Криптон: другие произведения.

Доставка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Небольшое путешествие княжны Анны по некоторым не самым приятным уголкам космоса.


Доставка

  
   Электронная метка на двери гласила: "только для персонала". Да и всё это крыло "Гайдстерна", частной космической станции в нейтральном секторе космоса, считалось служебным, не предназначенным для посетителей. Все помещения просматривались видеокамерами, контролем доступа занимался достаточно развитый искусственный интеллект, он же управлял многочисленными сервисными роботами.
   Анна воровато оглянулась - нет ли поблизости кого-то из людей; никого не обнаружив, заставила массивную дверь приоткрыться, и скользнула внутрь относительно небольшого склада. На станцию она прибыла около получаса назад и не планировала здесь задерживаться ни на секунду дольше необходимого. Когда она спрашивала дорогу - к гостинице для приезжих, конечно же - коридорный сделал вид, что очень занят, объяснил на словах и не стал провожать. Подобная нелюбезность Анну вовсе не удивила, учитывая её грязное, порванное, местами обожжённое платье, засаленные волосы и пятна копоти на коже. Голова уже порядком чесалась, но, увы, выкроить время на ванну совершенно не получалось.
   Не пытаясь закатить скандал, Анна скрылась с глаз служителя и тихонечко ускользнула в служебную зону станции. Коридорный, наверно, понадеялся на автоматику, и очень зря. Во дворце анниных родителей всем заправляла очень похожая система, только подороже и посовершеннее; сами родители появлялись там редко, и Анна довольно рано научилась обманывать искусственный интеллект. Развитию навыка поспособствовали и семейные традиции; например, она очень удивилась, когда выяснила, что "ментор" вообще-то означает "наставник", и ещё больше удивилась, когда узнала, что в других семьях менторы - квазиразумные киберимпланты - и в самом деле наставничают: обучают, докладывают о каждом шаге родителям и не дают пускаться в разнообразные авантюры. У Анны в голове, конечно же, имелся имплант, по традиции именуемый ментором, но он ничему не обучал, ни за чем не следил, и даже с иностранных языков не переводил, а только обеспечивал управление телом и взаимодействие с техносферой, причём в значительно более широких, чем пристало добропорядочным людям, пределах. У настоящего ментора служебная дверь бы не открылась, он бы ещё, чего доброго, и тревогу поднял...
   Проскользнув внутрь, Анна ощутила запах нагретого песка, правильный запах, подтверждающий подлинность огромного белого кокона, возлежавшего в центре. Шарообразно-бугристый, в полтора человеческих роста, он влёк к себе, заманчиво поблёскивая паутинными нитями. Нормальные пауки плетут кокон только для потомства, но никто в Галактике не назвал бы уши-они "нормальными"; внутри должна сидеть сама плетельщица, проходящая перерождение ради регенерации повреждённых тканей, или просто решившая добавить себе размеров. Разумеется, никто не оставит себя без охраны в столь деликатный момент. Рядом с коконом стоял кентаврообразный робот, старый, весь покрытый разномастными заплатами. На Анну он не обращал ни малейшего внимания, как она и надеялась. На самом деле, прячась от автоматики, она использовала довольно простой фокус: копировала электронную сигнатуру какого-нибудь местного неодушевлённого предмета. Её изготовленное по особому проекту тело - ещё одна милая семейная традиция - обладало набором необходимых эмиттеров, а оглупленный ментор беспрекословно исполнял приказы. Обычно она ещё добавляла служебный сигнал "не регистрировать" - слушались его не все автоматы, а кто слушался, мог запросто проложить свой маршрут прямо сквозь неё, но минимальный след в логах стоил некоторых неудобств. Для нелегального визита на склад она предпочла прикинуться роботом-уборщиком, маленьким и безобидным.
   Анна подошла вплотную и осторожно погладила гладкий кокон. Ей всегда нравились пауки, особенно большие и пушистые, так что про уши-они она узнала достаточно рано. К сожалению, императорское правительство наложило на полулюдей-полупауков строгий запрет, называя их не иначе как "непотребным надругательством над человеческой природой". Анна считала такую формулировку несусветной глупостью; в её собственном теле, вполне приличном внешне, той самой "человеческой природы" тоже почти не осталось, но это почему-то никого не волновало.
   Она уже принялась было думать, чем занять время до вылупления, но тут кокон стал трескаться прямо у неё под пальцами. Получается, правильно не пошла в гостиницу, а то бы точно не успела... Поспешно отойдя на несколько шагов, она наблюдала, как внешняя оболочка с хрустом распалась на множество осколков, внутренняя порвалась с влажным чавкающим звуком, и наружу стала выбираться покрытая слизью человекопаучиха, серо-зелёная, мягкая и полупрозрачная. Анна предпочла бы увидеть мужской вариант биоконструкта, но, увы, выбирать не приходилось; ей крупно повезло встретить хоть одну - уши-они обычно держатся на сверхразвитых, погрязших в пороках планетах, подальше от разговоров о "человеческой природе" и "надругательствах".
   Паучиха вытянула из кокона последнюю из восьми ходильных ног. Покровы быстро высыхали, набирая прочность и теряя прозрачность. Мелкие выросты темнели, превращаясь в довольно точное подобие волос. Наконец, уши-они выпрямила свою человеческую половину и опёрлась на паучьи ноги, отрывая массивное тело от пола. Чтобы посмотреть ей в лицо, Анне пришлось изрядно поднять взгляд; по пути она не могла не обратить внимания на объёмистую грудь. Ей бы и самой такую хотелось, но родители не одобряли, а променять своё усовершенствованное тело на фигуристую дешёвку из магазина Анна не решалась.
   - Кто ты такая, и почему мой робот тебе не видит? - требовательно спросила уши-они на новонорвежском.
   Аннин недоментор переводить не умел, но изучение языков считалось частью "хорошего образования", ценной тренировкой для мозгов. Изучение всей этой иностранной тарабарщины далось Анне нелегко; новонорвежский, как язык ближайших соседей, она худо-бедно выучилась понимать, но говорить всё же предпочитала на русском, в надежде, что у собеседницы-то ментор полнофункциональный и автоперевод как-нибудь обеспечит.
   - Анна Белозерская, - представилась она и, чуть поколебавшись, добавила: - Княжна.
   - Думаешь, я поверю? - саркастически процедила уши-они. - Да, личико как в энциклопедической статье про молодую Белозерскую, и даже платьице то же самое, за исключением дыры.
