Криптон: другие произведения.

Четырнадцатое воплощение. Сыр в мышеловке

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    [Самый первый из моих (доделанных) рассказов - версия 4.6 была готова в феврале 2012 г. Тут выкладывается вариант 4.7 - с небольшими правками (но без крупных переделок)] Введение в "Воплощения". Знакомство с миром и персонажами.


Четырнадцатое воплощение. Сыр в мышеловке

Ред. 2 (v4.7 от 09.06.2017)

   Как обычно, первым ощущением была волна покалывания, прокатившаяся по всему телу - субъективная интерпретация внешнего подключения к системе самодиагностики. Затем был голос шефа, его я оценила как доброжелательно-нетерпеливый.
   - Сеффи, я вижу, ты уже с нами. Подъём, разлёживаться некогда.
   На заднем фоне слышался чей-то бубнёж. Видимо, это ответственный за воплощение инженер. Голос равнодушно-скучающий, тембр неприятный.
   - ... успешно завершена. Соответствие эталону в пределах нормы. Имплантация сознания прошла нормально.
   Открыла глаза. Тут же накатил приступ паники - хотя прямо надо мной и висели стандартные рабочие органы наносборочной машины, в остальном помещение оказалось совершенно незнакомым. Потом вспомнила - нас же перевели на Врата Новосеверодвинска. Нашарила взглядом календарь с часами - 20.04.814 :46803. Обрадовалась - шеф, как и обещал, воспользовался правом не выдерживать стандартную паузу перед очередным воплощением. Как там в законе: "...в случае, если деф несёт службу на корабле или приравненном по статусу объекте, в ситуации, угрожающей безопасности объекта..."
   - Осмотрелась? Привыкай, теперь ты будешь здесь частой гостьей. Нынешнее воплощение стандартной длительности - всего одна и семь в шестой...
   - Одна и семь десятых на десять в шестой степени секунд... - инженер сказал это укоризненно, но достаточно тихо.
   Шеф предпочёл сделать вид, что ничего не услышал.
   - ... Но в ближней перспективе интервал у всех моих агентов будет нулевой, пусть тебя это утешит.
   То есть меня впервые ждёт несколько воплощений подряд. Интересно.
   В данный момент шеф пользовался своим любимым телом антропоморфного ящера. Серо-синие чешуйки неплохо гармонировали с повседневной чёрно-серой формой ГДВК. Я углядела знаки различия бригвоенюриста - значит, его новое звание уже официально утверждено.
   - Поздравляю с повышением, Сиэ, - прозвучало несколько фамильярно, конечно, но от своих подчинённых шеф настойчиво требует обращения на "ты". - А как официально именуется твоя теперешняя должность?
   Я наконец села на предметном столе и заозиралась в поисках предназначенной мне одежды.
   - Нашла время на всякую ерунду. Если тебе так интересно, "заместитель коменданта станции по вопросам безопасности". Короче, зампобезо, - улыбка у него вышла достаточно кислая.
   Тут шефа отвлёк бубнильщик-инженер (гражданский, ранга по внешнему виду не разберёшь) со своим актом об успешной сборке. Я тем временем отыскала комплект формы, аккуратно лежавший на столике в дальнем углу помещения. Рядом как раз был вход в положенную по закону кабинку для переодевания, которой я никогда не пользуюсь. Да и смысл - все и так всё уже видели... Когда шеф закончил с формальностями, я как раз застёгивала китель.
   - Идём, - он махнул рукой в строну выхода. - Помнится, ты жаловалась, что уже можешь с закрытыми глазами найти путь от техцентра до моего кабинета? Теперь придётся учить дорогу заново.
   Запоминать было особо нечего. Стандартные утилитарные коридоры со скруглёнными углами, отделанные матовой нержавейкой; изредка встречались не менее стандартные холлы, и нужно было ещё подняться на две палубы на типичном для наших космических кораблей и станций лифте.
   К двери кабинета уже была прикреплена табличка "Сиэ деф Эззбе, заместитель ...", а рядом с входом висело любимое зеркало шефа. Он утверждает, что зеркало - лучшее напоминание посетителям о необходимости привести себя в порядок. Я машинально проверила свой внешний вид: форма в норме, кожа правильного (для меня) равномерно-серого оттенка, длинные белые (ненавижу, когда их называют седыми) волосы собраны в аккуратную причёску, крупные острые уши расположены под верным углом, символизирующим умеренную почтительность. В очередной раз мимолётно пожалела, что, конструируя меня, шеф выбрал такой затасканный образ.
   К этому кабинету, в отличие от прежнего, прилагалась приёмная, в данный момент совершенно пустая.
   - О, теперь я вижу, что ты и вправду стал большим начальником. А где секретарша?
   Он изобразил раздражённую гримасу.
   - Секретарши нет и не будет. Штатная единица сокращена ещё сорок шесть лет назад.
   Наконец, мы вошли в сам кабинет, размерами не уступавший небольшому конференц-залу. Мне шеф указал на одно из кресел для посетителей, а сам уселся на край собственного стола, по-видимому, желая избежать лишнего официоза. Столешница из дорогущего наномеханического пластика послушно приняла нужную форму.
   - Итак. Говоря прямо, на вверенном мне участке твориться большая жопа. Мы фактически заново формируем службу безопасности станции, принимая на себя в том числе и полицейские функции. Прежняя муниципальная полиция разогнана ко всем чертям. А на станции и без того бардак. Три четверти объёма имеют правовой статус "вольного города" и к тому же "порто-франко", бешеный грузооборот, который мы не имеем право приостановить, куча пассажиров из самых разных концов галактики (больше всего, конечно, из Рейха и Земной Конфедерации), толпы невероятного сброда, паразитирующие на всём этом...-- шеф внезапно сменил тон на ехидный. - Между прочим, тут есть заведения, предоставляющие очень широкий спектр услуг в сфере досуга, возможно, они тебя заинтересуют.
   - Это вряд ли.
   - Не будь такой букой, - шеф, неодобрительно поморщившись, покосился на вход. - К вопросу о секретарше. Александра, ты удивительно "удачно" выбрала время...
   Я с надеждой обернулась к двери. В кабинет и в самом деле влетала Саша деф Лонай, осторожно взмахивая бледными кожистыми крыльями. Зеркало на входе она явно проигнорировала: пепельные волосы торчали во все стороны в удерживавшем её в воздухе антигравитационном поле, китель мундира наполовину расстёгнут; отсутствие обуви не стоило и упоминать - она её никогда не носит, демонстрируя всем желающим когти на пальцах. В правой руке она тащила достаточно объёмистый кофр с эмблемой нашей службы снабжения, а в левой удерживала стандартный офицерский планшет.
   - Что, решила ещё раз высказать мне свои возражения по поводу моего "излишне рискованного" плана и "чрезмерной спешки" в его реализации? - голос шефа зазвучал жутко сухо, чуть ли не до скрипа. - Я уже устал повторять, что возможный быстрый выигрыш перевешивает риск, а ответственность за потенциальный провал я беру на себя.
   - Нет, Сиэ, я всё же понимаю разницу между обсуждением планов и выполнением приказов, - Саша притворно-обиженно сверкнула ярко-красными глазами. - Я пришла сообщить, что патрульно-инспекционные группы наконец полностью укомплектованы. Но не ожидай от них особых чудес - друг друга не перестреляют, но вот попаданий по противнику гарантировать не могу. А также уведомляю тебя об уточнённом графике подготовки...
   Она наконец долетела до моего кресла, бросила на соседнее явно неудобный кофр, зацепилась за третье кресло длинным тонким хвостом и левой ногой, а коготки освободившейся правой руки запустила мне под китель.
   - ... отряда быстрого реагирования. Так вот, Сиэ, минимально приемлемая боеготовность будет достигнута не ранее чем через одну в шестой. В моей команде по большей части люди; сам знаешь, им нужны перерывы на сон, еду и тому подобное.
