы ничего не понимаем.
  
   - Куда он исчез?
  
   - Но не с концами же?
  
   - Надо начинать всё сначала.
  
   - Пойдёмте во дворец.
  
   - А если его там нет?
  
   - А где он?
  
   - Не мог же он вернуться в свой мир?
  
   - А кто знает, на что он способен?
  
   - Фэйт, ты заметила, на тебя он посмотрел особенно внимательно?
  
   - Да, но я не знаю причины.
  
   - Он не видел тебя раньше?
  
   - Откуда? Мы с Кэмил два часа назад прибыли из своих поместий. Сидели там всё лето. Кроме деревенских пентюхов, ты сама знаешь, там никого нет. О чём с ними можно было говорить? Коровах, овцах, козах, которых они пасут?..
  
   - Бедненькие, чем вы там занимались?
  
   - Ты не поверишь - выращивали померанцы.
  
   - И как, успешно?
  
   Спрашиваемая кривит рожицу.
  
   - Отныне и на всю оставшуюся жизнь у меня на них аллергия. Время, проведённое там, даром потеряно. Ничего, никаких новостей, полный застой. А тут мы сразу окунулись в такое невероятное, дух от него захватывает. Едва веришь собственным глазам и ушам. Приходится убеждать себя, что не спишь. Пусть меня режут, удушают, вешают, на следующий год я не поеду туда. Ни за что! Если, конечно, он будет этот следующий год. Судя по его обращению к "будущему симпатичному Величеству", у нас есть надежда.
  
   - Какая?
  
   - Почему на этот вопрос должна отвечать я? Спроси у него.
  
   - Умная рекомендация. Придётся мне соответствовать ей. Давай мне его и тогда я спрошу!
  
   - Эния, ты виновата. Осознаёшь?
  
   - Девочки, я не могу спокойно с ним разговаривать.
  
   - Но мы то можем. Регина хорошо начала, пусть бы она и продолжала.
  
   - И затем. Ты не задумывалась ещё над вопросом, почему так пылко на него накидываешься?
  
   - Задумывалась.
  
   - К чему пришла?
  
   - Тому самому.
  
   - Девчонки, тут голова идёт кругом ото всего, а вы мусолите вещи, всем очевидные, идёте по наезженной колее.
  
   - Другой-то нет. Если можешь предложить, давай.
  
   - Могу. Запросто. Наше свидание с ним окончено. Второго не предвидится. Что мы здесь торчим? Идёмте во дворец!
  
   Последнее предложение, произнесённое решительным голосом, страгивает их с места.
  
  

Глава 22

Эния Дела Пур

  
   Толпа расфуфыренных девушек, не найти ни одного платья, которое бы повторилось, направляется к дворцу. Ещё издали на походе к замку они замечают неладное. Во все стороны разъезжаются коляски, скачут верховые, бегают слуги.
  
   Эния Дела Пур перехватывает одного из них.
  
   - Что происходит?
  
   - Его Величество собирают Большой и Малый Круги.
  
   - По чьёму предложению? Какой причине?
  
   - Его милости Рюэля Деколя. О причине сказать ничего не могу, - отвечает слуга и, посчитав, что он ответил на все вопросы, они исчерпаны, исчезает за углом.
  
   Принцессе приходится излавливать другого слугу, такого же торопыгу.
  
   - По какой причине будет собираться Высший Совет государств?
  
   - Не могу знать.
  
   - Где Рюэль Деколь?
  
   - У Его Величества, - лаконично отвечает тот, - и они никого не принимают.
  
   По выходе из королевского кабинета после очень продолжительного совещания Рюэль Деколь попадает в руки младшей дочери короля. Чтобы узнать её, юноше понадобилось усилие. Она успела переодеться. На ней шикарное, алое, как лепесток розы, платье, золотая кайма на подоле, рукавах и, надо же, розовый бантик в волосах, такого же цвета шарфик на шее. Маленький ребёночек, бэби, так и хочется погладить по головке, дать конфетку.
  
   - Идёмте со мной, - кратко приказывает ему эта малютка по возрасту, а ростом чуть, на полголовы, ниже его.
  
   Покорно он следует рядом с ней. Вопросов не задаёт. Изредка поглядывает на свою восхитительно выглядящую спутницу. Она вздумала им распоряжаться. Чтобы это значило? Одна анфилада комнат, другая. В северном крыле замка она отпирает ключом резную полированную дверь. Её спальня. С любопытством он разглядывает девичью обитель.
  
   Девушка подходит к трельяжу. Берёт в руки гребёнку, протягивает ему.
  
   - Вот.
  
   Вопросительно он смотрит на неё, на раззолоченный гребешок из слоновой кости.
  
   - Не понимаю.
  
   - Вы портили мне причёску?
  
   - Да.
  
   - Будьте любезны, сделайте всё, как было раньше. Причешите меня.
  
   - А если я не сумею?
  
   - Будете учиться, пока не научитесь.
  
   - Это может занять много времени.
  
   - Я никуда не тороплюсь.
  
   - Что делать с бантиком?
  
   - Развязать, и чтобы точно также он был завязан впоследствии.
  
   Послушно он берёт в свои руки гребёнку. Тяжёлые, цвета спелой золотистой соломки волосы пробует пригладить руками, затем укладывает волосок к волоску расчёской. В местах, где они спутались, осторожно разъединяет их пальцами рук. Старается не причинить беспокойства, поэтому работает медленно, долго. Девушка терпеливо следит за ним через зеркало. Когда он заканчивает работу, собирается взяться за бантик, она резко встряхивает головой, приводит волосы в беспорядок.
  
   - Что-то не так, - говорит ему. - Ещё раз, пожалуйста.
  
   Ту же самую процедуру он делает повторно, только руки его на этот раз движутся всё медленнее и, наконец, останавливаются. Вздохнув, он притягивает свою искусительницу к себе. Своими губами завладевает её губами, страстно целует. Взглядывает в её глаза один раз, другой. Снова целует. Крепко прижимает к себе. Держит в своих объятиях.
  
   - Достаточно, - говорит ему девушка изменившимся голосом. - Теперь вы можете быть свободны, отправляться к себе. Надеюсь, вы будете помнить меня некоторое время. Искренне желаю вам счастья! Я на этой планете родилась, с ней вместе исчезну. Без неё не должно быть и меня. В другом мире мне просто нечего делать. Моя жизнь теряет смысл.
  
   Потрясённый до глубины души, ничего не соображая, он выходит из комнаты принцессы. Как пьяный, шатаясь, идёт неведомо куда. В путанице коридоров наталкивается на Фею Дела Пур. Ухватывает её за руку.
  
   - Эния, - говорит он и замолкает.
  
   - Что?
  
   - Ваша сестра изумительна.
  
   - Я это давно знаю. Вы сами на себя не похожи. Вы объяснились с ней?
  
   - Да. Спасибо тебе.
  
   - И как всё произошло?
  
   - Косвенно, опосредованно она дала мне понять, что её надо поцеловать, причём немедленно. Удержаться от соблазна было невозможно.
  
   - Поздравляю! Она согласна отправиться с тобой?
  
   - Нет. Она со мной попрощалась. Потому и захотела, чтобы я поцеловал её. На прощанье. Сама же она хочет умереть здесь вместе с папой, мамой, всей планетой. Мне она пожелала счастливого пути.
  
   - Несчастная!
  
   - Но, Фея, и я никуда не собираюсь, остаюсь здесь.
  
   - Как?.. Ты хочешь сгореть вместе с нами?
  
   - Конечно, куда же я теперь без вас? Поджариваться так вместе, - подтверждает юноша, но долго оставаться при этом серьёзным не может.
  
   Смеётся.
  
   - Никто и ничто не будет здесь гореть, - твёрдым голосом заявляет он.
  
   - А что будет?
  
   - Я потушу ваше солнце, а на его месте зажгу новое, хорошее, спокойное, без хромосферных вспышек, долетающих до планеты, сжигающих всё на ней. Оно будет нормально светить пять миллиардов лет, только и всего.
  
   Остановившимся взглядом девушка смотрит на него.
  
   - Боже! Неужели вы настолько могущественны? - полушёпотом, сорвавшимся голосом спрашивает она.
  
   - И настолько, и намного больше.
  
   Порывисто девушка прижимается к нему. Из глаз её льются слёзы.
  
   Эта ошеломительная новость молниеносно становится известна всем во дворце. Не успевает Деколь дойти до своих чертогов, как вновь перехватывается младшей дочерью короля. И снова ему приходится приложить усилие, чтобы опознать её. На ней платье небесно-голубое, подол его сделан в форме извилистых окантовок тонкими линиями ультрамарином. Бантик в волосах отсутствует, но зато там сверкает великолепно подобранными камешками бриллиантовая заколка. Весь наряд на ней убеждает, перед ним теперь не малолетняя девочка, а взрослая красивая, уверенная в самой себе, девушка. Просто поразительно как обычный наряд может менять облик человека. Рюэль Деколь вынужден был признать в тряпках, используемых в этом мире, есть большой смысл.
  
   - Сударь, - строго говорят ему, - я думала, мы завершили наши отношения, - оказывается, нет. Идёмте.
  
   И вновь анфилада комнат одного этажа, другого. Спальня принцессы. Как только за ними захлопывается дверь, она указывает ему вниз.
  
   - Через этот порог вы переступаете сейчас первый раз в своей жизни.
  
   - Да, ваша милость.
  
   - Вы никогда не бывали здесь раньше.
  
   - Слушаюсь.
  
   - И никогда не целовали меня! - с вызовом категорически внушают ему.
  
   - Я никогда не целовал вас, - подтверждает юноша, с вожделением поглядывая на алые губы, вкус которых он ещё помнил.
  
   - Наши отношения мы начинаем сначала.
  
   - Как вам угодно.
  
   - Вы свободны.
  
   - Слушаюсь.
  
   Он идёт к двери. Останавливается перед ней. Возвращается назад. Младшая дочь короля получает то, что и заслужила своим поведением, - поцелуй более страстный и продолжительный, чем оба предыдущих.
  
  

Глава 23

Внутренние переговоры между мирами

  
   Переговоры о ССЧ между МК200 и МК201/Сектор Юго-Юго-Запад/. Произошли они днём раньше.
  
   - Ранелия!
  
   - Я - слушаю.
  
   - Где твой Деколь сейчас?
  
   - С девушками.
  
   - Что делает?
  
   - Морочит им головы.
  
   - Успешно?
  
   - Да они там все до одной скоро будут влюблены в него по уши. Совершенно не представляют его возможностей.
  
   - Кого-нибудь из девочек в ЦКБ зацепило?
  
   - Да, пострадавшие есть.
  
   - Вот тебе "он холодный".
  
   - Кто мог знать.
  
   - Но девушки у него все, как на подбор.
  
   - Одеты в тряпки, а выглядят как все? Прелесть. Мне даже самой захотелось так нарядиться.
  
   - У нас и материалов подобных не достать.
  
   - Естественных - да, а к искусственным душа не лежит.
  
   - А благородство духа у них какое? Поразительное.
  
   - Достойны уважения.
  
   - Которая из них его? Определили?
  
   - Нет. Дело в том, что он пошёл вниз сразу с места, куда попал. Этого я не понимаю.
  
   - Возможно, оно совпало по координатам с местом, указанным Ай-Ди-Эл?
  
   - Ты сама чувствуешь, как это маловероятно.
  
   - Может, он не использовал систему поиска?
  
   - Нет, по прибытии он наверняка взял её под силовую защиту.
  
   - А к кому он сам расположен?
  
   - Ко всем. Целует всех подряд, даже тех, с кем только что знакомится.
  
   - Звук блокирует?
  
   - Ты сама понимаешь, эти сцены могут идти как молча, так и нет. Если он и микширует, то хитро, комар носа не подточит. Но ничего, он недолго будет нас морочить, есть у него одно слабое место.
  
   - Какое?
  
   - Она.
  
   - Ты права. Она не предпринимает никаких мер предосторожности... Приказа по выводу ещё нет?
  
   - Получено распоряжение прямо противоположное - стоять на месте.
  
   - Зачем?
  
   - Сами ломаем головы. Технический Центр Цивилизаций держит его такой мощью, вселенная из состояния коллапса сама пошла в разворот на бесконечность.
  
   - Что-то грандиозное будет.
  
   - Оно уже есть. На полной мощности Мегапол. На наших глазах делается история. И какая!
  
   - Я побеспокоила тебя вот по какому вопросу. Когда начнётся, постарайся выделить нам какую-нибудь времянку, ужасно хочется посмотреть в режиме реального времени.
  
   - Сложно, все каналы перегружены, но я попробую чем-нибудь помочь.
  
  

Т А Х И О Н О Г Р А М М А

  
   Ремонтно-профилактическая Служба Сверхдальней Космической Связи приносит глубочайшие извинения пилоту ТРН Рюэлю Деколю за задержку оперативной информации.
  
   Во время ночных профилактических мероприятий по вине наших работников была неточно проведена установка двух блоков: ЖЯ ПРУ 444БЭС17280РЭПС и ЖЯ ПРУ 444БЭСI7280РЭПС. Они попутаны местами, вследствие чего прохождение информации для вас по Высшему Приоритету замедлилось сверх нормативов в два на десять одиннадцатой степени раз. Остальные были блокированы. Виновные понесут наказание в установленном порядке.
  
   Слог.
  
  

Управлению Службы Сверхдальней Космической Связи.

  
   С ощутимым затруднением уяснил причину не идентификации двух поименованных вами блоков. Если учесть, что кроме них в ремонте находилось множество других, ошибка простительна. Прошу никого не наказывать, взамен выдайте мне задержанную информацию.
  
   С уважением пилот комплекса 4000А Деколь.
  
  

Директорат Высшего Координационного Центра.

Рюэлю Деколю.

Распоряжение

   Подвижной Метагалактический Комплекс ТРН4000А временно передаётся в распоряжение ПА.
  
   Тоткин.
  
  
   - Тьфу! - кратко выражает своё отношение к происходящему пилот комплекса.
  
   - ЦКБ!
  
   - На связи!
  
   - Ранелия, Тоткина получила?
  
   - Нет. Кто такой?
  
   - Получи и полюбуйся на этот маразм!
  
   - Ты поступаешь во временное распоряжение Педагогической Академии? - с изумлением восклицает старшая смены. - Ну и ну!..
  
   - Именно. Властные прежние структуры работают в бюрократическом режиме.
  
   - Не считаясь с появлением новых?
  
   - Да, им нужно особое постановление о приостановке их деятельности.
  
   - Я разберусь с этим безобразием.
  
   - Установи прямые связи с ПА. Я не ожидал, что вся эта заваруха ради детишек, чтобы они полюбовались, как спасают цивилизации. Впору подавать исковое заявление в суд за нанесённый моральный ущерб. Узнай, как им удалось выбить Мегапол, перестраховщикам. Изыми связи со всеми лишними структурами. Узел, блокировавший прохождение информации, надо многократно запараллелить. Во времянке, сооружавшейся в страшной спешке для командных связей, допущен просчёт.
  
   - Будет сделано, не беспокойся. Минуточку, не уходи. Ты что предпринял, чтобы застабилизироваться?
  
   - Медпоказатели в норме?
  
   - Да.
  
   - Бери ручку, пиши.
  
   - Старшая смены берёт световое перо.
  
   - Моллюго - 350.
  
   Ранелия записывает.
  
   - Вода укропная - 15.
  
   - Что-что?.. - с удивлением переспрашивает старшая смены. - Ты мне что диктуешь?
  
   - Рецепт салата тётушки Калины, - следует невозмутимый ответ. - После него молотишь всё подряд и всё тебе мало. Знаешь, каких набираешься сил?
  
   - Болтун ты несчастный! Болтушка!..
  
   Старшая смены, не доведя связь до конца, отрубается, и тут же появляется вновь.
  
   - Ты кому голову морочишь?.. Сознайся, что влюбился по-настоящему?
  
   - Сознаюсь.
  
   - Доигрался, мальчик, с девочками?
  
   - Доигрался.
  
   - Кто она?
  
   - Не скажу.
  
   - Прохождение информации блокируешь?
  
   - Блокирую.
  
   - А до этого она хоть маленьким кусочком прошла на нас?
  
   - Да.
  
   - Можешь не сомневаться, мы с девочками твою тайну разгадаем.
  
   - Вы? Расчётливые математические машины?
  
   - Да, мы, обозначенные тобою механизмы, вычислим её.
  
   - Как?
  
   - Раскрутим на полный ход все свои шестерёнки, - произносит Ранелия и отключается.
  
  

Глава 24

Любовные отношения с принцессой дальше

  

Часть 1

Туристы в русле горной реки

  
   Вечером из-за необычной конвекции раскалённого воздуха над горизонтом организовывается мощная вертикальная пространственная линза. К ужасу жителей королевства солнце на их глазах раздваивается: вместо одного их становятся два, каждое в три раза больше прежнего. Страшное зрелище заката нисколько не обеспокаивает Деколя. Он едва взглядывает на него. Выспавшись после ночных хлопот в джунглях, он сейчас тревожится лишь одним - выйдет ли принцесса Эния к точке, где он стоит или не заметит его, опять свернёт в сторону? Несколько раз он ходил на перехват ей, но безуспешно. На этот раз он становится на возвышенности удачно. Она взглядывает в его сторону, направляется к нему. Отношения, начавшиеся вчера, можно продолжить дальше сегодня. Стараясь не показать вида, что видит её, он подходит к группе парней и девушек, - туристов, устанавливающих многочисленные палатки в русле пересохшей реки, - почти одновременно с ней. Причём они сразу обратили внимание на них, сближающихся с разных сторон, прекратили возню с оттяжками, кольями, дружно уставились на них.
  
   Улыбнувшись её милости, подойдя к ней, он на мгновенье касается её руки своей рукой, здоровается с путешественниками.
  
   - Приветствую всех путешествующих по земле, воде!
  
   - Здравствуйте!
  
   - Решили сплавиться отсюда на плотах к морю?
  
   - Да. А как ты это определил?
  
   - Не вы первые, не вы последние. Откуда пришли?
  
   - Из Сизьёля.
  
   - Ого! Сколько же суток вы шли сюда?
  
   - Девятнадцать.
  
   - В чём-нибудь нуждаетесь? Еде? Лекарствах?
  
   - Нет. Спасибо! Не подскажете нам, в чём дело?
  
   Они указывают на небо, солнце.
  
   - Можете не волноваться. Учёные утверждают, скоро всё нормализуется.
  
   - А чем они объясняют такие необыкновенные явления? Временами даже страшно становится.
  
   - Состоянием атмосферы. В одних местах воздух сгущён, в других разрежен, истинные размеры солнца для глаз искажаются. Оптическая иллюзия.
  
   - А температура воздуха нормальная. Ясно. Значит, ничего страшного. Мы можем продолжать экспедицию?
  
   - Да. Но опасность всё же грозит вам. С другой стороны. Ребята, мы к вам подошли вот по какой причине, - вами выбрано неудачное место для стоянки.
  
   - Почему?
  
   - Ночью, когда вы будете спать, на этом месте забушует поток.
  
   - А откуда ты знаешь?
  
   - Посмотрите на запад... На высоких тучах там можно заметить отблески молний. В горах сильная гроза, стаивает снег.
  
   Туристы пристально вглядываются в указанном направлении.
  
   - Точно, я же говорил вам, это место мне не нравится, только я не мог сообразить почему. Мы в русле горной реки. Сейчас она сухая, но пройдёт несколько часов, бурные воды её будут нести вырванные с корнем деревья, захватят нас сонных врасплох.
  
   - Правильно.
  
   - Давайте переберёмся на тот остров.
  
   - Он тоже может быть затоплен, - вмешивается юноша. - Лучше здесь, - он указывает на крутой берег.
  
   - Ты из Цветочного?
  
   - Оттуда.
  
   - Давайте послушаемся его, он местный, знает.
  
   Не сговариваясь, он и Эния Дела Пур, идут дальше вместе.
  
   - Ребята, - доносится до них голос одной из туристок, - вы заметили рядом с ним девушку?
  
   - Ещё бы, такая красивая.
  
   - Он сам ей не уступает.
  
   - Вы знаете, кто она?
  
   - Нет.
  
   - Кто?
  
   - Младшая дочь короля.
  
   - Не может быть! Откуда ты знаешь?
  
   - Мне показывали её на балу.
  
   - Почему ты раньше не сказала?
  
   - Неудобно было говорить при ней.
  
   - За эту провинность ты наказана, - следует строгое внушение, - будешь чистить картошку.
  
   - Ох, напугал! Я бы её и так чистила.
  
   - Вы популярны, - лукаво замечает своей спутнице Деколь.
  
   - В плане популярности вы скоро перегоните всех, если будете и дальше стараться теми же темпами.
  
   - Что вы имеете в виду?
  
   - Скольких девушек и сколько раз вы целовали?
  
   - Юнону - один раз, - начинает считать он. - Она пролила из-за меня слёзы. Замечу, событие это произошло под водой, поэтому его можно игнорировать. Фею я целовал два раза, причём второй из них был быстрым. Его также можно не учитывать.
  
   - Причина вашего сближения с нею?
  
   - Мы заключили с ней дружеский союз.
  
   - Против меня?
  
   - Если знаете, зачем спрашиваете?
  
   - Я догадывалась, а теперь получила подтверждение. Рассказывайте дальше.
  
   - Вас - три. Здесь, должен отметить, ничего нельзя исключить.
  
   - Почему?
  
   - Будто не знаете - все три поцелуя полноценные.
  
   - И всё?
  
   - Всё.
  
   - А у себя на родине?
  
   - Ни одной, ни разу, к сожалению. Был молод, глуп, стеснялся.
  
   - А сейчас?
  
   - Повзрослел. Как попаду туда, ой, что будет, что будет... Целовать пойду всех подряд без разбора.
  
   - Вам так понравились наши губы?
  
   - Очень.
  
   - Какой вы развратный!
  
   - Нет ещё, я только собираюсь им стать.
  
   - Обращаю внимание, со временем ваши аппетиты растут. Следующую девушку здесь вы поцелуете четыре раза?
  
   - Да.
  
   - И в кого вы на этот раз нацелились?
  
   - Да есть тут одна кандидатура, не знаю, как она отнесётся к этому.
  
   - Немедленно говорите кто она.
  
   - Стоящая рядом со мной.
  
   - Так. Решили закруглиться на мне?
  
   - Решил.
  
   - Почему?
  
   - Ваши губы вкуснее, чем у других.
  
   - Это ужасно.
  
   - Чем?
  
   - В нашем роду я младшая, вы знаете. Так вышло, что именно мне интересно ведение всего нашего обширного хозяйства, а также управление государством.
  
   - Простите, а старшей сестре Эльвире?
  
   - Её привлекает блеск положения, а не дела. Она, как бы мягче выразиться, одиозна.
  
   - Ей ничего нельзя доверить?
  
   - В общем, да. Наделять её властью не только неразумно, опасно.
  
   - Дальше эту тему можете не продолжать. О сговоре Эльвиры с церковью я знаю.
  
   - Прекрасно. Выходить замуж или влюбляться в таком раннем возрасте я не собиралась по вышеназванной причине. Исходя из неё же, ваше появление и, особенно, обращение со мной я нахожу возмутительными. Я вынуждена отложить в сторону все дела, вплотную заняться вами. Цель у меня одна: найти причины, по которым мы не можем быть вместе, сознательно расстаться с вами на основании этих причин, и больше к этому вопросу никогда не возвращаться.
  
   - Вашу задачу нахожу благородной. Обещаю содействие.
  
   - Вначале давайте знакомиться.
  
   - Давайте. А возмутительный поступок можно?
  
   - Какой?
  
   - Два раза сейчас, два - после.
  
   - А без него вы не можете?
  
   - Нет.
  
   - Ваши требования я нахожу чересчур.
  
   - Один раз сейчас, четыре - после.
  
   - Вот это мило!.. С какой стати вы увеличиваете число?
  
   - Как награду за терпение. Долго придётся ждать того, чего хочется сейчас.
  
   - Нас увидят.
  
   - Если я захочу - никогда.
  
   Девушка оказывается в его объятиях. После поцелуя с трудом переводит дыхание.
  
   - Этот один раз я вам засчитываю за все пять, - тотчас заявляет ему. - Квоту на сегодня, сударь, вы исчерпали. Вопрос первый и основной, - на него я очень рассчитываю, - где ваша родина?
  
   Юноша указывает рукой вниз.
  
   - Вот она. Я представитель цивилизации, которая жила и вымерла здесь раньше, чем вы появились.
  
   С изумлением девушка смотрит на него.
  
   - Не хотите вы сказать...
  
   - Хочу. Мы с вами земляки. На звездолётах предки мои ушли в глубокий космос, там потерялись и только теперь мы нашли дорогу, вернулись домой, и обнаружили - она заселена вами.
  
   - Дайте минуточку осмыслить всё это... Как потерялись? Почему сразу не могли найти дорогу?
  
   - Тропинка, на которой мы стоим, и через год, и через два, и через сто лет будет на месте, зарастёт разве что травой. В космосе всё движется: планеты, звёзды, системы, галактики. Зачастую, по законам, недостаточно изученным. Попытайся найти пылинку в мириаде себе подобных, хаотически перемешиваемых. Мы очень долго искали свою Прародину, натолкнулись на неё чисто случайно.
  
   - Означает ли это, что вы можете поселиться здесь?
  
   - Означает.
  
   - И не отправитесь туда?
  
   - Мы уже идём туда единой связкой со всеми планетами и солнцем. Идите ко мне ближе. Смотрите.
  
   Гигантский полусферический пульт управления МГК ТРН 4000А с множеством стереоэкранов, вспыхивающих табло, кнопок, счётчиков, приборов, линеек-регистраторов, видимый только с тех точек пространства, где располагаются его глаза, показывается принцессе Энии Дела Пур. На огромнейшем экране повторяется стыковка комплекса с Мегаполом, одна из связей с девушками Объединённых Миров Канамигана, девушек неземной красоты. Одеты они непонятным для непосвящённого человека образом, так и хочется сказать - по-звёздному. Медленно всё исчезает, а Эния Дела Пур продолжает смотреть перед собой. На глазах её проступают слёзы, она восклицает, как своя сестра Фея.
  
   - Боже!.. Неужели вы настолько могущественны? Такое чудо вообще возможно? Оно осуществлено вами?
  
   - К счастью для вас и для нас.
  
   Юноша ласково обнимает её, даёт время успокоиться. Затем начинаются вопросы, они непростые, и на них надо отвечать. Он легко догадался, каким будет первый из них.
  
   - Во что одеты ваши девушки?
  
   - Они голые.
  
   - Как это голые?..
  
   - Мы давно уже не используем одежд. Укутываемся в воздух. По желанию его можно подкрасить с разных сторон как угодно, где сделать прозрачным, где глухим или полупрозрачным. Также поступаете вы с материями. Если бы вы только знали, как мне было неуютно вот в этой робе в первые дни, когда её напялили на меня в маскировочных целях.
  
   - Но как же... им может быть холодно или жарко?
  
   - Напротив, очень тонкий слой воздуха, соприкасающийся с кожей, имеет одну и ту же температуру вне зависимости оттого, что в природе, дождь или снег, холодно или жарко, ветер или тишь. Он предохраняет от перегрева или переохлаждения, от слишком сухого или влажного воздуха. Человек может спокойно спать в снегу или в воде. Ему там будет также уютно, хорошо, как и вам в собственной постели. Кроме того, этот слой является биологической защитой, мы говорим - биозащита, или ещё короче - БЗ. БЗ предохраняет от вредных микробов, бактерий, пыли, укусов насекомых, змей, случайных физических повреждений, чьих-либо нападений, - всех без исключения внешних воздействий, покушающихся на ваше тело. При необходимости защита биологическая включает защиту силовую. Возьмём, например, такой маловероятный случай, на вас падает метеор. Силовым барьером он будет отбит с энергией большей, чем налетает.
  
   - Как я завидую вашим девушкам. Им нечего бояться.
  
   - Сильно завидуете?
  
   - Да.
  
   - Но вы тоже под такой защитой, - с улыбкой произносит он.
  
   - Я?..
  
   - Да, вы.
  
   - Так вот оно что! - восклицает с экспрессией принцесса. - А я не понимала... С каких пор?
  
   - Секрет.
  
   - Сейчас я разгадаю его. В первый день, когда вас встретила, ночью было страшно душно. Во время ужина все обливались потом, а я - нет, с удовольствием пила цветочный чай. Все этому очень удивлялись.
  
   - Вероятно, днём вы меньше всех употребили воды.
  
   - На следующий день мы втроём по нечаянности, - под нашим весом просел песок, - поползли с обрыва, набрали хорошую скорость, здорово бы расшиблись, но нас остановили кактусы. Мои сёстры целый час вытаскивали друг у друга колючки, а у меня - ни царапинки.
  
   - Случайность.
  
   - Тогда я продолжу дальше. На пасеке Нижнего Яра нас облепил рой пчёл. Были многократно ужалены все, в том числе угощавший нас пасечник, но не я. Опять все этому удивлялись, а кое-кто даже рассердился, требовал от меня объяснений, почему когда все страдают, я одна остаюсь целой и невредимой.
  
   - Вы пошли навстречу их любопытству?
  
   - Да.
  
   - Каким образом?
  
   - Я постоянно употребляю лавандовый крем. Его запах не понравился пчёлам.
  
   - И они были удовлетворены?
  
   - Лишь некоторые, не все. И до следующего раза. По пояс в воде мы добрались до трудно доступных мангровых зарослей. Там было такое изобилие плодов, мы решили, здесь никогда не ступала нога человека. К сожалению, мы смогли лишь частично использовать свою удачу. На нас напали полчища москитов, пришлось спасаться от них бегством. Они отстали от нас, когда мы достигли хорошо продуваемого ветром островка на середине реки. Все девочки были в ужасном состоянии, стали осматривать себя. А потом кое-кто обратил внимание и на меня. "Нет, вы только посмотрите на Энию!" - воскликнула одна из них. Все глянули, ахнули. "Что скажешь нам теперь? Опять виноват лавандовый крем?" "Он самый", - подтвердила я. "Ну-ка, давай его сюда! Немедленно! Я знаю, он у тебя здесь". Я отдала ей баночку. Она намазалась кремом.
  
   - А кто это она?
  
   - Неважно, но она всегда болезненно относилась к любому моему успеху. "Девочки, я возвращаюсь туда, проверю её волшебное снадобье, а вы ждите меня здесь". Она ушла в мангровые заросли. Была там недолго. Выскочила оттуда, как ошпаренная. Вместе с собой привела тьму-тьмущую москитов. Нам пришлось удирать от них на другой остров, затем на третий, и только там мы оказались в полной безопасности. Кроме меня.
  
   - На вас напали они?
  
   - Она. Лицо у экспериментаторши было полностью опухшим, глаза с трудом открывались. "Что скажешь теперь? - агрессивно наскочила она на меня, - Лавандовый крем? Тогда полюбуйся на меня, с ним они грызут ещё лучше, чем без него". "Нет", - ответила ей я. "Что тогда?" "У меня кожа толще, более непрокусываемая".
  
   - Как они восприняли ваш ответ?
  
   - Должным образом, а именно, как предлог посмеяться. К моему новому варианту они придумали десять своих, один смешнее другого. Пока они хохотали, (а пострадавшая, кстати, искренне негодовала) у меня впервые возникла мысль, все необыкновенные приключения со мной связаны с человеком, неожиданно появившимся в моей жизни, тобою. Каким образом, этого я не могла сообразить. Следующий случай повернул мои мысли в другое русло. Мы перебирались через реку в Затоне. Под нами лопнул старый канатный мост. Мы попадали в ледяную воду и не сразу из неё выбрались.
  
   - Что произошло дальше?
  
   - Наученные опытом, все девочки тут же обратили внимание на меня. Что тут началось, невозможно описать. Почему, когда они все мокрые, дрожат от холода, зуб на зуб не попадает, я одна в норме, а одежда у меня так и вовсе сухая? Меня ощупали всю с ног до головы, не могли поверить своим глазам.
  
   - Вы нашли для них объяснение?
  
   - И не пыталась. Сама была поражена. События в моём представлении из разряда обыденного перешли в ранг сверхъестественного. Поверить в него я не могла. Но факт оставался фактом. Как можно было объяснить его? На меня нашёл ступор. И вот только сейчас я могу выйти из него. Итак?
  
   - Сдаюсь.
  
   - С какого момента я под вашей защитой? Со дня нашей встречи в дальних лесах на Зиде?
  
   - Да.
  
   Эния Дела Пур слегка розовеет. Она смущена. Но допрос продолжает.
  
   - Почему вы сразу взяли меня под свою защиту? Можете объяснить?
  
   - Нет.
  
   - Вы не можете или вы не хотите?
  
   - Мы не хотим.
  
   - А мы вас заставим. Сейчас подумаю как.
  
   - Буду сопротивляться. Изо всех сил.
  
   - Да? Поглядим, как долго вы сможете продержаться.
  
   - Одумайтесь, пока не поздно.
  
   - Почему?
  
   - Вы получите объяснение. Какого рода оно, легко спрогнозировать. Нужно ли оно вам?
  
   - Там посмотрим, может, где и пригодится... в хозяйстве, - отвечает ему юная горваночка.
  
   Без улыбки, даже тени её на лице, оно вполне серьёзно. Пришлось целовать его во многих местах. Девушка терпеливо дожидается, пока обласкают её всю. Начатое дело продолжает дальше.
  
  

Часть 2

Любовь с первого взгляда

  
   - Вопрос кстати. Сегодня я почувствовала, воздух, как бы это выразить, стал плотнее.
  
   - Не может быть! Сейчас проверю. Точно.
  
   - Что произошло?
  
   - Наши девушки взяли вас под своё покровительство, и вы сейчас под двойной защитой: моей, а также их. Сейчас я освобожу вас. Как сейчас? Поднимите и опустите руку.
  
   - Нормально. Почему они это сделали?
  
   - Надо спросить у них.
  
   - Хочу всё видеть и слышать.
  
   - Вот это не рекомендую.
  
   - По какой причине?
  
   - Там будет один момент, который мне очень хочется утаить от вас.
  
   - Он интересует меня больше других.
  
   - Какие мы любопытные. По-моему, чрезмерно... ЦКБ, Я - Аларм!
  
   - Слушаю. Ага, освободил её? Быстро ты заметил.
  
   - Что?
  
   - Нашу заботу о тебе, твоём будущем.
  
   - А...
  
   - Так кто мы, математические машины?
  
   - Черти вы полосатые, вот вы кто. У меня один вопрос. Как вы догадались?
  
   - Секрет.
  
   - Не буду ни спать, ни есть, ни пить, пока не отгадаю.
  
   - Желаем успеха.
  
   - Хоть какую-нибудь подсказочку я получу?
  
   - Нет, женских тайн мы не выдаём. Контрвопрос можно?
  
   - Нет, я сержусь... Давай.
  
   - Сколько тебе понадобилось, чтобы осознать Ай-Ди-Эл права?
  
   - Порядка нескольких секунд.
  
   - Ох, ты! Значит, она существует с первого взгляда?
  
   - Ранелия! Чтоб тебе пусто стало!
   - Поняла, она с тобой. То-то ты весь сияешь. Если бы ты хоть раз посмотрел на меня такими глазами...
  
   - Да?
  
   - Да. Но теперь уж что, поздно, - Ранелия нарочито тяжело вздыхает. - Давай её нам, хватит прятать.
  
   - Но нельзя же сразу.
  
   - Можно.
  
   - Она не подготовлена и я... боюсь.
  
   - Отговорки. Внимание! Всем в ЦКБ! Выдать сертификат занятости - мы на экстренной связи с Прародиной. Произвести установку бленкеров на срабатывание только по аварии. Работаем по программе Первого Контакта с жителями иного мира. Оповещаем всех. Приводим себя в порядок. Все готовы? Поехали.
  