   Она бесцеремонно ткнула в область анниного живота, где в платье красовалось круглое отверстие с обгоревшими краями. Видимая сквозь отверстие кожа выглядела новее и розовее прочей.
   - Некоторые пираты так невежливы, - пояснила Анна, разворачиваясь спиной: там красовалась аналогичная дыра. - И позволю себе заметить, что узнаваемая внешность - это милостивая подсказка окружающим, позволяющая избегать непреднамеренных ошибок.
   - Вот как? - прошипела паучиха, подошла вплотную, железной хваткой вцепилась в аннины запястья, и дёрнула вверх, отрывая собеседницу от пола. - Думаешь, я не знаю, что всю эту внешность можно соорудить в любом центре биомодификации? Думаешь, я не знаю, что Гильдия компенсирует затраты?
   - Гильдия? - Анна непонимающе приподняла бровь.
   Болтаться в воздухе без опоры оказалось не слишком приятно, но зато исчезла необходимость задирать голову. Ну а владеть лицом её учили даже настойчивее, чем языкам.
   - Убийц, какая же ещё, - фыркнула паучиха. - Там вечно любят изображать что-нибудь безобидненькое, вроде тебя.
   - На ваше счастье, я никого не изображаю, - наставительно поведала Анна. - И убивать бы вас не стала ни за какое вознаграждение. Интересно, кому вообще пришла в голову мысль... И за что?.. Неужели занаездили кого-то до смертельного оскорбления?
   Насколько Анна слышала, уши-они вели жизнь жёлтобелетниц высокого класса. Разговор тот пришлось тайком подслушивать, ибо считался он "не для женских ушей", но эпитеты в духе "ненасытная" и "полностью выдоила" звучали хвастливо-восторженно. "Подстилкой" такую никак не назовёшь. "Наездница" к ней подходило гораздо лучше.
   Уши-они досадливо потрясла головой.
   - Пустая болтовня... Кусать тебя, - меж острых зубов на мгновение показался кончик языка, - скорее всего, опасно. А жаль; жрать хочется, аж слюнки текут.
   - Кусать? - удивилась Анна. - Это ещё зачем?
   - Не прикидывайся. Противоположный пол - клиенты, свой - еда. Старое доброе правило.
   - В любом случае, пауки не способны поглощать твёрдую пищу, - твёрдо возразила Анна.
   - В человеческом теле достаточно жидкостей, - ухмыльнулась уши-они. - Но у убийц они слишком часто бывают ядовитыми. Размазать бы тебя по стенке, только боюсь, хозяева не одобрят.
   Анна поглядела на паучиху с сомнением. Физической-то силы у неё, пожалуй, хватит, но насколько серьёзна угроза? Разозлённой она не казалась...
   - Э-э, если бы вы соблаговолили, - Анна с трудом подбирала слова, - немного сменить восприятие... Я же к вам по делу вообще-то...
   К счастью, её позорное блеяние прервал скрип дверного сервопривода.
   - О, вы уже на ногах, - произнёс уверенный мужской голос на диалекте французского. - И мадемуазель Анна тоже уже здесь. Хорошо.
   Вошедший стоял где-то сзади, а оборачиваться Анна не решилась: побоялась выпустить паучиху из поля зрения, пусть даже и на секунду.
   - Княжна, - машинально поправила она. - "Ваша сиятельство" тоже приемлемо.
   - Прошу прощения, сиятельная княжна, - мужчина не скрывал иронии. - Я вовсе не пытался вас оскорбить. До дуэли дело, надеюсь, не дойдёт.
   Анна услышала характерный плеск жидкости в пластиковой бутылке.
   - Это мне? - обрадованно предположила паучиха.
   - Именно. Если вы будете так любезны отпустить свою жертву.
   Анну именно что "отпустили" - паучьи руки разжались, нимало не беспокоясь, как она достигнет пола. Неловко приземлившись, Анна обернулась и наконец разглядела мужчину: дорогое "офисное" тело, наряженное в строгий деловой костюм. Одной рукой он подавал уши-они пятилитровую канистру с каким-то раствором, а другой держал сложенную в несколько раз белую ткань. Заполучив канистру, паучиха тут же принялась пить, причём довольно-таки шумно и неопрятно; Анна тем временем попыталась отыскать мужчину в станционной базе данных, и обнаружила, что это сам Этьен Фалдане, хозяин станции. Тот, с улыбкой проследив за опорожнённой канистрой, подал паучихе ткань; это оказался передник, который уши-они неторопливо и без малейшего смущения повязала поверх своих выдающихся форм.
   - Теперь, надеюсь, вы готовы к более конструктивной беседе, - Фалдане всё также любезно улыбался. - Ремонт вашего корабля закончен, он готов к взлёту, и я бы хотел, - тут улыбка плавно исчезла, - чтобы этот взлёт состоялся как можно быстрее.
   - Прям как будто я возражаю, - буркнула уши-они.
   - Кроме того, - лицо хозяина окончательно отвердело, - я требую, чтобы вы взяли пассажиркой её сиятельство, - они небрежно махнул рукой в сторону Анны.
   - Я как раз собиралась сказать, что могу заплатить двадцать тысяч, - быстро вставила та.
   - Это с какой ещё стати мне её брать? - неприятно поразилась паучиха.
   Фалдане обернулся, чтобы убедиться, что дверь закрыта, подошёл поближе и понизил голос:
   - Потому что за ней гонятся молодчики со станции "Соук-Фо". По моим данным, они прибудут часа через два.
   - А вам-то какое дело?
   - Не пустить я их не могу, вы же понимаете, они - моя охрана...
   - Крыша, - перебила уши-они. - Умеренно бандитская, по моим сведениям.
   - А князь Белозерский, - продолжил Фалдане без малейших попыток возразить, - будет недоволен, если на моей станции с его дочкой случится что-то нехорошее. И да, по моим данным, он тоже скоро будет здесь, но попозже.
   - Ну а я-то здесь при чём? - возмутилась паучиха.
   - Все остальные боятся стартовать, во-первых, из-за надвигающегося гравишторма, а во-вторых, - Фалдане снова расплылся в любезной улыбке, - из-за тех господ, которые поджидают вас.
   - Вот трижды проклятая бездна, - выругалась уши-они. - Моя доверчивость вкупе с мягкосердечием меня в очередной раз погубят. Пошли, - велела она Анне.
