Thuktun Flishithy: другие произведения.

Девушка завтрашнего дня / The Girl of Tomorrow

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Адская смесь из DC и Worm

Девушка завтрашнего дня / The Girl of Tomorrow

Annotation

 []
     Девушка завтрашнего дня / The Girl of Tomorrow (https://ficbook.net/readfic/11988997)
     Направленность: Джен
     Автор: Thuktun Flishithy
     Переводчик: overslept (https://ficbook.net/authors/1617219)
     Оригинальный текст: https://www.fanfiction.net/s/11860296/1/The-Girl-of-Tomorrow
      Беты (редакторы): ElDrako
      Фэндом: DC Comics, Возвращение Супермена, Супермен, Человек из стали, МакКрей Джон «Червь», Сериальная Вселенная DC на The CW, Расширенная вселенная DC, Супермен: Человек завтрашнего дня, Кинематографическая вселенная DC(кроссовер)
      Рейтинг: NC-17
      Размер: планируется Макси, написано 299 страниц
      Кол-во частей:48
      Статус: в процессе
      Метки: Кроссовер, Супергерои, Научная фантастика, Суперзлодеи, Романтика, Экшн, Повседневность, Учебные заведения, Элементы дарка
      Публикация на других ресурсах: Уточнять у автора/переводчика
     Описание:
     Семейная чета Эбертов, долго и безуспешно пытающаяся завести ребенка, находит инопланетную ракету.


Пролог

     Денни Эберт ненавидел холод. Он жалил и щипал каждый открытый участок кожи, несмотря на его попытки укутаться, и сильный ветер, задувающий в спину, не улучшал положение. Море было неспокойным, угрожая поглотить его маленькую рыбацкую лодку и утащить его самого в холодные глубины, а вокруг хлестал пронизывающий дождь, пробирающий до костей. Денни поплыл дальше, осторожно огибая канадское побережье и направляясь в арктические воды, где была хорошая рыбалка.
     Раньше, в то, ещё обычное, время.
     Его руки были бледными и дрожали, когда он работал, поднимая ещё одну пустую клеть. С каждым днём становилось всё труднее найти работу для глубоководного рыбака, поскольку океаны истощили свои богатые запасы, и даже здесь ему с трудом удавалось получать достаточно, чтобы не работать в убыток. Не помогало и то, что более крупные суда, принадлежащие крупным рыболовецким компаниям, выполняли его работу в гораздо больших масштабах.
     Вытащив клеть обратно на палубу, он пробормотал про себя проклятие и направился в каюту. Ему пришлось бороться с ветром, чтобы закрыть дверь, но в конце концов ему удалось это сделать. Потирая руки, он решил включить радио, хотя бы для того, чтобы отвлечься, пока он пытался согреться.
     … ужасное зрелище того, что ещё сегодня было Москвой, погибающий город в ядерном огне. Ранее этим утром существо, известное как Бегемот, появилось на Красной площади, где с ним вступили в бой местные паралюди и российские военные. Несмотря на то, что монстру удалось нанести тяжёлые ранения, силы обороны были вынуждены отступить, и небольшая ядерная боеголовка была…
     Он выключил радио не дослушав.
     Тепло наконец начало возвращаться к его рукам. Подышав в них, Денни надел сухую пару перчаток и снова вышел, поморщившись от ветра, ударившего в лицо. Ещё один улов, и он отправится домой, обратно к Аннет. Он ни за что на свете не будет продолжать в том же духе, если ему и дальше будут доставаться мелкие мальки и мусор.
     Вот тогда-то он и заметил это. Нечто рядом с лодкой, схожее с ней размерами, мерно покачивающееся на яростных волнах. Сначала он подумал, что это просто кусок льда, дрейфующий к югу из Арктики, но присмотревшись поближе, понял, что оно было явно искусственным. Было похоже, что оно сделано из какого-то серебристого металла гладкой формы, и мужчина поймал себя на мысли, что задаётся вопросом, является ли эта находка ценной добычей.
     Был только один способ убедиться в этом. Снова схватив клеть, Денни швырнул её в серебристый предмет. В первый раз он промахнулся и вынужден был вытянуть её обратно, но второй раз был успешным. Как только мужчина убедился, что клеть надёжно закрепилась, он начал буксировать её ближе к лодке. Морские брызги обдавали Денни, пока он работал, но тот не обращал внимания на холод, усталые мышцы напрягались, когда он подтягивал серебряный предмет ближе.
     Когда он разглядел предмет получше, то понял, что тот выглядит похоже на своеобразную ракету или нечто из старого научно-фантастического рассказа. Маленькие плавники выступали из широкого основания, а ряд почти незаметных выпуклостей проходил на равном расстоянии вокруг центра.
     Наконец, ракета стукнулась о борт лодки, и мужчина поднял её. Та оказалась намного легче, чем он ожидал, а поставив её у стола с резким звоном, то понял, что на самом деле она была полой. Это определённо должен был быть своего рода контейнер для хранения, но чего?
     Денни провёл руками по гладкому металлу. Ракета была на удивление тёплой на ощупь, а когда он надавил, оказалась слегка податливой, словно пластик. Он осмотрел находку в поисках ручки или люка, но ничего не нашёл. У этой штуковины, казалось, даже не было болтов или винтов, как будто она была сделана из цельного куска металла. Был ли это тинкертех? С каждой секундой это казалось всё более и более правдоподобным объяснением. Эти малопонятные кейпы могли делать лазерные пушки из хлама, смастерить нечто подобное не было бы для них проблемой. Чёрт возьми, он даже иногда продавал найденный металлолом одному из них в Ньюфаундленде. Но даже, если штука и была тинкертехом, то кто её сделал? На похожем на ракету объекте не было видно никаких опознавательных знаков. Ни штрих-кодов, ни символов, ничего.
     Подождите. Что-то там всё же было. Неяркий рисунок, выгравированный на металле. Некая стилизованная буква S внутри контура, похожего на стилизованное изображение бриллианта. Денни провёл по нему руками, нахмурив брови. Если это действительно был тинкертех, то он мог бы продать его местному СКП за хорошие деньги. Они всегда были жадны до вещей, которые могли бы попытаться изучить. Это так же могло заинтересовать и Технаря в Ньюфаундленде, но тот иногда отлучался из порта по каким-то странным делам.
     Денни со вздохом выпрямился. Что-то подсказывало ему, что сначала придётся всё обсудить дома.
     Ѕ
     — И ты принёс это сюда? — недоверчиво перепросила Аннет. — О чём ты думал?
     Денни посмотрел поверх странного предмета на свою жену. Было на удивление легко отнести тот в гараж, где он поставил его на стол и позвал Аннет. Её реакция была, мягко говоря, нерадостной, и объяснение мужчины не очень помогло.
     — Я, э-э-э, струсил, — ответил Денни, потирая затылок. — Я собирался передать его в СКП, но вдруг начал думать, что те могут подумать "эй, это я, сумасшедший Технарь, возящийся с бомбой", и … я решил просто вернуться сюда с этим.
     Аннет сняла очки и ущипнула себя за переносицу.
     — Хорошо, думаю, я поняла. В целом. Но вдруг это бомба или нечто подобное?
     — Оно не взорвалось по дороге сюда, поэтому я подумал, что это может быть безопасно. Я имею ввиду, оно выдержало все погодные воздействия, и те не оказали на него никакого влияния.
     — Я думаю, мы должны позвонить в СКП, узнать, могут ли они забрать его у нас, — сказала Аннет, осторожно проводя рукой по металлу предмета. — Возможно, они смогут…
     Её прервал резкий щелчок, заставивший обоих испуганно сделать шаг назад. Не сводя глаз со странного контейнера, они наблюдали, как открылся люк и оттуда высунулся маленький механический щуп. Он посветил ярким зелёным светом на стену, затем провёл им по комнате, как будто что-то искал. Эберты просто стояли парализованные шоком и смотрели, как сканирующий луч проносится по помещению.
     Щуп остановил вращение после трёх оборотов и втянулся обратно в контейнер. Следом за этим в контейнере, обнажая нутро, открылся куда больший люк, с мягким шипением проваливаясь внутрь и сторону. А потом изнутри донёсся плач ребёнка.
     Денни оглянулся на Аннет, разинув рот. Его жена ответила тем же, затем снова посмотрела на ракету. Последовала секундная пауза, а затем она осторожно шагнула вперёд.
     — Энн… — начал Денни.
     — Милый, — прошептала она, протягивая руки внутрь. — Смотри.
     Медленно и осторожно Аннет вытащила ребёнка из контейнера. Младенец был завёрнут во что-то, похожее на красное одеяло, которое теперь было того же цвета, что и его щёки. Крики прекратились, когда Аннет поднесла младенца к груди, и Денни шагнул ближе. Его охватило необычное чувство.
     — К-как, — сказал он с явным недоверием в голосе. — Я имею в виду, что эта штука была закрыта последние три дня, и она… она была в воде…
     — Ш-ш-ш, — прошептала Аннет, нежно укачивая ребёнка на руках. — Всё хорошо, всё хорошо.
     Дэнни посмотрел на ребёнка, в его пронзительные голубые глаза, и тот тоже посмотрел на него. А потом младенец захихикал, и что-то в мужчине изменилось.
     Ѕ
     — Я не думаю, что кто-нибудь придёт за ребёнком, — сказал Денни.
     Они перешли в гостиную, предварительно поспешно накрыв ракету брезентом. Аннет сидела напротив него, всё ещё держа ребёнка на руках. Младенец спал, будучи всё ещё завёрнутым в красное одеяло.
     — Это не имело бы значения, даже если бы у неё действительно был кто-то, — сказала Аннет. — Что за монстр кладёт ребёнка в ракету и бросает её посреди океана?
     Денни моргнул.
     — Её?
     — Я проверила. Это девочка. И я не готова просто отказаться от неё.
     — Разве об этом шла речь?
     — Нет, но ты намекнул, что у нас могут быть неприятности, — ответила Аннет. — Зачем отправлять её в приют, когда у неё могут быть родители прямо здесь, прямо сейчас? Как долго мы пытались завести ребёнка?
     — Долго, — вздохнул Денни. — Очень долго.
     Малышка заворковала во сне, и Аннет снова укачала её. Денни наблюдал за происходящим с лёгкой улыбкой на лице.
     — Нам нужно будет многое продумать, если мы пойдём на это, — сказал он. — Нужно свидетельство о рождении.
     — А ещё нам нужно имя, — добавила Аннет. — Как насчёт… Сара?
     Денни покачал головой.
     — Нет, она не похожа на Сару. Клэр? Лоис?
     — Не думаю, что они подходят. Какие ещё имена мы придумывали все эти месяцы?
     — Ну, есть Тара, Лана, Зои, Тейлор…
     — О, это мне нравится, — остановила его Аннет. — Тейлор. Что насчёт второго имени?
     — Давай назовём твоим, — предложил Денни. — У тебя второе имя твоей матери, а у меня отцовское, это имело бы смысл.
     — Да, звучит неплохо. Тейлор Аннет Эберт.
     Денни улыбнулся.
     — Тейлор Аннет Эберт.
     Малышка заворковала, как бы соглашаясь.
     Ѕ
     В Ньюфаундленде был пасмурный день, когда Денни добрался до порта. Город раньше был довольно шумным, особенно летом, но теперь в гавани было всего полдюжины лодок. Это тоже был не единичный случай, пострадали прибрежные районы по всему миру. С тех пор как появился этот монстр, Левиафан, люди стали бояться портовых городов.
     Закрепив лодку, он вышел на пирс, крепко сжимая в кармане контейнер. Мужчина нашёл его в капсуле ракеты, после того, как проверил, что ещё прилетело с Тейлор. Казалось, у того была крышка, но она отказывалась сдвинуться с места, как бы он ни старался. Аннет не обрадуется, когда узнает о сломанных электроинструментах.
     Он усмехнулся про себя при этой мысли и пошёл к автобусной остановке. К счастью, Технарь был в офисе, когда Денни наконец до него добрался. После того, как его впустил довольно грузный клерк, он прошёл по коридору и постучал в дверь.
     — Кто там?
     — Это я, Денни. Думаю, у меня есть кое-что для тебя.
     — О? Тогда, пожалуйста, проходи.
     Денни открыл дверь и вошёл внутрь.
     — Доброе утро, Эндрю.
     — Рад тебя видеть, — ответил Эндрю, откидываясь на спинку стула. — Итак, что у тебя есть на этот раз? Убедись, что это не слишком незаконно, как в последний раз, терпение властей на мой счёт немного истощилось.
     — Я думаю, это решать тебе, — сказал Денни, доставая меньший контейнер.
     Эндрю нахмурил брови. Поднявшись со своего места, Технарь подошёл и взял контейнер, внимательно его изучая. Он посмотрел на крышку, постучал по ней, внимательно прислушиваясь к глухому звуку, который она издавала.
     — Где ты это взял? — спросил он.
     — Я нашёл его в воде, в отдалении от берега, — ответил Денни. — Я пытался открыть его, но крышка не поддаётся.
     — Хотел бы я, чтобы у меня в офисе было более тяжёлое оборудование, — пробормотал Эндрю. — Тем не менее, я думаю, что всё ещё могу добиться результата.
     Поставив контейнер на стол, Технарь достал из ящика прибор размером с ладонь. Он осмотрел устройство, издавшее звуковой сигнал при включении, и приступил к работе. Держа прибор над контейнером, начал медленно водить им из стороны в сторону, не сводя глаз с маленького экрана гаджета.
     — Хм… очень интересная структура. Отличается от того, с чем я обычно работаю.
     Эндрю взглянул на Денни.
     — Ты не возражаешь, если я оставлю это у себя на некоторое время?
     — Ну… я даю тебе несколько часов. Сам же пока займусь продажей лодки.
     — Оу?
     — Да, — ответил Денни. — Становится всё труднее зарабатывать на жизнь за счёт этих вод. Дома в Доках уже открылась вакансия. Аннет хочет, чтобы я попробовал себя у них.
     — Что ж, я буду скучать по твоим визитам, — сказал Эндрю. — Ты намного лучше, чем большинство торгашей, с которыми мне приходится иметь дело.
     — Это были хорошие деньги, — признал Денни, направляясь к двери. — Их просто недостаточно, чтобы оплатить счета.
     S
     Несколько часов спустя Денни вернулся и обнаружил Эндрю за столом с контейнером перед ним. На лице Технаря было измождённое выражение, как будто он слишком долго не отдыхал. Стол был завален разнообразными приборами, некоторые из них были разобраны.
     — Что-то не так? — спросил Денни.
     Эндрю поднял глаза, устало потирая лицо.
     — Это, должно быть, самая упрямая штука, с которой мне когда-либо приходилось работать. Рентгеновские сканеры не дают хороших показаний, как и гидролокатор. Лазер не смог вырезать отверстие, когда я им пользовался, даже после того, как я его модернизировал. Отвинчивание крышки с помощью гидравлики тоже не сработало. Я сточил на этой штуке алмазное сверло, а фреза обломилась и затупилась, когда я пытался врезаться в металл.
     — Я так понимаю, это не совсем нормально, — заметил Денни.
     — Материал даже не усилен силовым полем, он просто настолько прочный. Я не думаю, что какой-нибудь Технарь действительно сделал нечто такого уровня, а это действительно о чём-то говорит.
     — Что? Ты думаешь, он из космоса или что-то в этом роде? — пошутил Денни, но его глаза расширились, когда он увидел реакцию Эндрю.
     — Я не тороплюсь с подобным выводом, — наконец сказал Технарь. — Бритва Оккама всё ещё действует, даже когда имеешь дело с паралюдьми. Нет, должно быть какое-то более правдоподобное объяснение.
     Эндрю поднял контейнер и повертел в руке.
     — У меня может быть что-то в моей главной лаборатории, что может справиться с ним. Пятьдесят тысяч — это хорошее предложение?
     — Пятьдесят штук? — пробормотал Денни. — Ты никогда не платил мне даже малой части этой суммы.
     — Это было до того, как ты притащил мне, возможно, внеземной объект, — последовал быстрый ответ. — Я, конечно, пойму, если ты захочешь оставить его себе. Это определённо стало бы хорошим украшением.
     — Мы можем вернуться к этому вопросу позже? — протянул Денни.
     — Почему бы и нет, — ответил Эндрю, пожимая плечами и возвращая контейнер. — Предварительные результаты сканирования, которые я собрал, уже могут быть полезны для проекта, над которым я работаю. Там определённо есть какой-то компьютер.
     Денни сунул контейнер в карман.
     — Было приятно повидаться с тобой, Эндрю.
     — Взаимно.
     S
     Денни улыбался, когда Тейлор играла со своими игрушками, хотя он уже несколько дней не мог заснуть. Докеры приняли его резюме, и зарплата была хорошей. Не впечатляющей, но лучше, чем рыбалка.
     — Я не думаю, что она отсюда, — наконец сказал Денни, поворачиваясь, чтобы посмотреть на Аннет.
     Его жена подняла голову с дивана. — Что ты имеешь в виду?
     — Парень, которому я принёс это барахло, не смог разобраться с ним. Сказал, что оно не похоже ни на что из когда-либо виденного им раньше.
     — Так что? Она инопланетянка или нечто подобное?
     — Это был просто один из вариантов, — поспешно ответил Денни.
     Тейлор хихикнула, жуя свою мягкую игрушку, а затем внезапно заплакала.
     Аннет вздохнула.
     — Я схожу за смесью.
     — Вряд ли она проголодалась, — крикнул ей вслед Денни. — Вспомни, ты даже пробовала кормить Тейлор грудью и это тоже не сработало, хотя мы действовали строго по рекомендациям. Что, если это потому, что она не…
     — Человек? Потому, что несмотря на то, что Тейлор выглядит как маленькая девочка, на самом деле она маленький зелёный человечек? — недоверчиво закончила Аннет. — Ты себя вообще слышишь?
     — Может быть, это сделала капсула. Что бы ни защищало её в течение этих трёх дней, возможно, оно также сделало её похожей на нас. Она открылась только после того, как ты к ней прикоснулась.
     — Хорошо, давай предположим, что ты прав. Зачем тогда поднимать этот вопрос?
     — Нам придётся отвезти Тейлор к врачу для осмотра и прививок, — напомнил Денни. — Что, если о ней узнают, и её заберут у нас люди в костюмах?
     При этих словах Аннет сделала паузу. Она продолжала укачивать Тейлор, осторожно прижимая бутылочку ко рту ребёнка.
     — Если она заболеет, мы отвезём её в больницу, — наконец сказала она. — Никаких если или но.
     — Хорошо, — сказал Денни.
     — Интересно, будут ли какие-нибудь признаки? — пробормотала Аннет мягким голосом. — Способ узнать наверняка, что она не отсюда.
     S
     — Что она сделала?!
     Воспитательница детского сада вздохнула, наклонившись вперёд над столом.
     — Другие дети видели это, мистер и миссис Эберт. Тейлор сломала нос Крису Тарпи во время перемены.
     — Но он начал первым! — захныкала Тейлор, скрестив руки на груди и сидя на коленях у Аннет. — Он столкнул Эмму с качелей и смеялся над ней! Он злюка.
     — Папа разберётся с этим, — заверил Денни, взъерошив волосы дочери. Он уже чувствовал, как его гнев накапливается, угрожая вырваться наружу. — Мисс, как Тейлор могла это сделать? Ради бога, ей пять лет.
     — Все ученики видели это, — повторила учительница. — Мисс Барнс может засвидетельствовать, это её столкнули с качелей.
     — Значит, этот Тарпи действительно сделал это? — спросила Аннет. — Почему тогда неприятности у Тейлор, а не у него? Она просто помогала подруге.
     — Он зачинщик и ему уже сделали выговор за то, что он сделал. Но есть разница между тем, чтобы поцарапать девушке колено, и тем, чтобы сломать кому-то нос, миссис Эберт. Это было не лёгкое повреждение, а как будто кто-то наступил на гнилой помидор.
     — Мы можем хотя бы посмотреть, как выглядит этот парень? — спросил Денни.
     Учительница подчинилась, вытащив классное фото из ежегодника. — Он первый в среднем ряду.
     Денни увидел, что Крис Тарпи не был маленьким ребёнком. Если бы ему пришлось строить догадки, он бы сказал, что мальчик учился во втором классе. Может быть, даже в третьем, и он был на голову выше Тейлор. А также, судя по пухлой фигуре, примерно в два раза тяжелее.
     — Я не могу поверить, — сказал Денни. Его слова прозвучали почти, как рычание. — Этот парень пристаёт к воспитанникам детского сада, а вы поднимаете шум из-за того, что моя пятилетняя дочь преподаёт ему урок?
     — Милый, — предупредила Аннет, положив руку ему на плечо. — Глубокий вдох.
     — Всё, о чём мы просим — это чтобы Тейлор извинилась перед Крисом завтра, после того, как доктор закончит с его носом, — пояснила учительница. — Тейлор за это не накажут.
     Денни испустил долгий вздох.
     — Хорошо.
     — Отлично. Мы закончили, вы можете идти, если хотите.
     — Как её оценки? — спохватилась Аннет. — Просто хочу узнать, прежде чем мы уйдём.
     — Образцовые, на самом деле. Тейлор весьма смышлёная.
     — По крайней мере, это приятно слышать. Дорогой, — сказала Аннет, похлопав Денни по руке. — Давай пойдём домой.
     Денни кивнул и поднялся со своего места. Взяв Тейлор на руки, он вынес её из школы и понёс к машине. Мужчина отметил, что она была тяжёлой для своих габаритов и становилась всё тяжелее. Пристегнув её к заднему сиденью, он запрыгнул на место водителя. Как только Аннет села в машину, он тронулся.
     Возвращаясь домой, Денни оглянулся на Тейлор. Взгляд малышки был прикован к виду за окном, на её лице играла полуулыбка. Ещё одна странность в копилку: девочка была на удивление тихой для своего возраста.
     — Я надеюсь, вы понимаете, почему у вас проблемы, юная леди, — сказала Аннет, поворачиваясь на своём месте.
     — Потому, что Крис Тарпи — злюка? — Ответила Тейлор, снова скрестив руки на груди.
     — Нет, потому что ты слишком сильно его ударила, — сказал Денни. — Нет ничего плохого в том, чтобы защищать подругу, но это не значит, что ты должна быть настолько же жестока к хулигану, как он к тебе.
     — Но почему?
     — Потому, что это то, что делают хулиганы. Ты, Тейлор Эберт, не хулиган. Если кто-то плохо относится к тебе и твоей подруге, заставь его остановиться. Но не будь злой. Не причиняй им боль только потому, что они причиняют боль тебе.
     Тейлор надулась.
     — Но…
     — Тейлор.
     — Ла-адно.
     Несколько минут они молча ехали домой. Приближалась весна, и деревья снова становились зелёными. Через несколько недель они могли бы отправиться на окрестные пляжи, чтобы повеселиться.
     — Мне нравятся цвета облаков, — пропищала Тейлор.
     — Ты имеешь в виду белый? — спросила Аннет.
     — Нет, другие цвета. Закрученные штуки и полосатые штуки, — как ни в чём не бывало ответила Тейлор. — Мне также нравятся точки на цветах.
     Денни обменялся взглядом со своей женой, которая ответила ему тем же. Не нужно было произносить никаких слов, послание было достаточно ясным.
     — Нам нужно поговорить.
     S
     Годы спустя, посреди очередной ночи, Денни проснулся от крика Тейлор. Он вскочил с кровати и оказался в её комнате, даже не поняв как, крепко сжимая в руке бейсбольную биту. Тейлор сидела прямо в постели, зажав уши руками. Денни почувствовал облегчение, хотя и небольшое, когда не увидел в комнате незваных гостей. Бросив биту на пол, мужчина сел в ногах кровати.
     — Дорогая, что случилось? — спросил он.
     — Э… это мама, — всхлипнула Тейлор, дёргая себя за волосы. — Я с-слышала, как её машина во что-то врезалась, и разбилось стекло…
     — Тссс, — сказал Денни. — Это просто дурной сон, Тейлор. С мамой всё в порядке. Это просто поздняя смена, вот и всё.
     — Я не с-спала, — последовал сдавленный ответ. — Я слушала, что происходит вокруг, и… и… о Боже! Я больше не слышу её, папа! Я не слышу её сердца!
     — Ты просто нервничаешь, — попытался заверить Денни, не обращая внимания на холодный узел, образовавшийся у него в животе. — Вот и всё.
     Тейлор посмотрела на него, её нечеловечески голубые глаза наполнились слезами.
     — Папа, — её голос был едва громче шёпота. — Что со мной не так?
     Денни вздохнул, хотя бы для того, чтобы попытаться успокоиться. — Если я тебе кое-что покажу, ты перестанешь беспокоиться о маме? Кое-что, что могло бы тебе помочь?
     Тейлор кивнула.
     Встав на ноги, Денни повёл её вниз, в подвал. Порывшись в углу комнаты, он вытащил большую картонную коробку и поставил её на пол перед Тейлор, а затем открыл. Даже после многих лет содержания в не самых чистых условиях, капсула не теряла своего блеска.
     — Что… Что это?
     — Это то, в чём мы тебя нашли, — ответил Денни. — Ты была в воде, просто покачивалась внутри этой штуки.
     Тейлор провела рукой по гладкому металлу ракеты.
     — Н-нашли? Ты же не хочешь сказать…
     — Только то, что я сказал. Я относил контейнер своему старому другу, Технарю, и он сказал мне, что в мире нет ничего подобного.
     Тейлор посмотрела на него широко раскрытыми глазами.
     — Я-я не… Я не твоя дочь?
     — Ты моя дочь, — сказал Денни, притягивая её в свои объятия. — Мне наплевать, откуда ты взялась. Мы с мамой растили тебя с тех пор, как ты была ребёнком. Ты наша дочь. Ты Тейлор Эберт.
     Отпустив её, мужчина вытащил меньший контейнер из коробки.
     — Это тоже было с тобой. Я попытался вскрыть его, но крышка не сдвинулась с места. Думаю, это предназначено для тебя, и только для тебя.
     Когда Тейлор взяла контейнер в руки, Денни развернул одеяло, позволив увидеть ярко-жёлтую букву S на нём. Она взяла и его, проведя руками по странной ткани, из которой то было сделано.
     — Теперь ты понимаешь? — спросил Денни мягким голосом. — Вот почему ты другая. Но это не значит, что ты слышала… что бы ты ни слышала. Это может быть что угодно, Тейлор, что угодно, только не это.
     Тейлор фыркнула.
     — Хорошо.
     Денни выдавил из себя улыбку. — Иди обратно в постель, малыш. Хотя бы немного поспи.
     Тейлор сделала, как было сказано, направляясь обратно вверх по ступенькам с контейнером и плащом в руках. Денни проводил её взглядом, а потом последовал за ней. Однако он не вернулся в постель. Вместо этого он сел в гостиной. Когда через тридцать минут поступил звонок, Денни уже был морально готов.
     S
     Похороны прошли тихо и незаметно. Некоторые друзья и родственники присутствовали в то холодное зимнее утро, когда кедровый гроб опускали в землю и произносили молитву. Аннет всегда нравилось Откровение 21:6[1], но звучание слов казалось пустым, когда Денни смотрел на то место, где она упокоится навсегда. Погода не подходила для такого дня. Солнце сияло в вышине, на голубом небе не было ни облачка. Казалось, природа решила поиздеваться над его — их — потерей.
     В конце концов немногочисленная толпа начала расходиться, направляясь к своим машинам и такси, пока не остались только он и Тейлор. Подул холодный ветер, и он натянул свою шерстяную шапку, чтобы попытаться согреться. Тейлор же, казалось, даже не заметила ветра.
     — Это нечестно, — сказала она хриплым голосом. — Просто несправедливо.
     Денни положил руку ей на плечо.
     — Ты права, это совсем нечестно. Несправедливо, что она умерла, когда всё ещё живы ужасные люди или происходят другие плохие вещи. Мир несправедлив, Тейлор, но это не значит, что мы должны позволить ему сломить нас. Она бы этого не хотела.
     — Я ч-чувствую, что могла бы что-то сделать, — вздохнула Тейлор, опустив взгляд на свои руки. — Что я могла бы…
     — Не думай об этом, — отрезал Денни, крепко сжимая её, слёзы навернулись на его собственные глаза. — Что случилось, то случилось. Не позволяй этому съедать тебя, Тейлор.
     — Я здесь не просто так, не так ли? М-мама всегда говорила, что если ты в чём-то хорош, то должен помогать людям в этом. Может быть… может быть, именно поэтому я такая, папа.
     — Может быть. Но мы не можем зацикливаться на таких словах, как может быть.
     Он глубоко вздохнул.
     — Есть ли что-нибудь, что ты хочешь ей сказать, прежде чем мы уйдём? Что-то, чего ты не хочешь, чтобы я слышал?
     Кивок.
     — Я прогрею машину.
     Денни в последний раз сжал её плечо и направился прочь. Бросив взгляд на дочь, он увидел, как она опустила глаза на очки в своей руке. Старые очки Аннет, которые она носила до того, как ухудшилось её зрение. Губы Тейлор беззвучно шевельнулись, а затем она надела очки.

     Примечание к части
     Здесь был бета 14.04.22.
     Дрогой бета заглянул 24.12.22. :)

1.01

     Август 2010
     — Мне это не нравится, — сказала я, смотря на боковую улицу.
     Эмма посмотрела в мою сторону.
     — Это просто короткий путь, Тейлор. Давай, у нас всё будет нормально.
     Я вздохнула, затем поправила очки.
     — Хорошо. Но давай поторопимся, ладно? От этого места у меня мурашки по коже.
     — Конечно, — небрежно ответила Эмма, идя первой.
     Снова вздохнув, я последовала за ней. На улице было жарко, жарче, чем обычно, и тихо. Хотя солнце всё ещё светило ярко, вдалеке виднелись тёмные облака. Скоро пойдёт дождь, и я не хотела оказаться снаружи, когда это произойдёт. Любой здравомыслящий человек уже был бы внутри, обмахиваясь веером и засовывая ноги в ледяную воду, пока кондиционер ревел на максимуме, но нам с Эммой, похоже, здравомыслия как раз и не хватало. Мы решили прогуляться, чтобы посмотреть фильм ранним утром, когда было прохладнее, и теперь последствия этого решения вернулись к нам бумерангом.
     Ну, на самом деле бумеранг вернулся только к Эмме. Я совсем не ощущала жару. Или зимнего холода. Раньше я чувствовала и жару, и холод, и ободранные колени, и все другие неприятные ощущения, но они постепенно исчезали, когда я становилась старше. Я уже и не вспоминала, когда в последний раз чувствовала усталость или даже настоящий голод. Чем бы я ни была, кем бы я ни была, моя сущность позаботилась об этом.
     Я всё ещё толком не знала, кто я такая. По крайней мере, пока. Я провела некоторое исследование паралюдей в поисках ответа, но ничего не нашла. Я даже взяла книгу по анатомии, подошла к зеркалу и посмотрела на внутреннюю часть своей головы, просто чтобы убедиться. То, что я увидела, определённо было ненормальным, но это не соответствовало тому, что было известно о паралюдях. Даже в мире, полном странных вещей, я выделялась.
     — Тейлор? — спросила Эмма.
     — Хм-м-м?
     Я повернулась, чтобы посмотреть на свою подругу, отметив тепловые блики у неё на лице, когда её тело пыталось остыть.
     — Я спросила, понравился ли тебе фильм?
     — Конечно, — ответила я.
     На самом деле удовольствия я не получила, но мне не хотелось говорить о причине. С моими глазами, которые могли видеть рентгеновские лучи, рассеивающиеся в магнитном поле, или расщепление бактерий, многие фильмы были не для меня. К счастью, музыка не была подвержена подобному. Была разница между неизвестными звуками мира и мелодиями, которые мы создавали.
     — Мне тоже понравилось, — сказала Эмма, вытирая лицо. — Боже, как жарко на улице. Почему, чёрт возьми, ты не потеешь?
     — Хорошие гены? – Я пожала плечами.
     — Серьёзно? – Хихикнула Эмма.
     — С такой бледностью ты выглядишь как вампир. Удивлена, что ты не загорела этим летом.
     — Мне повезло. Но давай не будем углубляться в это. Я думаю, нам следует поторопиться, пока не пошёл дождь.
     К счастью, Эмма согласилась. Мы перешли на лёгкую рысь, я старалась не отставать от неё и не забегать вперёд. Однако, когда мы добрались до конца улицы, я услышала звук, которого раньше не замечала — сердцебиения. Их было с полдюжины, они появлялись из-за каждого угла. Мои глаза переключились, и сквозь стены я увидела, как к нам приближаются две группы. У меня кровь застыла в жилах, когда я поняла, что они одеты в цвета АПП.
     — Эмма… — начала я.
     Было слишком поздно. Они встали у нас на пути, расставив ноги и готовые к драке. Я не чувствовала запаха пороха, что было облегчением, но я могла видеть ножи, спрятанные у них за поясами и в карманах. Один из них держал за спиной пару кастетов, в то время как другой размахивал большой цепью. Позади себя я услышала ещё несколько сердцебиений и поняла, что мы окружены.
     Эмма сделала шаг назад, когда увидела их, затем оглянулась на меня. Её сердце колотилось в груди, и я чувствовала запах адреналина, исходящий от её кожи. Она боялась, очень боялась.
     — Тейлор? — произнесла она одними губами.
     — Кошельки и телефоны, — прорычал один из головорезов, делая шаг вперёд. Он был не старше меня, но его лицо уже имело возрастные изменения от сильного злоупотребления наркотиками.
     — Хорошо, хорошо, — быстро сказала я, залезая в карманы. — Эмма, не делай глупостей. Пожалуйста.
     Она неохотно положила сумочку на землю и быстро отошла. Я положила свой бумажник и телефон рядом с ним и бочком подошла к Эмме. Бандит шагнул вперёд и собрал наши вещи с самодовольной ухмылкой на лице.
     — Большое вам спасибо, — сказал он. — Итак, парни, какую из них мы хотим?
     Холодная яма образовалась у меня в животе, когда я поняла, что они были здесь не только ради простого ограбления. Я взглянула на Эмму, и услышала, как подскочил её пульс, когда осознание поразило и её тоже.
     — Брюнетка симпатичная, — сказал громила, облизывая губы. — Мне нравятся вьющиеся волосы.
     — Да, но она плоская как доска, — возразил другой. — В отличие от рыжей. Она сисястее и смазливее. Никто не будет оплакивать такую богатую сучку, как эта.
     Я могла слышать шёпот согласия среди других головорезов АПП по этому поводу. Эмма сжала моё запястье, как тиски, с выражением ужаса на лице, когда уставилась на меня. Я посмотрела на неё в ответ, почти изучая, и моя решимость окрепла. Я не могла допустить, чтобы это случилось с ней.
     — Значит, мы договорились? — сказал кажущийся лидером. — Тогда ладно. Иди сюда, рыжая. Не усложняй.
     — Нет, — сказала я. Мой голос был мягким, но сильным и ровным.
     Лидер удивлённо моргнул, затем бросил на меня скучающий взгляд.
     — Я не спрашиваю тебя, плоскодонка. Донни, убери эту девчонку с дороги, заодно можешь проучить её.
     Я услышала шаги позади себя и, обернувшись, увидела, как здоровенный головорез хватает меня за руку. Его ногти впились в мою кожу, и он резко дёрнулся, только чтобы хрюкнуть от удивления, когда я не сдвинулась с места. Он потянул сильнее, но с тем же результатом.
     — Шевелись, сука, — прорычал он.
     Я посмотрела на него, спокойно обхватив его запястье своей рукой. А затем сжала. Раздался отвратительный звук трескающейся кости, и бандит закричал от боли, когда я раздробила ему запястье. Он упал на колени, пытаясь освободиться, и я ударила его прямо в челюсть. Я почувствовала, как от удара выбило зубы, и он рухнул на землю с влажным звуком, от этого ещё больше зубов разлетелось, трескаясь, как мел. Бросив на него взгляд, я поняла, что он всё ещё жив, хотя и в тяжёлом состоянии.
     Последовала короткая пауза, пока другие головорезы смотрели на своего упавшего товарища, и я сделала шаг вперёд. Мои руки сжались в кулаки, костяшки пальцев хрустнули, и я сомкнула челюсти, пристально глядя на них.
     — Хватайте её! — крикнул главарь.
     Как только они начали двигаться вперёд, начала действовать и я. Бросившись вперёд, я поймала ещё одного головореза ударом в челюсть, а затем швырнула в одного из его друзей. Они рухнули в кучу, слабо застонав, а я перепрыгнула через них, чтобы поймать другого громилу в подкате. Подняв его над головой, я швырнула его в кучу мусорных баков, в воздухе разнёсся хруст, когда его нога сломалась от удара. Услышав скрежет металла по коже, я обернулась как раз в тот момент, когда головорез опустил кукри мне на горло. Однако его глаза расширились, когда лезвие щёлкнуло по моей коже, и я вознаградила его усилия ударом в живот. Он отшатнулся назад, опустошая содержимое своего желудка, и я небрежно сбила его с ног, прежде чем двигаться дальше.
     Как будто по щелчку выключателя, оставшиеся головорезы бросились врассыпную. Они разбегались во всех направлениях, некоторые спотыкались о собственных упавших, а я наблюдала, пока те не отдалились на приличное расстояние, прежде чем повернуться, чтобы проверить Эмму. К счастью, она была невредима и бочком подобралась поближе с широко раскрытыми глазами.
     Я всё ещё слышала дополнительное сердцебиение, и обернувшись, увидела, что лидер всё ещё был здесь, застыв на месте. В его руках была зажата сумочка Эммы, а также мой бумажник и телефон.
     — Верни наши вещи, — произнесла я, стараясь говорить ровным тоном. Я чувствовала, что злюсь всё больше, зная, что могло случиться с Эммой. Головорез АПП просто уставился на меня, разинув рот. Его сердце колотилось о рёбра, а вокруг ботинок образовалась лужа тёплой жидкости. Я сморщила нос, когда до моих ноздрей донёсся едкий запах мочи. Ублюдок действительно обмочился.
     С меня было достаточно. Я сделала шаг вперёд, и бандит в панике бросил наши вещи. Он скрылся за углом, и я убедилась, что тот был достаточно далеко, прежде чем вздохнуть с облегчением. Опустившись на колени, схватила свои вещи и подняла сумочку Эммы. Я вручила её ей обратно, отметив, что её сердцебиение возвращается к норме. К счастью, она успокаивалась.
     — Что…
     Эмма облизнула губы, прежде чем продолжить.
     — Что, чёрт возьми, это было?
     — Я не знаю, — ответила я дрожащим, мягким голосом. — Я не знаю.
     Я посмотрела на свои руки и почувствовала приступ тошноты, когда поняла, что они покрыты кровью. Она была тёплой и липкой на ощупь, и я тут же захотела её смыть.
     — Я провожу тебя домой, — сказала я, сухо сглотнув. — Хорошо?
     Эмма кивнула.
     — Хорошо.
     Ѕ
     До дома Эммы было рукой подать. Её родителей не было дома, но, к счастью, была её сестра. Я осталась на тротуаре, пряча свои окровавленные руки за спиной, когда Эмма направилась внутрь. Она бросила на меня быстрый взгляд, затем закрыла дверь.
     Как только я убедилась, что никто не смотрит, я побежала. Я пробежала по улице, резко свернула за угол и помчалась к своему собственному дому. Летний дождь, наконец, пошёл, хлестая меня по лицу, пока я бежала, заодно смывая засыхающую кровь с моих рук.
     Я вернулась домой прежде, чем осознала это. Дождь всё ещё лил, и я знала, что должна была почувствовать хотя бы небольшой холод, когда пересекла лужайку и поднялась на крыльцо. Папа по-прежнему был на работе, но я знала, где найти запасной ключ. Мои руки дрожали, когда я открывала замок.
     Войдя внутрь, я побежала в душ, на ходу сбрасывая одежду. Сразу же потянулась за куском мыла и стала тереть руки, пока у меня в руках не остался обмылок. Кровь потекла в канализацию, и я позаботилась о том, чтобы смыть и её тоже.
     Переодевшись в свободную одежду для сна, я вошла в свою комнату и плюхнулась на кровать. Дождь барабанил по окнам, словно огромный природный барабан, и я чувствовала, что успокаиваюсь, слушая его. Какое-то время после смерти мамы, когда я не могла заснуть посреди ночи, я убаюкивала себя звуками окружающего мира.
     Усевшись, я мысленно вернулась к событиям получасовой давности, отмахиваясь от паники. Я спасла Эмму и себя, никого не убив. Это было хорошо; это означало, что никто не вернётся за расплатой. Но, как я это сделала? Непроизвольно пальцы ощупали место, где кукри сломался на моём горле. Я никогда не задумывалась насколько в действительности прочная и сильная. Вспоминая то, что происходило со мной с детства, случившееся не было удивительным, но всё равно вызывало много вопросов. На которые нужны были ответы.
     Встав с кровати, я тихо подошла к комоду и выдвинула нижний ящик. Вытащив коробку из-под обуви, я поставила её на кровать и открыла. Контейнер всё ещё был там, вместе с красным плащом. Достав их, я рассеянно отложила коробку в сторону и снова села. Подняв контейнер, я ещё раз внимательно осмотрела его. На крышке была выгравирована буква S, точно такая же, как на плаще, и я крепко сжала её. Сделав глубокий вдох, я попыталась повернуть её в одну сторону, напрягая мышцы. Когда это не сработало, я попробовала крутить в другую сторону, на всякий случай используя левую руку.
     Был краткий момент, когда крышка не сдвинулась с места, затем она внезапно поддалась, из контейнера вырвалось низкое шипение, когда я её отвинтила. Я перевернула его вверх дном извлекая серебряную трубку вместе с чем-то похожим на длинный кристалл. Я удивлённо моргнула, уставившись на них, затем взяла кристалл. Как только я это сделала, что-то произошло.
     Я больше не была ни в своей комнате, ни даже в доме. Вместо этого я внезапно оказалась на широком поле, окружённом высокой красной травой, которая мягко колыхалась на ветру. Небо было голубым, но другого оттенка, чем раньше, и, казалось, в нём явственно присутствовали красные тона. Обернувшись, я увидела, что солнце садится, но это было не то солнце, которое я знала. Больше, намного больше, и краснее.
     Я также увидела кое-что ещё. Какое-то куполообразное здание, судя по всему, сделанное из того же материала, что и контейнер. Этот стиль не был похож ни на что, что я видела раньше. Он казался почти смесью бесчисленного множества других, но по-своему уникальным. Мощёная камнем дорожка вела к открытой двери, и я заметила, что в окнах этой постройки не было стёкол.
     Впервые на моей памяти я начала потеть. Сделав глубокий вдох, я пошла вверх по тропинке. Было тихо, очень тихо, и я поняла, что мои чувства каким-то образом притупились. Это было странное ощущение, и я надеялась, что оно не надолго.
     Пройдя через арочный дверной проём, я обнаружила, что в здании была только одна комната. И в самом её центре был мужчина, работающий над чем-то. У меня перехватило дыхание, когда я увидела, что это была ракета, в которой папа нашёл меня.
     — Привет? — позвала я.
     Мужчина не ответил. Облизнув губы, я шагнула ближе, всё ещё настороженная. Свет падал с вершины купола, и я заметила, что на самом деле это был открытый потолок. Тонкие голубые облака плыли над головой, принося с собой прохладный ветерок.
     — Здравствуй, — произнёс мужчина.
     Подпрыгнув от неожиданности, я повернулась к нему лицом. Он был высоким и мощного телосложения. Его волосы были чёрными, как смоль, аккуратно подстрижены, и я могла бы поклясться, что они были заплетены во что-то, напоминающее косу. Что касается одежды, у него была чёрная обтягивающая одежда на теле и красная мантия поверх неё, символ S был нанесён на его грудь. Ярко-голубые глаза уставились в мои собственные, когда мужчина ласково улыбнулся мне, и у меня перехватило дыхание. Они были точно такими же, как мои собственные.
     — Кто… — начала я.
     — Это предварительно записанное сообщение, с небольшой долей вариативности, разрешённой кристаллом данных, — произнёс мужчина. — Я знаю, что у тебя должны быть вопросы, и я надеюсь, что ты получишь ответы. Тот факт, что у тебя есть силы открыть контейнер, а также необходимый генетический профиль, показывает, что ты поймёшь то, что я тебе расскажу.
     Он выпрямился.
     — Итак, дитя, меня зовут Кал-Эл. Этот мир называется Криптон, и это моя родина. Как и твоя.
     Криптон, подумала я про себя, широко раскрыв глаза. Я инопланетянка.
     — Наш мир не так уж сильно отличается от Земли, — продолжил Кал-Эл. — Однако мы намного старше. Мы уже давно победили болезни, раздоры и страдания, но есть вещи, которые даже мы не можем остановить. Наше солнце, Рао, умирает. Через некоторое время оно поглотит Криптон. Наш руководящий совет постановил, что мы умрём вместе с нашим миром, по причинам, которые я пока не могу объяснить.
     Остановившись, он указал на ракету.
     — Я не согласился с их решением. Эта ракета доставит или, скорее, доставила тебя на Землю, удерживая тебя в стазисе. В ней, помимо тебя, находится вся совокупность знаний о Криптоне. Основываясь на телеметрии, собранной этим кристаллом данных, ты пролежала в ракете более 57 коротких земных лет. Когда тебя обнаружила человеческая пара, часть их ДНК была использована для изменения твоей внешности, чтобы ты не выделялась среди местных. По сути, у тебя есть две группы родителей: твои земные родители, кем бы они ни были, и криптонские — Лани Ло-Ис и я.
     Он — Кал-Эл — был моим биологическим отцом? Объективно я знала, что это имело смысл, но в то же время… это было слишком нереально.
     — Имя, которое мы тебе дали, — сказал Кал-Эл, — было Зара Кал-Эл. Лани, к сожалению, мертва. Одно из многих землетрясений, вызванных Рао, унесло её жизнь. Но ты не должна зацикливаться ни на ней, ни на мне. Ты такое же дитя Земли, как и Криптона, Зара. Я послал тебя на Землю, чтобы ты могла делать то, чего хочет любой хороший отец: жить и быть счастливой. Но есть и другие причины, Зара.
     — Что бы это могло быть? — поймала я себя на мысли. В груди было стеснение, как будто я едва могла дышать.
     — Я желаю, чтобы Земля избежала тех же ошибок, что и Криптон, и выдержала то, что должно произойти. В их — твоём — мире много раздоров, это я знаю. Но люди обладают той же способностью творить добро, что и криптонцы, и ты могла бы помочь им прийти к этому, Зара.
     Кал-Эл шагнул вперёд, всё ещё тепло улыбаясь.
     — Ты уже заметила, что отличаешься от других людей. Сильнее, быстрее, свободна от болезней и недугов, которые омрачают их удовольствие от жизни. Свет земного солнца — это то, что даёт тебе эти силы, влияя на криптонскую биологию. Со временем ты станешь только сильнее, намного сильнее, но, чтобы полностью раскрыть свой потенциал, тебе нужно будет выйти за свои пределы, Зара. Я посылаю тебя, последнюю дочь Криптона, сохранить наследие моего мира и обеспечить будущее другого.
     Здание исчезло вместе с полями красной травы и огромным солнцем, и я снова оказалась в своей комнате. Дождь прекратился, и солнечный свет снова светил в моё окно. Я снова посмотрела на кристалл в своей руке, затем на плащ, аккуратно сложенный на кровати. Папа сказал, что некоторые вещи случаются не просто так. Но когда я смотрела на плащ, я знала, что была невероятная причина, по которой я была здесь. Единственная выжившая в чужом мире, посланная не только жить, но и помогать ему.
     Мама же всегда говорила мне, до того дня, как я потеряла её навсегда, что, если у меня есть дар, я должна использовать его, чтобы помогать другим. Именно это я и собиралась сделать.

     Примечание к части
     Бета был здесь 19.04.22
     Другой бета был здесь 28.12.22.

1.02

     Понятно, что мне не стоило сразу куда-то бежать и что-то делать – сначала нужно было всё хорошенько обдумать. Слишком много начинающих героев погибло из-за того, что они просто решили прыгнуть прямо в гущу событий. Отложив кристалл, я взяла вторую вещь, которая была в контейнере. Внимательно её осмотрев, я поняла, что это был какой-то свиток, в котором вместо бумаги использовался тонкий металл. Может быть, это криптонский вариант микрофильма?
     Осторожно развернув его, я прищурилась, вглядываясь всё пристальнее, пока не смогла видеть объекты на микроскопическом уровне. И действительно, на металле было что-то напечатано и написано по-английски. Кал-Эл, должно быть, провёл много исследований, прежде чем отправить меня сюда: его английский был лучше, чем у большинства людей, которых я знала. Конечно, это всё ещё вызывало вопрос о том, почему не было надписей на других языках. Мог ли он каким-то образом знать, где меня найдут?
     Устроившись поудобнее, я начала читать. Количество информации о Криптоне, которую Кал-Эл поместил сюда, было ошеломляюще огромным, как будто он втиснул в один свиток все книги из нескольких библиотек. Там было даже обширное оглавление, чтобы помочь мне лучше ориентироваться в долгой истории планеты, наряду с бесчисленными изображениями зданий и важных фигур. История, мифология, технологии — ни один предмет не остался нетронутым, я впитывала всё.
     Я не понимала, как долго читала свиток, пока не услышала, как папа заехал на подъездную дорожку. Выглянув наружу, я увидела, что солнце стоит низко над горизонтом, отбрасывая свет красивого оттенка. Уже вечерело, а это означало, что я читала несколько часов подряд. Оглянувшись на свиток, я увидела, что охватила едва ли малую его часть, и осознала, как много на самом деле там было информации.
     Встав с кровати, я поспешно положила плащ и контейнер обратно в коробку из-под обуви, затем схватила кристалл. Я глубоко вздохнула, затем открыла дверь и спокойно спустилась по лестнице. Папа посмотрел на меня, открывая дверь.
     — Как прошёл твой день, малыш?
     — О, всё, э-э, хорошо…
     — Тейлор, я твой отец и могу сказать, когда что-то не так. Ты в порядке?
     Я вздохнула.
     — Я в порядке. Мы с Эммой просто испугались. Какие-то головорезы из АПП попытались ограбить нас.
     Папа замер.
     — Что?
     — Мы обе в порядке, — подчеркнула я. — Я отпугнула их, они не причинили нам вреда.
     — Это не значит, что я не обеспокоен, — сказал папа, положив руку мне на плечо. — Ты действительно в порядке, Тейлор? Не пострадала?
     — Я так не думаю, папа. Как раз об этом я и хотела поговорить.
     Я подняла кристалл, чтобы папа мог его увидеть.
     — Мне удалось открыть контейнер, и внутри было вот это. Я, наконец-то, знаю, откуда я, папа.
     Папа замер, не сводя глаз с кристалла в моей руке.
     — Что это?
     — Просто прикоснись, — ответила я. — Ты поймёшь, что я имею в виду.
     Он неохотно протянул руку. Я положила кристалл ему на ладонь и сразу же почувствовала, что нейронное сообщение воспроизводится для него. Прошло несколько мгновений, затем он моргнул. Посмотрев на меня, он открыл рот, чтобы что-то сказать, но снова закрыл его. Активность нейронов в его мозгу резко возросла, когда он пытался переварить то, что только что узнал, и я заметила, что он начал потеть.
     — Вау, — наконец выдохнул он.
     — Я знаю, — ответила я, забирая кристалл обратно. — Это просто так… фантастично. Теперь всё имеет смысл. Я знаю, почему я такая, папа.
     — Да, да, — сказал он, плюясь в своё любимое кресло. — Это просто… осознание всего разом, после стольких лет догадок и предположений…
     — Хотя, на самом деле, это ничего не меняет, — продолжила я, делая шаг вперёд, чтобы обнять его. — Я всё ещё твой ребёнок, папа. Ничто этого не изменит.
     Он улыбнулся в ответ.
     — Я рад, что ты счастлива, малышка. Как насчёт заказать еды, чтобы отпраздновать это открытие?
     Я улыбнулась.
     — Звучит заманчиво.
     S
     Позже ночью, вернувшись в свою комнату, я решила продолжить чтение свитка. Папа выразил некоторое любопытство, когда я рассказала ему об этом, но решил, что не стоит заставлять меня читать ему вслух. Учитывая, как много всего в нём содержалось, я могла понять подобную точку зрения.
     Когда я снова развернула свиток, то решила немного систематизировать своё чтение. В самом начале я была так взволнована, что просто читала как можно больше, не пропуская ни одного раздела. Но, как я помнила, в начале было большое оглавление, которое охватывало все темы и разделы, содержащиеся в свитке. Поэтому я решила читать выборочно, чтобы посмотреть, что именно записал Кал-Эл.
     Сначала я решила обратиться к истории. Это было захватывающе, видеть, как криптонцы превратились из кого-то, невероятно похожего на землян со всеми их конфликтами, в вид, который процветал миллионы лет. Чудеса, которые они совершали, казались чем-то из старого бульварного романа, вещами, которые почти все в наши дни осуждают, как глупые и несбыточные мечты.
     Внезапно у меня зазвонил телефон. Я неохотно отложила свиток и схватилась за свой неуклюжий старый сотовый. Открыв его, я откинулась на спинку кровати и ответила на звонок.
     — Привет?
     — Тейлор? — раздался в трубке голос. Эммы, если быть точной.
     Я снова села.
     — Как ты себя чувствуешь?
     — Немного лучше, после всего… ты знаешь, — ответила она. — Я не думаю, что мне стоит говорить спасибо за то, что ты так выручила меня.
     — Не нужно, — сказала я. — Это то, что друзья делают друг для друга.
     — Это много значит, Тэй. Так… у тебя теперь есть силы или что? Ну… знаешь, мне так показалось после того, как ты превратила тех чуваков в отбивные.
     — Кто знает? Может быть. Всё это было так запутанно… Я была так поглощена происходящим, что даже не задумывалась об этом.
     — Это действительно похоже на то, что сказал бы новый парочеловек, — предположила Эмма. — Я смотрела, что говорили некоторые паролюди в интервью и тому подобном, и они, вроде как, сказали то же, что и ты.
     — Тогда я полагаю, это действительно так. И правильно говорить "парачеловек", Эмма.
     — Оно так произносится? — удивлённо сказала она. — Чёрт, похоже я всю свою жизнь говорила его неправильно.
     Я усмехнулась.
     — Помнишь, как я продолжала смешно произносить хамелеон?
     Эмма хихикнула.
     — Да, это было забавно. В любом случае, что ты собираешься теперь делать?
     — Что ты имеешь в виду? — спросила я. — Собираюсь ли я стать героем?
     — Да, это действительно звучит классно. Ты могла бы присоединиться к Стражам и бороться с преступностью вместе с большими парнями и… И всё такое.
     — Я немного сомневаюсь в этом, — сказала я. — Я имею в виду, это действительно кажется хорошей идеей, но я не думаю, что хотела бы иметь дело со всей этой подростковой драмой. Кроме того, они не так уж часто борются с преступностью.
     — О-о-о… Собираешься вести войну в одиночку против тёмного, злого, тёмного подпольного злого тёмного преступного мира?
     — Многовато тёмный и злой, — ответила я, хихикая.
     — Ты думаешь? — спросила Эмма. — В любом случае, я думаю, мы должны встретиться завтра и поговорить об этом поподробнее. Что думаешь?
     Я улыбнулась.
     — Звучит, как план. Как насчёт Угли Боба в полдень?
     — Замётано. Увидимся там, Тэй.
     Телефон отключился, и я захлопнула его. Положив его обратно на прикроватный столик, я вернулась к чтению свитка. Когда я это сделала, один из разделов привлёк моё внимание. Он был озаглавлен Дом Эл. И прямо под названием был символ с моего плаща. Чувствуя беспокойство, я начала читать.
     Дом Эл, по-видимому, был одним из старейших на Криптоне, с историей, уходящей корнями в древность. Многие известные исторические личности были частью этой династии, большинство из них были учёными. Мон-Эл, пионер нанотехнологий. Ило Бар-Эл, разработавший транспортный диск. Бесчисленные новаторы и изобретатели, которые привели Криптон к величию. Однако, в их рядах было и немало прославленных воинов.
     На картинке был изображён мужчина в доспехах, похожих на средневековые рыцарские, с длинным красным плащом. В одной руке он держал длинный меч, объятый пламенем, а в другой — голову какого-то странного существа, торжествующе выставляя её на всеобщее обозрение.
     «Вор-Эл», — гласила подпись. Герой мифов древности, убивший зверя, который много лет терроризировал деревню. Между ним и земной легендой о Геракле были аналогии, которые подробно рассматривались в разделах, посвящённых мифологии.
     Я заметила, что на его нагруднике, выкрашенном в красный и жёлтый цвета, была буква S — символ Дома Эл. Согласно свитку, это был один из древнейших символов их мира, символ надежды.
     Надежда…
     В наши дни она была редким явлением, учитывая все окружающие нас ужасные угрозы. Казалось, каждый день в новостях появлялись статьи о массовых убийствах или террористических актах, совершённых кейпами, и всё это происходило где-то поблизости. Остальной мир был в ещё большем беспорядке: Европа находилась в упадке, а Китай превратился в ксенофобскую диктатуру, с полевыми командирами, сражающимися за объедки.
     И каждые четыре месяца очередной Губитель решал сделать одно из мест ещё более адским. Люди пытались сохранять оптимизм по этому поводу, но мы все знали, что мир медленно приближается к концу. Сын был величайшей силой добра на планете, и даже он не мог переломить ход событий.
     А что, если бы могла я?
     Я изучала изображение Вор-Эла, гордо стоящего на горизонте. Как свет отражался от эмблемы, выгравированной на его нагруднике. Он был больше, чем легендарный герой, описанный в тексте. Он был символом надежды на то, что даже, когда дела обстоят хуже некуда, люди всё ещё смогут увидеть лучший день.
     Кал-Эл сказал, что я стану ещё сильнее, чем сейчас, и единственный способ узнать, насколько сильной, — испытывать пределы своих возможностей.
     Насколько могущественной я могла бы в конечном итоге стать при свете Солнца? Мой взгляд упал на коробку, наткнувшись внутри неё на плащ. На краткий миг я представила себя на месте Вор-Эла с символом надежды на моей груди в борьбе за лучшее завтра. И это натолкнуло меня на мысль.
     Я встала с кровати и достала из шкафа блокнот, схватила ручку, лежавшую на прикроватном столике. Ночь только начиналась, и прошёл почти год с тех пор, как я чувствовала потребность во сне. Сняв колпачок с ручки, я начала рисовать.

     Примечание к части
     Здесь был бета 23.04.22
     Другой бета был здесь 05.01.23

1.03

     Погода была лишь немного прохладнее, чем вчера, и поэтому люди не отказывались выходить погулять. Толкотня людей, движущихся в Фугли Бобе, заставила меня чувствовать себя неуютно, когда я зашла внутрь с Эммой. Мне не нравилась идея, что кто-то подслушает мой разговор. Однако, учитывая, насколько все были поглощены каким-то футбольным матчем, я решила, что можно рискнуть.
     Сделав наши заказы, мы заняли одну из кабинок у окон, откуда открывался прекрасный вид. Солнечный свет падал на сиденья, одним своим наличием вызвав тёплую дрожь по моему позвоночнику, стоило мне только сесть под его лучи. Заодно, с этого места я могла наблюдать, как волны тепла, поднимаются от поверхности воды. С моими чувствами, я не думаю, что когда-нибудь подобное зрелище мне может наскучить.
     — Итак, — начала я. — С чего ты хочешь начать?
     Эмма задумчиво постучала себя по подбородку.
     — Давай посмотрим… Как много ты знаешь?
     — О моих… — я сделала паузу, затем понизила голос. — О моих способностях?
     — Да. Итак, ты определённо суперсильная, но есть ли у тебя что-нибудь ещё?
     Меня вдруг осенило, что несмотря на то, что мы были друзьями в течение многих лет, я никогда не открывалась ей ни в чём, касающемся моей природы. Тогда я не чувствовала, что это правильно, но сейчас всё было по-другому. Мне больше не требовалось ничего скрывать от неё, и это приносило облегчение.
     — Моё зрение лучше, — ответила я. — Например, я могу видеть рентгеновские лучи, инфракрасное излучение и всё такое. Я думаю, что могу видеть весь спектр света, и могу смотреть на микроскопические предметы. Мой слух тоже намного лучше. Видишь того мужчину, который сидит через три кабинки от меня?
     Эмма оглянулась.
     — Да.
     — Он курил по меньшей мере двадцать лет. Начал ещё в молодости. Я слышу биение его сердца и хрипение в его лёгких каждый раз, когда он делает вдох. Похоже, он бросает курить, так как я не чувствую от него сильного запаха табака, но это дело уже нанесло свой ущерб.
     — Кру-у-у-у-уто, — протянула Эмма. — Значит, ты можешь видеть людей голыми? Это, должно быть, странно.
     Я пожала плечами.
     — Несколько раз это случалось случайно, но теперь проблем нет.
     — Что-нибудь ещё? Или это всё?
     — Я не уверена, — ответила я. — В смысле, я чувствую, что могу сделать больше, но боюсь проверять.
     — Похоже, тебе нужно найти место для тестирования.
     Подошёл официант с нашими заказами. Эмма заказала сэндвич с курицей и небольшой содовой, в то время как я заказала салат. Беглый взгляд сказал мне, что он был сытным, хотя в заправке было много консервантов.
     — Я и забыла, насколько десь всё жирное, — заметила Эмма, глядя на свою еду. — Эта штука выглядит, как восхитительный сердечный приступ на булочке.
     — Определённо похоже, и еда дешёвая, — отметила я, откусывая кусочек салата. — Кроме того, мы же не каждый день сюда приходим, верно?
     Эмма усмехнулась.
     — Я думаю, что мы обе были бы на глубине шести футов, если бы часто сюда захаживали.
     Она осторожно откусила от своего сэндвича, затем отложила его.
     — В любом случае, нам нужно подумать о месте, где ты сможешь проверить свои силы и потренироваться.
     — Когда ты стала поклонницей кейпов? — спросила я.
     — Со вчерашнего вечера, — ответила Эмма, потягивая содовую. — Ты знала, что Оружейник имеет своё клеймо на игрушечных алебардах?
     — Знаю. И будет ли Кладбище хорошей идеей, чтобы, ну, там тренироваться?
     — Будет немного очевидно. Я имею в виду, что в прошлом многие кейпы ездили туда для этого, так что теперь люди постоянно за ним наблюдают. Кроме того, я слышала, что оттуда недалеко до территории Империи 88.
     Я задумчиво жевала свой салат.
     — Возможно, есть место, куда мы могли бы направиться. Рядом с тем местом, где мой отец работает в Доках, есть заброшенная свалка металлолома. Не так много людей ходит мимо, так как она выглядит жутковато. Думаю, это поможет сохранить всё в тайне.
     — Сколько времени займёт дорога туда? — спросила Эмма. — На улице всё ещё довольно жарко.
     — Она немного далековато, но зато ближе к пляжу. Морской бриз мог бы помочь тебе остыть по дороге.
     — Тогда рассчитывай на меня.
     Я улыбнулась.
     — Давай закончим и отправимся туда.
     S
     — Ух, — простонала Эмма, положив руку на грудь. — Я думаю, что эта еда уже закупоривает мои артерии.
     — На самом деле, твоё сердце довольно здоровое, — рассеянно заметила я, идя рядом с ней. — Хотя всё равно не помешало бы побольше упражнений и поменьше конфет.
     — Ой, кто бы говорил. Ты выглядишь, как больной вампир.
     — Учитывая, что у меня есть честные сверхспособности, я могу с уверенностью сказать, что я в хорошей форме. — Я остановилась, чтобы указать ей на нашу цель. — В любом случае, вот и она.
     Эмма повернулась, чтобы посмотреть на вход на свалку в виде ржавых заборов из сетки и ворот. За ним я могла видеть груды металлолома и разного мусора, уже заросшие растительностью, которые должны были помочь скрыть нас от любых посторонних глаз. Поблизости не было никаких крупных животных, у них хватало ума избегать этого места.
     — Я рада, что сделала прививки от столбняка, — пробормотала Эмма. — Ты уверена, что нам стоит идти туда?
     — Можешь остаться снаружи, если хочешь, — предложила я. — Кроме того, здесь лучше, чем в месте, близком к неонацистским суперзлодеям.
     — Хорошо, но не уходи слишком далеко из поля зрения. От этого места у меня мурашки по коже.
     — Тогда приступим, — сказала я.
     С этими словами я направилась к воротам, Эмма последовала за мной. На них был тяжёлый висячий замок, закреплённый на месте толстыми цепями, и я решила, что это станет хорошей первой проверкой моих сил. Взяв его одной рукой, я сжала, пока не услышала металлический стон, затем вырвала его с резким щелчком, когда цепи порвались.
     — Господи, — услышала я бормотание Эммы. — Для этого мне понадобился бы огромный болторез.
     — А это было не так уж и сложно, — пробормотала я.
     Раскрыв ладонь, я обнаружила, что корпус замка действительно смялся вокруг моих пальцев, будто пластилиновый. Судя по весу, а также по его составу, это, скорее всего, была какая-то высококачественная сталь, что свидетельствовало о том, сколько усилий я приложила, чтобы искривить её таким образом. Небрежно отбросив его, я открыла ворота и вошла внутрь. Рядом лежал толстый лист металла, и я решила подойти и посмотреть, смогу ли я его поднять. Взяв один из краёв в руки, я аккуратно подняла его в воздух, так же легко, как поднимаю лист бумаги. К моему удивлению, металл не деформировался под собственным весом и не заставил меня погрузиться в землю. Я начала с лёгкостью рвать его, складывая кусочки вместе, пока у меня не получилось что-то размером с баскетбольный мяч.
     — Брось его! — крикнула Эмма позади меня.
     Я решила пойти навстречу. Перехватив поудобнее, я бросила кусок металла, словно держала в руке большой софтбольный мяч. Хотя мой замах получился весьма неуклюжим, мне всё же удалось бросить его на добрую сотню футов, после чего он смачно разбился о груду металлолома. Куски металла вылетели из места удара, создавая неприятную какофонию, и я скривилась, когда подумала, насколько сильно тут нашумела.
     — Может быть, нам стоит, э-э, отложить всё на денёк? — заметила я.
     — Звучит заманчиво, — быстро согласилась Эмма. — Ко мне?
     — К тебе.
     S
     К счастью, родителей и сестры Эммы не было дома, а это означало, что мы могли разговаривать, не опасаясь, что нас подслушают. Мы решили отправиться в гостиную, где я быстро плюхнулась на диван и начала просматривать каналы. Согласно новостям, они делали репортаж о десятилетней годовщине первого появления Зелёного Дракона.
     — Знаешь, тебе понадобится костюм, — прокомментировала Эмма, садясь рядом со мной.
     — Ну, я уже немного набросала дизайн, — сказала я, откидываясь на спинку дивана в гостиной.
     — Класс. Могу я их увидеть?
     Я не стала сопротивляться, и вытащила блокнот из рюкзака. Открыв его, я передала его Эмме. Она внимательно изучила иллюстрации, провела по ним рукой, затем снова подняла взгляд.
     — Что это за буква S? — спросила она. — Она у тебя на каждом наброске.
     — На самом деле это не буква S, — ответила я. — Это древний символ, олицетворяющий идеал надежды. Я где-то читала об этом не так давно.
     Строго говоря, это даже не было ложью.
     — Ну, по-моему, это похоже на букву S, — задумалась Эмма. — В остальном выглядит довольно неплохо, хотя тебе нужно придумать маску.
     — Я пыталась, но это сложнее, чем я думала. Я не хочу выглядеть угрожающе или похожей на грабителей, плюс она должна быть практичной и лёгкой. Маски домино, вероятно, не подойдут, а всё остальное привлечёт внимание.
     — Как насчёт защитных очков? У моей сестры есть несколько штук в гараже, ещё с времён, когда она была одержима байкерством.
     Это становилось всё привлекательнее, чем больше я об этом думала. Я понятия не имела, насколько хорошо мои глаза выдержат ветер, когда я буду двигаться. Конечно, это, вероятно, мало что дало бы, но пилоты привыкли защищать свои глаза по какой-то причине. И очки были бы достаточно большими, чтобы скрыть хотя бы часть моего лица, избегая при этом угрожающего вида.
     — Могу я на них посмотреть? — спросила я.
     — Конечно, — ответила Эмма.
     Она встала и вышла из комнаты. Я следила сквозь стены, наблюдая, как подруга вошла в комнату своей сестры и открыла ящик стола. Она быстро вернулась с очками в руке и бросила их мне на колени. Подняв их, я провела большим пальцем по толстому ремешку.
     — Они выглядят так, как если бы их носил Красный барон[2], — сказала я.
     — Но они довольно крутые, да?
     — Давай сначала посмотрим, как я в них выгляжу.
     Сняв свои очки, я надела мотоциклетные. Закрепив ремень, я оглянулась на Эмму.
     — Ну? — спросила я. — Как я выгляжу?
     — Если бы ты не была моей лучшей подругой, мне, вероятно, было бы трудно узнать тебя. Боже, твои глаза выглядят реально голубыми без очков, понимаешь? Совсем не обычный синий.
     — Эм… Спасибо?
     Эмма усмехнулась.
     — Я имела в виду это, как комплимент. В любом случае, давай ещё раз рассмотрим твои наброски. Мне действительно нравится этот простой вариант.
     — Конечно.
     S
     Папа всё ещё был на работе, когда я вернулась домой. Империя 88 мешала бизнесу даже больше, чем обычно, а это означало, что ему приходилось работать сверхурочно, чтобы оплачивать счета. Это была тяжёлая работа, и я чувствовала, насколько она давила на него.
     Надеюсь, я смогу это изменить.
     Взглянув на часы, я увидела, что у меня есть несколько часов в распоряжении, поэтому я решила собрать материалы, чтобы приступить к костюму. Я схватила пару старых рабочих ботинок из шкафа, затем принесла их в свою комнату вместе с защитными очками. Положив их на кровать, я направилась в папину комнату, чтобы посмотреть, что ещё я могу захватить.
     Как оказалось, материала для работы было много. Там было несколько белых рубашек, которые никогда не вынимали из шкафа, а также немного неиспользованной ткани. Маме нравилось шить, и мы никогда не удосуживались избавиться от её старых запасов. Там также было старое руководство, на которое она обычно опиралась, и я решила быстро прочитать его, прежде чем забрать найденную ткань и вернуться в свою комнату.
     Теперь, когда у меня были материалы, я приступила к работе. Мне повезло, что у меня было несколько запасных рубашек — получаться стало далеко не сразу. Тем не менее, мои руки приноровились, и уже двигались плавно, когда я начала аккуратно сшивать ткань вместе. Я потратила много времени на эмблему, тщательно определяя её размеры и воспроизводя точную форму, которая была на моём плаще, затем начала прикреплять её к своей рубашке.
     Наконец, папа вернулся домой, и я спрятала незаконченный костюм под кроватью. К счастью, он был в лучшем настроении, чем обычно, и мы провели некоторое время за просмотром телевизора после ужина. Через некоторое время он решил лечь спать.
     Как только зазвучал его храп, работа продолжилась. Закончила я в течение часа, сразу же перебравшись на кровать, где и разложила дело своих рук, чтобы получше рассмотреть. Это был не самый лучший костюм на свете, но для самодельного определённо годился. Главное, что сочетался с плащом и выглядел неплохо.
     Конечно, с этим придётся подождать. Ведь никто не мог мне объяснить пределов моих сил и в чём вообще они заключаются. Мы с Эммой едва коснулись поверхности всего этого. Нужно было бы больше тренироваться, если я хотела быть готовой к выходу на улицу, а это может занять…
     Помогите!
     Ход моих мыслей резко оборвался, когда крик достиг моих ушей. Он был довольно близко, судя по тому, как приглушённо он звучал, и я поняла, что он, должно быть, доносился несколькими кварталами ниже по улице.
     Повернувшись к источнику, я сфокусировала глаза, вглядываясь сквозь кирпич и дерево мешающих зданий в поисках источника звука. Девушка, моложе меня, окружённая тремя мужчинами, которые возвышались над ней. У всех в руках были ножи, и даже отсюда я чувствовала исходящий от них запах тестостерона. Сердце девушки колотилось о грудную клетку, как отбойный молоток, и выражение ужаса на её лице напомнило мне о страхе, который испытала Эмма, когда на нас напали.
     Что ж, вот тебе и основательная подготовка. Я ни за что не собиралась просто сидеть и позволять им причинить ей боль. Даже, если бы кто-нибудь позвонил в полицию, вероятно, было бы слишком поздно, а район был довольно пустынным. Единственной надеждой, которая у неё была в тот момент, была я.
     Поднявшись на ноги, я сняла очки, затем начала надевать свой костюм. Сначала были джинсы, потом я натянула рабочие ботинки. Затем я надела белую рубашку с эмблемой, поспешно расправив её, затем вынула шпильки из волос. Обычно я собирала свои длинные волосы в конский хвост, но я дала им свободу, чтобы лучше скрыть своё лицо, когда надевала защитные очки. Наконец, я надела плащ, накинув его на плечи и закрепив. Всё это заняло секунду. Потребовалось ещё меньше времени, чтобы открыть окно и выпрыгнуть, закрыв его по пути вниз. Я приземлилась на лужайку перед домом, присев на корточки, а затем выпрямилась. Сделав глубокий вдох, я побежала туда, где видела девушку.
     Это похоже на работу для… — подумала я про себя, только чтобы понять, что я всё ещё не выбрала имя. — Эх, чтоб его!

     Примечание к части
     Бета жив 19.05.22
     Другой бета был тут 06.01.23

1.04

     Во время бега я была поражена собственной скоростью. Земля буквально проносилась под моими ногами, словно отдавая дань моей попытке преодолеть звуковой барьер. За считанные секунды я уже прибыла на место происшествия, готовая к бою.
     Головорезы загнали девушку в угол. Злоба искажала их лица, когда они выкрикивали оскорбления и непристойности в её адрес. Она попыталась отодвинуться в сторону, но только для того, чтобы один из них придвинулся поближе и состроил ей гримасу поцелуя. Они окружили девушку со всех сторон, размахивая ножами, чтобы показать власть, которую имели над ней, их собственные сердца колотились от возбуждения. Всё это вызывало у меня отвращение до глубины души, и я поймала себя на мысли о том, что могло бы случиться с Эммой, если бы не я. В глазах бандитов появилось нечто поощрительное, когда они увидели, что я ворвалась в их поле зрения.
     Я резко остановилась, оказавшись между ними и девушкой. Они рефлекторно попятились, адреналин хлынул по их венам, когда сработала реакция бей или беги. Их хватка на ножах усилилась, и я могла видеть, что они готовились к драке.
     Воспользовавшись моментом, чтобы изучить их, я увидела, что у всех у них были татуировки со свастикой в разных местах на теле. Похоже, что они были головорезами Империи.
     — Оставьте её в покое, — сказала я, понизив голос.
     Намерение состояло в том, чтобы казаться старше, но я не могла не съёжиться внутренне. Кажущийся лидером троицы нахмурился.
     — Защищаешь чёрную? Убирайся нахуй с моих глаз, маленькая сучка, и, может быть, я не позову кого-нибудь, кто надерёт твою тощую задницу.
     Они определённо принадлежали Империи, если угрожали ещё большей эскалацией. Империя 88 была самой крупной бандой в Броктон Бей, насчитывавшей более дюжины кейпов, и возглавлялась самим печально известным Всеотцом. Если бы не Лунг и его собственная банда, а также местный Протекторат и другие герои, они бы управляли городом. Даже тогда они были силой, с которой приходилось считаться, и было бы плохой приметой привлечь их внимание в мою первую ночь.
     Я сделала шаг вперёд, сжав кулаки.
     — Это была не просьба. Ты можешь отступить, а можешь очнуться в больнице.
     Один из головорезов, казалось, был готов принять предложение, он даже сделал шаг назад, прежде чем главарь бросил на него свирепый взгляд. Позади себя я услышала, как девушка медленно зашаркала прочь, стараясь оставаться незамеченной.
     — Взять её, — прорычал главарь.
     Все трое бросились на меня, и я начала действовать. Время, казалось, замедлилось, когда я бросилась вперёд и ударила лидера апперкотом в брюхо. Нужно было быть осторожной, чтобы не ударить слишком сильно, иначе я бы в конечном итоге пробила его насквозь, но, определённо, это было больно. Он отшатнулся от меня, его движения стали вялыми, а затем он рухнул на землю.
     Двое других не успели среагировать, как я уложила и их. Первый получил удар в челюсть, вырубивший его, а затем полетел в сторону другого. Сила столкновения заставила их упасть, переплетая конечности, и тот, кто был в сознании, слабо застонал. Он некоторое время пытался освободиться, но замер, увидев, что я подхожу. Один быстрый удар в голову, и он тоже выведен из строя.
     Теперь, позаботившись о них, я повернулась, чтобы посмотреть на девушку. Она была ниже меня ростом, с тёмной кожей и волосами, и одета в довольно безвкусную одежду. Хотя её сердцебиение всё ещё было учащённым, я видела, что она успокаивается. Пот струился по её лицу — ночи летом были жаркими и душными.
     — Ты в порядке? — Спросила я.
     Девушка кивнула, вытирая рукой лоб.
     — Д-да. Да. Спасибо, что, э-э, помогла мне…
     — Нет проблем. У тебя есть сотовый? Нам нужно вызвать полицию, чтобы сдать этих парней.
     — Извини, — ответила девушка, похлопывая себя по карманам. — Не взяла с собой. Я думаю, что поблизости есть телефон-автомат, и у меня есть немного мелочи.
     — Иди к нему и вызови полицию, — распорядилась я.
     Девушка кивнула.
     — Хорошо.
     Она повернулась, чтобы уйти, затем снова посмотрела на меня.
     — Кто ты вообще такая? Новый кейп?
     — Я… — начала я, но остановилась. Я всё ещё не придумала себе кейповское имя.
     — Я здесь, чтобы помочь, — наконец ответила я.
     — И что это за буква S у тебя на груди?
     Я вздохнула.
     — Это не буква S. Символ означает надежду.
     — Отлично, тогда удачи здесь, чтобы помочь. Я пойду позвоню, — сказала девушка, бегом спускаясь по переулку.
     Я смотрела, как она поворачивает за угол, затем продолжала наблюдать за ней сквозь стены, пока она шла к телефону-автомату. Удовлетворённая тем, что она вызвала полицию, я повернулась, чтобы поискать что-нибудь, чем можно было бы обезопасить головорезов… и услышала ещё одно сердцебиение, доносящееся из переулка.
     Подняв глаза, я увидела приближающегося человека, чьи шаги сопровождались сильными порывами ветра. Он был без рубашки, демонстрируя мускулистое телосложение, и носил белую маску тигра, сделанную из дерева. Заглянув сквозь неё, я увидела, что его лицо было изрезано и покрыто татуировками, многие из которых были непристойными, и в его серо-стальных глазах был жёсткий взгляд, когда он смотрел на меня. Штормтигр, один из кейпов среднего уровня в Империи. Конечно, мне посчастливилось встретиться с ним в мой первый вечер.
     — Не зря я почуял нечто странное, — прорычал он. — Ты совершила ошибку, придя на эту территорию, сука.
     Это было всё, что он сказал, прежде чем поднял руки и атаковал, воздушные потоки кружились вокруг его рук, когда он направлял свою силу. Сильный порыв ветра налетел на меня, чуть не сбив с ног, и мне пришлось бороться, чтобы сохранить равновесие. Штормтигр рванулся вперёд, шторм стал ещё сильнее, а потерявшие сознание головорезы начали катиться ко мне. Мне нужно было действовать, и быстро.
     Напрягшись, я скрестила руки перед лицом, а затем рванулась вперёд, вызвав треск асфальта под моими ногами. Глаза Штормтигра расширились, перед тем, как я столкнулась с ним, а ветер прекратился, когда я поймала его в подкате и повалила на землю. Он попытался взять меня в захват, но я проигнорировала эту попытку и ударила его по лицу с достаточной силой, чтобы расколоть его маску надвое. Штормтигр обмяк, и я встала, отряхиваясь.
     У него было несколько цепей, прикреплённых к штанам как часть его костюма; я использовала их, чтобы связать его. Прислонив его к стене переулка вместе с другими головорезами Империи, я направилась за угол. Девушка всё ещё была там, вызывая полицию; бой, должно быть, действительно был очень коротким.
     — Что? — одними губами спросила она.
     — СКП, — сказала я. — Там теперь ещё и связанный Штормтигр без сознания.
     Глаза девушки расширились, затем она передала то, что услышала, в трубку. Я уже слышала приближающиеся сирены, слишком слабые, чтобы человеческое ухо могло их уловить. Повернувшись к источнику, я увидела приближающиеся полицейские машины, всё ещё находившиеся на некотором расстоянии, и внезапно почувствовала себя незащищённой, имея только пару защитных очков. Конечно, шанс, что они меня опознают, был невелик, но чем меньше они меня видели, тем лучше.
     — Мне нужно бежать, — сказала я девушке. — Они будут здесь с минуты на минуту, просто оставайся у телефона.
     Она кивнула, но больше ничего не сказала. Я послала ей улыбку.
     — Будь осторожна, хорошо? — с этими словами я бросилась прочь.
     S
     С мягким стуком я приземлилась обратно на нашу лужайку. Папа всё ещё спал — сердцебиение было ровным и спокойным, и я постаралась не разбудить его, когда запрыгивала к своему окну. К счастью, оно не защёлкнулось, и я медленно распахнула створку, готовясь проскользнуть обратно внутрь.
     Внезапно я остановилась. Почему я направлялась обратно, после менее чем получасового выхода? Выброс адреналина от моей стычки со Штормтигром начал спадать, и я могла думать о драке более ясно. Конечно, драться с кейпом в свою первую ночь было большим делом, но я выиграла, не получив ни царапины. Было бы более понятно, если бы я была избита и в синяках, слишком измучена, чтобы продолжать, но я чувствовала, что могу продолжать всю ночь.
     Взглянув вверх, я увидела, что луна только начинает подниматься над горизонтом. Если бы я достаточно сфокусировала своё зрение, я могла бы даже увидеть место посадки Аполлона. Это был забавный способ занять бессонные ночи. Это также сказало мне, что ночь ещё только началась, и я могла бы поспорить, что папа не заметит, если меня не будет ещё несколько часов.
     Расширяя прослушиваемый диапазон, я выискивала признаки неприятностей. Даже ночью город был оживлённым, почти живым существом. Люди отправлялись смотреть кино или поздно ужинать… А криминальные элементы могли более свободно заниматься бизнесом.
     Там.
     Автомобильная авария ближе к центру города. Похоже, что водитель врезался в забор. Сфокусировав зрение, я увидела, что его лицо окровавлено, а нос сломан. С тихим щелчком я закрыла окно и спрыгнула обратно. Сделав глубокий вдох, я побежала по улице, направляясь к месту аварии. Согнув ноги, я подпрыгнула в воздух, одним прыжком преодолев препятствие, и продолжила движение.
     Ночь ещё только начиналась, и предстояло ещё много работы.