   - Понял, учту. Александра, а ты не могла бы вести себя немного приличнее? Хотя бы в моём кабинете? - шеф добавил устало-страдальческих интонаций. - Вы же с Сеффи виделись последний раз всего три с половиной в пятой назад. И я твёрдо обещал, что ваши выходные будут согласованы по времени и продолжительности.
   В ответ Саша, немыслимо изогнувшись, поцеловала меня в губы. А потом совершенно спокойно пояснила:
   - Нет, не могла бы. Я успела соскучиться. К тому же в ближайшее время нас ждут каторжные работы, и будет совсем не до развлечений. Сеффи, он уже огласил твой график?
   - Нет ещё.
   - Значит, все неприятные новости у тебя ещё впереди.
   - Александра, ну а чемодан ты с собой зачем притащила?
   - Это ещё одна причина явиться сюда лично. Я же знаю твою манеру отправлять вместо себя на склад агентов, всучив им доверенность. Тут всякие полезные мелочи типа бластера, планшета и изоцикловерма, без которых в ближайшее время не обойдётся ни один агент на этой долбанной станции.
   - Ты и правда сходила вместо меня на склад? - я не верила своим ушам: для Саши такое поведение совсем не характерно.
   - Да, сходила. Эка невидаль. А теперь, мне, к сожалению, пора. Служба не ждёт. Встретимся, наверно, только на выходных. Хотя, я попытаюсь выкроить время...
   Мы ещё раз поцеловались - на прощание, и она упорхнула за дверь.
   Шеф ограничился неодобрительным "хм-м". К счастью, в отличие от её прошлого армейского начальства он считал, что Сашина полезность как специалиста перевешивала все недостатки.
   - Сеффи, возвращаемся к нашим баранам. График у тебя напряжённый: смена - три в четвёртой, перерыв - полторы в четвёртой, свободное время - финальная одна и восемь в пятой. Без изоцикловерма и вправду не справишься.
   Да уж, новости приятными не назовёшь при всём желании.
   - Жуткая мерзость этот "верм".
   - Ну да, зато позволяет сократить среднесуточный сон до семи с половиной в третьей. К тому же, я почти уверен... - шеф встал со стола, подошёл к брошенному Сашей кофру и покопался в его содержимом. - Да, именно так. Александра раздобыла тебе новейший изоцикловерм версии три-точка-пять, при соблюдении дозировки цирроз печени начинается не ранее чем через две и шесть в шестой, то есть у тебя начаться попросту не успеет.
   - Всё равно мерзость.
   - Я и не спорю. Но интересы дела требуют. Да, и не забывай делать резервную копию личности после каждой смены. Что касается самого задания... - он уселся обратно на стол. - Ты, как и все мои агенты, и почти все агенты моих подчинённых, будешь возглавлять патрульные и инспекционные группы. Поскольку в отношении людей я вынужден соблюдать КЗОТ, в сводном графике уже сейчас чёрт ногу сломит; патрули в твоём подчинении будут всё время разные. По нечётным сменам займёшься патрулированием сектора "Б" станции, по чётным будешь проводить проверки законодательства в организациях, расположенных в этом же секторе. Маршруты патрулирования и конкретные адреса для инспекций будешь получать у диспетчера. Я знаю, что такой работой ты ещё не занималась, вот и научишься. Там ничего сложного. Мне нужно, чтобы каждый житель сектора понимал: "был бы человек, а статья найдётся". Если нужно, придирайся к каждой мелочи, к каждой бюрократической запятой. Пусть они понервничают. Но, это важно, не нарушай закон. Я намерен наловить рыбы в мутной воде, и мои агенты должны обеспечить эту "мутную воду". Причём так, чтобы против меня нельзя было выдвинуть официального обвинения.
   Как я поняла, он с удовольствием приказал бы мне наплевать на все правила и нормы, но был вынужден действовать с оглядкой на "законника" - встроенную в каждого дефа систему контроля, неотвратимо, и весьма изобретательно, наказывающую за нарушение законодательства и таким образом удерживающую их во власти Верховного Совета. Собственно, именно "законник" юридически превращает разумное существо в дефа.
   - Так можно и бунт спровоцировать, - заметила я.
   - Это было бы нежелательно. Мне нужна ситуация на грани бунта. Постарайся не перегибать палку.
   - Это и есть тот самый чрезмерный риск?
   - В том числе и это. Но всего плана, ты уж извини, тебе рассказывать никто не будет.
   - Почему? Я же не могу ничего разболтать! Ведь...
   Шеф предостерегающе вскинул руку.
   - Притормози. Не заводи в надцатый раз шарманку об "имплантате полноправного гражданина", который у тебя есть, не смотря на полное отсутствие прав.
   - Но он и в самом деле есть, а прав нет, - упрямо пробормотала я. - Он же как раз и нужен для сохранения секретности.
   - Да, я знаю. Но. Каждый инженер, не говоря уже о технике, поклянётся чем угодно, что мысли агента может читать только сконструировавший его деф, так там всё надёжно защищено и зашифровано. Учитывая, что всего месяц назад они бы также поклялись, что никто без правильно оформленного допуска не сможет получить доступа к секретным сведениям. И ведь им верили, и сколько было разговоров о "зря тратящих бюджетные деньги" "бездельников" контрразведчиков. А в результате на нас свалилась вся эта жопа, когда мы даже точно не знаем, кто же именно ворует у нас технологии, а толковых специалистов среди гебешников надо днём с огнём искать. Хорошо хоть, со скрипом выяснили, что утечка происходит на этой дурацкой станции. Так вот, я теперь просто обязан учитывать вероятность, что кто-то может без твоего ведома покопаться у тебя в памяти. Или нейтрализовать имплантат и устроить медикаментозный допрос. Понятно?
   - Понятно, - я постаралась изгнать из голоса возмущение.
   - Очень хорошо.
   У меня создалось впечатление, что оценка относилась скорее к моей способности к самоконтролю.
   - Осталось уладить, - продолжил шеф, - проблему с должностными инструкциями, планами станции и прочей полезной информацией, отсутствующей в твоей очаровательной голове. Первая смена у тебя уже через четыре в третьей. Возиться с читалкой некогда, я солью информацию пакетом. Подготовь контактную площадку, - он внимательно наблюдал за моей реакцией.
   Я невольно поморщилась. Шефу с его электронными мозгами легко, а мои мозги почти полностью биологические, и пакетный приём данных их здорово перегружает. К тому же подготовка контактной площадки для передачи информации (в отличие от более простой, предназначенной для подзарядки аккумуляторов) требовала от меня полного сосредоточения.
   Но делать было нечего. Я положила на подлокотник кресла левую руку ладонью вверх, и после небольшой паузы мне удалось соорудить на поверхности кожи нужную конфигурацию контактов. На этот раз - с первой попытки. Шеф одобрительно кивнул, подошёл ко мне и совместил свою руку с моей. Хлынул поток сведений. Как это обычно у меня бывает, тут же возникло чувство, что голова нашпигована миллионами маленьких колючих льдинок. Я с трудом дотерпела до конца процедуры.
   Шеф озабочено покачал головой.
   - Сеффи, тебе надо больше тренироваться. Пакетный приём данных должен быть обычной процедурой для агента.
   - Что-то не припомню такого пункта в Уставе, Сиэ.
   - Вот только не надо оттачивать на мне бюрократические навыки. На сегодня всё; тут за углом есть жилой блок, выделенный моим агентам. Там и для тебя есть отдельная комната. Удачного воплощения.
   - До встречи, Сиэ, - я подхватила кофр и направилась в сторону двери.
   Теперь, когда у меня была карта, найти своё жилище не было проблемой. Жилой блок включал двадцать индивидуальных комнат и одну общую. В соответствии со своим порядковым номером, я заняла тринадцатую. Остальные семь, очевидно, ещё долго будут пустовать. Врата Новосеверодвинска строили с размахом, не экономя на жилом пространстве...
  
