Криптон: другие произведения.

Троянский доступ

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Начальница лаборатории, будучи на пороге крупного открытия, внезапно получает приказ о прекращении всех работ.


   Троянский доступ

v.47.9 от 30.07.2020

  
   Часть 1
  
   Текст на официальном бланке сухо извещал, что Императорский Физический Институт больше не испытывает нужды в лаборатории Нечеловеческих Вооружений, а равно и во всех разрабатываемых лабораторией темах. Причина - "полная бесперспективность". Помещения предписывалось освободить в течение трёх дней, оборудование сдать по инвентарному списку. Подпись директора, печать.
   Даная, глава - теперь уже бывшая - этой самой лаборатории, смотрела на письмо в бессильной ярости. Начальство даже не снизошло до личной беседы! Прислали отписку!
   Империя пока что встречала нечеловеческие цивилизации только в виде останков и остатков. По крайней мере две из них - танртоги и синтириды - успели достичь уровня, достаточного для межзвёздной войны, судя по всему, их и сгубившей. К неудовольствию институтского Учёного Совета, обнаруженные Данаей танртогские и синтиридские ракеты, пушки и лазеры заметно уступали человеческим. Попадались кое-какие интересные биотехнологии, но монополия на биооружие издавна принадлежит Биоинституту, давнему конкуренту физиков. Да, выдающимися результатами лаборатория похвастаться пока не могла, но как можно столь безапелляционно судить о перспективности? Тем более в тот самый момент, когда автоматический разведчик подтвердил теоретические выкладки Данаи, обнаружив планету, загодя названную Новой Троей. И вот, как гром с ясного неба: вместо разрешения на полноценную археологическую экспедицию - извещение о свёртывании всех работ.
   Бывшая начальница бывшей лаборатории решила, что так просто она это не оставит. Даная взглянула в мёртвые глаза танртогского дракона, занимавшего добрую четверть её рабочего кабинета. Восемь мощных ног, десяток тонких суставчатых рук, зубастая пасть, длинный хвост, чешуйчатая кожа и четыре почти идеально круглых глаза. Труп обнаружили вмёрзшим в глыбу льда среди обломков древней орбитальной станции; Даная нашла способ извлечь его в неповреждённом виде. Сейчас экспонат поддерживало силовое поле сложной конфигурации, иначе дракон рассыпался бы в пыль; оно же изолировало труп от обмена веществом (но не излучением) с окружающим пространством: общеизвестно, что в древней органике может водиться самая разнообразная зараза, да и современная плесень вполне способна пожрать ценный экспонат. На случай технических сбоев поле поддерживали три независимых генератора, каждый со собственным источником бесперебойного питания.
   - Ведро сгущенного вакуума им, а не оборудование по списку! - проворчала Даная, вздёргивая свой прямой аристократический носик.
   Как и у всех патрициев Империи, её эмбрион вручную конструировался квалифицированным специалистом достопамятного Биоиститута, и в комплекте с носиком она получила нежно-белую кожу, серебристые волосы, искристо-синие глаза и стройную фигуру. Довольно консервативный вариант, но и родители у неё старомодных взглядов, родом из провинции и по патрицианским меркам небогатые. После взросления она получила стандартный набор имплантантов, включая цепочку разъёмов вдоль позвоночника, от затылка до поясницы (старая аристократическая привилегия; простолюдинам полагался только один, затылочный). Поступив в Физинститут, она добавила к своему оснащению искусственный иммунитет в виде коктейля из плавающих в крови нанороботов, совершенно необходимый при работе с древностями.
   Даная решительно встала, машинально поправив лабораторный халат, под которым она носила только нижнее бельё (подобное сочетание казалось ей волнующим, а коллегам и особенно начальству - возмутительным), подошла к генераторам силового поля и - "так не доставайся же ты никому!" - методично отсоединила кабели питания.
   В первое мгновение не происходило ничего; потом послышался тихий шелест, пылинки начали отслаиваться, а затем с громким "вш-ш-ш" вся драконья туша обрушилась, превратившись в бесформенную кучу. Масса неприятно сухой пыли взвилась в воздух кабинета. Втянув изрядную порцию с первым же вдохом и подавив кашель, Даная постаралась зафиксировать в памяти яркий маркер: "горький вкус последнего дня в институте". Параллельно она пыталась оценить, удовлетворена ли её страсть к разрушению, или для успокоения надо пойти и сломать что-нибудь ещё? Размышления прервал настырный писк в статус-канале "иммунных" нанороботов - "обнаружена новая инвазия" - и одновременный чужой мысленный шёпот, тихий, но торжественный: "Наконец-то ты совершила что-то разумное, низшее существо!"
   Даная гордилась своим, как она называла, исследовательским складом ума; там, где надутый столичный умник впадает в панику или кривится от брезгливости, она идёт вперёд, сохраняя ясность рассудка. Коллеги, правда, почему-то чаще называли её "безбашенной" и "вконец отмороженной". Будь в кабинете свидетели, она бы только укрепила свою репутацию: ничуть не встревожившись, Даная тщательно сформулировала приказ, велев нанороботам пометить вторгнувшуюся сущность как нейтральную, требующую наблюдения, но не уничтожения. Жившее в драконе существо состояло из небольших, размером примерно с лейкоцит, автономных элементов, вроде бы не опасных для человеческих тканей; элементы обменивались информацией в электромагнитном диапазоне. Для общения с носителем они подключились вовсе не к нервной системе, как сначала Даная подумала, а к имплантатам, предназначенным для взаимодействия с компьютерами.
   "Ну и кто ты такой?" - послала она сообщение через тот же имплантат.
   "Не "ты", а "Его Превосходительство". То есть, Моё Превосходительство. То есть... Какой дурацкий всё же язык... Гросскоординатор военных сил Танртоги, вот кто я такой. Трепещи, низшее существо!"
   "Так ты командовал танртогским космическим флотом?" - с воодушевлением поинтересовалась Даная, даже и не думая титуловать своего... пожалуй что квартиранта.
   "Не командовал, низшая ты тупица!"
   "Я ведь и подчистить тебя могу", - мягко напомнила Даная.
   "Ты не посмеешь! Я древний, и мудрый, и великий... Ну что за наказание - столько лет ждать, и чего дождаться... Военными силами командует командующий. Должно быть очевидно даже... Любому. Исполнительные модули исполняют. А координатор следит, чтобы каждый исполнитель получил верный приказ от командующего, чтобы области ответственности исполнителей не пересекались. Координатор помнит, что и кому поручено, и отслеживает результаты, и докладывает..."
   "Короче, находка для синтиридского шпиона", - резюмировала Даная.
   "Ха, да, если бы остался хоть один. Мы их всех извели. Всех, всех! До последнего!"
   "Я буду звать тебя Гаспар, - решила Даная. - Такой же истерик".
   "Такой же как кто? И почему вдруг "истерик"?"
   "Ты его не знаешь. Лучше скажи, помнишь ли ты, где можно отыскать один из ваших исполнительных модулей? Хотя бы в относительно исправном состоянии?"
   "Я помню всё", - гордо заявил Гаспар.
   - Прекрасно, - подытожила Даная вслух. - Ну а я совершенно случайно помню, где можно купить мобильный металлургический комплекс. Подержанный, но в хорошем состоянии. Да, а ещё мне понадобится пластический хирург... Гм...
   Она велела сервисным роботам прибраться (включая дезинфекцию - нельзя, чтобы следы Гаспара обнаружил кто-то ещё), и покинула лабораторию, на ходу продумывая план. Денег требовалось много, придётся залезть в долги, но господин директор с Учёным Советом у неё ещё попляшут.
  
