[Регистрация] | Редактировать сведения о тексте | Редактировать текст


Самиздат, Предгорье, Мировое Зло
представляют:
Крещенский вечерок
Конкурс готического рассказа


Аннотация:


Кв: Искупление


   Генри Стайерхоф не спеша собирался на работу. Утро выдалось мрачноватое, и затянувшаяся зима тоже не прибавляла оптимизма. Генри решил выпить еще одну чашку кофе, он никак не мог окончательно проснуться, за окном валил густой снег, и так хотелось подольше понежиться в теплой кровати. С улицы послышался автомобильный гудок. "Черт бы побрал этого Ганса, ну, хотя бы раз опоздал, тоже мне немецкая пунктуальность", - ругнулся про себя Генри. От кофе пришлось отказаться, и Стайерхоф медленно вышел из дома, холодный мокрый снег падал на лицо. Он нахлобучил шапку и двинулся к машине, оттуда уже высовывалась недовольная физиономия Ганса Моргенштерна. Генри был не в особом восторге от общества немца, но тот был как бы его боссом, поэтому им приходилось терпеть друг друга. Он поспешно залез в машину и стал растирать успевшие подмерзнуть руки, Ганс как всегда что-то проворчал по поводу его медлительности и осторожно тронулся по направлению к центру.
   - И что у нас на сегодня, ты уже был в конторе? - после некоторого молчания спросил Генри, он-то, конечно, знал, что Ганс всегда первым делом заезжает в контору, а потом к нему, но почему-то по утрам неизменно его об этом спрашивал.
   - Да, был, нам нужно будет наведаться в пару магазинов, забрать долги для хозяина, - немец неприятно улыбнулся, от чего Генри всего передернуло, он слишком хорошо знал, как Ганс любит выбивать долги и каким способом он любит это делать, - но сначала мы должны наведаться в один из домов на Каштановой улице, босс собирается его снести, нам нужно проверить, ну, сам понимаешь, нет ли там нежелательных гостей, - опять эта мерзкая улыбка, Генри отвернулся и уставился в окно.
   Его выматывала эта работа, по ночам мучила бессонница, он сам заметил, что стал каким-то дерганным. Вот и сейчас он смотрел в окно невидящим взором и старался ни о чем не думать, Ганс замолчал, он обычно не был охоч до разговора, поэтому направил свои маленькие глазки на дорогу и, лицо его обрело бесстрастное выражение.
   Вскоре они остановились у большого дома, некогда, наверное, роскошного, но сейчас имевшего весьма жалкий вид. Генри с тоской посмотрел на него и, вздохнув, вышел из машины. "Наверняка, там полно паутины и мерзких пауков", - при этой мысли он содрогнулся и поплотнее надвинул шапку.
   - Ладно, ты давай наверх, а я тут посмотрю,- невозмутимо произнес Ганс и направился к двери.
   - Иди туда, иди сюда, тоже мне, раскомандовался тут, - проворчал Стайерхоф и побрел к дому.