   ***
  
   На третий пост, где формировались патрули сектора "Б", я явилась в точно назначенное время. Как и положено в таких случаях, на мне была парадная чёрно-серебристая форма, на мой взгляд излишне блестящая. Получила под роспись обязательный по закону жетон начальника патруля с выгравированным "СЭЗ-13(14)". Я ещё раз напомнила себе, что официально имени у меня нет, а обозначаюсь я нелепой конструкцией из акронима имени шефа, порядкового номера агента и номера воплощения. К счастью, все прочие связанные с заступлением формальности в нашем департаменте давно автоматизированы. Я приняла временное командование патрульной группой стандартного состава: четверо громил-охранников, пятеро техников и военфельдшер (есть идиотское постановление Верховного Совета, обязывающее в каждую патрульную группу включать медика).
   Сам сектор "Б" представляет собой пять огромных палуб. Вторая и четвёртая заняты транспортными коммуникациями, а остальные используются как обычное городское пространство, за одним исключением: "улицы", а точнее, разнокалиберные коридоры, чисто пешеходные. Изначально сектор снабдили довольно неплохой архитектурой, но за прошедшие годы большинство фасадов успели изуродовать разного рода вывесками, а на всех выступающих частях скопилась пыль.
   В качестве разминки, мне было назначено патрулировать одну из зон третьей, самой приличной палубы сектора. И даже она выглядела удручающе. Толпы народа, намусорено, куча бездомных. Многие небольшие коридоры превращены в натуральные ночлежки.
   Собственно, основных задач у меня было две - борьба с мелкой уличной преступностью (к счастью, крупной на третьей палубе не водилось) и очистка станции от бомжей. И если к решению первой проблемы можно было (а учитывая приказы шефа, и нужно) подойти максимально топорно, то есть сканировать всех встречных-поперечных на предмет оружия, наркотиков и краденых мобильников и демонстративно применять к ним все предусмотренные местным законом меры (конфискация предмета преступления, штраф и аж трое суток ареста), пусть даже числящийся в розыске б/у мобильник честно куплен, а обнаруженный наркотик - это выписанное врачом сильное обезболивающее. То вот над проблемой бомжей пришлось реально попотеть.
   Есть такой славный Закон "О социальной защите населения", принятый Верховным Советом. В соответствии с ним, всякий человек, лишённый средств к существованию, вправе рассчитывать на помощь государства. Иностранцы бесплатно доставляются на родину, а граждане НСДФ должны быть обеспечены всем необходимым опять же за счёт государства.
   И есть не менее славное Постановление Совета Министров, объясняющее, как этот закон исполнять. А именно: всякий пойманный бездомный помещается на месяц в фильтрационный лагерь. Если за это время не будет установлено, что он замешан в каких-либо преступлениях, иностранца депортируют, а нашего причисляют к классу иждивенцев. Что означает предоставление бесплатной квартиры, которую нельзя покидать без спецразрешения, снабжение продовольствием, энергией и одеждой в минимальном объёме, обеспечение минимальной медицинской помощи и доступ к локальной сети в пределах городского поселения без выхода в общепланетную сеть. А чтобы выбраться из класса иждивенцев, надо согласиться на установку "имплантата полноправного гражданина", сдать квалификационный экзамен и пойти на работу в госкомпанию либо стать госслужащим. В общем, не удивительно, что бездомные жители Врат Новосеверодвинска не особо горели желанием получить помощь родного государства. Отлавливать их было нудной и грязной работой.
   Инспекционные рейды по организациям оказались малость повеселее. По крайней мере, во всех этих бесчисленных Обществах с Ограниченной Ответственностью работали достаточно чистые, прилично одетые люди. И никаких погонь. А иногда даже удавалось устроить настоящий цирк, как, например, с крупным баром на оживлённом углу Третьего магистрального и Шестой продольной. Следственно-аналитический отдел, просеивая муниципальную базу данных, обнаружил в документах этого заведения ошибки и неточности в количестве, достаточном для аннулирования лицензии.
   Почти каждую мою смену патруль сопровождала кучка местных бездельников с фотоаппаратами, достаточно обеспеченных, чтобы не загреметь в государственные иждивенцы. Они предпочитали называть себя "журналистами", а то и "правозащитниками", и вовсю пользовались предоставленным Верховным Советом правом неограниченно фиксировать все публичные поступки государственных служащих. Обычно они здорово мешали моей работе, хотя и создавали нужный шефу информационный фон. Вот и в тот раз нашлась кучка жаждущих заснять "уж-жасный пр-роизвол мер-рзкого Государственного Департамента Внутреннего Контроля".
   В бар мы ввалились всей толпой, охранникам я велела встать около входов-выходов, а остальные со мной во главе отправились к барной стойке. Уши я держала торчком, на лицо нацепила максимально наглую улыбку.
   - ГДВК, агент СЭЗ-тринадцать-четырнадцать, проверка соблюдения законодательства, - я помахала своим патрульным жетоном. - Товарищ бармен, пригласите сюда администратора. И пусть он прихватит оригиналы базового комплекта документов вашей забегаловки.
   - Да-да, сейчас позову, - бармен быстро удалился в сторону служебных помещений.
   Я тем временем постаралась оценить настроение посетителей. К визиту патруля они отнеслись скорее благодушно, по-видимому, рассчитывая поразвлечься за счёт заведения. Ну ничего, скоро я это исправлю.
   Наконец появился излишне суетливый администратор с пачкой архаичных бумажек. Поскольку я точно знала, что нужно искать, бумажный этап операции удалось сократить до минимума.
   - ... как вы, надеюсь, понимаете, это делает сертификат соответствия юридически ничтожным, а поскольку лицензия на продажу спиртных напитков без сертификата не выдаётся, она признаётся недействительной, - я сделала выразительную паузу. - Итак, я наблюдаю продажу алкогольных напитков без лицензии. Пресекаем.
   Я при помощи планшета внесла в муниципальную базу данных постановление о приостановке деятельности бара и повестку в суд на имя его владельца. Копии сбросила на карту памяти, сунула её администратору.
   - Получите повестку, вручите работодателю. А это помещение, таким образом, является вовсе не предприятием общепита с лицензией, а простым общественным местом второй категории.
   Картинно развернулась на сто восемьдесят градусов.
   - О, что я вижу! Целая толпа народа находится в состоянии алкогольного опьянения либо распивает спиртные напитки в общественном месте!
   Делаю жест в сторону ошарашенных клиентов.
   - Вы все задержаны.
   По моему сигналу патрульные перекрыли выходы.
   - В соответствии с законодательством, каждому будет выписан штраф; затем я обязана предпринять все меры для исправления незаконной ситуации. Сейчас каждый из вас получит инъекцию суплинода. К счастью, у нас тут есть фельдшер.
   Один из журналистов попытался вмешаться.
   - Э-э, агент, а вам не кажется, что это немного слишком? Существуют гораздо более... дружелюбные препараты.
   - Ну почему же "слишком"? Закон не разрешает мне зря тянуть время, я обязана ликвидировать правонарушение в минимально возможный срок. Суплинод - очень эффективное протрезвляющее средство. И, кстати, единственное, находящееся в распоряжении моего патруля. Конечно, от него неудержимо тошнит, но у любого препарата есть побочные эффекты. Оборудование у нас современное, инъекции безболезненные. Всё по закону. Приступаем.
   Из толпы клиентов заведения послышались бессвязные выкрики в духе "А откуда нам было знать, что у них аренда не в порядке? Мы тут каждый вечер отдыхаем!"
   Пришлось повысить голос.
   - Именно поэтому я выписываю вам административный штраф, а не завожу уголовное дело. А копии всех документов висят во-он в том углу, каждый мог подойти и ознакомиться. Я действую от имени Новосеверодвинской Федерации. Обращаю ваше внимание, в уголовном кодексе есть статья за неподчинение законным распоряжениям представителя власти.
   Мои патрульные выстроили клиентов в очередь. Каждому вручалась карта памяти с копией протокола об административном правонарушении, и впрыскивалась доза суплинода. Специально приставленный техник тут же оттаскивал клиента в сторону, где тот и облегчал свой желудок. Когда все были отоварены, я с отвращением оглядела загаженный зал и, болезненно морщась, снова обратилась к администратору.
   - Помещение содержится с нарушением санитарных норм. За такое в административном законодательстве предусмотрен серьёзный штраф, - я вручила очередную карту памяти с копией протокола.
   У администратора глаза на лоб полезли.
   - Так вы же сами его и загадили!
   - Я ничего не гадила, и мои подчинённые тоже. Можете подать иски о возмещении убытков к своим посетителям. Не забудьте навести здесь порядок. Всего хорошего, удачного бизнеса.
   Администратор издал какой-то булькающий звук.
   - О, вам плохо? Нужна медицинская помощь? - мне удалось сделать свой голос дружелюбным, но вот избавиться от хищной улыбочки не получилось.
   - Нет, нет, я полностью здоров! Всё в порядке!
   Точно, нужно было лучше контролировать лицо.
   - Прекрасно.
   Я разочарованно повернулась к нему спиной и сообщила изрядно позеленевшей после суплинода публике.
   - Граждане задержанные, вы свободны. Бар закрыт до устранения всех нарушений. Благодарю за сотрудничество.
  