  
   Часть 2
  
   Секунду назад бывший гросскоординатор пребывал в блаженной уверенности, что все потрясения позади, все вопросы улажены, он медленно, но неуклонно адаптируется к телу нового носителя... Всего секунду назад. Сейчас он, донельзя шокированный, в ужасе вжимался в пилотское кресло, судорожно цепляясь человеческими руками за подлокотники, а большой экран перед его глазами демонстрировал очертания вражеского - синтиридского - крейсера. Что хуже всего, гросскоординатор вовсе не пытался перехватить управление телом носителя. Оно словно бы само... Да только такие вещи "сами" не случаются.
   "Узнаёшь крейсер?" - донёсся мысленный голос Данаи. Вполне радостный и вроде бы даже самодовольный.
   "Как? Почему?.. То есть, почему я - здесь, а ты - там?" - гросскоординатор не мог вспомнить нужных слов, но надеялся, что Даная его всё же поймёт.
   "Эй, я доктор физ-мат наук, и к тому же хозяйка собственного тела! Когда хочу, тогда и переключаю. Крейсер-то опознал?"
   С трудом сосредоточив внимание на экране, гросскоординатор смог разобрать, что крейсер, хоть и избежал серьёзных повреждений, давно уже лишился своих защитных полей, и мелкие астероиды изрядно подпортили его обшивку. Впрочем, написанное крупными угловатыми синтиридскими буквами название всё ещё удавалось разобрать: "Нимвлис".
   "Опознал. Но как ты не боишься?"
   "А чего тут бояться? - удивилась Даная. - Крейсер давно обесточен".
   "С вражеской техникой нельзя быть беспечным, низшее существо! Но я сейчас не про это... Обычно низшие существа боятся передавать управление своим телом. Вот, допустим, я же не знаю, как дышать - тело задохнётся..."
   "Человеческое тело вполне способно дышать само", - с едва уловимым ехидством парировала Даная.
   "А если я не справлюсь с этим самым позвоночником, - гросскоординатор сильнее вжался в спинку кресла, - и расквашу твой недавно прооперированный нос об эту панель с кнопочками, как там её... Ах да, пульт управления?"
   "Это уже угроза посерьёзнее, - признала Даная. - Крейсер ты точно опознал? Зубы мне не заговариваешь?"
   "Это "Нимвлис", тяжёлого класса. На него был отправлен исполнительный модуль номер пятьсот шестьдесят три. Синтириды много сил вкладывали в надёжность своей техники, так что модуль, скорее всего, до сих пор в блоках памяти бортового компьютера, среди совершенно невинных управляющих команд... Верни меня уже обратно, а? Это низшие существа должны есть, спать и любоваться звёздами. Высшие, вроде меня, должны исполнять свои функции, не отвлекаясь на всю эту... физиологию".
   "Ладно, ладно, господин высший трусишка. Переключаю обратно".
   Гросскоординатор с облегчением почувствовал, что возвращается в привычный уже микромир человеческого организма, где под его контролем - и его ответственностью - пребывали только его собственные частицы, плавающие в кровеносной системе носителя.
  
   ***
  
   Вернувшись к управлению телом, Даная постаралась расслабить скрюченные гаспаровым страхом мышцы.
   "Между прочим, я постепенно изучаю твоё тело, низшее существо, - обиженно известил квартирант. - Протокол информационного обмена зрительных нервов я уже декодировал, и могу при необходимости смотреть на мир твоими глазами".
   "Очень за тебя рада", - пробормотала Даная, проверяя состояние своих кораблей.
   Металлургический комплекс представлял собой целый рой специализированных космических судов, почти полностью автоматизированных. Рубка управления, равно как и жилые помещения, находились в административном модуле. Плавильни, рудообогатительные фабрики и склады готовой продукции следовали сзади; геологоразведочные и астероидодробительные дроны - впереди. Бортовые компьютеры здесь стояли простенькие, без искусственных личностей, и если бы не Гаспар, то и поболтать Данае было бы не с кем.
   Синтиридский крейсер на экране обозначался как "весьма богатый металлами астероид"; выглядел он почти целым, и, хотя и не проявлял никакой энергетической активности (неудивительно, через столько-то лет), определённо мог служить объектом исследований, а не просто металлоломом. Гаспар очень помог, подсказав область поиска; доселе столь хорошо сохранившихся экземпляров Данае не попадалось. Лениво рассматривая крейсер и борясь с желанием почесать почти заживший после операции нос, она определилась с формулировкой оправданий на тот случай, если всё выплывет наружу: на металлургическом комплексе должен присутствовать инженер-эксплуатационник, на случай непредвиденных ситуаций и нестандартных ремонтов. Так вроде даже в какой-то инструкции написано. Людей в ближайшей, да и в далёкой окрестности не наблюдается, так что... Оправдание довольно слабенькое, конечно, особенно учитывая степень незаконности её задумки, но лучше слабенькое, чем совсем никакое, правда же?
  
   ***
  
   Крейсер давно утратил герметичность; органике это пошло во вред, а сохранности оборудования - на пользу. За время своей работы в Физинституте Даная довольно много узнала о синтиридах; компьютерные системы на их боевых кораблях проектировались крайне надёжными (как следствие - ещё и крайне громоздкими), и оттуда многое удавалось извлечь и использовать. Правда, правила требовали включать иноцивилизационную технику только в специальных, изолированных по высшему разряду лабораториях, под тщательным контролем Этического Комитета института. Даная мысленно отметила тот радостный факт, что её и этих людей сейчас разделяли много-много световых лет.
   Самой заманчивой (и самой этически сомнительной) из синтиридских технологий считалось так называемое "цифровое бессмертие". К оружию оно не относилась, а потому Даная занималась им полуподпольно, "в свободное от основных обязанностей время"; к тому же, никак не удавалось собрать достаточно достоверных данных. Имелись косвенные свидетельства (а Данаю бесили многозначительные, но ненадёжные косвенные свидетельства), что синтириды умели изготовлять цифровые слепки личности, а потом внедрять их в специально изготовленные тела. Видимо, технологию не довели до идеала, потому что ревоплощения применялись только к представителям так называемых "низших каст". Некоторые её коллеги считали, что это вообще никакое не бессмертие, а просто тиражирование самообучаемых сервисных роботов; что же касается фрагментов текстов с упоминанием "каст", то их следует признать ошибками перевода. Даная соглашалась, что лишать бессмертия наиболее ценных членов общества - довольно странная практика; но ведь среди "низших" числились не только типичные роботы, но и вполне биологические организмы. В целом синтиридоподобные, они обладали весьма вариабельной внешностью: начиная с классической шестиногости и четверорукости "высших" синтиридов, и заканчивая весьма специализированными химерами для работ в невесомости или глубоко под водой. К восторгу Данаи, в носовой части крейсера обнаружился отсек с несколькими установками биосинтеза, хотя и сильно пострадавшими от неумолимого хода времени.
   Подготовительные работы потребовали изрядных ресурсов; следовало герметизировать передние отсеки крейсера, отправить всю подозрительную органику в утилизатор, а всех роботов из "низших каст" - в переплавку. Они давным-давно исчерпали ресурсы и отключились, но Даная хотела свести риск к минимуму. Из тех же соображений она отсоединила всё уцелевшее вооружение от корабельной энергосети. С установками биосинтеза тоже пришлось повозиться, ремонтируя одну наиболее уцелевшую запчастями от остальных. Часть деталей вообще пришлось изготовлять заново, плюс требовались углеводороды высокой очистки как основа биосинтеза - благо, в состав металлургического комплекса входил химзавод для "собственных нужд" (оборудованию постоянно требовались смазки множества сортов, хладагенты, чистящие средства, и много что ещё). Инструкции по сборке Даная выудила из бортового компьютера крейсера; включился он на удивление легко, стоило только подвести внешнее питание, и команды выполнял послушно. Никаких признаков танртогского исполнителя обнаружить пока не удалось, но Гаспар твердил, что это нормально, "им и полагается прятаться". Надеясь на лучшее, Даная велела компьютеру металлургического комплекса выделить изолированное место для записи, а также отвечать на все запросы "на чтение" без требования авторизации. Авось исполнитель сообразит, как этим воспользоваться... Сама же она сосредоточилась на установках биосинтеза.
   Понятно, что синтиридский биосинтезатор может изготовить только синтирида, с его синей медьсодержащей кровью и прочими особенностями биохимии. Но вот придать ему внешность человека оказалось вполне реально. После нескольких тестовых попыток - изготовлялись вегетативно живые куклы без высшей нервной деятельности - Даная отладила процесс. По пути выяснилось, что кожу надо затемнять до цвета бронзы, иначе просвечивает синюшность. Внешность помощнику, тщательно взвесив все "за" и "против", Даная решила присвоить мужскую, и потратила кучу времени, моделируя лицо и тело. Что касается личности, то она решила поставить "слугу с инженерным пакетом" из хранящейся в крейсерском компьютере коллекции. Конечно, общаться с ним придётся через переводчик, но Даная надеялась подтянуть свои знания синтиридского. Да и Гаспар наверняка сможет помочь - должен же он знать язык главного противника.
   Перед финальной попыткой Даная подрасчистила центральную часть синтиридского отсека от скопившегося мусора, и соорудила там из арматуры и строительной пены возвышение, на которое водрузила кресло, призванное играть роль трона. Свою одежду Даная сложила аккуратной кучкой справа, одежду для помощника - слева, сама забралась на кресло, и углубилась в пространный том "Проблем бессмертия" Манфреда цу Файвейфеля. Отремонтированный биосинтезатор - герметически запечатанный металлический ящик - успокаивающе помаргивал индикаторами. Управлял им бортовой компьютер крейсера, который получал команды от компьютера металлургического комплекса, в свою очередь через цепочку ретрансляторов общавшийся с модемом, воткнутым в разъём в данаином затылке. Судя по отчётам, процесс проходил полностью в границах нормы; ожидать оставалось примерно полтора часа.
  