   Зайдя в холл здания, он не увидел своего напарника, тот уже вовсю шарил по дому, и были слышны только его громкие шаги. Дом был трехэтажный, и наверх из холла вела полусгнившая лестница. Генри опасливо посмотрел на нее и осторожно стал подниматься, ступени жалобно заскрипели, но все-таки выдержали. В комнатах наверху не было ничего заслуживающего внимания: пара развалившихся шкафов, железная кровать и огромный слой пыли. В одной из комнат окно разбилось, и весь пол был в снегу. На третьем этаже он нашел комнатушку, бывшую в относительном порядке, там были даже простыни на кровати, правда, изрядно дырявые. Генри исследовал выдвижные ящики одного из шкафов, но нашел лишь старую фотографию, изображавшую пожилого мужчину со свирепым взглядом и довольно хорошенькую девушку, сидящую рядом с ним. Он улыбнулся и засунул фотографию в один из карманов. В маленькой тумбочке он нашел золотые карманные часы, которые незамедлительно спрятал поглубже в пальто, надеясь, что Ганс про них не пронюхает, и уже было, собирался спуститься вниз, как вдруг услышал душераздирающий вопль напарника. Генри со всех ног кинулся вниз, но, спустившись, никого не увидел, пробежав по всем комнатам первого этажа, он услышал какую-то возню и, двигаясь на звук, нашел дверь из кухни, ведущую в подвал.
   "Этого еще не хватало", - пробормотал он и распахнул ее. Там было тихо и темно. "Ганс, ты здесь? Отзовись, Ганс", - проговорил Генри, но никто ему не ответил. "Га-анс", - прокричал он и упал, поскользнувшись на лестнице. "Дьявол, может он свернул себе шею на этих чертовых ступенях?", - поднявшись, предположил он, зажигая маленький огонек спички. Темнота немного рассеялась, и он увидел лампочку, висящую в полуметре от него. Включив свет, Генри издал сдавленный стон и схватился за горло, невдалеке лежал немец: голова его была запрокинута, язык вывалился, вокруг шеи была повязана голубая лента, крепко вдавившаяся в нее. Вскоре Генри совладал со страхом и огляделся, других выходов из подвала не было и, он никак не мог понять как убийце, кто бы он ни был, удалось проскочить мимо него. Стайерхоф смотрел на труп и не знал: плакать ему или смеяться, уж очень он не любил Ганса, однако обстоятельства смерти последнего его пугали. Он подошел к нему, вдруг увидел отражение в старом зеркале напротив входа и похолодел: на него смотрело лицо младенца с неожиданно разумным и в то же время злобным взглядом, и что хуже всего это лицо улыбалось, и от этой улыбки озноб пробирал до костей. Генри очнулся и бросился бежать изо всех сил.
   Пробежав несколько кварталов, он внезапно остановился, - "Что же это я делаю, Ганс лежит там мертвый, а я бегу, не ровен час еще подумают, что это я его прикокнул, - так несколько минут он стоял в нерешительности, обдумывая, что же делать дальше. Он хотел было вернуться, но, вспомнив о странном отражении в зеркале, отбросил эту идею. "Черт, должен же быть выход", - выругнулся Генри и, спустя несколько мгновений, с внезапно просветлевшим лицом направился в противоположную от дома сторону.
  