   Девушка невольно ухватывается за Рюэля. Огромный сферический пульт управления МГК-комплексом на глазах преобразовывается в гигантскую систему стационара ЦКБ. Она как бы оказывается в нём. Кроме девушек-дежурных здесь присутствовала специальная представительская группа, способная вести переговоры на самом высшем уровне с кем угодно.
  
   - Деколь, - официально строго обращается к нему старшая смены, - кое-что здесь будет не для твоих ушей. Оставь на время Энию, отключись от нас. Только по-честному! Мы будем обсуждать все вопросы, в том числе женские, со стопроцентной откровенностью. Твоё присутствие здесь неуместно.
  
   - Уговорила, подчиняюсь.
  
   Вопросительно он смотрит на девушку.
  
   - Ты готова?
  
   - Минуточку.
  
   Внимательно та осматривает помещение ЦКБ, аппаратуру, людей, несколько раз взглядывает на него. Она явно взволнована, собирается с духом. Утвердительно кивает головой.
  
   Через сорок минут она подбегает к нему. Глаза её сияют. В её лице, облике нечто, она как будто стала другим человеком.
  
   - Я счастлива, как никогда в жизни, - сознаётся она, - и всё благодаря тебе.
  
   Безропотно позволяет себя поцеловать. Юноша хочет повторить поцелуй, и в это время аппаратная Центрального Космического Бюро Южного Сектора пространства возникает перед ними вновь.
  
   - Деколь, - говорит Ранелия Реско взволнованно.
  
   - Слушаю.
  
   - Только что все, кого ты видишь сейчас, побывали на твоём месте, в твоей шкуре. Нам стало понятно постоянно доступное тебе. Своим обаянием Эния очаровала всех нас. Никогда не обижай, береги её!
  
   Старшая смены, аппаратная ЦКБ исчезает.
  
   С пылом юноша целует девушку. Он хочет повторить поцелуй, застывает.
  
   - Минутку... кто-то идёт на нас издалека очень мощный, сметает все заслоны.
  
   - Хочу всё видеть! - заявляет девушка.
  
  

Часть 3,

Запрещённое слово

  
   И тотчас перед ней возникают очертания сверхциклопического сооружения возле звезды-сверхгиганта. В страхе девушка жмётся к юноше.
  
   - Что это?
  
   - Не узнала?.. Это Метагалактический Комплекс. Такой же, как и у меня, только развёрнут он иначе, удерживает звезду в сотни тысяч раз массивнее вашего солнца. Не пойму, кому он принадлежит.
  
   - Четвёрка три нуля, я - комплекс тысяча! - прорывается на них женский голос.
  
   - О, Тайя!.. Слышу и вижу тебя хорошо.
  
   - Наконец-то! Еле вышла на тебя. Ну, ты и забрался! Как тебя занесло в такую глушь? Пятнадцать минут не могла на тебя выйти.
  
   - Удивила, четвёртая научная две недели тренировалась во вхождении.
  
   - Да ты что!.. Кто у них пилот?
  
   - Ты не знаешь. Племя молодое, незнакомое. У них было неисправно оборудование, но две недели...
  
   - Я, как всегда, узнаю обо всём последней. Была страшно занята. Чисто случайно уловила обрывки новостей. Толком не поняла в чём дело. Решила для более быстрого вхождения в курс дела обратиться к первоисточнику. Что там за шумиха вокруг тебя?
  
   - Да пустяк, выдёргиваю планету с обитателями из очень старой вселенной в наши края.
  
   - Действительно, ерунда! А почему шум? Жители интересные?
  
   - Совместимость с нами сто.
  
   - Убил наповал. Ошибки нет?
  
   - Как будто. К тому же они живут в интересном месте.
  
   - Каком?
  
   - Нашей Прародине.
  
   - Ты не шутишь?
  
   - Нисколько.
  
   - Так, давай глуши меня дальше. Как они оказались там, в Тьму-Таракани?
  
   - Пространственно-временной перехлёст с какой-то невообразимо алогичной перекруткой всех вселенных. Я еле продрался к ним, толком не понял структуры, очень спешил, некогда было анализировать.
  
   - Но за ядром проследил?
  
   - Ухватился за хвост, пошёл стороной. Для обработки всех подробностей затребовал ДБН.
  
   - Не рано ли, юноша, замечтал о ДБН? А возрастной ценз?
  
   - Я подал заявку.
  
   - Ничего не понимаю. Давай всё сначала. Как тебе удалось обнаружить их? Тысячи поколений не могли решить этой задачи.
  
   - Я слегка переделал локатор АПЦ. В самый последний момент удалось зацепить их на сверхдальности.
  
   - Что ты называешь последним моментом?
  
   - Взрыв светила, схлопывание вселенной.
  
   - Ух, ты! Как же ты их удержал?
  
   - С испугу. Решил попробовать приёмы захвата трансметагалактические. Не спал шесть суток. Потерял двенадцать килограмм веса. Девушки ЦКБ могут подтвердить. Кстати, они бодрствовали вместе со мной.
  
   - В какой момент ты поверил, что их можно спасти?
  
   - Окончательно, когда спас.
  
   - Учёные обработали содержимое компьютеров?
  
   - Да. Я скомплексовался с погибающим миром на сверхдальности стохастически. Любопытно, как мне повезло, но повторить это невозможно, а потому практического значения не имеет.
  
   - Жаль. Ты согласился с их выводами?
  
   - Да. Одновременно сделал заявление: доведись мне снова идти им на помощь - и я снова спасу их.
  
   - Ты с ума сошёл!
  
   - Есть немного.
  
   - Что за этим последовало?
  
   - Догадаться нетрудно. Они соорудили точную модель и предложили мне своё безответственное заявление подкрепить делом.
  
   - Так тебе и надо, хвастун! Отказался?
  
   - Девчонкам в ЦКБ не проговорись, они меня съедят живьём. Я согласился.
  
   - И что?
  
   - То же самое: двенадцать килограмм потерянного веса, спасённый мир. Алгоритм, в котором я работал, не имеет никаких закономерностей, стохастический.
  
   - А содержание памяти машин?
  
   - Совершенно другое. И на выручку я шёл резче, вместо шести четверо с половиной суток.
  
   - Браво, Рюэль! Теперь мне ясно, почему вокруг тебя такой шум. Поздравляю!..
  
   - Спасибо! Они отрабатывают какую-то новую математическую теорию мультвариантности. Собрались все крупнейшие специалисты и не только по прикладным дисциплинам, но и фундаментальным наукам.
  
   - О, слышала, парадокс Деколя?
  
   - Да, так его назвали.
  
   - А я не догадалась связать с тобою. Ещё раз поздравляю! Пожалуй, ты получишь ДБН раньше всех.
  
   - Зажмут.
  
   - Слушай, я человек прагматичный. Имею некоторое представление о быстроте твоей реакции по КВАППу, как бывший инструктор Академии пилотов. Работать с тобой на пару, а, тем более, против тебя, - это было что-то невообразимое даже таким подготовленным, как я. Врагу не пожелаешь такого. Тем не менее, я могу представить объём проделанной тобой работы за небольшой промежуток времени. Допускаю, что эту работу ты безошибочно повторишь любое количество раз. Но... как можно трудиться без единого сбоя в многосуточном режиме и практически до полного истощения? Неужели чтобы показать кому-то своё я?.. Такого я за тобой раньше не замечала. Твоя психология - вот что меня интересует.
  
   - Ты, как всегда, берёшь быка за рога, не утратила преподавательских навыков.
  
   - Стараюсь поддерживать форму.
  
   Рюэль Деколь взглядывает на стоящую рядом с ним девушку, - она вся внимание, - решается.
  
   - Не буду темнить, Таечка. На нашей Прародине я познакомился с одним, очень нужным для меня человеком.
  
   - Подобранным для тебя IDL из её народонаселения?
  
   - Плюс всего нашего звёздного сообщества.
  
   - Какая невероятная удача. Поздравляю!
  
   - Спасибо! Задним числом мне стало страшно, спас ли бы её, если бы заранее знал о её существовании?.. Несколько кошмарных сновидений на эту тему показали мне, скорее всего, нет, меня подвели бы нервы. Вот почему на тренажёре я шёл не как в учебке, а всерьёз. Я спасал не только этого человека, но и себя от комплекса неполноценности.
  
   - Благодарю за чистосердечную исповедь. Ты помог мне.
  
   - Чем?
  
   - Я увидела, другим также трудно, как мне.
  
   - Чем ты занята? Ты вся какая-то засекреченная. Тебя не видно и не слышно; чем занята и где, никто не знает.
  
   - Так и есть. Но тебе я полностью доверяю, могу сказать. Я пытаюсь войти в пространство Кофуста.
  
   - А в него можно зайти?
  
   - Кое-что наклёвывается, но сейчас мы все стоим из-за тебя. Мне нужны Stalazats. Долго там будешь возиться? Потушить солнце, зажечь новое, делов то всего ничего.
  
   - Я буду дожидаться его взрыва.
  
   - Это что ещё за помпа?
  
   - Фейерверк на совести ПА, Педагогической Академии.
  
   - Решили показать во всех красках детям, как спасают цивилизации?
  
   - Да.
  
   - Счастливчик ты! Мой привет человеку, ради которого идут на подвиг!
  
   - Удачи тебе, Тайя дорогая!
  
   Искоса юноша смотрит на Энию Дела Пур. Она не сводит с него своих голубых глаз.
  
   - Зря я не запретил тебе сейчас, - вздохнув, заявляет он, - сколько лишнего услышала, от него временами у меня мурашки по коже бегали, но вот в следующий раз...
  
   - Только посмей! - перебивает его она.
  
   - Что будет?
  
   - Знаю ... чем на тебя воздействовать.
  
   Невозможно было удержаться, чтобы не нарушить квоту.
  
   - Некоторые, между прочим, говорят сначала о своих чувствах, - замечает девушка, отдышавшись после его поцелуя.
  
   - У меня уважительная причина поступать по-другому.
  
   - Какая?
  
   - Мне рекомендовали при общении с тобою не употреблять слова "люблю".
  
   - Она у меня получит, - решает принцесса поразмыслив.
  
   - Я надеюсь, она не сильно пострадает?
  
   - Там будет видно.
  
   - Она рассказала тебе о моём соглашении с Юноной?
  
   - Ты называешь ей имя новой невесты, и можешь быть свободен от неё?
  
   - Да, оно. Мне можно назвать твоё имя?
  
   - Очень жаль, что до следующего Праздника Цветов целых три года.
  
   - Что было бы?
  
   - Обязательно поучаствовала в нём. Мальчиком, попавшимся мне, потрепала нервы тебе в точности как ты. Ею.
  
   - Не верю собственным ушам. Ты меня ревновала? Бесподобно. Ваша милость может стать замечательной актрисой. Я ничего не почувствовал. Вернее, я ощущал его - полнейшее равнодушие ко всем моим выходкам.
  
   - Я старалась. Мы как с тобою? На "ты" или на "вы?"
  
   - Думаю, тип обращения зависит от обстоятельств. А ты как считаешь?
  
   - Полагаю, ты прав.
  
   - Какие вопросы мы должны решить, чтобы определиться с основным?
  
   - Избрав одну девушку, ты согласен проститься со всеми другими?
  
   - Зачем? Мы с тобою можем весело проводить время в их обществе.
  
   - Тут я вижу такую сложность. Каждая из этих девочек втайне надеется добиться своего, невзирая на твой отказ и замену того самого дружбой. Они смирятся с существующим положением только в одном случае. Догадываешься в каком?
  
   - Ты во всём будешь превосходить их?
  
   - Да. И здесь у меня появляется сомнение. Потяну ли я такой воз?
  
   - Запросто.
  
   - Ты так считаешь? Ну, давай попробуем. Сознаюсь, одна из них постоянно пересказываем мне все ваши разговоры. Темы очень интересны. Но мне хочется узнавать о них не понаслышке, а самой участвовать в них.
  
   - Я буду поддерживать тебя.
  
   - Спасибо!
  
   - Твоё имя можно называть Юноне?
  
   - Да.
  
   В приступе восторга юноша пылко целует девушку.
  
   - А "люблю?" - интересуется та.
  
   - Нет.
  
   - Ты недолго будешь у меня сопротивляться, - обещает её милость.
  
  

Глава 25

Гость из другой Вселенной

  

Часть 1

Необыкновенная демонстрация

  
   Заседание представителей государств Малого и Большого кругов, послов, дипломатических работников высокого ранга, учёных начинается сообщением Президента Академии Наук. Трол Акопыч докладывает собранию о положении дел с солнцем. С первых слов его зал цепенеет. Затая дыхание, все выслушивают астрономические данные о размерах глобул, их постепенном увеличении, формировании в крест, выводы учёных о неизбежности грядущего сожжения.
  
   - Все специалисты, - говорит Трол Акопыч, - единодушны во мнении, что катастрофа от Третьего Сожжения может быть ужасной. Возможно, что, выйдя на поверхность из подземных убежищ, мы ничего кроме чёрного пепла, покрывающего землю, не увидим. Дальше у нас начинаются разногласия. Часть учёных настроена оптимистически. Они полагают, что, помолившись Господу Богу, взявшись за кетмень, мотыгу, тяпку, мы успеем восстановить зелёные насаждения до того, как задохнёмся от дурного воздуха. Другая часть считает, что мы достаточно нагрешили в своей жизни, два предупреждения свыше нам уже было, в третий Господь Бог не помилует нас, мы все перемрём. Кто прав из нас предлагаю рассудить гостю нашего королевства, посланнику Объединённых Миров Канамигана Рюэлю Деколю. Прошу!
  
   Трол Акопыч уступает своё место на трибуне. В зале тотчас раздаётся гул. И недаром. Никогда ещё на заседаниях представительств высокого ранга не выступал человек столь юного возраста - раз, посланник неизвестного государства со странным названием - два, в качестве третейского судьи по такому серьёзному вопросу - три. Вначале присутствующие переглядываются между собой, перешёптываются, пытаются выяснить у соседей, в чём дело. Сидящие во многих местах в зале учёные начинают давать пояснения, рассказывают о своём юном наставнике, какие занятия он проводил с ними. Сообщаемые ими сведения расходятся, как круги по воде, охватывают всё большее количество людей. Представители государств убеждаются, молодой человек имеет полное право выступать перед ними благодаря своим познаниям. Все смотрят, как юноша спокойно подходит к трибуне, осматривает вертикальное коробчатое сооружение из тиса, пюпитр, открывает и закрывает крышки, предназначенные удерживать листы докладчика в удобном для него порядке. Затем его внимание переключается на сидящих в зале людей. Он осматривает и запоминает каждого человека. Несколько из них заставляют его усмехнуться. Делает он всё, не торопясь, спокойно. Неподвижно стоит. Выжидает. В зале постепенно успокаиваются все. Необыкновенный оратор начинает речь.
  
   - Спасибо Его Высочеству за предоставленную мне возможность видеть всех вас. Это по моей просьбе вы собрались здесь. Благодарю также господина Президента за его слова. Сразу отмечу, мне не импонирует выступление в роли эксперта перед людьми более пожилого возраста, чем я сам; тем более что сделать это мне было бы очень просто. В познании законов природы наша наука ушла вперёд на отрезок времени, равный примерно двенадцати миллиардам лет.
  
   В зале устанавливается мёртвая тишина.
  
   - Кроме того, цель нашего собрания не в разрешении частных научных проблем, какими бы они животрепещущими не были, а в принятии определённых политических решений, направленных на предотвращение беспорядков, паники. Для начала я должен представиться вам. Название места, откуда я прибыл, до сегодняшнего дня было известно ограниченному кругу лиц после того, как я сам сообщил его. Были предприняты энергичные попытки самостоятельно установить его, мою личность. Они не имели успеха не только потому, что оно расположено дальше Великих Трясин. Для того чтобы вы наглядно поняли, о чём я говорю, начну с простого опыта, и буду постепенно усложнять его. Другого способа представиться вам я не вижу. Прошу простить меня за элементарщину, с которой я начинаю свои объяснения. Если взять лист чистой бумаги, сделать в нём отверстие, пропустить через него луч солнца, мы можем получить на стене теневые фигуры... Вот зайчик, собачка, рак, хопс, крокодил, топодом... Как они выходят, всем прекрасно известно, каждый из вас задумывался об этом, так как не один раз бывал в театре теней. Усложняю представление. Убираю ширмочку, луч света, а теневые картинки, - зайчик, собачка, рак, хопс, - по-прежнему перед вами. Они производит уже большее впечатление, не правда ли?.. Достигается это несложными устройствами, спрятанными от вас. Разрешите пойти дальше. Теневую картинку я сделаю сейчас многоцветной, висящей в воздухе перед каждым из вас. Она также будет объёмной... Ваше Величество, - обращается он к королеве, - в хрустальной вазе перед вами изумительно красивая камелия. Вы позволите мне скопировать её?..
  
   Дождавшись разрешения, он продолжает речь.
  
   - Итак, предупреждаю вас, сейчас перед каждым из вас появится камелия, всего-навсего теневая картинка. Настоящая камелия, одна единственная, будет только перед Её Величеством королевой.
  
   Раздаётся всеобщее "ах-х"! Перед каждым гостем внезапно повисает в воздухе сочная, во всех оттенках схожая с оригиналом, объёмная камелия.
  
   - Не бойтесь трогать её руками. Там ничего нет. Это только окрашенный воздух. Технические устройства, её воспроизводящие, более сложны, но не намного и спрятаны от вас.
  
   В зале возникает настолько сильное оживление, почти ажиотаж, что заседание практически прекращается. Присутствующие всячески исследуют цветок. Кое-кто, глядя на него, крестится. Некоторые осторожно тычут в него пальцем, тут же отдёргивают от него руку, как будто он жжётся. Другие пытается ухватить его, сдуть, прихлопнуть, определить сторону, с которой он спроектирован. Девушки в левом, молодёжном углу зала, его друзья, просто любуются ею, оживлённо переговариваются между собой. Энии Дела Пур известно намного больше, чем другим людям, поэтому она один раз взглядывает на камелии, всё внимание уделяет лектору. Она ощущает себя единым целым с ним.
  
   Терпеливо Рюэль Деколь ждёт, когда наступит естественное пресыщение, взрослые люди устыдятся детской забавы.
  
   - Разрешите мне продолжить рассказ в картинках о наших технических возможностях. Как вы могли убедиться, они слегка превышают ваши. Сейчас я усложню задачу, изображу для вас предмет более удалённый, чем камелия, хотя бы вон ту клумбу с азалиями, которую мы видим отсюда через окно.
  
   Юноша указывает рукой.
  
   - Опять предупреждаю, она только подкрашенный воздух. Настоящая клумба останется там, где она есть, на улице. Другое моё предупреждение - вместе с картинкой появятся звуки. Издавать их будут живущие там насекомые.
  
   Посреди зала на полу внезапно возникает клумба с цветами. Она настолько ярко освещена солнцем, что в помещении становится намного светлее. И опять все как один ахают, когда на цветок садится бабочка, затем ещё три, две улетают, появляются пчёлы. Перелетая с цветка на цветок, они явственно слышно, жужжат. К пчёлам присоединяется басовитый шмель. Откуда-то сверху шлёпается зелёного золота майский жук. Сиганул и зацепился на кончике листка кузнечик. И вдруг звонко застрекотал.
  
   Заседание в зале прерывается во второй раз. Каждый желает удостовериться, что точно такие же бабочки, пчёлы, кузнечик есть там, на улице.
  
   - Как делается это чудо? - раздаётся на весь зал голос.
  
   - Давайте отложим на потом технические подробности для тех, кто интересуется подобными вещами. Напоминаю, мы собрались не для обсуждения подобных пустяков, а по более важному поводу.
  
   Он дожидается полной тишины.
  
   - А теперь внимание! - торжественно провозглашает он. - Сейчас я изображу для вас людей. Эти люди находятся подальше клумбы с азалиями. Они в другой галактике и даже в другой вселенной, в ином мире, за многими метагалактиками, но будут видеть и слышать вас также хорошо, как и вы их. Итак, внимание!
  
   Он указывает рукой, на том месте тотчас возникает группа людей: девушка божественной красоты, юноша, мужчина, двое детей, мальчик и девочка. Точно уловив нужный момент, девушка выступает вперёд. Ослепительно улыбнувшись Рюэлю Деколю, Энии Дела Пур, она обводит всех остальных взглядом, соединяет две свои руки над головой в знак приветствия.
  
   - Людей планеты Горвана приветствует древнейшая космическая Сверхцивилизация Объединённых Миров Канамигана! Братья и сёстры по разуму! Земляки! Мы - представители первого человечества, зародившегося здесь на этой планете. Вы называете её Горваной, а мы Землёй. Отсюда наши предки ушли в глубокий космос, и там потерялись в его безграничных просторах. В течение многих миллионов лет мы искали свою Прародину. Нашли мы её в месте, где она, по нашим расчётам, не должна быть. Она обнаружена нами в страшном месте, вселенной, завершающей своё существование сжатием всех своих тел в одну точку. Мы называем это явление коллапсом. Сила тяжести и температура на планете поползли бы к бесконечно большому значению. Они уже начали увеличиваться, но мы успели прийти к вам на помощь. Другая беда, с которой мы столкнулись, на вашем солнце выгорел весь водород, вспыхнул гелий. Он - продукт сгорания водорода, так сказать, его зола. Свет у гелиевой звезды намного сильнее, чем у водородной. По этой причине ваше светило должно увеличиться в тридцать тысяч раз, захватить три первых планеты, поглотить Горвану. Но, даже оказавшись внутри солнца, она не пострадает, останется какой есть зелёной, первозданной. Солнце ваше будет потушено, вместо него зажжено новое в точности такое же, но без его капризов. Никогда у вас уже не будет сожжений. Над вашей головой будут сиять другие созвездия и галактики, шаровые скопления. Солнце вместе с планетами будет переброшено из вселенной, заканчивающей свою жизнь геенной огненной, коллапсом, сингулярностью, к нам, в миры Канамигана. Автоматически вы войдёте в состав Сверхцивилизации как равноправный член, будете пользоваться всеми её благами. Все работы по переводу Горваны будут выполнены находящимся у вас нашим посланником Рюэлем Деколем. Он общий ваш крестник, первым обнаружил вас. Благодаря его любознательности, трудолюбию, таланту, огромной работоспособности ваша прекрасная планета и наша Прародина схвачена и удержана им на краю гибели в самый последний момент своего существования. Если бы не он, на том месте, где находитесь вы, был бы сейчас огненный океан. Если бы не он, ещё до того момента, как вас поглотило бы солнце, вы все были бы раздавлены звёздами собственного мира, который начал сжиматься, пошёл к сингулярности. Поспешая к вам, он шёл на верную смерть. В случае неудачи он превратил бы всю вашу вселенную в прах, и развеял его в пустоте вместе с собой. Почему? Подробности этой, к счастью, несостоявшейся драмы вы узнаете позже. Ещё на подходе к вам на громаднейшем космическом расстоянии ему пришлось проделать работы необычайной ювелирной точности, остановить все опасные процессы собственными ресурсами, и разжать смертельные тиски вашей вселенной, отжившей своё, уже средствами всей нашей цивилизации, предоставленными в его распоряжение. Внимание! Сейчас на куполе этого зала отобразится астроинженерный комплекс, которым управляет Рюэль Деколь.
  
   В центре купола загорается яркое, слепящее солнце, могучая конструкция, охватывающая его со всех сторон.
  
   - Вот что удерживает солнце от взрыва, вселенную от коллапса. В настоящее время вы находитесь в полной безопасности. Ничто в природе не может противостоять силам, которые незримо направлены сейчас на вашу космическую обитель, идут от энергетических центров других цивилизаций. Временной столицей планеты Горвана становится королевство Ора Пур. Главным Координатором по связи с нами будет Его Величество король Винсент Ора Пур и сформированный им комитет из представителей других государств, в том числе новых, неизвестных для вас. Наш посланник Рюэль Деколь будет содействовать вам во всех начинаниях. Пока мы прощается с вами. До скорой встречи!
  
   Группа людей исчезает. Тухнет солнце на потолке. Одна за другой пропадают камелии. Последней вещью, растаявшей без следа, оказывается клумба с азалиями. В зале сразу становится сумрачно, вначале в нём тихо, как в склёпе, затем шумно, как на базаре. Тишина устанавливается не скоро.
  
   - Какие будут вопросы?
  
  

Часть 2

Вопросы о боге

  
   Поднимается представитель от церкви королевства Шенье.
  
   - У вас есть бог?
  
   Юноша усмехается.
  
   - А у вас?
  
   - Да, Иисус Христос.
  
   - И позаимствовали вы его у нас.
  
   - Как подобное чудо могло произойти?
  
   - Вопрос в стадии выяснения. Одну правдоподобную гипотезу можно выдвинуть уже сейчас. Первое человечество этой планеты, представителем которой являюсь я, в момент своего вымирания оставило после себя специальные устройства, разумные автоматы, которые репродуцировали себя до тех пор, пока не появились вы, второе человечество. Они обучились вашим языкам, передали свои знания по религии, я вижу полное совпадение обрядов. В ваших языках много поговорок, пословиц, преданий, которые не принадлежат вам, они остатки от великих народов, живших здесь на Земле, Горване. Очень трогательно, что некоторые наши поэты и писатели, художники и скульпторы знакомы вам.
  
   - Почему мы ничего не знаем об этом?
  
   - Эти устройства тайна тайн верховной власти церкви, очень странной у вас.
  
   - Почему вы так считаете?
  
   - Религия у вас стала неким брэндом... Последнее слово непонятно?.. Поясняю его на примере. У вас пользуется большим спросом оранжад, безалкогольный, хорошо утоляющий жажду напиток. Продукт, раскрученный каким-либо образом для широкой продажи, ставший популярным у населения, называется брэндом. С помощью жесточайших мер вашим духовным правителям удалось загнать всё население в лоно церкви. Выход из него не допускается, ни при каких обстоятельствах. Оступившийся тотчас попадает в лапы инквизиции. Расправляются с ним с необыкновенной суровостью и цинизмом, для острастки на глазах у всех. Причина понятна. Религия стала брэндом. Если все побегут из церкви, навар от него уменьшится, батюшки жиреть станут меньше. Скажите, пожалуйста, богу это надо? Такому доброму, благообразному на иконах? Вряд ли. От его имени церковь творит страшные дела. Ни во что ставит отдельную личность, ничего не желает знать, кроме догматов религии, нагло вмешивается во все сферы человеческой деятельности, используя диктат религиозного долженствования, препятствует развитию науки. В итоге, вы чуть не погибли от самой простейшей космической катастрофы. На Солнце выгорел водород. Вспыхнул гелий. Оно стало раздуваться. Горвана уже бы плавилась внутри него, если бы я не остановил его раздувание средствами миллиарда миров нашей Сверхцивилизации, предоставленными в моё распоряжение. Как исторически произошла подобная дикость, требуется выяснить. Я намерен отыскать эти автоматы и заблокировать доступ к ним.
  
   - Тебе не удастся сделать это, антихристу! - злобно выкрикивает один из монахов у стены и взмахивает рукой. Тотчас три его сподвижника в разных концах зала распахивают рясы, обнажают нечто, которое, щёлкнув четырежды, превращается у каждого из них в туго натянутый боевой лук. Руки монахов со сноровкою опытных солдат накладывают на тетиву стрелы и вот уже они, сорвавшись с неё, с присвистом "Фьюить!", "Фьюить!", "Фьюить!" "Фьюить!" уходят в посланника далёких миров. Стоящие рядом с ними не успевают толком осознать что происходит. В нескольких сантиметрах от тела юноши стрелы с огромной силой втыкаются во что-то невидимое, в воздух. Хорошо видно и слышно как дрожат в напряжении их оперения. Затем с лёгким стуком они падают на пол у ног юноши.
  
   - Ай-ай-ай! - произносит он укоризненно, как нашалившим маленьким детям.
  
   Пришедшие в движение королевские стражники придерживаются другого мнения. С необыкновенной ловкостью они нахлобучивают на преступников смирительные рубашки, затягивают их, яростно извивающиеся коконы выносят из зала.
  
   Рюэль Деколь поднимает одну из стрел, внимательно осматривает её наконечник, густо чем-то смазанный.
  
   - Видели все? Стоило мне сказать несколько слов против церкви, как я тотчас превратился в антихриста, надо мной учинили расправу, у вас на глазах расстреляли из луков. Скорый суд вершит у вас церковь. Сейчас разберёмся, какими средствами.
  
   Он поднимает одну из стрел.
  
   - Яд кураре, цикута... - спрашивает он, - и?..
  
   - Змеи-гремучки, - с наглой ухмылкой и почему-то с большой готовностью объясняет ему предводитель. Он уже спеленат наподобие мумии, не может шевельнуть ни рукой, ни ногой, но, по неизвестной причине, не теряет присутствия духа.
  
   - Почему не барбитуратов? - задаёт вопрос посланник.
  
   Он смотрит на закатанного в смирительную рубашку преступника, будто получает ответ от него на неслышимом языке.
  
   - Понимаю, так приказал вам "Четвёртый". И он находится здесь переряженный. О барбитуратах вы пока ничего не знаете.
  
   Со страхом пленник взглядывает на юношу.
  
   - Где же он?.. А, вот...
  
   Он указывает рукой на шута.
  
   Подскочивший стражник из личной охраны короля сдёргивает с клоуна парик и в испуге отшатывается назад.
  
   - "Четвёрка" - точно! - сдавленно говорит он.
  
   В толпе происходит движение такое же, как если бы туда вбросили шипящего гада. Люди отступают подальше от шута. В иерархии Святой Инквизиции "Четвёртый" славился изуверской жестокостью по отношению к осуждённым. Изобретённые лично им способы пыток и казни осуждённых были запрещены Гражданскими Судами во многих государствах и во многих же тайно практиковались ими.
  
   - Да, я - "Четвёртый!" - с гордостью говорит страшный шут. - И ты, голубочек, - указывает он на посланника, - очень скоро затрепыхаешься в моих руках. Ни с кем я не мечтал поработать так, как с тобой. А задерживать меня вы не имеете права. Личность моя неприкосновенна.
  
   Он идёт к выходу, и никто не осмеливается задержать его.
  
   - Я вернусь и скорее, чем вы думаете, - бросает он загадочную фразу на прощание.
  
   - Неужели? - насмешливо вопрошает посланник. - Смотри не упади!
  
   Шут внезапно оскользается, ударяется лицом о пол. В зале раздаётся дружный смех. Покраснев и разъярившись, он вскакивает. Делает шаг - и вновь оказывается на полу. На лбу у него вырастает шишка.
  
   - Хочешь до конца жизни ходить только так? Могу организовать это для тебя. А могу сделать по-другому. С места, на котором ты стоишь, ты не сможешь стронуться, будто жук, пришпиленный булавкой. Пробуй!..
  
   Шут делает отчаянные усилия. Лицо его краснеет, багровеет, но ни одну из ног оторвать от пола он не может.
  
   - А хочешь, я отправлю тебя высоко-высоко в небо, где нет воздуха, и ты лопнешь там, как мыльный пузырь?.. Как осознал, что отныне и навсегда ты полное ничтожество?.. Или нет?.. Ты медленно соображаешь. Тупой, как колун. Пошёл вон!
  
   Будто подфутболенный, шут пролетает по воздуху весь зал, головой распахивает створчатую дверь, проезжает по мрамору цоколя несколько метров. Дверь захлопывается за ним.
  
   - Какие ещё вопросы ко мне? - будничным голосом спрашивает юноша.
  
   - Что остановило летящие на вас стрелы?
  
   - Система индивидуальной защиты. Каждый живущий в нашем мире, а сейчас уже кое-кто и в вашем, обладает гарантией личной безопасности.
  
   - И ничто ему не может повредить?
  
   - Ничто, вздумай в его судьбу вмешаться само Провидение.
  
   - Ты не боишься, что Бог покарает тебя?
  
   - За что?
  
   - Крамольные речи.
  
   - Как?
  
   - Сожжёт молнией.
  
   - Молнией я и сам могу.
  
   Свирепое фиолетовое кустистое пламя зигзагами дважды обходит королевский замок при совершенно безоблачном небе. Удар немедленно последовавшего грома был настолько силён, что с цветных витражей посыпались стёкла, с деревьев полетели зелёные листья; мирно дремавшие на заборчике два кота разом взвиваются в воздух, шухают в кусты.
  
   - Говорите дальше, чем он может наказать меня? А я ему отвечу. Средством таким же. А, если рассержусь, то и сильнее.
  
   Спросивший испуганно крестится. Многие следуют его примеру.
  
  

Часть 3

Я - есть Бог!

  
   - Я вижу не до всех дошли мои слова. Специально повторяюсь, чтобы меня лучше поняли, осознали. Я шёл сюда к вам, уничтожая солнца в сотни тысяч раз массивнее вашего, и такие же планеты. От них ничего не осталось, даже пыли. Вспышка света и на том месте, где только что было небесное тело, ничего, пустота. Так что с полным основанием могу заявить, в этой галактике, этой вселенной, этом мире я - есть Бог! По существу, обыкновенный человек. Могуществом меня наделяет Сверхцивилизация. Она состоит из миллиарда миров, и они стоят у меня за спиной, отдают мне всю свою мощь. Сейчас я вам покажу, каким способом. После соответствующего уведомления. "Родина!" Я - "Аларм!" "Всеобщая тревога!"
  
   - "Аларм!" "Родина" на приёме!
  
   - Поняли что будет?
  
   - Дай нам минуту.
  
   - Хорошо, жду.
  
   - "Аларм", мы готовы!
  
   Зал заседаний представителей государств Малого и Большого кругов оказывается перед огромным циклопическим пультом ЦКБ Южного сектора пространства. Стены и потолок его бесследно исчезают. От неожиданности все ахают, с испугом озираются вокруг.
  
   - Познакомьтесь, пожалуйста. Перед вами сто пятьдесят девушек-операторов Центрального Космического Бюро. Они работают сейчас на меня, в конечном итоге, на то, чтобы с вами ничего не случилось, вы жили. Чем они занимаются вообще? Управляют всеми летательными аппаратами, находящимися в космосе, передвижными метагалактическими комплексами МГК, такими, как у меня, стационарами ДБН, остающимися на месте, подтягивающими нужный объект, - звезду или группу их, - к себе. Что те, в свою очередь, делают? Жизнь на планете такой, как Горвана, грозит многими опасностями. Какими? Она может войти в пылевую туманность. Огромная концентрация пыли блокирует планету от солнца, температура на ней понизится до Абсолютного нуля, всё живое вымрет. С такими планетами-кладбищами мы, к сожалению, встречались в космосе не один раз. Другая грозная, более часто встречающаяся опасность, - бомбардировка небесных тел крупными метеоритами, астероидами. В течение десятков или сотен тысяч лет над планетой будет стоять бурая мгла. В первые дни подобного солнечного затемнения погибает экваториальная, тропическая растительность. Дальше грозные события начинают следовать одно за другим лавинообразно. Наступает зима. Оледенение. В некоторых случаях при этом от недостатка солнца и тепла вымирает девяносто девять процентов всего живого. Метакомплексы под управлением этих девушек распыляют планеты в сферу вокруг своего солнца с толщиной почвы всего в несколько метров. Такая система жизнеобеспечения очень устойчива. Астероид проделает в сфере дыру, которая будет тотчас заделана. Пыль, сколь густой она бы ни была, осядет на внешней стороне сферы, обращённой к космосу, на которой не живут люди. Она не причинит никакого вреда. Пространство между сферой и солнцем всегда будет чистым. Вопросы есть?
  
   - Наша Горвана тоже будет раздробляться на куски?
  