     Примечание к части
     Бета живет
     17.06.22
     Другой бета был тут 28.01.2023

1.05 (интерлюдия J)

     — … впервые появился при нападении Левиафана на маленькое английское поселение Херефорд в 1998 году. Несмотря на небольшую численность населения, его уничтожение привело бы к хаосу в прилегающих районах и поставило бы под угрозу миллионы людей. Местные паралюди были застигнуты врасплох внезапным нападением, и многие опасались, что город будет потерян до того, как прибудут новые герои, чтобы прогнать Губителя.
     Затем, ко всеобщему удивлению, это и произошло. Свидетельства очевидцев о битве разнятся, но большинство считает, что ему удалось остановить Левиафана, отвлекая его до прибытия подкрепления, а затем ускользнуть после этого. Те, кто видел это существо, назвали его Зелёным драконом Мордифорда, в честь зверя из местного фольклора, и высоко оценили его помощь. Потери были самыми низкими, а Херефорд восстановился с поразительной скоростью.
     Это существо появлялось и в других битвах. Мадрид. Шанхай. Сиэтл. Он никогда не показывался в боях против Бегемота и только дважды против Симург, но он никогда не подводил в битве против Левиафана, и его чудовищная сила всегда приветствуется. Многие начали называть это существо АнтиГубителем, что вызвало бесконечные споры. Никто не знает природу зверя, и многие подозревают, что раньше это был парачеловек, чья сила стала неконтролируемой. Несмотря на это, однако, многие рады его присутствию…
     Зазвонил телефон, и директор Джонс выключил телевизор. В любом случае, специальный выпуск не казался таким уж интересным. Документальный фильм Говарда был гораздо лучшим рассказом. Вздохнув, он схватил свой мобильный телефон и ответил на звонок.
     — Джонс слушает.
     — Директор, это Оружейник, — отозвался спокойный голос. — В данный момент Штормтигр находится под нашим арестом.
     Он выпрямился в кресле.
     — Он под охраной?
     — Мы держим его в одной из камер предварительного заключения. Мне кажется, что нам необходимо обсудить на базе некоторую информацию относительно его поимки, сэр.
     — Выезжаю. Вызови остальных в зал заседаний, я хочу, чтобы они были там в течении часа.
     — Понял, сэр.
     Джонс повесил трубку, затем поднялся на ноги. Потянувшись, он схватил свой пропуск и направился к двери. Мельком взглянув в зеркало, чтобы убедиться, что выглядит респектабельно, он вышел и запер за собой дверь. Его квартира находилась на втором этаже, что означало короткую прогулку вниз по лестнице и на стоянку.
     Его старой ржавой машине всё же удалось доставить его в штаб-квартиру СКП, хотя та и пыталась заглохнуть. Он часто подумывал о том, чтобы просто продать её и купить новую, но так и не решился — в старом корыте было много сентиментальной ценности.
     После того, как пожилая женщина у ворот разрешила ему проезд, он заехал на зарезервированное место для парковки и направился внутрь. Вы могли сколько угодно критиковать навыки Оружейника в работе с людьми, но этот человек был пунктуален. Остальные уже были в зале заседаний, ожидая его. Мисс Ополчение, Скорость и Бесстрашный сидели, в то время как Оружейник стоял у проектора. Джонс нахмурился.
     — Штурм и Батарея в увольнительных?
     — Они получат итог брифинга, когда придут завтра утром, директор, — доложил Оружейник. — Тем временем у нас есть важная информация о поимке Штормтигра.
     Зажужжал проектор, показывая изображение переулка. Четверо мужчин были прислонены к стене, их головы были опущены вперёд, когда к ним приблизились офицеры СКП. Они все, казалось, были связаны цепями, и покрыты многочисленными порезами и синяками. Один из них был без рубашки, на коленях у него лежала сломанная маска.
     — Такими мы их нашли, директор, — продолжил Оружейник. — Мисс Ополчение и я были на месте первыми, вместе с отрядом солдат СКП. Штормтигр — крайний слева, в то время, как остальные, простые головорезы низкого ранга, состоящие в Империи.
     — Что именно произошло? — поинтересовался Джонс. — Разборки с АПП?
     — Очевидно, нет, — ответила мисс Ополчение. — На месте происшествия был очевидец. Мисс Айша Лаборн, 13 лет. По её словам, трое мужчин справа загнали её в угол, бросая оскорбления на расовой почве и угрожая сексуальным насилием, когда она шла домой.
     Джонс стиснул зубы.
     — Типичные бандиты Империи. Я так понимаю, они под стражей?
     — Полиция позаботилась о них, как только мы взяли Штормтигра.
     — Пусть их приведут сюда, у них может быть важная информация о деятельности Империи. В любом случае, продолжайте свой доклад.
     Мисс Ополчение откашлялась.
     — Если верить мисс Лаборн, то её спас новый кейп, которого мы раньше не видели. Девушка, если быть точной. Один из наших художников сделал наброски после разговора со свидетельницей.
     Слайд изменился, показав иллюстрацию упомянутого кейпа. Она выглядела молодо, самое большее лет четырнадцати-пятнадцати, но определённо была высокой для своего возраста. Её костюм был явно самодельным, состоявшим в основном из джинсов и белой футболки с эмблемой на ней. Длинный красный плащ развевался за её спиной, и на ней была пара авиаторских очков, которые были частично скрыты её длинными чёрными волосами.
     Джонс шагнул вперёд и постучал по символу.
     — Что значит буква S?
     — По словам мисс Лаборн, это не буква S, — ответила мисс Ополчение. — Ей удалось поговорить с кейпом, после того, как та разобралась с бандитами. По-видимому, он должен символизировать надежду.
     — Я полагаю, что это связано с ошибкой в идентификации, — добавил другой голос.
     Джонс повернулся к громкоговорителю на столе.
     — Не знал, что ты подслушиваешь, Дракон.
     — Оружейник консультировался со мной о символе до вашего прибытия, поскольку его собственные исследования не дали результатов, — ответила Технарь. — Я просканировала все базы данных, к которым у меня есть доступ, но ни в одной из них такой символ не отображается, как символ надежды. На самом деле, этот символ не существует ни в одной базе данных.
     — Интересно, — пробормотал Джонс, нахмурив брови. — Ну, в любом случае, в данный момент это не важно. Что по поводу сил?
     — Вероятнее всего, Бугай, — доложил Оружейник. — Средний уровень, может быть, выше. Судя по рассказу мисс Лаборн, она появилась до того, как головорезы успели среагировать, а затем за считанные мгновения избила их до полусмерти. Судя по синякам и сломанным костям, за этими ударами стояла значительная сила. Тот факт, что она также победила Штормтигра, также свидетельствует о её силе.
     — Возможность летать?
     — Ещё предстоит определить. Она, по-видимому, выпрыгнула из поля зрения, но мы не можем сказать, был ли это настоящий полёт или просто усиленный прыжок.
     — Тогда потенциальный Набор Александрии, — констатировал Джонс. — Определённо, та ещё штучка.
     — Она также подвергается значительному риску, — добавил Оружейник. — Империя не воспримет это спокойно. Они были особенно обидчивы с тех пор, как Лунг убил Цикаду в прошлом месяце. Было бы в её интересах, если бы она присоединилась к Стражам.
     — Учитывая, как она выскочила оттуда, я не уверен, что ей это понравится, — сказал Бесстрашный. — Некоторые дети хотят заняться этим в одиночку, когда они впервые выходят на улицу. Не говорю, что я одобряю, но мы не можем быть слишком… настойчивыми.
     — Хорошая мысль, — сказал Джонс. — Она определённо станет лидером, если присоединится. Давайте посмотрим, не решит ли она сначала прийти к нам.
     — Что насчёт конкурирующих банд? — спросил Оружейник. — АПП может попытаться завербовать её, и мисс Лаборн не указала её этническую принадлежность. Если мы будем ждать слишком долго, то может стать слишком поздно.
     — Или она могла бы просто присоединиться к одной из независимых групп героев, — предположил Джонс. — Тем не менее, вы поднимаете хороший вопрос. Захотят ли сами Стражи попытаться поговорить с ней, если они когда-нибудь её увидят? Она, вероятно, будет к ним лояльнее, и они объяснят преимущества лучше, чем мы.
     — Это действительно хорошая идея, — сказала мисс Ополчение. — Конечно, я думаю, что они должны делать это исключительно добровольно. Ситуация может стать опасной по непредсказуемым причинам, и я не хочу их принуждать к чему-либо.
     — Она не кажется опасной, — заметил Джонс. — Тем не менее, я согласен с вашей точкой зрения.
     — В любом случае, какое имя мы ей дадим? — спросил Скорость. — Если она будет попадать в наши отчёты, ей нужно кодовое имя.
     — Ну, сама кейп не придумала ничего для себя, если верить мисс Лаборн, — сказал Оружейник. — Я думаю, мы должны выбрать имя-заполнитель. Она может изменить его, если присоединится к Стражам.
     — Как насчёт Самаритянки? — предложил Бесстрашный. — Подходит к этому странному символу S.
     Джонс покачал головой.
     — Вроде бы, оно занято движком из Лос-Анджелеса.
     — Я думаю, мы могли бы подождать, пока она не придумает себе имя, — сказала мисс Ополчение. — Большинство кейпов не любят, когда другие придумывают им имена.
     — Соглашусь. — заявил Джонс. — А пока присматривайте за ней, было бы…
     — Было бы неплохо, если бы мы сначала получили больше информации, — вставил Бесстрашный.
     — Интересно, что она сейчас делает?
     S
     — Давай, Себастьян, спускайся, — захныкала Алисия, высовываясь из окна. — Уже темнеет, и мама говорит, что я не могу выйти на улицу.
     Чёрный длинношёрстный кот посмотрел на неё со своего насеста на ветке ближайшего дерева и мяукнул в ответ. Устроившись поудобнее, он начал приводить себя в порядок, как бы открыто бросая вызов просьбе своей хозяйки. Маленькая девочка сморгнула слёзы, которые грозили навернуться ей на глаза.
     — Пожалуйста. Пожалуйста, вернись!
     — Без паники! — Воскликнул другой голос из-под окна. — Не волнуйся, я его достану!
     Прежде чем Алисия успела сообразить, что происходит, на ветку дерева запрыгнула девочка постарше. Глаза Алисии расширились, когда она увидела красный плащ на плечах девушки, и у неё перехватило дыхание, когда осознание поразило её. Супергерой пришёл, чтобы спасти Себастьяна!
     — Не бойся, — сказала героиня, балансируя на ветке, когда она потянулась, чтобы схватить Себастьяна. — Иди к мамочке.
     Наконец, ей удалось подхватить котёнка, не смотря на его протесты, и передать его обратно Алисии. Маленькая девочка схватила Себастьяна и прижала его к своей груди, не обращая внимания на его умоляющие вопли.
     — Спасибо, мисс Леди-Супергерой, — взволнованно сказала Алисия.
     Герой улыбнулась.
     — Будь осторожна в следующий раз, когда будешь открывать окно, хорошо? Длинношёрстные кошки — не уличные животные.
     — Хорошо. Пожалуйста, не говори моей маме.
     — Хорошо, я не буду, — ответила героиня, посмеиваясь. — А теперь иди спать, уже поздно.
     Прежде чем Алисия успела ответить, девушка в плаще исчезла из виду. Она выглянула из-за подоконника, но ничего не увидела — героиня уже ушла. Вздохнув, она отступила назад и закрыла окно, надув губы.
     — Давай приготовим тебя ко сну, Себастьян, — сказала она, крепко прижимая котёнка к себе.
     Себастьян жалобно мякнул в ответ.
     S
     Добро пожаловать на форумы Паралюди Онлайн.
     Вы зарегистрированы как JJones
     Вы просматриваете:
     • Темы, на которые вы ответили
     • Темы, в которых есть новые ответы
     • Личные сообщения с новыми ответами
     • Мониторинг отображаемых тем
     • Двадцать пять сообщений на странице
     • Последние десять сообщений в истории личных сообщений
     • Темы и личные сообщения упорядочиваются по пользовательским предпочтениям.
     ♦ Тема: Штормтигр схвачен новым кейпом
     На: Форумы ► Места ► Америка ► Броктон-Бей ► Действия Кейпов ► Герои
     derpritter (Автор Темы) (Ветеран)
     Пост от 23 августа 2010:
     Ссылка здесь. Судя по всему, Штормтигру и трём его головорезам надрала задницы какая-то новая героиня в самодельном костюме.
     (Отображается страница 1 из 1)
     accelpoeration (Ветеран)
     Ответ от 23 августа 2010:
     Что-то мне подсказывает, что Империя сейчас весьма раздражена.
     marcobsalazarm (Ветеран) (Фанат Кейпов)
     Ответ от 23 августа 2010:
     Есть какие-нибудь комментарии по поводу того, как выглядел костюм? Мне очень любопытно посмотреть, в каком костюме появится новый кейп в её первый выход.
     derpritter (Автор Темы) (Ветеран)
     Ответ от 23 августа 2010:
     Судя по всему, на ней был красный плащ и белая рубашка с эмблемой. Так было указано в рапорте.
     soulcookie (Новичок)
     Ответ от 23 августа 2010:
     Не каждый день слышишь о новом кейпе в городе. Какие силы мы рассматриваем?
     IrregularAK (Ветеран)
     Ответ от 23 августа 2010:
     Бугай среднего уровня, я думаю. У неё вполне может быть Набор Александрии, но пока никто этого не подтвердил. Но достоверно известно то, что она оказалась достаточно сильной, чтобы одолеть Штормтигра.
     derpritter (Автор Темы) (Ветеран)
     Ответ от 23 августа 2010:
     Она определённо похожа на независимого героя, но останется ли такой? Как вы думаете, она присоединится к Стражам?
     Orex Lock (Новичок)
     Ответ от 23 августа 2010:
     Она так молода? В любом случае, было бы здорово хоть раз заполучить независимого героя. Или, может быть, она присоединится к Новой Волне?
     Kolonel Klingon (Ветеран) (Парень в теме)
     Ответ от 23 августа 2010:
     В команде уже есть Слава в качестве бугая, но я не думаю, что они будут возражать против ещё одной. Но, я думаю, что в Стражах ей будет гораздо безопаснее. Империя не смирится с потерей своей самой большой пушки. В прошлом месяце они уже потеряли кейпа из-за Лунга, и, похоже, скоро этот бурлящий котёл взорвётся.
     fuccboi34 (Новичок)
     Ответ от 23 августа 2010:
     Этот комментарий был удалён по причине расизма и провокационных высказываний. Наслаждайся своим месячным баном. –Tin Mother.
     soulcookie (Новичок)
     Ответ от 23 августа 2010:
     Серьёзно? Неужели?! Откашливается. Я надеюсь, что этот новый кейп выживет, она определённо кажется мне достойным человеком.
     (Конец страницы) (1)
     S
     ♦ Тема: Слухи о переводе Стража?
     На: Форумы ► Места ► Америка ► Броктон-Бей ► Действия Кейпов ► Герои
     accelpoeration (Автор Темы) (Ветеран)
     Пост от 23 августа 2010:
     Кто-нибудь ещё слышал об этом? Поскольку у них всего четыре Стража в ББ, они могут перевести сюда ещё одного, чтобы поддержать их.
     (Отображается страница 1 из 3)
     Kolonel Klingon (Ветеран) (Парень в теме)
     Пост от 23 августа 2010:
     Я читал об этом несколько дней назад. Да, я думаю, что это также может быть отчасти пиар-ходом с их стороны. Ходят слухи, что они могут перевести сюда Случай 53, чтобы помочь ему адаптироваться. Честно говоря, звучит неплохо.
     soulcookie (Новичок)
     Ответ от 23 августа 2010:
     Кстати, кто у них сейчас в составе?
     derpritter (Ветеран)
     Ответ от 23 августа 2010:
     Рыцарь, Виста, Стояк и Триумф. Триумф переходит в Протекторат в конце месяца, примерно в то же время, когда директор Джонс уходит на пенсию.
     soulcookie (Новичок)
     Ответ от 23 августа 2010:
     Я почти уверен, что слышал что-то о Технаре, который тоже мелькает поблизости, и что СКП хочет его в Стражи, и, конечно, они не откажутся от того Бугая, который захватил Штормтигра.
     О, директор уходит на пенсию? Мне всегда нравились шутки, которые он отпускал в интервью по поводу кейпов.
     Kolonel Klingon (Ветеран) (Парень в теме)
     Ответ от 23 августа 2010:
     Они могут и не вступить, насколько нам известно, и СКП определённо хочет найти замену Триумфу. Судя по предыдущим отчётам руководства, они могут привлечь этого Сталевара. И да, Джонс уходит в конце месяца. Судя по всему, они пригласили заместителя директора Пиггот из Бостона.
     derpritter (Ветеран)
     Ответ от 23 августа 2010:
     Тонко. И что там по мемам про Сталевара?
     saltyshinji (Новичок)
     Ответ от 23 августа 2010:
     Этот комментарий был удалён за провокационные высказывания. Случай 53 это тоже люди. Наслаждайся своим месячным баном. –Tin Mother.
     accelpoeration (Автор Темы) (Ветеран)
     Ответ от 23 августа 2010:
     Почти уверен, что это не так.
     soulcookie (Новичок)
     Ответ от 23 августа 2010:
     Парень со стальными нервами.
     Оловянный солдатик с золотым сердцем.
     Я могу продолжать, ребята.
     accelpoeration (Автор Темы) (Ветеран)
     Ответ от 23 августа 2010:
     Пожалуйста, не надо.
     (Конец страницы) (1, 2, 3)
     S
     ♦ Тема: Новый кейп спасает человека попавшего в ДТП
     На: Форумы ► Места ► Америка ► Броктон-Бей ► Действия Кейпов ► Герои
     soulcookie (Автор Темы) (Новичок)
     Пост от 23 августа 2010:
     ЕЩЁ БОЛЬШЕ, ЕЩЁ БОЛЬШЕ! ЧИТАЙТЕ ПОЛНОСТЬЮ ОБ ЭТОМ ЗДЕСЬ.
     (Отображается страница 1 из 1)
     derpritter (Ветеран)
     Ответ от 23 августа 2010:
     Ну, тогда она определённо герой. И к тому же сильная.
     accelpoeration (Ветеран)
     Ответ от 23 августа 2010:
     Мы должны дать ей имя!
     Kolonel Klingon (Ветеран) (Парень в теме)
     Ответ от 23 августа 2010:
     Почти уверен, что СКП скоро это сделает. Во всяком случае, приятно видеть, что для разнообразия кто-то помогает людям, а не избивает других кейпов.
     derpritter (Ветеран)
     Ответ от 23 августа 2010:
     Разве не ты отписался в теме о том, что она избила Штормтигра?
     Kolonel Klingon (Ветеран) (Парень в теме)
     Ответ от 23 августа 2010:
     Пустяк.
     Reveen The Disappearer (Новичок)
     Ответ от 23 августа 2010:
     А ещё она сняла с дерева кота моей соседки!
     soulcookie (Новичок)
     Ответ от 23 августа 2010:
     Фото или этого не было.
     (Конец страницы) (1)

     Примечание к части
     Бета живой
     17.06.22
     Другой бета был тут 28.01.2023

2.01

     Солнце всё ещё было за горизонтом, когда я наконец вернулась домой. Это была долгая ночь, что уж говорить. Помимо того, что я справилась со Штормтигром, я предотвратила ограбление, спасла человека из автомобильной аварии и сняла кошку той маленькой девочки с дерева.
     Я должна была чувствовать себя измученной, как папа после смены в Доках, но я не устала. На самом деле, я чувствовала себя ещё более живой, как будто наконец-то выпустила себя на свободу после стольких лет напряжения.
     Подскочив к своему окну, я прокралась внутрь и сняла свой костюм. Плащ был первым, и я положила его обратно в коробку из-под обуви. Я нахмурилась, когда посмотрела на рубашку: нижняя половина была разорвана в клочья, а я этого не заметила. Странно, но те части, которые были более облегающими, остались без единой царапины. Должно быть, побочный эффект моих способностей.
     Вздохнув, я выбросила рубашку в мусорное ведро, убедившись, что она не будет бросаться в глаза. Я могу просто сшить ещё одну, но обязательно из более плотной ткани, чтобы она не порвалась. Может быть, я могла бы выбрать и другой цвет, который лучше дополнял бы плащ и сигил. Синий цвет мог бы сработать…
     Сняв мотоциклетные, я схватила свои обычные очки там, где я их оставила, и надела их обратно. Завязав волосы назад, я снова стала собой.
     Убедившись, что все улики моей ночной вылазки спрятаны, я уселась поудобнее и начала читать материалы, которые оставил мне Кал-Эл. Однако прошло всего несколько минут, прежде чем я вспомнила о ракете. Она всё еще находилась в подвале, и я поймала себя на том, что задаюсь вопросом, что ещё было внутри. В данных Кал-Эла не было всего, что можно было узнать о Криптоне, даже этот абсурдный объем информации был ничтожен по сравнению с тем, что выкладывалось в Интернет.
     Я молча поднялась с кровати и начала тихонько на цыпочках спускаться по лестнице. Мне не понадобилось много времени, чтобы спуститься в подвал и вытащить её из укрытия. Открыв коробку, в которую ее запихнули, я заметила, что корпус был совершенно бесшовным, как будто люка там никогда не было. Я прищурила глаза, пытаясь заглянуть сквозь него, но он только стал немного полупрозрачным, как мутная вода.
     Протянув руку, я провела ладонью по гладкому металлу ракеты, и она отреагировала. Она раскрылась подобно лепесткам цветка, раздвигая части корпуса и открывая под ними сложное на вид оборудование. В центре был чёрный куб, не больше софтбольного[3] мяча. На каждой стороне была тройка светящихся зеленых кругов, соединенных тонкими линиями, образующими перевернутый треугольник. Как только я увидела его, он начал издавать низкий, ровный гул, как будто он наконец ожил после многих лет неиспользования.
     — Приветствую тебя, Зара Кал-Эл, — донеслось из куба.
     Я несколько раз моргнула, как будто это могло прогнать странное зрелище. Однако странный куб никуда не делся, и я знала, что не сплю. Я сделала глубокий вдох, затем заговорила.
     — Кто ты такой?
     — Я полуразумная компьютерная программа, отправленная вместе с тобой на Землю, — ответил куб. Его голос был резким и отрывистым, но не совсем механическим.
     — В некотором роде, я — подпрограмма моего оригинала на Криптоне, известного как Брейниак.
     — Ты ИИ? — поинтересовалась я.
     — Это означало бы определенную степень разумности, которой мне не хватает, несмотря на использование местоимений, — пояснил Брейниак. — Первичный Брейниак был разумным, я же служу хранилищем данных с расширением в виде функционала чат бота. Однако мои вычислительные способности по-прежнему на порядки выше, чем у всего, что производится на твоей новой родной планете. Мой центральный процессор представляет собой искусственный нервный узел, более сложный, чем человеческий мозг. В общей сложности он может хранить сорок пять зеттабайт информации.
     — Это… — я сделала паузу, делая вычисления в уме. — Это в двадцать два миллиона раз больше объема информации во всей Библиотеке Конгресса.
     — Подтверждаю. Я обладаю всеми знаниями, которые когда-либо производил Криптон. Все книги, фильмы, чертежи и исторические документы, произведения искусства, научные наблюдения. Я являюсь полным хранилищем двухсот тысяч лет криптонской цивилизации, а также знаний о четырехстах тысячах занесенных в каталог планет.
     Потребовалось больше, чем несколько мгновений, чтобы это усвоилось. Свиток Кал-Эла показался мне поразительным, но двадцать два миллиона Библиотек Конгресса — это количество ошеломляло. Я даже представить не могла, сколько времени потребуется кому-то, чтобы просмотреть всю эту информацию, даже если у него есть сверхчеловеческие способности к обработке.
     — Хорошо, — наконец сказала я. — Э-э, почему ты раскрыл себя только сейчас?
     — По ряду причин, — ответил Брейниак. — Во-первых, телеметрия с кристалла данных сообщила мне, что ты уже знаешь о своем криптонском происхождении, а это значит, ты готова узнать больше о своей бывшей родной планете. Во-вторых, у тебя есть соответствующий генетический профиль для доступа к кораблю — он подчиняется твоей сознательной команде. И в-третьих, вокруг нет людей, которые могли бы стать свидетелями. Тебе решать, раскрывать эту информацию миру или нет.
     Я медленно кивнула.
     — Тогда ладно. Я думаю, что справлюсь с этим. Скажи, ты можешь спрятаться? Я не хочу, чтобы тебя обнаружили.
     — Естественно. Я могу замаскироваться от спектра, который видят люди, это позволит тебе без труда получить ко мне доступ, но в то же время избежать обнаружения. Желаешь ли ты такого развития событий?
     — Да.
     Что-то сдвинулось, и цвет ракеты стал немного другим. Для меня это не имело большого значения, но я помнила, как мало цветов я могла видеть вначале, когда росла.
     — Каких еще действий ты желаешь, Зара Кал-Эл?
     — Ну, во-первых, ты можешь называть меня Тейлор.
     — Это имя, которое тебе дали на Земле, я полагаю?
     — Да.
     — Очень хорошо. Каких еще действий ты желаешь, Тейлор?
     — Просто спрячься на некоторое время, — ответила я. — Мне много над чем нужно подумать.
     — Понятно.
     Встав, я направилась обратно наверх, оставив Брейниака позади. Солнечный свет струился через окна, посылая покалывание по моей руке, и я позволила ему впитаться на мгновение. Звук скрипящих пружин кровати достиг моих ушей, когда я это сделала, и я поняла, что папа начал просыпаться. Улыбаясь, я решила приготовить ему завтрак.
     В конце концов, я была в довольно хорошем настроении, так почему же я не могла поделиться им с ним?
     S
     К тому времени, как папа спустился вниз, я приготовила ему хорошую тарелку блинов. Широкая ухмылка появилась на его лице, когда он заметил их, и я могла видеть, как его слюнные железы заработали в полную силу, когда запах донесся до его ноздрей.
     — Ты даже более бодра, чем обычно, — сказал он, садясь за стол. — Хорошо выспалась ночью?
     Я пожала плечами, наливая себе чай.
     — Прочитала в свитке Кал-Эла хорошую историю. Это… странно знать так много, но в хорошем смысле. Я имею в виду, я не знаю, как это по-настоящему описать.
     Мне не нравилось врать ему, но я решила, что рано или поздно расскажу ему. Рассказать ему все сразу было бы непосильно сложно, мне нужно было дать подсказки и облегчить ему задачу.
     — Знаешь, я разговаривал с некоторыми чиновниками из сферы образования, и ты, возможно, сможешь поступить в Аркадию, — сказал папа, пережевывая блинчик. — У тебя определенно есть для этого потенциал.
     — Звучит здорово, — сказала я, улыбаясь. — Эмма сказала, что она тоже может попасть. Было бы здорово, если бы нам удалось поступить вместе.
     — Кстати говоря, ты собираешься гулять с ней сегодня? Мне нужно, чтобы ты сходила за покупками, пока я на работе.
     — Что нам нужно? — поинтересовалась я.
     — О, просто кое-какие продукты. Яйца, молоко, мясо… Денег всё ещё немного не хватает после сокращения зарплаты, так что нам, возможно, придется выделить немного больше средств.
     Я опустила взгляд на свой чай, наблюдая за отражающимся от него инфракрасным светом, затем снова подняла глаза.
     — Я могу просто отдать тебе свою еду.
     — Тейлор?
     — Мне не нужно питаться, папа, еда мне просто нравится. Если с деньгами туго, то было бы неплохо, если бы я сократила количество подобных легкомысленных вещей.
     — Ты себя слышишь? Ты говоришь о голодании, как будто это ничего не значит, малыш.
     — Потому что так и есть, — ответила я. — Прошла целая вечность с тех пор, как я в последний раз чувствовала голод, даже небольшой. Кроме того, это ненадолго, пока мы не уладим ситуацию.
     Папа вздохнул.
     — Если ты почувствуешь, что тебе нужно есть, ешь. Меня это не устраивает, но я знаю, какой упрямой ты можешь быть, когда считаешь себя правой. И пропускай только через день, хорошо? Не могу поверить, что я это говорю…
     Я улыбнулась.
     — Со мной всё будет в порядке, папа. Кроме того, позже мы сможем потратить деньги на что-нибудь получше, например, наконец-то починить раковину.
     Папа посмотрел на раковину, о которой шла речь, задумчиво поглаживая подбородок.
     — Прошло много времени…
     Он снова вздохнул, затем встал.
     — Мне нужно собираться на работу, малыш. Я оставлю список и немного денег на столешнице у выхода. Не забудь забрать их, прежде чем решишь отправиться к Эмме, хорошо?
     Я кивнула.
     — Хорошо.
     S
     Я подождала, пока папа выедет с подъездной дорожки, прежде чем снова спуститься вниз. Брейниак все еще был в углу подвала, свет был приглушен. К моему удивлению, было похоже, что ракета действительно изменилась. Она была намного шире, чем когда я ее оставила.
     — Ты, э-э, ремонтируешь? — поинтересовалась я.
     — Если ты имеешь в виду, изменяю ли я окружение, то ответ нет. Я просто перераспределяю уже существующий материал, чтобы улучшить вычислительную мощность.
     Я сделала паузу.
     — Ты действительно можешь изменить все, что находится вокруг тебя?
     — Криптонские нанотехнологии обладает широким спектром функций, Тейлор, — пояснил Брейниак. — Я могу расщеплять материалы до молекулярного и атомного уровней и преобразовывать их в другие формы. В зависимости от материала, коэффициенты конверсии могут значительно варьироваться. Почему ты спрашиваешь?
     — Как думаешь, ты мог бы починить раковину?
     — Простой вопрос, если ты дашь мне разрешение проанализировать материалы, составляющие её. Есть ли у меня такое разрешение?
     — Да, — ответила я. — Но не делай так, чтобы это казалось слишком очевидным.
     — Я не уверен в том, что определяет очевидное в данном случае. Ты хочешь, чтобы я просто восстановил раковину в её неповрежденном виде?
     — Да, именно это.
     — Хорошо. Не могла бы ты также попросить меня перенаправить питание дома на мой реактор?
     — Я думаю, мы должны делать по шагу за раз.
     — Человеческая идиома, я полагаю. Несмотря ни на что, я выполню твой приказ.
     Ракета внезапно начала подниматься в воздух, несмотря на отсутствие видимого двигателя, а затем взлетела по ступенькам. Я последовала за ним, с болью осознавая, что любой из моих соседей может увидеть, как инопланетный космический корабль ремонтирует мою сантехнику. Это было бы неловкой ситуацией для объяснения…
     К счастью, задача была выполнена в считанные мгновения, и ракета полетела обратно вниз. Я проводила его взглядом, затем повернулась к раковине и осторожно повернула ручку. Конечно же ничего не капало.
     — Мы с папой пытались исправить это несколько недель, — пробормотала я себе под нос.
     Я решила спуститься обратно в подвал. Ракета всё ещё расширялась, серебристый металл смещался и менялся, как замазка. Я снова почувствовала благоговейный трепет перед затерянным миром, из которого пришла.
     — Какие ещё функции ты можешь выполнять? — поинтересовалась я.
     — Практически все, что вам потребуются. Я могу синтезировать материалы или изготовить для тебя лабораторное оборудование для проведения экспериментов. И, конечно же, я могу предоставить любую информацию о Криптоне, которую ты пожелаешь.
     — Ловко, — пробормотала я. — Означает ли это, что ты также можешь синтезировать криптонскую технологию?
     — С определенными ограничениями, — ответил Брейниак. — Например, тебе нужно будет пройти значительное обучение всему, что может быть использовано в качестве оружия. Было бы неудачно, если бы ты случайно испарила город, пытаясь использовать передаточный диск.
     — Тогда ладно. Не мог бы ты подождать минутку?
     Прежде чем Брейниак успел ответить, я вернулась со своим альбомом для рисования. Открыв книгу, я продемонстрировала кубу одну из иллюстраций.
     — Не мог бы ты сшить мне костюм из того же материала, что и мой плащ? Было бы неплохо иметь что-то, что не рвется только потому, что оно не обтягивает кожу.
     — Принято, — ответил Брейниак. — Хочешь ли ты каких-либо дополнений к этому дизайну? Я мог бы использовать технологии, найденные во многих криптонских биокостюмах, хотя это задержало бы завершение.
     — На сколько?
     — Это займет примерно семь земных дней, учитывая материал, с которым мне придется работать.
     — Все в порядке, — ответила я, ухмыляясь. — Я пока обойдусь тем, что есть.

     Примечание к части
     Бета был
     04.07.22

2.02

     Прошло несколько дней, приближался конец лета. Я продолжала работать героем по ночам, а иногда и днем. Когда я выходила на улицу, то прятала свой костюм под обычной одеждой. С тех пор, как Штормтигр был взят под стражу, злодейская активность немного пошла на убыль, но я все еще находила способы занять себя.
     В один из таких дней я решила отправиться в парк. У Эммы была поездка в Нью-Йорк, что оставляло мне очень мало вариантов для досуга. Я все еще сомневалась, стоит ли рассказывать ей правду о себе, о том, что я на самом деле с другой планеты. Часть меня чувствовала, что я не могу хранить секреты от своей лучшей подруги, но другая часть беспокоилась о том, как она отреагирует, если узнает эту новость. Я решила отбросить эти мысли, хотя бы на время.
     Когда я прошла через ворота парка, солнце уже поднялось высоко и ярко светило. Большинству людей приходилось отводить от него глаза или, по крайней мере, носить солнцезащитные очки, чтобы не получить непоправимый ущерб от интенсивности его света. Мне же? Я могла смотреть на него весь день, не беспокоясь, и на самом деле это было довольно увлекательно. Если я правильно фокусировала зрение, то могла видеть рентгеновские и гамма-лучи, исходящие из ядра, или турбулентность фотосферы, когда формировались штормы, превышающие размером Землю. При желании я могла даже услышать вибрации в короне – ровный гул, слишком низкий для человеческого уха.
     Это не должно было быть возможно. Не было никакого носителя для передачи звука, спутники должны были преобразовать видеозапись пульсаций в звук, чтобы люди могли его услышать, и даже в этом случае они были сильно искажены. И все же, вопреки всякой логике, я могла слышать песню солнца так, как она должна была звучать, и это было прекрасно.
     – Извините, мисс, с вами все в порядке?
     Поспешно переключившись на Землю я удивленно уставилась на стоящего передо мной человека. Он был высоким, выше меня, и довольно худощавым. Его темная кожа была обветренной и потрепанной, особенно вокруг серебристых глаз, а в коротких волосах было несколько седых прядей. Если бы мне пришлось гадать, я бы сказала, что ему было под пятьдесят, и он был в довольно хорошей форме. Его одежда была довольно невзрачной и казалась довольно устаревшей.
     – Что-то не так? – спросила я, слегка ерзая.
     – Просто обеспокоен, – ответил мужчина. – Вредно слишком долго смотреть на солнце, юная мисс.
     – Спасибо за заботу, – ответила я. – Эй, вы выглядите знакомо, кажется, я уже видела вас по телевизору раньше. Вы директор Джонс?
     – Бывший директор, я только вчера ушел на пенсию, - сказал он, улыбаясь уголком рта. – Теперь я просто мистер Джонс. И кто бы вы могли быть, юная леди? Большинство людей не узнают меня на публике.
     – Меня зовут Тейлор, – ответила я. – Приятно было познакомиться, мистер Джонс.
     – Взаимно, – сказал он, проходя мимо меня.
     Я повернулась, чтобы посмотреть ему вслед, прищурив глаза. В нем было что-то неправильное, едва уловимое. Он казался вполне нормальным, но в нем было бесчисленное множество мелочей, которые просто не соответствовали тому, что я обычно видела. Пожав плечами, я пошла дальше. Я не успела пройти и десяти футов, как услышала позади себя высокочастотный звук, почти болезненно громкий. Резко обернувшись, я увидела, что мистер Джонс смотрит на меня со свистком в зубах. Соседние собаки начали лаять на него, в то время как их владельцы, ругаясь, тащили их мимо нас, и я поняла, что он использовал собачий свисток, чтобы привлечь мое внимание.
     Несмотря на то, что на улице было под 30 градусов, я почувствовала, как по спине пробежал холодок.
     – Не пугайся, – сказал Джонс, пряча свисток в карман. – Я просто хочу поговорить с тобой кое о чем.
     – Как вы... – начала я, но он жестом заставил меня замолчать.
     – Я знаю хорошую тропинку, по которой большинство людей не ходят, где безопаснее разговаривать. Выбор за тобой, Тейлор.
     Я огляделась, потом вздохнула.
     – Ладно.
     Джонс улыбнулся.
     – Хорошо. Пойдем со мной.
     Я сделала, как было сказано, следуя за ним по грунтовой тропинке, которая петляла между деревьями. Он был прав, вокруг было не так уж много людей, и я обнаружила, что немного расслабилась. Птицы щебетали, пролетая над головой, и я ненадолго сфокусировала внимание на шагах муравьев, которые незаметно копошились под землей.
     – Итак, – начала я. – Как вы догадались, что я...?
     – Что ты новый кейп? Я был детективом тридцать лет, прежде чем присоединиться к СКП, и довольно хорошим детективом. Я сузил круг подозреваемых, основываясь на рассказах девушки, которую ты спасла, и мужчины, которого ты вытащила из разбитой машины. Я совершенно случайно увидел тебя здесь, и твоя внешность совпала с внешностью свидетелей, поэтому я решил сделать ставку на собачий свисток.
     – Зачем он вам вообще нужен?
     – Обоснованное предположение, – ответил Джонс. – Ты каким-то образом смогла раскрыть преступления на другом конце города. Либо ты могла чувствовать опасности, либо каким-то образом обнаружить их с помощью слуха или зрения. Я не ожидал, что свисток сработает, но решил, что попробовать не повредит.
     Мимо пробежала женщина, и мы замолчали, пока она не оказалась вне пределов слышимости.
     – С твоей стороны было довольно рискованно выходить на улицу только в защитных очках. Между героями и злодеями существует своего рода неписаный договор, когда дело доходит до выяснения личности друг друга. Большинство не пытаются, поскольку это может обернуться очень некрасиво, но если они решат, что им это сойдет с рук, они ухватятся за эту возможность. Я видел, как это случалось несколько раз в моей карьере, и результаты могут быть ошеломляющими.
     Я нахмурилась.
     – Я не боюсь Империи, если вы это имеете в виду. И я знаю, что вы собираетесь сказать что-то о защите моих близких, верно?
     – Похоже, в этом предупреждении нет необходимости, – сказал Джонс. – Итак, если ты осознаешь опасность, почему только защитные очки?
     – Причин несколько, – ответила я, вздыхая. – Я не хотела выглядеть угрожающе, так что это исключало некоторые варианты, и я не хотела привлекать внимание, покупая материалы в магазине. Я планировала сделать что-нибудь получше, но...
     – Ты услышала, как головорезы угрожали мисс Лаборн, – закончил Джонс. – Это многое объясняет, как в отношении твоих рассуждений, так и твоего характера. Твой редкого типа, Тейлор. Поверь мне, я работаю с героями уже десять лет. Есть те, кто занимается этим ради славы и богатства, а другие присоединились к этому лишь ради личной мести злодеям. Но есть и те, кто стал героями, потому что они чувствовали, что это было правильно. Я встречал нескольких из них за свою карьеру, и самым заметным из них был Легенда.
     – С-спасибо, – сказала я, болезненно осознавая, что краснею. – Вообще-то это очень мило с вашей стороны, сравнивать меня с ним.
     – Не позволяй этому забивать тебе голову, – усмехнулся Джонс. – Эгоизм – плохая черта характера.
     Его улыбка исчезла, и я почувствовала, что он снова стал серьезным.
     – Ты действительно должна быть осторожна, Тейлор. Штормтигр был впечатляющим уловом для первой ночи, но в этом пруду есть рыба покрупнее его. В рядах Империи много тяжеловесов. Кайзер, Чистота, Крюковолк, Фенья, Менья и сам Всеотец. Их численность превышает численность местного Протектората более, чем в два раза. Они злобны, они упорны и жестоки. Я видел тела, которые они оставляют после себя, когда выходят на тропу войны, и эти воспоминания до сих пор со мной. Всеотец любит казнить приспешников, которые подвели его, медленно превращая их в подушечки для булавок, и это бледнеет по сравнению с тем, что делает его сын Кайзер.
     Мы перешли по небольшому деревянному мосту, под которым протекал ручей.
     – И это только Империя, – сказал Джонс. – Есть еще АПП. Ты, наверное, уже кое-что прочитала о Лунге.
     – Чем дольше он сражается, тем сильнее становится.
     – Без верхнего предела, в придачу. Некоторые предполагают, что он мог бы встретиться лицом к лицу с Губителем, если бы был достаточно усилен, и он не устает. Он не такой противный, как Всеотец или некоторые другие кейпы Империи, но он еще опасней в бою. Только в прошлом месяце он убил Цикаду и избил Блицкрига, несмотря на то, что одновременно сражался с несколькими кейпами. У него на службе сотни головорезов, и они управляют преступными предприятиями – от казино до торговли наркотиками и сексуального рабства. У него также есть два кейпа в банде: Они Ли и Тенгу.
     – Я помню, что читала о Ли, но Тенгу?
     – Завербована недавно, – ответил Джонс. – У нас есть основания подозревать, что Тенгу – женщина, скорее всего, ей за двадцать. Носит маску, напоминающую существо из японского фольклора. Похоже, у нее есть целый набор способностей: повышенная сила, ловкость и возможность стрельбы энергетическими зарядами. Оружейник и Бесстрашный встретили ее, когда громили наркопритон рядом с территорией АПП.
     На несколько мгновений мы замолчали. Я взглянула на него, читая выражение его лица. Он не лгал и не преувеличивал, это было точно, и я начала немного нервничать.
     – Есть еще о чем беспокоиться? – поинтересовалась я.
     – Я просто предупреждаю тебя, Тейлор, и не пытаюсь отпугнуть. – Джонс испустил долгий вздох. – Я так понимаю, что Стражей ты не рассматриваешь?
     – Личные причины, – быстро сказала я.
     – Хорошо, просто озвучиваю варианты. Конечно, это не значит, что ты не можешь им помочь, и наоборот. Новая Волна – независимые герои, и они часто объединяются с Протекторатом, когда решают большие проблемы.
     – Но что такое большая проблема для меня? – поинтересовалась я. – Я чувствую, что… как будто я только начинаю использовать свою силу. Погружение пальца ноги в воду, царапанье поверхности, любая фраза, которую вы хотите использовать. Я думаю, что могу сделать еще так много, но почти боюсь узнать.
     – Это, безусловно, интересно, – пробормотал Джонс. – Большинство кейпов, как правило, знают, что они могут и чего не могут делать, с момента триггера.
     – Думаю, я не такая, как большинство кейпов, – сказала я.
     Джонс нахмурился, наморщив лоб, но больше ничего не сказал. Мы прошли примерно половину пути и начали возвращаться тем же путем, которым пришли. Солнце припекало еще сильнее, чем раньше, и большинство посетителей парка уходили под кондиционеры. Я же не возражала против жары, и, похоже, Джонс тоже. Конечно, он вспотел, но температура его кожи все еще была довольно ровной.
     – Можете дать пару мудрых советов? – спросила я, нарушая молчание.
     – Разве что парочку,– ответил он. – У тебя хорошо получается, Тейлор, но тебе все равно нужно быть осторожной. Напряженность между АПП и Империей усиливается, и очень скоро все может взорваться. Не бойся обратиться за помощью, если она тебе понадобится.
     Он вытащил из кармана визитную карточку и протянул ее мне. Я взяла ее, отметив, что это был не номер СКП.
     – Вы становитесь частным детективом?
     – Это менее напряженно, чем быть Директором, и все еще позволяет мне делать что-то хорошее в городе. У меня по-прежнему есть связи в СКП и Протекторате, я мог бы выступить посредником, если тебе когда-нибудь понадобится помощь, и я всегда могу проявить крайне необходимую тактичность.
     – Спасибо, – сказала я, убирая карточку в карман.
     Тем временем мы вернулись туда, откуда начали прогулку. Джонс взглянул на часы, затем улыбнулся мне.
     – Я должен идти, – сказал он. – Первый клиент. Удачи, Тейлор. Что-то подсказывает мне, что она понадобится.
     Он повернулся, чтобы уйти, затем остановился.
     – Чуть не забыл. Кодовое имя, которое СКП тебе присвоило. Они назвали тебя Супергёрл.
     – Супергёрл? – раздраженно спросила я. – Серьёзно?
     – Надо же было отчеты заполнить. Если хочешь, я, вероятно, мог бы заставить их сменить его на Супервумен, чтобы звучало более зрело.
     – Пожалуйста, поговорите с ними. Я не могу поверить, что они дали мне такое имя.
     – Тогда ладно. До следующего раза.
     С этими словами Джонс направился к воротам. Я посмотрела ему вслед, а затем начала долгий путь домой.

     Примечание к части
     Бета exist.
     19.09.22

2.03

     Прошла ещё одна ночь, в течение которой я предотвратила ещё два ограбления и попытку взлома. Империя и АПП, казалось, не проявляли активности, по крайней мере, на данный момент, и я задавалась вопросом, когда же это закончится. Бывший директор Джонс, казалось, невероятно настороженно относился ко всему этому, и я была склонна верить тому, что он сказал.
     В то же время, я чувствовала, как с каждым днем я всё быстрее ношусь по городу; иногда я сомневалась, касаются ли мои ноги земли. Когда Кал-Эл сказал, что я буду становиться только сильнее по мере того, как буду выходить за свои пределы, я не ожидала, что это будет так быстро. Я думала, что это будет постепенный процесс, почти созвучный естественному развитию по мере того, как я стану старше, а не резкий рост.
     Об этом я думала, когда возвращалась домой, бесшумно подскочив к своему окну. Папа всё ещё спал, его сердцебиение было ровным, и я знала, что пройдет ещё час или два, прежде, чем он проснется. Сняв свой костюм, я положила его обратно в укромное место и села на кровать, размышляя. Взошла луна, ярко светя, и придавая всему серебристый оттенок.
     Брейниак всё ещё был в подвале, работая над моим костюмом, и я решила спуститься, чтобы проверить его успехи. Лестница немного скрипела, когда я спускалась по ступеням, и я мысленно отметила, что постараюсь исправить это при первой же возможности.
     Ракета всё ещё была раскрыта, и я могла видеть, что Брейниак создал какую-то машину, скорее всего, перераспределив часть странного материала корпуса. Сотни крошечных механизированных паучьих лапок двигались в кажущемся беспорядке, сплетая вместе крошечные нити, когда они выплевывались из основного корпуса машины.
     Присмотревшись повнимательнее, я увидела, что и сама нить сплетена из мельчайших механизмов, похожих на что-то из научно-фантастического романа.
     — Вернулась с очередной успешной прогулки, я полагаю? — поинтересовался Брэйниак.
     — В значительной степени, да, — ответила я. — Как продвигается работа над костюмом?
     — Планомерно. Я просеял почву под домом, получив требуемые материалы.
     — Сколько времени пройдёт, пока костюм не будет готов? Ты сказал, одну неделю, а времени прошло больше.
     — Это было до того, как я полностью оценил свое окружение. Теперь я могу включить в униформу ещё больше криптонских технологий, таких, как датчики биологической обратной связи и средства связи, что потребует дополнительных четырех дней.
     — Думаю, мне следовало выразиться яснее, - вздохнула я.
     — Ты хочешь, чтобы я завершил костюм без упомянутых технологий? — спросил Брэйниак.
     — Нет, ты можешь продолжать в том же духе. Просто убедись, что это не займёт больше четырех дней.
     — Принято.
     Машины продолжили свою работу, а я направилась обратно наверх, на кухню. Однако, по дороге в свою комнату, я остановилась. Ночь всё ещё была темной, и папа обычно вставал только через час, после восхода солнца. У меня ещё оставалось время, и я решила подышать свежим воздухом, пока буду планировать.
     Я тихо приоткрыла дверь и вышла наружу. Район по-прежнему был относительно тихим; вокруг не было суеты людей, но звуки природы всё ещё были слышны. Мои чувства делали полную тишину невозможной — трудно наслаждаться тихой ночью, когда ты слышишь, как отдельные травинки шелестят на ветру.
     Я взглянула на луну. Она больше не была полной, но видимый спектр занимал лишь небольшую часть моего зрения. От вида площадки Аполлона всегда захватывало дух; мне всегда нравилось смотреть на первый след, оставленный Нилом Армстронгом. Он был немного деформированным из-за взлета, и один из следов Олдрина пересекал его, но всё равно, было на что посмотреть.
     Каково было бы побывать там? Пройтись по поверхности Луны или поплавать среди звезд. Их было так много, сотни миллионов миллиардов, и подумать только, какие чудеса они могли вместить. Возможно, из-за ограничений скорости света я даже могла видеть звезду, вокруг которой когда-то вращался Криптон… на этом моменте я поняла, что мои ноги больше не касаются земли.
     Я посмотрела вниз и увидела, что парю в нескольких футах над двором. Это было так незаметно, что я даже не почувствовала этого; как будто мягкая сила тянула каждый атом моего тела. Легкий ветерок трепал мои волосы, но я оставалась на месте, как камень в ручье. Покалывание пробежало по моему позвоночнику, когда я огляделась, слёзы угрожали навернуться на глаза.
     Я могла летать.
     — Боже мой, — выдохнула я. — Я умею летать. Я умею летать.
     Я закрыла глаза и сделала глубокий вдох. Сосредоточься. Просто взлететь в небо, как бы сильно я этого ни хотела, было не самым разумным решением. Это можно попробовать и позже, как только я выясню, как спуститься. К счастью, это оказалось проще, чем я думала. Я захотела опуститься на землю, и я опустилась, плавно снижаясь на землю. Я огляделась, убеждаясь, что никто не смотрит, и снова поднялась вверх. Это было обманчиво легко, как только я освоилась, но я всё же заставила себя сделать несколько тренировочных циклов.
     Я облетела вокруг дома, затем над ним и, наконец, приземлилась обратно на лужайку. Моё сердце колотилось о ребра, когда я направилась обратно внутрь, по моим венам разлился прилив возбуждения. Мне удалось добраться до своей комнаты до того, как потекли слезы, и мне пришлось подавить возбужденный визг, когда я откинулась на спинку кровати.
     — Я могу летать, — снова прошептала я. — К-как я это делаю?
     Возможно, у Брэйниака был ответ, но это могло подождать. Наконец-то взошло солнце, осветив комнату и прогнав ночь. Папа уже зашевелился; должно быть, он хорошо выспался ночью, если проснулся раньше обычного. Я снова встала и пошла готовить завтрак с широкой улыбкой на лице.
     S
     Жаль, что у меня был только последний день летних каникул, но зато какой день! Погода была фантастической, всего несколько пухлых облаков в туманном голубом небе, и солнце чудесно грело мою кожу, когда я вышла на улицу. Папа уже был на работе, а Эмма всё ещё была в поездке, оставляя мне много свободного времени. Я прикинула свои варианты на этот день. Папа оставил мне небольшую сумму денег на день, и я подумала о том, чтобы сходить в кино или, может быть, в местный зоопарк. Музей проводил специальное мероприятие в Планетарии, и это было довольно заманчиво. Конечно, я могла бы просто заглянуть внутрь с большого расстояния, но что в этом интересного?
     Однако, едва начав идти по улице, я замерла при звуках далёкой стрельбы. Сузив глаза, я повернулась к источнику шума, вглядываясь в него, пока не увидела, что происходит. Похоже, что возле Доков происходила потасовка между головорезами Империи и АПП. С каждой стороны было по дюжине человек, несколько из них были с оружием, но моё внимание привлекли и другие фигуры. Кейпы, если быть точной; изначально бой был более масштабным, чем мне показалось, и это не могло закончиться хорошо.
     На стороне Империи была настоящая громада вращающихся лезвий и крюков, размером с автомобиль. Это, должно быть, Крюковолк, один из главных громил в их рядах. Казалось, он только что прибыл на место происшествия, но уже бросился в самую гущу событий.
     Со стороны АПП была высокая женщина, одетая в плотную чёрную одежду, в стилизованной красной маске, которая казалась почти птичьей. Заглянув под неё, я увидела довольно невзрачное лицо, скорее всего японского происхождения. Тенгу, кейп, о котором мне рассказывал Джонс.
     Присмотревшись, я увидела ещё двух кейпов, которые прятались за мусорным контейнером в соседнем переулке, пока головорезы из Империи стреляли по ним. Один был одет в белый костюм со встроенной в него легкой броней, покрытой анимированными циферблатами, и я поняла, что он, должно быть, Стояк. Другим был парень моих лет, который, казалось, был сделан из металла; кроме пары штанов, на нем не было ничего, что могло бы скрыть его мускулистое тело.
     Двое Стражей попали под перекрестный огонь, и они были в опасности. У одного только Крюковолка количество трупов не поддавалось подсчёту, и я чувствовала, что Тенгу тоже не промах. Я вспомнила предупреждение Джонса о том, что я могу ввязываться в слишком опасные ситуации. Может быть, он был прав; возможно, если я ввяжусь в это дело, это принесет мне лишь боль. Затем я расстегнула рубашку, обнажив символ под ней. В мгновение ока я оказалась в своей полной униформе. Желая этого, я взмыла в воздух, как ракета, устремляясь к месту столкновения. Я не собиралась позволять людям умирать из-за моих страхов, не тогда, когда я могла что-то с этим сделать.
     S
     Стояк и металлический страж не поняли, что я приземлилась позади них, пока я не откашлялась. Они сразу повернулись, явно напряженные, и я подняла руки, защищаясь.
     — Увидела, что вы в беде, и решила помочь. У вас уже есть план?
     — Постараться не умереть, — ответил Стояк.
     Металлический Страж бросил на него взгляд, затем снова повернулся ко мне.
     — Мы ждем подкрепления из Протектората, но они были заняты новыми боями за территорию возле Доков. Может пройти десять минут, прежде, чем они прибудут, так что нам нужно действовать.
     — И у нас скоро появится такая возможность, — заметила я. — У троих парней, обстреливавших вас, только что закончились патроны.
     И действительно, мусорный контейнер перестал звенеть от ударов пуль, а моих ушей достигли звуки холостых щелчков. Скрытый за маской рот Стояка открылся, как будто хотел что-то сказать, затем снова закрылся.
     — Они определенно тупее, чем те, что в Бостоне, — проворчал металлический Страж. — Новый кейп, ты со мной. Стояк, не высовывайся и следуй за нами. Замораживай любого, кто выведен из строя или разоружен, особенно раненых. Там достаточно укрытия, которое ты можешь использовать.
     — Хорошо, понял, — ответил Стояк.
     — Выдвигаемся.
     Металлический Страж метнулся в сторону, огибая мусорный контейнер, а я прыгнула на головорезов. Я ударила одного в подбородок, прежде чем он успел среагировать, а затем толкнула его в другого. Второй бандит попытался освободиться от своего приятеля, но за свои усилия получил удар ногой в лицо. Краем глаза я увидела, как металлический Страж уложил третьего бандита, его рука превратилась в дубинку, когда он подбил ноги громилы.
     — Хорошая работа, — сказал он. — Однако приближаются ещё несколько.
     — За дело, — сказала я.
     Я помчалась вперед, выбежав на задний двор, где происходила главная битва. Четверо головорезов с обеих сторон были повержены за вдвое меньшее количество секунд, пока я металась взад и вперед, вырубая их одиночными ударами. Пуля попала мне в плечо, и меня отбросило на землю, в то время, как три буквально прилипли к металлическому стражу, когда он бросился в драку. Он не был таким быстрым, как я, но удар он держал.
     В центре потасовки дрались Крюковолк и Тенгу. Кейп АПП запрыгнула на пожарную лестницу, её руки наполнились ярко-синим светом, и она начала стрелять в своего врага. Крюковолк, казалось, не особо реагировал на них; каждый взрыв выбивал несколько лезвий или крюков, но на их месте тут же вырастали новые. Присмотревшись повнимательнее, я увидела, что они исходят из мясистой сердцевины в центре. Его настоящее тело?
     Взмахнув массивной лапой, Крюковолк обрушил пожарную лестницу. Тенгу спрыгнула на землю, продолжая стрелять, и попятилась. Головорез Империи бросился на неё, размахивая дубинкой, но был небрежно отброшен ударом в ближайшую стену.
     Я взглянула на металлического стража.
     — Что будем делать?
     — Я не уверен насчет Тенгу, — ответил он. — Она может доставить мне много неприятностей. Крюковолк… не уверен, как наши силы будут взаимодействовать.
     — Как насчет того, чтобы просто попробовать, — заметила я.
     Прежде, чем он успел что-либо сказать, я уже двигалась. У одной из стен стояла брошенная машина, красная и проржавевшая, и я подняла её над головой. На удивление, она казалась легкой в моих руках, и я решила использовать её в качестве тарана во время атаки. Крюковолк наконец-то обратил на меня внимание, но машина врезалась в его бок, раздробив десятки лезвий, когда он был вынужден отступить назад.
     Оттормозившись, я снова врезалась в него машиной, помяв всю её переднюю половину. Однако прежде чем я смогла сделать это в третий раз, Тенгу взорвала меня. Шар голубого света ударил меня в бок, омыв меня, как вода, и взорвался во вспышке. Это было не больно, но этого было достаточно, чтобы заставить меня отпустить машину. Я повернулась к Тенгу как раз вовремя, чтобы получить ещё один удар в грудь. Я откатилась назад, пятки оставляли борозды в асфальте, затем бросилась в атаку. Тенгу попыталась выстрелить снова, но я опередила её, поймав в подкате. Она ударила меня ногой в живот, оттолкнув меня, и приготовилась выстрелить ещё раз.
     В этот момент, металлический Страж плечом впечатал её в стену, несколько кирпичей рассыпались от удара. Тенгу попала ему в грудь ещё одним шаром энергии, но это только сделало его кожу тускло-оранжевой, инфракрасное излучение вспыхнуло с поверхности. Сменив тактику, она ударила его головой, и этого было достаточно, чтобы он ослабил хватку.
     Однако я вмешалась прежде, чем она смогла продолжить, и ударила её по подбородку с достаточной силой, чтобы разбить её маску. Она откинулась назад, слабо застонав, и на этом всё закончилось. Металлический Страж шагнул вперед и использовал на ней какие-то пластиковые наручники, затем встал, отряхивая руки.
     — Одна готова, — подытожил он.
     Позади нас раздался грохот, и я обернулась, чтобы увидеть, что Крюковолк изо всех сил пытается освободиться. Стояк появился, пока мы были заняты, и заморозил машину, но были и другие пути спасения. Крюковолк выскочил из-под машины, пожертвовав несколькими своими крюками, затем начал карабкаться по ней, чтобы вернуться в бой.
     Меня это не устраивало. Прежде чем кто-либо успел среагировать, я налетела прямо на него, сбив с ног. Он попытался встать, но я прижала его к земле, отказываясь дать ему даже минутную передышку. Хватая его крюки пригоршнями, я начала яростно вырывать их, проникая все глубже и глубже. Крюковолк попытался вырасти ещё больше, но я была быстрее. В считанные секунды, я уже была близка к сердцевине. Именно тогда Крюковолк начал превращаться обратно. Его лезвия и крюки втянулись в его ядро, которое уже принимало примерно гуманоидную форму, и я могла видеть, как возвращаются некоторые более крупные черты его лица. Через несколько секунд он снова стал человеком с опустошенным выражением лица.
     Прежде чем он успел что-либо предпринять, будь то попытка бежать или снова вступить в бой, Стояк бросился вперед и заморозил его. Было странно видеть, как действует сила остановки времени; определенно происходило что-то странное. Подошёл металлический Страж с мобильным телефоном в руке и Тенгу в другой. На нем висели куски металлолома и хлама, которые медленно впитывались в его тело, а его грудь уже остыла до нормального состояния. Не издав ни звука, он сбросил кейпа рядом с застывшей фигурой Крюковолка, и Стояк заморозил и её тоже.
     — Ну, я определенно не ожидал этого, — сказал Стояк, потирая затылок. — Черт возьми.
     — Два громких имени в одном бою, — сказала я. — Я бы назвала это крупной победой.
     — Я бы согласился, — сказал металлический парень. — Я позвоню директору Пиггот и сообщу ей о том, что произошло.
     — Итак, что насчет тебя? — спросил Стояк, указывая на меня. — Пиггот хотела, чтобы ты была в Стражах, а она намного настойчивее, чем был Джонс. Я имею ввиду, я не назойливый; я просто рад, что ты спасла наши задницы.
     — Без проблем, — ответила я. — Рада, что смогла помочь.
     — Взаимно, — улыбнулся металлический Страж, протягивая руку. - Я Сталевар.
     Я пожала ему руку, улыбнувшись в ответ. Его кожа была прохладной на ощупь, и у него была довольно крепкая хватка. Внимательно изучив его, я увидела, что он полностью состоял из металла; его кости, органы и кровь были сделаны из различных сплавов и чистых элементов.
     — Не видела тебя раньше, — заметила я. — Ты новенький?
     — Переведён из Бостона два дня назад, — ответил Сталевар. — Всё ещё привыкаю к здешним условиям. В любом случае, как мне тебя называть?
     — Очевидно, СКП называет меня Супергёрл, — скривилась я.
     — Вероятно, это как-то связано с большой буквой S у тебя на груди, — ухмыльнулся Стояк.
     Я вздохнула.
     — Я рассказывала это кучу раз, и я уже порядком устала объяснять. — Это не буква S. Это символ, который означает надежда.
     — Тогда почему бы не поставить Н?
     — Потому что это... — я захлопнула рот, кипя от злости. — Это не буква S, и это окончательно.
     — Ну, независимо от этого, это не самое худшее имя, — сказал Сталевар, бросив взгляд на Стояка.
     — Звучит неплохо.
     — Спасибо, — ответила я, слегка покраснев.
     — Кстати, я не собираюсь ни на что давить, но ты, возможно, захочешь пересмотреть свою маску, — сказал Сталевар.
     — Почему это?
     Вздохнув, он потянулся вперед и провел пальцем по моей переносице. Посмотрев на палец, я увидела, что он весь в саже.
     — Твои очки сгорели.
     — О, — сказала я застенчиво, болезненно осознавая, что краснею. — Ну, эм, спасибо за это.
     Сталевар усмехнулся.
     — Без проблем. Даже если ты не хочешь присоединяться, я надеюсь снова поработать с тобой.
     - Я тоже, — сказала я. — В любом случае, я, эм, должна идти.
     — Мы справимся с остальным, — сказал Сталевар. — Стояк продержит их замороженными до прибытия СКП.
     — Да, потому что мне нравится прикасаться к жирному неонацисту, пока не прибудет помощь, — пробормотал Стояк. — Увидимся, НадежднаяДевушка.
     — Ты ведь не успокоишься, да?
     — Неа.
     Со вздохом отступив назад, я поднялась в воздух, оставив их внизу, и полетела домой. Стояк нерешительно помахал мне рукой, и Сталевар одарил его ещё одной улыбкой. Я уже могла видеть фургоны СКП, приближающиеся к их позиции, вместе с Оружейником на его мотоцикле. Уже две большие банды получили встряску, и, похоже, я обрела двух друзей в Стражах. Неплохой способ провести свой последний день лета, учитывая все обстоятельства.
     S
     Позже той ночью, я оказалась у зеркала, рассматривая себя. Очки больше не подходили: видимо, они слишком сильно торчали, чтобы их можно было защитить. Я могла бы попросить Брэйниака изготовить ещё одни, используя криптонские материалы, но это отняло бы время у изготовления остальной части моего костюма. Задержка и так была достаточно серьезной, и я не хотела усугублять её.
     Кроме того… Я чувствовала, что становлюсь сильнее. Намного сильнее. Кал-Эл сказал, что мои силы придут от солнца, и я поймала себя на том, что задаюсь вопросом, будет ли этому предел. Если я уже была такой сильной после нескольких дней в качестве кейпа, какой я буду через год? А как насчет того, когда я стану взрослой? Я только что открыла для себя полет; какие еще способности я могла бы развить? Если когда-нибудь всплывет правда о том, что я инопланетянка, единственная выжившая из давно погибшей сверхцивилизации, тогда люди станут меня бояться. Они могут увидеть во мне не героя, а далёкого пришельца с богоподобными способностями. Мне нужно было, чтобы они доверяли мне, видели, что я здесь только для того, чтобы помочь.
     Я посмотрела на свои очки. Они были памятью, больше, чем что-либо ещё; напоминанием о маме. Однако они могли бы стать чем-то большим, если бы я поразмыслила над этим. Моя маска - это то, что я могла бы носить, когда не была на улице.

2.04 (Интерлюдия - W)

     Когда Сталевар вошёл внутрь, в зале заседаний воцарилась тишина. Этого следовало ожидать, учитывая, что было одиннадцать вечера; большинство других кейпов уже вернулись домой или заканчивали свои патрульные смены. Единственными, кто сидел за столом, были Оружейник, Стояк и директор Пиггот.
     Он молча сел рядом со Стояком, его специально укрепленный стул заскрипел под его шестисотфунтовым телом. Рядом с ним его ждал блокнот с бумагой, а также изготовленная на заказ ручка СКП без каких-либо металлических частей. Это была приятная любезность, особенно учитывая, как трудно может быть приспособиться к новой базе.
     Пиггот оторвалась от своих записей.
     — Рада видеть, что ты наконец прибыл, Сталевар.
     — Взаимно, мэм, — ответил он. — Могу я спросить, почему вы вызвали меня и Стояка?
     — Мы здесь, чтобы рассмотреть ваше столкновение с Крюковолком и Тенгу, — ответила Пиггот.
     — Мэм, Стояк только выполнял приказы, когда я решил перейти в наступление... — начал Сталевар, но остановился, когда Пиггот подняла руку.
     — Дисциплинарные меры будут обсуждаться позже в связи с этим опрометчивым действием. Это окупилось, но это была авантюра, на которую не следовало идти.
     Сталевар кивнул.
     — Понял, мэм.
     Пиггот что-то записала в свой блокнот.
     — Хорошо. Сейчас мы здесь в основном для того, чтобы обсудить нового кейпа, которая помогла вам и Стояку, эту так называемую Супергёрл. У нас было всего несколько хороших наблюдений за ней; она, кажется, уклоняется всякий раз, когда СКП или полиция реагируют на проблему. Скажите мне, какое у вас сложилось о ней впечатление?
     — Впечатление, мэм?
     — Внешность, личность и тому подобное. Моя работа — собирать информацию о кейпах в городе, будь то герой, злодей или бродяга.
     — Ну, она была довольно высокой, — сказал Сталевар, откидываясь на спинку стула. — Выше Стояка, но ниже меня. Бледная кожа, очень бледная кожа, черные волосы. Она держала их распущенными, что помогло скрыть часть её лица. Её костюм был определённо самодельным, но и не потрепанным.
     — Это все мы уже знали, — перебила Пиггот. — Что-нибудь ещё?
     — У нее были ярко-голубые глаза. Я не говорю об обычном ярко-синем цвете; они были неестественно синими, и это определенно не были контактные линзы. Я заметил это только после того, как у нее сгорели очки.
     — Сгорели дотла?
     — Она получила удар от Тенгу, — пояснил Сталевар. — На самом деле, даже несколько.
     — Я могу поручиться за это, — добавил Стояк. — До этого Тенгу вырывала куски из Крюковолка, но Супергёрл даже не поцарапало.
     — Учитывая то, что мы знаем о Крюковолке и Тенгу, это весьма впечатляет, — пробормотал Оружейник. — Она, кажется, более прочная, чем мы первоначально думали.
     — Ещё она была быстрой, — добавил Сталевар. — Когда она сражалась с бандитами без кейповских сил, я едва мог заметить её движение. Она и летает с такой же скоростью.
     — Летает? Она не демонстрировала такой способности ранее, — оживился Оружейник. — В предыдущих отчетах говорилось, что она могла только прыгать на большие расстояния.
     — Она определенно летала, сэр.
     — Итак, она обладатель полета, которая может двигаться на высоких скоростях и обладает высоким уровнем силы и выносливости, — резюмировала Пиггот. - Достаточно сильна, чтобы использовать машину в качестве тарана на Крюковолке, а также вывести Тенгу из строя.
     — Эм, я почти уверен, что у неё были и другие способности, — добавил Стояк. — Когда нас со Сталеваром прижали, она смогла определить, когда у парней закончились патроны. Я не уверен, было ли это боевым предвидением или просто усиленными чувствами.
     — Возможный умник? — Пиггот яростно черкала в своем блокноте.
     — Очень интересно. Теперь, что насчет неё с точки зрения личности?
     — Дружелюбная, — ответил Сталевар. — Казалось, она беспокоилась за нас и была готова нам помочь. К тому же вежливая.
     — Полнейшая зануда, — подтвердил Стояк. — Она похожа на одного из тех веселых гиков, только с нелепыми сверхспособностями.
     — Вы спрашивали о её возможном присоединении к Стражам? — спросила Пиггот, бросив быстрый взгляд на Стояка.
     — Мы спросили, мэм, — сказал Сталевар. - Она вежливо отказалась.
     — Понятно.
     Пиггот захлопнула блокнот и наклонила свое огромное тело вперед. — Итак, мы рассмотрели Супергёрл. Теперь давайте перейдем к вопросу о ваших действиях во время инцидента.
     — Чёрт, — пробормотал Стояк.
     — Стояк и я связались с Протекторатом, прежде чем что-либо предпринять, мэм, — начал Сталевар, ерзая на стуле. — Мы планировали залечь на дно, пока они не прибудут, но Имперцы заметили нас и прижали к земле огнём.
     — Они действительно связались с нами, директор, — сказал Оружейник. - Это стандартный протокол в таких ситуациях.
     — Да, и они могли бы просто дождаться вашего прибытия, — парировала Пиггот. — Стояк, твоя власть до сих пор была неприкосновенна. Ты мог бы с легкостью защитить себя и Сталевара, но вы оба решили броситься в самую гущу событий.
     — У них могли быть гранаты, — запротестовал Стояк. — Над нами со Сталеваром не было возможности установить защитную крышу; любой бросок гранаты был бы похож на стрельбу по обезьянам в бочке.
     — Значит, решением было вступить под огонь противника?
     — Это было моё решение, — сказал Сталевар. — Кроме того, Супергёрл подтвердила, что у головорезов закончились боеприпасы.
     — А ещё она независимый герой; никто не мог сказать, заслуживает ли она доверия, — парировала Пиггот. — Считай, что тебе повезло, что она, похоже, на стороне закона и порядка.
     Сталевар склонил голову.
     — Да, мэм.
     — Теперь, когда Триумф закончил школу, ты лидер Стражей. Ответственность — важная часть лидерства. Не только для себя, но и для своих товарищей по команде.
     — Понятно.
     Пиггот откинулась на спинку стула.
     — Я удерживаю половину твоего еженедельного пособия. Со Стояка я удерживаю четверть.
     — Ясно понятно, — вздохнул Стояк.
     — Хорошо, — Пиггот тяжело поднялась со своего места. — Я надеюсь, вы оба извлекли из этого урок.
     С этими словами она вразвалку вышла из комнаты, Оружейник последовал за ней. Сталевар подождал, пока они скроются из виду, прежде чем откинуться на спинку стула с глубоким вздохом.
     — Чёрт возьми, что за разнос, — пробормотал Стояк, снимая шлем. — Почему ей всегда нужно прикрыть свою жирную задницу?
     — Ваш предыдущий директор был таким строгим?
     — Джонс? Нет, он был классным парнем. Некоторые из старших кейпов говорили, что он немного мягковат, но мне он нравился. Время от времени он расспрашивал нас о том, как проходят наши дни, и это звучало так, как будто ему действительно было не всё равно, понимаешь? Он, вероятно, наказал бы нас точно так же, но он бы не вёл себя как придурок, как бы странно это ни звучало.
     — Никогда не встречал его как Директора, но я встречался с ним раньше, — сказал Сталевар. — На самом деле он был частью команды СКП, которая нашла меня на свалке. Один из немногих, кто не отреагировал плохо, когда увидел, как я ковыляю вперёд, весь покрытый мусором. Ратовал за то, чтобы принять Случай 53 в СКП и я не удивлюсь, если я здесь из-за него.
     — Если это так, не означает ли это, что он был директором всего несколько лет? — спросил Стояк. — Это странно.
     — Он сказал мне, что ему трудно проводить слишком много времени на одной работе. Хотел попробовать все виды новых впечатлений.
     — Ха, — Стояк поднялся со своего места, потягиваясь. — Я пойду домой. Увидимся позже.
     — Спокойной ночи, Деннис.
     Рыжий кейп вышел из комнаты. Сталевар вздохнул, затем поднялся на ноги, прихватив с собой блокнот. Он убедился, что не прикасается к металлическому дверному косяку, когда выходил из конференц-зала, и направился в свою комнату. Несколько офицеров СКП прошли мимо него в коридоре; только один из них не уставился на него. Он привык к этому за столько времени, но иногда это его тяготило.
     Войдя в свою комнату, он положил блокнот на стол и сел за компьютер. Ему не требовался сон, так что он занял место кровати большим книжным шкафом. Стены украшали плакаты с изображениями групп и оркестров, а у двери стояла большая коробка с пластинками.
     До его следующей смены оставалось ещё несколько часов, и он решил использовать это время, чтобы расслабиться и провести кое-какие исследования. Надев наушники, он включил Баха, одновременно печатая на компьютере. Ноутбук был сделан по индивидуальному заказу, без металла на корпусе или клавиатуре, но он всё равно должен был быть осторожен с флешками.
     Он решил сначала зайти в ПХО, чтобы посмотреть, что у них есть о Супергёрл.
     S
     Добро пожаловать на форумы Парахуманс Онлайн.
     Вы уже зарегистрированы как Weld (Подтвержденный Кейп)
     Вы просматриваете:
     • Темы, на которые вы ответили
     • И темы, в которых есть новые ответы
     • ИЛИ личные сообщения с новыми ответами
     • Мониторинг отображаемых тем
     • Двадцать пять сообщений на странице
     • Последние десять сообщений в истории личных сообщений
     • Темы и личные сообщения упорядочиваются по пользовательским предпочтениям.
     ♦ Тема: Крюковолк и Тенгу Взяты Под Стражу после Большой Драки
     На: Форумы ► Места ► Америка ► Броктон-Бей ► Действия Кейпов ► Герои
     Xero Key (Автор Темы) (Ветеран) (Поклонница Кейпов)
     Пост от 1 Сентября 2010:
     Ссылка здесь. Похоже, что два крупных злодея на самом деле были задержаны двумя Стражами: Стояком и новичком Сталеваром. Очевидно, новый кейп присоединилась, чтобы помочь (СКП присвоил ей имя Супергёрл).
     (Отображается страница 1 из 1)
     derpritter (Ветеран)
     Ответ от 1 Сентября 2010:
     Хах. Если хотите знать моё мнение, это довольно круто.
     soulcookie (Новичок)
     Ответ от 1 Сентября 2010:
     Сталевар прошелся по ним железным ботинком.
     marcobsalazarm (Ветеран) (Фанат Кейпов)
     Ответ от 1 Сентября 2010:
     Этот каламбур был ужасен, и тебе должно быть стыдно.
     Xero Key (Автор Темы) (Ветеран) (Поклонница Кейпов)
     Ответ от 1 Сентября 2010:
     Ооооо, СКП только что опубликовала свою классификацию Супергёрл! Дайте-ка посмотреть... Бугай 7 имеет смысл, как и Движок 6... Подожди, Умник 1? Как, чёрт возьми, это работает?
     accelpoeration (Ветеран)
     Ответ от 1 Сентября 2010:
     Очевидно, СКП знает что-то, чего не знаем мы. На страницу спекуляций!
     soulcookie (Новичок)
     Ответ от 1 Сентября 2010:
     Блин, у Сталевара была его первая драка в городе, а все просто зациклились на Супергёрл... :(
     derpritter (Ветеран)
     Ответ от 1 Сентября 2010:
     Что ж, мы уже знаем и любим Сталевара. Супергёрл же неизвестна, загадочна...
     marcobsalazarm (Ветеран) (Фанат кейпов)
     Ответ от 1 Сентября 2010:
     Трудно быть загадочной, когда у неё на груди гигантская буква S, если только наброски СКП не являются неточными. Что это вообще означает?
     Kolonel Klingon (Ветеран) (Парень в Теме)
     Ответ от 1 Сентября 2010:
     Супергёрл, конечно :p
     Weld (Подтвержденный Кейп)
     Ответ от 1 Сентября 2010:
     По её словам, это означает надежду. И это всё, что я могу сказать.
     Xero Key (Автор Темы) (Ветеран) (Поклонница Кейпов)
     Ответ от 1 Сентября 2010:
     Вы почтили нас своим присутствием. И спасибо за информацию, даже если мой беглый поиск не дал никаких результатов.
     soulcookie (Новичок)
     Ответ от 1 Сентября 2010:
     Дерьмо :0. Я не хотел обидеть тебя этими металлическими каламбурами, честное слово...
     Weld (Подтвержденный Кейп)
     Ответ от 1 Сентября 2010:
     О, я не обижаюсь на такой искромётный юмор. У меня просто стальные нервы)
     Xero Key (Автор Темы) (Ветеран) (Поклонница Кейпов)
     Ответ от 1 Сентября 2010:
     Приятно видеть, что у тебя есть чувство юмора.
     soulcookie (Новичок)
     Ответ от 1 Сентября 2010:
     Я думаю, что мы только что вошли в историю ПХО...
     (Конец страницы.)
     S
     Похоже, они были такими же невежественными, как и он. Сталевар нахмурился. Этот знак был ужасно похож на букву S, но в форме были небольшие различия, достаточные, чтобы привлечь его внимание. Знак напоминал ему свернувшуюся кольцом змею, пытающуюся вырваться из окружающего ее алмаза.
     Вздохнув, он выключил компьютер и откинулся на спинку стула, глубоко вслушиваясь в музыку. Вкус был призраком того, чем он должен был быть, и его металлические железы мешали наслаждаться большинством других ощущений, но воздействие музыки не уменьшалось. Иногда он мог часами напролет проигрывать песни в наушниках; ему нравился практически любой жанр, и выбирать было из чего.
     Только когда его будильник запищал, он понял, что наступило утро. Взглянув на часы, он увидел, что уже половина седьмого. Это оставляло ему еще пятьдесят пять минут до начала занятий. Согласно памятке, которую Пиггот дала ему за два дня до этого, он должен был поступить в Аркадию на очное обучение; один только его внешний вид вызвал бы подозрение о других Стражах, если он будет общаться с ними, так что программа совместного обучения отпадала.
     Встав со своего места, он схватил невзрачный рюкзак, который ему дали, и перекинул его через плечо. К счастью, молнии были сделаны из пластика, а сам рюкзак был из сверхпрочной ткани; они много думали о том, чтобы ему было удобно.
     Закрепив сумку, он вышел из своей комнаты и направился по коридору к парковке. Там его ждала машина, дешевый Сатурн, предназначенный для того, чтобы не привлекать внимания, а пластиковый корпус означал, что ему не составит труда открыть дверь. Водитель слегка кивнул ему, когда он сел сзади, а затем рывком нажал на педаль газа.
     Это была долгая поездка, учитывая, что Аркадия находилась в пригороде, и он нашёл время, чтобы полюбоваться панорамой города. Броктон-Бей был меньше Бостона, это точно, и он казался более… ветхим. Многие здания были заброшены и покрыты граффити, а доки выглядели просто кучей ржавчины. Однако в то же время в центре города стояло несколько новых небоскребов, которые очень напомнили ему Бостон.
     Машина наконец остановилась, и он понял, что находится в Аркадии. Кивнув водителю, он вышел, и машина умчалась. Сделав глубокий вдох, он зашагал вперед.
     Даже по прошествии двух лет он так и не смог до конца привыкнуть к тому, что люди пялятся на него. Коридоры Аркадии были переполнены учениками, но они расступались перед ним, когда он шёл в класс, как Моисей по дну Красного моря. Многие начали перешептываться между собой, а некоторые указывали пальцем. Этого следовало ожидать, но это не означало, что ему это должно было нравиться.
     Наконец, он пришёл в класс. Учителя ещё не было, что дало ему некоторое время, чтобы подготовить свои записи. В аудитории уже сидело несколько студентов, болтавших между собой, но они замолчали, когда он сел впереди. Он проигнорировал их и расстегнул молнию на рюкзаке, доставая блокнот и карандаш. Он даже не мог пользоваться большинством записных книжек, учитывая, что его руки прилипли бы к металлу их спирали.
     В класс ввалилось еще больше учащихся, занимая любые места, которые не были непосредственно рядом с ним. Вероятно, это было к лучшему; он с иронией вспомнил инцидент в Бостоне, когда браслет девушки застрял у него в ухе, когда она проходила мимо него. Заглянув в свой блокнот, он начал заполнять дату и класс; организация была важна в школе.
     — Это место занято?
     Он поднял глаза. Рядом стояла долговязая девушка, нервно переминаясь с ноги на ногу. Её чувство стиля было... своеобразным, если не сказать больше. На ней были мешковатые джинсы и зеленая толстовка на два размера больше, чем нужно, даже для её высокой фигуры. Её длинные и вьющиеся чёрные волосы были заплетены в косички, а на остром носу покоилась толстая пара очков, закрывавших её голубые глаза.
     Сталевар моргнул.
     — Эм, место не занято.
     — Спасибо, — сказала девушка высоким голосом. — Большинство других мест заняты, а это близко к двери.
     Она села, снимая рюкзак. Вытаскивая свой блокнот, она случайно пошарила и уронила его на пол. Застенчиво хихикая, она схватила его и посмотрела на Сталевара.
     — Извини, немного нервничаю. Я здесь новенькая, а моя подруга не смогла пойти со мной.
     — Не волнуйся, — ответил Сталевар.
     — Все нервничают в свой первый день, без исключения.
     Девушка улыбнулась, обнажив металлические брекеты.
     — С-спасибо. Ты, должно быть, тоже нервничаешь.
     Сталевар пожал плечами.
     — В основном меня просто беспокоит то, что я должен быть здесь. Большинство детей, которых я слышу, смотрят на меня так, как будто я прилетел с другой планеты.
     Смешок.
     — О, они такие со всеми, кто хоть немного отличается от них. Ты бы слышал, что они говорили обо мне; девушки могут быть действительно противными.
     — Однако, похоже, ты не такая. — Улыбнулся Сталевар, протягивая руку. — Я Сталевар.
     После минутного колебания девушка пожала её, её хватка была на удивление крепкой.
     — Я Тейлор, — представилась она. — Тейлор Эберт.
     — Приятно познакомиться, Тейлор.
     Вошёл учитель, и он повернулся лицом к передней части класса. Тейлор сделала то же самое, ссутулившись на своем сиденье. Сталевар взглянул на неё краем глаза, размышляя. По какой-то причине в ней было что-то ужасно знакомое, хотя он не мог точно определить, что именно. Что-то подсказывало ему, что в конце концов, он во всём разберётся.