   Генри проснулся вялым и не выспавшимся, всю ночь его мучили кошмары, в которых Ганс был неизменным участником. Налив огромную чашку кофе, он устроился у окна, поджидая своего друга, который обещал приехать этим утром. Стайерхоф еще не знал, как выкрутиться из этой истории. Из конторы ему не звонили, и он надеялся, что босс не пошлет в дом еще людей. Раздался стук в дверь, он пошел открывать, на пороге стоял его давний друг Кейси Сторм, его лицо как всегда озаряла широкая улыбка, он протянул руки к Генри, и они тепло поздоровались.
   - Ну, так и во что ты влип на этот раз?- ухмыляясь, спросил он.
   - Скверная история, надеюсь на твою помощь, - ответил Генри, Кейси был искателем приключений, и уж если кто и мог во всем этом разобраться, то только он.
   Стайерхоф быстро ввел его в курс дела, лицо Сторма просветлело:
   - Ну, если воображение не сыграло с тобой злую шутку, то это весьма интересный случай, да, весьма...что ж, поехали в этот твой дом.
   Они сели в машину Кейси и довольно быстро добрались до места. Автомобиль Ганса до сих пор стоял у входа. Генри поежился. Сторм быстрым шагом направился к двери, а Генри, обреченно вздохнув, поплелся за ним следом.
   - Показывай, где тут подвал, - из глубины дома донесся голос его друга.
   Они подошли к двери, которая была закрыта, что показалось Стайерхофу весьма странным, он точно помнил, что при вчерашнем бегстве оставил ее нараспашку. Открыв дверь, они вошли, Генри быстро нащупал лампочку и включил свет, и не смог подавить вздох изумления - тела Ганса не было.
   - Неужели его все-таки нашли, но...- начал он.
   - Не думаю, - медленно проговорил Сторм, оглядывая подвал, - нам нужно выбираться отсюда, ну, живее.
   Он с силой вытолкнул Генри за порог подвала, тот хотел было возмутиться, но дверь с грохотом захлопнулась за его спиной.
   - Кейси, - нерешительно позвал.
   - Генри, ломай дверь, ломай эту чертову дверь, - послышался крик его друга.
   Стайерхоф попытался выбить ее, но это не принесло никакого результата, он метался в поисках чего-либо, что могло помочь, а крик Кейси за дверью не умолкал. Наконец, под старой обвалившейся раковиной он нашел ржавый топор и принялся изо всех сил лупить им по двери. Проделав небольшую дыру, Генри сунул туда руку и попытался ухватиться за Кейси, яростно от кого-то отбивавшегося, как только это ему удалось, все стихло: крики, возня за дверью, слышно было лишь тяжелое дыхание его друга. Открыв дверь, он втащил его из подвала, лицо Кейси было очень бледным, зубы с противным звуком стучали, он пытался что-то сказать, но никак не мог выговорить ни слова. Генри вытащил из-за пазухи фляжку с виски и дал ее Сторму, после чего тому заметно полегчало.
   - Пойдем, - сказал он, - нам нужно выбраться отсюда и хорошенько подумать, не смотря ни на что, мне очень хочется разгадать тайну этого дома, нужно узнать о нем побольше.
   - Ну, что случилось в подвале? - тихо спросил Генри.
   Кейси лишь поморщился в ответ и побрел к выходу. Стайерхофу ничего не оставалось, как пойти за ним.
   - Что еще ты знаешь об этом месте, ты же его обыскивал, может нашел что-нибудь? - спросил Сторм, когда они подошли к машине.
   - Да, нет ничего...хотя, постой, пару вещиц я все же нашел, - он достал из кармана фотографию и часы, - правда, не думаю, что от них будет какая-то польза.
   - Отчего же, отчего же, - пробормотал Кейси, беря предметы в руки.
   - Ну, хоть скажи мне, что тут происходит, куда делось тело Ганса, и вообще кто его укокошил? - взмолился Стайерхоф.
   - Я думаю, все дело в призраке, - сказал Сторм, пристально разглядывая фотографию.
   - В призраке? Ты что спятил, да что за чушь и вообще...- Генри осекся на полуслове, вспомнив отражение в зеркале, и спросил уже более спокойно, - а ты в этом полностью уверен?
   Кейси кивнул и с сочувствием посмотрел на друга, - Я думаю, тебе следует поехать домой и отдохнуть, я сам займусь этим делом.
   - И что ты намереваешься предпринять?
   - Познакомиться с ним поближе, - невесело ухмыльнулся Кейси, - и, возможно, успокоить его навсегда. Кстати, ты не заметил? На часах надпись: "Полковнику Квентину Робертсу".