   - Ваша Горвана и наша Прародина по имени Земля объявлена заповедником, навеки останется такой, какой она есть сейчас, защищена от посягательств космоса другими средствами. Но она, все вы были очень близки к гибели. Почему? Перед лицом самой простейшей космической катастрофы, - на солнце выгорел весь водород, зажёгся гелий, из-за чего оно раздувается, - ничем не вооружены. Единственное средство спасения у вас было - пасть на колени и бормотать "Господу помолимся! Господу помолимся!" К вашим молитвам он отнёсся бы также равнодушно, как и к тем, которые произносили погибающие в землетрясениях, ураганах, цунами. А я, пилот комплекса, работал по плановому заданию, таскал на разделку астероиды, крупные метеориты, был безумно далеко от вас. Никто в наших мирах не верил, что вас можно спасти. Я пытался удержать ваше солнце от взрыва, беспрерывно накачивал его водородом со скоростью десять миллиардов тонн в секунду, примерно в два раза большую, чем у него сгорает. Работал на пределе своих возможностей, и долго в таком режиме не мог протянуть. Если бы мне не удалось спасти вас, я бы всю вашу вселенную распылил в космосе вместе с собой, чтобы не жить в дальнейшем тронутым. Подобные катастрофы не проходят даром для человеческой психики. Меня поняли, в каком отчаянном положении я нахожусь. Ко мне на помощь пришли вот эти девушки. Прежде всего, разрешите представить вам старшую смены Ранелию Реско. Она первая осознала, что встреча с вами не рядовое, а чрезвычайное событие в жизни нашей Сверхцивилизации, подняла Всеобщую Тревогу. По её сигналу были немедленно приостановлены все без исключения текущие работы в наших мирах, освободившаяся энергия отдана моему комплексу. Благодаря этому я ускорил движение к вам в сотни, а затем и в тысячи раз. Я шёл к вам, уничтожая всё на своём пути: звёзды, планеты, астероиды, космическую пыль. Когда я попал во вселенную, где человеческие глаза бессильны, ничего там не видят, Ранелия Реско взяла управление моим комплексом на себя, повела его дальше дистанционно. С задачей справилась блестяще. Она единственная из девушек, кто учился со мной в Академии, подготавливающей пилотов метагалактических комплексов, может управлять им. Если бы в это время в Центральном Космическом Бюро работала не её, а другая смена, вы бы погибли. Есть и другая девушка, которой вы обязаны жизнью. Сама она не поднимется, поэтому я обозначаю её для вас оранжевым трассером. Видите её? Зовут её Оля. Правда, она очень красивая? Оля с необычайной быстротой может работать пальчиками. Благодаря её реакции мне удалось захватить вашу солнечную систему с места, с которого и теоретически, и практически захвата не должно быть. Специалисты проанализировали её работу и были поражены. Она установила абсолютный рекорд скорости работы на клавиатуре, выбила несколько поколений спорсменов, занимающихся этим видом соревнований. В точности также специалисты были озадачены, когда ознакомились с объёмом работы, проделанной ста сорока восьми другими девушками. В течение шести суток без сна и отдыха они работали на меня, ради того, чтобы вы жили. Вклад, внесённый ими в ваше спасение, нашим правительством высоко оценен. Им всем присвоено звание Национального Героя Канамиганы. Они очень хотят побывать на Горване. Надеюсь, их желание сбудется, вы хорошо встретите их. Вопросы?
  
   - Деликатный можно?
  
   - Прошу.
  
   - Как у Оли фамилия?
  
   - Понравилась?
  
   - Да.
  
   - Спросите у неё самой, когда она прибудет к вам в гости.
  
   - А вы не можете сказать?
  
   - Могу. Но - боюсь.
  
   - Чего?
  
   - Да она мне надаёт по шее. Я её хорошо знаю.
  
   - Так она дерётся?
  
   - О, ещё как!
  
   - А откуда вы знаете?
  
   - Были случаи. Парни хотели её просто поцеловать. Один раз, и - больше ничего. Вы видите, как она выглядит? Что в итоге? Им здорово досталось. Вы по-прежнему хотите узнать её фамилию?
  
   - Нет, теперь больше прежнего.
  
   - И не боитесь?
  
   - Я согласен на всё, пусть она избивает меня с утра до вечера.
  
   - Лишь бы она была рядом?
  
   - Да.
  
   - Вента. Ольга Вента. Обороняться от неё будем вместе. Надеюсь, вдвоём мы с ней справимся. Вы поцелуете её разочек, и я один.
  
   Докладчик бросает взгляд на Энию Дела Пур и улавливает ответный, очень красноречивый.
  
   - Можно нескромный вопрос?
  
   - Надо посмотреть на него насколько он будет бесстыдным.
  
   - Физиологически вы чем-нибудь отличаетесь от нас?
  
   - Ничем. Абсолютно. Даже размерами и формой не буду называть чего. Я сказал что-то смешное?.. Нет?.. Тогда в чём дело?.. Если говорить серьёзно, ваша цивилизация поразительно сходный дубликат. Совпадает всё, включая левую ассиметрию белковых структур. Что это такое, вашим медицинским работникам растолкуют. Весьма подробно. Замечу, это совпадение неправдоподобно, противоестественно, подозрительно из-за ничтожно малой вероятности. Как оно случилась? Наши учёные весьма активно исследуют сейчас этот феномен, пытаются определить его первопричину. Лично у меня их усилия вызывают скепсис.
  
   - Они не доберутся до истоков?
  
   - Не поэтому. Когда попадаешь в чужой мир, всей шкурой чувствуешь какой он чужой, а тут - как у себя дома. Чем дольше у вас живу, всё сильнее убеждаюсь, вы не новая волна эволюции, а прежняя, старая. Но каким образом была продлена ваша жизнь, нет подтверждающих факторов.
  
   - Но если мы ничем не отличаемся от вас, не означает ли это, что любой из нас...
  
   Юноша, задающий этот вопрос, смущённо умолкает...
  
   - ... может стать таким, как я, сверхчеловеком? Это вы хотели узнать?
  
   - Да, но я не осмелился.
  
   - Ответ утвердительный.
  
   - Что для этого нужно?
  
   - Простая вещь - учёба.
  
   - После прохождения её, я смогу, как вы, управлять комплексом, тушить и зажигать солнца?..
  
   - Зависит от того, как вы пройдёте обучение. Мне лично хочется, чтобы оно было успешным. Глядя на вас, вашему примеру последуют другие.
  
   - Девушки, которых мы видим, они миражные?
  
   - Да, как тот цветок камелии, который я изобразил перед каждым из вас. Но только в отличие от цветка, они вас видят, осязают, как и вы их. Помните, они попросили минуту, а после её истечения разрешили показывать их? Это не для того, чтобы попудрить носик, как это делают некоторые ваши девушки. Наш психолог Карл Карлович поставил между ними и вами специальный барьер. Он сводит к нулю ваше воздействие на них. Предположим, Ольга Вента в ответ на признание в своих чувствах к ней вашего парня по первому, суггестивному впечатлению, сама вспыхнула к нему таким же. Оно осторожно будет уведено в её подсознание и останется там, пока не снимут барьер. Для чего это делается? Кроме разделки планет в сферы вокруг собственных солнц девушки занимаются многим другим. Вот одно из них, очень нужное и важное для текущего момента. Если звезда не имеет планет, она накрывается мелкой специальной квазисеткой, весь излучаемый ею свет превращается в энергию, и та используется по своему назначению. Такую звезду, используемую для практических нужд, мы называем энергозвездой. Они стягиваются в одно место пространства. При большом количестве их получаются энергогалактики. При дальнейшем укрупнении организуются энерговселенные. В случае чрезвычайных обстоятельств ресурсы от всех энерговселенных могут быть направлены в единый канал, именуемый Мегаполом. В жизни Объединенных Миров Канамигана не было случая, чтобы подобным образом организованная колоссальная мощность использовалась для одной цели. Были несколько пробных, учебных запусков Мегапола. Но сейчас вся его мощь в моих руках и запуск не учебный, а настоящий. Вчера в два часа дня и пять минут вы все ощутили под ногами толчок. Это было не землетрясение, а подсоединение моего комплекса к Мегаполу. Тряхнуло сразу всю планету. Я вряд ли воспользуюсь его энергией, своей достаточно, он дан мне для страховки. Но всё же он есть. И девушки контролируют его. Дело для них непривычное. Ошибок не должно быть. Вот почему приняты такие меры предосторожности по ограждению их от чужого влияния. Попросту говоря, девушки работают, выполняют свои функции, их нельзя отвлекать ничем. Они заблокированы от вас. Поэтому сеанс связи с ними я заканчиваю. Для завершения этого разговора сообщаю, незримыми нитями сто пятьдесят девушек-операторов связаны с другими людьми, также работающими на вас. Они осуществляют техническую поддержку проекта, миссии по спасению вас. Их число на данный момент во много раз превышает народонаселение вашей планеты, счёт здесь идёт на сотни миллиардов. В заключение беседы позвольте вам представить ещё одного человека, самого главного, которому вы обязаны жизнью. Посмотрите на него внимательно, запомните его. Кто он? Президент Сверхцивилизации Объединённых миров Канамигана. Это не так просто на полном ходу остановить жизнь миллиардов миров, переориентировать их на другую задачу. По его приказу наши миры временно свернули все работы, стали работать на единую цель - ваше спасение. С задачей они успешно справилась под его личным руководством и контролем. Вопросы?
  
   - Как практически будет выглядеть использование Мегапола?
  
   - Сейчас я отдыхаю у вас. Метагалактический комплекс ведёт Ранелия Реско. Осторожно, медленно, апробируя пространства, через которые я продирался силой и быстро, не успел толком изучить их свойств. В данный момент нас отделяет от конечной точки пути, сейчас гляну, совсем мало, сорок семь вселенных. Предположим фантастическое. Каждая из них содержит по инфернальному существу, иначе говоря, сверхмогущественному злодею, решившему помешать нашему продвижению к Объединённым Мирам Канамигана. Подобная ситуация считается экстремальной. Поэтому я, находясь здесь у вас, возьму управление метагалактическим комплексом на себя, с помощью Мегапола уничтожу все сорок семь вселенных вместе с инферналами, мы сразу окажемся на месте.
  
   - А вы не могли прийти к нам также мгновенно с его помощью?
  
   - Э, нет! Тогда вы не были у меня под крылышком. Мегапол, когда он запущен, - это страшная вещь, океан сорвавшейся с привязи энергии, нужна защита от него.
  
   - Вопрос. Приходилось ли вам хотя бы один раз в жизни отступиться в замысле своём перед чем-то непонятным, непреодолимым?
  
   - Суммарный опыт всех наших цивилизаций убеждает, нет в природе силы более могущественной Духа Человеческого. Мой ответ - нет. Вы это хотели услышать от меня, я правильно вас понял? Или мы снова возвращаемся к теме о боге?
  
   - Она важна для нас, верующих. Хотелось бы поговорить о существе вопроса подробнее. Вы говорите его нет. А что есть?
  
   - Попы в рясах. Они говорят о нравственности, духовности, а тем временем запускают обе руки в ваши карманы, и очень сердятся, когда их уличают в нахлебничестве; как звери, грызутся между собой за паству. Бог не один, их - куча, и в этом ещё одна проблема религии. Церковные деятели без конца говорят об объединении концессий. Дело не страгивается с места из-за неразрешимой проблемы. Чей бог должен стать главным для всех религий, а остальные должны уйти в забвение? Особенно остро этот вопрос стоит у нас. В содружестве Канамигана живёт бесчисленное множество существ. Они разные: многорукие, многоногие, вообще без рук и ног. Одни из них ползают, другие летают, третьи плавают в воде, других жидкостях. Есть организмы растущие, как деревья, кристаллы. Все они разумны, как мы с вами.
  
   Он делает паузу.
  
   - Сколько народов, столько и богов. Вид представителя одного сообщества неприемлем в качестве бога для другого. Скажите на милость, почему я, человек, должен молиться на какую-то жабу в бородавках, пусть разумную, как я сам, утверждённую в качестве бога? Непреодолимое фиксируется не только среди разных религий, но и внутри одной веры, в итоге церковь расслаивается на секты. Я могу рассказать вам, какие события происходили у нас с богом, доставшимся вам по наследству на примере русского народа, к которому я сам принадлежу. Вначале у нас богов было очень много: огня, воды, леса и тому подобное. Киевские князья правильно решили, их множество дискредитирует саму идею бога, надо сделать так, чтобы он был один. Для этого они побывали в разных странах. В Византии им понравились храмы, богослужение в них. Они выбрали в качестве бога Иисуса Христа. Очень жёстко стали преследовать людей, поклоняющихся прежним богам, староверов. Если бы они дольше поездили по свету в поисках, запросто они могли остановиться на Будде. За триста лет до рождества Христова он уже существовал. Также вполне вероятно они могли закруглиться в своих поисках на Аллахе. Территориальная близость к Византии, другим христианским странам, примыкающим к ней, была более удобной. Она позволяла установить летоисчисление от рождества Христова, сделать его одиноковым у всех. Дальше начались всякие проблемы. Вначале отцом Иисуса Христа считался Дух Святой. Против этого утверждения, как ни покажется странно, выступили обыкновенные грамматические категории языка. Было выяснено, на некоторых языках, например, арамейском, Дух Святой - существо женского рода. Так в апокрифическом Евангелии от евреев утверждается: "Дух Святой - матерь моя". Как она, женщина, может быть отцом бога?.. Смехотворно. Чтобы вывернуться из неловкого положения, духовные пастыри заговорили о непорочном зачатии девы Марии. Ветром ей надуло. Под натиском зубоскалов пришлось отказываться и от мамы бога. Церковники в головы верующих стали вдалбливать мысль, что бог - это некая субстанция, вечная, невидимая, неслышимая, неосязаемая, всё видящая... и ничего не делающая. Полный трутень, в общем. При этом забывают, в главной молитве бог конкретизирован, указывается даже место его жительства: "Отче наш еже си на небеси".
  
   - В своих странствиях вы видели хотя бы одного из них?
  
   - Нет. Все "небеси" пройдены вдоль и поперёк ещё нашими предками здесь, на этой планете, но "отче наша" они не обнаружили. Некоторые религии утверждают: бог - это некая, вечно существующая субстанция. Наука не приемлет голословных утверждений. Природа - серьёзная вещь. Даже кирпичики мироздания, атомы водорода, имеют срок жизни, учёные посчитали какой, после чего распадаются на элементарные частицы. В ней нет ничего вечного.
  
   - Вопрос можно?
  
   - Пожалуйста, задавайте, не стесняйтесь.
  
   - Я, конечно, не совсем понял сказанное о хаосе. Но с вашим утверждением о невозможности существования всевышнего не могу согласиться. В этом мире что-то есть, должно быть, присутствовать, управлять... процессами.
  
   - Вы правы, когда пытаетесь заглянуть в корень проблемы. Насколько я догадываюсь, вы хотите расположить мысли в своей голове так, чтобы получилась логически обоснованная, последовательная цепочка рассуждений? Человек - поразительное создание. Как он мог появиться на свет такой, совершенный?
  
   - Да. Именно.
  
   - Обозначу для вас начало, основной ориентир. При решении этого вопроса нельзя руководствоваться обычным здравым смыслом, не обогащённым знанием. В противном случае, вы уподобитесь Митрофанушке, отвечающего на вопрос, какой частью речи является дверь. Она у него и существительное, и прилагательное одновременно в зависимости от того, установлена на место или нет. Вы знаете, что такое диссипация коарцетивных капель? Нет?.. Вот с неё и начните. Изучите пребиологическую химию, дальше - теорию эволюции. Природа очень медленно лепила человека, отбраковала при этом несчётное количество вариантов. Такой, каким он есть сейчас, повторяю, человек стал не сразу. Сейчас я сообщу нечто новое для вашей науки. Называется оно радиоизотопным анализом. Им занимается наука, называемая ядерной физикой. Его возможности? Радиоизотопный анализ организмов, которые когда-то были живыми, затем окаменели и в таком виде дошли до нас, позволяют определить их время появления на свет, причём с невероятной точностью. Исходя из его данных, первыми у нас на Земле возникли сине-зелёные водоросли, затем эукариотные (из клеток с ядром) организмы, желеподобные без скелета. Для создания их природе понадобилось около миллиарда лет. На образование организмов со скелетом ушло четыреста миллионов лет. На выход их из моря - столько же. Все эти события, подчёркиваю, документируются однозначно радиоизотопным анализом окаменевших остатков. На создание млекопитающихся природе понадобилось ещё шестьдесят пять миллионов лет. Кости самой древней из найденных обезьян имеют возраст тридцать пять миллионов лет. Имеется гипотеза, обезьяны стали родоначальницами человеческого рода. Ими стали не обычные обезьяны, каких мы знаем, а облезлые. Этот вид появился в нашем континенте под названием Африка. Страна эта богата рудами, излучающими лучи, вредно действующими на любой живой организм. В первую очередь у облучённых обезьян вылезла шерсть. Они стали более уязвимыми по сравнению со своими собратьями, одетыми в меховые шубы. Кровососущие насекомые стали причиной появления на их теле болевых точек. Благодаря ним, они стали чувствовать укус, отмахиваться от посягательств на себя. Чем больше движений они делали, тем более осмысленными они становились, вся жизнь выделенного подобным своеобразным способом клана - также. Постепенно, очень медленно, он двигался к разуму. Археологи дотошно проследили этапы его развития. Вот они. Появление жилищ, как новой, более благоприятной среды обитания во враждебном мире. Совершенствование орудий труда и защиты. Улучшение условий жизни путём приручения животных, обработки земель. Поверить в то, что появился некто, который враз сляпал его таким, каким он есть сейчас, невозможно.
  
   - А вы сами верите в него?
  
   - Моя точка зрения такова. Лучше, если бы он был и следил за миропорядком. Не было бы тогда полнейшего бардака, какой наблюдается сейчас. Катастрофические землетрясения, тайфуны, цунами, взрывы вулканов, прочие катаклизмы сопровождаются чудовищным количеством жертв, иногда в сотни тысяч человек. Гибнут ни в чём неповинные люди. Верю ли я? Другой вопрос. На основании чего я должен верить в него? Он полностью отрешён от всего происходящего в нашей жизни, никак не проявляет себя ни в наших радостях, ни в горе, при жутких катострофах. Во все времена они резко сокращали количество верующих. Мысли, толкающие их на подобный шаг, использовались простейшие. Как ты, Бог, мог допустить гибель такого огромного количества ни в чём неповинных людей? А, если ты есть и допускаешь подобное, зачем нужен нам такой?.. Он безразличен ко мне, как к личности, ко всем и всему. Что он сделал для предотвращения данной глобальной катастрофы, взрыва Солнца? Ничего. Я, обычный человек, спас полтора миллиарда людей. Такова численность населения Горваны на данный момент. По какой причине я должен относиться с уважением к нему, больше того, молиться на него? Может, всё должно происходить наоборот? Он, бог, должен молиться на человека? По многим причинам. Вот одна из них. Природа, говорю это в который раз, - серьёзная вещь. Законы её жестоки. Археологические раскопки показывают, каждые 26 миллионов лет вся планета покрывается тонким слоем радиоактивного стронция, при этом вымирает до 70 процентов всего живого. Причина: осцилляция светила относительно плоскости галактики. Здесь возможны два варианта. Первый - в плоскости скопление огромного количества пыли. Второй - интенсивная бомбардировка кусками Праматери. Поскольку Горвана не будет распыляться в сферу вокруг Солнца, останется какой есть, задача вашей науки решить эту проблему. С помощью наших разработок она легко справится с ней. Не бог. Физика, квантовая механика, если точнее говорить, Принцип Неопределённости, поставил окончательный крест на нём. Следствие из Принципа Неопределённости показывает, существование Всевышнего невозможно в принципе. Для того чтобы убедиться в его справедливости, надо потратить довольно продолжительное время, иметь склонность к точному, научному мышлению, получить высшее образование. Чтобы отбрыкиваться от наступающей науки, церковь принимает соответствующие меры. Первая мера - утаивание знаний. Другая мера. Вы знаете точное значение слова догмат? Вот оно. Догмат - основное положение в религиозном учении, принимаемое на веру и не подлежащее критике. С такими установками далеко не уедешь; развитие вообще невозможно, только окостенение. Верую во всё, чего нет. Верьте. Ваше право. А нам позвольте считать, из-за квантовой непредсказуемости бога нет ни у вас, ни у нас, и нигде. Библия - коллективное литературное творчество. Религия - обрядовая культура; инструмент, позволяющий загнать людей, как быдло, в стойло послушания; брэнд, приносящий доход. В жизни каждой цивилизации наступает момент, когда религия приходит к логическому завершению своего существования. Такой момент наступил у вас, на Горване. Церковь должна ответить за все преступления перед людьми. Я успел ознакомиться с их тайными анналами. Они ужасны. Конспективно я затронул кое-какие, далеко не все проблемы, наводящие на очень серьёзные размышления. Они доказывают не надо уподобляться Митрофанушке, приходить к выводам о существовании всевышнего на основании бытового багажа. Позволю себе ещё одно критическое замечание. Богословская философия - омут. Погрузившись в неё, с неизбежностью вы придёте к мысли, вам надо изучить Библию. Но она настолько обширна, всей вашей жизни не хватит для полного ознакомления с ней. Так не лучше ли заниматься своим делом? Временной ресурс жизни у человека мал. Природа непрестанно ставит перед ним задачи, одна грандиознее другой. Их надо решать. Отвлекаться на постороннее - значит не успеть, проиграть. Цивилизации вынуждены концентрировать усилия, отсекать всё лишнее, тормозящее. И этим мешающим для движения вперёд неоднократно являлась...
  
   Лектор обрывает речь. Улыбается.
  
   - Вы сообщили у вас много народов, столько же религий. Была среди них хотя бы одна, которая не только не мешала бы, но и способствовала развитию науки, работала на благо всех людей без исключения?
  
   - Да, была. И не одна, а множество. Но это происходило там, где во главе церкви стояли люди истинной веры, а не шваль, как у вас.
  
   - Попутный вопрос можно?
  
   - Пожалуйста.
  
   - Вы упомянули литературный персонаж Митрофанушку. Откуда он вам известен?
  
   - Спектакль "Недоросль" я посмотрел недавно. У вас. Молодцы ребята, с чувством сыграли роли. Достоверно. Мне очень понравилось. Что касается самого произведения, оно является достоянием не вашей цивилизации, а ранее существовавшей здесь, на Земле. Его написал в глубокой древности наш автор Фонвизин Денис Иванович, а вашими комбинаторами в рясе оно приписано другому человеку, ныне здравствующему. Мне забавно было наблюдать, как его чествуют, с каким достоинством он принимает почести. По-моему, он даже обиделся, заметив мой скепсис. А кое-кто из присутствующих здесь, - юноша бросает взгляд в сторону девушек, - даже обругал меня за пренебрежение к живому классику, современному столбу словесной изящности. Извините, я употребил не то слово, - столпу.
  
   В зале смех.
  
   - Вы меня поразили.
  
   - Не преувеличивайте. Я поразил не вас, а его.
  
   - Солнце вы по-прежнему накачиваете водородом?
  
   - И удаляю лишний, образовавшийся гелий.
  
   - Спасибо!.. Когда вы будете его взрывать?
  
   - Никогда. Оно уже в состоянии взрыва. Я лишь удерживаю его. Когда? На этот вопрос не могу ответить. Я у вас всего-навсего гость. Задачей моей было представиться вам. Что я и сделал. Прерогатива назначить точный час за Его Величеством королём Винсентом Ора Пуром. Я уступаю ему своё место. За ответом на этот вопрос, прочие другие обращайтесь к нему.
  
  

Часть 4

Готовьтесь к церемониалу

  
   Прошу вас! Мои извинения, Ваше Величество, за несанкционированную расправу над "Четвёртым". Он необычайно нагло вёл себя. Пославшие его должны осознать сразу, что этот мир стал иным, неподвластным им, изменить его они не в состоянии.
  
   Юноша покидает трибуну, направляется в молодёжный угол. Король занимает его место, улыбнувшись ему.
  
   - Дорогие мои подданные! Милые соотечественники и соотечественницы! Уважаемые гости!.. Я буду краток. Многими тысячелетиями солнышко служило нам верой и правдой. Никто не мог предположить, что придёт и его время. Оно казалось вечным. Давайте же выйдем на лужайку, помолимся ему в последний раз. Пусть простит нас далёкий гость. Но мы не можем, - были одни, сразу стать другими.
  
   Он дожидается посланника, мягко захватывает его под руку. Её Величество королеву берёт за другую. Первыми они выходят на улицу.
  
   - У меня к вам, господин посланник, есть вопрос личного характера. Не знаю, как к нему и подступиться.
  
   - Вы начните, я догадаюсь.
  
   - Я шагаю сейчас вверх по этому холму, как в молодости, а супруге моей, чувствую, не так легко. Она задыхается, стараясь поспеть за мной.
  
   - Вы хотите узнать, насколько эффективно моё лечение?
  
   - Да.
  
   - С теперешним ощущением вы проживёте столько же, ещё и ещё несколько раз.
  
   Король Ора Пур резко останавливается.
  
   - Неужели подобное чудо возможно? Вы не пошутили?
  
   - Нисколько. Известно ли вам, что кровеносные сосуды у человека имеют общую протяжённость несколько сот тысяч эксов?.. Со временем на них образуются отложения. Они становятся ломкими. Очень тонкими устройствами по жилочке перебран весь ваш организм, они все вычищены. Вы действительно омолодились. И процесс этот продолжается. Специальные следящие устройства будут незримо для вас продолжать лечение до полного его завершения, и лишь затем отключатся. К прожитой жизни у вас может получиться прибавок лет в четыреста.
  
   - Невероятно. Но как же моя дорогая супруга?.. До сих пор мы шли с ней по жизни рука об руку?
  
   Рюэль Деколь улыбается. С симпатией смотрит на королеву, мать Энии, Регины, Феи, женщину молчаливую, но неизменно доброжелательную к людям.
  
   - Завтра утром побудьте с ней после пробуждения. В комнату никого не пускать. Всё будет как с вами.
  
   В знак признательности король молча наклоняет голову.
  
   - Долгая жизнь научила нас никогда не оставаться в долгу. Но перед вами я чувствую себя беспомощным. То, что вы делаете, за пределами наших возможностей. Меня постоянно будет мучить мысль, чем отблагодарить вас.
  
   - Вы напрасно беспокоитесь. Если бы вы знали, как я признателен вам обоим.
  
   Король снова останавливается.
  
   - Неужели?
  
   Едва заметно глазами он показывает на следующих за ними дочерей.
  
   - Да, - подтверждает тот.
  
   - А она? - поспешно интересуется король.
  
   - И она да.
  
   - Фея?
  
   - Нет.
  
   Король нахмуривается.
  
   - Надеюсь, это не Эльвира?.. С ней вы вряд ли могли где встретиться.
  
   - Ошибаетесь.
  
   - Вы видели её?
  
   - Встречал.
  
   - Где?
  
   - На дальнем лимане.
  
   - Она с кем-то была?
  
   - Себастьяном Киром и его подручными.
  
   - Вы беседовали с ними?
  
   - Разговор был односторонним. Они пытались разделать меня, как поросёнка, угрожали.
  
   - А что там делала Эльвира?
  
   - Присутствовала в качестве наблюдателя.
  
   - Следовательно, ваши впечатления о ней не очень хороши?
  
   - Напротив, ничего девочка, симпатичная, красивая. Немного отрешённая от объективной реальности, но это исправимо. Мне она понравилась. А вот у неё мысли обо мне неважные.
  
   Король смеётся.
  
   - Недооценили вас? Сколько их было?
  
   - Человек двадцать.
  
   - Вы мне потом расскажете обо всём подробнее?
  
   - Хорошо.
  
   - Где она теперь, вы можете сказать?
  
   - В Виверме, келье Святого Апостола.
  
   - По-прежнему с золотым крестом на груди... и злобными замыслами внутри?
  
   - Да. Состояние вашего здоровья она расценивает как временное улучшение. Ей не приходит в голову, что вы можете пережить её, она никогда не получит обещанный ей церковью трон.
  
   - Я рад, что вы самостоятельно разобрались в этом сложном вопросе. Бог ей судья. Но, значит, её мы можем исключить из рассмотрения?
  
   - Вы правы.
  
   - У нас на подозрении остались две моих дочери. С Энией я недавно говорил, гм... почти на эту тему. Правда, там кроме недовольного фырканья никакого позитивного содержания не было, но судя по нему... Неужели Регина? Девочка она общительная, весёлая, может с ходу заинтересовать кого угодно. Но она, вы, наверное, не знаете...
  
   - Вынужден огорчить вас, вы снова ошиблись.
  
   - Да что вы!..
  
   - Я знала, что это Эния, - неожиданно вмешивается в разговор королева.
  
   - Ты?..
  
   - Да.
  
   - Откуда?
  
   - Надо быть мужчиной, чтобы не видеть очевидного. Та изумительно очаровательная красавица из далёкого мира прежде, чем заговорить с нами, улыбнулась вначале ему, затем Энии. Неужели ты не заметил этого?
  
   - Заметил.
  
   - И что подумал?
  
   - Она приветствует её как практическую хозяйку этих мест.
  
   - А не потому, что они друг друга знают, общались?.. Вот какая она шустрая, твоя любимица, не пропадёт.
  
   - Господин посланник?
  
   - Ваша супруга права.
  
   - Не может быть! Как же она сумела? И, главное, ни единого словечка никому. Ох, и молодёжь нынче пошла!..
  
   Его Величество оборачивается назад.
  
   - Эния!.. Поди сюда!
  
   Девушка подходит.
  
   - Мне стало тут кое-что известно о вашем, далеко не безупречном поведении. Что скажете в своё оправдание, сударыня?
  
   Эния Дела Пур молча, из-под пышной чёлочки поочерёдно взирает на папу, маму, Рюэля Деколя.
  
   - Молчите?.. Признаёте свою вину?.. Придётся вам, невзирая на ваш юный возраст, распрощаться со своей свободой. Загодя готовьтесь к церемониалу. Можете быть свободны.
  
   Дочь, повиснув на шее отца, целует его, затем мать.
  
   - До чего скрытная стала. До последней секунды я не верил, что она понимает, о чём речь, - сознаётся король. - И она такая вам нравится?
  
   - После каждой встречи расставаться с ней сущее наказание, не увидишь день, - катастрофа, не находишь себе места, невозможно работать.
  
   - Подобное было и у нас. Мы прожили с супругой в ладу сорок два года, чего и вам желаем. Но как же вы и когда сумели объясниться с ней?
  
   - А его ещё и не было объяснения. Мне хотелось, чтобы она чуть-чуть подросла.
  
   - !!!
  
   - Но теперь, после вашего внушения ей, оно неизбежно.
  
   Рюэль Деколь тяжело вздыхает.
  
   - Она призовёт меня к ответу. Я, конечно, постараюсь извернуться. Ребёнок ещё она. Рано ей. Но в этот раз мне будет труднее предыдущего. Она может прижать меня крепко.
  
   Король и королева переглянулись и одновременно засмеялись.
  
   - Мы отпускаем вас к ней. Надеемся, вы не очень пострадаете. Временами она резковата.
  
   - Я знаю. Успел натерпеться от неё. И не один раз.
  
   Поклонившись обоим, Деколь направляется к группе девушек, но не успевает дойти до них. Эния Дела Пур отделяется от подруг, перехватывает его сама.
  
  
   - Ты говорил с Энией о нём? - спрашивает королева.
  
   - Неоднократно. Они будто созданы друг для друга. Меня смущало только одно: кто он, откуда, с какими людьми мы будем связаны через него.
  
   - Ты беспокоился о целостности королевства?
  
   - Да. К счастью, теперь всё в прошлом. О таком союзе мы не могли и мечтать. Совершилось невероятное, чудо.
  
   - Ты немного притворялся перед ним?
  
   - Меня интересовала его реакция.
  
   - Заметил, как он отозвался об Эле?
  
   - Всё-всё, ни слова о ней.
  
   - Между прочим, она наша дочь.
  
   - Предавшая отца и мать, всех наших предков вплоть до первого колена.
  
   - Тут мне возразить нечем. Молчу.
  
  
  

Часть 5

Нападение на королевство

  
   - Я получила сообщение, - тихим голосом говорит Эния Дела Пур Деколю, - на ближних подступах к королевству сосредоточилось сорок четыре тысячи вооружённых людей. Они готовы к выступлению, ждут сигнала атаки.
  
   - И что? - также тихо спрашивает юноша.
   - Кто-то что-то обещал мне, - не глядя на него, напоминает принцесса.
  
   - Я выполню его.
  
   - Будет много крови?
  
   - Ишь, чего тебе захотелось! Нет, смеха.
  
   Девушка взглядывает на него.
  
   - Не понимаю, но верю. А ты не терял даром время, - делает ему замечание.
  
   От единственного за весь разговор взгляда у него переворачивается душа, и, наверное, он отвечает ей таким же. В явном смущении она опускает глаза. Но молчит она недолго. Скоро её живой, практичный характер берёт вверх.
  
   - Слово в слово. Весь разговор с ними, - требует она.
  
   Приходится подчиняться. Рюэль пересказывает беседу. Дальше они идут вместе молча. Сами ни к кому не подходят, и к ним никто не присоединяется, но все на них смотрят.
  
   - Кто скажет, где можно сшить такое платье, как у неё? - раздаётся вопрос.
  
   - Неизвестно. Материал очень необычный.
  
   - А его цвет? Оно светится.
  
   - Раскрою секрет. Я побывала у многих портных. Никто из них не знает материала, и ни у кого из них нет подобных красок. И не было.
  
   - Эничке, как всегда, везёт, - замечает Эскелл.
  
   - Я догадалась, - внезапно восклицает Юста.
  
   - О чём? Кто изготовил его?
  
   - Нет, я говорю о другом. Сесил, помнишь тот день, когда пчёлы нас атаковали? Пострадали все: Айзат, Сафи, Черри, Зелл...
  
   - Рена и Къюл.
  
   - Пасечник - тоже, причём, больше всех. Неделю он ходил опухший. Знакомые не узнавали его.
  
   - А Эния осталась целой и невредимой. Отговорилась лавандовым кремом. Негодница! Уже тогда она была под его защитой.
  
   - Ах, вот в чём дело! - восклицает Делейн. - Мона, до тебя дошло?
  
   - В полной мере. И раньше, чем до тебя.
  
   - Вы это о чём?
  
   - Нас было шестеро: Кэролл, Гейта, Бишелл, и она. Мы перебирались с одного берега на другой по канатке в Завале. На середине моста Гейте вздумалось пошалить. Она стала раскачивать его. Один из тросов не выдержал, лопнул, и мы посыпались все в воду. Течением нас вынесло на песчаный остров.
  
   - Довольно далеко от места падения.
  
   - Экса полтора будет. Течение быстрое. Зацепиться не за что было. Плыли минут двадцать.
  
   - А вода-то холодная. Вылезли мы на берег. У всех губы синие, дрожим, не можем согреться.
  
   - А Эния?
  
   - Купание в ледниковых водах её не касалось. Представляете, у неё даже платье было сухим, как будто она летела по воздуху, а не плыла с нами в воде.
  
   - Мне показалось тогда, она была озадачена не меньше нашего.
  
   - Всё просто. О ней заботились, а по какой причине, для чего и кто, - эти объяснения она не имела.
  
   - Сейчас она их получила.
  
   - Скорее всего, да. На её месте я бы сразу призвала к ответу.
  
   - Она тоже скорая на расправу.
  
   - Тем более, на такую.
  
   - Совершенно верно - очень приятную для любой девушки.
  
