Кремень С.В.: другие произведения.

"Черный силуэт замка"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Можно ли любить человека, чья семья ответственна за гибель целого мира?


Черный силуэт замка

   Глава 1
  

Сон

Мечты становятся еще прекраснее,

когда они создают реальный мир

по своему образу и подобию.

А. Франс

  
   Часть 1, главы 1
  
   "Черный силуэт замка на фоне фиолетового неба и огромной желтой луны. Холодный лунный свет то вспыхивает, то исчезает за очередной вуалью облаков, которые мчатся по небу, ни на минуту не останавливаясь.
   Лишь одно окно в замке освещено пламенем свечей. Белая портьера колеблется от порывов ветра. В огромной комнате полумрак, только подсвечник с одной свечой стоит в дальнем углу на мраморном столике, да затухающий огонь в камине отбрасывает золотистые отблески на стены.
   В центре находится огромная резная кровать, на которой лежат двое. Сейчас им кажется, что кроме них вокруг нет никого. Мысль о том, что эта ночь не закончится никогда, преследует их.
   Он смотрит на нее любящим взглядом. Их губы сливаются воедино, и нет в этом мире ничего прекраснее и упоительнее, чем долгий поцелуй.
   Огонь в камине потух, свеча догорела, луна медленно исчезла за горизонтом. Но они этого не знают, потому что лежат, крепко прижавшись друг к другу.
   Заря окрашивает небо на востоке в розово-алый цвет, они открывают глаза. Первые слова, что слетают с их губ - это имена. Женщина произносит его имя, словно молитву, мужчина шепчет имя любимой как заклинание.
   И долго еще теплые утренние лучи ласкают сплетенные тела, даря им силы для нового дня".
  
   Часть 2, главы 1
  
   Эвелин проснулась, но долго лежала с закрытыми глазами, не желая стряхивать с себя очарование знакомого до боли сна.
   Это состояние было ей известно с детства, когда обрывки снов витают в воздухе и хочется продлить ощущение беспричинного счастья. Она твердо знала, что все приснившееся ей, происходит на Земле. На той самой старой, заброшенной и такой далекой от них планете Земля, откуда они все родом.
   Медленно перебрала в памяти детали: огромная Луна среди россыпи звезд, такой преданный спутник есть только у Земли; витые восковые свечи, с миндальным ароматом; холодные, потемневшие от времени каменные стены старого замка, как на картинке из детской книжки, что читала ей мама.
   Сердце забилось чуть быстрее, так всегда бывало при мысли о нем. Значит он тоже оттуда. И тут богатое воображение унесло ее далеко, отодвинув на время реальный мир.
   Дом наполнялся звуками, оживал. Где-то варили кофе, открывали шторы, включали музыку, желали "доброго утра". На первом этаже, в своей спальне ходил ее отец, давно проснувшийся и неторопливо просматривающий какие-то дела на компьютере. Он ждал девяти утра. В этот час, по давно сложившейся традиции, если Эвелин ночевала дома, она спускалась к завтраку.
   Она вдруг уловила скребущийся звук за дверью. Конечно же, это старина Марси, ее любимый пес. Он укоризненно посмотрел на нее: "Сколько можно спать?". Она встала, а он тут же забрался на ее место, как будто только этого и ждал всю ночь.
   Завершив утренний туалет, она подошла к огромному, почти во всю стену зеркалу, на ходу расчесывая длинные белокурые волосы. Ее внимание привлекла старая, инкрустированная резьбой шкатулка. Щелкнул замок и у нее в руках тускло блеснул перстень с бледно-голубым, как утренний туман, камнем. Ему было так много сотен лет, что уже никто не помнит, как он вообще оказался в роду Стюартов.
   Без пяти девять. Эвелин выбежала из комнаты, мимоходом отмечая, что в доме ничего не изменилось со времен ее детства.
   Три этажа, множество окон и светлого пустого пространства. Вся мебель удобная и практичная, а вместо украшений и милых безделушек по стенам развешаны панорамные стереофото Новой планеты.
   Ей нравилось навещать отца, ночевать в своей старой спальне, хотя свой собственный дом она любила больше.
   Но вчера был повод приехать сюда. Ричард Стюарт, член Правительства Новой Планеты и одновременно владелец крупнейшей фирмы по производству высокотехнологичной продукции, взял первый отпуск за последние пять лет активной работы. По этому поводу он устроил вечерний прием для лучших друзей. В числе приглашенных было и семейство известных астрономов Куинов. И молодой Алекс Куин, блестящий юрист, работающий на ее отца, как всегда ухаживал за Эвелин. Под конец вечера они покинули остальных, уединившись на балконе, и долго о чем-то беседовали. Все остались довольны вечеринкой и разъехались по домам далеко за полночь.
   Все это пронеслось у нее в голове, когда она усаживалась за стол. Тем временем подали завтрак. Едва зайдя в комнату Ричард сразу же заметил перстень и его взгляд потеплел:
  -- Ты давно его не одевала.
  -- Не было случая, папа. А сегодня утро какое-то особенное. Мы вместе завтракаем и ты при этом не спешишь на работу, дом все такой же красивый и огромный, а Марси разбудил меня утром, а потом заснул на моем месте и даже не потребовал прогуляться с ним.
  -- Перстень тебе впору, - заметил он, - я помню, как впервые дал его совсем маленькой девочке с испуганными глазами, и как ты одела его сразу на два пальца.
   Ричард сел за стол напротив дочери. Эвелин дотронулась до его руки.
  -- Теперь ты выросла и стала точь-в-точь как Жаклин, начиная от цвета волос и заканчивая характером. Иногда меня это даже пугает. Я смотрю на тебя, а вижу ее. Кажется, будто и не было той войны.
  -- Так и есть, папа, мама рядом с нами. Ее душа живет среди нас. Часто, гуляя по городу, я вижу семейные пары с детьми, в такие моменты я представляю нас троих, как мы могли бы куда-то идти тихими осенними днями, взявшись за руки.
  -- Когда ты доешь свой пирог, мы сможем это сделать вдвоем, если ты не планировала чего-нибудь еще. Погода для осени и впрямь чудесная.
   Они оба закрыли невеселую для них тему и молча позавтракали. И тут, отставив чашку с кофе, Ричард улыбнулся:
  -- Я вспомнил, в тебе есть и кое-что от меня.
  -- Что? - она вскинула глаза на отца.
  -- Упрямство. Упрямство во всем, за что бы ты не бралась. Если ты ставишь цель, то достигнешь ее. Если ты работаешь, то до того момента, пока все дела не будут переделаны до конца. Жаклин не была такой. Ее всегда отличало от остальных моих знакомый покладистость и доброта. Для нее словно не было плохих людей. Все были хорошими. И она не упрямилась никогда. А уж как она умела любить!
   Ричард замолчал. А Эвелин продолжила.
  -- Я помню, мне было пять лет. Мы с мамой гуляли и заметили в парке птицу с подраненным крылом. Это была сойка. Мама принесла ее домой и выхаживали несколько дней. Птица умерла и мама плакала больше, чем я. Ни разу в жизни я больше не встречала человека, для которого любая жизнь была бы настолько ценна.
  -- Я рад, что моя дочь унаследовала хоть одну черту от меня. Хотя, когда ты впервые заупрямилась по-настоящему, я понял, каково окружающим со мной, - Ричард усмехнулся.
   Отец с дочерью позавтракали и решили прогуляться в парке, правда погода была ветреной, им пришлось накинуть плащи. Собака Эвелин с радостью носилась вокруг них. Из-под ее лап в прозрачный по-осеннему воздух взметались разноцветные листья.
  -- Есть две вещи, в которых ты проявила свой характер. Уход из дома и нежелание...,- Ричард нагнулся, подобрал изумрудный лист, сделав вид, что рассматривает его.
  -- Продолжай, папа. Я знаю, ты хотел сказать об Алексе. Да?
  -- Он когда-нибудь устанет ждать. Дистанция между вами вместо того, чтобы уменьшаться, становится больше. По-моему, ты стала слишком холодна с ним.
  -- Мы хорошие друзья. И ты это знаешь. А что будет дальше, покажет время.
  -- Ладно, я не буду об этом вспоминать. Иначе ты подумаешь, что я давлю на тебя.
  -- Папа, ты и так это делаешь. Ты прямо сейчас давишь на меня, - она улыбнулась отцу.
   Они углубились в небольшую рощу деревьев с необычными, янтарно-желтыми листьями и ярко-алыми прожилками. Девушка подняла голову и засмотрелась на небо. Ей вдруг захотелось увидеть сквозь толщу атмосферы маленький голубой шарик.
  -- Я хочу побывать на Старой Земле, - внезапно вырвалось у нее.
  -- На Старой Земле? - эти слова поразили Ричарда как гром среди ясного неба.
   Ричард запнулся об корень дерева и еле удержался на ногах. Они остановились друг против друга. И мужчина строго посмотрел на дочь сверху вниз.
  -- Даже не думай об этом. Моей дочери нечего там делать. То место проклято и должно быть забыто.
  -- Успокойся, папа. Мне не хочется с тобой спорить. Я просто вспомнила сон. Во сне я была там.
  -- Что тебе снилось - детские воспоминания?
  -- Что-то вроде. Просто там все какое-то...настоящее, - наконец она нашла нужное слово.
  -- Может быть и так. Да, мы многое перенесли сюда оттуда. Может быть слишком многое. И сделали это неосознанно, повинуясь своим генам, традициям, памяти многих поколений. Но эта планета, это совершенно новый мир, новый и чистый, в отличие от насквозь прогнившей и погрязшей в грехах Старой Земли. Живи здесь и не стремись обратно.
  -- Но от голоса крови никуда не деться. Там жили наши предки не одно тысячелетие. Там до сих пор светит настоящее, а не искусственное Солнце, а по ночам всходит Луна.
   Они повернули обратно к дому. Порыв ветра растрепал их прически. Небо на горизонте стало менять цвет.
  -- Оглянись вокруг, Эви. Эта планета чиста от войн и лжи. Юный мир чист. Здесь ты будешь счастлива. Когда мы сбежали оттуда, мы бежали не от катастрофы, а от грехов, зла и предательства. Если бы ты могла помнить все, что пережили мы...
   "Будь проклята насквозь прогнившая Земля, да будет благословенен этот мир," - про себя подумал Ричард.
  -- И никакой сон не покажет тебе той правды. Это твои фантазии и не более того.
   Ветер усилился. Листва зашелестела, гибкие стволы низко пригнулись. Эвелин застегнула плащ, а отец все говорил.
   Он рассказывал ей о том, как кучка сумасшедших правила миром. И ничего святого не было у них. Все затмили деньги и власть. Кто богаче, тот и прав. Миллиардеры диктовали политикам условия, страны грызлись между собой за право обладать скудеющими ресурсами. Конфликт разгорался постепенно, сперва две страны не поделили очередное крупное месторождение, затем к ним присоединились другие страны, затем еще и еще, пока весь мир не начал гореть в агонии. И за всем этим стояли деньги, стояло желание обладать большими деньгами.
   И кто первым развязал последнюю войну уже не важно. Мир захлебнулся в собственной крови. Важно другое - нашлись люди, остановившие катастрофу. Несколько миллионов землян сумело выжить, спасти хоть что-то из своего наследия и даже основать новую колонию на Новой Планете, за много миллионов километров от Старой Земли. Ричард Стюарт был одним из них. Во время ареста зачинщиков войны была убита его жена Жаклин. И несмотря на боль утраты
  
   (а может, чтобы заглушить ее)
  
   Ричард отдал многие годы на создание идеального общества.
   Старая Земля была восстановлена и даже вошла (правда со многими ограничениями) в Союз Свободных Планет. Новые поколения детей изучают все события той войны по учебникам. Однако в сердцах большинства из спасшихся людей до сих пор жив страх.
  -- А теперь я могу рассказать тебе о том, что не написано в учебниках по истории, Эви.
   Они остановились на площадке около дома, уже ежась от северного ветра. Он оглянулся вокруг прежде чем продолжить:
  -- Семья самого богатого и самого алчного человека на Земле сумела бежать. Не спасся только их старший сын, который учился в другой стране. Мы пытались много лет найти их след, но бесполезно. Форнетти исчез. И не дай Бог ему объявится.
  -- Значит, Форнетти спаслись. А откуда ты знаешь такие подробности?
  -- Именно нашему отряду было поручено арестовать его. Мы искали его, мы узнали все о его семье и тешили себя надеждой, что ради сына он сдастся. Но этого ублюдка не остановило даже то, что его собственный ребенок пострадал. Стефан Форнетти погиб в первые минуты после взрыва.
   Эвелин побледнела от этих слов. Ей было чуждо насилие в любом его проявлении. Карие глаза потемнели от слез. Отец обнял ее за плечи и завел в дом.
   Каким же уютным он показался им после улицы.
  -- Я не хотел тебя расстраивать, Эви, но правда всегда имеет привкус горечи. Только в волшебных сказках все заканчивается хорошо. Ты ведь знаешь это.
   Люди бывают порой настолько испорчены, что узнавая правду, хочется умереть. Я никогда не прощу тем негодяям смерть стольких людей. Не забуду и не прощу.
  -- В философских учениях многих культур вопрос прощения врагов вызывал категоричные споры. Но самые распространенные религии всегда склонялись в сторону прощения. Вспомни христианские догматы: ударили по одной щеке, подставь другую.
  -- Я с этим никогда не соглашусь. Кто не карает зло, тот способствует ему. Вот это правильный подход к делу. Правильный и справедливый.
   Их прервал звонок телефона. Чтобы не мешать отцу разговаривать, Эвелин вышла из зала и поднялась на третий этаж, туда где еще со времен ее детства располагалась их огромная библиотека. Она быстро пробежала глазами строчки каталогов и нашла диски с подробным списком всех погибших на войне. Через мгновение шторы плавно задернулись, отодвинув от нее бушующий за окном ветер, свет погас, а огромный экран монитора высветил лица людей.
   Вот они, мужчины и женщины, дети и старики. Серьезные и веселые, разные. Включив поиск, она нашла фото Жаклин. Прямо под ним отобразились пара абзацев с сухими строчками текста.
   "Стюарт Жаклин (31), урожденная Риччи. Секретарь Сената. Образование - женская школа, школа искусств, высшая школа бизнеса. Стаж работы девять лет. Неоднократно признавалась лучшим помощником сенатора от штата Нью-Йорк - Кренделла Алекса. Активно участвовала в общественной работе. При ее поддержке был создан фонд помощи бездомным детям.
   Погибла от выстрела мультимиллиардера Энтони Форнетти, пытаясь предотвратить начавшуюся потасовку при его аресте.
   Остались в живых - муж, Стюарт Ричард (35) и дочь Эвелин (8)."
   Она смотрела на дочь с фотографии. Навсегда молодая. На миловидном лице особенно выделялись красивые карие глаза, светящиеся живостью и добротой.
  -- Ты ведь была счастлива, мама? Ты любила мужа, родила дочь, работала. А еще строила планы на будущее, хотела жить, видеть как растет твой ребенок, быть может мечтала о сыне. Кто знает, возможно сейчас у меня могло быть несколько братьев и сестер.
  
   Жизнь. Как здорово звучит это слово. И как мало мы его ценим. Все эти люди, которые мелькают передо мной, хотели жить. И сколько всего умерло вместе с ними?
   Не убий. Первая заповедь в одной из самых гуманных религий мира. Почему же человек с планеты Земля с первых дней сотворения убивает себе подобных? Никто не знает ответа.
   А может его нет, нет этого ответа вовсе? Или он кроется так глубоко внутри каждого человека, что мы не способны заглянуть туда, в бездну своих душ? Или боимся это сделать?
  
   Программа поиска снова заработала. Буква "Ф". Форнетти Стефан. Пятнадцать лет. Зеленоглазый, привлекательный юноша. Вот он спокойно стоит, облокотившись на мраморную скамейку на фоне зеленого парка. Серьезное выражение лица, взгляд, зеленых глаз, устремленный вдаль, в будущее. Но Эвелин знает, что ему не суждено стать взрослым, чего-то достичь, влюбиться. Для людей, которые помнят о нем, он навсегда останется пятнадцатилетним подростком.
   Кто-то зашел в комнату. Свет вспыхнул снова, притушив яркость экрана. За окном уже темнел осенний вечер.
  -- Ты убедилась, что я говорил правду? - поинтересовался Ричард.
  -- Я не за этим сюда пришла. Мне хотелось увидеть их лица. Иногда полезно, как бы грустно не было, вспоминать о прошлом. Сегодня я с самого утра вспоминала маму. Между матерью и ребенком протянуты какие-то невидимые нити, благодаря которым каждое потрясение в его душе болью отдается в ее сердце и каждая удача ощущается как радостное событие собственной жизни. Наши с ней нити оборвали грубо и нелепо. И сделали это люди, у которых тоже есть свои матери и дети. Почему?
   Ричард промолчал. Холодный свет ламп высветил глубокие тени под глазами дочери. Он обнял ее.
  -- Давай спустимся вниз и пообедаем. И не задавай вопросов, на которые нет ответа. Мы с тобой должны просто стремиться к лучшему.
  -- Хорошо. Давай спустимся вниз. Я проголодалась.
   Так они и поступили. А после, встав из-за стола, она подошла к окну. Свинцово-серые тучи обгоняли друг друга. Осенью погода так изменчива.
   Как и раньше они вдвоем с отцом вышли на балкон и стояли в ночи, слушая дождь. Иногда брызги от упавших капель долетали до них.
  -- Помнишь, ты в детстве любила вот так стоять? Я рассказывал тебе сказку, под стук дождя. А ты смотрела в темноту, сквозь пелену, и слушала.
  -- Я представляла себя принцессой из сказки, а там, далеко, бродил мой принц. Дождь скрывал от него дорогу ко мне, но он должен все-таки ее отыскать и прийти ко мне.
  -- Разве ты уже не встретилась с ним? - Ричард явно ждал положительного ответа на вопрос.
  -- Мне кажется, что он еще не знает, где я, хотя и близко от меня. Может быть, мы совсем скоро встретимся.
  -- А как же Александр? Не он ли мечта женщин?
  -- Алекс для меня значит многое. Я дорожу нашей дружбой. Он так трогательно ко мне относится. Но ты правильно задал вопрос. Он не похож на незнакомца. Мои чувства к нему ясны и спокойны.
  -- Разве этого мало? Я уверен, ты скоро осознаешь, что Александр Куин именно тот, кто тебе нужен. И если ты постараешься, он и будет тем принцем.
   Ночью, в своей постели погружаясь в сон, Эвелин подумала: "Мой принц будет таковым и без всяких усилий с моей стороны. Просто он придет и я узнаю его. А Алекс останется другом".
   И когда она крепко уснула, согревшись под одеялом, ей снова приснился тот самый дразнящий сон.
   Во сне девушка улыбалась от счастья.
  
   Глава 2
  

Дружба

  

Снова накатила волна одиночества. Джек почувствовал

себя отверженным, никому не нужным и громко разрыдался.

Это был не истерический плач, как у людей, пытающихся

под слезами скрыть свою ярость. Нет, он плакал,

потому что спокойствие и жизненный смысл, казалось,

исчезли из мира. Существовало только одиночество,

и в этой ситуации проще простого было сойти с ума.

"Талисман" С. Кинг

Глаза дружбы редко ошибаются.

Вольтер

  
   Часть 1, главы 2
  
   Ранним и довольно сумрачным утром в этом же самом городе на космодроме приземлился очередной пассажирский корабль с Проциона (Созвездие Малый пес). Через час, то есть в восемь утра по местному времени, когда все стадии проверки были пройдены, двери, наконец, открылись и немногочисленные пассажиры, уставшие от утомительного перелета длинною почти в четыре недели, медленно спускались вниз, с удовольствием вдыхая свежий и прохладный после дождя воздух. После многократно продезинфицированного кислорода внутри корабля осенний ветер казался им пьянящим. Сине-сизые сумерки отступали, хотя огромное взлетное поле все еще освещали золисто-оранжевые прожекторы ночного освещения.
   В середине небольшой группы людей шел мужчина, пристально разглядывающий незнакомое место и величественное здание космопорта. На его бледное от перенесенных во время полета перегрузок лицо постепенно возвращался румянец. Зайдя в здание, он вскоре вышел оттуда, держа в руке небольшую сумку с вещами.
   На просторной площади около космопорта он сел в такси, попросив отвезти его в недорогую гостиницу недалеко от центра. Несмотря на усталость, он с любопытством смотрел в окно, на мелькавший живописный ландшафт, а затем на мокрые от ночного дождя улицы.
   Незнакомый город поражал своей чопорностью и выверенной прямотой улиц в сочетании с огромным количеством деревьев. В центральной части города преимущественно стояли солидные дома, веранды кафе, разнообразные магазины и рестораны. И какое-то чувство, которое он никак не мог понять, беспокоило его. Словно ностальгия по давно брошенному дому проснулась в душе.
   Машина остановилась на тихой улочке перед аккуратной многоэтажной свечкой с вывеской "Hotel-Paris". Он вышел из машины, огляделся вокруг. И вдруг понял, что смущало его с самого начала на этой планете - сходство. Именно сходство этого города с местом, где прошло его детство, где он когда-то давным-давно, быть может в прошлой жизни жил с родителями.
   "Этого не может быть, потому что просто не может быть. Так не бывает. Я, наверное, просто устал с дороги, вот и мерещится. Второй такой планеты нет".
   Дверь отеля гостеприимно распахнулась перед ним. А через полчаса он уже крепко спал в небольшом номере на пятнадцатом этаже, отключившись от всего.
   Но даже во сне его давняя подруга по имени одиночество не отставала от него, бесцеремонно врываясь в его сны, как бы говоря: "Вот, она я, приятель. Неужели ты захотел забыть про меня?". Не было ему спасения от нее. Нигде. И Крис беспокойно ворочался в огромной гостиничной постели. А по его лицу пробегали тени. Тени давно минувших событий, слов и людей.
  
   Часть 2, главы 2
  
   В пятнадцать лет Крис ушел из семьи, вернее оттуда, где он последние годы жил с родителями. Семьей это можно было назвать разве что с большой натяжкой.
  
   Его отец целыми днями сидел в кресле, запершись в своем кабинете. Или же уезжал на сутки, недели, месяцы, пропадая непонятно где, непонятно зачем.
   Мать, от которой осталась лишь бледная тень, после того, что им пришлось пережить, практически не разговаривала с мужем. После смерти старшего сына, она надолго замкнулась в себе. Однако из этого состояния ее вытащил 11-летний Крис, который страдал тогда больше всех, ведь его старший брат был для подростка кумиром во всем. Женщина, несмотря на свое безмерное горе, осталась жить. Она задвинула печаль так далеко на задворки души, как только могла себе позволить и постаралась вытащить младшего сына из того шока, в котором он прибывал.
   От их былого семейного благополучия, и былой роскоши, в которой они жили на Земле, не осталось и следа. Они не умирали с голода, нет, но того уровня, к которому они привыкли, не было и в помине.
   Их дом, тесный, маленький, убогий, на забытой Богом планете, каждый день напоминал им самим о том, как низко можно пасть.
   Иногда Крис спрашивал мать, почему она не уйдет от мужа, почему она до сих пор считает себя обязанной жить с ним под одной крышей. И видел ее бездонные глаза, в которых светилось непонятное для него тогда чувство. Она неизменно отвечала ему:
   - Потому что мы с ним вместе в ответе за все, что произошло. И потому что я давала клятву. И пришла пора ее сдерживать.
   - Я никогда не смогу простить отцу то, что он сделал...
   - Ты можешь не прощать его, сын. Но не забывай о том, что чтобы он не сотворил, не тебе судить его. Пусть он живет с этим грузом на душе, пусть отвечает за свои грехи, так же как и я отвечу за свои.
  
   Тринадцать лет он скитался по свету. И с тех пор, где только не бывал. Особенно трудно ему пришлось в первые годы своих странствий. Ведь когда не имеешь за плечами жизненного опыта и помощи ждать неоткуда, то немудрено попадать в неприятности.
   Мать знала о решении сына. И не пыталась отговорить его. Только стала еще печальнее, чем обычно. Она дала ему деньги на дорогу и помогла купить билет на корабль, отбывающий на дальнюю планету.
   А его отца в тот день, когда он собрал свои вещи, не было дома. Он уже несколько дней как где-то пропадал по своему обыкновению.
   Денег Крису хватило только на то, чтобы заплатить за месяц вперед за самую дешевую квартиру. Ему пришлось искать работу, чтобы не умереть с голоду или не попасть в приют.
   Медленно, даже очень медленно, как казалось тогда молодому парню, его жизнь налаживалась. Ему хотелось иметь друзей, жить весело и интересно. Но без денег и образования это было нереально.
   Три года он зарабатывал деньги, откладывая каждый месяц и при этом, отказывая себе во многих удовольствиях, что позволяют себе подростки его возраста. На четвертый год ему удалось перебраться в место поцивилизованнее. Но и там лучшей работы, чем официант в забегаловке, ему никто не предложил. Но именно там он получил совет, который он так и не услышал от родителей, которые каждый по своему с каждым годом все сильнее, погружались в свое горе.
   Поздним вечером он, как и всегда, выпроводив последних засидевшихся посетителей, протирал стойку бара, мечтая только о том, чтобы добраться до кровати в той жалкой дыре, которую хозяева гордо называли меблированной квартирой. Апатия владела им последние пол года.
   Именно тогда к нему подошел старый повар, который с первых дней его появления отнесся к нему по-отечески.
  -- Слушай, парень, тебе не надоело торчать здесь, среди пьяных рож? Ничего хорошего тебя не ожидает, если и дальше будешь общаться со сбродом.
  -- Я бы с удовольствием ушел, да некуда. Кто меня возьмет?
  -- И правильно. Не имея профессии, трудно устроиться. Но послушай старика, сынок. Иди учиться. Выбери, что тебе по душе и пусть тебе будет трудно и много раз захочется бросить, но ты терпи и знай, что хорошая работа придаст хоть какой-то смысл твоей никчемной жизни. Иначе через пару-тройку лет ты и сам превратишься в этот мусор, который ошивается в нашей забегаловке.
   Много раз потом он вспоминал тот вечер и слова постороннего человека, не раз убеждаясь в их правоте. Он действительно устал от стольких лет однообразной жизни. Уходя из дома, он не задумывался о будущем, просто знал, что должен уйти. И теперь ему приходилось туго. Именно тогда, в свои неполные 18 лет, он набрался смелости, и все же пошел учиться.
   Его всегда привлекала техника, будь то компьютеры, машины или космические корабли.
   В итоге, через два года
  
   (Чего ему это стоило, учитывая отсутствие финансовой помощи, знал лишь он один. А уж сколько раз он мечтал бросить все - бесконечное недосыпание, жизнь впроголодь, отсутствие свободного времени, так как свободное от учебы время он работал, где только можно)
  
   он стал первоклассным пилотом и с удовольствием начал летать в самые далекие углы Вселенной.
   И безбрежные просторы космоса стали его родным домом. Он повидал весь многообразный мир Вселенной, тысячи пейзажей, планет, звезд, проносились перед ним. Он впитывал в себя впечатления, как сухая земля впитывает долгожданный дождь после месяцев засухи. Правда издержки у его работы все же были. Он так и не завел семью, не обрел постоянного дома. Экипаж кораблей, которые он пилотировал, да постоянно меняющиеся пассажиры - это и были его "родные".
   Семь лет продолжалась его карьера, пока однажды несчастный случай надолго не забросил его на далекую планету.
   А дело было так. В очередной раз он вез запас продуктов на холодную, с отвратительным климатом планету. Девять месяцев из десяти (по местному календарю) там бушевали снежные ураганы. Корабль (из-за небольшой аварии во время посадки) оказался неспособным вовремя взлететь. И Крис застрял там. Он поселился в единственной местной гостинице, по совместительству торговому центру.
   Делать там было совершенно нечего. Когда погода немного утихала, он гулял по городу, с трудом передвигаясь среди сугробов. В остальные дни Крису оставалось лишь спускаться в холл и оттуда из большого панорамного окна наблюдать за буйством стихий.
   Единственной его отрадой стало общение с Андреа.
   В один из бесконечных одинаковых дней он стоял как всегда внизу. Огромное сине-фиолетовое небо нависало над землей. Обсидиановые и пламенно-желтые молнии разрезали его на несимметричные осколки. Сияющий льдистый снегопад падал на город вперемежку с молниями.
  -- Das ist fantastisch! - прошептал кто-то у него за спиной.
   Обернувшись, он увидел девушку, на вид совсем еще ребенка. Челка волос с тускло-золотым отливом падала на большие фиолетовые, как небо за окном, глаза. Ему показалось, что голос ее чуть заметно дрожит от восхищения.
  -- Это удивительное зрелище, разбушевавшаяся стихия завораживает. К счастью такие неистовые грозы быстро заканчиваются. Через полчаса, максимум через час, снова засияют звезды.
  -- Я знаю, - уже спокойно произнесла она, - из-за этой стихии я застряла в этом чертовом отеле. Но все равно это потрясающе.
  -- Хотите, я угощу вас кофе? - Он сказал это неожиданно для самого себя. - Здесь есть вполне сносный бар.
   Она кивнула, и они молча направились в сторону бара. Их встретил полупустой зал. Когда им принесли кофе, он внимательно рассмотрел спутницу. На ней было короткое темно-зеленое платье из материала, напоминающего бархат. Оно выгодно подчеркивал хрупкую фигуру с плавными линиями красивого тела. На шее висел медальон, с красным камнем, похожим на рубин, в гранях которого отражались очертания чашки, когда она подносила ее к губам.
   В приглушенном свете зала она очень понравилась ему. Так они познакомились.
   В следующую их встречу Андреа пригласила его к себе домой. Она оказалась местной жительницей. В ее квартире всегда было множество цветов. А еще она любила экзотические ароматы.
   Почти все свое время она проводила непривычно для Криса. Он привык к строгой, почти спартанской жизни. Если Андреа не сидела за компьютером (хотя она могла сутками не выходить из виртуального мира), то до изнеможения нежилась в горячих естественных бассейнах, которые по прихоти природы в изобилии встречались на этой планете. Или гуляла во время снегопада, а вечерами слушала любимую музыку - Бетховена и Чайковского.
   Со временем, за неимением никаких собственных дел, Крис постоянно стал бывать у нее. И они делали все вместе. Ее странная жизнь, с виду ничем не примечательная, а на самом деле заполненная до предела, привлекала его все больше. И он, никогда раньше особо не увлекающийся виртуальностью, впитывал ее знания и перенимал мастерство. В ее силах было вскрыть любую программу, она виртуозно владела техникой.
   День за днем изучая ее характер, он поражался ее оптимизму и стойкости. Она жила совсем одна, тем не менее, ей все удавалось. И тот факт, что она жила в этой глуши, не угнетал ее. Андреа с легкостью могла изменить это, точно зная, что ее талант оценят везде. Со временем она и собиралась это сделать. Причем одна, так как одиночество было обычным состоянием ее души.
   К сожалению, Крис понял это слишком поздно. С ним случилось то, что и должно было случиться с любым нормальным парнем в его возрасте. Он влюбился в нее. Ее внешность, независимость, одаренность приводили его в восторг. Да и тесное ежедневное общение способствовало этому.
   Он готов был бесконечно смотреть, как ее тонкие пальцы бегают по клавиатуре, ему нравилось то, как она терпеливо объясняла ему свои действия. И однажды он решился на откровенность.
   Нагулявшись, они вернулись в уют квартиры. Андреа тут же включила диск со струнными квинтетами Моцарта и легла на кушетку, наслаждаясь солнечной чередой звуков. Она отстранено смотрела в пространство, будто витая высоко-высоко.
  -- Андреа, - позвал он.
  -- Да, Крис..., - неохотно отозвалась она.
  -- Я хотел тебе сказать что-то очень важное для меня. Со мной впервые происходит нечто особенное. С тех пор, как я познакомился с тобой, мне расхотелось куда-то бежать, что-то искать. Мне спокойно и хорошо. Раньше мне казалось, что жизнь такая скучная и чего-то не хватает...
  -- Мне тоже так кажется, - вдруг перебила она его.
  -- Что?
  -- Там, за туманами, за пеленой снегопада есть другая жизнь. Мне не хватает ее.
  -- Но я хотел сказать тебе о другом. Здесь мне хорошо, я встретил тебя.
   Она быстро встала и пристально посмотрела ему в глаза. И поняла. Как только женщина может без слов понять еще невысказанные чувства. Ленивая грация ее движений исчезала, уступая место решительности. Твердо и нарочито резко она заговорила.
  -- Крис, напрасно ты начал этот разговор. Поверь, ты сделаешь больно лишь себе...
  -- Чтобы ты сейчас не говорила, я рад, что сказал это тебе. Со мной впервые происходит такое, мне так хорошо с тобой.
  -- Крис, гляди веселее! Нельзя вешать нос ни при каких обстоятельствах, запомни это.
  -- Но...ты не ответила мне.
  -- И не отвечу, по крайней мере, так, как хотелось бы тебе. Я знаю, что это причинит тебе боль. Но вся наша жизнь состоит из боли. Это я поняла рано. Но мой девиз, никогда не поддаваться ей. Мне удалось создать вокруг себя тот мирок, где я защищена от всего. А ты, Крис, скоро уедешь отсюда и забудешь про меня. Если ты захочешь поболтать со мной, то ты знаешь, где меня найти. А пока давай наслаждаться сегодняшний днем! - она улыбнулась ему, включила погромче музыку и принесла бутылку вина.
   Андреа разлила алую жидкость и протянула ему полный до краев хрустальный бокал. Он взял его из ее рук, выпил залпом, так и не почувствовав ни тонкого букета, ни аромата. Затем отвернулся к окну и прошептал: "Прошлого уже нет, будущего может не быть, живи настоящим". И еще долго он стоял у окна, любуясь очередной скоротечной, но бурной грозой.
   А девушка не слышала его слов, она безмятежно кружилась по комнате с бокалом вина в руке под переливы флейты. Ее нежно-зеленое платьице соблазнительно обтягивало тоненькую фигурку, а золотые локоны блестели от вспышек молний. Музыка закончилась, и она уселась перед монитором, погрузившись в виртуальный мир, а Крис тихо ушел в гостиницу.
   После того дня дни его снова стали одиноки и скучны. Он изредка заходил к Андреа, еще пару раз она навещала его в гостинице. Но Крису причиняли боль эти встречи, и как любой нормальный человек, он старался избегать боли.
   Чтобы не терять времени, он с головой окунулся в изучение новых компьютерных технологий. Андреа помогала ему, как могла, они все чаще общались через сеть. И боль постепенно сменилась тоскою.
   Через два месяца за Крисом прилетел корабль и навсегда увез от Андреа. От того маленького уютного мира странной планеты, где он провел почти шесть земных месяцев. Но и по возвращении к жизни пилота, тоска не прошла. Крис стал замкнутым и подавленным. И, в конце концов, бросил работу. Миры, сменяющиеся перед ним со скоростью света, люди, стремящиеся к новой жизни, или, наоборот, возвращающиеся домой, стали невыносимы. Еще несколько лет он работал в крупной торговой компании техническим консультантом. А затем, в один прекрасный день, решил бросить все и начать все с начала.
   Для этого он купил билет на первый же ближайший рейс, решив довериться судьбе, от которой бежал с пятнадцати лет. И судьба привела его на Новую Землю.
   Часть 3, главы 2
  
   Крис проснулся лишь поздним утром следующего дня. Сквозь портьеры из серебристо-голубой ткани проглядывало сине-фиолетовое небо незнакомой планеты. Он подошел к панорамному, от пола до потолка окну и резким движением раздвинул шторы.
   Перед ним, как на ладони, раскинулся город, подернутый легкой дымкой утреннего тумана, не успевшего растаять в безоблачной выси. На западе яркие лучи ласкали кроны деревьев, с еще не облетевшей листвой, а на востоке торжественно возвышалось целое скопище высотных домов, блестевших зеркальными окнами. Диковинные птицы кружили над городом, наполняя воздух гомоном.
  
   "Возможно, я смогу найти здесь пристанище? Может быть, я даже буду здесь счастлив..."
  
   - Кто знает? - спросил он вслух самого себя (дань привычке долгое время жить в полном одиночестве).
   Затем он снова задернул шторы, отошел от окна, направившись в душ.
   Прохладные струи душа смыли остатки сна с его тела. Зеленые глаза мужчины заблестели.
   Посвежевший и вполне отдохнувший, он собрался на прогулку, навстречу городу, навстречу новым людям и обстоятельствам.
   Именно таким, бодрым и полным надежд, он и забрел вечером того же дня в кафе в нескольких кварталах от его отеля.
   Весь день Крис бродил по городу, гулял по паркам, заходил в красивые торговые центры, читал местную прессу в уличных кафе за чашкой чая. И вот, когда легкие сумерки покрывалом накрыли город, он отправился обратно. Почти дойдя до своего временного пристанища, Крис заметил симпатичную вывеску кафе "Союз", расположившегося на первом этаже жилого трехэтажного здания, отделанного красно-коричневым фасадом и разрисованном причудливым орнаментом.
   - Почему бы не поужинать здесь, а не в отеле? Забавный домик... - пробормотал он себе под нос и, не раздумывая, открыл старомодную стеклянную дверь, даже не снабженную фотоэлементами. При его появлении над головой мелодично звякнул колокольчик.
   Уже войдя в полумрак зала, оглядевшись, он вдруг понял, что в этом кафе будет чужим. Ведь судя по всему, приходили сюда преимущественно завсегдатаи. А официантки знали наизусть вкусы своих клиентов.
   Крис поежился, заранее чувствуя за спиной косые взгляды. Однако не в его правилах было отступать: что сделано, то сделано.
   Но ничего такого не произошло. Никто даже не обратил на него внимания, никто не оторвался от огромного, во всю стену экрана, никто не выкрикнул ехидную реплику.
   Крис спокойно прошел в конец зала и выбрал себе отдельный столик в углу, так чтобы все посетители были видны.
   Официантка, молодая длинноногая девушка с обаятельной улыбкой и кокетливой челкой, сразу же заприметила нового клиента. Он ей понравился. Она увидела, как мужчина выбрал именно тот стол, что обслуживала она, и обрадовалась. Через минуту девушка уже принимала у него заказ:
  -- Добрый вечер. Выбрали что-нибудь?
  -- Добрый вечер, Сьюзен, - Крис прочитал бейджик с ее именем и улыбнулся ей, чем еще больше расположил ее к себе.
   Сьюзен же окончательно растаяла от его улыбки. Мужчины с такой внешностью всегда нравились ей: рост чуть выше среднего, крепкое телосложение, широкие плечи. Смуглая кожа и густая, темно-каштановая шевелюра, спускающаяся на высокий лоб, а из-под челки светились зеленые, чуть прищуренные глаза.
  -- Что-нибудь фирменное, на ваш вкус. Я очень голоден. Пойдет?
  -- Хорошо. Я советую вам заказать бифштекс, наш фирменный салат с креветками, а на десерт - пирог с вишней. Ну, как?
  -- Превосходно! - он снова улыбнулся ей, сам себе удивляясь. Давно он вот так запросто не общался с молоденькими девушками.
  -- А пить что будете? У нас неплохой выбор пива...
  -- Тогда светлое. Но позже, после ужина. Хорошо?
  -- Сейчас, - она взяла у него из рук меню, улыбнулась и грациозно скрылась за стойкой.
   Уже через десять минут перед ним на столе стоял ужин. Крис с аппетитом поел, а затем повернулся лицом к экрану, где начали транслировать какую-то местную игру, не спеша стал потягивать пиво. Судя по оживлению в зале, спортивная игра была очень популярна на этой планете. За то время, что он ужинал, свободных столиков в зале почти не осталось, люди кругом ели, пили пиво, болели за игроков, показывающие чудеса акробатики в погоне за круглым ярко-красным мячом.
   Едва Крис допил первую бутылку пива, как около его столика очутился здоровяк, спросив его разрешения.
   - Вы позволите? Свободных мест не осталось...
   - Да, конечно...
   Незнакомец сел, как будто только и ждал его приглашения. Он положил руки на столик, и тарелки рядом с его кулаками показались крошечными.
  -- Болеете за "Дьяволов"?
  -- Что? - не понял его Крис.
  -- За "Дьяволов" болеете, говорю? - он кивнул в сторону экрана.
  -- А, нет! Просто пиво понравилось, вот и решил задержаться. А так вы располагайтесь, я все равно сейчас уйду, - Крис отставил бутылку и собрался, было, встать.
  -- Да вы что? И матч не досмотрите? - изумился мужчина.
  -- Я его собственно и не смотрел, а, что, интересная игра?
   Здоровяк с удивлением глянул на Криса. И тот тоже рассмотрел его подробнее.
   Поначалу собеседник произвел на него впечатление этакого простака-увальня. Однако его карие глаза с хитринкой, да седина в черных как смоль волосах, выдавали в нем бывалого и проницательного человека. Они встретились взглядами и улыбнулись друг другу.
  -- Вы не местный? Угадал?
  -- Да, - немного помедлив, ответил Крис, вдруг передумав уходить. - Я прилетел вчера с планеты Денеб, это в созвездии Лебедь.
   А чего ему было торопиться? В номере его никто не ждал, пиво было отличное, да и случайный знакомый, судя по всему, был не прочь побеседовать за пивом. Глядишь, и о городе можно будет расспросить, и просто приятно провести вечер, избежав порядком надоевшего ему одиночества и тишины.
  -- Ничего себе, - присвистнул его собеседник, параллельно он жестом позвал официантку.
  -- Да, не близко отсюда, - усмехнулся Крис. - Но мне не привыкать к расстояниям, летал и дальше.
   Перед ними словно из-под земли появилась Сьюзен, с подносом, уже заставленным пивом и закуской. Она очаровательно улыбнулась обоим мужчинам и ловко разместила тарелки на столике.
  -- Ого, - еще раз присвистнул тот. - Вот это сервис сегодня!
  -- Сдается мне, что не ради меня наша девочка так расстаралась, - рассмеялся он, когда официантка отошла от их столика.
   Крис промолчал, лишь отхлебнув пива из горлышка.
   - Так ты говоришь, что летал и дальше? Путешествовал?
  -- Нет, работал пилотом на компанию "Экстраворд". Возил пассажиров и грузы в самые отдаленные закоулки миров.
  -- А у нас как очутился, привез свежих креветок? - пошутил здоровяк, как раз закусывая огромной розовой креветкой добрый глоток пива.
  -- Нет, просто купил билет и вот, я уже здесь, - развел руками Крис.
   Ему понравился этот мужчина, понравилось то, как он открыто улыбался, подшучивал над официанткой, словом, вел себя с добродушным спокойствием человека, которому нечего было скрывать от мира.
  -- Значит ты здесь не на работе? Решил отдохнуть на нашей планете. Ну, что ж, здесь есть на что посмотреть.
  -- Нет, я приехал навсегда. Хочу поселиться здесь. Вот зашел на разведку, вдруг тут пиво никчемное...
   Они оба рассмеялись.
   И Крису вдруг стало так спокойно на душе. Впервые после того, как он расстался с Андреа и решил сменить место работы.
   Он заказал себе еще пива и креветок. Они пили, шутили и параллельно обсуждали правила популярной на этой планете, но ужасно глупой, по мнению Криса, игры. За окнами кафе на город опустилась ночная мгла. На улицах зажглись фонари. Но два собеседника, казалось, этого даже не заметили.
   Время летит быстро, когда проводишь его в хорошей компании.
   К концу вечера Крис, казалось, знал о своем собеседнике почти все. Узнал, что его зовут Бернард Фрэст или по простому, для друзей и знакомых, Барни, что он работает начальником технической службы в самой крупной компании на этой планете. Что живет один, в своем собственном доме неподалеку отсюда. Узнал и то, что Барни часто захаживает сюда пообщаться, посмотреть матчи на большом экране и попить пива.
   Правда, сам Крис больше старался помалкивать, лишь внимательно слушая своего новоприобретенного знакомого. Но рядом с Барни молчать было легко, ведь тот постоянно балагурил, сыпал шутками, заигрывал с официантками, словом, был душой компании. Это еще больше пришлось по душе Крису, ведь он был довольно таки замкнутым человеком.
   Почти в полночь они рассчитались со Сьюзен, наговорив ей комплиментов, и вышли на свежий воздух, та проводила Криса долгим взглядом и взяла с Барни слово, что тот обязательно приведет его еще раз.
  -- Прогуляемся? - предложил Барни Крису, - Погода великолепная, а машину я отправлю домой.
  -- Я не против, мы столько сидели, что хочется движения. К тому же отсюда близко до гостиницы, где я остановился.
   Они не торопясь шли по ярко освещенной улице. И Крис задал Барни давно интересующий его вопрос:
  -- У меня такое ощущение, Барни, что город словно сперва нарисовали на картинке, а затем построили. Все такое правильное, такое... нереальное...
  -- Да, есть такое, - согласился тот - Наш город именно так и строился, сперва на бумаге нарисовали, затем построили. Ты еще всего не видел. Наш Центральный парк, это просто одно из чудес света, увидишь, ахнешь от восторга. А вообще-то, этот город, как и многие другие, точные копии старинных городов с планеты Земля. Так и было задумано, чтобы память осталась о них. Но это долгая история, и очень грустная.
   Крис слушал его как завороженный. Он, когда прилетел сюда, ни на минуту не мог представить, что попадет на точную копию планеты Земля.
   "Судьба, странная штука... После стольких путешествий по мирам, после стольких скитаний, она привела меня сюда. Но почему именно сюда?" Ответ на этот вопрос он так и не нашел. Пока не нашел.
   За этими размышлениями, он пропустил слова Барни. А тот заметил, что его не слушают, и смолк. Так они и шли, в тишине, лишь красивый огромный город шумел вокруг них.
   Наконец, они дошли до спокойной, тихой улицы, утопающей в зелени. Барни показал ему на крайний от шоссе дом, отделанный темно-серым кирпичом.
  -- Вот здесь я живу в своей холостяцкой берлоге. Третья Парковая улица, 242.
  -- Дом у тебя ничего, красивый.
  -- Да уж, обошелся мне в кругленькую сумму. И он действительно красивый, тут ты прав. Если будет минутка, заходи на огонек. Лады?
  -- Спасибо за приглашение, - вежливо кивнул Крис.
  -- Эй, парень, так не пойдет! - вдруг воскликнул Барни, - Я приглашаю тебя от чистого сердца. Я понимаю, что ты человек новый здесь, никого не знаешь. И мне даже приятно, что я первый человек на этой планете, с которым ты познакомился. Но не отталкивай того, кто предлагает тебе дружбу. А я тебе ее предлагаю, если ты этого еще не понял. Редко меня так тянет к людям, а ты мне показался стоящим и надежным парнем. Вот только больно грустным или одиноким, не пойму...
   Они снова замолчали. Лишь Крис лихорадочно крутил тонкую золотую цепочку на правом запястье, его явно взволновали слова нового знакомого. Крис хорошо помнил, что за долгие годы одинокой жизни ему помогли лишь дважды. Два раза незнакомые люди протягивали ему руку помощи. Два раза. Он не брался судить, много это или мало. Но ценить эти подарки судьбы научился. Но что-то мешало ему вот так сразу поверить незнакомому человеку, пусть и с добрыми глазами, пусть и обаятельному. Потому что бесчисленное множество раз его подставляли, его использовали и обманывали, а разве могло быть иначе в современном мире?
  -- Я принимаю твое приглашение, Барни, - вдруг, неожиданно даже для самого себя сказал Крис. - И обязательно воспользуюсь им. А чтобы ты поверил мне, я скажу тебе свой адрес. Я живу через три квартала отсюда, в "Hotel Paris". И моя фамилия Лэнк. Вот видишь, теперь ты тоже можешь найти меня и прийти в гости.
   Они обменялись рукопожатиями. Крис пошел к себе, а Барни остался стоять на углу улицы, наслаждаясь ласковым ночным ветерком. Затем он развернулся и скрылся в своем доме, за темно-синими воротами.
  