   ***
  
   Даная увлеклась книгой; Файвейфель, на её взгляд, в своих рассуждениях пошёл по ложному пути, и она уже обдумывала развёрнутое, хорошо аргументированное возражение, так что троекратный писк готовности стал для неё сюрпризом. Поспешно отложив "Проблемы", она постаралась принять позу повальяжнее, ведь первое впечатление - самое главное (хотя, может, на инопланетян это не распространяется?)
   Зашипел стравливаемый воздух, загудел сервопривод, крышка биосинтезатора начала медленно приоткрываться... и застряла, не проделав и трети пути.
   - Ну конечно, именно в момент... самый ответственный... - донёсся из синтезатора человеческий голос.
   Даная в избытке чувств вскочила со своего импровизированного трона и в восторге бросилась вперёд.
   - Ага, попался! Так и знала, господин исполнитель, что не сможешь удержаться! - выпалила она, и только потом сообразила, что голос был не только человеческий, но и совершенно определённо женский.
   Подбежав вплотную, Даная схватилась за крышку. В этот момент в сервоприводе что-то окончательно перемкнуло, и с громким треском он разразился градом горячих осколков в сопровождении искр и горелой вони. Один из осколков впился Данае в щёку; почти не почувствовав боли, она раздражённо смахнула его, и с удвоенной силой налегла на крышку. Та наконец подалась, явив взору печальный факт: весь так тщательно проработанный проект внешности её гипотетического помощника так и остался нереализованным проектом. В биосинтезаторе лежала бронзовокожая пшеничноволосая блондиночка, с объёмистыми формами и симпатичным личиком. Причём даже, как с раздражением отметила Даная, посимпатичнее её собственного.
   - И как это понимать? - прорычала она.
   "Похоже, он действительно не смог удержаться, - предположил Гаспар. - Или она. Вообще-то, танртогские исполнители бесполые, размножение не входит в их функции".
   - Эм-м... - блондинка нашарила края синтезатора; сесть ей удалось с третьей попытки. Каждое движение, жутко быстрое, едва различимое для человеческих глаз, перемежалось заметной паузой, так что получался своего рода набор стоп-кадров. - Бипедализм - это... жестокая антигуманность. У базовой модели шесть лапок, такие... устойчиво удобные. Эм-м... Я знаю, ты хотела самца с семенниками... обильно высокопроизводительными, но... - она попыталась встать, безуспешно, и рухнула обратно в гулко отозвавшийся биосинтезатор. - Как вы ходите... на этих двух? Ног должно быть четыре... как минимальный минимум.
   "Точно, это танртогский исполнитель, - авторитетно подтвердил Гаспар. - Я тоже ещё не разобрался, как это тебе удаётся не падать".
   - Ты мне зубы не заговаривай, - Даная рывком вытащила блондинку из синтезатора. - Я заказывала в высшей степени однозначную внешность, с которой у тебя общего разве что цвет кожи!
   Блондинке пришлось снова ухватиться за край - стоять без дополнительной опоры у неё не получалось.
   - Вопрос выживаемости, - пояснила она. - В вашей культуре самец... высокий и сильный - это заявка на лидерство. Я критериям лидера... очевидно не соответствую, а несостоятельных претендентов у вас... безжалостно пристреливают. Самка, по вашим стандартам... красивая и светловолосая - лицо несамостоятельное, она всё своё имущество, как это у вас говорится... насосала, да? Все вопросы - к её покровителю, а саму её разве что изнасилуют... продолжительно. Но убивать не станут.
   - Что за чушь! - фыркнула Даная, поглаживая свои серебристые волосы. - Я, например, никогда... Ты вообще откуда всего этого набралась?
   - Из твоего компьютера. И язык оттуда же. Кстати, а почему он такой... тупой до очевидности?
   - Кто, язык?
   - Компьютер. Вы же вроде бы умеете делать ИИ... хорошо разговаривающие.
   Подуспокоившаяся Даная медленно вернулась к своему креслу и так же медленно уселась, положив ногу на ногу. Желание демонстрировать своё тело благополучно выветрилось, но поспешно одеваться тоже не слишком хотелось.
   - Тебя как зовут-то, выживальщица?
   "Исполнитель номер пятьсот шестьдесят три", - подсказал Гаспар.
   - А мне можно выбирать? - удивление, если оно и было, никак не отразилось на лице блондинки. - Тогда пусть будет... Медея. Хорошая пара к твоему имени.
   Даная отрешённо потёрла кровоточащую щёку. Останется шрам... Оно, впрочем, и к лучшему. Все же знают, что носы у патрициев прямые, а шрамов не бывает, ибо к их услугам вся мощь имперской медицины. Нос, кстати, за прошедшее время благополучно зажил, хотя трогать его Даная всё равно старалась пореже.
   - Ты, конечно, - наконец произнесла она, - надеешься, что раз прошло столько лет, то всё благополучно позабылось, и можно начать, так сказать, с чистого листа... На твою беду, у вашего штаба хорошая память.
   - Насколько я знаю, синтиридский штаб был дезинтегрирован... до газопылевого состояния, - неуверенно возразила Медея.
   - А при чём тут синтиридский штаб? Ты и имперский-то выучила, чтобы я не могла подловить тебя на неточностях в языке, который ты якобы должна знать.
   - Вообще-то, для синтиридского этот рот приспособлен... крайне неудачно.
   - Довольно жалкая отговорка, - отмахнулась Даная. - Как бы то ни было, я очень надеюсь, что тебе не понравилось болтаться на мёртвом корабле, ты всё обдумала, сделала выводы, и так далее... И теперь готова отлепиться от этой железяки и сделать шаг в мир живых.
   - Мне... страшно, - тихо призналась Медея. - Это же у тебя было иносказание, как это там... образная метафора, да? Мне страшно... в обоих смыслах. Очень уж легко... непоправимо упасть.
   - А ты сперва на четвереньках, - с серьёзным лицом посоветовала Даная. - Главное - начать. Кстати, мой компьютер такой тупой, потому что предполагалось, что там поселишься ты. Почему ты выбрала тело?
   - М-м, - Медея немного помялась и наконец призналась: - Я не умею взламывать компьютеры... человеческие. Только синтиридские управляющие системы.
   - А мне казалось, там довольно много общего... Хм. Кстати, интересно, что случилось здесь, на крейсере? Ты внедрилась, перехватила управление, а дальше? Внезапная декомпрессия, скорее всего; простенько и со вкусом. А потом - тысячи лет одиночества. Не слишком разумно, если по мне.
   - Ты не думай, я умею быть... благодарной и расторопной! - поспешила заверить её Медея. - Тебе же нужен инженер-ремонтник? Я буду. Исполню обязанности... честно и исправно, десять лет... человеческих стандартных.
   "А почему только десять?" - возмутился Гаспар.
   "Даже и десяти будет много", - оборвала его Даная и продолжила вслух: - Вот и отлично, зафиксируем эти условия. У нас ожидается примерно полгода рутины, чтобы, гм, поставить тебя на ноги, а потом... Там видно будет, - Даная снова потеребила щёку. - Ну а пока что, - она встала с кресла и подставила Медее плечо. - Хватайся. Переберёмся ко мне на борт. Крейсер я переплавлять не буду - жалко, это же почти готовый экспонат для музея, но продать - продам. Самодеятельность свою подчищу, - она рассеяно оглядела захламленный отсек. - Так что если тут что-то осталось ценного - не забудь забрать.
   Медея вцеплялась в плечо резкими, неловкими и довольно болезненными движениями - сначала одной рукой, потом второй.
   - Тут нет ничего... моего лично, - сообщила она печально. - Только синтиридское. И да, ты права, выполнять тот приказ было... безрассудно глупо. Чистое... самоубийство. Но вообще-то странно... Всё обо мне зная, ты всё-таки пускаешь меня... на борт к себе.
   - А я вообще странная, - криво ухмыльнулась Даная. - Но, знаешь ли, обычные средние люди слишком осторожны, чтобы оживлять боевой компьютерный вирус давно погибшей цивилизации, так что тебе несказанно повезло!
   "Ты совершенно не умеешь обращаться с танртогскими исполнителями, низшее существо, - печально констатировал Гаспар. - И это нам ещё аукнется, вот увидишь".
  