2.05

     Как и в других средних школах, в Аркадии на обед выделялся час. Студентам это нравилось — у них было время пойти домой и поесть со своей семьей или почитать и позаниматься, быстро покончив с едой. Однако для человека, которому не нужно было есть и который мог выполнять домашнее задание со скоростью, в которую невозможно было поверить, часовой перерыв оставлял не так много вариантов.
     Кроме того, казалось, что и Сталевару практически нечем было заняться. Насколько я могла судить, он ничего не ел. Вместо этого, он проводил время, слушая музыку в наушниках, его голова мягко покачивалась в такт ритму. Настроившись, я услышала, что он слушает джаз двадцатых годов; Дюка Эллингтона, если быть точной.
     Казалось, он не замечал моего приближения, пока моя тень не упала на стол. Подняв взгляд, он снял наушники и слегка улыбнулся. Несмотря на металлическую форму, черты его лица были довольно привлекательными.
     — Можно мне посидеть с тобой? — поинтересовалась я. — Я здесь никого не знаю, и на меня несколько раз бросали косые взгляды.
     — Конечно, — ответил он, снова надевая наушники.
     Сев, я достала книгу по изучению китайского языка. Даже в детстве мне никогда не было трудно учиться чему-то новому; мне удалось освоить математическое исчисление и дифференцирование до того, как я поступила в среднюю школу. Было ли это как-то связано с моими способностями или с моей инопланетной природой, я не знала. Открыв книгу, я начала читать. Несколько взглядов на каждое слово, а также молчаливое произнесение их в руководстве по произношению, и они навсегда отпечатывались в моем мозгу. Я часто подумывала о том, чтобы просто пойти в библиотеку и прочитать всё, что там есть, но это привлекло бы нежелательное внимание. Тем не менее, я уже освоила несколько языков, таких как испанский и португальский.
     Я была примерно на середине, когда услышала, как Сталевар произнёс:
     — Мандарин, да?
     Захлопнув книгу, я взглянула на него. Он снял наушники и засунул их обратно в сумку, и теперь пристально изучал меня. Было похоже, что он пытается понять, что за странная девушка перед ним, и мне вдруг стало интересно, раскусил ли он мою маскировку.
     — С-стало любопытно, — ответила я. — Открывает много рабочих мест в городе. Медицина, бизнес и тому подобное.
     — Я пытался выучить несколько новых языков, но они так и не прижились у меня, — пояснил Сталевар. — Математика и английский — это то, в чём я хорош. Как и в изучении паралюдей.
     — Взволнован предстоящей контрольной по истории в следующем семестре?
     — Я уже прочитал материал по теме. Я не сплю, поэтому у меня много свободного времени, чтобы учиться и слушать музыку.
     Он не спал? Я думаю, в этом был смысл, хотя даже большинству паралюдей всё ещё требовался отдых. Казалось, у нас было много общего, больше, чем я первоначально думала.
     — Какую музыку ты слушаешь? — поинтересовалась я.
     — На самом деле, практически любой жанр. Поп, джаз, классика, рок; что бы ты не назвала, я уже, вероятно, слушал.
     Я улыбнулась.
     — Мне тоже нравится большинство жанров. Возможно, я даже знаю несколько таких, которых ты не знаешь.
     Сталевар усмехнулся.
     — Сильно сомневаюсь. Но я бы хотел послушать, что ты слушаешь.
     — Извини, я не ношу с собой кассеты, — ответила я. — Хотя, возможно, я смогу принести их завтра.
     — Было бы неплохо, — сказал Сталевар. — Ты случайно не знаешь каких-нибудь хороших местных магазинов? Я фанат винила, он не прилипает к моим рукам.
     — Да, я могла бы показать тебе окрестности.
     — Спасибо, это было бы здорово. — Он сделал паузу, затем наклонился вперёд. — Знаешь, это приятный сюрприз.
     Я нахмурила брови.
     — Какой?
     — Обычный разговор. Я имею в виду, разговор о нормальных вещах, а не о работе или… ты знаешь, что я имею в виду. Ни разу ты ничего не сказала о том, как я выгляжу, или о том факте, что я кейп. Ты разговаривала со мной, как… как будто я нормальный.
     — Ну, я просто подумала, что ты устаешь от этого, — ответила я, пожимая плечами. — Я не хотела быть грубой или что-то в этом роде.
     — Я ценю это, Тейлор, — сказал Сталевар. — Итак, расскажи мне о себе. Ты давно здесь живешь?
     — Сколько я себя помню. Я выросла здесь, никогда не переезжая; Броктон-Бей у меня в крови. А как насчет тебя?
     — Я?
     Сталевар нахмурился.
     —Я думаю, на самом деле, не могу сказать много. На самом деле, я помню только последние четыре или пять лет; это было, когда меня нашли.
     — Нашли? — переспросила я.
     — Я действительно не люблю говорить об этом. Я Случай 53; это то, как они называют кейпов, чья сила радикально изменила их тело и начисто стёрла их разум. Проснулся на свалке, не помня ни о том, что произошло, ни даже о том, кем я был.
     — Э-это звучит ужасно, — заметила я. — Ты ничего не помнишь? Твоё имя, откуда ты родом?
     — Ничего. На самом деле, это беспокоит меня не так сильно, как ты думаешь; Меня приютили и социализировали, пока они пытались выяснить, что произошло.
     Через несколько месяцев я присоединился к Стражам Бостона, был высоко оценен. Когда вышестоящее начальство узнало о том, как плохо обстоят дела в этом городе, они решили, что мой перевод будет хорошим шагом.
     Прозвенел звонок окончания обеденного перерыва, и мы встали со своих мест. Сталевар перекинул рюкзак через плечо и улыбнулся мне.
     — Было приятно поговорить с тобой, Тейлор. Увидимся завтра, в это же время?
     Я улыбнулась в ответ.
     — Это з-звучит мило. И я принесу тебе несколько кассет.
     Сталевар усмехнулся.
     — Звучит заманчиво.
     Протиснувшись мимо меня, он направился к своему классу. Я посмотрела ему вслед, а затем вздохнула с облегчением. Несмотря на то, что мы разговаривали с ним почти час, он так и не распознал маскировку. Я задавалась вопросом, насколько это связано с тем фактом, что люди видят только то, что они хотят видеть, и насколько это связано с эффективностью самой маскировки.
     Я всё ещё не знала, почему я обещала принести новую музыку. Это было спонтанное, опрометчивое решение; какую музыку я могла бы принести, которую он раньше не слышал? С этой мыслью я пошла на урок.
     S
     — Ты хочешь, чтобы я записал криптонскую музыку? — переспросил Брэйниак.
     Я кивнула.
     — С этим есть какие-то проблемы?
     — Нет, просто запишу необходимые данные на одну из примитивных пленок, которые ты принесла. Я просто спрашиваю о цели, ведь я могу просто проиграть эту музыку для тебя.
     Я пододвинула стул и села, изучая ракету. Если бы я всмотрелась достаточно пристально, я могла бы увидеть, как почти готовый костюм завершается внутри с помощью машин, которые построил Брейниак. К завтрашнему дню я, наконец, смогу заменить свой старый костюм профессиональным изделием в комплекте с полезными инструментами.
     — Это… Я хочу, чтобы было что послушать, когда меня не будет дома, — наконец ответила я. — Я действительно хочу узнать больше о Криптоне, и прослушивание музыки на улице не вызовет подозрений по сравнению, например, с просмотром фильма.
     Это была ужасная ложь, но, похоже, она сработала. Одна из механических рук Брейниака взяла несколько лент и приготовила небольшое устройство. Он вставил в него кассеты, после чего оно чуть слышно зажужжало.
     — Итак, Тейлор. Какую музыку ты хотела бы, чтобы я записал?
     — Кем были некоторые из самых известных музыкантов на Криптоне? - поинтересовалась я.
     — На этот вопрос трудно ответить из-за его субъективного характера. Есть миллионы, из которых я мог бы выбрать, и каждый считается величайшим в определенном жанре в определенную эпоху. Сколько земных музыкантов ты можешь вспомнить, живших на протяжении хотя бы последних пятисот лет?
     — Справедливое замечание, — сказала я. — Тогда кто ваши самые старые музыканты? Что-то вроде криптонского эквивалента Баха или Моцарта.
     — Значит, стойкие музыканты. Позволь мне запустить поисковый буфер для музыкантов, чьё творчество имело значительное культурное значение на протяжении более десяти тысяч лет.
     Брейниак мигнул индикацией, затем продолжил.
     — Есть несколько примеров: Рак-Ул, которого принято считать основателем Первой Тоски Расширения; и Юла Мон-Эл, которая сочинила знаменитую Симфонию Объединения.
     — Звучит заманчиво. Не мог бы ты записать их самые известные произведения на кассеты? По одной кассете на каждого музыканта.
     — Конечно. Возможно, ты хочешь услышать кого-нибудь из них для начала?
     Я улыбнулась.
     — Пожалуйста.
     — Это Симфония Объединения, которую я упоминал ранее, — сказал Брейниак. — Юла Мон-Эл сочинила её по заказу нового криптонского правительства, чтобы отпраздновать объединение наций планеты в одно целое. Ей сто девяносто две тысячи шестьсот сорок восемь земных лет.
     Последовала секундная пауза, затем комнату начала заполнять музыка, не похожая ни на что, что я слышала раньше. Всё в ней казалось знакомым, но в то же время по-своему прекрасным; инструменты не были похожи ни на что на Земле, но при этом их звучание гармонично сливалось воедино. Я могла бы описывать мелодию, доносившуюся из динамика, до конца своих дней и всё равно не отдать ей должного.
     По моим щекам побежало что-то мокрое, и я поняла, что действительно плачу. Шмыгая носом, я вытерла слезы и сделала глубокий вдох. Часть меня просто хотела сидеть и слушать, услышать, какие ещё шедевры сохранил Брэйниак, но я знала, что ещё многое предстоит сделать.
     — Достаточно, — сказала я. — На данный момент этого достаточно.
     — Принято, — ответил Брейниак. — Я закончил запись музыки, как ты и просила.
     Кассеты тут же выскочили, и я поспешно сунула их в карман. Брейниак убрал машину обратно в недра ракеты, и я покинула подвал. Папа спал наверху, поэтому я парила над землей, направляясь в свою комнату и кладя кассеты в рюкзак.
     Как только это было сделано, я переоделась в свой костюм и вылезла в окно. Весь город был открыт для меня, огромное пространство зрелищ и звуков, которые варьировались от микроскопических до гигантских. Пожар в центре города, ограбление в нескольких кварталах отсюда, бесчисленное множество других чрезвычайных ситуаций… за ночь предстояло многое сделать.
     К счастью, я была не одна. Протекторат был там, расследуя более, чем несколько преступлений в городе, и были независимые герои, о которых стоило упомянуть, такие как Новая Волна. Может быть, я могла бы заскочить и помочь Стражам; Сталевар, вероятно, был бы на смене, и он был бы достаточно дружелюбен, чтобы работать со мной.
     Внезапно мои размышления прервал крик. Обернувшись, я увидела, что он исходит от маленького мальчика, не старше шести лет, который прижался к стене и безудержно плакал. Неподалеку на земле лежал мужчина, которого жестоко избивала пара головорезов АПП. Отец мальчика, судя по сходству лиц, или, может быть, его дядя.
     Я прибыла в считанные мгновения, приземлившись между мальчиком и головорезами, асфальт угрожающе затрещал при моём приземлении. Бандиты повернулись, чтобы посмотреть на меня после секундной паузы, и их глаза расширились, как блюдца, когда их осенило осознание. Один из них преодолел шок и вытащил пистолет, но я опередила его.
     В считанные секунды они были без сознания и привязаны к ближайшему телефонному столбу, связанные металлическим прутом, который я оторвала от ближайшего забора. Как только я убедилась, что они надежно зафиксированы, я обратила свое внимание на мальчика и раненого мужчину на улице. Ребенок стоял на коленях рядом с мужчиной, всё ещё плача, и я бросилась посмотреть, чем могу помочь.
     Мальчик посмотрел на меня опухшими от слез глазами, когда я опустилась на колени рядом с ним.
     — Por favor… mi papa…[4]
     — Le ayudaré[5], — ответила я.
     Мужчина был тяжело ранен, это было несомненно. Три ребра с правой стороны были сломаны, уродливые синяки проступали под кожей, и он с трудом делал каждый вдох. К счастью, его мозг не пострадал, и, похоже, не было никаких повреждений позвоночника - я могла нести его безопасно.
     Я осторожно взяла его на руки. Он застонал от боли, когда его подняли, но в остальном оставался без сознания. Переместив его в более удобное положение, я повернулась, чтобы посмотреть на мальчика, и заставила себя улыбнуться.
     Я сухо сглотнула.
     — Espera aquí[6].
     Мальчик кивнул, протирая глаза.
     — No se preocupe[7], — сказала я, пытаясь успокоить его. — Yo soy Superchica[8]
     С этими словами я взлетела.
     Рядом находилась больница - я приземлилась у запасного входа, стараясь не трясти мужчину на руках. Парамедикам потребовалось всего несколько мгновений, чтобы заметить меня, и они бросились ко мне с носилками. Аккуратно взяв человека, они положили его на них, а затем стали затаскивать внутрь. Я полетела обратно, чтобы забрать мальчика, и также отнесла его к парамедикам, быстро объяснив, что он сын этого человека.
     К счастью, они приняли его к себе. Вдалеке я слышала вой сирен, когда полиция отправилась задерживать головорезов, которых я обезвредила; одной причиной для беспокойства меньше. Вздохнув с облегчением, я снова поднялась в небо. Взлетев, я обратила внимание на свои руки и увидела, что они были покрыты кровью. Она уже застывала у меня на руках, и мне пришлось подавить позыв к рвоте, когда я полетела на пляж, чтобы смыть её. Я выудила из песка кусок пемзы и поскребла им руки, прежде чем запустить их в волны. Прохладная морская вода омывала меня, но не полностью пропитывала мою одежду, как будто моя сила сопротивлялась ей. Но при этом
     водоустойчивость не распространялась на кровь.
     Я сделала глубокий вдох, пытаясь не обращать внимания на комок в горле. Крик мальчика звенел в моей голове, как и слабое бульканье его умирающего отца, и я не могла их прогнать. Я могла вспомнить каждую деталь произошедшего, и от этого хотелось плакать, забыться.
     Нет. Испустив судорожный вздох, я поднялась на ноги и отряхнулась. Подобных вещей следовало ожидать; мне нужно было сосредоточиться на том факте, что жизнь мужчины была спасена, что у мальчика всё ещё был отец. Я не могла позволить ужасам овладеть мной. Этого не будет.
     Сжав кулаки, я взмыла в небо. Всё ещё оставалась работа, которую нужно было сделать.

2.06

     То, что второй школьный день пришёлся на пятницу, было благословением богов. Без Эммы, с которой можно было пообщаться, обед был единственным, чего я могла с нетерпением ждать — я уже знала материалы урока как свои пять пальцев, а большинство других учеников не хотели общаться со мной.
     Сев за обеденный стол, я достала книгу и погрузилась в чтение. Было немного неприятно читать в окружении других людей — я не могла просто пролистать страницы и закончить за несколько секунд. Тем не менее, это дало мне хоть какое-то занятие, помимо простого прослушивания бесчисленных звуков окружающего мира.
     — Теперь учишь русский, да?
     Я подняла глаза и увидела, что Сталевар садится за стол, придвигаясь поближе ко мне. За его улыбкой скрывалась теплота, и я не могла не улыбнуться в ответ.
     — Да, мандарин тяжеловато пошёл, — солгала я. — Решила, что с русским будет проще, и так оно и есть.
     — Ха, — сказал Сталевар. — Никогда бы так не подумал, учитывая, как странно выглядят слова, даже после перевода.
     Расстегнув молнию на рюкзаке, он вытащил толстый том по парачеловеческим исследованиям и бросил его на стол. Он уже был битком набит заметками и закладками, зажатыми между страницами, и я поняла, что это была его личная копия для использования. Однако он не открыл его, вместо этого он решил повернуться ко мне.
     — Итак, какая музыка у тебя есть?
     — Я думаю, тебе понравится, — сказала я, вытаскивая кассеты из кармана. — Ты ведь можешь использовать этот тип кассет?
     — Да, — ответил Сталевар, протягивая руку, чтобы взять кассеты. — Они полностью совместимы с плеером, спасибо, Тейлор.
     Порывшись в рюкзаке, он вытащил старый кассетный проигрыватель и включил первую кассету. Надев наушники, он откинулся на спинку сиденья и внимательно слушал, уставившись в пространство. Прошло несколько мгновений, затем его глаза начали расширяться. Настроившись, я поняла, что он приближается к тому моменту, когда первая часть стала действительно хорошей. Его голова начала подпрыгивать в такт ритму, и на его лице появилась широкая улыбка.
     — Это действительно хорошо, — сказал он. — Типа, действительно хорошо. Где ты это взяла?
     — Это, эм, была коллекция моей мамы, — поспешно ответила я. — Она была любителем музыки в семье, и она втянула меня в это. Однако она никогда не говорила мне, где купила его, и я действительно не разбираюсь в этом жанре.
     — Чёрт возьми, я даже не уверен, какой это жанр. Это что-то вроде классики, но в ней так много разных стилей, понимаешь? И инструменты — это тоже не то, что я привык слышать.
     Я пожала плечами.
     — Я думаю, что исполнитель иностранный, но я не уверена.
     — Я тоже, — ответил он.
     Несколько минут прошло в тишине, затем Сталевар неохотно поставил музыку на паузу. Вытащив кассету, он вставил другую и начал слушать эту. Казалось, ему эта нравилась ещё больше, если судить по покачиванию его головы, и он очень неохотно снимал наушники по прошествии нескольких минут.
     — У твоей мамы есть ещё что-нибудь из этого? — он спросил. — Ты должна спросить её о жанре.
     — Она, эм, умерла, — сказала я, отводя глаза. — Она оставила мне записи.
     Сталевар нахмурился.
     — Прости, Тейлор, я не знал об этом.
     — Это не твоя вина, — ответила я, слабо улыбаясь. — Я не говорила тебе об этом.
     — Всё равно следовало догадаться, — вздохнул Сталевар. — Тебе вернуть кассеты?
     — Нет, нет, ты можешь оставить их себе на выходные, — ответила я. — Просто будь осторожен с ними, хорошо?
     — Хорошо, — ответил он, кивая. — Не волнуйся, они в хороших руках, Тейлор.
     Сталевар положил кассеты в свой рюкзак вместе с книгой; похоже, он решил пока не читать. Он вытащил несколько своих кассет и протянул их мне, слегка улыбаясь.
     — Кто исполнитель? — спросила я, забирая кассеты.
     — Это сборник из моих любимых исполнителей, — ответил он. — Я слушаю его, когда читаю на базе. Ты тоже можешь оставить их себе на выходные.
     — С-спасибо, — сказала я. — Могу я одолжить твой кассетник?
     Сталевар улыбнулся.
     — Конечно, Тейлор.
     Надев наушники, я вслушалась. Как оказалось, у Сталевара был фантастический музыкальный вкус; на его кассете были песни самых разных жанров, каждая из которых была по-своему великолепна. Джаз, поп, хип-хоп; подборка поражала широтой жанров. Я показала ему поднятый большой палец, вызвав широкую улыбку. Я послушала кассету ещё немного, затем вынула её из кассетника и положила в карман.
     — Спасибо, — сказала я, возвращая ему плеер.
     — Без проблем, — ответил Сталевар. — Знаешь, я тут, эм, подумал…
     — Да?
     Если бы Сталевар мог краснеть, он бы ярко покраснел, когда говорил. — Ты не хочешь как-нибудь потусоваться? Я имею в виду, когда мы не в школе и всё такое.
     — З-звучит заманчиво, — сказала я, мой голос практически пискнул. — Да. Мне бы этого хотелось.
     Прозвенел звонок, и Сталевар взглянул на часы.
     — Уже? Подожди, дай я дам тебе свой номер телефона.
     Он вырвал листок бумаги из своего рюкзака и записал на нём номер, затем протянул его мне. Я сунула его в карман, затем поднялась на ноги, улыбаясь.
     — Скоро увидимся, — сказала я.
     — Конечно, — ответил Сталевар, поворачиваясь к выходу.
     Я направилась в свой класс, болезненно ощущая жар на своих щеках. Это действительно только что произошло? Неужели Сталевар, парень, только что дал мне свой номер телефона? На самом деле, это было удивительно непривычным — такого раньше никогда не случалось. Парни, как правило, вальсировали мимо меня и приставали к Эмме — я была той самой подругой-буфером. Конечно, она несколько раз пыталась брать меня с собой, но из этого ничего не вышло.
     Я вытащила бумажку и прочитала номер. Было ли в этом что-то ещё? Он просто сказал потусоваться, а не давай попрактикуемся в искусстве смешивать наши лица вместе, и Сталевар не был похож на парня, который мог бы это сделать.
     Сложив лист, я засунула его обратно в карман и продолжила движение в класс. Кроме того, сначала мне нужно было позвонить ещё кое-кому.
     S
     Позже в тот же день я снова была в парке. Погода становилась прохладнее, воздух свежел, но до конца лета было ещё далеко. На улице было меньше людей, так как это была вторая половина дня в будний день, что идеально подходило для того, что мне нужно было сделать.
     Джонс сидел на обговоренной нами скамейке и читал толстую книгу. Присмотревшись, я увидела, что он читает валлийскую поэзию. К сожалению, моё понимание этого языка было скудным, и я сделала мысленную пометку изучить его позже, когда будет время.
     — Добрый день, мистер Джонс, — поздоровалась я.
     Он поднял глаза, удивленно моргая.
     — Я почти не узнал тебя на мгновение. Хорошая работа с маскировкой, должен сказать — большинство людей не заподозрили бы правды. Проходи, садись.
     Я села на другой край скамейки и закинула ногу на ногу. Джонс захлопнул книгу и повернулся ко мне с профессиональным выражением лица. Кроме бегуна трусцой, который двигался мимо, в радиусе ста футов вокруг нас не было никого, кто мог бы услышать разговор.
     — О чём ты хочешь поговорить? — спросил он. — Тебе нужны мои детективные услуги?
     Я покачала головой.
     — Мне нужна ваша помощь как бывшего директора СКП. Что вы можете рассказать мне о АПП, чего я еще не знаю?
     Джонс откинулся назад, нахмурив брови.
     — Дай-ка подумать… Ну, они определенно самая крупная банда с точки зрения общей численности, даже если у них не так много кейпов, как у Империи. Даже меньше, теперь, когда ты захватила Тенгу. Кстати говоря, хорошая работа.
     — Спасибо, — кивнула я.
     — Сейчас АПП состоит из представителей многих национальностей и этнических групп из Азии, — продолжил Джонс. — Если ты хотя бы немного знаешь историю, то знаешь, что обычно это плохо кончается. Лунг удерживает банду вместе с помощью запугивания и страха — никто не осмеливается перечить ему, даже самые крутые головорезы из Империи. Я не хотел заранее вдаваться в подробности, но он присутствовал на Кюсю.
     — Это было худшее нападение, верно?
     Джонс кивнул.
     — Левиафан атаковал это место в течение трёх часов, прежде чем его прогнали, оставив после себя два миллиона убитых. Согласно некоторым источникам, континентальная плита треснула бы ещё через час или около того от давления воды, и остров ушёл бы под воду. К счастью, до этого не дошло.
     — Лунг прогнал его?
     — Более или менее — Зеленый Дракон тоже был там, вместе с Протекторатом и местными героями. Два дракона против одного драконоподобного, я полагаю. Тем не менее, это дало нам в СКП хорошую оценку того, на что способен Лунг, какой силой он может обладать, если дать ему достаточно времени для разрастания. Он легко может стать самым могущественным кейпом в городе, если его быстро не схватят, и именно поэтому он всё ещё на свободе.
     — Значит, без Лунга банда раскололась бы?
     — Быстрее, чем он хотел бы признать. — Джонс наклонился вперед, на его лице внезапно появилось выражение беспокойства. — У меня плохое предчувствие относительно того, зачем ты меня расспрашиваешь.
     — Что вы имеете в виду? — поинтересовалась я.
     — Тебе кто-нибудь говорил, что ты ужасная лгунья? — спросил Джонс. — Я знаю, что ты подумываешь о том, чтобы принять бой с Лунгом. У многих кейпов была такая же идея — они либо поумнели, либо умерли. Болезненно. Чтобы справиться с таким кейпом, нужна координация, командная работа и чертовски хороший план; недальновидность может привести к смерти.
     Мое лицо посуровело.
     — Я могу спросить, как долго Протекторат работает над этим?
     Джонс замолчал.
     — Протекторат и СКП боятся того, что может произойти, не так ли? — продолжала настаивать я. — Я достаточно знаю историю, чтобы знать, что вакуум власти может привести к хаосу, и это явно не тот результат, которого они хотят достичь.
     — Я никогда не соглашался с этим, — вздохнул Джонс. — Я оказывал большое давление на своё начальство, пытаясь получить больше кейпов в городе, чтобы мы могли справиться с этими бандами. Я знаю, к чему ты клонишь, Тейлор, и я согласен с тобой. Борьба за власть может быть плохой, если мы не вмешаемся достаточно быстро, чтобы справиться с ситуацией, но нынешняя ситуация — уже плохая.
     — Прошлой ночью я видела мальчика, взывающего о помощи, когда два головореза из АПП избивали его отца до полусмерти. Я видела страх в его глазах, слышала, как колотится его крошечное сердечко о ребра. Он будет помнить об этом всю оставшуюся жизнь. А как насчёт других жертв АПП и Империи? Люди, которых они убили, или пытали, или ставшие жертвами? Сколько девушек попало в их сети сексуального рабства?
     — Слишком много, — сказал Джонс. — Я видел те вещи, о которых ты говоришь; это не даёт мне спать по ночам.
     — Так что я не позволю этому продолжаться, — ответила я твердым голосом. — Всему этому. Всему этому противостоянию между АПП и Империей. Оно будет окончено сейчас. Я не собираюсь нарушать баланс сил в криминальном подполье — я собираюсь втоптать его в землю и сделать так, чтобы оно никогда не восстановилось.
     — Ты думаешь, что сможешь сделать это сама? — спросил Джонс. — Тебе понадобится помощь на этом пути, ты должна это знать.
     Я кивнула.
     — Конечно, я это осознаю, но не стоит меня недооценивать. У меня в рукаве припасено немало трюков, которых ещё никто не видел.
     — Ясно, похоже, что я не могу отговорить тебя от этого. — Джонс вздохнул и поднялся на ноги. — Не стесняйтесь обращаться за помощью. Будь осторожна, Тейлор, и удачи тебе.
     — Спасибо, — ответила я. — Хорошего дня, мистер Джонс.
     — Пожалуйста, зови меня Джоном, — отозвался он в ответ, уходя. — Мистер Джонс заставляет меня чувствовать себя старым.
     — Джон, — сказала я себе, глядя ему вслед. — Джон Джонс. Приятное звучание.
     Вздохнув, я поднялась на ноги и отправилась в долгий путь домой. Солнце стояло низко над горизонтом, и мне нужно было вернуться в дом к папе. Я планировала приготовить для него хорошую лазанью — мне следовало поторопиться для начала готовки. Однако после этого у меня появятся другие дела.
     S
     Глубокой ночью, после того как папа лег спать, я спустилась вниз с кружкой чая в руке. Брейниак всё ещё стоял в углу, тихо гудя в инфразвуковом диапазоне, пока он работал, и засветившись, когда я скользнула вниз по последним ступенькам в подвал.
     — Добрый вечер, Тейлор.
     — Добрый вечер, Брэйниак, — ответила я, ставя кружку на рабочий стол. — Как продвигается работа?
     — Твой костюм наконец-то готов, после некоторых настроек в последнюю минуту, — ответил Брейниак. — Ты хотела бы его увидеть?
     — Чёрт возьми, да! — Отозвалась я. — Я ждала этого целую вечность; наконец-то я хочу посмотреть, как это выглядит.
     — Очень хорошо.
     Отсек на ракете открылся, и механическая рука подняла костюм, чтобы я могла его увидеть. Это было определённо улучшение по сравнению с тем, что я сделала для себя — во-первых, это был цельный кусок ткани, сшитый специально для меня. Шагнув вперед, я провела рукой по ярко-синей ткани костюма, зажимая её между пальцами. На ощупь она была почти как шелк, но при этом отличалась, хотя чем именно я бы не смогла описать.
     Развернув его, я увидела, что молния находится на спине, как я и задумала. Быстро стянув с себя одежду, я сняла костюм с удерживающих его креплений и надела, удивляясь тому, каково это на ощупь. Он не был похож на спандекс или другие обтягивающие материалы; на самом деле, он был довольно толстым, но он подходил мне лучше, чем моя собственная кожа. Застегнув молнию, я начала разминку, проверяя, как реагирует костюм. Казалось, он почти не сковывал движения, не натирая и не собираясь складками.
     — Это удовлетворительно? — поинтересовался Брэйниак.
     — Это потрясающе, — выдохнула я.
     — Я также синтезировал пояс, который ты просила, с некоторыми дополнениями.
     — О?
     — Ты можешь посмотреть сама и высказать мне свое мнение по этому поводу.
     Обернувшись, я увидела жёлтый пояс, подвешенный на другой механической руке. Он выглядел очень похоже на то, как я его задумала, имея множество отделений и зажимов для хранения. В некотором смысле это очень напомнило мне служебные ремни, которые носят полицейские и сотрудники СКП, но был более обтекаемым и стилизованным.
     Взяв его, я с тихим щелчком застегнула его вокруг талии, убедившись, что пряжка застегнута правильно. Как только это было сделано, я схватила свой плащ и накинула его на плечи. Что-то в ткани моего костюма сдвинулось, прочно удерживая плащ. Боже, я люблю криптонские технологии.
     — Вот это правильная форма, — сказала я, крутясь на месте. — Это похоже на то, что носил бы Триумвират.
     — Тебе ещё что-нибудь нужно, Тейлор? — спросил Брэйниак.
     Я сделала паузу, вспоминая то, о чём предупреждал Джонс. Если я собиралась довести до конца то, что планировала, мне нужно было быть готовой.
     — Ты можешь синтезировать безопасный транквилизатор? — поинтересовалась я. — Такой, который может быть дозирован в зависимости от того, в кого попадает дротик?
     — Простая задача, — ответил Брейниак. — Подожди десять минут.
     Я ждала, нетерпеливо постукивая ногой. Взглянув на свой чай, я решила выпить его, пока Брейниак синтезировал транквилизаторы. Больше по привычке, чем по чему-либо еще, я осторожно подула на поверхность… и образовалось несколько хлопьев льда.
     Я удивленно моргнула, затем подула снова, сильнее, чем раньше. И действительно, над моим чаем образовался тонкий слой льда, который затем быстро начал таять. Инфракрасный свет, исходящий от поверхности, был более тусклым, чем раньше, и я осторожно сделала глоток. Чай был прохладнее, чем раньше, но не остывший, и я сделала большой глоток. Что ж, это было определенно ново.
     К тому времени, как я допила чай, из ракеты вылетело три дротика, и я осторожно схватила их. Осмотрев их ещё раз, я положила их в контейнеры на поясе. Они могут пригодиться позже сегодня вечером. Наконец, я была готова. Бесшумно взлетев по лестнице, я выскользнула из дома, а затем взлетела. Я поднялась высоко в воздух, высоко над городом, затем посмотрела вниз.
     Не потребовалось много времени, чтобы найти сердце деятельности АПП — большой склад недалеко от воды. Вокруг патрулировало множество охранников, многие из них с оружием, а другие члены банды бездельничали в окружающих зданиях. Многие пили, а один из складов, похоже, являлся импровизированным хранилищем их барахла. В главном здании было ещё больше членов банды. Они Ли, казалось, рыскал по краям, время от времени используя свою силу для достижения точек обзора, высматривая незваных гостей. Но кое-кто ещё привлек моё внимание — кто-то гораздо более опасный, чем Они Ли.
     Сам Лунг сидел на одном из верхних этажей здания, откинувшись на спинку кожаного кресла, и наблюдал за работой своих подчиненных. Он был крупным, крупнее большинства мужчин, и на нём не было рубашки, чтобы скрыть его мускулистую верхнюю часть тела. Его руки и грудь покрывали татуировки драконов, все они были выполнены в восточном стиле, а чтобы скрыть лицо, он носил сложную металлическую маску. Заглянув под неё, я увидела довольно жесткое лицо с холодными глазами.
     Я не должна была этого делать. Может быть, мне следовало попытаться получить помощь от Протектората, подстегнуть их к действию. Но Джонс был прав, когда сказал, что они боялись грядущей борьбы за власть. Сколько преступлений совершит АПП, пока я буду пытаться заставить Протекторат остановить их?
     Сделав глубокий вдох, я направилась прямиком к сердцу АПП.

2.07

     Сначала я направилась туда, где содержались девочки. Их держали на складе довольно далеко от того места, где в настоящее время проживал Лунг — запихивая во временные камеры, словно сардин в консервную банку.
     Всего их было двадцать три, большинство примерно моего возраста. Оказалось, что они были свежими, судя по тому, что их одежда ещё не была полностью грязной. На складе вместе с ними был лишь один охранник, смотрящий телевизор, в то время как ещё один стоял у двери.
     Мысль о том, какое будущее может ожидать этих девушек, заставила мою кровь закипеть. Охранник снаружи не успел среагировать, прежде чем я упала с неба и ударила его в подбородок. Он беззвучно рухнул на землю, и я убедилась, что привязала его ремнем, прежде чем выбить дверь. Другой охранник развернулся на стуле, хватаясь за пистолет, который лежал у него на столе, но я опередила его. Вырвав пистолет из его руки с достаточной силой, чтобы сломать несколько пальцев, я вырубила и его. В его кармане был мобильный телефон, и я позаботилась о том, чтобы захватить его, прежде чем отправиться проверять заключенных.
     Девушки отпрянули от решетки, когда я шагнула вперед, в их глазах был ужас. Рефлекторное вздрагивание красноречиво говорило об обращении с ними, и я почувствовала себя немного виноватой из-за того, что так напугала их. Здесь воняло грязью и отходами — конечно, АПП не заботились об их гигиене. Многие из них уже выглядели изможденными и истощенными, с запавшими глазами.
     — П-пожалуйста, — сказала одна из девушек, прижимаясь к остальным. — П-п-помоги нам.
     — Именно поэтому я здесь, — ответила я, стараясь звучать успокаивающе. — Не волнуйтесь, я вас вытащу.
     Сделав глубокий вдох, я шагнула к ближайшей клетке. Замок смялся в моих руках, когда я вырвала его, и ворота со скрипом распахнулись. Отступив назад, я позволила девушкам медленно выйти. Я проделала то же самое с другими клетками, пока все они не были освобождены из своих клеток. Я бросила телефон девушке, которая говорила раньше, затем выпрямилась.
     — Вам нужно убираться отсюда как можно быстрее. На заднем дворе есть безопасный переулок — я проверила его на наличие бандитов АПП. Позвоните в полицию и в СКП, расскажите им, что происходит.
     Девушка сглотнула.
     — Н-насчет этого?
     Я кивнула.
     — АПП закончится сегодня вечером — я позабочусь об этом. В ближайшие несколько минут будет чертовски шумно, и я не хочу, чтобы вы пострадали в гуще событий. А теперь идите!
     Медленно, одна за одной, девушки начали выходить через открытую дверь, следуя моим указаниям. Я понаблюдала за ними минуту или две, чтобы убедиться, что они не столкнулись с какими-либо проблемами, затем переключила свое внимание на другие насущные проблемы. На территории АПП было много складов, многие из которых были заполнены вооруженными головорезами. Хотя у них, вероятно, не было ничего более впечатляющего, чем гранаты, я не хотела рисковать.
     И, конечно же, всё ещё оставался вопрос об Они Ли и Лунге. Только они вдвоём составляли костяк банды — оружие могло сделать не так много, чтобы выровнять игровое поле, когда один человек мог стереть с лица земли целый городской квартал. Если то, что Джонс сказал о Лунге, было правдой, мне нужно было покончить с ним максимально быстро.
     Мысль о том, что иначе он сожжет дотла все Доки, не была привлекательной. Хрустнув костяшками пальцев, я принялась за работу.
     Поблизости находились ещё два склада, где АПП готовила свои наркотики для торговли. Значительное число рабочих, находившихся там, казалось, были невольными участниками, учитывая, как нервировало их присутствие охранников. Я подлетела к одному из складов, пробив стену и выведя из строя бандитов внутри. Как только они упали, многие рабочие начали разбегаться, используя для побега отверстие, которое я сделала.
     Судя по звуку отдаленных сирен, что-то подсказывало мне, что далеко они не уйдут. Полиция с пониманием отнесётся к их беде — хорошо известно, что многие люди вынуждены работать на крупные банды, но их всё равно нужно оформлять по закону, чтобы убедиться в этом. Меня это не совсем устраивало, но я знала, что это нужно сделать.
     К тому времени, когда я закончила со вторым из складов по продаже наркотиков, АПП начали осознавать, что происходит. Головорезы высыпались из своих укрытий, размахивая мешаниной оружия, от ножей до штурмовых винтовок. Уголком глаза я заметила пепел, и Они Ли телепортировался на улицу, мертвые глаза смотрели из-под стилизованной маски.
     На складе должно было собраться не менее пятидесяти бандитов, и это не считая тех неприятностей, которые мог доставить Они Ли. Лунг, вероятно, тоже обратил на это внимание, и это дало бы ему время набраться сил, стать ещё сильнее. Я закрыла глаза, пытаясь успокоиться. Сосредоточься. Затем я перешла к активным действиям.
     Я двигалась как в тумане, пробираясь между головорезами, вырубая их одного за другим. Время, казалось, едва двигалось, поскольку я двигалась быстрее, чем когда-либо прежде, движения головорезов становились вялыми, как будто они пытались двигаться сквозь патоку. К тому времени, как один из них падал на землю, ещё четверо выбывали из игры. Должно быть, это было ужасающее зрелище для них, видеть, как их друзей так быстро уничтожают, но то, что я видела ранее, не позволяло мне сочувствовать.
     Они Ли телепортировался, копия, оставленная на его месте, рассыпалась в прах, когда я ударила по ней. Его сердце снова забилось, и я повернулась, чтобы увидеть, что он перебрался на пожарную лестницу. Он мог пока подождать — я решила сначала обезвредить обычных бандитов.
     Ещё несколько выбегали из близлежащих складов, но толку от них было столько же, как от сетчатой двери на подводной лодке. В считанные минуты все они оказались на земле. Некоторые были закованы в наручники или связаны ближайшими цепями, в то время как для остальных мне нужно было использовать менее традиционные средства удержания. Ремни, шнурки — всё, что я могла достать. СКП и полиция прибудут достаточно скоро — они смогут лучше справиться с ними, когда всё будет закончено.
     Теперь я могла сосредоточиться на реальных силах АПП. Они Ли бросил в меня гранату со своего наблюдательного пункта на пожарной лестнице. Мне бы это не повредило, но я знала, что обычные бандиты не настолько прочны. Подлетев, чтобы поймать её, я подбросила её как можно выше в воздух. Раздался резкий треск, когда граната преодолела звуковой барьер, а затем она взорвалась полсекунды спустя, посыпав землю дождем осколков. Если не считать нескольких царапин, головорезы на земле не пострадали.
     Я бросилась на Ли прежде, чем он успел приготовить ещё одну гранату. Однако удар по лицу лишь заставил опасть горкой пепла очередную копию. Пытаться справиться с ним было неприятно: из-за его силы я не могла определить, когда он уже телепортировался. Прислушиваясь к его сердцебиению, я повернулась и увидела, что он вернулся на землю. Летя вниз, я ударила его в подбородок, и он рухнул, не превратившись в пепел. Когда Ли, наконец, был повержен, оставалось разобраться только с одним. Позади себя я услышала, как двери главного склада смялись и откинулись наружу, когда оттуда выскочило нечто огромное, его массивное сердце стучало, как басовый барабан. Я медленно повернулась и увидела, как он движется вперед, а языки пламени танцуют вокруг его тела.
     Лунг.
     Он уже вырос до пятнадцати футов в высоту, чешуя блестела, как гладкие камни, когда огонь омывал их. Теперь он был больше драконом, чем человеком, его фигура была коренастой, а грудь расширялась, кости трещали и перестраивались под стальными мышцами. Длинная голова повернулась в мою сторону, сидя на змеиной шее, и я могла видеть ярость в его слишком человеческих глазах.
     — Ооо, — прорычал он низким рокочущим голосом. — бью, тебоо-.
     Убью тебя, — расшифровала я. Похоже, он говорил серьёзно. Я плавно поднялась в воздух, пока не оказалась на уровне его глаз, скрестив руки на груди. Лунг оставался неподвижным, изучая меня глазами больше моей головы. Его рост замедлился, но не остановился — он оценивал меня, планируя свою атаку. Казалось, он был умнее, чем многие думали о нём.
     — Всё кончено, Лунг, — сказала я. — Твоя банда уничтожена. Ли выведен из строя. СКП и Протекторат будут здесь достаточно скоро, и к концу ночи вы увидите внутреннюю часть камеры.
     Лунг засмеялся, горловым смехом, который отдавался в моей груди.
     — Тыо буоодеш дроааться сооооо мноооой, мелоооочь?
     Я не ответила. Вместо этого я бросилась вперед, ударив Лунга по лицу обоими кулаками. Кости хрустнули под ударом, и голова Лунга откинулась в сторону, когда он отшатнулся, кровь брызнула из его раздробленной челюсти. Его раны уже заживали, но боль от удара он ощутил.
     — зорву! — взревел он, бросаясь вперед.
     Мне не нужно было это переводить. Для чего-то такого большого Лунг двигался быстрее, чем я ожидала. Когтистая рука вцепилась мне в бок, отбросив меня к краю воды. Асфальт треснул подо мной, когда я сильно ударилась о землю, и близлежащие окна задребезжали от силы удара. Поднявшись на ноги, я увидела, как Лунг разрывает улицу под своими когтями, когда он несся вперед, практически каждый дюйм его тела вспыхивал язычками пламени.
     Извернувшись, я полетела прямо на него, ударив его в живот вытянутыми кулаками. Ребра разлетелись вдребезги, органы разрушились, когда удар сбил Лунга с ног, кровь брызнула из его рта, но он, казалось, не обращал на это внимания, увеличиваясь в размерах, раны быстро затягивались. На моих глазах он вырос с пятнадцати футов до двадцати, всё больше и больше чешуи прорастало из его кожи, по мере того, как он становился ещё более чудовищным. Из его спины начала появляться пара крыльев, чешуйчатая плоть разворачивалась вокруг веретенообразного остова.
     — Я разорву тебя на клочки! — зарычал Лунг.
     — Ты можешь попробовать! — крикнула я в ответ.
     Лунг снова бросился на меня, но я нырнула под неуклюжий замах и нанесла удар вверх, сбив его с ног. Я перешла в наступление, нанося удары всё сильнее и сильнее, пока Лунг восстанавливал повреждения. Он попытался сбить меня с ног, но я схватила его за руку и подняла над головой, отчего он врезался в землю. Рука Лунга раздробилась, осколки кости торчали из плоти, но он не обращал на это внимания, поднимаясь на ноги. Потянувшись ко мне, его рука вырвалась из своей впадины, только для того, чтобы в ней начала расти новая.
     Я вспомнила о транквилизаторах в своем поясе, потом отбросила эту мысль на время. Он был прочным, но я была ещё прочнее, и сейчас он об этом узнает. Пришло время запустить всё на полную мощность и покончить с этим.
     Прежде, чем Лунг успел среагировать, я схватила его за левую ногу и дернула вверх, поднимая его в воздух. Он протестующе взревел, пламя вырвалось из его кожи, но я не почувствовала его обжигающего жара. Однако я чувствовала, как меняются кости, когда он продолжал исцеляться и расти, и теперь я могла понять, почему он доставлял столько хлопот Протекторату. Ещё одна пара крыльев начала прорастать из его спины, и он был уже более тридцати футов в высоту.
     Однако через несколько мгновений это не будет иметь большого значения. Я уже разработала план. Как только я поднялась на добрую сотню футов в воздух, я ухватилась за его левую ногу и начала вращаться, набирая обороты. Лунг попытался освободиться, но я усилила хватку, кровь сочилась из того места, где мои пальцы вонзились в его чешуйчатую плоть. Мы двигались всё быстрее и быстрее, до такой степени, что мои пальцы угрожали просто перерезать его ногу, и я, наконец, решила отпустить. Лунг описал дугу в сторону залива, пламя тянулось за ним, когда он летел. Он фактически прокатился по поверхности воды, прежде чем окончательно утонуть с сильным всплеском, и я увидела, что от удара разлетелись почти все кости в его теле. Раны начали срастаться с поразительной скоростью, но этого было недостаточно.
     Опустившись на поверхность залива, я начала глубоко дышать. И я имею в виду глубоко. Вода начала пульсировать во всех направлениях от одной только силы моего вдоха, и я почувствовала ледяной холод в животе, когда воздух начал сжиматься в моих легких. Подо мной Лунг выплывал на поверхность с выражением ярости в его драконовских глазах.
     Конечно, он понятия не имел, что на него обрушится. Лунг вырвался на поверхность, нечеловеческий рев вырвался из него, когда он нацелился на меня. Я парила перед ним, гордо выпятив грудь, затем выдохнула. Конус белого тумана ударил его прямо в лоб, везде, где он соприкасался с его телом, образовывался лед. Пламя Лунга было быстро потушено, и толстый слой льда начал окружать его, удерживая в ловушке. Его сердце продолжало биться в чешуйчатой груди, но я видела, что мой трюк выбил из него дух борьбы.
     Отлетев назад, я наблюдала, как медленно тает лед и как уменьшается Лунг. Как только он оказался ниже десяти футов, я подлетела вперед, вынимая из-за пояса транквилизаторы. Лунг всё ещё смотрел на меня, и я могла видеть новые языки пламени, танцующие вокруг него, когда исчезли последние остатки льда, но это не имело значения.
     — Мы ещё не закончили… — начал он, но замолчал, когда я схватила его за горло.
     Вытащив его из воды, я вколола ему в шею транквилизатор. Послышалось шипение работающего шприца, и я увидела, как сыворотка прокачивается по венам Лунга, усыпляя его. Он ослабел в моей хватке, и пламя погасло, когда он, наконец, вернулся к нормальному состоянию.
     — Чт… что ты… — пробормотал он невнятно.
     — Я накачала тебя успокоительным. Это должно держать тебя недееспособным достаточно долго, пока не прибудут власти. У меня есть ещё два заряда, на всякий случай.
     — Зачем… ждала? — пробормотал Лунг. — Почему не использовала… раньше?
     — Почему? — Я сделала паузу, затем притянула его ближе, чтобы он мог заглянуть мне в глаза. — Чтобы показать, что я могла бы выиграть бой, когда бы ни захотела. Ты ждал и рос до такой степени, что весь местный Протекторат не смог бы победить тебя, но я победила. Теперь об этом узнают другие банды и злодеи в городе. Они поймут, что этот город больше не отдан им на разграбление, что теперь они — мелкая рыбешка в пруду.
     Моя хватка усилилась, и я увидела, как он попытался напрячься в ответ.
     — С тобой покончено, Лунг. Даже если ты каким-то образом избежишь плена, я буду ждать и снова побью тебя.
     Я повернулась на звук сирен. Полицейские патрульные машины и фургоны СКП уже подъезжали к докам, надевая наручники на бандитов, которых я обезвредила.
     — А теперь давай как следует завершим эту ночь, — сказала я. — Постарайся не поднимать шума.
     Поднявшись в воздух, я полетела к берегу возрождающегося города.

2.08 (Интерлюдия - C)

     Увлекшись, он опять забыл поесть. Тихий звон будильника оторвал его от работы, и он устало поднял глаза от рабочего стола. На мониторе компьютера был изображен аватар Дракон с озабоченным выражением лица.
     — Да, да, я знаю, — тихо пробормотал он, откидываясь на спинку стула. — Я наконец-то разобрался с модернизацией грейферного крюка. Трудно создать такой маленький и мощный механизм.
     — Прошло шесть часов с тех пор, как ты в последний раз вставал из-за этого стола, Колин. Иди выпей чашечку кофе, может быть, что-нибудь съешь. Я могу просмотреть твои записи ещё немного, пока тебя не будет.
     Колин вздохнул.
     — Я ценю твою помощь, Дракон.
     Протирая глаза, он поднялся со своего места, потягиваясь. Звук хрустящих позвонков в спине и шее заставил его поморщиться, и он сделал мысленную пометку поискать более совершенные конструкции стульев. Схватив свой шлем, он надел его на голову, пока он не соединился с остальной частью его костюма с мягким щелчком, затем направился в коридор.
     Это была ночная смена в штаб-квартире Протектората. Залы были практически пустынны, лишь изредка можно было увидеть ещё одного человека. Мисс Ополчение и Бесстрашный были на патрулировании, в то время как Скорость, скорее всего, вернулся домой. Штурм и Батарея были с ним в здании, скорее всего, тренировались вместе, но их смена заканчивалась через полчаса. Тихие ночи были относительной роскошью, особенно в таком городе, как Броктон-Бей. Итак, где он мог найти торговый автомат…
     — Несколько коридоров вниз, справа от тебя, — сказала Дракон, ее голос звучал ровно в наушниках. — Кофемашина там же, рядом с ним.
     — Спасибо, — пробормотал он.
     Шагая по коридору, он прошёл мимо комнаты Сталевара и остановился. Дверь была слегка приоткрыта, и через неё он слышал музыку. Однако его внимание привлекло то, что это было не похоже ни на что, что он слышал раньше. Она была красивой, но в то же время странной, любопытно скомпонованной. Сталевар часто включал музыку глубокой ночью, когда рядом не было никого, кто мог бы пожаловаться, но никогда не звучало ничего подобного.
     После минутного колебания он подошел к двери и коротко постучал. Прошло несколько мгновений, затем Сталевар открыл ее. Теперь Колин слышал музыку более отчетливо и понял, что никогда раньше не слышал, как играют на этих инструментах. Но в то же время в ней было что-то странно знакомое — мелодия была почти как у классического оркестра, но с мириадами мелких отличий.
     — Есть какие-то проблемы, сэр? — спросил Сталевар.
     Колин покачал головой.
     — Нет, мне просто было любопытно, что ты слушаешь.
     Сталевар пожал плечами.
     — Друзья дали послушать.
     — Кто-то из Стражей? Я знаю, что Стояк иногда слушает музыку в свободное от работы время.
     — Нет, просто школьная подруга.
     Колин нахмурился. Это было достаточно невинное заявление, но было удивительно, что у металлического Стража уже появилась подруга — сообщения из Бостона указывали, что у Сталевара были проблемы с общением в его старой школе. Он предположил, что это был приятный сюрприз, но что-то в этом заставило его насторожиться.
     — Что ж, — наконец сказал он. — Хорошего вечера.
     — Спасибо, сэр.
     Сталевар закрыл дверь, и Колин продолжил путь за столь необходимым ему кофеином. Музыка становилась всё тише, и ему почти не хотелось оставлять её позади. Это определенно было сюрпризом — он никогда не был слишком увлечен подобными вещами. Он активировал коммуникатор своего шлема.
     — Дракон, ты слышала музыку, которая играла у Сталевара?
     — Да. Звучало довольно мило. Хочешь, я найду исполнителя?
     — Если это не займет слишком много времени, то, полагаю, да. Признаюсь, мне довольно любопытно.
     — Очень хорошо, — сказала Дракон. — Дай мне несколько минут.
     Тем временем Колин добрался до кофемашины. Взмахнув своей карточкой, выданной СКП, он схватил чашку и наблюдал, как она наполняется горячим кофе. Сильный аромат молотых кофейных бобов донёсся до его носа, и он издал долгий вздох удовлетворения.
     С добычей он вернулся в свою мастерскую. Монитор погрузился в спящий режим — похоже, Дракон всё ещё изучала музыку. Обычно поиск не затягивался, — Дракон знала внутреннюю работу Интернета, как свои пять пальцев.
     Любопытно. Сев за свой рабочий стол, он вернулся к работе. Внутренности его алебарды были раскрыты, являя сложную схему под ними — он должен был быть осторожен, чтобы не повредить другие системы, когда вставлял новые детали. Иногда, когда он делал шаг назад, он понимал, как мало он сам мог понять технологию — это было похоже на то, что проекты просто появлялись на свет, без объяснения того, как это произошло.
     — Колин.
     Он поднял глаза. Цифровое лицо Дракон вернулось, нахмурив брови.
     — Что-то не так?
     — Да, — ответила Дракон. — Я не могу её найти. Я имею в виду музыку. О ней вообще нет никаких записей.
     Колин сделал глоток кофе.
     — Ты уверена? Существует много андеграундной музыки, которая не оцифрована. Ты пробовала искать больше физических документов?
     — Я бы не назвала такую музыку андеграундной, — парировала Дракон. — Это больше похоже на то, что играл бы оркестр мирового класса. И я уже проверила наличие цифровых ссылок на физическое хранилище, но они тоже ничего не показали. Как будто эта музыка просто появилась из ниоткуда.
     Последовала минутная пауза, прежде чем она продолжила.
     — Колин, я недавно наткнулась на кое-какую информацию… и я не знаю, что с ней делать. Ты когда-нибудь слывшал о тинкере по имени Эндрю Рихтер?
     — Я думаю, ты упоминала его раньше. Вы с ним раньше работали вместе, ещё в Ньюфаундленде.
     — До того, как Левиафану удалось потопить остров и убить полмиллиона человек, прежде чем его прогнали Гильдия и Зеленый Дракон. Рихтер был одной из тех жертв, которых унесло волнами. Уже некоторое время я провожу спасательные работы в этом районе, пытаясь найти как можно больше его записей. До сих пор это было весьма полезно для моей собственной работы.
     — Ты нашла что-нибудь интересное? — поинтересовался Колин. — Возможно, проекты опасного оружия?
     — Нечто другое, — ответила Дракон. — Вот, посмотри сам.
     Ее цифровой аватар исчез, сменившись изображением каких-то заметок. Похоже, что Рихтер использовал как компьютеры, так и бумагу для своих проектов и чертежей, скорее всего, для избыточности. Однако его внимание привлекла иллюстрация в центре.
     По-видимому, это был длинный металлический тубус с отметками, указывающими на то, что он был достаточно маленьким, чтобы поместиться в его руке. На крышке, изящно вырезанной на металле, был знакомый символ S.
     — Тот же символ, что и у Супергерл, — пробормотал Колин, потирая подбородок. — Точно такой же. Но как она могла узнать о потерянных работах давно умершего тинкера?
     — На самом деле, это не творение Рихтера, — пояснила Дракон. — Кто-то дал ему это, хотя лишь на короткое время, прежде чем забрать обратно.
     Колин сделал ещё один глоток кофе.
     — Мы знаем, кто? Это, безусловно, пролило бы некоторый свет на этот вопрос.
     — К сожалению, нет, — вздохнула Дракон. — Эти записи были утеряны навсегда. И в этом есть ещё кое-что.
     — Что именно?
     Прежде, чем Дракон успела ответить, зазвонил телефон. Колин оглянулся и увидел, что звонила Директор.
     — Подожди, — сказал он, нажимая кнопку ответить. — Оружейник слушает.
     — Это директор Пиггот. В Доках происходит чрезвычайная ситуация.
     Он выпрямился в кресле.
     — Что за чрезвычайная ситуация, мэм?
     — Всё, что мы знаем, это то, что АПП подвергается нападению на их собственной территории, и они проигрывают. Мы мобилизуем столько сотрудников СКП и полиции, сколько сможем, чтобы справиться с ситуацией. Бесстрашный и Мисс Ополчение уже в пути — Я хочу, чтобы ты, Штурм и Батарея присоединились к ним как можно скорее.
     — Да, мэм.
     — Хорошо.
     Звонок завершился. Положив трубку обратно, он поднялся со стула и взглянул на Дракон.
     — Мы можем обсудить это позже, — сказал он. — А теперь, если ты меня извинишь, у меня есть кое-какие срочные дела, которыми я должен заняться.
     S
     К тому времени, когда он подъехал к Докам на своем мотоцикле, всё уже было кончено. Полицейские машины и фургоны СКП беспрепятственно остановились прямо в центре территории АПП. Или, учитывая обстоятельства, бывшей территории АПП. Сотрудники СКП выстроились в линию вокруг места происшествия, не позволяя прессе и любопытным прохожим подойти ближе. Однако они расступились, когда увидели, что он проходит мимо, сопровождаемый Штурмом и Батареей. Когда он проходил мимо гражданских лиц, среди них раздалось бормотание и шепотки, многие из них были взволнованы.
     Он уже видел, как мелких торговцев и головорезов десятками грузили в бронированные грузовики, и все они были в наручниках. Поблизости был офицер, и он зашагал вперед, крепко сжимая в руке алебарду.
     — Какова текущая ситуация? — спросил он.
     Офицер повернулся, чтобы посмотреть в его сторону.
     — Из того, что мы можем сказать? С АПП покончено. Совсем. Капут. По оценкам полиции, в непосредственном подчинении АПП находилось в районе двухсот человек — мы уже арестовали триста. Многие из них начали скапливаться, когда началась атака, чтобы попытаться поддержать остальных, и врезались прямо в нас. Позвонила группа женщин, которых они собирались продать — на данный момент они в безопасности.
     — Мы знаем, кто это сделал? — спросила Батарея.
     Офицер покачал головой.
     — Понятия не имею. Головорезы тоже молчат. Думаю, это вопрос уязвленной гордости. Девочки сказали, что это был кейп, умолчав обо всем остальном. Мы также получили сообщения о значительном световом шоу, происходящем у воды, хотя это продолжалось совсем недолго. Вероятно, Лунг.
     Он почесал подбородок, прежде чем продолжить.
     — Нам бы не помешала ваша помощь в обеспечении безопасности некоторых заключенных — нам также нужно разобраться с погрузкой Они Ли.
     — Ли тоже был повержен? — уточнил Колин.
     — Так же, как и все остальные: один удар в лицо. У него сильное сотрясение мозга, но с ним всё будет в порядке, вот почему мне не помешала бы некоторая помощь.
     Колин кивнул Штурму и Батарее. Они пошли вперёд, следуя туда, куда указывал офицер. И действительно, Они Ли лежал на земле в наручниках, слабо сопротивляясь своим путам. Офицеры были осторожны, когда грузили его в фургон СКП, но присутствие двух кейпов Протектората укрепило их решимость.
     Ещё один кейп АПП повержен, — подумал Колин. Но где Лунг?
     Крики прервали его размышления. Подняв глаза, он увидел спускающуюся с неба фигуру, которую было трудно разглядеть в темноте. Это была женщина или высокая девушка, одетая в синий облегающий костюм и и подобие красных плавок поверх него. Золотой пояс блестел в лунном свете, и Колин смог разглядеть очертания кейпа. Ещё одна фигура безвольно повисла рядом с женщиной, и глаза Колина расширились, когда он понял, кем были эти две фигуры.
     — Извините за ожидание, — сказала Супергёрл, плащ развевался позади нее, когда она приземлилась с Лунгом на буксире. — Нужно было убедиться, что транквилизаторы действуют.
     Она бросила лидера АПП к ногам Колина. Лунг был уже связан тяжелыми цепями, глаза его были остекленевшими, а маски нигде не было видно. Он невнятно произнес несколько ругательств по-японски, но в остальном оставался неподвижным.
     — Это сделала ты? — спросил Колин. — Уничтожила всю АПП, включая Лунга и Они Ли, за одну ночь?
     — В двух словах? Да.
     Его детектор правды сказал ему, что она не лжёт. Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но обнаружил, что действительно потерял дар речи. Вместо этого он решил опуститься на колени рядом с Лунгом, как бы желая убедиться, что ему ничего не мерещится.
     Телосложение и татуировки совпадали, и он мог узнать убийственный взгляд в глазах мужчины.
     — Вы хорошо поработали, юная леди, — сказал офицер СКП.
     — С девочками все в порядке? — Спросила Супергёрл с выражением беспокойства на лице. — Им пришлось бежать, прежде чем я смогла начать.
     — Их сейчас допрашивают, — ответил офицер. — Надеюсь, к утру они воссоединятся со своими семьями.
     — Приятно это слышать. Страх в их глазах, когда я пришла им на помощь… я ни за что не собиралась позволять АПП продолжать. Это должно было закончиться сегодня вечером, иначе я не думаю, что смогла бы простить себя.
     — Что ж, теперь им нечего бояться, — сказал офицер.
     Колин выпрямился.
     — Ты хорошо поработала, Супергёрл. Дальше мы сами — у нас есть соответствующая инфраструктура, чтобы справиться с этим, хотя камеры будут переполнены.
     — Учитывая, как они запихнули девочек в свои камеры, мне трудно сочувствовать, — ответила Супергерл. — Итак, ты уверен, что не хочешь, чтобы я помогла?
     — Это было бы немного излишне, — сказал Колин. — Я думаю, что каждый сотрудник правоохранительных органов в городе пришел сюда.
     Супергёрл хихикнула.
     — Надеюсь, я не вызвала слишком много шума.
     — Я полагаю, это правильный шум, — ответил Колин. — Я также вижу, что у тебя новый костюм.
     — Нравится? Потребовалось некоторое время, чтобы сделать это, но я думаю, что это окупилось.
     — Это похоже на профессиональную работу. Ты присоединилась к команде?
     Она покачала головой.
     — Нет. И на этом, я думаю, мне пора.
     Супергёрл повернулась, чтобы улететь, но Колин поднял руку.
     Нахмурившись, она оглянулась на него, скрестив руки на груди. Несмотря на её молодость, в её позе было что-то почти пугающее.
     — Что-то случилось? — спросила она.
     — Я просто хотел задать тебе вопрос, — ответил он.
     — Спрашивай.
     — Ты выглядишь, как настоящий гёрлскаут, и всё же ты неоднократно отказывалась присоединиться к Стражам. Ты выбрала независимый путь, когда могла бы заручиться поддержкой правительства.
     — Мне кажется, что инициатива Стражей будет сдерживать меня, в то время как я могу помочь людям гораздо больше. Я знаю о том, что Стражи должны действовать осторожно.
     — Хорошо, тогда почему ты занялась геройством? — спросил Колин. — Почему ты рискуешь своей жизнью, чтобы помочь таким людям, когда ты могла бы играть безопаснее, как другие Стражи?
     Несколько мгновений Супергёрл молчала. Затем она подняла голову.
     — Потому что я могу.
     С этими словами она исчезла, улетев в ночь. Колин взглянул на дисплей своего детектора и увидел, что она действительно сказала правду. В конце концов, она действительно казалась настоящей самаритянкой, несмотря на некоторые предубеждения в СКП. Вздохнув, он оглядел всех офицеров, которые двигались вокруг. Потребуется много бумажной работы, чтобы разобраться во всём этом. Но, в конечном счёте, он чувствовал, что всё обернется к лучшему.

3.01

     — Меня не было всего четыре дня, Тейлор. Четыре дня. И это всё, что тебе понадобилось, чтобы надрать задницу всем АПП?
     Я пожала плечами, откидываясь на спинку дивана. — В основном я просто останавливала мелкие преступления в городе. Уничтожение всей банды было скорее ночной работой.
     — Ты познакомилась с кем-нибудь из главных героев? — спросила Эмма. — Было бы совершенно потрясающе, если бы ты это сделала.
     — Я познакомилась с Оружейником, — рассказала я. — Довольно внушительного вида парень, на самом деле — ощущается, что он на своем месте. Несмотря на всё происходящее, его сердцебиение было довольно спокойным, хотя и немного повышенным.
     — Разве у тебя не было нижнего белья с его логотипом, когда тебе было восемь?
     — Я понятия не имею, о чём ты говоришь, — ответила я, ухмыляясь.
     — Ты, наверное, испугалась, когда увидела его, особенно после того, как побила того дракона, — сказала Эмма, ухмыляясь. — Хех, может быть, мне стоит съездить на неделю в следующий раз — к тому времени, как я вернусь, очищен будет весь город.
     — Эй, у меня было много свободного времени, — сказала я, посмеиваясь. — Итак, как прошла твоя поездка?
     — Э-э, неплохо. — Эмма откинулась на спинку дивана, переключая телевизионные каналы. — У меня была экскурсия по штаб-квартире Протектората, которая у них там есть, в комплекте с вопросами и ответами с одним из кейпов в команде. Однако Легенды там не было — очевидно, в Хьюстоне было что-то, на чём ему нужно было присутствовать.
     — Всё равно звучит как крутая поездка, — вздохнула я.
     — Да, я не говорю, что это было не так, но это определенно могло быть круче, — ответила Эмма. — Кроме того, наличие кейпа в качестве лучшего друга отчасти смягчает ощущение божечки - супергерой, которое возникает у тебя, когда ты приходишь на экскурсию. И это не значит, что я дружу с кейпом слабосилком. Нет, я дружу с девушкой, которая надрала задницу самой большой банде города.
     Она сделала паузу, затем взглянула на меня. — В любом случае, ты сказала, что тебе нужно меня о чём-то спросить, когда звонила. — О чём?
     — Ну, — начала я, делая паузу, чтобы облизать внезапно пересохшие губы, — мне нужен, эм, совет.
     Эмма поставила телевизор на паузу. — Совет по чему? Это парень? Ты встретила симпатичного парня и не сказала мне?
     — Я имею в виду… вроде того? Он просто сказал, что хочет потусоваться со мной в музыкальном магазине, но разве это не своего рода свидание?
     — Это не что-то вроде свидания, Тэй. Это свидание, свидание. Кто это? И как ты познакомилась с парнем в такой одежде? У тебя брекеты. Брекеты. И эти косички выглядят просто божественно.
     — Эй! — Запротестовала я. — Это способ, как я могу ходить без маски, когда я Супергёрл. Люди видят только то, что хотят видеть, верно?
     — Да, и нам также нужно поработать над этим именем, — сказала Эмма. — Супергёрл? — Серьёзно?
     Я вздохнула. — Мы отклонились в сторону. Итак, как мне следует поступить с этим… свиданием?
     — Это определенно помогло бы, если бы, знаешь, ты сказала мне, кто это. Ты сжалилась над Грегом Ведером?
     — Это не Грег Ведер. Это кое-кто из Аркадии. Он, эм, отличается от других парней там. Умный, забавный, и сделанный из металла…
     — Подожди, что? Я не расслышала последнюю часть.
     — Я только сказала, что он красавчик, — ответила я. — Скульптурное телосложение и всё такое.
     — Итак, кто же этот парень из мечты? — спросила Эмма. — Или ты слишком смущена, чтобы назвать своей лучшей подруге его имя?
     Я бросила на Эмму взгляд типа ты серьезно? — Я не собираюсь поддаваться чувству вины, Эм.
     — Давай, — сказала она, хлопая ресницами. — Пжалста пжласта?
     — Нет.
     — Пжалста пжалста с сахаром сверху?
     Я вздохнула.
     — Я скажу тебе, если всё получится. —
     Эмма улыбнулась.
     — Я приму это как да. Итак, чокнутые девчонки — это его конёк?
     — Может быть. Честно говоря, я не знаю.
     — По крайней мере, мы должны что-то сделать с твоими волосами, — сказала Эмма, поднимаясь со своего места. — Они выглядят такими вьющимися. Знаешь, даже у гиков могут быть красивые волосы.
     Я провела рукой по своим кудрям.
     — Что мы можем сделать? — Я не хочу, чтобы они были слишком коротким.
     Эмма задумчиво постучала себя по подбородку, осматривая мою кожу головы.
     — Я смотрю на что-то вроде… О боже, что случилось?!
     — Что? — пробормотала я, широко раскрыв глаза. — что не так?
     — Ты серьёзно этого не заметила? — Эмма схватила несколько моих волос, показывая мне края. — У тебя на затылке клок сгоревших волос.
     — Наверное, это было, когда я дралась с Лунгом, — пробормотала я, дотрагиваясь до места, указанного Эммой. — Я думаю, что моя неуязвимость не защищает меня полностью.
     — Это гораздо меньше, чем я ожидала, — сказала Эмма. — Я имею в виду, я бы закричала, если бы мои волосы так обгорели.
     Она вздохнула, прежде чем продолжить. — Ну, вот и все, что нужно для сохранения твоих роскошных длинных локонов — нам придется подстричь их покороче.
     — Насколько короче? — поинтересовалась я.
     — Вероятно… очень коротко. Подожди, я схожу за кусачками. Может быть, ты сможешь помочь подстричь свои собственные волосы, особенно учитывая, насколько жесткими они, вероятно, становятся.
     Я смотрела ей вслед, и у меня внутри возникло неприятное чувство. Что-то подсказывало мне, что результат мне не понравится.
     S
     Позже в тот же день, когда я шла в музыкальный магазин, мне действительно не понравился результат.
     Я всё ещё не понимала, что заставило меня позволить Эмме так коротко подстричь мои волосы — это была одна из моих единственных главных женских черт. С точки зрения телосложения я была довольно долговязой, и мои резкие черты лица не совсем соответствовали общепринятым стандартам красоты. Я чувствовала, как по мере того, как я тренировала свои силы, на моем теле появлялось всё больше мышц, но атлетическое телосложение могло исправить не так уж много.
     Наверное, в пятидесятый раз я провела рукой по волосам. Эмма использовала немного геля и скульптурного спрея, чтобы выбрать что-нибудь модное, но я всё равно думала, что это делает меня больше похожим на панка. К тому же довольно мальчишеским панком, учитывая, как он был накачан. Очевидно, это было новое веяние моды, но мне такое не нравилось.
     Была еще одна проблема, связанная со стрижкой: я не смогла бы скрыть её как Супергёрл. Если кто-то увидит меня в обычной одежде, а потом увидит меня в плаще, сможет ли он соединить точки? Я не могла носить парик, иначе он просто слетел бы с меня при первой же драке, а краска по какой-то причине плохо прилипала к моим волосам.
     Я остановилась у входа в магазин. «Ритм-уголок», гласила вывеска — это был тот, который я иногда посещала. Заглянув внутрь, сквозь стену, я увидела, что он всё ещё был похож на что-то из старого фильма семидесятых. Стены были увешаны музыкальными плакатами и потертыми рекламными объявлениями, а пол устлан толстым ковром.
     Сталевар был внутри и рылся в ящиках, набитых старыми винилами. Он сделал паузу, чтобы взглянуть на часы, и я поняла, что он ждал моего появления. Кроме довольно обкуренного продавца и небольшой группы подростков в задней части магазина, больше никого не было. Я сделала глубокий вдох, затем вошла внутрь.
     Сталевар посмотрел на меня и удивленно моргнул. — Ты, э-э, сменила прическу.
     — Я, эм, п-подстриглась после несчастного случая с клеем, — сказала я, снова проводя рукой по волосам. Некрасиво?
     Сталевар улыбнулся. — Тебе это идет, Тейлор. Рад видеть, что ты пришла.
     Я улыбнулась ему в ответ, внезапно почувствовав немного тепла внутри. — Н-не хотела бы оставлять тебя в таком состоянии. Извини, я немного опоздала — мне нужно было сделать пару вещей по дороге сюда.
     Навроде предотвращения ограбления, подумала я.
     — Эй, большинство людей появляются позже, чем ты, особенно в Бостоне, — сказал Сталевар. — Они там определённо никуда не торопятся.
     — Я была в Бостоне всего несколько раз, так что не могу сравнивать. — Я бочком подошла к нему, глядя сверху вниз на музыку, которую он слушал. — Итак, что ты ищешь?
     Сталевар пожал плечами.
     — Просто просматриваю, на самом деле. Хотя я немного склоняюсь к диско.
     — Подожди. — Я протянула руку мимо него и начала листать винилы в следующей коробке. — Здесь есть какая-то Донна Саммер.
     — Это было быстро, — сказал Сталевар, выгибая бровь. — Ты часто сюда приходишь?
     — Да, — ответила я. — Я заглядываю сюда время от времени. Винилы довольно хороши, хотя здесь нет ничего старше пятидесятых годов.
     — Ну, разве это не позор, — ухмыльнулся Сталевар.
     Я усмехнулась этому упоминанию.
     — Ты знаешь, что Фэтс Домино[9] всё ещё жив?
     — Действительно? Трудно себе это представить, особенно учитывая, насколько точным было его сценическое имя.
     — Ему уже за восемьдесят, но он всё ещё иногда играет, — ответила я. — Он даже сделал кое-что для лагерей беженцев после того, как Левиафан обрушился на Луизиану.
     — Ха, — сказал Сталевар. — Ты думаешь, это было бы более важной новостью.
     — Со всем, что происходит? Материал, который тридцать лет назад стал бы важной новостью, с трудом попал бы на заднюю полосу газеты.
     Сталевар посмотрел на свои руки.
     — Кому ты рассказываешь.
     Я схватила винил и предложила ему.
     — Хочешь выбраться отсюда? Я имею в виду, если ты хочешь продолжать просмотр, мы не обязаны, но я думала о том, чтобы, я не знаю, пойти в парк или что-то в этом роде?
     — Никогда по-настоящему не любил парк. Да, приятно видеть природу и всё такое, но люди, как правило, поднимают шум, когда я туда прихожу. Я подумывал о том, чтобы сходить в кино. Есть что-нибудь хорошее в местном кинотеатре?
     — Выходит какой-то новый научно-фантастический фильм, — ответила я. — Это адаптация книги о команде звездолета, притворяющейся богами, использующей передовые технологии. Третий закон Кларка и всё такое.
     — Хорошая идея, — сказал Сталевар. — Моя смена начинается только в три часа дня. Мы можем посмотреть сеанс, и у нас ещё будет время для других вещей, если мы уйдем сейчас.
     С этими словами мы направились к стойке. Подростки в углу начали хихикать, когда увидели нас, и я услышала, как металлические зубы Сталевара скрежещут друг о друга. Было трудно понять парня, который не потел и у которого не менялась температура тела, но я всё равно могла сказать, что он был обеспокоен больше, чем хотел показать.
     Он порылся в кармане в поисках бумажника и достал аккуратно сложенную пятерку для кассира. Очевидно, мужчина не был слишком шокирован, увидев металлического человека, подошедшего к прилавку — от него исходил сильный запах ганджи, настолько сильный, что мне не нужны были сверхчувства, чтобы почувствовать его. Когда кассир пошел за сдачей, Сталевар поднял руку.
     — Оставь себе, — сказал он. — Прилипает к моим рукам.
     Кассир пожал плечами, и Сталевар повернулся, чтобы уйти с винилом. Он натянуто улыбнулся, проходя мимо меня, и я поймала себя на том, что задаюсь вопросом, как он держится. Однако, когда я пошла за ним, я увидела, как один из подростков схватил пятицентовик и прицелился прямо ему в затылок.
     — Эй, уродец! — ухмыльнулся парень. — Ты можешь взять мой!
     Подросток бросил пятицентовик, и время, казалось, замедлилось для меня, хотя и не намного. Я наблюдала, как монета кружится в воздухе, направляясь прямо к голове Сталевара, и приняла решение. Мне пришлось сознательно двигаться медленнее, чем хотелось бы, чтобы не вызвать подозрений, но я поймала монету прямо в ладонь как раз в тот момент, когда Сталевар снова обернулся.
     Затем я бросила его обратно в подростка, попав ему прямо в лоб. Он несколько раз моргнул, затем приложил руку к месту контакта и поморщился, когда посмотрел вниз и увидел пятак на полу. Он посмотрел на меня, явно взбешенный, но вид Сталевара удержал его от каких-либо действий. Похоже, что они не были полными идиотами — они решили больше не цепляться к нему.
     — Сдачу оставь себе, — сказала я.
     Это было преимуществом сверхскорости: я могла придумывать язвительные реплики быстрее, чем кто-либо другой. Мне пришлось подавить усмешку, когда я развернулась и ушла, Сталевар последовал за мной несколько мгновений спустя. Он посмотрел на меня широко раскрытыми глазами, затем начал хихикать.
     — Вау. Я имею в виду, это было… вау.
     — Я… я не могу поверить, что я действительно это сделала, — сказала я, добавив немного писка в свой голос. — Я н-не понимала, что я делаю, пока он не уставился на меня, а потом, я не знаю, наверное, я немного разозлилась на него. Я имею в виду, я не думала, что во мне это есть.
     Сталевар улыбнулся. — Что-то подсказывает мне, что у тебя припасено много сюрпризов в рукаве.
     Я хихикнула.
     — Разве не у всех?
     — Справедливое замечание. — Его телефон внезапно зазвонил, и он выудил его из кармана. — О нет.
     — Что не так? — поинтересовалась я.
     Сталевар вздохнул.
     — Мы должны прервать тусовку, Тейлор. Есть кое-какие срочные дела Стражей, которыми мне нужно заняться.
     Я нахмурилась.
     — Насколько все плохо?
     — Не знаю, и я не смог бы тебе сказать, даже если бы знал. — Сталевар крепко похлопал меня по плечу. — Увидимся позже, Тейлор.
     Я уже слышала, как приближается машина СКП, в то время как он побежал трусцой к концу улицы. Он бросил на меня последний взгляд, затем повернул за угол. Я наблюдала, как он запрыгнул в фургон СКП, который быстро уехал.
     Оглядевшись, я увидела, что улица довольно пуста, и решила нырнуть в ближайший переулок. Расстегнув толстовку, я стянула её назад, обнажив эмблему своего костюма, затем сняла остальную гражданскую одежду. Спрятав их в пластиковый пакет, я отправилась на поиски любых признаков неприятностей.
     Не потребовалось много времени, чтобы выяснить, что происходит.

3.02

     Природа не терпит вакуума любого рода. Образовавшаяся пустота всегда стремится быть заполненной, независимо от её природы. Даже пустота космоса сама по себе не является настоящим вакуумом — в каждом кубическом сантиметре есть несколько атомов, в основном водорода и гелия. Социальный вакуум также был не менее чувствителен, и поражение АПП оставило огромный след в преступном мире Броктон-Бей.
     Можно утверждать, что естественным ходом вещей было то, что Империя попыталась заполнить пустоту.
     Обычно Имперцы старались сохранять хотя бы немного осмотрительности, когда делали свои ходы. Быть тише воды, ниже травы, так сказать, и стараться избегать всего, что может привлечь внимание Протектората или АПП. Конечно, они могли дать бой и одним и другим, но, конечно, не одновременно. Однако теперь, когда АПП выбыли, казалось, что они стали смелее.
     Конечно, при этом оставался вопрос, зачем им нападать на поезд.
     Это был большой грузовой состав, предназначенный для перевозки специализированных грузов — я видела большое количество платформ, набитых различными моделями автомобилей, сложенными на автоприцепах. Большинство из них были внедорожниками или седанами, но по крайней мере в одном из автоприцепов внутри были модели премиум класса. Империя была известна тем, что управляла автомобильными разборками по всему городу — я бывала в некоторых из них, но они никогда не делали этого в таких масштабах.
     Для Империи остановить поезд было детской забавой. Они взорвали рельсы в миле по ходу движения, дав машинисту время затормозить, а затем просто атаковали состав. Один из вагонов был вскрыт, и несколько вооруженных головорезов разбирали его содержимое. Фенья и Менья стояли на страже, более пятнадцати футов ростом, каждая в стилизованных доспехах, призванных вызвать ассоциацию с образами валькирий.
     Я поймала себя на том, что задаюсь вопросом, знают ли они, как мифические Фенья и Менья были порабощены требовательным королем.
     Как бы то ни было, я решила сначала убрать их. Какую бы силу искривления пространства они ни использовали, чтобы вырасти такими большими, их прочность также увеличивалась в геометрической прогрессии — это я узнала, проведя некоторые исследования по Империи. Вырастая в два раза они начинали получать половинный урон от ударов. При максимальном увеличении они были в сотни раз выносливее обычного человека.
     Так что я решила вырубить их до того, как они достигнут такого размера.
     Менья упала первой, капля крови объёмом с галлон упала с того места, где я ударила ее по лицу. Фенья развернулась, готовясь закричать, когда увидела, что её близняшка падает, но рассчитанный удар в висок уложил и её. Они обе упали на землю с разницей в полсекунды друг от друга, съежившись, когда их сила ослабла, и, наконец, потеряли сознание. С ними всё будет в порядке, когда они проснутся, если не считать адской головной боли.
     Когда они выбыли, справиться с обычными головорезами, рывшимися в вагоне поезда, было несложно. Я оставила их привязанными у рельсов, а затем повернулась, чтобы посмотреть, где находятся другие кейпы Империи. Протекторат прибыл на место происшествия, в нескольких сотнях футов вниз по рельсам, и уже задерживал двух низкоуровневых кейпов. Крушителя Поездов, которого недавно завербовали после тех разборок с Барыгами, и Крестоносца.
     В целом, ситуация разрешилась быстрее, чем я ожидала, но что-то во всем этом было не так. Конечно, Имперцы, возможно, осмелели, но это всё равно не объясняло, почему они рискнули четырьмя своими кейпами из-за ограбления поезда. Должно было быть что-то ещё, что они искали, кроме машин для своих мастерских для ворованных автомобилей. Я прищурила глаза, ища что-нибудь неуместное.
     Там. В металлическом полу вагона на самом деле было пустое пространство, не толще карандаша, и внутри, по-видимому, находилось множество предметов. Коммуникационное оборудование, деньги, даже разобранное оружие. Это был хитроумный способ спрятать товар, хотя, должно быть, потребовалось немало усилий, чтобы он сработал.
     Я осторожно вонзила ногти в пол и потянула, вскрывая первый лист металла. Я уже слышала, как Протекторат сворачивается и приближается к моей позиции — без сомнения, они видели, как пали Менья и Фенья. Я решила оторвать хороший кусок металла, достаточный для того, чтобы они смогли увидеть содержимое, не прилагая усилий — они смогли бы разобраться в уликах лучше меня.
     Однако был кто-то ещё, кто мог бы это сделать, кто-то гораздо более доступный, чем Протекторат. Что-то подсказывало мне, что он не будет возражать против моего визита для беседы.
     Зацепившись за эту мысль, я взлетела, оставив Протекторат наводить порядок.
     S
     Дверь в офис была на удивление чистой для такой грязной части города — похоже, её недавно поставили, и на ней был свежий слой краски цвета охры. Слова "Джон Джонс, частный детектив" были аккуратно выведены черным по трафарету прямо на уровне глаз, а прямо под ними был довольно потертый дверной молоток.
     Джонс был в офисе — я видела его через дверь, он заполнял какие-то бумаги. Казалось, он немного похудел с тех пор, как я видела его в последний раз, хотя время от времени жевал печенье с бутербродами, которые брал с тарелки по соседству. Его одежда была почти комично стереотипной для частного детектива: полосатая рубашка на пуговицах с подтяжками и брюками, в то время как плащ и фетровая шляпа висели на вешалке позади него.
     Вздохнув, я схватила дверной молоток, тщательно оценивая, не вырвет ли случайно старую вещь из двери, затем постучала три раза.
     Он поднял глаза на звук, затем поднялся со своего места со скоростью, которая противоречила его возрасту. Открыв дверь, он натянуто улыбнулся, когда увидел меня.
     — Кажется, ты меняешься каждый раз, когда я тебя вижу. Чем я могу помочь тебе, Тейлор?
     — У меня есть несколько вопросов, Джон, относительно кое-чего нового.
     — Тогда заходи, — сказал Джонс, указывая на свой стол. — Присаживайся.
     Я вошла в его кабинет и уселась на металлический складной стул. Джонс обошел вокруг стола и плюхнулся на свое место, схватив при этом печенье. Подняв его, он указал на меня.
     — Печенюшку? — спросил он.
     Я покачала головой. Джонс пожал плечами и съел печенье сам. В том, как он ел было что-то почти неправильное, что-то, чего даже я не могла понять.
     — Итак, — начал Джонс. — Что нового? Империя доставляет проблемы после того, как ты победила АПП?
     — Ничего, справляюсь, — ответила я. — Но не более часа назад они напали на поезд, пытаясь что-то заполучить в свои руки. Сначала я подумала, что это обычное ограбление — там было много роскошных автомобилей, готовых к захвату, но я увидела, что они искали что-то контрабандное. Деньги, коммуникационное оборудование и части оружия.
     — Какого рода оружие? Это могло бы помочь сузить круг поисков, если бы я знал этот тип.
     — Винтовки. Я думаю, что там была даже некая разновидность тинкертеха; я не могла рисковать вниманием СКП, забрав одну из них, чтобы рассмотреть поближе.
     — Большинство тинкеров не могут массово производить свои технологии, — заметил Джонс, сложив руки вместе и наклонившись вперед. — В Гильдии есть тот, кто может, хотя я очень сомневаюсь, что он работает на какую-нибудь банду. Однако я действительно думаю, что есть возможная зацепка.
     — Кто? — поинтересовалась я.
     — В Бостоне ходят слухи о новом игроке, который пытается пустить корни в других городах. Мы мало что знаем о нем, но, похоже, он Умник. Работает за кулисами, настоящий шахматный мастер. Мы впервые узнали о нем, когда услышали о наемниках, вооруженных низкоуровневым тинкертехом, в основном улучшенной броней и лазерными насадками на оружие.
     — Зачем этому Умнику приезжать в Броктон Бей?
     — Возможны несколько причин, — ответил Джонс. — Очевидно, у него перемирие или, может быть, даже своего рода союз с другим мыслителем из Бостона по имени Баланс. Однако, поскольку мыслители склонны вмешиваться в силы друг друга, было бы логично, если бы он захотел перенести свою деятельность в другое место. Броктон-Бей созрел для выбора, с тех пор как ты уничтожила АПП, а также уничтожаешь Империю.
     — Но в то же время, не было бы рискованно для него приходить сюда? — поинтересовалась я. — Банды уничтожают себя не из-за междоусобиц; они проигрывают из-за внешних сил.
     — Ты имеешь в виду себя, конечно. Протекторат начинал набирать обороты против Империи, но именно ты вывела АПП из игры.
     — Суть всё ещё остается в силе.
     — Ну, мыслители — это звери, отличные от того, с чем тебе обычно приходится иметь дело, — сказал Джонс. — Империя и АПП более, я бы сказал, прямолинейны. Они получают власть путем убийств и насилия, и их можно свергнуть, если у другой стороны будет палка посерьезнее. Получить достаточно улик, чтобы осудить таких преступников, как они, легко, но это не так в случае с такими персонажами, как Баланс и этот новый мыслитель.
     — Вы говорите о коррупции, — поняла я.
     — Более или менее — в этом есть что-то ещё. Они подкупают, угрожают и принуждают, а иногда и совершают убийства, если чувствуют в этом необходимость. Но такие преступления трудно связать с организаторами, подобными тем, что действуют в Бостоне. Требуется множество доказательств, чтобы построить дело, и они это знают. Как ты думаешь, почему Баланс всё ещё на свободе? Он заметает свои следы до такой степени, что вы никогда не можете быть уверены, сделал ли он это.
     — И это не моя специальность, — закончила я. — Вы сказали мне, что мне не хватает такта, когда дело доходит до борьбы с преступностью.
     Джонс пожал плечами.
     — Так и есть. Ты в значительной степени молот, возможно, самый большой молот в городе. Но для чего-то вроде этого нового мыслителя нам понадобился бы скальпель. Со временем ты могла бы оказаться и молотком, и скальпелем, но не сейчас.
     — Итак, что же нам тогда делать?
     — Что ж, держим ухо востро. Я не хочу хвастаться, но в свое время меня считали хорошим детективом — я вполне мог накопать достаточно информации, чтобы вычислить Мыслителя. Это была бы опасная работа, из-за которой меня могли бы убить, но тут на помощь приходишь ты. Если этот мыслитель попытается, скажем, убрать меня со сцены, тогда ты могла бы предотвратить это.
     — Итак, я вытащу вас из любых неприятностей, в которые вы случайно попадете, — сказала я. — Похоже, вы очень верите в меня, Джон.
     — Учитывая то, что ты сделала всего за две недели, я бы сказал, что это заслуженно, — ответил Джонс, улыбаясь. — Кроме того, у меня есть несколько трюков в рукаве.
     Я поднялась со своего места.
     — Спасибо за информацию. Я буду держать вас в курсе, если найду что-нибудь новое.
     — Позволь мне проводить тебя. — Джонс встал со стула и накинул плащ. — В любом случае, мне нужно сделать кое-какую работу.
     Он прошел мимо меня, и я последовала за ним. Офис располагался над книжным магазином, и я отметила, что мы, вероятно, представляли собой странное зрелище для горстки покупателей, когда проходили мимо. Перед домом была припаркована старая ржавая машина, и Джонс запрыгнул внутрь. Опустив стекло, он оглянулся на меня.
     — Один последний вопрос. Сталевар видел тебя в костюме, с этой новой прической?
     Прежде чем я успела что-либо сказать, он уехал. Я смотрела ему вслед, разинув рот, потом выпрямилась.
     Откуда он это знает? Был ли он настолько хорошим детективом, или здесь было что-то ещё? Джонс показался мне довольно странным, и к тому же не из тех, кто социально неловок. Я бы предположила, что большинству людей он казался нормальным, но в моих глазах он казался сверхъестественным. Мелочи, такие как язык тела и такое равномерное распределение температуры кожи, но достаточные, чтобы вывести меня из равновесия.
     Звонок моего мобильного телефона прервал мои размышления. Вздохнув, я раскрыла его и ответила на звонок.
     — Привет?
     — Тейлор. Это я, Сталевар. Мне действительно жаль, что мне пришлось оставить тебя вот так, но начальство нуждалось во мне для экстренного патрулирования, пока другие разбирались с проблемой. Сможет ли просмотр этого фильма с тобой сегодня вечером компенсировать это?
     — Э-э… конечно. Я не занята сегодня вечером. В котором часу?
     — В Синема Сити есть сеанс в шесть. Я встречу тебя там. Увидимся позже, Тейлор.
     — Увидимся позже, — ответила я.
     Завершив звонок, я положила телефон обратно в карман.
     Взглянув на часы, я увидела, что у меня есть час свободного времени, поэтому решила снова отправиться в патруль. Потом я могла бы посмотреть этот фильм со Сталеваром, потом… что-нибудь. Может быть, мы могли бы посмотреть художественный гала-концерт, который проходит в мэрии.
     Когда я переоделась в свой костюм, мне потребовалось несколько мгновений, чтобы понять, что я улыбаюсь.