   Часть 4, главы 2
  
   Вот так, по случайному стечению обстоятельств странник Крис перестал быть одиноким и нашел себе друга. А впрочем, почему "случайному"?
   На следующий день погода, словно по мановению волшебной палочки, испортилась. По городу гулял резкий ветер, а небо закрыли тяжелые, свинцовые облака. Они медленно, величественно двигались в вышине, предвещая дождь. Крис проснулся и долго не мог понять, какое время суток на дворе. В комнате царил полумрак. Ему пришлось включить свет, чтобы посмотреть на часы, их подсветка давно не работала. "Почему бы не купить себе новые? - Подумал он, - Пусть время новой жизни отмеряется по новым часам".
   Крис оделся и вышел из номера. Уже в холле портье остановил его.
  -- Вам утром звонили, мистер Лэнк. И оставили сообщение.
  -- Кто?
  -- Мистер Бернард Фрэст. Он просил вас заходить к нему, по известному вам адресу сегодня в два часа дня.
  -- Спасибо, больше ничего?
  -- Нет.
   Крис улыбнулся про себя. Он решил сегодня посетить Центральный парк, купить новые часы, а затем заглянуть на огонек. Но сразу изменил свои планы, едва вышел на улицу. В Центральный парк он не пошел, ограничившись походом в магазин, а затем, не торопясь, отправился к Барни.
   Знакомый дом приветливо встретил его открытыми воротами. Одно окно было ярко освещено, оно призывно светилось в сумерках. Едва Крис прикоснулся к кнопке звонка, как двери распахнулись. Барни с улыбкой шел ему навстречу из глубины дома.
  -- Я рад, что ты зашел, приятель! И у меня для тебя сюрприз...
  -- Здравствуй, Барни. Я не мог не зайти после такого гостеприимного приглашения. А почему ты не на работе?
  -- Я иногда обедаю дома. И у нас есть еще час, чтобы поболтать. Тем более, сегодня такая погода, что навряд ли тебе захотелось бы болтаться по городу. Я приготовил для нас на обед мое фирменное блюдо, надеюсь, тебе оно придется по вкусу.
   Крис не верил своим ушам. Барни не только позаботился о том, чтобы он не скучал в этот неприветливый день, но еще и потратил свое время, чтобы угостить его домашним обедом!
  -- Вот это да! Еще не разу в жизни меня никто не угощал... Кроме мамы... Но это было так давно.
  -- Вперед! На кухню. Я всегда обедаю там, не хочется тратить время на условности.
  -- Отлично. Я голоден как волк.
   Они прошли на кухню, и Барни продолжил колдовать у плиты. Кухня у него была очень просторная, в ней не было ничего лишнего и вместе с тем, было очень уютно.
   В кофейнике булькал свежий только что сваренный кофе, а от плиты доносился упоительный аромат жаренного мяса.
  -- Ты пока тарелки приготовь, он в шкафу, над мойкой. Через пять минут соус будет готов.
   Крис достал яркие малинового цвета тарелки, а заодно чашки и столовые приборы. Через пять минут, как и пообещал Барни, они уплетали за обе щеки сочные бифштексы. Уже давно Крис не ел так вкусно. Сам он готовить не любил, поэтому питался как попало. У него и кухни-то такой не было никогда.
   Утолив голод, они налили себе по чашке кофе и прошли в гостиную, удобно уселись в кресла. За окном по-прежнему бушевал ветер, а в комнате было уютно и тепло.
  -- Где ты научился так готовить?
  -- Это было так давно, что я и не помню. Просто мне всегда нравилось это занятие. Крис, если это конечно не секрет, ты будешь устраиваться на работу?
  -- Да, Барни. Мои финансы на исходе. За годы работы пилотом я скопил небольшую сумму, но билет сюда, гостиница, все стоит денег. Еще пару месяцев я, правда, могу жить безбедно, но зато потом не останется ничего.
   Криса самого удивляла его откровенность перед этим человеком. Он знал его всего второй день, и вот так спокойно рассказывает ему о своих планах. Но, тем не менее, его это не напрягало, скорее наоборот, он чувствовал, что найдет в нем поддержку и понимание.
  -- Ты снова планируешь податься в пилоты?
  -- Нет. Я уже налетался. Да и по возрасту я скоро выйду в тираж. Еще пару тройку лет и все, отставка. Мне хочется работать с техникой. Я два года занимался изучением всех новейших технологий. В том числе интернет, средства связи и так далее. Мой минус, это отсутствие рекомендаций и опыта. Но зато есть за плечами летная школа, а ведь космолеты оснащены самыми сложными приборами.
  -- Я могу дать тебе рекомендацию. Правда, не знаю, для какой фирмы. Нам будут нужны люди, в смежный отдел, но это будет через месяц. Так что думай сам, сможешь ждать столько или нет.
  -- А что за отдел? Что за работа?
  -- Компания "Стюарт и мир", наверняка слышал о такой?
   Крис опешил. Он не ожидал, что Барни работает именно в "Стюарт и мир". Правда, он справился с собой и, как ни в чем не бывало, слушал дальше.
  -- Я работаю начальником отдела технической поддержки. На нашем отделе все средства связи, в смежном отделе задачи попроще - обслуживание и ремонт офисной техники. Но работки хватает, это я тебе скажу сразу. Скучать не приходится.
   Там через месяц увольняется один человек. А замену ему пока не подобрали.
  -- Ты правда предлагаешь мне место в компании?, - Крис был удивлен этим предложением.
  -- А почему бы и нет? Ты боишься, что не пройдешь тесты? Ну, у тебя впереди месяц, за это время научишься. Или тебе не нравится место?
  -- Ни то, ни другое. Я просто удивлен, что нашел работу так легко. Со мной нечасто такое бывало. Обычно приходилось побегать.
  -- Ну, так как, лады?
  -- А ты не хочешь проверить мои знания? Ты мне доверяешь?
   К этому времени они уже допили кофе и просто сидели на кухне.
  -- Я тебе доверяю, Крис. А знания? А что знания? Они пусты без души человеческой. К тому же я уверен, что ты не стал бы сам себя позорить и хвастаться тем, чего не умеешь.
   Тут Барни пулей сорвался с места и стал натягивать на себя черный, с серебряной нитью пиджак с эмблемой в виде молнии на правой стороне груди. Крис тоже поднялся и собрался уходить.
  -- Я должен бежать, парень. А ты не торопись, отдохни, прогуляйся по дому, ты же мой гость. Если захочешь уйти, просто нажми вот эту кнопку, дверь заблокируется сама. И не забывай сюда дорогу, ладно?
  -- Спасибо тебе за все, Барни. Поверь мне, у меня просто нет слов, выразить тебе свою признательность.
  -- Да, брось ты! Будь со мной проще, Крис. И все будет хорошо. Ну, ладно, до встречи.
   Он весело улыбнулся Крису и выскочил из дома. Ну, кто бы мог подумать, что в этом увальне столько энергии?
   Крис остался один в доме Барни. Поначалу он в недоумении осмотрелся. Затем пошел на кухню и налил себе еще кофе. Яркая, залитая светом кухня так контрастировала с серой погодой за окном, что ему не хотелось никуда идти. Крис решил воспользоваться приглашением и остаться в доме. Он допил кофе в гостиной, а затем отставил чашку и решил осмотреть жилище.
   Соседняя с гостиной комната оказалась кабинетом. У окна, завешанного шторой серебристого оттенка, стоял огромный стол на тонких металлических ножках. А на столе просторно разместилась дорогая аппаратура, система виртуальной связи и компьютер. Точно такой же стоял у Андреа, это была самая последняя, дорогущая модель. "Ничего себе, - присвистнул он, - это называется моя скромная квартирка, да этот компьютер не в каждом офисе найдешь..."
   Он перевел взгляд на белоснежные стены, отделанные каким-то пластиком, по фактуре напоминающим шелк. По бокам от двери висели две старинные картины. Они словно светились изнутри волшебным теплым светом. Сквозь века на полотне сохранились золотисто-зеленые и нежно-опаловые цвета. Краски сохранили первозданную свежеть. В картинах чувствовался почерк великого мастера. Крис застыл перед ними, готовый бесконечно любоваться их красотой. Он потянулся к выключателю, зажег подсветку и краски заиграли с новой силой, даря ему доселе неведомое ощущение причастности к чему-то вечному, не поддающемуся тлению.
   Такие картины нужно понимать и ценить, ими нужно любоваться, холить и лелеять в своем сердце их сюжеты, палитру красок и почерк Мастера. А еще их нужно любить той трепетной любовью, как в юности мы любим свою первую девушку. И смотреть на нее влюбленным взглядом, каждый раз открывая для себя новую грань вечности.
   Крис вдруг понял, с какой любовью Барни относится к этим картинам. Цвет стен, тщательно подобранное освещение, древние рамы, на которых не было видно не пылинки. И блики от освещения играли так, что прелестный профиль незнакомки на одной из картин был словно подчеркнут ими, а пучина моря на другой пенилась словно живая. Барни очень любил и ценил творения Мастера.
   "Почему же он так доверяет мне? Почему? Эти картины, не говоря уже о технике, стоят целое состояние. И тем не менее, он доверил мне дом. Неужели я внушаю ему такое доверие?.. И напрасно, - вдруг огорошила его мысль, - напрасно, ведь я могу подвести его доверие, еще как подвести. И навлечь на него крупные неприятности. Да не просто крупные, а масштабах целой галактики... Но я постараюсь оправдать его доверие, чего бы мне это не стоило. И никто никогда ничего обо мне не узнает".
  
   Размышляя об этих грустных вещах, он забыл одну простую истину, которые повторяли на давно мертвом языке еще древние римляне много тысяч лет назад на Старой Земле: "Никогда не говори никогда".
  
   Крис еще раз вернулся к картинам и долго любовался ими, затем еще немного побродил по пустынному дому и пошел к себе в гостиницу. Дождь так и не начался, и он решил еще немного побродить по городу.
   Улицы, дома, деревья, приглушенный шум города в дымке серых сумерек - все это окружало его знакомыми очертаниями, как будто уже виденными когда-то во снах. В долгих, ярких снах.
   Он шел через просторные аллеи парка, вдруг оказавшегося у него на пути. И слушал, как трава шуршит у него под ногами, а деревья непрестанно шумят над головой, скрывая от него беспросветное небо. И внезапно у него защемило в груди от воспоминаний.
   Примерно в таком же огромном парке, шурша травой под ногами, бегали они с братом наперегонки, визжа и хохоча от восторга. А рядом прогуливались родители, о чем-то переговариваясь и время от времени утихомиривая не в меру расшалившихся сорванцов.
   Где они сейчас? Как живет без своих сорванцов в этом жестоком мире печальная женщина, которая когда-то была так счастлива и потеряла все в один день? Ее грустные заплаканные глаза возникли перед его мысленным взором. Что она только не предпринимала, чтобы не отпускать его от себя, да так и не смогла остановить решимость Криса. И лишь в самый последний момент, когда он высвободился из ее объятий, она беззвучно заплакала, уронив голову ему на грудь.
   Крис резко вскинул вверх голову, отгоняя слишком болезненные воспоминания. Он ускорил шаги, почти бегом двигаясь по аллее. "Теперь я другой человек, мама! Свободный от прошлого. Впереди только будущее. И хватит мне уже бежать. Я остановлюсь и попытаюсь найти свое счастье".
   Поздно вечером, уставший от непривычно долгой после перелета ходьбы, Крис снова возник на пороге дома Барни.
   Тот сидел на кухне с неизменной бутылкой пива в руке. И все гадал, возвратиться ли его новый знакомый. А, услышав звонок в дверь, радостно воскликнул:
   - Проходи, парень! Рад тебя видеть, а то я уж было подумал, что ты дорогу забыл. Стало быть, не заблудился? Молодца!
   - Извини, что поздно, Барни. Я знакомился с городом, ходил туда-сюда, совсем позабыв о времени. И все думал о твоем предложении. Знаешь, пожалуй, я приму его.
   - Я и не сомневался...
   - Не так уж часто судьба баловала меня. Так что я подумал, что грех отказываться, когда удача сама плывет в руки.
   Он сказал это, а сам смотрел в окно, на чудесный парк, раскрашенный всем оттенками золота и багрянца. И Барни каким-то шестым чувством вдруг понял, что Крис принимал трудное для него решение. Они помолчали. Но не той напряженной тишиной, требующей слов. А так, словно сто лет знали друг друга, и молчание было всего лишь паузой в обстоятельном разговоре друзей, не более того.
   - А знаешь, я ведь умею пользоваться той штукой, что стоит у тебя в кабинете, - вдруг прервал молчание Крис.
   - Даже так? - удивился Барни.
   - Приходилось видеть и даже работать на нем... Правда он принадлежал не мне...
   - Ну, ты далеко пойдешь, Крис, - он поднял пиво, отсалютовав ему. - Такие машинки только появились. Стоят кучу денег. А работать на них умеют пока что единицы. Считай, что ты уже зачислен в штат "Стюарт и мир".
   - Ладно, ловлю тебя на слове...
   Они посидели еще полчасика, а потом Крис попрощался и пошел в гостиницу. А когда он лег спать, этот чужой, и в то же время неуловимо знакомый город, уже казался ему своим.
   Крис скинул с себя одежду, принял душ и, как только его голова коснулась подушки, тут же провалился в крепкий сон. И ему ничего не снилось ни в ту ночь, ни еще много ночей подряд. Пока не случилось одно происшествие, снова перевернувшее всю его жизнь.
  
   Уже через неделю Крис получил точно такую же форму, что и у Барни: костюм черно-серебристого цвета, с эмблемой компании на груди. Он успешно прошел все тесты и проверки, после чего был зачислен в штат компании "Стюарт и мир" на испытательный срок. В его обязанности входило обслуживание всей техники на первых десяти этажах многоэтажного офиса компании.
   Офис находился посреди парка. Парк был огромен, на его территории свободно умещалось еще несколько административных зданий, кафе, где часто обедали сотрудники близлежащих фирм, а также жилой дом, окруженный металлической оградой, с отдельной подъездной дорогой, выходившей прямо на городское шоссе.
   Крис радовался каждому рабочему дню, как ребенок. Ему нравилось все: его новая форма, обязанности, с которыми он справлялся играючи, общество Барни и его поддержка. А еще нравился ему обеденный перерыв, во время которого он, часто вместе с Барни, а, бывало что и в одиночестве гулял по просторному парку, изучая его аллеи, тропинки и живописные места.
   Единственное, к чему пока так и не привык Крис, это совершенно одинаковые двери на всех этажах. Он постоянно путался в них, а коллеги из его отдела над ним посмеивались.
   - С такой путаницей в голове тебе нужно работать на верхних этажах. Там на каждой двери весит опознавательный знак, - сказал ему однажды начальник отдела. - Кстати, не сомневаюсь, что в скором времени так и будет. Не хочу тебя хвалить, чтобы ты не зазнался, но кое в чем твои знания превосходят даже мои. Так что когда пройдешь испытательный срок, переведут тебя наверх.
   Крис во время очередного совместного обеда в кафе, рассказал об этом разговоре Барни.
   - Он так и сказал? Ну, парень, я же говорил, что ты далеко пойдешь! Давай сегодня это дело отметим, а?
   - Давай, я не против. Вечерком зайду к тебе, отправимся навестить Сьюзен!
   - А ты, я вижу, обратил внимание на то, как она тебе глазки строит?
   Барни подмигнул Крису.
   Так они и проводили свои дни и вечера. А когда Крис не коротал время за пивом с Барни, он подолгу гулял по ночному городу в полном одиночестве.
   И в эти моменты он снова чувствовал себя одиноким, но это почему-то не тяготило его. Наоборот, его душа была открыта всему новому. И словно ждала чего-то. Чего-то хорошего.
  
   Все мы, в душе ждем чего-то хорошего и не перестаем надеяться на лучшее. Сколько бы лет нам не было. А когда перестаем ждать, тихо умираем в своих постелях.
  
   Прошло три месяца с того дня, когда Крис устроился на новую работу. Погода установилась хоть и прохладная, но ясная и сухая. И Крис с еще большим усердием гулял по необъятному парку по утрам или во время обеда. А в день, когда кончился его испытательный срок, он, несколько его коллег, и, конечно, же Барни весело отметили эту дату в знакомом баре. Сьюзен порхала между столиками, время от времени бросая на Криса выразительные взгляды. Ему было приятно ее внимание. А ей было приятно, что он замечает ее старания.
   Однако он не торопился приглашать девушку на свидание. Порой он все еще думал, что после разочарования, постигшего его с Андреа, не стоит торопиться и давать волю чувствам.
  
   А может быть он искал кого-то еще, кто пробудил бы в нем такие чувства, что он уже не мог бы им противится, а весь отдался бы безудержной страсти.
  
   Крис все еще продолжал жить в том самом отеле. Но теперь его доход позволял ему приобрести свое жилье. И с завтрашнего дня он собирался этим заняться.
   На следующий день Крис проснулся пораньше. И сразу вспомнил о том, что сегодня ему впервые доверили дежурить на верхних этажах офиса. Правда, пока он лишь замещал ушедшего в отпуск сотрудника, но со временем надеялся на повышение. Начальник отдела долго наставлял его, причем делал акцент скорее на этике поведения, чем останавливался на технической стороне дел, в которой Крис уже вполне сносно разобрался.
   - Ни в коем случае ты не должен мешать своей работой тем, кто находится в кабинетах. При возможности, лучше забирай все с собой и делай в своем кабинете. Если такой случай не представится, то постарайся превратиться в тень. Никаких разговоров, вопросов. Не нужно проявлять любопытство. Помни. Ты пришел, сделал работу и ушел. Все остальное тебя не касается.
   - Ладно. Я все понял.
   - В случае, если сигнал поступил из кабинета номер 4770 на 47 этаже, ты откладываешь все дела и летишь туда.
   - На крыльях любви? - пошутил Крис.
   - Что?
   - Да нет, это я так...
   - Не отвлекайся, Крис. Значит, то, что ты не доделал в других местах, доделывать будет твой напарник. Подробно обо всем, что находится в этом кабинете, ты прочтешь в инструкции. Выучи ее наизусть прямо с утра.
   Пока он собирался, вспоминал все инструкции своего начальника. А еще его поразило, что на три верхних этажа вообще нельзя просто так зайти. Туда вели специальные лифты. И служба сервиса там была какая-то особенная.
   Он накинул на плечи куртку, так как на улице было очень даже прохладно, и вызвал машину, так как гостиницу от работы отделяло приличное расстояние.
   "Нужно присмотреть себе домик поближе. Такой же небольшой, как у Барни. А главное, поближе к офису. Хватит уже жить в гостинице. А то даже друга сюда пригласить не могу, в номере нет нормального дивана. К тому же теперь моего заработка хватит и на такую роскошь, как собственный дом..."
   Уже в холле, перед лифтами, он столкнулся с Барни. Тот от всего сердца пожелал ему удачи.
   - Увидимся за обедом, - предложил тот Крису.
   - Ага, согласен, - кивнул он в ответ и они разошлись по разным лифтам.
   Половина дня пролетела быстро и очень суматошно, как этот бывает в первый день работы. Крис не успевал даже присесть в собственном кабинете и выпить чашку кофе, а уж тем более запомнить хоть что-то из того, что мелькало у него перед глазами. И еще его держал в напряжении тот самый вызов в главный кабинет на самом верхнем этаже, куда ему был разрешен доступ. Однако на его счастье, вызова так и не последовало. И он, благополучно установив какую-то программу в кабинете на двадцатом этаже, отправился вниз, на обед.
   Барни уже занял ему столик. Крис устало сел, вытянув ноги. Вид у него был замученный.
   - Да уж, парень, досталось тебе сегодня, - посочувствовал друг. - А ведь только пол дня прошло...
   - Это просто с непривычки от всех этих новых лиц, кабинетов. Хорошо хоть, они там подписаны. А то я бы только полчаса их искал. Кстати, Барни, я хотел тебя спросить кое о чем.
   - О чем? - Барни отвлекся от поглощения еды.
   Крису же есть не хотелось вовсе. Он вяло ковырял вилкой салат, так и не съев ни грамма.
   - Кто хозяин кабинета 4770? Там для вызова в этот кабинет даже спецкод установлен. Вот мне и интересно.
   - А, понятно о чем ты. Да ты ешь, давай! А то до вечера успеешь так проголодаться...
   - Не хочется, ты лучше расскажи мне, это какой-то самый главный начальник?
   - Ну, почти угадал.
   - Да?
   - Ага. Только не начальник, а начальница. Хозяйка этого кабинета - мисс Стюарт.
   - Стюарт? Уж не хочешь ли ты сказать, что она дочь Ричарда Стюарта?
   - Именно. Ты как всегда зришь в корень.
   Крис откинулся на спинку кресла, отодвинув от себя тарелку, и заказал кофе. А Барни между тем продолжал просвещать его.
   - Она не просто дочь нашего босса, она тут всем заведует. Кстати, такого администратора, как она, еще поискать, так не найдешь! Голова у нее светлая. К тому же она очень мила и, в отличие от отца, никогда не гнушается запросто пообщаться с теми, кто работает на нижних этажах. Хотя легко могла себе любой кабинет выбрать в закрытом секторе. А самое главное..., - тут Барни выдержал паузу. - Она очень красива, просто картинка.
   - Ох, Барни! - улыбнулся Крис.
   - Да нет же. Я правду говорю, она такая красивая, что даже у меня, старого холостяка, дух захватывает.
   - Ну, не может быть! Просто сказка какая-то, и умница она, и красавица, и добрая...
   - Зря не веришь. Но погоди, тебе, я думаю, представится случай с ней познакомиться. Сам убедишься...
   Крис глянул на часы и решительно встал.
   - Я побегу, Барни. Хочу еще кое-что уточнить до начала работы.
   - Ладно. Встретиться не предлагаю, ты сегодня так устанешь, что домой бы тебе дойти.
   Крис кивнул ему и почти бегом вышел из кафе. У него действительно было много дел.
   А вечером того же дня он один из последних вышел из здания. Вызова в заветный кабинет так и не было, чему, если честно, Крис был рад.
   Он медленно шел по парку, вдыхая морозный воздух. Голова постепенно очищалась от мыслей. Его ноги утопали в листве и ему было приятно, что день закончился, впереди целый вечер и длинная зимняя ночь. Можно расслабиться, спокойно все обдумать, отдохнуть.
   Правда, по дороге в отель ему нужно было заглянуть в контору, чтобы просмотреть варианты свободных домов, выставленных на продажу.
   Ему понравилось несколько домов, особенно один, неподалеку от офиса и парка. Дом был двухэтажный, отделанный белоснежным камнем. От дороги к входным дверям вела посыпанная щебнем тропинка, а большие окна обрамляли серебристые навесы. И хоть внешне дом казался небольшим, словно игрушечным, внутри было просторно: две спальни и кабинет на втором этаже, гостиная, объединенная с холлом, и столовая на первом этаже. А рядом с домом, прямо за высоким витым забором, живописно росло несколько деревьев и кустарников, почти заслоняя его от дороги.
   "Наверное, остановлюсь на этом варианте. По-моему, первое впечатление самое верное в данном случае".
   Наутро он вышел из гостиницы пораньше, чтобы проехать мимо дома, который так вчера ему приглянулся. И хоть утро выдалось хмурым, даже потихоньку накрапывал мелкий дождик, внешний вид дома привел его в восторг. И от этого его настроение было настолько хорошим, что на такие мелочи, как дождь, он даже внимания не обратил.
   К обеду дождь прекратился. Однако теплее не стало, воздух пах приближающейся зимой. Холодный ветер быстро гнал серо-стальные облака по бирюзовому небу.
   Крис вместо обеда решил прогуляться по южному краю парка. Там он еще не был, только знал, что в глубине самой широкой южной аллеи стоит дом, окруженный витиеватым металлическим забором.
   Он не торопясь шел по аллее, вдыхая морозный, пахнущий влажной листвой, воздух. Затем свернул на какую-то тропинку, уводящую в сторону подъездной дороги, которой, судя по всему пользовались только обитатели того самого дома.
   И вдруг, из густых зарослей темно-бордовых кустов, прямо на него выскочила собака. Крис от неожиданности остановился. Пес замер, сделав охотничью стойку, затем обнюхал незнакомца и только после этого приветливо махнул ему хвостом.
   Крис услышал голос, зовущий собаку откуда-то справа.
   - Марси, ко мне! Я тебя потеряла!
   Собака, услышав крик, навострила уши и легко потрусила на голос хозяйки.
   Надо сказать, что голос был очень даже приятным. Именно так решил Крис. И пошел следом за псом. Но не успел он обогнуть кусты, как буквально нос к носу столкнулся с девушкой. Он автоматически выставил вперед руки, схватив ее за плечи. Собака прыгала около их ног, разметая листву.
   - О, простите! - девушка замерла в его руках, как птица, внезапно пойманная опытным охотником.
   Крис отпустил руки, выпуская свою "добычу".
   - Да это вы меня простите. Я шел за вашим псом...
   Они посмотрели друг на друга. Крис все еще ощущал ее тело под шелковой тканью плаща, в который она была одета. А еще он ощущал ее запах. Запах свежести и чего-то еще, едва уловимого, словно сны.
   А она видела перед собой его зеленые глаза. И у нее возникло ощущение, что эти глаза были ей знакомы, особенно этот открытый взгляд из под темных бровей. Да и изгиб губ, нос, волосы - все это отпечаталось у нее в голове, вызывая смутные воспоминания.
   - Надеюсь, Марс не напугал вас? - наконец спросила она.
   Девушка поймала пса и пристегнула к ошейнику поводок, который до этого держала в руках.
   - Нет, меня трудно напугать, - улыбнулся он в ответ. - Он просто обнюхал меня, а потом завилял хвостом... Насколько я понял его, это означало, что он сказал мне привет.
   Она улыбнулась. И на миг ему показалось, что хмурый парк осветило солнце.
   - Мы с ним здесь постоянно гуляем, когда есть время. Тут редко встретишь прохожих, особенно в это время года. - Она зябко повела плечами.
   И тут он понял, почему. Она была слишком легко одета. Так может одеться человек, на минутку выскочивший из дома. И Крис догадался, что девушка живет как раз в том самом доме, в глубине парка.
   - Вы замерзли? - вырвался у него вопрос.
   - Есть немного. Я не рассчитывала на долгую прогулку. Да вот Марси решил по-другому. Мне пора возвращаться, - она показала рукой вперед и прикрикнула на пса, сосредоточенно обнюхивавшего очередное дерево.
   Крис одним движением руки расстегнул свою куртку.
   - Не поймите меня неправильно, я вовсе не навязываюсь вас провожать, просто накиньте вот это...
   Она хотела уже отказаться, но снова встретилась с ним взглядом, молча взяла куртку и накинула ее на себя.
   Крис шел рядом. Пес бежал впереди них. Они молчали, изредка поглядывая друг на друга. И странно. Молчание было красноречивее миллиона слов.
   Она заметила на нем костюм с логотипом фирмы "Стюарт мир". Он же не мог оторвать взгляд от ее золотых волос, развевающихся на ветру, от ее порозовевших на ветру щек, от ее красивого лица. А еще Крис вдруг подумал, что после того, как она вернет ему куртку, на ней останется ее запах. И это доставляло ему удовольствие.
   Они быстро дошли до ворот, ведущих на территорию зеленного каменного дома. Она остановилась, дав ему возможность снять с нее куртку. Затем опять улыбнулась.
   - Вы просто рыцарь из старинных баллад. Спасли меня от холода. Спасибо.
   - Это мой долг, мисс, - он шутливо поклонился ей.
   - Ладно, я пойду. Уже пора! - она открыла ворота и проскользнула внутрь, не отрывая от него взгляда. Пес тянул ее к дому.
   - Увидимся! - он поднял руку в приветственном жесте. И смотрел на нее до тех пор, пока она не скрылась внутри. - По крайней мере, я очень надеюсь, что мы увидимся...
   Затем Крис накинул на себя куртку. Ткань, как он и ожидал, была пропитан запахом свежести и...
   - Да это же жасмин! - вдруг воскликнул он, так громко и неожиданно, что две птицы, сидевшие на соседнем дереве, испуганно вспорхнули.
   Крис вспомнил, что именно такой вот неуловимый запах всегда исходил от его матери.
   Эвелин, а это была именно она, зашла домой и первым делом подошла к окну, из которого были видны ворота. Она увидела, что Крис постоял еще пару секунд, а потом скрылся среди деревьев.
   - У меня такое чувство, что я знаю этого человека. Где я могла его видеть? Может в офисе?
   Она задумчиво прошла в свою спальню, чтобы переодеться. И тут ее взгляд упал на мольберт, на котором стоял незаконченный рисунок. Эвелин подошла к нему и замерла, словно громом пораженная.
   - Это же он!
  
   Глава 3
  

Игры в любовь

  

Нет большего несчастья,

Чем незнание границ

Своей страсти.

Лао-Цзы

Я счастлива, но мне грустно.

Часто бывает грустно, когда любишь.

  
   Часть 1, главы 3
  
   Алые отблески угасающего дня бросали последние блики на застывшую внизу землю. Крис лежал на спине, раскинувшись на огромной гостиничной кровати, и смотрел в окно, с трудом подавляя желание выбежать на улицу и бежать туда, где пол дня назад встретил незнакомку. Зачем? Он и сам не знал ответа на этот вопрос.
   Просто эта случайная
  
   (Случайная ли? Вот вопрос. Есть ли в нашем мире случайности?)
  
   встреча выбила его из колеи. Он никак не мог выкинуть из головы эту девушку, с чудесным голосом, золотыми волосами и ароматом, исходящим от всей ее фигурки. Ароматом, который так напоминал ему о самых счастливых днях его жизни.
   Он вернулся в офис, пытаясь сосредоточиться на работе. И ему это почти удалось, но ее образ так и стоял у него перед глазами весь день. Словно на автопилоте он зашел в контору, которая занималась продажей недвижимости и подписал все необходимые бумаги.
   - Через два дня, мистер Лэнк, вы можете въезжать. Ключи и бумаги мы вам подготовим.
   Его обрадовала эта новость.
   "Я даже не верю, что все так удачно складывается. Теперь я не какой-то там бродяга, а вполне респектабельный гражданин этой планеты. У меня есть работа, знакомые, друзья. И, возможно, вскоре и любимая девушка появится".
   И опять, при воспоминании о ней у него защемило в груди. И все остальные мысли отошли на второй план. Крис сам не заметил, как вернулся в свой номер. Однако он так и не смог уснуть. И когда небо стало темным, он оделся и вышел побродить по городу, чтобы успокоится.
   На следующий день в обед он снова пошел в южную часть парка. Однако сколько он не бродил по тропинкам и аллеям, ожидая увидеть ее, парк был пустынным. Крис уже опустил голову и побрел обратно, как услышал вдалеке лай.
   Все его намерения возвратиться на работу исчезли. Он тут же побежал на звук. И вот, когда кусты перед ним расступились, он увидел ее. Девушка, на этот раз не в серебристом тонком плаще, а одетая в теплую бежевую курточку, отороченную белоснежным мехом, кидала своему псу сухую ветку. Ее распущенные по плечам длинные белокурые волосы вновь, как и вчера развевались на ветру.
   Услышав шелест раздвигаемых кустов, она обернулась. И он заметил ее приветливую улыбку.
   - Не напугал?
   - Привет! Меня тоже трудно напугать, - ответила она.
   - Здорово. А я вот тут опять гулял и услышал знакомый лай.
   Пес подбежал к нему и жизнерадостно обнюхал, после чего, вильнув хвостом, умчался по своим делам.
   - Редко когда Марс так доверяет людям, - сказала девушка, провожая собаку взглядом. - Обычно, когда мы встречаемся с незнакомыми людьми, он не отходит от меня.
   - Меня зовут Крис, - представился он. - Вот теперь мы знакомы.
   - А я - Эве..., тут она запнулась о корень дерева, но Крис успел подхватить ее.
   Она рассмеялась и закончила произносить свое имя.
   - Лин...
   - Какое интересное имя! И как же мне тебя называть? Эви или Лин?
   - А как тебе больше нравится? - они остановились в тени огромного дерева, чувствуя, как он рассматривает ее, раздумывая.
   От его взгляда ее тело пронзила дрожь, словно тысячи мелких иголочек покалывали тело.
   - Тогда я выбираю имя Лин, - наконец ответил он, по-прежнему не отводя зеленых глаз от нее.
   - Согласна, - она вдруг подумала, что готова вечно стоять вот так, чтобы ощущать на себе его взгляд и чувствовать это болезненно-сладостное покалывание в теле. - Кстати, ловко ты меня поймал, у тебя отменная реакция.
   Они улыбнулись друг другу, затем оба отвели глаза.
   - Еще вчера хотела спросить, ты работаешь в компании "Стюарт и мир"? Так ведь?
   - Да, - кивнул он. - Заметила эмблему?
   Они медленно зашагали в сторону ее дома.
   - Ага, заметила. Кстати, еще раз спасибо за куртку.
   - Да ладно, - он махнул рукой и улыбнулся ей, надеясь, что она тоже улыбнется в ответ.
   Так и получилось. Она улыбнулась, повернувшись к нему лицом. И он залюбовался ею. А Эвелин не могла отвезти взгляд от его изумрудных глаз, хоть и одергивала себя все время. Еще собираясь на прогулку, она изо всех сил надеялась, что он тоже придет в парк. И вот, когда ее надежда оправдалась, девушка пыталась запомнить каждую черточку его лица, чтобы дорисовать портрет, который начала несколько месяцев назад.
   - Классное место для дома. Правда, несколько уединенное, - сказал Крис, когда они подошли к забору.
   - А я привыкла... Да и Марси тут раздолье и от работы недалеко...
   - Это точно! Вот я завтра переезжаю в свой новый дом, всего в двух кварталах отсюда. Тоже выбирал поближе, чтобы пешком утром и вечером прогуливаться.
   Крис сам не знал, почему он рассказал этой незнакомой девушке о своих планах. Раньше не в его характере было кому-то говорить о том, что еще не осуществилось.
   - Значит, ты тоже работаешь в той же компании?
   - Да.
   - Жаль, что перерыв заканчивается. Но, может быть, увидимся в офисе? - Крису не хотелось уходить просто так, не договорившись о новой встрече.
   - Я сегодня не иду на работу. Да и завтра тоже. Зато послезавтра проторчу там весь день, допоздна.
   - А..., - она видела, как разочаровано вытянулось у него лицо. И ей было приятно, что его так расстраивает, что они не встретятся в ближайшее время.
   - Но завтра в обед я снова выйду на прогулку, - легко произнесла она, вдоволь насладившись его разочарованием. - Так что, если тебе не наскучила сегодня наша компания...
   - Наскучила? - он сразу же принял ее приглашение, явно обрадовавшись, чему она была несказанно рада. - Конечно, нет! Значит, увидимся завтра?
   - Ладно. Пока, Крис!
   - До встречи, Лин. Пока, Марс, охраняй хозяйку!
   На этот раз она проводила его взглядом, пока он быстро не скрылся из виду, уже опаздывая с обеда.
   Крис чуть не прыгал от радости. Во-первых, он вновь увидел ее, во-вторых, она была не прочь снова завтра встретиться с ним. И, в третьих, она работала там же, где и он. А значит, они будут часто видеться и в будущем.
   А то, что у них есть будущее, Крис не секунды не сомневался. И это будущее представлялось для него в радужном свете. На душе было легко, словно у его ног лежал весь этот мир. Весь этот бесконечный, удивительный мир.
   Эвелин тоже сожалела о том, что не увидит сегодня Криса.
   - Значит, его зовут Крис. Чудесное имя. Правда, Марси?
   Пес поднял голову и, внимательно посмотрев на свою взбудораженную хозяйку, отрывисто гавкнул.
   - Если бы не этот проект, который мне нужно доделать для отца срочно, я бы нашла время побывать в офисе и узнала бы о нем многое. Ну, ничего. Завтра он снова встретится со мной. А послезавтра я закончу работу, если конечно, сосредоточусь на ней...
   Девушка закружилась по своему кабинету с портретом Криса в руках. Теперь она точно знала, что начинала рисовать именно его, этот парня с зелеными глазами, который словно снег на голову свалился на нее.
   Крис же работал до вечера, как заведенный. Ему хотелось, чтобы все были довольны в этот чудный день. А когда вечером он встретился на выходе с Барни, тот даже не узнал его.
   - Ого! Вижу, что твои дела идут на лад? Уже освоился?
   - Да, Барни. Все в порядке, в полном порядке.
   - Да это по твоему лицу заметно. Но у меня такое чувство, что ты не только из-за работы так радуешься.
   - Да, у меня полно хороших новостей.
   Они вышли из здания, и от Барни не укрылся взгляд, который Крис бросил куда-то в глубину парка, словно надеясь разглядеть там что-то.
   - Я купил свой дом. Представляешь? Я впервые в жизни обзавелся своим собственным домом!
   - Поздравляю, парень.
   - Спасибо. Хочешь, я покажу тебе его? Это недалеко отсюда, всего в двух кварталах? И к тому же по дороге к твоему дому.
   - О чем речь? Конечно, хочу!
   Они направились к новому дому Криса. А по дороге тот рассказывал о том, как сразу же выбрал дом, как он ему понравился.
   - Значит, завтра ты переезжаешь?
   - Ага. Зайду после работы за ключами и документами, потом в отель за вещами. И ночевать буду уже в своем доме.
   - Хотел бы предложить тебе помощь при переезде, но судя по всему, вещей у тебя не так уж много?
   - Угадал! Я приехал налегке. Так что и один управлюсь. Но, ты все равно приглашен в качестве почетного гостя на новоселье!
   - Приду.
   Они остановились перед домом. И Барни по достоинству оценил симпатичный фасад.
   - Он просто обалденный. И действительно близко от работы. А мебель там есть?
   - Кухня обставлена. Сантехника есть и на первом этаже, и на втором. И вроде все.
   - А как же ты спать собираешься?
   - Я уже все продумал. И даже заказал через виртуальный магазин. Завтра привезут кровать, пару диванов и кресел, шкаф, и так, еще по мелочи.
   - Здорово! Ну, значит с меня продукты и ужин. Отпразднуем так отпразднуем!
   Барни был искренне рад за друга. Впервые за все эти месяцы он увидел Криса по-настоящему счастливым, без обычной грустинки в глазах.
  
   Часть 2, главы 3
  
   Утро следующего дня выдалось на редкость солнечным, хотя и более холодным, чем все предыдущие дни. Крис еще с вечера собрал все свои вещи, чтобы, придя с работы, лишь забрать сумки.
   Он кинул прощальный взгляд на город с высоты птичьего полета. И снова подумал об Эвелин.
   "Пройдет каких-нибудь шесть часов и я снова увижу ее. И не только увижу, но и смогу поговорить с ней..."
   Он пошел в душ, все еще мечтая о том, как они проведут целый час вместе. Только он, она, Марс и никого больше!
   Работой его загрузили в этот день больше обычного. Или ему только так казалось? Но когда пришло время обеда, у него оставалось еще куча дел. Крис с тревогой выглядывал в окно своего кабинета, которое как раз выходило на южную часть парка.
   Наконец, отложив все второстепенные дела и сдав наиболее важные, он быстро одел куртку и чуть ли не бегом отправился по уже знакомой аллее.
   Эвелин пришла на ту же поляну еще полчаса назад. Ей так хотелось отвлечься от работы и с головой окунуться в глаза Криса, что не застав его на месте их вчерашней встречи, она опешила.
   Марси резво носился вокруг нее, распугивая птиц и носом раскидывая листву. Девушка медленно вышла на аллею и пошла по направлению к зданию офиса.
   "Я совсем забыла о том, что он должен придерживаться расписания. До официального обеденного перерыва еще целых 20 минут. Так что он придет! Нужно вернутся обратно на поляну и поиграть с Марси, так время пролетит незаметно"
   И действительно, через полчаса она увидела, как Крис бегом приближается к ним. Он запыхался, так как пробежал несколько километров по парку, боясь, что она уйдет, так и не дождавшись его.
   - Привет! - крикнул он еще издалека, взмахнув рукой и лучезарной улыбнувшись.
  
   От этой его улыбки сердце девушки забилось часто-часто.
  
   Пес помчался к нему навстречу, а потом закинул на него лапы, в знак приветствия. Эвелин рассмеялась.
   - Привет, Крис! - тоже махнула она, а потом прикрикнула на собаку. - Марси, ты же уронишь его! Отстань!
   Крис потрепал собаку по холке и тот довольный побежал дальше по своим собачьим делам. Крис же приблизился к девушке.
   Они оказались совсем рядом друг с другом на этой пустынной, залитой ярким светом поляне, скрытой ото всех густыми порослями кустарника. Она была чуть-чуть ниже его ростом, поэтому посмотрела на него снизу вверх, видя, как вздымается его грудь от быстрого бега.
   - Я, наверное, опоздал? Не помогло даже то, что мчался через весь парк не останавливаясь!
   - Это я рано пришла. Хотелось подольше погулять в такой погожий денек.
   Крис взял ее руки и сжал их в своих ладонях. Она не одернула его, как будто только и ждала его прикосновения. Так они и простояли, говоря о чем-то, смеясь, снова говоря друг другу какие-то слова. А на самом деле обменивались взглядами, которые были красноречивее тысячи слов. Им показалось, что прошло всего лишь мгновение. А на самом деле пролетел час.
   Наконец, Эвелин спохватилась. Она оглянулась кругом и заметила, что пес, нагулявшийся по парку, бредет откуда-то, неся в зубах палку.
   Крис с сожалением выпустил ее руки из своих ладоней, и тут увидел, что ему пора бежать.
   - Ого, время тут летит с какой-то аномальной скоростью! Уже начало третьего. Мне пора.
   - Конечно, - она постаралась придать голосу веселые нотки.
   - Завтра я застану тебя здесь?
   Она хотела ответить, что конечно. Но потом вспомнила о чем-то.
   - Крис. Завтра я в это время буду в другом месте.
   - Жаль.
   - Мне тоже. Жаль.
   - Когда же мы увидимся? Ведь послезавтра выходной...
   - Вот как раз послезавтра я буду в офисе, а в обед приду сюда. Так что приходи, прогуляемся.
   - Здорово! Значит, увидимся в субботу? И может быть я... - тут он замялся.
   - Что? - вскинула она брови.
   - Может быть, я смогу угостить тебя обедом? - Крис сам не ожидал от себя таких слов.
   Ему вдруг показалось, что Эвелин сейчас развернется и уйдет, так ничего и не ответив. Но она только тепло улыбнулась ему.
   - С удовольствием, Крис. Я пообедаю с тобой в субботу. А теперь иди.
   - Ага, уже иду. До встречи, Лин, - Крис помахал ей и быстро пошел прочь, он на самом деле уже опаздывал. Марси потрусил за ним, провожая его до поворота.
  
   Поздним вечером того же дня Крис сидел в гостиной собственного дома. Они с Барни только что поужинали, и теперь наслаждались пивом. Дом был так же хорош изнутри, как и снаружи. Все хлопоты с переездом, расстановкой мебели были позади. Барни, как и обещал, затарил холодильник Криса продуктами, в том числе и отменным пивом. А Крис просто светился от счастья. Он откинулся на спинку кресла и, потягивая пиво, задумчиво смотрел куда-то в пространство.
   - Жаль, что ты не сказал мне о камине, дружище. Я бы принес специальные дрова. Вот было бы здорово в этот морозный денек погреться у камина.
   Крис, похоже, не слышал его, витая в облаках.
   - Эй, приятель, ты еще здесь?
   - Прости, Барни, задумался. Так ты говоришь, что умеешь растапливать камины? А я, признаться, его даже и не заметил, когда осматривал дом.
   - Не заметил? Ну, ты даешь!
   - Если честно, впервые вижу настоящий камин. Там, где я жил, не было ничего подобного.
   - Признаться, и здесь не во всех домах есть такие. Бывший хозяин, видать, был большой оригинал.
   - А чем его нужно топить?
   - Поленьями. Я знаю, где достать. И если обещаешь пригласить меня на пиво в ближайшее время, захвачу тебе в подарок.
   - Ладно. Считай, что двери этого дома открыты для тебя всегда. Жаль только, что в субботу не получится...
   - О, что я слышу? У тебя свидание? - рассмеялся Барни, допивая бутылку и принимаясь за новую.
   Крис промолчал. Только его взгляд снова стал задумчивым. И Барни не стал расспрашивать. В конце концов, почему бы Крису не пойти на свидание в субботний вечер? Ведь это так естественно, влюбляться, встречаться, наслаждаться жизнью.
   И Крис оценил деликатность Барни. Ему действительно пока не хотелось ничего никому говорить об Эвелин.
  
   "Пусть это принадлежит только мне и никому больше. Пусть эта самая чудесная на свете девушка будет только моей, я не хочу делить ее ни с кем..."
  
   На следующий день Крис внезапно, словно от толчка проснулся в своей новой спальне. Он поднялся и выглянул в окно, еще не завешанное портьерами. Над городом вставал рассвет. По дороге проехал автомобиль, деревья чуть слышно шумели от ветра. А в целом улица была пустынна, а ее пейзаж выглядел весьма умиротворяющим.
   - Странно, чего это я подскочил? - Он взял с прикроватной тумбочки часы и увидел, что до работы оставалось еще три часа.
   Затем лег обратно, но заснуть уже не мог. Так и пролежал еще час, задумчиво уставившись в потолок, размышляя о своей новой жизни, вспоминая улыбку Эвелин, ее руки в своих руках, ее едва уловимый запах. А еще он вдруг вспомнил о матери. И Крису вновь стало очень грустно, как частенько бывало в его жизни. Грустно от того, что одинокая и такая печальная после отъезда единственного оставшегося в живых сына, Сэнди Форнтетти никогда его больше не увидит. Не побывает в его новом доме, не познакомится с его друзьями, и, самое главное, не увидит Эвелин. А ему вдруг так захотелось, чтобы мама одобрила его выбор. Ему вдруг так сильно захотелось ее увидеть, обнять, успокоить!
   Чтобы отогнать от себя наваждение, Крис встал и пошел в душ. Он включил ледяную воду и долго стоял под яростно бьющими из крана струями. Затем сварил себе крепкий кофе и пил его, согреваясь о горячую кружку.
  
   "Все бы отдал, чтобы ты была счастлива, мама. Но все эти годы я себя-то не мог сделать счастливым, куда уж мне помогать тебе! Мне остается только просить у тебя прощение. И жить с этими чувствами дальше, скрывая их от всех, а по большей части и от самого себя. Иначе я просто сойду с ума от этих мыслей, от своего прошлого..."
  