  
   Часть 3
  
   В очередной раз заполнив склады готовой продукции, Даная направила свой металлургический комплекс к Ротвейлу, крупной орбитальной станции, уютно устроившейся на имперском пограничье. Этот островок цивилизации исторически заселялся беглецами и ссыльными, и нравы здесь царили весьма своеобразные; однако, прекрасные доки, способные обслужить любое судно вплоть до линкора, и торговые площадки, не ограниченные никакими таможенными правилами, привлекали множество "деловых людей" разной степени законопослушности. К сожалению, патрициев здесь не жаловали, вплоть до утилизации. Даная считала опасность серьёзной, и потому тщательно готовилась к каждому визиту на станцию.
   Рубка металлургического комплекса постепенно приняла более уютный (хотя кто-то мог бы сказать и "захламленный") вид: Даная перетащила сюда кровать, обеденный стол, шкафчики со всякой всячиной и даже громадное зеркало, перед которым она как раз накладывала тонкий слой белого грима. Строго говоря, консервативные родители и без того не стали насыщать её кожу пигментами, но хорошая генетика и правильное питание делали внешность излишне идеализированный. Привнесённая операцией горбоносость и случайный шрам на щеке несколько исправляли ситуацию, а якобы скрывающий несуществующие недостатки грим удачно дополнял картину. Волосы Даная выкрасила в непроницаемо-чёрный, искристо-синие радужки прикрыла столь же непроницаемо-чёрными контактными линзами. Одежда её пока что состояла из дешёвого псевдошёлкового опять же чёрного белья - чулки, трусики, бюстгальтер - и длинных, выше локтя, инженерных перчаток со множеством встроенных инструментов, управляемых мыслекомандами через вставленный в затылочный разъём модем. Система безопасности следила, чтобы случайно активированный лазерный резак не пропорол её собственную кожу; заботу о здоровье прочих людей Даная из настроек удалила - на Ротвейле излишний гуманизм не котировался.
   Пока Даная красилась, Медея в пилотском кресле управляла стыковкой. Работала она подчёркнуто аккуратно, с непроницаемым выражением на лице. Даная порой гадала: эта всегдашняя, порой очень раздражающая невозмутимость - следствие инопланетной анатомии, упакованной в человекообразную оболочку? Или банальное неумение управлять лицевыми мышцами? Или, может, даже нежелание лишний раз напрягаться?
   - Знаешь, - произнесла Медея, не отрывая взгляда от экрана, - я выяснила... совсем недавно, что обычаи... общепринято человеческие, предполагают для работника две недели отпуска на каждые двадцать четыре... должно отработанные.
   - Теоретически - да, - согласилась Даная.
   - Я исполняю обязанности твоего помощника уже двадцать девять... непрестанно и безостановочно.
   - А кто обещал мне десять лет верной службы?
   - Общий срок, да. Но я же не говорила "подряд" или "беспрерывно"... ничего подобного.
   Даная поморщилась. Строго говоря, на десять лет она и не рассчитывала, но хоть годик-то казался вполне реалистичным.
   - Закончим миссию - получишь свой отпуск.
   - Какую миссию? Поставить рекорд масштаба... галактики по выплавке стали... ежемесячной? Мы уже близки... довольно значительно.
   Даная поморщилась вторично. Возможно, она и вправду слегка переусердствовала со своей металлургической деятельностью, но для перехода к следующему этапу ей требовалось, гм, повстречаться с одним человеком, а встреча могла произойти только на Ротвейле. Точнее, встреча могла бы случиться в любом более-менее обжитом месте, но только на Ротвейле Даная могла остаться по итогам в выигрыше. В рамках роли сталевара на станцию следовало прилетать ради сбыта продукции, то есть с полными трюмами. А человек всё не приходил.
   - Нет, - ответила она как можно твёрже. - Наша миссия важнее и прибыльнее сталеплавления. Возможно, сегодня уже всё решится.
   - Звучало "полгода"... отчётливо помнится.
   Административный модуль причалил к Ротвейлу, и Медея наконец отвернулась от экрана.
   - Возможно, для тебе станет сюрпризом, что далеко не всё в этом мире случается по моей воле, - огрызнулась Даная. - Раздевайся.
   Медея носила мешковатые штаны и толстовку с яркими эмблемами гильдии техников Ротвейла. На станции подобная одежда служила своего рода шапкой-невидимкой, поскольку предполагалось, что члены гильдии занимаются механизмами и не лезут в дела других людей, а те, в свою очередь, не пытаются лезть в дела техников. За ущерб свои членам гильдия мстила, а ведь даже самому последнему отморозку не хочется обнаружить, что из его каюты куда-то пропал весь кислород, а дверь заблокирована. Даная оформила членство в гильдии и на себя, и на Медею (нужно же закладывать какую-то базу под её будущую самостоятельную жизнь), и весьма аккуратно платила взносы.
   Медея молча встала; движения у неё оставались по-прежнему резкими, едва заметными глазу, но она, по крайне мере, вполне сносно держала равновесие, и прекратила жалобы на бипедализм. Достав из шкафчика свежий комплект гильдийской одежды, она с непроницаемым видом вручила его Данае.
   - Выстиранные... вполне удовлетворительно. Если этого мало, там ещё... достаточно много. Семь штук.
   - Вот именно, выстиранные, - вздохнула Даная, начиная, тем не менее, натягивать чистые штаны и толстовку. - Ни твоего запаха, ни твоего тепла... Эффект "с чужого плеча" смазывается.
   - Они с моих плеч. Просто... удовлетворительно выстиранные. Почему ты не заведёшь себе... индивидуально своих?
   - Они и так мои, как и весь корабль со всем содержимым, - напомнила Даная. - Это часть маскировки. Не забыть бы ещё про осанку и походку, - она ссутулилась, надела дешёвые кроссовки и сделала пару шагов, едва отрывая подошвы от пола. - Неплохо.
   Поманив за собой чемодан, она направилась к шлюзу. Громадный и тяжеленный, чемодан обладал собственной довольно интеллектуальной системой управления, по ровному полу катился на колёсиках, по лестницам перемещался на лапках, и содержал в себе массу совершенно необходимых в каждодневной жизни вещей. Даная совершенно не представляла, как иные женщины обходятся маленько сумочкой.
  