   Грубо схватив за руку, она почти что поволокла княжну наружу; та едва успевала переставлять ноги. Короткую процессию замыкал кентаврообразный робот.
   - Доверчивость, значит, и мягкосердечие, - пробормотала Анна, пока она стремительно приближались к ангарной палубе.
   - Да, много раз от них страдала, - угрюмо подтвердила уши-они. - Спорим, ты продемонстрируешь своё мерзкое нутро в самый неподходящий момент?
   Анна поёжилась.
   - Позвольте узнать, как к вам обращаться? - спросила она вместо ответа.
   - Всё пытаешься изображать княжну? В Гильдии все знают, что меня зовут Сигрун.
   - Соблаговолите запомнить, что ни в какой гильдии я не состою.
   Анна посматривала на пушистую спину паучьей части уши-они - ехать на ней было бы определённо приятнее, чем идти на своих двоих - но Сигрун сохраняла бдительность и пальцев не разжимала.
   Нужный причальный отсек они отыскали достаточно быстро. Анна с удивлением рассматривала странную конструкцию, стоявшую справа от помоста. Ей пришлось мысленно перебрать несколько картинок космических кораблей, и только тогда она сообразила, что перед ней кормовая часть корвета, с которого сняли броню, вооружение и почти весь корпус, кое-как приделали небольшую кабину, а затем украсили всё это россыпью противоракетных турелей. Анна хотела было поделиться с Сигрун своими не слишком-то лестным мнением по поводу увиденного, но заметила, что та с не меньшим удивлением рассматривает стоящий слева от помоста древний бронекатер, продырявленный несколькими попаданиями лазерной пушки.
   - Это твой? - уточнила Сигрун.
   - Гм. Да, к сожалению, - Анна удручённо взглянула на дыры с оплавленными краями. - Кстати, - она с намёком подёргала зажатой в сильной ладони рукой, - мне бы надо кое-что оттуда забрать.
   - Бомбу небось, - проворчала паучиха, но руку всё же выпустила.
   Анна постаралась управиться побыстрее. Из пилотской рубки они забрала, конечно же, не бомбу, а походный террариум со своим любимцем. Готовясь к полёту, она помнила об опасности разгерметизации, поэтому обзавелась дорожным террариумом специальной "космической" модели, со встроенной системой жизнеобеспечения. Выглядел он как стеклянный цилиндр с массивными металлическими донцем и крышкой. Сидящий внутри паук опасливо перебирал лапками. Похоже, очередное перемещение его не слишком-то обрадовало.
   - Вот, смотрите, - Анна гордо продемонстрировала своего питомца Сигрун. - Его проектировала та же фирма, что и ваше тело! Те же цвета, такие же пухленькие, пушистенькие лапки.
   - Очень мило, - процедила уши-они, устало прикрыв глаза.
   Жестом подозвав робота, она кивнула на террариум. Тот подошёл вплотную, повертел сенсорами, пожужжал, пощёлкал, и отошёл в сторону. Анна гадала, что он там смог обнаружить. Ничего опаснее паука террариум не содержал, и источник питания там стоял маломощный; зато в крышке и донышке имелись потайные полости, незаметные при простом осмотре.
   - Смотрю, ты и в самом деле побывала на Соук-Фо, - задумчиво произнесла наконец Сигрун. - Зачем?
   - Романтика, - Анна печально пожала плечами.
   - Э-э? - Сигрун взглянула на её прожженное платье. - Это теперь так называется?
   - Понимаете ли, я воспитывалась в довольно строгих правилах, - извиняющимся тоном пояснила Анна. - Мне хотелось посмотреть, как оно на самом деле бывает. Ну, знаете, в пиратских притонах.
   - Соук-Фо притон скорее наёмников, чем пиратов.
   Анна задумчиво кивнула. Станция её разочаровала. Хотя погоня и перестрелка несколько скрасили унылое впечатление от грязных помещений, наполненных неопрятными, маловменяемыми людьми. Возможно, после изрядной порции какой-нибудь психоактивной дряни всё бы предстало в другом свете, но увы и ах, на традиционно-семейное тело выпивка и наркотики просто-напросто не действовали. Анна подумывала устроить контрольную проверку, заявившись в притон в фигуристом теле из магазина, но тогда возникала проблема "как дожить до отлёта". Вряд ли магазинная дешёвка выдержит сквозное ранение и несколько часов в разгерметизированной кабине без скафандра... Катер, к счастью, оказался оборудован аварийной кислородной маской, а то бы нынешнее аннино тело тоже бы не выдержало.
   - Ну, в общем, и посмотрела, - Анна ещё раз пожала плечами. - Я попросила диспетчера не выкидывать катер. Папа огорчится, если не получит его обратно.
   - А если получит, то не огорчится, да? - уточнила Сигрун, рассматривая закопченную броню и дыры от попаданий.
   Анна проследила её взгляд и почувствовала, что краснеет.
   - То есть, огорчится ещё больше, - поправилась она. - Вообще-то он им не пользуется, просто хранит, как напоминание о бурной молодости. Ну а так будет напоминание о двух бурных молодостях, в конце-то концов, - она развернулась к кораблю паучихи, чтобы не смотреть на свой позор. - Может, уже взойдём на борт?
   - Да я всё раздумывала, не выкинуть ли тебя из шлюза, пока никто не видит, - призналась Сигрун. - Ненавижу быть доброй. Эх, ладно уж. Восходи. Но пусть твоя светлость не рассчитывает на королевские покои.
   Анна и не рассчитывала, но реальность оказалась скромнее даже самых скромных ожиданий. Пахло здесь машинным маслом. В центре кабины высилось громадное, сложного устройства кресло для восьминогой уши-они; туда, естественно, уселась Сигрун, пристегнувшись многочисленными ремнями. В уголке имелись фиксаторы для робота, куда тот и встал с не меньшим проворством. В передней части кабины стоял резервный компьютерный терминал (штатное-то управление, как и везде, осуществлялось через ментора, по беспроводному интерфейсу), в задней - несколько встроенных в стену шкафчиков, и на этом всё. Ни койки, ни второго кресла, ни какого-нибудь украшения на худой конец...
   - Держись за робота, - посоветовала Сигрун. - И банку свою лучше ему отдай, пусть держит.
   Анна проследовала в указанный угол; по пути, не удержавшись, погладила пушистую паучью ногу, благо пристёгнутая Сигрун уже не могла ничего поделать.
