[Регистрация] | Редактировать сведения о тексте | Редактировать текст


Самиздат, Предгорье, Мировое Зло
представляют:
Крещенский вечерок
Конкурс готического рассказа


Аннотация:


Кв: Выедки


   Первая пятница заснеженного февраля, по всем приметам, обещала стать для Светки Заевой днём неудачным. Вот если бы на эту пятницу выпало тринадцатое число -- тогда другое дело. Тринадцатое число всегда было самым богатым на удачу днём. Но календарь неумолим. Шестое февраля -- и хоть с крыши прыгай.
   Цифра шесть всегда приносила ученице девятого "Б" только беды и разочарования. Перед тем, как выйти из дома, Светка вынула наугад карту из старой колоды. Шестёрка треф. Шесть жирных, чёрных крестов.
   Папа с мамой смотрели телевизор. Не оборачиваясь, кивнули головами на будничное: "Ну, я пошла?". Словно каждый день дочку на всю ночь из дома отпускают.
   Светке захотелось остановиться, рассказать всё, или, хотя бы, написать записку. Чтобы знали: где искать, если что. Но так делать нечестно. Потому что сама напросилась.
   Беспокойно уснувшую сестрёнку Наташку Света целовать на прощанье не стала. Отчасти потому, что уже одела ботинки. Тем более, если пятилетняя Наташка проснётся -- это ещё на два часа слёз и колыбельных песен. Которые всё равно не помогают.
   На улице стемнело рано, даже для февраля. Фонарей не зажгут ещё долго. Стоять возле калитки, за которой чернели кладбищенские кресты, становилось страшнее с каждой минутой. Небо чернеет. Холодный мокрый снег падает на лицо. Кто бы сказал, плакать или смеяться, глядя, как через наваленные сугробы пробирается к калитке Светкина одноклассница.
   Звали одноклассницу добрым русским именем Маша. Несмотря на мороз, Маша была одета в обычную свою кожаную куртку с острыми металлическими кнопками и тонкие кожаные штаны.
   -- Пришла, всё-таки? -- лязгая зубами от холода, спросила она Светку.
   -- Пришла.
   -- Ну и дура! -- Маша достала из кармана чёрную бандану с потёртой вышивкой в виде листочка конопли и привычным жестом завязала однокласснице глаза.
   Светка не сопротивлялась. И так ясно, что дура. А про завязанные глаза ей заранее сказали.
   -- Держись за меня крепче. -- предупредила Маша, скрепя кладбищенской калиткой. -- Если грохнешься, я тебя с памятников соскребать не намерена.
   Они шли по скользким дорожкам, постоянно поворачивая. После очередного поворота в нос ударило густым дымом с примесью мазутной копоти.
   -- Постой, я шнурок завяжу! -- отпустила Маша Светкину руку.
   Марихуановая бандана была завязана слишком крепко и Света пару раз шевельнула бровями, чтобы чуть ослабить узел. Повязка немного сдвинулась, и теперь правый глаз мог видеть тоненькую полоску земли под ногами. Но земли-то как раз видно не было.
   В метре от ставшей на колено одноклассницы открылось прямоугольное окно в центр земли. В окружающей темноте нереальность происходящего завораживала. Повязка давила на глаз и искажала увиденное. Это была магма. Шипящая, дымящаяся магма, покрытая черными трещинками застывающей породы.
   -- Девчата, идите к нам. -- хриплый голос, казалось, шёл прямо из огненного прямоугольника. -- У нас тепло!
   -- Губу закатай, тёпленький. -- равнодушно ответила Маша и потащила Светку дальше по кладбищу. Узкие дорожки и резкие повороты.
   Минут через пятнадцать ходьбы Маша открыла перед Светкой скрипучую дверь. Пахнуло сыростью и теплом.
   -- Голову нагибай. Сейчас ступеньки вниз будут.
   Было очень жарко и влажно. Они шли по какому-то подвалу. Шли долго и молча. Света несколько раз больно ударялась головою об потолок, но даже не пикнула.
   После морозного воздуха улицы было противно дышать висящей в воздухе смесью пыли и воды.
   -- Стой здесь! -- грубо приказала Маша, снимая со Светкиных глаз повязку. -- И уши зажми, мне постучаться надо.
   Света, потерев руками глаза, испуганно оглядывала место, в котором очутилась.
   В тусклом свете заросшей паутиной лампочки был виден узкий кирпичный проход с трубами по одной стенке и рядами грубых деревянных дверей с другой. Трубы и двери тянулись в обе стороны коридора, насколько хватало тусклого света.
   Маша достала из кармана странного вида брелок, приложила его к двери и нажала на кнопку.
   В трубах шумела вода, тонко свистел пар, струйкой выбивавшийся из-под грязной теплоизоляции одной из труб. Вдруг этот свист стал нарастать, усиливаться, буравить мозг тонким сверлом. Светка вскрикнула и попыталась прикрыть голову прихваченным из дому пластиковым пакетом.
   -- Я же говорила: закрывай уши! -- отпустила кнопку своего брелка Маша. -- Оглохла, что ли? Или теперь точно оглохла?
   -- Что это было? -- Светка стояла, прислонившись к стене, пачкала куртку, но боялась отстраниться. Кружилась голова.
   -- Это свисток ультразвуковой. Собак отгонять. Только я его подкрутила немного, чтобы на людей действовал.
   -- Кого тут носит по ночам? -- раздался недовольный голос из-за двери.
   Маша ничего не ответила. Просто надавила на кнопку брелка.
   -- Открываю уже, открываю!
   В темноте за открывшейся дверью Света не могла ничего разглядеть. Только голос, который шёл из чёрного прямоугольника словно бы сам по себе.
   -- Кого это ты привела?
   -- Одноклассницу. -- ответила Маша, стараясь не смотреть в залитый мраком дверной проём.
   -- Ты сюда всех своих одноклассниц приведёшь?
   -- Между прочим, это первая. Она увязалась за мною, когда я несла