   К сожалению, большинство инспекций проходили гораздо скучнее. И всё равно, очень скоро большинство предпринимателей на третьей палубе получили если не повестку в суд, то хотя бы штраф. Несколько особо тупых даже оказались в тюремной камере по обвинению в попытке дачи взятки должностному лицу при исполнении. А с пути моего патруля старались скрыться не только бездомные, которых почти уже и не осталось, но и вообще все, кроме "журналистов" да только что прибывших иностранцев.
   Тем временем в сети множились статьи и видеосюжеты на тему "тупого солдафона деф Эззбе и его озверевших подчинённых". Я с особой гордостью отметила, что заняла достойное место в новосозданном пантеоне "врагов простого народа". Даже Верховный Совет зашевелился - они там формировали какую-то рабочую группу, которой поручалось выработать предложения по "оптимизации" законодательства. Меня это не слишком волновало: как обычно, они прозаседают лет пять, а затем наконец родят в муках документ, затыкающий старые дыры и одновременно создающий новые. Хуже другое: Совет Министров тоже счёл нужным отреагировать, пока ещё в мягкой форме. Но если мы будем продолжать в том же духе, а у шефа, судя по всему, были именно такие намерения, всё может закончиться переводом на какую-нибудь далёкую погранзаставу.
  
   ***
  
   Однажды, когда я, отдыхая после очередной смены, лежала на койке и тупо пялилась в потолок, Саше вздумалось навестить мою скромную обитель. Она влетела всё в том же рабочем теле, только ещё более растрёпанная, то есть предполагалось, что это деловой визит. Данное предположение, впрочем, не помешало ей приземлиться непосредственно на меня, ощутимо придавив килограммами спрятанной машинерии.
   - Привет, - долгий поцелуй. - Давно не виделись. Жаль, у меня совсем нет времени на развлечения.
   - А прямо сейчас ты, надо понимать, занята работой?
   - Именно так. Не придирайся.
   Я и не стала придираться, а просто дала волю рукам.
   - Я же в рабочем теле, - напомнила Саша. - Тут нет трёх четвертей нужных нервных окончаний. Если тебе хочется поразвлечься с бесчувственной железкой, то могу одолжить вибратор, - попытки слезть с меня она тем ни менее не предприняла.
   - Спасибо, у меня есть. Может, тогда объяснишь выбор места посадки?
   - По привычке, наверное. И чтобы немного отвлечься. Чёртова станция. Полетать толком негде, населена какими-то психами... Собственно, чего я прилетела. Я официально подтвердила, что отряд быстрого реагирования достиг минимально приемлемого уровня боеготовности, - в её голосе проскальзывали виноватые нотки. Странно. - Шеф в связи с этим намерен распространить патрулирование на первую и пятую палубы сектора "Б". К тому же на третьей ловить уже особо нечего, точнее, некого.
   Смирившись с сегодняшним Сашиным закидоном, я скрестила руки за головой и попыталась сосредоточиться на беседе.
   - Лично я вообще не понимаю, почему мы только сейчас выходим на первую и пятую.
   - Там гораздо опаснее, чем на третьей. Прежняя муниципальная полиция их почти не контролировала, кроме нескольких безопасных пятачков. Там слишком легко нарваться на пулю.
   - Хочешь сказать, там власть уличных банд? Здесь, в главном космическом порту столичной системы Федерации? Да ты шутишь.
   - Нет, мне не до шуток. Там натуральный хаос, и мы должны его ликвидировать. Первая и пятая палубы сектора "Б" - худшие места на станции. Особенно первая. А шеф не дал никому, в том числе и мне, достаточного времени на подготовку. Видишь, мне даже тело сменить некогда. По-хорошему, это задача не для агентов во главе патрулей из людей, а для дефов в сопровождении боевых роботов. Но где же их взять в достаточных количествах! У Сиэ в подчинении всего три дефа, включая меня. А ты знаешь, что на этих чёртовых палубах линии связи находятся в препаршивом состоянии? Я даже не смогу оперативно среагировать на нештатную ситуацию. Толку от отряда быстрого реагирования, который не может вовремя среагировать! Нам придан целый батальон связи...
   - Знаю. Я даже видела их майора, - небольшая проверочка.
   - Вообще-то деф Шлом всего лишь военинженер-два...
   В Сашином голосе я уловила нотки раздражения. Ага, она явно с ним не ладит, иначе не реагировала бы так на попытку приравнять звание Фёдора деф Шлома к её "настоящему" майорскому.
   - Видела, говоришь? Ну и как впечатления?
   Я восстановила в памяти его образ. Пародирующая человека молочно-белая слабо светящаяся фигура в форме старшего офицера ГДВК. Огромные абсолютно чёрные круги "глаз" на безносом лице. Чёрный провал вечно улыбающегося рта. Ни волос, ни ушей. И репутация одного из лучших специалистов в своей области.
   - Ну, безусловно, достаточно оригинальная внешность. В толпе он определённо не затеряется.
   - А меня он бесит. Дорогой мобильник на ножках.
   - Скорее уж смайлик.
   - У меня он ассоциируется с мобильником. И в голосе слишком много металлических нот. Впрочем, не важно. Я знаю, он работает не меньше моего, и всё равно со связью на этих проблемных палубах у него не ладится.
   - Небось, он не хочет посылать своих техников перекладывать кабель под пулями этих бандюг?
   - И это тоже.
   Понятно, почему он её так бесит. Жаль, что я не присутствовала на том совещании, где они решали, кто же первый наводит порядок в своём хозяйстве. Но очевидно, что в споре победил деф Шлом.
   - И ещё одна новость, - Саша неодобрительно поморщилась. - Хотя я убедила шефа, что патрульные-люди должны быть облачены в полный полевой бронекостюм, насчёт агентов он твёрд: вы должны патрулировать по-прежнему в парадной форме. Он говорит...
   - Что мы должны подавать пример, и оказывать на противника психологическое воздействие, и грош цена тому агенту, который подставится под пулю, да? Он совсем недавно разослал всем нам, своим агентам, видеофайл с лекцией на эту тему.
   - Мило, да? Любовь к такого рода бредятине - второй крупный недостаток Сиэ.
   - А какой тогда первый?
   - Конечно же, склонность к сжатым по времени планам, которые могут при успехе дать отличный результат, а при провале - нанести грандиозный ущерб. Вот мы сейчас пытаемся такой реализовать. Ты ведь знаешь, почему он в свои триста восемьдесят с хвостиком лет только-только получил бригвоенюра?
   - Ну, да. Его же разжаловали в конце Сенгольской войны. За катастрофический провал Нойзаксенской наступательной операции.
   - И это у него был уже второй крупный прокол, а ещё было с десяток менее заметных мелких, - Саша совсем помрачнела. - Надеюсь, на этот раз мы выкрутимся.
   - А почему же начальство всё равно поручает ему такие важные задачи?
   - Не такие уж и важные. Мы тут при всём желании не сможем проиграть почти выигранную войну.
   - НСДФ не проиграла Сенгольскую войну! По мирному договору Рейх передал нам пять планет.
   - Угу. Как-нибудь не поленись, посмотри исходные планы той войны, и ситуацию на театре военных действий накануне Нойзаксенской операции. Что же касается твоего изначального вопроса... Главный недостаток шефа одновременно и его главное достоинство. Обычно его планы срабатывают, а начальству нравятся быстрые операции, завер...
   Её взгляд ненадолго принял отсутствующее выражение - очевидно, важный вызов по внутренней связи.
   - ...завершающиеся крупным успехом. О чёрт, опять! Опять у моих оболтусов проблемы, которые они не в состоянии сами решить. Пока, Сеффи. Прошу тебя, не лезь зазря на линию огня.
   Саша стремительно упорхнула.
   Поразмыслив, я пришла к выводу, что всё это было попыткой извиниться. Она не в состоянии обеспечить безопасность патрулей, а в моём случае накладываются ещё и личные факторы.
  
   ***
  
   Меня перевели на патрулирование пятой палубы. Причём я обратила внимание, что попадающие под моё командование патрули неизменно были составлены из весьма неопытных служащих, которых ещё и постоянно туда-сюда тасовали. Для моего самолюбия тут был, конечно, плюс: опытный неформальный лидер сработавшегося патруля мигом отстранил бы меня от фактического командования. Но с точки зрения эффективности, такая кадровая политика была значительным минусом.
   Первые несколько смен на пятой палубе прошли относительно мирно, правда, оружие обнаруживалось процентов у семидесяти встречных. Но потом сопротивление начало расти и становиться более организованным. То и дело вспыхивали перестрелки. Впрочем, местные бандиты были вооружены только устаревшим ручным стрелковым оружием, которое не могло причинить особого вреда патрульному в бронекостюме. Мне, в бестолковой парадной форме, приходилось прятаться за спинами подчинённых.
  