   Крис вышел на улицу и медленно побрел по дороге, пытаясь стряхнуть с себя незадавшееся утро. Но на работе его так загрузили, что плохое настроение улетучилось само собой. Сегодня он впервые был вызван в тот самый кабинет 4770. Его вызвал секретарь мисс Стюарт, по имени Жак Рашпо.
   Крис, как и было положено по инструкции, оставил не до конца настроенный сканер и сразу же пришел туда. В ярко освещенной огромной приемной он увидел высокого худощавого мужчину, с черными как смоль волосами. Тот сидел за стеклянным столом, заставленным какой-то техникой.
   - Добрый день, проходите, мистер Лэнк, - он рукой показал на пластиковый угловой стол около окна, на котором стоял многоканальный видеотелефон.
   - Там что-то со звуком, возможно микрофон фонит. Хотелось бы, чтобы вы разобрались в проблеме до прихода мисс Стюарт. Завтра намечается небольшая конференция с планетой Нептун-12. Так что этот прибор должен работать безупречно.
   - Ладно. Сегодня же разберусь. Мне забрать его с собой?
   - Как хотите, до завтра он точно не понадобится.
   - Тогда я заберу его с собой.
   Он отсоединил провода и отнес телефон в свой кабинет.
   Уже через пол часа он снова постучал в дверь кабинета 4770. Ему разрешили войти. Жак, по-прежнему сидевший за столом, лицом к двери, с кем-то разговаривал через наушники. Он кивнул ему на кресло, стоявшее у стола. Крис аккуратно поставил телефон обратно и присел в кресло. Жак набирал какой-то текст и продолжал говорить.
   - Да. Я все понял. Уже сделал. И эти данные я уже получил. Ага... Ладно, до встречи, тут ужасно скучно, когда вас нет рядом. Так что жду! До завтра. - Он закончил говорить и с недоумением посмотрел на Криса.
   - Вы что-то забыли?
   - Нет. Я принес телефон обратно. Все уже сделано.
   - Вот это скорость, - поднял он брови. - Я, было, подумал, что вы зашли за какой-то деталью. Ну, значит все в порядке?
   - В полном. Завтра он будет работать как часы.
   - Спасибо за оперативность, мистер Лэнк. Хотите кофе?
   Крис, подсоединявший провода, кивнул. Впервые за все дни работы на верхних этажах он услышал предложение выпить кофе. До этого его вызывали, он делал свою работу, и про него тут же забывали. Даже не удосужившись сказать спасибо.
   - Нам с мисс Стюарт присылают лучший кофе по эту сторону Галактики. То, что подают в холлах, и в подметки не годится тому, что называется настоящим кофе.
   Крис взял у Жака стакан. Тот опять кивнул ему на кресло.
   - Присаживайтесь, если, конечно, у вас есть минутка.
   - Для такого кофе всегда найдется минутка-другая. У него просто волшебный аромат.
   - А я что говорю!
   Они молча пили кофе. Затем Крис поблагодарил Жака Рашпо и пошел к себе. Он понимал, что злоупотреблять временем секретаря самой мисс Стюарт не стоит.
   Незаметно наступило время обеда. И Крис вспомнил о том, что Эвелин сегодня не придет в парк. Тогда он решительно набрал номер Барни. Ему очень не хотелось весь обед провести в полном одиночестве.
   Они встретились в кафе и Крис похвастался другу, что пил самый вкусный кофе в этой Галактике.
   - Да уж, хороший кофе теперь на вес золота. Его даже за большие деньги не купишь, если не имеешь связи. Ну, так поделись, кто тебя угостил?
   - Это был секретарь самой мисс Стюарт.
   - Вот это да! Ты, наконец, увидел ее?
   - Кого?
   - Мисс Стюарт, конечно...
   - Нет, ее не было. Я чинил видеотелефон, который стоял в приемной. Управился за пол часа, а этот Жак Рашпо напоил меня кофе, да еще и спасибо сказал. Впервые, за все время, что я работаю здесь.
   - Какая хозяйка, таков и секретарь. Я же тебе рассказывал о том, что она единственная с верхних этажей, кто разговаривает даже с техперсоналом и не считает это зазорным. Она чудесная...
   Они пообедали и пошли обратно в офис через парк. Барни снова заметил странный взгляд Криса, который смотрел вглубь парка, как будто надеясь там кого-то увидеть.
   - Барни, подскажи мне, - вдруг спросил его Крис, остановившись посреди аллеи. Ветер немилосердно трепал его волосы. - Куда бы ты повел девушку во время первого настоящего свидания, чтобы накормить ее обедом?
   Барни тоже остановился, а потом рассмеялся, видя лицо Криса.
   - Парень, значит я был прав, когда говорил, что у тебя свидание? Вот интересно, Сьюзен то ты продинамил...
   - С чего ты взял? А может это она? - насупился Крис.
   - Да, ладно тебе! Я же вижу, что ты так и не решился пригласить ее. Зато кому-то повезло.
   - Барни...
   - Ладно-ладно, без комментариев. Просто своди ее в одно место под названием "Черный замок". Это самое романтичное место не только на всей этой планете, но и на множество световых лет вокруг. И я готов съесть свой башмак, если это не так!
   - "Черный замок". Вот значит как?
   - Да, именно так и никак иначе. Будь у меня девушка, я бы повел ее только туда. Там шикарно. Просто блеск!
   - А ты откуда знаешь? - с подозрением спросил Крис, не ожидавший такого четкого и непоколебимого ответа.
   - Просто я лично знаком с хозяином. Он старинный приятель моих родителей. Еще со Старой Земли.
   - Вот как?
   - Ага. Я устанавливал для него кое-какие системы, а он за это угостил меня бутылочкой коллекционного вина. В жизни не пробовал ничего лучше.
   - Судя по твоим отзывам, туда не так-то просто попасть?
   - Вот тут ты попал в точку, дружище! - не стал отрицать Барни.
   - И что же делать?
   - Положиться на меня!
   На том они и договорились. Барни пообещал устроить все в лучшем виде. Причем он даже не стал задавать лишних вопросов, что очень понравилось Крису.
   - Спасибо, Барни. Я очень тебе признателен, - тепло поблагодарил друга Крис, когда они дошли до офиса и пришло время приступать к работе.
   - Нет проблем. Всегда готов помочь, обращайся...
  
   Часть 3, главы 3
  

Я гляжу на небеса, напрягая все глаза.

А на небе ни звезды, в мире только я и ты.

  
   Эвелин и Криса освещало пламя камина и единственной свечи, стоявшей на столике. Нервный, пронзительный, порой срывающийся, словно от боли, голос певца шептал о любви.
  

Но только небо знает правду, о том, как я тебя хочу.

О том, как я еще не верю в то, что скоро полечу.

  
   Они сидели в огромном каменном зале с высоким сводчатым потолком, уходящим куда-то вверх, в кромешную темноту. Узкие окна прикрывали легкие и прозрачные шторы, развивающиеся от несуществующего ветра. И хоть шторы были насквозь прозрачные, окна не пропускали дневного света внутрь замка.
  

И только небо знает правду, кто украл мою звезду.

Только небо знает правду, но не скажет никому.

  
   Им казалось, что у зала нет ни начала, ни конца, существовал только огонь и музыка, идущая ниоткуда. И никого кроме их двоих не было на много миль вокруг. А, может, им это только казалось?
  

Потерявшие мечту, мы сидим на берегу.

В реках нет воды. В мире только я и ты.

  
   - Это чудесное место, Крис. Мне кажется..., - тут она замялась, глядя в его зеленые глаза.
   - Тебе кажется, что это место похоже на сон? - спросил он.
  

И только небо знает правду, о том, как я тебя хочу.

О том, как я еще не верю в то, что скоро полечу.

  
   - Да. Откуда ты узнал? - она нервно подернула плечами, обтянутыми черной шелковой тканью.
   - Я не узнавал. Просто мне тоже так кажется, - он положил свою ладонь поверх ее руки, почувствовав, какая она холодная.
   - Крис, скажи мне одну вещь?
   Он молча ждал ее вопроса, чуть сжав в ладони ее пальцы.
   - Ты уже видел этот сон, если ты, конечно, понимаешь, о чем я говорю? - она вся подалась к нему, тревожно вглядываясь в его лицо.
   - Я видел тебя и меня, Лин. Вчера ночью. Это было во сне. Мы были вместе. И мы были одни, как сейчас. Только это было далеко отсюда. Далеко и во времени, и в пространстве...
   - Да, мы были не здесь. Мы были на Старой Земле, - закончила она за него.
  

И только небо знает правду, кто украл мою звезду.

Только небо знает правду, но не скажет никому.

  
   Они долго сидели молча. Их руки соприкасались, они слушали музыку и наблюдали за бликами огня, отражающихся в глазах друг друга.
  

Если в небе не звезды, в мире только я и ты.

В океане нет воды, в мире только я и ты.

  
   А за стенами "Черного замка" яркий солнечный свет освещал улицы, дома, лица прохожих. Ветер трепал полы одежды, птицы носились в прозрачном воздухе. Машины мчались по своим делам. Из космопорта стартовали ракеты. Люди прилетали и улетали с этой планеты по своим делам.
  

Только небо знает правду, о том, как я тебя хочу.

О том, как я еще не верю в то, что скоро полечу.

И только небо знает правду, кто украл мою звезду.

Только небо знает правду, но не скажет никому.

  
   Когда Крис и Эвелин вышли из ресторана, за ними громко захлопнулась массивная дубовая дверь, они долго не могли понять, сколько же времени прошло. И как до сих пор может светить солнце?
   Он взял ее за руку и повел по улице. Она оглянулась на черный силуэт здания и на миг замерла.
   - Мне показалось, что мы пробыли там целую жизнь...
   - Или, по крайней мере, весь день.
   - Тогда почему до сих пор светло?
   Они удалялись от "Черного замка" все дальше. Вот, наконец, вдали показались знакомые очертания городского парка, где был расположен офис компании "Стюарт и мир". А вот ярким пятном на фоне деревьев выделился дом, который два дня назад купил Крис.
   Они остановились перед воротами.
   - Вот, Лин. Об этом доме я тебе рассказывал. Тут я теперь живу.
   - Чудно. Мне нравится.
   - Тебе и правда пора возвращаться на работу? - она услышала в этом вопросе и надежду на продолжение свидания, и приглашение войти в его святая-святых, и много чего еще.
   - Правда, Крис.
   - Но...
   - Что? - она лукаво, чисто по-женски посмотрела на него, улыбнулась и отвела взгляд.
   - Мы могли бы...
   Она рассмеялась, да так заливисто, что прохожие замедляли шаги и оглядывались на них. Отсмеявшись, Эвелин объяснила:
   - Ты сейчас покраснел, Крис. Нет, правда... На твоих щеках появился румянец... Как будто ты ни разу...
   - Лин, я, правда, ни разу...
   Она уже серьезно посмотрела на него, его щеки по-прежнему заливал румянец.
   - Крис. Мне пора, - сказала девушка с сожалением и тут же добавила. - Однако я предлагаю встретиться завтра днем. Приходи в парк к четырем. Я как раз освобожусь и сразу же в парк.
   - Ладно, - просто ответил он, прекрасно понимая, что работа есть работа.
   - Договорились! - она приподнялась на цыпочки и слегка прикоснулась к его щеке губами, затем сделала шаг в сторону.
   - Лин, - хрипло сказал Крис, пытаясь остановить ее, но она отходила все дальше и дальше, помахав ему рукой.
   - И вот еще что... Предупреждаю, до самого утра я буду совершенно свободна.
   С этими словами она отвернулась и почти побежала по улице по направлению к офису. А он так и остался стоять у ворот своего дома.
  
   Часть 4, главы 3
  
   Крис не стал возвращаться домой. Он долго бродил по городу, а затем сам того не ожидая, очутился перед домом Барни.
   Барни был дома и мастерил что-то в своем кабинете под необычно громкую и ритмичную музыку. Он впустил Криса и снова направился в кабинет.
   - Мне нужно еще несколько минут, парень. Так что развлеки себя сам. А потом я в твоем полном распоряжении.
   - Барни, я не хотел тебе мешать...
   - Тсс, - Барни поднял руку в протестующем жесте, затем улыбнулся Крису и тот понял, что сморозил глупость.
   - Я пойду на кухню...
   Крис сидел на просторной кухне своего друга. Перед ним дымилась чашка кофе.
   - Я тут такую гениальную штучку придумал, - похвастался Барни. - Потом расскажу. А на меня кофе сварил?
   - Ага. Вот, держи.
   Крис поставил перед Барни кружку с кофе.
   - Вижу, ты в отличном настроении? Понравился ресторан?
   - Не то слово. Это волшебное место. И я просто в неоплатном долгу у тебя, Барни.
   - Знаю...
   Они рассмеялись.
   - Слушай, Крис. Я страшно рад за тебя. И надеюсь, однажды, ты познакомишь меня с той, кто сделала тебя таким счастливым. Но это не значит, что ты должен каждые пять минут меня благодарить. В том, что я делаю, нет ничего особенного, понимаешь?
   Крис покачал головой. Он вытащил из кармана сигареты и закурил. Барни удивленно смотрел на него.
   - Нет, Барни. Я не понимаю, почему нет ничего особенного в том, что ты помогаешь мне. Никто за всю мою жизнь, за исключением моей мамы, не сделал для меня ничего. И для меня твое поведение - исключение из правил.
   Теперь пришла очередь Барни качать головой.
   - Крис, что ты делаешь? - он показал рукой на пачку сигарет, лежащую на столе.
   - А, это? Это сигареты. С недавних пор я снова принялся за одну привычку, которую подцепил несколько лет назад на одной паршивой планете. И хотя я думал, что давно избавился от нее, вот, снова начал. Надеюсь, ты не против?
   - Да ладно, - Барни кивнул. - Ты удивил меня. Как так получилось, что у тебя за всю твою жизнь не появилось ни одного друга? Ведь ты же такой...
   - Какой? - усмехнулся Крис.
   - Ну, ты такой яркий, остроумный и добрый...
   - Добрый? - Крис удивленно посмотрел на Барни.
   - Да, - утвердительно кивнул в свою очередь Барни. - И светлый.
   - Что это значит?
   - Не знаю, просто это слово пришло мне на ум. В общем, с тобой есть о чем поговорить и тебе можно доверять.
   - Барни, оглянись вокруг, - Крис решительно встал со стула. - Мир вокруг нас жесток. Очень жесток. И мне рано пришлось это понять. А такие доверчивые и открытые люди, как ты, они очень редко встречаются. Они как..., - Крис на секунду остановился, словно подыскивая нужное слово. - Как ископаемые...
   - Эй, это ты брось обзываться, - рассмеялся Барни. - Я самый обычный, таких - много.
   - Я встретил такого впервые. А повидать и людей, и планеты, мне пришлось немало. Может быть, на этой планете люди и живут как-то по-другому, но в основном, миром правят алчность, жажда власти и удовольствий. А еще - здесь каждый сам за себя. Редко, кто может вот так, бескорыстно протянуть руку помощи ближнему своему.
   Они помолчали. Крис выкинул сигарету, а Барни взял пульт и включил split-систему.
   - Ладно, хватит грузиться. Что-то мы с тобой чересчур углубились в слишком серьезные вещи. Давай просто сходим за пивом и скоротаем вечерок. Не хочу тебя грузить. А?
   - Вот это здорово, Барни. Поддерживаю.
   - А потом я расскажу тебе свою задумку. Заодно и по ходу дела внесем кое-какие усовершенствования.
   На том они и порешили. И вечер удался на славу. Лишь поздно ночью Крис усталый, но довольный, вернулся к себе в дом. Он справедливо полагал, что успеет выспаться. Ведь Эвелин ждала его к четырем.
   Крис постоял на лужайке перед домом, выкурив еще одну сигарету, а потом отправился в постель. Вот, правда, долго ворочался в огромной кровати, все вспоминая слова Барни. Но потом выбросил их из головы, стал мечтать о встрече с Эвелин и тут же погрузился в глубокий сон.
  
   А Эвелин в это время еще не спала. Она сидела в гостиной отцовского дома. Рядом с ней, почти вплотную прижимаясь бедром к ее бедру, присел Александр Куин, которого ее отец пригласил для юридической консультации. Они разложили на стеклянном столике бумаги и обсуждали предстоящую встречу. Ричард сидел напротив, в кресле. Все трое настолько увлеклись делом, что забыли про время.
   Когда с делами было закончено, Ричард Стюарт пригласил их остаться на ужин.
   - Эви, я понимаю, сейчас уже поздно, но мы давно не общались... Я соскучился. Да и с тобой Алекс мне тоже уже давно не удавалось поговорить. Что-то ты стал редко забегать ко мне, - несколько ворчливо попенял им Ричард.
   - Разве в последнее время не вы меня так загрузили работой, да и Эвелин тоже, что нам некогда даже куда-то выбраться? - в тон ему ответил Алекс.
   - Значит, решено, - подвел итог Ричард. - Вы оба остаетесь у меня на ужин. Вот и пообщаемся.
   Алекс, привлекательный, а на вкус многих женщин, очень даже красивый, тридцатидвухлетний мужчина, любил и уважал сэра Ричарда. Именно так он называл его все время, сколько себя помнил. Ведь именно этот человек был ему как отец, и что бы ни случилось в его жизни, он, прежде всего, шел к нему, нежели к родителям.
   Алекс тоже был со Старой Земли. Его родители дружили с семейством Стюартов. И они не потеряли контакт, даже спустя столько лет, перебравшись на Новую Землю.
   Еще мальчишкой, Алекс во всем беспрекословно слушался только сэра Ричарда. А его маленькую дочь опекал.
   Эвелин привыкла относиться к Алексу, как к старшему брату. И ценила его заботу и внимание. Однако с недавних пор она старалась по мере сил избегать друга детства. Общалась с ним только на работе, да у отца в доме, вот как сегодня. И Алекс, и Ричард заметили такие перемены в отношении Алекса. И оба не могли понять, почему Эвелин так себя ведет. Однако объяснялось все довольно просто. Девушка заметила, что Алекс перестал видеть в ней лишь младшую сестру. Он безоговорочно влюбился в нее. А она отнюдь не была готова принять его чувства. И тем более ответить ему взаимностью. Она-то по-прежнему относилась к нему, как к лучшему другу. И не более.
   А вот Ричарда Стюарта радовало, что Александр влюбился в Эвелин. Он и представить не мог лучшей кандидатуры для своей единственной дочери. И при любом удобном случае старался сделать так, чтобы Алекс и Эвелин чаще бывали вместе.
   Вот и сейчас он видел, как серые глаза Алекса сверкают при виде Эвелин. Он видел, как тот смотрел на нее влюбленным взглядом. Огорчало лишь то, что Эвелин старательно не замечала этого.
   Алекс сразу же согласился с предложением мистера Стюарта.
   - Я остаюсь на поздний ужин. А потом я подвезу тебя домой, Эвелин?
   Оба мужчины вопросительно посмотрели на девушку. И Эвелин, собравшаяся, было, сказать, что очень устала, ответила положительно.
   - Хорошо. Давайте уже ужинать. Я тоже проголодалась!
   На самом деле Эвелин не так уж и хотелось есть. Просто она мечтала поскорее очутиться в своей спальне, где могла бы вспоминать Криса, их сегодняшнюю встречу и обед в том странном и очень красивом месте.
   Они встали и пошли в столовую, где их уже давно ждал накрытый стол. Алекс обнял ее за плечи.
   - Я соскучился по тебе, Эвили, - он один так называл ее. - Почему мы так мало времени проводим вместе?
   Она хотела уже ответить что-то резкое, но, наткнувшись на его умоляющий взгляд, произнесла другое.
   - Алекс, мы и вправду могли бы проводить больше времени вместе. Но ты же знаешь папу! Он так загрузил меня... И потом, эти твои командировки!
   - Знаю. Я все это знаю. Но вот, к примеру, две следующие недели я буду здесь. Так что мы могли бы...
   - Ага. Давай придумаем что-нибудь.
   - Здорово! Тогда я зайду за тобой, к примеру, в понедельник? Что ты на это скажешь?
   - Лучше во вторник. Ладно?
   - Договорились!
   - О чем это вы договорились? - переспросил Ричард, услышав последнюю фразу Алекса.
   - Мы встречаемся во вторник...- тут же весело рассказал ему Алекс.
   - Ах, вот как? У вас, стало быть, свидание? Ну, что ж, напомните мне, дети мои, пораньше выгнать вас с работы, чтобы вы могли развлекаться в свое удовольствие.
   Они поужинали и Алекс повез Эвелин домой. Она почти не разговаривала в машине, сосредоточено глядя в окно, на ночной город, причудливо освещенный огнями. А когда они проезжали по улице, где живет Крис, Эвелин краем глаза заметила, что в одном окне второго этажа горит свет. И ей стало так хорошо на душе.
   - Ты устала?
   - Что? - она вздрогнула.
   - Ты такая молчаливая, вот я и спросил, ты, наверное, устала?
   - Есть немного.
   - Жаль, я хотел предложить тебе немного прогуляться по парку. Так хочется подышать воздухом.
   - Ладно, несколько минут я тебе уделю, - улыбнулась Эвелин.
   Они оставили машину на подъездной аллее и пошли пешком. Алекс не сводил с нее взгляд.
   Над ними мерцали звезды. Воздух был холодный, дыхание сизым облачком срывалось с их губ.
   - Эвили?
   - Что?
   - Ты можешь сказать мне одну вещь?
   Он остановился. И ей тоже пришлось остановиться. Она попыталась понять, что написано у него на лице.
   - Конечно, могу. Спрашивай!
   - Ты и, правда, хочешь встретиться со мной? Не просто мимоходом столкнуться в коридорах офиса или у твоего отца дома, а пойти со мной куда-нибудь?
   - Алекс, почему ты спрашиваешь? Конечно, я хочу общаться с тобой. Мы столько лет знаем друг друга. И мы всегда отлично ладили.
   - Знаю. Но иногда мне кажется...
   - Перестань! Ты - мой лучший друг. Так что не веди себя, как полный болван. А просто общайся со мной.
   Он обнял ее за плечи и прижал к себе. Она не видела его лицо, а если бы видела, то была бы очень удивлена его выражению. На лице Алекса в эту минуту было написано удовлетворение и одновременно упрямство.
   "Я не буду полным болваном, Эвили. Я все равно добьюсь твоей любви. Еще немного и ты это сама поймешь. И пусть сейчас ты противишься этому, но всему свое время..."
   А когда она отодвинулась от него, то увидела на его лице широкую радостную улыбку.
   Он проводил ее до двери, нежно поцеловал в щеку и быстро пошел обратно к машине.
  
   Утром, в воскресенье, все небо над планетой затянуло рваными грязно-серыми облаками. Ветер заунывно шелестел кронами деревьев. Но, несмотря на это, и Крис, и Эвелин проснулись в отличном настроении.
   Девушка подмигнула портрету, ставшему главным украшением ее спальни. А затем стала собираться на работу.
   "Эта встреча пролетит быстро. Я даже оглянуться не успею. А потом я выйду в парк, дойду до южной аллеи и увижу там Криса"
   Что будет дальше, она даже не задумывалась. Ей просто было хорошо на душе от одной только мысли, что она сегодня встретится с этим человеком.
   Крис прямо с утра зашел к Барни, чтобы забрать у него обещанные дрова для камина. Они вместе выпили кофе, и он получил подробную инструкцию о том, как растапливать камин, поддерживать в нем огонь, а также чистить его.
   После чего Крис вернулся в свой дом и стал считать минуты до встречи с Эвелин.
   А когда час настал, он, чуть ли не бегом, выбежал из дома. И остановился только у маленького магазина на соседней улице. В прозрачной витрине, на подставке, покрытой синим шелком и умело подсвеченной, лежала тонкая цепочка из серебристого металла. К цепочке был подвешен медальон в форме шара. Этот шар был инкрустирован камнями, размерами с половину булавочной головки. Камни обозначали города. А сам шар был планетой. И, несмотря на миниатюрность, на нем можно было различить тщательно прорисованные детали ландшафта - материки, океаны и горы.
   Крис с минуту рассматривал цепочку, а затем решительно открыл дверь магазина. И уже через пять минут он быстро шел на встречу с Эвелин, а в его кармане лежала длинная черная коробочка, обтянутая бархатом. Это был его первый в жизни подарок для девушки, в которую он влюбился с первого взгляда.
  
   Глава 4
  

Любовь

Но где-то там внутри себя,

Боишься ты меня-меня.

И любишь ты меня-меня.

Как я тебя, как я тебя.

"Агата Кристи"

   Часть 1, главы 4
  
   - Лин!
   - Крис!
   Они увидели друг друга одновременно. И Крис бросился к ней бегом, сокращая между ними расстояние и словно желая сократить время, оставшееся до того момента, как их руки встретятся.
   Они остановились почти вплотную друг от друга. Он сжал ее прохладные ладони в своих горячих руках.
   Небо над ними было темно-серое, почти черное. Тучи сомкнулись над городом, не оставляли просвета, сквозь который можно было бы увидеть краешек неба. Скоро должен был пойти дождь.
   Эвелин, в своем серебристо-белом плаще, со светлыми, распущенными по плечам волосами, казалась ему сейчас самой прекрасной. Ее фигурка ярко мерцала на фоне сумрачных в это время года аллей парка. Мрачные деревья, свинцовое небо - все отступило куда-то далеко, теперь у него была своя путеводная звезда, освещавшая ему путь своим светом. Она же не могла оторвать взгляд от его лица, от его изумрудных глаз.
   На какое-то мгновение они замерли и просто стояли и смотрели друг на друга. Им казалось, что можно стоять близко-близко друг к другу и держаться за руки, бесконечно.
   - Я так рад тебя видеть, - наконец сказал он.
   - И я рада, - просто ответила она, хотя он мог бы прочитать это в ее счастливых глазах.
   - Ты закончила все дела?
   - Да. И до понедельника, как и обещала, я совершенно свободна.
   Он смотрел в ее улыбающееся лицо и не смог удержаться от соблазна. Крис наклонился и прикоснулся губами к чуть приоткрытым нежным губам.
  
   Ее губы своей бархатистой нежностью напомнили ему фиалки. А ей вкус его поцелуя показался прекраснее самого изысканного вина на свете.
  
   Она вся подалась вперед и ответила на его поцелуй.
   В это самое мгновение пошел дождь. Но они заметили его только спустя несколько минут. Когда смогли остановиться и оторваться друг от друга.
   - Боже, Крис! - воскликнула она.
   - Что?
   - У меня было такое чувство, что я улетела в другую Галактику.
   - Даже не думай! Одну я тебя не отпущу.
   Они рассмеялись. И тут заметили дождь, который только начал набирать обороты.
   - Лин, нам нужно идти. Иначе мы вымокнем до нитки.
   Она согласно кивнула, мечтая только об одном. О его губах.
   - Куда?
   - Пойдем ко мне? - Крис сам не ожидал от себя такой решительности. Но к его удивлению, она тут же согласно кивнула, как будто ждала этого приглашения.
   Они взялись за руки и быстро пошли сквозь парк. Их шаги гулким эхом отдавались в глубине парка. А дождь все усиливался. И уже из мелко моросящей измороси, он превратился в приличный ливень. Температура тоже упала. И когда они дошли до дома Криса, то, несмотря на быструю ходьбу, замерзли.
   Едва зайдя и закрыв за собой двери, Крис помог Эвелин снять мокрый плащ, сбросил свою куртку и тут же зажег камин. Затем усадил ее в кресло напротив огня. А сам открыл бутылку вина.
   - Если ты подождешь пять минут, то я сделаю из этого вина отличный глинтвейн. Меня научили этой штуке, когда я работал в баре.
   - Ладно. Я подожду.
   Эвелин было хорошо в этом доме с первых же секунд. Кресло, тепло, шедшее от камина, шум дождя за окном. И, конечно же, Крис. Она не могла отвезти от него взгляд. Он скинул свитер и, оставшись в одной рубашке, принялся за дело. Его руки порхали над посудой с быстротой молнии.
   И уже через пять минут Крис протянул ей кружку с горячим, пряным вином, вторую приготовил для себя. Они выпили. Тепло струями разлилось по их телам, прогнав озноб и согрев руки. Он налил им еще по одной, присел рядом с ней.
   - Это очень вкусно. А главное, согревает, - призналась Эвелин. Ее щеки раскраснелись, а глаза заблестели.
   И она сама не знала, отчего? То ли от того, что она выпила, то ли от того, что рядом с ней находился герой всех ее снов, которого она так долго ждала. И в которого влюбилась с первого же взгляда.
  
   "Мы занимались любовью в старинном замке, чей силуэт чернел на фоне огромной Луны. Он ласкал меня, а я обнимала его. И только огонь в камине отбрасывал оранжевые отблески на наши тела".
  
   Она сидела, задумавшись, держа в руках пустой бокал из-под глинтвейна. Крис молча смотрел на нее.
   - Лин, ты даже не представляешь сейчас, насколько ты красива... - тихо сказал ей Крис. - У меня просто дух захватывает.
   Она молча улыбнулась в ответ.
   - Знаешь, мне кажется, что это всего лишь сон, - признался Крис.
   - Да, это сон, - рассмеялась она. - Только чертовски реальный сон. А самое главное...
   - Что?
   - Я не хочу проснуться, - прошептала она. А потом добавила. - Иди ко мне...
   Он отставил в сторону пустые бокалы и подошел к ней. Затем Крис легко поднял ее из кресла и усадил на диван, присев рядом. Она закинула руки ему на шею, чувствуя, как бьется его сердце.
   - Лин...
   - Тс, - она покачала головой и поцеловала его, закрыв глаза.
   - Эвелин... - наконец произнес он, на миг оторвавшись от нее. - Я тоже не хочу просыпаться... Никогда...
   После этого им было не до разговоров.
  
   Она проснулась утром и первое, что увидела, это косой луч света, скользящий от незанавешенного окна прямо к постели, на которой она лежала. В комнате стояла тишина, прерываемая лишь далекими отзвуками редких проезжающих машин. Эвелин встала, накинула на себя рубашку, висевшую на краешке кресла, стоявшего у окна. Это была рубашка Криса. Она тихо, стараясь не шуметь, спустилась вниз. Крис крепко спал на диване, укутавшись в тонкую простынку. Огонь в камине совсем потух, и в комнате было довольно прохладно.
   Эвелин присела на край дивана, любуясь им. Крис все так же безмятежно спал. Девушка укрыла его теплым покрывалом, а сама пошла наверх, чтобы принять душ и одеться.
   Воспоминания о прошлой ночи проносились перед ее мысленным взором.
  
   Сперва Крис не мог оторвать от нее взгляд. Потом он подошел к ней и они начали целоваться. Они целовались и не могли остановиться. Он отрывался от нее только затем, чтобы убедится, что это не сон. А она снова и снова обнимала его, чувствуя как бьется его сердце рядом. И у нее перехватывало дыхание от безмерной радости и ощущения полета.
   "Мне казалось в тот миг, что я лечу сквозь Вселенную. Лечу навстречу своему счастью".
   Затем он подхватил ее на руки и отнес в спальню. Они обнимали и ласкали друг друга бесконечно. А потом он вдруг прижал ее к себе крепко-крепко. И она затихла у него на груди.
   - Лин, ты - самое лучшее, что случилось в моей жизни за последние годы, - прошептал он ей тихо-тихо.
   Она всмотрелась в его удивительно серьезное в тот момент лицо и поймала на себе его влюбленный взгляд.
   - Я не знаю, за что мне выпало такое счастье. И до сих пор ужасаюсь мысли, что мог в тот день, когда мы встретились, пройти мимо тебя.
   - Этого не случилось бы, Крис.
   - Почему?
   - Потому что это наша судьба. У меня сейчас такое чувство, что я знаю тебя всю жизнь.
   - Скажи мне... - он внезапно отстранился от нее, пытаясь заглянуть в ее глаза.
   - Что?
   - А ты не боишься разочароваться во мне? Ведь мы так мало знаем друг о друге.
   Крису было очень важно знать, что же она ответит на этот вопрос. Ведь его жизнь никогда не была безоблачной. И он не мог поверить в то, что любовь вот так свалилась на него. Да еще и взаимная. Он чувствовал всем сердцем ее искренность, но, тем не менее, хотел быть уверенным до конца.
   - Я знаю все, что мне нужно знать, Крис. Я знаю, что я нужна тебе так же, как ты нужен мне. И что мы испытываем по отношению друг к другу одни и те же чувства.
   Он снова поцеловал ее. И на долгие минуты, а может быть часы, они забыли слова. В этом мире имело значение только одно - их губы, их руки, их горячие тела.
   А потом они буквально задохнулись от поцелуев и просто лежали, обнявшись, восстанавливая дыхание. И вот Крис встал и поднял с пола свою рубашку. Она видела, что он что-то достал из кармана, а затем, забросив рубашку на кресло, вернулся к ней.
   - Лин, когда я шел сегодня навстречу тебе, то увидел вот это, - тут Крис раскрыл футляр и при неверном свете ночника она заметила слабо мерцающую цепочку с нежно голубым камнем-подвеской.
   - Как красиво! - выдохнула она.
   - Это тебе. Примерь!
   Крис взял цепочку в руки и протянул ей.
   - Мне сказали, что это не просто камень. Это точная копия ландшафта планеты Земля. Видишь камни?
   - Да, - она не могла отвести глаз от подарка. Он буквально загипнотизировал ее своей красотой.
   - Это самые крупные города. А вот это, - тут он указал на разводы голубого и золотистого цветов - океаны и материки. Прямо как на настоящей планете.
   Он одел ей цепочку на шею и залюбовался красотой Эвелин. Она же была в восторге от подарка. Девушка взяла подвеску в руки и любовалась ею.
   - Спасибо тебе, Крис. Это на самом деле чудесно.
   Она поцеловала его, прижавшись к его груди, чувствуя, как цепочка находится прямо между ними.
   Остаток ночи они проговорили, прерываясь лишь на поцелуи. И лишь под утро Крис прижал ее к себе, и Эвелин крепко уснула. Затем он укрыл ее, нежно поцеловал спящую девушку и спустился вниз.
   Ему очень не хотелось торопить ее и форсировать их отношения и чувства. Крис справедливо считал, что для каждого события должно прийти свое время. Именно поэтому он не перешел границы дозволенного, их чувства по-прежнему оставались невинными и чистыми.
  
   Часть 2, главы 4
  
   Крис проснулся от ее прикосновения. И еще не открыв глаза, счастливо улыбнулся.
   - Доброе утро.
   - Доброе! Ты так сладко спал, Крис.
   - А ты давно встала?
   Он поднялся, обхватив ее руками.
   - Давно. Уже успела принять душ и даже заварила свежий чай. А еще нашла у тебя лимон. Обожаю чай с лимоном.
   Она прижалась к нему, такому теплому со сна, взъерошила его волосы. Он поцеловал ее в ответ.
   - Мне никто и никогда не заваривал свежий чай по утрам.
   - Никто?
   - Никто, - он отпустил ее из своих объятий, встал с дивана и вдруг снова подхватил ее на руки и закружил по комнате. - Как же это чудесно, когда кто-то заваривает тебе чай по утрам! Лин!
   Она рассмеялась и попыталась вырваться из его объятий.
   - Ты сумасшедший, Крис. Но мне это нравится...
   Он, не выпуская девушку из рук, донес ее до кухни и усадил на стул. Они пили чай с лимоном. Болтали о погоде, которая сегодня была прямо противоположенной вчерашней. Эвелин рассказала Крису, что много раз летала на другие планеты, когда того требовалось отцу. Но так ни разу не побывала на Проционе, откуда он прилетел.
   - Много ты не потеряла, правда. Здесь, на Новой Земле, гораздо лучше. Правда, здесь нет океанов. Зато есть такие красивые озера и множество лесов.
   - А я бы хотела увидеть настоящий океан. Наверное, это красиво?
   - Красиво.
   Они могли бы разговаривать так бесконечно, но время неумолимо бежало вперед.
   - Как жаль, что мне пора на работу, - признался Крис. - Впервые в жизни мне не хочется утром идти на работу. До сегодняшнего дня работа была для меня всем - источником дохода, местом, где можно общаться с людьми, образом жизни.
   - Ну, а я могу и опоздать на часок-другой, никто и не заметит, - заметила Эвелин.
   - А где ты...
   Крис не успел задать свой вопрос, как зазвонил телефон. Его срочно вызывали на работу.
   - Ладно. Уже иду.
   Он повернулся к Эвелин.
   - Ты простишь, если я убегу? Ты можешь выпить еще чашечку чая...
   - Ну, я даже не знаю, Крис, - улыбнулась она. - Ладно, беги. Я и вправду воспользуюсь твоим предложением и выпью еще чашечку. Потом зайду домой, прогуляюсь с Марси, а затем на работу.
   - Мы увидимся? - Крис на ходу одевался, а Эвелин смотрела на него с улыбкой. Она видела, как ему не хочется уходить.
   - Во время обеда?
   - И ты опять не успеешь сходить в кафе и пообедать? - она помогла ему завязать галстук.
   Крис на ходу застегнул пиджак и уже пошел к выходу. Услышав ее слова, он остановился.
   - Неужели ты думаешь, что я променяю обед на встречу с тобой?
   Она подбежала к нему и обняла, а он не удержался и поцеловал.
   - Я жду тебя в час в парке...
   Он кинул на нее прощальный взгляд и ушел.
   Его уже ждали в офисе. Как оказалось, в одном из кабинетов случилось короткое замыкание, несколько компьютеров и офисная техника полетела. Крису нужно было срочно принять меры, иначе работа десятков человек была бы сорвана.
   Он целое утро не смог присесть даже на минутку. Но это того стоило. Уже к одиннадцати утра все неисправности были устранены. Крис заслужил похвалу начальства и удалился в свой кабинет, чтобы перевести дух и выпить чашку кофе.
  
   "Интересно, а Лин уже пришла на работу? Вот бы хоть краем глаза ее увидеть... Я так и не спросил ее о том, на каком этаже она работает"
  
   А Эвелин в это время как раз сидела за своим столом в кабинете 4770 на 47 этаже. Жак сидел напротив и рассказывал ей об утреннем инциденте.
   - Когда начальник смены сумел потушить пожар, то обнаружилось, что несколько компов просто сгорели. Пришлось срочно вызывать специалистов. Кстати, все поломки уже устранены. Мне только что сказал об этом Эван Паркер. Его новый сотрудник сумел исправить все за пару часов.
   - Да?
   - Да. Он работает у нас четвертый месяц. Он на прошлой неделе, как раз когда вы работали дома, починил микрофон. Управился за несколько минут. Я даже не поверил своим глазам, когда он принес его обратно.
   - Значит он хороший спец?
   - Да, он профи в своем деле. Да, собственно, других ведь у нас и не держат?
   Жак и Эвелин улыбнулись. Уж они то знали, как Ричард Стюарт ревностно относится к тому, чтобы все его сотрудники были высококлассными специалистами, начиная от техперсонала, заканчивая учеными.
   - А, вот еще что. К вам заходил Александр Куин.
   - И? - она вскинула брови. - Он что-то хотел?
   - Нет, никаких сообщений он не оставлял. Просто сказал, что зайдет попозже.
   - Понятно. Давай работать. Кстати, в час я уйду, но часа в три вернусь обратно. Так что если Алекс придет в это время, скажи, чтобы искал меня дома.
   Жак, легко поднялся из кресла и положил ей на стол папку с документами, которую до этого держал на коленях.
   - Я все понял, мисс Стюарт.
  
   Крис, едва освободившись, в час пятнадцать пополудни, бегом выскочил из здания. Он знал, что у него в запасе осталось всего 45 минут. Этого было так мало, ведь будь его воля, он бы и 45 часов провел рядом с Эвелин.
   А Эвелин кое-как выпроводив из своего кабинета Алекса, вышла в парк через южный вход. Алекс, зашел к ней около часа дня, когда она уже собралась на встречу с Крисом. Ему очень захотелось увидеть Эвелин.
   - Привет! Надеюсь, не отвлекаю?
   - Привет, Алекс. Проходи. Хочешь кофе?
   - С удовольствием! Я тут заходил к тебе утром, но ты видно, еще спала?
   - Я пришла к одиннадцати. Были дела дома. Ты ко мне просто так или по делу, отец что-то поручил? Что-то срочное?
   - Нет, не просто, - Алекс встал из кресла, обошел ее стол и взял ее за руку. - Я хотел тебе сказать, что очень соскучился...
   Тут в кабинет вошел Жак, он принес им две чашки ароматно дымящегося напитка. От него не укрылось, что Алекс держит Эвелин за руку, по свойски присев на краешек ее стола.
   - Спасибо, Жак, - кивнула ему Эвелин, выдергивая свою руку из руки Алекса.
   Секретарь вышел, сделав вид, что ничего не заметил.
   - Алекс, перестань, пожалуйста!
   - Ты не рада меня видеть? - он ласково провел рукой по ее щеке.
   - Я тебе всегда рада, просто мы находимся в офисе, и я не хочу, чтобы кто-то видел наши неформальные отношения.
   - Ты такая чопорная... - он притворно вздохнул.
   - Алекс! - воскликнула девушка. - Перестань сейчас же! Ты компрометируешь меня.
   - Ай, какой ужас! Что я наделал! - Алекс притянул ее к себе и обнял.
   Эвелин не сопротивлялась, но и не ответила на его объятия, просто позволяя себя обнимать. Наконец он отошел от нее, взял в руки чашку кофе. Эвелин пригубил свою.
   - Ты не передумала насчет завтра?
   - Нет. Не передумала.
   - Отлично! Тогда я зайду за тобой завтра вечером.
   - Договорились. А сейчас, может, ты пойдешь? - она отставила недопитый кофе и встала со своего кресла. - Мне пора идти.
   - Хорошо, Эвили. Тогда, до завтра?
   - До завтра, Алекс.
  
   На этот раз Крис успел прийти первым. Он задумчиво стоял под деревом, облокотившись на него. Эвелин подошла к нему со спины, и легко прикоснулась к нему.
   - Вы кого-то ждете, сэр?
   Он резко повернулся к ней.
   - Да, я очень жду одну молодую даму. Она такая... такая прекрасная, блондинка с чудесными карими глазами.
   - А я вам не подойду?
   Они рассмеялись, потревожив своим смехом птиц, мирно сидевших на соседнем дереве. Крис обнял ее, закружив по поляне.
   - Я уже соскучился, Лин! Думал, что это я опаздываю, бежал всю дорогу.
   - Меня задержали. Но зато у нас есть еще полчаса. Пойдем за Марси? Пусть он тоже порадуется прогулке?
   Они пошли по направлению к ее дому. Правда, путь занял у них больше времени. Ведь по дороге они несколько раз останавливались, чтобы поцеловаться.
   В итоге, когда Эвелин вывела Марси из дома, Крису уже пора было бежать обратно.
   - Мы проводим тебя до центральной аллеи. А потом я одна заведу Марса домой. Ну, почему время летит так быстро?
   - Потому что мы с тобой счастливы. Это же закон природы, время жутко тянется, когда чего-то ждешь или испытываешь боль или грусть...
   - А когда ты счастлив, то время начинает свой безумный бег и не может притормозить?
   - Да, - подтвердил Крис, который провел множество одиноких дней, ночей и вечеров, которые тянулись бесконечно долго. И знал об этом свойстве времени не понаслышке.
   Им пора было расставаться. Крис обнял ее, не зная, как выразить свои эмоции.
   - Эвелин, - он назвал ее полным именем.
   - Если честно, то я уже привыкла к имени Лин, - прервала его Эвелин. - Ты так трогательно его произносишь.
   - Ладно, исправлюсь. Лин!
   - Что? - она подбодрила его взглядом.
   - Боюсь, я буду не оригинален, но можно задать тебе вопрос?
   - Позволь, я угадаю...
   Ее до глубины души трогали его смущение и робость в выражении своих чувств. Она видела, что он очень хочет ее видеть, но в то же время боится быть навязчивым.
   - Ты хотел бы спросить, когда мы снова встретимся? Угадала?
   Он опустил взгляд и кивнул. С одной стороны Крис понимал, что прошло еще так мало времени со дня их знакомства, всего неделя местного времени, но с другой стороны, ему хотелось снова и снова быть с ней рядом.
   - Да, Лин. Ты угадала. Мне на самом деле невыносима сама мысль о том, что мы расстанемся и не назначим дату новой встречи. И пусть мы знакомы всего неделю, но эти дни для меня сравни годам, которые я провел в одиночестве.
   - Я записала тебе все свои телефоны, Крис. Чтобы ты мог связаться со мной, если сильно соскучишься. А что касается даты встречи, то я не хочу откладывать в долгий ящик. Сегодняшний вечер подойдет?
   - Ох, Лин! - у него просто перехватило дыхание от радости. Крис наклонился к ней и поцеловал девушку.
   Марси носился около них. Эвелин нехотя отстранилась от него и сказала.
   - Тебе пора, Крис. Давай, я буду ждать тебя в половине седьмого у своего дома?
  
   Часть 3, главы 4
  
   Половину вечера они провели, гуляя по городу. Эвелин пообещала показать Крису один из самых красивых уголков города. И привела его к озеру, расположенному на северной окраине города. С трех сторон это небольшое озеро (его диаметр был всего около двух километров) было окружено лесом. Огромные, просто гигантские деревья, с белоснежными стволами и темно-зелеными листьями росли кругом, подступая к самой кромке воды. Сейчас листья облетели, голые острые ветви белели в вышине, царапая небо.
   Когда они приехали на машине Эвелин к озеру, солнце уже скрылось, но небо было еще светлым, позволяя во всей красе оценить великолепное зрелище.
   Серебряные волны озера словно светились изнутри. А вода у берега была окрашена в молочно-белый цвет, это деревья отражались в воде. С той стороны, откуда они подъехали, озеро окаймлял густой кустарник. И только в одном месте берега кусты были тщательно вырублены. На их месте сооружен каменный пирс. Рядом с пирсом стоял белоснежный дом, а за ним - склад, где хранились лодки.
   - Мы можем взять лодку напрокат и прокатиться по озеру, - предложила Эвелин.
   - Согласен!
   Так они и сделали. Смотритель выдал им небольшую лодку и помог спустить ее на воду. Они сели в нее и тут же, как только цепь отстегнули от пирса, их подхватило течение, вынося крошечное суденышко прямо на середину.
   Вода играла серебряными бликами на их лицах. Крис и Эвелин молчали, завороженные красотой природы. Небо шатром распласталось над ними. И вскоре вспыхнули первые звезды. Кроме шума ветра и плеска волн, не было слышно ни звука. И даже удивительным казалось то, что всего в нескольких километрах от этого места, раскинулся огромный город.
   Они видели огонь, который смотритель зажег на пирсе. Он служил им ориентиром. Но пока им не хотелось обратно. Ведь так чудесно было плыть вот так, в тишине, под звездами и чувствовать дыхание друг друга, изредка прерываясь для поцелуя.
   - Здесь чудно, правда? У меня такое чувство, что мы одни сейчас на этой планете. Но мне не страшно, а наоборот, хорошо.
   - Потрясающее место. Лин, ты только посмотри на эти деревья. В жизни не видел таких!
   Они вдоволь насладились видами природы и решили плыть обратно. Через час Крис и Эвелин уже сидели в ярко освещенной кухне, в доме Криса. Перед ними стояли тарелки с едой, которой они запаслись по дороге.
   Наконец, насытившись, они вернулись в гостиную, зажгли камин и сели близко-близко друг к другу на диван. Свет был потушен, но огонь вполне достаточно освещал комнату.
   - Спасибо за этот вечер... - поблагодарил Крис.
   - Он еще не закончился, ведь так? - он заметил чуть лукавую улыбку на ее губах.
   - У нас впереди вся ночь. Только...
   - Только, что? - она сжала его руку в своей.
   - Только я боюсь поспешить и этим все испортить...
   - Все, что бы ты ни сделал, Крис, не сможет ничего испортить. Мне еще никогда в жизни не было так хорошо... С тех пор, как умерла моя мама, - добавила она, помолчав.
   - А мне не было так чудесно с тех пор, как я ушел из дома. Это было очень давно. Почти пятнадцать лет назад.
   - И что ты делал все эти годы?
   - Скитался по разным планетам. Работал, зарабатывая деньги на учебу. Учился, потом снова работал. Вот собственно и все.
   - А твои родители? Почему ты бросил семью? - она заметила, как он вздрогнул при упоминании о родителях.
   - Я о них почти ничего не знаю, особенно об отце. Собственно я ушел из дома из-за него. Мама не хотела меня отпускать, но у нее не было выбора. Я бы все равно ушел. Первые несколько лет она помогала мне, мы поддерживали связь. А потом, когда я стал совершеннолетним по общегалактическим законам, я решил, что не имею права сидеть у нее на шее. И вот тогда я стал по настоящему одинок.
  