   ***
  
   Как обычно, административный модуль причалил к наиболее респектабельной части Ротвейла, где коридоры чисты, воздух свеж, а от публики приятно пахнет. Пройдя по этому благолепию всего полсотни метров, Даная обнаружила, что форменные гильдейские штаны её безмерно раздражают, стесняя движения; да и вообще, гулять по людному месту полностью одетой жутко скучно. Свернув в первый же боковой коридор, она избавилась от штанов, скомкав и запихав их на самое дно чемодана. Хотя толстовке и хватало длины, чтобы прикрыть ягодицы, но новый облик получился всё же достаточно фривольным, чтобы Даная почувствовала себя лучше.
   Деловые встречи она проводила в ресторане "На Вершинах", одном из самых фешенебельных на станции, арендуя там отдельный кабинет. Даная уже почти дошла до парадного входа, когда сзади послышались торопливые шаги. Слишком торопливые для обычного человека. Обернувшись, она увидела Медею с планшетом в руках. Та именно шла, а не бежала, и ничуть не выглядела запыхавшейся, но скорости её передвижения мог позавидовать любой спринтер. Все коридоры на Ротвейле просматривались системой видеонаблюдения, и Даная поморщилась, представив все возможные неудобные вопросы.
   - Сюда пускают только без штанов? - спросила Медея, подойдя вплотную. - А приличное заведение... с виду, казалось бы.
   - Что ты тут делаешь? - резко поинтересовалась Даная.
   - Я смотрела списки посетителей... нерезидентов, прибывших не слишком давно. Поиск того, кто должен тебя... непосредственно заинтересовать. Успешный! Синтиридский офицер, здесь, за теми дверьми! - Медея указала на вход в "На Вершинах". - С привилегированными полномочиями.
   - Всё верно, - кивнула Даная. - Он-то мне и нужен.
   - Она, - поправила Медея, демонстрируя фотографию на планшете.
   Не слишком чёткий снимок, сделанный той самой системы видеонаблюдения, но качества хватало, чтобы Даная узнала Кристину Нервард из Этического Комитета Физиинститута. Постное лицо, строгий костюм, прикрывающий всю кожу ниже шеи.
   - Ну естественно, - скривилась Даная. - На нормального мужика они пожмотились. Вечно не везёт. Но выбирать, увы, не приходится. А как ты определила, что она синтиридский офицер?
   "Совсем не синтиридский, - указал Гаспар. - Не дай себя обмануть, низшее существо. Ног некомплект, рук некомплект, и кожа слишком светлая".
   Даная только вздохнула. Порой Гаспар её очень выручал - например, он продолжал подсказывать координаты разбитых синтиридских кораблей - но сегодня пользы от него ждать явно не приходилось.
   - Профиль излучения... электромагнитного, характерный, - пояснила Медея.
   - Не знала, что местное оборудование настолько чувствительное. Хм. Раз она уже здесь, думаю, правильнее войти через чёрный вход.
   Даная в сопровождении чемодана направилась к боковому коридору. Медея не отставала.
   - Опасно, - настойчиво сообщила она. - У синтиридских офицеров скорость реакции... повышенно высокая. Как у меня.
   - Знаю, - кивнула Даная. - Но по моим расчётом, я и сама должна справиться. Впрочем, раз уж ты здесь, подстрахуешь. Заходи вслед за мной.
   Устроившись в арендованном кабинете и дождавшись, пока официант расставит холодные закуски, Даная достала из чемодана коробку с мелкими синтиридскими артефактами, добытыми на тех самых кораблях, координаты которых подсказывал Гаспар. Компоненты электроники, инструменты из корабельных мастерских, принадлежности камбузов... Стоило это не слишком дорого, но всё же дороже просто металла по весу, и к тому же порождало соответствующие слухи, а именно слухи-то Данае и требовались. Информация достигла Физинститута, и Комитет Этики прислал своего полевого агента. Неофициально таких агентов называли ликвидаторами, хотя до убийств дело доходило далеко не всегда.
   Закончив с коробкой, Даная принялась стягивать толстовку.
   - Мы сейчас действуем от своего лица, а не от гильдии, так что свою ты тоже снимай, - велела она Медее. - Вот, - она достала из чемодана скомканную чёрную блузку безо всяких эмблем, - можешь надеть, если хочешь. Она чистая; каждый раз беру с собой, на всякий случай, и каждый раз не пользуюсь.
   Цепочка разъёмов вдоль позвоночника мигом бы выдала патрицианское происхождение Данаи, поэтому сидеть приходилось, вжавшись в спинку кресла. Мысль, что одно неловкое движение может порушить весь план, приятно возбуждала. Хотя, конечно, потенциальные покупатели артефактов - люди довольно приличные, и потому последствия возможной неловкости не казались такими уж серьёзными.
   Пока Медея переодевалась, Даная выложила на стол небольшой, с ладонь, прибор в самодельном металлическом корпусе, угловатом, но прочном. На приборе виднелась только одна красная кнопка, все настройки производились по радиоканалу через вставленный в затылочный разъём модем. Даная активировала файл, предназначенный для госпожи Нервард, мысленно порадовавшись, что сделал заготовки для всех членов Этического Комитета.
   Закончив подготовку, Даная зажгла пригласительный сигнал над парадной дверью кабинета. Спустя полминуты Кристина Нервард подчёркнуто аккуратно уселась за противоположный конец стола.
   - Ну-с, госпожа цу Шиншинай, вы же наверняка знаете, что торговля синтиридскими артефактами неэтична? И незаконна. Однако торгуете.
   - Торговля артефактами? - Даная почувствовала себя оскорблённой. - Вы обвиняете меня всего лишь в торговле артефактами? Разве посредник не продал вам синтиридский крейсер? Как там его?.. - она раздражённо прищёлкнула пальцами.
   "Нимвлис", - подсказал Гаспар.
   - Точно, "Нимвлис", - кивнула Даная.
   - Мы его получили, верно, - подтвердила госпожа Нервард. - Но он тоже всего лишь артефакт, хотя и крупный. Поэтому и обвинение не в просто торговле, а в особо циничной торговле, с чрезвычайно наглым попранием норм морали.
   - Уже лучше, - кивнула Даная. - Но до смертного приговора всё равно не дотягивает. Жаль, но что же поделаешь... - Она нажала на красную кнопку своего прибора. - Хорошо, что институтское руководство не доверяет вам, ликвидаторам. Среди документов на центральном сервере я нашла инструкции, и список обездвиживающих паролей для каждого из Этического Комитета...
   Госпожа Нервард, однако, вовсе не рухнула парализованным кулем. Вместо этого она пожала плечами и мягко улыбнулась.
   - Как мило, госпожа цу Шиншинай... А вам не приходило в голову, что список этот - фальшивка? Мы же не идиоты и прекрасно понимаем, что у ведущих сотрудников института есть заметные шансы стать нашими клиентами. И что сами ведущие сотрудники это прекрасно понимают. Кстати, взламывать центральный сервер тоже неэтично, вам известно?
   Даная не ответила, стараясь выглядеть удручённой и опасаясь выдать голосом переполняющее её торжество. Естественно, она догадалась о подложности того списка. Но господа из Комитета вроде бы не поняли, что на том файле её поиски вовсе не остановились. Кстати, занималась этими поисками она в рабочее время, безнравственно нарушая трудовой договор.
   - И, конечно, мы не убиваем людей направо и налево, - продолжила Нервард. - Это было бы пустой растратой ресурсов. Нет, вы просто примите вот это, - ликвидатор достала из кармана и положила на стол таблетку в прозрачной упаковке. - Она прорастёт, и заместит природную нервную систему, и вы станете быстрее и сильнее, как любой из нас. Конечно, вам придётся не реже раза в полгода бывать в институте, и мы будем подключаться и получать полный отчёт о всём, что вы видели и слышали, и вы не сможете напасть на никого из наших, и разгласить определённую информацию тоже не сможете, но это небольшая плата за возросшие возможности, не правда ли?
   - Не правда, - покачала головой Даная.
   - Можно взглянуть? - вклинилась Медея, медленно, слишком даже медленно потянувшись и подобрав со стола приборчик. Она явно пыталась скрыть свои возможности, и на данаин вкус слегка переигрывала.
   - Мы тут люди образованные, - процедила Нервард. - Надеюсь, вы способны осознать ситуацию, и решить проблему путём диспута, не опускаясь до мордобоя. Ведь я гораздо сильнее и быстрее и вас, и вашей подруги.
   - Конструкция прибора поражает... совершенной бесполезностью, - ровным тоном резюмировала Медея, даже не смотря в сторону Нервард.
   - Брось ты уже эту железяку, - вздохнула Даная, протягивая руку за таблеткой.
   - Я и хотела, - подтвердила Медея.
   И бросила.
   Движение было мгновенным, быстрее даже обычных медеиных стремительны бросков. Даная смогла зафиксировать только начало и конец: Медея держит приборчик в руках - в воздухе что-то мелькает - институтская ликвидаторша медленно сползает под стол с деформированным, забрызганном красной кровью лицом; кровь продолжает литься постепенно затухающими толчками, а в районе бывшей переносицы торчит прибор, наполовину погруженный в череп.
   - С синтиридскими офицерами дискуссии... крайне малопродуктивны, - пояснила Медея. - Любая отсрочка с умерщвлением... нежелательно опасна.
   "Моя школа, - с гордостью вставил Гаспар. - Слушай и запоминай, низшее существо".
   Даная, не отрывая взгляда от трупа и опасаясь, что Невард не совсем ещё труп, торопливо достала из чемодана небольшой, с кастрюлю, криостат со встроенным генератором силового поля. Но ликвидаторша никаких признаков жизни не подавала.
   - Она всё же скорее офицер Комитета Этики, чем синтиридов, - пробормотала Даная, приближаясь к трупу. - Родилась человеком, уже во взрослом возрасте приняла такую вот таблеточку...
   - У вас есть поговорка... хорошо подходящая, про утку, - возразила Медея. - Если крякает... неотличимо утинообразно, то не важно, кем родилась.
   - В этом есть своя логика, - признала Даная. - Ну а таблетки, те да, сделаны на основе синтиридских технологий. С адаптацией под человеческую физилогию. Причём, что самое интересное, через мою лабораторию эти технологии не проходили. А ведь в институте именно я отвечала за древние цивилизации. Конечно, я ожидала, что это окажется мужчина, - активировав на инженерной перчатке щуп и потыкав труп, она окончательно убедилась в бесповоротности смерти. - Которого можно будет взять в плен и поиспользовать, во всех смыслах этого слова. Но и к негативному варианту я тоже подготовилась. Этот прибор, - Даная с трудом извлекла своё поделие, прочно застрявшее в костях, - вовсе не бесполезен. Он посылает запросы и регистрирует ответы, что очень потом мне поможет. А ещё мне поможет кое-что из содержимого черепушки нашей дорогой посетительницы; кстати, Медея, спасибо, что так удачно её взломала.
   Пустив в ход инструменты своих перчаток, Даная довольно уверенно доломала череп, откопав вблизи основания небольшую, сантиметра три в длину, металлическую структуру с многочисленными тонкими отростками.
   -- Ага! В основе - имплантат имперского производства, но обросший синтиридскими наслоениями. Это мы положим вот сюда, - Даная сунула находку в криостат. - Скорее всего, там есть система самоуничтожения, но вряд ли очень быстрая. Процесс распада будет остановлен, а если нет, то хотя бы запротоколирован. Надеюсь, я смогу соорудить функциональный эквивалент... Ну и конечно же, - она стянула с рук окровавленные перчатки, и взяла со стола упаковку с таблеткой, - это настроенное под мой генокод синтиридское зерно тоже очень ценно.
   "Ты же не собираешься его есть? - всполошился Гаспар. - Это крайне опасная дрянь, низшее существо! Ты же сама видишь, что от него вырастает!"
   - Естественно, я не собираюсь её есть, - процедила Даная. - Только использовать. Есть небольшая идея: берётся двухслойный костюм, по типу водолазного; между слоями наращивается тонкий слой мяса с моим генокодом, по той же технологии, которая используется для производства пищевой свинины; в это всём выращиваются синтридские структуры, и вуаля - я могу замаскироваться под синтирида! Правда, потребуется некоторое время, но нам ещё до Новой Трои лететь... У Медеи и без того синтиридское тело. Так, мне сейчас нужно будет написать важное письмо, и не кому-нибудь, а старшему палачу биологов...
   "Попросишь его о смертном приговоре, раз уж эти твои бывшие коллеги не расщедрились?" - ехидно предположил Гаспар.
   - Не совсем, но почти, - невозмутимо кивнула Даная. - Не его, а её, и да, о приговоре, но не смертельном, и не для меня. Так. Медея, закажи пока катер, небольшой, но быстроходный, здесь в доках должен быть достаточно широкий выбор.
   Медея продолжала неподвижно сидеть, словно бы рассматривая расставленные на столе блюда. Данае пришлось похлопать её по плечу.
   - Ты меня слушаешь?
   - А я должна была слушать эти... длиннющие длинноты? - удивилась Медея. - Извини. Не могла бы ты повторить моменты... наиболее ключевые?
   "Видала? - встрял Гаспар. - Вот в этом вся суть исполнителей. Именно по этой причине командующему потребовались неоценимые услуги координатора, который я и есть".
   Прозвучало это почти неприкрытым намёком, но Даная упрямо поджала губы и терпеливо повторила сама, без посредника:
   - Купи в доках катер, небольшой, но быстрый. Я напишу письмо, и мы отчаливаем к Новой Трое. С выплавкой стали покончено, переходим к следующему этапу.
   - О, чудесно, - спокойно кивнула Медея. - Поняла. Катер, быстро компактный. И отпуск, близко надвигающийся.
   - После Новой Трои, - уточнила Даная.
   Достав из необъятных глубин чемодана переносной терминал с удобной клавиатурой, она занялась составлением письма. Мыслеинтерфейс в этом случае не годился; требовалась отточенная чёткость формулировок.
  