   ***
  
   Очередная смена началась как обычно. Но где-то на середине маршрута, когда мы углубились в лишённую связи зону, начались проблемы. Сканер засёк впереди подозрительную группу людей, прятавшихся за углами перекрёстка. Я, конечно, решила, что это очередная кучка придурков, решившая "преподать урок этим гебешникам". Едва я отдала приказ прижаться к стене, как нас уже атаковали. Причём на этот раз огонь вёлся не только из пистолетов, но и из гранатомётов и крупнокалиберных пулемётов. Одному из патрульных не повезло в самом начале, его изрядно продырявленный труп валялся посреди коридора. Наш ответный огонь не принёс видимых результатов, но по крайней мере не давал противнику высунуться. Связи нет, подкрепления не вызвать, следовательно, надо отступать. Тут очень "кстати" послышались выстрелы и со стороны противоположного перекрёстка. Я отстранённо подумала, что назначать меня командиром в боевой обстановке было редкой глупостью. Нас окружили, а я весьма смутно представляла, что же делать дальше. Подумав, я решила, что было бы неплохо проникнуть в здание, к стене которого мы сейчас были прижаты. Судя по всему, это был какой-то склад, об этом говорило отсутствие окон и несколько широких ворот. К счастью, обычные двери там тоже были. С грехом пополам мы добрались до ближайшей, конечно же запертой. Я, не колеблясь, воспользовалась гебешным доступом, дверь открылась. Мы максимально быстро ввалились в не освещённое помещение, и я закрыла и заблокировала дверь.
   Через несколько секунд выяснилось, что тут нас уже ждали. Судя по звукам, где-то в помещении были установлены две турели с противопехотными автоматическими пушками, запросто пробивающими любые бронекостюмы. Между прочим, военная технология, утечка которой недопустима. Я ещё только разворачивалась и падала на замусоренный и уже залитый кровью пол, пытаясь определить, куда же стрелять, а всё снова стихло - очевидно, мой патруль уничтожен. Не понятно только, почему не подстрелили меня - ясно же, что с приборами ночного видения у противника всё в порядке. Я мысленно перебирала варианты дальнейших действий (палить наугад? Сдаться? Попытаться выбраться обратно на "улицу"?), и ни один мне не нравился. Тут меня осенило. Я прощупала основные диапазоны в поисках беспроводных сетей. Между прочим, этим следовало бы заняться первым делом, вместо хватания за бластер. Непростительная ошибка. Конечно же, сеть там была - по ней передавались команды на турели, расстрелявшие патруль. Естественно, шифрование работало на всю катушку, но это была наша технология, и у меня были нужные ключи. Я уже почти перехватила управление, когда сигнал неожиданно исчез. Наверно, противник отрубил электропитание.
   - Не так быстро, милочка, - произнёс по-немецки явно издевающийся голос.
   Говорившему, видимо, было известно, что немецкий как второй государственный обязаны знать все госслужащие НСДФ.
   Послышалось несколько тихих хлопков. Вероятно, стреляла мелкокалиберная автоматизированная турель, или малошумная снайперская винтовка. Первая пуля выбила из моей левой руки бластер, сломав при этом запястье, а вторая и третья перебили мне ноги. К счастью, нейрофильтры погасили большую часть боли (правда, при этом они ещё и снизили эффективность всех органов чувств), а остатки были заглушены эндорфинами, генерируемыми подсистемой поддержания боеспособности. Ну, ноги - это пустяки, система регенерации восстановит их на автомате секунд за сто двадцать - сто сорок. А вот с запястьем всё гораздо хуже - для его восстановления моих познаний не хватало, а об автоматическом режиме регенерации суставов мне оставалось только мечтать - машинерия агентов слишком примитивная для этого. Кроме того, изоцикловерм усиливает эффективность эндорфинов, и я начала скатываться в опасную эйфорию. Из дальних уголков сознания полезли самоубийственные мыслишки в духе "а если ещё пару костей сломать, то ведь всякой весёлой химии сгенерируется ещё больше...". Напомнив себе, что до выходных я ещё не дожила, и что я не с Сашей развлекаюсь, а всё ещё участвую в боестолкновении с врагом, я всё же смогла сосредоточиться и вернуть самоконтроль. Очень некстати вспомнилась инструкция, где говорилось, что перед курсом "верма" следует прикрутить настройки болеглушилки, о чём я позаботиться не удосужилась. Идиотка.
   Но тут была и умеренно положительная новость: очевидно, меня старались взять живьём. Интересно, зачем?
   В помещении зажёгся тусклый свет. Я тупо уставилась на достаточно тихо приближающуюся ко мне пару громил в силовой броне. Один был вооружён обычным автоматом, а второй сжимал в руке какое-то странное приспособление, которое я предположительно отнесла к категории монтажных пистолетов. Только этот был заряжен достаточной длинной спицей или чем-то вроде.
   - Не дёргайся, крошка, а то у тебя появится пара дополнительных дырок, - тот же голос.
   Интересно, он и в самом деле немец, или этот язык используется в целях конспирации?
   Громила с автоматом встал так, чтобы я видела нацеленное на меня оружие, а второй зашёл сзади и прижал меня ногой к полу. Что он делал дальше, я увидеть не могла, но судя по звукам, возился с каким-то приборчиком. Мне это очень не понравилось.
   - Прицел взят, - прогудело у меня над ухом. Тоже по-немецки.
   - Всаживай.
   И он всадил. Эту дурацкую спицу точно в левый желудочек моего сердца. Естественно, и лёгкое продырявил.
   Первой моей реакцией было удивление. Стоило столько возиться, чтобы просто-напросто убить меня. Может, они не хотели слишком сильно портить тело? Так всё равно глупость получается: во избежание утечки секретных технологий в каждого агента встроен механизм ускоренного распада, срабатывающий через двести секунд после отключения мозга.
   Тем временем громилы потащили меня куда-то вглубь помещения. Через пару секунд встроенная машинерия отрубила мне для экономии кислорода зрение и слух, и я поневоле сосредоточилась на своём внутреннем мире. Аварийный резерв способен продержать меня в сознании сто семьдесят секунд. Предполагается, что этого времени достаточно, чтобы агент перевёл систему регенерации в ручной режим и соорудил себе эрзац-сердце. Только вот я этот фокус и в спокойном состоянии осилить не способна.
   Смерть сама по себе меня не пугала. В конце концов, это был бы уже четырнадцатый раз только официально. Плюс "тестовые" смерти на этапе отладки, плюс та заварушка в подземельях деф Граца... Правда, мои воспоминания о предыдущих воплощениях обрывались на моменте последней записи личности, но я по крайней мере была уверена, что шеф восстановит меня из резервной копии. А благодаря переизбытку эндорфинов эта конкретная смерть будет достаточно приятной. Жаль, конечно, что всё так обернулось: судя по армейским пушкам, я попала в лапы как раз тех шпионящих гадов, ради поимки которых шефа и перевели на станцию. Но активно влиять на события в тот момент я уже не могла. Наконец резервы истощились, и я потеряла сознание.
   Судя по внутреннему таймеру, очнулась я через тридцать четыре секунды. Основные органы чувств были ещё отключены, но сердце работало нормально. Конечности зафиксированы. Очевидно, эти гестаповцы уже приволокли меня, куда им там было нужно, и таки вытащили спицу. Я досадливо подумала, что при желании они ещё долго смогут играться в таком духе, пока у меня не сядут аккумуляторы. Или пока не сработает таймер по предельному сроку воплощения. Правда, учитывая мою несбалансированную биохимию, ещё не известно, кто от такой "игры" получит больше удовольствия.
   Наконец вернулся слух. Неподалёку от меня ещё один предположительно-немец, по тону начальник, раздражённо пререкался с обладателем того самого голоса.
   - Она чуть копыта не отбросила!
   - Ну откуда мне было знать, что эта идиотка ни черта не умеет! Я даже не сразу сообразил, что она умирает. Этот приём используется, чтобы на некоторое время сосредоточить внимание пленного на внутренних проблемах. А самому спокойно заниматься закреплением объекта на сканере. Во всех прошлых случаях объекты успешно восстанавливали кровообращение.
   - Достаточно было посмотреть на размер её груди, форму ушей и цвет волос, чтобы понять, что перед тобой безмозглая подстилка этого деф Эззбе!
   Я отметила, что грубиян плохо знает шефа с его абсолютным запретом на сексуальные отношения с принадлежащими ему агентами. А вот с определением "безмозглая" я была вынуждена отчасти согласиться.
   - Ну, наверное, - проблеял "тот самый" голос. - Мне было как-то не до этого. По крайней мере, хоть нанороботы у неё в порядке.
   - Как там дела с фальшивым трупом?
   - Будет готов через тринадцать минут. Мне надо ещё взять образцы её тканей, чтобы генетический анализ "останков" давал верные результаты.
   К этому моменту я достаточно очухалась, чтобы открыть глаза и проверить состояние рук и ног. Конечности в целом были в порядке, за исключением левого запястья. Хуже было то, что я была зафиксирована в каком-то замысловатом приборе. Наверно, в том самом сканере. Неподалёку от меня стояло два типичных немца. Пожалуй, даже скорее карикатурных. Один "военный", другой "учёный". Вряд ли в реальном Рейхе можно отыскать таких персонажей.