   Пока судьба не занесла меня на эту планету.
  
   Буквально в первый же день я встретил здесь Барни Фрэста. Он замечательный человек. И у меня впервые появился друг. Я вас как-нибудь познакомлю, и ты сама в этом убедишься. А потом я встретил тебя. И у меня появилась ты.
   - А моя мама умерла много лет назад. Она была самой лучшей матерью на свете. После ее смерти меня воспитывал отец.
   - Ты до сих пор грустишь о ней? - скорее утвердительно, чем вопросительно сказал Крис.
   - Так же как и ты, - просто ответила она. - Я же вижу, с какой болью ты до сих пор вспоминаешь свою мать.
   Они обнялись, словно ища поддержку друг у друга.
   - Не грусти, прошу!
   - И ты Крис тоже не вздумай снова поддаваться хандре. Ты знаешь, что у тебя были очень грустные глаза, когда мы впервые встретились?
   - Да. Мне часто за эти месяцы говорил об этом Барни.
   - Знаешь, я бы все отдала сейчас, чтобы ты никогда не печалился.
   Он был так тронут этими словами. Крис даже не знал, что ей ответить. Он просто прижал ее к себе, а потом они стали целоваться.
   Крис отнес ее в спальню, и они продолжили свои поцелуи и ласки на огромной кровати. И так и уснули, не разжимая рук. На этот раз Крис не ушел вниз. Они проспали рядом друг с другом всю ночь, пока первые лучи солнца не проникли в комнату, постепенно подкрадываясь к постели и, наконец, не ослепили их ярким светом.
  
   Глава 5
  

Семейные тайны

Сезон дождей.

Почему же ветер не уносит тучи в даль?

Столько длинных дней!

Было мне зимы далекой жаль...

Опять дождь на весь день.

Все думали, что мне просто лень.

И пусть на самом деле я боялся, но...

Теперь все равно.

И я не боюсь...

"Агата Кристи"

   Часть 1, главы 5
  
   На этот раз первым проснулся Крис. Он открыл глаза и первое, что увидел, это лицо Эвелин. Девушка крепко спала у него на плече, обняв его правой рукой.
   Он затих, стараясь не шевелится, любуясь ее точеным профилем, нежным изгибом скул. В его груди поднималась огромная волна нежности и любви к ней. Он вдохнул ее запах, уловив нотки свежести и жасмина одновременно.
   Крис вспомнил, что вчера они много говорили. И он впервые за эти годы рассказал о том, что он ушел из дома.
   "Я доверил Лин такое, что тщательно оберегал от всех. Еще немного и я бы рассказал ей всю правду... Вот только готова ли она к ней?"
   Тут его размышления прервала Эвелин. Она сладко потянулась и открыла глаза.
   - Доброе утро, Лин...
   - И тебе, Крис, доброе. Ты давно встал?
   - Только что. Проснулся, а рядом спишь ты. И мне показалось, что я вижу сон.
   Он нежно поцеловал ее в висок, туда, где билась жилка. Она всем телом потянулась к нему. Одним словом, завтракать они спустились очень не скоро.
   На этот раз Крис заварил чай и добавил туда свежий лимон. Они выпили по чашке.
   - Поедем на работу вместе? Я же все равно на машине, - предложила Эвелин.
   Крис согласился. Ему была дорога каждая минута, проведенная с ней. Но тут Эвелин вспомнила о том, что сегодня вечером обещала встретиться с Алексом. Она нахмурилась.
   - Что с тобой? Чай не понравился? - удивленно вскинул брови Крис.
   - Чай отличный. Просто я вспомнила о том, что сегодня вечером мы не сможем встретиться.
   Теперь уже лицо Криса помрачнело. Он чересчур тщательно помешивал ложечкой свой чай. И не знал, что сказать.
   - Крис... - она тихо позвала его, стараясь поймать его взгляд. - Я договорилась о сегодняшней встрече уже давно. И не могу ее отменить.
   Эвелин прекрасно знала, что Алекс не отпустит ее через полчаса после встречи. Их свидания длились гораздо дольше. К тому же отец наверняка захочет, чтобы они заехали к нему, перед тем, как отравится куда-нибудь, а это значит, что она проведет в их обществе половину вечера.
   - Ты поздно освободишься? - наконец спросил Крис, отрывая взгляд от чашки.
   - Боюсь, что очень поздно, - теперь уже она опустила ресницы, не в силах видеть как боль отражается в его больших зеленых глазах.
   - Значит, мы сегодня больше не увидимся? Даже в обед?
   - Да, - Эвелин чувствовала каждой клеточкой своего тела, как он расстроен. Но и в обед ее ждали дела.
   Она и сама была расстроена не меньше. Однако постаралась взять себя в руки.
  
   Кто бы мог подумать, что пройдет так мало времени со дня их первой встречи, и разлука всего длиною в какие сутки по местному времени планеты, будет причинять такую боль?
  
   - Крис, помнишь, ты обещал мне, что не будешь больше грустить? Так вот, давай отнесемся к этому философски. Раз мы не можем что-то изменить, то изменим к этому отношение?
   - Ладно, - он произнес это ровным голосом, который ни капли не обманул ее. Ведь его глаза по-прежнему оставались грустными. - Я просто буду думать о тебе, вспоминать наш вчерашний вечер. И вообще, воспользуюсь моментом, чтобы встретиться с другом. Это будет вполне по-философски?
   - Да, - она улыбнулась ему. - Ты совершенно правильно меня понял. К тому же мы обязательно увидимся завтра вечером. Если ты не против, конечно?
   Он уловил нотки лукавства в ее голосе.
   Крис протянул ей руки и, постаравшись придать голосу радостный тон, заметил.
   - Лин, я буду считать минуты до нашей встречи. Когда мне зайти к тебе?
   - Завтра в семь. И Крис...
   - Что?
   - Просто поцелуй меня сейчас, пока мы еще не стали собираться на работу...
   Он так и сделал. А потом они поехали в офис. Эвелин довезла Криса до центральных ворот парка. Он вышел из машины и стоял неподвижно на обочине, пока ее серебристая машина не скрылась за поворотом.
  
   В офисе Крис первым делом позвонил Барни. И они договорились встретиться с ним за обедом.
   - Ну, наконец-то, ты вспомнил о своем друге. А я уж думал, что ты совсем потерял аппетит.
   - Нет, просто был немного занят...
   - Понятно. Значит, увидимся за обедом.
  
   Крис занялся своими обычными делами. Однако с той лишь разницей, что сегодня время для него тянулось ужасно долго. Он вспомнил их вчерашний разговор с Эвелин о свойствах времени.
   "Мы знакомы всего восемь дней, а мне так не хватает ее. А что будет, если она уедет куда-нибудь? Ведь она говорила о том, что часто летала по делам фирмы. Но я должен понять, что Эвелин была абсолютно права, мне нужно относится ко всему проще. Иначе я просто изведу ее своим вниманием. А с другой стороны мне страшно потерять ее, действительно страшно и я не могу с этим ничего поделать, как и с тем, что скучаю без нее, хотя мы не виделись всего пару часов"
   Тут ему пришла в голову мысль, что у него есть ее телефон. И, в крайнем случае, когда он совсем изведется, можно просто набрать ее номер и услышать голос Эвелин. От этой мысли ему стало легче. И работа пошла веселее.
   Ровно в час дня он вышел из здания и неторопливо пошел по парку в сторону кафе. Прохладный ветер обдувал его лицо. Погода сегодня была гораздо теплее, чем за последние дни. Вот только небо по-прежнему закрывали жемчужно-серые облака.
   Голые верхушки потемневших от влаги деревьев смотрелись на сером фоне мрачновато. Однако даже в зрелище зимнего парка было свое очарование.
   От центральной аллеи тропинки убегали вдаль, скрываясь за поворотами. Ему хотелось свернуть на одну их них, чтобы она привела его к дому Эвелин. И где-то вдалеке ему даже почудился лай Марса, пса Эвелин. Еще немного и он бросился бы бежать туда.
   Однако никуда он не побежал. А всего лишь дошел до кафе, где его уже ждал Барни.
   Они заказали обед и молча сидели за столиком, покрытым ярким изумрудным пластиком. Крис откинулся на спинку кресла и отвернулся от окна, из которого открывался живописный вид на парк. Барни заметил странную гримасу, исказившую лицо Криса. Сам он, наоборот, задумчиво любовался на деревья, раскачиваемые ветром.
   Впервые Крису не хотелось говорить с другом. Он вообще хотел поскорее очутиться дома, в одиночестве, чтобы снова и снова вспоминать мгновения, которые он провел рядом с его Лин.
   Наконец Барни не выдержал и спросил его прямо:
   - Я смотрю, ты совсем перестал обедать, на тебе одежда болтается.
   - Да брось, Барни. Ты преувеличиваешь!
   - Ага. Посмотри на себя в зеркало, приятель. Если так пойдет, то тебе потребуется заказывать новую форму. Из этой ты будешь просто выпадать.
   Крис усмехнулся. Он и сам заметил, что пиджак на нем болтается, но не признаваться же в этом Барни.
   - Ладно, вот увидишь, я столько заказал, что просто лопну от обжорства.
   - Посмотрим.
   Им принесли заказ. Но Крис явно преувеличил свои возможности. Он не съел даже половины своей порции.
   - Да что с тобой, Крис?
   - Да правда не хочется. Наверное, действительно отвык обедать. А знаешь что? Давай сегодня поужинаем вместе, а?
   - Согласен. Где встретимся?
   - В "Союзе"?
   - Хорошо. Тогда часиков в восемь, идет?
   Крис отставил свои тарелки и молча ждал, пока Барни доест. А сам в это время смотрел в окно, выходившее прямо на южную аллею. Наконец, Барни выпил свой кофе, и они пошли обратно в офис.
   По дороге Крис закурил, глубоко затянувшись. Барни искоса посматривал на него.
   - Ты еще не бросил эту свою привычку?
   - Стараюсь.
   - Ладно. Старайся. Кстати, хотел тебе сказать, что несмотря на то, что одежда на тебе висит и ты куришь эти отвратительные штуки, ты неплохо выглядишь.
   - Правда? И в чем же это выражается?
   - У тебя взгляд стал другой.
   Им не удалось поговорить еще, так как они уже дошли до лифта, который должен был развести их по разным этажам.
   Они расстались до вечера. Крис пошел к себе в кабинет. Вызовов пока не было, так что у него была возможность покопаться в одном приборе.
   Незаметно за окнами наступили сумерки, город медленно, но неотвратимо погружался в темноту. До конца рабочего дня оставалось всего полчаса. И тут Криса все же вызвали на самый верх. Это был 47 этаж. Он бросил свои инструменты, накинул пиджак и быстро направился к лифтам.
   "Хорошо еще, что это не кабинет 4770. А то пришлось бы задерживаться после работы. Надеюсь, ничего страшного не случилось..."
   И действительно, ничего страшного не произошло. Все навсего нужно было заменить сломанную мышь. Крис вернулся на второй этаж, где оформил заказ и взял новый комплект проводов и мышь. Затем вернулся наверх. Установить ее было делом пяти минут. Уже идя по бесконечно длинному коридору к лифту, Крис краем глаза заметил, как из кабинета 4770 кто-то вышел. И какого же было его удивление, когда он узнал Эвелин.
   Она шла по коридору в противоположенном от него направлении. Рядом с ней шел мужчина, которого Крис уже видел однажды. Это был юрист Александр Куин. Его кабинет располагался этажом ниже.
   Эвелин, ослепительно красивая в облегающем черном платье, поверх которого на плечи была накинута длинная серебристая шубка. Ее волосы свободно струились по спине. Она что-то тихо говорила спутнику, все больше удаляясь от Криса. А он так и застыл прямо посреди коридора у дверей служебного лифта.
   А потом он увидел, как этот Куин бесцеремонно взял ее под руку и они подошли к еще одному лифту, доступ к которому был лишь у ограниченного числа сотрудников.
   Издалека Крис увидел, что мужчина ввел какой-то код, двери открылись и они с Эвелин скрылись внутри лифта. Двери тут же бесшумно закрылись и Крис остался один в этом длинном, ярко освещенном коридоре.
   Несколько минут он в оцепенении стоял, забыв нажать на кнопку вызова. Перед его глазами все еще стояла Эвелин под руку с этим человеком, который увез ее на лифте на самый верх здания.
   "Они оба вышли из кабинета 4770. Что это значит?"
   И тут он вспомнил диалог с Барни Фрэстом.
  
   - Кто хозяин кабинета 4770? Там для вызова в этот кабинет даже спецкод установлен. Вот мне и интересно стало.
   - А, понятно о чем ты. Да ты ешь, давай! А то до вечера успеешь так проголодаться...
   - Не хочется, ты лучше расскажи мне, это какой-то самый главный начальник?
   - Ну, почти угадал.
   - Да?
   - Ага. Только не начальник, а начальница. Хозяйка этого кабинета - мисс Стюарт.
   - Стюарт? Уж не хочешь ли ты сказать, что она дочь Ричарда Стюарта?
   - Именно. Ты как всегда зришь в корень.
   Крис откинулся на спинку кресла, отодвинув от себя тарелку и заказав кофе. А Барни между тем продолжал просвещать его.
   - Она не просто его дочь, она тут всем заведует. Такого администратора, как она, еще поискать! Голова у нее светлая, даром, что она его дочь. К тому же мисс Стюарт очень мила и, в отличие от отца, никогда не гнушается запросто пообщаться с теми, кто работает на нижних этажах. Хотя запросто могла себе любой кабинет выбрать в закрытом секторе. А самое главное..., - тут Барни выдержал паузу. - Она очень красива, просто картинка.
   - Ох, Барни! - улыбнулся Крис.
   - Да нет же. Я правду говорю, она такая красивая, что у меня, старого холостяка, лично дух захватывает.
   - Ну, не может быть! Просто сказка какая-то, и умница она, и красавица, и добрая...
   - Зря не веришь. Но погоди, тебе, я думаю, представится случай с ней познакомиться. Сам убедишься...
  
   Двери лифта распахнулись перед ним, да так неожиданно, что Крис вздрогнул. Из лифта вышел Жак Рашпо.
   - Добрый вечер, мистер Лэнк, - он узнал его, отметив про себя, какое странное выражение застыло у того на лице.
   - Добрый вечер.
   - Вас вызывала мисс Стюарт? Что-то случилось?
   Жак уже вышел из лифта и обогнул Криса, остановившись лишь затем, чтобы услышать его ответ.
   - Нет, я был в кабинете 4710. Там нужно было мышь заменить.
   - Ясно. А то я уже испугался. Мисс Стюарт должна была уйти вместе с мистером Куином. Вот я и спустился вниз по делам. А вернулся и увидел вас. Уж подумал, что она задержалась на работе, отменив свое свидание, - тут Жак слегка улыбнулся.
  
   СВИДАНИЕ???
  
   - Понятно. Я вам еще нужен? - Крис не мог больше поддерживать светскую беседу. Ему было невыносимо больно это слышать.
  
   Больно? В данном случае это не совсем подходящее слово, чтобы передать его чувства. Его сердце перестало биться в груди, пульс остановился, а душа одновременно закаменела и взорвалась на тысячи осколков, которые уже никогда не собрать вместе в единое целое, как ни старайся.
  
   Новость о том, что Эвелин, в которую он влюбился, была дочерью того самого Ричарда Стюарта, владельца компании "Стюарт и мир" и его непосредственной начальницей, оглушила его.
   А уж слова ее секретаря о том, что у нее свидание с первым юристом компании, окончательно выбили его из колеи.
   "Нет, это просто какая-то ошибка! Это не может быть правдой, не может и все. Дочь Ричарда Стюарта не могла бы влюбится в простого сотрудника... И мало того, что встречаться со мной, так еще и параллельно встречаться с кем-то еще. Нет, это не моя Лин. Наверняка, мисс Стюарт сидит сейчас в своем кабинете"
   Он мог утешать себя сколько угодно. Но в душе он уже знал правду.
   Все сходилось. И слова Барни о том, что мисс Стюарт была потрясающе красива и умна, а еще, что она была такая милая и простая в общении, не похожая на других. И то, что она жила на краю парка рядом со зданием офиса. Много ли еще найдется в городе людей, которым по карману получить разрешение на строительство двухэтажного особняка на территории парка, где вся земля принадлежала самой крупной компании этой планеты. И то, что она могла приходить на работу по собственному графику, при этом у нее были важные встречи в выходные дни, когда все рядовые сотрудники "Стюарт и мир" отдыхали.
   А самое главное,
   (и самое страшное)
   что теперь он знал, почему так рано умерла мать Эвелин. Она была убита на планете Земля, когда Лин была еще маленькой девочкой. Убита в тот же самый день, когда умер старший брат Криса - Стефан. А убийцей ребенка и молодой женщины был один и тот же человек.
   И Крис знал имя этого человека. Больше того, он знал этого человека. Он был его сыном. Он был сыном убийцы матери Лин. Сыном убийцы...
  
   - Нет, мистер Лэнк. Вы можете идти. Удачного вам вечера, - пожелал ему Жак на прощание. И Крис на негнущихся ногах зашел в лифт.
   Все, что было дальше, Крис помнил смутно. Он помнил только, как его замутило, так что пришлось бежать в туалет, где его стошнило, а лоб покрылся липкой испариной.
   Затем он на автопилоте вышел из здания и побрел домой, чувствуя себя так, словно его все девять рандов нокаутировал чемпион Вселенной в супертяжелом весе.
   Едва войдя в дом и захлопнув за собой дверь, он разделся, с остервенением стащил форму компании, швырнув ее на пол. И быстро отправился в душ, чтобы смыть с себя то ощущение обреченности, которое обрушилось на него сегодня.
  
   "Похоже, в этой жизни я никогда не буду счастлив. Мне придется расплачиваться за грехи моего отца до конца своих дней. И даже пытаться не стоило"
  
   Не успел он это подумать, как его мысли приняли другой оборот.
  
   "Ну, как Лин могла оказаться дочерью Ричарда Стюарта? Как? И мало того, она еще встречается с этим парнем. Что там сказал этот секретарь? У Лин свидание? А еще сегодня утром она сидела вот здесь и, глядя мне прямо в лицо, рассказывала о важной встрече, которую никак нельзя отменить. И я верил ей, верил каждому ее слову, ловил каждый ее вздох, каждый взмах ресниц.
   И вот теперь, в эти самые минуты она находится рядом с другим. Возможно, она улыбается ему, возможно, они целуются. (При этой мысли сердце снова сильно сжалось в груди и лицо Криса скривилось от боли) И она даже не вспомнит в этот момент обо мне. Ни на секунду не представит, как же мне плохо без нее"
  
   Выйдя из ванной комнаты, Крис устало присел на диван, отбросив в сторону полотенце. И тут он вспомнил, что обещал встретиться с Барни в восемь часов.
   "Как некстати мы договорились о встрече... А может, наоборот, весьма кстати. Я сойду с ума в одиночество, думая о ней постоянно" - подумал Крис.
   А еще он представил себе, как сегодня напьется. Их место встречи как раз располагало к этому.
   "Я буду пить. Много пить. Как те ребята, что напивались в мою смену, когда я работал в баре. Они были настолько пьяны, что были не в состоянии рассчитаться. Мне приходилось вытрясать с них деньги, а потом вышвыривать их вон. Вот и я в первый раз в жизни напьюсь также, а потом я забуду обо всем. Я забуду даже о том, как меня зовут. И мне будет хорошо, потому что память откажется мне служить, как и ноги. А потом меня вышвырнут из бара, чтобы я не портил им имидж благопристойного заведения. И я наутро сам не буду помнить, как попал домой. У меня будет болеть голова. И мне будет хреново, но мне наплевать на это, ведь это будет завтра. А сегодня я просто хочу все забыть, забыть эту чертову планету, работу, и девушку, которую люблю....".
  
   Часть 2, главы 5
  
   Крис быстро собрался, одев черный свитер и черные же джинсы, и пошел на встречу с Барни. Тот уже ждал его за столиком кафе. Он приветливо махнул ему, но увидев выражение лица Криса, так и замер с поднятой рукой. Крис подошел и тяжело опустился, можно даже сказать, рухнул на стул, как будто на его плечи давила вся Вселенная.
   - Что с тобой, приятель? Случилось что-то? У тебя такой вид, словно ты увидел привидение.
   - Приведение это было или нет, я знаю одно, мне хочется напиться и скоротать этот вечер. Поможешь мне?
   - В чем именно? Напиться или скоротать вечер? - Барни не знал, что и сказать. Он впервые за все эти месяцы видел друга в таком состоянии. И ему почему-то было не до шуток.
   - И то, и другое.
   - Крис, дружище, так не пойдет!
   - Что не пойдет? - не понял Крис.
   - У тебя и вправду что-то стряслось? Получил дурные вести?
   - Дурнее не бывает, Барни, - он силился улыбнуться, однако вместо улыбки получалась жалкая гримаса. - Но ты не волнуйся, со мной все в порядке. Вот сейчас мы посидим с тобой, и все будет хорошо.
   Тут он снова представил себе Эвелин, обнимающуюся с другим и его лицо скривилось, как от боли. К ним подошла официантка. Это была не Сьюзен, у которой как раз сегодня случился выходной.
   - Что будете заказывать?
   Крис и Барни заказали пиво. Однако Крис отказался от еды, хотя еще не ужинал. А пиво он попросил принести в два раза больше, чем Барни.
   Пока им несли заказ, Барни пристально смотрел на Криса. Он видел, что тот напряжен и расстроен, черный цвет свитера еще больше оттенял его бледное лицо и залегшие черные тени под глазами.
   Ему хотелось помочь другу, однако он не знал, как именно. Но одно Бернард знал ясно, Крису нужна была его помощь. И он решил не оставлять его одного.
   - Ты просверлишь во мне дырку, Барни, - мрачно сказал Крис, заметив его взгляд. - Что, я так плохо выгляжу?
   - Извини, конечно, что вмешиваюсь, но ты и вправду уверен, что тебе не нужна еда? От такого количества пива на голодный желудок тебе станет плохо.
   - Надеюсь, станет, - усмехнулся тот. И от этой усмешки у Барни по спине побежали мурашки.
   - Ты поругался с девушкой? Все дело в этом, - предположил на свой страх и риск Барни.
   Крис ничего не ответил. Лишь залпом выпил половину огромной кружки пива, которую как раз официантка только что поставила им на столик.
   - Давай не будем, а, Барни? Давай не будем обо мне. Расскажи мне лучше что-нибудь о себе. Просто расскажи о себе и не заставляй меня говорить сегодня. Это плохая идея. Очень плохая.
   Барни уже давно понял, что Крис очень замкнутый, закрытый человек. И навряд ли он вот так сразу поделится с кем-то своими проблемами. Он и не стал настаивать. Зачем? Тем самым он мог разрушить те дружеские отношения, которые недавно установились между ними. И вместо того, чтобы продолжать докучать Крису своими вопросами, он принялся рассказывать Крису о своей юности. Барни пил пиво, закусывал, и говорил, говорил, говорил. В душе надеясь, что его рассказ хоть немного отвлечет Криса.
   - Знаешь, я давно хотел рассказать тебе о еще одном увлечение своей жизни - о живописи. Я увлекся ею...
  
   ... Маленький четырехлетний Бернардо (как звали его мама с папой), впервые увидел настоящее живописное полотно, когда родители взяли его с собой в Париж. Они часто и раньше летали на выходные в этот сказочный, по их словам, город. И вот настала очередь и самого Барни. Он не мог оторвать взгляд от необычайно красивого города, пропитанного атмосферой праздника. А уж когда его привели во дворец, со странным и таинственным названием Лувр, то Барни и вовсе забыл закрыть рот. Он глядел на все с молчаливым благоговением. Особенно на картины, во множестве украшавшие стены этого старинного здания.
   - Мам, а что это?
   - Это картины, сынок. Картины старинных художников. Они настолько прекрасны, что о них знают во всех Вселенных.
   - Ух, ты! Давайте заберем хоть одну домой?
   Родители чуть не попадали от смеха прямо на мраморный пол одной из зал Лувра. А старший брат Барни Джаел, рассудительно объяснил младшему братишке.
   - Эти картины нельзя забрать домой. Они не продаются. Ведь если каждый захочет забрать их домой, то здесь ничего не останется. И зачем тогда люди будут сюда приезжать?
   Услышав это, их родители, только немного успокоившиеся, засмеялись по новой. Смотритель тогда чуть не выгнал их из зала.
   В конце концов, Барни купили несколько книг с репродукциями картин и он целый день не мог оторваться от них.
  
   - Вот с тех пор я и увлекаюсь живописью, - закончил свой рассказ Барни.
   Крис, до этого молча поглощавший пиво и внимательно слушавший своего друга, поднял очередной бокал в приветственном жесте.
   - За твое увлечение!
   По мере того, как Крис пьянел, он становился все более мрачным. Уже через час Барни понял, что нужно уводить Криса домой. Иначе он свалится прямо под стол.
   Нет, Крис не был буйным, он не вел себя вызывающе, как многие, в состоянии алкогольного опьянения.
   Он просто пил пиво и его глаза превращались в черные омуты, в самой глубине которых плескалось отчаяние. И боль. И что-то еще.
  
   (Знание. Многие знания - многие печали).
  
   Барни допил свой бокал и решительно встал.
   - Пойдем, приятель. Я провожу тебя домой.
   - Я сам, - Крис тоже встал, но не рассчитал свои силы и рухнул обратно в кресло.
   - Но я настаиваю!
   Барни помог Крису опереться на свое плечо и аккуратно вывел его из кафе. Он решил не рисковать и вызвал такси. И уже через десять минут они подъехали к дому Криса.
   Еще через полчаса Крис крепко спал наверху в своей спальне, где уложил его друг. А Барни спустился вниз, в гостиную с камином. Он решил немного подождать перед тем как уйти. Просто хотел удостовериться, что Крис на самом деле крепко спит и ему не станет плохо.
   Еще во время своего первого визита в гости к Крису, Барни понравился новый дом друга. Ему приятно было сидеть в просторной, но в то же время уютной гостиной. Особенно ему нравился камин.
   "Нужно подарить Крису музыкальный центр и пару блюзовых дисков. И эта гостиная станет просто чудесным местом".
   За окном зашелестел дождь. Барни задремал на диване под мерный стук капель о стекло. И проснулся лишь под утро. Рассвет еще не наступил, но небо, окрашенное в цвет индиго, постепенно разбавлялось на горизонте розовыми красками.
   Он тихо поднялся наверх и заглянул в спальню. Крис лежал, разметавшись по кровати. Его лоб покрывала испарина, лицо приобрело зеленоватый оттенок, а веки закрытых глаз беспокойно шевелились, как будто он видел сон. Неприятный сон.
   - Нет, Лин, не надо... Прошу тебя... Не надо...
   Крис во сне повторял и повторял эту фразу. И столько боли услышал Барни в его голосе, невнятно выговаривающем эти слова.
   Барни принес из ванны мокрое полотенце и положил его на пылающий лоб Криса. После чего, поставил на прикроватную тумбочку стакан с водой и пошел вниз.
   "Какое красивое имя - Лин... Значит, именно так зовут его девушку. И с ней у него связаны неприятные воспоминания. Что же такое могло произойти между ними, что он так напился?"
  
   Часть 3, главы 5
  
   Когда утром Крис проснулся, друга уже не было. Он с благодарностью схватился за стакан с водой, выпив его залпом. И тут же упал обратно на подушку: его голова просто раскалывалась.
   - Черт! А ведь через час мне нужно быть на работе. - Крис поморщился, но быстро встал и пошел в душ.
   Эвелин проснулась в своем доме в это же время. И у нее, по странному совпадению тоже болела голова. Девушка лежала с открытыми глазами на кровати в своей спальне. Ее взгляд бесцельно перемещался от одного предмета на другой. Но в отличие от Криса, ей вовсе необязательно было вставать и идти на работу. К тому же едва ли не впервые в своей взрослой жизни ей не хотелось туда идти.
   "Вот бы дождаться обеденного перерыва и встретиться с Крисом, не дожидаясь вечера", - это было ее единственным желанием этим утром.
  
   Алекс зашел вчера за ней без пятнадцати шесть. Он воспользовался тем, что Жака на месте не было и ворвавшись в ее кабинет сразу же бросился к ней, легко поднял на руки и закружил по комнате.
   - Я не мог дождаться вечера, Эвили!
   - Алекс, что ты делаешь? Мы же на работе, - одернула она его.
   - Ну и что? Нас же никто не видит! А я так соскучился по тебе. Надеюсь, ты не отменишь наше свидание? - он поставил ее на пол и заглянул в лицо.
   - Ты же знаешь, Алекс, я не привыкла разбрасываться своими обещаниями, - Эвелин улыбалась ему, а сама в этот момент вспомнила о Крисе и о том, как он помрачнел, когда услышал о ее занятости.
  
   "Мне невыносимо врать ему... Но другого выхода у меня просто нет. Если отец или Алекс узнают о Крисе, они сделают все, только бы мы расстались. А я не могу его потерять... Не могу..."
  
   - Тогда вперед! - Алекс был полон оптимизма. - Только давай заглянем наверх, к твоему отцу, он хотел нас видеть.
   - Ладно, - Эвелин согласилась, по опыту зная, что спорить сразу и с Алексом, и с отцом бесполезно. Она отключила всю технику, позволила Алексу взять себя под руку и, мило улыбаясь ему, но с тяжестью на душе, вышла из кабинета.
   Ричард встретил их с огромной радостью. Ему было приятно видеть дочь с Александром.
   Он залюбовался ее точенной фигуркой и отметил, что его дочь как всегда элегантна, что особенно подчеркивало скромное на первый взгляд длинное черное платье. На самом деле платье выгодно облегало каждую деталь ее красивого тела. А волосы, которые были уложены в простую прическу и свободно струились по спине, придавали ей неповторимое очарование.
   Заметил Ричард и то, с каким блеском в глазах на Эвелин смотрит Александр. И, как это ни странно, Ричард был доволен этим фактом. Хотя любому бы не поздоровилось, посмей он ТАК смотреть на дочь самого Ричарда Стюарта.
   - Ты прекрасно выглядишь, Эви, - сделал он комплимент дочке и тут же ворчливо обратился к Алексу. - Надеюсь, ты, уже заметил это и сделал ей комплимент?
   Ричард обнял за плечи свою красавицу, галантно усаживая ее в кресло.
   - Да, папа, - опередила ответ Алекса Эвелин. - Он не только заметил это, но уже раз десять сделал мне комплимент и еще столько же раз сказал, как мне идет это платье.
   Мужчины дружно рассмеялись, тогда как Эвелин отвернулась от них, ее губы устало сжались от нетерпения.
  
   Как же ей хотелось в это мгновение уйти отсюда, чтобы очутиться в объятиях Криса!
  
   Однако она сдержала свой порыв и спокойно спросила, снова повернувшись к отцу:
   - А что ты хотел, папа? Алекс сказал, что ты пожелал увидеться с нами перед ужином.
   Ричард сел в кресло, Александр же, чтобы быть поближе к Эвелин, присел на подлокотник и чуть приобнял девушку. Его рука нежно поглаживала позвоночник Эвелин. А она сперва вся напряглась под его руками. Однако быстро взяла себя в руки и расслабилась. Хотя руки Алекса не вызывали в ней и сотой доли того блаженства, которое она испытывала рядом с Крисом, тем более, когда он дотрагивался до нее.
   - Я задержу вас ненадолго, дети мои. Вы и так слишком много работаете и мало отдыхаете. И заслуживаете хорошие вечерок вдали от дел и суеты. Просто я хотел увидеть вас вместе в неформальной обстановке и сообщить о том, что через пару месяцев я отправлю вас в командировку. Куда, пока не скажу. Замечу только, что работа предстоит ответственная и потребует много усилий. Но я надеюсь, что вместе мы справимся. Это откроет новые перспективы как для нашей планеты в целом, так и для нашей компании в частности.
   - Вот как? - Эвелин приподняла брови. - Ты тоже поедешь?
   Она сидела в кресле, прямо напротив рабочего стола отца. Экран монитора был повернут к ней и она краем глаза увидела его переписку. Ричард явно намеривался расширять торговые связи. И взялся он за это, как обычно, с большим размахом, присущим всем делам, которые он вел.
   Пять новых планет, новые сделки и заказы. А также новейшие технические разработки - все это ожидало их в ближайшее время.
   Ей вдруг представилось, как она сообщает эту новость Крису. И какими долгими покажутся ей дни, недели, а может и месяцы вдали от него. А ведь что самое обидное, рядом с ней будет Алекс, который просто изведет ее своими ухаживаниями.
   - Пока точно не знаю. Но, все возможно.
   - Это отлично, сэр Ричард! - воскликнул Алекс.
   - Приятно видеть твой энтузиазм. А вот ты, Эви, похоже, не рада?
   - Ты же знаешь, что я всегда готова поддержать все твои начинания, - бодро ответила она, взяв себя в руки. - А уж тем более такие, который несут за собой новые перспективы.
   - Думаю, поездка доставит нам обоим множество впечатлений, - уже спокойно проговорил Алекс. - Приятно будет поработать не в офисе. Но больше всего мне нравится, что ты, Эвелин, будешь постоянно со мной.
   Девушка молча посмотрела на него и он, как ни старался, не смог уловить то, что не давало ей покоя.
   - Ладно, если это все, то мы пойдем? - наконец спросила Эвелин, надеясь, что ее слова не прозвучали слишком невежливо по отношению к отцу. Однако он воспринял их как естественное стремление уединиться с Алексом. Он встал, отечески приобнял дочь, а Алекса похлопал по спине.
   - Хорошо, идите, желаю как следует повеселиться. Кстати, у меня есть для вас сюрприз.
   - Какой? - хором воскликнули Алекс и Эвелин, один с предвкушением, другая - с опасением.
   - Я отдаю вам свою машину с шофером. Чтобы вы могли выпить вина, расслабиться и в то же время не обременять свои головы лишними проблемами.
   - Отлично. Ну, тогда мы поехали?
   Они попрощались с Ричардом и вышли из его кабинета.
   А дальше Эвелин ждал ужин в одном из самых престижных и дорогих ресторанов города. Несмотря на некоторую вычурность, ресторан был очень даже неплох. Низкие столики были окружены ажурными ширмами и зеленью, что создавало уютную атмосферу уединенности. В зале, где они выбрали столик, звучала переливчатая восточная музыка, и было практически не слышно голосов, официанты сновали бесшумно. Алекс с Эвелин заказали по коктейлю в баре, прежде чем заказывать ужин.
   Едва отпив по глотку, они столкнулись со своими общими друзьями. Рэндфилд Картер и Энтони Барнет несмотря на то, что были их ровесниками, давно жили вместе, даже работали в одной фирме. Раньше, едва Эвелин вернулась после своего отъезда в дом отца, они часто встречались и весело проводили время.
   Рэнди и Тони, уже сделавшие заказ, пригласили их за свой столик. И Алекс с Эвелин приняли приглашение.
   Когда они расселись, Рэндфилд радостно воскликнула:
   - Вот уж не ожидала встретить вас здесь! Вы так давно нигде не бывали, что мы с Тони, если честно, уже даже парой вас перестали считать.
   Энтони кивнул, приобнимая женщину за плечи.
   - Ага, и вычеркнули вас из списка тех, с кем можно весело провести время. Вы так увлечены своей работой, просто какие-то фанатики.
   Александр завистливо смотрел, как Рэнди нежно прильнула к плечу своего друга, однако сам не решился обнимать Эвелин, прекрасно зная, что она может разозлиться.
   - Что есть, то есть, - кивнула им Эвелин, усмехнувшись, замечая взгляд Алекса.
   - Но мы обещаем исправиться, - вступил в разговор Алекс. - Можете снова внести нас в свой список. И рассчитывать на то, что мы составим вам компанию. А то действительно в последнее время мы только работаем и совсем не отдыхаем. Надо исправлять положение. Правда, дорогая?
   Алекс нежно прикоснулся к ней рукой, погладив ее ладонь, лежащую на столе. Она не отдернула ее, хотя ей страшно не нравилась подобная фамильярность Алекса.
   - По крайней мере, мы постараемся, - не стала спорить с другом Эвелин. - И вы будете первыми, кого мы будем рады видеть, развлекаясь. Я до сих пор под впечатлением от той вечеринки, которую вы устроили в честь годовщины своего знакомства.
   Ужин пролетел быстро, все четверо весело болтали, а под конец Алекс осмелел настолько, что все-таки позволил себе обнять ее. Эвелин опять же не отстранилась, хотя и не получила от этого удовольствия.
   Поужинав, они все вместе поехали в клуб. По дороге Тони громко восхищался автомобилем, который их вез.
   - Вот это машина, вот это я понимаю. На ней хоть сейчас в соседнюю галактику полететь можно.
   - Не спорю, сэр Ричард знает толк в технике!
   - А что до меня, так я просто в восторге от больших машин. Здесь можно и вечеринки устраивать, и кое чем еще заниматься, - хихикнула Рэнди, косясь на Тони.
   Алекс напряжено хохотнул, представляя, как вовремя обратной дороге он опускает стекло, отделяющее их от водителя, и начинает медленно раздевать Эвелин, снимая с нее шикарное платье, чтобы насладиться зрелищем ее великолепного обнаженного тела. Потом покрывает каждый его дюйм поцелуем. А ее золотистые волосы окутают его пряным ароматом.
   Непроизвольно он крепко сжал ее плечо, она чуть вздрогнула, словно прочитала его мысли.
   Их друзья улыбнулись им.
   - Эвелин, а что ты такая задумчивая сегодня? Тебе не нравится эта машина? А вот по-моему, твой Алекс в полном восторге от нее.
   Они заговорщицки подмигнули ему.
   - Я редко на ней езжу. И сегодня согласилась только потому, что отец очень настаивал, да и Алексу было приятно. Так что все это ради него...
   Алекс благодарно улыбнулся ей, а потом наклонился к самому ее лицу, поцеловав чувственным долгим поцелуем прямо в чуть приоткрытые, влажно поблескивающие в полумраке салона губы.
   Их друзья деликатно отвернулись, скрыв улыбки. Уж они-то давно знали о чувствах, которые Алекс питал к Эвелин.
   А Эвелин, растерявшись от его внезапного вторжения, ошеломленно чувствовала, как его язык приникает в нее, как его губы, умело двигаясь, доставляют ей удовольствие. На миг в голове мелькнула паническая мысль - оттолкнуть его, ударить, закричать. "Да как ты посмел! Что о себе возомнил! Я люблю другого! Я хочу, чтобы на твоем месте находился Крис, я хочу только поцелуи Криса..."
   Однако другой голос, голос рассудка, привел свои доводы. "Если ты оттолкнешь Алекса, если он узнает о том, что ты любишь другого, отец и сам Алекс не дадут тебе покоя, Криса выгонят с позором из компании. Да и много чего еще произойдет"
   Она позволила ему целовать себя, не отвечая, но покорно находилась в его объятиях. Однако чувствовала себя при этом ужасно напряженной. Алекс словно почувствовал это, он отстранился от нее, запустил руку в ее волосы и погладил ее по затылку, желая, чтобы она расслабилась.
   Она прикрыла глаза, чувствуя, как мышцы помимо ее воли получают удовольствие от поглаживаний Алекса. Однако больше всего ей в этот момент хотелось высадить всех из машины и приказать водителю отвезти себя прямо к дому Криса.
   "Как я хочу оказаться сейчас с ним... Услышать его голос, увидеть зеленые глаза, заставить его улыбаться мне, только мне и никому больше. Что он сейчас делает? Спит? Смотрит в окно? Думает обо мне?"
   Далеко за полночь, можно сказать, уже под утро, Алекс привез ее домой. Они вышли из машины и он проводил ее до самой двери, поддерживая за руку, не отпуская от себя. Дойдя до двери, они остановились.
   - Вечер был чудесным, Эвили, - он все еще держал ее руки в своих руках, а темно-серые глаза мужчины светились в темноте словно расплавленное серебро. - Спасибо тебе.
   - Я рада, Алекс, - она устало опустила взгляд, не выдерживая яркого сияния его глаз. - Правда, очень рада, мы классно повеселились. А теперь я пойду?
   - Да, ты устала. Но, надеюсь, это тебя взбодрит?
   Он резко прижал ее к себе и прикоснулся губами к ее губам.
   Ветер трепал их одежду, крупные капли дождя падали с неба, и в предутренней тишине можно было слышать их гулкие удары о землю.
   Эвелин замерла, а потом попыталась отстраниться от его жадно прильнувших к ней губ. Но Алекс только еще крепче прижимал ее к себе, упиваясь поцелуем.
   - Алекс, не надо! - она, наконец, отстранилась от него, прерванное дыхание с трудом вырывалось из ее груди.
   - Прости!, - в его голосе однако не было сожаления, была только страсть и желание. - Но я не мог сдержаться... Я так хочу целовать тебя, целовать бесконечно... А сейчас ты так прекрасна, так...
   - Алекс, ты не должен торопить меня, понимаешь, - она резко прервала его, чувствуя, что не может больше слышать все это. - Слишком быстро...
   - Да, Эвили, понимаю. Прости меня, ну, пожалуйста... - он умоляюще заглядывал ей в глаза, его красивое лицо стало несчастным, а высокий лоб прорезали морщины.
   - Я слишком устала сегодня, - она ласково провела рукой по его щеке, почувствовав, как он замер под ее рукой. - Мы замечательно провели вечер вместе, ты чудесно все устроил и я по-настоящему повеселилась. Но для большего мне нужно время...
   - Я готов ждать тебя всю свою жизнь. И ты знаешь это.
   - Знаю, Алекс. А теперь я пойду, хорошо?
   - Ладно. Но только ответь на еще один вопрос.
   - Какой?
   - Когда мы снова встретимся?
   - При первой же подходящей возможности.
   - Ладно. Отлично. Давай завтра мы это обсудим. Я зайду к тебе?
   - Хорошо.
   Эвелин зашла в дом и захлопнула за собой дверь. Алекс же, воодушевленный ее словами, быстро дошел до машины, спасаясь от дождя.
   Девушка опустилась на пол прямо в холле своего двухэтажного дома. Ее ноги отказались повиноваться. Пес подбежал к ней и преданно прижался к ногам, виляя хвостом. Он видел, что хозяйка грустит, и пытался всеми силами утешить ее.
   - Марси, я тебя разбудила? Ты поди сладко спал в своей корзине? Прости меня, дружочек, но мне так плохо...
   Марс тихо заскулил в ответ. Затем лег рядом с ней, положив морду ей на колени. Так они и просидели какое-то время. Эвелин плакала, Марси преданно лежал у ее ног.
   Эвелин плакала. На нее накатила волна тоски. Она с отчаянием думала, сколько еще она будет обманывать Алекса, обманывать отца и саму себя. А теперь еще и Криса, ради которого ей отчаянно хотелось бросить все свое притворство.
   Но ей прекрасно было известно, что отец спит и видит, чтобы она вышла замуж именно за Алекса. И ее собственное мнение в этом вопросе его мало волнует. За последние годы, особенно когда он потерял любимую жену, Ричард возлагал на Эвелин слишком много надежд. К тому же он привык к тому, что все кругом уважают его и безоговорочно признают его авторитет. Это распространялось и на нее. Да она раньше особо и не пыталась вырваться из под его опеки, она любила отца.
   И вот теперь пришло время становится самостоятельной, ведь теперь у нее был Крис.
  
   Но почему же она плыла по течению? Почему согласилась принимать ухаживания Алекса? Почему не рассказала отцу о том, что она встречается с тем, кого любит всем сердцем?
  
   Эти вопросы мучили ее еще долго, даже когда она разделась и легла в постель. Сон не шел. Однако ответы так и не приходили ей в голову. Наконец, она заснула, но даже во сне девушку продолжал мучить поиск верного решения.
  
   Крис, несмотря на жуткую головную боль, умудрился прийти на работу вовремя. Он зашел в свой кабинетик, тяжело опустился в кресло и даже включил компьютер, который ему нужно было настроить. Его руки автоматически выполняли работу, а мысли были далеки отсюда. Он хотел, и в то же время боялся встретиться с Эвелин.
   - Теперь я знаю, с кем меня столкнула судьба. Знаю, но менять что-либо уже так поздно. Я бежал от своего прошлого, я пролетел через всю Вселенную, я начал свою жизнь заново в который по счету раз. И что теперь? Снова бросить все? Друга, работу, Лин? Я понимаю, что должен это сделать, иначе быть большой беде.
   Но как же я не хочу, как же я не хочу этого! Я так устал бегать от всех. Бегать прежде всего от самого себя. И я не хочу терять друга, а самое главное, не хочу потерять ее. Кем бы она ни оказалась.
   Его мысли снова и снова возвращались к Эвелин. Наконец, он понял, что просто не может работать, ему хотелось выйти на воздух из этого маленького кабинета, хотелось вдохнуть полной грудью.
   Он накинул куртку и спустился вниз. Затем медленно побрел по дорожке, глубоко затягиваясь сигаретой.
   Так он гулял минут пятнадцать, успев выкурить три сигареты. А потом, окончательно замерзнув от порывов ледяного ветра, вернулся на свое рабочее место. И вовремя. Его как раз вызывали.
  
   Эвелин вышла из дома как раз в тот момент, когда Крис зашел обратно в здание. Она медленно брела по аллее в сторону работы и думала о нем.
  
   "Что он сейчас делает? Мы не виделись всего сутки, а мне так его не хватает. Первое, что я сделаю, войдя в свой кабинет, попрошу Жака найти Криса".
  