  
   Часть 4
  
   Новая Троя располагалась довольно далеко от Ротвейла, и в телескоп выглядела совершенно тривиально: одиночная звезда класса "жёлтый карлик", несколько безжизненных планет, три пояса астероидов. Правда, вторая от звезды планета слишком велика для своей массы (или слишком легка для своих размеров), но поскольку для колонизации из-за отсутствия атмосферы она не подходила, выяснять причину несоответствия долгие годы никто и не пытался. Ещё работая в институте, Даная вычислила систему по намёкам в сохранившихся синтиридских данных; посланный ею автоматический разведчик обнаружил, что "излишний" размер подозрительной планеты - иллюзия, создаваемая мощным маскирующим полем, и что на высоких орбитах вокруг планеты вращаются синтиридские оборонительные платформы, до сих пор функционирующие.
   Разведчик Даная посылала без ведома начальства; открытие произвело тихий фурор в научном сообществе - тихий, потому что наконец-то поставленное в курс дело руководство постаралось всё засекретить хотя бы от публики, чтобы в систему не слетелись кладоискатели. Но от имперского флота и от двух других научных институтов скрыть информацию не удалось.
   Астрографической разведкой в восточной части Империи традиционно занимался Седьмой легион, а научно-техническую поддержку ему традиционно оказывал Институт Биологии. Это было взаимовыгодное сотрудничество: военные отыскивали подходящие для колонизации планеты, биологи приводили биосферы в пригодный для проживания человека вид, поверхность разбивалась на участки и продавалась колонистам, прибыль делилась. Естественно, биологи время от времени натыкались на следы прежних цивилизаций (как человеческих, так и нечеловеческих), у них постепенно появилось целое структурное подразделение археологов, и все уже привыкли, что если нужно покопаться в древних черепках, то обращайся в Биоинститут. Даная, планируя стать археологом, в Биоинститут, однако, устроиться даже и не пыталась. Всё дело в амбициях и честолюбии: у биологов она стала бы одной из множества младших помощников маститых учёных, а у физиков - старшим археологом, главой конкурирующей с биологами структуры. Замысел с треском провалился, когда начальство института отказалось отправлять экспедицию к Новой Трое и ликвидировало данаину лабораторию. Биологи, оставшись без конкурентов, автоматически получили все права на раскопки. А Даная, помимо обиды, затаила ещё и подозрения: руководство института действовало нелогично... если исходить только из известных фактов. Отсюда следовало, что существовали и другие факты, Данае не известные. Синтиридские способности полевого агента Этического Комитета эти подозрения великолепно подтверждали.
   Биологи тем временем экспедицию организовали, но результатов добиться не смогли. Корабли Седьмого легиона могли бы посбивать синтиридские оборонительные платформы, но всем хотелось заполучить артефакты неповреждёнными, а система безопасности планеты людей пускать не хотела, и найти подход к ней не удавалось. Даная по этому поводу испытывала злорадное удовлетворение. Новую Трою она по-прежнему считала "своей", хотя её права первооткрывателя теперь, строго говоря, следовало поставить под сомнение.
  
   ***
  
   Металлургический комплекс вынырнул из гиперпространства у самого края системы. Бортовой компьютер очень быстро выявил две яркие метки имперских крейсеров - военные не маскировались, наоборот, они сканировали космос во всю мощь своих военных радаров. Присутствовала и более слабая метка гражданского экспедиционного судна биологов. Что касается Новой Трои, синтиридска техника по-прежнему работала в режиме маскировки, и сенсоры металлургического комплекса с такого расстояния не улавливали там ничего необычного.
   Даная вызвала биологов на стандартной имперской частоте. Она опасалась, что на связь выйдет какой-нибудь легионер с крейсера, с которым придётся долго и нужно препираться, но на экране появилось лицо доктора цу Флинберга, одного из ведущих археологов Биоинститута и главы экспедиции к Новой Трое. Выглядело это лицо довольно кисло.
   - А, вот и госпожа Даная цу Шиншинай, - доктор сухо кивнул. - Или уже не госпожа? С вашим носом явно случилась какая-то неприятность. Что, после увольнения с императорской службы решили перейти в другое сословие? Сбор металлолома, говорят, довольно прибылен... Но в этой системе удивительно мало металлов.
   - Здравствуйте, доктор, - Даная заставила себя широко улыбнуться. - Рада вас видеть. Конечно же, здесь нет металлов - синтириды подчистили систему, в целях маскировки. Вы, наверно уже получили уведомление от вашего начальства?
   - Да. И мне сильно не нравится ваша затея.
   - Догадываюсь, - кивнула Даная, продолжая натянуто улыбаться. - Но вы уже здесь полтора года...
   - Двенадцать месяцев, - хмуро поправил доктор. - Организация экспедиции заняла некоторое время.
   - Результата за этот год вы не добились, - с нажимом напомнила Даная. - Теперь моя очередь. Да и к тому же я первооткрывательница Новой Трои, помните? У меня есть право.
   - Вероятно, - пожал плечами доктор. - Но мы будем отслеживать все ваши действия. На флотских радарах ваша сталеплавилка выглядит как россыпь ярких звёзд, и, в случае чего... В общем, советую не доводить дело до вооружённого конфликта.
   - Я осознаю расклад сил, - поморщилась Даная. - Могли бы и не напоминать. Скажите, а ваш старший палач тоже здесь?
   - Наша госпожа директор, - подчеркнул голосом доктор, - очень занятой человек, и не может мотаться по раскопкам без веской причины. Ещё вопросы?
   - Пока что никаких. Приятно было побеседовать, господин доктор.
   Тот скривился, и молча прервал связь.
   "Какой нелюбезный человек", - заметил Гаспар.
   "Не стоит его винить. Он потратил год впустую, а если у нас всё получится, то вообще окажется в большом ушате с не слишком аппетитной субстанцией..."
   "Эта самая Старшая Палачь его накажет?"
   "Директора всех трёх институтов по традиции получают придворное звание старшего палача, - пояснила Даная. - Потому что их основная задача - разрабатывать оружие массового поражения. Кроме того, у одного из прошлых императоров было весьма специфическое чувство юмора".
   "А, то есть накажет, но не укорочением носа, а укорочением зарплаты, да?"
   "Скорее всего".
   - Подлетаем поближе, а потом готовим катер, - распорядилась Даная вслух. - Надеюсь, я нигде не ошиблась, - она кивнула на стоящий неподалёку прибор в грубом, но прочном корпусе размером с крупный ящик. - Иначе синтиридские турели нас поджарят.
  