   - Эх, девочки! Если бы это была я, вы не представляете, с каким удовольствием я бы расправилась с ним!
  
   Не будем называть её, издавшую этот возглас, вызвавший дружный смех. Все с удвоенным интересом глядят на отделившуюся от всех парочку. Двое из присутствующих при этом разговоре, Юнона и Фея, посмотрели друг на друга, улыбнулись, но не стали вмешиваться в него.
  
   По очень крутому травяному склону гость из другой вселенной и принцесса Эния взбираются на гору, называемую в народе Чёртовой. За ними поднимаются все остальные. Здесь наверху воздуха было гораздо больше, чем внизу. Как на карте, хорошо видны окрестности, ближние и дальние дороги, сходящиеся к королевству. Непосредственно под ногами располагалась самая высокая башня в крепостной стене по имени Толстая Барбара. Редутом она выдвигалась из основной стены. В далёком прошлом предназначалась для защиты от стенобитных орудий, свои функции выполняла успешно.
  
   - Всё, мы пришли, - во всеуслышание заявляет король.
  
   Словно приветствуя его решение, Гранд-колокол на церкви Святого Иокаста издаёт мощное "Бо-ом!" С удивлением все обращаются к нему. Не время для благовеста. Быть может, это случайность?.. Но вслед за первым ударом следует второй и такой же могучий, сочный, густой, третий. Удары учащаются, следуют один за другим в режиме набата. Тревога!.. Тревога!.. Далеко на горизонте в сельве вертикально вверх поднимаются дымы. Их количество быстро нарастает. Десять, пятнадцать, двадцать... Они приближаются к стенам королевства. Их уже столько, не сосчитать. Они начинают вспыхивать на этой стороне реки. Со скрипом идут вверх подъёмные мосты, расчаливаются и отплывают на свой берег наплавные. Гранд-колокол уже не гудит, он - неистовствует. "Война!" - проносится в воздухе грозное слово. Однако Его Величество король Винсент Ора Пур отчего-то совершенно спокоен. Он выходит на середину холма.
  
   - Уважаемые гости! Дамы и господа! Прошу всеобщего внимания. Сегодня у нас поистине необычный, исторический день. К стенам нашего королевства приближается войско в сорок четыре тысячи человек под предводительством Ле Ковалье. Наши дружины предупреждены заранее, находятся на боевых позициях, готовы отразить нападение. Но никакой войны не будет. Нашего позволения вмешаться в события испросил у нас Посланник далёких миров. Он не сторонник чьёго либо кровопролития, хочет показать противнику полную его несостоятельность средствами, к сожалению, нам совершенно недоступными. То, что вы увидите сейчас, будет, скорее всего, похоже на театральное представление. Мы с вами будем в роли зрителей. Прошу вас устраивайтесь удобнее. Меня лично привлекает это место.
  
   Он захватывает ближайшую бамбуковую скамейку. Рядом с ним устраивается супруга. Все следуют их примеру. Люди моложе опускаются на зелёную траву. Занятыми оказываются все валуны, гранитные плиты, базальтовые уступы. Посторонний наблюдатель мог бы решить, что здесь устроен пикник на природе. В напряжении все ждут. И вот оно начинается. Начало его не похоже на театральное действие. Отнюдь.
  
   Первыми выскакивают из сельвы и достигают королевских владений кожодёры. Быстротой своего перемещения они обычно приводили противника в смятение. Бесчисленными стаями нос в хвост за ними следуют болотные призраки хавки. Своей многочисленностью эти звери расчленяли вражеское войско на отдельные части. За хавками с высунутыми раздвоенными языками и острыми прямыми клыками уверенно следуют освежеватели. Вслед за этими страшными, специально натасканными на убийство, тварями возникают боевые леокони с всадниками на спинах. В руках у них остро заточенные пики, тарамбутанги, сверкающие всеми остриями дзеньки.
  
   По ходу разворачивания этой боевой операции Рюэлю Деколю дают необходимые пояснения. Киношность происходящего, смешные названия представляемых ему зверей, видов оружия заставляют его несколько раз помотать головой. Он сдерживался, как мог, и, наконец, не выдержал, рассмеялся.
  
   - Прошу извинить меня, Ваши Величества, - обращается он к королевской чете, - но по взгляду со стороны это такая бутафория, неожиданная и нелепая, просто дальше некуда.
  
   - Наверное, вы правы, - говорит король, - если посмотреть со стороны и, особенно, с высоты своего могущества, но, представьте, вы там, и всё это на вас идёт по-настоящему, всерьёз, защита от нападения у вас есть, но она хилая. Уверяю вас, там это не смешно, опасно и страшно.
  
   Посланнику нечем было возразить, и он промолчал.
  
   Неудержимой лавиной нападающие накатываются на луг, покрывают его. Несутся дальше к реке. Выскакивают на её берег. Звучит многоголосый, визгливый боевой клич, предназначенный устрашить противника.
  
   - Крики, вопли, необычные резкие и сильные звуки они постоянно упражняют, - продолжает давать пояснения посланнику Его Величество.
  
   - Понятно. Таким способом они наращивают психологическое давление. Какие мероприятия в ответ предпринимает их противник?
  
   - Сейчас вы опять будет смеяться.
  
   - Постараюсь сдержаться.
  
   - Затыкают себе уши.
  
   Посланник засмеялся.
  
   - Вы были правы. Извините ещё раз. Сейчас произойдёт нечто в духе ваших войн, если смотреть на них со стороны, - начинает давать свои пояснения королю и его окружению Деколь, - неожиданно для себя они натолкнутся на очень упругий воздух, непреодолимый для них.
  
   Первыми налетают на невидимую стенку, отскакивают от неё резиновыми мячиками кожодёры, за ними, снарядами крупнее, болотные призраки хавки. Сверху на них наваливаются освежеватели. А вот и первые леокони становятся на дыбы, опрокидываются через головы, теряют своих всадников. С ходу на них напарываются идущие сзади. Авангард войска смешивается в кучу. Куча растёт. Боевой клич сменяется неистовыми воплями, проклятьями. Животные, обезумевшие в свалке, издают дикие звуки. Кое-кто поворачивает назад, пытается обойти препятствие слева, справа, но тщетно. Очень скоро ошеломлённое войско обнаруживает, что им нет и дороги назад.
  
   - Вот и вся война, - с улыбкой произносит окружающим Деколь. - Они в пространственном мешке. Отрезаны от еды и питья. Если дать им капитально поголодать, махать оружием у них не будет сил, с большим удовольствием они сами согласятся на плен.
  
   - Это восхитительно! Бесподобно! - говорит король.
  
   С возрастающим интересом следит, как оказавшиеся в западне копьеносцы пытаются пробить невидимое препятствие пиками, прострелить его из боевых луков стрелами. В одном месте начинают рыть подкоп. Вначале дело идёт успешно, но затем лопаты одна за другой начинают скрежетать, выброс земли прекращается. В другом месте из подручных средств возводят сооружения, чтобы перебраться через верх. По своей конструкции они становятся всё более сложными, и, наконец, переворачиваются вместе с людьми. Всеобщее изумление у всех, - осаждённых и тех, кто наблюдает за ними сверху, - вызывает обыкновенная арба с сеном, следующие за ней четыре купеческих фургона с товарами. Люди на них сидят с изумлёнными лицами. Повозки же сами, лавируя в самой гуще войска, как ни в чём не бывало, въезжают на главную дорогу, опустившийся перед ними мост, переезжают на другую сторону реки. Навстречу им из королевства выезжают две телеги с ребятишками, везущими своим родителям обед на дальние поля. Посредине войска телеги останавливаются. Сверху отчётливо видно для чего. Смелые мальчишки дразнят вооружённых людей. Те с яростью пытаются добраться до них. Камни, которыми вооружаются ребята, заставляют их поспешно отступить. Свободно без какой-либо задержки они пролетают через таинственный барьер, находят свою цель.
  
   - Люди, не имеющие злых намерений, насильно вовлечённые в это мероприятие, могут свободно выходить из окружения, - вот смотрите там... И там, - объясняет Деколь.
  
   И действительно, сразу в нескольких местах препятствие преодолевают несколько вооружённых воинов. Испуганно оглядываясь по сторонам, подходят к реке. Швыряют в воду самодельные пики, копья, мечи, щиты. Некоторые входят в королевство, другие поворачивают назад, уходят домой. Два воина с неистовой яростью пытаются зарубить одного такого дезертира мечами, а он, улыбаясь, уходит от них всё дальше, становится недосягаем. Незаметно вокруг пленённого войска накапливается достаточное количество свободных людей. Они сидят в тени, жуют бетель, лакомятся манго, купаются в реке, стоят у самой невидимой стены, глазеют на всех, находящихся по другую сторону. По неизвестной причине их поведение бесит окружённых больше всего.
  
   - Нет ли среди них Ле Ковалье? - задаёт неожиданный вопрос король.
  
   - Посмотрите на ту большую сикомору на опушке леса, - указывает ему Деколь. - Брезентовый навес от дождя.
  
   - Там, где кучка людей?
  
   - Да. Это его штаб. Я обозначаю его жёлтым кубом.
  
   - Вижу. Да, вижу.
  
   - Я могу доставить его сюда.
  
   - Кого?
  
   - Ле Ковалье вместе со всем штабом, - невозмутимо отвечает юноша.
  
   Внезапно и резко вся даль, большое дерево сикомора, жёлтый куб с множеством людей в нём в одно мгновение надвигаются на всех присутствующих с такой скоростью, что невольно все отшатываются назад. И также мгновенно всё отодвигается, за исключением жёлтого куба. Он остаётся на площадке, а несколькими секундами позже пропадает. Опешившие люди видят перед собой кучку не менее их ошеломлённых людей. В центре её перепуганный мужчина, довольно импозантный на вид. У него кучерявые волосы, баки и борода. Сам по себе немного толстоват, но отлично сшитый камзол почти скрадывает этот недостаток. Серебряными блёстками на нём сверкают чешуйки особо прочной кольчуги. Рядом с ним два ошалевших из-за непонятного перемещения телохранителя, превратившийся в изваяние гонец, столбами застывшие военачальники. На всех лицах одинаковое выражение.
  
   - Ле Ковалье! - признаёт кто-то.
  
   В руках у мужчины перо и бумага.
  
   - Донесение Севенту Пятому, Великому Жрецу? - спрашивает его Рюэль Деколь.
  
   Опомнившись, мужчина пытается уничтожить лист. Тщетно. Он, внезапно вырвавшись из его рук, совершая непредсказуемые движения, летит по воздуху, опускается в руки короля. Два стражника Ле Ковалье бросается на выручку, но отбрасывается назад с такой силой, что оба едва не перелетают через крепостную стену. Они еле успевают зацепиться на краю пропасти, пустив в ход секиры. Оскользаясь кожаными подошвами ботинок, пытаются подняться по стене. Не сразу им удаётся приспособиться, вылезти наверх. Там они падают, долго лежат на траве, тяжело дышат. Поднимаются. Заметно как у них обоих дрожат от пережитого напряжения ноги, трясутся руки.
  
   Его Величество изучает доставленную причудливым способом бумагу. Улыбнувшись, пускает её по рукам. Один из прочитавших засмеялся, другой, и вот уже все дружно хохочут. В витиеватой форме Ле Ковалье извещал, с какими происками дьявола он столкнулся, намечал мероприятия по обезвреживанию колдовской силы.
  
   Общее веселье задевает самолюбие важного вельможи. От гнева он весь багровеет. Отрывисто, резко, он произносит что-то на незнакомом языке охранникам.
  
   - Он подговаривает убить вас, безоружного, - тотчас переводит его слова Деколь.
  
   Его слова вызывают настолько дружный хохот, что Ле Ковалье мгновенно сникает. Бессмысленно он крутит головой во все стороны, пытается прийти в себя, постигнуть происходящее.
  
   - Дорогие сограждане, уважаемые гости! - уже не обращая внимания на пленников, начинает король. - Мы прибыли сюда, чтобы в последний раз помолиться нашему солнышку. Неожиданное нашествие нарушило наши планы, к счастью, ненадолго. Я благодарю нашего космического гостя за могущественную поддержку.
  
  

Часть 6

Прощание со старым солнцем

  
  
   Он кланяется юноше. Их Величества король и королева становятся на колени, за ними - все остальные. Ни секунды не колеблясь, Деколь следует их примеру. Опускается рядом с принцессой Энией. Девушка не показывает вида, но на щеке её, обращённой к нему, появляется слезинка. Впоследствии этот поступок их будет увековечен народом Горваны в виде золотой скульптуры. И тотчас гулкие колокола церкви Святого Иокаста, раскачиваясь, начинают перезвон. Звонарь и его подручные, раскрыв рты, смотрят, как сами собой без чьёго-либо участия тилипаются языки у колоколов. Мелодия, которую они исполняют, величава, никому неизвестна. Заворожено все слушают её.
  
   - Так звонили колокола, когда здесь жили мы, первое человечество, - поясняет посланник.
  
   Когда заканчивается молитва, король тихо обращается к юноше: "Начнём?"
  
   - Хорошо, я перестаю удерживать его.
  
   Минута ожидания, другая... После восьми минут солнце начинает увеличиваться в размерах. Вырастает до четверти небосклона. Половины. Трёх четвертей. И вот на горизонте один тонкий ободок от неба. В сиянии исчезает и он. Всё стихает в королевстве и за его пределами. Живое в страхе прячется. Люди на вершине холма испуганно жмутся друг к другу, крестятся. Они осознают своё ничтожество перед лицом космической катастрофы.
  
   - Всё, планета внутри солнца, - объявляет Деколь к ужасу ничего не понимающих пленников.
  
   - А вроде и не так жарко, - замечает, обращаясь к нему, король.
  
   - Температуру я поддерживаю тридцать градусов. Желаете больше или меньше?
  
   - Дочь?
  
   - Фея? Регина? - спрашивает та в свою очередь.
  
   - Нормальная, - говорит Регина.
  
   - Когда нет духоты, - добавляет Фея.
  
   - Мы можем получить представление о действительном солнце, если я проделаю отверстие в защитных экранах. Хотите пожертвовать каким-либо местом в ваших владениях? Предупреждаю, после пробы там долго ничего не будет расти.
  
   - Папа, Змеиное Логово! - тотчас раздаётся предложение.
  
   Эния Дела Пур, раскрасневшаяся от необыкновенности происходящего, а также по собственным причинам, очень сильно возбуждённая, и невероятно привлекательная, указывает на нужное место.
  
   - Действительно, лучше не придумаешь, - соглашается король.
  
   Испокон веков на пустоши и рядом расположенных нескольких буераках из-за глубоких грунтовых вод ничего не росло, за исключением держидерева и чёртовой колючки, абсолютно несъедобного стелющегося кустарника иглокоста. Под его ветвями обитали разнообразные пресмыкающиеся: ядовитые паукообразные, из которых самой опасной считалась таманула; гроза всех без исключения посевов жесткокрылые слепцы. По странному графику, раз в четыре года, они совершали опустошительные налёты и набеги, вернее, наползания, так их много было, на плодородные королевские поля, подчистую выгрызали весь урожай. Совладать с ними не помогали никакие средства.
  
   - Зажмурьтесь, пожалуйста, или прищурьтесь, - произносит Рюэль Деколь, - сейчас будет очень больно глазам.
  
   Он оценивает размеры пустоши, взглядом проводит её контуры для исполнительных механизмов.
  
   Столб ослепительной ревущей плазмы заставляет всех закрыть глаза, отвернуться. На мгновение все слепнут. Когда зрение возвращается, то видят, как во все стороны огненной лавой расползаются глиняные холмы. Местность на глазах выравнивается, становится плоской, как стол. Невыносимо жаркий ветер оттуда заставляет всех защитить лицо руками, отвернуться.
  
   - Господи, спаси нас и помилуй!.. Мать Пресвятая Богородица!..
  
   Возглас изумления у всех вызывает мгновенное и одновременное зажигание всех сухостойных деревьев, уродующих ландшафт. Очистка от зарослей оросительной системы полей. Прожигание в ближайшей горе зигзагообразной каменной дороги от подножия до вершины. Формирование жёлоба для стока воды от ледника до плодородной долины. Единым махом были осушены насколько болот. Всеобщий восторг вызывает луч солнца, коснувшийся поверхности реки. Огромная масса пара облаком поднимается вверх, плывёт в вышине. Большая группа подобным образом сформованных облаков придаёт всем знакомой местности фантастический вид. Казалось, в небе не одно, а тысяча солнц. Играя экранами, Деколь вносит успокоение в души растревоженных людей.
  
   - Видите над той меловой горой на фоне тучи множество чёрных точек? - обращается король к юноше.
  
   - Да. Это стая коршунов.
  
   - И направляются они на птичий двор. Замучили нас. Вы можете достать их на таком огромном расстоянии и большой высоте?
  
   - Без проблем. Копьё возмездия слегка коснётся их.
  
   Дирижёр необыкновенного зрелища позволяет плазме прорваться в том месте на краткое мгновение - и чёрные точки искорками, дымя, опадают на землю.
  
   - Спасибо! - благодарит Его Величество. - Некоторое время эти хищники не будут беспокоить нас, пока снова не расплодятся.
  
   - Папа, мне нужна система арыков на верхнем плоскогорье.
  
   - Почему ты обращаешься ко мне, а не к нему? Заробела?
  
   - Ничего подобного. Ты здесь главный.
  
   - Иногда я в этом сомневаюсь; крутишь мной, как вздумается, особо не церемонишься.
  
   - В исключительных случаях. Сейчас нет такой необходимости.
  
   - Где ты найдёшь воду для орошения? Поисковики не раз там прошлись со своими артефактами. В этом месте нет источников, и вряд ли в обозримом будущем они заведутся.
  
   - О каком месте идёт речь? - заинтересовывается Деколь.
  
   - Вон том сухом, выжженном плоскогорье. Оно примыкает вплотную к отвесной горе. Кроме ковыля да чабреца там ничто не растёт. Забыл сказать про полынь. И лебеду. Кое-где местами она тоже там есть, пытается приспособиться. Всё. Причина скудости известна.
  
   Юноша осматривает огромную отвесную скалу из гранита. Оценивает на глазок её высоту.
  
   - Метров двести будет? - спрашивает.
  
   - Сто восемьдесят девять.
  
   - Откуда такая точность?
  
   - Несколько поколений школьников производят здесь вычисления, используя подобие треугольников. Не миновала и нас сия чаша, - с улыбкой поясняет король.
  
   - Можно сделать так, - предлагает посланник, - самую высокую точку плоскогорья, примыкающую вплотную к горе, я обозначаю белым сверкающим пятном. Видите его?
  
   - Замечательно. Бесподобно. Но что дальше?
  
   - От него во все стороны отойдёт сеть арыков. Она покроет всю территорию. Примерно так. Возражения есть?
  
   - Дочь?
  
   - Это намного лучше, чем я планировала.
  
   - Остаётся добыть воду.
  
   - Она будет падать прямо со скалы, подводиться к ней с той отдалённой заснеженной горы. В месте падения будет большое озеро. Вода в нём будет прогреваться, в систему орошения она не должна поступать ледяной.
  
   С изумлением все рассматривают нарисованный белыми отчётливыми линиями план будущих арыков. Эния Дела Пур старается найти в нём какой-нибудь изъян.
  
   - Как тебе удалось так быстро сообразить?
  
   - Напоминаю, нас поддерживает вся Сверхцивилизация Объединённых Миров Канамигана, миллиарды людей. Это их совместная работа по твоему заданию. В созданном ими проекте по орошению вашего плоскогорья вложен опыт многих наших поколений. В нём просчитано всё до мелочей. Учтены такие обстоятельства, о которых мы с вами сейчас и не подумали. Например, муссонные дожди затянулись, они обильны. Водопад со скалы превращается в потоп, смывает вниз с полей весь урожай. Подобного несчастья не должно быть. И оно не произойдёт. Почему? Там, в горах, отсюда не видно, будет организовано несколько резервуаров. При их переполнении излишек воды будет сбрасываться в подземную реку. Она есть там.
  
   - А где она протекает?
  
   - В карстовых пустотах под самими горами и глубине в два экса.
  
   - Мне можно видеть то, что наблюдаешь ты?
  
   Юноша размышляет.
  
   - Ты практически адаптирована к современным средствам визуализации, с чем тебя и поздравляю; тебе - можно, остальным - нет. Смотри.
  
   - Что это? Неужели водопады под землёй?
  
   - Они самые.
  
   - Я вижу также множество подземных озёр разной величины. Многие из них соединены с рекой, некоторые - нет. Что это означает?
  
   - Объяснение простое. Они находятся в каменном мешке, состоящем из нерастворимых водою пород, и под большим давлением. Если я просверлю отверстие к любому из них вот так или так, по организованному мною каналу воду с огромной силой будет выкидывать наружу.
  
   - Гейзером?
  
   - Может получиться и он. Здесь вот, здесь и здесь. В остальных местах будет артезианская скважина. Подземную часть системы орошения дальше озёр внимательно рассмотрела?
  
   - Да. Не вижу к чему бы придраться.
  
   - Изъянов в плане нет.
  
   - Меня интересует старый вопрос. Как получилось, что он создан так быстро?
  
   - Ты протягиваешь руку к этому цветку - одно действие, срываешь его - другое, подносишь к своему лицу - третье, нюхаешь его - четвёртое. Для ознакомления с запахом цветка тебе понадобилось совершить четыре действия. При создании проекта арыков для этого плоскогорья с учётом опыта многих тысяч поколений требуется неизмеримо большее число их, триллионы. Для сокращения времени перебора упорядоченного гигантского конгломерата были привлечены устройства, выполняющие сотни миллиардов действий в секунду.
  
   - Я поняла суть. Спасибо! Ошибки при подобных процессах бывают?
  
   - Нет, одновременно с ними идёт постоянный контроль на истинность. При получении отрицательного результата, осуществляется транзакция, то есть возврат к началу, новая атака на проблему.
  
   - Тогда незачем и мешкать. Папа, говори ему, чтобы он исполнял.
  
   - Вспомнила о субординации, негодница?
  
   - Обязательно. Ты главный.
  
   - Вот также она будет командовать и вами, - позволяет Его Величество замечание.
  
   - Боюсь что да. Я не могу противостоять ей.
  
   Присутствующие с пониманием переглядываются. На их лицах появляются улыбки.
  
   - Просьба ко всем прежняя. Закрывайте глаза, чтобы не ослепнуть.
  
  

Часть 7

На что способен человек

  
   Раздаётся мощный пространственный рокот. Когда он стихает, люди открывают глаза и видят на месте белых линий огненные рвы. С отдалённых гор начинает поступать вода. Всё покрывается паром, укутывается туманом. Слышно непрерывное шипенье воды, треск камня. Быстро он охлаждается. Постепенно даль проясняется. Пар относится ветром в сторону. Его становится меньше. Он всё прозрачнее. Исчезает. Все любуются рукотворным чудом: водопадом, низвергающимся с огромной высоты, своими водами заполняющим озеро. Когда оно переполнилось, вода побежала дальше по сети арыков, и вновь всё скрывается в тумане. Трещат, лопаясь, камни.
  
   - Боже! На что способен человек! - с восхищением произносит кто-то вслух.
  
   - Да, демонстрация мощи внушительная.
  
   - Впечатляет.
  
   - Что будет, если пустить луч на то войско внизу? - раздаётся возглас.
  
   - Одним облаком на небе станет больше, - следует ответ посланника со звёзд. - Люди испарятся.
  
   - Что скажете по этому поводу, Ле Ковалье? - обращается к пленнику король. - Вы хотите с нами воевать по-прежнему? Или убедились уже, что занятие это безнадёжное? Имеете дело не с колдовством, а могуществом сверхчеловека, являющегося гостем нашего королевства, взявшего его под свою защиту, а одновременно с ним и всю Горвану от космической катастрофы, взорвавшегося солнца?..
  
   Неудавшийся полководец пришибленно молчит.
  
   - Дочь?..
  
   - Я бы даровала им жизнь, пусть они поработают на плантациях, а особенно там, где наиболее трудоёмко, новых землях на плоскогорье. Меня они интересуют больше всего.
  
   - Чем?
  
   - Отвесные скалы отражают солнечный свет, создают в этом месте особый микроклимат. Я могу культивировать там растения, проживающие в самых знойных пустынях. Но почва там очень твёрдая. Придётся долбить её кирками, приносить снизу и насыпать на неё хорошую землю. Очень трудоёмкая работа. У нас самих не хватит на неё сил, либо она растянется на неопределённо долгое время. Так что пусть поработают.
  
   - В знак благодарности, что остались живы, - соглашается Его Величество. - Одним мановением лишить сорок четыре тысячи семей их кормильцев - это было бы делом, достойным Святой Инквизиции, но не нашим.
  
   - Сколько людей, неугодных им, они сожгли на кострах? - интересуется Деколь.
  
   - По оценкам историков от одного до трёх миллионов человек.
  
   - Столько же уничтожила испанская инквизиция у нас на Земле. События повторяется. Печально.
  
   Король взглядывает на Ле Ковалье, обращает своё внимание на его гонца.
  
   - Да это вы, Пьямко! - в изумлении восклицает он. - Что вы делаете здесь?
  
   - Я - посыльный, - заявляет он, - призван на службу.
  
   - Какой по рангу?
  
   - Первый.
  
   - Превосходно. Довожу до вашего сведения, из представителей различных государств будет сформировано собрание. С его помощью будут собраны от населения все жалобы на Святую Инквизицию. Комитет, в дальнейшем организованный на основании этих жалоб, разберётся в вопросе, насколько Святая Инквизиция была святой. Общеизвестно, деяния свои она тщательно секретила. До той поры Ле Ковалье, его подручные будут находиться в плену. В дальнейшем, данные работы комитета будут переданы суду. На основании его постановления арестованные будут казнены либо помилованы. Обязательно будет решаться судьба церкви, религии вообще. Не смею вас дольше задерживать. Выполняйте свои обязанности.
  
   Пьямко раскланивается.
  
   - Благодарю вас, Ваше Величество, - с радостью произносит он и молниеносно исчезает.
  
   Звёздный посланник вручает королю коробочку.
  
   - В ваших руках, - поясняет он, - судьба старого солнца. Если вы нажмёте эту кнопку, всё вещество его мы потеряем на пути к новому миру, оно рассеется в окружающем пространстве. Мы летим сейчас в нём с огромной скоростью. Предупреждаю всех, сразу станет темно. Не пугайтесь.
  
   Его Величество коробочку берёт в руки. Мешкает.
  
   - Папа, не томи! Жми!
  
   - Не могу. Страшно, - сознаётся он. - Сейчас соберусь с духом.
  
   Робко он нажимает кнопку. По небу как будто пробежала рябь, появилась тень. Затем оно, ослепительно яркое, начинает блекнуть, становится всё более и более тусклым, гаснет совсем. Наступает абсолютная темнота.
  
   - Как страшно. На небе ничего, ни единой звезды, - произносит чей-то голос.
  
   И вдруг по небу пролетает клубок огня. Другой.
  
   - Что это?
  
   - Это проносятся мимо галактики. Мы движемся очень быстро. Но скоро будем на месте.
  
   И, действительно, небо начинает заполняться светлыми чёрточками. Они делаются по длине короче, превращаются в звёзды.
  
   - Боже мой! Сколько их!
  
   - Как много!
  
   - Да они все одинаковые. Ни отдельных ярких звёзд, ни созвездий. Как же в них ориентироваться?
  
   - Налеплены одна возле другой сплошным массивом.
  
   - Я поздравляю всех! - торжественным голосом провозглашает посланник. - Мы прибыли на место в Объединённые Миры Канамигана. Пришельцев новая родина приветствует салютом!
  
   Мгновенно всё небо покрывается яркими всполохами полярного сияния, невиданного на экваторе. Шторки всех цветов радуги, движутся, смещаются относительно друг друга, тухнут в одном месте, в другом разгораются. И вдруг всё небо начинает полыхать ими. Оно как бы само приходит в движение. Симфония в цветах начинает сопровождаться неведомой музыкой, продолжается долго. Люди зачарованно смотрят вверх. На глазах у многих появляются слёзы.
  
   - Мы могли прожить всю жизнь, и ни разу не увидеть такой красоты.
  
   - Какое счастье, что мы дожили до этих времён.
  
   Из всех видов приветствий, предложенных на конкурс, победило это, наиболее простейшее. Новый мир должен входить в состав Сверхцивилизации не сразу, поэтапно, постепенно привыкая к его возможностям.
  
   - А это там что, на востоке?..
  
   На буйство красок в той части неба начинает накладываться какое-то светлое пятно. Оно становится ярче. Из-за горизонта осторожно выглядывает диск неизвестного небесного тела. Он становится больше. Превращается в серп.
  
   - Да это же наш месяц! - опознаёт кто-то.
  
   - Там, где он, пора появиться и солнцу. Сейчас всё-таки день, а не ночь.
  
   Звёздный посланник протягивает Его Величеству другую коробочку. Тот берёт её, но как-то неловко, нечаянно нажимает кнопку.
  
   Мгновенно совершается чудо. На небе, чуть правее Луны, на старом месте появляется солнце, небо становится голубым, трава зелёной, по небу плывут белые облака. Как такое могло случиться? Ведь, лучи от солнца до Горваны должны были идти восемь минут и только тогда осветить её поверхность? Но никто не обратил никакого внимания на это чудо. Все с жадностью смотрят на знакомые, привычные места, как будто были лишены их целую вечность, никак не могут насмотреться.
  
   - Вот и всё, - подводит черту звёздный посланник. - Моя миссия по спасению вашей Горваны, нашей Прародины Земли, успешно завершена. - Новое солнце, только что зажжённое у вас на глазах, будет спокойно гореть в течение пяти миллиардов лет. Ваше Величество!
  
   - Уважаемые соотечественники, земляки! С вашего позволения разрешите съезд представителей Большого и Малого Кругов считать закрытым. Ваша задача оповестить у себя дома обо всём, что вы здесь видели и слышали. Своими глазами вы убедились, какого могущества могли бы достичь мы, люди, если бы не мракобесие дельцов от религии, утаивших от нас драгоценные знания. Мы все уцелели благодаря посторонней помощи, и, благодаря ней, третьего сожжения не будет. Никогда. До свиданья! Возвращайтесь домой, успокойте там всех. Но, прежде чем вы разойдётесь, я позволю сделать одно замечание. Касается оно нравственности. Как известно всем, в последнее время она среди молодёжи стала немного иной, чем была в старые времена. Это свойство у неё такое. Из века в век она становится всё хуже и хуже. А на самом деле остаётся, какой есть. Отвратительной. Причина проста. Он и она, предназначенные судьбой друг другу, как правило, не живут рядом, разделены расстояниями. Случайная их встреча, знакомство маловероятны. В космической Сверхцивилизации Объединённых Миров Канамигана под учётом находится каждое живое существо. Парочки, он и она, предназначенные друг другу судьбой, как бы ни были разделены обстоятельствами, расстояниями, прочими факторами, мгновенно определяются с помощью быстро работающих устройств. Отныне и навсегда наша планета Горвана, иначе, Земля, составная часть этой Сверхцивилизации. Каждый из нас с помощью волшебной свахи может взглянуть на свою судьбу. Моё обращение к нашим девушкам - не очень позволяйте мальчикам; моё обращение к юношам - не втягивайтесь в излишества, чаще оценивайте себя со стороны. Что произойдёт? Вы можете быть отвергнуты человеком, предназначенным вам в спутники на всю жизнь самим Всевышним. Не испытаете счастья настоящей любви. В новых условиях можете оказаться никому ненужными. Довольствуетесь крохами от жизни. Кривую судьбу поимеете не только вы, но и ваши дети. И в заключение... Вы позволите мне говорить дальше, или продолжите сами? - обращается король к посланнику.
  
   - Мне не очень удобно, лучше вы.
  
   - Раскрывать её в полном объёме, исчерпывающе?
  
   - Разумеется, в противном случае не стоит и начинать.
  
   - Я могу продолжать дальше от имени вас обоих?
  
   - Да.
  
   - Посланник далёких миров появился в нашем королевстве потому, что он запустил процедуру определения своей судьбы, ею оказалась моя младшая дочь. Сейчас они присматриваются друг к другу.
  
   Юноша подходит к девушке, обнимает её, своими губами прикасается к её губам. Этот целомудренный поцелуй был увековечен народом Горваны в виде восхитительной золотой скульптуры, получившей название "Встреча двух миров". Автором обеих работ, "Прощание с солнцем" и "Встреча двух миров", признанных шедеврами, был уже знакомый нам юный чеканщик и скульптор Арни Касл. Впоследствии он станет вторым человеком на Горване, удостоившимся звания Национального Героя Канамиганы.
  
   - У меня всё.
  
   Неохотно вначале, а потом всё быстрее представители государств начинают расходиться. Новости, которые они несут в свои края, ошеломительны.
  
   - Вам, Ле Ковалье и вам, господа, придётся побыть в неволе, прежде чем определится ваша судьба.
  
   - Вы нам позволите выступить с заявлением?
  
   - Пожалуйста.
  
   - Пока на небе творилась катавасия, мы посовещались между собой, пришли к единому мнению.
  
   - Какому?
  
   - Незачем затягивать расследование на годы. Результат его для нас очевиден. Нас признают виновными. Рубите головы нам сейчас.
  
   Король Ора Пур поражён.
  
   - Всем?
  
   - Да, каждый из нас виноват в достаточной мере, осознаёт, что достоин казни.
  
   В замешательстве Его Величество смотрит на звёздного посланника.
  
   - Что вы думаете по поводу предложения Ле Ковалье?
  
   - Они чересчур жестоки к самим себе. Нельзя так безалаберно обращаться со своими жизнями.
  
   В ещё большем замешательстве король обращает взор на дочь.
  
   - Что скажешь ты?
  
   - Я прошу посланника обосновать свою жалостливую позицию.
  
   - Гидре отрубят голову, тело её останется, и она возродится вновь. Расследование покончит с нею полностью.
  
   - Понял, папа, как надо действовать?
  
   - Сожалею, Ле Ковалье, железной логике не могу противостоять. Со страшной силой на меня давит собственное ближайшее окружение.
  
   Как видно из этой фразы, чувство юмора не было чуждо Его Величеству, а словесное отображение мысли очень близко современному.
  
  

Часть 8

Другие встречи с Киром

   - Его Высокое Высочайшее Святейшество у себя?
  
   Громила-монах, выпучив глаза, смотрит на человека, неожиданно появившегося перед ним. Подпрыгнув, срывается с места, вихрем врывается в обитель.
  
   - Ваше Высочайшее Святейшество!
  
   - Что-что?.. Как ты меня обозвал? С лузгу съехал?
  
   - Тьфу! Попутал, дьявол! Это он! Он!
  
   - Кто?
  
   - Пилигрим!
  
   - Какой ещё к дьяволу пилигрим?
  
   - Тот. Который приходил. Как его?.. Странник!
  
   - Ну, это ты перехватил. Тем сейчас занимается, знаешь кто? Сам великий мастер Градье. Из его рук не так просто вырваться попавшему в них. В живом виде. Но на всякий случай я выйду, гляну, о ком ты талдычишь.
  
   Себастьян Кир появляется на крыльце и, подобно своему служке, выпучивает глаза.
  
   - Обмишулился твой Градье, - сообщает ему Деколь, - не он, а с ним занимаются и с его двенадцатью подручными. Теперь настала ваша очередь. Какая? Выдворяться из королевства. Вот бумага, подписанная Его Величеством. Она предписывает вам покинуть пределы государства, сейчас гляну в какой срок... О, как сурово! Немедленно!.. Не ожидал я такой жёсткости от Их Величеств, мягких, покладистых, терпеливых. Как только они решились на подобный шаг? Не понимаю. Но делать нечего. Его повеление должно быть исполнено. Хватайте свои манатки, исчезайте из этих краёв и никогда больше не появляйтесь в них. Причину читать надо? Слишком длинно написано, местами неразборчиво. Не буду. Разбирайтесь в каракулях сами. Пересказываю содержимое своими словами. Вы замечены и не один раз в делах государства, вас не касающихся и к вам не относящихся. Вопросы есть?.. Предложения?..
  