   А потом она представила, как они с Крисом чудесно проведут время вдвоем этим вечером. И время будет принадлежать только им двоим, ей и Крису, и никому больше.
   Очнулась она от своих мечтаний только в лифте, когда поднималась в нем на свой этаж. Тут дверь открылась и в кабину вошел Алекс.
   - Эвелин! - он шагнул к ней, раскрывая объятия. - Я рад тебя видеть.
   - Доброе утро, Алекс, - она чуть отстранилась, давая понять, что его вольности неуместны.
   - Надеюсь, ты выспалась? - он понял ее намек, поэтому просто притронулся к руке, стоя в шаге от нее.
   - А что? Я плохо выгляжу?
   - Нет, просто мы вчера так поздно вернулись. Но я, признаться, отнюдь не жалею об этом.
   - Я выспалась. Так что все хорошо. А вот и твой этаж.
   Алекс, пока двери лифта не открылись, все-таки легко обнял ее, а затем, с довольной улыбкой вышел.
   Девушка облегченно вдохнула.
   Когда Эвелин зашла в свой кабинет, Жак уже ждал ее с чашкой горячего кофе.
   - Ты умеешь читать мысли? Я так хочу кофе...
   Она с благодарностью взяла у него чашку.
   - Просто я наблюдательный и сообразительный.
   - Мне повезло!
   - Это точно. На самом деле я подумал, что после вчерашнего визита мистера Куина, вы просто так от него не отделаетесь. Значит придете домой поздно, а утром захотите взбодриться чашечкой кофе.
   - Ну, точно, мне повезло с тобой. Ну, раз так, то прояви, пожалуйста, свою сообразительность еще раз.
   - Всегда к вашим услугам!
   - Спасибо, Жак. Мне нужно найти одного человека. Он работает здесь, у нас, только я не знаю его должности.
   - Ну, фамилию-то знаете?
   - Да, Лэнк.
   Жак едва сдержал улыбку. Но потом сосредоточенно нахмурился и сделал вид, что думает. Эвелин молча пила кофе, присев в свое кресло.
   - Пожалуй, я могу вам помочь и на этот раз, - наконец не выдержал паузы Жак. - Лэнк, это тот самый техник, который работает у нас недавно. Вернее, на нашем этаже недавно. Неделю назад, когда вы работали дома, я вызывал кого-нибудь из технического отдела. Приходил именно он и отлично справился с поломкой какого-то прибора. А я его еще кофе угостил. Помнится, именно о нем я вам рассказывал недавно, только имени не назвал.
   Эвелин не смогла сдержать радости. Ее глаза заблестели.
   - А ты можешь прямо сейчас вызвать его?
   - Конечно. Да вы и сами это можете.
  
   Крис все еще понуро сидел за своим столом. Он вернулся с вызова, и пока его не беспокоили. И только он подумал о том, что нужно сходить все-таки к менеджеру на их этаже за аптечкой, ведь голова продолжала безбожно болеть, как его снова вызвали.
   В сообщении вызова стояла только одна цифра - 4770.
   При виде номера кабинета, где работала Эвелин, сердце Криса застучало в груди как отбойный молоток. А его легким перестало хватать воздуха.
   Он захотел встать, но тело словно приросло к креслу. Наконец, он с трудом поднялся и пошел к лифту, который почти мгновенно вознес его на нужный этаж. Его ноги были словно из ваты, в голове стучал отбойный молот, а во рту внезапно пересохло.
   И вот, он уже стоит перед заветной дверью. Еще секунда и он увидит ее. И она увидит его. И весь мир снова вывернется на изнанку.
  
   Мир вывернется на изнанку. Вселенная замедлит свой бег, чтобы все звезды, все до единой, смогли услышать их разговор.
  
   Жак приветливо махнул ему рукой, приглашая войти.
   - Доброе утро, мистер Лэнк. Вас хотела видеть мисс Стюарт. Проходите сюда.
   Двери ее кабинета распахнулись перед ним. Она стояла на фоне огромного, во всю стену окна, за которым плыли сиреневые облака.
   Двери почти бесшумно захлопнулись за его спиной, оставив позади Жака, работу, обязанности. Сейчас Крис видел только ее, девушку, с которой он случайно познакомился в парке. И в которую влюбился с первого взгляда без памяти.
   - Крис, - она сделала шаг к нему на встречу.
   - Лин, - он же, напротив, остался стоять.
   Они несколько секунд молча смотрели друг на друга. Затем Эвелин не выдержала, подошла к Крису и крепко обняла его, прижавшись к нему всем телом.
   Ей хотелось в тот момент только одного, чтобы он прижал ее к себе и не опускал. Но Крис так и стоял, опустив руки. Девушка отпрянула от него с недоумением.
   - Что с тобой, Крис? Ты не рад меня видеть?
   Ее голос дрогнул, когда она наткнулась на взгляд Криса, полный отчаяния и тоски.
   - Крис... Что с тобой?
   Эвелин протянула руки и прикоснулась к его щеке. Он вздрогнул, а затем словно очнулся и обнял ее.
   - Со мной все в порядке, Лин, - отрывисто произнес он и снова отстранился от нее.
   - Я не могла дождаться вечера, мне так захотелось видеть тебя... Да что с тобой происходит? Ты сам не свой! Ты нормально себя чувствуешь?
   Эвелин всматривалась в его необычно бледное лицо и видела, вернее, скорее чувствовала, что что-то не так.
   - Да все хорошо, просто проснулся с головной болью, пока не догадался лекарства купить, так бы и мучился.
   - Знаешь, мне кажется, что тебя беспокоит что-то еще?
   - Просто я даже подумать не мог, что ты, Лин - та самая Эвелин Стюарт.
   Она удивленно посмотрела на него. Ей в голову не могло прийти такое. Ведь ей всегда было плевать на статусы. Она оценивала людей согласно своей внутренней шкале. И это знали все. Знали, что Эвелин Стюарт может уделить внимание самому незначительному работнику компании. И для всех у нее найдется внимание и добрые слова.
   Она и представить себе не могла тогда, что Крис имеет в виду не ее статус, а ее происхождение. И ее прошлое, в котором семья Стюартов и семья Криса были тесно связаны.
   - Разве это что-то меняет? - тихо спросила она.
   Крис понимал, что Эвелин ничего не знает о его прошлом, не знает о его отце, погибшем брате, матери, которую он потерял. И тут до него дошло, почему она задает этот вопрос.
   - Понимаешь, я, и сам не знаю, - он решил подтвердить ее мнение о том, что его удивил ее высокий статус.
  
   "Возможно, однажды, я сам расскажу ей правду. И она поймет меня. Обязательно поймет".
  
   - Я столько времени воспринимал тебя как девушку, которую однажды встретил в парке. И влюбился. А когда я понял, что ты дочь одного из самых влиятельных людей на этой планете, то...
   - Что? Теперь ты изменишь свое отношение? Или твои чувства вдруг исчезли?
   Эвелин не могла понять, что происходит с Крисом.
  
   "Я не должен скрывать от нее правду, если хочу, чтобы мы продолжали встречаться. А с другой стороны я просто не могу сейчас ей все рассказать. К тому же мне нужно понять, что для нее значит тот парень, с которым она встречалась".
  
   - Лин, прости мне мое замешательство. Я тебе сейчас кое-что объясню.
   Она внимательно слушала его. А он рассказал ей про то, что видел ее вчера в обнимку с другим мужчиной. И еще тогда понял, что она хозяйка кабинета - 4770.
   - Я просто места себе не находил, понимаешь?
   Эвелин слегка нахмурилась, по ее лбу словно облачко пролетело.
   - Крис, я понимаю, что ты сейчас чувствуешь. Мне нужно было не обманывать тебя, а сразу рассказать правду, еще тем утром.
   - О чем ты? О какой правде ты говоришь?
   - Я о том, почему ты увидел меня с другим. Ты тогда расстроился? Или рассердился? И продолжаешь сердиться сейчас? Я правильно поняла?
   - Лин, - он нетерпеливо перебил ее, под его глазами залегли еще более темные тени. - Просто скажи мне одну вещь...
   - Какую?
   - Это может как-то повлиять на наши с тобой отношения?
   - Нет, - девушка поняла, что другие слова излишне. И что Крис все поймет правильно.
   - Значит, мне не нужны твои объяснения. Я верю тебе. И давай закроем тему. Я вовсе не хочу, чтобы ты передо мной оправдывалась.
   - Хорошо!
   - Можно я просто обниму тебя? - она снова поразилась, с какой трепетностью он ждал этого. - Давай представим, что находимся в парке.
   - Я мечтаю об этом с первой секунды нашей встречи.
   Они так и сделали. Они обнялись и застыли в объятиях друг друга. Они так и не сказали друг другу правды. Они просто наслаждались своей любовью. И тем, что нашли друг друга. И в тот момент им было наплевать на все остальное!
  
   Они обнимались целую вечность. Эвелин увлекла Криса на диван, стоявший в ее кабинете. Он посадил ее к себе на колени и они не могли оторваться друг от друга. Его губы ласкали ее лицо, шею, волосы. А его сердце замирало от счастья, когда Эвелин целовала его в ответ. Им казалось, что это безмолвное безумие не закончится никогда. И их страсть друг к другу только разгоралась сильнее.
   Крис забыл обо всем, даже о своей головной боли, не покидавшей его с утра. А Эвелин была так счастлива от того, что Крис поверил ей, что чувствовала себя словно на небесах.
   Но тут их грубо прервал звонок. Это был Жак.
   - Мисс Эвелин, вас вызывает мистер Стюарт. Он спрашивает, смогли бы вы заглянуть в его кабинет?
   Они оба замерли. А потом словно по команде невидимого дирижера встали с дивана. Ее грудь часто вздымалась, а Крис никак не мог восстановить дыхание. Эвелин подошла к столу и ответила секретарю.
   - Жак, спроси о времени? Когда?
   - Уже спросил. Ответ - по возможности прямо сейчас.
   - Спасибо. Передай, что через 10 минут буду у него.
   Переговорив с Жаком, она снова подошла к Крису, который задумчиво глядел в окно и думал о том, как он мечтает сейчас перенестись в свой дом вместе с нею.
   - Крис, - позвала его Эвелин.
   - Я знаю, тебе нужно идти...
   - Да. Нужно. Но если бы ты знал...
   - Я думаю, что знаю, Лин.
   - Знаешь о том, что я хочу сейчас быть рядом с тобою, но только не на работе? Так?
   - Да. Потому что именно этого же хочу и я.
   - И что нам делать? - ее вопрос прозвучал так трогательно, что Крис снова обнял ее.
   - Давай вернемся к делам. Больше нам ничего не остается. Мы будем работать. И будем считать минуты. А потом я встречу тебя у крыльца твоего дома. И вся ночь будет только наша.
   Она послушно кивнула, заглядывая в его зеленые глаза, окунаясь в них, как в волны земных океанов, о которых она столько грезила в детстве.
   А он чувствовал, как бьется ее сердце, рядом с его. И ему так не хотелось уходить.
   Но уходить пришлось. Она прильнула к нему губами и попросила.
   - Крис, иди, а то я не смогу от тебя оторваться.
   - Лин, я жду тебя вечером, - сказал он ей и вышел из кабинета.
   Жак встретил его вопросами.
   - Ну, как? Надеюсь, мисс Стюарт вас не уволила?
   Крис с непониманием остановился.
   - Что вы сказали?
   - Вы так долго пробыли в кабинете мисс Стюарт, что я уж было подумал... что вас уволили.
   - Что вы? Разве мисс Стюарт может так поступить?
   - Ну...
   Крис улыбнулся, видя замешательство секретаря. Но ему вовсе не хотелось рассказывать ему правду о том, что они только что делали в кабинете Эвелин.
   - Извините, мистер Рашпо, я могу идти?
   - Да, конечно!
   Жак так и остался в неведении. У мисс Стюарт он спросить бы ни за что не решился. Через минуту вышла Эвелин. Она отдала распоряжения Жаку и направилась к лифту.
   - У нее было такое необычное выражение на лице, - сам себе сказал Жак. - Что бы это значило? Если бы я не знал, что мисс Стюарт встречается с этим самоуверенным и высокомерным юристом, я бы подумал, что...
   Но тут он снова погрузился в работу и забыл об этом несколько странном инциденте.
  
   Крис вернулся в свой кабинет, закрыл дверь и опустился в кресло. Теперь, когда он остался один, ему было необходимо обдумать все, что с ним происходило. А также понять, зачем он, зная последствия общения с любым представителем семьи Стюартов, все же не порвал отношения с Эвелин.
   Но обдумать все это ему не позволили. Сперва, он должен был пойти на вызов, а затем к нему в кабинет заглянул Барни.
   - Крис, можно к тебе?
   - Конечно, Барни, - он приветливо махнул ему рукой, приглашая зайти.
   - Ты не занят?
   - Для тебя у меня всегда найдется свободная минутка. Особенно после того, что ты вчера для меня сделал.
   - Да брось ты...
   - Ты привез меня домой после того, как я напился.
   - Ты на моем месте поступил бы также.
   - Я поди был невыносим?
   - Я бы так не сказал, - Барни сел напротив Криса. - Ты был очень мрачен. И чем больше пьянел, тем больше мрачнел.
   - А я думал, что буду буйным, - заметил Крис. - Наверное, я насмотрелся на пьяных в том баре, где я подрабатывал в годы учебы.
  
   (На самом деле Крис пахал по две смены как проклятый, чтобы заработать на учебу, а потом, вместо того, чтобы спать, учился)
  
   - Меня больше волнует, с каких это пор ты вдруг стал напиваться? Раньше я за тобой этого не замечал.
   - Да раньше ты и не мог этого заметить, ведь я напился впервые в жизни.
   - Вот как? И что это тебя вдруг потянуло на подвиги?
   Тут их прервал начальник Криса. Он вызвал его к себе.
   - Мне пора, Барни. Но если ты хочешь, дождись меня.
   - Давай поговорим за обедом? А то мне тоже пора идти.
   - Мне совсем не хочется есть, но я схожу с тобой в кафе, выпью чего-нибудь.
   Барни с возмущением посмотрел на него, а Крис рассмеялся.
   - Я имею в виду кофе, а ты что подумал?
   - То-то же! Ладно, до встречи в кафе!
   С этими словами он вышел, а Крис пошел к своему начальнику. Рабочий день захватил его в свой круговорот. И только в самой глубине души Крис чувствовал подавленность и тоску. Но среди суеты проще простого было отмахнуться от этого чувства, надеясь на лучшее.
  
   Глава 6
  

Оживающие призраки

Мы играем. Во что захотим.

Мы упали. И летим, и летим.

А куда не знаем. До поры, до поры.

Мы слепые. По законам игры.

"Агата Кристи"

   Часть 1, главы 6
  
   Они лежали на огромной кровати в спальне Криса. Эвелин положила голову на обнаженную грудь мужчины и поглаживала его по плечу своими длинными, нежными пальцами. А Крис обнимал ее правой рукой, а левой ворошил ее изумительные волосы, цвета старинного золота.
   Они молчали, лишь изредка прерывая тишину репликами. Им было так хорошо вместе в тот момент, что о большем и мечтать было нельзя.
   С того дня, когда они объяснялись в кабинете Эвелин, прошел ровно месяц.
   Это было самое чудесное время в их жизни. Почти каждый вечер они встречались и проводили вместе. А в выходные дни Эвелин и Крис вообще не расставались ни на мгновение.
   Эвелин открыла для Криса самые красивые уголки этой планеты. Они гуляли, общались, придумывали забавы, просто проводили время вдвоем в гостиной его дома, нежась у огня.
   Несколько раз они оставались на ночь в доме Эвелин. И Крис увидел свой собственный портрет, который нарисовала Эвелин задолго до знакомства с ним.
   Они много раз возвращались к тем снам, которые снились им обоим. И пришли к выводу, что они задолго до их встречи знали о существовании друг друга.
  
   Крис, который знал наверняка, что их семьи имели тесную связь в прошлом, так и не решился пока рассказать Эвелин правду. Он наслаждался каждым мгновением, проведенным рядом с той, кого любил всем сердцем.
  
   Алекс несколько раз приглашал Эвелин. Она соглашалась, не споря с ним. Но в последний момент находила причину и отказывалась. Но, чтобы совсем не разочаровывать его, девушка несколько раз обедала с Алексом.
   Они с Крисом сразу пришли к выводу, что на работе им лучше не общаться. И хоть они находились в одном здании, а порой и на одном этаже, Крис и Эвелин старательно сдерживали свои порывы. И с головой отдавались работе, только чтобы не грустить друг без друга.
   Ричард Стюарт видел, что Эвелин счастлива, а ее глаза сияют. И был рад за дочь, вот только он ошибочно считал, что она встречается с Александром.
   Было бы у него чуть больше свободного времени, он бы сразу догадался об истинной причине поведения Эвелин. Однако он работал над новым законопроектом, поэтому не мог уделять ей достаточно внимания.
   Только Алекс был в недоумении. Уже три раза в выходные дни он пытался застать свою Эвили дома, и не мог. А на его звонки она коротко отвечала, что занята.
   И хоть терпение Алекса было на исходе, он очень большие надежды возлагал на командировку, о которой, кстати, Эвелин совсем забыла.
  
   - Лин?
   - Что?
   - Я давно хотел тебе сказать...
   - О чем?
   - О том, что мне безумно не хватает тебя днем. Это такая пытка - знать, что ты рядом и не иметь возможности даже увидеть тебя. Порой мне хочется все бросить и бежать к тебе.
   - Я тоже много раз ловила себя на мысли, что мечтаю спуститься вниз и наконец-то побывать в твоем кабинете. А потом закрыть двери на ключ и целовать тебя.
   Он притянул ее к себе и впился губами в ее губы, которые мгновенно раскрылись ему навстречу.
   - Так? Ты этого хотела?
   - Да!
   Они снова стали целоваться, их тела переплелись в один клубок, а с губ срывались стоны.
   Затем они затихли, в тишине комнаты было слышно только их учащенное дыхание.
   - Недавно я стояла у входа и ждала отца. Вместе с ним мы ездили на встречу с новыми поставщиками. Я просто взгляда не могла отвести от окон твоего этажа.
   - Помню этот день. Мой начальник как раз находился в кабинете, как всегда давал мне ценные указания. Он стоял у окна и видел, как ты смотришь вверх. Он еще так забавно вытянулся по стойке смирно и сказал что-то типа того, что мисс Стюарт так прекрасно выглядит в этом милом платье.
   - А ты что же? Ты выглянул, чтобы помахать мне? - она взъерошила его волосы.
   - Да, я выглянул в окно. И чуть было не сказал ему, что без платья ты выглядишь в тысячу раз прекраснее.
   Они рассмеялись. Их смех еще долго эхом отзывался во всех уголках дома.
   И тут раздался телефонный звонок. Эвелин подняла голову и прислушалась. Звонок был от Алекса.
   Крис приподнялся и вопросительно посмотрел на нее.
   - Ты ответишь?
   - Если честно, то мне не хочется.
   - А может это что-то важное?
   - Это Алекс, - коротко ответила она и зарылась в одеяло, зябко поведя плечами. Ей внезапно показалось, что по комнате пролетел ветерок.
   - Алекс? Интересно, что ему нужно в такой час?
   - Не знаю, Крис. И не хочу знать.
   - Лин, - позвал Крис. - Ты расстроилась?
   Звонок, нежная мелодия вальса, звенел в пустоте дома.
   - Почему ты так решил?
   - Потому что я чувствую это. И еще мне бы хотелось знать, почему ты не отвечаешь на звонок своего друга?
   - Крис, этот человек считает, что имеет на меня права. Он знает меня с детства, он боготворит моего отца и он, и отец уже давно решили, что Алекс - самый лучший кандидат для меня.
   Музыка по-прежнему доносилась до их слуха.
   - Ах, вот как?
   Он снова лег рядом с ней, обняв за плечи.
   - Да.
   - Раньше ты мне этого не говорила.
   - Потому что не было случая.
   - Ладно, Лин. Если ты так считаешь, значит, так тому и быть. Если хочешь, я вообще не буду больше спрашивать тебя ни о чем?
   Она прижалась к нему.
   А телефон все звонил.
   - Да сколько же можно?
   Вдруг Эвелин встала и выбежала из спальни. Через мгновение телефон замолчал. Крис встал, надел брюки, взял с собой свою рубашку и пошел за Эвелин.
   Она стояла в просторном холле, босая, с распущенными длинными волосами, прикрывавшими ее вместо одежды. На полу валялась сумка, из которой она вытащила свой телефон. Ее обнаженное тело дрожало. Он накинул на нее свою рубашку и обнял, слыша, как напряжен ее голос.
   - Алекс, я все поняла. А теперь мне некогда. И вот еще что. Не стоит звонить мне так поздно. Неужели нельзя было послать сообщение?
   Эвелин выслушала ответ, попрощалась и положила трубку.
   Затем снова прижалась к Крису. А он подхватил ее на руки и отнес наверх. Эвелин позволила ему уложить себя в постель и укутать в одеяло. От его рук и нежности, сквозившей в каждом движении, веяло теплотой и любовью.
   - Хочешь, я заварю тебе чай? А потом...
   - Крис! - она посмотрела прямо ему в глаза.
   - Что, Лин?
   - Ты знаешь, я давно тебе хотела сказать, - тут она задохнулась от избытка чувств, что переполняли ее. - Сказать, что я люблю тебя.
   Крис не мог поверить тому, что услышал. Ему вдруг показалось, что мир обрушился на него всей своей мощью. В голове зашумело. Он видел перед собой ее нервное, немного осунувшееся, но такое красивое лицо. И ее огромные глаза, наполненные слезами.
  
   "Глаза, как огромные лесные озера, с дрожащей поверхностью воды".
  
   Затем он опустился перед ней на колени, прижав к своим губам ее руки. Она не отняла рук. И он целовал их, целовал до бесконечности. А потом он целовал ее лицо, шею, грудь. Целовал и ласкал, доставляя ей ни с чем не сравнимое удовольствие. А когда она вдруг выгнулась, а затем замерла в его руках, он склонился над ней и прошептал.
   - Это я люблю тебя, Лин. Люблю больше жизни.
   А затем они обнялись и долго лежали молча в тишине дома посреди огромной кровати. Потому что все остальные слова были сейчас ничтожными, по сравнению с тем, что они только что сказали друг другу.
   Она и он наконец-то нашли то, что так долго искали все эти годы. Их жизни наполнились новым смыслом. Их вселенные, которым было суждено соединиться, наконец-то выполнили свое предназначение. Время и пространство для них двоих изменилось и приняло совсем другие формы. Те формы, которым суждено было завертеться в совсем других измерениях, дав в своей совокупности нечто новое. Особенное.
  
   Часть 2, главы 6
  
   Эвелин сидела в своем кабинете и читала длинный список дел, которые нужно было организовать в ближайшее время. Жак сидел напротив нее и время от времени комментировал тот или иной пункт. Эвелин делала пометки и при этом ловила себя на мысли о том, что думает вовсе не о работе. Ее мысли все утро, с того самого момента, как она рассталась с Крисом, кружились вокруг того, как ей представить Криса своему отцу и Алексу.
   До сих пор, с первого дня знакомства с ним, девушка не задумывалась об этом. Ричард так ни о чем и не подозревал. А Алекс хоть и был недоволен тем, как мало времени уделяет ему Эвелин, не жаловался Ричарду. Ни в его правилах было огорчать сэра Ричарда.
  
   "Я не могу больше скрывать то, что происходит со мной от отца. Пусть он сперва и не будет в восторге от Криса, но со временем, я думаю, это пройдет"
  
   Ей очень хотелось, чтобы именно так и было. Но где-то в самых потаенных уголках души, она понимала, что отец не сможет вот так просто воспринять ее выбор. Не в его правилах было соглашаться с чем-то, что противоречило его представлениям о счастье дочери. А уж тот факт, что она может без памяти любить незнакомого ему человека, который вот так запросто вторгся в ее жизнь, отнюдь не в ее пользу. Также Ричарда насторожит и то, что Крис Лэнк - фигура доселе ему совершенно незнакомая, и, конечно же, не вписывающаяся в их круг общения.
   Не говоря уже о том, что он был рядовым служащим в огромной межгалактической корпорации "Стюарт и мир".
   - Мисс Эвелин, вы меня слышите?
   Она очнулась от своих мыслей и повернулась к Жаку.
   - Да, просто задумалась. Что ты говорил, повтори, пожалуйста!
   - Я сказал, что у нас барахлит камера. Судя по всему нужно вызвать мастера. Иначе вы не сможете без сбоев провести совещание сегодня вечером. Это пункт номер шесть из вашего списка.
   При словах Жака о мастере, сердце Эвелин застучало так громко, что она испугалась, не услышит ли его стук секретарь.
   Она сохранила невозмутимое выражение на лице, затем согласно кивнула:
   - Да, конечно. Давай закончим с планами и вызови мастера.
   - Я могу сделать это во время вашей встречи с сэром Ричардом, которая состоится после обеда.
   - Не стоит так долго ждать, Жак. А вдруг там серьезная поломка. Давай позаботимся об этом заранее.
   - Хорошо. Тогда придется вам работать в присутствии постороннего.
   Эвелин улыбнулась, уж ее-то эта перспектива устраивала как нельзя больше. Она не могла дождаться тех минут, когда снова увидится с Крисом. К тому же сегодня вечером ее ждал на ужин отец и они смогут встретиться с Крисом только поздней ночью. А эта нечаянная встреча днем скрасит ей минуты ожидания.
   Они закончили разбирать дела и Жак отправился вызывать мастера. И через несколько минут Крис постучал в дверь ее кабинета.
   Как только дверь за ним закрылась и они остались одни, Эвелин тут же бросилась к нему.
   - Крис!
   Он обнял ее, задохнувшись от нежности, переполнявшей его, когда она была рядом.
   - Я ушам своим не поверил, когда получил вызов из твоего кабинета.
   - Жак сказал, что у нас барахлит камера. И я тут же ухватилась за эту мысль.
   - А я-то уж думал, что не увижу тебя до самой ночи.
   Он целовал ее, жадно прижимая послушное, гибкое тело девушки к себе. Она же отвечала ему со всей страстью, на какую только была способна. Они оба понимали, какое это безумие, но не могли остановиться.
   И тут до их слуха донесся сигнал громкой связи. Это был Жак.
   - Мисс Эвелин, к вам мистер Куин.
   Они оторвались друг от друга, переводя дыхание. Эвелин с тоской посмотрела на дверь.
   - Крис, сделай вид, что ты занят этой чертовой камерой. А я постараюсь выпроводить его.
   Она так хотела еще несколько минут провести наедине со своим любимым. Крис ободряюще улыбнулся ей.
   - Жак, пусть мистер Куин входит.
   Алекс влетел в ее кабинет.
   - Эвелин, с каких это пор мне требуется разрешение твоего секретаря для того, чтобы войти к тебе?
   - Алекс!
   Эвелин предостерегающе подняла руку. И тут он заметил мастера, который сосредоточено что-то делал у стола Эвелин.
   - Ты ко мне по делу?
   - Да. Это по поводу сегодняшней встречи. Я должен предупредить тебя о кое-каких нюансах.
   - Хорошо. Я зайду к тебе, когда освобожусь. Надеюсь, эта информация может подождать полчаса?
   Алекс кивнул, с подозрением глянул на стоявшего к нему спиной Криса и вышел, бросив на прощание:
   - Я жду тебя!
   Едва дверь за ним захлопнулась, как Эвелин и Крис снова оказались в объятиях друг друга.
   - Лин! Мне лучше уйти. Если я этого не сделаю, то твой секретарь заподозрит неладное.
   Она прикоснулась к его щеке губами.
   - О, Боже! Что мы делаем!
   Он не смог устоять и снова впился в ее губы. Несколько минут в кабинета стояла тишина, прерываемая лишь звуками поцелуев. Но затем Крис с усилием оторвался от нее.
   - Я пойду, Лин. Хоть кто-то из нас должен же быть благоразумным.
   Она кивнула, с сожалением отпуская его.
   - А как же камера?
   - С ней все в порядке. Я успел посмотреть, там просто провод отошел.
   Он провел рукой по ее золотым волосам, прошептал ей на ушко: "Я жду тебя дома", и быстро вышел за дверь.
  
   - Папа, я не понимаю, зачем нам лететь на целый месяц, да еще и за две недели до Большого Совета?
   Эвелин сидела в кресле напротив отца, в малой гостиной его огромного дома, просторной, отделанной белым бархатом комнате, освещенной приглушенным светом настенных бра.
   Несмотря на то, что в доме ее отца было тепло, чашка с чаем в ее руке нервно подрагивала. Она только что услышала от отца дату отлета и ее привела в ужас сама мысль о том, что она не увидит Криса целый месяц.
   Ричард с удивлением посмотрел на дочь.
   - Дорогая, ты меня удивляешь. Как раз это самое важное для меня, как, впрочем, и для всей нашей компании и для планеты в целом!
   - Я это знаю. Но я имею в виду другое, зачем я тебе нужна?
   - Вам с Алексом отводится очень важная роль. Ты прекрасно организуешь мероприятие, как всегда, учитывая все нюансы. Ты же знаешь, что без тебя я как без рук на таких встречах. Я уже все продумал.
   - Вот как?
   Эвелин поставила чашку с наполовину выпитым чаем на прозрачный стол и нервно поднялась из кресла. Ей не хотелось, чтобы отец видел выражение ее лица в этот момент. Она подошла к окну, отодвинула тяжелые малиновые шторы и уставилась в непроницаемую темноту за стеклом. Деревья, росшие вокруг дома, приглушенно шумели в ночи.
   - Да. Я не буду сегодня вдаваться в подробности. Расскажу в следующий раз, когда мы соберемся втроем. Я думаю, это можно сделать завтра.
   Хорошо, что Эвелин стояла спиной к отцу. Иначе он бы заметил, как ее лицо снова скривилось, словно от боли.
   Стекла стали мокрыми от дождя. Где-то вдалеке на севере загремел гром. Она зажмурилась и представила, как уютно сейчас в светло-бежевой гостиной дома Криса, освещенной бликами живого огня.
   "Нашего дома... Мне так хочется оказаться сейчас с ним, в этом доме. Я хочу пить чай, чувствовать, как его руки касаются моей кожи, слышать, как потрескивает огонь в камине"
   - А может быть, мы все решим сегодня? - она резко задернула мерцающую яркую ткань штор и повернулась к отцу. - У меня были кое-какие планы на завтрашний вечер.
   - Но, Эви, я не предупредил Алекса о том, что хочу его видеть. Уже поздно и за окном проливной дождь.
   - Ничего страшного. Я сама позвоню ему, и, уверена, он примчится сюда быстрее, чем ты выкуришь свою сигару. И никакой холод и дождь ему не помешают.
   Она присела в кресло и снова взялась за недопитую чашку чая.
   Ричард улыбнулся. Он был уверен, что Эвелин так рвется увидеть Александра не только для совместного обсуждения дел. И его это радовало.
   - Как скажешь. Позвони ему. А я пока принесу все нужные документы и прикажу подать нам чего-нибудь выпить.
   Ричард вышел из гостиной, где они сидели с дочерью, весело насвистывая.
   Эвелин позвонила Алексу, и, как она и говорила, он тут же пообещал приехать. Его не остановил ни проливной дождь, ни даже то, что у него были свои планы на этот вечер. Ради Эвелин он готов был забросить все свои дела.
   К тому же он так по ней соскучился! И очень надеялся на продолжение вечера, только уже наедине с Эвелин.
   После разговора с Алексом, она поняла, что вечер затягивается. И решила предупредить Криса.
   Крис стоял в одной из комнат на втором этаже. В этой комнате совсем не было мебели, зато из окна лучше всего была видна улица. Он с нетерпением ждал Эвелин, переживая из-за того, что она попадет под проливной дождь.
   Звонок, раздавшийся в тишине дома, заставил его вздрогнуть.
   Он почти бегом спустился вниз и схватил телефон, лежащий на кофейном столике.
   - Крис, это я.
   - Я знаю, Лин. Мне достаточно услышать лишь твое дыхание, чтобы понять, что это ты.
   - У меня для тебя не очень приятные новости.
   - Да?
   - Вечер у отца затягивается. Сейчас придет Алекс, нам нужно обсудить нашу будущую поездку. Папа хотел перенести встречу на завтра, но я просто не вынесу два вечера подряд без тебя!
   Крис помрачнел, прямо как Эвелин, когда услышала новость про поездку. Дом сразу показался ему огромным и пустым без нее.
   - Я все равно дождусь тебя, Лин. Даже если ты придешь утром. Я готов ждать тебя сколько угодно!
   - Крис, спасибо за понимание. Я обещаю сделать все, что в моих силах, чтобы уже к одиннадцати вечера приехать к тебе. Я так соскучилась!
   В эту минуту в комнату зашел Ричард. Он услышал последнюю фразу дочери.
   А Эвелин, увидев отца, попрощалась с Крисом и положила трубку.
   - Ты говорила с Алексом?
   - Да. Он сейчас будет здесь.
   - Отлично! Ты знаешь, что делаешь, не так ли Эви?
   Ричард с нежной улыбкой посмотрел на дочь. Она выглядела как всегда чудесно в темно-зеленом брючном костюме и белоснежной блузке из тончайшего кружева. Ее чудесные золотые волосы были собраны на затылке, лишь одна прядь свободно вилась вдоль лица. Темно-карие огромные глаза девушки сияли.
   - О чем ты, папа?
   - Я о твоих отношениях с Александром. Мне иногда кажется, что ты держишь его на расстоянии. Но с другой стороны, я знаю, что ты ведешь себя благоразумно. И я, и твоя мама, можем гордиться тобой.
   Он подошел к дочери и обнял ее. Эвелин замерла под его руками. Ей было приятно, что отец заботиться о ней, но с другой стороны, она знала, что отец вряд ли гордился бы ею, узнав о том, что она любит Криса Лэнка, простого служащего их компании. Да еще и скрывает это от всех, особенно от отца.
   - Папа, я не уверена, что могу когда-нибудь полюбить Алекса так, как он того заслуживает.
   - Что ты хочешь этим сказать?
   - Только то, что я пока отношусь к нему, как к лучшему другу. И мне этого вполне достаточно.
   - Мы с Жаклин тоже долгое время были просто друзьями, - возразил ей Ричард. - Но это не помешало нам любить друг друга, создать семью.
   - Но я не собираюсь выходить замуж...
  
   ...за Алекса. Я выйду замуж только за одного человека в этом мире - за Криса Лэнка. Именно этого я хочу больше всего на свете. Я хочу быть с ним всегда, просыпаться по утрам, жить с ним в одном доме, засыпать в его объятиях. И я хочу, чтобы он был со мной всегда, всю мою жизнь...
  
   - Никто и не говорит, чтобы ты спешила с этим. Просто не обижай его, он так тебя любит, я же вижу это.
   - Ладно, ты же знаешь, что я не способна обидеть его.
   - Вот и отлично. А теперь давай поговорим о делах. Кстати, завтра я сам полечу на неделю к Джеку Мортону. Мы с ним подробно обсудим нашу стратегию. И он окажет нам поддержку на совете. Так что все дела будешь вести ты. Это будет напряженная для тебя неделя. Надеюсь, Александр поможет тебе.
   - Я справлюсь. У нас отличная команда, так что все будет в полном порядке.
   - Я не сомневаюсь. Ведь в корпорации "Стюарт и мир" работают самые лучшие!
   Они улыбнулись друг другу. И тут на пороге возник сияющий Алекс.
   Им принесли напитки, и они втроем принялись за обсуждение предстоящей поездки.
  
   Дождь закончился также внезапно, как и начался. Крис устал смотреть в окно. Он спустился вниз, на первый этаж и налил себе стакан воды, а затем прилег на диван в гостиной. Ему было неспокойно на душе. Особенно при мысли, что скоро Эвелин улетит в командировку.
   "Что я буду делать без нее? Как вообще я собираюсь жить дальше, если я не могу найти себе места только при мысли о том, что она куда-то уедет и оставит меня одного?
   К тому же рядом с нею будет этот Александр Куин, который смотрит на мою Лин так, как будто она принадлежит ему. Это мысль вообще доконает меня!
   Мне нужно придумать что-то, чтобы научится пережидать разлуку с нею. Вот только что? Больше времени проводить на работе? Общаться с Барни? Гулять по городу? А может мне просто тоже полететь с нею? Взять билет, и жить поблизости от нее?"
   Он не находил ответа, так как вполне осознавал, что такую высокооплачиваемую работу ему вряд ли еще удастся вот так быстро и без проблем найти. А если он улетит, то никто не возьмет его потом обратно.
   Крис прикрыл глаза, его голова просто раскалывалась от этих мыслей. Незаметно для самого себя он задремал. И увидел во сне, что он находится в огромном полуразрушенном замке. И рядом с ним стоят незнакомые люди. Он подошел прямо к краю разломленной пополам стены. И вот, все кругом приходит в движение, чьи-то руки толкают его и он летит вниз, с высоты нескольких этажей. Еще секунда, и его тело разобьется о землю. С губ срывается крик, но не успевает он почувствовать вспышку боли, как просыпается.
   Рядом с ним на коленях стоит Эвелин. Она обнимает его, шепча ему:
   - Тихо, Крис, все в порядке... Успокойся!
   Он с недоумением смотрит на нее. Страшный звук ветра, свистящего в ушах, пока он падал, все еще слышится ему. И тут он замечает, что стакан, который он держал в руке, разбился, порезав кожу. Из раны на ладони тонкой струйкой сочится кровь.
   - Крис, ты видел плохой сон. Я зашла в дом и увидела, как ты мечешься и кричишь во сне. А потом ты сжал бокал так, что он разбился.
   Крис устало сел на диване, почувствовав себя разбитым, все тело ныло, как будто он на самом деле упал с огромной высоты.
   - Я видел сон, будто меня толкнули. Я падал. И странный ветер свистел в ушах. Мне было страшно...
   Крис встал с дивана, обняв ее. Эвелин чувствовала, как он дрожит и прижалась к нему всем телом.
   - Который час?
   - Начало двенадцатого. Я немного опоздала, так как долго не могла отделаться от Алекса.
   - А я ждал тебя, потом прилег на диван и задремал. И тут этот сон!
   - Забудь, ты рассказал мне его, а теперь просто выкинь его из головы.
   Она взяла его за пораненную руку и потянула в ванную комнату.
   - Давай я промою твою ладонь и перевяжу ее. А то завтра ты не сможешь работать этой рукой.
   Он послушно пошел за ней. Эвелин аккуратно промыла рану под струей воды. Крис молча смотрел на нее, позволяя ей делать с собой что угодно. Ему нравилось наблюдать за ее сосредоточенным лицом, за чуть приоткрытыми губами, за румянцем на ее щеках.
   - Ты потрясающе красива сегодня, - признался он. - Темно-зеленый цвет так идет тебе.
   Она посмотрела на него, заметив его внимательный взгляд, и улыбнулась.
   - Даже не вздумай подлизываться. Я все равно обработаю рану, так что придется потерпеть.
   - Я и не думал, просто ты такая красивая, что я не могу на тебя наглядеться...
   Воспользовавшись моментом, пока он смотрел на нее, Эвелин быстро смазала рану обеззараживающим средством, а затем наложила на края скобы. Крис даже не успел поморщиться, так быстро и ловко она это сделала.
   - Вот и все. И больше не засыпай без меня... - она сказала это тихо, низко опустив голову. Ее волосы, рассыпались по плечам, закрыв лицо.
   Крис осторожно откинул прядь ее волос и заглянул в ее глаза.
   - Я не хочу больше ни одной ночи засыпать без тебя...
   Она обняла его. Они оба замолчали, чувствуя одно и тоже - щемящую грусть в груди. Уж слишком много препятствий было у них на пути. И слишком хорошо они об этом знали, чтобы заблуждаться. Но как же им хотелось верить хотя бы в этот вечер в то, что это возможно. Возможно просто любить друг друга, любить здесь и сейчас. И во веки веков.
  
   Аминь.
  
   Часть 3, главы 6
  
   Крис подхватил ее на руки, прижав к себе. Она прильнула к нему, ощущая как бьется его сердце.
   Он аккуратно опустил ее на кровать, одним движением сдернув с него покрывало. А затем медленно, пуговку за пуговку, расстегнул серебряные пуговицы на пиджаке. Ее атласная, словно светящаяся изнутри золотистая кожа просвечивала сквозь кружево блузки.
   Крис трепетно провел рукой по ее телу, чувствуя, как она вся поддается навстречу ему. Ее глаза были полны страсти. И он, утопая в ее глазах, хотел только одного - сделать ее счастливой, подарить ей себя, без остатка. Отдать ей свое сердце и свое тело, потому что он любил ее, любил больше жизни. Любил так, как никогда не любил и вряд ли уже полюбит кого-то.
   Они почти не спали в эту ночь. Они принадлежали только друг другу. И только первые лучи солнца разлучили их, погрузив в зыбкий сон. А утром проснулись почти одновременно.
   - Лин, когда я просыпаюсь и вижу тебя, мне кажется, что я проснулся в раю. Ты мой ангел.
   Крис прошептал ей это, целуя ее сонно прищуренные глаза.
   Она потянулась к нему всем телом.
   - А я хочу только одного, чтобы ты никуда не исчез. Потому что даже просыпаясь рядом с тобой, мне всегда кажется, что ты - это мой сон. И сейчас ты испаришься от лучей солнца. И я окажусь одна в своей спальне.
   Он прикоснулся губами к ее глазам.
   - Ты не спишь. Видишь, я с тобой, мой ангел. Я реальный...
   - И оставайся реальным всегда, - попросила она. - Не вздумай однажды исчезнуть из моей жизни. Потому что я этого не вынесу.
   Он увидел, что ее огромные глаза полны слез.
   - Ну, что ты, Лин? Прошу тебя, успокойся...
   Мужчина прижал свою женщину к груди и она затихла в его объятиях.
  
   - Эвили, я хочу пригласить тебя сегодня вечером на ужин.
   Алекс сидел в кресле за столом в кабинете Эвелин. Часы показывали уже половину седьмого вечера.
   Утром, Эвелин пришлось ехать провожать отца, который по дороге давал ей последние наставления. А затем они весь день вместе с Алексом проверяли отчеты. В семь часов данные должны были понадобиться Ричарду Стюарту.
   Крис напрасно прождал ее в парке весь обеденный перерыв. Она лишь смогла скинуть ему сообщение, что навряд ли успеет вырваться из офиса. Но он упрямо ждал ее на поляне, где Эвелин обычно прогуливалась с собакой.
   - Прости, я не расслышала, Алекс, - она оторвалась от экрана и повернулась к нему.
   - Я приглашаю тебя на ужин.
   Алекс решительно поднялся, обошел стол, который разъединял их, и положил руки ей на плечи, чувствуя под руками тепло ее тела.
   Эвелин была одета в строгое платье цвета темно-красного вина. И хотя платье доходило строго до колен, ткань так красиво облегала ее тело, что Алекс мог бы любоваться ею бесконечно.
   Его руки пробежали вдоль ее спины, почувствовав, как она вздрогнула.
   - Ты так напряжена, взвинчена. Я отвезу тебя в очень уютное место, - его голос раздавался у нее над самым ухом, обещая блаженство. - Там играет замечательный музыкант, подают обалденные закуски и, главное, твои любимые блюда европейской кухни. А потом отвезу домой, сделаю массаж, приготовлю твой любимый коктейль.
   Его руки легко массировали плечи девушки. Она замерла, растерявшись от этого натиска.
   - Обещаю, что ты чудесно проведешь этот вечер. Кстати, дождь наконец-то закончился, и по дороге к твоему дому, мы сможем полюбоваться на звезды. В это время года небесная панорама особенно прекрасна. Уж можешь мне поверить.
   Голос Алекса с каждым словом звучал все вкрадчивее, а его руки продолжали осторожно прикасаться к ней. Даже сквозь платье она чувствовала его ладони.
   Она верила ему, ведь Александр знал толк и в ресторанах, и в коктейлях, и в звездах. С самого детства звезды были его стихией. Недаром, его отец и мать считались самыми известным учеными-астрономами в этой звездной системе.
   Эвелин верила. И в то же время она видела перед собой Криса, чья одинокая фигура маячит на фоне темных стволов деревьев в парке. Его рабочий день уже закончился и Крис ждет ее там, на их излюбленном месте.
   И мысль о том, что она не увидит его весь вечер, расстраивала девушку. Сердце сжималось от того, что они не виделись целый день, хотя находились в одном здании.
   - Алекс, я сожалею, но...
   - Никаких но, Эвили. Я не принимаю отказа. Даже не думай. Ты и так постоянно от меня сбегаешь. Я не отпущу тебя сегодня.
   Он низко наклонился над ней, она почувствовала, как его дыхание щекочет ей шею.
   - Эви, пойми, я не могу так долго без тебя, ты нужна мне...
   Она сидела, боясь пошевелиться. Уж она-то прекрасно понимала Алекса. Понимала, как тяжело быть вдали от того, кого любишь всем сердцем. И о ком мечтаешь каждую свободную минуту. И кем дышит все твое существо.
   Затем девушка решительно встала, сбросив его руки со своих плеч.
   - Алекс!
   Но он не отступил, как было всегда. Воспользовавшись тем, что они стояли близко друг от друга, он прижал ее к себе.
   - Нет, Эвили. Я не дам тебе уйти.
   Затем он прильнул к ее губам, почувствовав, как она от неожиданности, стала послушной в его руках.
   Несколько секунд он с упоением целовал желанные губы. И не было для него ничего слаще. Алекс ощущал сладость влажного нутра, которое открылось ему, девушка позволила ему, то, чего он так долго хотел, и от этого дрожь прошла по всему его возбужденному телу, пьяня лучше самого крепкого вина. Спустя минуту, показавшейся им двоим вечностью, она отстранилась. И он увидел ее глаза - огромные, и бездонные. И в глубине этих глаз было что-то такое, что заставило его отпустить ее.
   - Ты только что была мне ближе всех в этом мире, а теперь, спустя секунду после поцелуя снова так далека от меня. На миг мне даже показалось, что ты на другом конце Вселенной.
   Он все еще держал ее в своих руках, вглядываясь в глаза. Эвелин попыталась отстраниться, но не смогла.
   - Я устала, Алекс, - тихо прошептала она, опуская взгляд, так как не могла больше видеть то желание, которое так явственно читалось на его лице. - Ты же знаешь, как интенсивно я работала все эти месяцы, да что там месяцы, весь последний год, после моего возвращения в компанию.
   - Я знаю, что ты работаешь много, - он прошептал ей это на ухо, щекоча своим дыханием кожу на ее шее. - И еще я знаю, что ты скучаешь по тому времени, когда ты работала в медицинском госпитале и занималась благотворительностью.
   - Да? - она с удивлением вскинула брови. - Вот уж не думала, что ты это заметишь!
   - Еще как заметил. Ведь я знаю о тебе очень много, потому что я...
   Не успел он закончить фразу, как в комнате раздался входящий звонок. А так как Жак уже ушел домой, Алексу самому пришлось ответить. Он с сожалением выпустил девушку из своих рук, бросив на нее взгляд, как бы говорящий, что у них все еще впереди и ей не избавиться от него так быстро.
   - Сэр Ричард! Добрый вечер!
   - Александр! Вообще-то у нас тут в разгаре полдень.
   - А у нас вечер, и мы с Эвелин весь день трудились, не покладая рук, чтобы приготовить все, что вам нужно.
   - Рад это слышать, сынок. А почему я не вижу дочь?
   - Я здесь, папа. Как ты долетел?
   - Отлично! Высылайте мне все ваши данные и ступайте ужинать, дети мои. Вы наверняка проголодались!
   - Я как раз приглашал Эвили в ресторан.
   - Не вздумай отказываться, дорогая. Алекс знает толк в ресторанах. Так что попробуешь действительно вкусные блюда, а заодно и развлечешься. Ведь завтра вам снова предстоит напряженный день. Я хочу, что ты, Эвелин, провела собрание, о котором мы в прошлый раз говорили. Пусть к моему приезду все будут оповещены о ближайших изменениях в политике компании.
   - Может, стоит дождаться твоего возвращения?
   - Думаю, ты прекрасно справишься. К моему возвращению все уже будут в курсе дел. А ты, Алекс, приготовь завтра пакет документов для презентации. Инструкцию я тебе вышлю ближе к вечеру по местному времени.
   - Хорошо!
   Ричард отключился, Алекс повернулся к Эвелин.
   - Вот видишь, твой отец знает, что советовать! Давай быстро закончим дела и продолжим наш разговор в ресторане?
   - Алекс, я же сказала: я не хочу никуда ехать!
   - Эви, а я сказал, что не приму отказа на этот раз, слишком много раз ты ускользала от меня. На этот раз я настаиваю.
   Эвелин не знала, что и ответить. Она начала приводить в порядок отчет, не споря с Алексом. Девушка знала, что в некоторых случаях это было просто невозможно, и Алекс, и ее отец были неумолимы.
  