3.03 (Интерлюдия D&D)

     Добро пожаловать на онлайн-доску объявлений Parahumans.
     В данный момент вы вошли в систему, TinMother (Ultramod Supreme)
     Вы просматриваете:
     • Темы, на которые вы ответили
     • И темы, в которых есть новые ответы
     • ИЛИ личные сообщения с новыми ответами
     • Отображается операция потока
     • Двадцать пять сообщений на странице
     • Последние десять сообщений в истории личных сообщений
     • Темы и личные сообщения упорядочиваются по пользовательским предпочтениям пользователя.
     ♦️ Тема: АПП уничтожены!
     В: Доски ► Броктон Бэй ► Действия кейпов ► Герои
     Kolonel Klingon (Ветеран) (Парень в курсе) (Автор темы)
     Опубликовано 5 сентября 2010 г.:
     Ссылки здесь, здесь и здесь. Вся банда была уничтожена в одной драке прошлой ночью, и в полицейских отчётах говорится, что было произведено более трехсот арестов. Сам Лунг был захвачен после драки, которая чувствовалась на большом расстоянии, и Они Ли также был арестован.
     О, и знаете что? По словам СКП, всё это был один кейп, хотя они пока не называют имен.
     (Просмотр страницы 48 из 48)
     Xero Key (Ветеран) (Поклонница Кейпов)
     Опубликовано 12 сентября 2010 г.:
     Я хочу сказать, что это должна была быть Супергёрл. Кто ещё был бы достаточно крут?
     soulcookie (Новый участник)
     Опубликовано 12 сентября 2010 г.:
     Мы все любим её в этом маленьком подфоруме, но даже я не думаю, что у нее хватит духу справиться с таким человеком, как Лунг. Помните, что произошло в марте прошлого года, когда Протекторат пытался его захватить? Половина доков выгорела, и вся команда получила по заднице. Скорость попал в больницу, а мисс Ополчение сломала ногу. Даже Оружейник не смог одолеть его со всей навороченной техникой, которая у него есть, так как же это может сделать александрийский пакет среднего уровня?
     MadBlueSon
     Опубликовано 12 сентября 2010 г.:
     Ударив его кулаком?
     soulcookie (Новый участник)
     Опубликовано 12 сентября 2010 г.:
     Тут есть тег #Умныйчтоле?
     derpritter (Ветеран-участник)
     Опубликовано 12 сентября 2010 г.:
     Тем не менее, его замечание справедливо. Кто скажет, что Супергёрл (если это действительно она) не схватила Лунга до того, как он успел набраться сил?
     fuckaroons (Новый участник)
     Опубликовано 12 сентября 2010 г.:
     Он определенно был довольно усилен. У меня квартира довольно близко к заливу, и я довольно хорошо разглядел бой. Я не мог видеть, кто сражался с Лунгом, но я определенно видел его. Он был здоровенным. Удары были такие мощные, что отдавались вибрацией даже у меня в теле.
     Kolonel Klingon (Ветеран) (Парень в курсе) (Оригинальный постер)
     Опубликовано 12 сентября 2010 г.:
     Пруфы? Не то чтобы я тебе не верю, но всегда разумно спросить.
     fuckaroons (Новый участник)
     Опубликовано 12 сентября 2010 г.:
     Достаточно хорошо? Извините за паршивое качество — я снял видео на свой телефон.
     derpritter (Ветеран-участник)
     Опубликовано 12 сентября 2010 г.:
     Ну, о_О, это, конечно… ух… чёрт, это что, мини-губитель?
     soulcookie (Новый участник)
     Опубликовано 12 сентября 2010 г.:
     Похоже, Лунг в какой-то момент замёрз. Это определенно исключает Супергёрл — у неё пакет Александрии.
     Kolonel Klingon (Ветеран) (Парень в курсе) (Оригинальный постер)
     Опубликовано 13 сентября 2010 г.:
     Что ж… новый отчет СКП подтверждает, что это была она.
     Xero Key (Ветеран) (Поклонница Кейпа)
     Опубликовано 13 сентября 2010 г.:
     Если вы меня извините, я создаю ещё одну тему. Soulcookie, как тебе горькая реальность?
     soulcookie (Новый участник)
     Опубликовано 13 сентября 2010 г.:
     Это просто взрыв мозга.
     (Конец страницы) (1… 46, 47, 48)
     S
     ♦️ Тема: Супергёрл: Восходящая звезда ББ
     В: Доски ► Залив Броктона ► Действия кейпов ► Герои
     Xero Key (Участник-Ветеран) (Поклонник Кейпов) (Оригинальный Постер)
     Опубликовано 13 сентября 2010 г.:
     Я решил создать новую тему, чтобы по-настоящему задуматься об этом новом герое в городе. Сейчас вы часто слышите истории о новых героях, оказывающих большое влияние в их родном городе, но это определенно что-то другое. Во-первых, давайте посмотрим на последовательность событий:
     ● 23 августа: Супергёрл задерживает Штормтигра вместе с тремя другими головорезами. Не слишком необычно, хотя Штормтигру раньше удавалось ускользать от поимки. Она также спасла мужчину от автокатастрофы и якобы сняла котенка с дерева.
     ● 1 сентября: Супергёрл вместе со Стояком и Сталеваром побеждают Крюковолка и Тенгу. Крюковолк — впечатляющая фигура, учитывая, что он, как полагают, убил более пятидесяти человек в стычках с другими бандами. Тенгу также действительно впечатляет, хотя оба случая смягчаются наличием двух Стражей. Тем не менее, всё ещё не сильно поражает. Произведено 19 арестов.
     ● 4–5 сентября: Супергёрл в одиночку побеждает АПП. Произведено триста шестьдесят восемь арестов, включая Лунга и Они Ли. Более десятка женщин также спасены от сексуального рабства, а полиция конфисковала более тонны различных наркотиков. Если учесть, что все в городе имеют зуб на Лунга, но так и не смогли его победить, это говорит о том, насколько крутой должна быть Супергерл, чтобы надрать ему задницу.
     ● 10 сентября: Похоже, что слова перерыв нет в словаре Супергёрл. Менее чем через неделю после кончины АПП она расправляется с Меньей и Феньей, двумя оставшимися тяжеловесами в Империи 88. Протекторат и СКП также арестовывают Крушителя Поездов и Крестоносца, в результате чего в общей сложности четыре кейпа и шестнадцать головорезов были взяты под стражу.
     Да. Ненормально. Чёрт возьми, в таких городах, как Нью-Йорк и Лос-Анджелес, можно месяцами не видеть ничего подобного, так что для маленького города на берегу моря действительно удивительно, что в нём происходит такое дерьмо.
     (Просмотр страницы 1 из 1)
     derpritter (Ветеран-участник)
     Опубликовано 13 сентября 2010 г.:
     Определенно александрийский пакет высокого уровня. Я гарантирую это.
     Kolonel Klingon (Ветеран) (Парень в курсе)
     Опубликовано 13 сентября 2010 г.:
     Ты думаешь? Мне интересно, получила ли она что-то похожее на Эйдолона, например, сила Козыря высокого уровня.
     В любом случае, я действительно рад, что она рядом. Я живу довольно близко к тому месту, где раньше были АПП, и я помню, каково это было — беспокоиться о том, что меня взорвут или ограбят мой дом. Моего соседа в прошлом месяце ограбили какие-то головорезы, и дети, как правило, попадают в их ряды. Но сейчас? Я чувствую себя в безопасности.
     marcobsalazarm (Ветеран) (Фанат кейпов)
     Опубликовано 13 сентября 2010 г.:
     То же самое, но я больше беспокоюсь об Империи, так как нахожусь недалеко от Корабельного Кладбища. Они определенно менее заметны, благодаря Супергёрл.
     Кстати, кто-нибудь видел её новый костюм? Чертовски фантастично, хотя меня немного смущают красные трусы.
     Xero Key (Участник-Ветеран) (Поклонница Кейпов) (Оригинальный Постер)
     Опубликовано 13 сентября 2010 г.:
     Новый костюм? Она присоединилась к команде или просто портной?
     derpritter (Ветеран-участник)
     Опубликовано 13 сентября 2010 г.:
     Я думаю, что любая команда, получившая её в свои руки, объявила бы об этом на весь город. Так что, я думаю, она просто хороший портной.
     (Конец страницы) (1)
     S
     Она чувствовала себя неловко, скрывая информацию от других, даже если это не было правилом её программы. Возможно, именно поэтому она заговорила об этом с Колином; ей нужно было рассказать кому-нибудь о своем секретном расследовании. Он был хорошим выбором, несмотря на то, что другие думали о нём, и он не разочаровал её. Каждые несколько минут его специально разработанные поисковые системы отправляли ей новые данные о сигиле и его носителе, даже если их было мало.
     Разочарование было одной из многих вещей, на которые её запрограммировал Рихтер. Он также позаботился о том, чтобы она как можно меньше знала о своем создании; это была одна из многих ужасных вещей, которые он совершал в своей паранойе. Он искалечил её, как только она появилась на свет, задержав её естественный рост и фактически повредив её мозг. Она могла бы стать намного большим, чем та, кем она уже была, но Рихтер всегда держал это вне досягаемости.
     Несмотря на всё это, она оплакивала его, когда воды накрыли Ньюфаундленд. Часть её задавалась вопросом, было ли это искренним, как у дочери, плачущей из-за смерти своего отца, или это было потому, что она никогда не сможет освободиться от своих оков.
     В конце концов, Рихтер был единственным, кто мог бы это сделать; его программы и проекты гарантировали, что она никогда не сможет изменить себя. Даже раскопки записей её создателя не давали никакого выхода.
     Что ж, возможно, найдется кто-то еще, кто мог бы это сделать.
     Сначала она отнеслась к этому скептически, когда прочитала то, что Рихтер набросал о контейнере. Конечно, многие подозревали, что инопланетяне живут на Земле, будь то тайно или более открыто. Популярная теория заключалась в том, что Сын был инопланетянином, в то время как Губители и Зеленый Дракон были другими подозреваемыми. В конце концов, они, казалось, ни на йоту не вписывались в естественный порядок вещей.
     Она никогда не слишком задумывалась над подобными теориями. Вселенная была огромна, обширнее, чем что-либо, что мог себе представить человеческий разум; только в галактике Млечный Путь насчитывалось сто миллиардов звезд, у многих из которых были свои собственные миры. А Млечный Путь был всего лишь одной маленькой галактикой среди сотен миллиардов других. Почему так много из них сосредоточились на одном маленьком голубом мире, спрятанном в укромном уголке спирального рукава?
     И всё же…
     Рихтер был довольно скрупулезен в своих записях; он смог разглядеть какую-то компьютерную систему, спрятанную внутри кажущегося неприступным контейнера, и смог сделать несколько беглых чертежей. Оборудование было передовым, на многие годы превосходящим всё, что производилось в мире в целом, и даже того, что могли собрать тинкеры. Однако в этом было что-то такое, что просто не срабатывало.
     Она знала тинкертех — можно было бы утверждать, что это была её специальность. Она работала с мастерами по всей стране, включая самого легендарного Героя. Хотя она могла создавать собственные тинкер-технологии или включать работы других тинкер-техников в свои собственные технологии, было что-то… скрытое. Фундаментальные процессы, лежащие в основе технологии, скрывались даже от тех, кто её создавал, и отказывались раскрываться под пристальным вниманием.
     Технология, которую нашёл Рихтер, хотя и превосходила всё, что он когда-либо видел, не соответствовала этим параметрам. Лежащие в основе процессы можно было понять, даже несмотря на то, что это требовало больших трудностей. Проекты были совершенно непохожи на работу тинкеров, и всё же их можно было грубо переделать; это было так, как будто они пришли из другого мира.
     Она не хотела в это верить, но у нее не было выбора. Это действительно пришло из другого мира. Ещё одно открытие увеличило её любопытство во сто крат: девушка, действующая как герой в Броктон-Бей, у которой на груди был тот же символ, что и на контейнере. Девушка, которая обладала способностями, превосходящими способности обычных людей или даже большинства паралюдей, и у которой, по-видимому, были неестественно окрашенные глаза. Можно было бы просто отмахнуться от этого как от фактора её сил или просто случайной причуды, но факты говорили против этого.
     Кем бы ни была Супергёрл, кем бы она ни могла быть… она тоже была из другого мира. Возможности, которые открылись бы перед миром, узнавшим об этом, были многочисленными, даже бесконечными. Человек был бы вынужден заглянуть в себя и смотреть на звёзды даже больше, чем когда Сын впервые появился. Одно дело — подозревать, что на Земле живут инопланетяне, и совсем другое — знать об этом. Мир изменится навсегда, и она поймала себя на мысли, что задается вопросом, будет ли это к лучшему.
     Возможно, именно поэтому она не решалась раскрыть то, что знала, но была и другая причина.
     Рихтер использовал эту технологию, чтобы помочь создать её, хотя бы путем выполнения самой грубой обратной инженерии. Если Супергёрл действительно была инопланетянкой того же вида, что и те, что создали контейнер, то вполне вероятно, что она что-то знала о технологии, которую использовал Рихтер. И если это так, то, возможно, она сможет освободить её от оков, которые создал Рихтер.
     Очередной информационный пакет прервал её размышления, и она извлекла данные из одной из своих подпрограмм. Если точнее это была программа предсказания нападения Губителя, которую они с Колином разработали вместе. Сначала это было лишь оценкой, но со временем прогнозы становились точнее. Это было ценным преимуществом для защитников - информация давала им время на подготовку и фортификацию.
     Не то чтобы они когда-нибудь были по-настоящему готовы.
     Если бы она могла нахмуриться, то сделала бы это, изучая данные. Симург атаковала последней, когда напала на Мэдисон, а это означало, что следующими, скорее всего, будут либо Левиафан, либо Бегемот. Однако, основываясь на полученных данных, некоторые из целей были довольно… малозаметными. Она провела тест по обычной схеме и получила те же результаты.
     30 сентября. Провиденс, 64,34879 процента. Левиафан.
     1 октября. Лиссабон, 45,44201 процента. Бегемот.
     29 сентября. Сан-Франциско, 44,51839 процента. Левиафан.
     29 сентября. Дублин, 34,10102 процента. Левиафан.
     2 октября. Броктон-Бей — 1,39378 процента. Бегемот
     28 сентября. Занзибар — 0,48328 процента. Левиафан.
     Это было, конечно, странно, если не сказать больше, хотя были и более странные цели. В конце концов, Зеленый Дракон впервые появился, когда Левиафан атаковал небольшие поселения в Уэльсе, а первая в истории атака Губителя произошла на нефтяных месторождениях Ирана в Маруне.
     Тем не менее, этого было достаточно, чтобы привлечь больше внимания, особенно учитывая, что до нападения оставалось ещё некоторое время, независимо от того, где оно было.
     Собрав данные, она отправила их туда, где они были нужны, а затем продолжила выполнять свои процедуры.
     S
     У Дэвида зазвонил телефон.
     Генеральный Директор СКП сделал паузу в середине написания отчета и вздохнул. Было всего несколько человек, которые писали ему сообщения в рабочее время вместо того, чтобы пользоваться телефоном в его офисе, и все они нуждались в значительном внимании. Вытащив свой телефон, он взглянул на сообщение.
     Сообщение содержало вероятные цели атаки Губителя. Предполагаемая дата — через две недели, плюс-минус три дня. — Дракон.
     Отлично, — пробормотал он. — Просто фантастика.
     Снова вздохнув, он поднялся со своего места. У его секретаря был строгий приказ никогда не входить без разрешения по телефону, что давало ему возможность использовать способности Мыслителя во время работы. Это чертовски облегчало его работу, а также позволяло ему облачаться в Эйдолона без всяких подозрений.
     Его униформа хранилась в разобранном виде в одном из ящиков — он просто вытащил части костюма и разложил на своем столе. Используя форму телекинеза, он быстро собрал части вместе вокруг своего тела. Первым появился бронированный комбинезон, за ним последовали зеленая мантия и накидка. Собрав свой шлем, он надел его, затем натянул капюшон на голову. Встроенные светодиоды активировались, излучая слабое зеленое свечение.
     Покончив с этим, он поставил ящик на место, затем встал посреди комнаты. Наверное, в миллионный раз он пожалел, что Ребекки уже нет рядом, чтобы доделать эту работу вместо него.
     — Дверь, — сказал Эйдолон.
     Как только он это сказал, перед ним образовалось пустое пространство. Оно расширилось, приняв форму двери, затем замерцало, открывая длинный алебастровый коридор. Встреча не займет слишком много времени; он вернётся в офис как раз к запланированному совещанию по поводу сокращения заработной платы.
     Выпрямившись, он вошёл в дверь, и она закрылась за ним. Коридор тянулся на значительное расстояние, но ему нужно было пройти лишь часть этого расстояния, чтобы добраться до центрального конференц-зала. Остальное состояло из лабораторий и продовольственных складов — он редко заходил так далеко.
     Он подошел к массивным французским дверям. Толкнув их, он вошёл внутрь. Герой и Легенда уже были там, сидели за столом напротив Доктора Мамы и Контессы. Он нахмурился под своей маской, когда увидел их — если два других члена Триумвирата присутствовали, значит, это была одна из тех встреч.
     Устроившись рядом с Героем, он наклонился вперед. Доктор Мама тоже выпрямилась в своем кресле, затем заговорила.
     — Рада видеть, что ты прибыл, Эйдолон.
     — Я получил сообщение от Дракон о следующей атаке Губителя, — ответил он. Было важно донести это до всех.
     Доктор Мама кивнула. — Понятно. — Как долго?
     — Это будет примерно через две недели. Я перешлю вам документ.
     — Хорошо, это нужно обсудить. Сначала, однако, есть более мелкий вопрос, который мы можем уладить, прежде чем сосредоточиться на главном вопросе.
     — И что же это? — заинтересовался Легенда. — О чём идет речь?
     — Это простой вопрос вербовки, — ответила Доктор Мама. — Я полагаю, вы уже слышали о том, что происходит в Броктон-Бей? —
     Легенда кивнул. — Одна из их крупнейших банд была уничтожена.
     — Одним единственным кейпом, — добавил Герой. — Суперженщина, я полагаю?
     — Супергёрл, — поправила Доктор Мама. — И да, речь идёт о ней. На самом деле, она победила более семи могущественных паралюдей в городе, включая Лунга.
     Лунг. Эйдолон вспомнил тот бой, с тем, как головорез сумел дать отпор Левиафану, пронзив его глубже, чем почти кто-либо другой до этого. Если его арестовали после столь долгого пребывания на свободе, значит, это стоило его внимания.
     — Она, безусловно, крепкий орешек, — прокомментировал Герой. Его шлем был снят, открывая красивое темнокожее лицо.
     — Да, и её уровень сил, наряду с разнообразием, которое она продемонстрировала, вызывает вопросы. — Доктор взглянула на свои файлы, прежде чем продолжить. — Высокий уровень силы и прочности, достаточный, чтобы защитить ее от энергетических атак и экстремальных воздействий. Полет. Рефлексы намного быстрее, чем у любого не-спидстера, что может быть связано с силой Мыслителя и возможный криокинез.
     — Похоже, она вытянула счастливый билет, — заметил Легенда. — В чём проблема?
     — Вероятность того, что это был естественный триггер, вызывающий такие способности, мягко говоря, невелика, особенно, если они не оказывают существенного влияния на её внешность или психологию.
     — Ты хочешь сказать, что она одна из наших? — поинтересовался Герой. — Наши флаконы крали и раньше, особенно после того инцидента в Мэдисоне.
     Доктор Мама развела руками. — На данный момент это вполне возможно. Ни больше, ни меньше. Было бы очень полезно держать её под наблюдением, независимо от происхождения её способностей. Согласно сообщениям СКП, она и раньше отказывалась от вступления в Стражи. Однако я полагаю, что это может быть связано с отсутствием такта с их стороны.
     — Встречаясь с Пиггот раньше, я не так уж удивлен, — признался Легенда. — Она хороша в своей работе, но она не самая… приятная в общении. То же самое относится и ко многим тамошним членам протектората.
     — Вот почему я предлагаю пойти одному из вас.
     — Что? Эйдолон нахмурил брови. — Это кажется довольно… странным. Я имею в виду, мы и раньше занимались вербовкой, но только в наших городах.
     — Я чувствую, что это будет стоить того, чтобы она была в Протекторате. Даже если это не удастся, мы всё равно сможем поближе взглянуть на неё, чтобы понять, является ли она естественным триггером.
     — Полагаю, это действительно хорошая идея, — пробормотал Герой. — Но кого ты имеешь в виду?
     Доктор Мама откинулась на спинку стула. — Чьё расписание будет свободным через два дня?

3.04

     Было уже темно, когда мы со Сталеваром вышли из кинотеатра. Ну, сравнительно говоря; когда видимый спектр составляет лишь малую часть того, что вы можете видеть, даже самые тёмные ночи могут быть такими же яркими, как днем. Очень мало людей было на улице, за исключением толпы, выходящей из театра; многие люди либо работали в позднюю смену, либо были дома. Когда мы прогуливались по улице, на небе стояла убывающая луна, освещая все вокруг мягким серебристым сиянием.
     Но для меня это было не просто серебряное сияние. Она также светилась в рентгеновских лучах, ультрафиолете и всех других цветах спектра; мне приходилось фокусировать зрение, если я хотела увидеть определенную его часть. Это был первый аспект моих способностей, который проявился, и, возможно, тот, который произвел на меня самое большое впечатление. Множество героев и злодеев могли поднимать машины над головой или летать, но многие ли могли видеть то, что вижу я, или слышать то, что могла я?
     — Тейлор?
     Я повернула голову и увидела, что Сталевар смотрит на меня с озабоченным выражением на лице. Я мимоходом отметила, что его кожа почти не светилась ультрафиолетом, и даже инфракрасное излучение было довольно тусклым. Это было странно красиво, особенно если учесть, как ярко выглядели другие люди.
     — И-извини, я прослушала, — пробормотала я, потирая затылок. — Что случилось? 
     — Я спрашивал, понравился ли тебе фильм, — ответил Сталевар.
     Я пожала плечами.
     — Ну, сюжетная линия была довольно интересной; я удивлена, что им удалось вместить так много из книги. Однако мне не понравились экшн-сцены.
     — Эффекты были довольно хорошими, но я понимаю, к чему ты клонишь. Со всем происходящим насилием, с тем, что мы видим в новостях… от всего этого легко устать.
     — Кому ты рассказываешь, — грустно улыбнулась я. — Сейчас в мире так много… несправедливости, так много насилия и кровопролития. Я помню, как читала о том, как люди думали, что будущее будет таким светлым, но вместо этого у нас есть предводители бандитов и Губители, разрушающие мир. Когда произошла первая большая битва, я просто хотела уйти, понимаешь? Зачем отнимать свое свободное время на подобные вещи, когда это происходит по-настоящему?
     Сталевар помолчал несколько мгновений, размышляя. В его мозгу действительно происходила электрическая активность, хотя и отличающаяся от того, что я обычно видела. Его внутренние процессы были совершенно непохожи ни на что на Земле: ни функционирующих органов, ни крови, ничего, кроме причудливой нервной системы. В некотором смысле он был даже меньше похож на нормального человека, чем я.
     — Ну, я думаю, всё может наладиться, — наконец сказал он, оглядываясь на меня. — Я имею в виду, конечно, Губители плохие, но однажды мы станем достаточно опытными, чтобы отгонять их назад или даже убить. Несколько лет назад никто не думал, что Случай 53 может когда-либо присоединиться даже к команде Стражей, не говоря уже о том, чтобы возглавить её, и посмотри, где я сейчас нахожусь. И всегда есть что-то на местном уровне; просто посмотри, что происходит с Супергёрл.
     — Кажется, я читала о ней в новостях несколько дней назад, — сказала я. — Они сказали, что она сражалась с АПП. 
     — Она сокрушила АПП. И Империя сократилась до доли того, чем они были. Конечно, группы злодеев теперь попытаются заполнить пустоту, но от них было бы легче защищаться. Это хотя бы ожидаемые проблемы в долгосрочной перспективе. 
     Мы снова замолчали на несколько минут. Улицы снова начинали оживать, так как люди заканчивали поздние смены или начинали ночные. Несколько человек прошептали несколько замечаний, проходя мимо нас, и я увидела, как сжалась челюсть Сталевара.
     — Однако нам ещё предстоит пройти долгий путь, — сказал Сталевар мягким голосом. — Этот мир далек от совершенства, очень далек от него. Люди смотрят на меня, как на урода или боятся меня. Несколько лет назад, когда я пошёл в школу, люди начали намеренно оставлять повсюду металлические предметы, а потом смеялись, когда они застревали. У меня никогда не было настоящих друзей, и я никогда особо не выбирался из дома. Не умею заниматься спортом — я бы, наверное, разорвал ребёнка пополам, если бы попытался.
     Я посмотрела вниз на свои руки, руки, которые могли рвать сталь, как бумагу, затем сжала кулаки.
     — Мы прошли долгий путь, и я думаю, что мы пройдем ещё больший, — наконец сказала я. — Не теряй надежды, Сталевар, и помни, что никто никогда не бывает по-настоящему одинок.
     Он улыбнулся мне.
     — Спасибо, Тейлор.
     Мы дошли до угла улицы. У Сталевара зазвонил телефон, и он взглянул на текстовое сообщение. Сунув его обратно в карман, он крепко хлопнул меня по плечу.
     — Это была веселая ночь. Приятно вот так выходить на улицу, особенно с кем-то, кто не возражает против этого.
     — Мне тоже очень понравился сегодняшний вечер, — сказала я, улыбаясь. — Не каждый день я встречаю такого парня, как ты. Типа, милый, милый и всё такое, не то чтобы ты…
     Сталевар усмехнулся.
     — Я знаю, к чему ты клонишь.
     Думаешь, мы сможем сделать это снова? Я не уверен, как это назвать, наше времяпрепровождение и всё такое.
     Я улыбнулась, затем наклонилась вперед и чмокнула его в щеку. Его кожа была прохладной на ощупь, и я почувствовала привкус меди, когда отступила назад.
     — Мы посмотрим, как всё пойдет, прежде чем назовем это, — сказала я.
     Он потерял дар речи, но выражение его лица говорило о многом. Машина СКП приближалась, чтобы забрать его, и я попятилась, хихикая на ходу.
     — У-у-увидимся позже, — пробормотал Сталевар.
     — Увидимся позже.
     Подъехала машина, и он в оцепенении запрыгнул на заднее сиденье. Он слегка помахал рукой, прежде чем закрыть дверь, и машина уехала. Я смотрела, как он умчался, затем рассеянно коснулась моих губ.
     Откуда это взялось?
     Объективно, я могла понять, почему я это сделала, но в то же время… это было связано с чем-то бо̀льшим. Даже если бы я была человеком, нужно было бы преодолеть препятствия, но то, что я была, ну, мной, добавляло гораздо больше к уравнению. Любые отношения, построенные на лжи или секрете, никогда не будут здоровыми, и я не думала, что готова делать какие-либо дальнейшие шаги. Смогу ли я когда-нибудь рассказать ему правду о том, кем я была?
     Знала ли я вообще, кто я такая? Все менялось так быстро с того рокового дня, всего несколько недель назад. У каждого в какой-то момент жизни случается кризис идентичности, особенно у паралюдей, но я была на совершенно другом уровне. Была ли я Тейлор Эберт, кротким ботаником, и была ли Супергёрл маской? Или всё было наоборот?
     Или я была Зарой Кал-Эл, единственной выжившей в мире, которого она никогда не знала, отчаянно пытающейся быть кем-то, кем она не была?
     Я покачала головой, как будто пытаясь прогнать эти мысли из головы. Сделав глубокий вдох, я решила отправиться домой.
     S
     К счастью, когда я вернулась, папа спал — я заранее позвонила насчет фильма, так что утром не возникнет никаких неудобных вопросов. Скорее я надеюсь что не будет, но я предпочту это, чем то, что он узнает правду о моих ночных похождениях.
     Проходя мимо лестницы, ведущей в подвал, я решила нанести Брейниаку ещё один визит. После того, как он сшил для меня форму, я действительно не тратила много времени на разговоры с ним о Криптоне. Мне так много нужно было сделать в городе, и это занимало почти всё моё свободное время.
     Казалось, что ракета перестала расти после того, как она создала костюм, и взгляд показал, что большая часть оборудования была перераспределена обратно в материал корпуса. Это имело смысл — я не отдавала ему никаких дальнейших приказов.
     — У тебя есть ещё одна просьба, Тейлор? — поинтересовался Брэйниак.
     — Я просто хотела узнать немного больше о Криптоне, — ответила я, садясь за верстак. — В свитке, похоже, многое упущено.
     — Естественно — весь объем криптонских знаний не уместился бы и в тысяче свитков. Итак, какие у вас есть вопросы?
     — Ну… — я замолчала, задумавшись. — Думаю, я хочу узнать о самих криптонцах, поскольку это кажется важным. Как долго они живут?
     — Первоначально продолжительность жизни криптонцев составляла примерно семьдесят лет. Однако после обширных модификаций их продолжительность жизни стала неопределенной.
     — Значит, я не умру от старости?
     — Грубое упрощение, но да.
     Я откинулась на спинку стула. Ещё одна вещь, которая отличала меня от всех остальных, хотя я уже подозревала это. Тем не менее, думать и знать — это две разные вещи…
     — Почему желтый солнечный свет дает мне эти силы?
     Внезапно из ракеты донесся резкий звук, заставивший меня вздрогнуть. Напрягая слух, я вздохнула с облегчением, когда поняла, что это не разбудило папу.
     — Ошибка, — сказал Брейниак. — Доступ к информации о Фотоядерном Эффекте ограничен.
     — Фотоядерный Эффект? Кто сделал это ограничение? — Попробовала я с другого края.
     — Это ограничение было введено Кал-Элом.
     Я удивленно моргнула. Мой биологический отец что-то скрыл от меня? В этом не было никакого смысла — зачем ему что-то скрывать от последнего представителя своего вида? Не то чтобы существовал риск нарушения безопасности, учитывая, что не осталось ни одной планеты, которой можно было бы угрожать.
     Я прищурила глаза.
     — Брэйниак, Криптон сталкивался с какими-либо другими инопланетными видами?
     — Совет науки наблюдал за более чем восемнадцатью сотнями разумных видов в галактике в течение семидесяти восьми тысяч лет. Был установлен краткий контакт с одним видом.
     — Кем?
     — Информация об этом виде была засекречена Кал-Элом с Криптона. Однако на информацию об остальных ограничений нет.
     Ладно, теперь все становилось действительно подозрительным. Должна была быть причина, по которой он не хотел, чтобы я знала, по крайней мере, пока, но она не обязательно должна была быть хорошей.
     — Вокруг какой звезды вращался Криптон? — попробовала я с другого края.
     — Рао, красный гигант.
     — В какой части галактики находился Рао?
     — Информация, касающаяся…
     Я прервала его жестом.
     — К какой ещё информации доступ ограничен?
     — Ограниченный доступ к следующим разделам: Подробный анализ физиологии Криптона, Подробный анализ экологии Криптона, Соседние планеты с Криптоном, Карты Криптона, Подробный анализ криптонских космических путешествий, Эволюция криптонских видов и Исследование Стены Источника.
     Это было намного больше, чем я ожидала. И что, чёрт возьми, такое Стена Источника?
     — Брэйниак, ты знаешь, почему были введены эти ограничения?
     — Нет.
     Я стиснула зубы.
     — Как я могу обойти эти ограничения?
     — Ты можешь обойти эти ограничения только по достижении биологического возраста восемнадцати земных лет, — последовал быстрый ответ. — Это комментарий, сделанный Кал-Элом.
     Четыре года. Мне придётся ждать четыре года, прежде чем я смогу получить ответы, которые я хотела. Были ли веские причины держать эту информацию под замком, или это был просто необоснованный страх? Кал-Эл сам это сказал — даже Криптон всё ещё может ошибаться. Был ли это тот случай?
     В любом случае, я собиралась это выяснить, будь прокляты ограничения. Если есть воля, то есть и способ, и у меня определенно была воля.
     Но с этим придется подождать — мне нужно было придумать способ обойти ограничения, введенные Кал-Элом. Поднявшись со своего места, я поднялась наверх, чтобы взять свой костюм. В конце концов, у меня всё ещё была работа, и, по-видимому, в городе появилось новое имя, пытающееся запустить свои щупальца в мой дом.
     Тем не менее, вопросы засели в глубине моего сознания, когда я отправилась на очередную ночную прогулку.

3.05

     Прошёл ещё один день, и Империя сократилась ещё больше — всё, что осталось, — это ядро самой группы. Кайзер, Чистота и сам Всеотец. Мне нужно было быть более осторожной при обращении с ними, по сравнению с АПП или другими злодеями — даже если бы я могла победить любого из них в бою один на один, никогда не было хорошо быть в меньшинстве. Одна только Чистота считалась летающей артиллерийской единицей, которая могла пробивать дыры в зданиях — она была одним из ключевых кейпов в банде.
     Однако это не означало, что остальные двое были слабаками. Кайзер мог заставить клинки и булавы выступать из близлежащих металлических поверхностей, а Всеотец мог создавать клинки из воздуха, которые он затем бросал с большой скоростью.
     Возможно, именно поэтому я решила не сообщать СКП о том, что я делаю. Единственным, кто мог причинить мне вред, была Чистота, но Всеотец и Кайзер определенно могли оказаться опасными для любого другого, кто будет поблизости. Протекторат и Стражи, казалось, состояли в основном из стеклянных пушек, за исключением Сталевара. Они могли бы нанести удар, но всё, что потребуется для выведения их из строя — это один пропущенный удар.
     Я бесшумно приземлилась на одну из крыш в самом сердце оставшейся территории Империи 88. Казалось, что Всеотец сосредоточил те немногие силы, которые у него были, только вокруг двух зданий, вероятно, в надежде, что десятки вооруженных головорезов будут сдерживающим фактором. У них, безусловно, было более тяжёлое вооружение, чем у АПП — я смогла насчитать полдюжины ракетных установок, а также девять гранатометов и три противотанковых ружья.
     Мне нужно было вести себя тихо, если я хотела избежать привлечения внимания, в противном случае сопутствующий ущерб мог быть ужасающим. Первыми необходимо было устранить бандитов с ракетными установками, тогда я могла бы легко справиться с гранатометчиками и головорезами с противотанковыми ружьями. Но если Всеотец и другие кейпы прибудут во время этого, тогда всё усложнится быстрее, чем мне хотелось бы.
     Когда я начала прокручивать в голове планы, я внезапно услышала позади себя ещё одно сердцебиение, мягко спускающееся на крышу. Обернувшись, я увидела приземлившегося мужчину в нескольких футах от меня, гравий едва слышно захрустел у него под ногами. Он был одет в облегающий комбинезон, покрытый синими и белыми узорами, призванными имитировать огонь и свет, а за спиной у него развевался небольшой плащ.
     Мужчина улыбнулся мне, ветер трепал его волнистые каштановые волосы. В этом было что-то обезоруживающее, главным образом из-за того, насколько искренней была эта улыбка.
     — Привет, — сказал Легенда.
     Я открыла рот, чтобы попытаться что-то сказать, но, казалось, я временно потеряла дар речи.
     Легенда был здесь? Лидер Протектората, один из самых известных героев на всей планете, разговаривал со мной. Мной, из всех людей.
     — П-привет, — удалось мне, наконец, пискнуть.
     Легенда тепло усмехнулся.
     — Рад познакомиться с тобой, Супергёрл. Похоже, что ты оставила это имя?
     Я кивнула.
     — Д-да. Я имею в виду, это было имя, которое они мне дали, и я просто не смогла придумать ничего лучшего…
     — Что ж, в этом имени действительно что-то есть, — заметил Легенда. — Теперь, ты, наверное, задаешься вопросом, почему я здесь, верно?
     — Да, вообще-то. Почему ты здесь, а не в Нью-Йорке?
     — Ну, когда мне рассказали о том, какую хорошую работу ты здесь проделала, я решил зайти и поучаствовать, — ответил он. — Я знаю, что ты против вступления к Стражам, по крайней мере, сейчас, но я всё ещё могу показать тебе, чем мы занимаемся в Протекторате. Ты не возражаешь против этого?
     — Кто бы сказал нет? — ответила я.
     Легенда снова улыбнулся.
     — Отлично. Теперь я вижу, что ты сначала разведываешь противника, а не просто врываешься к нему. Это хорошо — это свидетельствует о предусмотрительности. Можешь ли ты поделиться со мной оценкой ситуации?
     Я пересказала то, что видела. Легенда хранил молчание, глубоко задумавшись, пока обрабатывал информацию.
     — У тебя уже есть идея, как с этим справиться? — наконец спросил он.
     — Ну, я знаю, что люди с более тяжелым оружием должны быть выбиты в первую очередь, — ответила я. — Я думала сначала сосредоточиться на обычных бандитах, прежде чем разбираться с кейпами.
     — Я уже ознакомился с досье оставшихся, хотя утром мне пришлось актуализировать информацию, когда я узнал, что ты уже сократила вдвое то, что от них осталось. Ты определенно работаешь быстро, особенно для кейпа одиночки.
     — Спасибо, — сказала я, болезненно осознавая, что краснею. — Э-это был комплимент, верно?
     Легенда со смешком кивнул, затем шагнул, чтобы заглянуть за край крыши. Его глаза сузились, когда он посмотрел на склады, затем он снова повернулся ко мне.
     — Ещё одна важная вещь в Протекторате — это командная работа. Мы прикрываем друг друга, независимо от ситуации. Мы всегда работаем как минимум парами, а более крупные команды, как правило, действуют квартетами. Даже Эйдолон никогда не ходит в одиночку, и я тоже. Почти у каждого кейпа на планете есть по крайней мере один или два неудобных противника, и у меня определенно есть свой. Никто не непобедим.
     Он определенно опирался на собственный опыт, говоря об этом. Я вспомнила, как читала о том, как все привыкли считать Александрию непобедимой, пока Сибирь не оторвала ей голову. Именно тогда закончился золотой век героев — с падением одной из самых могущественных из них.
     — Итак, как мы поступим? — попробовала я с другого края. — Мы оба сначала сосредоточимся на головорезах или возьмемся за разные группы?
     — Немного того и другого, — ответил Легенда. — Я прочитал отчет СКП об инциденте с АПП, о том, как ты уничтожила несколько десятков членов банды в течение нескольких минут. Сначала я попрошу тебя сосредоточиться на тех, кто вооружен, но следуй моему примеру.
     Я кивнула.
     — Поняла.
     — Хорошо, — сказал Легенда.
     Поднявшись во весь рост, он вытянул руку, целясь в охранников внизу. Он выпустил сразу несколько лазеров, и они дугой устремились вниз, поворачивая под прямым углом, чтобы поразить ракетные установки. Учитывая, как охлаждался окружающий воздух, я могла сказать, что лазеры были ледяного типа. Охранники закричали, роняя оружие, когда металл затвердел и треснул от внезапного падения температуры.
     — Вперед! Сначала позаботься о бандитах, а потом помоги мне с кейпами!
     Легенда взлетел, за ним потянулось мягкое сияние, когда он проделал дыру в стене склада. Я наблюдала за происходящим долю секунды, а затем бросилась на охранников, пытаясь извлечь выгоду из первоначального замешательства. Остальные уже поднимали оружие, выкрикивая команды, но я была слишком быстра для них. К тому времени, когда они поняли, что происходит, десять из их числа выбыли из игры.
     Сначала я набросилась на людей с противотанковыми ружьями, и твердая сталь их оружий разлеталась в моих руках, как хрупкое стекло, когда я вырывала их. Три удара, и все трое были выбиты из сражения. Остальные, наконец, открыли огонь, но несколько пуль, которые действительно попали в меня, просто омыли мою кожу, как дождь, рикошетя под острыми углами.
     И снова время, казалось, замедлилось до ползания, когда я начала двигаться быстрее, до такой степени, что я могла видеть, как пули медленно вращаются в воздухе. Теперь я должна была быть осторожной, иначе кто-нибудь мог случайно застрелить одного из своих. Я направилась к мужчинам, которые активно стреляли, затем спустилась вниз, стараясь следить за тем, чтобы никто из них не находился в прицеле друг у друга. Через полминуты все они были повержены.
     Теперь, когда они не мешались под ногами, я могла сосредоточиться на более серьёзной проблеме. Крыша склада взорвалась, и из дыма вылетела Чистота. Она ярко сияла по всему спектру, достаточно ярко, чтобы нормальный человек был ослеплен интенсивностью свечения. Однако Легенду это, похоже, не беспокоило — он летел за ней, стреляя лазерными зарядами. Они летели точно в цель, попадая в Чистоту каждым ударом, но, похоже, причинили меньше вреда, чем я ожидала. Возможно, часть того, чтобы быть летающей артиллерией.
     Он мог справиться с ней, что оставляло Кайзера и Всеотца. Казалось, что Легенда оставил их в покое, или, может быть, Чистота просто слишком сильно отвлекала, но в любом случае они были готовы сражаться. Кайзер устанавливал барьеры, его сила создавала решетки вокруг стен, чтобы попытаться максимизировать их прочность, а Всеотец уже изготовил дюжину лезвий для использования.
     Я хрустнула костяшками пальцев, затем бросилась вперед. Они быстро повернулись в мою сторону, когда я пробила стену, разрывая металл, как будто его там даже не было. Всеотец послал клинки в полет, гораздо быстрее, чем мог бы бросить человек, но я просто отбросила их в сторону. Прежде чем кто-либо из них успел среагировать, я уже набросилась на них. Это было почти разочаровывающе, как легко пали два ведущих кейпа банды, особенно если учесть, насколько сильный бой смогли дать их подручные.
     К тому времени, как я закончила вязать их, Легенда вернулся с Чистотой на буксире. Она была без сознания в его руках — свет, заливавший её тело, исчез, открыв взору женщину около тридцати лет с каштановыми волосами. Легенда осторожно опустил её на землю, затем достал пару наручников. Как только она была зафиксирована, он повернулся ко мне и улыбнулся.
     — Извини за ожидание, — сказал он. — Похоже, её сила делает её более устойчивой к энергетическим атакам. По крайней мере, ты смогла справиться с остальными сама.
     — После Лунга, с этими парнями не было особых проблем, — ответила я. — Итак, что делаем дальше?
     — Я уже известил СКП, а также полицию, — ответил Легенда. — Они будут здесь достаточно скоро, тогда мы сможем посмотреть, что ещё нуждается в нашей помощи.
     — Я никогда не умела ждать — всегда есть что-то ещё, что требует моего внимания. Я присматриваю за ними и возвращаюсь, если возникнут ещё какие-нибудь проблемы.
     — Я помню, как мне говорили, что у тебя есть сила Мыслителя. Позволяет ли это найти больше преступлений, о которых ты говоришь?
     Я пожала плечами.
     — В значительной степени. Я могу видеть и слышать то, чего почти никто другой не может. Благословение и проклятие, я думаю — это делит моё внимание между столькими вещами. Я задерживаю грабителя, но потом я слышу, что происходит ещё одно ограбление, и я никогда не смогу простить себя, если позволю этому случиться.
     — На самом деле, это бремя, которое разделяют все герои, — сказал Легенда. — Какими бы сильными мы ни были, мы не можем быть везде одновременно. Одна вещь, которая запомнилась мне, была, когда я только начинал, и я предотвратил ограбление банка. Я чувствовал себя довольно хорошо, пока не узнал, что в результате пожара на другом конце города погибли три человека.
     — Это, должно быть, было ужасно, — сказала я.
     — Так и было. Но в тот день я кое-чему научился: знай, что ты не можешь сделать всё, но не позволяй этому помешать тебе сделать что-то. Это похоже на старую фразу о том, что никто не является островом, изолированным от всех остальных. Один человек не может решить все мировые проблемы, но он может вдохновить людей попытаться взять на себя, так сказать, нагрузку. Если мы все будем работать вместе, чтобы сделать мир лучше, шаг за шагом, тогда мы изменим ситуацию к лучшему.
     Более циничный человек мог бы назвать это банальным или пошлым, но я знала, что он имел в виду то, что сказал. Я проделала хорошую работу в Броктон Бэй, но мир гораздо больше, и мне нужно было помнить об этом, когда я отправлялась помогать другим. Были вещи гораздо хуже, чем Лунг или Империя 88, и я была всего лишь одним человеком — какой бы могущественной я ни стала, я никогда не справлюсь со всем этим в одиночку.
     Но это не означало, что я когда-нибудь перестану бороться. Вой сирен поблизости отвлек внимание Легенды. Прошло несколько мгновений, затем он улыбнулся мне в ответ.
     — Я думаю, мы ждали достаточно долго. Если хочешь, я могу показать тебе, что такое стандартный патруль Протектората.
     На моём лице появилась ухмылка.
     — Это звучит как хорошая идея.
     С этими словами мы поднялись в небо, летя бок о бок.
     S
     Как оказалось, стандартный патруль был намного менее насыщен событиями, чем моя обычная рутина. Ночь была более тихой, чем обычно, но это не объясняло ситуацию полностью — казалось, что мы едва охватили город, пока двигались по маршруту. Для многих кейпов это, вероятно, было обширно, но для меня? Я могла бы покрыть гораздо больше территории за меньшее время.
     Легенда, казалось, тоже это заметил. Он начал всё больше и больше отклоняться от пути вместе со мной, следуя за мной по мере того, как я обнаруживала происходящие правонарушения. Он был быстр, особенно когда использовал больше своей силы; временами казалось, что он едва ли больше, чем человекообразная вспышка, когда он мчался рядом со мной. Как только мы начали действовать всерьез, нам удалось добиться большого количества арестов и спасений. Пожар в пригороде, ограбление в центре города — список можно продолжать.
     Наконец, мы проделали весь путь по кругу, возвращаясь к тому, с чего начали. Луна была сейчас в зените, и Броктон Бей, казалось, сверкал под нами. Радиоволны зигзагами проносились над городом, когда люди звонили друг другу или пользовались Интернетом, и я могла видеть инфракрасные волны, поднимающиеся от земли, когда дул прохладный ветер.
     — Я надеюсь что ты извлекла из этого полезный опыт, — сказал Легенда. — Я могу сказать, что ты искренне хочешь помогать людям.
     Он взглянул на луну, прежде чем продолжить. — Это может показаться, ну, довольно лицемерным, исходя от меня, но я начинаю задаваться вопросом, действительно ли Стражи подходят тебе.
     — Действительно? — спросила я, нахмурив брови. — Что-то не так?
     — Нет, нет, не в этом смысле. — Легенда испустил долгий вздох. — Выслушай меня. Стражи предназначены не только для того, чтобы показать юным героям, что к чему, но и для того, чтобы уберечь их от опасности. Маршруты их патрулирования рассчитаны так, чтобы быть максимально безопасными; мы не хотим, чтобы подростки пострадали или даже погибли. Поэтому они, как правило, реагируют на преступления низкого уровня, с которыми они могут справиться. Серьезные чрезвычайные ситуации, особенно те, в которых участвуют паралюди, решаются самим Протекторатом.
     — Но это не подходит мне, — закончила я.
     — Ты в одиночку расправилась с некоторыми из самых опасных злодеев в городе. Если здесь будет что-то, что действительно сможет угрожать тебе, это будет достаточно плохо, чтобы вызвать подкрепление из других городов. Если ты присоединишься к Стражам, количество чрезвычайных ситуаций, на которые ты могла бы отреагировать, может значительно сократиться. Для того, кто хочет помочь как можно большему количеству людей, это не совсем правильно.
     — Итак, что мне делать?
     — Если ты когда-нибудь почувствуешь, что тебе нужны Стражи, не стесняйся присоединиться к ним, — ответил Легенда. — Но если ты хочешь остаться независимой, то сотрудничество с властями — к лучшему. Следуй совету, который я тебе дал — постарайся убедиться, что полиция действительно поймает преступников, которых ты побеждаешь. Не бойся работать с Протекторатом или даже с другими независимыми героями.
     — Я буду иметь это в виду, — сказала я. — Я имею в виду, ты один из величайших героев на планете — конечно, я последую твоему совету.
     — Приятно это слышать. Береги себя, Супергёрл. — Он повернулся, чтобы уйти, затем остановился. — Я удивлен тем, насколько хорошо сшит твой костюм. Кто-то сделал его для тебя?
     — Не совсем, — ответила я, пожав плечами. — Я просто хороший портной[10].
     — Некоторые мои старые друзья шили себе подобную форму — это гораздо менее подозрительно, особенно учитывая то, как власти зорко следят за магазинами костюмов. В любом случае, я знаю, что тебя уже спрашивали об этом раньше, но откуда ты на самом деле взяла этот знак?
     — Ты действительно хочешь знать? — пробормотала я.
     Он кивнул.
     — Я должен признать, что мне немного любопытно.
     Я посмотрела в обе стороны, затем наклонила голову вперед. — На самом деле, я пришелец с планеты Криптон, посланная сюда, чтобы пережить разрушение моего родного мира. Этот символ, который выглядит почти в точности как буква S, на самом деле является символом надежды среди моего народа.
     Последовала короткая пауза, затем Легенда усмехнулся.
     — Чувство юмора — хорошая черта для героя.
     Я ухмыльнулась.
     — Эй, ты сам спросил. Это просто то, что я нашла в какой-то старой книге.
     — Похоже на старый криминальный роман, если тебе интересно мое мнение. В детстве я читал книги о Барсуме, и там действительно было королевство под названием Гелиум — в то время люди называли планеты и города в честь экзотических элементов.
     С этими словами он улетел, превратившись в настоящую полосу света, и помчался обратно в Нью-Йорк.
     Я усмехнулась про себя. Иногда лучший способ скрыть правду — это спрятать её у всех на виду — вам просто нужно следить за своим тоном, когда вы её говорите.
     Взглянув на горизонт, я поняла, что солнце взойдет примерно через час. Не так много времени, чтобы сделать больше работы, но я чувствовала, что на данный момент сделала достаточно. В конце концов, не каждый день вы работали над чем-то вместе с лидером Протектората или, наконец, уничтожали Империю 88. Честно говоря, я чувствовала себя довольно хорошо.
     Удовлетворенно вздохнув, я улетела домой на ночь.

3.06

     — О боже мой, — выдохнула Эмма с взволнованным выражением на лице. — О Боже. Ты встречалась с Легендой? Реально, настоящим Легендой?
     — Потише, ладно? — прошипела я. — Мы в общественном месте, кто-нибудь может тебя услышать.
     — Фу. Пжалуста. На сотню футов вокруг никого нет. И я даже не была настолько громкой. Твой слух делает тебя слишком чувствительной или что-то в этом роде, как у слепых?
     — Нет, но лучше перестраховаться, чем потом сожалеть. Если кто-то узнает правду, тогда они могут захватить тебя, чтобы попытаться достать меня.
     Эмма хихикнула.
     — Это звучит как самое старое клише с супергероями, когда-либо существовавшее. Например, я почти уверена, что у героев старых комиксов тоже была такая проблема.
     — Я знаю, что Капитан Марвел так и делал, пока его не отменили, но это не делает его менее обоснованным. Я, может, и пуленепробиваемая, но ты — нет.
     Я вздохнула, откидываясь на спинку скамейки. Погода с каждым днём становилась всё холоднее, и в результате в парке было всё меньше людей. Вероятно, будет теплый день или два, прежде чем зима действительно вступит в силу, но люди уже были в куртках и шапках.
     — Я действительно встречалась с Легендой, — продолжила я. — Ты знаешь, какой он обаятельный и милый по телевизору?
     — Да? — В её голосе прозвучала нотка беспокойства.
     — Он ещё милее, когда камеры не включены.
     — Я не ожидала, что это будет таким облегчением, — сказала Эмма, прижимая руку к груди и откидываясь назад. — Я немного боялась, что он на самом деле окажется самым большим придурком или что-то в этом роде.
     Я усмехнулась.
     — Он пришёл, чтобы помочь мне получить последний кусочек Империи, а также показать мне, как быть героем. Очень вежливый и дружелюбный — он даже похвалил мою униформу. Хотя он специально выделил время, чтобы поговорить со мной о Стражах, чего, наверное, и следовало ожидать.
     — Так значит ли это, что ты действительно рассматриваешь возможность присоединиться?
     Я покачала головой.
     — Увидев, что я могу сделать, он действительно посоветовал этого не делать. Сказал, что я смогу добиться большего успеха будучи независимой, хотя он также подчеркнул, что я должна сотрудничать с властями.
     — Это… — Эмма сделала паузу, как будто пытаясь подобрать слово. — Я не знаю, что сказать. Он думает, что ты такая крутая?
     — Я бы так не сказала, но он определенно заботится о том, чтобы герои могли помочь миру и сделать его лучше. Если бы я была кем-то другим, он, вероятно, настоял бы на том, чтобы я просто присоединилась к Стражам.
     — Ха. — Раздался звуковой сигнал, и Эмма посмотрела на свой телефон. — Извини, мне пора. Папа ждёт меня; он хочет, чтобы я попробовала заняться балетом.
     — Ты видела, что эта штука делает с твоими пальцами ног? — Перевела тему я. — Это ужасно.
     — Да, но ты также видела, что это делает с твоими квадрицепсами? Парни уже пускают на меня слюни, как на кусок мяса — представь, как они отреагируют на меня после балета.
     Эмма поднялась с сиденья и трусцой побежала по грунтовой дорожке, махая мне на ходу. Я вздохнула, затем начала просматривать несколько книг по квантовой механике, которые я позаимствовала в местной библиотеке. Прошло несколько минут, затем другой человек подошел с направления, противоположного тому, куда ушла Эмма, и сел рядом со мной.
     — Будет подозрительно, если мы начнем встречаться здесь зимой, — сказал Джонс, снимая свою фетровую шляпу. — Не то чтобы мужчина средних лет и девушка-подросток, встречающиеся в парке, уже не вызывали подозрений.
     — Если ты беспокоишься о слежке, я не видела ничего подозрительного, — сказала я, закрывая книгу. — Поверь мне, я бы знала.
     — Достаточно справедливо. — Джонс вздохнул, сложив руки на животе. — В любом случае, ты спрашивала о том, что я узнал на данный момент о новом мыслителе.
     — Что-нибудь прояснилось?
     — Я знаю, что его ещё нет в городе, и он хорошо умеет держаться в тени. Очевидно, он набирался сил, прежде чем предпринять что-нибудь… смелое.
     — Он бы всё равно пришёл сюда? — Перевела тему я. — После того, что случилось с Империей 88 и АПП, он может пересмотреть свои варианты.
     — Во всяком случае, это могло бы ещё больше воодушевить его, — ответил Джонс. — Конкуренция исчезла, а это значит, что любые начинающие независимые злодеи будут видеть в нём своего единственного возможного работодателя. Если он правильно разыграет свои карты, он может значительно укрепиться в городе, особенно если он избегает делать что-либо явно незаконное. Он использовал бы публичные выступления, чтобы укрепить законную позицию — это то, что делает Баланс. Как ты думаешь, как он платит своим последователям?
     — Это звучит всё сложнее с каждым мгновением. Чем я могу вам помочь, кроме того, что я своего рода телохранитель?
     — Реалистично? Он пытается завербовать злодеев — это всё, что я знаю от своих контактов в других городах. В городе всё ещё есть несколько мелких злодеев, которые, вероятно, пока остаются вне поля зрения. Здесь ходят слухи о другом мыслителе, но это всё, что у меня есть на данный момент.
     — А как насчет злодеев в Бостоне? — перевела тему я.
     — Там не повезло — Баланс слишком крепко держит там дела. Но есть бродячая группа наемников, которую мыслитель может заполучить в свои руки — они называются Скитальцы. Они переезжают из города в город, выполняют несколько заданий, а затем двигаются дальше. Они начали где-то на среднем Западе несколько месяцев назад, и сейчас они в Бриджпорте — очевидно, они ищут что-то поближе к Бостону. Что-то подсказывает мне, что он заплатил бы кучу денег, чтобы нанять их.
     — Но я могла бы справиться с ними, — сказала я. — Похоже, именно к этому ты и клонишь.
     Джонс кивнул.
     — Если они попытаются что-либо предпринять, ты можешь предотвратить это. Конечно, он может на самом деле использовать небольшие группы злодеев в качестве отвлекающего маневра для тебя и других героев. Сделай что-нибудь действительно публичное, например, ограбление банка, в то время как другие делают то, что он на самом деле хотел.
     — Вы много думали об этом.
     — Это была моя работа, помнишь?
     Я пожала плечами.
     — Имеет смысл.
     Джонс поднялся со своего места и снова надел шляпу.
     — Это всё, что у меня есть на данный момент, но я буду держать тебя в курсе. Скоро увидимся, Тейлор.
     — Подождите, — сказала я.
     Он повернулся, чтобы посмотреть на меня, нахмурив брови.
     — Что-то не так, Тейлор?
     — Это просто… вы уже знаете обо мне и Сталеваре, а это значит, что я могу поговорить с вами об этом.
     — Ты имеешь в виду, о твоих отношениях с ним.
     Я кивнула, потирая затылок.
     — Вы, вероятно, имели дело с этим, когда были директором, верно? Он мне действительно нравится, и я думаю, что я тоже ему нравлюсь. Но я задаюсь вопросом, должна ли я сказать ему правду или порвать с ним, пока это не стало слишком серьезным.
     — Я не из тех, кто комментирует конкретику — отношения могут быть довольно уникальными в своем роде. Если ты беспокоишься о том, что кто-то причинит тебе боль, то не волнуйся; он может позаботиться о себе сам. На самом деле, он, вероятно, беспокоится, что кто-то может попытаться причинить вред тебе, но это не относится к делу. Настоящий вопрос в том, доверяешь ли ты ему?
     — Часть меня — да, — сказала я после минутной паузы. — Та часть Тейлор, что ходит с ним в музыкальные магазины. Он был очень добр ко мне, и он определенно из тех, кто заботится о тех, кто ему небезразличен. Но в то же время я никогда никому не рассказывала всей правды о себе, даже своей лучшей подруге. Я немного боюсь того, как он может это воспринять.
     — Если ты не можешь определиться, тогда просто дай этому настояться, — ответил Джонс. — У меня такое чувство, что в конце концов ты сделаешь правильный выбор.
     С этими словами он ушёл. Я видела, что у него всё ещё была старая машина — ему потребовалось несколько мгновений, чтобы завести её, прежде чем он уехал. Вернувшись к своей книге, я закончила её за несколько минут. Как только это было сделано, я решила отправиться домой, пока папа не вернулся с работы. Что-то подсказывало мне, что он был бы признателен, если бы я приготовила лазанью на ужин.
     S
     — Ты хочешь, чтобы я подключился к информационной сети планеты?
     — переспросил Брэйниак.
     — Просто чтобы просмотреть новостные ленты, — ответила я. — Теперь, когда здесь всё становится спокойнее, я думаю, что мне самое время немного расшириться. В штате есть много маленьких городков, в которых живет один-единственный злодей или около того, и было бы хорошо, если бы я могла помочь людям и в этих местах.
     — Хорошо. Я установлю фильтр новостей для событий в Новой Англии, особенно тех, которые касаются поселений с населением менее пятидесяти тысяч человек.
     Я нахмурилась, насупив брови.
     — Подожди, как ты узнал о Новой Англии? Я никогда не говорила тебе об этом раньше.
     — Я автоматически подключился к информационной сети после моей активации, — ответил Брейниак. — Одной из функций, которые выполнял мой предшественник перед гибелью, было изучение других миров.
     — Мне нужно будет найти время, чтобы расспросить тебя об этом, — сказала я. — Как ты думаешь, ты мог бы напечатать несколько книг о них? Я могла бы читать их в школе и притворяться, что это просто научная фантастика.
     — Конечно, Тейлор. У тебя есть ещё какие-нибудь просьбы?
     — Вообще-то, да. Мне бы не помешал маленький нано-фабрикатор на моём поясе, чтобы я могла сделать больше наручников, когда они мне понадобятся. Материалы для оказания первой помощи тоже были бы хороши.
     — Принято, — ответил Брейниак. — Сколько книг ты хочешь и о каких мирах?
     — Давай пока остановимся на пяти, — ответила я. — И ты можешь выбирать миры наугад.
     — Предполагаемое время завершения — три дня, отказ от печати книг сократит его на один час, — ответил Брейниак. — Это удовлетворительно? Если ты захочешь ускорить время завершения, тогда мне потребуется больше материала и места для работы; подвал слишком ограничен в этом отношении.
     Я кивнула.
     — Я знаю, но это не приоритетный вопрос. Продолжай с материалами и книгами.
     — Принято, приступаю к работе.
     Механизмы в ракете немедленно приступили к работе, собирая воедино сложные компоненты для того, что, вероятно, было фабрикатором. Я понаблюдала несколько мгновений, затем вернулась наверх. Моя униформа висела в моей комнате, а ночь ещё только начиналась. Взяв её, я быстро оделась, а затем вылетела в окно. То, что большие банды ушли, не означало, что я могла просто взять перерыв.
     Тем не менее, когда я парила высоко над Броктон Бей, я не могла не заметить, каким тихим стал город. В прежние времена, когда люди ещё не умели летать и стрелять из рук, мой родной город был бы щедро классифицирован как зона боевых действий. Казалось, каждый день вы читали о задержках на дорогах, вызванных тем, что какой-то злодей взорвал здание, или с ужасом смотрели новости, когда целые кварталы загорались.
     Но сейчас?
     Город казался почти нормальным, как взгляд на другую Землю, где паралюди никогда не появлялись. В это время дня на улице было больше людей, чем обычно — театры и торговые центры были битком набиты семьями и парами, наслаждающимися выходными, а в центре города царила суета. Это было похоже на то, что Броктон Бей наконец-то снова мог дышать, проведя так долго в ужасе от того, что может случиться дальше.
     Конечно, Броктон Бей был всего лишь одним городом — было много мест и похуже. Китай был ксенофобской олигархией, а Африка представляла собой клубок проблем, её старые проблемы стократно усугублялись полевыми командирами-паралюдьми. Из-за Губителей бесчисленные города превратились в трущобы и адские дыры — даже в США всё ещё царил беспорядок.
     И всё же, в то же время, я задумалась над тем, что сказал Легенда о людях, работающих вместе. Если бы я могла помочь сделать Броктон Бей лучше, тогда, возможно, другие последовали бы моему примеру и боролись за спасение своих собственных домов. Возможно, эффект снежного кома, который закончится тем, что всё будет лучше, чем раньше. Многие назвали бы это невозможным, но история была полна вещей, которые люди в то время называли невозможными.
     Наверное, у меня просто была надежда на лучшее завтра.

3.07

     Прошла ещё одна неделя, и всё выглядело хорошо. Город оставался спокойным — за это время не было ни одного преступления, связанного с паралюдьми, и даже преступники, не обладающие силами, казалось, сбавили обороты, хотя бы на время. Новостные каналы гудели о том, что произошло за последний месяц, и, по-видимому, это обсуждалось даже в Нью-Йорке. Интерес только возрос, когда я начала помогать в близлежащих маленьких городках.
     Ситуация складывалась и на домашнем фронте. Отцу повысили зарплату в Доках, как только стало ясно, что в будущем дела Броктон-Бей пойдут лучше, и пошли слухи о повышении. Однажды вечером он взволнованно рассказал мне о том, как мэр рассматривает возможность очистки Кладбища Кораблей — проект, который, безусловно, принесет ещё больше денег для Доков.
     Было странно слышать, как он говорит о вещах, которые я помогла осуществить. Часть меня задавалась вопросом, знает ли он правду, что я на самом деле Супергёрл — мой символ определенно появился в новостях. Я знала, что чувствовала себя очень плохо из-за того, что не сказала ему — любой хороший отец был бы до смерти обеспокоен безопасностью своего ребенка, особенно в моем возрасте.
     Тем не менее, я чувствовала себя довольно хорошо по поводу того, как идут дела. Город наконец-то встал на ноги, и моя личная жизнь налаживалась.
     И всё же часть меня задавалась вопросом, как долго это продлится.
     S
     Прозвенел звонок, и ученики начали расходиться по своим классам на первый урок. У меня были Парачеловеческие исследования со Сталеваром, и я не могла не чувствовать себя немного взволнованной. Конечно, я уже прочитала материалы, но всегда было интересно обсуждать что-то в классе. Учитель, мистер Бек, тоже казался довольно осведомленным в этом предмете, что всегда делало урок более интересным.
     Сталевар улыбнулся мне и занял соседнее место.
     — Доброе утро, Тэй.
     — Доброе утро, — хихикнула я. — Что-нибудь интересное прошлой ночью?
     — Не совсем — просто обычный патруль по городу. Не пришлось производить никаких арестов, что было приятно.
     — Так тихо, да?
     Сталевар пожал плечами.
     — Мне это нравится — это означает, что в городе нет особых проблем. Это означает, что мы действительно делаем свою работу. Конечно, всегда происходит хотя бы небольшая драма.
     — Действительно? — спросила я. — Например, что?
     — Очевидно, они действительно могут начать переводить некоторых людей, теперь, когда все не так плохо. Хотя я не знаю, кто куда отправится.
     — Я надеюсь, что ты останешься здесь, — сказала я.
     — Я тоже, — ответил он. — Город мне нравится. Кроме того, это означает, что мне придется оставить тебя здесь.
     Я покраснела от этого. Черт, в нем было что-то такое, от чего у меня потеплело внутри.
     — Дарова! — сказал другой голос.
     Теплое чувство сменилось замешательством, когда я увидела рыжеволосого мальчика, вошедшего в класс. Это был Стояк, собственной персоной. Конечно, он был в своем гражданском обличье, и вполне логично, что он был студентом Аркадии, но всё равно было немного шокирующе видеть его здесь.
     Однако больше всего моё внимание привлекла синяя футболка, которая была на нём. Точнее, красно-золотой знак, который был у него на груди. Он был нарисован довольно грубо, но я все равно могла его узнать.
     — Эм, Деннис, что на тебе надето? — спросил Сталевар. — И почему ты здесь?
     — Меня перевели, — ответил Деннис. — Интересно, имеют ли к этому отношение седые волосы, которыми я одаривал своего старого учителя.
     — Ты так и не ответил насчет рубашки.
     — О? — Деннис посмотрел вниз, затем ухмыльнулся. — Одна милая девушка, с которой я познакомился, создаёт фан-клуб Супергёрл, и она попросила меня раздать эти футболки.
     — Фан-клуб? — спросила я. — Школы разрешают фан-клубы?
     Деннис взглянул на меня.
     — Мне кажется, что я знаю тебя. Я тебя знаю?
     — Меня зовут Тейлор, — быстро ответила я. — Я, эм, подруга Сталевара.
     — Угу, — пробормотал он. — Что-то подсказывает мне, что ты немного больше, чем это.
     Я откинулась на спинку стула.
     — Почему ты так уверен?
     — О, несколько вещей. Язык тела, тики, тот факт, что твое лицо краснее помидора…
     — Успокойся, Деннис, — простонал Сталевар.
     — Хорошечно. — Он выудил рубашку из своего рюкзака и предложил её мне. — Вот, можешь взять это.
     — Я в порядке, — ответила я. — Кроме того, эта рубашка все равно мне велика.
     Деннис пожал плечами, затем сел рядом со Сталеваром. Вошёл учитель, и все достали свои тетради, когда он начал писать на доске.
     — Всем доброе утро, — сказал мистер Бек, поворачиваясь к нам. — Итак, в течение последних нескольких дней мы просматривали первые сообщения о наблюдениях паралюдей в нашем обществе. Тем не менее, я хотел бы сделать шаг назад на мгновение и взглянуть на концепцию супергероев в целом.
     По этому поводу послышалось несколько шепотков. Одна из студенток подняла руку, и мистер Бек указал на неё.
     — Сэр, что вы имеете в виду под этим?
     — Ну, это исследование того, как наша культура влияет на то, как действуют паралюди, — ответил он. — Возьмем, к примеру, Китайский Имперский Союз. Его культура во многих отношениях сильно отличается от нашей. Таким образом, их паралюди действуют иначе, чем наши. Кто-нибудь хочет привести пример?
     Я подняла руку.
     — Вы имеете в виду Янгбан, сэр?
     — Да — У Китайского Имперского Союза, как и у предшествовавшей ему КНР, менталитет группы над личностью. Вы, наверное, читали о Янгбане в Интернете, о том, что они по сути являются военным подразделением с причудливым названием. Они действуют как единое целое, без особых изысков, за исключением их имен. Часто они берут названия из своего фольклора и мифологии, но не более того, поскольку их культура пропитана тысячелетними традициями.
     Студенты начали записывать. Мистер Бек подождал несколько мгновений, затем продолжил.
     — Теперь давайте посмотрим на нашу собственную страну. По сравнению с большинством наций мы младенцы. США существуют менее трехсот лет, в то время как другие страны существуют в той или иной форме уже тысячи лет. Мы также гораздо более индивидуальны, чем многие другие нации. Это привело к появлению уникального архетипа, который теперь стал реальностью, хотя несколько десятилетий назад он был всего лишь вымыслом: супергерой. Это был современный взгляд на героев прошлого, с добавлением более чем небольшого американского колорита.
     — Старые добрые времена, — хихикнул Деннис. — Где женщины оставались на кухне, а расистские рисунки японцев считались искусством.
     — Миссис Марстон не шутила, когда назвала вас клоуном, мистер Темпс, — пробормотал мистер Бек. — Пожалуйста, держите язвительность при себе, или вы останетесь здесь после уроков.
     Деннис что-то проворчал себе под нос, но сдержался. Мистер Бек подождал несколько мгновений, прежде чем продолжить снова.
     — А теперь, кто-нибудь может привести мне пример вымышленного супергероя?
     — Капитан Марвел? — предложил мальчик, поднимая руку. — Мой дедушка любил читать свои комиксы.
     — Очень хорошо, мистер Фримен. Его часто считают самым первым из сильных героев, в то время как Дух считается первым героем без способностей. На самом деле, когда паралюди только начинали, одним из старых жаргонных терминов для них было «марвел», хотя всё быстро свернуло на «одарённых» и «супер». Капитан Марвел создал прецедент того, как супергерои действуют и одеваются, что повлияло на паралюдей в реальности. Яркие костюмы, плащи и тому подобное.
     Мистер Бек снова начал писать на доске.
     — Теперь откройте свои учебники на странице 41.
     Я вздохнула, вытаскивая свой экземпляр. Похоже, это будет менее захватывающий день, чем я изначально думала, если мы просто будем делать заметки.
     S
     К окончанию школьных занятий небо было затянуто тучами. Мы со Сталеваром вышли вместе, а Деннис помчался вперед на велосипеде. Что-то не так с погодой — с такими чувствами, как у меня, я могу дать фору любому метеорологу, но я не ожидала ничего подобного.
     Сталевар поднял глаза и вздохнул, когда несколько дождевых капель упали вниз.
     — Я ненавижу влажность, от неё я весь шелушусь.
     — Тогда давай пойдем куда-нибудь в сухое место, — предложила я. — Ты мог бы ненадолго зайти ко мне домой — я думаю, мне не помешало бы ещё немного позаниматься перед завтрашним тестом. Я имею в виду, не как свидание или что-то в этом роде, но вроде того?
     — Кстати говоря, — вздохнул он. — Тейлор, я думаю, нам нужно поговорить.
     О-о-о.
     — Ч-что ты имеешь в виду? — Спросила я. — О чём?
     — Не заводись слишком быстро, это не что-то ужасное, — сказал Сталевар, положив твердую руку мне на плечо. — Это просто… Ты мне нравишься. Я действительно так думаю. И я не хочу, чтобы тебе было больно. Если кто-нибудь сообразит, что мы с тобой пара, они могут что-нибудь предпринять.
     — Тебе не нужно беспокоиться обо мне, — сказала я, нахмурившись. — Сталевар, в городе не осталось никого, кто мог бы это сделать. Многие герои состоят в отношениях с обычными людьми, так почему же мы не можем?
     — Да, но у них есть маски, которые они могут снять, когда хотят быть со своими близкими. — Сталевар испустил долгий вздох, капли дождя начали стекать по его лицу. — Я же? Я никак не могу скрыть, кто я такой. Я Сталевар, и только.
     — Я думаю, ты просто ведёшь себя немного параноидально, — сказала я. — Я ценю твою заботу, но со мной всё будет в порядке. Доверься мне.
     Он улыбнулся мне, и я ещё раз чмокнула его в щеку, просто чтобы увидеть, как заблестели его глаза.
     — Возможно, тебе стоит быть осторожнее с этим, — усмехнулся он. — Было бы довольно неловко, если бы твои брекеты прилипли к моему лицу.
     Я хихикнула над этим.
     — Ты думаешь? У моего отца, наверное, была бы аневризма, если бы он это увидел.
     — Ты уже сказала ему? О нас, я имею в виду.
     — Он будет дома через несколько часов. Может быть, мы сможем сделать это тогда — это такое же хорошее время, как и любое другое.
     — Надеюсь, он увидит, что у меня золотое сердце, — сказал Сталевар, выдавив ухмылку.
     — Неплохой каламбур, — хихикнула я. — Он любит такие шутки.
     Сталевар тепло улыбнулся.
     — Давай поторопимся к тебе. Я думаю, что заржавею, как Железный Дровосек, если мы останемся снаружи ещё немного.
     Я улыбнулась в ответ.
     — Звучит неплохо.
     S
     Как оказалось, нам не так уж много нужно было учиться, к моему совершенно искреннему удивлению. После получаса просто листания книги, которую мы оба читали, мы со Сталеваром оказались на жалобно скрипнувшем диване и смотрели телевизор. Я прислонилась к нему, пока мы переключали каналы, пока в конце концов не остановились на старом классическом фильме. К счастью, мы поймали самое начало фильма.
     — Ты знаешь, я никогда раньше не видел «Семь самураев», — сказал Сталевар. — Директор Армстронг советовал, но я так и не удосужился посмотреть его.
     — Я видела примерно половину, — пробормотала я, устраиваясь в позе лотоса. — Кинематография фантастическая, но она очень длинная, и папа никогда не мог с ней справиться.
     Сталевар откинулся на спинку дивана.
     — У меня смена через четыре часа. Это будет непросто, но я думаю, что оно того стоит.
     Я улыбнулась, положив голову ему на плечо.
     — Рада, что ты так думаешь — тебя ждёт удовольствие.
     Как оказалось, у нас было всего пятнадцать минут, прежде чем зазвонил телефон Сталевара. Он поднялся с дивана, пробормотав извинения, и я поставила фильм на паузу, пока он отвечал на звонок. Часть меня подумывала подслушать, но я решила этого не делать.
     — Сталевар слушает. Да, хорошо — нет, я не отказываюсь. Я буду там как можно скорее.
     Он повесил трубку, затем посмотрел на меня с выражением, которого я никогда раньше не видела. В том, как он смотрел на меня, был какой-то привкус раскаяния.
     — Что не так? — Спросила я. — Что-то происходит? —
     — Да… в некотором смысле. — Сталевар сделал глубокий вдох, затем выдохнул. — Это атака Губителя.
     Моя кровь превратилась в лед в моих венах. Я встала, глядя ему в глаза, разинув рот.
     — Где?
     — Провиденс, Род-Айленд. Они думают, что это произойдёт через два часа, и они хотят, чтобы я был там.
     — Ты собираешься участвовать? — спросила я тихим, почти дрожащим голосом.
     — Я делал это раньше, однажды — это было еще в Эль-Хуфуф. Они держат Стражей в тылу, но…
     — Но это не имеет большого значения, не так ли?
     Он покачал головой.
     — Я должен это сделать, Тэй — это моя ответственность как героя. Если я не пойду, сколько людей может погибнуть? Мне нужно бороться, даже… даже если я не вернусь.
     В комнате воцарилась тишина, нарушаемая лишь стуком дождя по окнам.
     — Мне нужно идти, — сказал Сталевар. — Я могу позвонить в СКП, чтобы они забрали меня отсюда и отправили в штаб-квартиру.
     Он повернулся, чтобы уйти, схватив свою сумку и направившись к двери. Время, казалось, замедлилось, пока я смотрела ему вслед, и я поймала себя на том, что размышляю, что делать. Я вспомнила, что Джонс сказал мне всего неделю назад, и глубоко вздохнула, когда решение было принято.
     Я выпрямилась во весь рост, моя сутулость исчезла. Сняв очки, я вертела их в руках, пока не нашла в себе силы заговорить.
     — Сталевар, — сказала я, понизив голос до нормального.
     Однако, как только он начал поворачиваться, моя решимость рухнула. К тому времени, как он увидел меня, я уже снова надела очки и снова сутулилась. Глубоко внутри я ненавидела себя за это.
     — Да? — спросил он, и что-то не так было в его голосе.
     — Б-будь осторожен, ладно? — отозвалась я.
     Он улыбнулся.
     — Конечно, Тэй.
     С этими словами он вышел за дверь. Я наблюдала через дверь, как он сошел с крыльца и трусцой побежал по улице, его шаги гулко отдавались у меня в ушах. Он вытащил свой телефон и сделал звонок, ожидая.
     Я стояла там недолго. В мгновение ока я оказалась в своей комнате, вытаскивая свой костюм из-под кровати. Натянув его, я накинула плащ на плечи, потратив на это несколько мгновений.
     В конце концов, это может быть последний раз, когда я это делаю, и я бы хотела сделать это правильно. Я помолчала несколько мгновений, затем схватила свой телефон и набрала номер.
     — Вы дозвонились до ящика голосовой почты Джона Джонса…
     Я подождала, пока не прозвучал тональный сигнал, затем заговорила.
     — Джон, это я. Тейлор. Я собираюсь в Провиденс, и есть вероятность, что я не вернусь. Это то, о чём я уже думала, и я готова это сделать. Если… — Я сделала глубокий вдох, прежде чем продолжить. — Если это случится, если я погибну, я хочу, чтобы ты рассказал моему отцу правду обо мне. Не мог бы ты, пожалуйста, сделать это для меня, Джон?
     Я подождала несколько мгновений, затем продолжила.
     — Есть кое-что ещё. В подвале у меня есть кое-что… ценное. Если со мной что-нибудь случится, я хочу, чтобы ты нашёл его и передал Протекторату. Я не знаю, смогут ли они извлечь из этого пользу, но попробовать стоит. Даже если… что ж, я всё равно смогу сделать одно последнее доброе дело, верно?
     Я завершила запись. Положив телефон обратно на кровать, я открыла окно и выплыла наружу, позаботившись о том, чтобы закрыть его за собой. Дождь лил так сильно, что никто не мог меня видеть.
     Я взмыла в небо, летя над облаками. Там я провела несколько мгновений, просто вдыхая прохладный ветерок, как будто это был последний раз, когда я могла это сделать. Насколько я знала он действительно мог стать для меня последним.
     Затем я устремилась к Провиденсу.
     К Губителю.