   С этими словами он направился вдоль улицы прочь от дома. Генри поколебался, но пошел за ним следом.
   - Я тебя втянул, так довершу начатое до конца, - сказал он, хлопнув Сторма по плечу.
   Через некоторое время они остановились у небольшого магазинчика, торговавшего разными мелочами для дома, они шли молча, каждый думал о своем, и Генри только сейчас пришло в голову поинтересоваться, куда, собственно, они идут.
   - Когда мы ехали сюда, я заметил эту лавку, она довольно близко к дому, обычно в таких местах люди любят посплетничать, может, и нас просветят относительно владельцев дома, - ответил Кейси, - я пойду поговорю, а ты бы пригнал мою машину сюда, не думаю, что мы вернемся сегодня к дому.
   Он зашел в магазин, а Генри не без раздражения поплелся обратно. Когда он вернулся, его друг уже стоял на улице и широко улыбался.
   - Все сходится, старая хозяйка - она здесь работала еще девчонкой - поведала мне интересные факты, дом действительно принадлежал некоему Квентину Робертсу, он жил здесь вместе с дочерью, очевидно, это та хорошенькая девчушка на фотографии, - он ухмыльнулся и подмигнул Генри, - но самое интересное не в этом. Они там прожили около полугода, но дочь его видели только при переезде, поговаривают, что папаша все это время держал ее взаперти, затем, вроде, там случился какой-то невероятный скандал, и они уехали. Так вот после этого в дом никто не селился, местные обходят его стороной, полагают, что там есть что-то дурное, - и он многозначительно посмотрел на Стайерхофа.
   - И что же нам делать? Полковник-то, наверняка, умер.
   - Да, но дочь, возможно, нет, нам надо ее поискать. Ладно, я тебя отвезу домой, а сам попробую что-нибудь выяснить по поводу нее, как только узнаю, дам тебе знать, идет?
   Генри устало кивнул, и они поехали к его дому.
   На следующий день рано утром, когда Генри только забылся тревожным сном, раздался громкий стук в дверь. Спросонья он пошел открывать, и увидел на пороге Кейси.
   - Кофе будешь? - спросил он и, не дожидаясь ответа, поплелся на кухню.
   - Не откажусь, - бодрым голосом ответил Сторм.
   - Есть новости, только не особо обнадеживающие, - прихлебывая горячий кофе, сказал Кейси, некоторое время спустя, - я нашел его дочь, ее зовут Телсия Робертс, бедняжка видимо совсем лишилась разума после того таинственного скандала, все эти годы пробыла в психушке, куда заботливо поселил ее отец.
   - Хм, ты думаешь, она сможет нам помочь?
   - Возможно, во всяком случае, навестить ее следует.
   - Где? В психушке? Вот радость-то, - пробормотал Генри.
   - Сейчас она, в так называемом, доме для пожилых людей, хотя, по моему мнению, особой разницы нет. Я поеду, это не так далеко, ты со мной?
   - Да, все равно не хочу оставаться дома, вдруг дружки Ганса нагрянут с поисками, а так покатаюсь, всего-то и делов поболтать с сумасшедшей, - мрачно усмехнулся он.
   - Сдается мне, разговорами дело не закончиться, если все так, как я подозреваю, нам будет лучше привезти ее с собой и снова наведаться в гости к призраку, - задумчиво изрек Кейси.
   Генри на это ничего не ответил, просто взял куртку и вышел, он не особо-то верил в эту историю с привидением, но на случай если это окажется правдой, считал лучшим позволить Сторму делать то, что тот полагал нужным в данной ситуации.
   Они сели в машину и поехали по направлению к окраинам, через пару часов напряженной езды по дорогам, заметенным снегом, они, наконец, доехали до нужного места. Это была группа двухэтажных строений, которые соединялись аккуратными, очищенными от снега дорожками, на которых можно было заметить, несмотря на промозглую погоду, прогуливающихся людей. Кейси выяснил, где находится Телсия Робертс, пока Генри рассеянно оглядывал домики, и они направились прямиком к ней.
   Войдя в комнату, они увидели пожилую женщину с растрепанными седыми волосами, сидевшую у окна. Приглядевшись к ней, Генри отшатнулся, женщина уставилась бессмысленным рассеянным взглядом в окно, а на губах застыла улыбка, которая почему-то напомнила то странное отражение в зеркале, он отошел в сторону и отвернулся.