   - Взлетаем, - мрачно объявила та, закрывая шлюз.
   Взобравшись на спину робота, Анна просканировала доступные сети, и только теперь поняла, почему Сигрун так сомневалась: пускать или не пускать. Военные системы управления требуют не менее девяти членов экипажа и потому на маленьких кораблях не применяются; вот и здесь стоял серийный гражданский образец. К "пользователям" такие пилотажные компьютеры относятся скорее как к пассажирам: главное - доставить в пункт назначения и не повредить ничего по пути; небезопасные приказы игнорируются. Конкретно у этого экземпляра ещё и отсутствовал модуль безопасности, то есть любой человек в кабине автоматически принимался за "полноправного пользователя". Учитывая, что кораблик одноместный... Видимо, предполагалось, что "неправильные" люди просто не смогут открыть входной люк.
   На счастье паучихи, Анна действительно не собиралась ей мешать. Ей хотелось выбраться со станции живой и, желательно, не слишком повреждённой. Конечно, выходя из дома, она сделала резервную копию личности, как и полагалось, и если путешествие оборвёт лазерный луч какого-нибудь удачливого пирата, папа восстановит Анну Белозерскую; но эта Анна не будет помнить ни пиратского притона, ни космического путешествия, ни пушистую Сигрун, и все усилия окажутся напрасными. А ещё у папы может переполниться чаша терпения - всё-таки, наверно, не следовало угонять его памятный катер - и он так и оставит Анну в виде резервной копии, заведя вместо неё дочку попослушнее. Маловероятно, конечно, ну а вдруг? Учитывая место папиной службы...
   Хотя и приняв решение не мешать, Анна всё же подключилась к сети. Прежде всего, чтобы получить картинку с внешних камер - разглядывать крошечную кабинку ей надоело за первый десяток секунд. Что касается пилотирования, она догадывалась, что Сигрун постарается не уступить виртуальные рычаги управления - на своём корабле она бы и сама не уступила - но гражданские системы управления слишком твердолобы, а Анна знала, как отдать машине приказ, обязательный к исполнению. Может быть, удастся помочь - ей вовсе не хотелось остаться в памяти Сигрун в качестве бесполезной дармоедки, подобранной из жалости.
   Современное космическое судно без гравикомпенсатора просто немыслимо. Человеческое тело слишком хрупко, чтобы выдерживать большие ускорения, а космические расстояния слишком велики, чтобы ограничиваться маленькими. Так что на кораблике Сигрун он конечно же стоял, причём довольно мощный. Проблема обнаружилась сразу же после взлёта: компенсатор именно что полностью всё компенсировал, без малейшей попытки создать хотя бы четвертушку "же" в направлении пола. Анна почувствовала, что всплывает, и судорожно ухватилась за робота.
   "Тебе повезло, что я не люблю дышать через маску, - написала Сигрун по центру её виртуального поля зрения. - Только поэтому кабина герметична".
   "Премного благодарна", - написала Анна в ответ, а затем смахнула буквы. Они наконец вылетели из дока, и наружные камеры синтезировали вполне приличную модель окружающего космоса.
   Сигрун заложила несколько петель вокруг станции, постепенно разгоняясь. Анна за время этих манёвров постаралась вникнуть в возможности кораблика. Мощные маршевые двигатели, посредственная управляемость, слабое вооружение и никакой брони. В общем, довольно логично для скоростного курьера.
   Накружившись, Сигрун перешла в гиперпространство, благо "Гайдстерн" размещался совсем неподалёку от одой из точек минимума потенциалов - что совершенно естественно, без хорошей транспортной доступности Фалдане лишился бы всех своих доходов.
   В гиперпространстве, сером и зернистом, перед ними предстала картина отдалённого гравишторма, чрезвычайно мощного, медленно приближающегося. Поблизости от станции несли дежурство три эсминца наёмников с "Соук-Фо" (судя по тишине в эфире, новостей про Анну они ещё не получили). В отдалении радар регистрировал "ловчую стену", состоящую из десятка корветов без опознавательных меток. Теоретически, такая стая мелких, но зубастых корабликов могла бы справиться с троицей сторожевиков - но только после долгой и упорной битвы. Наёмники, однако, стараются не вступать в бой при столь незначительном перевесе сил; собственный корабль зачастую их единственный источник дохода, а любой ремонт становится значительными убытками. Насколько Анна понимала, контракт одной стороны предусматривал исключительно охрану станции, а контракт другой - поимку или уничтожение Сигрун, и потому между собой они держали вооружённый нейтралитет. Пока что паучиха вела свой кораблик позади эсминцев, но стоит только выдвинуться вперёд, как корветы, очевидно, накинутся, а охранники, не менее очевидно, не помогут.
   Сигрун тем временем боролась с бортовым компьютером. Система во главу угла ставила безопасность и не хотела вылетать на простреливаемое пространство, а уши-они проложила прямой, как палка курс, в точности через центр вражеского строя и прямиком в гравишторм. Глядя на человеко-компьютерные препирательства, Анна вспоминала, как примерно также бодалась с дворцовым кухонным автоматом, уверенным, что на завтрак надо есть овсянку. А ей хотелось яичницы, причём с беконом. Аргументы в духе "эта липкая дрянь у меня скоро из ушей полезет" машина почему-то не принимала... Выручила её книжка, словно бы случайно "позабытая" папой на обеденном столе. Сначала она листала её со скуки, разглядывая во основном анимированные иллюстрации, потом вчиталась, потом выяснила, что доступ в домашнюю библиотеку у неё неограниченный... Касательно курса сквозь вражеский строй Анна вполне разделяла сомнения компьютера, но, поколебавшись, решила всё же довериться Сигрунн и заставила машину подчиниться. Добилась она этого, подключившись в роль инженера-наладчика с прямым доступом. Строго говоря, небезопасный фокус, потому что вместе с фильтрами безопасности обходится и "защита от дурака".
   Кораблик рванул вперёд, с запредельным, по мнению Анны, даже для курьера ускорением. Она покрепче вцепилась в робота, чисто инстинктивно и безо всякого смысла: если гравикомпенсатор справится, то в кабине так и останется невесомость, а если не справится, то всю органику размажет тонким слоем; люди даже ничего почувствовать не успеют.