   Крис сидел на корточках под деревом, прислонившись спиной к шершавому стволу. В руке он держал сигарету, уже третью по счету за все время ожидания. Небо у него над головой приобрело оттенок сливы, совсем скоро на нем проклюнутся первые светящиеся точки - звезды, такие далекие, холодные и чужие.
  
   "Где-то там сейчас моя мама. Вот бы узнать, чем она сейчас занимается, увидеть ее хоть на одно мгновение"
  
   У него защемило в груди от тоски, как всегда бывало, когда он вспоминал о ней. Крис встал, глубоко затянулся сигаретой, пытаясь встряхнуть с себя оцепенение. Он ждал Эвелин уже полтора часа, успев замерзнуть и проголодаться, но несмотря ни на что, он готов был еще столько же стоять на поляне, чтобы увидеть ее. Только рядом с нею ему становилось уютно и боль, сдавливающая его сердце тисками, растворялась в темноте.
   Эвелин согласилась поужинать с Алексом. Он просто не оставил ей выбора. Она выпроводила его из кабинета, договорившись встретиться в холле на первом этаже. Едва за ним закрылась дверь, как она принялась звонить Крису.
   - Лин? Что случилось?
   - Послушай, я сейчас все объясню, - она не знала, как сказать Крису о том, что они не смогут сегодня увидеться. - Дело в том...
   Он слышал, как слегка, почти незаметно дрожит ее обычно чистый голос, это сразу выдавало ее напряженность или волнение. И он сразу все понял. Крис вообще научился понимать малейшие нюансы ее речи, мимики, улыбки. Ему так нравилось смотреть на нее, когда они были вместе, что ему было вовсе не трудно изучить ее.
   - Лин, успокойся, прошу тебя, - его собственный голос звучал мягко. - Ты занята этим вечером, я правильно понял?
   - Да! - она облегчено выдохнула. - Да, Крис. Мне очень жаль, что так получилось, но отец так загрузил нас с Алексом, что нет никакой возможности вырваться.
   - Я все понял, Лин, понял. Ты не переживай, я пойду домой и буду ждать тебя там, во сколько бы ты ни освободилась.
   - Я могу освободиться очень поздно, Крис.
   - Это ерунда. Я готов ждать тебя хоть целую вечность. И даже спать не лягу. А если сон все-таки возьмет надо мной верх, то в таком случае воспользуйся моим подарком.
   - Каким?
   - Открой свою сумочку, Лин.
   Сегодня рано утром, пока Эвелин спала наверху в спальне, Крис положил ей в сумочку ключи от дома, он специально для нее заказал второй комплект и только ждал подходящий случай вручить ей. По этому поводу он хотел сегодня устроить для нее праздничный ужин.
   Но Лин, загруженная работой, в суматохе дня, так и не заметила их.
   - О, Боже, Крис!
   - Я хотел сделать тебе сюрприз. Хотел объявить сегодня вечером, что мой дом, отныне и твой дом. Ты можешь приходить сюда в любое время суток и быть его хозяйкой. Окажешь мне такую честь?
   - Крис..., - Эвелин не знала, что и сказать. - Я так тебя люблю.
   Ей вдруг страшно захотелось увидеть его, обнять крепко-крепко, чтобы почувствовать всю силу его любви.
   - Это я люблю тебя. И мне жаль, что сейчас я вижу тебя лишь на экране. Возвращайся быстрее.
   Они попрощались, и Эвелин, зажав в кулачке ключи, без сил опустилась в кресло. Она только сейчас поняла, что Крис, прождавший ее почти два часа, замерзший и голодный, да еще приготовивший ей сюрприз, не сказал ни слова упрека.
   Ей еще больше не захотелось куда-либо ехать с Алексом. Однако она была достойной дочерью Ричарда Стюарта. Девушка собрала волю в кулак и вышла из кабинета. Ключи от дома Криса она по-прежнему крепко сжимала в ладони.
   Алекс уже ждал ее в холле. Они кивнули охраннику за пультом и вышли из здания. Машина главного юриста компании стояла у входа. Алекс бережно усадил ее, сам сел за руль и, мгновенно разогнавшись, помчался по центральной аллее. Буквально через 10 секунд серебристый автомобиль скрылся из виду.
   Ни Эвелин, ни тем более Алекс не заметили одинокую фигуру, провожавшую их взглядом. Крис как раз выходил с территории парка, как мимо него промчался автомобиль Александра Куина. А рядом с ним сидела еще одна фигура. И несмотря на бешенную скорость машины, наметанный глаз бывшего космического пилота сумел узнать в силуэте Эвелин.
   Ему ничего не оставалось делать, как молча идти домой. Едва войдя, он с силой захлопнул за собой дверь и повалился на диван. Его охватила апатия. Ничего не хотелось, даже думать. Он просто лежал, уткнувшись лицом в подушку, словно в забытье.
  
   "Может быть, тысяча и одна причина того, что Лин села поздно вечером в машину этого мужчины. Но я знаю единственно правильную причину произошедшего - он ухаживает за ней. И они поехали ужинать, а потом..."
  
   Он застонал от этих мыслей, физически ощущая боль в сердце.
  
   - Алекс, я давно хотела тебя спросить.
   - О чем? - сразу же откликнулся он.
   Они как раз доедали горячее. Эвелин отказалась от кофе, в надежде, что успеет попасть домой раньше, нежели Крис так и не дождавшись ее, уснет.
   - У тебя были девушки?
   - Что ты имеешь в виду? - не понял Алекс.
   - Ты встречался с кем-нибудь? Влюблялся? Приглашал на свидания? Например, в студенческие годы.
   - Ах, вот ты о чем! - Алекс улыбнулся ей. - Не буду скрывать от тебя, Эвили, у меня было несколько подружек в университете.
   - Да? И что, ни одна из них не была для тебя достаточно хороша?
   - Ну, зачем ты так, один раз я даже довольно серьезно увлекся. Мы встречались целый год.
   - Расскажи мне.
   Она сама не знала, зачем спрашивает подробности у Алекса. На самом деле ей было все равно, встречался ли он с кем-нибудь до нее. И единственным ее желанием было как можно скорее оказаться рядом с Крисом. Но ей ничего не оставалось делать, как сидеть, и изображать интерес.
   - Нечего рассказывать, Эвили, поверь мне. Мы просто дружили, ходили на всякие вечеринки, проводили вместе каникулы, готовились к экзаменам.
   - И это все? - она впервые со вниманием посмотрела на собеседника, чувствуя, что его ответ какой-то неправильный. - Ты не обманываешь? За столько лет у тебя ни разу не возникала потребность жениться? Или на худой конец завести себе любовницу?
   Она сама не зная того, попала точно в цель. А Алекс только рассмеялся. На самом деле, он ни за чтобы не рассказал дочери Ричарда Стюарта, которую в мыслях уже представлял своей женой, что было между ним и кем-то еще. Да у него и сейчас, действительно, была любовница, однако блестящий и амбициозный юрист скрывал ее от всех. Причина того, что он общался с другими женщина была проста - он хорошо знал психологию. И прекрасно осознавал, что если зациклиться только на Эвелин, такой холодной и строгой, то ничем хорошим это не кончится. Поэтому и нашел себе подружку, с которой коротал вечера, когда ему было особенно тоскливо.
   - Поверь мне, это все. Могу только добавить, что последние два года, я ни думаю ни о ком другом, кроме тебя. И ты это хорошо знаешь!
   Он отставил в сторону тарелку, пристально глядя на нее.
  
   "Я только и делаю, что гоняюсь за тобой, словно за призраком! А ты ускользаешь от меня, ища предлоги, игнорируя, растаптывая мою любовь, мои чувства к тебе. Только для того, чтобы вытащить тебя на ужин, мне нужно свернуть горы! Не говоря уж о том, чтобы поцеловать"
  
   И она поняла, отчетливо поняла, что именно он так и не произнес вслух. Однако девушка сделала вид, что ничего особенного не произошло. Словно бы они просто сидели и ужинали. Словно бы он не смотрел на нее так, что все окружающие замечали его желание быть с ней, его любовь. Все, только не она.
   - Хорошо, Алекс, - ее голос звучал спокойно. - Я просто спросила, не бери в голову. Сама не знаю, зачем мне эта информация.
   - На самом деле мне приятно, что ты так интересуешься моими взаимоотношениями с другими женщинами, и можешь убедиться, что я равнодушен ко всем, кроме тебя, - тихо ответил он. - Жаль только, что ты этого почти не замечаешь...
   В зале зазвучала музыка. В приглушенном свете огней на маленькую сцену вышла певица и запела на незнакомом им языке. Песня была грустная, но в то же время удивительно красивая. У Эвелин вдруг разболелась голова от всего этого и снова нестерпимо захотелось домой. В дом, который Крис позволил ей называть их общим домом.
   Она молча пила вино, опустив глаза и категорически не желая продолжать тему и в то же время не в силах выдать ему свое желание тут же встать и уйти. Она справедливо полагала, что ее счастье с Крисом настолько хрупкое, что его нужно охранять всеми силами. Песня закончилась, в зале снова раздался приглушенный гул голосов. Наконец, она решительно отодвинула от себя бокал, нарушая молчание, которое стало просто невыносимым для нее.
   - Алекс, я устала. Я поеду домой.
   - Но мы так и не поговорили ни о чем толком. А я думал, для тебя это важно?
   - В другой раз, хорошо? У меня глаза слипаются, да и голова просто гудит.
   - Ладно, - он согласился с ней, действительно видя, что ей не по себе. - Только я хочу знать, когда он наступит.
   - Что наступит?
   - Другой раз, - иронически улыбнулся Алекс. - Предлагаю, в Праздник огней. Я поведу тебя в парк. Я так давно мечтал об этом...
   - Алекс, я не хочу давать обещаний.
   - Ну, уж нет. Я не отступлю. Сегодня я иду ва-банк и играю по-крупному.
   Она прищурилась и посмотрела на него серьезно, почти зло.
  
   "Крис, наверное, с ума сходит от мысли, что я до сих пор не вернулась. Я бы на его месте извелась бы от ревности..."
  
   - Знаешь, Алекс, я бы на твоем месте не была так уверена в том, что это сойдет тебе с рук, - он услышал металлические нотки в ее тихом голосе.
   - Что, это? - слегка подразнил он ее, прекрасно осознавая, что шутит с огнем.
   - Твоя наглость, - прямо ответила она.
   - Ах, вот как ты расцениваешь мое искреннее желание пригласить тебя на свидание.
   - Да, именно так.
   Она в упор посмотрела на него и он сразу понял, что ничего хорошего из его настойчивости не выйдет. Тогда Алекс поднял руки вверх и с обезоруживающей улыбкой произнес:
   - Ладно, Эвили, я сдаюсь. Назначь день нашего следующего свидания сама.
   - Алекс, я слишком устала от всего, в том числе от нашей дискуссии. Давай сделаем так, я поеду домой, подумаю, а завтра мы продолжим разговор?
   - Хорошо. Я отвезу тебя.
   - Не стоит. Я возьму машину. Езжай домой.
   - Ты уверена?
   - Да. Не забывай, что я вполне самостоятельна. И не нуждаюсь в опеке, как ты до сих пор думаешь, да впрочем и отец тоже так думает.
   - Ладно, - согласился он.- Давай я провожу тебя до машины.
   Александр понял, что на этот раз слишком надавил на Эвелин. И решил придержать коней.
   Ему очень не понравилось настроение девушки. И от этого у него тоже испортилось настроение.
   Он посадил Эвелин в машину, лишь слегка обняв ее на прощание, а потом долго смотрел ей вслед. После чего вернулся за столик, посидел несколько минут размышляя о делах, затем не торопясь допил кофе и решительно набрал номер своей любовницы.
   - Джулия, дорогая, надеюсь, ты соскучилась? Да? Я сейчас приеду.
   Затем сорвался с места, сел в свою шикарную машину и уже через час был у дома Джулии Слейтер, которая жила в роскошном особняке в нескольких сотнях километрах от города.
  
   - Я не ждала тебя сегодня, - ее голос был томным, с легкой хрипотцой, особенно после того, как они заканчивали заниматься сексом. - Но мне приятен этот неожиданный визит.
   - Да я и сам не планировал эту встречу, Джули, - устало ответил он, чуть запыхавшимся голосом.
   Они лежали посреди широкой постели, только что оторвавшись друг от друга. Спальня, где он провел не одну ночь вместе со своей любовницей, была отделана белыми и бледно-сиреневыми цветами. Шелковая белая простынь, укрывавшая их по пояс, красиво оттеняла смуглую кожу девушки. Джулия - миниатюрная брюнетка, лежала рядом с Алексом, нежно поглаживая своего любовника по его обнаженной груди. Ей нравилось наблюдать как его стальные мышцы играют под кожей.
   - Хотя, что скрывать, я всегда рада тебя видеть, - она усмехнулась. - Ты же знаешь.
   - Знаю.
   - Завтра приедешь?
   - Все может быть... - почему-то именно сегодня его утомляла необходимость выслушивать ее вопросы, однако совсем не разговаривать с девушкой он не мог. Хотя обычно они перебрасывались фразами, перед тем, как уснуть. Но уж очень расстроила его сегодня Эвелин и ему было не до разговоров и объяснений с Джулией. Алекс хотел в спокойной обстановке подумать над тем, что же идет не так, почему она игнорирует его.
   Он прикоснулся губами к щеке Джулии и отвернулся от нее, сделав вид, что засыпает.
  
   "В последние несколько месяцев Эвили так странно себя ведет. С ней явно что-то происходит и мне нужно обязательно выяснить, что именно".
  
   Рука Джулии медленно скользила по его плечу. Он чувствовал, как тепло ее руки согревает его тело. И ему вдруг нестерпимо захотелось, чтобы рядом с ним лежала ни черноволосая и обожающая его Джулия, а отстраненно-холодная золотоволосая Эвелин.
   Он вспомнил, какая она красивая, какие чувственные у нее губы, как мерцает ее нежная кожа, как соблазнительны округлые груди. И как давно он не прикасался к ней. Алекс аж зажмурился от желания, пронзившего его тело. Мужчина резко повернулся на кровати и жадно впился губами в жаркие губы Джули.
   Она в ту же секунду ответила ему на поцелуй, словно ждала, что именно так он и поступит. Они снова занялись любовью: страстно, быстро, грубо. Потом Алекс лежал на самом краю огромной кровати и чувствовал, что его страсть все равно в нем, и остудить ее может лишь холодная красота Эвелин, плавящаяся под его напором. Он крепко зажмурил глаза, а его кулаки сами собой сжались, до боли в суставах. Джулия же ничего этого не замечала, она безмятежно спала на другом краю огромной белоснежной кровати.
  
   А Эвелин в это время сбросила с себя остатки одежды и скользнула в постель, где уже лежал Крис.
   Спальня на втором этаже дома была освещена лишь светом звезд. Однако они светили так ярко, что она могла разглядеть каждую черточку его лица. И грусть в глазах. И тонкую морщинку на его высоком лбе.
   Он молча ждал, пока она разденется. А потом протянул руки, чтобы обнять ее. Крис притянул ее к себе и утонул в длинных распущенных по плечам золотых волосах.
   - Почему ты грустишь? - она всмотрелась в его лицо, чуть отстранившись на секунду.
   - Потому что мне всегда грустно, пока тебя нет рядом, Лин, - мужчина нежно, но властно притянул ее к себе.
   - Когда я вижу грусть на твоем лице, меня словно молния пронзает. Крис!
   Она поцеловала его плечо, затем шею, затем кончик носа.
   - Что?
   Он провел рукой по ее груди, еще сильнее прижимая послушное тело к себе, чтобы она не могла видеть его лицо. Лицо, на котором было написано такое отчаяние, что она отшатнулась бы, если бы не закрыла глаза от наслаждения, которое испытывала от его ласк.
  
   "Боже, как же мне сделать так, чтобы Эвелин навсегда стала моей? Я предчувствую, что потеряю ее рано или поздно. А жить без нее уже не смогу... Я всегда теряю то, что мне дороже всего, это лишь вопрос времени. Вот стоит только ее отцу узнать, что она встречается со мной, как..."
  
   Он оборвал свои мысли, уж слишком мрачными они были и прислушался к тому, о чем говорит Эвелин, не переставая при этом нежно ласкать ее послушное тело.
   - Завтра в первой половине дня будет общее собрание. Мне придется огласить кое-какие новости, касающиеся политики компании.
   - Значит, я смогу увидеть тебя днем... - он повернулся к ней боком, осторожно повернув ее послушное тело к себе.
   - Да. Вот это меня и пугает! - она впилась в его спину руками, пытаясь как можно ближе прижаться к нему.
   - Пугает? - Крис впился губами в ее губы, затем прикоснулся в поцелуе к родинке на ее груди.
   Ее тело затрепетало, он почувствовал, как она задрожала.
   - Я не смогу отвести от тебя взгляда, - чуть задыхаясь от желания, спазмом сжавшего ей горло, прошептала она.
   Он на секунду замер, а затем мгновенно вошел в нее, заставив гибкое тело выгнуться от удовольствия.
   Они синхронно выдохнули, а затем их тела пришли в движение. Страсти Эвелин не было конца. Его запах, его руки, жаркое дыхание на ее коже, все это приводило ее в экстаз. От ее холодности не осталось и следа. Девушке хотелось одного - познать его внутри себя как можно глубже, так, чтобы быть с ним единым организмом.
   Крис то отпускал ее, то настолько сильно прижимал к себе, что она задыхалась. В его голове не осталось ни одной мысли кроме той, как он любит ее.
   Сколько продолжалась эта тишина, звенящая от света звезд и от вибрации их тел, неизвестно. Но вот они полностью затихли. Эвелин чуть отстранилась от него. Ей было важно в этот момент видеть его глаза, горевшие зеленым огнем страсти. Крис смотрел на нее, замечая слезы, блестевшие на ее лице.
   - Лин!
   - Крис.
   Он прикоснулся губами к ее мокрым щекам, почувствовав солоноватый вкус слез. Затем просто прижал ее к себе, так и уснув, не отпуская от себя.
   Утром они проснулись в той же позе, что и заснули. Холодный яркий свет заставил их забыть или сделать вид, что они забыли свои печали. Они поднялись, пожелали друг другу доброго утра и вместе пошли в душ.
   А там Эвелин снова не могла удержаться. Ей хотелось Криса, хотелось бесконечно сгорать и плавиться от страсти в его руках, хотелось, чтобы он ласкал ее, хотелось видеть, как его зеленые глаза начинают сверкать от страсти. Хотелось, чтобы он вошел в нее, глубоко-глубоко, и растворился в ней навсегда.
   В итоге у них не было даже минуты, чтобы выпить по чашке чая. Они лишь успели одеться и поехали на ее машине, чтобы не опоздать.
   Эвелин и Крис вышли из автомобиля около дома девушки, она завела машину в гараж, а Крис пошел в здание вперед, чтобы никто не видел их вместе.
  
   Глава 7
  

Близкие люди

Mutter! Mutter meine. Mutter!

"Ramstein"

   Часть 1, главы 7
  
   Крис сидел рядом с Барни в огромном, рассчитанном на несколько тысяч человек, зале на десятом этаже здания офиса корпорации "Стюарт и мир".
   Еще с утра его непосредственный начальник сообщил о собрании всех сотрудников в конференц-зале, впрочем, Крис и так уже знал о нем от Эвелин.
   Барни был рад видеть друга. Они выбрали свободное место в середине зала.
   - Странно, что собрание проводится в отсутствие мистера Стюарта.
   - Почему?
   - Сразу видно, что ты впервые присутствуешь на подобном мероприятии, - усмехнулся он. - Сэр Ричард сам любит выступать перед нами. Не доверяя никому. Хоть одно хорошо, можно будет лично лицезреть мисс Стюарт и ее жениха, правда, ведь?
   Крис вздрогнул при этих словах, и от Барни не укрылось это.
   - Что с тобой?
   - Со мной? Ничего! А с чего ты взял, что у нее есть жених?
   - Потому что я уже несколько лет работаю здесь, Крис, дружище. И много раз видел как он вьется вокруг нее. А ее отец одобряет это. Неужели ты думаешь, что отец позволит дочери встречаться с кем-то еще на этой планете?
   - А на других планетах?
   На самом деле Крис хорошо представлял себе, что произойдет, если отец Эвелин узнает о том, что его дочь встречается с простым служащим его компании.
  
   "А когда он узнает, кто я на самом деле, он не только разозлиться, он будет в бешенстве"
  
   Им не дали договорить, в зал вошла Эвелин Стюарт, Александр Николас Куин и Патрик Маршалл, глава службы безопасности компании.
   Эвелин, одетая в строгие черные брюки и бледно-зеленую шелковую тунику, выглядела ослепительно. Крис сам, несмотря на их утреннюю спешку, помогал ей выбирать одежду, но даже он не мог налюбоваться ею, особенно блеском ее золотых волос, собранных на затылке в строгую прическу. Он видел, как скользил по лицам сидящих в зале ее взгляд. Она искала его глаза. И не могла найти. От этого на ее высокий чистый лоб набегали морщинки.
   Ему так и хотелось поднять руку и помахать ей, чтобы она увидела его и успокоилась. Но он не мог этого сделать.
   Она в окружении двух мужчин поднялась на возвышение, где стоял отдельный стол и ряд кресел, обращенных к залу. На столе стояли усилители звука. Крис сам утром под руководством начальника его отдела Эвана Паркера проверял: в порядке ли оборудование.
   Первым начал говорить Алекс, как глава юридической службы, он вкратце рассказал о том, где сейчас находится Ричард Стюарт и что даст его поездка компании и каждому сотруднику лично. Затем Патрик Маршалл рассказал о введение новой системы безопасности в связи с новой политикой компании.
   Крис совершенно не вникал в смысл слов, которые долетали до него. Он смотрел только на Эвелин, которая наконец-то отыскала его среди толпы и теперь смотрела на него. При этом ей приходилось делать над собой усилие, чтобы ее поведение не казалось странным, ведь на нее в данный момент были устремлены тысячи взглядов.
   Барни, сидевший рядом с Крисом, заметил, что мисс Стюарт смотрит в их сторону. Он покосился на друга и заметил странное выражение у того на лице.
  
   "Что с ним происходит? У меня такое чувство, что мысленно он на миллионы километров отсюда. Быть может в другом измерении?"
  
   Когда торжественные речи ее собеседников отзвучали, Эвелин поблагодарила всех за внимание и подвела итоги всему вышесказанному. Ее чистый голос ясно звучал даже в самых удаленных уголках зала и Крис ловил каждое слово, что она произносила.
   Девушка кратко описала все задачи, которые компания ставила перед сотрудниками на ближайшее время.
   Во время доклада ее взгляд рассеянно скользил по залу. Она повторяла про себя, что невозможно все время смотреть на Криса, но не могла ничего с собой поделать. Ей показалось, что он чем-то расстроен. И она изо всех сил пыталась выяснить, так ли это.
   Она видела, как он смотрит на нее, видела мужчину, сидящего рядом с ним и время от времени обменивающего с ним репликами. Эвелин догадалась, что это тот самый Барни Фрэст, о котором ей рассказывал Крис.
  
   "Он и вчера был в каком-то подавленном настроении. Возможно, он видел, как я уезжаю с Алексом? И это беспокоит его? Мне стоило сказать ему правду, он заслуживает того, чтобы знать все, ведь он любит меня. И я не должна оскорблять его ложью. Боже, кто бы знал, как же я хочу быть с ним рядом! Как я хочу в любой момент иметь возможность увидеть его, прикоснуться к нему, просто поговорить с Крисом..."
  
   Алекс же, закончив свою часть выступления, ревниво следил за Эвелин, которая так и не дала согласия сегодня снова поужинать с ним. Он заметил, что девушка несколько раз поглядывала в одну и ту же сторону. И ему это не понравилось, особенно то, что там, куда она глядела, сидел тот самый сотрудник отдала технической поддержки, которого он застал на днях в ее кабинете.
   Но с другой стороны, он понимал, что это глупо и что он ведет себя неправильно, придавая значения каким-то совпадениям. А все от того, что Эвелин игнорировала его.
  
   "Я знаю, что глупо ревновать ее к какому-то рядовому сотруднику, пришедшему починить ей технику, с тем же успехом я могу предъявить претензии к ее помощнику Жаку. Жак проводит с ней наедине достаточно времени, чтобы вызвать у меня подозрения.
   Однако уже два года прошло с тех пор, как я всячески пытаюсь донести до нее свои чувства. И еще пол года назад я думал, что у меня все получается.
   Нужно сделать так, чтобы Эвелин наконец-то стала моей. В конце концов, если не влюбилась в меня, то хотя бы спала со мной! Я так хочу ее, и чем больше она отдаляется от меня, тем больше усилий я приложу к тому, чтобы заполучить ее".
  
   Собрание закончилось. Эвелин бросила последний взгляд на Криса и вышла из зала.
   - Дружище, а ты у мисс Стюарт в любимчиках, - Барни улыбнулся. - Она так на тебя посмотрела... Может она влюбилась в тебя? А что? Ты хорош собой, умен, обаятелен.
   Барни рассмеялся своей шутке.
   - Да брось, Барни. Она даже не знает о моем существовании, подумаешь, пару раз вызывали в ее кабинет. Да я больше общался с ее секретарем, к сожалению...
   - Вот видишь, я же говорил, что в нее невозможно не влюбиться! Будешь искать вторую такую же, во всей Вселенной не найдешь. Жаль, что достанется она этому типу...
   - Почему ты так решил, - довольно таки резко спросил Крис. - Она сама выберет себе достойного мужчину. И сильно сомневаюсь, что это будет Александр Куин.
   - Ну, посмотрим.
   Они уже дошли до лифта и остановились, ожидая своей очереди. В толпе сотрудников продолжать обсуждать дочь самого босса не представлялось возможным, поэтому они замолчали, думая каждый о своем.
   А когда они вместе вышли из лифта, Барни предложил встретиться за обедом.
   - Крис, давай пообедаем вместе. Только не в нашем кафе, а где-нибудь подальше, а?
   - Почему не в нашем?
   - Потому что у меня вдруг появилось такое желание. К тому же я хочу, чтобы ты хоть немного развеялся.
   - Да? - вообще-то я не голоден. - Однако я прогуляюсь с тобой. Встретимся в холле.
   Едва они разошлись, как у Криса зазвонил телефон. Он бегом бросился в свой кабинет, чтобы никто не услышал его разговора.
   - Лин!
   - Я не могла это вынести, это было выше моих сил. Я поняла, что если не позвоню тебе сейчас, то просто сойду с ума. Крис!
   - Успокойся, прошу тебя. Ты была просто великолепна, все наши, с этажа, до сих пор только и говорят о тебе.
   - А ты?
   - Я? Я просто закрываю глаза и представляю себе, что вечером не только увижу тебя, но и смогу прикоснуться.
   - Мне на какое-то мгновение показалось, что ты снова грустишь...
   - Тебе показалось, просто я изо всех сил пытался не смотреть на тебя. Вот и выглядел донельзя серьезным.
   Они проговорили еще несколько долгих, и в то же время летящих с сумасшедшей скоростью минут.
   И тут к ней в кабинет, как всегда без предупреждения вихрем ворвался Алекс.
   - Эвили, ты была великолепна! Ох, прости, ты разговариваешь?
   - Алекс! Когда ты научишься приходить ко мне как и все нормальные люди?
   Она нахмурилась. Ей так много еще хотелось сказать Крису. Алекс заметил ее недовольство и замешательство.
   - Мне выйти? - он смиренно сложил на груди руки. - Я помешал тебе!
   Эвелин покачала головой и отвернувшись от него, закончила разговор:
   - Я перезвоню после обеда.
   Крис слышал, как она вздохнула и отключил телефон. Ему не хотелось вот так заканчивать разговор, но он не хотел подставлять Эвелин.
   Однако на душе стало еще противнее, особенно вспоминая замечания Барни о том, что Алекс так и вьется вокруг Эвелин.
   Рабочий день, казалось, длился бесконечно. К тому же Алекс все-таки настоял на том, чтобы Эвелин поехала с ним поужинать. А это значит, что и вечером они смогут увидеться лишь на короткое время.
   Крис пригласил к себе Барни, чего не делал вот уже несколько месяцев, особенно с тех пор, когда Эвелин практически перебралась к нему и они стали каждую ночь проводить вместе.
   Барни был несказанно рад такому повороту событий. Они договорились встретиться после работы и вместе пойти домой.
   Порывистый ветер, такой характерный для зимнего времени года на этой планете, гнал по темно-синему небу причудливые сиреневые облака. Деревья в парке гнулись почти до земли, холодный воздух проникал под одежду, беспорядочно раскидывая и взъерошивая волосы Криса. Он впервые так долго жил на столь необычной для него планете. И еще плохо ориентировался в выборе одежды.
   Однажды, в выходной день, они гуляли с Эвелин по закоулкам города, девушка все время посмеивалась над тем, как Крис мерзнет от порывов ветра. Ее лицо раскраснелось, волосы, рассыпанные по плечам, сверкали на солнце. Она шла впереди него, такая яркая, свежая и прекрасная. А на следующий день она потащила его в магазин и помогла выбрать подходящую куртку.
  
   Вот и в этот холодный зимний вечер Крис снова прогуливался по центральной аллее рядом с главным входом. Сегодня ему не было холодно, он был одет в ту самую куртку, которую они вместе покупали когда-то.
  
   Может это было тысячу лет назад? А может только вчера? Время летит так странно для тех, кто любит. И для тех, кто ждет. И особенно для тех, кто уже ничего не ждет.
  
   И так уж получилось, что в то время, когда Крис ждал припозднившегося друга, прогуливаясь по аллее, Эвелин вышла из здания вместе с Алексом. А тут из другой двери появился Бернард. Крис сразу же увидел ее. Она шла, ее волосы были по-прежнему собраны в строгую прическу. На плечи она накинула легкий серебристый плащ. Девушка медленно двигалась к машине, припаркованной прямо у входа, рядом с ней шел Александр Куин. И едва за ней захлопнулась дверь, в неверном свете уходящего дня она заметила Криса, стоявшего чуть поодаль. Барни, выходивший из другой двери, тоже увидел его и поразился застывшему взгляду. Он обернулся и увидел, куда именно смотрит его друг. Только Алекс, шедший чуть впереди, не заметил эту немую сцену. Он открыл дверцу и нырнул внутрь, дожидаясь Эвелин. Ему хотелось включить ее любимую музыку прежде, чем она сядет в машину. Уж очень велико было его желание обворожить Эвелин.
   Сердце Криса гулко ухало в его груди в такт шагам Эвелин. Их взгляды встретились и вспыхнуло между ними пространство и время. В зеленых глазах на миг отразилось карее, чуть затуманенное облако. А Эвелин просто задохнулась от неожиданности. Ей стало так грустно и больно, и какое-то предчувствие сжало ее сердце, причинив физическую боль. На мгновение она перестала дышать, а когда смогла наконец вздохнуть, холодный зимний воздух вихрем ворвался ей в легкие, обжигая их, словно это был чужеродный газ неизвестной Галактики.
   Барни подбежал к Крису, загородив собою друга от Эвелин, от других сотрудников компании. Невидимая линия, связавшая Криса и Эвелин, оборвалась так же внезапно, как и появилась.
   - Эй, дружище, я опоздал!
   - Ничего, Барни. Я даже замерзнуть еще не успел.
   Голос Криса звучал тускло и безжизненно, а взгляд все еще искал что-то вдалеке, как будто в глубине этого замерзшего парка хранилось сокровище.
   - А вот я чувствую, что сейчас замерзну, если не пойду очень быстро. Пойдем, а?
   Он вял Криса за плечи и развернул, вдвоем они быстро зашагали по направлению к городу.
  
   А Эвелин еще долго стояла около машины Алекса, глядя, как мужчина чуть не силой уводит Криса. Из оцепенения ее вывел Алекс. Он взял ее за руку, да так неожиданно для нее, что она чуть не вскрикнула.
   - Эвили, садись в машину, ты же замерзла!
   Он усадил ее, а сам с подозрением осмотрел аллею. Однако ничего подозрительного не заметил.
   Через минуту они были уже далеко от здания офиса. А Крис с Барни все еще шли по парку, решив срезать путь по одной из тропинок, где однажды Крис встретился с той, кого полюбил больше жизни.
  
   Часть 2, главы 7
  
   - Ладно, Крис, я не хочу тебе мешать. Давай я пойду домой, а потом, когда захочешь, мы славно посидим у твоего камина.
   Барни уже натянул на себя куртку и встал. Но тут Крис подскочил. Он не мог так обидеть своего друга.
   - Послушай, Барни. Ты не обижайся на меня, прошу тебя.
   - Да кто тебе сказал, что я обиделся?
   - Сам вижу, не слепой.
   - Какие глупости. Просто я вижу, что ты не в настроении, вот и все. Давай, к примеру, завтра пообедаем вместе, как сегодня? И все?
   - Нет, так не пойдет.
   Крис взял его за руку и усадил на диван. А сам начал возиться с камином.
   - Барни, я сейчас затоплю камин, а ты пока налей нам выпить, а? Вечер будет длинным...
   - Как и твоя история, так ведь?
   Крис на секунду остановился, задумчиво глянул на Барни, а затем согласно кивнул.
   Через полчаса огонь весело потрескивал в камине, на столике перед ними стояли наполовину опустошенные бокалы. А Крис, непривычно бледный, говорил, не отводя глаз от огня. И слова давались ему с трудом.
   Отблески оранжевого пламени причудливо отражались на их лицах. Тишину дома ничто не разрушало, только чуть хриплый голос Криса.
  
   "Я его совсем не помню, понимаешь, совсем? Словно кто-то стер ластиком из памяти. Зато мама и брат так ярко стоят порой перед глазами, что у меня слезы наворачиваются.
   Хотя Стефана я потерял так рано, мне и было-то всего лет пять. И не моя в том вина. А вот мама... Она осталась там одна. Я бросил ее одну, это сделал именно я, причинив ей столько боли и страданий. Ведь я не мог больше жить рядом и хоть как-то скрасить ее дни. А сегодня, спустя столько лет, все бы отдал, чтобы она смогла быть рядом. Но тут опять же ничего уже не поделаешь.
   У меня никогда не было ни друзей, ни девушек. Пока я не прилетел сюда. Барни, меня носило между звезд как пылинку. Я и чувствовал себя пылинкой. Никому не нужной, отовсюду гонимой. Улетел с одной планеты, прилетел на другую, какая разница? Все равно никто не заметит. Я даже уже не помню названия всех мест, где я когда-то жил и работал. Так же, казалось бы случайно, меня занесло сюда.
   И вот я здесь. И у меня появляешься ты. А потом работа, свой дом. От всего этого можно сойти с ума. Первое время я вообще думал, что я сплю и вижу сон. А потом судьба делает мне еще один подарок..."
  
   - Ты встретил Эвелин Стюарт?
   Крис вздрогнул при звуке этого имени.
   На секунду он отвел взгляд от огня и посмотрел на друга. Затем снова начал смотреть на камин и искорки заплясали в его расширенных зрачках.
  
   "Да, я встретил Лин. А она встретила меня. Я не знал, что она дочь мистера Стюарта. Не знал вообще ничего о ней. Мы просто столкнулись в парке, она гуляла там с Марси. А я просто бродил. А потом я уже шел туда специально. И что самое главное, она тоже шла туда специально.
   Мы с ней долго присматривались друг к другу. Словно бы мы знали друг друга давно, а потом почему-то забыли. А потом я понял внезапно, что люблю ее, и не могу больше представить себя в этом мире без нее. А она призналась, что видела меня во сне. И еще, Барни, я открою тебе наш с ней секрет. Это из разряда мистики, но ты не смейся. Мы с ней видим одни и те же сны. А она, за много месяцев до того, как мы с ней встретились, нарисовала мой портрет. Пойдем, покажу"
  
   Они поднялись на верх, в одну из пустых комнат. И там, на окне, стоял портрет Криса. Когда они шли по коридору второго этажа, Барни бросил взгляд в приоткрытую дверь в спальню, он успел заметить, что комната преобразилась. Там было полно вещей, которые Крис при всем своей желании не стал бы покупать, к примеру, женская одежда.
  
   "Я люблю ее, люблю все больше. И ты был прав сегодня, говоря, что она смотрела на меня. Лин действительно смотрела на меня, хотя это было ошибкой. Мы с ней решили не афишировать отношения. Не стоит никому знать, что дочь самого Ричарда Стюарта встречается с рядовым сотрудником. Да это и не главное. Просто Лин прекрасно знает желание своего отца. И в этом ты был прав, Барни. Ее отец мечтает о том дне, когда Лин и Александр Куин... Словом, когда они будут вместе..."
  
   Тут Крис уронил голову на грудь и затих. Количество алкоголя и сигарет, которые он выпил и выкурил за время разговора, было критическим. Барни встал и на кухне налил для друга стакан воды.
   - Крис, выпей, - он кинул в воду какое-то лекарство. - Тебе станет легче!
   Крис молча принял у него из рук стакан и выпил, поморщившись.
   - Молодчина. А теперь давай я уложу тебя, а сам пойду?
   - Нет, прошу тебя, останься...
   - Тебе плохо потому что она уехала с этим юристом? - напрямик спросил Барни.
   - Я боюсь... Просто я очень боюсь ее потерять. И отнюдь не из-за этого юриста, как ты его называешь.
   Крис стукнул кулаком по спинке дивана, чуть не опрокинув стакан. Барни молча взял его у него из рук.
   - Я боюсь того, что и ее, и тебя, я однажды потеряю. Ведь мне никогда не везло в этой жизни.
   Барни покачал головой.
   - А вот тут ты не прав. Ты замечательный человек, уж поверь мне. Я это знаю. И не может судьбы быть так несправедлива к тебе. Зачем же в таком случае нужна была эта встреча.
   Крис поднял голову и его взгляд заставил Барни отшатнуться от друга.
   - Затем, чтобы еще больнее было осознавать, что я потерял. Иначе мне даже сравнивать было не с чем. Я думаю, это очень злая шутка судьбы... А самое главное, что я просто не смогу пережить эту потерю... Я и так в течение всей своей жизни теряю все...
  
   (И Эвелин я тоже потеряю... Это просто вопрос времени. Мне не совладать с проклятьем...)
  
   Они замолчали, думая каждый о своем. Крис отвернулся от друга, пытаясь сдержать эмоции, так и рвущиеся из него. А Барни взволнованно ходил по комнате. Ему хотелось хоть как-то помочь Крису, облегчить его боль, однако он просто не представлял себе, как это можно сделать.
   - Крис, а что если вам с ней уехать? - внезапно осенило его.
   Крис встрепенулся, подняв на Барни затуманенный взгляд.
   - Куда?
   - Да куда угодно, лишь бы подальше отсюда. Думаю, что вы настолько любите друг-друга, что вам везде будет хорошо вместе. На этой планете навряд ли вас оставят в покое... Ричард Стюарт не из тех, кто подставляет другую щеку, тут ты прав. Он скорее придерживается принципа "око за око".
   - Ты считаешь, что рано или поздно он докопается до правды?
   - Можешь даже не сомневаться в этом. Когда он узнает о том, что его единственная и горячо любимая дочь встречается не с Александром Куином, а с рядовым служащим его же компании, он прежде чем действовать (а действовать он будет в любом случае), узнает всю твою подноготную. Так что самое лучшее, что вы можете сделать, это уехать так далеко, как только сможете.
   Теперь уже Крис поднялся и взволновано заходил по комнате. Огонь отбрасывал красные тени на его бледное лицо. Барни же ждал, неподвижно сидя в кресле.
   - Я согласен с тобой, Барни. У нас не будет никакого будущего, если ее отец узнает о наших отношениях. Но... я думаю, ты не прав в одном.
   - В чем же?
   - Если мы уедем, будет еще хуже. В таком случае, ее отец подумает, что мы специально скрылись, потому что я задумал нечто плохое. И незамедлительно примет меры.
   - Крис! Но должен быть какой-то выход? Должен!
   - Не для меня, Барни. После того, что я рассказал, ты должен понимать, что мне нельзя ждать подарков судьбы. Я проклят.
   Порыв ледяного
  
   (обжигающе-холодного, как самые темные и самые страшные глубины Космоса, где таиться только плохое)
  
   ветра пронесся по комнате после этих слов, Барни поежился от холода. А Крис замолчал, опустившись в кресло, его плечи поникли, как у человека, на которого обрушился небесный свод.
   - Давай сделаем так, Крис, - не в привычках Бернарда было впадать в отчаяние. - Пусть все идет своим чередом, наслаждайся тем, что имеешь, и ради Бога, не думай о плохом! Просто живи здесь и сейчас. Пусть тоска обойдет тебя стороной. А я всегда буду рядом, что бы ни случилось. А в случае чего, помогу тебе чем угодно!
   - Барни...
   - Я серьезно, Крис. Мне не хочется говорить о плохом, потому что я желаю тебе только хорошего, но в случае чего, ты будешь знать, что уже не одинок. И вот еще что я тебе скажу, приятель...
   - Что?
   - Я думаю, что Эвелин Стюарт любит тебя по-настоящему. И никогда не предаст. Так что несмотря на все злые шутки, что судьба выкидывает с тобой, сделала она тебе и подарок. Цени это. И береги. А сейчас я, пожалуй, пойду. Скоро полночь.
   Крис проводил друга и еще долго после его ухода обдумывал все, что услышал от друга.
  
   Глава 8
  

Я умру, но так надо

Ты не жди меня...

"Агата Кристи"

   Часть 1, главы 8
  
   На этот раз Алекс все решил сделать по-другому. Он привез Эвелин не в ресторан, не в парк, не в кафе, а к себе домой.
   Его квартира, находящаяся на последнем этаже высотного дома, была сделана из стекла и металла. В огромные, во все стены окна, не прикрытые шторами, проникал свет звезд.
   Едва они зашли к нему, как Алекс включил свет и музыку. Это были космические симфонии Ричарда Смита. Музыка кружилась по просторным комнатам, тесно переплетаясь с лучами ярчайших звезд.
   Эвелин уже была в гостях у Алекса. Правда это было днем, к тому же в квартире было полно народу, в том числе родители Алекса.
   Сегодня же вечером у нее аж дух захватило от увиденного. Алекс снял с нее верхнюю одежду, взял за руку и повел вперед.
   Они остановились у стены (или окна) обращенной на запад. Именно там ярче всего в это время суток светилось две туманности.
   - Сегодня словно специально для тебя все звезды сияют ярче, чем обычно, - прошептал Алекс ей на ухо. - Разве это не прекрасно?
   - Это чудесно, - призналась Эвелин. - Алекс, тебе можно только позавидовать, ты каждый вечер возвращаешься сюда и видишь такую красоту.
  
   (Я готов возвращаться каждый вечер даже в пещеру, находящуюся на тысячу миль под землей, лишь бы со мной возвращалась ты... Зачем мне этот свет звезд, если рядом нет тебя)
  
   Она подошла к другому окну, откуда были видны два спутника Земли. На один из них, Дзенибу, налетели облака, на миг скрыв его из виду.
   Алекс снова подошел к ней, обняв ее за плечи. Она замерла под его руками, чувствуя, как он вдыхает запах ее волос, как его дыхание щекочет ей шею.
   - Дзениба отсюда кажется словно игрушечной. Посмотри, можно увидеть все ее впадины и равнины. Я знаю наизусть названия каждой. Смотри, вот это кратер Дождей. А это - Плексианская равнина. Там первые поселенцы этой планеты добывали плексиан. Говорят, этот металл ослепителен.
   Она слушала его молча, а он опустил свои руки ей на талию и нежно поглаживал ее тело, ощущая тепло, просачивающееся через тонкую ткань одежды.
   - Алекс, - она отвернулась от окна, повернувшись к нему лицом. - Ты смущаешь меня.
   - Разве? - он не убрал руки, наоборот, еще крепче охватил ее руками.
   - Да. Все это меня смущает, - девушка нервно оглянулась. - Мы одни?
   - Да, Эвили. Мы одни. Но тебе нечего смущаться. Ты же со мной. А значит в полной безопасности.
   - Вот это-то меня и смущает...
   - Что ты хочешь этим сказать?
   Он не отпускал ее от себя, однако ослабил объятия, почувствовав, как она напряглась, как в ее глазах заискрились всполохи паники.
   - Я не готова к тому, чего ты от меня ждешь, - прямо сказала она, пытаясь отступить от него назад.
   - А чего я от тебя жду? - он улыбнулся ей одними губами, глаза же оставались серьезными.
   Ее спина уперлась в холодную поверхность стекла, по телу девушки пробежала дрожь. Теперь Алекс обхватил ее плечи горячими руками, прижав к себе.
   - Ты ждешь от меня любви, - Эвелин решила говорить откровенно.
   - А чего ждешь от меня ты?
   Она не знала, что ответить на его вопрос. Его руки еще крепче обхватили ее озябшие плечи. А лицо Алекса приблизилось к ее лицу.
   - Может быть, вот этого?
   Он слегка наклонился к ней и прикоснулся к ее губам своими губами. Осторожно, но неотвратимо, его губы впились в нее. Она чувствовала вкус его поцелуя, чувствовала, как он наслаждался. Чувствовала, как в нем разгоралась тщательно скрываемая до этого страсть.
   Алекс все сильнее прижимал ее послушное тело к себе, а его губы становились все настойчивее.
   Эвелин закрыла глаза и увидела перед собой лицо Криса, который ждал ее. Она вспомнила, как трепетно и нежно он целовал ее в первый раз. И в ее груди трепетало сердце, которое переполняла любовь к Крису.
  
   От поцелуев Криса я возносилась к звездам и мне не хотелось возвращаться обратно. От поцелуев Алекса мне хочется спрятаться в тень, куда не проникает ни один звездный луч.
  
   И, тем не менее, Алекс был опытным любовником. Он знал, когда нужно отступить, чтобы потом добиться своего. Вскоре Эвелин перестала дрожать от его прикосновений, а ее тело стало более податливым.
   Но как же ему хотелось, чтобы она отдалась ему со всей страстью, на которую только была способна!
   Вот он оторвался от нее, позволив ей отдышаться. Он видел, как затрепетали ее закрытые глаза. Она посмотрела на него, притихшая и такая желанная.
  
   Еще желаннее от того, что была такой недосягаемой...
  