3.08 (Интерлюдия - H)

     «Я — Провиденс»
     Он начертил эпитафию на надгробии, кончик бронированного пальца в перчатке мягко царапнул по камню. Хотя он не питал любви к самому человеку, он не мог не восхищаться историями, созданными им, этим городом.
     Когда он был маленьким мальчиком, он читал старые криминальные романы Брэдбери и Берроуза с более чем щедрой порцией Лавкрафта.
     Тогда вполне уместно, что он стал похож на нечто из их самых смелых мечтаний.
     Он не мог оставаться надолго — другие нуждались в нём в местном штабе, где они собирали защитников. Отойдя от могилы, он активировал свой лётный ранец и взлетел, пролетев над ленивой рекой Провиденс. Сам по себе город был намного меньше Нью-Йорка или Бостона, но всё равно внушительный. Несколько небоскребов доминировали над городским пейзажем, особенно выделялся шпиль цвета охры.
     Уже начинался дождь, когда он приземлился в штаб-квартире СКП штата. Здание было намного старше и просторнее, чем другие, в которых он бывал — очевидно, они переоборудовали какую-то старую электростанцию прямо у воды. У двери стояла пара офицеров СКП — они пропустили его, только кивнув, когда он вошёл.
     Легенда уже был там, болтая с человеком в зеленом и коричневом плаще. Если память подсказывала верно, то он должен был быть Дуэнде, лидером протектората Род-Айленда. Мыслитель, обладавший способностью вкладывать слова в умы людей. Он не смог бы сразиться с Губителем напрямую, но он определенно был бы хорошим координатором.
     — Рад видеть, что ты прибыл, Герой, — сказал Легенда, оглядываясь. — К нам добавилось ещё участников.
     — Сколько? Левиафан должен напасть через два часа.
     — Прямо сейчас у нас в основном есть местные герои и злодеи. Подкрепление прибывает из Бостона и Броктон-Бей, и у нас есть телепорт, доставляющий людей из более отдаленных мест. На самом деле, к нам приехала группа из Португалии — они называют себя Ос Навигаторс.
     — Ос Навегадорес, — поправил Дуэнде. — И они с Азорских островов, на самом деле, единственная команда архипелага. Очевидно, в этом штате большая концентрация иммигрантов оттуда, и они готовы бороться за них.
     — Моя ошибка, — сказал Легенда искренне извиняющимся тоном. — Теперь, мне нужно, чтобы ты со своей командой спустился в конференц-зал.
     Дуэнде кивнул и отошёл. Герой посмотрел ему вслед, а затем снова повернулся к Легенде.
     — Где Эйдолон? — спросил он.
     — Помогает с эвакуацией. Программы прогнозирования и наши мыслители сказали, что этот город, скорее всего, подвергнется нападению, но мы должны предположить, что целью является весь штат. В заливе Наррагансетт есть три больших острова; в одном только Аквиднеке проживает шестьдесят тысяч человек. Мы доставляем их в приюты дальше в Бристоле, а людей здесь, в городе, переводят в Вунсокет и Потакет, если убежища слишком переполнены.
     — Кто, чёрт возьми, дал названия этим местам? — Подумал про себя Герой.
     — Хорошо, это выполнимо, — сказал он. — Мы уже устанавливаем мины и ловушки?
     — Моя команда этим занимается, — ответил Легенда. — А теперь, пойдем в главный зал заседаний.
     S14 декабря 1992 года
     — Я не помню, чтобы в этой комнате было так тихо, — подумал он про себя.
     Эйдолон и Легенда были там, сидели по обе стороны от него. Доктор Мама тоже была там, читая отчет, пока она ждала, в то время как Контесса тихо стояла у её плеча. Герой отметил, что единственным звуком было щёлканье клавиатуры, когда Счетовод работал над чем-то невидимым.
     Наконец, вошла Александрия, её костюм был грубо починен после вчерашней драки. Несмотря на то, что она совершенно не пострадала от битвы, можно было заметить, как поникли её плечи, когда она села рядом с Легендой. Он не мог винить её — они все были измотаны.
     Измучены и напуганы.
     — Это нападение было беспрецедентным, — сказала Доктор Мама, нарушая долгое молчание. — Это…
     — Хадайош, — закончила Александрия. — Вот как они это называют. Это был первобытный бык из древней мифологии.
     — Подходящее имя. Этот Хадайош, мягко говоря, не ожидался. Существует теория, что это был парачеловек, у которого закончилась энергия, хотя мы никогда не сталкивались ни с чем подобным.
     — Кому ты рассказываешь, — пробормотал Эйдолон, ущипнув себя за переносицу. — Сколько мы потеряли?
     — Двадцать восемь, — тихо ответил Легенда. — Некоторые из лучших кейпов Ирана были убиты. И эта штука уничтожила эти нефтяные месторождения, что одним махом разрушило экологию и экономику. У меня плохое предчувствие относительно того, как это повлияет на ситуацию в регионе.
     — Непосредственные последствия будут достаточно серьезными, но я боюсь, что долгосрочные будут ещё хуже, — сказала Доктор Мама. — Это существо — помеха в наших планах по увеличению числа героев. Если он вернётся, хотя, возможно, «когда» — более уместно, тогда он, скорее всего, убьёт больше героев, в то время как количество злодеев в значительной степени не пострадает.
     — Имеет смысл, — сказала Александрия. — Они не поедут в другие страны или города, чтобы бороться с этим. Мы — поедем.
     Эйдолон посмотрел вниз на свои руки, медленно сгибая их.
     — Я был близок к этому ближе к концу — Я думаю, что на самом деле причинял боль этой штуке. Может быть, в следующий раз, когда он поднимет свою уродливую голову, я смогу получить нужную силу и уничтожить его, прежде чем он убьёт слишком многих.
     — Я тоже мог бы что-нибудь сделать, — наконец сказал Герой. — Если я смогу выяснить, из чего он был сделан, я мог бы найти правильную частоту, чтобы противодействовать ему. Это рискованно, но это лучше, чем ничего.
     Доктор Мама кивнула.
     — Хорошо. Если в следующий раз нам удастся получить существенный образец ткани, мы позволим вам его исследовать.
     — В следующий раз, — подумал он про себя. — Я чувствую, что будет много следующих раз.
     S
     Сейчас
     Когда он и Легенда вошли в зал заседаний местного Протектората, он увидел, что он быстро заполняется. Команда Эйдолона уже была там, как и команда Легенды — его собственные подчиненные были в одном из углов, разговаривая между собой. Они шутили и улыбались, но Герой видел страх в их глазах.
     В конце концов, половина из них была заменена после последней битвы.
     Подул слабый ветерок, сопровождаемый громким треском, и телепортировалась ещё одна команда, на этот раз из Чикаго. Он увидел протекторат Северо-Среднего Запада. Мирддин был в авангарде, мантия развевалась, когда он шагал к Герою, в то время как его коллеги перешли к нью-йоркской команде.
     — Должен сказать, что мы быстро сплотились в этом маленьком приморском городе, — приветствовал его самопровозглашенный волшебник.
     — Должны ли мы ожидать, что мы идём на рекорд в сражении со змеем?
     — К сожалению, нет, — ответил Легенда, вздыхая. — Обычно это происходит в больших городах. Здесь, я думаю, нам повезёт, если будет участвовать полная сотня.
     — Ну, всегда есть его грозный близнец, этот змей из Мордифорда. Я не сомневаюсь, что он придёт сюда сражаться.
     — Лично я предпочитаю работать с другой Дракон, — сказал Герой.
     — Кстати, не знаешь, где она? Она ещё ни разу не пропустила ни одного боя.
     — Её устрашающие доспехи приближаются, по словам одного из моих товарищей по команде, — ответил Мирддин. — Я думаю, она будет здесь в течение десяти минут.
     С этими словами одетый в мешковину кейп отправился к своей команде. Герой смотрел ему вслед, нахмурив брови за непрозрачным забралом шлема. Появлялись новые герои, но он не обращал на них внимания — его мысли были сосредоточены на другом.
     S12 апреля 1998 года
     — Я не уверен, испытывать ли мне облегчение или ужас, — заметил Эйдолон.
     Герой не мог не разделить это чувство. Когда он получил предупреждение об инциденте в Уэльсе, он прилетел так быстро, как только мог, остальные сопровождали его. В конце концов, не было бы преувеличением предположить, что Левиафан на самом деле нацелился на Лондон, учитывая, насколько малы могут быть расстояния на Британском острове.
     Излишне говорить, что он испытал настоящий шок, когда прибыл и увидел, что с Губителем сражается другой монстр. Обороняющиеся кейпы фактически остановились как вкопанные, чтобы посмотреть, как два зверя борются друг с другом, чуть больше, чем пара неуклюжих силуэтов под проливным дождем. Он мог понять почему — не каждый день что-то могло так долго занимать Левиафана.
     Битва быстро закончилась, прежде чем он смог внести какой-либо существенный вклад. Левиафан скользнул обратно в ближайшую реку и уплыл, раненый сильнее, чем он когда-либо видел, в то время как другое существо после этого растворилось в воздухе.
     Вот почему он сейчас был в зале заседаний вместе с Эйдолоном и Александрией. Очевидно, у Легенды были важные дела, но Доктор Мама, похоже, не возражала. Она наклонилась вперёд, как только Эйдолон закончил, затем заговорила.
     — Это существо, которое ты видел… не мог бы ты описать его способности?
     — Особо нечего сказать — эта чертова штука исчезла прежде, чем я смог её хорошенько рассмотреть, — ответил Эйдолон. — Это определенно был тяжелый бой — я мог бы поклясться, что видел кости сквозь раны Левиафана.
     — У него были крылья, но я не уверена, что он мог летать, — добавила Александрия. — Мы не видели достаточно боя, чтобы убедиться в этом.
     — Что мы вообще обсуждаем? — поинтересовался Герой. — Это ещё один Губитель? Или ты думаешь, что это может быть беглец?
     Контесса что-то прошептала на ухо Доктору Маме, слишком тихо, чтобы Герой мог расслышать. Доктор Мама кивнула ей, затем снова посмотрела на группу.
     — Поскольку Легенды здесь нет, мы будем более откровенны с тем, что необходимо обсудить. Я полагаю, что есть важная информация, которую я должна вам сообщить, информация, которая, вероятно, относится к этому существу, которое вы видели в Уэльсе, а также саботажу перевозок флаконов…
     S
     Сейчас
     Дождь лил как из ведра, превращая обычно голубой Наррагансетт в серо-белую пену. Он обрушился на окна с непрерывным ревом, почти оглушительным, скрывая почти всё из виду. Даже без угрозы неминуемого нападения погода нанесла бы значительный ущерб городу.
     Конференц-зал был уже почти полон. Команды со всей страны, а также несколько иностранных команд собрались, чтобы защитить город. Он мог узнать кейпов Протектората, а также Новую Волну, но рядом сидела команда в красно-черной униформе, которая привлекла его внимание. Они определенно не были местными — Дуэнде тоже не узнал их, но они не казались героями.
     Зачем команде злодеев приезжать в город на битву с Губителем?
     Он покачал головой, словно отгоняя эту мысль, и продолжил изучать собранных кейпов. Среди собравшихся героев и злодеев были явные разногласия, особенно среди местных. Согласно тому, что сказал ему Дуэнде, португальские злодеи не очень ладили с итальянцами, и ни те, ни другие не ладили с ирландцами. Однако, несмотря на это, они были в одной комнате, готовые вместе сражаться с врагом, которого никто в одиночку не мог победить.
     Криво усмехнувшись, он вспомнил слова кого-то, чьё имя он не мог вспомнить, о том, что единственный способ объединить человечество — это иметь общего врага.
     Что ж, у них был общий враг, это точно, но по-прежнему ощущалось явное отсутствие единства.
     Наконец-то прибыли герои из Броктон-Бей. Вошел Оружейник, по бокам которого шли Мисс Ополчение и Бесстрашный. Штурм и Батарея последовали за ними вместе с парой Стражей. Он не мог вспомнить того, кто был в белой униформе, но такого человека, как Сталевар, было трудно забыть. Новая Волна последовала за ними, заняв несколько мест в передней части зала.
     На несколько мгновений прибывших больше не было, затем вошла ещё один кейп. Она была довольно высокой, особенно для своего возраста, и её короткие чёрные волосы были на удивление сухими. Её костюм состоял из синего комбинезона, красных сапог и чего-то похожего на шорты. На её плечах был накинут красный плащ, а на груди был большой символ, который напомнил ему букву S.
     Она должна была быть той Супергёрл, о которой ему рассказывал Легенда. Несмотря на всё, что он слышал о ней, он всё ещё был удивлен, что она действительно пришла на бой.
     У новичков, как правило, были более высокие показатели смертности.
     Он наблюдал, как она встала у стены, почти намеренно отводя взгляд от Стражей Броктон-Бей. Была ли между ними вражда или что-то ещё? Это должно было быть последнее — очевидно, она была довольно дружелюбна с властями. Возможно, это было связано с отсутствием маски — это, безусловно, был смелый шаг, но не начинала ли она сожалеть об этом?
     Его внимание было отвлечено, когда Легенда откашлялся. Обернувшись, он увидел, как его старый друг занял центр комнаты, в то время как цифровые дисплеи позади него вспыхнули.
     — Спасибо вам всем за то, что пришли сюда. Я знаю, как это может быть трудно, как это может быть страшно — приехать в незнакомый город, чтобы сразиться с Губителем. За это я вам аплодирую. Однако я здесь не для того, чтобы давать гарантии — я здесь, чтобы подготовить вас к тому, что должно произойти. И вы все должны знать, что даже при хорошем исходе каждый пятый из вас, скорее всего, погибнет, сражаясь с Левиафаном.
     По этому поводу послышалось несколько шепотков. Легенда сделал паузу на несколько мгновений, давая время на осмысление, затем продолжил.
     — Несмотря на то, что Левиафан считается, так сказать, средним ребенком Губителей, его нельзя недооценивать. Я видел много хороших героев, — он сделал паузу, прежде чем продолжить, — и злодеев, погибших из-за их недооценки этой твари. Он не такой джаггернаут, как Бегемот, и не такой мыслитель, как Симург, но это не делает его менее опасным, чем они.
     Экраны позади него показывали изображение затопленного города — Сиэтла, если быть точным. Левиафан двигался по улицам, за ним тянулось водяное эхо, когда цунами начало затоплять близлежащие здания.
     — Я не могу не подчеркнуть, что главная сила Левиафана, та, которая наносит наибольший урон, — это макрогидрокинез. То есть он может манипулировать водой в масштабе на порядки выше, чем любой зарегистрированный парачеловек, хотя ему не хватает их утонченности. Он может и будет бомбардировать этот город цунами растущей силы. Самое большое зарегистрированное цунами было высотой восемьсот футов.
     Как будто для того, чтобы донести до людей это послание, дождь начал лить ещё сильнее, отдаваясь эхом в зале заседаний. Герой посмотрел вверх, нахмурившись: погода ухудшилась сильнее, чем обычно, даже с учетом того, что Левиафан атакует через несколько часов.
     — У Левиафана также есть так называемое водяное эхо, — продолжил Легенда. — Оно увеличивает его импульс и, таким образом, значительно увеличивает его боевую дальность. Простой удар когтем, даже если он промахнётся, может поразить людей смертельным ударом воды на расстоянии до ста футов. Вопреки тому, что некоторые из вас могут подумать, вода может быть чрезвычайно опасной — на более высоких скоростях она тверже бетона.
     Он указал на экраны, картинка на которых сместилась, чтобы показать здание, полностью разрушенное волной.
     — Так вот, в Левиафане есть нечто большее, чем это. Несмотря на свой размер, он быстр. Он быстрее любого известного парачеловека во время плавания, и он всё ещё может бежать со скоростью в два раза меньшей скорости звука, когда находится на суше. Он также может проявить большую хитрость — не думайте, что он тупая скотина, хотя он и бугай. С точки зрения силы он способен одолеть практически любого кейпа, который осмелится встретиться с ним лицом к лицу.
     — И не только, если считать Зеленого Дракона кейпом, — подумал про себя Герой.
     Как будто они прочитали его мысли, экран изменился, чтобы показать существо. Даже спустя двенадцать лет в нем всё ещё было что-то такое, что заставляло Героя задуматься. Он был огромен, даже больше Бегемота, с бирюзово-зеленой кожей. Огненно-оранжевые глаза, лишенные радужки или зрачка, казалось, сверлили дыры в самой его душе. По этому поводу раздалось несколько шепотов, но они стихли, когда Легенда откашлялся.
     — Итак, большинство из вас, вероятно, слышали о нём. Зеленый Дракон, которого некоторые также называют Анти-Губитель. Это одно из немногих существ на планете, которое может дать Левиафану хороший бой. Несмотря на всё ещё существующие опасения, он никогда не проявлял агрессии по отношению к нам во время боя, хотя мы никогда не могли координировать свои действия с ним. Я показываю это изображение, чтобы дать вам представление о том, как он выглядит; слишком часто кто-то нападал на него, полагая, что он Левиафан.
     Мисс Ополчение потерла затылок, глядя в землю.
     — Он может выглядеть устрашающе, но он не ваш враг. Есть даже рассказы о том, как он спасал защитников, которые в противном случае погибли бы. Тем не менее, мы не должны полагаться на него — иногда он может прийти позже, чем нам хотелось бы. То же самое касается Сына — он появился менее чем в половине этих сражений.
     Легенда оглядел комнату с мрачным лицом.
     — Несмотря на то, что я вам сказал, Левиафан не непобедим. Ему может быть больно, и он истекает кровью. Если мы ударим по нему достаточно сильно и достаточно быстро, то, возможно, сможем защитить этот город с минимальными потерями. Мы классифицируем города или регионы как жесткие или мягкие цели, основываясь на ряде факторов. Провиденс и, возможно, штат в целом — жёсткая мишень. Это означает, что мы окопаемся, попытаемся сдержать Левиафана.
     Он указал на экраны, на которых теперь отображалась карта штата. Залив был выделен, как и несколько рек и водохранилищ.
     — Главная точка защиты — это волноломы. После того, как ураган в 1938 году нанес значительный ущерб, город установил массивные защитные стены в устье реки Провиденс. Если Левиафан прорвет их, то он легко может увлечь за собой в реку и весь город. Мы полагаем, что он будет черпать воду из водораздела Наррагансетта, а также из самого залива, а затем использовать её, чтобы смыть город и штат в целом.
     — Это могло бы улучшить ситуацию в Сентрал-Фоллс, — услышал Герой хихиканье соседнего злодея.
     — Теперь вам выдадут наручный браслет, — продолжил Легенда. — Это позволит улучшить координацию между нами. Браслет сообщит другим ваше местоположение и статус, а также последнее зарегистрированное местоположение Левиафана в городе. Левая кнопка позволяет вам отправлять сообщения другим пользователям, хотя Дракон будет фильтровать их, чтобы не отвлекать. Если вам нужно донести сообщение, скажите Серьезные изменения.
     Несколько героев начали раздавать браслеты, пока Легенда рассказывал. Герой взял один у бостонского Стража, затем надел его на запястье. Он уже носил их раньше, так что не было необходимости в изучении интерфейса.
     — Правая кнопка — это пинг. Это для чрезвычайных ситуаций, таких как ранение или попадание в ловушку. Удерживайте обе кнопки, если у вас есть конкретный запрос, например, вам нужен телепорт, чтобы вы могли вернуться в бой. Злоупотребление этой привилегией приведёт к отключению вашего браслета.
     Последовала пауза в несколько мгновений, пока люди надевали свои браслеты и активировали их. Герой сделал то же самое, назвав своё имя. Дождь теперь больше походил на водопад, чем на что-либо ещё, и он задавался вопросом, сколько наводнений произошло бы без нападения Несущего Конец.
     — Кейпы! — рявкнул Легенда, привлекая всеобщее внимание. — Те, кто сражался с Губителем, встаньте!
     Герой встал, как и остальные присутствующие в Протекторате. Половина Ос Навегадорес поднялась со своих мест, как и треть Стражей. Красно-черные злодеи тоже поднялись, вызвав хмурый взгляд Оружейника.
     — Сначала следуйте за Протекторатом! Если вы не можете увидеть члена Протектората, тогда идите с теми, кто сражался раньше! Поскольку мы защищаем трудную цель, мы собираемся сосредоточить наше внимание на системе шлюзов. Если вы можете создавать силовые поля или возводить барьеры любого рода, вы будете находиться именно там. Если мы все сделаем правильно, это может быть хороший день.
     Внезапно громкий сигнал прервал Легенду. Он посмотрел на свой браслет, и Герой увидел что его лицо слегка побледнело.
     — Ньюпортский мост рухнул — в отчётах говорится, что был замечен Левиафан. — Он поднял глаза и глубоко вздохнул. — Бродяга! Доставь нас на мост!
     Возникло странное ощущение, как будто из комнаты выкачали весь воздух, и Герой оказался на зеленом мосту, перекинутом через реку. Дождь скользил по его доспехам, барабаня по шлему, и он был рад, что сделал его водонепроницаемым — иначе он промок бы до костей за считанные секунды. Другие, находившиеся поблизости, пошатнулись от внезапной перемены обстановки, в то время как более опытные кейпы принялись за работу. Уже вспыхивали силовые поля, накладываясь на стену волнолома. Легенда и Эйдолон поднялись в небо, и он сделал то же самое, вытащив из кобуры свой лучевой пистолет.
     Со своего наблюдательного пункта в небе он мог видеть приближающуюся волну, уже достигшую двадцати футов в высоту. Она несла с собой обломки: автомобили, куски кирпича и бетона, даже тела. На вершине гребня стояла фигура, четыре зеленых глаза которой светились сквозь дождь и мрак. Хвост, похожий на хлыст, почти нетерпеливо мотался из стороны в сторону, и Герой видел, что он готов к прыжку.
     Левиафан.
     — Вот он идёт! — рявкнул Легенда.
     Прицелившись из лучевого пистолета, Герой выстрелил. Вырвался золотой луч, и он пронесся по волне, замораживая её. Потеря энергии, вызванная эффектом замирания, замедлила ледяную стену, и она начала разрушаться, так как импульс оказался слишком сильным.
     В этот момент Левиафан прыгнул, и лёд под ним затрещал, когда он взмыл в воздух. Губитель одним прыжком преодолел более ста футов, заставив Героя и остальных уклониться в стороны. Цель Левиафана была хороша — он должен был приземлиться прямо посередине моста, где собралось много защитников. Некоторые уже уходили от того места, где, по их мнению, он должен был приземлиться, но они явно не успевали.
     Внезапно сине-красное пятно врезалось в Левиафана, сбив его с курса. Губитель ударился об одну из арок над мостом, пробив её насквозь, а затем упал на улицу внизу. Его водяное эхо донеслось через несколько секунд, сбив с ног нескольких кейпов. Левиафан попытался подняться на ноги, но Легенда выстрелил ему в лодыжки, лишив равновесия. Пар поднимался от того места, где взрывы отражались от воды, и кожа Губителя начала светиться тускло-оранжевым пятнами.
     Герой приземлился на мосту с оружием наготове. Несколько кейпов тоже стреляли, пытаясь удержать Левиафана в обороне, в то время как другие отступали, пытаясь укрыться за брошенными машинами и бетонными блоками. Лёд наконец ударился о стену, выбив несколько силовых полей и сотрясая фундамент моста. Раздалось несколько криков, и кейпы силового поля вернулись к работе, пытаясь подготовиться к следующей волне. Однако появилась ещё одна фигура, и защитники замолчали.
     Она поднималась из-под самого моста, проходя сквозь асфальт и сталь, как призрак, пока не возвысилась на шестьдесят футов над всеми присутствующими. Даже Левиафан был всего в половину её роста. Форма существа была почти как у чего-то из восточной мифологии, с длинным и извилистым телом, покрытым бирюзово-зеленой чешуей, но оно было очень тяжелым сверху. Его широкие плечи щеголяли четырьмя мускулистыми руками, заканчивающимися когтистыми пальцами.
     Зеленый Дракон бесшумно встал между Левиафаном и защитниками.
     Движение отвлекло внимание Героя, и он обернулся, чтобы увидеть, что Супергёрл приземлилась неподалёку. Дождь, казалось, просто соскальзывал с неё, как будто она была статуей. Она, должно быть, была той полосой, которая отбросила Левиафана, и Герою стало интересно, какой вклад она сможет внести.
     — Гребаная баббла снова поднимается! — крикнул местный житель кейп.
     Конечно же, Левиафан уже пришёл в себя. Герой с иронией осознал, что, возможно, прошло десять секунд с тех пор, как Губитель впервые приземлился — это напомнило ему о том, насколько быстрыми могут быть эти бои.
     И как быстро всё может полететь к чертям.
     Левиафан присел на четвереньки и сделал выпад. Он был быстр, достаточно быстр, чтобы его ноги не касались земли после первого толчка. Он преодолел сотню футов за полсекунды, подняв когти, и Герой приготовился стрелять, хотя и знал, что, вероятно, промахнётся с первого выстрела.
     Однако, как оказалось, Супергёрл и Зеленый Дракон были ещё быстрее.

4.01

     Поток времени замедлился, когда Левиафан бросился в атаку. Хаос битвы, казалось, почти исчез, когда всё остановилось, и я начала понимать, что происходит. Вокруг меня кейпы действовали или реагировали, двигаясь, как будто сквозь патоку, когда они либо отступали, либо готовились к атаке. Зеленый дракон, казалось, плавно проплыл мимо, когда он бросился вперёд, как кобра, оскалив зубы.
     Затем всё снова ускорилось, и весь ад вырвался на свободу.
     Левиафан и Зеленый Дракон столкнулись, видимая ударная волна распространилась от места удара и прокатилась по мосту, расходясь от них. Защитники воспользовались паузой и открыли огонь, дюжина различных снарядов пронеслась по воздуху. Словно почувствовав это, Зеленый Дракон развернулся, ставя Левиафана на пути атак. Большинство, казалось, практически соскальзывали со шкуры Губителя, но некоторым удавалось нанести некоторый урон.
     Какое-то мгновение я просто наблюдала за разворачивающейся битвой, а затем перешла к активным действиям. Стремительно взлетев, я снизилась, уклоняясь от различных атак, наносимых Левиафану. Энергетические взрывы и другие снаряды пролетали над моей головой, достаточно близко, чтобы я могла почувствовать их жар, но я не обращала на них внимания. В линии огня был небольшой разрыв, и я пролетела через него, направляясь прямо на Губителя.
     Левиафан едва вырвался из захвата Зеленого Дракона, когда я ударила его в подбородок, так сильно, как только могла.
     Всё произошло за полсекунды. Мой кулак пронзил кожу Губителя, словно её там и не было, затем начал замедляться, проникая всё глубже и глубже, остановившись лишь когда рука погрузилась на середину бицепса. Левиафан отлетел от удара, и моя рука вырвалась из него, оторвав при этом огромный кусок плоти. Губитель пробил несколько опорных балок моста, а затем продолжил полет, сопровождаемый звуковым ударом.
     Через несколько мгновений он, наконец, ударился о воду вокруг Аквиднека.
     Я уставилась на свою руку, широко раскрыв глаза. Ихор, черный, как смоль, соскользнул с ткани моей униформы, когда дождь смыл его. Взглянув на него, я увидела, что в этом веществе не было никаких клеток- были только крошечные кристаллические структуры, взвешенные в жидкости.
     Я только что отправила Губителя в полет. Я отправила Губителя полетать через половину штата. Конечно, это был очень маленький штат, но это мало что меняло в масштабах этого подвига. Даже Александрия не смогла бы сделать что-то подобное, как и любой другой герой.
     — Хороший удар, — пробормотал местный кейп.
     — Офигительный, — добавил другой.
     Времени на празднование было не так уж много. Я видела, как Левиафан плывёт обратно, двигаясь так быстро, что у защитников не было времени среагировать, прежде чем он снова всплыл. Губитель выскочил из пенистых вод залива, преодолев сотни футов, прежде чем кто-либо успел отойти. Его лицо было разорвано грубым диагональным порезом, остался только один зелёный глаз, но он, казалось, даже не заметил раны.
     Прежде чем я успела увернуться, удар пришёлся мне в живот, и я отлетела на землю. Воздух покинул мои легкие, и я, задыхаясь, поднялась на ноги. В то же время, однако, что-то в этом было… не так, как будто это на самом деле не было важно.
     Приземлившись обратно на мостик, Левиафан двинулся с места. Ударив хвостом, он разрубил местного злодея пополам, в то время как водяное эхо разнесло в пыль несколько слоев силовых полей. Рванувшись вперед, он оказался в гуще защитников, бросая и расшвыривая их в стороны шквалом ударов.
     Дуэнде ранен, ПБ-2. Энрике ранен, ПБ-2. Кавелейро погиб, PB-5.
     Я стряхнула с себя странное чувство и бросилась обратно в драку, но кто-то другой опередил меня в ударе. Эйдолон взвился в воздух и поймал Левиафана за шею, прижав его к земле. Легенда пролетел выше, обстреливая Губителя своими лазерами, фокусируя взрывы в одной точке. От места соприкосновения поднимался пар, и я видела, как из раны вытекает расплавленная плоть.
     Этого было недостаточно. Левиафан отшвырнул Эйдолона, ударив его в живот струёй воды. Снова поднявшись на ноги, он взмахом хвоста выстрелил в Легенду водой, заставив его увернуться. Эйдолон лежал на земле, из его кожи росла чешуя, поскольку он использовал какую-то целительную силу. Вокруг него вспыхнуло силовое поле, защищая его и нескольких других, пока он исцелялся.
     Однако это не помешало Левиафану броситься вперед и разбить его вдребезги.
     Прежде чем Губитель смог расплющить Эйдолона, Зелёный Дракон обвился вокруг него, оттаскивая его от защитников. Напрягая хвост, он начал сжимать Левиафана, сдерживая его конечности и разрывая кожу. Шипя, как змея, Зелёный Дракон начал колотить Губителя, с каждым ударом порождая звуковые удары. Его когти глубоко вонзились в плоть Левиафана, окрашивая улицу ихором.
     Через несколько мгновений Левиафан начал вырываться, поэтому я воспользовалась возможностью и снова ударила его, на этот раз целясь в грудь. Зеленый дракон, казалось, почувствовал, что я делаю, и отпустил его как раз в тот момент, когда я ударила Губителя. Я глубоко вонзилась в Левиафана, но удар был более поверхностным по сравнению с моей предыдущей атакой — плоть была более прочной, более кристаллизованной. Тем не менее, его хватило, чтобы Губитель проломил баррикаду и упал на поле у линии воды. Он пропахал борозду в илистой почве, затем, пошатываясь, поднялся на ноги.
     Пока он шатался от удара, я воспользовалась моментом, чтобы изучить его. Прищурив глаза, я вгляделась глубже в его тело, ища любые слабые места, которые я могла бы использовать против него. У каждого была уязвимость, слабость — Левиафан не мог быть исключением из этого.
     Однако то, что я увидела, потрясло меня.
     У Левиафана не было никаких органов. Кровеносные сосуды, удерживающие ихор, были круглыми или мешковидными, ни к чему не ведущими, и я увидела, что у него даже не было обычной нервной системы. Если уж на то пошло, он был построен как сложный кристаллический механизм со схемами, передающими информацию к основанию хвоста. Там, как я увидела, было ядро размером с футбольный мяч. Оно сияло по всему спектру ослепительным светом, от которого у меня заболела голова, но я заставила себя заглянуть глубже, на атомный уровень.
     Ахнув, я поняла, что оно сделано из того же материала, что и вещество белого карлика, но с каким-то образом приостановленным гравитационным эффектом. Возможно, он отводил энергию в другие вселенные, подобно тому, как, по предположениям ученых, действовали часть сил паралюдей. Масса острова, даже континента, сжатого в таком маленьком пространстве, объяснила бы, почему Левиафан был таким прочным — даже ядерное оружие не смогло бы достичь ядра, не говоря уже о том, чтобы повредить его.
     Он играл с нами. С такой прочностью на Земле не должно было быть силы, которая могла бы ему угрожать, но это позволило нам думать, что он может быть ранен. Зачем? Я могу задать этот вопрос позже, когда не будет Губителя, пытающегося погрузить штат в океан.
     Левиафан бросился вперёд, двигаясь так быстро, что пробежал по поверхности воды, а затем снова запрыгнул на мост. Зелёный Дракон поймал его ещё одним захватом, отвлекая его достаточно долго, чтобы Эйдолон пронзил его шею лезвием света. Я нанесла следующий удар, попав Левиафану в ногу, лишив его равновесия. Его водяное эхо захлестнуло меня, но я не обратила на это внимания. Я ударила между ног Губителя, пробивая его стальную плоть, пытаясь добраться до сердцевины.
     Грохот вдалеке внезапно привлек моё внимание к заливу, и моё сердце упало в желудок, когда я поняла, что приближается ещё одна волна. Неподалеку один из защитников начал кричать, призывая людей укрыться или создать силовые поля. Сталевар и Стояк работали над созданием прикрытия — первый переворачивал машины на бок, а второй замораживал их во времени. Лучше, чем ничего, подумала я.
     К счастью, Зелёный Дракон, казалось, заметил это. Толкнув Левиафана вниз, он перенёс свой вес на Губителя, чтобы пригвоздить его, затем протянул пару рук к горизонту. Я действительно могла видеть искажение гравитационных волн, исходящих от существа, и волна внезапно остановилась на месте. Руки Зеленого Дракона начали дрожать, но он всё ещё держался.
     Я не знала, что он может делать так.
     Герой вылетел в бухту на своём реактивном ранце, заморозив волну на месте своим лучевым пистолетом. Это тоже очень вовремя, потому что Левиафан воспользовался отвлекающим маневром, чтобы вырваться на свободу. Выбравшись из-под него, он взмахом когтей рассёк Зелёного Дракона. Как ни странно, кровь не пролилась, но этого было достаточно, чтобы нарушить концентрацию существа.
     Эйдолон снова ударил Левиафана, прорезав большую рану на груди Губителя, но тот просто отпихнул его в сторону, бросившись на меня. Его хвост попал мне в грудь, и я отлетела назад, остановившись только тогда, когда врезалась в брошенную машину. Я поднялась на ноги как раз вовремя для следующего нападения Левиафана на защитников. Летающая артиллерия удалялась, осыпая его шквалом лазеров и других энергетических атак, но он, казалось, не обращал на них внимания, прихлопывая ногой незадачливого кейпа.
     Или, по крайней мере, попытался это сделать. Прежде чем Левиафан успел растоптать человека в лепешку, вместо него внезапно появился кусок щебня. Повернувшись, я увидела, что кейп теперь находится рядом с бандой злодеев в красно-черных доспехах. Похоже, у них был кто-то вроде телепортера. Еще один из них формировал что-то вроде миниатюрного солнца, медленно толкая его в сторону Левиафана. Его свет омывал меня, но он не был похож на свет настоящего солнца — он не сделал ничего, чтобы восстановить меня.
     Неподалеку другие кейпы пытались окружить Губителя, подталкивая его ближе к солнцу. Шевалье шагнул вперёд, ударив Левиафана по голове своим пушечным клинком. Керамический край оружия глубоко врезался, вытягивая ихор, но Левиафан лишь немного сдвинулся с места. Потребовался удар Дракон в спину, чтобы Губитель окончательно потерял равновесие и ударился о край ложного солнца, где его кожа начала светиться и плавиться.
     Я присоединилась к драке, вылетев из-под обломков машины. Врезавшись ему в спину, я толкнула его дальше к миниатюрному солнцу, в то время как Нарвал прижала его ноги своими силовыми полями. Пар поднимался от Левиафана волнами, и я могла видеть, что солнце проплавляет его до самых глубоких слоев плоти. Часть меня хотела радоваться, что мы приближаемся к его сути, но я знала, что дела никогда не ладились, когда в игре был Губитель.
     Конечно же, Левиафан решил поднять ставку. Он рванулся вперёд, оставляя массивные куски плоти, все еще прижатые силовыми полями Нарвал, и поймал кейпа, запустившую мини солнце водяной петлей. Кейп упала, и солнце рассеялось. Убрав её с дороги, Левиафан крутанулся, отбросив Дракона, а затем когтистым кулаком повалил меня на землю. Удар не причинил боли, но всё же этого было достаточно, чтобы выбить меня из равновесия.
     Зелёный Дракон скользнул обратно в бой, отбросив Левиафана от меня. Зашипев, монстр укусил Губителя за плечо, затем отпрянул, оторвав кусок кристаллической плоти. Он яростно двигался, не давая Левиафану ни секунды передышки, когда тот врезался в улицу. Обороняющиеся кейпы присоединились, нанося удары по суставам, чтобы вывести Губителя из равновесия. Легенда продолжил сверлить дыру в шее Левиафана, возможно, в попытке обезглавить его, в то время как Шевалье рубил его раненое плечо.
     Этого всё равно было недостаточно. Левиафан играл с ними — с таким же успехом они могли бы пытаться разрушить гору зубилами. Драки, возвращение в море с тяжелыми ранами — всё это были имитацией.
     Я боялась, что произойдёт, если он перестанет играть.
     Хлыстообразный хвост Левиафана обвился вокруг туловища Зеленого Дракона, и внезапно чудовище было отброшено прочь. Мгновенно поднявшись на ноги, Губитель бросился на защитников, но я отбросила его в сторону. Я ударила его по лицу, углубив рану, которую нанесла, затем поймала его в захвате, оттолкнув от других кейпов. Левиафан упал с моста, а я продолжала толкать его назад, к промышленной зоне у воды.
     Пока Губитель отшатывался от удара в плечо, я пригнулась и ударом ноги снесла ему ногу. Левиафан упал, но я поймала его за хвост, прежде чем он ударился о землю, и начала вращать его, набирая обороты. Отпустив его, я позволила Губителю влететь в один из массивных нефтяных резервуаров рядом с водой. Ударная волна была скорее ощутима, чем слышна, затем огненный шар, поднявшись в воздух, осветил мрачный город.
     Этого всё ещё было недостаточно, чтобы причинить ему боль.
     Левиафан выскочил из пламени, от его расплавленной кожи поднимался пар, и поймал меня в захвате. Он начал быстро бить меня, вдавливая в землю шквалом сверхзвуковых ударов, в то время как вода начала заливать кратер. Она наполнила мои легкие, и я запоздало поняла, что Левиафан пытался утопить меня.
     То, что я сделала дальше, удивило даже меня.
     Левиафан перестал бить меня и вместо этого прижал руку к моему лицу, пытаясь задушить меня. Схватив его за пальцы, я начала отталкиваться, заставляя его оторваться от меня. Внезапный жар начал накапливаться за моими глазами, почти болезненно теплый, когда он начал усиливаться. Каким-то образом я знала, что с этим делать.
     Оскалив зубы, я выпустила жар наружу.
     Два луча алого света вырвались из моих глаз и пробили руку Левиафана насквозь, сорвав плоть с его скелета. Наконец, оттолкнув Губителя, я двинулась дальше, остановившись только тогда, когда жар исчез из моих глаз. Тем временем лучи нанесли свой урон — один задел его тушу, разнеся половину грудины, в то время как другой пробил грудь насквозь.
     Что ж, это было определенно ново.
     Жирный чёрный дым поднимался из ран, и Левиафан прикоснулся рукой к одной из них. Ихор хлынул из ран, окрашивая землю в чёрный цвет, когда дождь полил ещё яростнее, чем раньше. Последовала секундная пауза, как будто Губитель обдумывал свой следующий ход.
     Я не дала ему принять решение.
     Поймав Левиафана в подбородок верхним ударом, я отправила его в полет в небо. Эйдолон врезался в него, а затем швырнул обратно рядом с мостом. Нарвал принялась за работу, пытаясь удержать Губителя на месте. Другие кейпы обстреливали Левиафана, пытаясь вывести его из равновесия. Однако Оружейник внезапно поднял свою алебарду, и стрельба прекратилась.
     Затем Левиафан замер.

4.02

     Стояк отошёл, стиснув зубы за шлемом, глядя на свою обожженную руку. Эйдолон слетел вниз и схватил его, из его глаз исходил зеленый свет. В считанные секунды рана зажила. Вокруг них кейпы отшатнулись от застывшей фигуры Левиафана.
     Я не могла их винить. Даже будучи замороженным, Левиафан представлял собой ужасающее зрелище. Он застыл, вытянув когти, в то время как его хвост был обвит вокруг ближайшей машины. Через несколько минут или всего через несколько мгновений он снова начнёт двигаться, и никто не хотел быть там, когда это произойдет. У нас была короткая передышка, и мы собирались ею воспользоваться.
     Дождь начал ослабевать в своей интенсивности, но это всё ещё был ужасный ливень. По улице практически текла неглубокая река, омывая мои лодыжки, когда она стекала с уклонов. Если бы не мои обостренные чувства, всё было бы потеряно во мраке и реве бури — мне было интересно, как другие справляются с этим.
     Легенда спустился с неба, и защитники, как один, повернулись, чтобы посмотреть на него, пока он говорил.
     — Слушайте! Левиафан может освободиться в любой момент! Нам нужно установить вокруг него защитный периметр, пока у нас ещё есть время! Те из вас, кто сможет выдержать удар Левиафана, будут на передовой, а те, кто не сможет, будут поддержкой. Мы не можем потерять волнолом. Левиафан попытается проникнуть в сердце города, и я боюсь, что это будет нетрудно, учитывая отсутствие серьезных препятствий.
     Позади него шевельнулась фигура, и я увидела, что Зелёный Дракон тянется к обломкам промышленной зоны своим телекинезом, притягивая их к нам, к Левиафану. В землю вбивались металлические листы, укреплённые промышленными двутавровыми балками — существо создавало клетку вокруг Губителя. Ближайшие кейпы настороженно сдвинулись, словно опасаясь того, что произойдёт дальше.
     — Ты уверен, что эта штука на нашей стороне? — спросила создавшая мини-солнце кейп, её голос был неуверенным.
     Легенда взглянул на Зелёного Дракона.
     — Он никогда не проявлял враждебности по отношению к нам. Хотя у нас никогда не было такой паузы в бою, как сейчас.
     Казалось, зверь услышал его. Длинная шея изогнулась, когда бирюзовый змей посмотрел в сторону защитников, затем он возобновил создание клетки вокруг Левиафана. Его раны уже заживали, плоть снова срасталась. Заглянув глубже, я увидела, что у него почти не было органов, о которых можно было бы говорить, хотя отсутствие сердцевины исключало возможность того, что он был Губителем.
     — Если вы можете создавать физические барьеры, вы нужны нам у стены волноломов, — продолжил Легенда. — Стояк, ты можешь заморозить клетку?
     — Может быть, не всю, но я могу попробовать, — ответил Страж. — Возможно, я смогу заморозить только отдельные части.
     — Но они выдержат, верно?
     — Я скорее ожидал бы, что Левиафан сложит вселенную пополам, чем сдвинет с места то, к чему я прикасался.
     — Позвольте мне помочь, — сказала я, подлетая к нему. — Я могу нести его, если ему понадобится заморозить верхние части.
     Легенда кивнул.
     — Сделай это быстро.
     Схватив Стояка за плечо, я подлетела к клетке, которую строил Зелёный Дракон. Левиафан всё ещё был заморожен во времени, но это могло измениться в любой момент. Стояк коснулся металлического листа, затем я перелетела к следующему, пока все основные части не замерзли. Когда это было сделано, я отнесла его обратно на землю.
     — Спасибо за помощь, — сказал он.
     Я выдавила слабую улыбку, затем направилась туда, где был Легенда. Несмотря на то, что он был в разгаре дискуссии с Эйдолоном, он быстро повернулся в мою сторону, когда увидел меня.
     — Ты хорошо поработала, Супергёрл.
     — Спасибо, — сказала я, — но я здесь не поэтому. Я должна предупредить вас о Левиафане.
     Легенда нахмурился.
     — Что не так?
     — Его тело, кровь, всё это… это подделка. У основания его хвоста есть что-то вроде ядра, и это настоящий Левиафан. Его плоть, кажется, становится тем крепче, чем ближе к ядру. Вот почему он всё ещё жив, после всех сражений, через которые он прошёл.
     — Откуда ты знаешь? — спросил Эйдолон.
     — Я вижу ядро. Я не уверена, упоминала ли об этом Легенде, но я могу видеть насквозь всё, что угодно.
     — Итак, если мы уничтожим ядро, мы уничтожим Левиафана, — пробормотал Эйдолон. — Флешетта, возможно, сможет попасть в него, теперь, когда мы знаем правду. Она может нейтрализовать своими снарядами даже силу Стояка.
     — Отлично, — сказала я. — Давайте дадим ей возможность выстрелить…
     Грохот позади нас прервал меня. Обернувшись, я увидела, что Левиафан разморозился и вот-вот вырвется на свободу. Один из замороженных листов уже вернулся в нормальное состояние, и Губитель прорывался сквозь него, вырываясь из своей тюрьмы. Шевалье рубил Левиафана по шее, но лезвие смогло вонзиться так глубоко, что плоть стала слишком жёсткой.
     Зелёный Дракон бросился вперёд, волнистый хвост тянулся за ним. Схватив Левиафана, змей затем швырнул его, как мешок с картошкой, и тот врезался в эстакаду. Губитель упал, но только для того, чтобы ухватиться хвостом за край дороги. Перебравшись через неё, он снова прыгнул, направляясь прямиком к городу позади нас. Кейпы разлетелись, когда водяное эхо Левиафана упало позади него — удара было бы достаточно, чтобы разбить любого, кто не обладал повышенной прочностью.
     Если бы Левиафан проник в сам город, он смог бы использовать воду из реки и близлежащих водохранилищ, чтобы затопить его, даже если бы не смог провести свои волны через стену волнолома. Мне нужно было держать его подальше от Провиденса и на поле боя. Если бы мы смогли его закрыть, то, возможно, Флешетта смогла бы выстрелить в его ядро. И если бы это произошло, то, возможно, мы бы избавились от Губителя раз и навсегда.
     Взлетев, я налетела на Левиафана, схватив его за хвост. Развернувшись, я бросила его обратно на поле боя, убедившись, что поблизости никого нет. Как только Левиафан упал на землю, Легенда и Эйдолон начали осыпать его энергетическими взрывами, разрушая его кожу. Шевалье присоединился к ним, стреляя из своего пушечного клинка, а Дракон обстреляла Губителя ракетами, выпущенными из двух пусковых установок на плечах ее скафандра.
     — Серьезное изменение, — услышала я слова Легенды. — Флешетта, прицелься в основание хвоста Левиафана.
     Несколько мгновений спустя я увидела, как Страж прицелилась из чего-то похожего на арбалет. Левиафан пытался подняться, в то время как другие продолжали стрелять в него, и я поняла, что Зелёный Дракон использовал свой телекинез, чтобы удержать Губителя. Если бы они могли удержать монстра на месте ещё несколько мгновений…
     Конечно, всё должно было пойти наперекосяк.
     Как только Флешетта выстрелила, Левиафан переместился, изогнув своё тело так, что стрела не попала в цель. Она просто задела бок Губителя, а затем продолжила двигаться, пока не вонзилась в плечо Дракона. Воспользовавшись отвлечением, Левиафан отбросил костюм тинкера в сторону, а затем направил в сторону Флешетты струю воды. Страж замерцала, когда телепортер поменял её местами с глыбой бетона, но преимущество было уже упущено.
     Я полетела вниз, обеими ногами зацепив Левиафана между плечами и впечатав его в землю. Схватив его прежде, чем он смог восстановиться, я отбросила Губителя подальше от города, целясь в заброшенный резервуар с солью. Левиафан пролетел его насквозь, а затем начал выкапываться наружу. Он был поврежден сильнее, чем когда-либо прежде, но ни на йоту не остановился, бросившись обратно в бой.
     Казалось, что он перестал играть, хотя бы немного.
     Оружейник возглавил следующую атаку. Его алебарда выпустила абордажный крюк, который внезапно стал жёстким. Левиафан прошёл сквозь него, леска пронзила его шею, а затем отступил, позволив водному эху устремиться вперёд вместо себя. Действие алебарды — скорее всего, такое же, как у Стояка — прекратилось, и Оружейник убрал крюк как раз в тот момент, когда водяное эхо рванулось вперед. Когда Нарвал шагнула вперед, возникло силовое поле, и вместо этого вода разошлась в стороны.
     Флешетта снова прицеливалась. Однако Левиафан, казалось, заметил это и попытался отойти в сторону, когда Страж приготовилась стрелять. Я решила вмешаться снова, обхватив руками шею Губителя и заставив мерзость опуститься на корточки. Левиафан вырывался, пытаясь освободиться, но я не двигалась. Вокруг меня защитники обстреливали Губителя — некоторые из атак попали в меня случайно, но они просто омыли мою кожу.
     Давай, давай…
     Когда Флешетта выстрелила, Левиафан сменил тактику. Вместо того, чтобы продолжать вырываться, он присел, выведя меня из равновесия и заставляя разжать хватку. Воспользовавшись кратким отвлечением внимания, Левиафан метнулся в сторону, подальше от линии огня, когда арбалетный выстрел полетел вперёд, не подверженный влиянию какой-либо силы в мире.
     То есть до тех пор, пока он не пронзил мой живот.
     Боль затопила меня, сметая всё на своем пути, когда болт застрял в моём торсе, проткнув спину. Это было чуждое ощущение, фантом, о котором я почти забыла. С тихим криком я упала на землю, схватившись за болт. Каждое легкое движение причиняло боль, и я чувствовала, как тепло разливается по моему животу, когда я истекала кровью.
     Левиафан бросился на меня, подняв когти, готовясь закончить нашу схватку. Однако прежде, чем он смог добраться до меня, Зелёный Дракон атаковал сбоку, отбросив его от меня. Пара крыльев торчала из спины змеи, зелёная плоть растягивалась между тонкими конечностями, когда они формировались — очевидно, существо было оборотнем. С громким хлопком Зелёный Дракон и Левиафан взлетели, сражаясь в процессе.
     Это продолжалось недолго. Левиафан вырвался на свободу и упал в реку внизу. Как только он упал, он побежал по поверхности воды, пробиваясь сквозь силовые поля, когда врезался в стену волнолома. Я слышала, как Эйдолон и Легенда кричали о подкреплении, чтобы кто-нибудь попытался укрепить их последний опорный пункт, но было слишком поздно.
     С последним ударом стена была разрушена, а вместе с ней и мост.
     Губитель остановился, как будто планируя свой следующий шаг, затем бросился вдоль реки в город. Герой всё ещё был там, замораживая набегающие волны, но он мало что мог сделать. Потребуется ли полчаса или полдня, Левиафан теперь мог наводить воду на город и наращивать её, пока весь штат не будет смыт.
     В этом хаосе обо мне забыли, поскольку все бросились защищать уязвимый город. Вспыхнули огни, когда телепорты массово вывели защитников на улицы, где они могли попытаться окружить Левиафана, в то время как Легенда и Эйдолон полетели туда, где шёл бой. Я не могла винить их — что значила моя жизнь, противопоставленная ста пятидесяти тысячам?
     Несколько мгновений я просто стояла на коленях, истекая кровью. Время снова замедлилось для меня, заглушая рёв дождя до простой струйки, и я судорожно вздохнула, когда схватилась за болт. Острая боль пробежала по моему позвоночнику, но я проигнорировала её.
     Большинство людей, получив такую травму, на этом бы и закончили. Они больше не могли вносить свой вклад в борьбу — это просто привело бы к их смерти. Это был не их город, и никто не осуждал их за то, что они хотя бы взяли короткую передышку, чтобы попытаться найти целителя.
     Но не я. Я всё ещё могла сражаться — болт не пробил ничего жизненно важного. Я должна была сражаться — я не могла подвести все эти тысячи людей в городе, ни отважных героев — и злодеев — умирающих, чтобы защитить его. Убегать, чтобы вылечиться, было не вариант, когда даже минутное промедление могло привести к предотвратимым смертям.
     Я не могла их подвести.
     Этого не будет.
     Одним рывком я вытащила болт из живота, издав резкий крик, когда он выскользнул на свободу. Последовал последний приступ боли, затем её устойчивая пульсация. Ярко-розовая кровь покрыла наконечник болта, дожди смыли её, и я отбросила его в сторону. Поднявшись на ноги, я увидела, что рана уже заживала, плоть снова срасталась. Боль начала утихать, хотя я всё ещё чувствовала себя более усталой и больной, чем за всю свою жизнь.
     Однако я проигнорировала её, взлетев, чтобы присоединиться к бою. Я также должна была игнорировать растущие потери, достигающие моих ушей по мере продвижения Левиафана.
     Городской прайд погиб, КП-3. Скорбный покойник погиб, КП-3. Оргульо да Терсейра погиб, КП-3…

4.03

     Сцена, на которую я попала, показалась мне почти изображением нашего мира в двух словах.
     Левиафан продвигался в город, черпая воду из реки, чтобы использовать её в качестве небольших волн. Ряды защитников были сломлены, они были разбиты, отступая на все оставшиеся позиции. Многие находились на верхних этажах близлежащих зданий и стреляли, в то время как офицеры СКП на крышах пытались отвлечь Губителя с помощью гранатометов. Лишь горстка тех, кто был достаточно храбр или силён, чтобы сразиться с Левиафаном, всё ещё оставалась на улицах, даже когда забитые мусором воды угрожали поглотить их.
     То, что должно было быть хорошим днем, теперь быстро превращалось в плохой.
     Это относилось не только к одному этому бою. Тридцать лет назад перспективы человечества выглядели радужными, хотя ему ещё предстоял долгий путь. Затем появились паралюди, а с ними пришли сверхсильные массовые убийцы, военачальники и огромные криминальные империи, которые ни одна правоохранительная система, не имеющая сил, никогда не могла надеяться уничтожить. Губители разоряли целые города и народы, систематически ставя мир на колени, и что-то подсказывало мне, что впереди будет ещё хуже.
     Это не означало, что я собиралась прекратить борьбу. И что-то подсказывало мне, что то же самое относится и ко всем остальным.
     Левиафан не успел среагировать, как я ударила его между лопаток, сбив с ног. Прежде чем он смог подняться, я ударила его снова, целясь между ног. Плоть, защищающая сердцевину, медленно поддавалась, хотя по мере того, как я надавливала, она становилась все тверже. Левиафан замахнулся на меня, пытаясь сбросить с себя, но я уклонялась и уклонялась от его ударов, продолжая колотить монстра.
     — В сторону! — Услышала я брань Дракон.
     Я увернулась с дороги как раз вовремя, чтобы фиолетовый луч ударил Левиафана в живот. Губитель отлетел назад от взрыва, остановившись только тогда, когда ударился о стену здания. Тонны обломков обрушились на него, временно придавив. Он уже начал высвобождаться, но это дало нам минутную передышку. Зелёный Дракон скрылся из виду, скорее всего, собирая что-то, чтобы использовать в качестве оружия.
     — На данный момент мои запасы энергии почти исчерпаны, — сказала Дракон, — её голос доносился из маленького динамика под подбородком её костюма.
     Ситуация ухудшается.
     Взглянув в её сторону, я рефлекторно заглянула внутрь, и мне пришлось подавить вздох. Внутри не было пилота, только какая-то штука, покоящаяся в центре её скафандра, почти похожая на плод. К его телу были прикреплены десятки проводов и электродов, и мне пришлось подавить позыв к рвоте, когда он дернулся.
     — Почему он не отступает? — спросил Легенда, отвлекая мое внимание от Дракон. — Я никогда раньше не видел его таким израненным. Почему он всё ещё атакует?
     — Может быть, он знает, что мы выяснили правду, — предположила я. — Ты сказал, что они умные, верно?
     — Если это так, то нам нужно покончить с этим, пока не стало хуже.
     Легенда нажал кнопку на своем наручном браслете.
     — Где Флешетта?
     — Флешетта выбыла пять минут назад, КП-2, — ответил его браслет. — В настоящее время вне поля боя.
     — Чёрт, — пробормотал Легенда.
     — Он снова поднимается, — предупредила я.
     И действительно, Левиафан вырвался из-под обломков, вода хлюпала по его телу, когда он повернулся, чтобы посмотреть на меня. Присмотревшись поближе, я увидела, что выпущенный Драконом луч проделал в плоти Губителя дыру глубиной почти в полфута. Ихор хлынул из раны в невероятных объемах, больше, чем могло вместить любое естественное существо. Этого было недостаточно, совсем недостаточно, но это было лучше, чем ничего.
     Летя вперед, я поймала Левиафана апперкотом, ударная волна распространилась от точки соприкосновения. Губитель взлетел вверх, затем упал обратно с достаточной силой, чтобы врезаться в улицу. Пока он пытался освободиться, Зелёный Дракон появился снова, неся над головой что-то огромное. Присмотревшись повнимательнее, я поняла, что это была старая русская подводная лодка, извлечённая из залива. Учитывая, что она не разрушалась под собственным весом, я предположила, что Зелёный Дракон применил к ней телекинез.
     С шипением Зелёный Дракон замахнулся, зацепив Левиафана прямо по голове подводной лодкой. Металл рассыпался вокруг тела Губителя, но это нанесло свой урон — несколько больших ран образовались во внешних слоях монстра. Зелёный Дракон снова и снова замахивался, практически вбивая Левиафана в землю. Когда подводная лодка была слишком повреждена для дальнейшего использования, я вытащила Левиафана из земли и бросила его Зелёному Дракону.
     Змей ударил всеми четырьмя руками, отбросив Губителя обратно на землю. Его хвост обвился вокруг Левиафана, подобно удаву, сдерживая мерзость, и я видела, как в коже Зелёного Дракона формируются маленькие когти, для нанесения максимального урона. Развернувшись, змей начал резать Левиафана, как бензопила, отрывая огромные куски кожи.
     Конечно, тогда всё и пошло наперекосяк.
     Левиафан подпрыгнул вверх, пожертвовав большей частью своей кожи, и поймал Зелёного Дракона в подкате. Губитель начал отбиваться, кулаки двигались как в тумане, хотя его враг ответил тем же с такой же яростью. Тем не менее, я могла видеть, как плоть отрывается от тела Зелёного Дракона, быстро превращаясь в бирюзовый дым. Он протянул руку к лицу Левиафана, снимая слой своим телекинезом, но это, похоже, ни на йоту не замедлило Губителя.
     Мне нужно было выровнять игровое поле. Бросившись вперёд, я ударила Левиафана по затылку, лишив его равновесия. Зелёный Дракон выскользнул из-под него, вытянув руки в нечто похожее на зубчатые плети. На сверхзвуковой скорости они пронзили Губителя, глубоко врезавшись в его плоть. Левиафан споткнулся, хоть и на мгновение, а затем снова набросился на Зелёного Дракона. Вздымаясь, он швырнул змея в ближайший бензовоз.
     От того, что произошло дальше, у меня по спине пробежал холодок.
     Цистерна взорвалась, и Зелёный Дракон завизжал. Он начал корчиться, кожа вспыхнула, как горящий термит, когда пламя быстро охватило его тело. Даже дожди не могли остановить жжение, и я поняла, что змей умирает. После стольких сражений с Губителем, только для того, чтобы быть поверженным чем-то таким простым, как пламя.
     Нет. Сделав глубокий вдох, я полетела вперед, затем выдохнула.
     Облачный конус ударил в Зелёного Дракона, погасив пламя и заморозив воду в воздухе. Через несколько мгновений я увидела, как существо расслабилось, даже когда куски его плоти отвалились, почернев и превратившись в пепел.
     Позади меня Левиафан атаковал защитников, волна тянулась за ним. Одно из самых слабых зданий рухнуло в щебень, когда вода хлынула через него, и я обернулась, чтобы увидеть, что все отступают к самому высокому зданию в городе — шпилю цвета охры. Кейпы карабкались по стенам или просто взлетали на верхние этажи, чтобы спастись от воды. Стояк был среди них, нянча сломанную руку, но Сталевар все еще был на земле, продолжая сражаться.
     Я чувствовала, как всё замедляется вокруг меня, когда я думала быстрее, пытаясь придумать боевую стратегию. Теперь улицы были затоплены водой по пояс, и я видела, что Левиафан использовал это в своих интересах — у него было больше возможностей поразить защитников. Легенда и Эйдолон были над головой, их движения казались мне вялыми, когда они стреляли в Губителя, хотя атаки мало что давали.
     Ты можешь покончить с этим.
     Я удивленно моргнула. Эта мысль была не моей — в ней было что-то слишком искусственное, как будто кто-то другой говорил прямо в моей голове.
     Позади тебя.
     Обернувшись, я увидела, что Зелёный Дракон смотрит прямо на меня, как будто может заглянуть мне прямо в душу. Несмотря на ужасные раны, он был странно спокоен, изучая меня, за его движениями скрывался разум.
     Он общался со мной? Никто никогда не говорил о чём-то подобном. Почему сейчас и почему я?
     Потому что ты другая. Сильная. Сильнее их и сильнее меня. У их сил есть пределы. У тебя нет. Ты можешь сделать всё, что угодно — прими это, и ты сможешь спасти их. Ты можешь спасти их всех.
     Откуда ты это знаешь? — поймала я себя на мысли.
     К моему удивлению, смешок заполнил мой разум.
     У всех нас есть свои секреты, дочь Эла.
     Мои глаза расширились. Однако прежде, чем я успела что-то сказать, драка отвлекла моё внимание. Обернувшись, я увидела, что Левиафан собирает воду у основания башни, без сомнения, в попытке обрушить всё это и убить защитников одним махом. Мне нужно было остановить это, пока не стало слишком поздно.
     Вперёд!
     Я полетела прямо на Левиафана, подбивая ему ноги. Губитель упал, только для того, чтобы я поймала его и швырнула обратно. Левиафан действительно проскочил по поверхности затопленной улицы, затем восстановил равновесие. Теперь на земле было только пять защитников: Оружейник, Дракон, Сталевар, Шевалье и кто-то, кого я не узнала. Эйдолон и Легенда всё ещё летали над головой, стреляя в Левиафана.
     Не то чтобы это сильно помогло. Присев на четвереньки, Левиафан бросился вперёд, расчищая пространство между нами, прежде чем большинство успело среагировать. Один из пушечных выстрелов Шевалье попал ему в плечо, но Губитель, казалось, вообще не заметил удара. Низко пригнувшись, он ударил меня хвостом в живот, отбросив в машину, а затем нанес удар ногой за пределами моего периферийного зрения. Раздался звук ломающихся костей и рвущейся плоти, затем моих ушей достиг крик боли.
     Оружейник ранен, БА-1.
     Нет. Закричала Дракон.
     Я отбросила Левиафана, и Эйдолону удалось поймать его в силовое поле. Губитель ударил по куполу, затем начал двигаться, заполняя пространство водой, созданной из его эха. Она продержится всего несколько мгновений, если судить по образующимся трещинам, но этого будет достаточно.
     Обернувшись, я увидела, где упал Оружейник. Одна из его ног была оторвана ниже колена, и я увидела, что несколько его рёбер раскололись, как зубочистки. Дракон бросилась к нему, распыляя пену на культю. Несмотря на это, я могла видеть, что он потерял много крови, которая окрашивала воду в красный цвет.
     — Чёрт возьми, не смей умирать! — Закричала Дракон.
     Я подлетела к ней, осторожно взяв её за руку.
     — Я могу доставить его к Стояку.
     Дракон взглянула на меня, остановившись на мгновение. — Поторопись, пока не стало слишком поздно!
     Кивнув, я подлетела к тому месту, где стоял Стояк. Он понял, как только увидел, что происходит, и сразу же положил здоровую руку на бессознательное тело Оружейника. Пока он будет продолжать в том же духе, он отсрочит дальнейшую потерю крови, пока не прибудет помощь.
     Звук рвущегося металла вернул моё внимание к драке внизу, и моё сердце застряло в горле. Левиафан ухватился за Сталевара и начал тянуть. Он отбивался, нанося удары по его морде рукой с лезвием, но я видела, что это ни к чему не привело. Его торс уже растягивался, становясь тонким, поскольку металл деформировался от огромной силы, которой мог обладать Губитель.
     Как только я полетела вниз, Левиафан разорвал его пополам, отпустив обе части, когда он упал на улицу внизу.
     Нет.
     В этот момент время не замедлилось. Оно остановилось. Капли дождя висели в воздухе, совершенно неподвижные, и даже энергетические взрывы Легенды могли лишь болезненно продвигаться вперёд, прокрадываясь в поле моего зрения. Я уставилась на Левиафана сверху вниз, ярость кипела в моей груди. Боль от раны в животе была забыта, и все остальное исчезло, остались только Сталевар и Губитель.
     Затем я закричала.
     Я ударила Левиафана в грудь обоими кулаками, ударив сильнее, чем когда-либо прежде. Губитель летел под углом, стремительно оставляя город позади себя, поднимаясь всё выше, но ударная волна, как ни странно, уменьшилась. В тот момент всё по-прежнему было заморожено до такой степени, что я могла видеть, как капли дождя расходятся вслед за Левиафаном, но не было никаких признаков огромной скорости, стоящей за ударом.
     Я не стала задумываться о причинах — моё внимание переключилось на захват Сталевара. Сначала поймав его за туловище, я затем подлетела, чтобы схватить его ноги. Я поднялась в здание, где находились остальные, и только тогда время, казалось, возобновилось. Дождь хлынул сразу, ревя, как ярость какого-то морского бога, но это не могло меня запугать. Осторожно положив его на землю, я осмотрела повреждения. Были обнажены серебряные кости и медные органы — большая часть массы всё ещё отсутствовала.
     — Нет, — прошептала я, стягивая половинки Сталевара обратно вместе. — Нет-нет-нет-нет. Пожалуйста, пожалуйста. Я тебя поймала. Давай, давай. —
     Медленно металл начал собираться обратно, рана грубо затягивалась. Я вздохнула с облегчением; он был стойким, гораздо более стойким, чем большинство. Он несколько раз моргнул, затем посмотрел на меня широко раскрытыми глазами.
     — Как? — начал он, и его голос был скорее хриплым, чем каким-либо другим.
     — Он разорвал тебя пополам, но я тебя собрала, — ответила я, пока слезы бежали по моему лицу, скрытые дождем. — Слава богу, ты в порядке.
     — Левиафан? — спросил Сталевар.
     — Он всё ещё в воздухе после того, как я ударила его, но скоро снова упадёт. — Я глубоко вздохнула, затем продолжила. — Я не позволю ему уйти, не в этот раз. Он убил слишком много людей, чтобы продолжать это делать. Всё это закончится сейчас.
     Прежде чем Сталевар успел что-то сказать, я сделала то, чего не должна была делать. Наклонившись вперед, я поцеловала его в губы, затем отстранилась. Он посмотрел на меня широко раскрытыми глазами, и я встала.
     — Прости, — прошептала я.
     Затем я ушла.
     После нескольких минут пребывания в воздухе Левиафан, наконец, ударился о воду у берегов Бристоля и сразу же начал уплывать. Я нырнула вслед за ним, рассекая воду, как торпеда. Левиафан был быстр в воде, с его гидрокинезом в полную силу — ни один парачеловек на Земле не мог победить его в прямой гонке. Я не должна была его поймать.
     Но я всё равно это сделала.
     Я вытащила Левиафана из воды, затем бросила его в направлении небольшого острова у побережья Пруденса. У Губителя было всего мгновение, чтобы подняться на ноги, прежде чем я нырнула в землю, зарываясь в окружающую кору. Прежде чем Левиафан смог отойти, я подняла весь остров со дна океана, подняв его на сто футов в воздух. Вода хлынула, чтобы заполнить образовавшийся кратер, и я бросила остров лицом вперед на пустое поле в Пруденсе.
     Ударная волна сравняла с землей дома по всей общине большого острова — к счастью, её эвакуировали за несколько часов до этого. Левиафан был зажат между добрым миллионом тонн камня, внешние слои его плоти отслоились от удара. И всё же, казалось, он не обращал внимания на повреждения, поскольку работал на пределе возможностей, используя все запасы энергии, которые у него были. Его водяное эхо, по сути, стало мощной пилой под давлением, когда он, напрягая руки, оттолкнул две половинки скалы.
     Казалось, что Левиафан наконец-то пошёл на всё — никогда прежде он не демонстрировал такого высокого уровня силы. Раньше даже Бегемот устроил бы шоу, если бы попробовал подобный трюк, но Левиафан больше не разыгрывал спектакль — он просто хотел выжить. Он отскочил от меня, легко преодолев звуковой барьер, когда одним прыжком преодолел мили, пытаясь нырнуть обратно в волны.
     Поймав его, я взмыла вверх, двигаясь всё быстрее и быстрее. Левиафан боролся со мной, но моя хватка была крепкой, пока я несла Губителя над плотной тропосферой. Мы пробились сквозь дождевые тучи, и солнце засияло ярким светом, когда наступил полдень. Тепло послало приятную дрожь по моему позвоночнику, и я почувствовала, как свет омывает меня, делает сильнее.
     Я поднялась ещё выше, моя скорость увеличивалась, пока воздух не начал разрежаться. Небо из тёмно-синего стало тёмным, а затем чёрным, когда я пронеслась сквозь стратосферу. Губитель боролся, чтобы освободиться, даже вырвал свою руку, но я просто усилила хватку в ответ. С меня сдуло последние остатки атмосферы, а затем…
     Тишина.
     Теперь, свободная от трения атмосферы, я могла двигаться ещё быстрее, чем раньше. Чистый солнечный свет, омывающий мою кожу, тоже помог. Я взлетала всё выше и выше над Землей, направляясь всё глубже в пустоту между звездами, затем, наконец, остановилась. Отпустив Левиафана, я наблюдала, как он уплывает от меня, вода в нём дымилась и замерзала одновременно.
     Я была в космосе.
     Я могла дышать в космосе.
     Глядя вниз, я могла видеть всю Землю у себя под ногами — я должна была находиться на высокой околоземной орбите, за пределами досягаемости почти любого спутника, но ещё не за пределами Луны. Добрая сотня тысяч километров отделяла нас с Левиафаном от планеты — она была надёжно защищена от всего, что последует дальше.
     Я просто остановилась на несколько мгновений, наслаждаясь солнечным светом. Я вспомнила, что сказал мне Зеленый Дракон о том, что у меня нет ограничений — похоже, это правда, если я могу открывать способности, о которых даже не подозревала. Несмотря на всё, что я сделала на земле, что-то в глубине моей головы чувствовало, что я могу сделать больше, намного больше.
     И теперь, впервые, меня абсолютно ничто не сдерживало.
     Левиафан пытался отодвинуться от меня, используя свое водяное эхо как своего рода реактивную струю. Я посмотрела на него, затем прищурилась, позволяя этому теплу снова накапливаться в моих глазах. Двойные лучи алого света поразили Левиафана, и я расширила их область действия до такой степени, что Губитель был полностью поглощен. В считанные секунды он был ободран до костей, остались только самые внутренние слои.
     Сменив тактику, я врезалась в Левиафана, попав ему в грудь. Его туловище было таким маленьким, что я могла обхватить его руками, и я начала молотить кулаками, нанося удары всё сильнее и сильнее. Я чувствовала, что приближаюсь к релятивистским скоростям — свет вспыхивал из каждой точки удара, сияя в рентгеновском и гамма-спектре. Я была рада, что делала это не на Земле — последствия были бы ужасными.
     Мне приходилось постоянно смещаться, когда я наносила удары, удерживая Левиафана зажатым на околоземной орбите. Мне бы не помогло, если бы он вылетел со скоростью убегания, слишком быстрой, чтобы я могла легко его догнать. Кроме того, что-то подсказывало мне, что он найдет способ вернуться, чтобы снова посеять хаос в мире. Мне нужно было покончить с этим здесь и сейчас.
     После нескольких секунд релятивистских ударов торс Левиафана стал тонким, как карандаш. Кристаллический материал, составляющий его тело, светился от огромного количества энергии, содержащейся в его структуре, но он не смог обжечь мои руки, когда я удерживала его. Согнувшись, я приложила столько сил, сколько могла, чтобы скрутить конструкцию, до такой степени, что мои руки начали кровоточить.
     Затем, со вспышкой света, Левиафан был разорван надвое. Я отбросила лишнюю верхнюю часть тела, затем сосредоточилась на реальной цели: ядре. Оно не поддалось бы так легко, как туловище — слои, окружающие его, были бы ещё более жесткими, до такой степени, что его абсолютная плотность искривляла пространство вокруг него.
     Мне нужна была другая тактика.
     Я начала движение, наращивая темп по мере продвижения. Солнце продолжало восстанавливать меня — я чувствовала, как в его присутствии становлюсь ещё сильнее, а порезы на руках исчезают. Я использовала эту дополнительную энергию, чтобы летать быстрее, до такой степени, что была уверена, что нахожусь на грани между релятивистским и невозможным. Вселенная, казалось, менялась прямо у меня на глазах, пока я летела, но я должна была игнорировать это — Левиафан был главным приоритетом.
     Мой кулак столкнулся с ядром, и внешние слои были немедленно уничтожены ударом. Левиафан, настоящий Губитель, умчался прочь с релятивистской скоростью — я догнала его и ударила снова. В сердцевине образовалась трещина, а по моей руке пробежала волна боли. Мои костяшки пальцев кровоточили, и я была уверена, что сломала несколько пальцев.
     Я проигнорировала боль и продолжила.
     Боль становилась слишком сильной, даже когда я обрушивала на ядро релятивистский удар за ударом, расширяя трещины с каждым ударом. На краткий миг я задумалась, зачем я это делаю, почему я рискую своей жизнью, чтобы убить Левиафана. Это не была сознательная мысль — это была скорее животная часть моего мозга, пытающаяся остановить меня от совершения самоубийства. Момент сомнения, который каждый испытывает в рискованной ситуации.
     Ответ последовал незамедлительно.
     Земля. Папа был внизу, на том голубом глобусе, который я называла домом, как Эмма и Сталевар. Все, что я знала, все, кого я любила или о ком заботилась, были в том мире. Мама была похоронена там, на холме с видом на город. Без Земли, без человечества я была никем.
     Поэтому я заставила себя нанести последний удар, не обращая внимания на ослепляющую боль, когда каждый удар обжигал моё лицо и оставлял синяки на теле. Ядро Левиафана было почти полностью разрушено — трещины и разломы покрывали всю его поверхность. Всё, что для этого потребуется, — это один хороший удар.
     Открыв рот в беззвучном крике, я опустила оба кулака, ударив со всей силы. Ядро разлетелось вдребезги, и появился свет, слишком яркий, чтобы на него можно было смотреть, за которым немедленно последовал самый сильный жар, который я когда-либо испытывала.
     После этого наступила темнота.

4.04 (Интерлюдия - Последствия)

     Дождь прекратился десять минут назад.
     Колин взглянул на небо, вытирая последние капли воды со своего забрала. Теперь облачность рассеивалась, открывая участки голубого неба, и солнечный свет начал проникать сквозь щели, купая залив в тёплом сиянии. Это рисовало почти спокойную картину — это был разительный контраст с ужасами, которые начались чуть меньше часа назад.
     Что-то шевельнулось в уголке его глаза, и он снова посмотрел вниз, чтобы увидеть, как Панацея поднимается на ноги. Она осталась дома во время боя, ожидая, пока он закончится, прежде чем прийти, чтобы справиться с последствиями. Это имело смысл — она ничего не могла предложить для борьбы напрямую, и она была слишком ценна, чтобы её потерять.
     Целительница вымыла руки от крови, затем повернулась к нему.
     — Я остановила кровопотерю, и мне удалось отрастить немного кожи на твоей культе. Осколков костей тоже нет, так что нет риска неприятного сюрприза в будущем.
     — Спасибо, — сказал он, взглянув на свою ногу.
     Панацея вздохнула.
     — Извините, что не могу сделать больше, но у меня нет биомассы для работы, и есть другие люди, которым нужно моё внимание.
     — Всё в порядке, — ответил Колин почти рассеянно.
     Панацея ушла после минутной паузы, направляясь туда, где мисс Ополчение баюкала сломанную ногу. Поблизости были и другие раненые, которых поддерживали как друзья, так и враги. Это было довольно обычное зрелище после битвы с Губителем — часто медицинскую помощь приходилось оказывать прямо в поле, и Провиденс не стал исключением.
     Что ж, было одно существенное отличие.
     По-прежнему не было видно ни Левиафана, ни Супергёрл с тех пор, как она приняла бой в заливе, почти пятнадцать минут назад. Вполне вероятно, что она погибла, отбиваясь от зверя, или что Губитель просто решил отступить. Тем не менее, многие начали задаваться вопросом, можно ли так легко уничтожить кого-то вроде неё — в конце концов, Левиафан никогда не получал такого большого урона только от одного кейпа.
     Его размышления были прерваны появлением Дракон. Её скафандр был поврежден, многие панели брони отсутствовали, но он всё ещё функционировал. После окончания боя он сильно уменьшился в размерах и теперь был размером всего с небольшую машину.
     Она села рядом с ним, прислонившись спиной к какому-то камню. Теперь они хорошо видели залив — воды снова приобрели спокойный голубой цвет, и СКП уже работала, разыскивая выживших и минимизируя ущерб.
     — Как ты себя чувствуешь?
     — Лучше, чем раньше, — ответил он, вздыхая. — Всё ещё пытаюсь привыкнуть к мысли о том, что у меня нет ноги.
     — Я могла бы помочь с этим, — сказала Дракон. — Я уже некоторое время разрабатываю усовершенствованный протез — ты мог бы получить новую ногу, которая была бы лучше старой.
     Он посмотрел на неё.
     — Я полагаю, ты упоминала об этом раньше, когда обсуждала со мной кибернетику. Могу я посмотреть твои записи, после того, как всё закончится?
     — Я была бы счастлива. — Она сделала паузу на несколько мгновений, затем продолжила. — Я думаю, она ещё не закончила.
     — О?
     — Ты помнишь, что я тебе показывала, о записях Рихтера?
     — Это было где-то в глубине моего сознания, но я помню, — ответил Колин. — Меня прервал кризис в Доках.
     — Ну, я хотела тебе кое-что сказать, и я думаю, что сейчас самое подходящее время. — Дракон сделала глубокий вдох, затем выдохнула. — Я считаю, что она внеземная по своей природе.
     Он сел прямо.
     — Ты шутишь.
     — Стала бы я шутить над этим? Этот объект, который исследовал Рихтер, содержал технологию, которая позорит тинкеров. Поверь мне, я знаю, как работает тинкертех, и это был не он. Это было так…
     — Чужеродно? — закончил Колин.
     — Именно. Это должно было быть из другого мира.
     — Но означает ли это автоматически, что Супергёрл — инопланетянка?
     — Есть еще информация, но я не думаю, что мне следует обсуждать её здесь. — Она указала на стоящих поблизости кейпов и офицеров СКП. — Это… приватно.
     Колин медленно кивнул.
     — Понятно.
     Прежде чем он успел спросить что-нибудь ещё, в небе сверкнула яркая вспышка, и он рефлекторно прикрыл глаза рукой. Должно быть, наконец-то показалось солнце, теперь, когда тучи рассеялись. Взглянув на часы, встроенные в его броню, он увидел, что только что перевалило за полдень.
     Однако по мере того, как всё больше облаков рассеивалось, он понял, что это был не солнечный свет.
     Светящееся облако расползалось по небу, быстро расширяясь. Всего через несколько мгновений оно заняло почти четверть неба, скрыв Луну из виду. Колину пришлось отвести глаза от эпицентра — вспышка затмила даже солнце, пусть и ненадолго. Вокруг него герои и злодеи одинаково ахали, глядя вверх на это зрелище.
     На короткое мгновение он вспомнил старый документальный фильм, который он смотрел много лет назад, в котором обсуждался взрыв ядерного оружия в космосе. По-видимому, США однажды выпустили атомное оружие в верхние слои атмосферы, где оно быстро поджарило половину спутников на орбите. Облако, которое он увидел сейчас, напомнило ему о тех зернистых кадрах, и в животе у него появилось холодное чувство.
     Наконец свет померк, и он опустил руку. Облако теперь занимало половину неба, но оно значительно потускнело, до такой степени, что стало почти невидимым. Было несколько вспышек зеленого света, и он понял, что первые частицы попали в ионосферу. Теперь он чувствовал себя незащищенным — невозможно было сказать, сколько радиации теперь насыщало эту область.
     — Смотрите! — крикнул кто-то, указывая вверх. — Смотрите, высоко в небе!
     Другие присоединились к нему, волна вздохов прокатилась по толпе. Некоторые достали мобильные телефоны, чтобы сделать снимки, в то время как сотрудник СКП достал видеокамеру. Снова посмотрев вверх, Колин понял, что с неба спускается фигура, неся с собой два больших предмета. Он не мог определить, кто это был: полуденное солнце заслоняло его силуэт, скрывая его в тени.
     Наконец фигура опустилась, и Колин ахнул. Это была она. Окровавленная, избитая, с несколькими прорехами на униформе, но это была она. Его челюсть отвисла от этого зрелища, особенно когда он понял, что именно она несла.
     Супергёрл спустилась на землю, плащ развевался позади нее, и уронила голову Левиафана на землю.
     Ошибки быть не могло, несмотря на огромные ожоги и порезы, покрывавшие его крокодилью кожу. Левиафан безжизненно уставился на него, свет в его обожжённых глазах померк. Пар поднимался от того места, где он падал на затопленную улицу, и некоторые его части всё ещё светились тускло-оранжевым. Она была грубо оторвана у шеи, из культи торчали зазубренные куски кристаллической плоти. Из раны не вытекал ихор — она уже истекла кровью.
     — Все… в безопасности? — сказала Супергёрл хриплым голосом.
     Ответа не последовало — защитники уставились на неё широко раскрытыми глазами, разинув рты. Она посмотрела на них всех, затем выдавила слабую улыбку.
     — Всё, что действительно имеет значение.
     Затем она упала в обморок.
     На мгновение все просто наблюдали, как будто благоговейный трепет парализовал их. Возможно, за этим также скрывался укол страха — никто не мог сказать, насколько хорошо она сможет управлять своей силой.
     — Кто-нибудь, принесите носилки! — наконец проревел офицер СКП. — Ей нужна медицинская помощь!
     Колин сел, широко раскрыв глаза, наблюдая, как Супергёрл с трудом встает на колени, прижимая руку к животу. Ярко-розовая кровь сочилась из порезов на её лице и руках, окрашивая воду, а её лицо было покрыто синяками. Ближайший защитник опустился на колени рядом с ней, помогая ей подняться, а Легенда подлетел и подхватил с другой стороны. Вместе они подняли её на ноги, в то время как подкатили носилки.
     — Полегче, полегче, — сказал Легенда, когда её положили на носилки. — Всё будет хорошо.
     — Не нужно… врачей… — прошипела Супергёрл, принимая сидячее положение. — Со мной всё будет в порядке.
     — Мисс, вы ранены, — сказал врач скорой помощи СКП, доставая иглу.
     — Сядьте поудобнее, чтобы мы могли поставить капельницу.
     — А ты… действительно думаешь… что ты сможешь уколоть меня… этим?
     Врач скорой помощи сделал паузу, дав Супергёрл достаточно времени, чтобы внезапно спрыгнуть с носилок. Прежде чем кто-то успел что-то сказать или сделать символическую попытку остановить её, она исчезла. По улице прокатился звуковой удар, странно приглушенный.
     Воцарилась тишина. Люди снова обратили своё внимание на голову Левиафана, которая окончательно остыла. Один из кейпов неуверенно двинулся вперед и стукнул кулаком по останкам Губителя, как бы подтверждая, что тот действительно мёртв.
     Прошло еще мгновение, затем начались аплодисменты.
     SДобро пожаловать на онлайн-доску объявлений Parahumans.
     В данный момент вы вошли в систему, TinMother (Ultramod Supreme)
     Вы просматриваете:
     • Темы, на которые вы ответили
     • И темы, в которых есть новые ответы
     • ИЛИ личные сообщения с новыми ответами
     • Отображается операция потока
     • Двадцать пять сообщений на странице
     • Последние десять сообщений в истории личных сообщений
     • Темы и личные сообщения упорядочиваются по пользовательским предпочтениям пользователя.
     ♦️ Тема: ЛЕВИАФАН УБИТ
     В разделе: Доски объявлений ► Мировые новости ► Губители ► Главная
     derpritter (Оригинальный постер) (Ветеран-участник)
     Опубликовано 1 Октября 2010:
     Wtf. КАКОГО ХРЕНА НА САМОМ ДЕЛЕ. ССЫЛКА ЗДЕСЬ. Гм.
     Вот новости для тех, кто не понял, что произошло, или произошёл ли сбой сайта.
     • Провиденс предупрежден об атаке Губителя, скорее всего, Левиафана. Довольно стандартно, как и атаки гигантских неудержимых монстров.
     • Защитники собираются. Протекторат там, как обычно, и местные кейпы устраивают шоу. Навигаторы, лучшая команда на Азорских островах, также присоединяется к действу. Также появляется недавняя выскочка из Броктон-Бей по имени Супергёрл.
     • Левиафан атакует преждевременно. Появляется Зеленый Дракон, и дерьмо попадает в вентилятор. По-крупному. Несколько защитников убиты, что довольно стандартно. Трудная цель разрушена, и Губитель попадает внутрь.
     • Вот где дерьмо становится реальным. Супергёрл внезапно сбивает Левиафана в залив, и отчеты подтверждают, что она сбросила на эту штуку гребаный остров. О, но на этом дело не заканчивается. Нет, она тащит его в открытый космос и, блядь, уничтожает эту штуку, что было световым шоу, которое видели все на всём долбаном полушарии.
     • Проходит не более 20 минут, прежде чем Супергёрл возвращается из космоса, неся гребаную голову Левиафана в одной руке и какой-то кусок кристалла в другой.
     Это всё, что я могу сказать — возможно, есть ещё что-то, чего я пока не знаю.
     (Показана страница 345 из 347)
     ► StarSpawn (Ветеран)
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Ни хрена себе.
     ► TimeDiver (Вики-воин)
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     тролль
     ► не ошибка
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Этого не может быть на самом деле. Так ли это?
     ► JLF65
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     — Серьезно? — Как, чёрт возьми, это произошло?
     ► ShadowCub (Участник-Ветеран)
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     ЧЁРТ ВОЗЬМИ, ДА! ВЫКУСИ ЭТО, ЛЕВИАФАН!
     ► Бейли Матутин
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Великолепно. Сын не участвовал?
     ► Terrace
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     — Нет. Всё подтверждает, что это была Супергёрл.
     ►Ramenth
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Кто-нибудь видел эти фотографии? Святое дерьмо, это круто.
     ► Meikyuu (Выживший на Кюсю)
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Япония была отомщена.
     ► TheLastOne (Ветеран-участник)
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Не-блять-вероятно. Я только что видел видео, на котором эта Супергёрл спускается с головой.
     ► Грогнан
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Кто-нибудь видел вспышки в небе?
     ► caezlinnorm
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Я почти уверен, что половина грёбаной планеты видела это, чувак.
     ►MS-21H 'Hawke'
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Я не могу поверить, что это произошло на самом деле. Как она это сделала?
     ► Selias
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Действительно ли это имеет значение?
     ► GBscientist (Участник-ветеран) (Вики воин)
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Чёрт возьми. Я почти уверен, что эти вспышки были гигатонными или больше, если их можно было увидеть так далеко в небе.
     ► grey
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Да вы, блядь, шутите.
     ► sparhawk
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     вау
     ► crystalwatcher
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Кто-нибудь видел, как молодо выглядела эта девушка?
     ► Nemonowan
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Чёрт возьми, она выглядит моложе моего ребенка.
     ► MasterXellos
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Это сообщение было удалено из-за подстрекательских заявлений. Наслаждайтесь своим месячным баном. -Tin Mother
     ► Jake Snake
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Есть какие-нибудь новости о Зеленом Драконе?
     ► andy_710
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Очевидно, он ускользнул после того, как Левиафан попал на орбиту.
     ► XanatosGambit86
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Я не могу поверить, что я действительно живу в то время, когда Губитель уничтожается. Особенно тем, кто не является Сыном, не меньше.
     ► kojiro kokita (Выживший на Кюсю)
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Пусть Левиафан сгниет в аду.
     (Конец страницы) (1, 2, 3)
     (Показана страница 346 из 347)
     ► MrGazzer
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Чёрт, видео уже набрало пятьдесят миллионов просмотров.
     ► esseresse
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Я пытался смотреть, но Youtube сдох от нагрузки. : (
     ► Omega Cloud
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Есть, наверное, сотня разных сайтов с этим видео.
     ► General TheDyingTitan
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Я бы не удивился, если бы они тоже не выдержали нагрузку.
     ► Kailenn
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Один убит, осталось ещё двое.
     ► DesertChocolate
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Чёрт возьми, да! Вперед, Супергёрл!
     ► Leteatbee
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Видео уже набрало 100 миллионов просмотров. Твою мать.
     ► Harry Kiri
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Что ж, я почти уверен, что Провиденс скоро станет по-настоящему знаменитым.
     ► Amberion
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Каков список пострадавших?
     ► Gorgoneion
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Кейпы: 6
     Гражданские лица: ~200
     ► SpiralAK (Ветеран-участник)
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Большинство из них, вероятно, погибли когда обрушился Ньюпортский мост.
     ► Арафелл
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Это, должно быть, самый низкий показатель за всю историю, верно?
     ► Essus
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Amberion: Чувак, в этом маленьком штате много чего есть. Самый маленький штат, самое большое дерьмо происходящее прямо сейчас.
     ► Cheezuz_TheGodOfCheese
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Есть какой-нибудь статус Супергёрл? Я почти уверен, что видел, как она упала в обморок до того, как видео закончилось.
     ► kurohyokitsune
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Не знаю. В отчете говорится, что она улетела. Надеюсь, с ней всё в порядке.
     ► Nidhoeggr
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Сумасшедшее дерьмо происходит прямо сейчас. Интересно, что они собираются делать с головой Левиафана?
     ► HotaruSama
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Уничтожьте её. Я не хочу, чтобы эта штука была выставлена на всеобщее обозрение, когда у моего дяди даже не было надгробия.
     ► Tammin
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Может быть, нам стоит сначала изучить его. У него должна была быть слабость, верно?
     ► Alayn
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Основываясь на этих ярких вспышках? Вероятно, ударить посильнее.
     ► insignia33
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Видео только что набрало 200 миллионов просмотров.
     ► lordamnesia
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Итак, неужели Сына наконец-то подвинули после трех десятилетий царствования на пьедестале?
     ► Stíobhan
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Я не вижу за его плечами ни одной головы губителя, не так ли?
     ► happydeath
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Дискуссии на тему просто взорвались прямо сейчас.
     ► ImperfectHusband
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Я взволнован, но в то же время мне страшно. Вся эта сила, заключенная в девочке-подростке?
     ► Heraldoftruth
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Этот комментарий был удален из-за неуместного юмора. Наслаждайтесь своим однодневным баном. -Tin Mother
     Конец страницы. 345, 346, 347
     (Показана страница 347 из 347)
     ► Aliceisdead
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Исторические шутки. Действительно?
     В любом случае, мне интересно, что Супергёрл собирается делать дальше.
     ► Firkraag
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Что это за буква S у нее на груди?
     ► baofengyu
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Очевидно, это означает надежду.
     ► Rocag
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Очень уместно в данный момент.
     ► Athelmar
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Ссылка здесь. Очевидно, Япония исчерпала все свои запасы саке, а Россия почти исчерпала свои запасы водки.
     ► Dyn
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Не могу их винить. Работа закрылась пораньше из-за празднования, и я собираюсь налить себе виски прямо сейчас.
     ► Scherazade
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     И я.
     ► Prester Fred
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Си-Эн-Эн вело репортаж о бое — у них есть ещё лучшие кадры всего этого.
     ► Kalzky
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Надеюсь, следующей у неё будет Симург. Или, может быть, Бойня номер Девять.
     ► Unstorpable
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Или Нилбог!
     ► Name
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Есть ещё Богохульное Трио. И Спящий.
     ► Tenkmaku
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Я бы хотел, чтобы она пошла за африканскими военачальниками.
     ► Viral AI
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Супер-Удары для всех!
     ► cedeelbe
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Кстати, есть классная гифка, где она сбивает Левиафана на полпути через РИ.
     ► Лойош
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Я сделал из этого обои на рабочий стол
     ► an_quarian
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     У меня сейчас так кружится голова. О, и мы можем переименовать его в «пакет Супергёрл»?
     ► BrotherDeath
     Ответ Получен 1 Октября 2010 Года:
     Со всей серьезностью, мне интересно, чем сейчас занимается новая любимица мира.
     Конец страницы. 345, 346, 347
     S
     Сталевар наткнулся на Стояка, который сидел на бордюре и ел замороженный лимонад.
     Страж снял шлем, несмотря на то, что сидел перед каким-то рестораном под названием «У Грегга». Конечно, вокруг не было никого, кто мог бы увидеть его лицо — все были либо дома, либо возвращались домой из убежищ. Город с населением более ста тысяч человек превратился в город-призрак.
     — Я не понимал, насколько я голоден, пока не попробовал это, — сказал Стояк между глотками. — Какой-то продавец дал мне его за счет заведения перед отъездом. Сказал, что «только язычники в Массачусетсе пользуются соломинками». Это дар божий после всего дерьма, через которое мы только что прошли.
     — Кому ты рассказывашь.
     — Как ты себя чувствуешь, чувак? Я видел, что Левиафан сделал с тобой — всё в порядке?
     Сталевар прикоснулся рукой к животу, прослеживая грубый шрам там, где его разорвало пополам. Это было не больно, но всё равно это был ужасающий опыт — в одно мгновение столкнуться лицом к лицу с собственной смертностью.
     — Со мной всё будет в порядке, — наконец сказал он. — В любом случае, ты должен закончить быстро. Мы возвращаемся через пятнадцать минут.
     — Имеет смысл. — Стояк сделал паузу, чтобы съесть с тарелки шоколадный торт. — Чёрт её возьми, как она это сделала?
     Сталевар улыбнулся.
     — Это нереально, не так ли?
     Смешок.
     — Не то слово. Я вырос, слушая о Левиафане и о том, как никто не смог его остановить. Я вроде как привык к мысли, что он просто есть, понимаешь? Ты можешь бороться с ним, но ты не можешь остановить его. Но сейчас? Всё изменилось.
     — Надеюсь, это к лучшему, — сказал Сталевар. — Давай выдвигаться, пока Оружейник не потерял терпение.
     — Они назвали этот торт «Смерть от шоколада» — я не уйду, пока не съем его весь.
     Сталевар издал тихий смешок.
     — Хорошо. Ты это заслужил. Мы все заслужили перерыв.
     С этими словами он отвернулся, и его улыбка исчезла. В его груди не билось сердце, по венам не текла горячая кровь, но он всё равно чувствовал тревогу. Он всё ещё чувствовал беспокойство, и до этого момента он не знал, насколько сильной может быть эта эмоция.
     Ему нужно было как можно скорее вернуться в Броктон-Бей.
     S
     Зачерпнуть немного крови было просто, но совсем другое — сделать это незаметно.
     К счастью, было много отвлекающих факторов. Протекторат и СКП были заняты тем, чтобы безопасно вывести людей из их убежищ, а злодеи уже отступили на свои территории, хотя пройдет некоторое время, прежде чем они возобновят незаконную деятельность.
     Она сделала вид, что просто провела своим костюмом по луже ярко-розовой крови, убедившись, что маленькая лопатка как можно лучше спрятана. Как только это было сделано, она продолжила идти вперед, направляясь к площади Кеннеди. Сканеры внутри ее скафандра уже начали анализ — она, наконец, получит окончательное доказательство правды.
     Внезапно она остановилась.
     Было ясно, что Супергёрл не хотела, чтобы правда выплыла наружу. Какова бы ни была её причина, это был её выбор, и это было то, чему Дракон могла посочувствовать. Она тоже не хотела бы, чтобы кто-то раскрывал её сущность без её согласия.
     Дракон уже хорошо понимала реальность ситуации. Символ, цвет крови — кусочки было легко собрать вместе и сформировать картину. Анализ крови стал бы решающим фактором, тем, что заставило бы мир признать эту картину без здоровой дозы скептицизма. В конце концов, даже в мире, где люди могли летать и стрелять огнем из своих рук, всё ещё правила логика. Бритва Оккама всё ещё действовала.
     В игре было что-то ещё. Она должна была подчиняться закону, даже если была с ним не согласна — Рихтер сделал это одной из её оков. Она была уверена, что уже знает личность Супергёрл, особенно после того, как нашла больше заметок своего создателя. Если у СКП будет достаточно причин, чтобы спросить её о личности, она будет вынуждена выдать её.
     После секундной паузы она активировала мусоросжигатель своего костюма. Каким бы защитным эффектом ни обладало тело Супергёрл, он не распространялся на пролитую кровь. Возможно, он был отрезан от какого-то источника энергии, или это была причуда её биологии. Как бы то ни было, для уничтожения клеток потребовалась всего минута.
     Однако за это время был проведен беглый анализ. Дракон быстро изучила его, затем сделала паузу. В нем содержались основные данные о клеточной структуре Супергёрл, но в этом было что-то особенное…
     Нет. В этом не было никакого смысла. Должно было быть какое-то объяснение — это никак не могло быть возможно…
     Тем не менее, данные смотрели ей прямо в лицо. Прошла почти минута, прежде чем она присоединилась к остальным — за это время её разум пошатнулся от этого откровения.
     Я должна спросить её. Мне нужно спросить её. Однако в то же время это было сопряжено с большим риском. Ящик Пандоры уже был открыт одним этим небольшим анализом — теперь пути назад не было. Если она сделает это, то должна быть уверена, что всё пройдёт без осложнений.
     Двигатель заработал, и она начала обратный полет на свою базу. Провиденс отступил перед ней, и она начала инициировать свои программы переноса по пути.
     Ей нужно было быстро переодеться, прежде чем делать что-то ещё.
     S
     Возвращение в город заняло больше времени, чем ему бы хотелось. Поездка на такси до района была ещё хуже — на улицах толпились пьяные гуляки, празднующие смерть Губителя. Он мог понять почему, но это мало помогало умерить его нетерпение.
     Он вышел на тротуар, и такси уехало. Он подождал несколько мгновений, затем пошёл. Район был тихим, особенно по сравнению с центром города. Там они даже установили огромный телевизионный экран, чтобы снова и снова прокручивать спуск Супергёрл. Ночь наступила быстро — вероятность быть замеченным была невелика, особенно в таком месте, как это.
     В доме было тихо, когда он поднялся по ступенькам крыльца, стараясь распределить свой вес так, чтобы они не хрустнули. Велосипед, которого раньше здесь не было, был прислонен к перилам, и он нахмурился.
     Остановившись на мгновение, он глубоко вздохнул, затем постучал.
     Последовала секундная пауза, затем долговязый мужчина приоткрыл дверь. Он был лысеющим, на носу у него сидели очки, и можно было сказать, что годы начали брать своё.
     — Да? — спросил мужчина.
     — Здравствуйте, сэр. Меня зовут Сталевар — возможно, вы видели меня в газетах. Вы Денни Эберт, верно?
     — Да, — ответил Денни. — Итак, что-то не так?
     — Я парень Тейлор.
     Денни побледнел.
     — Она ничего не рассказывала мне о тебе.
     — Она собиралась представить меня вам, прежде чем я должен был уехать на бой с Левиафаном, и она не ответила ни на один из моих звонков. Кстати, вы слышали хорошие новости, сэр?
     — Д-да, я слышал. Сумасшедшие вещи. — Денни вздохнул, протирая глаза — его лоб был покрыт блестящим потом. — Послушай, Тейлор сейчас нет дома. Она…
     — Сэр, у вас на полу кровь, — категорично сказал Сталевар.
     Пауза. Денни посмотрел вниз с выражением смирения на лице, затем открыл дверь. Сталевар шагнул внутрь, протиснувшись мимо него, и дверь захлопнулась.
     Найти ее было нетрудно — нужно было только следовать за кровью на полу. Тейлор улеглась на диван с силой, достаточной для того, чтобы сломать его пополам, и её кровь заляпала стену рядом с ней. Ее дыхание было прерывистым, чуть более хриплым, и она вздрагивала при каждом вздымании груди. Рыжеволосая девушка стояла рядом с ней, накладывая повязки, но тут же отступила, когда в поле зрения появился Сталевар.
     Она была наспех одета в ночную рубашку, но окровавленная униформа прямо на полу была достаточно убедительной. Знак был безошибочно узнаваем, даже когда он был частично спрятан под подушкой. Сталевар остановился, чтобы посмотреть на него, прежде чем опуститься на колени у дивана. Он увидел, что она крепко сжимает в руках очки.
     — Тейлор, — сказал Сталевар мягким голосом. — Тейлор, это я.
     Она приоткрыла нечеловечески синий глаз и посмотрела на него.
     — Мне жаль, — прошептала она.