   Стоило только отлететь от эсминцев, как корветы открыли огонь, точнее, дали ракетный залп, и начали перестроение из стены в полусферу, стараясь охватить кораблик Сигрун со всех сторон. Бортовой компьютер аккуратно пометил красным как врагов, так и ракеты, и Анна со всё возрастающим ужасом наблюдала за мчащейся навстречу смертью. Оборонительные турели, конечно, что-то перехватят, но ракет много, слишком много... К тому же Сигрун держала прямолинейный курс, с постоянным ускорением, даже самый тупой калькулятор просчитает упреждение. Мигом раскаявшись в своём приказе, но и не видя способа спастись - расчёты показывали, что никакое маневрирование уже не поможет - Анна всё яснее и яснее убеждалась, что вот он - конец. Всё больше паникуя, Анна страстно хотела, чтобы всё это... перестало быть. Чтобы отменилось, рассеялось, как кошмарный сон.
   В ответ на её желания картинка на виртуальном экране на несколько мгновений замерла, а затем ментор доложил об отсутствии подключения к сети, и Анну вернуло в реальный мир. Гудение двигателей смолкло; тихо попискивала система жизнеобеспечения, работающая в автономном режиме. Иллюминаторы осветились вспышкой - ракеты взорвались где-то впереди по курсу. Когда кораблик вздрогнул всем корпусом - видимо, до них долетел один из осколков - Анна поняла, что гравикомпенсатор тоже не работает. С некоторым запозданием, и огромным чувством вины, она вспомнила, что при "инженерном" подключении к кораблю нельзя паниковать. Именно этому в первую очередь учат профессиональных пилотов, и именно поэтому на военных кораблях требуется не менее трёх человек в вахте. Бортовой компьютер, похоже, не смог разобраться в противоречивых, но крайне страстных приказах, и ушёл в аварийную перезагрузку.
   - Очень хорошо, что ты знаешь этот манёвр, - нарушила молчание Сигрун. - Но нервишки тебе надо бы подправить. Рановато ты скомандовала; нам повезло, что сработало.
   - Какой манёвр? - тупо переспросила Анна. Её мысли всё ещё путались.
   - Ну как же, - удивилась паучиха. - Движки и компенсатор расшвыривают столько энергии, что ракеты ориентируются именно на них. При резком отключении они потеряли нас из вида; к тому же, целились они исходя из предположения, что мы продолжим ускоряться, и вуаля - промах! Но если отключить движки слишком рано, они бы успели перенацелиться. Сейчас эта тупая железяка загрузится, - Сигрун внимательно следила за отсчитывающем проценты индикатором, - и ты быстро заставишь автопилот принять курс, который я укажу.
   - Но... - Анна растеряно потрясла головой.
   Система ожила, нудный писк стих.
   - Быс-тра! - рявкнула Сигрун.
   Анна вспомнила, как читала что-то насчёт важности единоначалия в экстремальных ситуациях, поэтому покорно заставила компьютер принять курс, хотя тот и вёл внутрь гравишторма, а соваться туда на столь маленьком кораблике - чистое самоубийство.
   Вражеские корветы теперь летели сзади, на манер хвоста кометы; они дали ещё один залп, но уже не столь скоординированный; ракеты приближались вразнобой, и турели должны бы с ними справиться... Только Анна расслабилась, как одна из ракет сумела подойти достаточно близко. Взрыв в виртуальности отобразился схематично, и, к счастью, это оказалось не прямое попадание, но один из восьми основных двигателей подсветился красным, и ускорение заметно упало. Анна изо всех пыталась не запаниковать, и тут кораблик пересёк фронт шторма. Их швырнуло, закрутило и подбросило; Анна очень быстро потеряла ориентацию в искажённой метрике пространства. Ракеты, впрочем, тоже потерялись - компьютер некоторое время ещё отслеживал их координаты, а потом они ушли за границу чувствительности приборов.
   Через некоторое время беспорядочных метаний - автопилот пытался поддерживать курс, а Сигрун и Анна не пытались ему мешать - корабль стал получать порции команд. Приходили они откуда-то извне, источник не пеленговался, но компьютер стал их выполнять абсолютно беспрекословно, причём безо всякого вмешательства со стороны Анны. Как ни удивительно, но движение кораблика стало заметно упорядоченнее.
   "Считай, прилетели, - послала сообщение Сигрун. - Можешь отключаться".
   Сама она без колебаний вернулась в реальный мир, словно бы полностью доверяя той неизвестной силе, что взяла на себя управление кораблём. Анна отключилась через несколько секунд. Ей не очень хотелось, но в голову пришла мысль, что сейчас самое время расплатиться, ведь другого случая может и не представиться.
   Сигрун отстегнулась от кресла и расслабленно расположилась в невесомости. Анна, стараясь не улететь под потолок, забрала у робота террариум, и достала из потайной полости в донышке четыре золотые монеты в прозрачных пластиковых футлярах, номиналом по пять тысяч каждая.
   - Вот, как я и обещала, двадцать тысяч, - она послала кругляши в полёт по направлению к Сигрун.
   - Как старомодно, - Сигрун без видимого труда поймала все четыре монеты. - Ничего посовременней не нашлось?
   - Мне кажется, сейчас уместнее так, - осторожно произнесла Анна.
   От электронных переводов на кораблике посреди гиперпространства толка нет, но она могла бы выписать чек... Проблема в том, что все её счета юридически принадлежали отцу, и кто знает, захочет ли он подтверждать платёж.
   - Вообще-то, расплачиваются обычно после окончания поездки, - заметила Сигрун, поигрывая блестящей монеткой. - Что помешает мне выкинуть теперь тебя в шлюз?
   - То же, что и ранее, - пожала плечами Анна. - Вы бы и без моей помощи могли разломать террариум и забрать деньги.
   - Гм. Допустим. А домой ты как добираться будешь? Ты же понимаешь, что я лечу по своим делам, и вовсе не собираюсь делать крюк до Империи, если ты и в самом деле оттуда?
   - Ну, золота у меня всё равно больше нет... - вздохнула Анна. - Знаете, человеку без паучьих лапок я бы вручила чек, который папа, скорее всего, просто аннулирует.
   - А если тебе встретится ещё кто-то с лапками?
   - Очень маловероятно.
   - Но всё же, - Сигрун лукаво улыбнулась. - Представь себе: красивый, пушистый, с рельефной макулатурой и выдающимся членом...
   Анна почувствовала, что краснеет.