   Себастьян Кир выходит из состояния, напоминающего апоплексию.
  
   - Поднимай всех на ноги! Немедленно! Всеобщий сбор! - командует он своему подчинённому.
  
   Тот стрелой метнулся внутрь обители. Что он там сделал, неизвестно. Не было слышно звука колокола, чего-либо похожего на него, но реакция последовала незамедлительно. Со всех сторон к главной резиденции монастыря стали сбегаться монахи. Скоро ими оказывается заполнен весь двор.
  
   - Что теперь скажешь? - торжествующе вопрошает Кир.
  
   - По поводу чего? Этого твоего немногочисленного войска? Набираемого тобою тайком, по крохам? - с иронией интересуется посланник короля. - Собрались все? Или есть где ещё? Да. Двое с западной часовни, и трое с восточной не успели добежать. Подождём... Вот они. Теперь все. Исключение составляет твой брат. Парализованный, он лежит в келье один. Поднять его на ноги, сделать здоровым ты не можешь, а я не хочу. Пусть там и остаётся. Почему? Если его поставить рядом со стоящими, с его появлением у тебя ничего не изменяется. Что ты хотел сказать мне дальше? Продолжай.
  
   При упоминании брата Себастьян Кир багровеет от гнева.
  
   - Как ты нас выселишь всех, вот что тебе скажу. И как уйдёшь отсюда? Живым?
  
   - Без проблем. Демонстрирую.
  
   Он подмигивает громиле-монаху. Тот взирал на него с раскрытым ртом. Видать никто не разговаривал так с его наставником.
  
   Юноша делает вращательные движения указательным пальцем. После третьего кольца сверху на местность опускается мгла. По прошествии нескольких секунд в ней невозможно было рассмотреть собственной руки, даже если поднести её к самому носу. Это не был туман, нечто осязаемое как непроницаемая завеса. Также быстро всё рассеивается. Ошалело все осматриваются вокруг. Обитель, монастырь, колокольня, церковь, кельи - всё осталось прежним, но располагались они не на своём месте, а в иной, незнакомой местности. Их окружали со всех сторон колоссальной величины деревья неведомого тропического леса, причём располагался он на холмах вверху, они были внизу. С высшей точки местности на них взирали гигантские горилоподобные существа в два, два с половиной раза крупнее человека, впоследствии прозванные истуканами. Какофония доносящихся из лесной чащи незнакомых звуков, какой-то дикий непривычный вой, пробирающий до костей визг, свидетельствовали, он издаётся обитателями не населённой людьми планеты Горвана, а пустынной Эпсилон Тукана. Но это открытие оказавшимся в ней ещё предстояло сделать. Человек, доставивший их сюда, бесследно исчез, не мог сообщить, где они, поблизости никого другого не было. Первую лепту в раскрытие тайны вносит церковный звездочёт. Оказавшись после пожарного построения во дворе на привычном месте, взглянув в окуляр, он, как ужаленный, подскочил, завопил:
  
   - Ва-шество! Ва-шество!
  
   - Что сегодня все как мешком из-за угла хлопнутые? Вначале один, теперь другой соскакивает с катушек? - раздражённо спрашивает оказавшийся поблизости Себастьян Кир. - Чего выпучил на меня зенки? Крыша поехала? Я - перед тобой! На-шество! - передразнивает он.
  
   - Это не Солнечная система! А, значит, и не планета Горвана! - возопил звездочёт.
  
   - Что тогда?
  
   - Какая-то непонятная хрень! Все звёзды перемешаны в ней. Вот, пожалуйте сюда, убеждайтесь сами!
  
   Кир убедился.
  
   - Что ты, пёс, сделал с телескопом? - грозно вопросил.
  
   Ночью, когда вызвездило, он приходит к выводу, если тут и замешан человек, напал он не на того.
  
  
   Деколь появляется перед стражем Преосвященства, монахом-громилой.
  
   - Шёл попутно. Решил заглянуть к вам. Узнать, как поживаете, - объясняет ему своё внезапное появление.
  
   В испуге тот шарахается от него в сторону.
  
   - Свят, свят...
  
   - Чего ты перепугался?
  
   - Их Преосвященства организовали специальный молебен. Ты, нечистый дух, должен был пропасть, колдовство твоё потерять силу, а мы вернуться на свою родину.
  
   - Ты забыл, вы изгнаны из королевства цветов в царство необыкновенных зверей по распоряжению Их Величеств. Мною. Навсегда.
  
   - Боже, кто ты?
  
   - Человек, такой же, как и ты. Но я наделён безграничным могуществом от огромного количества населённых миров. Смотри на них.
  
   С любопытством юноша взирает на монаха. Во все стороны тот крутит головой. Результат просмотра им увиденного был внушительным - разом он очумел.
  
   - Изыдь от меня, сатана, со своим колдовством. Прав Себастьян Кир нет никакого бога. Если бы он был, не допустил подобных мерзких вещей, как-то: уроды, истуканы; тебя, неведомого нечистого, относящегося к Преосвященству без всякого почтения, трепета; застилающего мне очи вещами невероятными.
  
   - Да ты что? Он стал еретиком?
  
   - Боюсь, да.
  
   - И ты, глядя на него, заколебался в вере?
  
   - Приходится, раз ты ещё не сгинул с моих глаз. Я трижды наложил на тебя заклятье. Во всех случаях оно помогало, но сейчас не сработало.
  
   - Вместо бога стали верить в чёрта, вот что я вам скажу. Нет на вас Евасуила Кира. Он враз вправил бы вам мозги.
  
   - Да, тот покрепче Себастьяна, - соглашается монах.
  
   - Не поднять ли мне его на ноги?
  
   - Это вряд у тебя получится, раз лучшие наши врачи отступились от него.
  
   - По какой причине?
  
   - Слишком долго валяется, у него перестроился организм.
  
   - На ничегоделание? Существование в качестве трутня? Внушительный диагноз. Но они ошибаются. Сейчас я попробую взбодрить этого лежебоку. Смотри, не он ли там вдали показался? Плетётся к нам? А сейчас побежал?.. Он, точно. А почему он стал размахивать кулаками? Увидел меня. Его обуяла злоба. Ты не защитишь меня? Понимаю, тебе не положено. Мне надо брать ноги в руки, дралалать от него.
  
   Растерявшийся монах смотрит, как вокруг него, клумбы с ананасами, высаженными там вместо цветов, деревьев начинают бегать двое. Он не верит собственным глазам, но вынужден признать, они не ошибаются, видят брата Себастьяна Евасуила, на собственных ногах, подвижного.
  
   - Смотри, как он набирает обороты, мне всё труднее уворачиваться от него. А ты говорил, он залежался. Недолежал он или перележал. Ещё немного и он схватит меня, учинит надо мной расправу.
  
   - Наследие моего батюшки где?
  
   - В шкатулке. Вот она, хватай .
  
   - Обручальное кольцо?
  
   - На!
  
   - Прощальный подарок моей матушки?
  
   - Возьми!
  
   - Остальные драгоценности?
  
   - Нету. Пропил, проел, промотал. Ух! Видал? Чуть не схватил меня. А всё почему? Врезал напрямик по твоей клумбе. Гляди, в пылу погони сшиб один ананас. Что будешь жевать вместо него?
  
   Монах посмотрел, в ту же секунду получает хорошую оплеуху.
  
   - За что, Ваше Преосвященство?
  
   - Будешь торчать сусликом, огложоб, добавлю! Когда будет пробегать мимо тебя, держи его!
  
   - Эй-эй! Так нечестно! Вдвоём на одного. Я тоже буду бегать по клумбе, сшибать ананасы. Ух, ты! Ну и хватка! Я знаю, из-за чего ты рассердился и стал таким подвижным. Тебя как зовут?
  
   - Куин.
  
   - Я больше не буду налетать на твои любимые плоды, Куин.
  
   - Конечно, не будешь.
  
   Монах упаковывает его в свои крепкие объятия, передаёт Евасуилу Киру.
  
   - Ого! От долгого лежания вся сила у него ушла в руки. Чувствую, бесполезно вырываться. Я не могу даже трепыхнуться. Братва, куда вы меня тащите? Догадался - в потайную комнату, к "Железной Деве".
  
   - Правильно догадался. Сейчас мы устроим тебе небольшое испытание на невинность. Отпирай дверь. Теперь закрывай её. Защелкивай ему руку!.. Вторую... Теперь ногу!.. Другую!
  
   - А первая отскочила, - сообщает приторачиваемый к неудобному вертикальному сооружению, некоей каракатице.
  
   - Ты что, разучился?
  
   Монах получает вторую затрещину.
  
   - Я делал всё правильно, не знаю, как она раскрылась.
  
   - Вторая - тоже.
  
   - Ты чего это фиговничаешь?
  
   - Да правильно я всё делаю. Смотрите, - с досадою восклицает монах.
  
   - А теперь все отпали.
  
   - Отойди. Я сам прикручу его. Вот, видел как надо? Врезалось в кожу до самой кости.
  
   - Мне неудобно, чересчур жёстко затянуто, - жалуется пленник.
  
   - Сейчас тебе будет ещё жёстче, если не заговоришь.
  
   - Как? Затекают руки, ноги, язык тоже. Скоро он перестанет шевелиться.
  
   - Мы подстегнём его.
  
   - Чем?
  
   - Калёным железом.
  
   - Ой, зачем так пугать? Что вы хотите услышать от него? Говорите быстрее, пока он ворочается.
  
   - Ты не мог пропить, проесть всё богатство! Его было слишком много. Сейчас ты мне расскажешь, где оно.
  
   - Мне помогали друзья.
  
   - О них тоже поведаешь всё.
  
   - Друзей выдавать нехорошо.
  
   - Согласен, плохо. Начнём с них. Кто они, с кем ты поделился?
  
   - Очень многими.
  
   - Натягивай жилы! Потуже!
  
   - Воловьи? - интересуется подготавливаемый к экзекуции.
  
   - Сейчас узнаешь какие. Закручивай! Сильнее!
  
   - Ой, вы что? Больно же!
  
   - Сейчас тебе будет больнее.
  
   - Аларм! Я - ЦКБ!
  
   - На приёме!
  
   - Тебе помочь?
  
   - Вот натравлю на тебя цоцушек, только не таких, как у монахов, иного плана, мужских. Что они с тобой сделают, что сделают, будешь знать, как вмешиваться.
  
   - Ладно, угомонись, разошёлся. Чего ты хочешь от них добиться, интересно всё же?
  
   - Хочу испытать их веру во Всевышнего. Мне она кажется липовой. Их молитвы, направляемые в небеса, и образ жизни, который они ведут, кардинально расходятся между собой. Ты встряла в самый интересный момент ненужным элементом. Извините, мадемуазель, пока не мадам, за грубость! Я не хотел хамить вам. Нечаянно вышло.
  
   - Хулиган!
  
   Старшая смены пропадает.
  
   - Сколько рычажков у вас, блоков. Из них получается что? Дай-ка прослежу по тросикам... Полиспаст, я верно сообразил?
  
   - Что вы без меня здесь натворили? - взревел в ярости Евасуил Кир.
  
   - Мы... ничего.
  
   - Указатель приближается к красной черте, а он сидит хоть бы хны, баланду травит. Как ты это объяснишь?
  
   - У него высокий болевой порог, героя перед нами корчит.
  
   - Да, попадались такие типы. И чем всё кончалось? Скукоживались один за другим. Интересно, как долго этот продержится? Крутим вместе. Ты растягиваешь ему руки, я - ноги. Дальше всё как обычно. Шею скручивай осторожно, чтобы позвонки не хрустнули. Мне он нужен живым, не дохлым. На счёт три начинаем. Раз, два, три! Поехали!.. Что такое? Не пойму. Ослабел я за время лежания что ли? Но ты-то был здоровым, должен работать в полную силу. Или ты подыгрываешь ему?
  
   - Помилуйте, Ваше Преосвященство, как можно!
  
   - В наше время никому нельзя доверять. Значит так. Отойди от "Девы". Ещё дальше. И не подходи к ней. Раскручиваем маховик, всю растяжку запускаем от него. Сейчас посмотрим, притворяешься ли ты или нет... Ага, поймал я тебя! В какую сторону, огложоб, крутишь колесо? Противоположную нужной.
  
   - Извините, Ваше Преосвященство! За один день я никогда не получал столько порицаний, обалдел совсем, еле соображаю.
  
   - Огложобились вы без меня, трихоманы. Если самый выверенный слуга скочерыживается от ерунды, в каком состоянии находятся все остальные? Ладно, я буду распоряжаться, а ты делай, как тебе велят, но чтобы без выкрутасов. Берёмся за раскрутку ещё... Достаточно! Хватит! Куда ты его разгоняешь? Хочешь, чтобы он сорвался с оси? То у тебя нет силы, а то разом вдруг объявилась. Подозрительным ты мне кажешься. Подумываю, после того, как с ним будет закончено, не посадить ли на его место тебя?.. Что скажешь?
  
   - Ваша воля, не смею противодействовать ей, Ваше Преосвященство.
  
   - Конечно, моя, чья же ещё? Начинаем с малого хода. Так, хорошо. Давай средний... Ну, как, чувствительно? - интересуется он у пленника.
  
   - Еле-еле.
  
   - Добавляем ещё. Сейчас?
  
   - Что-то имеется, надо подумать. Ага, нашёл! Ощущение такое, будто меня тянут в разные стороны две мухи.
  
   - Снимай с ограничителя, давай большой ход.
  
   - Да его моментально разорвёт, Ваше Преосвященство!
  
   - Зато он перестанет скалить зубы, издеваться надо мной. И тебе что за дело?
  
   - Виноват. Отойдите дальше, а то вас забрызгает.
  
   - Говорить будешь?
  
   - Нет желания.
  
   Снятый с тормозов, маховик загудел. Тренькнули, со звоном лопнули воловьи жилы.
  
   - Не выдержали, - с сожалением произносит пленник. - Надо было брать их у молодого телёнка, а не старого быка.
  
   Едва произносит эти слова, как вся конструкция разваливается. Во все стороны покатились шкивчики, шкивы, блоки, а сам он оказывается на полу.
  
   - Ух, ты! Зашибся как. На этом боку у меня будет синяк, а на этом другой. Вы что, не могли сделать её крепче?
  
   Поднявшись на ноги, пленник отряхивает себя, пинает ногой ближайшее колесо.
  
   - Это не "Железная Дева", а деревянная. Не выдержала она испытания невинностью, а я цел, - подводит он итог. - Другой, покрепче этой, у вас нет?
  
   Некоторое время он любуется двумя монахами, застывшими в столбняке, остаётся удовлетворён их состоянием.
  
   - Вижу, нет. Ладненько, я пошёл. Всё, что хотелось мне, я увидел.
  
   Он исчезает.
  
   - Железные двери на замке, ключ у меня в кармане. Как он мог выйти из камеры?
  
   Несколько раз громила-монах задаёт этот вопрос своему начальнику.
  
   - Нечистый дух, - столько же раз ответствует тот.
  
   Но вид у него был озадаченным, и его ответ не удовлетворил спрашиваемого.
  
  
  
   Деколь появляется перед стражем обеих Преосвященств, монахом-громилой, Евасуилом Киром как всегда неожиданно, нечистым духом, оборотнем, дьяволом в человеческом облике.
  
   - Привет! Привет! Проходил мимо. Решил заглянуть к вам, узнать, как поживаете, все ли живы здоровы?
  
   - Их Преосвященства простудились. Беспрестанно чихают и кашляют, - без утайки говорит монах.
  
   И сразу получает увесистую затрещину.
  
   - За что?
  
   - Будешь докладываться каждому, что со мной.
  
   - Придётся мне полечить его.
  
   Глава скита угрожающе стал надвигаться на пришельца.
  
   - Я тебя самого сейчас полечу.
  
   - Ой, страшно! Всё, с этой секунды он полностью здоров, - скороговоркой сообщает юноша монаху. - А я исчезаю до следующего, благоприятного раза; в этот, боюсь, под горячую руку мне может перепасть.
  
   Произнеся эти слова, юноша улетучивается таким же непонятным образом, как и появился. Самое удивительное, у Их Преосвященства сразу перестала болеть голова, пропал насморк. Не веря в чудо, он попробовал кашлянуть несколько раз, но кашель не стал мучительно душить его, как несколькими минутами раньше. Страж внимательно следил за ним.
  
   - Что скажете теперь, Ваше Преосвященство?
  
   Тот смутился.
  
   - Ничего.
  
   Следующая встреча посланника далёких миров происходит с монахом-громилой один на один. Едва завидя его, тот рухает на колени.
  
   - Пощади!
  
   - Я ничего не собираюсь с тобой делать, - с удивлением произносит материализовавшийся из воздуха призрак. - Чего это ты, здоровяк такой, вздумал валяться у меня в ногах? Ты можешь положить меня на лопатки одной левой. Я правильно догадываюсь?
  
   - Думаю, да, - соглашается монах.
  
   - Тогда в чём дело?
  
   - Сестра моя там. Больная. Девочка у неё, также нездоровая. Им некому помочь.
  
   - Я вылечил обоих. Хочешь посмотреть на них? Минуту, не больше. Мне некогда. Видишь, они несут в хату воду с ключа, мама - в большом ведре, девочка - в маленьком ведёрке? Обе разговаривают, смеются.
  
   С жадностью монах смотрит на своих родственниц. По щекам его покатились слёзы.
  
   - Слава богу! Мои молитвы дошли до него.
  
   - Я рад за тебя.
  
   - У меня никого нет, кроме них.
  
   - Зачем тогда околачиваешься в монастыре? Не помогаешь им? Заставляет вера? Какая? В кого? Невидимого, неслышимого, никак не проявляющего себя в нашем существовании, общих радостях, страшных катастрофах?.. Единственное благое деяние для тебя и то сделал не он, а я... Господу помолимся! Господу помолимся! - неожиданно взвывает торжественным голосом дух, крестится.
  
   Исчезает. Монах автоматически следует ему. Останавливается. С испугом осматривается вокруг себя.
  
   - Да что же это такое? - произносит растерянно.
  
  

Глава 26

Центор

  

Часть 1

Дело Пляма и Шкедера

  
   После окончания съезда представителей Большого и Малого Кругов едва Рюэль Деколь вышел из королевского окружения, тотчас был окружён плотным кольцом молодёжи. На него обрушилась тьма-тьмущая вопросов. Особенно агрессивны были девушки, да это и неудивительно, их было больше. Юноша не знал, кого и слушать, кому первому отвечать. Пугать своей множественностью ему не хотелось. Между тем им хотелось сразу узнать всё: и о нём самом, и о его мире, и о грядущих изменениях в их жизни. Покрутив головой во все стороны, юноша, наконец, извиняется.
  
   - Прошу простить меня, но есть одно срочное дело. Его нельзя откладывать даже на минуту. Я потом отвечу вам на все вопросы. Догадываюсь, чего вы хотите в первую очередь. Обещаю, все желающие смогут взглянуть на своих будущих любимых. Готовьтесь к торжественной встрече с ними. А сейчас я вынужден покинуть вас.
  
   От досады многие даже застонали. Рюэль Деколь находит взглядом Энию Дела Пур.
  
   - Мне нужно твоё содействие.
  
   Торжествующе улыбнувшись, принцесса отделяется от всех, идёт с ним рядом. Все девушки провожают их взглядом.
  
  
   - Гонца специально отпустил? - задаёт Эния Дела Пур вопрос, когда они остаются вдвоём.
  
   - Да. Он должен поднять тревогу в стане Великого Жреца. Тот распорядится перехоронить, лучше замаскировать или даже уничтожить разумные автоматы, либо их останки.
  
   - А на каком основании?
  
   - Я их достаточно напугал сегодня. Если общество увидит, какие знания они держали в своих руках, не давали им хода, авторитет церкви рухнет. Мракобесие не красит её.
  
   - Это и есть то самое спешное дело?
  
   - Да. Необходимо проследить за Пьямко, первым гонцом, в момент когда он будет докладывать Великому Жрецу.
  
   - Это возможно?
  
   - Конечно, я слежу за ним, он уже почти у места.
  
   - И я хочу видеть.
  
   - Давай найдём уединённое место, где нам никто не помешает.
  
   - Сверни налево.
  
   - Что там?
  
   - Розовая беседка.
  
   Юноша послушно идёт за принцессой и, действительно, через две минуты в середине буйных зарослей обнаруживается хорошо замаскированная беседка. Её скамейки, островерхая крыша сколочены из плотно пригнанных досок нежного розоватого оттенка, очень приятного для глаза, пахучего. В электронном классификаторе дереву, из которого выструганы доски, не находится названия, Деколь даёт ему временное "роуз".
  
   - Очень хорошо, - даёт он оценку найденному месту.
  
   Цветущие вокруг беседки кустарники и деревья внезапно исчезают, они оказываются в горах.
  
   По едва различимой тропинке бежит человек. Иногда он оскользается, из-под ног его в пропасть сыпятся камни и тогда он сбавляет ход.
  
   - Пьямко! - восклицает принцесса.
  
   - Он самый.
  
   - Он нас видит и слышит?
  
   - Нет, конечно.
  
   - Идёт он в Монтегону, я узнаю эти места.
  
   - Что там?
  
   - Пещерный храм. Высечен в цельном куске камня. Севент Пятый, видимо, там. Но проникнуть в него очень трудно, вернее, невозможно. Постоянный доступ туда имеет строго ограниченный круг лиц.
  
   - Кто эти люди?
  
   - Высшая церковная каста. В монастыре проходит обучение будущая верховная власть.
  
   - Замечательно, то, что нам нужно. Боюсь, предки мои сделали широко распространённую ошибку.
  
   - Какую?
  
   - Они занесли все свои знания на кристаллы какого-нибудь сапфира или рубина, те в свою очередь выдраны из основы как драгоценные камни.
  
   - Но даже в этом случае их можно найти?
  
   - Разумеется, но они могли пройти огранку, разрезание, ценность их ничтожна. Часть информации, которая была записана на них, потерянна безвозвратно, оставшуюся трудно взять; кроме того, очень сложно найти их во множестве других камней, придётся перебирать все на свете камни. В связи с этим меня интересуют деяния Святой Инквизиции. Ты можешь мне помочь. Припомни, нет ли среди них какого-нибудь громкого ювелирного дела?
  
   Принцесса задумывается.
  
   - Есть! - восклицает она. - Дело Пляма и Шкедера.
  
   - Кто они?
  
   - Шкедер был охранником, Плям - купцом-ювелиром.
  
   - А почему они припомнились тебе?
  
   - Их обоих умертвляли постепенно в течение одного года, триста шестьдесят пять дней. В нашей истории это самая длительная и мучительная смерть.
  
   - За что?
  
   - Обвинение было туманным, формулировалось, дай припомнить, как "преступление перед церковью". А каким оно было? Даже папе ничего не сказали. Кстати, кроме него и меня, о подноготной дела Пляма-Шкедера никто не подозревает. Подавалось оно под обычным соусом воровства некоей церковной реликвии. Многие признаки свидетельствовали, что это обычная туфта. У папы, как обычно, были напряжённые отношения с церковниками, он пытался их нормализовать. В то время он не понимал, на что они замахиваются, просил меня не распространяться особо по этому делу, чтобы не испортить этих отношений окончательно. Я и молчала, не говорила о нём никому.
  
   - Спасибо! Они как раз те, кто нам нужен. Минуточку, я сейчас пороюсь в архивах.
  
   Отрешённо юноша смотрит перед собой и вдруг бледнеет.
  
   - Всё пропало, - сообщает он, - мы вышли на правильный след, но...
  
   - Что?
  
   - В момент ареста Пляма в Аломеях, пока в его доме ломали кованые ворота, массивные двери, он сам пестиком в металлической ступе толок уличающие его камни. Был схвачен, когда пытался выбросить порошок из них. Какое несчастье!.. Ранелия!
  
   - На связи!
  
   - Перенастрой Щ-станции. Установка: Аломея, Плям, ювелирный камень сапфир был уничтожен в металлической ступе, поиск порошка сапфира. По всей видимости, это бессмысленно, мы потеряли бесценную информацию.
  
   - Скорее всего, он рассеян, но я попытаюсь.
  
   - Спасибо. Мы с Энией продолжим поиск останков автоматов. Не подскажешь, кто в те времена заправлял Святой Инквизицией?
  
   - Зурис Единственный.
  
   - Где он сейчас?
  
   - Там же.
  
   - В Аломеях?
  
   - Да.
  
   Юноша вновь погружается в задумчивость.
  
   - Сплошное невезение, - объявляет он.
  
   - В чём дело?
  
   - Я вошёл в контакт с ним. Это не человек уже. Он полуживой, полумёртвый, ничего не помнит, у него старческое слабоумие. Попытка оживить его память не дала результата. Она отмерла полностью, не подлежит восстановлению. Вся надежда теперь на Пьямко.
  
  

Часть 2

Чёрные воды

  
   Они умолкают. С любопытством смотрят, как, тяжело дыша, гонец взбирается крутой тропинкой к монастырю, стучит в металлические, гулко бухающие ворота огромным кольцом из красной меди. Его впускают.
  
   Комната внутри пещерного монастыря. Она ярко освещена солнцем через отверстие в потолке. В раззолоченных красных креслах сидит сам Великий Жрец, могучий бородатый мужчина. Жёлтый халат из бархата у него наполовину расстёгнут. В комнате страшно душно. Глава церкви вспотел, и он сильно раздражён.
  
   - Так, ещё один, - сердито восклицает он, увидев входящего Пьямко, - и с плохими вестями, вижу. Ну!..
  
   - Ваше Преосвященство! Не просто с плохими, а с очень плохими.
  
   - Ага! Так я и знал. Сейчас начнёшь плести мне про колдовство. Слушаю.
  
   Пьямко растерянно моргает глазами.
  
   - Вам уже доложили?
  
   - Что доложили?.. Кто доложил?
  
   - Неудачную попытку его ареста командой Святой Инквизиции?
  
   - Впервые слышу. Ты хочешь сказать мне, дюжина хорошо обученных людей не смогла справиться с одним человеком?
  
   - Именно. Он объяснил им, раньше они арестовывали обычных людей, но сейчас им не повезло, они нарвались на колдуна настоящего, и продемонстрировал свою силу.
  
   - Как?
  
   - Вы видели, как гуси осторожно переходят дорогу, чтобы пролётка либо телега не наехала на них? Вот также гуськом один за другим они следовали за ним прямым ходом в тюрьму.
  
   - Я вижу, ты сговорился с ним.
  
   - Кем?
  
   - Был тут один шут, напевал мне про нечистую силу. Стрелы от него отскакивают. Неизвестно, присутствовал ли он на съезде, или наложил в штаны на пороге.
  
   - "Четвёртый?" Был.
  
   - А ты откуда знаешь?
  
   - Все видели, как его вытурили из королевства. Летел по воздуху, носом кровенил камень, ноги были над головой, пятками вывернуты вперёд. Ещё то зрелище.
  
   - А люди что с ним?
  
   - Схвачены сразу, посажены в застенок.
  
   - Полный провал. Никому ничего нельзя доверить. Что у вас стряслось?
  
   Пьямко подробно и лаконично живописует происшедшее. Севент Пятый, выпучив глаза, слушает его.
  
   - Я должен верить такой чепухе? - восклицает он.
  
   - Да, - твёрдо стоит на своём гонец. - Мои слова могут подтвердить сорок четыре тысячи человек, взятых в плен. С их стороны ни одного пострадавшего. Это вас не впечатляет?..
  
   Гнев Великого Жреца утихает.
  
   - То же самое, только помедленней, повтори ещё один раз, - требует он.
  
   Первый гонец слово в слово повторяет. У него изумительная память.
  
   - И ещё раз... Невероятно, - подводит итог Севент Пятый, - не похоже, чтобы ты объелся белены, на каком-нибудь месте ты бы споткнулся, а так у тебя идёт складно. Что всё это значит?..
  
   - Звёздный пришелец с необыкновенным космическим могуществом у цветочного короля, а не у нас.
  
   - Что ты предлагаешь?
  
   - Это после того, как мы столько раз покушались на него, и он всех нас обозвал швалью?
  
   - Да, его только нам и не хватало. Все наши планы прахом. Ты знаешь, что он пытается добраться до вещи Запретной?
  
   Пьямко поражён.
  
   - Как он узнал о её существовании? Это же... конец всем нам, конец религии.
  
   - Успокойся. Он догадывается, что такая вещь существует. Имя предмета, не буду озвучивать его, он не называл. Он хочет найти её.
  
   - Это ему вряд ли удастся.
  
   - Да, чёрные воды похоронили тайну навсегда. Из живущих о ней знают только двое: ты да я. Некоторые сами умерли, кое-кому мы помогли. Раздумываю, не отправить ли тебя в след, чтобы ты разузнал, как они там поживают.
   - За что?
  
   - Кое-кто, помнится, усердно возражал против полного уничтожения.
  
   - Но мы же не догадывались о таком повороте событий!
  
   Великий Жрец и доверенное лицо продолжают беседу, но Рюэль Деколь отключает аппаратуру пространственно-временного континуума. Розовая беседка с ним и принцессой оказывается на своём прежнем месте среди цветущих магнолий. Девушка невольно ахает.
  
   - Мы были там с ними или нам это только казалось?
  
   - Мы были там. Нас укутывала субстанция, непроницаемая для их глаз, ушей, осязания, чего-либо ещё, у них не имеющегося. Какое название может быть у этой вещи, в каких чёрных водах она похоронена?
  
   Эния Дела Пур задумывается.
  
   - Не знаю. Хочу поведать тебе об одной вещи. У нас есть обычай. Когда умирает человек, близкие люди по одному заходят к нему попрощаться. Я хочу рассказать, что сказал мне перед кончиной брат папы. Помирал он не своей смертью. Отравили его, и он догадывался кто и зачем. Говорить ему было трудно, поэтому он делал многочисленные остановки. "Девочка, пожалуйста, запомни мои слова. Какими бы странными они не показались тебе. Касаются они главной церковной тайны. Вот они. "Центор принял Щурок". Я не говорю их даже твоему папе. Почему? Ты самая молодая, переживёшь всех. Ему же осталось немного. Он не утерпит. Что-нибудь предпримет. Я его хорошо знаю. Попадёт в беду. Пусть спокойно доживёт отпущенное ему. Из-за этой тайны многие поплатились. Возможно, будущее востребует её. Будь предельно осторожна при её раскрытии. Действуй только наверняка. Через тебя я хочу достать их, извергов, из своей могилы".
  
   Юноша невольно хватает девушку за руку.
  
   - Подходит. Ты обсуждала с кем-нибудь эти слова?
  
   - Нет, я строго следовала заключающейся в них рекомендации. Кроме того, у нас так не положено.
  
   - Даже с папой?
  
   - Обращение умершего к каждому священно, не подлежит обсуждению. Нарушить его сейчас меня заставила ситуация. Мне кажется, настало время, будущее востребовало их.
  
   - А сама раздумывала о них?
  
   - О чём здесь размышлять? Непонятно всё.
  
   - Имя Центор не слышала?
  
   - Никогда и ни от кого.
  
   - А другое - Щурок?
  
   - По нему могу дать несколько вариантов. Это молодая щука, есть поселение с таким названием, попадаются люди с подобными фамилиями, а также прозвищами, имеется подземная река.
  
   - Недалеко от пещерного храма с монастырём?
  
   - Нет, оттуда расстояние до неё приличное, чересчур даже... хотя, минутку... сейчас мне в голову пришла поразительная мысль. Щурок имеет несколько выходов на поверхность. Если мысленно соединять их прямыми линиями, одна из них пройдёт через пещерный храм. Вполне вероятно, на его закрытой территории может находиться ещё один, никому не известный, выход.
  
   - Благодарю. Я хочу побывать там и проверить. Подожди меня.
  
   Не дожидаясь ответа, юноша пропадает. Нет его довольно долго. Спустя пятьдесят минут он неожиданно возникает на скамейке. С него ручьями стекает вода. С глухим стуком у его ног ложатся друг на друга несколько осклизлых металлических плит.
  
   - Ты оказалась права. Щурок выходит на поверхность в одной из тайных комнат монастыря. Они постоянно сбагривают в него весь мусор. Я его нашёл, это - Центор, вернее, всё, что осталось от него. Аппарат протащило по тоннелю до подземного моря примерно двадцать эксов. Там он был занесён песком, со временем заилился.
  
   - И ты побывал там?..
  
   - Как видишь.
  
   - Почему меня не взял?
  
   - Тебе надо научиться управлять своим силовым полем, для начала - летать.
  
   - Летать?.. Да ты что!
  
   - И займёмся мы с тобою этим немедленно. Ты отработаешь в воздухе до автоматизма дисциплину поведения, это понятие тебе известно из школы, а затем дисциплину мысли. После усвоения навыков строгого мышления, это важно, мы займёмся перемещениями в пространстве. Это также вид полёта, только трасса его не имеет характеристик. Какой бы длинной она ни была, проходится в мгновение, она - всего-навсего коммуникация. Я использовал сейчас комбинированный способ передвижения. Не скажу, чтобы это было весело: бешеное течение, бесконечные водовороты, двенадцать раз я летел в пропасть, в последний раз сорок секунд, девять раз меня заносило в тупики, масса работ на дне подземного хранилища по отысканию. Для новичка всё сразу было бы чересчур. Я понятно объясняю?
  
   - Почти. А если бы тебя этим подземным потоком вбило в какую-нибудь расщелину, и ты застрял там?
  
   - Ты бы отправилась на мои поиски, вытащила меня оттуда.
  
   - Я серьёзно спрашиваю. Не шути, пожалуйста.
  
   - Таких мест там было сколько угодно, я срезал на ходу скальные породы, расширял отверстия.
  
   - Здорово. И всё это ради этих железок?
  
   - Им нет цены, особенно вот этой силуминовой плите. Предки мои были умные люди. Здесь, в станине от автомата, ими спрятан запасной сапфир, резервный носитель информации.
  
  

Часть 3

Долгожданное признание в любви

  
   - "Родина!" Я - "Аларм!"
  
   - "Аларм", слушаем внимательно.
  
   - Нами обнаружен резервный кристалл, хранилище всех знаний первой цивилизации на Земле. Существенную помощь в его поиске мне оказала жительница планеты Горвана Эния Дела Пур. Без её подсказок он вряд ли был найден нами. Точнее, он мог быть обнаружен нами, но лишь в одном, исключительном случае, - если бы планета Горвана стала распыляться в сферу Дайсона. Автомат на протяжении многих тысячелетий утаивался верховными жрецами и только в прошлом веке случайно разукомплектован двумя грабителями, уничтожен как особо опасная вещь по распоряжению Севента Четвёртого. Я не удержался, в мультирежиме пробежался по информации, заложенной в нём, и мои подозрения подтвердились.
  
   - Какие?
  
   - Они зародились с первого дня знакомства с тётушкой Калиной. Слушаю её, не верю собственным ушам: я "злякалась" - испугалась, "пыка" - лицо, "цибарка" - ведро, "серники" - спички, ну, и знаменательное "побачу". Так говорят у нас хохлы. Возникновение на нашей Прародине людей полностью нам идентичных, ладно, несмотря на малый процент возможности, вещь допустимая. Но как могла появиться целая нация? Это из области фантастики. Дальше. Метрическая система мер. Совпадение практически полное, за одним небольшим исключением, вместо километров - эксы. Но состоят они, как и положено, из метров, сантиметров и миллиметров. Я обнаружил даже русскую меру длины аршин. Есть и вершок. Планету свою они зовут Горваной, но под ногами у них земля. Откуда взялось это слово? Продолжаю. Иду мимо стадиона. Местные ребята играют в футбол. И вдруг слышу знакомые слова: "аут", "корнер", "гол", "офсайд". Возьму последнее событие. Поспоританцев вымазали дёгтем, обваляли перьями, в таком виде выгнали из королевства. Какой я мог сделать общий вывод?
  
