Кречетов Алексей Игоревич : другие произведения.

Собака

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  Август 2017 года
  
  Собака!
  
  Лето 2015 года.
  Середина дня. В месте для курения сидят, молча, двое мужчин и смотрят на буровую вышку.
  - Слушай, а ты знаешь анекдот про деревенскую собаку и собаку с буровой? - вдруг спросил один, что постарше другого.
  - Нет, не слыхал! Рассказывай! - ответил тот, что помоложе.
  - Встречаются две собаки: одна живёт в деревне, другая - на буровой. Деревенская хвастает: Вот у меня райская жизнь: ем, пью, сплю, бегаю, лаю, где только захочу. Буровая собака отвечает: а у меня жизнь еще лучше! Мне даже лаять не надо, вместо меня буровой мастер на всех лает!
  Внимательный слушатель от души посмеялся. Хитров Максим Иваныч сам был буровым мастером. Анекдот рассказывал супервайзер (представитель заказчика) Пох Анатолий Моисеич. Рассказчик был одет в чистую спецодежду бежевого цвета с белой каской на голове с логотипами. На мастере спецодежда была синего цвета чуть грязнее и изношенней, эмблема на логотипе была похожа на зажжённую зажигалку. К ним подошёл грязный бородатый молодой человек Шумейко Иван - инженер по буровым растворам, которого все называли "химик", "лаборант" или "растворщик".
  - Вот всё вам, смехуёчки да пиздахахоньки! - Иван любил пошутить, потирая ладони и сверкая глазами при этом. Но сейчас у него был озадаченный вид. Ему было тридцать лет, плотного телосложения, низкого роста. Несмотря на шутовское поведение, и много мата в речи, он был достаточно умён и образован.
  - Я вам так скажу, господа, дела наши хуже некуда! - выдал Иван с серьёзным видом.
  - Пошлите ко мне в вагон и там всё обсудим. Пошли, пошли! - быстро проговорил Максим, подталкивая взглядом инженеров в сторону своего вагона-дома с огромным логотипом "Буровые сети".
  Все трое зашли в обитель мастера, разулись и уселись на стулья.
  - Чай, кофе? - спросил гостеприимный Максим с широкой улыбкой.
  - Кофейку бы! - ответил уставший растворщик, рассчитывая, что кофеин придаст энергии организму, а потом только ещё больше утомит его.
  - Спасибо, мне ничего не надо! Итак, ссу каждый час от кофию! - раздражительно ответил Моисеич, будто для него это стоило огромных усилий, чтобы выйти из своего вагона, пройти метров пятнадцать, чтобы опустошить мочевой пузырь.
  - А, ты, Иван, рассказывай пока, что к чему, - скомандовал супервайзер.
  Растворщик положил руку на стол и, тряся коленкой, начал доклад:
  - Ну, значит так! Я ничего не смогу сделать с этим раствором. Я могу лишь очищать его или утяжелять. На заготовку ИЭРа (инвертно-эмульсионный раствор - на основе дизельного топлива) несколько дней уходит. Из-за этого на буровую привозят уже готовый ИЭР с других скважин, чтобы сэкономить время, ну и топливо, конечно. И, хуй знает, на скольких скважинах уже отработал этот раствор, а может быть, и перемешан с другими растворами. Одним словом, бодяга. Или хуета, по-русски. Это всё ладно, не в первый раз такое, хуй с ним. Но вот, чтобы от искры сразу воспламенялся, такое первый раз вижу. Температура в норме, концентрация топлива тоже. У меня один вопрос: что это за ядрёная соляра, которая вспыхивает, как бензин? Знаешь, Иваныч? А?
  - Должно быть судовое топливо, по проекту. Оно, Иваныч? - присоединился супервайзер.
  - Нуу... - глубоко вдыхая в себя начал растягивать ответ мастер, - если честно, то я в душе не ебу, какое там топливо в основе. По бумагам пишут, что судовое и я буду говорить, что судовое. Вот все документы на раствор.
  - Бумага-то всё стерпит... - равнодушно произнёс супервайзер.
  - Я звонил своим, спрашивал, мне ответили, что СУДОВОЕ топливо в основе.
  - Кто сказал? - серьёзно спросил Моисеич.
  - Да, Кто, Кто, блядь, начальство моё. Я им говорил, что хуёвый раствор. А они так отвечают: на этом растворе отбурили скважину до тебя и у тебя всё должно быть нормально, и нет другого раствора.
  - Вот, теперь сам всё слышишь, Моисеич! Моё мнение таково: звоним всем и говорим о воспламенении, ну пожаре; просим, чтобы завозили другой раствор или останавливали бурение, а я буду заготавливать новый раствор.
  - Да, какой на хуй пожар! Чуть-чуть, блядь, вспыхнуло, а он тут панику разводит! Да, над нами смеяться все будут! - широко раскрыв глаза, заспорил мастер.
  - Согласен, Иваныч. Каковы наши действия при пожаре? Обзвонить всё начальство и поставить в известность. Иван, представь себе, звоним мы такие и говорим: у нас пожар! Нас спрашивают подробности, а мы такие отвечаем: да, тут чуть-чуть вспыхнуло! Не стоит шуметь, я думаю, - согласился супервайзер с мастером, и оба уставились на растворщика.