   - И, - со всё более широкой улыбкой продолжила Сигрун, - конечно же, с белым крейсером, на котором так здорово подвозить княжон и прочих там царевен. Ну и не только подвозить, - паучиха подмигнула. - И что ты сделаешь?
   - Как честный человек, - Анна попыталась ответить с достоинством, - скажу, что денег на извозчика у меня нет.
   - Вижу, ты получила действительно строгое воспитание, - покивала Сигрун. - Знаешь, а я ведь могу организовать эту встречу. То есть, не прямо сейчас, и крейсер не обещаю, но всё остальное... Хочешь?
   - Буду весьма признательна, - удалось выговорить Анне почти нормальным голосом.
   - Ну, ну, не преувеличивай, услуга пустяковая, - отмахнулась Сигрун.
   Внезапно кораблик вылетел из шторма в пузырь спокойного гиперпостранства. Из любопытства Анна снова подключилась к виртуальной реальности корабля: глазами сквозь иллюминаторы в космосе разглядишь не так уж много. В центре свободного пространства наблюдался крупный, даже скорее огромный корабль, ощетинившийся многочисленными антеннами. В его правом борту зияла большая пробоина с оплавленными краями, внутри которой копошились авральные бригады с многочисленными роботами.
   Что Сигрун тоже подключилась к виртуальности, Анна заметила, только когда та отправила на тот корабль приветственное сообщение, и получила почти мгновенно возмущённый ответ: "Это хорошо, что ты прибыла, но почему в таком теле?! И не думай пристыковываться, я сейчас сам прилечу". Из всего сообщения Анну больше всего заинтересовал заголовок: в графе "название корабля" там значилось "Летучий Голландец". Ну а пристыковываться они и без напоминаний даже не пытались, ведь навигационная система всё ещё находилась под внешним управлением.
   Очень скоро - Анна внимательно наблюдала, стараясь запомнить как можно больше - от "Голландца" отделился катер, размерами вполне сопоставимый с курьерским корабликом Сигрун, но с гораздо более скромными двигателями и, соответственно, заметно более крупным обитаемым отсеком. Разделявшее их расстояние он преодолел по наиоптимальнейшей траектории, ни разу не сбившись - верный признак, что управлял автопилот.
   По мере приближения катера начало плавно нарастать искусственное тяготение, обычное для хоть сколько-нибудь цивилизованных космических объектов. Анна сперва решила,что они попали в поле гравитации катера, но потом сообразила, что их собственный гравикомпенсатор никогда бы не пропустил внешнее поле, да вектор того поля не мог так точно совпадать с их локальным направлением "вниз". Очевидно, гравитацию включила Сигрун. Анна хотела возмутиться - могла бы включить и пораньше! - но уши-они уже вернулась из виртуальности в реальный мир, и княжна нехотя проделала то же. Не менее очевидно, что приближающийся человек в глазах паучихи заслуживал гораздо большего внимания, а возмущения ничем не помогут.
   Процесс стыковки тянулся мучительно медленно; наконец, люк с лязгом открылся, и в тесную кабину катера вступил... Анна толком не смогла разглядеть, кто; успела заметить лишь явно мужскую фигуру, старомодный мундир с эполетами, блестящие стальные когти на пальцах, и яркий, богатый оттенками аромат. Затем мужчина потонул в объятиях Сигрунн, причём более чем нежных и вполне взаимных. Анна в своём углу стояла тихо, стараясь ничем не привлечь к себе внимания, но наблюдала неотрывно.
   Тем не менее, первый же вопрос мужчины оказался на её счёт:
   - И что это за милый маленький уборщик с Гайдстерна?
   - Сиротинушка, - пожала плечами уши-они. - Из этих, которые "так кушать хочется, что переночевать негде". Они любят ко мне липнуть, ты же знаешь.
   - Княжна, - не удержалась от поправки Анна. - И родители мои вполне живы.
   - Неужто аристократы нынче путешествуют автостопом? - удивился мужчина.
   - Вообще-то, у нас есть дела поважнее, Драгг, - Сигрунн мягко повлекла его в противоположный от Анны угол кабины. - Путешествие, знаешь ли, получилось долгим и довольно бурным...
   - И я очень рад, что ты долетела и привезла... Ты же привезла?
   - Конечно, - промурлыкала Сигрунн, доставая из-под передника влажно поблёскивающий цилиндрический футляр сантиметров десяти длиной и около пяти в диаметре. - В целости и сохранности. Но у тебя же здесь и без того должны быть две такие, зачем третья, да ещё так срочно?
   Драгг открыл футляр, достал золотистую пластиковую карточку, внимательно осмотрел и спрятал в карман.
   - Ну, допустим, одну сломал, а вторую - потерял, - предложил он неубедительное объяснение. - На самом деле, важнее всего было убрать этот экземпляр из столицы. Если ты не заметила, происходит небольшая... заварушка. Не хотелось бы, что бы кто-то что-то подписывал от моего имени без моего ведома.
   - Но ты же сам поручил мне прикрывать твоё отсутствие в столице!
   - Я не про тебя, - досадливо поморщился Драгг. - Карточку слишком легко, гм, недружественно изъять. Теперь нам надо на "Голландец". Для тебя, конечно же, найдётся удобная каюта.
   - Не так быстро, - Сигрун обняла его не только руками, но и первой парой ног. - Ты же знаешь, что природа не терпит пустоты?
   - Прямо здесь? - удивился Драгг, указывая подбородком на Анну.
   - "Там" ты упакуешь меня в эту свою тупомордию, подчинённые засыплют тебя уймой глупых дел, и нам станет совсем не до того! Я и без того долго ждала! А сиротинушка как-нибудь уж потерпит... - Сигрунн в свою очередь посмотрела на Анну, но рассеянным, затуманенным взглядом. Очевидно, желание в ней уже проснулось, и никаких "нет" она просто не услышит.
   Похоже, Драгг это тоже понял.
   - А ведь когда-то сделать из тебя уши-они казалось мне прекрасной шуткой, - проворчал он.
   - Хорошо, что ты помнишь, что сам во всём виноват, - жарко прошептала Сигрунн.
   Анна с интересом понаблюдала за их вознёй с тряпками - к её удивлению, мундир они сумели расстегнуть, а не разорвать; затем подождала, пока Драгг в достаточной степени увлечётся процессом, войдёт, так сказать, в ритм, и перестанет замечать окружающую действительность, а затем тихонечко юркнула в шлюз, прихватив, конечно же, свой террариум.