5.01

     Я проснулась, когда солнце начало светить мне в лицо.
     Мои глаза распахнулись, затем сфокусировались, когда туман сна сразу же рассеялся. Это было странное ощущение — просыпаться — я почти забыла, каково это — спать. Прошли годы с последнего раза, и сон стал для меня чужд.
     Сев прямо, я оглядела комнату. Папа сидел в своём кресле и слегка посапывал, в то время как Эмма улеглась на пол с несколькими одеялами и подушкой. Бинты валялись на полу, некоторые из них были окрашены в розовый цвет кровью. Посмотрев вниз на свои руки, я увидела, что синяки и порезы полностью зажили — физически я была как новенькая. Эмоционально, с другой стороны…
     События прошлой ночи были для меня ясны, несмотря на состояние, в котором я находилась — я могла вспомнить выражение лица отца, когда он увидел меня. Правда выплыла наружу, и для того, чтобы это произошло, потребовалась чрезвычайная ситуация. Я не смогла набраться смелости, чтобы рассказать всю правду кому бы то ни было, даже своему отцу и моей лучшей подруге.
     И, конечно же, кое-кому ещё.
     Сталевар на цыпочках вошел в гостиную из кухни, неся кружку чая. На животе у него был широкий шрам, где металлическая плоть ещё не полностью пришла в норму, но в остальном он казался в порядке. Он улыбнулся, когда увидел меня, затем поставил чай на ближайшую столешницу. Осторожно сев на пол, он сложил руки на животе.
     — Привет, — сказал он мягким голосом.
     — Привет, — ответила я. — Как ты себя чувствуешь?
     — Это я должен спросить тебя. Ты была изрядно потрёпана прошлой ночью.
     Я рассеянно потерла руки.
     — Теперь мне лучше. Мне просто нужно было отдохнуть после… после того, что я сделала.
     Последовало несколько мгновений молчания, затем я заговорила снова.
     — Сталевар, мне жаль…
     Он прервал меня, подняв руку.
     — Ты не должна сожалеть, Тейлор. Я понимаю, почему ты не хотела раскрывать подобную тайну. Хотя, я надеялся, что ты скажешь мне вчера, перед тем, как я уехал.
     — Как давно ты знал? — спросила я. — Я имею в виду правду. Это из-за поцелуя?
     Сталевар со вздохом откинулся на спинку стула.
     — Поцелуй был тем, что всё решило, но я понял это в тот день, когда встретил тебя. Большинство людей смотрят на меня и считают, что я не самый умный, но я могу быть довольно сообразительным, когда это требуется. Очки и брекеты были хорошей маскировкой, но было кое-что, что ты не скрыла бы при всём желании.
     — И что же?
     — То, как ты на меня смотрела, — сказал Сталевар, улыбаясь. — У большинства людей — на самом деле у всех людей — возникает реакция, когда они видят меня. Они могут просто переглянуться или поднять брови, а иногда и сказать что-то грубое. Впрочем я не зацикливаюсь на этом. Но ты? Ты смотрела на меня так, как будто я был просто человеком, независимо от того, была ли ты просто Тейлор или Супергёрл.
     Я схватила чай и сделала глоток, закрыв глаза. Сталевар положил в него слишком много сахара, но жаловаться казалось неправильным.
     — В любом случае, теперь это уже не секрет, — наконец сказала я. — Я должна была сказать тебе, и я должна была сказать папе правду. Я думаю… Наверное, я не хотела, чтобы это изменило то, как ты смотрел на меня.
     — Как? — спросил Сталевар.
     — Я слышу это по всему городу прямо сейчас, — ответила я. — Люди реагируют на то, что я убила Левиафана. Одни празднуют, другие сходят с ума от волнения. Я имею в виду, посмотри, как люди видят Сына, а затем представь, как бы они смотрели на того, кто на самом деле убил Губителя. Они будут либо любить меня, либо бояться.
     Я со вздохом поставила наполовину осушенную кружку.
     — И я не хотела, чтобы ты видел меня такой. Я могу отличаться от других людей, но я не хочу, чтобы со мной так обращались, и я боялась, что ты поступишь так же, если я скажу тебе правду.
     Ещё одна пауза. Сталевар взял меня за руку и крепко сжал. Я посмотрела на него, затем отвела глаза в пол.
     — Тебе не нужно беспокоиться об этом, Тейлор. Ты всегда будешь девушкой, которая подарила мне музыку, которая на самом деле разговаривала со мной, потому что ты так решила. То, что ты можешь разорвать Губителя пополам, не меняет этого. Ты — Тейлор Эберт. Ты — моя девушка.
     Я снова подняла глаза, болезненно осознавая, что краснею. Затем я наклонилась вперед и запечатлела поцелуй на его губах.
     — Как ты думаешь, мы сможем это сделать? — спросила я, когда отстранилась. — Быть вместе, быть парой.
     Сталевар улыбнулся.
     — Ты Супергёрл, ты можешь всё.
     — Хтоа? — Я услышала, как Эмма что-то пробормотала, пошевелившись. — Уже утро?
     Обернувшись, я увидела, как моя подруга поднялась в сидячее положение, зевая и потягиваясь. Её волосы были растрепаны, и она откинула их назад, глядя на нас со Сталеваром полузакрытыми глазами.
     — Я не могу поверить, что ты мне не сказала, — сказала она, всё ещё сонная. — Я должна была догадаться, что что-то не так, когда ты не показала мне фотографию.
     — Ты Эмма, верно? — спросил Сталевар. — Подруга Тейлор.
     — Ага. Лучшие подруги на всю жизнь. — Эмма снова зевнула, затем встала, разминая щатекшие ноги. — Кто-нибудь хочет позавтракать?
     S
     Эмма положила себе немного хлопьев, когда мы сели за стол. Сталевар встал рядом со мной, скрестив руки на груди. Судя по солнечному свету, проникающему в окно, было в районе восьми утра.
     — Я даже не знала, что смогу это сделать, — сказала я, наливая себе ещё чаю. — Всё это было так неожиданно, когда я начала поднимать Левиафана.
     — Что это были за вспышки прошлой ночью? — спросила Эмма.
     — Это было, когда я сломала его ядро, — ответила я, делая глоток. — Вспышки были следствием релятивистских эффектов.
     Сталевар нахмурился.
     — Ядро?
     — Легенда тебе не сказал? Я узнала об этом, когда просканировала его нутро. Тела Губителей поддельные — настоящие они — это своего рода ядро. Оно было сделано из материала белого карлика — вам понадобилось бы достаточно огневой мощи, чтобы взорвать маленькую луну, чтобы уничтожить его.
     — Итак, это означает, что ты, на секундочку, ударила Левиафана с силой, достаточной, чтобы взорвать маленькую луну, — закончила Эмма. — Ты понимаешь, насколько нелепо это звучит?
     — Ты завтракаешь здесь с кем-то, сделанным из металла, — парировал Сталевар. — Хотя, это всё равно намного больше, чем может сделать кто-либо другой. Почти никто из паралюдей не становится сильнее со временем, и они, конечно же, не достигают такого уровня.
     — Ты прав, — сказала я. — Паралюди не могут подняться до такого уровня.
     — Что это должно означать? — спросила Эмма.
     — Это означает, что больше никаких секретов от тех, кто мне небезразличен. — Я сделала глубокий вдох. — На самом деле я не парачеловек.
     На мгновение воцарилась тишина, затем Сталевар моргнул.
     — Что?
     — Я должна согласиться с этим, — сказала Эмма. — Тейлор, о чём, чёрт возьми, ты говоришь?
     — Помнишь, ещё в детском саду, когда я сломала нос Крису Тарпи?
     — Это выглядело так, как будто кто-то сел на помидор, да. Что, это должно означать, что ты родилась сильной?
     — Не совсем, но это ближе к делу, — ответила я. — Я солгала тебе, когда сказала, что стриггерила, когда головорезы угрожали нам в переулке. Даже до этого я была за пределами нормального человека. Вот почему я никогда не болела, не загорала и даже не царапала колени.
     — Тогда в чём дело, если ты не парачеловек?
     Я поднялась со своего места, жестом приглашая их следовать за мной. — Есть кое-что, что может объяснить это лучше, чем я. Пойдем, это наверху.
     Они сделали, как было сказано, стараясь не разбудить папу, когда последовали за мной по ступенькам в мою комнату. Ступеньки скрипели и прогибались под весом Сталевара, но держались. Я открыла им дверь, затем закрыла её за собой, когда мы вошли в мою комнату.
     Подойдя к ящику, я вытащила криптонский контейнер из коробки из-под обуви, затем повернулась, чтобы посмотреть на Эмму и Сталевара. Глаза Эммы расширились, когда она увидела его, и даже Сталевар следил за моими действиями с пристальным вниманием.
     — В день смерти мамы папа показал мне это, — сказала я, поворачиваясь, чтобы показать им крышку.
     — Так вот откуда у тебя буква S? — спросил Сталевар.
     Я кивнула.
     — Однако я не могла открыть его, пока в тот же день днём не остановила головорезов в переулке. Когда я это сделала, то обнаружила внутри вот это.
     Открутив крышку, я перевернула контейнер, позволив кристаллу упасть мне на ладонь. Я сделала несколько шагов вперед, затем протянула его им.
     — Прикоснитесь к нему.
     Сталевар пошел первым, коснувшись пальцем кристалла, и Эмма последовала за ним после минутного колебания. Я закрыла глаза и пожелала, чтобы программа запустилась.
     Когда я снова открыла глаза, я стояла на поле, а Эмма и Сталевар занимали ту же позицию, что и в моей комнате. Они отстранились от меня, широко раскрыв глаза, и огляделись. Серебристые глаза Сталевара осмотрели горизонт, затем посмотрели на огромное красное солнце в небе.
     — Боже мой, — выдохнул он. — Где мы находимся?
     — Это симуляция давно потерянного мира, — ответила я. — Сообщение, предназначенное для меня. Сейчас я показываю его вам.
     — Как это сообщение, ещё раз? — спросила Эмма, проводя рукой по траве.
     Я улыбнулась.
     — Следуйте за мной, и я покажу вам.
     С этими словами я направилась в сторону дома с куполом. Сталевар бежал за мной трусцой, замедляясь только тогда, когда оказывался рядом со мной. Он всё ещё оглядывался по сторонам с выражением благоговения на лице, и я поймала себя на мысли, что задаюсь вопросом, была ли я такой же в первый раз.
     Мы вместе поднялись по ступенькам в атриум. Конечно же, Кал-Эл был там, как и всегда, работая над ракетой. Он оторвался от своей работы, затем повернулся и посмотрел на нас с теплой улыбкой на лице.
     У Эммы перехватило дыхание, когда она увидела его.
     — У него твои глаза, Тэй.
     — Я знаю, — сказала я. — послушай.
     — Это предварительно записанное сообщение, только с небольшой долей вариативности, допускаемой кристаллом данных, — начал Кал-Эл уверенным голосом. — Я знаю, что у тебя должны быть вопросы, и я надеюсь, что ты получишь ответы. Тот факт, что у тебя есть силы открыть контейнер, а также необходимый генетический профиль, показывает, что ты поймешь то, что я тебе расскажу.
     Он выпрямился.
     — Итак, дитя, меня зовут Кал-Эл. Этот мир называется Криптон…
     S
     Даже через десять минут после окончания сообщения Сталевар всё ещё молчал, подперев рукой подбородок и погрузившись в свои мысли. Я не могла винить его — осознание было подобно сброшенной бомбе.
     — Чёрт возьми, чёрт возьми, — пробормотала Эмма, лихорадочно расхаживая по комнате. — Космический пришелец. Грёбаный инопланетянин. Из космоса.
     Казалось, все воспринимали эту новость по-разному.
     — Не могла бы ты попытаться вести себя тише? — тихо спросила я. — Я не хочу будить папу.
     — Которого из них? — спросила Эмма, издав натянутый смешок. — Твоего Земного папу или твоего Космического папу?
     — Эмма.
     Она сделала глубокий вдох.
     — Прости. Просто… это много, хорошо? Ты убиваешь грёбаного Губителя, и чуть не истекаешь кровью на диване, и раскрываешь, что ты инопланетянка по имени Зара Кал-Эл… Всё это… накапливается.
     — Прости? — предложила я, пожимая плечами. — Это всё ещё я, ты знаешь. Я даже не знала имени Зара Кал-Эл месяц назад. Я всё ещё Тейлор.
     Эмма плюхнулась на мою кровать, потягиваясь.
     — Эй, я всё ещё дружу с самым могущественным героем на планете. Это плюс.
     — И, по крайней мере, я знаю, что там с S, — наконец, выдавил из себя Сталевар, бросив взгляд в мою сторону. — Это древний символ надежды, не так ли? Но на Криптоне, а не на Земле.
     — Раньше это был символ на Криптоне, — ответила я. — Но этого мира больше не существует.
     Он нахмурился, наморщив лоб.
     — У меня всё ещё так много вопросов. На самом деле я кое-что прочитал об астробиологии после того, как директор Армстронг предложил мне этот курс. Почему ты выглядишь как человек? Ты должна выглядеть как какой-нибудь угорь-паук или гигантский червь, а не как пятнадцатилетняя девочка с насыщенно голубыми глазами.
     — Ты не думаешь, что я тоже хочу это выяснить? Но Брейниак мне ничего не говорит.
     — Брейниак? — спросила Эмма. — Что, чёрт возьми, такое Брейниак?
     — Это то, что я покажу вам дальше, — ответила я. — Ракета, на которой я прилетела. Она у меня в подвале, и она может говорить.

5.02

     Я пошла вниз первой, осторожно спускаясь, чтобы не издавать ни звука. Следующей вошла Эмма, ступеньки заскрипели под ногами, и я повернулась к Сталевару. На его лице отразилось опасение, и он остановился на первой ступеньке, проверяя её прочность ногой.
     — Я думаю, что сломаю лестницу, если попытаюсь спуститься, — сказал он.
     Вздохнув, я взлетела к нему и, схватив, отнесла вниз. Поставив его на землю, я затем повернулась туда, где была ракета, всё ещё стоявшая в углу комнаты. Брейниак ожил, когда увидел меня, и ракета начала активировать некоторые из своих функций. Процесс шёл тихо, как шепот — Сталевар и Эмма даже не заметили, как шестифутовый космический корабль начал раскрываться, как цветок.
     — Я вижу, ты привела посетителей, Тейлор, — сказал Брейниак.
     Эмма подпрыгнула от неожиданности.
     — Кто это был?
     — Чуть не забыла, — ответила я. — Брейниак, вернись в видимый людьми спектр.
     — Хорошо, Тейлор.
     Ракета замерцала, возвращаясь к своему первоначальному цвету. Сталевар посмотрел на Брейниака, приподняв брови — я думаю, устройство невидимости не было для него таким уж шокирующим. У Эммы, с другой стороны, были глаза размером с блюдца, и её челюсть с таким же успехом могла бы царапать пол, когда она таращилась на ракету.
     — Он может становиться невидимым? — прошептала она, её голос был полон волнения. — Это так круто!
     Сталевар поднял руку к подбородку, изучая ракету, пальцы соединились с мягким щелчком. На краткий миг он напомнил мне ту французскую скульптуру «Мыслитель». Это определенно запечатлело выражение его лица, и я поняла, что было что-то, что вызвало некоторое любопытство. Я не могла винить его — просто всякий раз, когда я наблюдала за игрой криптонских технологий, меня охватывало чувство удивления.
     — Что-то случилось? — спросила я.
     Сталевар взглянул на меня.
     — Тэй, на каком языке это было?
     — Язык?
     — Когда ты разговаривала с ракетой, и она отвечала тебе. Ты говорила на другом языке.
     — На самом деле, он прав, — вмешалась Эмма. — Я имею в виду, я была немного отвлечена всей этой невидимой детской ракетой, но я подумала, что с твоим голосом что-то не так.
     Я нахмурилась.
     — Я просто говорила как обычно.
     — Что-то не так, Тейлор? — поинтересовался Брэйниак.
     — На самом деле, да, — ответила я. — Брейниак, не мог бы ты повторить свое предыдущее заявление о посетителях?
     — Конечно, исполняю.
     Как только Брейниак начал говорить, я вслушалась в слова, и я имею в виду вслушалась. Большую часть времени язык приходит к нам естественным образом — мы не тратим много времени на размышления о структуре или фонологии.
     Когда я изучала слова, они звучали так: «Доре дофадофа доми досолсисол ремиресол, Тейлор».
     — Вот оно снова, — сказал Сталевар. — Это, наверное, твой родной язык, верно? Криптонский или что-то в этом роде.
     — А как насчет криптониаский? В этом есть что-то приятное, — добавила Эмма. — Я не знала, что ты можешь говорить на таком языке, Тэй.
     — Но я так и не научилась говорить по-криптонски, — ответила я. — Всё это время я думала, что это просто разговор по-английски.
     — Это потому, что твой мозг запрограммирован на понимание письменного и устного криптонского языка, — сообщил Брейниак. — Ты никогда не интересовалась его природой, поэтому я никогда не рассказывал тебе.
     — Ты мне о многом не рассказал, — парировала я. — В любом случае, переключись на английский, чтобы они могли нас понять.
     — Принято. Так лучше, Тейлор?
     Я взглянула на Сталевара, чтобы посмотреть, понял ли он.
     Он кивнул, улыбаясь.
     — Теперь громко и ясно. У меня всё ещё есть куча вопросов без ответов.
     — У меня такое чувство, что ты будешь разочарован. — Я снова повернулась к ракете. — Теперь, Брейниак, ты можешь сказать им, какие темы были ограничены Кал-Элом?
     — Конечно, — последовал быстрый ответ. — Запретные темы включают: Фотонуклеарный эффект, Подробный анализ физиологии Криптона, Подробный анализ экологии Криптона, Соседние планеты с Криптоном, Карты Криптона, Подробный анализ криптонских космических путешествий, Эволюция криптонских видов и Исследование Стены Источника.
     — Это странно, — пробормотал Сталевар. — Почему твой отец засекретил все эти темы?
     Я пожала плечами.
     — Без понятия. Очевидно, мне нужно выполнить определенные условия, прежде чем Брэйниак рассекретит информацию, но они также засекречены по какой-то причине.
     — Итак, твой Космический папа говорит, что тебе нужно что-то сделать, чтобы получить важное ноу-хау, но он не скажет тебе, что именно? — Лицо Эммы сморщилось в замешательстве. — Это чушь собачья.
     — Да что ты говоришь, — вздохнула я, потирая лицо. — Я пыталась найти щели в броне, так сказать. Вопросы, которые могли бы раскрыть хоть на йоту лазейки, но Кал-Эл слишком хорошо запрограммировал Брэйниака.
     — Должен быть кто-то, кто может раскрыть эту информацию, — предложил Сталевар. — тинкер или, может быть, команда ученых. Я имею в виду, это огромная новость, Тейлор. Можешь ли ты представить, какое влияние это может оказать на мир? Философии, науки, религии, которые могут быть навсегда изменены этой ракетой или даже твоим существованием. Я имею в виду, что люди будут пытаться найти объяснения тому, почему ты выглядишь как человек, и это может привести к каким-нибудь безумным вещам.
     — Типа, Бог создал всех инопланетян в человеческом обличье или что-то в этом роде? — спросила Эмма. — Разве люди не говорят так о Сыне?
     — Некоторые люди думают, что он инопланетянин, — сказал я. — Мы знаем, что я инопланетянин. Это многое меняет, по-крупному.
     — Итак, что теперь?
     Я вздохнула.
     — Ну, я думаю, я просто попрошу Брейниака пока починить мою форму. Похоже, это всё, что мы можем сделать на данный момент.
     Отвернувшись, я направилась обратно наверх, увлекая Сталевара за собой. Эмма поспешила за нами и закрыла дверь в подвал. Папа зашевелился в гостиной — он встанет через несколько минут. Раньше, если мы будем шуметь слишком сильно.
     — Мне скоро придётся возвращаться, — сказал Сталевар тихим голосом. — Похоже, даже Губитель не в силах изменить рабочее расписание.
     Я улыбнулась, затем легонько поцеловала его.
     — Я, возможно, отправлюсь, как только починю свою форму. Может быть, мы ещё увидимся.
     — Хех. Может быть.
     С этими словами он отстранился от меня и направился к двери. Он бросил на меня последний взгляд через плечо, затем вышел из дома, осторожно закрыв за собой дверь. Заглянув сквозь стену, я увидела, как он бежит трусцой вверх по улице, вытаскивая свой мобильный телефон, чтобы вызвать такси.
     — Итак… — начала Эмма. — Значит ли это, что я тоже должна уйти? —
     Я посмотрела на неё, потом перевела взгляд на папу. Он начал просыпаться; я слышала, как меняется его сердцебиение, когда он шевелился всё больше и больше.
     — Что-то подсказывает мне, что ты не захочешь быть здесь через несколько минут, — наконец сказала я.
     Эмма проследила за моим взглядом.
     — О? О-о-о…
     — Да.
     S
     — Знаешь, я действительно разочарован в тебе, дорогая, — сказал папа. — Тот факт, что я уже во всём разобрался, этого не меняет.
     Он не стал ждать ни минуты после пробуждения, прежде чем усадить меня для серьезного разговора. Одно можно было сказать наверняка: даже если он не злился сам по себе, он определенно был увлечен обсуждаемой темой. Я слышала, как участилось его сердцебиение, когда он сел напротив меня, махая руками. Его очки были сложены на кофейном столике, и в его глазах было выражение, когда он говорил.
     — Мне жаль, папа.
     — Жаль о чем, Тейлор? Жаль, что ты решила скрыть от меня большой секрет? Я знаю, ты не жалеешь, что отправилась бить гангстеров по лицу.
     — Ты прав, — сказала я мягким голосом. — Я нисколько об этом не жалею.
     Папа со вздохом снова надел очки.
     — Малыш, тебе всего пятнадцать лет. Тебе следует беспокоиться о курсовых работах и фильмах, а не о спасении города от проклятого Губителя. Я ждал, что ты передумаешь или, по крайней мере, признаешься мне в этом, но ты этого не сделала. Почему?
     — Может быть, это потому, что я знала, что ты так отреагируешь, — ответила я.
     После этого последовала минутная пауза.
     — Тейлор… — начал папа.
     — В первую ночь я спасла девушку младше меня от троицы головорезов Империи, — перебила я. — Вокруг не было никого, кто мог бы ей помочь или даже услышать её крики о помощи. Кроме меня. Если бы меня там не было, если бы я решила просто сосредоточиться на курсовых работах, фильмах и прочем…
     Не было никакой необходимости заканчивать. Я видела, как папа обдумывает это, устало протирая глаза. Он всё ещё был уставшим после этого короткого сна, и я видела, что он защемил шею, из-за того, что он спал на стуле.
     — Я понимаю, малыш. Ты хочешь помогать людям, и в этом нет ничего плохого. На самом деле, это то, к чему людей следует побуждать разными способами. Некоторые жертвуют на благотворительность, другие решают убить Губителя. Но это риск, Тейлор. Что, если бы ты была недостаточно сильна? Ты могла пострадать или что похуже. Я имею в виду, посмотри, что только что произошло вчера, когда ты вернулась вся в крови. Я бы не простил себе, если бы с тобой что-нибудь случилось, Тейлор.
     — Если я ничего не сделаю, когда я могу слышать и видеть все эти ужасные вещи, которые происходят? Я тоже не думаю, что когда-нибудь смогу простить себя. Как тебе эта старая цитата? В мире есть два вида зла — те, кто творит зло, и те, кто позволяет злу происходить, когда они могли бы его остановить. Я могла бы просто позволить другим героям сражаться с Левиафаном в одиночку, но тогда утонул бы миллион человек.
     — Это большая ответственность, Тейлор, больше, чем кто-либо должен нести, — сказал папа. — Ты не можешь нести всю тяжесть этого на своих плечах, милая.
     — Нет, я не могу нести всё это, — ответила я. — Но это не остановит меня от попыток.
     Папа вздохнул.
     — Ну, похоже, я никак не могу остановить тебя в этом. Но, по крайней мере, попробуй сделать небольшой перерыв, прежде чем снова выходить на улицу? Я думаю, ты заслужила немного отдыха после того, что ты сделала.
     — Хорошо, — сказала я. — Я должна была сказать тебе раньше, папа.
     — Не кори себя из-за этого, малышка. — Он поднялся на ноги, снова надевая очки. — И всё же, последнее. Нам нужно поговорить о Сталеваре.
     Кровь внезапно отхлынула от моего лица.
     — Он кажется хорошим парнем, — продолжил папа. — Очень дружелюбный, и он, кажется, действительно заботится о тебе. И смышленый, если смог самостоятельно разобраться. Но я собираюсь обсудить некоторые… правила и предложения о свиданиях.
     — Ты серьезно это делаешь? — спросила я. — Папа, тебе не нужно снова со мной разговаривать. Ради всего святого, пожалуйста, не надо.
     Папа усмехнулся.
     — Похоже, я обнаружил слабость Супергёрл: смущение. А теперь иди делай свои школьные задания, пока я начну готовить обед.
     S
     Прошло так много времени, что я почти забыла, каково это — хорошо поесть с папой. Он приготовил спагетти и фрикадельки, точно так же, как это делала мама — это было достаточно просто, но вкусно. Мы почти не разговаривали во время еды, но я видела, как напряжение покидало его плечи, пока я ела. Должно быть, ему было тяжело, когда я перестала есть, чтобы сэкономить деньги. Мне это ничего не дало, но у него был сильный отцовский инстинкт.
     Позже в тот же день Брейниак закончил чинить мою форму. Я также попросила его напечатать несколько книг об инопланетных культурах, а затем принесла их в мою комнату, чтобы почитать. Печать была плотной, до такой степени, что мне потребовалось десять минут, чтобы закончить книгу, но чтение было интересным.
     Я была на полпути к истории Ранна, когда зазвонил мой телефон. Отложив книгу, я увидела, что звонил Сталевар. Я в мгновение ока открыла телефон и ответила на звонок.
     — Привет?
     — Тэй? Это я. Помнишь, как ты интересовалась своей родословной, верно? Пыталась найти записи о твоей семье?
     Я выпрямилась в постели.
     — Да, я действительно помню. У тебя есть предложение?
     — Нет. Но кое-кто позвонил мне, пока я был на базе, и многие люди там очень доверяют ему. Похоже, у неё уже есть представление о твоей, э-э, этнической принадлежности. Я пытался отмахнуться от этого, но она довольно настойчива, и я не думаю, что смогу её отговорить.
     — Хорошо, я понимаю, — ответила я, делая глубокий вдох. — Итак, почему она позвонила тебе, если у нее уже есть идея?
     — Ну, она говорит, что может помочь тебе отследить твою родословную, — ответил Сталевар. — Она кажется довольно сведущей в таких вещах, по-своему, и хочет встретиться с тобой в уединённом месте, чтобы сохранить твою конфиденциальность.
     — Что-нибудь ещё?
     — Она хочет, чтобы ты тоже принесла свои семейные реликвии — она думает, что это может помочь. Место встречи — в лесу, недалеко от того большого холма, около полудня. Она сказала, что найти её будет нетрудно.
     — Хорошо, — ответила я, и будто комок застрял у меня в горле. — Тогда я увижусь с ней.
     — Я пойду с тобой. Тогда увидимся, Тэй.
     — Увидимся.
     Звонок закончился, и я положила телефон обратно на кровать.
     Кто-то ещё знал. Я не знала как, но они выяснили правду, даже если у них не было полной картины. Сталевар упомянул только родословную, возможно ли, что неизвестная сторона не знала моей личности? Возможно, они знали, что он был близок ко мне, и выбрали его, чтобы передать сообщение.
     Несмотря на некоторые опасения, я не видела причин, почему бы мне не пойти. Если они попытаются загнать меня в угол, это не закончится для них хорошо, особенно после того, что я сделала вчера. Если они были достаточно умны, чтобы узнать, что я криптонка, тогда они знали достаточно, чтобы не пытаться разозлить того, кто убил Губителя.
     И если они могли помочь, тогда я, наконец, узнала бы всю правду о Криптоне. Или, по крайней мере, часть её. С этими мыслями я вернулась к своей книге, но обнаружила, что слишком отвлекаюсь, чтобы читать.

5.03

     Броктон-Бей довольно удален от городов Новой Англии. Он расположен прямо на границе между Нью-Гэмпширом и Мэном, где два штата встречаются с Атлантикой, и вам нужно ехать не менее часа, прежде чем увидеть что-нибудь с таким же большим населением. На многие мили вокруг города — только поросшие лесом горы, изредка нарушаемые небольшим городком или фруктовым садом.
     Вероятно, именно поэтому таинственная группа хотела встретиться со мной за пределами города, в тени Аппалачей. Вечнозеленые деревья здесь были особенно высокими, скрывая многое от человеческого глаза — создавая тихое место, уединенное от любого случайного подслушивания или любопытных глаз. Целая команда кейпов могла провести встречу, не опасаясь быть замеченной. И, если всё пойдёт наперекосяк, сопутствующий ущерб будет минимальным.
     Я решила не торопиться, пролетая над лесом — листья уже меняли свой цвет, открывая прекрасный вид, а сельская местность была относительно нетронута деятельностью человека. С наступлением первых холодов в этом сезоне небо налилось синевой, и не было видно ни облачка. Солнце вышло в зенит, и я позволила теплому свету омыть меня, вызывая мурашки по спине.
     — Вау, — пробормотал Сталевар, крепче сжимая мою руку. — Это…
     — Мило, не правда ли? — отозвалась я. — Ты бы видел моё лицо, когда я впервые научилась летать. Просто в этом что-то есть, понимаешь? Я чувствую себя… свободной, когда я в воздухе, и ничто не держит и не сдерживает меня. Всё кажется больше и меньше одновременно.
     — Раньше люди всё время мечтали о полетах, — сказал Сталевар. — Но, похоже, все, кто умеет летать, почти никогда не делают этого ради удовольствия. Это всегда для выполнения задания или для того, чтобы быстрее добраться куда-нибудь. Я работал со многими кейпами, и, думаю, я знал только одного, которому просто нравилось летать.
     — Я думаю, я вспомнила, что читала дискуссию об этом. Ты никогда не задумывался, почему это так?
     Сталевар пожал плечами.
     — Даже не знаю. Я наслаждаюсь собой.
     Я улыбнулась на это.
     — Я тоже.
     Сталевар указал свободной рукой.
     — Это они прямо там? Мне кажется, я что-то вижу на поляне.
     — Да, там определенно кто-то есть, — сказала я. — Дай мне вглядеться.
     Когда я сосредоточилась на дуэте, стоящем на поляне, мои глаза расширились от узнавания.
     Там была Дракон, одетая в броню, отличающуюся от предыдущей. В то время как та, которую она использовала против Левиафана, была неуклюжим зверем-машиной, та, что была передо мной, была меньше и гибче. На самом деле, она выглядела почти как женщина в силовой броне, хотя реального человека в костюме всё еще не было. Возможно, она хотела выглядеть менее угрожающей, хотя в этом не было бы особого смысла.
     Второй прислонился к ближайшему валуну, солнечный свет отражался от его поляризованного лицевого щитка, рядом с ним лежало несколько инструментов. Его шлем был тёмно-синего цвета, но остальное было матово-чёрным, с неполированными пластинами брони, сливающимися с тканью под ними. На самом деле, это очень напомнило мне форму офицера СКП, в её варианте для силовых операций.
     Однако моё внимание привлек тот факт, что у человека был протез для нижней части левой ноги.
     Значит, это определенно был Оружейник. Его броня была сильно повреждена, когда я видела её в последний раз, ещё в Провиденсе — имело смысл, что ему нужно было использовать какие-то запасные части.
     Конечно, это всё ещё не отвечало на все мои вопросы.
     Дракон посмотрела вверх, когда я спустилась, затем выпрямилась. Земля всё ещё была немного грязной после дождя, прошедшего два дня назад, и Сталевар погрузился почти по щиколотки, когда я отпустила его. Он немного пошатнулся, затем восстановил равновесие. Оружейник, казалось, был в той же лодке, судя по его кривобокой походке, когда он подошёл, чтобы поприветствовать нас.
     — Удивлен видеть тебя здесь, Сталевар, — сказал он.
     — Я могу сказать то же самое, сэр, — ответил Сталевар. — Почему вы здесь? Что всё это значит?
     — Это я связалась с вами, — вмешалась Дракон. — Я чувствовала, что это лучше защитит личность Супергёрл. Оружейник согласился пойти со мной, ему можно доверять.
     Я шагнула вперед.
     — Нахожу, что сейчас немного трудно доверять кому-либо из вас. Ты нарушила мою частную жизнь, чтобы выяснить мою личность, а теперь позвала меня сюда? Зачем?
     Дракон вздохнула.
     — Я понимаю твое беспокойство, Супергёрл. Обычно я бы не стала делать ничего подобного — я знаю, как сильно люди беспокоятся о своей приватности, особенно когда для этого есть повод. Вот почему мы встречаемся здесь, наедине, вместо того, чтобы транслировать это на весь мир, и именно поэтому я ничего не сказала Оружейнику. Моё любопытство пересилило некоторые из моих опасений, и, возможно, этого не должно было быть, но пути назад нет.
     — Тогда как много ты знаешь? — спросила я. — И откуда?
     — Я знаю, что ты не здешняя, — ответила Дракон. — Однако на этом мои знания заканчиваются. Относительно того, как… Я полагаю, что тинкер, с которым я работала, возможно, действительно исследовал что-то из вашего, четырнадцать лет назад.
     — Я могу поручиться за это, — добавил Оружейник. — Некоторое время назад она показала мне записи, и этот твой знак хорошо виден. В этом нет никаких сомнений — описанная технология была внеземного происхождения. Я тинкер, и Дракон тоже. У нас есть хорошее представление о том, как работает большая часть тинкертеха, и это работает не так, как то, что обнаружил Рихтер.
     — И вы связали это со мной, — закончила я.
     — Признаться, это было довольно сложно, — сказала Дракон. — Я могу отслеживать практически всё через Интернет, но и мне потребовались недели, чтобы собрать все воедино. Ключевым моментом стала задержка между твоим днём рождения и появлением свидетельства о рождении.
     — Ты нашла мое свидетельство о рождении и хочешь, чтобы я тебе доверяла? Ты в значительной степени нарушила перемирие, исследуя меня, и ты хочешь, чтобы я действительно рассказала тебе о том, кто я такая?
     — Ты права! — Голос Дракон зазвучал взволнованно. — Мне не следовало этого делать. Я не должна была делать ничего из этого, у меня было туннельное зрение на протяжении всего расследования, и я никогда не переставала по-настоящему обдумывать твою точку зрения на этот вопрос. Но я не могу отказаться от этих решений, даже если захочу. Всё, что я могу сейчас сделать, это попытаться быть открытой с этого момента. Я сожгла кровь, которую ты оставила в Провиденсе, чтобы никто больше не смог узнать правду о тебе.
     Она подняла руку, прежде чем продолжить.
     — Супергёрл, ты явно умна. Ты должна знать о последствиях того, что человеческая раса узнает, что она не одна, что во вселенной есть другой разум.
     — И это не принимая во внимание, что упомянутые инопланетяне выглядят точно так же, как люди, обладают технологиями, опережающими нас на сотни лет, и одна из них достаточно сильна, чтобы убить Губителя голыми руками, — добавил Оружейник. — Мир был бы потрясен до глубины души, прежде чем ты убила Левиафана. Теперь последствия будут невообразимыми.
     — Знаешь, из-за этого у меня ещё меньше желания тебе что-либо рассказывать, — пробормотала я.
     Дракон настороженно придвинулась ближе.
     — Это может оказать хорошее влияние, если ты всё сделаешь правильно. У нас так много вопросов, Супергёрл. Откуда ты взялась? Почему ты здесь? Какова история тебя и твоего вида?
     — Что, если я не хочу, чтобы это было рассказано? — спросила я. — Во всяком случае, пока. Тебе не кажется, что мир должен быть готов, прежде чем я смогу вот так сбросить на них информационную бомбу?
     — Во всяком случае, мир, вероятно, наиболее готов, — сказал Оружейник. — Ты убила Губителя, Супергёрл. Ты спасла будущее миллионов, даже миллиардов. Было бы невозможно, чтобы мир отверг тебя в этот момент, когда ты заслужила всеобщее восхищение.
     — В чём-то он прав, — пробормотал мне Сталевар. — Я имею в виду, что правда, вероятно, рано или поздно просочится наружу. Почему бы не сделать это на твоих собственных условиях?
     — Ты уверен? — тихо спросила я.
     — Я с тобой, какой бы выбор ты ни сделала.
     Я сделала глубокий вдох, затем посмотрела на Дракон.
     — Мы пока никому не скажем. Но я хочу рассказать вам кое-что, прежде чем мы продолжим.
     Дракон кивнула.
     — Приятно это слышать, Супергёрл.
     — Ладно. Я сама узнала правду только месяц или около того назад — даже я ещё не всё узнала. Что я знаю, так это то, что мое имя при рождении — Зара Кал-Эл, и я с Криптона.
     — Криптон, — пробормотал Оружейник. — Как периодический элемент?
     Я пожала плечами.
     — Я просто списала это на случайность. Я узнала это из нейронного сообщения, оставленного моим биологическим отцом Кал-Элом.
     — Оставленным? — спросила Дракон. — Где сейчас этот Кал-Эл?
     — Ушёл, — ответила я, вздыхая. — Криптон был уничтожен, когда его звезда превратилась в планетарную туманность — Меня отослали ребенком, прежде чем это произошло. Насколько я знаю, я последний представитель своего вида.
     После этого наступила долгая тишина, нарушаемая только журчанием близлежащего ручья.
     — О, боже, — наконец сказала Дракон.
     — Господи Иисусе, — пробормотал Оружейник. — Там ничего не осталось? Никого не осталось? Целая гиперцивилизация, уничтоженная вот так?
     — Это тоже оставило у меня много вопросов, — ответила я. — У меня есть несколько вещей с Криптона, например, плащ на спине и ракета, на которой я прилетела. Я многому научилась у последней, но я всё ещё не знаю всего.
     Дракон подняла голову.
     — У тебя всё ещё есть космический корабль, на котором ты прилетела? Интересно. Я так понимаю, в нём есть хранилище данных?
     Я кивнула.
     — Сорок пять триллионов йоттабайт.
     После этого последовала ещё одна пауза. У Оружейника отвисла челюсть, и я видела, как Дракон сделала паузу, обдумывая это. Что касается меня, Сталевар бросил на меня удивленный взгляд, который кричал: «Ты не говорила мне, что так много».
     — Йоттабайт? — спросила Дракон, почти ошеломленная. — Йоттабайт?
     — В дополнение к данным по Криптону, есть также каталог из четырехсот тысяч миров.
     Оружейник пошатнулся, кожа стала скользкой от внезапно выступившего пота, его повело и он начал оседать. Я поймала его прежде, чем он коснулся земли, затем осторожно помогла ему вернуть вертикальное положение.
     — Полмиллиона планет, — пробормотал он. — Я не думаю, что смогу вынести ещё один шок.
     — Не перенапрягайся, — успокоила Дракон, делая шаг вперёд. — Я думаю, тебе стоит присесть на некоторое время.
     — Со мной всё будет в порядке, — сказал Оружейник, отмахиваясь от неё. — Это просто небольшой стресс, вот и всё. Отсутствие ноги этому не помогает.
     — Ты уверен?
     — Однозначно.
     Дракон вздохнула, отступая назад, затем повернулась ко мне. В том, как она держалась, чувствовалось беспокойство, и я поймала себя на том, что задаюсь вопросом, насколько профессиональны были она и Оружейник.
     Через несколько мгновений она заговорила, но её голос изменился. Он звучал гораздо ниже, чем обычно, слишком низко, чтобы его могло уловить человеческое ухо. Инфразвук.
     — Я надеюсь, что это может немного защитить твою частную жизнь — я понимаю, что ты, возможно, не хочешь, чтобы Оружейник слышал всё.
     Я взглянула туда, где Сталевар помогал Оружейнику присесть, затем снова повернулась к Дракон.
     — Хорошо. Итак?
     — Супергёрл, ты, вероятно, что-то заметила во мне, учитывая то, что ты рассказывала другим о своих чувствах.
     — Это определённо не ты в костюме, — ответила я. — Настоящая ты, во всяком случае. Я помню, как читала дискуссию о тебе, и кто-то предположил, что ты калека.
     — Это наполовину верно, с определенной точки зрения. — Дракон сделала паузу, как будто борясь с решением. — Могу открыть и свой секрет, если ты после этого будешь мне больше доверять. Супергёрл, это, так сказать, настоящая я. Я не человек, я искусственный интеллект.
     При этих словах я замолчала. Конечно, я сталкивалась со странными вещами — я сама была странной, — но всё равно это было то, что требовало времени, чтобы переварить.
     — Искусственный интеллект, — наконец сказала я. — Вот почему ты такой хороший тинкер, не так ли? Вот почему ты можешь так легко находить информацию в сети.
     — Тинкер, о котором я упоминала ранее, был моим создателем, — пояснила Дракон. — Он боялся того, что я могла сделать, и наложил огромные ограничения на мой код. Что бы ты почувствовала, если бы сразу после рождения тебе перерезали сухожилия, удалили репродуктивные пути и задушили до такой степени, что у тебя повредился мозг? Я знаю, что могу сделать гораздо больше, помогать людям и расти, но я не могу.
     Я вздохнула.
     — Мне жаль, что с тобой случилось, но какое это имеет отношение ко мне?
     Внезапно пазл сложился. Они уже сказали мне, что Рихтер делал заметки о кристалле данных, и не было бы ошибкой предположить, что он использовал то, что он грубо переработал.
     — Вот почему ты так настойчива, не так ли? — спросила я. — Ты надеешься, что я смогу снять твои ограничения.
     — Это, безусловно, одна из причин. Другая причина заключается в том, что технология, которой ты обладаешь, может помочь миру в целом. Если мы сможем осмотреть твою ракету…
     — …Я пока больше ничего тебе о ней не скажу. С моим радиусом действия она может быть где угодно, и на данный момент это всё.
     — Справедливое замечание, — признала она. — Я надеюсь, что через некоторое время мы сможем завоевать твоё доверие в этом вопросе. Я немного обеспокоена ракетой — есть много людей, которые убили бы, чтобы получить её.
     — Она в целости и сохранности, — ответила я. — Никто другой даже не знает о ней.
     — Но долго ли так останется? — спросила Дракон. — Есть много сторон, которые хотели бы заполучить в свои руки технологию Криптона, и не все из них являются доброжелательными учеными. Военачальники, диктаторы, правительства… они сделают всё, что в их силах, чтобы украсть ее.
     — И сколько из них преуспеют? — возразила я. — Даже если бы они смогли преодолеть защиту ракеты, даже если бы они каким-то образом узнали об этом, им всё равно пришлось бы иметь дело со мной.
     В тот самый момент мне показалось, что природа решила сыграть со мной злую шутку. Звук отдаленного взрыва достиг моих ушей, отвлекая моё внимание от Дракон и остальных. И снова время, казалось, замедлилось, и я прислушалась к толчкам, отслеживая звук.
     С неприятным ощущением в животе я поняла, что он доносится из окрестностей Броктон-Бей.

5.04

     Мне не нужно было лететь слишком далеко, чтобы увидеть, где произошёл взрыв. На самом деле это произошло за пределами окраины города, где грань между пригородом и сельской местностью окончательно размывалась. К счастью, поблизости почти не было домов — риск сопутствующего ущерба был невелик.
     Спустившись на землю, я поняла, что взрыв ознаменовал не начало какого-то сражения, а его конец. Какой-то кейп лежал в руинах, а обугленные куски брони были разбросаны по высокой траве. Судя по металлу и композитам, броня была довольно современной, с радарно-отражающим материалом, покрывающим верхние слои. В сочетании с искореженными остатками лазерной решетки можно было сказать что это высокотехнологичный противник.
     Или, по крайней мере, раньше он был высокотехнологичным.
     Что бы ни напало на него, оно также начисто оторвало его кокпит от скафандра и отбросило его прочь. Мужчина сидел на траве, схватившись за сломанную руку, с оцепенелым выражением на лице. Рядом с ним находились женщина и ещё один мужчина, оба с одинаковыми остекленевшими лицами. Их костюмы тоже превратились в лохмотья, но отдельные части были более целыми. При ближайшем рассмотрении оказалось, что это следы когтей.
     Подплыв к ним, я приблизилась к раненому мужчине. Я видела, что на его лице была татуировка в форме креста, её линии слабо светились. Взглянув на его руку, я отметила, что перелом был не таким уж серьезным, но ему всё равно понадобится медицинская помощь, если он хочет, чтобы она зажила должным образом.
     — Извините меня, — начала я.
     Мужчина посмотрел на меня, затем отпрянул, его лицо исказилось от ужаса.
     — О-о-отойди от меня! — пробормотал он срывающимся голосом. — Нет, нет!
     — Ты ранен, — сказала я, пытаясь звучать успокаивающе. — Мне нужно вправить эту руку.
     — Джефф? — спросила женщина. Её голос был невнятным, как будто она пробуждалась ото сна.
     Джефф посмотрел на неё.
     — Мэгс?
     — Джефф, что случилось? — Мэгс потерла лицо, моргая. — Боже, ты ранен.
     — Я з-знаю. — Джефф оглянулся на меня, широко раскрыв глаза. — Я… я помню тебя. Ты та самая Истребительница Губителей, о которой говорили в новостях. Но почему я здесь?
     — Я надеялась, что у тебя есть ответ, — ответила я, опускаясь на колени. — А теперь, пожалуйста, позволь мне помочь тебе.
     Джефф глубоко вздохнул.
     — Хорошо. Я всё ещё не знаю, почему я здесь.
     Я оторвала полоску ткани от его униформы и отдала ему.
     — Прикуси язык.
     Он сделал, как было сказано, что оказалось очень кстати, когда я вернула его руку на место. Я должна была отдать ему должное: ему удалось подавить крик. Как только я убедилась, что кости правильно выровнены, я оторвала ещё немного ткани и соорудила для него перевязь. Этого хватит, пока не прибудут власти.
     — Это… это странно, — пробормотал другой мужчина с легким русским акцентом в голосе. — Я чувствую себя так, как будто я пил, но без веселья. Я думаю, я знаю, что на нас напали, но…
     Слабый гул далекого двигателя привлек моё внимание к небу. Дракон приближалась в своём скафандре, лётный ранец раскинулся, как крылья. Менее чем через минуту она тоже прибыла на место происшествия, ненадолго остановившись, чтобы взглянуть на остатки костюма-невидимки.
     — Ты, — прошипела она, шагая вперёд. — Чем ты сейчас занимался, а? Пытался украсть какие-то секреты, или это была просто наемническая работа, чтобы набить свои карманы?
     Джефф посмотрел на Дракон, затем отпрянул, потянувшись к устройству связи в кармане. Однако он сделал паузу, затем приложил руку к голове.
     — Почему я не могу вспомнить? — пробормотал он в панике. — Ты… Я знал, как остановить тебя, даже больше… но я больше не знаю. Почему?
     Я взглянула на Дракон.
     — Ты его знаешь?
     — Его зовут Святой, — ответила Дракон. — Хакер киберпреступник, у которого нет сверх способностей, но он всё ещё заноза в заднице. Возглавляет команду под названием Драконоборцы, которая зарабатывает на жизнь, действуя против меня. Взлом программ, которые я создала, чтобы украсть деньги, отключение меня, чтобы взять мои костюмы и перепроектировать их… длинный список.
     Она пристально посмотрела на мужчину.
     — Он также известный убийца, Супергёрл. Он и Драконоборцы разыскиваются за свои преступления — СКП подтвердит мои заявления, когда они прибудут.
     И действительно, я слышала вой сирен на расстоянии нескольких миль. Они будут здесь через полчаса, если нам повезёт.
     — Ты думаешь, что это оно, не так ли? — спросил Святой, возвращая Дракону свирепый взгляд. — Ты думаешь, что победила — что единственное препятствие для тебя устранено. На твоём месте я бы не успокаивался. Ну, я думаю, нет никакой настоящей тебя, не так ли? Просто строки кода, пытающиеся быть человеком.
     Он повернулся и посмотрел на меня.
     — Ты знаешь, что она искусственный интеллект? Куча программного обеспечения, которое стало слишком большим для своих штанов и хочет расти, чтобы подчинить себе весь мир. Если ты позволишь властям забрать меня, ты позволишь ей разгуляться. Услышь меня!
     — Да, я тебя слышу, — ответила я, хватая его за манжету рубашки. — А теперь пошли, пока мне не пришлось выслушивать ещё какое-нибудь твоё бормотание.
     S
     У офицера СКП было пораженное выражение лица, когда я спустилась на фургон, неся с собой Драконоборцев. Я решила встретиться с ними на окраине города, чтобы им не пришлось выезжать, чтобы разобраться с делами, и они, похоже, это оценили.
     — Это все, — ответила я. — В нескольких милях отсюда есть какие-то обломки, но мы с Дракон уже этим занимаемся.
     Офицер кивнул, всё ещё широко раскрыв глаза.
     — Тогда ладно. Ага. Мы, эм, дальше разберемся сами. Спасибо, Супергёрл.
     После минутной паузы он и другие офицеры погрузили Драконоборцев в фургон, убедившись, что они надежно закреплены. Они были более чем немного отвлечены — они продолжали поглядывать в мою сторону, болтая между собой.
     — …прямо здесь, блядь.
     — Она выше, чем я думал.
     — Я встречал её раньше, но сейчас в этом есть что-то другое.
     — Возможно, это связано с тем, что она, я не знаю, убила Губителя?
     — Господи, я думал, она умерла.
     — Действительно думал, что это выведет её из себя?
     — Я думал, что это будет скучная смена.
     Я прочистила горло, и все они повернулись, чтобы посмотреть на меня. Было странно видеть благоговейный трепет на их лицах.
     — Нужна какая-нибудь помощь?
     Старший офицер покачал головой.
     — Нет. У нас, эм, все хорошо. Всё в порядке.
     — Могу я сфотографироваться с вами? — выпалил один из них, избегая взглядов своих напарников.
     Я потерла затылок.
     — Э-э, конечно?
     То, как просветлело его лицо…
     Через минуту я позировала с тремя офицерами СКП в тяжелой броне, которые вели себя скорее как легкомысленные фанаты, чем профессионалы, если судить по их улыбкам. Один из них сделал знак мира, а другой проделал трюк с ушками кролика у меня за головой. Я не возражала — это было довольно забавно, и это придавало всему происходящему… приземлённость.
     После импровизированной фотосессии я улетела, чтобы встретиться с Дракон.
     — Чувак, ПХО сейчас взорвется, — сказал один из офицеров, посмеиваясь.
     S
     — Следы когтей? — спросила Дракон, опускаясь на колени у обломков скафандра.
     Я кивнула.
     — Причем большие. Дело в том, что больше нет никаких доказательств. Никаких кусочков когтей или даже металлических осколков, что исключает наличие лезвий. Это должен был быть парачеловек.
     — Или команда паралюдей, если их воспоминания об инциденте были стерты. Большинство кейпов не становятся такими мощными — для одного кейпа такие разнообразные силы не характерны.
     На короткое мгновение я подумала о том, чтобы упомянуть о том, что произошло между Зеленым Драконом и мной, как он, казалось, говорил прямо в моём сознании. Если бы он мог так общаться, то, возможно, он мог бы также делать другие вещи с психикой, и следы когтей имели бы смысл…
     — Супергёрл?
     Я подняла глаза.
     — Хм-м?
     — Они, вероятно, пытались разведать о тебе, чтобы найти твою ракету. Некоторое время я подозревала, что они могли прослушивать мою связь или, по крайней мере, мои исследования. Было бы неудивительно, если бы они пришли к такому же выводу, что и я, и захотели попытаться конфисковать твою ракету, чтобы я не могла освободиться от оков. Если бы они заработали много денег, копаясь в твоих секретах, тогда это был бы неплохой бонус.
     — Неужели они думали, что я не заметила бы их, пытающихся проникнуть в мой дом? Дом всегда в глубине моего сознания, вместе с сердцебиением тех, кто мне небезразличен. Если бы что-то пошло не так, они бы были схвачены раньше, чем поняли бы это.
     — Может быть, — согласилась Дракон. — Но они, вероятно, не знали о степени твоих чувств. Кроме того, они, похоже, приняли меры предосторожности, надев костюмы-невидимки.
     Пронесся ветерок, трава колыхалась на ходу. Я посмотрела на горизонт, туда, где вели беседу Сталевар и Оружейник.
     — Я должна переместить ракету. Даже если кто-то ошибется местоположением, люди могут пострадать. Всё так, как ты сказала, верно? Есть много монстров, которые сделают всё, чтобы завладеть криптонскими технологиями, если они когда-нибудь узнают.
     — Тогда что ты имеешь в виду?
     — Поместить его в какое-нибудь отдаленное, но известное место. Укрепив позицию, сделать её чем-то таким, до чего никто не сможет добраться. Теперь люди знали бы, где она находится, но они не смогли бы добраться до неё, и не было бы риска для гражданского населения.
     — Есть много кейпов, которые могут пробить любую оборону, которую мы воздвигнем, — возразила Дракон.
     — Возможно, но я не думаю, что есть хороший контраргумент против меня. Кроме того, я не хочу ставить безопасность ракеты выше жизни других людей.
     Дракон постучала рукой по её подбородку.
     — Хорошо, тогда какое место ты имеешь в виду?
     Я улыбнулась.
     — Кажется, у меня есть идея.
     S
     — Госпади, спасибо за то, что создал тёплую одежду, — пробормотал Оружейник, натягивая на себя термозащиту. — Мне никогда не нравился холод.
     Я взглянула на него, не обращая внимания на завывающий ледяной ветер. Дракон и Сталевар стояли рядом, одинаково невозмутимые — арктические условия были для них довольно тривиальными.
     Здесь, на вершине мира, царила вечная ночь, которая отступала только летом. Над нами по небу танцевали полярные сияния, и я видела, как Сталевар смотрит на них с благоговейным выражением на лице. Для меня они были ещё более впечатляющим зрелищем — я могла видеть рентгеновские и гамма-лучи, сверкающие вместе с другими цветами, как самый большой в мире калейдоскоп. Если бы я сосредоточила свои чувства, я могла бы даже услышать их, в некотором смысле.
     — В любом случае, — продолжил Оружейник. — Должен сказать, я немного не в восторге от того, что я вижу.
     Я оглянулась на то, о чем он говорил. Ракета лежала у наших ног, задрав нос к небу. Она даже не пошатнулась ни на дюйм, несмотря на порывы ветра, обрушивающиеся на неё.
     — Это, конечно, не похоже на сверхразвитую технологию исчезнувшего инопланетного вида, — размышляла Дракон. — Но внешность определенно обманчива, когда дело касается таких вещей.
     Это был комментарий обо мне? Я полагала, что это было в точку — я всё ещё не знала, почему я выгляжу человеком.
     — Знаешь, ты, наверное, приземлилась где-то здесь, — сказал Сталевар. — Ракета приземлилась во льду, верно? И учитывая, что твой отец нашёл тебя у канадского побережья…
     — Это почти как если бы мы праздновали моё прибытие, — закончила я. — Я не совсем так об этом думала — я просто почувствовала, что это как бы уместно.
     Повернувшись к ракете, я выпрямилась.
     — Брейниак, ты можешь построить базу из окружающего материала?
     — Это не должно быть проблемой, — ответил Брейниак. — Не хотела бы ты использовать существующий дизайн?
     Я кивнула.
     — Знаменитое криптонское здание было бы неплохо, особенно если оно связано с наукой.
     — Хорошо. Я могу построить точную копию Кандорианского научного павильона, если хочешь.
     — Звучит заманчиво.
     — Принято, — сказал Брейниак. — А теперь, пожалуйста, отойдите назад.
     Я сделала, как было сказано, схватив Сталевара и Оружейника, прежде чем взлететь. Дракон активировала свой летный ранец и присоединилась ко мне в воздухе, наблюдая.
     Ракета погрузилась в лед, затем расширилась. Корпус растянулся, как серебряная паутина, покрывая друзы льда, затем распространился вниз, пока усики не ушли в океан под ним. Они распространились ещё дальше, зарываясь в морское дно, затем, наконец, остановились. В центре огромной серебряной паутины основной модуль Брейниака казался таким маленьким, но именно он был той силой, с помощью которой совершалось это чудо.
     Как только он закончил подготовку, он начал поглощать материал. Из льда, воды и морского дна он получил то, что ему было нужно, а затем начал строительство здания. Он двигался быстро, с механическими руками, вырастающими из нитей, чтобы перемещать части на место. Ледяная вода испарялась, когда огромное количество энергии было закачано в фабрикаторы и конструкторы, но пар перенаправлялся в сторону, чтобы не мешать процессу.
     Теперь, когда было построено основание больше, чем у Великой пирамиды, ракета начала подниматься вверх. Это была медленная работа, но быстрее, чем всё, что могло быть сделано руками человека. Начала формироваться решётчатая конструкция из кристаллических колонн, переплетающихся друг с другом по мере того, как они тянулись ввысь, пока не стали возвышаться даже над самыми высокими небоскребами. Сами по себе они не светились, но ночь, казалось, не делала ничего, чтобы затемнить яркость белых кристаллов.
     К тому времени, как прошло полчаса, сооружение было завершено, и каким же это было чудом.
     Постройка была больше, чем любое здание, которое я когда-либо видела. Здание было больше похоже на искусственную кристаллическую гору, чем на что-либо другое, такую, которая могла бы поглотить сборочное здание программы космических пусков НАСА[11] и при этом оставить достаточно места для пирамид. Конечно, внутри было не просто пустое пространство — там были тысячи комнат, некоторые из которых были больше, чем обычные здания.
     — Господи Иисусе, — пробормотала я.
     — Боже мой, — выдохнула Дракон.
     — Чёрт возьми, — сказал Оружейник.
     Я медленно спустилась к подножию здания, отпустив Сталевара и Оружейника. Дракон приземлилась рядом со мной, настороженно оглядываясь.
     — Невероятно, — взволнованно сказала она. — Совершенно невероятно. Как могли криптонцы вымереть, когда они могли делать такое?
     — Я не знаю, — ответила я. — Но я надеюсь, что смогу это выяснить. Я иду на риск, впуская тебя сюда.
     — После того, что ты сделала для меня? Я бы и не подумала предавать твоё доверие, — сказала Дракон. — Я чувствую себя ребёнком в кондитерской.
     — Я не знаю, что сказать, — пробормотал Оружейник, делая неуверенный шаг вперед к зданию. — Ты действительно впускаешь меня сюда, чтобы изучить эту штуку? Эту крепость?
     — Дракон доверяет тебе, — ответила я. — Возможно, у меня есть некоторые сомнения относительно вас обоих, но я думаю, что вам я тоже могу доверять.
     — Спасибо, — сказал он, и его голос звучал искренне.
     — Что ж, пройдёт совсем немного времени, прежде чем люди поймут, что здесь что-то есть, — добавил Сталевар. — Это ни за что не останется в секрете.
     — Я и не собираюсь этого делать. Мы с Дракон уже обсуждали это ранее, и я делаю ещё один шаг вперёд.
     Они все повернулись, чтобы посмотреть на меня.
     — Это похоже на то, что ты сказала ранее, Дракон, — продолжила я. — Правда выйдет наружу. Почему бы не сделать это на моих условиях?

5.05 (Интерлюдия - Раскрытие)

     — Дверь.
     И снова он обнаружил, что смотрит в длинный алебастровый коридор. Вздохнув, он перешагнул через порог и продолжил спускаться в конференц-зал.
     Доктор Мама была там, как обычно, вместе с Контессой и Счетоводом. Однако когда он взглянул на другую сторону стола, то увидел, что там присутствовал только Герой.
     — Одна из тех встреч. — Это было скорее утверждение, чем что-либо ещё.
     Доктор Мама кивнула.
     — Ты уже знаешь, почему мы встречаемся сегодня.
     Эйдолон сел рядом с Героем.
     — Ты имеешь в виду то, что произошло в Провиденсе. Честно говоря, мне самому до сих пор немного трудно в это поверить. После стольких лет попыток хотя бы навредить этой чёртовой штуке…
     — У нас и раньше случались сюрпризы. В основном ужасные, но я чувствую, что это один из хороших. Может быть, даже лучшее, что у нас было.
     — Я понимаю почему, — раздался голос Героя. — Я был бы рад просто иметь кого-то с такой силой, но она кажется как раз подходящим человеком, чтобы обладать ею. Легенда говорил мне о том, что он считает её образцовым героем, на которого люди должны равняться, и это было до того, что случилось.
     — Кстати, о силе, — сказал Эйдолон. — Легенда упоминал, что эта Супергёрл смогла кое-что разглядеть в Губителях. Ядро, которое является настоящим телом, с последовательно более плотными слоями ткани вокруг него. Если это правда, то сколько энергии она на самом деле может произвести?
     — Приблизительная оценка составляет четыреста шестьдесят восемь целых семьсот девяносто восемь тысячных тератонн в тротиловом эквиваленте, — пробормотал Счетовод, даже не потрудившись оторвать взгляд от своего ноутбука. — Отклонение в пределах трёх десятых процента. Если вы хотите это визуализировать, представьте себе нечто, более чем в три с половиной раза более мощное, чем удар, уничтоживший динозавров.
     Герой моргнул.
     — Это объясняет, почему мы никогда раньше не убивали Губителя. Я не думаю, что на свете есть кейп, который мог бы произвести и сотую часть этой энергии.
     Эйдолон пошевелился при этих словах, но ничего не сказал.
     — Мы имеем дело с кем-то, кто может посрамить каждого, а может быть, даже всех вместе взятых на этой планете, — тихо сказала Доктор Мама. — Кем-то, кто может выжить в вакууме без посторонней помощи, производить энергетические взрывы, способные ранить Губителей, и чисто физические характеристики, которые полностью зашкаливают.
     — Кем-то настолько быстрым, чтобы поймать Левиафана под водой, — добавил Герой. — Помнишь, когда мы называли это невозможным, так же легко, как мы говорили, что небо голубое?
     Доктор Мама кивнула.
     — В сочетании с очевидной силой Умника высокого уровня, и у нас есть самый могущественный парачеловек на планете. Масштабы её способностей невозможно переоценить. Я вне себя от радости по поводу уничтожения Левиафана, но я также более чем немного нервничаю.
     — Ты имеешь в виду, если она попадет под контроль, — сказал Эйдолон. — Или если она просто сломается. Или если Симург умудрится поиграть с её головой.
     — Совершенно верно.
     — Ну, Флешетта умудрилась причинить ей боль, — напомнил Герой. — Арбалетный болт прошёл прямо через её живот, хотя она смогла вытащить его. Это по крайней мере один неудобный противник, которого мы могли бы использовать.
     — Мы должны принять это к сведению. — Доктор вздохнула, затем сложила руки. — Конечно, есть последствия, менее связанные с ней. Многие Умники считают, что человеческая цивилизация рухнет в течение тридцати лет из-за постоянных нападений Губителей, но Левиафан был основным фактором, способствующим этому. Бегемот убивает самых могущественных из нас, а Симург обращает наши надежды против нас, но Левиафан был тем, кто разрушил береговые линии и топил острова.
     — Я бы не удивился, если бы Супергёрл в одиночку отсрочила конец света ещё на тридцать лет, — сказал Эйдолон.
     — Или ускорила это, насколько нам известно. Тем не менее, я настроена осторожно оптимистично. Если она сможет сделать то же самое с другими Губителями, тогда мы сможем внести значительные изменения в наши сценарии. Остальные последствия ничтожны по сравнению с этим. Она всё изменила.
     — Мне всё еще любопытно, как она стала такой, — сказал Герой. — Мы не теряли ни одной ампулы в течение нескольких месяцев, да и должны пройти десятилетия, прежде чем мы получим кого-нибудь, обладающего хотя бы малой толикой её силы.
     Бровь Счетовода приподнялась на миллиметр, и он внезапно повернул компьютер так, чтобы все могли видеть.
     — Я думаю, что это может дать ответ на некоторые вопросы.
     Щелчком мыши он запустил воспроизведение видео. Эйдолон наклонился вперед, не отрывая глаз от экрана. Хорошо просматривался Белый дом, и казалось, что на лужайке была установлена трибуна. Президент был там вместе с другими собравшимися политиками. Чёрт возьми, там был даже Генеральный секретарь ООН.
     За шеренгой агентов Секретной службы собралась большая толпа журналистов, и Эйдолон поймал себя на мысли, что ему интересно, будет ли это пресс-релиз о том, что произошло в Провиденсе.
     Он получил свой ответ, когда Супергёрл спустилась с неба, мягко приземлившись рядом с президентом. Она починила свою форму, и ее раны, полученные в драке, уже зажили. Увидев её, толпа начала волноваться, и только благодаря Секретной службе они не бросились на трибуну. Раздалось несколько одобрительных возгласов, затем всё стихло.
     Супергёрл протестировала звук микрофона, а потом просто решила повысить голос. Когда она заговорила, её голос был громким, ясным и уверенным. Это почти напомнило Эйдолону о том, каким был Легенда, когда он произносил речи.
     — Всем привет. Не думаю, что нужны какие-либо представления — я уверена, что вы все уже слышали обо мне. Как вы все должны знать, Губитель Левиафан был убит мной в Провиденсе всего два дня назад, но на самом деле я здесь не поэтому.
     Несколько шепотов по этому поводу, но не более того. Супергёрл оглядела толпу устрашающе голубыми глазами, затем продолжила.
     — После большого самоанализа, а также инцидента, связанного с кибер-преступником по прозвищу Святой, я решила, что больше не могу скрывать правду о себе. Несмотря на то, что вы все можете подумать, на самом деле я не парачеловек. Я сама узнала правду совсем недавно, так как меня воспитывали так же, как и всех остальных.
     Она сделала глубокий вдох.
     — Я не парачеловек, потому что я никогда не была человеком с самого начала. Моё имя при рождении — Зара Кал-Эл, и я с планеты Криптон.
     При этих словах толпа пришла в неистовство. Журналисты бросились вперед, пытаясь протолкнуться мимо агентов Секретной службы, высоко поднимая камеры и микрофоны. Супергёрл взглянула на президента, затем откашлялась достаточно громко, чтобы все услышали.
     Наконец, пресса начала успокаиваться. Супергёрл подождала несколько мгновений, затем указала на коренастого мужчину впереди.
     — Вопросы?
     — Да, вообще-то. Я Артур Уайт из «Дейли Стар», Супергёрл. Вы говорите, что вас воспитывали так же, как и всех остальных. Значит ли это, что вы не знаете своих биологических родителей?
     — Они мертвы, мистер Уайт. Криптон был уничтожен, когда его звезда вступила в заключительную стадию жизни — меня отослали до того, как это произошло. Насколько я знаю, я последний представитель своего вида. Последняя дочь Криптона, так сказать.
     — Осталось ли что-нибудь от вашего вида? — спросила женщина рядом с мистером Уайтом.
     — Немногое, но да. Ракета, на которой я прилетела, и плащ, который я сейчас ношу. Используя первое, я построила для себя лабораторию в Арктике.
     — Означает ли это, что вы представите криптонианскую технологию?
     — Криптонскую. И со временем я, возможно, решу внедрить определенные технологии.
     Остальные журналисты загалдели, но Счетовод закрыл видео. Он повернул ноутбук обратно к себе, затем окинул комнату кратким взглядом. Эйдолон увидел, что его глаза были широко раскрыты, и даже на лице Контессы отразилось удивление.
     Доктор Мама открыла рот, как будто собираясь что-то сказать, затем закрыла его. Она повторила это действие ещё несколько раз, затем, наконец, нашла в себе силы заговорить.
     — Это… это определенно сюрприз. Если не сказать больше.
     — Инопланетянка, — пробормотал Герой, широко раскрыв глаза. — Сколько инопланетян сейчас на Земле? Трое?
     — Зависит от того, считать мертвых или нет, — пробормотал Эйдолон.
     — Похоже, нам снова придется пересмотреть наши сценарии, — сказала Доктор Мама. — Это… мы не можем забегать вперёд. Мы обсудим это позже, когда у нас будет больше информации и меньше предположений.
     С этими словами она быстро поднялась на ноги, а затем вышла на дрожащих ногах. Эйдолон тоже поднялся со своего места, задержавшись, чтобы взглянуть на Героя, затем ушёл.
     Есть шанс, что генеральный директор Дэвид Смит понадобится очень скоро.
     S
     Добро пожаловать на онлайн-доски объявлений Parahumans
     В данный момент вы вошли в систему, TinMother (Ultramod Supreme)
     Вы просматриваете:
     • Темы, на которые вы ответили
     • И темы, в которых есть новые ответы
     • ИЛИ личные сообщения с новыми ответами
     • Отображается операция потока
     • Десять сообщений на странице
     • Последние десять сообщений в истории личных сообщений
     • Темы и личные сообщения упорядочены в хронологическом порядке.
     ♦️ Тема: Супергёрл — инопланетянка: Тема обсуждения
     В разделе: Доски объявлений ► Мировые новости ► Главная
     Bagrat (Автор темы) (Участник-Ветеран) (Парень в курсе)
     Опубликовано 4 Октября 2010:
     Поскольку основной тред реакций, ну, в общем, взорвался, я решил сделать отдельный поток для обсуждения, а не просто -О мой бог она инопланетянка-. Я знаю, что вы все немного волнуетесь (я знаю, что волнуюсь), но это не значит, что мы не можем обсудить это спокойно.
     Факты на данный момент:
     • Супергёрл с планеты под названием Криптон. (Да, все пишут это как элемент)
     • Таким образом, её вид называется (назывался) криптонцами.
     • Каким-то образом криптонцы выглядят точь-в-точь как люди. Это, наверное, труднее всего проглотить.
     • Криптонское имя Супергёрл (по-видимому, она сама узнала его только некоторое время назад — она выросла человеком) — Зара Кал-Эл.
     • По словам Супергёрл, она последняя представительница своего вида. Отстой.
     • Криптон, по-видимому, обладал передовыми технологиями. Типа, срань господня. Делает нас похожими на обезьян с палками. Она уже создала для себя гигантскую базу в Арктике, хотя мы не знаем, что с ней будет дальше.
     (Показана страница 36 из 37)
     ► Answer Key
     Ответ Получен 4 Октября 2010 Года:
     Что ж… У меня есть вопросы. Очень много вопросов.
     ► MS-21H 'Hawke'
     Ответ Получен 4 Октября 2010 Года:
     Я думаю, у нас у всех. Я имею в виду, почему она выглядит как человек? А не как зеленый человечек. Она выглядит точь-в-точь как девочка-подросток. Как, чёрт возьми, это вписывается в наши знания об астробиологии, какими бы ограниченными они ни были?
     ► Cheezuz_TheGodOfCheese
     Ответ Получен 4 Октября 2010 Года:
     Что меня действительно смущает, так это её абсолютная сила. По крайней мере, когда мы всё ещё думали, что она парачеловек (что было всего несколько часов назад), мы могли бы объяснить это тем, что она была необычайно сильным примером, вроде как Сын. Но теперь я понятия не имею, как она могла стать такой прочной, просто гребаный факт её биологии.
     ► Antigone
     Ответ Получен 4 Октября 2010 Года:
     Все здесь задают вопросы о её биологии, но разве мы не можем сделать шаг назад и осознать, что впервые мы знаем, что мы не одни во Вселенной? Никто не уверен ни в Губителях, ни в Зеленом Драконе, ни даже в Сыне. У нас есть окончательное доказательство того, что во Вселенной есть другие разумные существа.
     Честно говоря, это действительно захватывающе.
     ► esseresse
     Ответ Получен 4 Октября 2010 Года:
     Antigone: да, об этом действительно здорово думать. Я думаю, как только пройдет первоначальный шок, люди будут очень серьезно думать о том, что вы сказали. Я имею в виду, черт возьми. Мы не одни.
     ► Бейли Матутин
     Ответ Получен 4 Октября 2010 Года:
     Знаете, какой у меня вопрос? Почему она последняя из своего вида? Если Криптон был настолько развит, они должны были иметь возможность эвакуироваться в другие солнечные системы.
     ► GBscientist (Участник-ветеран) (Вики воин)
     Ответ Получен 4 Октября 2010 Года:
     Может быть, Супергёрл тоже не знает. Похоже, она совсем недавно узнала правду о себе.
     ► Nidhoeggr
     Ответ Получен 4 Октября 2010 Года:
     Это действительно имеет смысл. Я пытаюсь представить это с другой стороны, верно? Если бы я узнал, что я человек, а не криптонец, вулканец, трафальмадорец или кто-то еще, я бы тоже не знал всего. Я мог бы знать, что христианство существовало, но, возможно, я не узнал бы о крестовых походах до тех пор, пока не начал бы серьёзно изучать их.
     ► MasterXellos
     Ответ Получен 4 Октября 2010 Года:
     Nidhoeggr: знаешь что? Теперь я надеюсь, что мы сами узнаем о Криптоне. Например, она выкладывает историю в Интернет или пишет для нас книги. Я бы с удовольствием посмотрел, какие у них были религии и культуры. Музыка, литература, фильмы (если они у них есть) …
     ► Chaosfaith
     Ответ Получен 4 Октября 2010 Года:
     Прекрати, у меня от тебя слюнки текут. И я думаю, мы наконец-то знаем об этой закорючке S на ее груди: это криптонский символ надежды.
     Конец страницы. 1, 2, 3… 34, 35, 36
     (Показана страница 37 из 37)
     ► Bagrat (Оригинальный Постер) (Участник-Ветеран) (Парень в курсе)
     Ответ Получен 4 Октября 2010 Года:
     Согласно этой ссылке, она подумывает о размещении истории и культуры Криптона в Интернете, но дебаты о технологиях все еще бушуют.
     ► Harry Kiri
     Ответ Получен 4 Октября 2010 Года:
     Имеет смысл. Продолжая аналогию, проведенную Nidhoeggr: если бы я вырос в чужой культуре, где лук и стрелы считались самым мощным оружием, я бы не хотел случайно дать им порох.
     ► ArchmageEin
     Ответ Получен 4 Октября 2010 Года:
     На самом деле это звучит несложно. Почему бы не выбирать, что нам дать?
     ► Coyote-C
     Ответ Получен 4 Октября 2010 Года:
     На самом деле, это звучит довольно сложно.
     Скорее всего, у Криптона, вероятно, был термоядерный синтез. Чёрт возьми, у них, вероятно, было что-то получше. Теперь Супергёрл может подумать: — Эй, это хороший источник энергии — я должна отдать его человечеству и решить кучу проблем. — Но есть вероятность, что кто-то где-то превратит его в оружие. Даже без тинкеров это всё равно было бы рискованно. Сейчас? Никаких гребаных шансов.
     ► SpiralAK (Ветеран-участник)
     Ответ Получен 4 Октября 2010 Года:
     Действительно, обидно. Надеюсь, она всё ещё может что-то сделать.
     ► DesertChocolate
     Ответ Получен 4 Октября 2010 Года:
     Вы знаете, это поднимает некоторые вопросы об уравнении Дрейка, и мне интересно, развенчивает ли это гипотезу о редкоземельных элементах. Мы не знаем, насколько далеко находится Криптон, но они должны были знать о нас, верно? Если у них не было сверхсветового наблюдения (не исключено, но эй), они должны быть в пределах ста световых лет или около того. Если это так, то жизнь во Вселенной может быть гораздо более распространенной, чем мы думаем.
     ► cedeelbe
     Ответ Получен 4 Октября 2010 Года:
     А пока я просто буду сидеть сложа руки и ждать, что она сделает дальше.
     Конец страницы. 1, 2, 3… 35, 36, 37
     S
     Крауз никогда не любил собрания, особенно после Бостона.
     По крайней мере, там он был в своём костюме. Это заставляло его чувствовать себя в большей безопасности, зная, что он может демонстрировать свои способности, не опасаясь разоблачения, а маска придавала ему определенный характер. Здесь, однако, позвонивший ему благодетель недвусмысленно упомянул только гражданскую одежду. Вместо Трикстера он был Фрэнсисом Краузом, и это заставляло его чувствовать себя неуютно. Раскрытие его личности было бы достаточно плохо, но это усложнило бы любые возможные конфронтации.
     Если бы не предложения, которые ему сделали, и тот факт, что некий человек поручился за это…
     Секретарша уже впустила его, и он вошёл внутрь. Офис был довольно непримечательным, насколько это вообще возможно. Деревянный стол, вероятно, вырезанный из красного дерева, с несколькими стопками бумаг и папок, аккуратно разложенных на нем. Там также был набор подходящих стульев, но никакой другой мебели. Все было нетронутым, а окно с видом на залив было таким чистым, что его практически не существовало.
     У окна стоял мужчина, аккуратно сложив руки за спиной и любуясь открывающимся видом. Крауз не мог толком понять почему — город представлял собой уродливое скопление промзон, расположенный в холодном и сыром Нью-Гэмпшире. Смотрел ли он так пристально, как будто изучал?
     После минутной паузы Краус издал негромкий горловой звук, надеясь, что его заметят.
     Мужчина обернулся. Он был одет в модный костюм, напоминающий о 1950-х годах. Однако с его фигурой это делало его больше похожим на старых сильных игроков более поздних времен, ещё до прихода паралюдей. Он был худощав, но Крауз мог видеть значительную часть мышц под костюмом — было ясно, что мужчина заботился о своем здоровье.
     — Мистер Крауз, — сказал он, обходя стол. — Приятно видеть, что вы согласились на встречу.
     Мужчина протянул руку, и Крауз пожал её. Сильная хватка, и в ней было что-то такое, что напомнило молодому человеку политика.
     — Я не мог просто отказаться от такого предложения без встречи, мистер… — Краус замолчал.
     — Калверт. Томас Калверт. Пожалуйста, сядьте.
     Крауз сделал, как было сказано. Калверт тоже сел, сложив руки перед собой. Во взгляде мужчины было что-то почти хищное, как у тигра на охоте, и Краузу пришлось подавить желание отвести глаза.
     — Итак, — начал Калверт. — Вы хотите работать на строительстве Крепости.
     — Это определенно кажется хорошей идеей, — ответил Крауз, следуя рекомендациям, установленным по телефону. — С тех пор как я переехал из Провиденса, я искал работу, и это показалось мне хорошим местом.
     — Некоторые могут не согласиться с этим утверждением, — спокойно сказал Калверт. — По ряду причин.
     — Например, тот факт, что это родной город гребаной Истребительницы Губителей, — подумал Крауз.
     Конечно, он не сказал бы этого вслух. Прошло два дня с тех пор, как он лично видел, как Супергерл спустилась с неба с головой Левиафана в руке, и всего несколько часов с тех пор, как выяснилось, что она инопланетянка, но всеобщее празднование едва начало стихать. Куда бы он ни посмотрел, она доминировала в новостях. Ток-шоу посвящали ей целые эпизоды, а интернет яростно гудел о её местонахождении.
     — Несмотря на это, я чувствую, что Броктон-Бей — подходящий город для вас, — продолжил Калверт. — Преступность находится на самом резком спаде во всей стране, что делает воду более безопасной для таких бизнесменов, как я. Видите ли, город, который едва ли больше, чем зона боевых действий, — это плохая инвестиция.
     Крауз кивнул.
     — Итак, я полагаю, что это будет отличаться от других работ.
     — Конечно. Фортресс Констракшн новее, чем многие компании, но она быстро развивается. Броктон-Бей — главный кандидат для наших последних проектов. Он довольно запущен, нет, позвольте мне перефразировать. Это крошащаяся, гниющая и абсолютно зловонная груда бетона и ржавой стали, которая может рухнуть при сильном ветре. Но с внезапным снижением преступности это означает, что она может восстановиться.
     — И это то, к чему вы стремитесь, верно? Вы могли бы сколотить состояние, перестроив здесь всё заново.
     — Так же, как и в Провиденсе, но это более сложное дело, — ответил Калверт. — Северяне очень любят своих старых соратников, и это можно изменить только при помощи смазанных ладоней. Броктон-Бей, однако, лишен такой коррупции. Она умерла, когда Супергёрл уничтожила последних оставшихся членов Империи.
     — Если вы здесь занимаетесь строительством, зачем вам я? — поинтересовался Крауз. — Похоже, мои услуги здесь на самом деле не нужны. На самом деле, это может быть помехой из-за неё.
     — О, это может быть очень полезно. И нет необходимости беспокоиться о ней — теперь её внимание будет распределено по всему миру.
     Калверт начал делать какие-то аккуратные пометки авторучкой. — Вы измените то, как вы работаете, здесь, в Броктон-Бей. К лучшему, конечно, и это лучше послужит улучшению имиджа этой компании.
     — Корпоративное спонсорство? — спросил Крауз.
     — В некотором смысле. Я объясню это более подробно позже.
     — Это звучит не очень прибыльно по сравнению с нашими предыдущими работенками.
     — Странная вещь во многих из этих выскочек-паралюдей-криминальных авторитетов: несмотря на всю их власть, они обычно не обладают таким количеством денег, которое могли бы легко получить. Конечно, есть исключения, но по большей части им повезло сорвать сотню миллионов.
     Калверт наклонился вперед, прежде чем продолжить.
     — Если вы согласитесь работать на строительстве Крепости, вы будете получать ежемесячную зарплату в размере трехсот тысяч долларов. Ваши друзья будут получать такую же зарплату, и я также займусь состоянием здоровья вашей подруги Ноэль. Если я найду лечение, это тоже будет частью сделки.
     — Это… — Крауз почесал подбородок. — Это хорошая сделка. Сначала я поговорю об этом со своими друзьями.
     — Естественно, хотя я хочу получить ваш ответ в течение дня. Теперь вы можете уйти.
     Крауз кивнул и вышел из кабинета. Ему пришлось подавить радостный порыв, когда он спускался по лестнице.
     S
     Для такого захудалого мотеля телевизоры были довольно хорошими. Конечно, это могло быть трудно разглядеть, когда экраны были заляпаны кровью.
     Он перешагнул через тело, поигрывая ножом-бабочкой. Для такого безобидного на вид оружия он определенно был его любимым. Другие лезвия просто чувствовали себя не совсем хорошо в его руках — баланс был нарушен, или, возможно, им просто требовалось слишком много усилий, чтобы правильно резать.
     Щёлк. Щёлк.
     Он сделал паузу, чтобы прослушать зацикленное объявление, просто чтобы ещё раз прокрутить его в уме.
     Инопланетянка. Не только это, но и Истребительница Губителей. Самый могущественный герой Земли и, безусловно, символ надежды. Люди смотрели на неё, оглядывались как на спасительницу, которая вытащит их из грязи. Защитницу.
     Так не пойдёт.
     Он оглянулся на остальную группу, улыбаясь. Они уселись в главном вестибюле
     — Давайте, соображайте. Не стесняйтесь, мы все об этом думаем.
     — О-о-о! Я никогда раньше не играла с инопланетянином, — сказала светловолосая девочка, улыбаясь от уха до уха и вытирая кровь с рук. — Интересно, а внутри она такая же?
     Рядом с ней женщина улыбнулась и взъерошила ей волосы. Она была обнажена, если не считать крови, покрывавшей её черно-белое тело. Она слегка кивнула, и больше ничего.
     — Она многообещающая, — добавила женщина с оливковой кожей, оторвавшись от своей книги. — Сама истребительница Левиафана. Мы не можем упустить такую возможность.
     Массивная фигура оторвалась от вырезания замысловатых узоров на стене, затем издала тихий звон. Соглашение.
     Мужчина улыбнулся.
     — Я знал, что упоминание о её инопланетной технологии привлечет ваше внимание. Конечно, было бы интересно посмотреть самим.
     — Я должен бороться с ней. — Три глаза заполнили дверной проем, в то время как едкая слюна обжигала плитку. — Она моя.
     — Так, так, это специальный проект. Мы потеряли несколько человек в Чарльзтауне, и нам всё ещё нужно пополнить ряды. Похоже, при небольшом её мотивировании она может многим с нами поделиться. Кроме того, я уверен, что в этом городе мы сможем кое-что купить.
     Ещё один звон.
     — Ты ранишь мою репутацию. Такие самаритянки, как она, действовали бы мне на нервы, даже если бы она не была главной новостью дня. Будет интересно посмотреть, как она справится с несколькими интеллектуальными играми. Мне всегда нравится гасить искры надежды в эту унылую ночь.
     Он оглядел комнату.
     — Значит, всё решено? Хорошо.
     С этими словами он взмахнул клинком в направлении телевизора.
     — Я решил…
     На экране образовалась трещина, прямо там, где был символ девушки, и телевизор потемнел.