   - Я не ждала этого, - сказала она наконец, чтобы прервать молчание, повисшее в тишине квартиры, под взглядами молчаливых всевидящих звезд.
   - Я мечтал об этом много месяцев, - тихо прошептал Алекс.
   - Алекс, не все наши мечты могут сбываться.
   - Я это знаю, Эвили.
   - И тем не менее, твоя мечта сбылась. Я здесь, с тобой, ты целовал меня.
   - Вот видишь...
   - Но теперь отпусти меня, прошу...
   Они продолжали стоять вплотную друг к другу. Она чувствовала биение его сердца. А он мог чувствовать ее дыхание на своей щеке.
   - Я не держу тебя. Я могу только надеяться, что ты будешь рядом со мной.
   - Не думаю, что ты способен питать себя одними надеждами. Ты привык добиваться своего.
   - Это значит, что ты знаешь и то, что я добьюсь твоей любви?
   Этот вопрос повис в воздухе. Эвелин могла лишь усмехнуться в ответ. Уж она-то знала правду. Правду о том, что она любит единственного человека на этом свете. И этот человек отнюдь не Александр.
   Она попыталась отступить от него. Однако он все еще не отпускал ее. Алекс снова притянул ее к себе, обнимая словно драгоценный цветок.
   - Я все равно добьюсь своего, я докажу тебе свою любовь. И ты познаешь всю глубину моих чувств к тебе, Эвили. Рано или поздно мы будем вместе. Вместе навсегда. Клянусь тебе.
   Произнеся эти слова, вернее, прошептав их быстрой скороговоркой, как заклинание, он снова приник к ней губами, не давая ей ни малейшего шанса на сопротивление.
   Они целовались несколько минут.
   На этот раз она словно погрузилась в какой-то транс, отвечая на его поцелуй, но в то же время видя перед собой совсем не Алекса. А тот упивался своими ощущениями.
   Внезапно Алекс сам отступил от нее, понимая, что может зайти настолько далеко, что будет не способен контролировать силу своей страсти. Он подвел ее к дивану, стоявшему прямо напротив окна и усадил рядом с собой. На столике рядом с диваном был сервирован ужин на двоих.
   Эвелин пыталась восстановить дыхание. Она понимала, что объяснять Алексу про Криса совершенно бесполезно. Он не только не поймет ее чувств, но сделает ее встречи с Крисом невозможными. А еще больше ее страшило то, что о ее любви узнает отец.
   Она молча смотрела на Алекса, понимая, что для того, чтобы сохранить ее любовь, ей придется обманывать и притворяться. И как бы грустно ей от этого не было, другого выхода просто не было!
  
   Я никогда в жизни не обманывала и не притворялась. Но сейчас мне придется это делать. Ради своей любви. Ради Криса. Ради нашего счастья.
  
   - Эвили, давай ужинать.
   - Ты знаешь, я так устала, что мне не хочется...
   - Но, судя по твоим поцелуям, я уверен, что ты полна сил...
   Он усмехнулся, а она внутренне поежилась. Значит ли это, что после ужина Алекс надеется на нечто большее с ее стороны, нежели поцелуи? Или она сможет уехать, не вступая в споры с Алексом?
   - Алекс, пойми, пока я сама не буду готова, навряд ли ты получишь удовольствие... - тихо проговорила она, ненавидя себя за эту ложь и скрытые намеки. - Тебе стоит набраться терпения. Понимаешь?
   Она видела, как загорелись его глаза, как довольная улыбка тронула его красивые, капризно очерченные губы.
   - Я готов ждать тебя столько, сколько потребуется. И неужели ты думаешь, что я затащил тебя сюда, чтобы оказывать давление или принуждать к тому, чего ты не в состоянии дать мне по доброй воле?
   Она заставила себя улыбнуться, хотя сердце девушки сжалось в груди.
   - От мужчины, охваченного страстью, можно ожидать что угодно.
   Казалось, его удовлетворил ее ответ, и ее улыбка. Однако Эвелин изо всех сил хотела только одного: оказаться в спальне на втором этаже уютного дома, в объятиях Криса.
   Они приступили к ужину. А едва покончив с едой, она сама взяла Алекса за руку и подвела к окну, на этот раз восточному.
   - Если я правильно ориентируюсь в пространстве Космоса, то наша старая планета, откуда мы родом, находится вон там?
   - Совершенно верно. Ты отлично разбираешься в астронавигации, моя принцесса.
   Они еще поговорили о звездах. Алекс расслабился, а Эвелин ждала удобного момента, чтобы уйти.
   - Алекс, давай ты будешь давать мне уроки астрономии, когда мы полетим по заданию отца, - предложила она.
   - Уроки астрономии. Уроки чего-угодно! Ты же знаешь, что тебе достаточно лишь намекнуть, и весь мир будет у твоих ног.
   - Я знаю. Вот это меня и пугает...
   - Не нужно, Эвелин, не нужно дорогая. Я никогда не причиню тебе боли. Я так сильно люблю тебя...
   Он сам не ожидал от себя этих слов, однако он сказал их.
   Эвелин услышала. Эвелин вздрогнула. А затем обняла его, прижавшись к нему.
   Алекс тут же обнял ее. Так они и стояли. Он боялся спугнуть ее. А она боялась что-то сказать в ответ. Наконец, она отстранилась от него и тихо произнесла:
   - Я знаю.
   Он прикоснулся к ее волосам. Она не одернула его. Однако и не поощрила.
   Затем, спустя невыносимо долгие мгновения, попросила вызвать такси.
   - Хорошо, Эвили.
   Спустя час она поднималась по ступеням дома Криса. Он лежал в спальне на кровати. Одетый, встревоженный, с гулко бьющимся сердцем.
   Он слышал, как у дома остановилась машина. Он слышал ее легкие шаги по лестнице. Он ощутил ее запах, когда она вошла в комнату.
   Эвелин увидела его в темноте. Видела, как он лежит поверх покрывала, его светлая рубашка ярким пятном выделялась на темном фоне порывала.
  
   "Только бы Крис не спал... Мне так хочется успокоить его, сказать о своей любви..."
  
   Девушка подошла к краю кровати. И увидела, что Крис поднялся ей навстречу. В неверном свете звезд, падающем из прикрытых шторами окон, она увидела боль в его глазах. Отчаяние отражалось в морщинках в углах его глаз, а его высокие лоб прорезали поперечные складки.
   - Лин, я подумал, что ты не вернешься.
   Он поднялся ей навстречу, она с облегчением обняла его. И вдруг расплакалась.
   Крис испугался. Он усадил ее к себе на колени, не отпуская от себя ни на миг. Его руки стащили с нее пиджак, он гладил ее по распущенным волосам, по вздрагивающей спине.
   - Ну, что ты, что ты? Все хорошо, Лин. Успокойся... прошу тебя...
   - Крис, прости меня... - она отчаянно всхлипнула, пытаясь взять себя в руки.
   - Лин, мне не за что тебя прощать. Чтобы ты не сделала, я принимаю как должное...
   - Прости за ту боль, что я тебе причиняю.
   - Лин, ты самое большое счастье, что у меня есть. Успокойся, умоляю...
   Он поднял ее лицо, вытирая рукой слезы, струившиеся из ее глаз.
   - Я не могу даже представить, что ты переживаешь, когда я уезжаю с Алексом. Если бы ты на моих глазах уехал с другой, мое сердце просто разорвалось бы от отчаяния. Но я не могу ничего поделать... Ничего...
   - Я знаю это, Лин. И переживу. Правда!
   - Мне так тяжело дается обман, Крис.
   - Это ты прости меня за то, что из-за меня ты вынуждена обманывать.
   - Пойдем в ванную, - он поднял ее на руки.
   Он помог ей умыться, раздел ее и уложил в кровать. После чего разделся сам и прижался к ней всем телом, согревая ее своим теплом.
   Эвелин замерла от счастья. Спустя пол часа они крепко спали в объятиях друг друга, в глубине души надеясь, что завтрашний день принесет им только счастье, любовь и надежду на счастливое будущее.
  
   А еще дальше, в самых потаенных глубинах сознания, куда они не позволяли себе даже заглядывать, они оба знали, что счастье, любовь и надежда на счастливое будущее - это лишь призрак, самообман, мираж, который в один день растает, оставляя после себя горький осадок и бесконечную боль.
  
   Часть 2, главы 8
  
   Прошло два месяца. Зима близилась к концу. Совсем скоро парк, где впервые встретились Крис и Эвелин, должен был покрыться листвой.
   После того памятного вечера в квартире Алекса, он больше не напоминал Эвелин о том разговоре. Они много работали, однако вечера и выходные дни Эвелин проводила только с Крисом, который был полон надежд, воодушевления и любви.
   Даже предстоящий отъезд Эвелин теперь не пугал его так сильно, как когда-то. Он знал, что она любит его. Он знал, что ради него она готова на все, как впрочем и он ради нее.
   Она рассказала ему о том, что произошло между ней и Александром Куином. А он, в свою очередь признался ей, что Бернард знает о них и в случае, если им понадобиться помощь, они могут рассчитывать на него.
  
   Уже через неделю Эвелин, Ричард и Александр улетали на важные деловые переговоры.
   И именно сегодня Эвелин узнала точную дату отъезда. Она сидела в кресле, напротив стола в кабинете отца, который инструктировал своего заместителя, стоящего перед ним буквально навытяжку, как солдат перед генералом.
   - Уинстон, за время моего отсутствия вы должны в обязательном порядке ввести новую систему безопасности. Я лично проинспектирую, когда вернусь. Подробные технические описания системы получите завтра. Завтра же вечером жду от вас вопросы, если вам что-то будет непонятно. А сейчас вы свободны.
   Мистер Лайнс быстро вышел из кабинета. Эвелин, до этого молча сидевшая в кресле и нетерпеливо постукивающая рукой о поверхность рабочего стола отца, тоже поднялась.
   - Пожалуй, я тоже пойду. В три часа у меня совещание с начальниками отделов как раз по поводу моего отъезда.
   - Эвелин, я тебя надолго не задержу.
   Она повернулась к отцу, ее светлые волосы, собранные в прическу, блеснули в ярком свете ламп. Ричард невольно загляделся на нее, отметив про себя, до чего же красива его дочь.
   - Я думала, мы все обсудили? - она закуталась в нежно-обсидиановую накидку, которую ей буквально вчера подарил Крис, и с которой она не могла расстаться даже на работе, надев ее поверх строгой бежевой блузки. - Мне нужно подготовиться к совещанию.
   - Я знаю, девочка моя, что ты тщательно относишься к своей работе, однако у меня к тебе разговор.
   - Я слушаю тебя, папа, - она снова села в кресло, откинулась на спинку и вытянув перед собой длинные ноги, обтянутые бежевыми брючками.
   Ричард заметил, что в вырезе блузки что-то сверкнуло голубым светом. Однако подумал, что это обсидиановая накидка блеснула в свете ламп и не придал этому значение.
   - У тебя в последнее время такие счастливые глаза. Ты вся словно светишься. Расскажи мне, что происходит?
   Эвелин не ожидала этого вопроса. И хотя она давно уже приняла для себя решение, не выдавать отцу свои чувства к Крису, врать ему прямо в лицо она тоже не хотела. С усилием уняв бешено застучавшее в груди сердце, она пожала плечиками.
   - Да, собственного ничего нового не происходит, - ее голос ничем не выдал волнения. - Вроде все, как обычно.
   - А с Александром вы встречаетесь?
   - Да, - кивнула она, улыбаясь и стараясь, чтобы улыбка выглядела безмятежной. - Недавно, к примеру, ужинали у него дома. В квартире у Алекса потрясающий вид на звезды.
   По лицу Ричарда она видела, что он остался доволен тем, что услышал.
   - А то, что-то давно я не видел вас вместе, а ты так просто светишься вся. Вот я и подумал, а вдруг вы там уже свадьбу запланировали, а меня не поставили в известность.
   Он встал из-за стола и, обойдя стол, быстро подошел к дочери, ласково прикоснувшись к ее щеке.
   - Пока мы будем лететь, у вас будет несколько недель, которые вы проведете вместе. Ты рада этому?
   - Рада, - она кивнула отцу, снова кутаясь в накидку, так как ей внезапно стало холодно. - А еще рада, что ты будешь рядом, в последнее время мы действительно мало общаемся. И, думаю, учитывая тот объем работы, что ты на себя взвалил, освободишься ты не скоро.
   - Что есть, то есть. Впрочем, чем мне еще заниматься, кроме как работой? Ты живешь одна, забросила старика отца. А тут такие дела творятся....
   - Кстати, о делах. Давно хотела тебя спросить....
   - Что ты имеешь в виду?
   - То же самое, что и ты, папа. Ты с таким нетерпением ждешь этой поездки, сдается мне, неспроста...
   Она лукаво посмотрела на него, радуясь, что так быстро смогла увести разговор в сторону.
   - Не знаю, о чем ты, дочь? - он сделал непонимающее лицо.
   Эвелин выжидающе смотрела на него. Однако ее отец был крепким орешком. Он пожал плечами и молча смотрел на нее.
   - А та сенатор с планеты Антарес, которая так потрясла твое воображение... - наконец открыто сказала Эвелин. - Сдается мне, что она будет там.
   - Мисс Чемберс?
   - По-моему, именно так ее и зовут. Если не ошибаюсь, мисс Джина Чемберс.
   - Да, она тоже там будет. Она в списках.
   - Ну, теперь мне все понятно, - улыбнулась Эвелин.
   Ее самым заветным желанием было стремление хоть чем-то занять мысли отца, помимо нее самой и работы. И вот, кажется, представился вполне реальный случай.
   - Какая ты наблюдательная, а главное, ты прямо с ходу просекла, - протянул Ричард. - Похвально, очень даже.
   - А ты как думал, папа. Я же твоя дочь.
   - Именно поэтому я могу доверить тебе самые важные дела в компании и быть при этом спокоен. А уж когда я отойду от дел, вы с Александром сумеете не только не развалить нашу корпорацию, но и сделать ее еще более масштабной.
   - Жаль, что мне пора идти, однако смею заметить, что ты ловко уклонился от темы, - улыбнулась Эвелин.
   - Иди, Эви...
   - Ладно, мы вернемся к этой теме через неделю, в долгом полете будет о чем поговорить помимо работы. Ты подробно расскажешь мне об этой милой Джине. А вдруг мне тоже нужно готовиться к свадьбе... К твоей свадьбе, - подчеркнула она.
   С этими словами девушка выбежала за дверь, оставив отца одного. Тот довольно улыбался ей в след.
   А вот улыбка Эвелин померкла сразу же за дверью. Ей очень не хотелось уезжать, ведь это значит, что ей предстоит долгая разлука с Крисом.
   Почти половина земного года рядом с ним показалась ей самым восхитительным временем. Как это не было странно, но Эвелин влюблялась в него все больше и больше. Порой ей трудно было день-то выдержать вдали от него. Особенно когда ей приходилось ночевать в своем доме или доме отца.
   А свое решение не общаться в здании компании они свято соблюдали, хотя иногда так трудно было не поддаться искушению.
   Зато теперь, когда стало теплее, они возобновили обеденные прогулки в парке. Правда, гуляли они тоже с опаской. Не по центральным аллеям, а в том уголке, который напрямую примыкал к дому Эвелин. Он был огорожен забором и войти на территорию могли только владельцы специального ключа от ворот. И еще они никогда не возвращались вместе.
   К их большому сожалению иногда им трудно было вырваться даже на эти короткие прогулки. Вот, как сегодня, например. Она все утро и обед провела с отцом. А вчера Криса так загрузили работой, что даже после работы пришлось остаться.
   Но большую часть недели они все же встречались в аллее, гуляли с Марси, а главное, видели друг друга.
   Едва войдя в свой кабинет, она услышала, что ей звонит Алекс, который хотел пригласить ее к себе в кабинет. Эвелин, которая поняла, что увидеться с Крисом днем уже не представиться возможным, вздохнула, развернулась и пошла к Алексу, успев дать указания Жаку.
   - Алекс, у меня есть ровно десять минут, после чего я убегаю на совещание, - высказала она, едва войдя к нему. - Так что давай сразу...
   Алекс стоял у окна, рядом с маленьким столиком на котором лежал какой-то сверток. Но этого Эвелин не заметила, так как все ее внимание сосредоточилось на Крисе, который тоже находился в кабинете.
   Алекс вызвал его пол часа назад, чтобы тот установил ему новую программу. Дело затянулось, программа попалась хитрая, требующая специальных драйверов, поэтому Крис до сих пор возился, сидя за столом главного юриста компании.
   Крису было неприятно находиться в этом кабинете, а уж тем более общаться с Александром Куином. Он предложил забрать технику с собой, а потом принести обратно. Однако Алекс отказался, пересел за столик у окна, внимательно следя за Крисом. Это только усугубляло неприязнь. А уж когда тот начал звонить Эвелин, Крису и вовсе стало не по себе, он не знал, как предупредить Эвелин.
   И вот она зашла, вернее, влетела в кабинет, как легкий ветерок.
   - Эвили, я тут, - подошел к ней Алекс, видя, как она застыла на месте, глядя на этого служащего компании. - Я не задержу тебя надолго, просто приготовил для тебя сюрприз и мне не терпится его вручить!
   Она преодолела секундное замешательство, оторвала взгляд от своего любимого, и повернулась к Алексу. И тут Алекс замер, заметив ее взгляд, полный любви, страсти и чего-то запредельно прекрасного, от чего начинало щемить в груди. Он задохнулся от нежности, глядя на нее. После чего в два шага преодолев расстояние между ними, очутился рядом с ней.
   - Эвили, - выдохнул он, беря ее за руку и не замечая, как Крис вздрогнул от его фамильярности.
   - Что ты хотел мне сказать, - она уже взяла себя в руки и ее взгляд стал прежним, немного отстраненным. - У меня и вправду нет времени, я созвала совещание, а еще нужно к нему подготовится, я еле вырвалась от отца...
   Эти ее слова предназначались прежде всего Крису, который должен был понять, что у нее полно работы.
   Крис правильно понял ее, однако его настроения это не улучшило. Его первым порывом было извиниться и выйти, сославшись, что ему нужны какие-нибудь диски. Однако тут же он вспомнил, что таким образом он оставит ее наедине с этим человеком, и передумал. Вместо этого он отвернулся от них, сделав вид, что полностью сосредоточен на установке программы, а на самом деле, просто чтобы не видеть, как Алекс держит Эвелин за руку.
   - Помнишь, ты говорила, что в полете хотела бы выучить основы астронавигации?
   - Помню, - она заметила, как поспешно отвернулся Крис и это ее расстроило.
   - Ты не передумала?
   - Нет.
   - Тогда это тебе, - он подал ей сверток, в котором оказался маленьких компьютер-учебник. - С помощью этого ты постигнешь все гораздо быстрее. К тому же там есть встроенный воспроизводитель объемного видео. Сможешь создавать любые проекции, чтобы наглядно изучать предмет.
   - Спасибо, - она взяла его в руки и начала разглядывать. - Давай так, я проведу совещание, а потом подробно изучу его.
   - Отлично, а если понадобиться моя помощь, то вечером я совершенно свободен, - тихо прошептал ей на ухо Алекс, все еще находящийся под впечатлением от ее взгляда.
   - Хорошо... Я пойду...
   - До встречи.
   Эвелин вышла от Алекса, закусив губу. От нее не укрылось и то, как Крис отвернулся, чтобы не видеть их вместе с Алексом, и то, что тот прошептал ей на ухо.
  
   "Боже, как же тяжело Крису это видеть... Будь я на его месте, просто бы извелась от ревности. А он вынужден терпеть и делать вид, что его ничего не касается..."
  
   Девушка зашла в свой кабинет, закрыла дверь и опустилась в кресло. Ее лицо потемнело, словно облако набежало на небо. А настроение, и так неважное после разговора с отцом, испортилось окончательно.
   Жак тихо постучал к ней в дверь.
   - Войдите!
   - В конференц-зале все уже собрались.
   - Спасибо, Жак, - она встрепенулась, глянула на часы и ужаснулась тому, что просидела, задумавшись, почти час. - Я приду через минуту.
  
   Часть 3, главы 8
  
   - Крис, обними меня, крепко-крепко, - она вздрагивала всем телом, а ее руки были холодны, как лед. - Я хочу, чтобы ты не отпускал меня, хочу чувствовать твои руки, твое тепло. Умоляю тебя, обнимай меня, не выпускай меня из рук.
   Эвелин только что вернулась домой после встречи с Алексом, домой, где ее ждал Крис. Как всегда не спящий, с тревогой всматривающийся в окно, выходящее на подъездную дорогу.
   Он обнял ее, крепко, как она и просила. И понял, что Эвелин находится на грани.
   - Ну, что ты, что ты? Тихо, все хорошо, я не отпущу тебя от себя, я рядом...
   Она перестала дрожать, только изредка всхлипывала у него на груди. А когда он попытался чуть отстранится, чтобы дотянуться до платка, она буквально вцепилась в его руки.
   - Я не могу без тебя... Я знаю, что я виновата, но я не могу без тебя, Крис.
   - Ты ни в чем не должна себя упрекать, Лин, тсс, девочка моя, я лишь хочу вытереть слезы.
   Она позволила ему взять платок и вытереть ей слезы, после чего снова прижалась к нему.
   Когда она успокоилась, Крис взял ее на руки и отнес в спальню. Там он осторожно, как самую большую драгоценность в мире, раздел ее. Она смотрела на него, не отрываясь. И он видел в глазах Лин все - любовь, отчаяние, слезы, желание...
  
   Он любил ее. Любил медленно и нежно.
   Он хотел ее. Хотел страстно и отчаянно.
   Он желал ее. Желал бесконечно и неутолимо.
  
   Он высушил поцелуями ее слезы. Он прикоснулся губами к ее губам, шее, груди... Он осыпал ласками поддавшееся навстречу тело. Затем они слились воедино, мир вокруг расплылся. Мир стал другим, мир изменился. Но они не видели ничего. Только друг друга. А потом она уснула в его руках. А он всю ночь, пока звезды не начали меркнуть, лежал без сна, обнимая ее, отгоняя от нее плохие сны, охраняя ее покой.
  
   Алекс позвонил в дверь дома Джулии. Она открыла ему, с радостным криком повисла у него на шее. Он обнял ее на мгновение, потом отстранился и быстро прошел в ванную, где разделся и стал под душ.
   - Милый, мне приготовить для тебя что-нибудь? - голос за дверью звучал обеспокоено. - С тобой все в порядке?
   - Я в порядке, Джул, приготовь мне чего-нибудь покрепче.
   Ее успокоил его ответ и она ушла. А Алекс включил воду и встал под душ. Но образ Эвелин все не выходил из его разгоряченной головы.
   Эвелин смотрит на него с любовью у него в кабинете. Эвелин отвечает на его поцелуй у него в квартире, освещенная ярким светом звезд. Эвелин сидит, опустив глаза, словно боясь встретиться с ним взглядом, в ресторане, где они сегодня ужинали. А когда она все-таки смотрит на него, у него от ее взгляда кровь начинает стучать в висках.
   Эвелин сегодня, Эвелин вчера, Эвелин несколько лет назад... Эвелин, Эвелин, Эвелин...
  
   Всегда только Эвелин. Она одна. А как было бы прекрасно, жениться на Джулии Слейтер, Джулии, которая любила бы преданно и верно, жила бы моими интересами, смотрела на меня и только на меня.
  
   Алекс стоял под ледяной водой, однако упругие струи не могли остудить огонь, бушевавший у него внутри. Он понимал, что Эвелин ускользает от него каждый раз, едва он приближается к ней чуть ближе. Он осознавал, что его страсть оставляет ее холодной и невозмутимой. Он чувствовал, как разбиваются об лед ее чувств его порывы и желания.
   Его тело наконец замерзло, однако в груди по-прежнему жгло. И унять это чувство не могло ничего, вернее, никто. Никто, кроме Эвелин.
  
   Горит свеча, вокруг темно.
   А мы встречаем Рождество.
   А за окном снежинки тают.
   А за окном...
  
   Джулия включила его любимую музыку, приглушила свет в бело-сиреневой спальне, поставила бокал с коньяком на столик, а сама тихо сидела в дальнем уголке комнаты, на кушетке, поджав под себя ноги.
   Когда он вышел из душа, закутавшись в полотенце, она даже не двинулась ему навстречу. Лишь подняла на него огромные темно-карие глаза. Прядка темных волос упала ей на лицо, она нетерпеливо встряхнула головой.
   Алекс взял бокал, залпом выпил его содержимое, после чего лег на постель, сбросив с себя полотенце.
   Музыка волнами накатывала на него, коньяк огнем прокатился по внутренностям, обжигая и принося облегчение одновременно. Джулия все так же молча смотрела на своего любовника, не делая, однако, попыток подойти к нему.
  
   Но в эту ночь он не один,
   До гроба пьян и вдрызг любим.
   Она целует без конца,
   Его безумные глаза...
  
   - Джули, дорогая, я скоро уеду...
   Она оторвала от него взгляд, вздрогнув от его голоса.
   - Уеду по делам, на несколько недель, быть может на месяц.
   Девушка, наконец, встала, осторожно подошла к нему и прилегла рядом, обхватив его руку.
   - Эта поездка может привести к непредсказуемым результатам.
   Джулия поцеловала кончики его пальцев, ее волосы упали ему на грудь.
   - В любом случае, я хочу, чтобы ты знала, родная, ты мне очень дорога. Я ценю то, что ты есть в моей жизни.
   Девушка прижала его руку к себе, ее теплые пальцы осторожно скользнули по его обнаженному телу.
   - Но как бы не сложились обстоятельства, я в любом случае вернусь к тебе.
   Она молчала, однако он знал, что Джулия слышала каждое его слово. Ее рука по-прежнему ласкала его тело, принося успокоение, снимая напряжение, наполняя теплом.
  
   Глава 9
  

И небо нам открыло дверь

Я пригласил тебя на танец.

И мы с тобою танцевали.

А потом мы целовались,

И плакали...

   Часть 1, главы 9
  
   Она проснулась первая. Крис еще тихо спал рядом. Эвелин осторожно, стараясь не разбудить его, повернулась к нему лицом и обняла спящего. Смуглая кожа Криса была теплой, даря ей ощущение покоя. Его темные волосы разметались по подушке. Он показался ей в эту минуту таким уязвимым и таким любимым, что на глаза непрошено навернулись слезы.
   Всю последнюю неделю она не могла думать ни о чем другом, кроме как о разлуке с ним. Ей очень не хотелось уезжать. Но девушка понимала, что выхода нет. Поездка была важной для всех. И не поехать означало подвести отца.
   Крис за эту неделю не сказал ей ни слова о том, что им предстоит. Только стал еще более нежным. И каждую ночь любил ее со всей страстью, на которую был способен. А потом лежал без сна, вглядываясь в ее лицо. И каждый раз, просыпаясь, она видела его любящий взгляд.
   За эти дни он осунулся, под глазами залегли тени, еще более оттеняемые его длинными ресницами. Она вдруг представила, как он будет жить все эти дни, недели, а может и месяцы, без нее. Представила, как тяжело ему дастся это время. И сердце в который раз защемило: ведь уже сегодня вечером они попрощаются. А ночью корабль взлетит с этой планеты.
   Она будет удаляться отсюда со скоростью, большей скорости света. А Крис с той же скоростью будет удаляться от нее, оставаясь на Новой Земле - маленькой планете, так похожей на Старую Землю, где все они когда-то родились.
   В последнее время она все чаще задумывалась о том, что ждет ее в будущем. Что будет через год? Через два? А через пять лет?
   И честно отвечала себе - пусть будет что угодно, лишь бы рядом с ней был Крис. Да, она обманывала отца и Алекса. Да, она скрывала Криса от всех. Но без него она уже не могла.
  
   Если я потеряю тебя, Крис, мне незачем будет жить. Если ты исчезнешь из моей жизни, я тоже исчезну, меня не будет. Не будет той Эвелин, которая живет сейчас. Только твоя любовь ко мне все это время приносила мне ни с чем не сравнимое счастье. Я нашла тебя, спустя столько лет поисков. И я знаю, что так распорядилась судьба. Я создана для тебя, а ты создан для меня. И так предначертано...
  
   Крис пошевелился во сне, его рука нашла Эвелин и он непроизвольно обнял ее. Она чуть не расплакалась от этого жеста. Однако крепко сжала губы, не желая будить его так рано.
  
   Он столько ночей не спал, пусть хоть сегодня выспится, ведь ему предстоит еще немало бессонных ночей. Впрочем, как и мне.
  
   Так она и лежала в эту ночь, последнюю ночь перед ее отъездом. Последнюю ночь.
   А Крис видел сон. Он снова был в том самом замке. На этот раз стены его были полуразрушены. Окон не было, лишь пустые щели в стенах, сквозь которые проникал лунный свет. Эвелин рядом не было, хотя именно ее он и искал, бродя по лабиринтам комнат, залов и лестниц.
   Внезапно на его пути возникла фигура. Человек стоял, молча ожидая, что Крис подойдет к нему.
   - Лин? Это ты?
   В ответ - тишина.
   - Кто это?
   На этот раз фигура назвала его по имени.
   - Кристиан, это я.
   И от этого голоса, прозвучавшего в тишине полуразрушенного замка, у него по коже побежали мурашки.
   - Откуда ты здесь взялся?
   - Я пришел предупредить тебя, сын.
   - О чем же?
   Крис не решился подойти к отцу, опасаясь встретиться с ним взглядом. А то, что это был именно отец, он уже не сомневался, только отец звал его полным именем. Он остановился невдалеке, не решаясь сделать хоть шаг ближе.
   А может, опасаясь увидеть вместо отца того монстра, который разрушил всю его жизнь, жизнь его матери и отнял жизнь у собственного сына. Ведь в этой темноте всякое может случиться...
   - О том, что тебе не следовало прилетать на эту планету.
   - На Землю?
   - На Землю, - эхом разнеслось по замку.
   - Но почему?
   - Ты сам знаешь ответ, сын.
   - Я не могу всю жизнь прятаться от мира. Не могу бросить единственную женщину, которую люблю всем сердцем.
   - Улетай!
   - Нет.
   - Улетай, пока есть возможность...
   - Нет, отец.
   - Если ты не послушаешь меня, ты умрешь.
   - Нет!
   - Да.
   Фигура начала растворяться в темноте. Крис приблизился к тому месту, где еще секунду стоял его отец. Однако в этом месте зияла огромная дыра. И Крис провалился в нее. Он падал вниз, чувствуя, как воздух холодит его кожу, а волосы и одежда развиваются от ветра. Еще секунда и он ударится о землю, о камни, оставшиеся от разрушенных стен. И его не станет на этом свете. Так же как не станет его отца, его брата, его матери. Все они умерли в его сне. И он шел им навстречу. И скоро окажется там же. В месте, где нет ничего, кроме смерти.
  
   - Крис, все хорошо, все хорошо, любимый...
   Эвелин погладила его по лицу, смахнула со лба холодные капли пота. И тут он сумел проснуться. И окунулся в ее бездонные золотисто-карие глаза.
   - Лин!
   - Да, Крис, это я... Просыпайся, это был всего лишь сон. Сон, и ничего больше.
   Он прижал ее к себе, чтобы она не видела испуг, застывший у него на лице. Она стала ласкать его, чтобы снять дикое напряжение, в котором он пребывал.
   Постепенно, Эвелин прижималась к нему все теснее. Теперь, помимо рук, она начала ласкать его губами. А его тело, с которого медленно спадало напряжение, отзывалось на каждую ее ласку наслаждением.
   Крис откинул простынь, которой они оба были укрыты, и принялся ласкать Эвелин. Постепенно он взял инициативу в свои руки. Теперь уже тело девушки отзывалось на каждую его ласку, на каждый поцелуй.
   Она посмотрела в его глаза, как любила делать всегда, чтобы видеть, как они плавятся от страсти. Его грудь вздымалась бурно и беспорядочно, он безумно хотел ее, хотел ее всю, без остатка. Он знал в тот момент, что их слияние - это не просто слияние тел, это прежде всего, полное слияние их душ, их личностей, их страсти друг к другу.
   Вселенная раскачивалась в унисон с ними. Еле видные на небе звезды мигали им в такт. Зависшие над планетой спутники притягивали и отталкивали их тела, погружая их в бесконечную гармонию.
   А потом они лежали в тишине дома. И слышали стук сердец друг друга. И не было для них ничего важнее, чем слышать, как страсть, любовь и нежность тают в ударах сердец.
   - Я люблю тебя, Лин.
   - Я люблю тебя, Крис.
   Они закрыли глаза, быть может, надеясь, что так им удастся обмануть неумолимое время, которое утекало у них, быстрее, чем песок в песочных часах, быстрее, чем вода, в час отлива.
  
   Часть 2, главы 9
  
   Александр полулежал на кушетке в гостиной своих родителей. Они, узнав от Ричарда Стюарта, что сын улетает с ним, позвали его на ужин.
   - Почему ты не сказал нам о поездке?
   Стивен посмотрел на сына поверх бокала с вином, который он разлил всем после ужина.
   - Не думал, что вам с мамой это будет интересно...
   - Но..., - Аманда подалась вперед, ее задела реплика Алекса.
   - Тихо, Мэнди, не стоит ссориться. Ты же знаешь, что мама и я хотим быть в курсе того, что происходит с тобой.
   Он ласково посмотрел на жену.
   Белокурая, еще совсем не старая женщина ответила ему таким же теплым взглядом, потом вздохнула и залпом выпила свое вино, нервно отставив бокал в сторону. Она подошла к сыну, присела на подлокотник, и нежно провела рукой по его густой шевелюре.
   - Алекс, не будь таким злым, ты же знаешь нашу с папой жизнь. Мы иногда увлекаемся, забывая обо всем...
   - Да, мам, вы иногда увлекаетесь. И ваши увлечения, сколько я себя помню, заключались в двух вещах - вашей любви друг к другу и звездам. Третьего, как говориться, не дано.
   Аманда и Стивен переглянулись.
   - Нет, не надо мне сейчас ничего объяснять, - Алекс перехватил руку матери и поднес к губам. - Я всегда завидовал вам, в хорошем смысле. Вы нашли друг друга, вы нашли свое призвание. Так что все хорошо.
   - Но ты чувствуешь себя лишним, так ведь? - в голосе Аманды ему послышалась печаль.
  
   А может ему все это только показалось...
  
   - Нет, я не чувствую себя лишним, ведь я уже давно вырос. К тому же вы нашли мне человека, который всегда был рядом, даже когда вы были погружены в свои дела. И я очень признателен вам за это.
   - Алекс, я согласен с тобой, мы мало времени уделяли своему единственному ребенку. Но я рад, что ты все понимаешь.
   Стив благодарно улыбнулся ему.
   - Конечно понимаю. Кстати, я улетаю не один, а с сэром Ричардом и Эвили.
   - Ах, вот как? - воскликнула Аманда.
   - Да, мы летим втроем. И эти переговоры очень важны для компании.
   - А рядом с дочерью Ричарда тебе скучать не придется, - усмехнулся отец, вспоминая, что его сын уже долгое время влюблен в Эвелин Стюарт.
   - Именно, папа. Именно.
  
   Они замолчали, каждый думал о своем. Потом Стивен снова наполнил их бокалы, присев на край дивана, рядом с женой.
   - А насколько далеко вы зашли в своих отношениях? Ты уже сделал ей предложение?
  
   "Именно этим я и планировал заняться во время полета"
  
   - Ну, наши отношения еще очень далеки от этого, мы просто встречаемся. И все.
   - Вот как это теперь называется, - рассмеялась его мать.
   - Сын, сколько можно ждать, возьми инициативу в свои руки. А то малышка Эви покажет тебе свои коготки и ускользнет. Кто знает, может она уже нашла себе кого-нибудь порешительнее тебя?
   Аманда шутливо прижала палец к его губам, предостерегая от дальнейших советов. Стивен тут же начал дурачиться и попытался поцеловать ее пальчик. Они так увлеклись своей игрой, что снова забыли про сына. И так было всегда.
  
   Алекс по-прежнему полулежал на кушетке, наблюдая за ними. Он действительно знал, что родители обожали друг друга. И порой настолько, что забывали о нем. В таких случаях он находил утешение, приходя к Ричарду Стюарту, у которого всегда было время для него. К тому же Ричард всегда мечтал о сыне.
   Ричард и Эвелин - вот те люди, которые были ему дороги не меньше
  
   (а в чем-то даже больше)
  
   родителей.
  
   Допив бокал с вином, Алекс поднялся на ноги и попрощался с родителями. Ему вдруг очень захотелось увидеть Эвелин, посмотреть в ее огромные глаза, обнять за плечи и зарыться лицом в ее волосы. Он набрал ее номер, но тут же сбросил, представив себе, как она откажется встретиться с ним. Сегодня, после долгого тяжелого дня на работе, после общения с родителями, он просто не выдержит этого разочарования.
   Даже его выносливости есть предел.
   "У меня будет полно времени, чтобы обнимать ее, осталось только чуть-чуть потерпеть", - подумал он, садясь в машину и выезжая на трассу.
   Он принял решение и сейчас мчался к Джулии. Все-таки ему нужно было хоть немного расслабиться, набраться сил перед долгой поездкой. И он оказался прав. Джулия была дома и страшно обрадовалась, увидев его.
   Она радостно вскрикнула, открыв дверь, и повисла у него на шее. А потом они занимались сексом и она, уставшая, крепко уснула на огромной кровати. Он же еще долго, почти до самого утра лежал в темноте спальни, представляя, как Эвелин будет лежать рядом с ним, после сумасшедшей ночи. Представлял, как она обнимет его, как уткнется лицом в его грудь, а он сможет всю ночь вдыхать запах ее кожи, чувствовать ее теплое дыхание на своей коже.
  
   Возможно, мы впервые займемся с ней любовью в космосе. Посреди вселенской пустоты, в которой нет ни воздуха, ни иного газа. Там будем только мы с нею. И там будет наша любовь, согревающая просторы галактик.
   А потом мы вернемся сюда, на эту милую маленькую планетку. И снова будем вместе. Будем вместе всегда - длинными ночами, долгими вечерами, мимолетными днями и чудесными утренними часами, освещенными ее присутствием.
   Я смогу каждый день видеть, как ее глаза сияют, как она улыбается мне, как Эвили принадлежит мне целиком.
  
   Незаметно, погруженный в свои мечты, Алекс уснул. Но даже во сне он видел, как любит Эвелин Стюарт. И как она отвечает ему взаимностью. Когда первые утренние лучи осветили спальню, он крепко спал, а на его лице застыла нежная и какая-то тревожная улыбка. И Джулия, проснувшаяся первой, нежно гладила своего любовника по обнаженной груди, любуясь улыбкой, ей, увы, не предназначенной.
   Наступило утро отъезда. Девушка помнила об этом, хотя и не спешила будить Алекса. Ей так хотелось, чтобы он побыл с ней еще немного, а если он проснется, то тут же исчезнет, как это было уже не раз. Поэтому она старалась двигаться тихо, как мышка. И это ей удавалось.
  
   Часть 3, главы 9
  
   Оба мужчины - и Крис, и Алекс - проснулись в это утро одновременно, как будто кто-то разбудил их. Крис медленно открыл глаза, сразу же окунувшись в бездонные темно-карие глаза Эвелин.
  
   Алекс же подскочил от света, бившего ему в глаза. Джулии в спальне не было, она отвечала на звонок в соседней комнате. Он резко сел на кровати, вспомнив о том, что сегодня он, Эвелин и Ричард вылетают в командировку. И о том, что сегодня у него полно дел перед отъездом.
   Мужчина быстро принял душ и отправился искать Джулию, уже варившую для него кофе.
  
   Крис протянул руку, чтобы обнять ее, и тут вспомнил о том, что сегодня вечером останется один. Снова один во всей этой
  
   жестокой
  
   бесконечной Вселенной.
   - Привет, - тихо позвала его Эвелин. - Я рада, что ты со мной.
   - Привет, - ответил он едва слышно, ему вдруг стало трудно дышать, как будто из груди выкачали воздух. - Ты рано проснулась?
   - Хотела растянуть минуты перед уходом, чтобы подольше побыть с тобой.
   Крис с шумом вдохнул воздух, не желавший попадать в легкие, его зеленые глаза потемнели от боли. Эвелин с тревогой посмотрела на него.
   - Что с тобой? Ты побледнел.
   Он притянул ее к себе, чтобы она не видела его лицо, а сам сморщился от боли в груди.
   Его сердце то прыгало, как сумасшедшее, то вдруг останавливалось, пропуская удар.
   - Ничего, - глухо ответил он, зарываясь лицом в ее распущенные волосы. - Совсем ничего, Лин.
   Какое-то время они лежали, обнявшись. Крис справился с приступом, его сердце забилось ровно. Эвелин слышала глухие удары, прижавшись щекой к его груди.
   - Можно я напою тебя чаем?
   - С удовольствием, Крис.
   - Ты сегодня уже не придешь на работу?
   - Появлюсь там ровно на пол часа, чтобы забрать кое-что.
   - Мы увидимся в обед?
   Эвелин, уже откинувшая было одеяло, чтобы встать, снова прижалась к Крису. Она слышала, с каким трудом ему даются эти вопросы.
   - Я постараюсь вырваться, - девушка знала, каким сумасшедшим будет этот день, но не могла отказать его невысказанной вслух просьбе. - И буду ждать тебя там.
   Теперь уже он поднялся первым, затем подал ей руку. Так, держась за руки, они отправились в душ.
  
   Алекс пил маленькими глотами обжигающе горячий черный кофе. Джулия сидела напротив него. Она держала свою чашку, но так и не притронулась к ней. Ее густые черные волосы, распущенные по плечам, отливали красными искрами. Полные губы чуть подрагивали. Ей так не хотелось отпускать от себя Алекса. Но что она могла поделать?
   Она прекрасно знала, что была всего лишь очередной его любовницей. Знала, что уже долгое время он любил другую женщину. Догадывалась и о том, что стоит той стать чуть благосклоннее к Алексу, как он тут же бросит ее, как бы она его не устраивала. И как бы его не устраивал секс с ней.
   Однако Джулия, уже побывавшая замужем, и познавшая все "прелести" семейной жизни, несмотря ни на что, в глубине души мечтала стать женой этого человека.
   Однажды повстречавшись с ним на корпоративной вечеринке, куда ее обязал прийти шеф, она сейчас даже представить себе не могла жизни без него. Ее начальник даже не подозревал, как она была благодарна ему за тот вечер.
  
   Она влюбилась в Александра. Она любила его молча и самозабвенно. Ничего не требуя, потому что прекрасно отдавала себе отчет в том, что потребуй она от него большего, как он тут же бросит ее.
   Ведь он любил другую. Любил, желал, мечтал о ней.
  
   Александр никогда ничего ей не обещал, никогда не предупреждал о своем приезде, и не встречался с ней вне ее дома. Даже в свою квартиру он привез ее лишь однажды, да и то, ненадолго. А после предупредил, чтобы она не смела появляться там ни под каким предлогом.
   Джулия приняла правила игры. И это устраивало Алекса. Взамен он был страстным, нежным, неутомимым, и, о Боже, каким же притягательным любовником! А еще он был остроумным собеседником, умел поддержать разговор на любую тему и с ним ей никогда не было скучно.
  
   За исключением тех случаев, когда он в очередной раз получал от ворот поворот от своей золотоволосой ведьмы (Джулия именно так про себя называла соперницу). В такие дни он становился мрачным, много пил, почти не разговаривал с ней. Зато в замен он дарил ей умопомрачительный секс, выкладываясь в постели по полной программе.
  
   Помня о его словах, что он вернется не скоро, но, тем не менее, вернется непременно, она улыбалась про себя. Это было его первое обещание ей. И это кое-что для нее значило.
   - Ты не заедешь сегодня перед отлетом?
   - Что? - он на миг оторвал взгляд от кофе, его брови поползли вверх. - Куда заеду?
   - Сюда, ко мне.
   - Мой день расписан по минутам, Джули, так что попрощаемся сейчас, - он протянул руку и ласково погладил ее по щеке. - Спасибо за кофе. Ты готовишь этот напиток лучше всех по эту сторону нашей галактики.
   Она кивнула ему, чуть прищурив глаза, стараясь, чтобы он не заметил ее слез.
   - Ну, что ты? - Алекс заметил, что она расстроена. - Ну, к чему эти мелодрамы? Перестань, дорогая, прошу тебя.
   - Прости-прости, - она поспешно вытерла слезу, скатившуюся по щеке. - Это просто эмоции.
   - Мы увидимся после моего приезда.
   - Конечно, - она ослепительно улыбнулась. - Я буду ждать.
   Он привлек ее к себе, поцеловав пухлые чувственные губы долгим поцелуем. Она глухо застонала в ответ. Алекс отпустил ее, после чего решительно направился к выходу. Дверь за ним захлопнулась, вскоре затих вдали звук двигателя его машины. А она еще долго сидела неподвижно посреди кухни, залитой ярким ослепительным зимним светом, ощущая на губах вкус его поцелуя.
  
   Эвелин сидела на диване, напротив камина. Крис сидел рядом, как в тот день, когда они впервые сюда пришли, попав под дождь.
   Чай был выпит, ее вещи собраны, они были одеты. Оставалось только закрыть дверь и помчаться на работу. Но как же трудно ей было это сделать. Она медленно обводила взглядом знакомую комнату, чувствуя, как Крис не отрываясь смотрит на нее.
   Она заметила неестественную бледность его лица, и то, как он морщился, словно ему было трудно дышать. Он же видел по ее лицу, как она не хочет никуда ехать. И понимал, что если бы у нее был малейший выбор, она бы никуда не уехала.
   - Ты плохо себя чувствуешь, Крис?
   - Что?
   Она повторила свой вопрос.
   - Я себя хорошо чувствую, - он постарался убрать с лица гримасу боли, хотя с каждой минутой ему все труднее и труднее было справляться с ней. - Позволь спросить, а ты?
   - Хорошо, - ровно ответила она, отводя взгляд.
   Крис обнял ее, затем решительно взял за руку и поднял с дивана.
   - Пора!
   - Да, действительно пора. Еще пару минут и ты опоздаешь.
   Они вышли из дома. Дверь захлопнулась. Свет автоматически погас.
   В следующий раз Крис вернется сюда уже один. А Эвелин не вернется сюда никогда.
  
   Глава 10
  

Нельзя оглядываться назад

Мы выпили до дна прощальное вино.