   В пассажирском отсеке катера с "Голландца" вместо ожидаемых кресел Анна наткнулась на пустую стазис-капсулу величиной с кокон уши-они. Рядом лежала ещё одна, стандартных размеров, заполненная мужским телом в очередном старомодном мундире, хотя на этот раз и без эполет. Наверно, та самая "тупомордия". Старинное поверье о вреде женщин на корабле получило широкое распространение в галактике; благодаря маме-адмиралу Анна знала, что, к примеру, устав имперского флота тоже обязывает женщин пользоваться мужскими телами как минимум во время вахт.
   Преодолев пассажирский отсек, Анна наконец добралась до кабины и осторожно уселась в порядком потёртое кресло пилота. С роботом-уборщиком с Гайдстерна система разговаривать не пожелала, и Анна сменила сигнатуру на слепок с Драгга. Компьютеру это понравилось несколько больше, но он всё равно потребовал авторизации. Вспомнилась столь ценная золотая карточка; на углу пульта, где поверхность носила следы частого использования, как раз имелась приёмная щель.
   Задержка возмущала и пугала; Драгг в любой момент мог обнаружить кражу его образа... Анна постаралась сосредоточиться. Существовали ещё две карточки; вряд ли Драгг их действительно потерял, и вряд ли таскает обе в кармане; кстати, странно, что они вообще ему нужны. Может, он пользуется множеством тел, и ему нужно оперативно перебрасывать полномочия с одного на другое? Как бы то ни было, где он её хранит? Человек не слишком осторожный - а Драгг не казался осторожным - хранит ключи в легкодоступном месте. Ещё немного подумав, Анна внимательнее осмотрела кресло, обнаружила, что верхняя часть подлокотников поднимается, а в нижней имеются ящички для всяких мелочей. Карточка нашлась в правом.
   Ликующая, но по-прежнему напуганная - ей казалось, что она уже немыслимо долго копается - Анна авторизовалась, экстренно расстыковалась - при этом потеряв некоторое количество воздуха, но бережной, а потому длительной процедуры её натянутые нервы не выдержали бы - и выбрала среди готовых полётных программ "срочное возвращение". Судно начало движение по ещё одной тщательно просчитанной траектории. Анна надеялась, что на "Летучем Голландце" не захотят сбивать собственный катер, а вместо этого пришлют взвод солдат на причальную палубу. Сама она, естественно, на той палубе оказываться вовсе не намеревалась.
   Катер приближался к "Голландцу", гостеприимно раскрывшему один из своих многочисленных шлюзов. Как известно, любые механизмы нуждаются в обслуживании, а наружные створки вообще довольно уязвимы, бывает, что они и заклинивают; поэтому в стенках шлюзовой камеры должны быть люки для ремонтников, небольшие, но достаточных для человека габаритов. Анна заставила катер проследовать медленно и впритирку к стенке, чтобы, выскочив на ходу, можно было бы юркнуть в такой люк; космическая вариация её коронного фокуса. Прыжок она, правда, рассчитала плохо, и пришлось пробыть в безвоздушном пространстве несколько лишних минут. Будь у неё обычное тело из магазина, тут бы всё путешествие и закончилось... Но семейные стандарты не подвели, она залезла в люк - скобы, за которые она цеплялась, жутко холодили руки - и позаимствовала сигнатуру у первого же попавшегося ремонтного робота. Светиться на всех приборах как Драгг ей показалось слишком рискованным. С собой с катера она взяла только террариум и золотистую карточку.
   В коридорах огромного корабля ей никто не встретился, если не считать голографических черепов, судя по всему, чисто декоративных. В странном, явно искусственно вызванном тумане они смотрелись достаточно органично. Все надписи какой-то шутник исполнил на голландском, Анна с трудом вспомнила, как на этом языке пишется "мостик". Лифтами она воспользоваться не решилась, предпочла взбежать по лестницам...
   Анна ожидала, что хотя бы перед входом на мостик обнаружится пост с живыми часовыми, но нет, только автоматика и летающие черепа. В общем-то понятно, что люди - это дорого; им нужны каюты, жизнеобеспечение, обмундирование, жалованье... К тому же на корабле, небось, аврал, и весь экипаж занят на ремонтных работах. Но лёгкость проникновения в святая святых удивляла и отчасти разочаровывала. Запрос на вход она отправила от имени ремонтного робота, и мощная взрывоустойчивая дверь послушно отъехала в сторону. Анна хотела было проскользнуть в рубку, но на её плечо совершенно внезапно - она не слышала никаких шагов - опустилась ладонь со стальными когтями, и голос Драгга вкрадчиво произнёс:
   - Какой шустрый робот-уборщик... О, прошу прощения, уже робот-ремонтник!
   - Княжна, - машинально поправила Анна.
   Она не столько удивилась, сколько огорчилась. Оказаться так близко, но так и не посидеть в капитанском кресле настоящего, крупного корабля, не ощутить себя космическим волком, бороздящим просторы Вселенной...
   - Надеюсь, - вкрадчиво начал Драгг, - ваше сиятельство соизволит вернуть мне карточку?
   - О, конечно, - Анна выудила из кармана золотистый прямоугольник пластика.
   - Небось, уже скопировала, - донёсся сзади незнакомый, и очень недовольный мужской голос.
   Обернувшись, Анна узнала тело из капсулы.
   - Вероятно, - пожал плечами Драгг. - Но эту систему всё равно давно пора менять.
   - Гораздо проще как следует прожарить воришку, - хищно предложила Сигрунн.
   - Да, но я не люблю убивать. Особенно княжон. Князья потом бывают очень недовольны, знаешь ли... - поколебавшись, Драгг подтолкнул Анну внутрь рубки. - Вы же хотели сюда попасть?
   - А как же режим секретности? - риторически вопросила Сигрунн.
   Драгг не ответил, и Анна наконец решилась. Подошла к капитанскому креслу, погладила мягкую обшивку и осторожно устроилась на слишком крупном для неё сиденье. Использовать драггову сигнатуру на глазах у владельца она сочла неуместным, но пульт ожил и так - вероятно, по команде Драгга. На экране высветились многочисленные уведомления и ожидающие ответа запросы. В самом верхнем говорилось что-то про неисправности в системе канализации; Анна прочла запрос с недоумением, по её представлениям такими вещами должен заниматься главный механик.
   - Текучка, - прокомментировал содержимое пульта Драгг. - Вы за этим сюда пробирались? В моём кресле посидеть?