   - Интересно. И какой он?
  
   - Разумные автоматы, репродуцируясь, не могли передать подобные подробности. На Горване не новая волна эволюции, а прежняя, старая, наша.
  
   - Рюэль, ты понимаешь, на что замахиваешься? Что начнётся здесь у нас после твоего сообщения?
  
   - Научно не подтверждённого? Понимаю. Предлагаю подать эту новость как особое мнение пилота.
  
   - Принято.
  
   - Ранелька, подожди уходить.
  
   - Чего ты хочешь?
  
   - Мы тут поговорили с Энией о здешних парнях.
  
   - Ну и что?
  
   - Они не зашоренные. Не успеешь ты и глазом моргнуть, окажешься у одного из них в объятиях, покуштует он тебя, яблочко перезрелое. Хочешь поговорить с Энией о некоторых кандидатурах? IDL от зависти позеленеет.
  
   - Большущее тебе спасибо!
  
   - За что?
  
   - Без тебя бы я не сообразила, что мне делать в новых условиях.
  
   Старшая смены пропадает и практически сразу появляется перед ними.
  
   - Я предупреждала тебя!
  
   - Что произошло?
  
   - Почти мгновенно взбесились все информационные агентства. "Особое мнение пилота, не один раз оказывавшегося правым!" - передразнивает она. - Во время ты вылез со своим материалом. Как раз в момент информационного затишья. Что сейчас у нас творится... Шквал! Тайфун! Цунами! Не завидую тебе.
  
   И она снова пропадает.
  
   - Вот, пожалуйста. Делаешь людям добро, а они в ответ что? Предрекают неприятности, злорадствуют.
  
   - Также говорят и спасибо. Что произошло? Я не вполне уловила суть.
  
   - Минутку. Сейчас я ей добавлю. ЦКБ! Я - Комплекс!
  
   - А, может, без комплексов? Человек, излишне самоуверенный в себе?
  
   - Что произошло?
  
   - Ничего особенного. Кроме того, разве что когда ты появишься здесь, кое-кто скушает тебя живьём.
  
   - Подбрасываю им косточку, чтобы они подавились мною. Я посмотрел дальше информацию на сапфире. Она полностью подтверждает мои подозрения. Относится она к последним сорока миллионов лет жизни землян. Для науки, истории бесценны. Ими разрешён кризис с плохим делением диплоидной клетки, найден ответ на вопрос, что надо делать, чтобы продлить жизнь всему человечеству. И они продлили её. Используя их точные, скрупулёзно описанные рекомендации, мы можем увеличить её для себя, причём настолько существенно, можем стать бессмертными. Это подарок нам, ушедшим в миры Канамигана, от них, оставшихся на Земле, умерших здесь. На Земле не новая волна эволюции, а новая смена поколений. И это уже точно.
  
   - Прими мои извинения.
  
   - Принимаю. С огромным удовольствием.
  
   - Как общество вернулось к патриархальному образу жизни?
  
   - После одной, особо мощной вспышки на солнце, всеобщего охвата плазмой всей поверхности планеты, более длительной, чем обычно, они едва выжили. Из-за страшного пожара сгорела почти вся растительность. Люди голодали в течение нескольких поколений. Неимоверными усилиями церкви они не скатились к скотскому существованию, не превратились в животных, остались людьми. Там есть свои герои. Они не чета нынешним зажравшимся церковным правителям. Мы имеем возможность узнать их имена. Дальше запись обрывается. Некому было вести её.
  
   - После очередного визита солнечной плазмы на Горвану?
  
   - Ты догадалась верно.
  
   - Когда передашь нам сам камень?
  
   - После того, как сделаю его дубликат. До связи!
  
   - Минутку. Ты ангажируешь меня на официальное сообщение?
  
   - Экие неожиданные слова ты стала употреблять. Где их нахваталась? Да. Пока.
  
   - Рюэль, я не вполне поняла ваш разговор.
  
   - Мы беседовали с ней об одной, очень сложной проблеме. Она не была согласна со мной. Почему? Тебе не стоит ломать по этому поводу голову. Постепенно ты вникнешь во всё. Не сейчас, потом.
  
   - Она могла на тебя обидеться.
  
   - Почему?
  
   - Ты обозвал её перезрелым яблочком.
  
   - Фу! Я тысячу раз обзывал её так. Если бы ты только слышала, как она чихвостила меня в ответ.
  
   - Как?
  
   - Не скажу.
  
   - Из-за чего?
  
   - Ты можешь последовать её примеру.
  
   - Почему ты не мог без меня найти камень?
  
   - Понадобится много времени, чтобы все сведения по этой планете были каталогизированы. Следуя за твоей мыслью, информационные системы из хаоса сведений выдёргивали нужные мне. Это как в лесу в незнакомом месте, где много дорог, найти правильную помогают указатели. Ты расставила мне ориентиры.
  
   - Хоть для чего-то я нужна.
  
   - Вы нужны для многого.
  
   - Например?
  
   - Радовать своим существованием маму.
  
   - Ещё кого?
  
   - Папу.
  
   - Дальше?
  
   - Меня.
  
   - Зачем я вам?
   Испытующе юноша смотрит на девушку. Очень юная. Почти ребёнок. Настойчивый, желающий заиметь новенькую игрушечку, его. Немедленно. Сейчас. И ему приходится подчиниться этому золотоволосому, голубоглазому, обаятельному ребёночку. Нет выхода. Но затем, очень жаль, чувствительно помучить его. Для чего? Скорейшего повзросления этого дитятки.
  
   - Люблю тебя.
  
   - Я думала никогда не дождусь этих слов... Кого больше - Олю Венту или меня?
  
   - Олю Венту.
  
   - Зачем признание в любви делаешь мне, а не ей?
  
   - Со специальной целью.
  
   - Какой?
  
   - Чтобы ты, услышав его, отвернулась от меня, обратила свои взоры на другого, стала добиваться от него таких же слов. А я, ура! стал свободным. И все девушки, которые мне нравятся, стали моими, Оля Вента в том числе.
  
   - Ах, вот вы о чём мечтаете! Не бывать этому!
  
   - И согласны пойти на самую, самую крайнюю меру?
  
   - Какую?
  
   - Стать моей?
  
   - Нет, я не готова. Мне надо подрасти.
  
   - Ответ приемлемый. Мужчины - ужасные люди. Они сильно истязают девочек, ты знаешь чем и как. А если не знаешь, то узнаешь. Ты находишься в возрасте, не позволяющем подобных надругательств над собой. С этим вопросом мы покончили, переходим к другому. Зачем в лесах на Зиде ты грозила мне топором?
  
   - А не надо быть таким красивым!
  
   - Дальше?
  
   - Пока всё.
  
   - Слово "люблю" мы привыкли слышать, но не привыкли говорить?
  
   - Да, это так.
  
   - Мы, наши будущие Величества не готовы в принципе к откровениям подобного рода? Или будем способны на них когда подрастём?
  
   - Там будет видно.
  
   Юноша смотрит на стоящее перед ним игривое создание. Она думает, сейчас её будут обнимать и целовать? Да ничего подобного!
  
   - Придётся мне в отношении вас принять меры.
  
   - Какие?
  
   - Исключительные.
  
   - Зачем?
  
   - Добиться вашего ответного признания.
  
   - Подобная задача будет очень и очень трудной для вас.
  
   - Чувствую. Но, согласись, она увлекательна?
  
  

Часть секретная абсолютно для всех без исключения

Волшебный гардероб

   Рюэль Деколь укладывал спать восемь мальчишек в лесном домике. В сарае-пристройке к нему, недовольно хрюкал остроглаз, животное с одним большим оком на лбу. С его помощью оно, как в бинокль, рассматривало всех подходящих к нему издали. Когда движущийся объект оказывался рядом, око превращалось в лупу. Сейчас остроглаз закончил внимательное изучение загона, недовольно всхрюкивал. Результаты исследования оказались неутешительными. Из него невозможно было удрать. Мальчишки никак не могли угомониться, разбирали подробности его поимки. При каждом всхрюкивании они разражались смехом. Необычные звуки заставляли улыбаться их руководителя.
  
   - Ах ты, выдумщица моя! - внезапно произносит ласковым голосом он. Непонятные слова
  
   Все ребята настороженно уставились на него.
  
   - Кто? - спрашивают.
   - Что случилось?
  
   - Одна небольшая проблемка. О ней я скажу вам чуть позже, но могу и воздержаться от откровенности. Посмотрю, как развернутся события. Вихрь, остаёшься за старшего. Задача номер один для тебя, - уложить всех спать. Я исчезаю, не могу сказать на какое время, но максимальное на сутки, не больше. Понадобилась моя помощь. Ждите меня здесь.
  
   - А что делать с этим хрюкалом? - недовольно спрашивает мальчик.
  
   Звуки недовольства, издаваемые остроглазом, являлись причиной нарушения обычного режима отдыха. Его беспокойство было понятно.
  
   - Всё. Оно уже спит. Не будет мешать вам. Кормите, поите, ублажайте его. Будет умолять вас выпустить пописать, не поддавайтесь. Драпанёт, точно.
  
   Под дружный смех мальчишек он исчезает.
  
   И сразу появляется. Нетрудно догадаться где. В самом глухом лесу, какой только можно отыскать в здешней сельве. Возле принцессы. На этот раз она нашла приют между стволами трёх толстых метасеквой. На неё нельзя было напасть слева, сзади, справа и даже сверху, только спереди. Совершенно обессиленная, она сидела на сухой хвое. Опустив голову, дремала. При его внезапном появлении она легко поднимается, без единого звука идёт в объятия.
  
   - Решила специализироваться на пропажах в лесу? - с улыбкой спрашивает юноша девушку после нескольких поцелуев, и, разглядывая её, измученную.
  
   - Вовсе нет. Я не потерялась, просто не дошла до места назначения.
  
   - Своей лесной избушки?
  
   - Да, твоего подарка. Я правильно руководствовалась всеми рекомендациями по ориентации? Убеждена, шла в верном направлении.
  
   - Да, - подтверждает он.
  
   - Они оказались эффективными. Теперь я никогда не буду блуждать в лесу. Спасибо тебе за них. Моя ошибка состоит в другом. Я не поверила, что до избушки семьдесят шесть эксов. Сколько мне оставалось пройти ещё?
  
   - Пятьдесят четыре. Ты бежала?
  
   - Всё время.
  
   - Впечатляет. Местность пересечённая, много завалов, топких мест, они удлинили твою дорогу с двадцати двух до тридцати восьми эксов. Поразительный результат. Тебе надо серьёзно подумать об участии в спортивных соревнованиях. Когда ты начала забег?
  
   - Как только рассвело. И не от дома, а дальней клубничной плантации. Она ближе всего к цели. Я подъехала туда на велосипеде к вечеру. Дорог в тех краях нет, только тропинки. Всех родных предупредила, что переночую там в шалаше. С утра займусь клубникой. За день вряд ли успею. Переночую в другой раз. Закончу возню с усами, пересадкой. К вечеру второго дня буду дома. На самом деле плантация обработана, ничего там не надо делать. Я переночевала. Оставила там свой велосипед. И сразу побежала. Кто меня видел там? Выдал? Мама с папой опять подняли тревогу?
  
   - Они спокойно спят, ни о чём не подозревают. Некоторое неодушевлённое, но очень умное устройство ровно в полночь на одну десятитысячную долю секунды заглянуло в твою спальню, обнаружило твоё отсутствие, сообщило о нём мне. Всё.
  
   - Вот как? Ты мне расскажешь всё о нём. А где ты был в это время?
  
   - Также в лесу. На другом конце ваших владений. Целый день с ребятишками мы пытались успокоить пойманного нами остроглаза. Сейчас он дрыхает, пацаны тоже вот-вот уснут.
  
   - Значит, в королевстве никто не знает где мы?
  
   - Точно. Перенести тебя туда?
  
   - Нет. В лесной домик. Я устала. Пересплю в нём. Следующий день хочу провести там. Посвятить его полностью отдыху. К вечеру вернуться домой, как обещала всем.
  
   - Выполняю твою просьбу. Осторожнее, пожалуйста. Не ушибись о ступени крылечка. Их тоже надо сделать из светящейся древесины.
  
   - Перестань морочить мне голову. Она не имеет никакого отношения к свету.
  
   - Как ты это определила?
  
   - Просто. С помощью ножа отколупнула щепочку от потолка. Обычное дерево. Не знаю, какой породы.
  
   - Ясень.
  
   - Как здесь уютно, хорошо, - говорит принцесса, переступив порог.
  
   - Но не хватает Феи? Я правильно угадал?
  
   - Нет. Вместо неё будешь ты.
  
   - Я буду больше, чем Фея.
  
   - Ну, подобной вещи вам вряд ли кто позволит.
  
   - Я уже больше. Скажи на милость, зачем ей так горячо целовать тебя и столько раз?
  
   - Тебе также незачем возбуждаться. Всё. Удаляйтесь в тот угол. Отгораживайтесь от меня шкафом, комодом, также тем трюмо. Что здесь есть ещё громоздкого? Тем сервантом. Устраивайте за ними постель.
  
   - Слушаю. И повинуюсь.
  
   - Я немного полежу... Вы сделали всё, как я просила?
  
   - Да.
  
   - Можно глянуть?
  
   - Смотри.
  
   - Да, неплохо устроился. Бельё необходимое, вижу, нашлось. Если бы ты приткнулся здесь кое-как, я, пожалуй, пожалела бы тебя, пригласила к себе, а так нет никакой необходимости. Я пошла в свою постель. Как хорошо лежать в уютном, безопасном месте... Раздеваться на ночь будете?
  
   - А вы?
  
   - Я уже раздета. Платье не помнётся, и завтра у меня будет приличный вид. По поводу моей обуви можете не беспокоиться. Она снята.
  
   - Я и не переживаю.
  
   - Вы уже разделись?
  
   - Да. И лежу в постели.
  
   - Проситься ко мне будете?
  
   - Нет.
  
   - Почему?
  
   - Из чувства гордости.
  
   - Придётся мне поступиться своей. Идите ко мне.
  
   - Очень интересно. Зачем я возился столько с устройством своего угла?
  
   - Я определяла, управляемы вы или нет?
  
   - Я - разнообразный.
  
   Юноша ложится рядом с девушкой, тотчас прижимает её к себе.
  
   - Вы останетесь прежним, договорились?
  
   - Жаль. Сознавайся, всё произошедшее инсценировка?
  
   - Да.
  
   Объясни, зачем я тебе понадобился?
  
   - В тот раз мне надо было доводить дело с тобой до конца, а не увиливать от него с помощью Феи. Мы провели с ней интересную, содержательную ночь, но... мне надо совершенно другое.
  
   - Что именно?
  
   - Хочу ознакомиться с тобой, какой ты есть.
  
   - А мне с тобой можно?
  
   - Пожалуйста.
  
   Свет они не выключали, мы, создатели, гасим его.
  
   - Спасибо... Что будем делать дальше?
  
   - Сознаваться.
  
   - В чём?
  
   - Во всех своих грехах.
  
   - Мне неловко.
  
   - Переступим через все ощущения. Сколько девушек у тебя было? Что ты мог их иметь, видела, а сейчас и ощущаю телом.
  
   - Мне трудно определиться с общим числом.
  
   - Известно ли тебе, атаку на тебя производили весьма опытные наши матроны?
  
   - Нет.
  
   - Они поспорили на тебя.
  
   - Вот почему они так активно все лезли ко мне. Я удивлялся, откуда у них такой запал?
  
   - Ты, не смотря на их старания, не поддался ни одной.
  
   - Я дружил с другими. Они больше нравились мне.
  
   - Пятнадцати, шестнадцатилетними девушками? Знаю всё и про них.
  
   - Правда?
  
   - Она самая. Ни одна из них не стала твоей. Не потому, что не хотела. Желающие среди них были. И не одна.
  
   - А вдруг о какой-нибудь тебе неизвестно?
  
   - Сомневаюсь. Продолжаю дальше. На своей родине ты не целовался ни с одной. Очевидно, девушки в тот момент тебя не интересовали. Совершенно. Можешь ответить почему?
  
   - Всё время отсутствовал. Ими занимались другие.
  
   - Продолжаю дальше. В предыдущий раз в этом домике ты употребил одну, поразительную фразу. Ты произнёс: "Мы оба - неумехи".
  
   - Что вы хотите этим сказать?
  
   - Тебе трудно определиться с общим числом покорённых тобою девушек, потому что оно равно нулю. Будешь возражать?
  
   - Нет.
  
   - Я подошла к ключевому моменту нашего разговора - причине. Сказать тебе о ней?
  
   - Нет... Давай.
  
   - Сознавайся, ты мой ровесник?
  
   Рюэль Деколь засмеялся.
  
   - Я на три часа старше тебя. Как ты догадалась?
  
   - О твоём малолетстве вопили многие вещи. Их крики я не приняла во внимание... ты постарался упредить меня. Хитрец! Но теперь я на тебе отыграюсь.
  
   - Эния!
  
   - Что?
  
   - Никому, ни единого слова.
  
   - Пойдёшь в кабальную зависимость ко мне?
  
   - С удовольствием. А ты взамен выполнишь мою старую просьбу?
  
   - Какую?
  
   - Сказать три нужных мне слова.
  
   - Такому мальцу? Нет. Подрасти сначала.
  
   - До какого возраста?
  
   - В ваших краях совершеннолетие когда наступает?
  
   - Двадцать лет.
  
   - Минус шестнадцать, выходит со своей просьбой ты можешь обратиться ко мне через четыре года. Или тебе нужно уже сейчас не только моё "люблю", но и нечто другое?
  
   - Нет.
  
   - В таком случае как ты объяснишь это, упирающееся в моё тело?
  
   - Этим хозяйством я не распоряжаюсь. Оно не принадлежит мне.
  
   - А кому?
  
   - Тебе, вот кому! А каким ему быть в каждый данный момент, этим вопросом занимается природа.
  
   - Бессовестный!
  
   Девушка покраснела также сильно, как и юноша перед этим. Смущённые оба, они застывают в объятиях.
  
   - Как будем жить дальше?
  
   - Ты - главная. По твоему разумению.
  
   - А как ты сам хочешь?
  
   - Физиология человека очень проста. До животного состояния можно довести себя быстро. Только вот зачем? Хочу видеть тебя, какой ты есть. Быстрой, подвижной, привлекательной и очень красивой. Радующей глаз, волнующей чувства, своим присутствием преобразующей обычную жизнь в волшебную. А не уродливой, брюхатой и с пузом.
  
   Принцесса засмеялась.
  
   - Глупенький ты мой! Действительно малолеточка, и ещё не мужчина. Как получилось, что об этом ты ничего не знаешь? Совершенный профан?
  
   - Просто я никогда не интересовался этим вопросом.
  
   - Вот почему ты отвергал их всех подряд. Я не стану заниматься твоим просвещением... портить тебя. Замечу, описанная тобой отвратительная картина - моя судьба.
  
   - Тогда пусть она наступит позже. Я не готов к её пришествию. Страшусь её. И не желаю видеть её.
  
   - Я думаю точно также. Мы с тобой дети. Давай подрастём. До какого срока? Он определится сам собой. А они пусть отстанут от нас со своими церемониалами. Ты согласен?
  
   - Полностью.
  
   - В таком случае если мы с вами не муж и жена, - говорит со всей строгостью, на какую способна в подобной обстановке принцесса, - не любовники, в ближайшее время не собираемся ими быть, ваше присутствие, сударь, в моей постели нахожу неуместным. Отправляйтесь к себе.
  
   - А "люблю?"
  
   - Нет.
  
   Проснувшаяся утром её милость обнаруживает себя в объятиях.
  
   - Безобразие! Как ты посмел! Говори немедленно, когда перебежал ко мне?
  
   - Не скажу! Что делал с тобой, пока ты крепко спала, также не скажу.
  
   Юноша не может долго выдерживать выразительного взгляда.
  
   - Сразу как ты заснула, - сознаётся. - И, между прочим, перевернувшись на другой бок, ты сама обняла меня.
  
   - Мне снился ты. Видимо, поэтому. Что делал со мной?
  
   - Смотрел. Не осмеливался даже поцеловать. Боялся, что ты проснёшься, прогонишь меня. Но теперь я отведу душу.
  
   - Всё! Всё! Как можешь ты целовать меня заспанную, неумывшуюся! Исчезай! Я оденусь!
  
   - Погоди одеваться. Для тебя тут приготовлен сюрприз.
  
   Деколь подвигает ближе к кровати ящик приличной величины, сплетённый из рисовой соломки.
  
   - Наши модельеры внимательно изучили твои пристрастия. Изготовили для тебя одежду из материалов, каких нет у вас, употребили раскраски, невозможные в вашем королевстве. Они также создали фасоны, подчеркивающие твою личность, подходящие к тебе, и ни к кому другому. Показать тебе первую разработку?
  
   Рюэль достаёт платье.
  
   Едва взглянув на него, с радостным возгласом девушка с кровати бросается к нему на шею. С трудом он удерживается на ногах.
  
   - Как смеешь ты заспанная, неумывшаяся, почти раздетая, целовать меня? - с возмущением выговаривает он.
  
   При этом он не отталкивает её, напротив, притягивает к себе. Дальше он радуется вместе с девушкой каждому вытаскиваемому из ящика платью.
  
   - Знаешь, что произойдёт у нас в королевстве, - спрашивает она, любуясь материями изумительной окраски, ощупывая их, - одновременно взбунтуются все девушки. Они потребуют от своих портных непременно таких же, не хуже.
  
   - Догадываюсь, - с улыбкой подтверждает юноша, - у вас все женщины необыкновенно чувствительны к тряпкам.
  
   - Но, поскольку по многим причинам, - продолжает мысль девушка, - подобные изделия недостижимы для них, в итоге у нас начнётся портняжный бум. Мастера будут изобретать невозможное, чтобы приблизиться к идеалу. Это что за материя? Почему она такая толстая, многослойная, воздушная?
  
   - Таёжная. Для работы в джунглях. Хорошо впитывает пот. Защищает тело от прямых лучей солнца, первым слоем создаёт тень. При движении вентилирует его. А толщина её определяется длиной хоботка самого жадного комара. Она чуть больше его.
  
   - Изумительная вещь для полевых работ в вечернее время, а также и прогулок. Знаешь что? У меня разбежались глаза. Я не знаю, что теперь одевать.
  
   - У тебя есть ещё собственное платье, аккуратно сложенное, неизмятое, - подсказывает юноша.
  
   - Нет уж, после того, что я увидела, оно навсегда ушло в прошлое; остальные, имеющиеся у меня, также. Этот волшебный гардероб можно незаметно для всех передвинуть в мою спальню?
  
   - Запросто. А для чего?
  
   - Все будут из кожи вылезать, чтобы узнать имя моего портного, стремиться одеться у него, но от меня его имя они не получат.
  
   - Ясно, Давай примерим ещё одно платье, которого нет в этом ящике. Оно изготовлено из необычного материала.
  
   - Какого?
  
   - Воздуха.
  
   - Поняла. Дай подумать... Нет. Слишком экстравагантно, непривычно. Вначале хочу сразить всех наповал этими платьями, посмотреть, какой ажиотаж они поднимут.
  
   - Что сказать тебе? Ты тоже не взрослая женщина ещё, а маленькая девочка. Радуешься каждому лоскутку материи. Тебе в куколки надо играть, а не иметь собственных лялечек.
  
   Девушка тяжело вздохнула.
  
   - Ты прав. Я не доиграла в них. Папа у нас старенький, а мама была совсем плохой. Нужда подстёгивала меня входить в курс всех дел по управлению государством как можно скорее. Я торопилась всему научиться. Но теперь меня отпустило. Родители совсем здоровы. И срок жизни у них стал другой. Они подхватили у меня все работы. Я могу вздохнуть с облегчением, вернуться к брошенным куколкам. Доиграть с ними.
  
   - Мне можно присоединиться к тебе?
  
   - При условии, если ты станешь одной из моих куколок, ничем не будешь отличаться от них.
  
   - Ты будешь меня одевать, кормить, целовать?
  
   - Да.
  
   - А слово "люблю" скажешь?
  
   - Нет, мне надо подрасти.
  
  
  

Часть 4

Решение больших проблем

   Все гости королевства разъехались. На холме остались лишь его жители. Рюэль Деколь как появился, сразу оказался окружён членами королевской семьи, и все подданные, естественно, отошли в сторонку, чтобы не мешать их разговору с посланником.
  
   - Фея, - обращается к дочери Его Величество, - а ты не желаешь определиться?
  
   - Обойдёмся, - выдаёт та лаконичный ответ и почему-то во множественном числе.
  
   - Не понял, - говорит отец.
  
   - Если я кому-то нужна, пусть он беспокоится. Мне волноваться по этому поводу незачем.
  
   - Теперь чуть яснее. Предположим, он твой полный аналог. И говорит себе следующее: "Если я кому-то нужен, пусть она беспокоится". Что дальше?
  
   - Он должен осознать, не на ту наскочил.
  
   - Господин посланник!
  
   - Пожалуйста, обращайтесь ко мне, как раньше, по имени, а то я чувствую себя не в своей тарелке.
  
   - Я - также, благодарю!.. Рюэль, что скажете вы по поводу её упрямства?
  
   - Оно не имеет под собой никакой почвы. Её избранник, представитель богемы, осуществляет сейчас самую значительную вдохновенную идею, какая только может осенить человека. Ему и в голову не приходит, что на свете есть, существует она, своим присутствием могущая окрылить, удесятерить его силы и возможности.
  
   - Ну, Деколь! Специально подвигаешь меня?
  
   - Феечка, милая, я ничего не вымышляю, чтобы повлиять на тебя, а работаю по факту.
  
   - Больше по нему ни единого слова и никому. Когда я обдумаю всё, буду готова, подойду к тебе.
  
   - Договорились.
  
   - Папа, - говорит Эния Дела Пур, почему-то глядя на посланника. - У нас очень большая проблема.
  
   - Какая?
  
   - Что это ты показываешь мне? - не отвечая отцу, спрашивает у юноши принцесса.
  
   Деколь выразительно несколько раз развёл и свёл два пальца большой и указательный правой руки.
  
   - Я показываю, как твою очень большую проблему превратить в маленькую, нет, в малюсенькую.
  
   - Будто ты знаешь, о чём я сейчас подумала?
  
   - А то я не изучил тебя?
  
   - Неужели? В какой степени?
  
   - Достаточной. В любой момент времени могу догадаться, какие мысли бродят в твоей головке.
  
   - Да? Возьмём настоящий. Что там?
  
   - Сейчас ты пытаешься сообразить, чем я могу тебя озадачить.
  
   - Дальше?
  
   - Как и чем прокормить сорок четыре тысячи человек.
  
   - Ух, ты!
  
   - Он попал? - с живостью спрашивает король.
  
   - Да.
  
   - Моё предложение такое. Во всех местах производства работ, скажем, на верхнем плоскогорье, устанавливаются огромные надувные шатры. Они одновременно будут являться столовой, местом для отдыха, ночного сна, укрытием от дождя, складом продуктов.
  
   - Каких?
  
   - Готовых к немедленному употреблению. Не надо отыскивать, приглашать большое количество поваров, чтобы они варили, жарили, приготовляли, кормили такую ораву людей. Все блюда будут содержаться в специальной упаковке. При её вскрытии они автоматически подогреваются до нужной температуры. Люди всегда будут иметь горячее первое, второе, третье.
  
   - Меню будет скудное?
  
   - Напротив, от шестисот до девятисот блюд каждый день. Ассортимент разнообразный: мясо, рыба, зелень, овощи, фрукты, соки всех сортов.
  
   - Так много?
  
   - Наши специалисты изучили вопрос и выдали рекомендации. Они будут исполнены. Поскольку у вас собирается работать много людей разных национальностей, кухни у всех чем-нибудь отличаются, соответственно и блюд должно быть много. Кушает каждый сколько хочет, и что пожелает. Больше того, еду он может передавать родным, близким, друзьям, которые будут навещать его.
  
   - В каком количестве?
  
   - Сколько они могут унести. Еда в подобной упаковке может сохраняться неопределённо долгое время. Она будет нечто вроде натуральной платы за труд. Не возбраняется, если гости вздумают присоединиться к работающим пленникам. Автоматически они ставятся на довольствие, уравниваются в правах с ними. Думаю, при подобной постановке вопроса плен превратится в нечто прямо противоположное, количество добровольных работников в ваших краях резко увеличится. Многие семьи потеряли кормильцев, их положение может быть бедственным. Почему бы им не воссоединиться?
  
   - Поставка еды во все места будет своевременная? Как осуществляться?
  
   - Нашими средствами и без вашего участия. Вы можете заниматься другими делами либо контролировать ход этих. Проколов не будет.
  
   - Чем королевство будет расплачиваться за подобную помощь?
  
   - Все отношения с нашим миром будут идти на гуманитарной основе до тех пор, пока вы не ознакомитесь со всеми нашими возможностями. Когда вы станете полноправным членом Сверхцивилизации, тогда мы перейдём на ценовые расчёты.
  
   - Мама!
  
   - Что дочь?
  
   - Не пойти ли за него замуж, в самом деле?
  
   - Я думала, этот вопрос вы решили.
  
   - Мы имели с ним один разговор на эту тему. Недавно. Единодушно оба высказалась против женитьбы.
  
   - Почему? - изумляется королева.
  
   - Этого я не могу сказать. Пока. Единственное, что замечу, ломай ты голову с утра до вечера, дни и ночи напролёт, ответа на этот вопрос ты не найдёшь даже приблизительного. Он слишком прост... и невероятен.
  
   - Провоцируешь меня на раздумья?
  
   - Извини, мамочка, получилось нечаянно. Рюэль, давай высказывайся по затронутому вопросу.
  
   - Что это ты ни с того, ни с сего воспылала жаждой замужества?
  
   - Как раз вот и с того, и сего. Я представила, тебя нет и вот эту кучу дел невпроворот придётся прокручивать мне одной. Я испугалась, решила - упускать шанс нельзя, помощника лучше мне не найти. И потом, кто бы делал мне замечания, но только не мальчик, захотевший целоваться.
  
   - Эния!
  
   - Что?
  
   - Не проговорись!
  
   - Пока воздержусь.
  
   - Хорошо. Теперь отвечай на вопрос. Как там с неприятием грядущего, которое остановило тебя в тот раз?
  
   - Оно осталось таким же.
  
   - Вот и подрастай, малявочка, до нужного возраста, а до той поры не смей мечтать о подобных вещах.
  
   - Все слышали, как он меня обозвал?
  
   - Подобным образом он обзывал тебя и не один раз. Ничего нового.
  
   Замечание исходит от Регины Дела Пур.
  
   - Тогда его, нового, не было, а сейчас есть. Исходя из него, предупреждаю, если хотя бы ещё один раз ты пикнешь о моём возрасте, я раскрою всем его.
  
   - Ты меня перепугала. Смертельно. И даже больше. Молчу.
  
   - То-то же. Ладно, твою тайну обнародовать пока не стану. Пощажу тебя. Взамен я рассчитываю на примерное поведение в некоторых вопросах.
  
   - Кроме одного, - парирует юноша.
  
   - Пусть будет по-твоему.
  
   - Кто-нибудь из присутствующих понял, о чём они говорили? - интересуется Его Величество.
  
   - Временами в смутной форме у меня проскальзывала какая-то догадка, - говорит Регина Дела Пур, - но, к сожалению, я не поймала её. Надо подумать.
  
   - Как поживают на новом месте Киры? - задаёт новый вопрос Его Величество.
  
   Младшая дочь тотчас начинает смеяться.
  
   - Ну, вот, опять начинается, - недовольно произносит юноша, но через некоторое время присоединяется к ней.
  
   - Что такое? В чём дело?
  
   - Лес, окружающий монастырь, населён настолько экзотическими животными, монахи вынуждены огородить его дополнительной каменной стеной. На каждой стороне её соорудили сторожевые башни. Дежурство на них учреждено круглосуточное. В случае нападения мгновенно следует сигнал тревоги, железные ставни на всех окнах закрываются с помощью специальных тяг изнутри, заглушаются печные трубы, все входы и выходы, даже кошачьи. С возгласами "Уродки! Уродки!" монахи разбегаются по своим кельям, запаковываются
  
   - Звери опасные?
  
   - Да как сказать... Эния, перестань смешить меня. Сейчас один из них, не смотря на все превентивные меры, умудрился проникнуть не только внутрь монастыря, но и в личные апартаменты Кира. Он воюет с ним.
  
   - Кем?
  
   - Цоцушечкой.
  
   - Кем-кем?
  
   - Маленьким премаленьким зверьком типа обезьянки, свободно умещается на ладони. Очень опрятным, чистым, с симпатичной мордочкой, красивым, исключительно проворным, умеющим хорошо летать благодаря пушистому хвостику. Правильное его название цо-цу. Плёткой семихвосткой Кир исполосовал воздух, пытаясь достать либо выгнать цоцушечку из личных покоев. Тщетно. Он не зацепил её ни разу, она за это время поцеловала его сто тридцать пять раз.
  
   - Вы смеётесь?
  
   - Не я - Эния. Перестань, пожалуйста, сколько можно. Цо-цу - обезьянки, которые очень любят целоваться. Когда они впервые увидели людей бородатых, с длинными волосами, они обалдели, пришли в страшный ажиотаж. Таких им никогда не приходилось обласкивать. Они долго наблюдали за ними, не решались, но во время вечерней молитвы рискнули, дружно напали на монахов. Представляете, во что они превратили богослужение? Тут такое серьёзное мероприятие, а они, ни стыда у них, ни совести, беспрерывно чмокают монахов в губы, те не успевают уворачиваться от них. В первый момент, надо заметить, из-за сильного удивления те не пытались избежать контакта с ними. Это были самые сладостные мгновения для цоцушечек. Но затем они всеми средствами стали противодействовать подобному святотатству.
  
   - Так я и знал, - говорит юноша, перестаёт говорить.
  
   Король и королева заражаются смехом от своей дочери. Юноша выжидает, когда они отсмеются.
  
   - А в чём смысл подобной акции? - спрашивает Деколя ставшая вдруг серьёзной Эния Дела Пур.
  
   - Какая умная у вас дочь, - говорит королеве юноша.
  
   - Да, интересно было бы услышать пояснение, - присоединяется к Энии Регина.
  
   - Вторая, похоже, ей не уступает... В психологии. Я могу сделать с любым человеком всё, что захочу. К примеру, посадить его в специальное приспособление, называемое "Железной Девой", сдавливать его с различной силой, любоваться, как он корчится. Нравится мне это дело, моё положение судьбоносца. А я хочу целоваться. И ты со мной ничего не сделаешь, слишком медленный. Человек, попавший в дурацкую ситуацию, психует. Тем временем мысли его работают. Ему не нравится, что его насильственно целуют? А человеку, посаженному им в кресло невинности, нравилось что у него трещат кости, его раздавливают? Он также был бессилен перед ним, как и он перед этой цоцушечкой. В результате тот скончался в страшных муках, а он всего-навсего был поцелован.
  
   - И как, подобная психология срабатывает? - интересуется король.
  
   - Феноменально. Преступники, самые закоренелые, и те волшебным способом изменяются. Посмотрим, что будет с Киром и его компанией. Тем более, цоцушечки не одни. Там есть ещё кое-кто по их душу.
  