   - Ага, очнулась. Не пытайся вылезть в сеть, шалава, а то ведь мы можем и повторить этот фокус с твоим сердечком, - "военный" повернулся к подчинённому. - Отто, не стой столбом, иди жми на свои кнопки. Нам надо смываться отсюда, пока не приплёлся их хвалёный отряд "быстрого" реагирования.
   Стали понятны загадочные, достаточно тихие звуки на заднем плане. Очевидно, это таскавшие меня громилы занимались погрузкой уже не нужного оборудования.
   - Да-да, сейчас. Это займёт минут семь-восемь.
   "Учёный" отправился куда-то ко мне за спину - видимо, там находился пульт управления сканера.
   "Военный" снова обратился непосредственно ко мне:
   - Ты, дрянь дефская, особо не дёргайся. Процедура абсолютно безболезненна. И, на твоё счастье, одежда ей совсем не мешает. А потом мы отправимся в одно укромное место, и обстоятельно побеседуем, - он нехорошо улыбнулся.
   Интересно, неужели шеф был прав, и они в самом деле нашли способ нейтрализовать "имплантат полноправного гражданина"?
   Повисла пауза. "Военный" нервно расхаживал туда-сюда, "учёный" тихо возился с кнопками.
   Наконец, "Отто" (скорее всего, псевдоним) снова появился в моём поле зрения.
   - Готово. Сканер можно сворачивать.
   - Отсканировалось-то нормально? Есть что-нибудь новенькое?
   - Процесс прошёл штатно. А насчёт "новенького" - понятия не имею. Я тут в роли специально обученной обезьяны, нажимающей на правильные кнопки. Все данные анализируются в Центре.
   - Ну хорошо. Тогда...
   Фоновая возня внезапно стихла. Свет потух. Оборудование перешло на питание от аккумуляторов. Мне в висок мгновенно упёрся холодный ствол пистолета.
   - Что за чёрт? Если это твои штучки, остроухая...
   - Никакой сетевой активности не замечено, - вклинился "учёный".
   - Сам знаю. Карл, Ганс, ответьте!
   Как я и надеялась и в то же время не верила, ответил ему голос шефа. Причём весьма насмешливый голос.
   - Не надрывайся ты так. Они тебя больше не понадобятся. Всё равно вы никуда не едете.
   - Чёрт побери. Грёбаный деф. Но как?
   - Знаешь ли, инженеры ГДВК всё же не такие идиоты, как считает твоё начальство. Они таки смогли определить, что подсунутый им "труп" вашей предыдущей жертвы - подделка.
   - И что теперь? У нас тут, между прочим, твоя подстилка в заложниках!
   - Не тупи на ровном месте. Я не отпущу вас ни при каких обстоятельствах.
   Ворота склада взорвались. На ярком фоне проёма промелькнула одна летающая тень и две идущие по полу.
   - Вам не уйти от четырёх дефов.
   Четвёртой тенью был скорее всего военюр-три Марат деф Млечин, начальник наших следователей и аналитиков. Вряд ли шеф позаимствовал кого-нибудь из таможенного управления.
   - От вашего хорошего поведения зависит моё хорошее поведение на вашем допросе. Знаете ли, я всё взвесил, и решил, что две с половиной в пятой прописанного "законником" блевания - вполне приемлемая цена за возможность вставить горячий паяльник в жопу уроду, убившему моего агента.
   - М-м, паяльник, - мечтательно протянула я. - Рекомендую. С ним допрос пройдёт гораздо интереснее.
   Несколько секунд "военный" молча изучал меня, по-видимому прикидывая возможные варианты. Потом резким движением отбросил пистолет.
   - Ладно, убедили. Мы сдаёмся. И давайте поскорее закончим этот цирк.
   Зажглось всё исправное освещение. Пока начальники отделов занимались нудными формальностями ареста, шеф решил заняться мною.
   - Неплохой улов, правда? - он так и лучился оптимизмом.
   - Да уж, - моё настроение было ниже плинтуса.
   - Между прочим, этот тип, скорее всего, Анил Самир из разведки Земной Конфедерации. Но это ещё нужно будет проверить. А автоматические пушки, судя по серийным номерам, взяты со списанного сторожевика "Ярс", некогда входившего в охранную флотилию станции. Тут чудненькая ниточка вырисовывается...
   - Угу. Ты бы вытащил меня из этой штуки, а? Я уж и не говорю о руке...
   - Между прочим, "эта штука" - вещественное доказательство по первому за сто двадцать лет шпионскому делу, - шеф отошёл к пульту и нажал нужную кнопку. Зажимы разжались. - А что касается руки... - его голос стал намеренно-нейтральным. - Сеффи, переборка запястья не должна составлять трудности для агента, - однако он милостиво подключился к моей системе регенерации и исправил повреждения. - Разбором полётов займёмся у меня в кабинете. Пошли.
   Я оглядела свою изрядно перемазанную форму.
   - Мне бы переодеться...
   Шеф смерил меня задумчивым взглядом.
   - Пожалуй, да. По пути завернём к твоей комнате. Надеюсь, ты не будешь слишком возиться.
   Добирались в полном молчании. По пути я мысленно прокручивала последние события. Итог неутешительный: ошибка на ошибке.
   У себя в комнате я установила очередной личный рекорд в дисциплине "скоростное переодевание в повседневную форму".
   В кабинете мы расположились как в прошлый раз: я в кресле, шеф на столе. Теоретически, это хороший признак: выговоры он обычно устраивает, сидя за столом.
   - Ну, и как ты оцениваешь своё участие в финальном этапе операции?
   - По-моему, я облажалась по полной программе.
   - На самом деле, это не совсем так. Ты удачно исполнила предназначенную тебе роль.
   - А десять трупов - мелочь, не достойная внимания, да? Бездушная ты железяка. И, вообще, что это была за роль, которую я сыграла?
   Шеф нехорошо улыбнулся. Совсем как тот шпион, только зубастее.
   - Ну, на самом деле, ты была приманкой. Я предпринял все меры, чтобы создать себе репутацию тупоумного безжалостного формалиста. Я постарался, чтобы всеобщее недовольство моими патрулями перешло в фазу ограниченного вооружённого противостояния. Это, как я и планировал, развязало нашим шпионам руки - они вообразили, что имеют возможность спрятать своё нападение среди кучи похожих. Ты, как самый молодой и неопытный агент на станции, выглядела наиболее предпочтительной целью.
   Я сложила два и два.
   - То есть, те патрульные были хладнокровно посланы на смерть?
   - Ну, небольшой шанс выжить у них был. Но в целом это верное утверждение.
   - У меня просто нет слов.
   - Ну, я же "бездушная железяка". Да и человеком, насколько помню, я был достаточно жестоким.
   Я постаралась унять своё возмущение.
   - А как ты меня отыскал? Ведь связи там и в самом деле не было, я проверяла.
   - "На самом деле", - он скопировал мои интонации, - была. Односторонняя. Фёдору со своими специалистами пришлось изрядно повозиться, чтобы обеспечить пеленг с тем слабым оборудованием, что ещё работает на первой и пятой палубах. Мы не могли заниматься там ремонтом - это насторожило бы противника. Для качественного вычленения из помех слабого сигнала у нас задействован мощный суперкомпьютер. Собственно, я приказал начать патрулирование крайних палуб именно тогда, когда эта штуковина наконец заработала. Готовность отряда быстрого реагирования была лишь прикрытием.
   - То есть, на самом деле мы могли вовремя приходить на выручку нашим патрулям?
   - Технически могли. Но это был бы провал всей операции. Александра устроила мне настоящий скандал, но ей пришлось смириться.
   - Хм. А я входила в процент приемлемых потерь?
   - Ну, у тебя шансы уцелеть были достаточно хорошие. Но если ты имеешь в виду, принёс бы я тебя в жертву, если бы это понадобилось, то да, принёс бы. Без колебаний.
   - Мдя. Мило.
   Да, так себе перспектива. И ничего не поделаешь. Особенно учитывая, что, при желании, шеф может вообще стереть мою личность.
   Сиэ фыркнул.
   - Я стараюсь быть честным по отношению к своим подчинённым. Когда позволяют обстоятельства. И хотелось бы отметить, что за всю свою жизнь я ещё не стёр ни одного агента.
   Я скептически хмыкнула. Но промолчала.
   - Возвращаясь к твоей самооценке. Возможно, теперь тебе хочется исправить некоторые пробелы в своём образовании? Я не хотел и не хочу на тебя давить, и, как ты уже поняла, работа для тебя найдётся и с нынешним твоим уровнем умений.
   Прозрачный намёк: или повышай квалификацию, или так и будешь сыром в мышеловке.
   - Небольшое уточнение. Весьма вероятно, тебе в любом случае придётся выполнять работу сыра в мышеловке. Но, по-моему, притворяться недоучкой гораздо приятнее, чем на самом деле ничего не уметь. Твоё решение?
   - Да, я и в самом деле хочу подучиться. Мерзкое ощущение, когда знаешь, что выход из ситуации есть, а воспользоваться им не получается.
   - Прекрасно. Тогда поступим так: остаток нынешнего воплощения можешь использовать по своему усмотрению - это будет вместо премии, а следующее посвятим твоему обучению. Но не надейся, что ты будешь, сидя с планшетом за партой, слушать, как я разглагольствую с кафедры. Это будут практические занятия, - улыбка у шефа вышла особенно кровожадной. - На этом всё. Да, я, как и обещал, предоставляю Александре столько же свободного времени с началом "немедленно". Встретимся за две с половиной в третьей до твоего предельного срока.
   - Что, традиционный "торжественный обед" отменяется? - я не скрывала радости. - Терпеть не могу расконсервировать пищеварительную систему.
   - Да, отменяется. Некогда. Но было бы очень неплохо, если к моменту нашей следующей встречи ты всё же ещё сохранишь способность передвигаться самостоятельно.
   - Ну, я попробую, но обещать не могу. В крайнем случае, тут, наверно, можно раздобыть инвалидную коляску...
   Шеф показушно вздохнул.
   - Ну ладно. Пока, Сеффи.
   - До свидания, Сиэ.
  