   - В том числе, - кивнула Анна, с сожалением вставая. Всё же сидеть в капитанском кресле на глазах у капитана - большая наглость. - Но вообще-то у меня для вас письмо.
   Из нижнего основания террариума она достала плотный бумажный конверт, запечатанный официальной печатью и адресованный "Капитану "Летучего Голландца".
   - Я же имею честь говорить именно с капитаном? - официально спросила она, протягивая конверт.
   - Филипп ван дер Деккен, командир корабля, - столь же официально представился Драгг, принимая письмо.
   - А внутри - белый порошочек, - вставила Сигрунн. - Иначе зачем использовать столь древние технологии?
   - Мы традиционалисты, - объяснила Анна, пристраиваясь на краешке капитанского пульта. Тот скрипнул, но рассыпаться не спешил. Анна же чувствовала, что у неё подкашиваются ноги. Успешное выполнение задания её и окрылило - теперь будет гораздо проще объясняться насчёт папиного катера! - но в то же время и обессилило.
   Драгг тем временем с комфортом расположился в собственном кресле, но письмо вскрывать не спешил. Помахивая конвертом, он с интересом разглядывал Анну.
   - Я вас узнаю, но всё же будьте любезны представиться. Для протокола, - он растянул губы в двусмысленной улыбке.
   - Княжна Белозерская, - с готовностью сообщила Анна. - Дочь князя Белозерского, действительного статского советника.
   - Регионального директора имперского МИДа, - дополнил Драгг, обращаясь к Сигрунн. - Ему подчиняется в том числе и посол Империи в Ниенорге.
   - То есть, он дипломат? - уточнила Сигрунн.
   - Имперская резидентура ему тоже подчиняется. У них, понимаешь ли, иностранные дела рассматриваются в комплексе, включая разведку.
   - Папа полагает, - вклинилась Анна, - что его встреча с, гм, господином ван дер Деккеном будет в интересах как Империи, так и Королевства Ниенорге. Местом встречи может послужить Гайдстерн, куда князь может прибыть под предлогом заботы о катере, имеющем статус семейной реликвии.
   Драгг недоверчиво покачал головой.
   - Как всё складывается, прям один к одному, надо же! А почему князь поручил доставку письма именно вам, а не кому-нибудь из своих подчинённых?
   Анна сочла неудобным упоминать, что формально-то папа ей не поручал. Не имел права, это же государственная переписка всё-таки. Он просто оставил письмо на обеденном столе, а под письмом - выписку из аналитической сводки о возможно маршруте Сигрунн. Слово "уши-они" было подчёркнуто. Естественно, Анна не смогла удержаться.
   - По той простой причине, - княжна решила изложить хотя бы часть правды, - что эти коллежские регистраторишки слишком любят инструкции и слишком боятся пауков, - она нежно погладила свой террариум.
   - Думаешь, князь тебе поможет? - озабоченно спросила Драгга Сигрунн.
   - Не забесплатно, конечно, - вздохнул Драгг. - Но есть вероятность, что да. Посмотрим.
   Массивный входной люк снова открылся, и внутрь проследовали четверо солдат в старомодных мундирах, но с вполне современным оружием.
   - Уведите, - капитан указал на Анну. - Streng behüten, beobachten.
   - Меня оставят без штанов? - пробормотала княжна, вставая.
   - Может быть, - загадочно улыбнулся Драгг.
   Анна не совсем понимала, чего ждать - например, могло оказаться, что Драгг не любит убивать лично, и потому пользуется услугами расстрельной команды, но конвой вёл себя вежливо, скорее как эскорт. И привели её вовсе не в камеру утилизации, и даже не в карцер, а во вполне уютную каюту, оборудованную хоть и без лишней роскоши, но всем необходимым, включая мягкую постель и отдельный санузел. На столике стоял серебряный поднос с поистине королевским ужином.
   Щёлкнул электронный замок, снаружи донеслись шаги удаляющихся солдат. Анна возликовала и хотела было отправиться на нелегальную экскурсию по кораблю - тяга проникать за запертые двери стала у неё уже почти рефлексом, но пустой желудок напомнил, что последний раз ела она ещё у пиратов, да и постель выглядела заманчиво... Принимаясь за отлично приготовленный ужин, она решила, что Драгг вполне милый парень, с которым приятно иметь дело. На середине второго блюда, однако, ей пришлось изменить своё мнение: к еде оказалось подмешано некое вещество - Анна оказалась не в состоянии определить точный состав - впрямую не угрожавшее жизни, но заставившее экстренно переместиться в санузел, и провести там всю ночь в обнимку с "белым другом". Утром пришли те же четверо солдат, положили её на носилки, не дав ни помыться, ни переодеться, и потащили на челнок, а с челнока - на станцию. Находящаяся в полуобморочном состоянии Анна с трудом узнала "Гайдстерн".
   Она, наверно, никогда не сможет забыть папиного взгляда, когда под его светлые очи доставили сиятельную дочку. К его чести, взгляд оказался скорее взволнованный, хотя там хватало и удивления, и брезгливости.
   - Возвращаю целиком и безвозмездно, - прогнусавил переодевшийся в безликий деловой костюм Драгг, демонстративно зажимая нос. - То есть, даром. В следующий раз прошу подыскать курьера почище.
   - Вот видишь, папа, - слова выговаривались нечётко, но Анна не могла промолчать, - я доставила письмо! А ты сомневался, что у меня получится!
   "Я в своих прикидках не учёл продырявленного катера," - проворчал князь по радиосвязи, и продолжил вслух: - Главное, что получилось. А что ты ответила господину капитану на вопрос о женитьбе?
   - Он его не задавал, - наябедничала Анна.
   - Как же так, молодой человек, - князь грозно сдвинул брови. - Это же часть обязанностей капитана "Летучего Голландца".
   - Так у вашей дочери хватит наглости ответить "да", - поморщился Драгг. - И что я в таком случае делать буду?
   - Исполнять супружеские обязанности! - хрипло прокаркала Анна.
   Драгг испуганно попятился, и княжна разразилась демоническим смехом.
   "Это поможет тебе с переговорами?" - спросила она князя по радиосвязи.
   "Не думаю, - ответил тот. - Но письмо ты доставила, а это дорогого стоит. Дальше я надеюсь справиться сам".
   Анна расслабилась на своих носилках. И в самом деле, свою часть работы она выполнила.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"