   Часть 1, главы 10
  
   Вечером Крис сидел в своем кабинете.
   Эвелин несколько часов назад улетела вместе с главой компании "Стюарт и мир", а также с главным юристом. Ричард Стюарт и Александр-Николас Куин забрали с собой самое дорогое, что было у Криса в жизни. Они забрали его сердце, его дыхание, его душу.
   Однако работа на этом не закончилась. Крису пришлось делать вид, что ничего особенного не произошло в его жизни. Под вечер, когда он собрался идти домой,
  
   без Эвелин его дом превратился вдруг в огромную безжизненную пустыню
  
   к нему в кабинет зашел его начальник.
   Эван Паркер, стоял напротив стола своего подчиненного и давал ему указания. Крис молча кивал, даже не пытаясь вникнуть в суть. Ему было плохо. Ему нечем было дышать, а грудь словно сжимали тиски.
   Боль, начавшая преследовать его еще утром, не отступала весь день, правда он старался не обращать на нее внимание. А сейчас ему стало совсем худо.
   Он откинулся на спинку кресла, пытаясь вдохнуть полной грудью. Однако у него это плохо получалось. Его губы посинели, а лицо покрылось неестественной бледностью.
   Мистер Паркер, до этого говоривший без остановки, вдруг прервался, с тревогой всматриваясь в лицо мужчины, сидевшего перед ним.
   - Лэнк? Что с тобой? Тебе плохо, парень?
   Крис отрицательно помотал головой, пытаясь сесть ровно и дышать. Однако легкие отказывались слушать, сердце вдруг стало тяжелым, будто в груди вместо него оказался камень. Гулкие удары отдавались в висках, лоб покрылся испариной.
   - Слушай, Лэнк, тебе нужна помощь?
   - Нет, спасибо, мистер Паркер. Все нормально...
   Его голос, сдавленный и еле слышный, не обманул начальника. Тот видел, что с ним что-то не так. Он схватил его за руку, пытаясь прощупать пульс, а затем, видя, что тому трудно дышать, ослабил узел галстука и расстегнул верхние пуговицы у ворота рубашки.
   - Лэнк, сиди спокойно. Только не вздумай терять сознание. Сейчас я вызову врача.
   Крис уже не мог отвечать. Все его силы уходили на то, чтобы просто дышать. Но даже это ему удавалось с огромным трудом.
   Мужчина быстро набрал номер врача, а сам с тревогой следил за своим сотрудником, который, скорчившись, сидел в офисном кресле. Ему не нравился бледно-синюшный цвет его лица. И то, как дыхание с трудом вырывалось из его легких. А еще Паркер видел, что Крис свою левую руку прижимал к груди, словно пытаясь унять боль.
   Буквально через две минуты в кабинет влетели врач и медсестра, которые по счастливой случайности еще не ушли с работы, хотя шел уже седьмой час и большинство сотрудников отправились по домам.
   Врач, бросив беглый взгляд на Криса, сразу же велел медсестре готовить кислородную маску и лекарства. А сам, отдавая короткие и четкие указания Паркеру, уложил Криса на пол и, расстегнув рубашку, стал методично делать массаж сердца. Медсестра одела ему на лицо маску, быстро закатала рукав и ввела в вену лекарство.
   Спустя несколько минут, показавшихся всем вечностью, лицо Криса, наполовину скрытое под прозрачной пластиковой маской, начало приобретать нормальный цвет, а губы слегка порозовели.
   Врач прослушал его сердце, после чего велел медсестре поставить ему еще один укол, что та и сделала.
   Крис лежал на полу, глубоко вдыхая через маску упоительно сладкий воздух. В голове шумело, в груди по-прежнему неровными толчками билось тяжелое как камень сердце. Зато он мог дышать.
   - Как вы себя чувствуете? - впервые заговорил с ним врач, молодой еще мужчина, одетый в ослепительно белый халат.
   Крис сфокусировал взгляд на нем и чуть пожал плечами, говорить ему не хотелось.
  
   Хотелось просто бездумно лежать, ощущая тяжелые толчки сердца в груди, вдыхать и выдыхать воздух и не шевелиться.
  
   - Я сейчас вызову машину, вас доставят в клинику. Мистер Паркер, вы вовремя позвали нас. Хелен, измерьте у него давление.
   Девушка тут же выполнила указания доктора. А вот Крису вовсе не понравилась перспектива оказаться в какой-то клинике. Он осторожно снял маску, с сожалением расставаясь с живительным потоком воздуха.
   - Не нужно никого вызывать. Мне уже гораздо лучше. Я пойду домой. Спасибо вам огромное.
   Врач посмотрел на показания давления, после чего еще раз прослушал сердце. Крис попытался сесть, однако ему это не удалось. Казалось, у него не осталось сил ни на что, кроме как дышать. Медсестра, видя его попытки, молча одела маску обратно.
   - Лэнк, ты в своем уме, тебе нужно лечиться. Напугал тут всех, я чуть сам рядом не грохнулся в обморок, - обратился к нему Эван Паркер. - Не смей спорить с врачом. Он у нас лучший из лучших!
   Врач усмехнулся, однако тут же снова стал серьезным. Он смотрел на молодого мужчину и прекрасно осознавал, что еще немного и тот мог умереть. Мистер Филипс и, правда, был отличным врачом. Впрочем, других в межгалактической компании "Стюарт и мир" не держали.
   - Не хочу вас пугать, но должен прямо сказать, что вы только что перенесли инфаркт. И если бы помощь не подоспела вовремя, все могло кончиться гораздо хуже. А сейчас вам легче от лекарств, что ввела Хелен, но приступ может повториться.
   - Я вам очень благодарен, но можно я все-таки пойду домой? - Крис еще раз попытался сесть. И на этот раз у него получилось.
   Врач и медсестра поддержали его за руки и усадили в кресло. Девушка поправила маску на его лице.
   - Первые двадцать четыре часа после приступа нужна интенсивная терапия и наблюдение врачей. А еще необходимо сделать кое-какие анализы, чтобы убедиться в том, не осталось ли последствий для вашего сердца.
   Медсестра вышла из кабинета, повинуясь знаку врача. А он, держа в руках запястье Криса, продолжал спокойно объяснять ему необходимость поехать в клинику.
   - Вы полежите под системой, подышите с помощью маски, как следует выспитесь до утра под присмотром врачей. А утром, если все будет хорошо, вернетесь домой. Вот только на работу сразу возвращаться не советую. Пару дней придется поваляться в постели, чтобы восстановить силы.
   - Лэнк, ты слышал? И не вздумай спорить, - Паркер даже пальцем ему погрозил, видя, что Крис снова собрался возражать.
   - Хорошо, я все понял.
  
   Через час он лежал в палате интенсивной терапии, ему сделали анализы, поставили систему. Маска с живительным кислородом по-прежнему была на нем. Кардиолог, внимательно осмотревший его, ушел, пообещав вернуться через час.
   Крис устало прикрыл глаза. Он не хотел, чтобы все так получалось.
  
   Он не хотел, чтобы Эвелин улетала, но что он мог поделать?
  
   Стоило только ему вспомнить об Эвелин, как боль, сжимающая грудь, вернулась с новой силой. Он сморщился, пытаясь вдохнуть и понимая, что у него это снова плохо получается. Приборы, подсоединенные к груди Криса, противно запищали.
   В палату, отреагировав на показания монитора, к которому он был подключен через датчики, прикрепленные к телу, тут же прибежали дежурный врач и медсестра.
   - Мистер Лэнк, вы меня слышите?
   Крис открыл глаза.
   - Отлично. Не теряйте сознание, сейчас станет легче.
   Через несколько минут приступ прошел. Медсестра, крепкая женщина средних лет, заботливо вытерла крупные капли пота с его лба. После чего его снова оставили одного.
   Прошло еще полчаса. Крис, лежавший без сна, услышал какой-то разговор за дверью. И тут она распахнулась, в палату вошел Барни, одетый в халат. Следом за ним шла медсестра, громким шепотом пытающаяся образумить посетителя, нарушающего запрет врача на посещение палаты интенсивной терапии.
   Однако Барни все-таки подошел к Крису, на ходу обещая медсестре не тревожить больного. Она, увидев, что Крис улыбается другу, ушла, оставив их одних.
   - Я зайду через пять минут и вы уйдете со мной. Ему сейчас нужен полный покой.
   - Отлично! Дайте мне пять минут!
   Барни аккуратно придвинул к себе стул, стоявший у дальней стены, после чего присел рядом с другом.
   - Привет, Барни, - голос Криса, искаженный маской, звучал слабо, но отчетливо. - Как ты узнал, где я? Об этом в новостях рассказали?
   - Привет, Крис. Все гораздо проще, я видел медицинскую машину, а потом столкнулся на крыльце с твоим босом. Он мне и рассказал.
   - Вот трепло! - Крис сквозь зубы выругался. - Однако я рад тебя видеть.
   - Как ты? Держишься?
   - Да я хоть сейчас бы ушел, да врачи на вашей планете какие-то чересчур мнительные. Говорят, надо до утра тут повалятся.
   Барни видел, что его другу на самом деле хреново. Смуглая, покрытая золотистым загаром кожа побледнела, лицо осунулось, а дыхание было тяжелым. Однако он улыбался и шутил. И это было хорошим знаком.
   - Ну, ты давай, сделай вид, что поверил этим докторам. А утром я могу тебя забрать отсюда.
   - Было бы здорово! Я на самом деле рад, что ты со мной, Барни.
   Тут в палату снова зашла медсестра. Она ввела в систему какое-то лекарство, после чего настойчиво попросила Барни удалиться.
   - Вам нужно отдыхать. А вы можете пока подождать в коридоре.
   Барни и сам видел, что Крису не мешало бы отдохнуть. Уж слишком измотанным он выглядел. Поэтому на этот раз он не стал спорить с медсестрой.
   - Я никуда не уйду, Крис. Ты отдыхай, а я пока посижу в коридоре, в обществе этой хорошенькой сестрички.
   Крис кивнул и закрыл глаза. Ему захотелось спать.
   Он действительно уснул под действием лекарств. А вот Барни никуда не ушел, он, как и сказал Крису, остался ждать в коридоре, перезнакомившись со всеми медсестрами.
   Врач навестил Криса, как и обещал. Та самая медсестра, что не пускала Барни в палату, подсказала ему, что стоит поговорить с врачом. Она успела проникнуться к нему за тот час, что он провел в ее обществе, развлекая ее шутками и рассказами о своих путешествиях.
   И Барни воспользовался советом. Он подошел к врачу, когда тот выходил из палаты интенсивной терапии.
   - Как он? Проснулся?
   - Нет. Но это и к лучшему. Может удастся третьего приступа избежать. А вы у нас кто? - врач с подозрением посмотрел на Барни, одетого в униформу компании "Стюарт и мир". - Родственник?
   - У него нет родственников, доктор. Я его друг.
   - Хорошо. Что вы хотели? Ведь я правильно понял, вы что-то от меня хотели?
   - Да, я очень хочу узнать, что с Крисом?
   Врач видел, что он искренне переживает, поэтому махнул ему рукой и позвал в свой кабинет.
   - Пойдемте со мной.
   Барни внимательно выслушал врача
   - Вашего друга к нам доставили после перенесенного им инфаркта. Мы положили его в палату интенсивной терапии, сделали анализы. Ввели восстанавливающие сердечные препараты.
   - Но из-за чего у него начались проблемы с сердцем?
   - Это я у вас хотел выяснить, вы же его друг, - врач, пожав плечами, откинулся в кресле на высокую спинку.
   - А может быть причина в стрессе? - Барни вспомнил свой последний серьезный разговор с другом. А еще вспомнил, что именно сегодня Эвелин Стюарт улетела в командировку. Да не одна, а в обществе мистера Куина.
   Из задумчивости его вывел врач, который резким движением отдернул штору, чтобы приоткрыть окно.
   - Раньше у него не было проблем со здоровьем? - уточнил врач.
   Из окна потянуло свежим ночным ветерком. Крупные звезды насмешливо подмигивали им, не спящим в ночи.
   - Нет. Он бывший космический пилот, летал на межгалактических кораблях. Насколько я знаю, там не держат тех, у кого проблемы со здоровьем. Просто в последнее время он очень сильно переживал из-за своей девушки. А вчера, вернее сегодня утром, особо понервничал.
   - Понятно. Стресс - самая частая встречаемая причина проблем с сердцем, - врач усмехнулся. - А уж стресс, вызванный любовными переживаниями, и подавно.
   - Вы сказали второй приступ...
   - Да, уже здесь, прямо в палате, у него случился еще один приступ, правда более легкий. Да вы не волнуйтесь, - мужчина заметил, как дернулся его собеседник. - Ему сразу же оказали помощь. Возможно, сейчас он успокоится, лекарства подействуют и третьего удастся избежать. Кстати, большого рубца на сердечной мышце не осталось, можете поблагодарить вашего врача. Он очень оперативно и главное профессионально помог ему. Все обошлось. Если ваш друг будет соблюдать спокойствие и режим, пройдет курс лечения, то уже через пару недель поправиться. И забудет о том, что когда-то был здесь.
   - А сколько ему придется пробыть здесь?
   - До завтрашнего вечера подержим на всякий случай в палате интенсивной терапии. Там есть все необходимое, чтобы быстро купировать приступ. А если к вечеру все будет нормально, переведем в обычную палату. Там полежит два-три дня и домой. Главное, чтобы ваш друг принимал лекарства и соблюдал режим дома. Ну и сюда на обследование раз в несколько дней заглядывал.
   - Мне можно быть рядом? Я не помешаю?
   - Сегодня ночью его лучше не тревожить. Я велел поставить ему снотворное. А вот завтра с утра приходите. Ну, а когда переведем в палату, то можете хоть ночевать рядом. Ваша поддержка ему только пригодится.
   - Значит никаких волнений, лекарства и режим. И все будет хорошо!
   - Именно.
   - Спасибо, вы меня успокоили. Особенно после того, как я узнал, что Крис в надежных руках. Доктор, я могу утром прийти? Меня пропустят к нему?
   - Да не за что, - врач улыбнулся ему. - Приходите.
   Бернард поехал домой, не преминув перед тем, как выйти из больницы, заглянуть к медсестре.
   - Врач у вас классный мужик, так мне все подробно рассказал, да успокоил.
   - А то, мистер Кессиди лучший кардиохирург в этом городе.
   - Он велел мне прийти завтра. Надеюсь, мисс Нортон, я увижу вас? - Барни галантно кивнул разулыбавшейся женщине.
   Она опустила глаза, однако быстро ответила Барни.
   - Не в моих правилах общаться тут с родственниками наших пациентов, но вам, мистер Фрэст, скажу, что моя смена заканчивается в девять утра.
   - Отлично, значит, я загляну к Крису, а потом успею угостить вас кофе, - Барни подмигнул ей. - Вы уж тут присмотрите за моим другом. Я на вас рассчитываю!
   Попрощавшись с медперсоналом, он уехал домой.
   Правда, даже очутившись в собственном доме, уснуть еще долго не мог. Все вспоминал, сидя в своей гостиной и вертя в руках стакан с пивом, о том, как Крис ужасно выглядел в той палате, полной медицинского оборудования.
   "Как же он любит Эвелин Стюарт! Кто бы мог подумать... Стоило ей улететь на месяц, как он в тот же день довел себя до сердечного приступа. Бедный парень..."
  
   Часть 2, главы 10
  
   На следующее утро Барни, как и обещал, с утра заехал в больницу. Медсестра приветливо кивнула ему, отрываясь от монитора компьютера, куда заносила отчет о дежурстве.
   - Мисс Нортон, рад вас видеть. Как прошла ночь?
   - Доброе утро, мистер Фрэст. Ночь выдалась на редкость спокойной. Ваш друг спал до самого утра, недавно проснулся. Врач у него уже был. Он, правда, слаб еще, но уже собирался нас покинуть.
   - О, значит, дело идет на поправку. - Барни улыбнулся женщине, которая несмотря на усталость и бессонную ночь отлично выглядела. - И, наверняка, все благодаря вам, мисс Нортон.
   Она махнула ему в сторону двери.
   - Идите уж, скажите тоже...
   - Я еще не то скажу, когда угощу вас кофе. Вы без меня не уходите. Я быстро!
   Барни накинул халат и зашел в палату интенсивной терапии, где провел ночь его друг.
   В палате было тихо. Слышалось только мерное попискивание прибора у изголовья больничной кровати. Крис неподвижно лежал, укрытый простыней. К его руке была присоединена капельница.
   Барни, придвинув стул, присел рядом. Крис услышал звуки и открыл глаза, обведенные темными кругами. Вид у него был изможденный, а лицо - бледное. Но на лице, при виде Барни, несмотря ни на что, появилась приветливая улыбка.
   - Барни, рад тебя видеть.
   - А уж как я рад видеть тебя в здравии!
   - Ну, до здравия, судя по словам врача, еще далеко. Представляешь, они не хотят сегодня отпускать меня домой.
   - Я тут ночью побеседовал с твоим врачом, Крис, - Барни осторожно поправил сползшую с плеча Криса простынь.
   - И как? Когда мне можно будет уйти отсюда?
   - Скоро, как сказал мистер Кессиди, буквально через пару дней.
   - Пару дней?
   - Ага. Сегодня вечером тебя переведут в обычную палату, там еще денек полежишь, а потом - домой.
   Крис попытался приподняться, однако он был еще настолько слаб, что попытка не удалась. Он без сил опустил голову обратно на подушку. На его лбу выступила испарина. А лицо побледнело еще больше, хотя казалось, что больше некуда.
   - Эй, полегче, дружище! А то меня выставят отсюда в два счета. Скажут - я тебя расстраиваю.
   - Барни, со мной все в порядке.
   - Да я и не спорю, но ты же знаешь этих врачей? Ты вот что, Крис. Ты лучше полежи здесь до вечера. Я после работы сразу сюда. Тебя переведут в палату и я останусь с тобой, чтобы ты не заскучал один. Ну, как?
   Барни видел, как его друг морщиться от боли. Но попыток встать больше не делал.
   - Хорошо, Барни. Я дождусь тебя. Правда, тебе вовсе необязательно со мной в палате всю ночь проводить.
   - Ну, если я тебе надоем, просто выгонишь меня. Лады?
   - Да что ты! Ты мне не надоешь.
   Барни понял, что его предложение пришлось по душе другу. И понял, что ему было очень тоскливо, так что отказываться от его общества тот больше не будет.
   - Ладно, рад, что ночь прошла спокойно. Ты, Крис, отдыхай. А я вечером приду, пообщаемся. Давай, парень, до вечера!
   - До вечера, Барни.
   Крис прикрыл глаза. Даже такой короткий разговор вымотал его. Барни еще минуту посидел рядом, пока не убедился, что он засыпает. После чего вышел из палаты. И вовремя. Мисс Нортон как раз выходила из раздевалки. На ее стройной фигурке красовалось яркое платье. Она на ходу одевала плащ. Барни подскочил к ней, чтобы помочь.
   - Мисс Нортон, вы готовы выпить чашечку кофе в моем обществе?
   - Готова, мистер Фрэст. Только прошу, вне работы вы можете называть меня Алисия.
   - Алисия, очень приятно! А я - Бернард.
   Женщина улыбнулась, видя как Барни ловко отсалютовал ей, после чего галантно подал руку и повел ее к выходу.
  
   Часть 3, главы 10
  
   Эвелин вышла из своей каюты, где провела почти сутки земного времени. Она не любила дальние перелеты. После того, как корабль вышел из орбитального пространства и лег на курс, она заперлась у себя, заявив отцу и Алексу, что будет спать.
   На самом деле она просидела несколько часов у иллюминатора, думая о том, кто все дальше и дальше удалялся от нее. Она в мельчайших подробностях вспоминала его лицо, его глаза, его слова.
  
   Ему было физически плохо, когда мы прощались. Как будто он тяжело заболевал. И в такой момент я бросила его одного. О, Боже! И даже связаться с ним в ближайшие две недели не будет никакой возможности... Как я переживу это время? Как Крис переживет это время?
  
   На вторые сутки Алекс осторожно постучался к ней. Она открыла дверь и вышла к нему, сразу попав в его крепкие объятия. Ричард стоял рядом и довольный, улыбался этой сцене.
   - Предлагаю провести этот вечер втроем. А потом я удалюсь на покой, а вы сможете попрактиковаться в астронавигации, - предложил он. - Я не буду вам мешать, займусь своими делами.
   Эвелин кивнула, понимая, что выбора ей, как всегда не оставили, все решив наперед за нее. Алекс, не выпуская ее руку из своей, повел ее в каюту сэра Ричарда.
  
   Через несколько часов они остались одни. Эвелин сидела в кресле напротив огромного, во всю стену, панорамного окна, за которым была чернота, изредка разбавляемая сверкающими точками звезд и планет, проносящихся мимо. Александр куда-то вышел. Она прикрыла глаза, пытаясь представить, что делает в это мгновение Крис. Голос Алекса, вошедшего в каюту, вспугнул ее мысли.
   - Я принес тебе бокал вина, чтобы ты немного расслабилась. Вот.
   Она взяла у него из рук тонкий высокий бокал, поднесла к губам и медленно выпила искрящуюся влагу.
   Мужчина присел в соседнее кресло, не сводя с нее глаз. Они долго молчали. Эвелин не хотела говорить, а Алекс не знал, как начать разговор.
   Всю предыдущую ночь он мечтал о том моменте, когда останется с ней наедине. И вот этот момент настал. Он нервно провел рукой по лицу, потом наклонился к ней, забрав пустой бокал из ее тонких пальцев. Его рука почувствовала трепет ее руки.
   - Спасибо.
   Алекс поставил бокал на стол, потянулся за пультом и включил свою любимую мелодию Akira Yamaoka. Голос певицы нежно нашептывал слова любви. Звезды мелькали за окном. Он сидел в метре от той, кого страстно хотел уже много лет. Он любовался ее профилем. Он мог пересчитать каждую пушистую ресницу, обрамляющую ее глубокие темно-карие глаза. Он видел пульсирующую на шее венку, он ощущал ее дыхание, чувствовал, как поднимается и опускается грудь под тонкой тканью платья.
   Эвелин сидела не шелохнувшись. Ее волосы разметались по плечам. Даже сквозь прикрытые веки она ощущала на себе его взгляд, ощущала его желание, его страсть, заставляющую его глаза сверкать, словно расплавленное серебро.
   - Хочешь еще вина?
   - Нет.
   - А давай я угадаю, чего ты хочешь? - вдруг спросил Алекс. - А?
   Вопрос застал ее врасплох. От неожиданности она широко открыла глаза, внимательно посмотрев на мужчину.
   - Угадай.
   - Ты хочешь сейчас очутиться на Земле.
   Эвелин улыбнулась. Александр точно угадал ее желание: она что есть силы хотела в этот момент очутиться на земле. В комнате с камином, рядом с Крисом, как будто она никуда не улетала вовсе.
   - Угадал?
   - Да. Ты угадал.
   - Значит, мне полагается приз, - голос Алекса зазвенел от напряжения. - Так ведь?
   - А давай я тоже угадаю, о чем ты думаешь? И если угадаю, то будет ничья.
   Он подался вперед, вглядываясь в ее лицо. Но кроме доброжелательной улыбки, ничего не увидел.
   - Хорошо.
   Она немного помолчала, глядя на него.
   - Ты хочешь поцеловать меня. И чтобы я ответила на поцелуй.
   Тихий голос девушки громким рефреном прозвучал в его пылающей голове. Он даже дернулся от нее, словно она ударила его.
   - Я угадала?
   - Угадала.
   - Ничья?
   - Ничья.
   Алекс откинулся на спинку кресла, вперив взгляд в пустоту Космоса. Эвелин заметила, как его красивое лицо застыло, превратившись в маску. А еще она обратила внимание на его элегантный темно-серый костюм и бледно-зеленую рубашку. Так одеваться в дальнем полете мог только Александр-Николас Куин.
   "Как будто на прием собрался, а не сидит со мной наедине в пустой каюте"
   - А давай каждый из нас получит свой приз.
   Алекс был бы не Алексом, если бы не нашел выход из самой патовой ситуации.
   - Ты остановишь корабль и вернешь меня на Землю? - она усмехнулась. - А за это я тебя поцелую...
   - Ну, зачем же такие сложности? - он пожал плечами, обтянутыми пиджаком. - Зачем все усложнять. Я же не предлагал тебе исполнить твое желание. А всего лишь угадал, о чем ты думаешь.
   - Ты истинный юрист, Алекс, - она улыбнулась ему. - Найдешь выход из любой ситуации.
   Он встал со своего кресла и пересел к ней на подлокотник.
   - Я рад, что ты наконец-то осознаешь мои способности.
   - И не только осознаю, но и оцениваю их по достоинству, - она смотрела на него снизу вверх, чувствуя, как его большое тело нависает над ней.
   - Отлично. Если и дальше так пойдет, то в конце поездки мы объявим о свадьбе, правда, Эвили?
   Он протянул руку и чуть коснулся ее щеки. Она замерла, широко открыв глаза и заворожено следя за ним.
   - Эвили. Не пугайся меня. Ты же знаешь, что меня не нужно бояться. Скорее мне нужно боятся того, что ты бросишь меня, что я окажусь ненужным тебе.
   Он снова погладил ее по щеке, наклоняясь еще ниже. Она не видела ни звезд, ни темноты за окном. Она не слышала музыку. Казалось, Алекс заслонил от нее весь мир. Остались лишь он и она. И миллиарды миль пустоты вокруг.
   Он опустился перед ней на колени, теперь она смотрела на него сверху. Но он был настолько близко, что ей не хватало кислорода.
   Ее грудь тяжело вздымалась, а зрачки расширились. Алекс взял ее ледяные руки в свои и нежно, но в то же время крепко, сжал ладони. Затем одним неуловимым движением придвинул ее к себе, зарываясь лицом в ее волосы.
   - Молчи, Эвили. Не говори сейчас ничего. Просто будь со мной.
   Она молчала.
   Он прижался к ней, чувствуя, как колотиться ее сердце. Он вдохнул запах ее волос. Они пахли жасмином и свежестью морозного вечера.
   Она трепетала в его объятиях. И по-прежнему молчала. А он внезапно вынырнул из вороха ее волос и нашел ее губы.
   Алекс целовал ее. Его руки обнимали ее. Его тело обдавало ее жаром страсти, горевшей в нем. Свет в каюте слабо мерцал. Музыка продолжала нежно шептать о любви. Корабль парил в пустоте невесомости. И они были вдвоем во всей огромной Вселенной. Крис был так далеко от нее. Он беспокойно спал в палате, окутанный проводами, окруженный пищащими датчиками. И она молчала, хотя хотела кричать изо всех сил.
   Наконец Алекс отпустил ее. Ее губы горели от его поцелуев. Лицо пылало от жара. А руки стали еще холоднее.
   - Ты этого хотел? - она встала из кресла, тряхнув волосами, которые с тихим шорохом возмущенно легли ей на спину.
   - Эвили. Я и сейчас этого хочу не меньше, даже больше, чем минуту назад.
   - Ты предлагаешь мне и дальше молчать?
   Он видел, как ее глаза сверкали. Она схватила пульт и выключила музыку, затем подошла к окну и опустила жалюзи. После чего хотела выйти из каюты. Но Алекс преградил ей путь.
   - Я не буду извиняться, Эвили. Я люблю тебя. И не буду извиняться за свою любовь.
   Она стояла перед ним, опустив глаза. А он снова обнял ее, прижав к своей груди.
   - Давай я провожу тебя до спальни. Ты устала.
   Она удивленно вскинула глаза. Он улыбнулся ей.
   - Спи сладко, моя девочка. У нас впереди много времени.
   - Алекс, я...
   - Тсс, - он приложил палец к ее губам. - Не говори мне ничего, прошу тебя. Очень прошу. Я люблю тебя настолько, что моей любви хватит на двоих. Так что просто иди отдыхать. И помни о том, что я люблю тебя.
  
   Глава 11
  

Самое крутое впереди,

До него осталось пол пути

И мне уже почти-почти не больно...

   Часть 1, главы 11
  
   Барни Фрэст, как и обещал, провел ночь в палате друга. Он вернулся в больницу после работы, все еще застав Криса в палате интенсивной терапии. Врачи почему-то не спешили переводить его.
   Хотя он проспал почти весь день, к вечеру он не почувствовал себя бодрее. И точно так же, как телом владела усталость, его душой овладела апатия. Крис проснулся в вечерних сумерках и долго лежал с закрытыми глазами, прислушиваясь к себе.
  
   "Лин далеко. И с каждой минутой все дальше. С ней рядом этот юрист, который наверняка не отходит от нее ни на шаг. И кто знает, в каком качестве он вернется из этой поездки
   Нет! Я не должен так думать о моей Лин, она этого не заслужила! Она любит меня. И никогда не опуститься до предательства. Но, все равно, как же это больно.
   Как мне пережить это? А что, если отец заставит ее? И она пойдет на это ради нас? Господи, где мне взять силы, чтобы перестать думать об этом?
   А может мне лучше было бы умереть? И тогда она была бы свободна от меня, от неприятностей, которые я ей могу причинить. Ее потерю скрасил бы этот Александр-Николас Куин.... Да и я бы ничего не чувствовал больше. Я наконец-то стал бы свободен. И освободил бы тех, кто мне дорог"
  
   Его мысли путались и перескакивали одна на другую. Он пытался ни о чем не думать, но у него плохо получалось. И вот он услышал, как кто-то вошел, прервав мрачный ход его размышлений.
   - Мистер Лэнк, вы проснулись?
   Это был врач. Мистер Кессиди подошел к его кровати, откинул простынь и прослушал его сердце.
   - Да, я проснулся. Вы переведете меня отсюда?
   - Если честно, то я бы оставил вас тут еще на денек. Вы бы слышали свое сердце. Бьется как пойманная в клетку птица.
   - Я хорошо себя чувствую. И хотел бы поскорее вернуться домой.
   - Прекрасно понимаю ваше желание. Однако позвольте мне решать этот вопрос. Мне бы не хотелось, чтобы едва придя домой, вы снова попали к нам.
   Врач вызвал медсестру и дал ей указания насчет лекарств.
   - Вас что-то тревожит, мистер Лэнк? Для того, чтобы поправиться, вам нужно успокоится. Иначе все наши старания сводятся к нулю.
   Крис лишь пожал плечами. Как он мог ответить этому постороннему мужчине о том, что не давало ему покоя?
   - Давайте так, сейчас вам введут лекарства. И если через пару часов сердечный ритм восстановится, мы переведем вас на первый этаж.
   - Хорошо.
   - Постарайтесь расслабиться. Скоро придет ваш друг. Надеюсь, он поможет вам прийти в себя.
   - Я постараюсь.
   - Вот и отлично! Отдыхайте.
   В палату осторожно заглянул Барни. Врач кивнул ему.
   - Пару часов мистер Лэнк пробудет здесь. Но в виде исключения, разрешаю вам находиться с ним. А то он совсем расклеился.
   - Крис, дружище, ты не слушаешь доктора?
   Крис улыбнулся, видя лицо друга. Он не мог не улыбаться, когда ощущал искреннюю заботу своего единственного друга. Врач, видя, как просветлело лицо пациента, вышел из палаты.
   А Барни присел рядом.
   - Рад, что ты со мной, - Крис кивнул другу. - Я действительно что-то расклеился. Со мной такого еще не было.
   Барни заметил морщинку, набежавшую на лоб друга. И потерянный взгляд. И руки, нервно комкавшие край простыни.
   - Я же обещал. Так что теперь ты от меня не избавишься. И я не дам тебе хандрить. Ты должен выйти отсюда как можно быстрее. И пользоваться положением холостяка, пока мисс Стюарт в отъезде. Вы еще с ней успеете пообщаться. А пока нужно использовать преимущества холостого положения. Сьюзи будет страшно рада тебя видеть, Крис. А еще я с такой медсестричкой вчера познакомился, что ради нее и сам бы загремел сюда. Ее зовут Алисия. Мы с ней утром пили кофе...
   Его болтовня отвлекала Криса. Он забыл о грустных и мрачных мыслях рядом с ним. И даже когда медсестра зашла поставить ему укол, не поморщился.
   Два часа пролетели незаметно. Врач, вошедший в палату, с удовольствием отметил, что пациент выглядит гораздо лучше. А когда он прослушал сердце, то остался вполне доволен результатом. И дал распоряжение перевести Криса в обычную палату.
  
   Барни проснулся первым и потянулся, разминая затекшие мышцы. Он проспал всю ночь на кушетке в палате Криса. Мужчина встал и, стараясь не шуметь, вышел в коридор, чтобы умыться и найти себе стаканчик кофе.
   Накануне вечером медсестра, приходившая ставить его другу укол перед сном, предупредила его о том, чтобы больного не смели поить кофе, и вообще давать что-либо без разрешения врача. Помня об этом, он налил себе кофе в одноразовый стакан, и присел на диванчик в коридоре, чтобы выпить его.
   Барни собрался все свои выходные дни посвятить другу.
  
   "Надеюсь, завтра его выпишут, и хоть ночь перед работой я посплю у Криса дома, а не в этой палате. Один вид больницы вызывает у меня приступ тоски. Да и Крису пойдет на пользу перемена обстановки. Надо только побольше его тормошить и не давать хандрить. А там, глядишь, он потихоньку и сам оправиться, выйдет на работу"
  
   Он выбросил пустой стаканчик из-под кофе и зашел обратно в палату. Твердо намериваясь не дать Крису погрязнуть в грустных мыслях.
  
   Часть 2, главы 11
  
   Эвелин проспала почти сутки. Едва войдя в свою каюту после тягостного вечера наедине с Алексом, она заблокировала дверь, высветив надпись "Не беспокоить".
   А сама упала на постель и разрыдалась. Она никогда не была дурой и прекрасно понимала, чего от нее хочет Александр. Он хотел ее. Это читалось в каждом его взгляде, брошенном на нее. Он мечтал о ней. Это сквозило в каждом его слове, обращенном к ней. И он твердо вознамерился добиться своего.
   И это пугало Эвелин больше всего. Ведь этого же хотел и ее собственный отец. А спорить сразу с двумя такими личностями, как Ричард Стюарт и Александр-Николас Куин, ей было явно не под силу. Тем более, когда она осталась с ними один на один.
   На Новой Земле, рядом с Крисом, согревавшим ее своей любовью, она готова была сражаться хоть с целым светом. Но вот тут, в замкнутом пространстве космического корабля, без тепла любимых рук, без зеленого света глаз любимого мужчины, она чувствовала себя беззащитной.
   А с другой стороны она прекрасно понимала, что если она поддастся и предаст Криса, то никогда себе этого не простит.
   Выплакав все слезы, она решительно встала, откинув с лица золотые тяжелые пряди волос. Теперь ее глаза засверкали холодным решительным светом. В этот момент она была очень похожа на отца.
  
   "Ну, что же, я буду бороться за свою любовь, как бы трудно мне не было. И добровольно я не уступлю. Вы, мои дорогие мужчины, еще увидите, на что я способна ради любви к Крису Лэнку. Я нашла его. Я полюбила его. И это мой выбор. Это моя жизнь. И моя любовь!
   Главное, чтобы Крис любил меня. И верил мне. Я никогда в здравом уме и твердой памяти не предам его"
  
   Когда и Ричард и Алекс уже потеряли надежду увидеть ее за ужином, Эвелин появилась в общем зале. Она одела бледно-желтое, тускло переливающееся платье, мягко драпирующее великолепную фигуру. Ее волосы, собранные на затылке в простую прическу, оставляли открытой длинную шею. В декольте, приоткрывающем округлость груди, поблескивал камень, который отец подарил ей на совершеннолетие, а Алекс подобрал к нему цепочку. Опалово-розовый цвет камня гармонировал с цветом кожи девушки, оттеняя ее естественное сияние.
   - Эвили, как ты прекрасна, - выдохнул Алекс, осознав вдруг, что ее сияющий образ будет еще долго преследовать его бессонными ночами. - Позволь, я поухаживаю за тобой, дорогая.
   Ричард смотрел на дочь с довольной улыбкой. Хоть ему и не нравилось, что она до сих пор держала Алекса на расстоянии вытянутой руки, он не мог не восхититься умением дочери сводить мужчин с ума. Он видел, как капитан их корабля, а также весь состав пилотов, буквально не сводили с нее глаз.
   Они поужинали, после чего в течение пары часов обсуждали дела компании. Ту неделю, ради которой они летели так далеко, нужно было провести с максимальной пользой. Так что они втроем готовились не терять ни секунды, работать слаженно и быстро.
   Наконец Ричард поднялся и, глядя на них с отеческой улыбкой, произнес:
   - Думаю, на сегодня хватит дел. Отдохните немного. Развлекитесь. А то мы летим уже третьи сутки, а вы так мало времени провели вдвоем. Я пойду к себе.
   Эвелин поднялась вместе с отцом. И, видя, что он намерен уйти, преградила ему путь.
   - Папа, ты вовсе не мешаешь нам, давай выпьем кофе.
   Алекс внезапно поддержал ее.
   - Действительно, давайте выпьем кофе. Эвелин права, мистер Ричард. Мы и втроем неплохо проводим время. Да и полет такой долгий, что мы еще успеем насладиться общением наедине. Правда, дорогая?
   Эвелин посмотрела на него с опаской. Однако не могла не согласиться.
   - Конечно, Алекс, - кивнула она. - У нас будет много времени. Да мы и на Земле успевали пообщаться.
   - Ну, уговорили. Давайте выпьем кофе, а потом я все-таки пойду к себе.
   Им подали кофе. Эвелин присела в то самое кресло, в котором сидела позавчера. Она пила кофе и задумчиво смотрела в окно, на звездное небо. Алекс и Ричард, расположившись на диване, начали оживленно обсуждать День звездного фестиваля, который наступит через несколько дней после их возвращения.
   - Думаю, нужно устроить для сотрудников нечто особенное. Например, карнавал, - предложил Алекс. - Представьте, что все придут в масках, все будут танцевать, слушать музыку и потягивать шампанское.
   - А тема карнавала? - Ричарду явно понравилась эта идея.
   - Можно устроить вечеринку в любом стиле. Например, на тему цветов. Эвили любит цветы. А еще можно устроить свой собственный фейерверк в парке. Только представьте себе - как на черном фоне вспыхнут миллионы прекраснейших бутонов. Они будут расцветать в темноте ночи на глазах изумленных людей, одетых в маски, изображающие цветы. Весь парк будут освещать золотые и серебренные гирлянды из цветов, а особое настроение создаст музыка, которая чарующими звуками приворожит каждого. Об этом празднике будут вспоминать весь год.
   Ричард довольно кивнул. Мужчины обернулись к Эвелин, чтобы увидеть, какое впечатление на нее произвело предложение Алекса.
   Однако Эвелин даже не слушала их разговор. Мысленно она была за много миллионов миль отсюда. Она представляла себе, что вернулась. И что она вместе с Крисом. Они сидят на диване напротив горящего камина. Его руки ласково прижимают ее к груди, она чувствует тепло его тела. И на душе у нее царит мир и покой. Ведь она вернулась домой. Туда, где живет ее сердце.
   - Эви, что ты скажешь?
   Она посмотрела в их сторону, сперва не понимая, чего от нее хотят. Затем, опомнившись, она улыбнулась и кивнула.
   - Отличная идея, папа. Впрочем, разве Алекс когда-нибудь предлагал плохие идеи? Извините, я вас на минуту покину.
   Она встала и быстро вышла, чтобы привести себя в порядок. И, прежде всего, привести в порядок мысли.
   Алекс и Ричард, оставшись одни, посмотрели друг на друга.
   - Александр, я давно хотел тебе сказать одну вещь. Только обещай, что ты воспримешь мои слова правильно.
   - Я весь внимание.
   - Тебе нужно быть более настойчивым с моей дочерью. Ты мне как сын. Я знаю тебя с детства. И знаю, что именно ты достоин Эвелин, как никто другой. Но я также знаю Эвелин. Она не только красива и умна. Она может быть еще и очень упрямой. И если ты не будешь настойчив, ты ничего не добьешься. И мы оба останемся ни с чем. А Эвелин найдет себе кого-то, кто не будет достоин даже ее мизинца.
   - Я знаю это.
   - Отлично. Если ты это знаешь, тогда действуй. И действуй так, чтобы малышка влюбилась, чтобы она не видела никого, кроме тебя.
   Алекс задумчиво кивнул. Он был полностью согласен с каждым словом Ричарда Стюарта. И он мечтал о том дне, когда он сможет убедить Эвелин в том, что только с ним она будет счастлива.
  
   С ним, и только с ним. С человеком, который любил ее больше всего в этом мире.
  
   - Я оставлю вас, мне действительно хочется, чтобы вы побольше времени проводили вдвоем. И здесь, на корабле, у тебя есть все шансы быть с ней.
   - Спасибо, я благодарен вам за поддержку. Никто в этом мире не сможет любить ее сильнее, чем я.
  
   "Я сделаю все, чтобы оправдать доверие отца моей Эвили. И даже, если мне придется совершить невозможное, я пойду на это. В любви, как на войне, все средства хороши"
  
   Эвелин зашла обратно. Отец поднялся ей навстречу. Встал и Алекс.
   - Эвелин, ты хочешь чего-нибудь еще кроме кофе?
   - Нет, а вот еще одну чашку кофе я, пожалуй, выпью.
   - Хорошо. Я скажу, чтобы тебе принесли.
   - Ты уходишь, папа?
   - Да, а вот ты оставайся. У вас весь вечер впереди.
   - Хорошо, - она послушно кивнула отцу. - Я дождусь кофе. А ты иди, отдыхай. С Алексом мне не будет скучно.
   Алекс взял ее за руку и усадил на диван, где только что сидел ее отец. Они остались одни.
   - Ты выглядишь не слишком-то веселой. Что с тобой?
   - Со мной? Ничего. Тебе показалось, Алекс.
   - Я знаю тебя очень хорошо, Эвили. Ты напряжена, ты мало улыбаешься.
   Он прикоснулся к ее руке, она вздрогнула.
   - Вот видишь?
   Девушка, до этого упорно избегавшая смотреть на него прямо, повернулась к нему.
   - Алекс, не придумывай. Со мной все в порядке. Возможно, меня немного раздражает этот бесконечный полет. Но не более.
   - Вот как? Тебе не нравится находиться в открытом космосе?
   - Немного неуютно, вот и все.
   Он наклонился к ней, пользуясь тем, что они сидели на одном диване. Он был так близко от нее, что мог чувствовать запах ее кожи.
   - Ты выглядишь потрясающе...
   - Ты уже говорил мне это.
   - Я могу повторять это бесконечно.
   Он шептал ей слова, с каждой секундой приближаясь все ближе. Эвелин не отклонялась. Просто сидела рядом. Ее руки, лежащие на коленях, были холодны, как лед.
   Наконец он не выдержал. Его тело нависло над ней, а губы нашли ее губы. Он целовал, упиваясь сладостью ее губ. Его пальцы ласкали длинную шею девушки. Она не отвечала ему. Ее глаза были открыты.
   Наконец он оторвался от ее губ.
   - Тебе не нравятся мои поцелуи? - голос мужчины звучал прерывисто, а его сильное тело закаменело от напряжения, повисшего в комнате.
   - Алекс...
   Тут их прервали, принеся кофе. Алекс нетерпеливо схватил кофейник и велел стюарду выйти.
   - Эвили, прошу тебя, будь хоть немного снисходительнее ко мне. Я так хочу, чтобы тебе было хорошо.
   Она видела, что своим поведением причиняет ему боль. Этот умный, потрясающе красивый мужчина любил ее. А она только и делала, что отталкивала его. Но она не могла ничего поделать с этим, как ни старалась.
   - Я знаю, Алекс, - ее голос звучал грустно. - И мне хорошо с тобой. Просто ты торопишь меня. Ты хочешь от меня больше, чем я могу тебе дать.
   Он резко встал. Совсем не это Алекс хотел услышать от нее. Она видела, как он нервно сжал руки, да так, что костяшки пальцев побелели от напряжения.
   - Послушай, Эвили. Я не буду скрывать, что мне неприятно это слышать. Тем более неприятно видеть, как все мои старания разбиваются вдребезги, сталкиваясь с твоим упрямым нежеланием видеть, как я люблю тебя.
   - О, Алекс... - она сидела, глядя на него широко открытыми глазами. - Прошу тебя...
   - Это я прошу тебя, дай мне возможность любить тебя! Дай мне шанс показать тебе, насколько ты дорога мне. И как сильно я тебя люблю.
   Он замолчал, повернувшись к ней спиной и ожидая от нее ответа. Ему была видна Эвелин. Ее побледневшее лицо отражалось в стекле.
   Эвелин обхватила себя руками, внезапно почувствовав, как озноб пробежал по обнаженным плечам. Ей стало неуютно в каюте, где Алекс стоял к ней спиной.
   - Алекс, - позвала она его.
   Он по-прежнему стоял к ней спиной.
   - Не отворачивайся от меня, - он услышал в ее голосе мольбу.
   И не смог устоять, когда она так просила его. Мужчина в два шага пересек пространство, отделяющее их друг от друга. И заключил ее в объятия.
   Она прислонилась к нему, чувствуя тепло его тела и то, как его свежее дыхание касается ее кожи. Он молчал, однако даже без слов было понятно, что Алекс простил ее, что он хочет держать ее в своих руках целую вечность. Девушка уткнулась лицом ему в грудь, вдыхая запах его тела.
   "Не думай сейчас о Крисе. Ни к чему хорошему это не приведет," - приказала сама себе она. И сделав над собой усилие, она стала думать только о том, что происходит здесь и сейчас.
   Внезапно Алекс отстранился от нее, вглядываясь в лицо. Она видела, что в его ярко-серых глазах плясали искры.
  
   Словно звезды отражаются от его глаз и отбрасывают отблеск на Эвелин
  
   - Эвили, ты не представляешь, как мне приятно обнимать тебя и чувствовать, что и тебе это нравиться. А не выпрашивать твоих ласк, словно подачку.
   - Тогда обними меня крепко, Алекс.
   Он не поверил своим ушам. Однако не стал переспрашивать второй раз, просто обнял ее, чувствуя, как она трепещет под его руками.
   Сколько продлилось это объятие, никто из них не знал. Наконец, Эвелин шевельнулась, и Алекс отпустил ее.
  
   Крис без сна лежал в палате. Сегодня была последняя ночь его пребывания в больнице. Барни спал на кушетке. Он так и не поддался на уговоры Криса поехать домой.
   Мужчина чуть повернул голову в сторону окна. Небо низко нависло над планетой, освещенной светом звезд. Редкие облака не торопясь проплывали мимо.
   Глубокий вздох вырвался из его груди, а сердце отдалось частыми ударами. Боль ушла. Быть может под воздействием лекарств, которыми его пичкали. А может, он просто настолько к ней привык, что уже не чувствовал.
  
   "Боже! Прошу тебя! Я ведь никогда ни о чем тебя не просил. Прошу сейчас. И прошу тебя только об одном: не забирай у меня Лин. Пусть я не заслужил ее любви. Пусть я не достоин ее. Я знаю, что мой отец убил ее мать, а ее отец ненавидит всю нашу семью. Но прошу тебя, не забирай ее....
   Если ты хочешь наказать меня таким образом, то лучше просто убей меня. Я готов умереть, зная, что люблю ее. И что она любит меня. Но жить, зная, что она далеко, что она с другим. Это выше моих сил.
   Прошу тебя, прояви милосердие. Не будь так жесток ко мне. Умоляю...."
  
   Бледно-сиреневые и темно-жемчужные облака на миг скрыли от Криса свет звезд. Его зеленые глаза, устремленные ввысь, померкли. Затем порыв ветра отогнал облака, на бархатном небосклоне замерцали алмазные искры.
   Он крепко зажмурился, чувствуя, как сквозь ресницы текут слезы, оставляя на щеках соленые дорожки. А затем Крис отвернулся от окна, стараясь больше ни о чем не думать. Он слышал мерное дыхание Барни, но сам заснуть так и не смог.
   А когда утро осветило палату мертвенно-серым светом пасмурного неба, он забылся тяжелым сном. И снился ему все тот же замок, в котором он провел свое детство. Только теперь он в кошмаре бродил по его развалинам. И лишь беспокойные тени мелькали вокруг. Рядом с ним никого не было. Он снова был один.
  
   Часть 3, главы 11
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"