   За дверью кабинета меня поджидала Саша.
   - Ты очень на меня злишься? За участие в этом спектакле?
   Я постаралась изобразить зверскую рожу.
   - О да, я тебя не прощу до конца дней своих! Не болтай глупости. Это был обычный рабоче-воспитательный момент в манере шефа.
   Её лицо приняло забавное ошарашенно-растерянное выражение.
   - Такого ответа я не ожидала, - честно призналась она.
   - Ну да, вы дёргали меня за ниточки. Но это же нормальные отношения в паре деф - агент.
   - Прямо уж и нормальные! Вот со своими агентами я так никогда не поступаю.
   - Хорошо, поправочка: нормальные для Сиэ и его агентов. А ответственность за трупы лежит опять же на шефе. На то он и командир.
   Саша вопросительно приподняла бровь.
   - Что, "моя хата с краю"?
   - Ну, я не отрицаю ряд своих косяков. Но мне намеренно дали поручение, с которым я заведомо для начальства не могла справиться. По-моему, вывод очевиден. Я думаю, нам не обязательно и далее обсуждать эту скучную тему. Вот лично я сейчас дам себе волю и посплю где-то шесть в четвёртой. Надеюсь, к моменту моего пробуждения ты сможешь найти время на смену тела. А затем мы где-нибудь уединимся. Как тебе такой план?
   - Вполне подходяще, за исключением "шести в четвёртой". Я уверена, ты проспишь не больше трёх в четвёртой, а потом будешь маяться, не зная, чем себя занять. Ты же под "вермом".
   - Гм. Наверно, да. Значит, через три в четвёртой встречаемся... где? У меня? У тебя?
   - В симуляторном блоке 36-Ю. Я его заблаговременно зарезервировала. Иди уже спи, у тебя глаза закрываются.
   - Иду-иду. Пока.
   До койки я добралась практически на автопилоте.
  