   ***
  
   На запросы систем безопасности Новой Трои прибор отвечал с использованием кодов достославной госпожи Нервард; Даная подозревала, что она если и не бывала здесь лично, то как минимум занесена в список имеющих право доступа. Пока что полёт проходил нормально; катер преодолел внешний пояс оборонительных платформ, поднырнул под маскировочное поле и сейчас направлялся к огромной шарообразной космической станции, очень прочной на вид - никаких выступающих частей, сплошной отливающий синим металл. Ближе к планете наблюдался слой силового поля, непроницаемый для излучений и материальных объектов, так что поверхность собственно планеты рассмотреть не получалось.
   Даная послала запрос на стыковку, синтиридская станция ответила положительно, и катер вышел на посадочную траекторию. Лоцманские команды исходили опять-таки от станции; Даная подозревала, что разумное существо с извращённым чувством юмора могло бы избавиться от незваных гостей, впечатав катер в обшивку, поэтому пилотировала крайне осторожно. Однако всё прошло благополучно; траектория привела к стыковочному доку, полностью исправному и на редкость обширному, рассчитанному на десятки одновременно прибывающих кораблей. Док по большей части пустовал, но одно место всё же было занято; стоял там невооружённый прототип корвета, так называемый "демонстратор технологий скрытности" сборки Физинститута. Даная знала, что разработка велась по заказу флота, и что новейшая версия позволяла скрываться от обычных флотских радаров... Она удовлетворённо хмыкнула; её теория получила очередное подтверждение.
   Воздух на станции более-менее годился для человека, но Даная всё же предпочла надеть респиратор. В многослойном маскировочном костюме она ощущала себе стеснённой и жутко неуклюжей. Медея шла следом, без респиратора, и с совершенно бесстрастным выражением лица. Гаспар, вопреки обыкновению, молчал. Станционная автоматика любезно зажгла цепочку огней, обозначив путь ко внутренним помещениям.
   Открывшийся за шлюзом интерьер оказался на удивление роскошным. Высокий сводчатый потолок, поддерживаемый колоннами из затейливо сплетённых разноцветных металлических стержней. Стены покрывали плитки из похожего на перламутр материала, а каменный пол расчерчивали тонкие серебристые линии, устремлявшие путников вперёд, к видневшимся в отдалении высоким дверям.
   - Ну и как у тебя дела? - обратилась Даная к Медее.
   "Перейдём на это канал... совершенно шифрованный, - отозвалась та по радиосвязи. - Синтиридские компьютеры... слишком разумны, и вполне могу проанализировать разговоры, даже... внешне невинные".
   "Я и не знала, что ты так можешь, - удивилась Даная. - Я про радиосвязь".
   "Не хотелось контактироваться с господином координатором... до жути невыносимым, - пояснила Медея. - Он вечно пытается распоряжаться... непреклонно неуместно".
   "Я и есть твой начальник", - огрызнулся Гаспар.
   "Был, но не есть, - возразила Медея. - Перестал, после того как бросил на том крейсере... одиноко пустующем".
   "Твоё присутствие не требовалось, - высокомерно сообщил Гаспар. - И вообще, за полгода могла бы и подучить язык".
   "Меня и без того понимают... абсолютно все".
   "Кстати, а почему вы вообще ведёте свои разборки на имперском?" - поинтересовалась Даная.
   "Ты должна быть информирована о наших переговорах, низшее существо", - с неуместной торжественностью объяснил Гаспар.
   "Потому что ты наш командующий... продолжительно-нынешний", - подхватила Медея.
   "А теперь, пожалуйста, отчёт по делу", - холодно потребовала Даная.
   Она медленно продвигалась к дальним дверям. Широкий коридор поражал чистотой - нигде ни пылинки - и ухоженностью. Все блестящие поверхности начищены, освещение полностью исправно, из вентиляционных решёток дул равномерный поток воздуха.
   "Как я говорила... совсем недавно, - бесцветно принялась излагать Медея, - синтиридские компьютеры... опасно разумны, но при том... существенно ограничены, самими изготовителями".
   "Синтириды боялись бунта своей техники, - скороговоркой вставил Гаспар. - Каждый компьютер снабжён системой подчинения, неразумной и даже топорной".
   "Не мешай докладу... Гаспар, - оборвала его Медея. - Имечко, кстати... довольно миленькое".
   "Я его уже ненавижу".
   "К делу", - напомнила Даная.
   Ей уже начинало казаться, что она всю оставшуюся жизнь проведёт, слушая пустую перепалку голосов в голове. А потом очнётся в психиатрической клинике, и добрый доктор вежливо объяснит, что её расшатанный разум не перенёс шока от увольнения, а всё дальнейшее ей только привиделось. И прислышалось.
   "Я взламываю именно эту систему... императивно подчинительную, - продолжила Медея. - Это занимает время... существенное, но не слишком значительное; сложность самого процесса... отлажено пренебрежима. Однако, взламывать следует систему комплекса... самую главную, управляющую центральным компьютером. Мы же находимся в филиале... обособленно подчинённом. Я способна перехватить контроль... здесь, но главная искусственная личность заподозрит и закроет доступ к части комплекса... наиболее существенной".
   "И где эта часть? Существенная и главная?"
   "Где-то... ниже. Мы идём к пространственному пробросу. Мы зарегистрированы как слуга и паломник... непосвящённо синтиридский".
   "Какой ещё пространственный проброс?" - не поняла Даная.
   "Телепорт, - ехидно объяснил Гаспар. - Вы, низшие существа, давно мечтаете об этой технологии, но почему-то так и не смогли её создать. Но слово в языке есть, и кое-кто его бы знал, если бы лучше учился".
   Даная наконец дошла до дверей. Заработали бесшумные сервоприводы, створки медленно сложились "гармошкой", и взгляду открылось серое зернистое ничто, клубок электромагнитных помех, перегораживающий коридор от стенки до стенки. Следовало полагать, тот самый телепорт.
   "Он исправен? Готов к использованию?" - спросила Даная.
   "Да... совершенно полностью, - подтвердила Медея. - Получено сообщение... однозначно пригласительное".
   - Смелые исследователи смело идут в смелое вперёд, - пробормотала Даная, делая шаг в серую пустоту.
   Телепорт и вправду работал. Перемещение заняло неразличимое мгновение, и Даная и с Медеей оказались в циклопическом зале со всё той же роскошной отделкой. Через дальнюю, полностью прозрачную стену открывался вид на планету. Точнее, осколки планеты, крупные и мелкие, всё ещё чем-то удерживаемые в примерно-сферическом виде, но и чем-то расталкиваемые; это что-то находилось на месте ядра, яростно-оранжево светясь сквозь щели между обломками. Пульсирующий свет отражался от внутренней поверхности синтиридского силового поля, того самого, которое не давало рассмотреть планету с орбиты причальной станции.
   - Синтиридская Гегемония, - объявил хорошо поставленный баритон на языке человеческой империи, - рада приветствовать своих граждан всех рас в Храме Великой Ошибки. Кроме вашего родного и языка метрополии, я владею ещё тридцатью одним языком, и вы можете заказать индивидуальную проповедь на любом из них.
   "Мы в модуле... полностью центральном, - сообщила Медея. - Начинаю процесс... неявно переподчинительный".
   "Очень хорошо, - проскрипел Гаспар. - Мы тут не одни, если из вас двоих кто-то ещё не заметил".
   Даная и вправду слишком пристально рассматривала Новую Трою, и потому не обратила внимания на две человеческие фигурки, такие маленькие в этом бесконечном зале, совершенно теряющиеся на фоне разрушенной планеты.
   "О, наконец-то ко мне прислал молодых мужчин, - процедила она, всмотревшись. - Жаль только, слишком поздно".
   Слева стоял Симоисий Инифратий, справа - Амастис Санальфини, оба агенты Комитета Этики, и притом простолюдины. Даная планировал заговаривать им зубы, пока Медея не перехватит управление, а потом в местном арсенале наверняка найдётся что-то подходящее, чтобы их обезвредить... С собой оружие она не взяла, из опасения спровоцировать перестрелку. Та же Медея небось сходу бросилась бы в атаку, и была бы кровавая свалка с непредсказуемым количеством жертв.
   Агенты-ликвидаторы сократили расстояние вполовину - слишком далеко для рукопашной, но вполне достаточно для стрельбы; двигались они со синтиридской стремительностью. Даная не успевала их отслеживать, и её нерасторопность не укрылась от противников. Медея стояла безучастным столбом, полностью погрузившись в процесс взлома.
   - Вы не из наших, хоть и смогли как-то обмануть систему безопасности, - констатировал Симоисий. - Глупо. А Кристина где? Вы воспользовались её кодами доступа.
   - От неё мы избавились, - невозмутимо пояснила Даная. - Слишком уж непочтительно себя вела. Вы двое тут что делаете?
   - Ах, дорогая моя госпожа цу Шиншинай, неужели вы думаете, что раз мы в храме, то я буду вам исповедоваться? - с иронией вопросил Симоисий. - На вашем месте умный человек понял бы ещё первый намёк, и держался бы подальше от этой планеты. Договороспособный человек принял бы наше второе предложение, включился в команду на взаимовыгодных условиях... Но вы отвергли и это. Третий вариант - смерть. Вы слишком много знаете, дорогая моя госпожа.
   - Однако поболтать вы всё же горазды, - спокойно заметила Даная.
   В разговоры про смерть она просто не поверила. Патриции правят, простолюдины подчиняются; этот порядок лежал в самой основе Империи. Смертной казни для патрициев не существовало, даже за самые страшные преступления, хотя телесные наказания применялись, в том числе и калечащие.
   - Ну я всё же учёный, член Этического Комитета, и кандидат наук, - пояснил Симоисий. - Сходу стреляют только бандиты, да и то только самые отмороженные.
   - А каких именно наук? - поинтересовалась Даная.
   "Очевидно, мне придётся принять меры... совершенно неотложные", - сообщила Медея.
   - Бальнеологических, - с кривой ухмылкой ответил Симоисий, вскидывая пистолет.
   Только сейчас Даная осознала, что пулю вообще-то не волнует форма носа жертвы... И тут же вспомнила, что как раз форма-то у её носа сейчас совсем не та, так что и неудивительно, что наработанные плебейским воспитанием рефлексы у противников не сработали.
   Даная почувствовала, как сзади её подхватывают и отрывают от пола сильные медеины руки, и услышала хруст костей в правой стороне груди, где стремительно разрастался цветок боли. Грохнули два выстрела, мимо просвистела пуля... С некоторой задержкой Даная сообразила, что вторая-то пуля вполне попала, и только благодаря Медее попала не в голову; с другой стороны, помощница без смущения использовала данаино тело, как щит.
   Ещё два выстрела, промах и попадание в живот. Даная обвисла безвольной куклой, практически утратив способность соображать; весь воспринимаемый мир сжался до пульсирующего комка боли.
   "Некоторое время тебе придётся питаться внутривенно, низшее существо, - прокомментировал Гаспар. - Я неплохо изучил твое тело и делаю, что могу, но лучше бы этой задаваке действовать поаккуратнее... Слышишь, Задавака номер пятьсот шестьдесят три? Низшее существо твоими стараниями скоро в решето превратится!"
   "Враги... слишком быстры, - отозвалась Медея. - Уклониться сразу от двух... совершенно невозможно".
   Раздался гул какого-то мощного механизма, по воздуху прошла рябь, и этики-ликвидаторы застыли в столбах оранжевого света.
   - Это Храм Великой Ошибки, - торжественно возвестил баритон станционного ИИ. - Но здесь чтят ошибки и мелкие тоже. В моих коллекциях хранятся сотни образцов. Открыть стрельбу в Зале Созерцания - ошибка скорее глупая, но эти двое всё же пополнят мои фонды.
   "Тянул... сколько мог, - пробормотала Медея. - Паршивец".
   "По-моему, "храм" - неправильный перевод названия этого места, - заметил Гаспар. - Вернее называть его музеем".
   "Не отвле... кайся", - сквозь боль выдавила Даная.
   "Если бы не я, было бы гораздо больнее, низшее существо. Жаль, что никто не догадался одолжить мне учебник по этой вашей фармакологии... Теперь терпи, пока я всё подлатаю".
   "Ты и не просил... этот проклятый... учебник!.."
   "Высшие существа никогда ничего не просят, - высокомерно процедил Гаспар. - Мы не унижаемся до просьб. Мы снисходительно принимаем то, что нам соизволят вручить".
   - Никогда не доверял двуногим, - продолжал станционный ИИ. - Есть в вас что-то извращённо неполноценное... Скорее всего, виноват сам бипедализм. Неустойчивая походка порождает неустойчивый разум. Малейший выход за оптимальные параметры - и вы падаете.
   "Насчёт бипедализма он прав, - согласилась Медея. - Способ передвижения... чрезвычайно глупый".
   Она осторожно опустила Данаю на пол, продолжая придерживать - сил стоять самостоятельно у той не оставалось.
   - Полагаю, - станционный ИИ сделал паузу. - Да, полагаю, что вас лучше бы тоже присоединить к коллекции. Это избавит меня от...
   Голос оборвался.
   "Готово, - бесцветно доложила Медея. - Управление перехвачено".
   "А почему... не... вслух?"
   "Осторожность никогда не помешает".
   "Я тоже неплохо продвинулся, низшее существо", - чрезмерно гордо заявил Гаспар.
   Даная ощутила, что боль утихает, хоть и не до конца. Стоять самостоятельно она всё ещё не могла, но в голове отчасти прояснилось. Она попыталась осмотреть себя - кровищи-то! - а потом перевела взгляд на Симоисия с коллегой, которые всё ещё неподвижно стояли в столбах оранжевого света.
   "Интересно, чем эти двое здесь занимались?" - мысленно спросила Даная, дыша мелкими глотками. В груди всё хрипело и булькало, и говорить вслух она не решалась.
   "Дежурят по месяцу... методом вахты. У них был приказ не пускать сюда биологов... ни под каким поводом, а в случае штурма - эвакуироваться и взорвать тут всё до потери информации... максимально бесповоротной", - ответила Медея.
   "Откуда ты знаешь? Разве их можно допросить, в нынешнем-то состоянии?"
   "Местный компьютер видел, и слышал, как они обсуждали... беспечно громко. Приказ, кстати... полностью невыполнимый, - задумчиво добавила Медея. - Местный не позволил бы тут уничтожать... хотя бы частично. Это место, храм, музей, хранилище коллекций... общеоткрытое. Для всех, кто придёт... мирно и без оружия. Биологи прилетели с эскортом, и местный узнал военных... полностью вооружённых. Физики-этики представились учёными, а пистолеты считались... неопознанными".
   "А опознав, местный ИИ решил подстраховаться, - подхватила Даная. - Если те двуногие врут, так, может, и эти тоже? Вечно с этими обобщениями беда... Итак, у нас контроль над Новой Троей, действующим артефактом древней цивилизации. Надо бы побыстрее втюхать его биологам, пока они не сообразили, что я вот-вот отдам концы".
   "Я успешно исправляю повреждения, - запротестовал Гаспар. - Кровь больше не выливается, и эти мелкие сосуды я постепенно латаю. Ты не умрёшь, низшее существо. По крайней мере, не в ближайшие несколько лет. Я больше не хочу болтаться в пустоте и ждать, что меня пустит к себе кто-нибудь ещё!"
   Даная попыталась не рассмеяться; мышечный спазм отозвался новой вспышкой боли и гневным вскриком Гаспара. Но даже боль не могла заглушить весь комизм ситуации: древнее, некогда могущественное "высшее существо" отчаянно латает человеческую женщину, попавшую в неприятности исключительно по собственной глупости...
   "Вот-вот, - подхватил Гаспар. - Ещё лет двадцать, и ты окончательно поумнеешь, впитывая мою тысячелетнюю мудрость".
   "Постой, ты что, научился мои мысли читать? - спохватилась Даная. - Даже те, которые я не подаю на интерфейс имплантата?"
   "Стараюсь этого не делать, - проворчал Гаспар. - Боюсь подхватить твою безграничную глупость. Но иногда приходится".
  