   - Такой же безвредный? Маленький?
  
   - Нет. Гигантские горилоподобные существа, но не обезьяны. Вначале они просто следили за монахами, их жизнью. В полнейшей неподвижности проводили по пять-шесть, а то и больше часов у стен обители. Им не мешали глазеть. Стоят и ладно. Благочестие живущих в монастыре людей произвели на горилоподов огромное впечатление. Они изменили поведение. Однажды к Киру прибежало сразу несколько служителей.
  
   - Истуканы! - задыхаясь, произнесли они.
  
   Их душил смех.
  
   - Что с ними?
  
   - Они стоят, как прежде, неподвижно, но теперь непрерывно крестятся. Пойдёмте, взглянете.
  
   Кир пошёл и обомлел. Истуканы в точности копировали православный крест, правильный, как положено, но, так как сами они были огромных размеров, лапы имели невероятно длинными, для сохранения линейных размеров этого креста в пространстве они клали его себе... на пузо. Если бы перенести его на человека, - лоб, живот, правое, левое плечо, - вышла бы точная копия. Кир недолго любовался на молящихся подобным кощунственным образом, по существу, карикатурой на верующего, плюнул и ушёл. Как выяснилось, напрасно. На этом дело не закончилось. С некоторых пор он стал замечать, во время молитв у отдельных монахов при взгляде на своих крестящихся собратьев губы расползаются в улыбке. Ясно было, кого они представляют на их месте. Дальнейшие богослужения могли быть осквернены. И они таковыми стали, не смотря на принятые меры.
  
   - Какие?
  
   - Кир вооружил монахов палками, отрядил их к истуканам. Те стали необыкновенную паству избивать. Никто из "молящихся" даже глазом не моргнул. Напротив, казалось, истуканам нравится, чем и как их потчуют. Они увеличили скорость освящения своего пуза. В ответ на упрёки, что они плохо стараются, монахи показали измочаленные концы палок. "Мы все в мыле, а они хоть бы хны, рожи у всех стали довольными". На другой день всё народонаселение монастыря оснастилось новыми палками с острыми сучками на концах, но применить их не удалось. Казалось до горилоподов только сегодня дошло вчерашнее избиение. Они проворно отскакивали от монахов, на новом месте продолжали неугодное богослужение, затем снова отбегали и так - до бесконечности. Не гоняться же за ними целый день? Срочно потребовалось изыскать подходящий способ. Была предпринята попытка исследовать этих зверей. Кир рассуждал правильно. Надо изучить их образ жизни, чтобы подействовать на них соответствующим образом. Первый вопрос, на который надо было ответить, куда они пропадают после шестичасового махания правой лапой? Было высказано предположение, чтобы поесть. И оно оказалось верным. Лазутчик без всяких затруднений проследил их до места кормёжки. Оно оказалось шестью ярусами тропического леса ниже их местоположения, в сыром ущелье. На кривых толстых низкорослых деревьях там висели плоды в полтора метра длиной с плодоножкой посредине. К лакомству истуканы подступались парами. Постояв в полной неподвижности перед ним с полчаса или чуть больше, они дружно вгрызались в него с двух сторон. На середине его встречались, замирали на такое же время. Затем начинали стучать лбами друг о друга. С большим усердием. Если бы лбы у них были каменными, удары могли сопровождаться снопом искр. После загадочного церемониала оба расходились в разные стороны. В паре с другими приступали к поеданию очередного плода. Для полного насыщения большим и странным существам хватало трёх-четырёх плодов ихнего хлебного дерева. Далее они возвращались назад к монастырю заряженные на шестичасовое стояние перед ним, бодрое безостановочное махание правой лапой. Очень осторожно люди попробовали еду горилоподов и были поражены. Монахам, съевшим всего-навсего половинку их плода, пища больше не требовалась. Они чувствовали сытость весь день, причём сопровождалась она необыкновенным приливом сил. И вот тут-то была допущена ошибка. Евасуил Кир волосы на себе рвал, но изменить уже ничего не мог. Решили капитально обследовать окружающие леса и выяснили этих плодов там навалом. Одни из них были зрелыми, другие поспевали, третьи находились в стадии цветка. К услугам монахов была дармовая еда круглогодично. Зачем трудиться, когда у тебя есть всё? Монастырский уклад нарушился. В поисках чего-нибудь такого же вкусненького, монахи разбрелись по невообразимым далям, и заимели там всё.
  
   - Можно уточнить что?
  
   - Деревья-шатры, естественные жилища. В них можно было почивать во время сильнейшего дождя и остаться сухим. Плодовые деревья, аналоги горванским: яблони, груши, сливы, вишни, персики, орехи... Не нашлось ни одного любимого фрукта, который бы не произрастал здесь. То же самое можно было сказать и про овощи. Каждый устроился в своём оазисе, и очень ревниво относился ко всем, заглядывающим в него. Монастырь опустел. Зачем он? Опасности для жизни за его пределами никакой. Паствы нет. Религия, использовавшаяся на Горване в качестве отлично раскрученного брэнда, потеряла смысл. Вместе с ним рухнула и вера. Первое время они собирались вместе, обсуждали положение дел, но было заметно, как многие ёрзают с нетерпением. Их волновало не то, что говорят тут, а происходит там, когда они сидят здесь. Многочисленные неоднократные предупреждения обоих Киров, что лукуллов образ жизни ни к чему хорошему не приведет, получили достойный отпор от одного из монахов, неожиданно для всех выступившего проповедником новой идеи. "Мы славно послужили Господу. Его волею, будучи живыми, помещены в это место. Является оно не чем иным, как Раем. Так вкусим же всё, имеющееся здесь, в полной мере. Не пристало нам обижать своего Творца, пожаловавшего нам такую милость". После нескольких проповедей на эту тему, с жадностью выслушанную всеми, монастырь окончательно опустел. Молиться самому можно в любом месте и не с такой назойливой частотой. После обнаружения бутылочных деревьев, заполняющих свои ёмкости хмельным напитком необыкновенно приятного вкуса и достаточной крепости на религии, служении Господу Богу окончательно был поставлен крест. Надеюсь, никому не надо пояснять каким образом?
  
   - А что с горилоподами?
  
   - Впали в прострацию. До сих пор находятся в ней.
  
   - И что с ними будет дальше?
  
   - Оклемаются. Найдут другое занятие. Не так ли бессмысленно проводят своё время люди? Аналогия напрашивается сама собой. Что есть жизнь? Твоя, личная? Ничто, когда ничего не делаешь. Пролетает мигом вся, не оставляет следа. Но, когда ты на свою шею отыскиваешь нечто подобное, морочащее тебе голову, она разом наполняется.
  
   Юноша глазами показывает на девушку. Реакция на его слова следует незамедлительно.
  
   - Я тебе покажу нечто подобное!
  
   Едва успевает произнести эти слова, тотчас оказывается на руках. Сразу следует две оценки. Полярные.
  
   - Ой, как здорово!.. Бессовестный!.. Что ты вытворяешь на глазах у всех? При моих родителях?
  
   - Они твои мама, папа, должны привыкать что, кроме них самих, ты можешь стать родной ещё одному человеку.
  
   - Мы уже привыкли, - следует великодушное замечание Их Величеств.
  
   - А когда я стану вам родной? - следует интересный вопрос.
  
   - Как только скажешь три слова. Догадываешься каких?
  
   - Нет.
  
   - Что ты будешь делать? С такой упрямицей?
  
  
  

Часть 5

Последняя встреча с Куином

   Юноша появляется перед громилой-монахом во время трапезы. Тот поедал любимое блюдо. Осматривает ряды ананасных деревьев, уходящих влево, вправо и прямо ровными рядками. Оценивает.
  
   - Ты здорово прибарахлился. Неужели они так быстро растут здесь?
  
   - Как спаржа. И даже быстрее, - подтверждает монах.
  
   Его нисколько не встревожило появление неожиданного гостя.
  
   - Не угостишь?
  
   - Пожалуйста. Можешь выбрать себе какой угодно. Можешь забрать их все.
  
   - Каким-то ты странным, добреньким стал. Куин, я не узнаю тебя.
  
   Своим замечанием призрак-дух, реализовавшийся в чужом оазисе, попадает на больное место.
  
   - А на кой лях они мне? Растут сами, жри, не хочу.
  
   С яростью он подфутболивает ближайшее деревцо.
  
   - Как ты хочешь?
  
   - Повкалывать, как следует. Пролить свой пот. Порадоваться своему труду.
  
   - И кушать тогда будешь с большим аппетитом? Не так вяло?
  
   - А ты как думал?
  
   - Ты когда в последний раз молился?
  
   - Не помню.
  
   - Где твоё начальство?
  
   - Неподалёку.
  
   - Почему ты не с ними?
  
   - А на кой лях я им нужен? Если они валяются оба, бухие в доску. Вдобавок ко всему в обнимку с гориллами.
  
   - Как, их они тоже приобщили?
  
   - Поневоле, если к твоему рту поднесут целый бурдюк и заставят осушить до дна. Они все, как несмышлёные дети. Завидев знакомую ёмкость, тотчас тянут руки к нему. Тьфу! Лапы.
  
   - У меня к тебе старый вопрос. Зачем ты околачиваешься здесь в то время, когда твоя сестра и её дочь надрываются?
  
   - Почему? Из-за чего?
  
   - Стараются дотащить большой плоский и очень тяжёлый камень до ручейка. На нём удобно будет стирать бельё.
  
   - Переноси меня туда! Немедленно! Дай глянуть на это безобразие!
  
   - Пожалуйста!
  
   Громила-монах возникает в родных краях позади женщины с ребёнком. С жадностью осматривает знакомые дали, двух очень старающихся родственниц.
  
   - Ну-ка, отойдите от него! Немедленно! - командует.
  
   Крякнув, взваливает камень на плечи. Несёт его к ручью. Сбрасывает в самое глубокое место. Поправляет.
  
   - Четверть его в воде, три четверти на суше, так сойдёт? - спрашивает опешивших женщин.
  
   Те выходят из оцепенения.
  
   - Куин! Братец! Живой?
  
   Бросаются к нему на шею. Тот подхватывает их, усаживает на обе руки.
  
   - Ну-ну, хватит лить слёзы. Я вернулся домой. Навсегда. Больше от вас никуда.
  
   Несёт их к избе. Останавливается на полпути. Осматривается вокруг, ищет четвёртого человека и не находит его.
  
   - Появишься ещё раз передо мной, чтобы перенести назад, отмутузю! - угрожающе говорит в пустоту.
  
   Угроза оказалась действенной. Нечистый дух больше не появлялся перед ним.
  
  
   - Ну, и чего ты добился своими экспериментами? - спрашивает у Деколя Ранелия Реско.
  
   - Полного подтверждения своей догадке. На Горване во главе церкви шушера, использующая веру во благо себе, и не имеющая её в своей душе. Истинные верующие поступили бы иначе.
  
  

Глава 27

Юнона избивает обидчика

  
   Аллея из красивейших деревьев растительного мира диллений. Юноша идёт по ней к знакомому домику, покрытому оранжевой черепичкой. Давно он здесь не был. Гокко пристально смотрят на него, не узнают, считают за чужака. И лишь когда он полез в карман и вытащил из него орешки, они встрепенулись, по одному стали подлетать к нему. После окончательного выяснения его личности восстановили с ним дружбу, приняли угощение. В огороде на этот раз вместо Юноны он видит её тётушку. Она запасается нужной зеленью. Он здоровается с ней. Тётушка Калина вяло отвечает ему.
  
   - Вы не больны? - спрашивает он.
  
   - Я здорова, а вот девочка наша больна и, боюсь, неизлечимо.
  
   - Чем?
  
   Тётушка Калина взглядывает на него испытующе.
  
   - Сохнет она.
  
   - Могу я видеть её? Говорить с ней?
  
   - По моему разумению лучше её не тревожить, только сделаешь хуже.
  
   - Я собираюсь вылечить её.
  
   - Ну, если так... иди. Но вряд ли у тебя что получится.
  
   Тётушка указывает рукой на дом.
  
   - Она одна там?
  
   - Да. Я не буду мешать вам. Приготовлю обед на летней кухне. Приходите туда оба.
  
   - Спасибо!
  
   Юноша стучит в дверь. Открывает её. Здоровается. Девушка, находящаяся в комнате, не отвечает. Он присматривается и убеждается - это не она, а остаточная субстанция, тень её. Она сильно исхудала. Под глазами чёрные круги. Измученность, безнадёжность в глазах. Боль пронзает его сердце. Он садится рядом с ней на кушетку. Некоторое время молчит.
  
   - Ты не будешь возражать, если мы совершим с тобой небольшую экскурсию?
  
   - Куда?
  
   - На орбиту. В космос.
  
   Смотрит на него бездонными глазами. Ни звука в ответ.
  
   - Чтобы тебе не было страшно, я обниму тебя, хорошо?
  
   Реакция на предложение прежняя, то есть, полное отсутствие её. Он прижимает её к себе.
  
   - Внимание! - предупреждает её. - Поехали!
  
   - Ах! - издаёт она первый звук.
  
   Рюэль не даёт ей опомниться.
  
   - Не бойся! Мы сейчас смотрим на ваше королевство сверху. Красиво, правда? Вот оно же с ещё большей высоты. А теперь видна и вся планета Горвана, а, если называть её по-нашему, Земля. Летим с тобой дальше. Сейчас мы в космосе в местах тебе хорошо знакомых, так как ты не раз смотрела на них через окуляры телескопов. Все звёзды отсюда намного ярче, их больше. Познакомься - это метагалактический комплекс. Кабина пилотов. Моё рабочее кресло. Садись в него. Поздравляю! Ты теперь не земная девушка, небожительница. Обрати внимание на стойку вверху. Её сокращённое название IDL. Аббревиатура происходит от слова ИДЕАЛ. Назначение её? В её память заложены сведения обо всех живущих на белом свете людях. По достижении определённого возраста каждый человек обращается к ней за помощью. С абсолютной точностью она подбирает ему пару. Прибегнул к ней и я. Посмотри на эту девушку. Зовут её Фэйт. Она - моя любовь, судьба. Таков был вариант машины для меня. Теперь погляди, как погибла моя Фэйт, что я сделал для её спасения, но, увы...
  
   По окончании просмотра Деколь взглядывает на девушку. Она потрясена. По щекам её текут слёзы. Он чувствует глаза у него также мокрые. Он выключает систему воспроизведения, тягостные последние кадры. Он сам тогда чуть не сгорел, лишился всех волос, кожа была обожжена на семьдесят процентов, лицо - чёрное, совершенно неузнаваемое.
  
   - Пойдём с тобой дальше. Фэйт больше нет в живых, но машина об этом не знает, она вечно будет сидеть в её памяти. Точно также и мы люди помним наших умерших. Их нет, но мы не забываем их. Время от времени посещаем их, нашедших успокоение на Повани. Сейчас IDL знает обо всех живущих не только в нашем мире, но и на вашей планете. Я снабдил её этой информацией с помощью специальной, очень сложной наблюдательной системы. И у меня возникла мысль запустить поиск ещё раз для совместного мира нашего плюс вашего. Какой бы вариант она выдала для Фэйт сейчас? И оказалось, что я не её пара. На вашей планете нашёлся парень, который больше подходит к ней, чем я. Вот он. Ты знаешь его?
  
   С изумлением девушка смотрит на изображение. Не может поверить своим глазам.
  
   - Да. Зовут его Марк. Живёт недалеко от нас на параллельной улице.
  
   - И он никогда не будет оплакивать свою Фэйт. Даже не будет знать о ней. Печально, не правда ли?.. Оплакал её я.
  
   - А раз она не твоя судьба, для тебя есть другая девушка? Более подходящая? - догадывается Юнона. - Ты во второй раз запустил IDL для себя? И увидел Энию. Вот о чём говорил Его Величеств король, а мы не вполне поняли его. Давай показывай её.
  
   - Будто ты её никогда не видела, не знаешь.
  
   - Хочу знать, как срабатывает IDL. И меня интересует это чудо - показ живых людей необычным способом.
  
   - Полюбуйся ею.
  
   - Эничка. Какая красавица! Нам до неё далеко. Ты ею был полон в момент знакомства со мной. Мне нетрудно было догадаться. Достаточно было одного взгляда на тебя.
  
   - Да, ты чувствительная девушка. Заморочить голову тебе не удалось.
  
   - А ей?
  
   - Ребёнку ещё? Как можно!
  
   - Перестань! В её возрасте имеют четверых.
  
   - Даже в случае одного я буду чувствовать себя в роли преступника, покусившегося на малолетнюю.
  
   После этих слов он тут же получает внушительную затрещину. Девушка преобразилась. Она, безусловно, взрослее Энии. На её щёки вернулся румянец. Осознала, чем пахнет.
  
   - Слушай, ты не можешь сказать, кто её стал так одевать?
  
   - Как?
  
   - Потрясающе.
  
   - А у неё самой ты не спрашивала?
  
   - Я - нет, другие - да.
  
   - Она сказала им?
  
   - Да.
  
   - Его имя?
  
   - Некто.
  
   - Вот видишь, она скрывает своего портного. А ты что делаешь? Со страшной силой давишь на меня, чтобы я раскрыл её тайну.
  
   - Но ты знаешь кто?
  
   - Знаю.
  
   - Она недолго будет прятать его, мы выследим её.
  
   - Желаю успеха! А зачем тебе одеваться как она?
  
   - Какой глупый вопрос. Где бы она ни появлялась, сразу становится центром внимания. Все глазеют только на неё. Нам всем обидно.
  
   - Обещаю, в её присутствии буду таращиться только на тебя.
  
   Юноша получает вторую, увесистую затрещину.
  
   - Благодарю за неё! - говорит. - Пойдём дальше или как? - испытующе спрашивает.
  
   - Погоди, осмотрюсь немного, привыкну. Сколько тут у тебя всего непонятного. Просто поразительно как один человек может во всём этом разобраться... Давай. Была не была! Где наша не пропадала.
  
   - Сейчас точно пропадёшь. Один парень хочет познакомиться с тобой. Вот он. Житель нашего мира.
  
   Юнона изучает подобранного к ней юношу.
  
   - Догадываешься почему?
  
   - Да.
  
   - Ты согласна?
  
   - Нет... Я не могу... без подготовки... и так сразу. Нет, это невозможно.
  
   Тут же, охнув, она оказывается на летней кухне у себя в саду рядом с тётушкой Калиной. В испуге женщина отшатывается от них, а Юнона - от неё.
  
   - Свят, свят!.. Нечистый дух!
  
   - Калина Григорьевна, зачем вы освятили нечисть? - весело спрашивает Рюэль Деколь.
  
   - Злякалась я... Никого со мной, никого. Вдруг как ветерком пахнуло - и вы привидениями сзади. Это твои фокусы, Рюэль! Юнона так не может.
  
   Она всматривается в племянницу.
  
   - Что ты с ней сделал? Она все эти дни была сама не своя, ходила, как в воду опущенная, а сейчас вроде ожила.
  
   - Вернул ей радости жизни.
  
   - Надолго ли?
  
   - Лет на триста-четыреста.
  
   Тётушка Калина, пробующая бульон, поперхнулась.
  
   - Ты это в шутку или всерьёз?
  
   - Всерьёз.
  
   - Вы не можете жить столько.
  
   - Но живём же. И вы столько будете. Обещаю.
  
   - Что делается! Что делается!..
  
   - Что?
  
   - Заговорил ты мне зубы, и вот результат - борщ перекипел. Теперь его надо спасать соусом. Но каким? Надо подумать. С нами будешь кушать или побежишь во дворец?
  
   - Побегу, пожалуй. Отлучился на минутку, пропал на вечность.
  
   - Хорошо там кормят?
  
   - Бесподобно. Правда, есть одно но.
  
   - Какое?
   - Сударыня, будьте любезны подвиньте ко мне ближе эту солонку... Сударь, разрешите вас побеспокоить, я хочу взять вон ту горчицу. Извините, вам не нужен стоящий возле вас набор специй?.. И так дальше. Очень утомительно и страшно неудобно. А вдруг у тебя плохое настроение, не хочется ни с кем говорить? Два варианта. Либо ты остаёшься без нужного тебе для нормальной еды, либо принуждаешь себя к разговору. Здесь, привстав слегка, я свободно дотягиваюсь до любой нужной вещи, никого не тревожу. Очень удобно, по-домашнему уютно. Кроме того, присутствует ваша племянница.
  
   - А что она вам?
  
   - Я не теряю надежды образумить её.
  
   - Юнона? Что скажешь?
  
   - Что скажу?.. Не слушай его, тётушка. Он просто чешет языком.
  
   - Рюэль, это правда?
  
   - Нет, это она хорохорится.
  
   Юноша становится в назидательную позу перед девушкой.
  
   - Запомни, как бы ты ни задавалась, навсегда останешься первой девушкой на этой планете, поцелованная мной. Ясно?
  
   - Да. Что дальше?
  
   - Продолжение начатого.
  
   - Притянув её к себе, он влепляет ей поцелуй.
  
   - Ах, негодяй! Захватил меня врасплох. Погоди! Я тебе сейчас покажу!
  
   Она бросается вдогонку за юношей.
  
   Тётушка Калина осуждающе качает головой.
  
   - Дети! Чисто дети! Оба!..
  
  

Глава 28

Эния избивает обидчика

  
   Рюэль при разговоре с принцессой временами морщится. Вначале она не обращает внимания на его состояние. Затем заинтересовывается.
  
   - Что с тобой?
  
   - Я был избит. С особой жестокостью.
  
   - Ну? Кем?
  
   - Юноной.
  
   - Дальше ты будешь рассказывать всё сам или из тебя надо вытягивать по слову?
  
   Юноша обдумывает поступившее предложение.
  
   - Вытягивать по слову.
  
   Эния Дела Пур поражена его решением.
  
   - Зачем? Почему?
  
   - Боюсь, если я чистосердечно во всём признаюсь, мне достанется и от тебя, а так я, может быть, увернусь.
  
   - Хорошо, приступаю к допросу. Где ты встретил её?
  
   - Нигде.
  
   - Ты видел её?
  
   - Да.
  
   - Где она была?
  
   - У себя дома.
  
   - Как ты туда попал?
  
   - Пошёл к ней в гости.
  
   - Вот ты где пропадал! А я здесь всё обыскала!.. Зачем ты пошёл к ней?
  
   - Давно её не видел.
  
   - Зачем тебе видеть её?.. Соскучился?
  
   - Хотел узнать в каком она состоянии. Не больна ли, ну, и тому подобное.
  
   - Зачем её здоровье тебе?
  
   - Ваша милость, может, вы прекратите истязать меня, я и так еле дышу после побоев?
  
   - На каком основании я должна жалеть вас?
  
   - Вы прекрасно знаете ответ на заданный мне вопрос.
  
   - Предположим. Имею ли я право услышать его от вас?
  
   - Имеешь.
  
   - Жду.
  
   - Я предположил, Юнона влюблена в меня. Не видя меня долго, страдает, не спит, не ест...
  
   - Не слишком ли высокого мнения ты о себе?
  
   - Подозрения мои оправдались. Она исхудала, стала, как былинка, потеряла интерес ко всему.
  
   - Заболела, только и всего.
  
   - Я бы согласился с тобой, но тётушка Калина прямым текстом заявила, что виноват во всём я, она сохнет по мне.
  
   - Узнаю её непосредственность. Дальше.
  
   - Может, не надо? Я и так наказан.
  
   - Недостаточно.
  
   - Я как знал, - получив там от неё, заимею добавку от тебя. Глядя на тенеподобное, бестелесное существо, которое когда-то было девушкой Юноной, я почувствовал в сердце жалость, осознал свою вину, решил искупить её, добиться прощения. Я почти всё рассказал. Надеюсь, этого хватит?
  
   - Ты испытываешь моё терпение.
  
   - Какая жалость, что оно не огромное, а вот такусенькое маленькое. Нет, ещё и того меньше. Не изволь тревожиться, принимать меры, я продолжаю. Необходимо было, даю ему название объект Ю., из среды, где она влачит жалкое существование, перенести туда, где она могла воспрянуть духом. Что это могло быть? Место, куда она обращается постоянно своими мыслями, а также взором, - космос.
  
   - Она побывала с тобой в космосе?..
  
   - Совершенно верно. А что? Ты тоже хочешь?
  
   - Да. Нет. Вначале я разберусь с тобой до конца.
  
   - Последнее твоё решение чревато.
  
   - Чем?
  
   - Неприятностью для меня. Я не сумею увернуться от наказания.
  
   - А ты виноват?
  
   - Ещё как!
  
   - В таком случае продолжай и немедленно.
  
   - Очутившись в космосе, объект Ю. вначале осовел от необыкновенности происходящего, а затем и сказочности грядущего. Дело в том, что наша цивилизация использует электронную сваху по имени "Идеал", сокращённое название её IDL. В банке данных у неё сведения обо всех людях и во всех мирах. Она с абсолютной точностью подсказывает обратившемуся к ней, кто из живущих является для него идеальной парой. Благодаря мне жители Горваны также теперь в банке данных у IDL. Я предложил объекту Ю. испытать свою судьбу. Она не смогла удержаться от любопытства. Её избранником оказался парень из нашего мира, житель одного из шаровых скоплений Канамиганы. После чего я сообщил ей, что он уже знает о ней, выходил на меня, очень хочет познакомиться. Объект Ю. недолго находился в трансе. Замечу, вы слишком быстры на соображение. Мысли её пошли вот по какому направлению. Если я имел возможность узнать, кто кому принадлежит, зачем я морочил голову ей?
  
   - А действительно зачем?
  
   - Не в оправдание, а для констатации факта сообщаю, девушки у нас другие. Я буду свою избранницу обихаживать и десять, и двадцать, и больше лет, а результат будет равен нулю. Знаки внимания к себе, выраженные в словах, они воспринимают однозначно - как дружеский трёп. Для меня было полной неожиданностью, что Ю. мгновенно влюбилась в меня. После того, как на орбите с помощью IDL я окатил её холодной водичкой, она могла сильно обидеться на меня. И она обиделась. Дальнейшая моя задача - надо как можно сильнее рассердить её. Насильственный поцелуй явился идеальным средством. Если бы ты видела, какой гнев на неё напал. Несмотря на то, что я улепётывал от неё изо всех сил, она изловила меня и нещадно отколошматила. Погляди как.
  
   Юноша снимает с себя рубашку.
  
   - Боже мой! Да ты весь в синяках. Она била тебя по-настоящему?
  
   - Да, была очень сердита, лупила нещадно.
  
   - И ты не защищался?
  
   - Нет, я, ведь, виноват.
  
   - Что было потом?
  
   - Она расплакалась. Попросила прощения. Мы помирились. Договорились о дружбе на веки вечные. Фу! Я рассказал всё. Как сложно было. Я вспотел.
  
   - Парень ей понравился?
  
   - Ещё бы. Такой красивый. Но знакомиться с ним она не желает. По крайней мере, способом, принятым у нас. Он должен появиться здесь сам, постараться понравиться ей.
  
   - Как ты?
  
   Юноша молчит.
  
   Я задала вопрос.
  
   - А я не слышал его.
  
   - Могу повторить.
  
   - И не услышу.
  
   - Давай сюда IDL.
  
   - Пожалуйста, вот она, к твоим услугам. Не туда смотришь, ваша милость. Она наверху сферы, местонахождение обозначаю розовым трассером.
  
   - Где у неё Юнона?
  
   - Сейчас. Получай её.
  
   - Запускай для неё поиск. Это и есть её мальчик?
  
   - Да.
  
   - Действительно красивый. Вьющиеся волосы ему сделал брадобрей?
  
   - Нет, они от природы такие.
  
   - Пойдём дальше. Показывай себя.
  
   - Для чего?
  
   - Хочу видеть, кто там выйдет: Фея, Юнона, Оля Вента или Ранелия Реско.
  
   - Замечательно! Она ревнует его! Ко всем сразу!
  
   - Не покажу!
  
   - Хорошо, где я?
  
   - Вот.
  
   - Не здесь, а там?
  
   - Не могу знать, ваше сиятельство!
  
   - Придётся мне напомнить, кто-то обещал не целоваться с другими девушками.
  
   - Это я.
  
   - И не сдержал своего слова?
  
   - Также я. Сдаюсь. А... гм... авансик можно сейчас?
  
   - Какая беспардонная наглость! В один и тот же день он хочет целовать двух разных девушек! Ни сейчас, ни потом, и никогда! Ваши губы осквернены навечно. Вам ясно?
  
   - Да. Придётся прибегнуть к насилию. Вот! Теперь они освящены.
  
   Полторы сотни девушек-операторов ЦКБ, Южный сектор пространства, одновременно прекращают работу. Многие из них ложатся на пульт от хохота. Их посланник Рюэль Деколь подвергается вторичному избиению. Судя по выражению его лица, очень чувствительному.
  
   - Вы не пользуетесь услугами вашей медицины! - выговаривают ему после окончания акции.
  
   - Слушаюсь, ваша милость!
  
   - Будете страдать столько, сколько отведёт вам природа!
  
   - Подчиняюсь. А... Молчу, молчу... Вижу, вы не против повторения. Пойду-ка я отсюда.
  
   - Куда?
  
   - К ней.
  
   - Зачем?
  
   - За сочувствием.
  
   - Очень надеюсь, там вы заимеете добавку!
  
   Оставшись одна, Эния Дела Пур, засмеялась.
  
   Тётушка Калина ругает всех племянниц, принцесс, какие есть на свете, смазывает спину юноши домашними лекарственными составами. Тот морщится от боли, ахает и охает. Присутствующая при этой лечебной процедуре Юнона, а вместе с ней все девушки ЦКБ, глядя на эту картину, смеются до слёз.
  
  

Глава 29

Желание Жеки Марвелл

  
   - Ранелия, мы вправе считать тебя специалистом по Деколю?
  
   - Дальше что?
  
   - Он нарочно хохмит?
  
   - Делать ему больше нечего? Он добился главного - увильнул от её вопроса.
  
   - Она снова задаст его.
  
   - Обрати внимание, что делает тётушка Калина. Она устраивает его в самом прохладном месте под деревьями на мягком каучуковом гамаке. Так называемое сочувствие он может получать и день, и два, и неделю. Что будет в это время делать Эния?
  
   - Мучиться от ревности. Каким бы там другом он ни был Юноне, та любит его.
  
   - Правильно. Кроме того, принцесса надолго лишена возможности задать свой вопрос, узнать истинное положение дел. Простое, изящное решение проблемы. Как, впрочем, и всё, что исходит от Рюэля Деколя.
  
   - Её "люблю" он в итоге заимеет?
  
   - А куда она денется?..
  
   - Ранелия права. Он осуществил многоходовую операцию, попутно избавился от всех побочных проблем.
  
   - Ты говоришь о Юноне?.. Не могу согласиться с тобой. Она влюбилась во флажерона, легкомысленного человека, теперь же когда она увидела, что ошибалась... не знаю, не знаю, как она справится с собой.
  
   - Очень просто. Познакомится с показанным ей мальчиком, постепенно забудет его. Он просчитал всё.
  
   - Ничего подобного, - раздаётся голосок. - Кое-что он упустил.
  
   Принадлежит он скромной, неприметной Жеки Марвелл, пульт сорок.
  
   - О чём ты говоришь?
  
   - Знаете, что я сделаю первое, когда он появится здесь?.. Я его тоже поколочу!
  
   Следует недоуменное молчание, затем взрыв хохота.
  
   - Девочки, с вами невозможно стало работать, - говорит одна из них, вытирая слёзы.
  
  
  
   - Ко мне?
  
   - А к кому же ещё?.. Пацу?.. Кстати, сколько раз прихожу сюда, и ни разу не застукал тебя с ним. Где он? Куда ты его дела? Или при моём появлении ты его прячешь? Он сам залезает куда-нибудь? Например, в шкаф?
  
   - Прогнала прочь.
  
   - Давно?
  
   - Порядком.
  
   - Что же ты продолжаешь морочить им голову? Нравится смотреть, как я испереживаюсь от ревности?
  
   - Давай, давай.
  
   - Что?
  
   - То. Я раскусила тебя.
  
   - Как?
  
   - Отныне и навсегда ты принадлежность пятнадцатилетнего ребёночка.
  
   - О, если бы... Эти слова не скажи ей.
  
   - И не подумаю. Ты знаешь, она страдает, видит во мне соперницу?
  
   - Конечно; в Фее, Ранелии Реско, Ольге Венте - также. Её подозрения вызывают и другие женщины.
  
   - Какие?
  
   - Все без исключения, к которым я хотя бы один раз приблизился на расстояние вытянутой руки.
  
   - Издеваешься над дитём?
  
   - Приходится, оно избаловано. Кроме того, я пытаюсь перевоспитать его.
  
   - В чём?
  
   - Она не желает в кого-либо влюбляться в таком юном возрасте. Вот какие у неё выкрутасы. Как ты считаешь, это нормально?
  
   - Нет, конечно. Подобные мысли надо всячески искоренять. И чем ты на неё воздействуешь?
  
   - Поцелуями.
  
   - Поздравляю!
  
   - Спасибо!
  
   - И давно ты начал целовать её? На съезде представителей?
  
   - Не скажу.
  
   - Помогает?
  
   - Не особенно.
  
   - А ты воздействуй на неё средствами сильнее.
  
   - Подумываю, не применить ли их прямо сейчас и в отношении тебя, вполне взрослой для подобных вещей.
  
   - Болтунишка ты, болтун.
  
   Деколь с любопытством осматривает новое сооружение в саду тётушки Калины: беседку, крытую оранжевой черепичкой, изящные перила с витыми подпорками. Юнона сидит за столом. Перед нею бумага, цветные карандаши, разные ручки.
  
   Чем ты занимаешься тут?
  
   - Пишу письмо подруге. В нём жалоба на тебя.
  
   - Какая?
  
   - Я описала ей случай, когда в момент знакомства ты обозвал меня "бедненькой", а до меня только теперь дошло почему. Что прикажешь мне делать после того, как ты разрушил все мои творческие планы на будущее?
  
   Мгновенно на столе справа и слева от девушки возникают внушительные стопки книг.
  
   - Штудируй! С новыми знаниями двигай дальше.
  
   - А я могу заняться перекомпоновкой пространств?
  
   Также в мгновение ока обе стопки книг исчезают, перед самым носом девушки появляется третья. Устрашающей высоты.
  
   - Для начала. Потом добавлю ещё.
  
   - Так много?
  
   - Это ещё не знания по заинтересовавшему тебя вопросу, скелетная основа информационной системы. После её твёрдого усвоения к тебе будет подключена обучающая, затем - рабочая станция. С ботаником ты будешь свободно говорить о бабочках, с физиком о кварках, профессионально работать в избранной сфере.
  
   - Ну, ты даёшь!
  
   - Не я, цивилизация. Что касается меня, задача передо мной прежняя, - всеми силами стараться найти дорогу к твоему сердцу.
  
   - Ты уже там, мерзавец! И настала пора убираться оттуда. Исчезай!
  
   - Цель была так близка, но, увы, меня постигает печальная участь Паца. Надо будет встретиться с ним. Мы поплачемся друг другу в жилетку.
  
   Непроизвольно девушка засмеялась.
  
   - Ухожу. Навсегда. Навечно. Позволь на прощанье небольшое замечание. Неподалеку от твоего дома околачивается один молодой человек. Лицо его мне знакомо. Где-то я его видел. Совсем недавно. Ты знаешь о нём?
  
   - Да.
  
   - Сказать ему, чтобы он перестал стесняться, шёл к тебе?
  
   - Пусть торчит там, где есть.
  
   - Я рад, что ты не моя жена, не помыкаешь мной, как им.
  