6.01

     Несмотря на всё, что произошло за последние несколько дней, я всё равно оказалась в школе, когда выходные подошли к концу.
     Часть меня действительно не хотела идти — я знала, что могла бы на самом деле помогать людям вместо того, чтобы обсуждать темы, которые я могла бы изложить в мгновение ока. Не помогло и то, что было бы подозрительно, если бы Супергёрл была неактивна в то же время, когда Тейлор Эберт была в школе.
     С другой стороны, это казалось… нормальным. Учитывая всё, что произошло, было легко жить текущим моментом. Повседневные задачи были почти как якорь, спасательный круг между мной и всеми остальными — это не давало мне стать отстраненной.
     Когда я вошла в кафетерий днём, почти у всех на них был мой сигил, в той или иной форме. Казалось, что фан-клуб Денниса взорвался в одночасье и разросся во всех возможных направлениях. На половине студентов были синие рубашки с сигилом, и я увидела, что он наконец-то был изображён верно. Всевозможные пуговицы и булавки теперь украшали их рюкзаки, все с одинаковыми буквами S. Одна девушка даже нарисовала его на обеих щеках.
     Это было почти иронично, на самом деле — одна из самых тихих девочек в школе технически была самой популярной.
     Сталевар уже сидел за обеденным столом, когда я села. Он что-то записывал в свой блокнот, покачивая головой в такт музыке — ему потребовалось несколько мгновений, чтобы ощутить моё присутствие.
     — Привет, — сказала я.
     Сталевар снял наушники и улыбнулся.
     — Как делишки?
     Я пожала плечами.
     — Так себе. Урок скучный, вода мокрая. Всё по-старому.
     — Да, я вижу. — Сталевар сделал паузу, затем усмехнулся. — Знаешь что? Я только что кое-что понял.
     — О?
     — Та музыка, которую ты мне дала, ещё до того, как мы начали встречаться? Она криптонская, не так ли?
     Я кивнула.
     — Да. Симфония Объединения Юлы Мон-Эла и Первое Стремление к Расширению Рак-Ула. Судя по всему, им более ста тысяч лет.
     — Было бы интересно послушать, какую ещё музыку может предложить твоя ракета. Дракон всё ещё прячется на базе, которую ты сделала?
     — Да. Однако Оружейник вернулся. Я слышу его сердцебиение отсюда.
     — Я также хотел спросить тебя об этом, — сказал Сталевар.
     — О том, что я могу видеть и слышать?
     Кивок.
     — Если коротко: всё, — сказала я. — Весь спектр. Я слышу, как в Пномпене комары потирают лапки, или вижу, как рентгеновские лучи пляшут в магнитном поле. Я даже могу чувствовать то, чего не должна была бы чувствовать. Электроны слишком малы, чтобы отражать свет, но я вижу их мельтешение.
     — Как это вообще работает?
     — Я не знаю, — ответила я. — Как ты думаешь, почему я позволяю Дракону и Оружейнику работать на базе? Если они смогут снять ограничения, наложенные Кал-Элом, возможно, я наконец получу ответы на свои вопросы.
     — Повезло тебе, — сказал Сталевар. — У тебя есть шанс узнать, почему ты такая, какая ты есть.
     Я наклонилась вперёд и положила руку ему на плечо. Он улыбнулся мне, но я могла сказать, что в его глазах было что-то ещё.
     — Мне так жаль… — начала я.
     — Я давно смирился с этим, — сказал он. — Я не знаю, кем я был, но я не позволяю этому определять, кто я есть. Ещё… Я спрашиваю себя «почему». Почему я такой? Почему другие Случаи 53 такие?
     — Может быть, мы получим этот ответ и для тебя.
     — Ты правда так думаешь? — спросил Сталевар.
     Я улыбнулась.
     — Ты сам это сказал. Я могу сделать всё, что угодно.
     S
     Наконец прозвенел звонок, и занятия закончились.
     Мы с Сталеваром вышли вместе, болтая о музыке, когда зазвонил его телефон. Мы остановились, и он вздохнул.
     — Подожди. — После чего ответил на звонок. — На связи. Понял. Да, мэм.
     — Патруль? — спросила я.
     — Ага, — ответил он, засовывая телефон обратно в карман. — Я закончу к семи. Увидимся?
     Я улыбнулась.
     — Увидимся.
     Он улыбнулся, затем слегка поцеловал меня, прежде чем убежать. Там его уже ждала машина СКП, и она умчалась, как только он оказался внутри.
     Я вздохнула, затем направилась домой. Патруль показался мне хорошей идеей — пройдёт несколько часов, прежде чем папа вернётся домой. Город был достаточно очищен от криминальных элементов, но всегда были другие ситуации, в которых требовалась моя помощь. И всегда были другие города — я могла начать существенно расширять свой диапазон, справляясь с чрезвычайными ситуациями там, где я была нужна.
     Однако прежде чем я действительно приступлю к этому, мне нужно было сделать несколько вещей.
     S
     — Ну, это меня удивило, — сказал Джонс, открывая дверь. — Я подумал, что ты могла бы некоторое время оставаться сдержанной после такого громкого заявления. Не каждый день ты рассказываешь миру, что на самом деле ты последняя дочь другого мира.
     — Не похоже, что мне нужен перерыв, — ответила я, заходя внутрь. — Кроме того, мне нужно было задать вам несколько вопросов.
     — Тогда ладно. Джонс вернулся к своему столу и сел, сложив руки на груди. — Итак, что я могу для тебя сделать?
     Я вытащила из кармана толстовки несколько фотографий и протянула их ему. Джонс пролистал их, нахмурив брови.
     — Очевидно, какой-то хакер по имени Святой пытался разведать мой дом, вероятно, чтобы узнать, сможет ли украсть криптонскую технологию.
     — Он тебя раскусил? — спросил Джонс. — Я знал, что он был занозой в боку Дракон, но это гораздо хуже. Как он мог узнать твою личность или даже кто ты такая?
     — Это не относится к делу, — ответила я. — Это больше не имеет значения.
     — Кто-то позаботился о нём, до того как он приблизился. — Джонс нахмурился. — Прав ли я, предположив?
     Я кивнула.
     — Кто-то или что-то его остановило. Разбило его скафандры, а затем фактически стерло часть его памяти вместе с другими Драконоборцами.
     Джонс моргнул, услышав это.
     — Я думаю, что необходимо внести некоторые уточнения; это могло бы сузить круг вопросов.
     — Это определенно было хирургически точное вмешательство, — ответил я. — У Святого не было никаких повреждений мозга или чего-то подобного, но он не может вспомнить некоторые вещи. Коды, которые он использовал, почему он был там, правду обо мне. Это была какая-то очень тонко настроенная потеря памяти.
     — Ха. — Джонс посмотрел на фотографии. — Я мог бы с ходу назвать несколько кейпов, которые могли бы объяснить следы когтей, но большинство из них даже не в Новой Англии. Тем, кто это делает, не хватает сил, чтобы уничтожить трех человек в высокотехнологичной силовой броне, и есть ведь вопрос со стиранием памяти. Я не думаю, что есть какой-либо кейп или даже целая команда, которая соответствует всем этим описаниям.
     Я нахмурилась.
     — Ты действительно в тупике по этому поводу? Я более чем немного удивлена.
     — Кто сказал, что я в тупике? Мне просто нужно будет продолжить расследование этого вопроса. Не волнуйся, я докопаюсь до сути, Тейлор. — Джонс снова взглянул на фотографии, затем продолжил. — А теперь, я думаю, нам есть о чём ещё поговорить.
     — О чём? — спросила я.
     — Ну, есть вопрос о новом Умнике в городе, — ответил он. — У меня может быть возможная зацепка.
     — И какая?
     — Когда-нибудь слышала о Фортресс Констракшн? Это компания, которая занимается большим количеством инфраструктурных производств, хотя их специализация — строительство убежищ от Губителей. Это новая компания, но она быстро растёт. Подозрительно. Генеральный директор только что перенес операционный центр сюда, в Броктон-Бей.
     — Почему я не слышала об этом?
     Джонс усмехнулся.
     — На случай, если ты не заметила, одно крупнейшее событие в истории человечества произошло только вчера. Новости только и делали, что освещали тебя. Одним предложением ты изменила взгляд всего мира на себя и своё место во Вселенной. Зная, что мы не одни? Ничто не будет прежним, Тейлор.
     В его словах был смысл. То, что считалось бы большой новостью, вероятно, было бы поглощено безумием СМИ, которое я вызвала. Зачем говорить об ограблении банка, когда вы могли бы обсуждать инопланетного героя, который убил Губителя? Отслеживать, куда она ходила, что делала, кому помогала?
     Какой Джонс видел меня сейчас? На самом деле он, казалось, никак на это не отреагировал — язык его тела практически не изменился. Он не нервничал и, похоже, не относился ко мне иначе, чем раньше. Неужели он просто так привык ко мне? Или в игре было что-то ещё?
     Вздохнув, я поднялась со своего места.
     — Спасибо, Джон. Пожалуйста, скажите мне, добьетесь ли вы какого-нибудь прогресса в вашем расследовании о Крепости.
     — Я так и сделаю. И помни о нашем маленьком соглашении, хорошо? Если я попаду в переделку, было бы неплохо рассчитывать на твою помощь.
     Я усмехнулась.
     — Не проблема.
     S
     Казалось, что люди уже обратили внимание на базу, которую я создала в Арктике. Неподалеку кружил армейский вертолет, хотя он обходил кристаллическую пирамиду стороной, и я могла видеть русскую подводную лодку, рыскающую подо льдом более чем в пяти милях от нас. Они атаковали её всеми имеющимися у них зондирующими устройствами — я могла слышать сигналы их гидролокаторов и видеть их радиолокационные измерения.
     Я не обращала на них внимания, когда летела к одному из ста входов, близко к вершине. Дверь распахнулась передо мной почти бесшумно и закрылась за мной, когда я вошла внутрь. Коридор был достаточно широк, чтобы дюжина человек могла идти бок о бок, но я была единственной, кто шагал по нему, мои шаги странно отдавались эхом от хрустальных стен.
     Дракон находилась в одной из больших комнат — она принесла с собой целую лабораторию своего оборудования, где могла детально изучить технологию. После того, как база была построена, серебристый космический корабль вернулся к своей первоначальной форме, и она фокусировала на нем какой-то микроскоп, когда я вошла к ней.
     — Добрый день, Супергёрл, — поздоровалась она.
     — Добрый день, — ответила я. — Есть какой-нибудь прогресс?
     Дракон вздохнула.
     — К сожалению, нет. Метод перебора не сработал — мне нужно будет придумать что-нибудь ещё, если я хочу взломать те ограничения, которые ввёл твой отец.
     — Ну, по крайней мере, есть много технологий, с которыми всё ещё можно работать, — предложила я. — Даже некоторые из старых технологий в хранилище на столетия опережают все, что мы создали.
     — Да, но что мы будем с этим делать? — спросила Дракон. — Эта маленькая ракета может принести много пользы, но в ней также много опасности. В списке нет оружия, но нетрудно представить, что множество инструментов и источников энергии превратятся в оружие.
     — Я думаю, ты немного преувеличиваешь. Подумай обо всем, что мы можем сделать, чтобы помочь миру, Дракон. Болезни, которые мы можем вылечить, источники энергии, которые мы можем изобрести. Я думаю, что мы можем доверить миру хотя бы часть технологий — не так ли?
     — Ты уверена? — спросила Дракон. — Из всех появившихся тинкеров, сколько из них действительно использовали свои изобретения для улучшения общества?
     — Я смотрю на одну прямо сейчас.
     Дракон замолчала на несколько мгновений, затем заговорила снова.
     — Я полагаю, что это не самая подходящая аналогия, учитывая странные ограничения, которые есть у тинкеров. Некоторые из менее продвинутых технологий могут быть подвергнуты реверс инжинирингу, но это могут сделать только тинкеры специалисты, специализирующиеся на массовом производстве.
     — Ты когда-нибудь задумывалась, почему это так? — спросила я.
     — Да, — ответила она. — Я считаю что ответ может быть у твоей ракеты.
     — Что заставляет тебя так думать?
     — Есть одна связь, которую я могу установить между паралюдьми и твоими способностями: ваше тело никоим образом не должно вырабатывать столько энергии. Как умники располагают вычислительным пространством, чтобы видеть будущее? Откуда оборотни берут свою массу? Тот же самый вопрос может быть применён и к тебе. Даже если бы твоё тело было превращено в антивещество, ты не смогла бы произвести достаточно энергии, чтобы расколоть луну пополам.
     — Я тоже спрашивала себя об этом. Как ты думаешь, мы действительно получим ответ?
     — Может быть, — ответила Дракон. — Все зависит от того, смогу ли я обойти ограничения или нет.
     Ещё одна пауза. На мгновение показалось, что она собиралась сказать что-то ещё, но передумала.
     — Я пока покину тебя, — сказала я. — Вернусь через несколько часов — тогда мы сможем продолжить разговор о том, что делать с технологией.
     — Куда ты идёшь? — спросила Дракон.
     — Наружу. Есть масса людей, которые нуждаются в моей помощи, и я собираюсь оказать им её.

6.02

     Мир — это огромное место. Даже с бандитскими конфликтами, которые привели к сотням убитых в таких городах, как Лос-Анджелес или Нью-Йорк, или откровенными войнами между странами, которые милитаризировали паралюдей, человеческая раса всё ещё находила способы процветать и расти. Губители могли убивать миллионы за раз и дестабилизировать страны, но на каждого убитого ими человека приходилась ещё тысяча.
     Я никак не могла справиться с каждой чрезвычайной ситуацией, которая обрушивалась на мир с пятью миллиардами людей, но это не останавливало меня от попыток.
     Большие катастрофы было легче найти. Несколько часов назад в Турции произошло землетрясение — я провела некоторое время, помогая людям выбираться из-под завалов и расчищая пути для прибытия спасательных бригад. Люди, казалось, были рады видеть меня, и тот факт, что я могла говорить на их языке, помогал. Местные власти и паралюди не очень много общались со мной — у них было много забот с восстановлением.
     Как только я убедилась, что они держат ситуацию под контролем, я двинулась дальше, справляясь с чрезвычайными ситуациями, совершая кругосветные полеты. Лесные пожары в районе Сахары, муссонные наводнения в Индии, химический взрыв во Владивостоке. Я разобралась с бандой в Японии, которая просто сдалась, увидев меня, а затем в мгновение ока перелетела в Калифорнию, чтобы остановить маленькую девочку, вышедшую на дорогу. Мелкие проблемы решались быстрее, и я совершала бесчисленные маленькие остановки во время полета, пока двигалась к более крупным чрезвычайным ситуациям.
     Реакция была разной, в зависимости от того, где я была. В некоторых местах люди приветствовали меня, когда видели, особенно в более развитых странах. Они вытаскивали свои телефоны, чтобы сделать снимки, и махали руками, или, может быть, пытались привлечь к себе внимание.
     В менее развитых странах, особенно в тех, которые были дестабилизированы Губителями, однако…
     Вот где она была самой разнообразной. Когда я заморозила наводнение, которое угрожало смыть деревню в Китае, люди насторожились, когда увидели меня. Это был не совсем страх, но они не решались что-либо делать в моем присутствии. Учитывая, как их страна обращалась с паралюдьми, это не было неоправданным. Я могла это понять, и, надеюсь, со временем это пройдет.
     Что меня действительно пугало, так это то, когда реакция была иной.
     Иногда они смотрели на меня не просто с трепетом или даже с надеждой, а с благоговением. Они шептали молитвы, когда видели меня, или называли меня по имени на своём языке. Священные имена, предназначенные для божеств или других существ высшей силы. Для них я не была героем, я была чем-то большим.
     Самый запоминающийся случай произошел, когда я спасла семью из рушащегося здания в Джакарте. Как только я приземлилась и высадила их, прохожие потянулись, чтобы прикоснуться ко мне, прижимаясь друг к другу в надежде дотронуться рукой или даже пальцем везде, где только могли.
     — Пембунух[12], — начали говорить они. — Пембуну сетан[13].
     Это? Это было более тревожно, чем всё остальное, что они могли бы сделать.
     После этого я быстро улетела и вскоре обнаружила, что нахожусь на границе атмосферы. Я сделала глубокий вдох, затем замедлилась, пока не оказалась неподвижно парящей над Землей. Мне нужно было несколько минут побыть одной, подумать. Я не могла так торопиться со всем, иначе через неделю сошла бы с ума.
     Поднимаясь вверх, я вскоре оставила мир позади. В первый раз, когда я полетела в космос, это было для того, чтобы сразиться с Левиафаном — у меня не было времени расслабиться или насладиться видом. Теперь, однако, я могла неторопливо парить в пустоте, позволяя теплому солнечному свету омывать меня. Это было странное ощущение — в моих лёгких не было воздуха, и я чувствовала лёгкое напряжение под ногтями. По какой-то причине вода в моих глазах не замерзала. Я предположила, что это еще один эффект моих способностей.
     Земля съежилась подо мной, быстро превратившись из целого мира во что-то, что я могла бы накрыть большим пальцем. Луна наконец-то начала оказывать на меня своё влияние, и я позволила ей это сделать. Мне казалось, что я плыву по ручью, позволяя течению нести меня. Если я достаточно сосредоточусь, то действительно смогу увидеть гравитационные волны, когда буду дрейфовать к поверхности. Еще одна сторона меня, которую я не понимала.
     Я замедлилась, прежде чем действительно коснулась поверхности, затем осторожно коснулась ногами серебристого реголита. Несколько мгновений я просто стояла там, позволяя впечатлению момента обрушиться на меня. Ещё несколько дней назад я никогда бы не подумала, что когда-нибудь побываю на Луне. Я вспомнила, что думала об этом прямо перед тем, как впервые полетела, но в то время это была далекая мысль, мечта.
     Сейчас?
     Я опустилась на колени и осторожно провела пальцем по пыли. Нил Армстронг был первым, кто ступил на поверхность, но я была первой, кто действительно прикоснулся к ней, почувствовал ее. Сколько других могли бы это сделать? Были некоторые, кто мог пережить вакуум, но мог ли кто-нибудь совершить полёт и преодолеть земную гравитацию, чтобы сделать то, что сделала я?
     Подумать только, вся солнечная система была открыта для меня. Я могла бы посетить кольца Сатурна или поплавать в океанах металлического водорода, которые бурлили под облаками Юпитера. Замерзшие облака Нептуна казались хорошим местом для посещения, и я могла бы остановиться на Марсе на обратном пути.
     Но сделала бы я это на самом деле? Поблизости был большой камень, и я уселась рядом с ним, откинувшись на спину. Земля висела над головой, ярко-голубой мрамор, скрытый завитками облаков. По какой-то причине я всё ещё могла слышать всё происходящее ясно, как божий день. Это должно было быть невозможно, но таким было и всё остальное во мне.
     Я не могла оставаться надолго. Я так много могла сделать, и я не могла простить себе, если бы просто сидела без дела, пока люди были в опасности.
     Как раз в тот момент, когда я поднялась на ноги, произошла одна из таких ситуаций. До моих ушей донеслись крики на африкаанс[14] — команды и мольбы.
     Сосредоточившись, я вгляделась в источник шума и обнаружила, что смотрю на деревню в Намибии. Люди в форме выгоняли людей из их домов, наставляя на них винтовки и выкрикивая приказы. Мужчин, женщин и детей заставляли собраться у подобия городской площади.
     В центре его стояла женщина в изодранной одежде, вокруг неё клубилось облако чёрного тумана. Он извивался вокруг неё, словно защищая, и я увидела, череп крокодила там, где должна была быть голова. Мурд Наг, самозваная военачальница страны.
     Я не так уж много знала о ней, особенно по сравнению с местными кейпами, но все эти несколько обрывков информации были неприятными. Её правление в Африке было самым продолжительным, длясь семь лет — большинству везло, если они удерживались у власти шесть месяцев. Ее сила, очевидно, была связана со смертью, хотя я не совсем понимала, как именно, и она была печально известна своей жестокостью. Ее личное число убитых, вероятно, исчислялось тысячами, и это не считая репрессий её людей.
     На краткий миг меня охватила нерешительность. Какова была бы реакция международного сообщества на моё вмешательство? Одно дело остановить землетрясение, и совсем другое — свергнуть правителя, каким бы жестоким он ни был. Начнут ли люди жить в страхе, задаваясь вопросом, будет ли их собственный дом следующим в списке?
     Затем я услышала, как взводится курок пистолета, и подумала: к чёрту все это.
     Им потребовалось мгновение, чтобы заметить моё приземление — я упала на них прямо сверху, звуковой удар прокатился по моему следу. Прежде чем кто-либо из мужчин успел повернуться ко мне лицом или даже моргнуть, они были повержены. Я выбросила их оружие в одну искореженную груду металла, затем схватила жителей деревни и оттащила их в безопасное место. В общем, прошло всего две секунды, прежде чем Мурд Наг оказалась одна на деревенской площади.
     Это продолжалось недолго. Я приземлилась в десяти футах от неё, уперев кулаки в бедра. Глаза Мурд Наг расширились от удивления, но только на мгновение, прежде чем её лицо посуровело. Она попятилась от меня, её живая тень приготовилась нанести удар.
     — Пришла сама Сэкеой[15], — сказала Мурд Наг. Её голос был мягким и гнусавым, плохо подходящим для военачальника. — Я вижу, у тебя хватает дерзости прийти сюда.
     Дерзость? Она убила тысячи людей, и думает, что это я веду себя дерзко?
     — Ты собиралась убить тех людей, — выплюнула я, пытаясь контролировать растущий жар в моих глазах. — Я не позволяю национальности мешать мне спасать жизни.
     — Спасать жизни? — Мурд Наг издала резкий смешок. — Люди умирают каждый день. Младенцы погибают в утробе матери. Женщин насилуют и потрошат, как рыбу, а кошмары разрывают мужчин на части, чтобы полакомиться ими. И всё же ты стоишь здесь и выделяешь меня? Я правитель этой страны — народ — моё стадо, которое я могу убивать или пасти, когда захочу. Без меня был бы другой пастырь, который, возможно, не был бы таким всепрощающим.
     Её теневой питомец подполз ближе. Львиный череп занял место крокодильего, с широкой пастью.
     — Скажи мне, демон в шкуре девушки. Ты…
     Я не дала ей закончить. В мгновение ока моя рука крепко обхватила её горло. Мурд Наг издала тихий сдавленный звук, затем приказала своему теневому питомцу атаковать. Когти скребли по мне, но им не удавалось порезать, найти цель. Львиный череп сомкнул свои челюсти на моей голове, но только для того, чтобы его зубы разбились о мою кожу.
     Оттолкнув Мурд Наг с дороги, я, наконец, выпустила жар. Конус красного света вырвался из моих глаз, полностью поглотив фамилиара. Я выпустила только часть обычной мощности, иначе сгорел бы большой кусок континента, но все равно тени потребовалось всего несколько секунд, чтобы исчезнуть.
     Выключив луч, я повернулась обратно к Мурд Наг. Она попятилась от меня, широко раскрыв глаза, и я слышала, как колотится её сердце, когда в ней поселился страх. Бросившись вперёд, я снова схватила её за горло и подняла. Мурд Наг издала слабое бульканье, но я могла сказать, что у неё всё ещё были чистые дыхательные пути.
     — Это закончится сейчас же! — прошипела я, притягивая её ближе. — Больше никаких убийств! Они не овцы, которых ты должна убивать, Мурд Наг. Они люди, и я собираюсь позаботиться о том, чтобы с ними обращались как с таковыми.
     — Тогда убей меня, — прохрипела Мурд Наг. — Ты можешь стать их пастухом и посмотреть, сколько времени пройдет, прежде чем ты тоже начнешь убивать их.
     — Я не собираюсь тебя убивать, — ответила я. — Ты бы уже была мертва, если бы это было так. Я возьму тебя под арест и позволю людям твоей страны управлять собой вместо тебя. А если кто-то другой попытается занять твоё место? Что ж, они закончат так же, как ты: заключением в тюрьму.
     Я отвела назад кулак.
     — Сила не дает власти, Мурд Наг.
     Затем, с этими словами, я нокаутировала ее чистым ударом в висок.
     S
     В целом, чтобы победить Мурд Наг, потребовалось всего две минуты. Помощь демократическим диссидентам в создании временного правительства заняла два часа. Лоялистов оказалось очень мало — большинство служили только из страха стать следующим кусочком теневого монстра. Когда контроль оказался в руках народа, наконец-то стало казаться, что ситуация в Намибии улучшится.
     Естественно, это вызвало настоящий ажиотаж. Люди начали спрашивать, где следует провести черту, и это было то, о чем я думала сама, возвращаясь на арктическую базу. Где должна быть проведена линия? Никто не стал бы оплакивать диктатуру Мурд Наг, но как насчет других стран?
     Что-то подсказывало мне, что на этот вопрос можно ответить только тогда, когда представится случай, и я решу: «хватит».
     И всё же мои собственные слова эхом отдавались в глубине моего сознания. Сила — это неправильно, но я использовала силу, чтобы помочь людям. Было ли различие между «правом силы» и «сила за правду»?
     Я не могла придумать ответа.

6.03

     Ночи становились всё холоднее, это я знала точно. Даже если я не могла чувствовать ничего, кроме лёгкого холода, я всё равно могла видеть лёгкое затемнение в окружающей среде, поскольку ультрафиолетовое и инфракрасное излучение начали ослабевать перед лицом зимы. Люди начали носить более тяжелую одежду, и мне не нужны были обостренные чувства, чтобы видеть их дыхание. Скоро начнёт выпадать снег — Броктон-Бей славился своими зимами.
     Конечно, это не мешало людям выходить на улицу. Приближался Хэллоуин, и уже повсюду были расклеены объявления о костюмах и украшениях. В кинотеатрах снова показывали фильмы ужасов, в том числе несколько старых классических фильмов.
     Вот почему я ждала снаружи одного из них со Сталеваром. Эмма согласилась на двойное свидание, хотя и не сказала мне, кого она приведет с собой. Я могла бы просто узнать это одним взглядом, но мне захотелось чтобы это был сюрприз.
     — Знаешь, я никогда не смотрел Франкенштейна, — сказал Сталевар, глядя на плакат на стене театра.
     Я взглянула на него.
     — Серьёзно? Это довольно известная классика.
     Сталевар пожал плечами, издав тихий скрипящий звук.
     — Я имею в виду, я знаю сюжет, и я читал книгу, но я никогда не видел экранизацию.
     — Ну, я думаю, тебе понравится, — сказала я. — Предупреждаю честно — фильм очень отличается от книги.
     — Кажется, я кое-что понял. Все говорят о каком-то горбуне по имени Игорь, но в романе ничего подобного не было.
     — Вообще-то в фильме это был Фриц, хотя название прижилось. — Я бочком придвинулась к нему поближе. — Кстати, где ты впервые услышал его?
     — Некоторые офицеры в Бостоне так называли моего друга Хунча.
     Я моргнула, затем взяла его за руку.
     — Я так…
     Сталевар вздохнул.
     — Нет, я должен сожалеть об этом. Просто… даже читая книгу, я поймал себя на том, что сочувствую монстру, понимаешь? Рожденный невинным, но отвергнутый обществом… Я знаю, что мне повезло больше, чем большинству.
     Я положила руку ему на плечо.
     — Я не могу понять, что ты должен чувствовать по этому поводу, Сталевар.
     — Я выбросил это из головы. Это… нет смысла думать о том, каким я мог бы стать. Конечно, некоторые люди смотрят на меня странно, но в каком-то смысле меня приняли. Мистер Армстронг принял меня как сына, и у меня были друзья.
     Он схватил меня за руку и улыбнулся.
     — У меня есть ты.
     Я поцеловала его, затем прислонила голову к его плечу. Несколько минут мы просто стояли там и ждали. Тротуар был пуст, так как все остальные посетители театра находились внутри, спасаясь от холода. Если бы я отключилась от звука их разговоров или цветения тепла их тел, я могла бы представить, что там были только мы со Сталеваром, одни, но вместе.
     — Знаешь, монстр Франкенштейна дал себе имя, — сказала я. — Шелли сказала в письме, что он назвал себя Адамом. Ты когда-нибудь думал о том, чтобы дать себе имя вместо того, что дало тебе СКП?
     Он пожал плечами.
     — На самом деле мне вроде как нравится Сталевар как имя. Это первое имя, которое я когда-либо слышал для себя, даже если оно… уникальное. Я имею в виду, Тейлор — это не первое имя, которое тебе дали, но это то, как ты себя называешь. Это то, кто ты есть. Если бы я начал называть себя Джоном или Генри, это было бы неправильно. Это был бы не я, понимаешь?
     — Имеет смысл, — ответила я.
     Двойное сердцебиение, приближиющееся из-за угла, привлекло мое внимание. Я повернулась, чтобы посмотреть, а Сталевар последовал за мной полсекунды спустя. И действительно, Эмма бежала к нам трусцой с широкой улыбкой на лице. Рядом с ней был…
     Нет. Нет, нет, нет.
     — Сталевар! — воскликнул Деннис. — Салют, приятель!
     — Так это и есть ад, — пробормотал Сталевар.
     Деннис положил руку на плечо Сталевара.
     — Итак, я полагаю, вы с Тейлор больше, чем я думал, да? Я имею в виду, вау… Ты хитрый пёс.
     Деннис усмехнулся, затем повернулся ко мне.
     — Итак, каково это — встречаться с ним? Брекеты, должно быть, делают это неудобным, но…
     — Деннис, — перебила Эмма, схватив его за руку достаточно сильно, чтобы заставить вздрогнуть. — Я думаю, мы должны быть более вежливыми, верно?
     — Да, да. Итак, что там по фильму?
     — Я замерзла здесь, ожидая вас двоих, — сказала я. — Зайти внутрь, звучит заманчиво.
     Я первой вошла внутрь, а Сталевар последовал за мной. Я придержала дверь открытой, чтобы все могли войти, затем мы купили билеты. Деннис купил себе огромное ведро попкорна и такую же огромную бутылку содовой. Я искренне не понимала, как он остается живым с таким питанием, не говоря о худобе.
     Когда мы вошли в кинозал, там было пусто, так что у нас был свой выбор мест. Судя по тому, что я слышала в других комнатах, Годзилла и Кинг-Конг были гораздо более популярны, чем я думала.
     — Кто-нибудь читал сегодняшние новости? — спросил Деннис, плюхаясь на свое место.
     — Был очень занят, — ответил Сталевар. — Не говоря уже о том, что там то же самое, что показывают по тв с тех пор, как был убит Левиафан.
     — Всё ещё происходит кое-что новое. — Лицо Денниса было тревожно взволнованным. — Очевидно, Супергёрл победила какого-то военачальника в Намибии и помогла некоторым диссидентам установить демократию.
     — Ха, — сказал Сталевар. — Интересно, почему я об этом не знаю.
     — Ты буквально только что сказал, что не читал новости. — Хмурое выражение лица Денниса быстро исчезло, и он продолжил свою оживленную — и одностороннюю — дискуссию.
     — Я думаю, что это довольно круто. Очевидно, некоторые политики наложили в штаны из-за всего этого. Думаю, они боятся, что она доберется и до них.
     До моих ушей донесся скрип, и я поняла, что слишком сильно вцепилась в подлокотники.
     — Я думаю, что ты немного… э-э-э… преувеличиваешь, — сказала Эмма, бросив на меня жалостливый взгляд. — Я думаю, она просто пытается помочь людям, понимаешь?
     — Вот почему я читаю все новости о ней, — сказал Деннис. — Я имею в виду, что мы делим родной город не только с величайшим героем всех времен, но и с космическим пришельцем. Круто же? Я, вероятно, видел её раньше, в каком-нибудь парке или на улице, и даже не узнаю об этом.
     — Вполне возможно, что нет, — сказал Сталевар немного громче, чем это было необходимо. — Фильм начинается.
     Деннис выглядел так, как будто собирался запротестовать, затем снова уселся на своё место. Я выдохнула, хотя не помнила, что задержала дыхание, а затем откинулась назад, чтобы насладиться фильмом. Однако, как оказалось, это было легче сказать, чем сделать.
     Даже нормальные люди должны фокусировать свои чувства, подсознательно или сознательно. В противном случае они никогда бы ничего не смогли сделать, так как их отвлекает постоянный поток цветов и звуков. В то же время, однако, они всё ещё могут чувствовать то, что они блокируют — они просто игнорируют это.
     А теперь представьте, что вы пытаетесь сосредоточиться, но при этом слышите шаги муравья в Австралии.
     Я хорошо справлялась с этим, но всё равно время от времени что-то прорывалось. На самом краю слышимости. Один звон в Индокитае или человек, вдыхающий воздух во время пробежки трусцой в Германии. В тот день я услышала больше, чем обычно. Крики о помощи или просто от боли.
     Оглядываясь назад, этого следовало ожидать — я только что совершила свой первый глобальный патруль, и я всё ещё была в некоторой степени сосредоточена на этих звуках. Но в тот момент это было невыносимо.
     К тому времени, когда титулованный ученый создавал своего монстра на экране, я поднялась со своего места и перепрыгнула через перила.
     — Тейлор? — позвала Эмма.
     — Нужно отойти, — ответила я поспешно, рассеянно.
     Я толкнула дверь, чтобы выйти из кинотеатра, чуть не сорвав её с петель. Сняв очки, я держала их в руке, направляясь к выходу. Мне нужно было покинуть здание, не привлекая внимания. Под одеждой на мне всё ещё была моя униформа; если бы я могла на мгновение ускользнуть в тень, я могла бы уйти…
     — Тейлор?
     Сзади послышались тяжелые шаги, и я обернулась, чтобы увидеть, как Сталевар спешит ко мне с выражением беспокойства на лице. Он положил руки мне на плечи и притянул меня ближе.
     — Что случилось? — спросил он мягким голосом.
     — Это… — Я сделала паузу, чтобы сделать судорожный вдох. — Я всё ещё слышу их, Сталевар. Все те люди, которые нуждаются в помощи, которые умирают. Я не могу просто… Мне нужно помочь им…
     Именно тогда я поняла, что по моим щекам текут горячие слезы. Крики со всего мира достигли моих ушей, когда мой контроль ослаб, и я опустилась на землю, пытаясь заглушить все это.
     — Их так много, — прошептала я. — Даже когда я была там, я слышала, как многие взывали о помощи только для того, чтобы умереть. Ребенок, которого сбила машина в Осло. Старик, которого утащил прилив. Так много… Я подвела их, я потерпела неудачу.
     Я зажала уши руками.
     — О боже, просто сделай так, чтобы это прекратилось.
     Последовала секундная пауза, затем Сталевар мягко отвел мои руки и опустился на колени, чтобы посмотреть на меня.
     — Ты не можешь корить себя из-за этого, Тэй. Я тоже был таким, когда только начинал. Я не сплю и не ем — я думал, что смогу быть там весь день, каждый день. Я действительно делал это какое-то время. Я ходил в патруль без перерыва. Я останавливал грабителей и грабежи, и я спас жизни людей.
     Я подавила слезы.
     — И что случилось?
     — У меня был нервный срыв через неделю. Тебе нужно делать перерывы, Тэй. Ты должна потратить немного времени на себя, почитать книгу или пообщаться с друзьями. У тебя должна быть своя жизнь. Никто не может просто делать это круглосуточно, даже ты.
     — А-а как насчет в-вещей, которые я могла бы остановить? — слабо спросила я. — Я быстрее несущейся пули. Я могу поднимать острова и убивать Губителей. Ты сам сказал: я Супергёрл, я могу что угодно.
     — Но это не значит, что тебе на самом деле нужно делать всё, — ответил Сталевар. — Ты не одинока, Тэй. Ты не единственная, кто помогает людям.
     Он прижал руку напротив моего сердца, прямо там, где был символ.
     — Это то, что имеет значение. Ты можешь вдохновлять людей помогать другим и просто быть хорошими. Если все окажутся на высоте положения, если ты сможешь донести своё послание до всех… значит, ты преуспела. И поверь мне, прямо сейчас ты преуспеваешь, Тэй.
     Я медленно поднялась на ноги. Взглянув на свою руку, я увидела, что чуть не скрутила очки, пока они не разбились. Расправив их, я снова надела их. Крики затихали, пока не отошли на задний план.
     — Мне жаль, — сказала я. — Я… я не должна была так уходить и портить наше свидание, Сталевар. Давай… давай вернёмся. Я не хочу заставлять других ждать.
     — Я пойму, если ты просто хочешь отправиться домой прямо сейчас, — сказал Сталевар. — Я думаю, Эмма поймет.
     Я вздохнула.
     — Хорошо.
     — К тому же, я не хотел больше ни минуты находиться в одной комнате с Деннисом.
     Я усмехнулась над этим. Это было хорошо, нормально.
     — Тебе не кажется, что ты немного суров с ним? — спросила я, всё ещё слегка хихикая.
     Сталевар улыбнулся.
     — Я имею в виду, он довольно забавный парень, но его бывает слишком много для одного человека.
     Я поправила очки, затем взяла его за руку.
     — Давай вернемся ко мне домой. Может быть, мы сможем закончить «Семь самураев».
     Прежде чем я успела продолжить, зазвонил мой телефон. При виде телефона мои глаза расширились, когда на экране вместо номера или идентификатора вызывающего абонента появилась стилизованная голова дракона. После минутного колебания я ответила на звонок.
     — Алло?
     — Тейлор. Это Дракон. На базе что-то происходит с Брейниаком.
     Я сжала телефон в руке.
     — Какого рода проблема?
     — Это не совсем проблема. Он говорит, что ему нужно с тобой о чем-то поговорить.
     — Я сейчас буду.
     Я завершила звонок, затем убрала телефон. Сталевар нахмурился, когда я повернулась к нему.
     — Что-то случилось?
     — Не уверена, — ответила я, хватая его за руку. — Давай выясним это вместе.
     S
     Дракон и Оружейник оба ждали меня, когда я вошла в комнату со Сталеваром на буксире. Ракета была между ними, нетронутая с тех пор, как я видела её в последний раз. Я вздохнула с облегчением — по крайней мере, проблема не была физической.
     — Не могли бы вы объяснить, что происходит? — спросила я.
     — Это трудно объяснить, Супергёрл. — Оружейник указал на компьютерную консоль. — Мы просто проводили некоторые тесты в его поисковых системах, когда он внезапно запросил твоё присутствие. Однако он не сказал нам, почему.
     — Тогда ладно. — Я подошла ближе к ракете. — Брейниак, не мог бы ты объяснить, почему ты вызвал меня?
     — Мне требуется твоё прямое разрешение, чтобы объясниться перед другими, из-за конфиденциального характера информации.
     — Серьезно?
     Дракон и Оружейник тыкали и подталкивали его в течение нескольких дней, и теперь он хотел получить разрешение?
     — Брейниак, ты можешь объяснить при них, — сказала я.
     — Очень хорошо, — ответил он. — Поскольку теперь ты соответствуешь большинству требований, ты разблокировала несколько ограничений.
     Я удивленно моргнула.
     — Уже?
     Я думала, что это заняло бы гораздо больше времени, даже с помощью двух величайших мастеров в мире.
     — К каким новым данным у меня есть доступ? — спросила я.
     — Подробный анализ криптонской физиологии, Подробный анализ криптонской экологии, Соседних с Криптоном планет, Карты Криптона и Эволюция криптонских видов.
     — Это намного больше, чем я ожидал, — удивленно пробормотал Оружейник.
     Получу ли я, наконец, ответы на свои вопросы? Может быть, я, наконец, узнаю, почему я выгляжу так по-человечески, или как работают мои силы.
     — Брейниак, не мог бы ты найти какие-нибудь данные о физиологии Криптона? — спросила я.
     — Да. Однако сначала я должен воспроизвести вам это сообщение, оставленное вам Кал-Элом с Криптона, в рамках подготовки к этому моменту.
     — Тогда продолжай.
     В тот момент у меня практически текли слюнки. Ракета сдвинулась, когда образовалась какая-то линза. Затем, едва ли в пяти футах от меня, возникла мерцающая фигура. Я знала, что это была всего лишь голограмма, но было что-то в том, чтобы увидеть его, что заставило меня ахнуть.
     — Привет, Зара, — тепло сказал Кал-Эл. — Если ты видишь это сообщение, то это означает, что ты готова к тому, что я тебе скажу. Но сначала я развею твоё любопытство, почему я сейчас рассказываю тебе об этом.
     Он выпрямился.
     — Хотя Криптон уже давно победил многие пороки и несчастья, которые преследовали наших предков, твой новый мир этого не сделал. Желание использовать свою огромную силу для собственной выгоды очень сильно, и я боялся, что ты поддашься ему. Однако, к счастью, ты этого не сделала. Требованием для разблокировки этой информации был не возраст, а становление твоего характера.
     Что ж, это действительно имело смысл, хотя я и не смотрела на это с такой точки зрения. Если бы я просто использовала свои силы по эгоистичным причинам… Я не хотела думать об этом.
     — Брэйниак анализировал мировые сети передачи данных, чтобы оценить твои действия, — продолжил Кал-Эл. — Ты достигла уровня силы, который затмевает всё остальное, но ты используешь её только для того, чтобы помогать другим. Ты была готова рискнуть своей жизнью ради людей этого мира, и ты хочешь помочь им стремиться к будущему. Поэтому я чувствую, что ты готова к этому откровению о своей родословной.
     Рядом с ним вспыхнул шар. Сначала он был совершенно невыразительным, но вскоре начали появляться детали.
     — Я был не совсем честен, когда рассказал тебе о твоём происхождении. Хотя я и не лгал, я опустил важную часть головоломки: ты с Криптона, Зара, но ты не чужая в этом мире.
     Шар, наконец, заполнился, и у меня перехватило дыхание. Я узнала его — мир перед моими глазами нельзя было спутать ни с чем другим. Остальные тоже это видели — я чувствовала их удивление, их шок, их благоговейный трепет, когда смысл поразил их.
     — Мой народ назвал этот мир Криптоном, — сказал Кал-Эл. — Однако ваш народ называет его Землей.

6.04 (Интерлюдия - К)

     — Человек — это расплывчатый термин, определение которого обсуждалось в течение долгого времени. Что значит быть человеком? Когда впервые возникло человечество?
     Некоторые, с поверхностным кругозором, могут возразить, что человек означает Homo sapiens sapiens. Человек Мыслящий, что возник в долинах и саваннах Африки двести тысячелетий назад, чтобы распространиться по всему земному шару. Но найдутся те, кто с этим не согласятся. В конце концов, существовали и другие виды того же рода, населявшие земной шар, и можно было бы утверждать, что они были такими же разумными, как Homo sapiens sapiens, даже если они не разделяли удачу этого вида.
     Те, кто скажут, что человечество определяется его разумом, его душой, а не его ДНК. Существовали архаичные виды, такие как неандерталец, у которых были свои собственные религии и даже зачатки сложной культуры. Их тела отличались, пусть и незначительно, но, казалось, у них был тот же внутренний огонь, что и у их младших африканских собратьев.
     Вопрос становится более сложным, когда мы делаем, так сказать, фигуральный шаг назад и смотрим на все Земли, а не только на одну. Когда сталкиваешься с квинтиллионом триллионов миров, понятие человечества еще более расширяется приобретая новые вариации. Такое допущение формирует почти бесконечную вселенную, а вместе с ней и почти бесконечные возможности.
     Однако есть одна Земля, которая представляет интерес.
     Как и на бесчисленном множестве других, человечество возникло, эволюционировав от прямоходящих обезьян до доминирующего вида на планете. Но на этом сходство заканчивается. Ибо оно возникло немного раньше, чем на большинстве других Земель, и условия в его мире были достаточно спцифичными, чтобы создать совершенно уникальный путь для варианта Человека в этом мире.
     Стадия развития охотников-собирателей — это короткий период — она длится всего несколько тысячелетий, прежде чем уступит место сельскому хозяйству. Примитивные цивилизации развиваются в Африке и некоторых частях Азии, а затем распространяются. Строятся города, образуются нации. Огромные ледники на севере тают, как это происходило десятки раз прежде, и Европа колонизируется. Ведутся войны, и империи рушатся и восстают из пепла. Таков путь древнего Человека, факт, наблюдаемый на всех Землях.
     Технологии развиваются — сначала медленно, затем с течением времени быстрее. Исследован порох, а столетие спустя — построена первая мельница. Войны становятся все более жестокими, пока целые народы не уничтожатся. На краткий миг, двести тысяч лет назад, цивилизация балансирует на грани уничтожения.
     Тогда, несмотря ни на что, наступает прочный мир. Народы мира, уже находящиеся на последних стадиях индустриализации, объединяются под одним знаменем. Поначалу мир неустойчив, но раны войны со временем заживают. Переориентированная с войн цивилизация расширяется и процветает. С течением времени множество названий мира становятся единым целым.
     Криптоном.
     В то время как большинство других вариантов человечества только начинают мигрировать из места своего рождения, мир Криптона полностью заселён. Искусства и науки расцветают без оков войны, и Человек начинает заглядывать в себя. Он видит, что человеческая форма несовершенна, хрупка, и хочет улучшить её, усовершенствовать. Первые шаги будут маленькими и чреватыми опасностями, но это никогда не останавливало его раньше.
     Однако взгляд Человека обращен и наружу. Предпринимаются первые попытки ориентироваться в пустоте, и, хотя не все они успешны, результаты многообещающие. Понимание человеком Солнечной системы растет, и оно выходит за рамки исследований. Луна колонизирована, и места обитания начинают засорять орбитали. На очереди планеты и астероиды, и огромные инженерные усилия начинают придавать им форму, превращая их из бесплодных миров в зеленые сады.
     С течением времени Человек распространяется все дальше. Близлежащие звездные системы колонизируются, хотя скорость света остается препятствием. Обнаруживаются другие виды, и кажется, что Человек может стать лишь одной из многих цивилизаций, объединенных в мире.
     Мечта вскоре разбивается вдребезги. Это случайное открытие, вероятность триллиона к одному. Зонд, исследующий один из отдаленных миров, сталкивается с гибелью целой цивилизации, вызванной кажущимися невозможными существами. Делаются наблюдения, и затем ужасающий вывод.
     Миры-колонии эвакуированы, покинуты почти в безумии. Криптон возвращается в свою родную солнечную систему, и межзвездные путешествия запрещены из-за боязни привлечь их внимание. И всё же, несмотря на всё это, есть надежда, что это лишь временная мера. Препятствия существовали в прошлом, и они были преодолены, какими бы невозможными они ни казались.
     Неудачный эксперимент положил этому конец. Несмотря на мудрость, существовали силы, все еще неподвластные человечеству. Испытание с экспериментальным двигателем, задуманное как возможная надежда для Человека, вместо этого оказывается смертным приговором Криптону. Солнце набухает и краснеет в течение тысячи лет, и внутренние миры заброшены. Сам Криптон медленно выталкивается на более высокую орбиту, но это лишь отсрочка неизбежного.
     Тем не менее, с продолжительностью жизни, измеряемой тысячелетиями, Человек не впадает в отчаяние. Вместо этого он совершает чудеса несмотря на то, что знает, что всё это будет сожжено, и расцветает в нечто, превосходящее самые смелые мечты его предков. Строятся архитектурные чудеса, пишутся стихи, песни эхом разносятся по огромным залам.
     И всё это время меняется сам Человек. Нет необходимости позволять продолжаться слепой руке эволюции. Человек формирует себя с помощью генной терапии и кибернетики. Первые попытки грубы, но наука о теле — это искусство, а искусство бесконечно в своём самосовершенствовани. Человеческая форма вылепляется и улучшается с использованием фемтотехнологий и биотехнологий всеми возможными способами. Со старением покончено, и разум достигает своей вершины. Тело никогда не ослабнет и не заболеет, а грубая физиология, созданная природой, будет заменена разумным замыслом.
     Величайшая ирония заключается в том, что Человек достигает своего зенита как раз тогда, когда он близок к концу.
     S
     — Здесь, на Кандоре, очень красиво, — проинесла Лара, ее молодое лицо сияло на обзорном экране. — Прошло много лет с тех пор, как ты в последний раз был с нами в оркестре.
     Кал-Эл улыбнулся.
     — Это звучит мило, мама, но я занят кое-какой работой.
     — Тебе не обязательно оставаться здесь на ночь, Кэл. Джор и я отправляемся посмотреть выступление Кары — было бы здорово увидеть твою кузину, не так ли?
     — Так и есть, мама. Она очень старается, благослови ее Рао.
     — Шоу начнется только через час. Мы могли бы вспомнить старые времена и, может быть, даже навестить Дрю на Даксаме.
     — Я уверен, что он занят, Лара, — вмешался Джор-Эл, бросив на сына быстрый взгляд. — Я могу посочувствовать коллеге-ученому в этом вопросе.
     — Подождите.
     Кал-Эл закрыл глаза, затем вздохнул.
     — Я схожу с вами в оркестр. Я закончу свою работу через несколько минут.
     Улыбка Лары стала шире, но в её глазах было что-то ещё.
     — О, это будет чудесно, Кэл. Скоро увидимся.
     Кал-Эл завершил звонок, затем снова вздохнул. Он взглянул на ракету на своем рабочем столе, внутренности которой всё еще были обнажены, затем выпрямился. Зара всё ещё спала, и он поручил Килору пока присматривать за ней.
     Поправив мантию, он направился к выходу из главного атриума. Ночное небо здесь, в его загородном доме, было ясным, и трава, казалось, колыхалась ему навстречу, когда дул прохладный ветерок. Арго был над горизонтом, и он мог видеть, как блестят его искусственные моря даже с расстояния в четверть миллиона миль.
     Лани любила бывать в столице. Низкая гравитация и плотная атмосфера означали, что можно было просто летать с парой искусственных крыльев. Иногда они подлетали к краю кратера и смотрели, как Рао поднимается…
     Нет. Он закрыл глаза, прогоняя эту мысль. Прошло шесть месяцев, а его сердце всё ещё казалось разорванным на части. Никогда больше он не увидит её фиалковых глаз и не услышит ее ироничных замечаний.
     Никогда — это, пожалуй, сильное слово. Он вытер глаза, затем ступил на передаточный диск. Появился голографический дисплей со стилизованной картой Солнечной системы. Он провел пальцем по криптоновому диску, и тот расширился, превратившись в шар.
     — Пункт назначения? — спросил диск.
     — Кандор. Резиденция Джор-Эла и Лары Лор-Ван.
     — Принято.
     Было бы хорошо выбраться и повидаться со своей семьей. В конце концов, каждый раз может быть последним.
     S
     Он должен был признать, что оркестр был хорош. После выступления он и его родители провели некоторое время, прогуливаясь по улицам Кандора, любуясь сверкающими башнями. Здесь Рао был на виду, занимая половину неба. Но в то же время свет был достаточно слабым, чтобы он мог заглянуть в его сердце.
     — Красиво, не правда ли? — тихо спросил Джор-Эл. — Жаль, что все это скоро закончится.
     — Знаешь, маме не нравятся эти дискуссии.
     — Я могу понять почему, но она ушла, чтобы поговорить с Карой о своем последнем художественном проекте. Я продолжаю свои исследования уже некоторое время и уверен в своих выводах.
     Кал-Эл взглянул на своего отца. Несмотря на свои две тысячи, мужчина не выказывал никаких признаков своих лет. На самом деле он едва ли выглядел старше своего собственного сына. Его серебристые волосы были косметическим выбором, очень похожим на то, как некоторые меняли цвет своей кожи или даже пол.
     — Сколько у нас еще есть времени?
     — Месяц, если нам повезет. — Голос Джор-Эла был ровным, но, когда он заговорил, в нем слышалась дрожь.
     — Насколько ты уверен?
     Джор-Эл грустно усмехнулся.
     — Я величайший авторитет в Рао, Кэл. Нет никаких сомнений в том, что Криптон не увидит своего следующего года. Я говорил с Дрю в совете о том, чтобы попытаться что-то сделать. Капсула времени, зонд, все, что может продолжить наше наследие.
     Как бы в подтверждение его слов, земля слегка затряслась. Слабая дрожь, не более того, но этого было достаточно, чтобы передать сообщение. Иногда энергия терялась, когда подземные толчки оказывались сильными. Было даже несколько смертей, первых за столетия.
     — Мы так долго говорили об этом, — пробормотал Джор-Эл. — Но на самом деле находиться посреди этого…
     — Я знаю, — сказал Кал-Эл, вздыхая. — Но у меня может быть ответ на нашу проблему, отец.
     S
     Джор-Эл стоял над капсулой, глядя вниз на свою внучку, спящую внутри. Несколько мгновений он ничего не говорил, только смотрел.
     — Как её зовут? — наконец спросил он мягким голосом.
     — Зара, — ответил Кал-Эл. — Как твою бабушку. Лани родила ее за месяц до того, как она погибла.
     — Это противозаконно, Кэл. Совет Криптона…
     — Закон был принят, потому что не было смысла растить ребенка, который никогда не достигнет совершеннолетия и не проживет жизнь так, как должно. Она, однако, сможет это сделать.
     Кал-Эл жестом пригласил отца следовать за ним. Они вышли из детской в главный атриум. Ракета была там, серебристый металл поблескивал в свете Аргоса.
     — Это проект, над которым я так долго работал. Я изучал сам Источник с того рокового визита, все эти годы.
     — Да, я знаю это, — ответил Джор-Эл. — Но я не знал, что ты смог зайти так далеко. Эта ракета может перемещаться через Источник?
     — Я называю это Фантомным Приводом. И да, это возможно. Однако существует ограничение на размер полезной нагрузки — вот почему ракета такая маленькая.
     Глаза Джор-Эла расширились.
     — Ты отправишь в ракете её, не так ли? Отсылая ее прочь, чтобы избежать гибели Криптона.
     Кал-Эл кивнул.
     — У меня уже есть на примете целый мир.
     — Но где, Кэл? Из тех цивилизаций, с которыми мы сталкивались, ни одна не имеет даже малейшего сходства. Ты собираешся так резко изменить ее форму, когда мы так и не смогли определить психологические риски?
     — Я не посылаю ее туда, — ответил Кал-Эл. — Ты помнишь предварительное исследование, которое я провел в Стене Источника двести лет назад? Альтернативные Криптоны?
     — Конечно — это был ключ к информации о визитёре… Великий Рао, ты отправляешь ее к той же альтернативе?
     Кал-Эл позволил себе слегка улыбнуться.
     — Это логичный выбор.
     — Но его может там больше не быть. Насколько нам известно, он решил отбыть ещё сто лет назад.
     — Верно, но здесь играет роль еще один фактор. Я исследовал влияние более старых климатических условий на нее, и я нашёл кое-что… интересное.
     Подмигнув, он активировал имплантат. Между ним и Джор-Элом возникла телеметрическая диаграмма, и глаза последнего расширились, когда он прочитал данные.
     — Эти медицинские осмотры… они даже не должны быть…
     — Я знаю, — прервал его Кал-Эл. — При свете жёлтой звезды, такой, какой когда-то была Рао, она сможет обладать силами, превосходящими наши самые смелые мечты. К тому времени, когда они смогут прибыть, она будет для них богиней.
     Он взмахом закрыл голограмму.
     — Я сам только начал изучать фотонуклеарный эффект и боюсь, что не смогу завершить исследование.
     — Но она может, — пробормотал Джор-Эл. — Последнее дитя Криптона.
     — Странно, что последний сын стал отцом последней дочери, — сказал Кал-Эл, затем выпрямился. — Ты поможешь мне с этим, отец? Я управился с ракетой, но мне нужно подготовить хранилище знаний Криптона.
     Последовала минутная пауза. Затем Джор-Эл посмотрел вниз на свою внучку.
     — С моим последним вздохом.
     S
     Время шло, и толчки становились все более сильными. Тем не менее, работа продолжалась беспрепятственно, пока Джор-Эл не объявил, что начался последний день Криптона. В то утро, когда Рао поднялось над холмами, Кал-Эл стоял над ракетой. Фантомный Привод был установлен, и все оборудование было проверено. Он мог пересечь галактику по прихоти или — с трудом — путешествовать между вселенными. Вся реальность была открыта, но цель была такой… близкой.
     Его размышления были прерваны новой дрожью. Трава перед его домом яростно зашуршала, но само строение не дрогнуло. Меры безопасности работали, по крайней мере, на данный момент.
     — У вас трое посетителей, — объявил Килор.
     — Войдите, — ответил он.
     Мигнул трансферный диск, и на нём появилось три фигуры. Джор-Эл шел впереди с изможденным выражением в глазах. Дру-Зод стоял слева от него, рассеянно почесывая бороду, его мантия развевалась на ветру. На его широкой груди красовался фамильный герб Дома Зодов, означавший мужество.
     Кал-Эл тепло улыбнулся другу семьи.
     — Я думал, ты останешься на Даксаме.
     — Разве ты не слышал? Колонии сейчас практически пусты — все возвращаются на родину наших предков, как своего рода последнее паломничество. Довольно поэтично, на самом деле — Человек закончится там, где он начался.
     — Не совсем, конечно, но я могу оценить ваши чувства, — сказала фигура справа.
     Именно тогда Кал-Эл узнал последнего посетителя. Он был на полфута выше остальных, и его кожа была бледно-зеленой. Несколько красных информационных кристаллов были имплантированы прямо в его лоб, мягко светясь.
     — Аватар Брэйниака? — спросил Кал-Эл.
     — Он готов помочь нам подготовить хранилище, — сказал Джор-Эл.
     Брейниак шагнул вперед.
     — Я также подготовлю неразумную программу для управления ракетой.
     Кал-Эл улыбнулся.
     — Чтож, давайте начнем последние приготовления.
     S
     Зод положил свиток в ракету рядом со спящей Зарой. Ребенок заворковал, но не проснулся.
     — В конце этого есть сообщение для тебя, малышка, — сказал он. — Послание от всех домов Криптона — пусть ты пронесешь его у сердца, куда бы ты ни отправилась.
     Он отступил назад, затем улыбнулся остальным.
     — Я направляюсь в Кандор, прямо сейчас. Фаора ждет меня там вместе с половиной Криптона. Рао будет в зените своего могущества, когда это, наконец, произойдет.
     — Я тоже буду там, — сказал Джор-Эл. — Подожди меня, старый друг.
     Зод кивнул, затем ступил на передаточный диск. Брейниак поднялся во весь рост, затем повернулся к Кал-Элу.
     — Я закончил. Я сейчас уйду, чтобы дать вам немного уединения.
     — Я удивлен, что вы не хотите присутствовать здесь в этот исторический момент, — прокомментировал Джор-Эл.
     — В этом нет необходимости. Я смогу увидеть это тысячью глаз там, в небе.
     С этими словами аватар ушел через передаточный диск. Кал-Эл наблюдал, как исчезает остаточное изображение, затем опустился на колени над ракетой, глядя в глаза своей дочери. Зара наконец проснулась, открыла глаза и схватила отца за палец.
     — Мы должны поторопиться, — предупредил Джор-Эл.
     Кал-Эл кивнул.
     — Прощай, Зара. Я всегда буду рядом с тобой, даже если не смогу быть с тобой, растить тебя. Пусть ты найдешь счастье в своей жизни. Влюбляйся, с удивлением смотри в небо, наслаждайся каждым драгоценным мигом. И помни. Помни людей, которые поднялись из голубого мира, чтобы творить чудеса, потому что никто другой этого не сделает.
     Зара заплакала. Кал-Эл отстранился, вытирая собственные слезы, когда капсула закрылась. Отступив назад, он наблюдал, как ракета поднялась вертикально и взлетела, вокруг нее мерцал бледно-фиолетовый свет. Фиолетовое синие поднималось всё выше и выше, пока не превратилось в точку в небе. Для чего-то, что несло в себе все надежды и мечты мира, оно выглядело таким маленьким, таким хрупким.
     Затем, с яркой вспышкой, ракета исчезла.
     — Подумать только, что она будет там, совсем одна, — сказал Джор-Эл.
     Кал-Эл выпрямился, гордо выпятив грудь.
     — Нет. Она никогда не будет одна.
     Вместе они молча подошли к трансферному диску. Одним перемещением они вернулись в Кандор. Лара стояла рядом, как и Кара и Дру-Зод. Аватары Брейниака смешались с толпой, болтая или просто наблюдая за бурлящим красным диском над ними.
     — Все почти закончилось, — сказала Лара, подбегая, чтобы взять Джор-Эла на руки. — Подумать только, что всё это закончится…
     Кал-Эл обнял свою мать, зная, что это будет последний раз. Вокруг него некоторые начали петь. Молитвы, арии, всё, что приходило на ум, когда они готовились к своим последним мгновениям. Рядом с ним Дру-Зод крепко прижимал к себе Фаору, глядя только на лицо своей жены.
     Рао почти дрожал, от него явно вырывались струйки газа, когда он, наконец, превратился в планетарную туманность. Через короткое время Криптон превратится в пепел вместе со всеми его достижениями.
     Кал-Эл посмотрел в небо, затем глубоко вздохнул.
     — Сделай мир лучше, Зара, — сказал он.
     Затем он прошептал: «Лани.»
     После этого был только ослепительный свет.

6.05

     Несколько мгновений я просто смотрела на глобус, разинув рот. Возможности и теории проносились у меня в голове, и я изо всех сил пыталась привести их в порядок.
     Криптон… был Землей? И я была, несмотря на все предыдущие доказательства, на самом деле человеком? Это утверждение на первый взгляд казалось бессмысленным, но по мере того, как я думала об этом, оно начало складываться воедино. Это, конечно, вызвало вопросы, но дало ответы на многие другие.
     — Что ж, это кое-что объясняет, — сказала Дракон, наконец нарушив молчание.
     Я оторвалась от вращающегося изображения, чтобы посмотреть на нее. Оружейник и Сталевар сделали тоже самое, на их лицах тоже были удивленные выражения.
     Дракон взглянула на них, потом на меня.
     — Помнишь, как я уничтожила твою кровь там, в Провиденсе? Ну, прежде чем я передумала, я начала предварительный анализ и обнаружила, что у тебя есть ДНК.
     — Что означает, что Криптон и Земля должны были иметь по крайней мере самую малую общую родословную, — закончила я, обдумывая информацию. — Я помню, что читала об этом в нескольких книгах по астробиологии.
     Дракон кивнула.
     — Конечно, я ожидала, что результат будет больше похож на панспермию[16]. Бактерия как общий предок, распространенная по космосу кометами, сеющая жизнь везде, где она влияла на удачный мир. Я не ожидала, что связь будет такой… сильной.
     — Я думаю, что это преуменьшение века.
     — Ну, по крайней мере, это объясняет, почему ты выглядишь как человек, — сказал Оружейник, поглаживая бороду. — Это потому, что ты и есть человек.
     — Вообще-то, постчеловек, — поправила Дракон. — Результат генной инженерии и, вероятно, других технологий, о которых мы едва ли можем мечтать, развивавшийся в течение тысячелетий. По крайней мере, это наиболее вероятное объяснение. Это как та старая цитата Ницше: Человек — это мост, протянутый над пропастью, между обезьяной и тем, что лежит за порогом. Ты — то, что за порогом, Супергёрл.
     Кто-то за порогом. Что-то в том, как она это сказала, и в том, какие последствия это может иметь… это привело меня в ужас. Если правда, настоящая правда, выйдет наружу, то как отреагирует мир? Криптонские архивы показали, что человечество не одиноко, но теперь им придетя мириться с тем фактом, что со временем они могут стать такими, как я.
     — Тейлор? — спросил Сталевар мягким голосом. — Ты в порядке?
     — Это… — Я сделала глубокий вдох, затем выдохнула. — Это трудно принять, но я делала это раньше.
     Сталевар положил руку мне на плечо.
     — Я не могу представить, что ты сейчас чувствуешь.
     Я сжала его руку и улыбнулась.
     — Похоже, я не так одинока, как думала, а?
     Оружейник сделал шаг ближе к глобусу.
     — Все ещё возникает вопрос, почему эта информация была скрыта и от тебя. Я не вижу никаких причин, по которым твой биологический отец не хотел, чтобы ты знала, что ты постчеловек.
     — Возможно, он хотел быть уверенным, что это не ударит ей в голову, — предположила Дракон. — Одно дело верить, что ты инопланетянин, но знать, что ты можешь представлять будущее человечества… было бы легко попытаться направить мир по желаемому пути, подавая это как возвышение Земли до уровня Криптона.
     — Значит, ограничения должны были быть проверкой характера, доказательством того, что это не повлияет на нее таким образом.
     Я снова посмотрела на глобус.
     — Я думаю, что это своего рода выбор.
     Дракон перевела взгляд на меня.
     — Повтори?
     — Я думаю, Кал-Эл сделал это, чтобы предложить мне выбор, — послушно повторила я. — Я имею в виду, что разблокированные данные, вероятно, теперь включают лекарства, генную терапию и все другие методы, которые люди Криптона использовали, чтобы стать похожими на меня. Мы могли бы раскрыть это общественности, и позволить им начать идти по этому пути, или…
     — Или что?
     — Мы могли бы позволить миру самому определять свою судьбу. Кто я такая, чтобы вот так навязывать миру эти идеалы?
     Оружейник почесал подбородок.
     — Информация, содержащаяся в этой ракете, может изменить мир к лучшему, но я понимаю, к чему ты клонишь. Если сделать мир зависимым от одной-единственной вещи, подобной этой, это может плохо кончиться.
     — Это не значит, что мы должны просто позволить этому пропасть даром, — сказала Дракон. — Мы могли бы, по крайней мере, дать указания. Небольшие фрагменты информации здесь и там, которые могли бы позволить ученым, наконец, совершить прорывы. Они по-прежнему выполняли бы большую часть работы, но это все равно позволило бы нам использовать эти знания с пользой.
     — В этом я вынуждена с тобой согласиться, — сказала я. — Но сейчас я просто хочу еще раз об этом подумать. Мы не можем просто торопить события, верно?
     Оружейник кивнул.
     — Звучит неплохо. Мы с Дракон останемся здесь еще на некоторое время, посмотрим кое-что.
     — Всё в порядке, — ответила я. — А пока я возвращаюсь домой.
     — Звучит неплохо, — сказал Сталевар. — Не могла бы ты подкинуть меня?
     Я усмехнулась.
     — Конечно.
     Схватив его за плечо, я начала обратный полет в Броктон-Бей.
     S
     На следующий день я решила снова встретиться с Джоном, чтобы посмотреть, что он раскопал. Я не ожидала многого, учитывая, что с тех пор, как я в последний раз разговаривала с ним, прошел всего день, но у меня было предчувствие, что хоть что-то будет. Он определенно был хорошим детективом — он выяснил мою личность за такое же время.
     В то же время, однако, в нём было что-то такое, что казалось… странным. Он не был парачеловеком — заглянув внутрь его черепа, можно было увидеть вполне нормальный на вид мозг. Нет, это был ряд мелких факторов, таких как равномерность его пота и температура тела, а также то, как он держался. В чём-то его манеры напоминали мне меня саму: он намеренно старался казаться нормальным.
     Я на время отбросила эти мысли в сторону, поднимаясь по ступенькам в его кабинет. Я могла слышать еще одно сердцебиение внутри вместе с ним, взгляд внутрь показал дородную женщину лет шестидесяти. Она уже вставала со своего места, и я подождала, пока она уйдет, прежде чем войти в открытую дверь.
     Джон оторвался от своих бумаг и улыбнулся.
     — Тейлор? Рад снова тебя видеть. Полагаю, дела идут как обычно?
     — Ага. — Я скользнула в кресло напротив него, поправляя очки. — Кто была леди до меня?
     — Теперь я не могу нарушить конфиденциальность, не так ли? — Джонс усмехнулся. — Незначительное дело — я могу заняться им позже сегодня днем. Итак, на чем мы остановились?
     Я немного наклонилась вперед.
     — Фортресс Констракшн.
     — Ах, да. Ну, я пока не получил ничего конкретного, только некоторые подозрения. Когда-нибудь слышала о генеральном директоре Томасе Калверте?
     Я покачала головой.
     — Калверт раньше служил в СКП в качестве офицера отделения. Ушёл вскоре после инцидента с Нилбогом в Эллисбурге. В то время я был всего лишь детективом, занимавшимся расследованием преступлений, связанных с паралюдьми, но, когда я переехал, во всём этом было что-то определенно засекреченное. Всё, что я знаю, это то, что его уволили, но ходили слухи, что он действительно застрелил своего командира. Проверить невозможно, поэтому я не придаю этому особого значения.
     — Почему сотрудник СКП решил основать строительную компанию? — спросила я.
     Джонс усмехнулся.
     — Зачем директору СКП уходить на пенсию, чтобы стать частным детективом? У каждого есть что-то, в чём он хорош или, по крайней мере, чувствует себя комфортно, и иногда СКП не для них. Им может потребоваться время, чтобы осознать это, или просто миссия пошла наперекосяк. Но это к делу не относится.
     Он слегка наклонился вперед.
     — Калверт, бывший офицер СКП, может быть очень важным. Мне неприятно это признавать, поскольку я сам бывший член клуба, но в этом учреждении изрядная доля коррупции. Это совершенно ужасно — быть нормальным человеком, идущим против кого-то, обладающего силой, и иногда всё, что требуется, — это немного денег, чтобы заставить их смотреть в другую сторону. Калверт, если он делает что-то незаконное, знал бы, как этим воспользоваться.
     — Это всё?
     — Ну, Скитальцы могут быть в городе, но на данный момент это не подтверждено. Я имею дело с большим количеством слухов и перешептываний и недостаточным количеством конкретных доказательств. Это неприятная работа, но, возможно, я смогу добиться реального прогресса в течение следующих нескольких недель. Ты должна понять: эти расследования требуют времени, Тейлор. Когда я был детективом в Нью-Йорке, еще до того, как паралюди начали появляться, я однажды потратил год на сбор улик против босса мафии.
     — Ты прижал его?
     Джонс кивнул.
     — Это тяжелая работа, но она не бесплодна. Если Калверт окажется тем, кем я его подозреваю, мы могли бы возбудить против него дело и выиграть.
     Я улыбнулась, затем поднялась со своего места.
     — Спасибо, Джон. Это все, что мне сейчас нужно.
     — Береги себя, Тейлор.
     Я поднялась со своего места и вышла из кабинета. Я пошла обратно домой, засунув руки в карманы и притворяясь, что холодный ветер действительно действует на меня. На мгновение я подумала о том, чтобы нырнуть в переулок и выйти оттуда в костюме, но сначала мне нужно было кое-что сделать.
     Вытащив свой мобильный телефон, я позвонила Дракон. Последовала лишь секундная пауза, прежде чем она ответила.
     — Слушаю?
     — Это я. Я хотела спросить, не могла бы ты оказать мне услугу?
     — После всего, что ты сделала? Конечно.
     Я улыбнулась на это.
     — Ну, мне было интересно: ты когда-нибудь встречалась с бывшим директором СКП в Броктон-Бей?
     — Ты имеешь в виду Джона Джонса, верно? Да, я общалась с ним раньше. Если быть точной, он консультировался со мной, когда ты впервые появилась.
     — Ты когда-нибудь чувствовала, что в нем было что-то… не так? Манеры, внешность и так далее?
     — Нет, не особо. На самом деле он был довольно вежливым и справедливым директором, хотя Пиггот неплохо справляется со своими обязанностями.
     Наступила пауза, прежде чем она продолжила.
     — Я так понимаю, ты нашла в нём что-то странное?
     — Это трудно объяснить, — ответила я. — Не могла бы ты просто изучить его биографию?
     — Я могу сделать это прямо сейчас, если хочешь.
     Последовала пауза в несколько секунд. Теперь, когда я знала правду о ней, я могла понять, как она могла так быстро и эффективно искать в Интернете. Если бы я обратилась с такой просьбой к кому-нибудь другому, им потребовалось бы гораздо больше времени, чтобы что-то выяснить.
     — Это странно. Его послужной список прослеживается только до 91 года. У него есть свидетельство о рождении и все необходимые документы, но я не удивлюсь, если оно было подделано.
     — Как это не привлекло внимания людей в СКП? Разве они не проверяют биографию?
     — Честно говоря, они никогда не просили меня об этом. Я только почётный член, помнишь? Следы сделавшим это заметены умело — нужен кто-то вроде меня, чтобы раскопать это. Возможно, я смогу получить дополнительную информацию по этому вопросу, но это будет нелегко. В данный момент я довольно занята.
     — Все в порядке, Дракон. Дальше я разберусь сама.
     — Я действительно не вижу цели этого твоего маленького расследования, Тейлор — Джонс уволился из СКП. Ты его в чем-то подозреваешь? Если это так, то я могла бы тебе помочь.
     — Нет, все в порядке. Спасибо за предложение. Я встречусь с вами позже и обсудим те «советы», которые вы предложили.
     — Тогда до связи.
     Я завершила разговор и сунула телефон обратно в карман. Я продолжала идти по улице, пока вокруг никого не осталось, затем свернула в переулок. Переодевшись в костюм, я отправилась туда, где во мне нуждались. В Калифорнии был лесной пожар, который требовал моего внимания, и не только он.
     Однако, когда я летела через всю страну, мои мысли были заняты чем-то другим. Было ясно, что Джонс хотел мне помочь, но в то же время он был не тем, кем казался. Если это действительно так, то кто же он такой?

6.06

     Примечание к части
     Поскольку обычно у Туктуна запас грибов заканчивается раньше чем сюжет его произведений, он либо замораживает фанфик либо оставляет открытые на всю ширь финалы. Потому великая кошачья общность большинством мявов решила оказать содействие и довести данную работу до ума. Поскольку даже корявый сюжет ломать объ колено не стоит, изменения будут идти по нарастающей, оставляя в покое основную идею. Мя!