  - Ой, блядь! Пожар будет, если будем дальше на таком растворе бурить. Вот, вы в вагоне сидите, пришёл на буровую и ушёл. А я, да, что я, мужики ебашат там сутками, за них переживаю. Хорошо рассуждать сидя в кресле и глядя в окно... - отвечал неугомонный Иван.
  - Успокойся, Ваня! И с тобой я согласен, что всё дело в растворе. Но думаю, лучше поступим так: Иваныч, командуй, чтобы, СУКА, не курили, сваркой и болгаркой не работали вблизи раствора; максимальное внимание и осторожность; огнетушители, пожарное укрытие, песок, лопаты, вёдра, чтоб всё было рядом, в шаговой доступности. Я всё понимаю, Иваныч, тебе метры нужны. И в самом деле, смешно это из-за маленькой вспышки шум поднимать. По моим расчётам, бурить два дня до проектного забоя. На улице не так уж жарко...
  - Я хуею над вами, мужики! - возмутился растворщик, - на буровой кругом одно железо, ключ уебался на пол - хуяк искра и всем пизда!
  - Ха-Ха-Ха! - громко и истерично рассмеялся мастер, - фантазёр, блядь. Это в институте такие сказки рассказывают? Ключ об пол и искра... это я над тобой хуею!
  - Да, иди ты на хуй! А я возьму и позвоню и скажу, что был пожар, и поебать, что маленький, главное предупредил. Пусть там думают. Так необходимо нам поступить.
  - Ну-ка, тихо, успокойтесь! - скомандовал супервайзер, - у нас же есть ещё ГэТэИшники (партия геолого-технологических исследований). Что-то совсем забыли о них, у них же все параметры датчики пишут, видеокамеры стоят. Сейчас я им позвоню.
  - Камеры ничего не видят, это точно. Они направлены на стол ротора и хим реагенты, - поддакивал мастер.
  - Ага! - кивнул супер.
  - Ало! ГТИ! Как у вас там по датчикам, по газу? Всё в порядке?
  - Да, всё нормально! А почему стоим? - спросил геофизик партии ГТИ.
  - Да, ничего, скоро продолжим бурить, будьте внимательнее, парни!
  Супервайзер хлопнул в ладоши и с доброй улыбкой обратился к коллегам:
  - ГэТэИшники ничего не зафиксировали, не заметили, газопоказания в норме. Так что, Иван, давай-ка продержимся пару дней. Я буду сам тоже ходить и контролировать. Пока бурим без возгораний? Так, Максим?
  - Да, всё заебись! Я тоже буду следить за всеми, и лаять на всех! - ответил мастер, подмигивая супервайзеру.
  - Иван?
  - Я тридцать лет, как Иван! Хуй с вами! Но если хотя бы милипиздренная вспышка, то я пас... - тяжело вздыхая, смирился Иван.
  - Да, всё будет заебись! - радостно хлопнул мастер по плечу растворщика.
  Распоряжения супервайзера выполнились мгновенно. Все трое весь день находились на буровой и ничего не происходило. День близился к ночи.
  - Ну, слава Богу, всё в порядке! Мне в шесть утра на сводку, нужно поспать... - сказал супервайзер.
  - А мне в пять утра, пойду тоже вздремну... - сказал мастер.
  - А мне вот что-то ни хуя спать не хочется! - сказал растворщик.
  - Ну и хуй с тобой! - махнул рукой мастер и ушёл дремать.
  Растворщик пошёл в курилку. Достал из кармана грязной куртки смятую пачку сигарет и зажигалку. Закусил зубами сигаретный фильтр и стал чиркать зажигалкой (подкуривать). Тем временем стало заметно темнее, сработало автоматическое освещение: загорелись уличные фонари в буровом городке, на буровой вышке и остальных сооружениях. Иван посмотрел на лепесток огня зажигалки, и поверх этого лепестка заметил ещё один огонёк. Он потушил свой, выплюнул сигарету и выпучил глаза в направлении ёмкостей с раствором, они были объяты пламенем.
  - Пожар! Пожар! - закричал Иван.
  Проснулся весь городок и общими силами пожар был потушен. Обошлось без жертв, только опалённые брови и лёгкие ожоги у помбуров (помощники бурильщика). Наиболее страшной картиной выглядел ёмкостной блок (там, где был раствор - ИЭР). Буровое укрытие, которое составляло стены и крышу этого блока сгорело полностью, остался лишь голый железный каркас. Такую "вспышку" уже было никак не скрыть. О пожаре сообщили всем, кому нужно и началось разбирательство. Каким-то образом начальство узнало, что были и другие вспышки, о которых им не доложили. Виновником инцидента признали раствор, а виноватыми всех. Большинство лишили премии, "Буровым сетям" выписали внушительный штраф, а некоторым досталось хуже.
  Супервайзер сидел, молча, в курилке с налитыми кровью глазами, облегчённо вздыхающий периодически. К нему подошёл мастер и спросил:
  - Ну, что тебе сказали, Моисеич?
  - Сказали, что мне будет запрещено работать на объектах "Пукойла"... - ответил супервайзер, как будто сваливая мешок цемента с плеч, - так что буду работать теперь там, где их нет! Отчего пожар-то всё-таки случился? А?
  - Заискрила проводка, когда включился свет. Вот, такие дела...
  - Да, вот тебе и "собака"...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"