   Он добивается своего - в него запустили книгой, самой верхней из стопки. Она была достаточно увесистой, летела медленно, и ему удаётся увернуться. Следующая, оказавшаяся в руках у девушки, была более лёгкой, а, значит, и опасней, он вынужден мгновенно исчезнуть. Книгу не сразу, но положили на место. С улыбочкой, не имеющей к произошедшему никакого отношения.
  
  
   Самой быстрой из ЦКБ снова оказывается Ольга Вента.
  
   - Девочки! У нас гость!
  
   Она вскакивает со своего места, бросается к вошедшему на шею. Рефлекторно тот пытается отстраниться от неё.
  
   - Девчонки, посмотрите на него! Он стесняется, подобно красной девице. Ну, надо же! А кто там собирался поцеловать меня? Не ты?..
  
   Замечание, сделанное насмешливым, игривым голосом заставляет Рюэля Деколя заподозрить неладное. Он взглядывает на старшую смены Ранелию Реско, других девушек, знакомых всех до единой. Подозрения его подтверждаются. Вся эта компания в сговоре, и он направлен против него. Нетрудно догадаться, кто его организовал. Ай, да горваночка! Какая ты у меня сообразительная, нетерпеливая, инициативная. Она сумела устроиться под крылышком у девушек ЦКБ, перехитрила его, наверняка сейчас лицезреет всё, здесь происходящее. Что мне теперь с тобою делать? Ты хочешь знать, как я поведу себя здесь, на родине? Поцелую или нет вот эту девушку, которой тебя дразнил? И которая сама напрашивается? Всегда, пожалуйста. С большим удовольствием!
  
   Вместо того чтобы отстранить от себя Ольгу Венту, он притягивает её к себе. С торжеством фиксирует момент, когда эта красавица, ойкнув, пытается уклониться от поцелуя. Он прав. Против него заговор. Ощутимо сильно ему сопротивляются. Но что может женская сила противопоставить мужской? С затруднением, не сразу, он добирается до искомого, губ. К сожалению, соображение у поцелованной им насильственно особы оказывается сверхбыстрым, месть - беспощадной. Все последующие события выходят из-под его контроля.
  
   - Девочки! Долго будете глазеть? Ничего не делать? Он обещал целовать всех подряд, когда попадёт сюда? Так поспособствуем же ему! Поглядим, как он потом выкрутится.
  
   Его облепляют со всех сторон. Сопротивляться было бессмысленно. Ну, и что ему теперь надо было делать после того, как сто пятьдесят девичьих губ "осквернили" его собственные "освящённые"?..
  
   Из любого, совершенно безвыходного положения, можно как-нибудь да выкарабкаться, но в этом не было ни малейшего намёка на просвет. Совершенно неожиданно к нему на помощь приходит Жеки Марвелл, оператор пульта сорок. Одной из самых последних она добирается до него, но, вместо того, чтобы избивать его, как она обещала всем, заключает в свои объятия.
  
   - Что будет, если я не отдам тебя ей? - задаёт ему вопрос.
  
   - Ты это серьёзно или шутишь?
  
   - Серьёзно.
  
   - Я смотаюсь в одно местечко, получу там всё, мне причитающееся, и ты навеки моя. Согласна?
  
   - Хорошо. Жду. Давай, - отпускает она его.
  
   Этот поступок Жеки Марвелл впоследствии был расценён как предательский по отношению к женской солидарности, однозначно осуждён. Но, как говорится, в семье не без урода. Нашёлся он и тут, пошедший наперекор общему мнению. И кто им оказался, как думаете? Ранелия Реско, старшая смены.
  
   - Что это вы тюкаете её, не разобравшись?
  
   Все тотчас замолчали, унюхали неладное.
  
   - А в чём здесь разбираться?
  
   Против своего начальника осмелилась выступить Роза, пульт семнадцать.
  
   - В сущности. Он освятил свои губы губами Энии?
  
   - Да.
  
   - Вы испоганили их сто сорок восемь раз своими?
  
   - А ты разве не целовала его?
  
   - Нет. Даже и не собиралась.
  
   - Девочки, она правду говорит?
  
   - Я не видела.
  
   - И я.
  
   - Да тут такая толкучка была, не разбери поймёшь.
  
   - Хорошо, отбрасываем тебя. Кого ещё с тобой?
  
   - С моей точки зрения поцелуй у него один, с Вентой. Её и отбрасываем. Не она - его, а он - её. Ясно?
  
   - А остальные сто сорок восемь куда ты денешь?
  
   - Обыкновенное насилие. Поэтому ловушка, устроенная для него, не получилась. Ему достаточно не сто сорок восемь, а один раз поцеловать Энию и всё, он чистый. Но Жеки с пылу этого не сообразила, посчитала он в ловушке, ему угрожает смертельная опасность потерять девушку, быть несчастным на всю оставшуюся жизнь. Она не могла стерпеть подобной ситуации и поступила в соответствии с тем, кто она есть.
  
   - А кто она есть?
  
   - Странно, что вы этого не уразумели. Любящая душа. Готовая на любое самопожертвование.
  
   Мгновения тишины сменяются хохотом.
  
   - Ну, Ранелия!
  
   - Мозгокрутка!
  
   - Всё, девочки! Перевожусь в другую смену. Любую. В этой работать невозможно.
  
   - Кроме того, - продолжает старшая смены, - вы сами подвинули её на этот поступок. Как можно было удержаться, глядя, как все облизывают его со всех сторон, и не припасть к нему самой? Заметили, она целовала его дольше всех?
  
   - Да, было, было.
  
   - А если серьёзно, зачем Марвелл вляпалась в эту историю?
  
   - Ты у нас новенькая, поэтому не знаешь, Жеки, с виду тихая, неприметная, любит похохмить. Это ещё не всё, вот увидишь. Как будут дальше развиваться её отношения с Деколем, это известно только одной, её шалопутной голове.
  
   - Мы смеёмся тут, а как Эния воспримет наши шутки?
  
   - Обыкновенно, - отвечает Ранелия Реско, - она такая же, как и мы, нормальная. В конце концов, имеют право национального героя Канамиганы номер один чем-то отблагодарить девушки, которых он возвёл в такой же высокий ранг? Возражающие есть?.. Принято. Единогласно.
  
  

Глава 30

В местах, ставших родными

  
   Для посадки Рюэль Деколь избирает самый экзотический, удалённый угол чужого владения. Заканчивается она необычайным для непосвящённого человека образом. Рюэль Деколь вдруг появляется на огромной лесной поляне. Постояв с минуту, ложится на удивительно чистую зелёную траву. С блаженством вдыхает запахи. Он снова здесь на Горване, в королевстве Ора Пур, памятном месте на Зиде. Здесь он впервые увидел её, но сначала этот чудесный лес. Юноша осматривает зелёные громады деревьев. Они в лёгкой дымке тумана. Их очертания ему знакомы, что дальше там, он представляет. Никаких следов транспортных средств, доставивших его сюда из чудовищных далей, не видно и в помине. Лишь слегка раскачиваются не в такт ветерку ветки близко расположенных деревьев и кустарников. Но вот и они успокаиваются. Всё движется, блещет, шелестит в полном согласии. Он снова составляющий элемент этого прекрасного мира. Интересно, нападёт на него комар, как в тот раз? Его нет. Вместо комара прилетает стрекоза, кружит около него, улетает. Он встаёт, проходит дальше к знакомому месту, разбитому молнией дереву, и... попадает в засаду. Его тут ждали. С полуулыбочкой на лице. Мельком он взглядывает на новое платье принцессы лазоревого цвета, белыми полосами на шее, руках, подоле, на неё саму, изумительно прелестную, такую же ослепительно юную, как и тогда. У него замирает сердце.
  
   - Здравствуй, чудное видение! Ты не мираж, а реальность?
  
   - Жестокая. Довожу до вашего сведения, вы нарушили экстерриториальность.
  
   - Понимаю, я снова в ваших руках?
  
   - Несомненно.
  
   - Небольшой вопрос? Как вы догадались, что я появлюсь здесь?
  
   - Просто. На вашем месте я в точности поступила бы также. У нас одинаковые характеры.
  
   - Другой вопрос. Вы долго караулите меня здесь?
  
   - Нет. Меня предупредили.
  
   - Третий вопрос, связанный с двумя первыми? Мой плен будет вечным или вы, помучив меня всласть, как раньше, отпустите на свободу?
  
   - А как вы сами хотите?
  
   - Мне бы хотелось, чтобы моя казнь длилась дольше.
  
   - Тогда вам надо ответить, кого вы любите больше, меня или Жеки Марвелл?
  
   Итак, он оказался прав.
  
   Деколь смотрит на стоящее перед ним создание, не игривое, как прежде, а серьёзное, чересчур даже. Повзрослела она, что ли, за время их размолвки? Она была небольшой, искусственной, с ясным предназначением, по существу, не размолвка, а игра. Благодаря излишней инициативности этой особы не доведена им до конца.
  
   - Я люблю тебя. Одну тебя. И никого больше, - отвечает он. - Правда, здесь есть одно но...
  
   - Какое?
  
   - Если бы мне пришлось делать выбор между тобой и твоей новой подругой, я не знаю, устоял бы я перед ней или нет. Больно хороша она у тебя.
  
   - Какой подругой?
  
   - Олей Вентой.
  
   Принцесса рассмеялась.
  
   - По чьёму почину вы сошлись, сознавайся?
  
   - Моему. Но потом оказалось, интерес у нас друг к другу обоюдный.
  
   - Зачем тебе понадобилась Оля Вента?
  
   - Запустить на тебя IDL.
  
   - О, ужас! Она взломала мой личный код?
  
   - Без проблем.
  
   - Я не знаю, что сделаю с этой Вентой, а также и тем, кто её подговорил... И кого IDL показала тебе?.. Фею?.. Ранелию?.. Юнону?..
  
   - Там я. Замечу, и без вашей IDL понятно было кто там. Думаешь, я не понимала, по какой причине ты всё время наскакиваешь на меня? Одновременно притворяешься, что тебя интересует та, другая, третья?
  
   - Понимала, значит?
  
   - Прекрасно.
  
   - И платила той же монетой?
  
   - Ты того заслуживал. Правда, средства, используемые тобой, оказались для меня неожиданными и чересчур сильными. Тут я попалась. Если бы переиграть эту партию, я повела бы себя иначе. Это возможно?
  
   - Нет, нет, оставляем всё, как есть.
  
   - Тебя устраивает подобное положение дел?
  
   - Вполне. Рассказывайте дальше, что вы натворили с Олей Вентой.
  
   - Мы только ещё собираемся. Она оказалась необыкновенно интересным, любознательным человеком. Пытается вникнуть во всё, происходящее у нас, я, соответственно, стараюсь разузнать больше о вашей жизни. Нам катастрофически не хватает времени наговориться. С нетерпением мы ожидаем момента, когда она может появиться у нас, а я у вас.
  
   - Знаю, знаю, почему она стремится сюда.
  
   - Ты догадался?
  
   - Это было несложно.
  
   - Ей хочется пообщаться с мальчиком, не устрашившимся её побоев, захотевшим их. "По внешнему виду он ничего", - сказала она.
  
   - Она запускала на себя IDL?
  
   - Да. И то, что она показала, ей не понравилось, мне - также. Долговязый, расхлябанный, разболтанный тип. Совершенно ничем не интересуется, кроме женщин известного пошиба.
  
   - Он успел узнать, кого ему предназначает судьба?
  
   - Пытался, но Оля поставила блок, и он не смог преодолеть его. Полный тупица.
  
   - Как быстро вы усваиваете новые понятия, терминологию.
  
   - Мы стараемся.
  
   - Как широко ты просветилась в отношении меня?
  
   - Достаточно и процесс этот будет продолжаться. Это верно, что ты не стал бы жить, если бы не спас нас?
  
   - И потеряв тебя?.. Да.
  
   - Ты не знал о моём существовании.
  
   - Я догадывался, что ты, возможно, есть. Потерять тебя, не узнав, не увидев, и никто на белом свете не смог бы рассказать мне, какой ты была, эта мысль была самой ужасной, она гнала меня. Этот мир был моей последней надеждой. Предчувствие меня не обмануло. Ты есть, существуешь, и какая надо. Если бы ты умерла, я бы умер вслед за тобой. Жить одному на свете очень тоскливо, одиноко.
  
   - Есть ещё Оля Вента. И ты её целовал.
  
   - В отместку за манипуляции, тобою устроенные, и, чтобы ты поревновала. А если говорить серьёзно, я ощущаю в ней, как и в любой другой, некую чужеродность, которая иногда настораживает, а чаще отпугивает. В тебе её нет.
  
   - Между тем, знаешь, что она сказала про тебя?
  
   - Нет, но хотел бы знать.
  
   - Она сказала, что завидует мне.
  
   - Неудивительно.
  
   - Почему?
  
   - Со всеми женщинами я держусь дипломатично, поэтому, как правило, им нравлюсь; они не чувствуют меня, неверно оценивают.
  
   - Я бы не сказала, что ты разводил со мной дипломатию.
  
   - Ты - другое дело. Я изворачивался весь, чтобы зацепить тебя больнее.
  
   - Зачем?
  
   - Чтобы быстрее добраться до твоих губ. Это желание у меня появилось при первом взгляде на тебя. А ты ничего не ощутила в тот момент?
  
   - Ты знаешь, что-то было, но необычность происходящего сбила меня с первого впечатления, я не до конца осознала его. А Фэйт, какая она была?
  
   - О, эта Вента, что я с ней сделаю, когда она попадёт мне в руки! Ты мне разрешишь?
  
   - Нет.
  
   - Вот по какой причине она сдружилась с тобой, - чтобы обрести в твоём лице защитницу, зловредничать надо мной, сколько ей вздумается. Если откровенно, я затрудняюсь ответить на вопрос, какой была Фэйт. Мы только с ней познакомились, как произошло это несчастье.
  
   - И ты не целовался с ней ни разу?
  
   - Дело к этому шло, но не дошло. Мы стеснялись друг друга. Наверное, мешала и какая-то чужеродность, но тут я её не уловил. Ты смотрела сюжет? Оля показывала тебе его?
  
   - Да.
  
   - Что я сделаю с этой Олей.
  
   - Я наложила запрет на расправу.
  
   - А ты сама не сердита на неё? Она спровоцировала девушек на лобызания со мной? Сто сорок восемь поцелуев со ста сорока восьмью девушками, с ума сойти.
  
   - Мы предусматривали подобный вариант.
  
   - Какие вы разумные. А в нём было заложено прощение мне?
  
   - При условии вашего правильного поведения.
  
   - Больше никаких девушек и никогда в жизни?
  
   - Да.
  
   - Кроме одной?
  
   - Кроме одной.
  
   - Уточнять будем кто она?
  
   - Не надо.
  
   - Но я хочу.
  
   - Это я.
  
   Дальнейший путь до дворца юноша проделывает собственными ногами, а юная горваночка у него на руках. Он заимевает возможность целовать понравившегося ему ребёночка без ограничений сколько угодно раз. Он пользуется этой возможностью. Самое интересное, никто не ограничивает его, не говорит ему про квоту. Время от времени он прерывает это занятие, оглядывается назад.
  
   - Пуська! А это красиво подглядывать?..
  
   Усатая морда тотчас скрывается в кустах, чтобы через некоторое время высунуться из них в другом месте. Любопытство свойственно не только человеку.
  
   У цветочного уголка возле зверинца он снова останавливается, зачарованный, как и в первый раз.
  
   - Какая красота! - с восхищением произносит. - К ней невозможно привыкнуть. Я был во многих мирах, но нигде ничего подобного не видел. Если бы только знала, сколько людей у нас рвётся сейчас на свою Прародину, чтобы увидеть эту красоту.
  
  

Глава 31

Её Величество Королева

  
   Он опускает девушку рядом с собой.
  
   - Чем вы занимались здесь без меня? Рассказывайте. Как можно подробнее.
  
   - Во-первых, на меня напали лесные бродяги, когда я ехала к Де Жа Ве Лонам.
  
   - К кому? Кто такие? Почему я слышу о них в первый раз?
  
   - Регина - будущая королева Де Жа Ве Лон.
  
   - Я понял. Что было дальше?
  
   - Для бандитов - ничего хорошего. Но твоя защита меня озадачила. Я мысленно закидывала одного за другим лесных разбойников, пытавших добраться до меня, на мамонтово дерево - и они, как пушинки, мгновенно улетали туда. Несколько секунд - и они висели там все на ветках на огромной высоте. Не представляю, как они спустились оттуда на землю, потому что я села на велосипед, спокойно поехала дальше. Когда возвращалась назад мимо этого места, увидела их сидящих в густых кустах по обе стороны дороги. Они хотели захватить меня врасплох, разом напасть на меня.
  
   - А, может, это были другие?
  
   - Слушай дальше. Было очень темно. Луна зашла за тучи. Я догадалась обоих присутствии потому, что один из них затянулся цигаркой. Сквозь листву я заметила тлеющий огонёк. Остановилась. И в это время от моего велосипеда на них пошёл сильный свет. Они выметнулись из кустов, как ошпаренные, с криками "Ведьма!", "Ведьма!" разбежались кто куда. Можешь что-нибудь сообщить мне по этому поводу?
  
   - Чечевицеобразная полупрозрачная выпуклость под рулём - фара велосипеда. Нужна она для того, чтобы ты могла ездить в полной темноте.
  
   - А почему я не знала о ней раньше?
  
   - Ездила в светлое время суток.
  
   - А как заставлять её освещать дорогу?
  
   - Очень просто. Действуешь как в той избушке. Говоришь слово "свет!" - и она зажигается, повторяешь его - и она тухнет. При полной темноте она сама зажигается.
  
   - А сколько времени она может гореть?
  
   - Вечно.
  
   - Ты меня поразил.
  
   - А ты - меня.
  
   - Чем?
  
   - Интуитивно ты самообучаешься управлению силовым полем. Процесс этот будет продолжаться дальше.
  
   - Пока я не достигну совершенства?
  
   - Его самого.
  
   - И на что я буду способна?
  
   - К примеру, вырвать с корнями вон тот огромный граб. Вот так. Подготовить для него яму - так, пересадить его в неё, присыпать землёй.
  
   - Боже мой! Передо мной откроются такие огромные возможности?
  
   - Естественно.
  
   - Получается, я тоже стану сверхчеловеком?
  
   - Ты уже им являешься, только не умеешь пока пользоваться всеми возможностями. Вдобавок ко всему ты девочка.
  
   - Я вот тебе сейчас покажу девочку!
  
   - Не простая, агрессивная.
  
   - Сколько лет мне понадобится для полного обучения?
  
   - Судя по расправе над несчастными обитателями лесной глуши, не очень много. Ты быстро прогрессируешь.
  
   - Видел бы ты, какие они все заросшие, грязные, со злобными харями, не называл бы их несчастными. Они, кстати, или подобные им убили мужа женщины под Обоянью. Ты знаешь её, был у неё.
  
   - Женщину я не знаю, а был у её дочери.
  
   Принцесса засмеялась.
  
   - Не надо оправдываться. Мне всё известно об этом случае.
  
   - Хотелось бы услышать, откуда?
  
   - Пока умолчу. Интересно, ты всю жизнь будешь вести себя целомудренно, как с этой женщиной?
  
   - Эния, ты что, не понимаешь? Я люблю тебя по-настоящему, не хочу, чтобы другая женщина испохабила наши отношения.
  
   - Спасибо за содержательную мысль. Она никогда не приходила мне в голову. Благодаря ней, меня обойдут стороной разные страхи.
  
   - Ещё какой-нибудь случай, аналогичный случаю с лесной братвой, у тебя был?
  
   - Нет, к сожалению, но мне хочется иметь его.
  
   - Придётся мне подучить тебя.
  
   - Буду благодарна.
  
   - Что ещё у вас новенького?
  
   - Я отрядила пять тысяч пленников на постройку дворца для гостей из вашего мира. Объяснила им, для чего он нужен. Поставила условие, как только он будет готов, они свободны, могут расходиться по своим домам. Строительство идёт ускоренными темпами без перерывов днём и ночью. Если бы ты видел, как они стараются. Среди них нашлись великолепные прорабы. Разумно они распределили работы для всей массы людей. Одни добывают камень, вулканический туф, другие нарезают его, третьи отшлифовывают плиты, четвёртые доставляют на место, готовят необходимые растворы, и так далее. Каждому нашлось дело. Они торопятся успеть к очередной посевной в родных местах.
  
   - Где дворец будет?
  
   - У подножия той горы, где ты прожёг дорогу наверх. Она получилась очень глубокой, безопасной, и, самое удивительное, с одинаковым градусом наклона. Специалисты по дорожному строительству страшно удивлены этому обстоятельству. Как она могла так сформоваться? Случайно?
  
   - Нет, сработало замечательное устройство. Называется оно компьютером. Тебе предстоит его узнать. Оно очень простое по устройству.
  
   - Камень ещё не остыл, там очень горячо. Тем не менее, любители острых ощущений приспособились подниматься по ней.
  
   - А как они это делают?
  
   - Применяют специальную обувь. Между двумя подошвами у неё воздушная прослойка. Они идут наверх с бурдюками воды, поливают её и себя. На самом верху оказалась большая ореховая роща. Ты знаешь орехи решкью?
  
   - Нет.
  
   - Они идеально круглые с очень твёрдой скорлупой. И вот оказалось, если запускать их сверху, по дороге они летят, как по жёлобу, набирают огромную скорость, на поворотах дороги разбиваются о камень, скорлупа остаётся на месте, дальше уже катятся ядрышки орехов, но более медленно, до низа они доходят жареными. Я попробовала. Очень вкусно. Наверное, потому, что они крутятся, равномерно прожариваются, одновременно обдуваются. Попытки многих поваров прожарить орехи на сковородах до такого же вкуса закончились полным провалом. Они либо подгорают, либо не дожариваются. Забава настолько понравилась людям, сейчас там настоящее столпотворение. Молодёжь нашего королевства, а также соседних государств создали там палаточное поселение. Многие хотят поселиться у нас навсегда, не желают возвращаться к себе домой. Один из крупных военачальников заявил мне, что согласен ещё десять раз напасть на нас, лишь бы вылезти из той жизни, которой он доселе существовал, наше королевство даёт ему шанс. У него огромный опыт работы с людьми. Под его руководством организован этот палаточный городок, едальни, общественные места, сделана бамбуковая подводка родниковой воды для питьевых фонтанчиков. Он предлагает нам увековечить находку с орехами. Устроить на дороге несколько ловушек для них, потому что некоторые, неразбитые, набирают такую огромную скорость, что вылетают за пределы трассы.
  
   - И они очень опасны?
  
   - При попадании в лоб могут запросто убить человека.
  
   - Ещё что ты планируешь?
  
   - По обеим сторонам дороги-змейки мы насадим цветы. Желающие подняться наверх будут любоваться ими. Будет масса площадок для отдыха.
  
   - Они будут такими же красивыми, как здесь?
  
   - Да.
  
   - Побудем здесь немножко, полюбуемся?
  
   - Не лучше тогда пойти в оранжереи?
  
   - Пойдём. А затем я хочу полакомиться жареными орешками.
  
   - Если будет кто наверху.
  
   - Я буду там наверху, а ты внизу, ловить для себя и меня это лакомство. Куда ты меня ведёшь?
  
   - Давай для начала заглянем в розариум.
  
   - Какой красивый плетень из бамбука, и как изящно выполнен. Никогда таких плетней не видел. Чья это работа? Кто его сделал?
  
   - Наш садовник. Из молодых, обработанных паром, стеблей бамбука, нарезанных на полоски специальным устройством. Изобрёл это приспособление он сам. К сожалению, его уже нет с нами.
  
   - Умер?
  
   - Давно. Похоронен на Повани. Я была маленькой, долго сожалела о нём. Часто бегала к нему на могилку. Плакала там. Он многому меня научил. Теперь поверни здесь направо. Ещё раз. Мы пришли.
  
   Деколь замирает перед обилием роз всех цветов радуги. Не сразу замечает скамейку и на ней Её Высочеству королеву.
  
   - Я привела его, - говорит девушка. - Хочу, чтобы ты подружился с моей мамой.
  
   Почтительно юноша здоровается с королевой.
  
   - Зачем? - с улыбкой спрашивает у девушки.
  
   - Зачем? Ты спрашиваешь у меня зачем?
  
   - Да, я спрашиваю у тебя зачем?
  
   - Сейчас я тебе покажу зачем.
  
   Обняв юношу, девушка целует его в губы.
  
   - Такого объяснения тебе достаточно?
  
   - Вполне. Извините меня, - обращается он к королеве. - Я специально спровоцировал её. Мне хотелось, чтобы вы увидели до чего дошли наши отношения в практическом плане. При этом мне немного неловко. Не слишком ли рано я приобщаю её к жизни взрослых? Я пытаюсь сдержать себя, и, какая-то напасть, ничего не могу с собой поделать, очень сильно тянет к ней.
  
   - Всё нормально. Не надо противиться своему чувству, - успокаивает королева. - Эния, я рада за тебя. Ты и Рюэль - восхитительная пара. Моя радость умножается многократно, знаете, из-за чего? Я уже распрощалась с этим миром, приготовилась идти на Повань, сейчас снова возвращаюсь в него. Как это хорошо, когда у тебя ничего и нигде не болит. Рюэль, вы кудесник. Позвольте и мне, её маме, поцеловать вас... Благодарю вас! У меня есть несколько вопросов к вам. Первый касается моего собственного здоровья. Оно будет улучшаться?
  
   - Несомненно. Мир любой планеты, - ваш не исключение, - нашпигован массой очень мелких и злобных существ. Учёные Горваны ничего не знают о них потому, что их можно рассмотреть только при увеличении в сто тысяч раз. Приборов, позволяющих увидеть их, у вас нет. Эти микроорганизмы проникают во все части человеческого тела, производят в нём вредную работу, постепенно здоровый человек превращается в больного. Ещё находясь там, на орбите, в двадцать с лишним тысяч эксов, я произвёл атаку на этот микромир, уничтожил его. Провёл, как мы говорим, полную санацию планеты. С этой стороны вам ничего не угрожает. Другое. Специальные следящие системы незримо и неощутимо следят за процессами в вашем организме, и будут производить эту работу до тех пор, пока полностью не будут восстановлены и нормально заработают десятки тысяч защитных функций, которыми одаривает любого человека природа. Многие из них из-за старости, болезней заглохают. После полного оживления их следящие автоматы отключатся, вы будете предоставлены сами себе. И третье, последнее. Эничка, ты можешь показать маме, на что ты способна на примере вот этой живой стенки из терновника?
  
   - Мама, смотри.
  
   Девушка проходит сквозь колючий терновник туда и обратно.
  
   - Боже! Дочь, ты исколешься вся! - восклицает Её Высочество.
  
   - Это третье. Её тело полностью защищено от воздействия окружающей среды силовым полем; ваше, всех членов королевской семьи, - также. Вас не может разорвать зверь, как он ни старайся, укусить муха. Ваша дочь рассказала мне случай. На пасеке на них напали пчёлы. Ужалены были все, но не она. Некоторые даже рассердились на неё, требовали объяснений, почему, когда страдают все, она одна остаётся целой и невредимой.
  
   - Дочь, ты не рассказывала мне об этом.
  
   - Таких случаев, мамочка, была масса. Я пыталась в них самостоятельно разобраться.
  
   - И как? Успешно?
  
   - Бесполезно. И лишь когда насела на него, мозгокрута, получила результат. Сколько времени морочил мне голову, и какими средствами, если бы только знала.
  
   - Виноват, мне надо было обратить внимание вашей светлейшей милости на свою невзрачность.
  
   - Чувствуешь всю тонкость его издевательства, мама? По отношению ко мне?
  
   - Да. И радуюсь, глядя на вас. Но, когда я вспоминаю другую свою дочь, она омрачается. В каком она сейчас состоянии?.. Я понимаю тяжесть её вины, но я мать, она мой ребёнок. Я страдаю.
  
   - Давайте решим этот вопрос, - предлагает Рюэль Деколь.
  
   - Каким способом?
  
   - Наипростейшим. Для начала замечу, её долго и тщательно обрабатывали лучшие церковные проповедники, специалисты высочайшего класса... по охмурежу. И я знаю кто.
  
   - Откуда?
  
   - Ко мне они тоже подходили. Сначала один. Я нашёл кучу противоречий в его словах, ткнул его носом в них. "Ты к нему больше не ходи, - сказал ему другой, более главный, - я пойду сам".
  
   - Зачем?
  
   - Не догадываешься? Я - богатый человек. После полной обработки с применением всех средств, в том числе гипноза, некоторые оставляют им такие наследства, диву даёшься. Их родственники рвут и мечут, плачут. Бесполезно. Их решение непоколебимо. Замечу, в силках, оказываются пожившие люди с богатым житейским опытом, а она всего-навсего девочка, ничего не могла противопоставить им.
  
   - Ты знаешь, припоминаю, ко мне тоже подходили. И не один раз.
  
   - А ты?
  
   - Как только вникала в суть, чего они хотят, а именно поговорить о своей вере, убедить меня в чём-то, сразу теряла интерес. Я говорила им, мне некогда, обрывала разговор, прогоняла их прочь.
  
   - А с Элей этот трюк им удался. Пока она искренне верила им в то, что у неё высочайшее предназначение, она избрана самим господом богом, у неё была свобода. За ней следили, конечно, тайно. Но, как только она начала сомневаться в их намерениях, правильности своего поступка, пригляд за ней стал более откровенным и жёстким. Сейчас практически она узница. Ей не позволено никуда отлучаться. Да она и не имеет такой возможности. Она в неприступной местности, её сторожат в сто глаз. Чем она занята? Беспрерывно плачет. Сожаления разъедают ей душу. Она хочет домой. Затем, в последнее время над нею постоянно, планомерно издеваются. Вместо нормальной еды подают на стол жаркое из крыс, тушёных мышей в собственном соусе, то есть, моче. Она поддерживает силы только тем, что подберёт в лесу. Что станет с ней, когда ей запретят выходить из кельи?
  
   - Боже мой! Зачем они так жестоко поступают с ней?
  
   - Не догадываетесь? Её доводят до самоубийства. Церковная структура развалилась из-за последних событий. Кое-кто попытается замести все следы. Она - опасная свидетельница. Всё дело с ней надо завершить тонко. Ни у кого не должно возникать никаких сомнений по поводу её добровольного ухода из жизни. Моё мнение, ей надо протянуть руку помощи. А ваше каково?
  
   - Папа никогда не простит ей измены.
  
   - Она это понимает и считает, лучше быть наказанной за предательство; пусть сидеть в темнице, но среди своих людей, у себя на родине. Подчёркиваю, она в очень опасном положении. И вот представь, её умертвят. Эта весть рано или поздно дойдёт сюда. И теперь твоего папу до конца своей жизни будет грызть червь сомнения.
  
   - Вариант возможный. Да... Ты прав... Мама!..
  
   - Что?
  
   - Давай устроим её в горах, Северном Приюте.
  
   - С ума сошла? Разве это возможно?
  
   - Ну, ты даёшь! Не осознала ещё, с кем имеешь дело?
  
   - Нет, он такой же, как и мы все, ничем не отличается от тебя.
  
   - Такой, да не совсем. Рюэль?
  
   - Куда доставить её? Сюда?
  
   - Да, пусть мама поговорит с ней. Мне также будет любопытно взглянуть на неё.
  
   - Слушаюсь!
  
   - Ты смотри там не напугай её! - следует строгий наказ.
  
   - Вас испугаешь.
  
   Рюэль Деколь растрёпывает волосы девушки, - занятие, вошедшее у него в привычку и ставшее любимым.
  
   - Когда вернёшься назад, получишь у меня. Ясно?
  
   - Да.
  
   - Мама, причеши меня.
  
  

Глава 32

Отступница

  
   Большое озеро. Окружено вокруг заснеженными горами. Посредине - остров. Порос деревьями преимущественно хвойной породы. Сказывается влияние высоты, - два с половиной, а кое-где и три, экса над уровнем моря плюс близость ледников. Извилистой тропинкой к воде спускается девушка. По дороге подбирает ягоды. С кустов срывает орехи. Ест их. Выдёргивает сочные мясистые стебли, красноватые у самого основания, вполне съедобные. "Ревень", - подсказывает Деколю классификатор. Девушка очищает их от кожуры. Внезапно после очередного поворота тропинки замечает человека. Ойкнув, останавливается. Роняет всё из своих рук на землю. Делает попытку повернуть назад. Всматривается в него. Узнаёт. Вместо того чтобы убегать от него, кидается к нему.
  
   - Что происходит? Почему исчезала ночь? Небо так ужасно светилось? Потом вдруг стало тусклым?.. Мне очень страшно, но никто и ничего мне не говорит.
  
   - А, ерунда! Не обращайте внимания. Необыкновенные явления природы.
  
   - Какие?
  
   - Конец света, затем его начало.
  
   - Вы говорите загадками.
  
   - Для краткости. Потом всё поймёте. Сейчас мне некогда.
  
   - Вы кто? Мой палач или спаситель?
  
   - Ни то, и ни другое. Человек, который пройдёт сейчас мимо вас, растает без следа. Один раз так было, вы помните.
  
   - Помогите, пожалуйста, выбраться отсюда!
  
   - Здравствуйте, я, ведь, дьявол в личине человека. Опознан вашими братьями по вере. Приговорён ими. А вы обращаетесь ко мне за помощью. Где логика? По идее вы должны бояться меня.
  
   - Кто мешал вам тогда, в сельве, перебить их всех, когда они были в кольцах питона? Вы их пальцем не тронули, меня - также.
  
   - У меня мягкое сердце. И я любопытен. Двадцать здоровенных мужиков вооружаются железными цепами, шкворнями, хотят забить насмерть одного человека, меня. И вы в их компании. Зачем? В ваших жилах взыграла первобытная кровожадность? Вам хотелось увидеть, до какого состояния куча людей может измочалить одного?
  
   - Да я тогда еле на ногах стояла, чуть в обморок не грохнулась. Знали бы вы, какое испытала облегчение, когда вы ушли от них.
  
   - А зачем были вместе с ними?
  
   - Для новичков, вступающих в их тайный орден, это обязательная процедура. Присутствие при подобных акциях учитывается ими как элемент посвящения. Короче, я не хотела идти в тот лес вместе с ними, но меня заставили насильно.
  
   - А вы не сочиняете сейчас?
  
   - Говорю чистосердечно. Замечу, когда я впервые взглянула на вас, подумала, слишком привлекательный вид имеете вы для нечистой силы. Поэтому как бы вы строго не смотрели сейчас на меня, заявляю, я не боюсь вас. А вот они страшные люди. И замыслы у них самые коварные. Всё, что они говорили мне, враньё. Я слышала все их разговоры.
  
   - Запомнили их, можете передать другим людям, и поэтому являетесь опасным свидетелем. Верховная церковная власть решила вас умертвить по этой причине. Способ пока обдумывается. Сценарий таков. Вы осознали своё предательство по отношению к семье, покончили жизнь самоубийством. Всё будет сделана тонко, комар носа не подточит. Никто впоследствии не догадается, что это была казнь.
  
   - Я пропала.
  
   - Отнюдь. Я послан сюда вашей мамой и сестрой, чтобы спасти вас.
  
   - И вы вместе со мной. Видите, они уже заметили нас, бегут сюда со всех сторон. Тогда в лесу вас спасла чистая случайность, огромный питон. Здесь помощи ждать не от кого.
  
   - Эля, какая вы наивная. Этого питона организовал я. Ничто не мешает мне сделать то же самое и здесь. Полюбуйтесь, пожалуйста. На каждого подбегающего к нам монаха по хорошему питончику, увесистому, очень голодному, сердитому.
  
   - Боже! Кто вы?