   Кейси начал задавать какие-то вопросы, но ни на один не получил ответа, затем он попытался хоть как-то привлечь внимание, но и эта затея не увенчалась успехом.
   - Где ваш ребенок? - неожиданно спросил он, пристально глядя на нее.
   Она вздрогнула и рассеянно уставилась на Сторма.
   - Что случилось с вашим ребенком? - повторил Кейси, застыв в напряжении.
   Вдруг Телсия упала на колени и взмолилась, обращаясь к кому-то невидимому: "Отец, не надо, пожалуйста...не трогай его, он ни в чем не виноват, отец, оте-ец", - и повалилась на пол, тело ее сотрясали рыдания. Генри бросился к ней и кое-как с помощью друга усадил ее снова в кресло.
   - Бедная женщина, сколько всего ей пришлось пережить, - сочувственно проговорил Кейси, - все мои догадки подтвердились, скверная история.
   Он застыл, глядя в окно и что-то обдумывая.
   - Телсия, - позвал он, ласково склонившись на всхлипывающей женщиной, - поедемте со мной, я отведу вас к вашему сыну.
   Стайерхоф недоуменно посмотрел на него, Телсия же продолжала плакать.
   - Помоги мне, Генри, мы должны ее отвезти туда, пойми же, так будет лучше для всех, вот увидишь.
   Генри колебался, мысль о том, чтобы везти несчастную в тот зловещий дом, казалась ему, кощунственной, однако, в этом деле он доверился Кейси, и, поразмышляв, он все-таки решился. Они приподняли Телсию и вышли в коридор. Генри остался с женщиной, а Сторм пошел уладить, так сказать, формальности. Вскоре он вернулся, и они направились к машине. По дороге они не сказали друг другу ни слова, Стайерхоф даже не хотел знать, каким образом другу удалось вывезти Телсию Робертс из дома для престарелых. Он уставился в окно, стараясь не смотреть в зеркало на женщину, лицо которой снова приняло отсутствующее выражение.
   Добравшись до дома, они вышли из машины и пошли внутрь, поддерживая Телсию под руки, она забеспокоилась, увидев знакомые места. Генри бил озноб, он посмотрел на Кейси, но тот оставался невозмутимым. Подойдя к двери в подвал, в которой осталась дыра, проделанная усилиями Стайерхофа, он остановился и посмотрел на друга:
   - Ты уверен?
   - Думаю, все правильно, призраку здесь не место, и помочь нам может только она, - он посмотрел на Телсию, которая с раскрытыми от ужаса глазами уставилась на дверь, и вздохнул, - ну, что ты готов?
   Генри вздохнул и толкнул дверь. Там было как всегда тихо и темно, Кейси спустился и зажег лампочку, Телсия вскрикнула от ужаса и прижалась к Стайерхофу. "Отец, не надо..." - забормотала она вновь. Сторм пошел вглубь подвала, тут что-то его будто подкосило, и он упал, схватившись за горло, Телсия начала кричать что было сил, Генри бросился к другу, пытаясь помочь, но не понимал, что происходит. Кейси начал задыхаться, Стайерхоф пытался схватить то, что душило Сторма, но нащупал лишь пустоту. Он метался, не зная, что предпринять, как вдруг неожиданно раздался голос:
   - Стой, не делай этого, я здесь, я пришла, я снова буду с тобой.
   Генри посмотрел на Телсию, взгляд ее был устремлен в никуда, а руки были протянуты к кому-то невидимому. Все стихло, Генри подполз к другу и стал следить за женщиной, вот ее руки сомкнулись, как будто она кого-то обнимала, потом села на ступеньки, закрыла глаза и застыла. Пошевелился Кейси, он слегка приподнялся и подкрался к Телсии.
   - Она мертва, - хрипло прошептал он.
   - Но как же...- Генри не договорил и опустил голову.
   - Они теперь вместе, все кончено, наконец, все на своих местах, она избавилась от кошмара, преследовавшего ее всю жизнь.
   - А я его приобрел, - мрачно изрек Генри и достал фляжку с виски.
  
   1. Холодный мокрый снег падает на лицо.
   2. плакать или смеяться
  
  • Комментарии: 2, последний от 01/09/2006.
  • ? Copyright Мильтен (mirovoe_zlo@mail.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 18k. Статистика.
  • Рассказ: Хоррор
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.

    Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
    И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

    Как попасть в этoт список