   ***
  
   Теперь, когда отпала необходимость прикидываться дуболомом, Сиэ деф Эззбе с удовольствием наводил порядок на станции. Отряд быстрого реагирования стал и в самом деле быстро реагировать, на крайних палубах потери среди патрульных упали почти до нуля. Патрули на третьей палубе получили новые инструкции, серьёзно снизившие градус неадеквата. В общем, жизнь налаживалась.
   Тем временем следователи Марата сумели вытрясти много интересного из пленных. К его удивлению, операция Земной Конфедерации (государство-заказчик установили достоверно) по извлечению секретных технологий из агентов длилась уже больше двадцати лет.
   К моменту окончания выходных Сеффи и Александры Сиэ уже разгрёб срочные дела до такой степени, что смог выделить время на прогулку до блока 36-Ю. Он приложил все усилия, чтобы не знать чем они там занимаются, но в его обязанности входило проследить за развоплощением своего агента. Пускать дело на самотёк и полагаться на таймер во все времена считалось дурным тоном, а недавно была выпущена соответствующая официальная инструкция.
   Время Сиэ рассчитал правильно, и под дверью ждать почти не пришлось. Он с облегчением убедился, что обе подружки вполне самостоятельно стоят на ногах. Одеты они были в летний вариант городской формы: брюки и рубашка с коротким рукавом. Сеффи падение в пучину разврата стоило потери правой руки и левого глаза. Александра почти начисто лишилась крыльев, а также потеряла кусок уха, две трети хвоста и пару пальцев на левой руке. В общем, легко отделалась: от крыльев в лишённом антиграва "развлекательном" теле ей всё равно почти никакого проку.
   Сиэ оглядел их с некоторым сомнением. Ну, культи аккуратно залечены, пустая глазница закрыта повязкой, на лицах наглые самодовольные улыбки. Сейчас они были очень похожи, даже и не верилось, что Александре уже перевалило за сотню.
   - Ну и как отдохнули, нормально?
   - Так точно, товарищ бригвоенюр! - хором.
   Дразнятся. Значит, и в самом деле всё в порядке. Он на всякий случай проверил Сеффино ментальное состояние - да, не обманывает.
   - Ну, тогда шагом марш в техцентр. Время не ждёт.
   В холле техцентра Александра вежливо попрощалась и тактично удалилась в отделение, предназначенное для смены тел дефов. Сиэ и Сеффи отправились в полностью автоматизированный блок обслуживания агентов. Процедура финальной записи личности прошла гладко.
   - Сиэ, чего это ты стоишь с таким постным лицом, как будто лучшего друга хоронишь?
   - В некотором роде так и есть, - он тщательно контролировал голос.
   - Ой, да брось ты. Где тут этот дурацкий контейнер?
   Он показал.
   - Надеюсь, мы обойдёмся без торжественной речи и похоронного марша? - язвительно спросила Сеффи, укладываясь в утилизатор.
   - Да, обойдёмся.
   Сиэ дистанционно активировал так называемый "выключатель", мгновенно разрушивший мозг агента. Лежащим в контейнере безжизненным останкам оставалось существовать шестьдесят секунд, затем содержимое контейнера будет кремировано. Он отвернулся и постарался сосредоточиться на мысли, что в соседнем блоке уже вовсю идёт изготовление нового тела для Сеффи.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"