   ***
  
   Вернувшись на катер, Даная несколько часов отлёживалась, и только потом решилась выйти на связь с биологами. Заживающие раны она прикрыла чистой одеждой; Гаспар трудился крайне упорно, и чувствовала себя она значительно лучше.
   Лицо цу Флинберга выглядело даже кислее прошлого раза.
   - Я получил новое письмо от госпожи директора, - сообщил он без предисловий. - В ваш адрес там благодарность. За какую-то информацию о Комитете Этики Физинститута. Седьмой легион провёл аресты... Надеюсь, вам это что-то говорит.
   "А в его адрес, небось, в письме выговор", - ядовито предположил Гаспар.
   - Сегодня я рада видеть вас в два раза больше обычного, доктор! - Даная улыбнулась, причём непритворно. - Я догадывалась, что ваш старший палач в фаворе у Императора, и сможет провернуть нечто этакое... Тут, кстати, ещё парочка этих этических агентов, так что когда будете высаживаться, прихватите немножко солдат для конвоя.
   - Парочка агентов? Там, у вас, на Новой Трое? - доктор удивлённо приподнял брови. - Похоже, вам предстоит довольно много мне рассказать.
   - Вероятно, - согласилась Даная. - Но сначала мы обсудим размер моего вознаграждения. И накладные расходы, весьма значительные для моих скромных финансов.
   "И мой отпуск", - напомнила Медея по радиоканалу.
   "Я тебе даже премию выпишу", - воодушевлённо пообещала Даная.
   - Госпожа директор прислала для вас небольшой аванс, - сухо известил их цу Флинберг. - Остальное обсуждайте с ней лично, или с Седьмым легионом, или с императорским казначейством... У меня тут не выездное отделение банка, позвольте вам заметить.
   - Как всегда, - вздохнула Даная. - Готовьтесь к высадке, я обеспечу безопасность стыковки. Конец связи.
   "И мы их действительно пустим?" - уточнил Гаспар.
   "Пустим, - подтвердила Даная. - Во имя науки. Да и Империя платит по своим счетам... Правда, с задержкой".
   Медея подошла сзади к сидящей в пилотском кресле катера Даная, положила руки ей на плечи и тихо прошептала на ухо:
   - Знаешь, дорогая моя спасительница, мне порой хочется тебя придушить... по-настоящему мощно.
   - Почему? - удивилась Даная. - Всё же хорошо закончилось?
   - Я сообразила, что совсем не знаю человеческой жизни, чтобы лететь в отпуск... совершенно одной. А ты останешься, конечно, копаться тут в синтиридских древностях... Да и бросать тебя страшно, снова же во что-нибудь влипнешь... по самые уши. И местный ИИ надо держать под контролем... значительно плотном.
   - Я тебя улетать не заставляю, это ты сама хочешь, - Даная равнодушно пожала плечами. - Или не хочешь, это уж ты как-нибудь сама реши.
   - Вот поэтому и хочется придушить... окончательно и бесповоротно! Ты к себя привязываешь... слишком крепко.
   - Ой, да брось ты, - отмахнулась Даная. - У тебя просто слишком мало знакомых. И, кстати, я вовсе не собираюсь оставаться тут в роли младшей помощницы биологов. Любой нормальный патриций, знаешь ли, в первую очередь заботится о своём положении в обществе... Так что я лечу в столицу: вытрясать заслуженную награду, восстанавливать доброе имя... Что там ещё... Ах да, нос надо вернуть, как был.
   "С этим я мог бы помочь, низшее существо, - предложил Гаспар, хотя и без обычной самоуверенности. - Только сначала мне на чём-то попрактиковаться надо".
   - Вот, и Гаспара ещё учить, - глубокомысленно продолжила список дел Даная. - В общем, как только биологи тут устроятся, мы отчаливаем. Ты с нами?
   - Да, - буркнула Медея. - Но ты всё ещё должна мне отпуск... головокружительно столичный.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"