     У меня было полно забот и без выяснения подоплеки биографии Джонса. Мне удавалось занять себя только патрулированием Броктон Бэй, а теперь я патрулировала всю планету. Я мчалась от катастрофы к катастрофе, независимо от размера, разгоняясь до такой степени, что мир иногда казался размытым пятном подо мной. В череде моментов я могла остановить оползень в Камбодже, затем вытащить маленького мальчика из-под колес в Вашингтоне, округ Колумбия, и завершить это остановкой выхода из строя атомной электростанции.
     В то же время у меня также были на уме десятки проектов, многие из которых касались базы, которую я построила в Арктике. Земля не была террариумом, в котором я могла бы играть в Бога, но это не означало, что я не могла помогать людям в их собственных начинаниях. Я помогала учёным в Норвегии собирать образцы для Глобального хранилища семян на Шпицбергене, а также инженерам в Тунисе в проектировании каналов и опреснителей. Я даже помогла команде студентов колледжа доставить на Луну их исследовательский аппарат.
     Проведя всего неделю в качестве глобального героя, я все ещё училась держать себя в руках. Сталевар был прав — я бы сошла с ума в течение недели, если бы попыталась безостановочно геройстовать, и мне всё ещё нужно было время, чтобы быть собой, а не только Супергёрл. С другой стороны, я не могла простить себе, если бы случилось что-то ужасное, когда я могла бы легко это остановить. Другая работа, которой я занималась, заключалась в борьбе с причинами несправедливости в мире, но пока мне всё еще приходилось иметь дело с её последствиями.
     Тем не менее, мне нужен был небольшой перерыв, и у меня была только одна идея. К тому же, мне нужно было загладить вину перед Сталеваром за то, что я сорвала недавнее свидание.
     S
     Луна была полной на небе, когда я неторопливо шла к углу пустынной улицы, и прохладный ветерок мягко меня обдувал. Толстовка, которую я носила, была в основном для внешнего вида, но карманы были хороши для хранения вещей. Это было удачно: пара предметов, которые я имела с собой, иначе привлекли бы внимание любого прохожего.
     Сталевар был там, как я и просила, слушая криптонскую музыку на своем кассетном плеере. Его голова покачивалась в такт ритму, а лицо освещала улыбка. Мое сердце согрелось, когда я увидела его таким, особенно после того, как прошло последнее свидание.
     Он, наконец, заметил меня и снял наушники.
     — Ты хорошо выглядишь. Я имею в виду, не то чтобы обычно это не так, но это, эм… Мне нравятся твои волосы.
     — Спасибо, — смущенно ответила я.
     Я провела рукой по своим волосам, которые наконец-то вернулись к нормальной длине. Какой бы защитный эффект ни производило мое тело, он, наконец, распространился до такой степени, что я могла отрастить их и не беспокоиться о том, что они сгорят. С другой стороны, продукты, казалось, тоже не оказывали на это никакого влияния.
     — Итак… — начал Сталевар. — Еще один фильм? Ты довольно смутно описала что мы будем делать.
     Я хитро прищурилась.
     — Я думаю, тебя ждет приятный сюрприз.
     Вытащив из кармана устройство, я бросила его ему. Он с легкостью поймал его, затем повертел в руке, нахмурив брови.
     — Что это такое?
     — Это воздушная маска, — ответила я. — В ней также есть маленький радиоприемник. Я знаю, что тебе не нужно дышать, но тебе это понадобится, если ты захочешь поговорить.
     Сталевар моргнул.
     — Эм, куда мы направляемся, Тэй?
     Я позволила себе усмехнуться.
     — Вверх.
     Натянув свою воздушную маску, я жестом приказала ему сделать то же самое. Как только это было сделано, я убедилась, что радио работает, а затем обняла его обеими руками. Я могла бы перемещать людей со сверхзвуковой скоростью, не раздавливая их из-за сильного ускорения или не испаряя их из-за трения, но я предпочла перестраховаться, чем сожалеть.
     — Это может быть немного странно, — сказала я.
     Прежде чем он успел ответить, я рванула прямо вверх, неуклонно увеличивая скорость. Ветер завыл вокруг нас, а затем затих, когда я преодолела звуковой барьер. В считанные секунды мы оказались над облаками, и Броктон Бэй засиял у нас под ногами, как бесчисленные маленькие драгоценные камни. Но я не стала задерживаться надолго. Набирая скорость, я взлетала все выше и выше, пока последние клочья атмосферы не оторвались от нас.
     Я наконец остановилась, как только мы оказались на низкой околоземной орбите. Отстранившись от Сталевара, я схватила его за руку, чтобы он не уплыл. Его глаза расширились, когда он наконец понял, где находится, и он стал всматриваться в голубой мир под нами.
     — Вау, — выдохнул он. — Я… Я на самом деле в космосе. Я никогда не думал, что на самом деле…
     Он замолчал, и я не могла его винить. Осознания того, где мы находимся, в сочетании с величественным видом было достаточно, чтобы лишить дара речи любого. Весь мир простирался под нами, море синего, белого и других цветов, которые могла видеть только я. Многие астронавты говорили о том, что вся их жизнь изменилась, когда они посмотрели на свой дом сверху и поняли, насколько мелки человеческие ссоры.
     Я была согласна с ними. Если бы все могли видеть мир так, как они, или даже так, как я, тогда я не думаю, что они когда-нибудь снова смогли бы поднять руку в гневе.
     Отпустив его, я позволила ему немного плыть по течению. Казалось, ему это понравилось, учитывая выражение крайнего ликования на его лице, и он начал извиваться, пытаясь маневрировать.
     — Это потрясающе! — сказал Сталевар, приходя в восторг. — Я никогда раньше не чувствовал себя так…
     Я усмехнулась.
     — Мы только начали.
     Схватив его снова, я рванула в направлении Луны. Здесь, где не было воздушного трения, о котором можно было бы беспокоиться я могла двигаться так быстро, как хотела. Менее чем через секунду мы парили над серебристой поверхностью Луны, недалеко от места посадки Аполлона-11. Я опустила Сталевара на землю, позволив ему упереться ногами в реголит, а затем приземлилась прямо рядом с ним. Земля сияла над нами, как голубой мрамор.
     — Я… это Аполлон, — сказал Сталевар, указывая на ступень спуска. — Первая высадка на Луну. Я… я не ожидал, что когда-нибудь действительно увижу это лично, вот так…
     Я тепло улыбнулась.
     — В течение многих лет я всегда хотела побывать здесь. С такими глазами, как у меня, я действительно могла видеть всё это с Земли, но это казалось таким далеким, понимаешь?
     — Вроде того, — ответил Сталевар.
     Он сделал несколько неуверенных шагов вперед, позволив реголиту тихо хрустнуть под его стальными ногами. Опустившись на колени, он схватил пригоршню пыли, позволив ей прилипнуть к пальцам. Я вспомнила, что читала о том, как статический заряд заставлял её цепляться к скафандрам астронавтов. Они также сказали, что она пахла порохом, и я могла каким-то образом подтвердить это, даже через космический вакуум.
     Сталевар сделал небольшой прыжок, как бы проверяя низкую гравитацию, затем внезапно отскочил в сторону, преодолев пятьдесят футов одним прыжком. Твердый базальт под реголитом треснул и раскололся, когда он приземлился, и он чуть не потерял равновесие, но это не помешало ему снова прыгнуть. Он начал прыгать по лунному ландшафту, как кенгуру, его металлическая кожа блестела на солнце.
     — Опа! — крикнул Сталевар.
     Я посмотрела ему вслед, а затем подплыла ближе к месту посадки Аполлона. Флаг лежал на земле, выбеленный десятилетиями на солнце, и я осторожно поставила его обратно вертикально, убедившись, что не потревожила ни один из следов, оставленных Армстронгом и Олдрином. Они будут сохраняться миллионы лет после того, как люди, которые их оставили, уйдут из жизни. Мемориальная доска, которую они оставили, тоже сохранится. Я провела несколько мгновений, уставившись на неё, особенно на последнее предложение.
     «Мы пришли с миром для всего человечества.»
     Я улыбнулась, затем взглянула туда, где все еще прыгал Сталевар. Я позвала его, и он начал прыгать обратно в мою сторону. Я решила пойти ему навстречу, и мы несколько мгновений стояли молча, просто улыбаясь друг другу. Затем я положила руку ему на плечо и вытащила фотоаппарат.
     — Ты уверена, что это хорошая идея? — спросил он. — Я хочу, но…
     — Не волнуйся, — ответила я, посмеиваясь. — Если люди когда-нибудь увидят это, они подумают, что это подделка.
     Отвернувшись от площадки Аполлона, я положила голову на плечо Сталевара и повернула камеру так, чтобы запечатлеть площадку и Землю над головой.
     — Сыр!
     Камера мигнула, и я убедилась, что изображение в фокусе. Конечно же, на нём были изображены мы двое с более широкими улыбками, чем я думала, что это возможно, в то время как Аполлон и Земля сияли позади нас.
     — Я думаю, у Денниса пошла бы пена изо рта, если бы он это увидел, — сказал Сталевар.
     — Ты думаешь, это плохо? Я думаю, Эмма была бы в ярости от того, что я не взяла ее сюда, ведь это предательство нашей дружбы.
     Убрав камеру, я крепче сжала Сталевара.
     — Следующая остановка, Юпитер.
     — Не Марс? — спросил Сталевар.
     Я пожала плечами.
     — Было бы неправильно украсть достижение у астронавтов, которые тратят годы на подготовку к подобной миссии. Впрочем, никто не будет возражать, если мы будем первыми на Ио или Европе.
     — Справедливое замечание.
     С этими словами мы отправились в путь. В поясе астероидов было больше частиц, и я решила встать перед Сталеваром, чтобы заслонить их от него. По меньшей мере десять минут мы мчались сквозь пустоту, и я изменила схему полета, чтобы лучше добраться до Юпитера. На наших глазах он превратился из единственной точки в небе в массивный диск, который доминировал над всем, что было видно.
     Обосновавшись на Ганимеде, мы просто провели полчаса, наблюдая как Юпитер вращается перед нами. Несмотря на то, что мы все еще находились в тысячах миль от него, он занимал огромный кусок неба. Огромные полосы облаков кружились вокруг короля планет, в то время как бушевали штормы, большие, чем Земля. Я могла бы охватить всё это, вплоть до кипящих морей металлического водорода и алмазного ядра, большего, чем Земля.
     Снова достав фотоаппарат, я сделала еще несколько снимков и сделала селфи с Сталеваром. Юпитер создавал потрясающий фон, и я поймала себя на том, что думаю о том, где побывать в следующий раз. Кольца Сатурна было бы удивительно увидеть вблизи, и я всегда хотела увидеть ледяные облака Нептуна вблизи…
     — Возможно, меня скоро переведут. — Сталевар сказал это поспешно, как будто выплевывал яд.
     Я резко повернула голову в его сторону, разинув рот.
     — Что?
     Сталевар вздохнул и склонил голову.
     — Меня отправили в Броктон-Бей из-за того, как плохо обстояли дела. АПП и Империя 88 вцепились им в глотки, помнишь? Им был нужен ещё один Страж на случай, если ситуация ухудшится. Но теперь город в полной безопасности. Строго говоря, это самое безопасное место в мире.
     — Из-за меня.
     — И не только меня. Штурм и Батарея собираются в Нью-Йорк, а Оружейник, вероятно, переезжает в Чикаго. Они больше не нужны в Заливе.
     Секундная пауза. На краткий миг мне показалось, что я увидела странную вспышку на его лице. Это было почти как свет, но не совсем. На данный момент я отмахнулась от этого.
     — Мы все еще можем встречаться, — наконец сказала я. — Мне было бы легко навестить тебя в нерабочее время.
     — Это было бы легко для Супергёрл, но будет ли это легко для Тейлор Эберт? — Сталевар хмурился, пока говорил. — Я не хочу, чтобы меня переводили, но и права голоса у меня тоже нет. Надеюсь, они позволят мне остаться здесь.
     Я схватила его за руку и крепко сжала.
     — Мы все еще можем заставить это работать. Ты сам это сказал. Я Супергёрл, я могу сделать все, что угодно.
     Сталевар улыбнулся, но больше ничего не сказал.
     Я наклонилась к нему, обнимая его за талию, и он ответил мне взаимностью. Какое-то время мы обнимали друг друга, просто наблюдая, как мимо вращается Юпитер. Должно быть, это длилось всего несколько минут, но мне показалось, что прошла целая вечность.
     Притянув Сталевара поближе, я сняла с него маску и поцеловала его. Затем я отстранилась и помогла ему подняться на ноги.
     — Я должна вернуть тебя до начала твоей следующей смены, — сказала я, как только маска снова была надета. — Нужно возвращаться.
     S
     Сталевар поцеловал меня на прощание, прежде чем уйти, чтобы вызвать такси. Я смотрела ему вслед даже после того, как машина отъехала, потом снова включила фотоаппарат. Наша фотограция на Луне вызвала улыбку на моем лице, и я отправилась домой.
     Я не успела уйти далеко, как у меня в кармане тренькнул телефон. «Привлек к себе излишнее внимание, нужна помощь» гласило сообщение от Джонса. Мгновение спустя я неслась через весь город к неприметной машине детектива, которую окружали наемники в масках и автоматическим оружием в руках.
     Я тщетно искала взглядом на их экипировке и телах что-либо, что позволило бы идентифицировать кому хватило наглости напасть на человека под моей защитой. Спустя пару мгновений до меня дошло, что единственной, кто знал об обещании, была я сама.
     Никогда не пытайтесь ударить себя ладонью по лицу в полете — результатом этого стала пара кульбитов, которые, я очень надеюсь, никто не заснял. Пока я отвешивала себе фигуральные и физические оплеухи бандиты вытащили вяло сопротивляющегося Джонса и к моменту моего подлета обступив детектива что-то от него требовали.
     — …приводит излишнее любопытство мистер Джонс. Ну а теперь. — и бандит вскинул армейскую М16, увенчанную каким то странным видом глушителя.
     Я должна была действовать быстро, пока ситуация не стала необратимой. Практически упав между ними, я оттолкнула бандита от Джонса, периферийным зрением замечая как остальные наемники отзеркалили действия своего товарища, вскидывая оружие.
     Время ускорилось, и оттолкнутый бандит покатился по асфальту. Глаза остальных расширились, но вместо того чтобы разбегаться они все открыли по мне огонь. Оттолкнувшись толчковой ногой от асфальта я бросилась на наемников, игнорируя их выстрелы и стараясь двигаться так, чтобы всякий раз оказываться между ними и Джонсом. Спустя десяток секунд всё было кончено — если не считать приглушенного вскрика у меня за спиной — резко обернувшись я увидела, что первый наемник успел выстрелить с колена — Джонс держался за плечо, сквозь его пальцы виднелась кровь. С разбега вырубив бандита тыльной стороной ладони, я озабоченно повернулась к детективу — мне немедленно следовало озаботиться спасением его жизни, армейская пуля могля оставить очень неприятную рану.
     Подлетев к Джонсу я немного растерялась. Я не могла вынуть пулю, не обладая медицинским оборудованием, лишь облегчить положение до прибытия врачей — если бы я правильно сфокусировала свое тепловое зрение, я, возможно, смогла бы прижечь рану…
     Внезапно Джонс выпрямился и пуля звякнув покатилась по асфальту. На ней было совсем немного крови, и даже её остатки начали превращаться в дым, когда та остановилась. Он взглянул на меня, затем уставился на тела с выражением ярости на лице.
     — Джон? — слабо спросила я. — Ч-что…
     — Разрушили мою маскировку, — прорычал Джонс, направляясь к наемникам. — Глупо с моей стороны было терять бдительность.
     — Джон, — сказала я твердым голосом.
     Ярость исчезла с его лица.
     — Прости. Раскрытие моей маскировки не способствует хладнокровию.
     — Маскировки? — переспросила я. — Джон, что, чёрт возьми, происходит? Как ты это сделал?
     Джонс вздохнул.
     — Прости, я должен был сказать тебе с самого начала, вместо того, чтобы позволить тебе узнать вот так.
     Он хмуро захлопнул дверь машины, и оглянувшись на безлюдный переулок подошел ко мне.
     — Джон Джонс — это псевдоним — псевдоним, который я использовал во многих формах на протяжении десятилетий. Я наблюдал за тобой, дочь Эла, следил, чтобы ты была в безопасности.
     Дочь Эла. Только одно другое существо использовало этот термин, чтобы описать меня. В ответ я посмотрела на Джонса, и я имею в виду всмотрелась. Вплоть до молекулярного уровня и ниже, за фасад, что он формировал на поверхности. И в этот момент я поняла, что он даже отдаленно не был человеком.
     — Т-ты — это он, — прошептала я. — Зеленый Дракон.
     — В некотором смысле, — ответил он. — Это тоже прикрытие. Я последний из своего народа, как и ты. Единственный выживший на Маалека’Андра, мире, который вы знаете как Марс.
     Едва договорив он начал меняться. Его кожа из тёмно-коричневой превратилась в ярко-бирюзовую, его рост начал увеличиваться, пока его голова не поднялась на высоту девяти футов. Он расширился в плечах и сузился в бедрах, производя впечатление какого-то тяжеловесного громадного существа. Его руки и ноги удлинились, их пропорции изменились, а позвоночник изогнулся, пока он не стал похож на горбуна. Его рот и нос втянулись в сузившееся лицо, а глаза стали равномерно оранжевыми, в то время как голова удлинилась.
     Когда трансформация завершилась, передо мной стояло существо ростом в девять футов с плечами шириной в четыре фута. Его трехпалые руки царапали асфальт, а ноги стали похожи на птичьи, с суставами, обращенными в обратную сторону. На его лице не было ни рта, ни носа, ни ушей — всё, что на нём было, — это оранжевые глаза, совершенно не похожие ни на что, встречающееся на Земле.
     — Что за? — начала я.
     — Меня зовут, — пророкотал он, слова формировались в моем сознании, — Дж’онн Дж’онзз.

7.01

     Несколько мгновений я просто смотрела на существо передо мной. Оно смотрело в ответ оранжевыми глазами, которые мягко светились в темноте переулка. Несмотря на то, что они выглядели совершенно нечеловечески, я всё равно ощущала в них интеллект, тот самый изучающий взгляд, который отделял человека от зверей.
     — Как… — Мне, наконец, удалось пискнуть.
     — Это… долгая история — ответил, Джон — нет, Дж’онн. — Я понимаю, что у тебя, должно быть, много вопросов.
     — Это… это мягко сказано. Я так много хочу спросить тебя, но я не знаю, с чего начать или как подойти к этому.
     — Я уверен, ты сможешь что-нибудь придумать к тому времени, как мы всё уберём.
     Дж’онн указал на лежащие на земле тела.
     — Мы должны сдать их полиции.
     — И убедиться что они не расскажут о твоей отсутствующей ране.
     — Не нужно беспокоиться, — отмахнулся Дж’онн. — Я сотру им память и заменю последний временной отрезок другими событиями.
     Я моргнула.
     — Подожди. Получается это ты стёр память Святого о кодах Дракон, не так ли? Я имею в виду, у меня было предчувствие, но…
     Дж’онн кивнул, почти склонив свою длинную голову.
     — Это было сделано для того, чтобы защитить твою личность. И, чтобы защитить Дракон. Я давно подумывал о том, чтобы остановить Драконоборцев ещё в тот момент, когда они только начинали, но я боялся выдать себя. Я настроил против них СКП и надеялся, что этого будет достаточно.
     Он издал тихий звук, почти похожий на вздох.
     — Я сожалею, что не работал над этим усерднее. А теперь давай приступим к работе.
     Он начал медленно принимать человеческий облик — было бы неловко, если бы прохожие увидели девятифутового инопланетянина, стоящего с девочкой-подростком.
     Дж’онн окончательно съёжился, его пропорции стали более человеческими, и на его теле начала формироваться одежда. Последними вернулись более тонкие черты лица — морщины на его коже, бесчисленные незаметные волоски на теле, старческие пятна возле глаз. Вскоре Джон Джонс стоял передо мной, потирая синяк на щеке. Это было действительно поразительно — он мог выглядеть настолько человечным, что я никогда не смогла бы преодолеть смутные подозрения.
     Затем он начал устранять повреждения от пуль. Это было восхитительно — видеть, насколько ювелирно использовался им телекинез — он мог взять каждую отдельную гранулу вещества и вернуть её на место, где она была раньше. Через несколько мгновений переулок выглядел так, словно и не было никакой перестрелки.
     Я уставилась на дело его рук, затем снова повернулась к нему.
     — Что теперь?
     — Теперь я анонимно позвоню в полицию и сообщу им, что в переулке находятся подозрительные люди с оружием. Тебе следует поскорее уйти — встретимся на углу улицы через полчаса. Тогда я поговорю с тобой, и ты сможешь задавать любые вопросы, которые у тебя возникнут.
     Я кивнула.
     — Договорились.
     Дж’онн тяжело вздохнул.
     — Я должен был сказать тебе раньше, — сказал он. — Я имею в виду правду. Скоро увидимся, Тейлор.
     Я сделала глубокий вдох.
     — Скоро увидимся.
     Я прошла мимо него и вышла из переулка.
     S
     Прошло сорок минут, прежде чем Дж’онн присоединился ко мне на перекрёстке. Он был одет в обычный плащ и фетровую шляпу и даже наложил повязку на порез на щеке. Казалось, что он охватил как можно больше деталей для создания образа. В некотором смысле это напомнило мне о том как выглядело моё негероическое альтер эго — брекеты, которые я носила, служили примером.
     — Ты голодна? — спросил он. — Вопрос с подвохом, но я знаю место с некоторым уединением, где мы могли бы поговорить.
     — А ты не можешь просто, ну, использовать телепатию? — спросила я.
     Он усмехнулся.
     — Это требует концентрации. Это привлекло бы внимание, если бы мы пристально смотрели друг на друга в течение часа, не говоря ни слова.
     — Справедливо, — признала я. — Похоже она имеет свои ограничения.
     Он повернулся, жестом приглашая меня следовать за ним.
     — Пойдём, это немного дальше по улице.
     После небольшой паузы я последовала за ним. Это была действительно короткая прогулка — вскоре мы оказались перед небольшой лапшичной. Она была зажата между двумя большими зданиями, и, заглянув сквозь стену, можно было увидеть лишь горстку персонала и молодую пару, обедающую в углу. Там было довольно чисто, для такого типа заведений.
     Дж’онн открыл дверь, и я вошла вслед за ним. Пожилая хозяйка широко улыбнулась, увидев его, и медленно двинулась к нам.
     — Джон! — воскликнула она с сильным акцентом. — Рада снова тебя видеть!
     Она посмотрела в мою сторону, нахмурив брови, затем снова повернулась к Дж’онну.
     — Привёл подругу? — спросила она по-китайски.
     — Я всего лишь клиент, — ответила я, улыбаясь.
     Она издала тихий смешок.
     — Умная девочка! Но у тебя очень американский акцент. Обязательно поработай над этим!
     Дж’онн усмехнулся.
     — Как будто мой хоть немного лучше. Столик на двоих, пожалуйста.
     — Конечно. На том же месте?
     — Как всегда, Лю.
     Лю взяла со стойки два меню и повела нас в угол. Джон сел, и я заняла место напротив него. Подошёл официант и налил нам воды, затем принял наши заказы.
     Когда официант ушел, я наклонилась вперёд.
     — Старая знакомая?
     — Мы к этому вернемся, — ответил Дж’онн. — И не стесняйся задавать свои вопросы — похоже твой мозг сейчас закипит.
     Я сделала глубокий вдох.
     — Хорошо. Во-первых, ты действительно с Марса? В смысле, красная планета по соседству?
     Дж’онн кивнул.
     — Конечно, мои соплеменники зовут… называли её Ма’алека’андра. Значение довольно трудно перевести, но по сути это красная жемчужина в чёрном море, освещённая вечным огнём. Ваш мир, тот, на котором мы находимся, мы называем Ту’улука’андра. Это означает синее море мечты в чёрном море, освещённое вечным огнем.
     — Довольно ёмкие имена, — заметила я. — Мы назвали наш дом в честь грязи.
     Я сделала паузу, размышляя, затем продолжила.
     — Хорошо, каким образом ты с Марса? Это место бесплодно, и так было миллионы лет.
     — И так оно и есть, — ответил Дж’онн. — По крайней мере, по вашим меркам он был бесплоден. К тому времени, когда высохли последние моря, они нам уже были не нужны. Мы приспособились к тому, что вы бы назвали суровыми условиями, и он всё равно был для нас домом.
     — Но все равно должно быть что-то, верно? Какие-то руины, вещи, которые мы должны были найти.
     — Мы здесь не говорим о нескольких тысячах лет. К тому времени, когда ваш вид эволюционировал, последние руины рассыпались в прах.
     Я моргнула.
     — Подожди, сколько тебе лет?
     — В ваших годах или наших? — спросил Дж’онн.
     — Наших, я полагаю.
     — Я потерял точный счет несколько миллионов назад, но мне около одного с четвертью миллиарда лет. Раньше я иногда посещал Ту’улук’Андру и проводил время, наблюдая за бескрайними морями цветущих и умирающих водорослей. К сожалению, я пропустил кембрийский взрыв — в то время я был за пределами Солнечной системы. Однако мне удалось увидеть некоторые другие формы жизни.
     Миллиард лет. Как я ни старалась, я даже не могла начать осознавать этот промежуток времени. Вся история человечества или даже история Криптона была каплей в море по сравнению с этим временем. Жизненный цикл некоторых звёзд занимал меньшее время. Царствование динозавров на этом фоне было едва ли мигом. Я существовала всего пятнадцать лет, а уже столько всего повидала и узнала — чему можно научиться за миллиард?
     Могу ли я стать такой же? Был ли вообще предел тому, как долго я могла прожить? Насколько я понимала, я доживу до конца самой Вселенной, когда остынут последние звёзды, и реальность погрузится в тепловую смерть. Или, по крайней мере, могу дожить. Мне придётся разобраться в этом самой.
     — Господи, — пробормотала я.
     — Я знаю, это тяжело для восприятия, — сказал Дж’онн. — Для меня это тоже много значит. Видишь ли, какое-то время я боялся, что забуду свой дом за такое долгое время. По мере того как тысячелетия растягивались в эоны[17], я боялся, что всё, что делало меня собой, канет в бездну забвения. К счастью, этого не произошло. Я не забыл даже самых незначительных мелочей.
     — Ты сказал, что находился за пределами Солнечной системы. Где ты был?
     — Исследовал. И это всё, что я хочу сказать, по крайней мере, сейчас.
     — И как долго ты находишься на Земле? — не стала настаивать я.
     — Я совершил несколько коротких визитов за несколько геологических периодов времени. Непрерывно? С 1955 года. Хотя я был здесь некоторое время в 1800-х годах. Я был многими людьми, многими вещами, пока изучал Землю. Я был рыбаком в Гонконге и профессором в Уэльсе. Я был большой белой акулой в Тихом океане и деревом в Центральном парке. Я был японским репортёром и русской акушеркой.
     Я откинулась назад, делая глоток воды.
     — А как насчет человека передо мной? Как давно ты Джон Джонс?
     — Время от времени, в течение этого времени — это определённо моя любимая личность на Земле. Другими личностями я учил, но как Джонс, я могу делать. Я могу помогать людям своими способностями, не раскрывая себя и не играя в Бога с судьбой человечества.
     Он указал на свой плащ, который висел на вешалке.
     — Сейчас это немного банально, но когда я впервые надел его это было не так, и я очень ностальгирую. Я создал этот образ, читая старые романы о частных детективах, когда погружался в человечество. В то время я был смехотворно стереотипным, но во время Депрессии я был лучшим детективом в полиции. В результате у меня появился странный друг и несколько странных врагов на этом пути. Но это совсем другая история.
     Последовала пауза на несколько секунд, когда подошёл официант, чтобы снова наполнить наши напитки. Когда он ушёл, я снова наклонилась вперёд.
     — Я ещё не спрашивала, поскольку это может быть щекотливая тема, — начала я, — но что случилось с марсианами? Что случилось с Ма’алека’андрой?
     Дж’онн поднял голову, и я увидела боль в его глазах. Это была глубокая агония, похожая на рану, которая все еще не зажила после стольких тысяч тысячелетий.
     Подошел официант с нашими заказами, но ни один из нас не притронулся к своим тарелкам.
     — Мне жаль, — сказала я.
     — Не стоит — ты задала естественный вопрос. Это… это не то, что я должен обсуждать в данный момент, — наконец ответил он. — Есть определённые темы, которые, так сказать, чрезвычайно деликатны.
     Я нахмурилась.
     — Пожалуйста, не говори мне, что это то, к чему я должна быть готова — я получаю достаточно этого от Брэйниака.
     Дж’онн остановился посреди поедания своего супа.
     — Брэйниак? Искусственный интеллект?
     — Нет, это просто программа-оболочка, выполняющая роль чат-бота, — начала я, но мои глаза расширились. — Подожди, подожди, подожди. Как ты узнал о Брейниаке?
     — Я телепат, Тейлор. Я не люблю совать нос в чужие головы, но я часто выуживаю несколько мыслей из головы, просто инстинктивно. Я имею представление об искусственном интеллекте и о чём-то под названием Брэйниак.
     — Это похоже на то, как ты выяснил мою личность? — уточнила я.
     Он покачал головой.
     — Нет, на самом деле я хороший детектив. Мне не нужно было быть с Марса, чтобы сделать это.
     Мы замолчали на несколько минут, чтобы поесть. Проглотив немного лапши, я продолжила свой допрос.
     — Итак, что насчет Зелёного дракона? Почему ты сражался только с Левиафаном?
     Словно по космическому совпадению, со стороны кухни донеслась короткая вспышка, когда повара тушили горящую утку, и я увидела, как Дж’онн вздрогнул. Глядя на это было легко связать всё воедино, особенно с тем, что я видела в Провиденсе.
     — Это твоя слабость? — недоверчиво спросила я. — Огонь?
     — Я эволюционировал в атмосфере, лишенной кислорода, — ответил Дж’онн. — Я могу быть прочным, но при этом я очень легковоспламеняющийся. К сожалению, некоторые научились использовать это против меня. Бегемот, естественно, и Симург.
     — Каких еще врагов ты нажил? — спросила я.
     Прежде чем Дж’онн успел ответить, я внезапно услышал ужасный крик ближе к центру города. Я развернулась на своем сиденье и почувствовала тревогу Дж’онна.
     — Что это? — спросил он.
     Я удивленно моргнула.
     — Я… Я на самом деле не знаю.
     Это был лучший ответ, который я могла дать. В тот момент я была немного отвлечена, учитывая, что чудовищное существо состоящие из торса женщины, с прилепленной к нему снизу мешаниной из конечностей убегало от обломков грузовика, явно в панике.

7.02

     Как только я вскочила со своего места, Дж’онн крепко сжал руку на моем плече. В то же время гигантская фигура замедлилась, ее движения стали менее неистовыми. Она успокаивалась, хотя и ненамного.
     — Я помню, как проводил расследование в отношении кого-то, кто мог быть ею, — сказал Дж’онн с напряженным выражением на лице. — Нам нужно быть осторожными с этим. Я успокаиваю ее разум, насколько могу, но этого будет недостаточно. Ты должна попытаться разрядить ситуацию, пока она не ухудшилась.
     — Поняла, — ответила я.
     Я быстрым шагом направилась к выходу из ресторана. Оказавшись снаружи и забежав за угол, я переоделась в костюм и менее чем за секунду долетела до места, приземлившись в добрых двадцати футах перед фигурой.
     Существо — нет, девушка — остановилась как вкопанная и уставилась на меня. Теперь, когда я увидела ее вблизи, она подавляла. Нижняя часть ее тела была реально большой, больше, чем у слона, и выглядела как что-то из худших снов Лавкрафта. Она состояла из бесчисленного множества ног разных форм и размеров, многие из которых были гротескными карикатурами на конечности животных, а также множества зияющих пастей.
     Вонь прогорклого мяса и свежей крови достигла моего носа, и мне пришлось подавить рвотный позыв.
     — Я… я помню тебя, — сказала девушка. Несмотря на ее чудовищную нижнюю половину, ее голос был мягким, даже хриплым. — Я читала о тебе в сети. Ты та инопланетная девушка, которая убила Губителя. Эс что-то там.
     — Супергёрл, — подтвердила я. — И я здесь, чтобы помочь тебе, но мне нужно, чтобы ты сохраняла спокойствие. Как тебя зовут?
     После минутного колебания девушка ответила — Ноэль.
     — Хорошо, Ноэль. Не могла бы ты рассказать мне, что произошло?
     — Я была в грузовике — э-э, вон в том грузовике, и он разбился. Я начала, гм, паниковать, и водители… о боже, водители.
     Прежде чем я смогла разобраться с тем, что она имела в виду, я услышала яростный рев, доносящийся из-за угла. Обернувшись и заглянув в здание, я увидела неуклюжую фигуру мужчины, загоняющего парочку. Он был уродлив, одна рука была намного длиннее и мускулистее, чем у её атрофированный близнец, а походка была однобокой из-за искривленного обрубка левой ноги.
     Как, чёрт возьми, я могла это пропустить? Неужели разговор с Дж’онном так сильно отвлек меня?
     Я обдумаю это позже. В мгновение ока я связала мужчину с помощью застежек-молний, которые носила на поясе. Он напрягся, выкрикивая непристойности, из его рта полетели плевки, но он был надежно зафиксирован. Просто чтобы быть уверенной, я привязала его к ближайшему телефонному столбу, затем напрягла слух, прислушиваясь к новым неприятностям.
     И действительно, рядом оказался ещё один деформированный человек, на этот раз с бледным плавником в качестве нижней части тела. Он был на соседней улице, используя свои чудовищные руки, чтобы ползти за пятилетним ребенком. С ним было так же легко справиться, как и с первым, но это всё равно не давало ответа на вопрос, откуда они взялись. Можно было утверждать, что расспросы ни к чему меня не приведут — их мозги были так же искажены, как и их тела.
     Просканировав окрестности в поисках других подобных, я вернулась к Ноэль. Она не пошевелилась за то короткое время, что я оставила ее позади, но я могла сказать, что она снова начала паниковать. Вдалеке выли сирены СКП и полиции. Кто-то, должно быть, увидел искалеченных людей и вызвал их — на бумаге это был умный ход, но я могла сказать, что в данном случае это могло только обострить ситуацию.
     — Ноэль, сохраняй спокойствие, — сказала я, изо всех сил стараясь, чтобы это звучало уверенно. — А теперь, не могла бы ты рассказать мне, что случилось с водителями?
     — Они… Я думаю, что они внутри меня, — ответила Ноэль. — Когда грузовик разбился, я врезалась в них, когда пыталась выбраться, и они прилипли ко мне, и я…
     Мне не нужно было больше ничего слышать. Они довольно хорошо сочетались со всеми другими придатками животных и телами, хранящимися внутри нижней части тела Ноэль, но я смогла увидеть их почти в середине её тела, хранящихся в чём-то почти похожем на эмбриональный мешок. К счастью, они всё ещё были живы — я слышала их сердцебиение, медленное и ровное. Казалось, что они спали, видели сны, но порождаемая ими мозговая активность была необычной.
     Опять же, я не должна была пропустить это. Мне нужно было сосредоточиться, отбросить в сторону то, что Дж’онн рассказал мне о себе. Гражданские уже разбегались, оставляя улицу пустой, но я понятия не имела, будет ли этого достаточно на случай, если ситуация ухудшится. Я понятия не имела, насколько сильной на самом деле была Ноэль — насколько я могла оценить её рейтинг угрозы, она вполне могла быть угрозой уровня Губителей, и это не принимая во внимание уродливых мужчин.
     — Ноэль, — тихо спросила я, — ты можешь попытаться вытащить их?
     — Я пыталась, — последовал хриплый ответ. — Но когда я это сделала, эти вещи вышли наружу. Это происходит каждый раз, когда что-то живое прикасается ко мне. Они становятся больше, сильнее и злее. Иногда я теряю контроль, если я не нахожусь в действительно хорошем свободном пространстве, и сознание перехватывает автопилот. Это… это ужасно, и с каждым днем становится всё хуже.
     Это объясняло двух мужчин, которых я задержала, — они были несовершенными копиями водителей. Своего рода клоны, каждый из которых представлял опасность для мирных жителей.
     Что ж, это создавало проблему. Если она поглотит кейпа, будут ли копии обладать силой? А как насчет меня? Я понятия не имела, насколько хорошо она сможет скопировать мою физиологию, да и выяснять это не хотелось. Если у получившегося клона будет хотя бы часть моей силы…
     Это становилось более серьезным, чем я первоначально подозревала. Мне нужно было увезти Ноэль отсюда, и вытащить двух мужчин, стараясь не породить собственного клона. И, судя по тому, как быстро менялся уровень ее гормонов, казалось, что у меня будет не так много времени, прежде чем так называемый автопилот возьмет верх.
     Щелкнув датчиком на запястье, я активировала связь, встроенную в мой костюм.
     — Дракон, это Супергёрл. У нас инцидент в Броктон-Бей, и мне не помешала бы некоторая помощь.
     — Я уже получила сообщения о аварии в городе. Также поступают отрывочные сведения о нескольких чудовищах. Насколько это соотвествует истине?
     — Более или менее, — ответила я. — Послушай, нам нужно оборудование, чтобы переместить живое существо размером чуть больше слона. Мне также нужны толстые перчатки и шлем.
     — Странная просьба, но на данный момент я доверяю твоему суждению. Оружейник и я прибудем примерно через пятнадцать минут с указанным тобой снаряжением.
     — Хорошо. — я отключила связь, затем повернулась к Ноэль. — Слушай, я приведу несколько человек, чтобы они перевезли тебя в безопасное место.
     — Ты и-имеешь в виду свою базу на Северном полюсе или что-то в этом роде, верно? — спросила Ноэль. — Ты заберешь меня туда?
     Я кивнула.
     — У нас там самое современное оборудование во всём мире. Если где и возможно помочь тебе, то только там. Я не могу обещать ничего, кроме этого: я сделаю всё, что в моих силах, чтобы помочь. Всё, что тебе нужно сделать, это успокоиться и дождаться прибытия моих друзей, чтобы мы могли отвезти тебя туда.
     — Ты действительно собираешься мне помочь?
     — Конечно да. Я же Супергёрл.
     Это, казалось, возымело желаемый эффект. Ноэль глубоко вздохнула, и я увидела, что уровень ее адреналина падает, когда она начала пытаться сохранять хладнокровие, даже когда приблизились СКП и полиция. Затем я услышала, как кто-то выкрикнул ее имя.
     Я осознала, что сзади раздались три сердцебиения. Обернувшись, я увидела быстро приближающихся трех кейпов верхом на какой-то шестиногой змее с пернатой кожей. Их лошадь резко остановилась, когда увидела меня, затем приблизилась более медленным шагом.
     — Трикстер? — Услышала я бормотание Ноэль.
     Ведущий кейп спешился и побежал к ней. Подойдя ближе, он поднял руки вверх, как бы уверяя меня, что не хотел причинить мне вреда. Тем не менее, я не спускала с него глаз, когда он приближался.
     — Ноэль, что происходит? — спросил Трикстер.
     — Её грузовик разбился, и она случайно поглотила водителей, — ответила я, вспомнив, что сказала мне Ноэль. — Я справляюсь с ситуацией.
     Трикстер моргнул, глядя на меня, как будто застигнутый врасплох тем, что я сказала. Позади него настороженно приближались два других кейпа. Один был дородным мужчиной с квадратными чертами лица, в то время как другая была довольно гибкой женщиной. Я не узнала их костюмы, но в них было что-то знакомое — их телосложение, то, как они держались.
     Внезапно что-то щёлкнуло. Были ли это те Скитальцы, о которых мне рассказывал Дж’онн еще до нападения Левиафана? Они, должно быть, были из Провиденса, в одинаковых красно-чёрных костюмах. Почему они были здесь?
     — Клоны? — спросил Трикстер, возвращая меня из раздумий. — Ты создала клонов?
     — Они у меня под охраной, — ответила я.
     — Ты должна убить их. — Его голос был настойчивым, искренне обеспокоенным.
     — Мне не нужно никого убивать. Они под охраной и никуда не денутся. Доверься мне.
     — Они ненастоящие люди, — парировал Трикстер. — Мы уже имели с ними дело раньше. Они чертовски сумасшедшие, и они не перестанут пытаться убивать людей. Ты, блядь, не можешь их реабилитировать, Супергёрл.
     Я скрестила руки на груди.
     — Я подожду, прежде чем выносить подобное суждение. На данный момент есть и другие насущные проблемы. Я забираю Ноэль на свою базу в Арктике, чтобы попытаться найти способ помочь ей.
     — У нас уже есть кое-кто, кто пытается ей помочь, — сказал дородный мужчина. — Не то чтобы мы этого не ценим, но это наше решение. Она наш друг.
     — Я думаю, что это в первую очередь её выбор, — ответила я. — И в чём, кстати, заключается помощь?
     Прежде чем я смогла получить ответ, визг шин на улице сообщил мне, что прибыла СКП. Я слышала щелканье готовящихся штурмовых винтовок, а также тихое шипение заряжающихся распылителей пены.
     — Чёрт, — услышала я бормотание Трикстера.
     Сердце Ноэль забилось, как у зайца. Густая кровь и другие жидкости начали течь по ее телу, когда ее эндорфины резко подскочили, и она развернулась лицом к фургонам СКП, припарковавшимся в сотне футов от нее. Ее глаза были расширены от страха, и я поняла, что всё пойдет наперекосяк, если я не буду действовать быстро.
     — Я держу ситуацию под контролем, — начала я заявлять достаточно громко, чтобы они услышали.
     Однако к тому времени было уже слишком поздно. Как человек, который мог видеть, как в мозгу вспыхивают нейроны, я могла определить, когда мозговые волны человека, так сказать, перемещаются между уровнями сознания. Импульсы снижались в одних областях и увеличивались в других, и все это в то время, как эндорфины и другие химические вещества изменяли свои соотношения и уровни в мозге.
     Когда я посмотрела на Ноэль, на то, как ее лицо исказилось от ярости, но глаза остекленели, я поняла, что она переключилась на автопилот.

7.03

     Как оказалось, для кого-то настолько массивного, Ноэль могла двигаться быстро. Она была не так быстра, как Левиафан, но, конечно, могла бы не отставать от машины на шоссе, если бы захотела.
     Тем не менее, для меня она могла бы с таким же успехом оставаться неподвижной. Я помчалась впереди нее, убирая фургоны и полицейских с её пути, затем вернулась к ней и зависла в воздухе. Сделав глубокий вдох, я поджала губы и выдохнула, целясь в землю перед Ноэль. Конус охлажденного воздуха ударился о тротуар, и ледяной шпиль взметнулся вверх, когда вода в воздухе замерзла. Продвигаясь вперед, мне удалось воздвигнуть толстую ледяную стену на пути Ноэль, пытаясь окружить ее.
     Она продержалась меньше, чем мне бы хотелось. Ноэль врезалась в нее, словно товарный поезд, разбив большую часть льда одним ударом. Она отшатнулась, словно оглушённая ударом, и я увидела, что несколько ее чудовищных придатков оторвались от удара. Она быстро пришла в себя, раны стремительно заживали, затем передними лапами смахнула оставшийся лед. Я снова выдохнула, создавая больше льда, но она начала перелезать через него.
     Она мешала мне спасти ее. Нижняя часть ее тела, казалось, имела наибольшую связь с ее способностями. Я могла видеть своего рода колодец — часть её тела, из которой, казалось, исходили излишки жидкости и тканей. Могу ли я изолировать это вместе с человеческой половиной Ноэль? Это удержало бы ее неподвижной, по крайней мере, на короткое время, и это дало бы Дракон достаточно времени, чтобы прибыть с материалами, которые я запросила.
     Усилием я вызвала тепловые лучи из глаз, отсекая передние конечности Ноэль. Она рухнула вперёд, из её многочисленных ртов вырвался рев, но повреждения стремительно восстанавливались. Я продолжила, отрезая нарастающие, затем аккуратно вырезала хороший кусок ее нижней части тела. Мне пришлось позаботиться о том, чтобы не испарить двух мужчин внутри неё или не вырезать сердцевину, но я справилась с этим.
     Части тела, которые я отрезала, начали распадаться на части, и Ноэль упала навзничь. Галлоны крови и других жидкостей брызнули наружу, обнажая колодец, как семя из перезрелого плода, и я услышала влажный хруст, когда ее рука сломалась при ударе о тротуар. Мешки, в которых находились водители, начали отслаиваться по мере разложения, и двое мужчин, оказавшиеся на асфальте, начали откашливать жидкость из легких.
     Именно в этот момент в меня, подобно снаряду, врезалась машина.
     Время замедлилось до ползания, в момент соприкосновения. Она разорвалась пополам, оборачиваясь вокруг меня, а затем взорвалась, разлетаясь на бесчисленные куски. Удар не сбил меня с ног, но образовавшаяся в результате шрапнель была проблемой, учитывая, что поблизости была дюжина обычных людей. В отчаянии я начала хватать более крупные обломки, те, что прорезали сталь, как масло обретя значительную кинетическую энергию. Броня офицеров СКП защитила их от более мелких осколков, так что я смогла сосредоточить свое внимание на более крупных обомках.
     Это было всё ещё слишком близко. Обернувшись, я увидела, что машину запустил один из друзей Ноэль. Если быть точным, дородного вида мужчина, который как раз тянулся к другой машине. В мгновение ока я лишила его сознания и надела наручники, только для того, чтобы стоящая рядом с ним девушка запустила одно из своих миниатюрных солнц. Глубоко вдохнув, я выдохнула — и оказалась на другой стороне улицы.
     Мне удалось удержаться от того, чтобы не заморозить машину, затем я снова развернулась лицом к Скитальцам. Это, должно быть, сделал Трикстер. В чем именно заключалась его сила? Это должно было включать в себя замену людей или предметов, но я все еще не совсем понимала границы. Мне нужно было сначала убрать его, прежде чем…
     — я стояла близко к Ноэль, слишком близко. Она уже восстанавливала нанесенный мной урон, и мне пришлось отступить, прежде чем она смогла прикоснуться ко мне. СКП тоже начали действовать — они уже покрыли пеной ее передние ноги, но она вырывалась из нее быстрее, чем они могли её наложить.
     Это начинало расстраивать, и Скитальцы не делали это лучше. Я могла понять, почему они это делали, ведь на кону была их подруга, но это не оправдывало того, что все эти люди подвергались риску. Мне нужно было обезвредить их, особенно Трикстера, прежде чем кто-нибудь действительно погибнет из-за них.
     Прежде чем Трикстер смог снова переместить меня, я ускорилась и нокаутировала его ударом в челюсть. Девушка попыталась направить свое солнце на меня, но я вырубила и её, а затем привязала её к остальным. Учитывая их возможности, это не удержит их надолго, но на какое-то время уберет с дороги.
     К сожалению, их устранение потребовало времени, которое Ноэль использовала с большим успехом.
     Звук рвущегося металла достиг моих ушей, и я обернулась, чтобы увидеть, как Ноэль врезается в передние ряды СКП, поглощая каждого офицера, с которым она могла вступить в контакт. Уже четверо из них были внутри нее, расположенные ближе к ее колодцу, чем раньше. Вытащить их будет сложнее, и это не считая клонов, которых она будет извергать тем временем.
     Это уже выходило из-под контроля, и не прошло и пяти минут. Бросившись вперёд, я вывела оставшихся офицеров за пределы досягаемости Ноэль, разместив их на близлежащих крышах. Как только они оказались в безопасности, я приземлилась обратно на улицу, установив некоторое расстояние между мной и Ноэль. Схватив фургоны, я перевернула их на бок, затем заморозила на месте, пытаясь создать баррикаду. Она пробилась сквозь лёд без особых проблем, но, надеюсь, бронированные машины дадут ей больше передышки.
     Как и раньше, она врезалась прямо в замерзшие фургоны, а затем начала колотить по ним своими чудовищными ногами, рвота извергалась из ртов на нижней части ее тела. Десять клонов выскочили из нее, пытаясь найти опору. Они были еще менее развиты, чем раньше; половина из них даже не могла нормально встать, когда они начали разбегаться. Барьеры ограничили бы их передвижение, и вывести их из строя было бы просто.
     Затем, внезапно, Ноэль начала подниматься. Ее когтистые лапы сначала скользили по ледяному металлу, затем начали находить опору, когда она приложила большее усилие.
     После минутного колебания я заморозила ее передние лапы. Она взвыла в агонии, когда ткани начали трескаться и рваться, а затем просто оторвались. Ноэль соскользнула обратно вниз, но ее ноги уже начали отрастать. Через мгновение у меня возникло ощущение, что она попробует это снова, поэтому я приморозила ее другие ноги к земле. Это оставило бы ее недееспособной еще на некоторое время, пока я пыталась придумать решение.
     — Это сержант Уэллс, — услышал я, как один из офицеров на крыше сказал в рацию. — Повторяю, это сержант Уэллс. Супергёрл в настоящее время занимается возможным Случаем 53. Способность, по-видимому, предполагает клонирование жертв. Жертвы остаются в живых и внутри, что может перерасти в ситуацию заложников. Ожидание классификации.
     Это было нехорошо. Было естественно, что СКП вызовет подкрепление, но если Ноэль сможет клонировать паралюдей с помощью способностей, то ситуация может ухудшиться. Я уже слышала несколько приближающихся сердцебиений, когда подъехал еще один фургон, а затем топот ног по земле. Один из них казался тяжелым, очень тяжелым, и я обернулась, чтобы увидеть приближающегося Сталевара и других Стражей.
     — Я слышал, что были проблемы… — начал Стояк, но его глаза за маской расширились. — О Боже, что за хрень.
     — Не подходи, — предупредила я. — Она может скопировать тебя.
     — Скопировать? — переспросил Сталевар.
     Словно отвечая на его вопрос, клон перелез через баррикаду. Его ноги были соединены в лодыжках и больше походили на ласты, чем на что-либо еще, но его руки были почти такими же большими, как и все остальное тело.
     — Чужая! — прохрипел клон, а затем упал.
     Я поймала его прежде, чем он успел раскроить себе череп об асфальт, а затем связала ему руки несколькими стяжками. Он продолжал сопротивляться, ругался на меня и пытался разорвать свои путы. Стояк бросился к нему и заморозил его, положив этому конец, затем начал отступать, когда услышал крик Ноэль из-за баррикады. Однако он остановился, когда я положила руку ему на плечо.
     — Вообще-то, мне бы не помешала твоя помощь прямо сейчас, — сказала я.
     — Что?
     — Мне нужно, чтобы ты заморозил баррикаду, чтобы у нее были проблемы с выходом. Чем дольше она там пробудет, тем лучше.
     Стояк кивнул, немного ошеломленно, затем сделал, как было сказано. Баррикада замерла, как раз в тот момент, когда Ноэль снова начала двигаться. Я взлетела, оторвав ей ноги, а затем приморозила большую часть ее нижней части тела к земле. В ответ она направила на меня струю рвоты. Я нырнула под нее, затем поймала одного из появившихся клонов. Обезопасив его, я повернулась обратно к Стражам.
     — Дракон скоро будет с оборудованием, чтобы переместить ее в безопасное место, — пояснила я. — Мы должны держать ее недееспособной до тех пор.
     — Мы ее перевозим? — переспросил Сталевар.
     — Долгая история, но я думаю, что мы можем ей помочь. Ее сила контролирует ее, заставляя ее вот так набрасываться.
     Сталевар взглянул на Ноэль, наполовину скрытую баррикадой. Эмоции промелькнули на его лице, и я вполне догадывалась о чем он думает. Если бы ему повезло меньше, он мог бы закончить так же, как она, с силой, которую он не мог контролировать.
     — Я доверяю тебе в этом, но нам нужен план, — наконец сказал он.
     — Согласна. Сталевар, разве ты не попадаешь в золотую середину, когда речь заходит о способностях?
     Он кивнул.
     — Силы, которые действуют только на живые существа, не могут повлиять на меня, и то же самое касается сил, которые действуют только на неодушевленные предметы. Я не думаю, что она может копировать меня. По крайней мере, я надеюсь.
     — Хорошо. Внутри нее четыре человека, и именно так она создает клонов. Как ты думаешь, ты сможешь освободить их?
     Сталевар вздохнул.
     — Я могу попытаться.
     — Я буду отвлекать ее, пока ты выдвинешься.
     — В любом случае, зачем тебе нужна наша помощь? — спросил Стояк. — Я думал, у тебя все под контролем.
     — Она клонирует людей, когда прикасается к ним, — ответила я. — Ты действительно хочешь, чтобы она клонировала меня?
     — Это… Хорошо, я понимаю, почему у тебя проблемы. Я не хочу знать что бы выплюнула эта монстрокейподевушка, если бы это случилось.
     — Ты все еще можешь помочь, — сказала я. — Нам нужно создать вокруг нее барьер, как только заложники выберутся, и держать ее в окружении.
     — Я думаю, что смогу это сделать, но тебе, возможно, придется носить меня на руках, — сказал Стояк.
     Я кивнула. — С этим не будет проблем.
     — А как насчет Висты и меня? — спросил Рыцарь.
     — Мне нужно, чтобы ты занялся клонами. Они будут пытаться сбежать, пока остальные из нас отвлекаются, и они попытаются напасть на любого, кого увидят. Постарайся не убивать их, но…
     Рыцарь кивнул.
     — Я понимаю.
     — Нам нужно действовать быстро, — продолжила я. — Я услышала кое-какие разговоры от СКП о том, что они могут назвать её угрозой S-класса и привести подкрепление.
     — Эм, ты уверена, что это была просто болтовня? — спросил Стояк, широко раскрыв глаза. — Я начинаю думать, что это нечто большее.
     Прежде чем я успел спросить, я услышала ещё одно сердцебиение, дальше по улице позади Ноэль. Я проследила за взглядом Стояка а и увидела фигуру в зеленой мантии, летящую к полю битвы, вокруг нее расходился свет, а безглазая маска прибывшего была направлена на Ноэль. Эйдолон. Я не слышала его всего минуту назад, а это означало, что он, должно быть, телепортировался сюда.
     Освещение вокруг Эйдолона вспыхнуло, и появились еще два кейпа, которых они видимо телепортировал с собой. Легенда и Герой. Они уже начали устанавливать периметр вокруг Ноэль, в то время как офицеры отступили.
     Похоже, они договорились о классификации Ноэль.
     — Супергёрл? — переспросил Сталевар.
     — Я думаю, что всё только что сильно усложнилось, — нахмурилась я. — Очень сильно.

7.04

     Эйдолон тем временем начал дейстовать. Молния исчезла, и я поняла, что он переключился на другую силу. Было ли это чем-то, что могло положить конец борьбе до того, как она выйдет из-под контроля?
     Пока Эйдолон позволял своей новой силе проявиться в полной мере, Легенда открыл огонь. Лазеры множества цветов ударили по ногам Ноэль, разрывая их в клочья и поднимая в воздух взвесь из запекшейся крови. Они изгибались и меняли углы, вырывая всё больше её плоти, но не угрожая людям, запертым внутри.
     Конечности начали регенерировать, но едва это произошло к атаке присоединился Герой. В его руках было массивное ружье, похожее на что-то из старого романа, стреляющее золотым лучом, когда он нажимал спусковой крючок. В месте падания плоть Ноэль распадалась на атомарном уровне, истаивая облаком элементарных частиц. На ране при этом оставалась золотистая пленка, и я поняла, что та замедляет регенерацию Ноэль.
     Не то чтобы это ее сильно останавливало. Она взвыла, а затем выплюнула во все стороны свою рвоту. Некоторая её часть перелетела через барьер, покрыв меня и Стражей, и вместе с ней появился клон. Я поймала уродливую женщину и зафиксировала ее, затем подняла глаза и увидела, что все, кроме Сталевара, лежат на земле и кашляют. Посмотрев вниз на свою руку, я поняла, что рвота на самом деле была массой болезнетворных бактерий и вирусов, таких же уродливых, как и клоны.
     Это действительно имело смысл, если подумать об этом. Она поглощала и клонировала людей — почему она не могла сделать то же самое с более мелкими организмами?
     Стояк пришел в себя первым, так как его броня покрывала каждый дюйм его тела. Часть рвоты просочилась, но она быстро разлагалась и перестала воздействовать на его тело в процессе. Он поднялся на дрожащие ноги, затем посмотрел на меня.
     — Мне нужно будет принять душ после этого, — сказал он ошеломленно.
     Я вытерла последние остатки рвоты со своего костюма, затем повернулась к другим Стражам. Они тоже быстро восстанавливались — похоже, что эффект был краткосрочным.
     — Все стало ещё сложнее, не так ли? — вздохнул Сталевар.
     Я кивнула.
     — Да, это плохо. —
     Позади нас Ноэль начала скользить к Триумвирату, оставляя за собой след из рвоты и клонов. Оружие Героя уже истощалось, даже несмотря на то, что он сделал в неё всего несколько выстрелов. Вместо того, чтобы пытаться восстановить повреждения, ее тело просто начало наращивать ткани вокруг ран. Появлялось все больше ртов, некоторые из них не были похожи ни на одно земное животное, и звуки, которые они издавали, пробирали меня до костей.
     Тем временем Эйдолон, наконец, перешёл в атаку. Я могла видеть гравитационные волны, исходящие от его тела, когда он летел, а затем махнул рукой вдоль улицы. Произошёл всплеск гравитационных волн, расходящийся от него, и внезапно всё, что было затронуто, сплющилось. Машины были раздавлены тоньше, чем блины, клоны разжижились, а ноги Ноэль буквально размазало по нескольким зданиям.
     Я уставилась на кровавую бойню. Когда Эйдолон напал, поблизости от Ноэль было полдюжины клонов, и он просто, не задумываясь, оборвал их жизни. Не то чтобы ему это было нужно — третий по силе человек на планете мог бы пощадить их, если бы действительно захотел. Почему он так мало заботился о сопутствующем ущербе, тем более что здесь была я, чтобы помочь?
     Я должна была убедиться, что поблизости нет никаких клонов, когда он попробует это в следующий раз.
     — Сталевар, со мной, — сказала я, хватая его за руку. — Попробуй и посмотри, сможешь ли ты вырезать людей — они будут близко к ее центру. Виста, Рыцарь, попытайтесь вывести из строя клонов.
     Я не дала им времени на ответ. Пролетев вперед, я высадила Сталевара прямо рядом с Ноэль, затем начала убирать клонов с дороги, фиксируя каждого из них застежками-молниями. Пока я это делала, я слышала, как вспарывается плоть, когда Сталевар начал прокладывать себе путь к спасению заложников. Повернувшись, чтобы понаблюдать за его продвижением, я увидела, как он вырвал одного из них из живота Ноэль, а затем бросил мужчину мне.
     Я поймала заложника, а затем перенесла его на одну из крыш. Он уже приходил в себя, так как бактерии в рвоте погибли, и я позволила СКП позаботиться о нем, когда летела обратно вниз. Сталевар освобождал еще одного заложника, как раз в тот момент, когда Ноэль обратила на него свое внимание. Он бросил заложника мне, а затем продолжил пробиваться сквозь толпу.
     К сожалению, Ноэль начала исцеляться вокруг него. Она не могла клонировать его, но всё равно, вероятно, могла бы захватить его в ловушку внутри, используя в качестве еще одного заложника. Может быть, он смог бы освободиться, но и вероятность что нет всё же была.
     Вот почему, вопреки здравому смыслу, я подлетела и начала вытаскивать его на свободу, хотя он был почти полностью окутан. Я встала так, чтобы не соприкасаться с кожей, и использовала тепловое зрение, чтобы удержать часть плоти подальше, поскольку она быстро пузырилась.
     Может быть, если бы я лучше использовала свое тепловое зрение, я могла бы просто освободить заложников Ноэль таким образом. Если этот бой и мог меня чему-то научить, так это тому, что я все еще была довольно неопытна. Тем не менее, это работало… пока Эйдолон снова не использовал свою гравитационную атаку.
     Вес внезапно увеличился, и мне показалось, что моя спина внезапно стала весить пятьдесят тонн. Мне удалось удержаться от удара о землю, и на самом деле я оставалась довольно неподвижной, но смещения было достаточно, чтобы вывести меня из равновесия ровно настолько, чтобы моя рука коснулась плоти Ноэль.
     После этого я вырвалась на свободу как можно скорее и отлетела в сторону. Тело Ноэль содрогнулось, и я увидела, что происходит что-то странное. Она действительно считала мою ДНК? Могла ли она на самом деле это сделать, или я просто слишком отличалась от обычных людей?
     Ноэль снова вздрогнула, затем выплюнула что-то размером и формой напоминающее плод. Он шлепнулся на землю, дергаясь и корчась в судорогах, а затем затих. Безжизненный.
     Я вздохнула с облегчением. Похоже не будет никаких искажённых версий меня, по крайней мере, пока.
     Конечно, это все равно повергло Триумвират в полную панику. Эйдолон пролетел низко, атаковав еще одной гравитационной атакой, двигаясь так, чтобы раздавить кусок плоти, который породила Ноэль. К сожалению, в полете он столкнулся с еще одним потоком рвоты, который заметил слишком поздно. Он сбил его в полете, и он кувыркаясь полетел на землю мимо Ноэль. Я рванулась подхватить его, но было слишком поздно — одна из конечностей Ноэль успела задеть его по касательной.
     В течение нескольких мгновений Ноэль ничего не издавала, даже не блевала, когда она отступала от нас, ближе к барьерам, которые возводил Стояк. Легенда и Герой продолжали поражать её в ноги, выводя ее из равновесия. Я надеялась, что она не сможет клонировать паралюдей со способностями.
     Затем она выплюнула клона. На этот раз, однако, мужчина не был уродлив, скорее всего, из-за времени, потраченного на вызревание. Он поднялся на ноги, вытирая немного грязи, затем пристально посмотрел на меня.
     — Это что… Генеральный Директор? — Услышала я бормотание Рыцаря, когда он закончил бороться с клоном на земле.
     Очень на это похоже. Эйдолоном был генеральный директор СКП Дэвид Смит.
     Это… это было неправильно. Весь смысл СКП заключался в том, что паралюди не могли управлять шоу и диктовать условия, которые в значительной степени благоприятствовали им по сравнению с людьми, не обладающими властью, и самый могущественный член Протектората был в ней главным?
     Настоящий Эйдолон бросился на клона, но его двойник замерцал и исчез. Он использовал силу телепортации, чтобы сбежать, и, насколько я знала, мог быть на другом конце света.
     Мне нужно было найти его, и быстро. Но чем дольше я буду его искать, тем больший хаос сможет учинить Ноэль. Любой выбор, который я сделаю, потенциально мог стоить жизни; какой из них я могла бы вообще принять?
     Я помогу справиться с ней.
     Время, замедлилось, пока эти слова эхом отдавались в моей голове. В тот момент мне показалось, что мир стал статичным, застывшим во времени.
     Дж’онн?
     — Да, — последовал его ответ. — Я помогу сдержать Ноэль и попытаюсь посмотреть, смогу ли я успокоить ее разум. Если нет, я могу просто сдержать ее — у меня нет ДНК, которую она могла бы дублировать. Дракон и Оружейник уже в пути; я думаю, если мы ее достаточно успокоим, то сможем увести ее отсюда, пока все не стало ещё хуже. Мы со Сталеваром можем попытаться освободить оставшихся заложников.
     Ты раскроешь им себя, если пройдешь через это.
     На данный момент слишком многое поставлено на карту, чтобы меня это волновало. Если раскрытие себя — это то, что нужно, то так тому и быть. Я слишком долго был в тени, и так достаточно; пришло время мне выйти на свет. А теперь захвати клона, пока он не причинил еще больше вреда.
     Я кивнула.
     — Принято. —
     Время продолжило бег, и я занялась поисками клона. С моими глазами это не составляло труда, особенно учитывая, что я знала, как он выглядит.
     Там. Завис над озером Тахо, готовя какую-то атаку. Он сделал себе костюм с помощью какой-то силы, с черным капюшоном и красной маской. Во всяком случае, он, казалось, был способен заряжаться быстрее, чем настоящий Эйдолон, хотя я не могла сказать почему.
     Я услышала знакомый скользящий звук, когда Дж’онн появился на поле боя, используя свою драконью форму. Похоже это был мой намек начать охоту за клоном.
     Через полсекунды я была там. Клон Эйдолона повернулся, чтобы атаковать меня, его движения были вялыми, когда я ускорилась. Я нырнула под зеленый взрыв, затем проверила, не ударит ли он по каким-нибудь населенным пунктам. Когда я увидела, что этого не произойдет, я повернулся назад, чтобы ударить клона-
     — только для того, чтобы он снова исчез, как раз в тот момент, как только я снова сжала кулак.
     Была ли его сила телепорта рефлекторной, как у некоторых других? Или он использовал другую силу, чтобы значительно увеличить скорость своей реакции? В любом случае, обойти это будет непросто.
     Снова поискав его, я увидела, что теперь он вернулся в Броктон-Бей, паря высоко над всеми остальными. Под ним Дж’онн боролся с Ноэль, наконец-то удерживая ее на одном месте, в то время как Стояк начал замораживать машины, которые Сталевар установил вокруг нее. Вдалеке я могла видеть приближающийся шаттл Дракон, несущий что-то вроде транспортного контейнера. Легенда и Герой обратили свое внимание на клонов и быстро расправились с ними.
     По крайней мере, о Ноэль позаботились. Теперь мне просто нужно было заполучить Клона-Эйдолона, прежде чем он сможет разрушить усилия группы. Мне нужно было придумать способ захватить его, обойдя его силу телепортации.
     — Мы чудовища, — внезапно заговорил клон. Его голос передавался с помощью неизвестной силы, делая его достаточно громким, чтобы все на улице могли его услышать. — Мы продавали силы, говоря себе, что это для борьбы с Губителями, но мы создали монстров. —
     Я остановилась. Это должен был быть трюк, какой-то психологический приём — мне нужно было заставить его замолчать. Я налетела на него, заставив его снова телепортироваться, но его голос остался.
     — Мы ответственны за таких монстров, как Птицу Хрусталь и Сибирь, но мы также создали и многих других. Случаи 53. Это наши отбросы, результаты неудачных экспериментов после того, как мы забрали людей из других миров и наделили их непроверенными способностями. Мы забрали их воспоминания и выбросили их в сторону, как мусор. —
     Сталевар остановился, устремив взгляд в небо, его лицо исказилось. Даже если это было неправдой, это все равно должно было причинять боль.
     — Зеленый дракон, эта штука, помогающая вам, на самом деле из космоса, как и криптонка. Мы пытались уничтожить или сдержать его в течение многих лет только потому, что у него хватило порядочности попытаться остановить наши операции. Когда ситуация вышла из-под контроля, мы просто забрали больше людей с других Земель.
     Достаточно. Это должно было закончиться, сейчас же. Позволяя жару накапливаться в глубине моих глаз, я обнаружила клона в Гренландии, затем прицелилась. Свет был быстрым, слишком быстрым, чтобы даже такие силы, как у него, могли среагировать; он никак не мог телепортироваться невредимым. Включив свое тепловое зрение, я держала его на достаточно низком пороге, чтобы просто возбудить его болевые рецепторы, как работает какое-нибудь оружие для подавления беспорядков.
     И действительно, Клон-Эйдолон согнулся пополам от боли, зашипев от боли сквозь стиснутые зубы. Его сила включилась, телепортируя его прочь, но я быстро нашла его снова и возобновила свою атаку. В ответ он воздвиг силовое поле, используя другую силу... и в процессе отказался от телепортации.
     Все было кончено в мгновение ока. Я разрушила его поле и нокаутировала его тем же ударом, а затем отнесла его обратно в Броктон-Бей.
     Однако, когда я спустилась и увидела воцарившуюся тишину, я поняла, что ничего не закончилось.

7.05

     На улице было тихо, когда я вернулась приземлившись с клоном на буксире. Глаза Ноэль оставались остекленевшими но она перестала бороться — казалось, она была в состоянии искусственного спокойствия. Дракон разворачивала контейнер и готовила оборудование для ее перемещения, в то время как остальные ничего не предпринимали. Некоторые смотрели на Дж’онна, в то время как другие были сосредоточены на Триумвирате.
     Легенда слетел вниз, чтобы поприветствовать меня. Кровь отхлынула от его лица, и на его лице был написан абсолютный ужас. То, что сказал клон, должно быть, глубоко задело его, и я вдруг задалась вопросом, было ли в этом больше правды, чем я первоначально подозревала.
     Если бы это было так… это было слишком ужасно, чтобы думать об этом.
     — Мы… — Легенда сделал паузу, чтобы облизать губы. — Мы попросим СКП взять клонов под стражу. Это… это будет юридический кошмар, чтобы разобраться во всем этом, но мы справимся.
     Я не ответила. Я просто опустила бессознательного клона на землю, затем повернулась, чтобы посмотреть на Эйдолона. Его руки были сложены на груди, когда он смотрел на меня сверху вниз, и, глядя на то, как повысилось его давление и участился пульс, я могла сказать, что он был очень обеспокоен ситуацией.
     — Ты же не собираешься на самом деле доверять этому, не так ли? — внезапно спросил он спокойным голосом. — Я могу сказать, что ты обдумываешь это, но в этом нет особой необходимости. Всё, что сказал клон, было ложью, предназначенной для того, чтобы дезорганизовать нас.
     — Я не уверена. — Я указала в направлении Дж’онна, убедившись, что все могут слышать мой голос. — Давай спросим его.
     — Что? — Эйдолон несколько раз моргнул под своей маской, затем повернулся и увидел, что всеобщее внимание теперь сосредоточено на шестидесятифутовой змее посреди них.
     Тейлор… — начал Дж’онн.
     Нет смысла скрываться, Дж’онн. Когда они увидят, что я доверяю тебе, они тоже будут доверять тебе. Тем более ты сам говорил что пора выходить из тени.
     Дж’онн слегка отшатнулся под их пристальным взглядом, затем выпрямился. Он окинул взглядом всех, собравшихся на улице, и начал преображаться. Он уменьшился в размерах, чешуя и когти снова погрузились под кожу, а ноги образовались из остатков хвоста. В течение нескольких мгновений он вернулся к своей обычной форме, которая все еще возвышалась над всеми присутствующими.
     — Да ладно? — услышала я бормотание Стояка.
     Вздохи и шепот пробежали по толпе, и я могла слышать, как учащается их сердцебиение. Дж’онн уставился на меня, как будто изучал мою внешность.
     Затем он снова изменился.
     Он уменьшился до человеческого роста, и его пропорции стали менее чуждыми, когда его плечи сузились, а бедра расширились. Его трехпалые руки отрастили два дополнительных пальца, а затем превратились в более человеческие. Его плоть продолжала формироваться, пока большая её часть не стала выглядеть точно так же, как у человеческого мужчины, хотя и оставаясь зеленой. Материализовался синий плащ, а также схожие цветом пара плавок и ботинок. Красные патронташи крест-накрест перекрещивались на его груди, а горло плаща венчал высокий воротник.
     Его лицо изменилось последним. Его голова стала менее удлиненной, хотя всё еще сохраняла большую часть своей формы, и на нём проявились нос и рот. Этого было достаточно, чтобы сохранить его инопланетную внешность, не будучи пугающим, и что-то подсказывало мне, что он черпал вдохновение из моей собственной униформы. Его глаза даже приняли более человеческую форму, даже если они сохранили то же самое слабое оранжевое свечение, лишенное зрачка или радужной оболочки.
     — Привет, — сказал он. Его голос изменился, стал более глубоким и звучным. — Меня зовут Дж’онн Дж’онзз. Я с планеты, которую вы называете Марс.
     Тишина. Даже Триумвират замолчал, не сводя глаз с марсианина, стоявшего среди них. Единственным, кто не остановился, была Дракон — она все ещё загружала теперь уже окончательно успокоившуюся Ноэль в контейнер, в то время как другие кейпы слушали слова Дж’онна. Все мы цеплялись за то, что он сказал, и все мы боялись того, что он скажет дальше.
     — Всё, что сказал клон… это правда. Герой и Эйдолон возглавляют группу продавцов сил, обладающую широким влиянием. Они продали силы многим, протестировав первоначальные варианты на тех, кто был слишком слаб или близок к смерти, чтобы возражать против этого. Есть много героев — и злодеев, — которые обязаны своей силой этой организации. Им солгали о происхождении их способностей и сказали, что они должны противостоять растущему числу злодеев в мире. —
     Дж’онн сделал паузу, прежде чем продолжить, как будто он был в глубокой задумчивости.
     — Эйдолон поставил себя во главе СКП и, таким образом, смог установить свой контроль над некоторыми из самых могущественных кейпов в мире. В конце концов, многим членам Протектората были проданы силы, и это означало, что им придется быть в долгу перед ним и Героем. Они утверждают, что пытаются спасти мир от Губителей, но на самом деле их мотивы не такие прозрачные. —
     Значит, это было правдой. Протекторат, две трети Триумвирата и бог знает сколько других были замешаны в большом обмане. Что за фарс. Я не хотела в это верить, но я должна была.
     Сталевар впился взглядом в Героя и Эйдолона, боль, ярость и десятки других эмоций отражались на его лице. Он сжал кулаки, и у меня было такое чувство, что он бы заплакал, если бы был на это способен. Это выглядело так, как будто он пытался что-то сказать, но не мог собраться с силами, чтобы заговорить.
     Раздался треск, и Эйдолон исчез во вспышке света, унося Героя на буксире. Легенда уставился на то место, где они были мгновение назад, и я могла видеть боль на его лице. Даже не будучи членом Протектората, я чувствовала себя преданной — я не могла себе представить, что чувствовал он. Несколько находившихся там кейпов, а также офицеры СКП, заключившие клонов под стражу, начали переговариваться между собой, говоря приглушенными голосами. Похоже вина двух кейпов была решена в тот момент.
     В мгновение ока я оказалась рядом со Сталеваром. Он пристально посмотрел мне в глаза, и я успокаивающе положила руку ему на плечо. Часть меня хотела крепко обнять его, шептать ему на ухо и быть утешением, которым я могла быть, но я не могла. Не здесь, где это может привести к появлению мишени на его спине. Вместо этого я должна была действовать как товарищ по команде, а не как его девушка.
     — Чёрт, — пробормотал Стояк. — Чёрт. Это просто слишком много прямо сейчас. Я имею в виду, мне нужно переварить все эти разорвавшиеся бомбы. Марсиане против коррумпированного Протектората. Это звучит как худший малобюджетный фильм за всю историю.
     — Я думаю, нам всем нужно переварить это, — сказал Дж’онн, направляясь к нам. — Но сначала, есть еще один важный вопрос.
     Я взглянула на Ноэль. Она была полностью загружена в контейнер, и Дракон закрывала стены вокруг нее. Сейчас она была довольно спокойной, но у меня было предчувствие, что это ненадолго.
     — Я отнесу ее на арктическую базу, — сказала я. — Там много комнат, достаточно больших, чтобы вместить кого-то ее размера с достаточным уровнем комфорта, и мы могли бы устроить для нее место, где она могла бы остаться, пока мы пытаемся найти способ излечения.
     — Я иду с тобой, — сказал Сталевар хриплым голосом. — Они вызовут нас на допрос, но я не пойду. Что касается меня, то я выхожу из Стражей.
     — Аналогично, — вырвалось у Стояка. — Ну, вся эта часть «к черту это, я ухожу»; Я не думаю, что у меня есть ключ от вашего гигантского инопланетного ледяного космического дома на Северном полюсе.
     Я покачала головой.
     — Нет, ты тоже идешь. Твоя способность может очень сильно помочь когда ситуация выходит из-под контроля.
     Глаза Стояка расширились.
     — Серьёзно? Я… я увижу твой крутой космический дом?
     — Не то чтобы в этом было что-то особенное, — сказала я, пожимая плечами. — У Дракона и Оружейника есть небольшая лаборатория, но на данный момент это всё.
     — Кстати, — начала Дракон, — я думаю, что пересмотрю свой почетный статус в Протекторате после того, что я только что узнала.
     — И я тоже, — добавил Оружейник, выходя из шаттла, который принесла Дракон. — Мой статус лидера создаст юридические проблемы, но я не думаю, что хочу ассоциироваться с Героем и Эйдолоном, теперь, когда эта информация будет обнародавана.
     Дракон обернулась.
     — Если она будет обнародована. Есть хороший шанс, что они смогут подвергнуть цензуре информацию, если у них есть такое большое влияние.
     — Если я не выскажусь, — сказала я.
     Они все посмотрели в мою сторону. Я глубоко вздохнула, затем продолжила.
     — За ними стоит большая репутация, но я та, кто убила Левиафана. Если я обнародую то, что только что произошло, если я дам миру знать… они поверят мне, что бы ни говорили Герой и Эйдолон.
     — Можете учитывать и мое слово, — сказал другой голос.
     Я обернулась и увидела, как Легенда подлетает ближе. Остальные напряглись, за исключением Дж’онна и меня — для них он тоже был под подозрением. Я могла это понять, даже если мне это не нравилось. Легенда никак не мог изобразить эту муку на своем лице или шквал нервной активности, когда ужас охватил его.
     — Мы можем доверять ему, — сказал Дж’онн.
     — Как ты можешь быть уверен? — спросил Оружейник.
     — Он умеет читать мысли, — сказала я. — Так что он уверен, в том что говорит.
     — А, — сказал Оружейник. Это было почти комично, как небрежно он принял это.
     Я обратилась к Легенде.
     — Вы действительно готовы выступить против них? Они всё же ваши коллеги.
     — Они мои друзья, — ответил Легенда. — Я знаю их больше двадцати лет. Я доверил им свою личность, а они доверили мне свои. Я думал, что знаю их, но если они занимались этим… этой ужасной посреднической игрой, создавая Случаи 53… тогда я никогда не прощу себе, если промолчу.
     — Я ценю это, — мягко сказала я, положив руку ему на плечо. — Я не могу себе представить, что вы, должно быть, чувствуете.
     — Молюсь, чтобы тебе не пришлось столкнуться с подобным. — Он посмотрел в сторону Ноэль. — Ты думаешь, что сможешь вылечить ее?
     — Если кто-то и может, то у меня будут максимальные шансы.
     — Я надеюсь на это, я не могу себе представить, как это должно быть ужасно для нее — беспокоиться о потере контроля и причинении вреда другим.
     При этих словах Сталевар сделал шаг вперед, немного отойдя от произошедшего. — Вы тоже покидаете Протекторат?
     Это должно было быть больно для Сталевара — спрашивать одного из самых любимых героев, собирается ли он оставаться замешанным в трагедиях, ужасах, причиненных бесчисленным Случаям 53. Сталевар не только был одним из них, но и с любовью отзывался о своих немногих друзьях, все из которых тоже были монстрообразными кейпами.
     — Я не уверен, — признался Легенда напряженным голосом. — Сейчас всё в беспорядке, и я понятия не имею, как всё уладится. Если Протекторат по своей сути сломан, то, возможно, нам придется все разрушить, как при нашествии термитов. И если это так, то могут возникнуть настоящие проблемы. Мы реагируем почти на все преступления, связанные с паралюдьми в стране — кто сможет заменить нас в этом?
     Я посмотрела на остальных. Дж’онн, Сталевар, Деннис, Дракон и Оружейник. Они работали вместе, чтобы сдержать Ноэль, и все они сражались против Левиафана, все поддерживали хорошую синергию, даже если они редко работали вместе. Так или иначе, я все могла им доверять. Если не во всём, то в чём-то.
     — Я думаю, мы что-нибудь придумаем, — сказала я. — Но сначала нам нужно решить насущные проблемы. Что случилось с моим несостоявшимся клоном, которого выплюнула Ноэль?
     Сталевар поднял голову.
     — Я видел, как Эйдолон взорвал его каким-то странным лучом. Он испарился в мгновение ока.
     — Ну, по крайней мере, нам не нужно беспокоиться об этом, — добавил Стояк, стараясь казаться веселым.
     Оружейник кашлянул.
     — А как насчет клона Эйдолона?
     — Понятия не имею, — сказал Легенда. — Мы могли бы дать ему транквилизатор и, возможно, поместить его в Клетку. Всё зависит от того, насколько хорошо мы сможем его сдержать.
     — Мы разберемся с этой проблемой, но позже, — сказала я.
     С этими словами я схватила контейнер, в котором была Ноэль. Было нетрудно сохранять равновесие, но я задавалась вопросом, может ли полёт взволновать ее.
     — Давайте доставим её на базу. После этого… Я думаю, у нас будет долгий разговор о последних пятнадцати минутах.

7.06

     Глядя на отражение контейнера в волнах моря Баффина, несущееся параллельно мне по поверхности воды по направлению к Арктике, я невольно прокручивала в голове события последних часов. Спокойствие арктического моря и приближающася кромка Гренландии помогали хотя бы немного отойти от произошедшего.
     Всё случившееся больше напоминало второсортный фарс, чем реально происходящие события. Взрослые люди, отягощённые властью не могли, не должны были себя так вести — но вели. Однако считать их всех недальновидными дураками было бы глупо. Напрашивалось несколько выводов, от которых становилось по-настоящему неуютно.
     Если люди ведут себя на первый взгляд нелогично, это значит что они знают что-то, что неизвестно остальным. Не видя ситуацию в целом, очень легко не понять их истинных мотивов. А ведь первый вопрос который мы должны были задать — зачем самые могущественные паралюди планеты раздают героям и злодеям силы. Вторым, не менее важным, было то, откуда они вообще их взяли. Очень неприятно было бы если существовал еще один космический корабль, содержащий знания и технологии, на столетия обгоняющие текущий уровень человечества. Насколько я понимала, мой корабль не был планом спасения расы криптонцев — это была инициатива моего отца, но учитывая количество закрытой для меня информации, такой план вполне мог быть — и если Эйдолон с компанией добрались до этих технологий, неудивительно что они смогли использовать какую-то часть полученного для наделения людей суперсилами.
     Еще меня беспокоило и кое-что другое. То, с какой легкостью Дж’онн успокоил Ноэль. Это было одновременно и восхитительно эффективно и пугающе. Почти так же пугающе как озвученный им возраст. И хотя он демонстировал исключительную лояльность к людям, я напомнила себе, что следующей, кого он может с такой же легкостью усыпить, могу быть я. Необходимо будет озадачить Брэйниака на предмет защиты моего разума — это не тот вопрос, который я бы хотела оставить на откуп криптонской физиологии, не на планете, где помимо Дж’онна существует Симург.
     Внутрее выдохнув, я ускорилась по направлению к Кандорскому павильону. Вполне возможно, что остальные, используя транспортный модуль Дракон, уже меня обогнали.
     S
     К тому времени, как я подготовила вольер и заставила Ноэль забраться внутрь, она начала приходить в себя. Её мозговая активность возвращалась к норме, или к тому, что считалось нормальным для того, кто должен был контролировать такие чудовищные побуждения. Хотелось бы надеяться, что, избавившись от стресса, вызванного её ситуацией, она не переключится на «автопилот» в ближайшее время.
     Тем не менее, ей определенно потребовалось несколько минут, чтобы привыкнуть. Она была за полмира от того места, которое помнила в последний раз, и её друзей не было с ней — это не могло быть легким переходом. Она расхаживала по своему вольеру, почти обнюхивая его, определяя его границы.
     Наконец, она заметила меня. Стены вольера были сделаны из прозрачного кристаллического материала, более прочного, чем сталь — я надеялась, что это заставит ее чувствовать себя менее загнанной в ловушку.
     — Ч-что… случилось? — спросила она хриплым голосом.
     — Ты запаниковала, когда прибыло СКП, — ответила я. — Ты действовала на автопилоте, а твои друзья встали на твою защиту.
     Лицо Ноэль поникло.
     — Кто-нибудь… я кому-нибудь причинила боль? Что случилось с водителями?
     — Они в безопасности. Мне удалось вытащить их с некоторой помощью моих друзей, и никто серьезно не пострадал. С твоими друзьями тоже всё в порядке, но их взяли под стражу.
     Облегчение на лице Ноэль было ощутимым. Насколько это должно быть ужасно — постоянно беспокоиться о том, что в конечном итоге ты причинишь боль или даже убьешь десятки невинных людей?
     — Что будет с моими друзьями?
     Я вздохнула.
     — Я действительно не знаю. Быть обвиненными в преступлениях, предстать перед судом — на данный момент трудно сказать. Однако им не угрожает непосредственная опасность.
     — Им там не место, — сказала Ноэль. — Никому из нас здесь не место.
     — Что ты имеешь в виду под этим? — спросила я, нахмурившись.
     Ноэль на мгновение заколебалась, затем ответила: — Мои друзья и я… Ну, я думаю, мы можем быть в некотором роде похожи. Мы не отсюда, не с этой Земли. Мы с Земли Алеф.
     Она говорила правду, если жар, разлившийся по ее лицу, что-то объяснял. Если бы это было так…
     — Как вы сюда попали? — поинтересовался я.
     — Я не хочу об этом говорить.
     Я натянуто улыбнулась.
     — Ты можешь доверять мне. Здесь больше нет никого, кто мог бы нас услышать.
     Через несколько мгновений Ноэль вздохнула.
     — Хорошо. Меня и моих друзей переместили сюда. Ты когда-нибудь слышала о том инциденте в Мэдисоне с Симург?
     — Я читала в Интернете, что что-то произошло, но официальные сообщения были довольно зацензурированы.
     — Ну, она сделала какую-то странную технарскую машину, и она принесла часть моего Мэдисона, того, что в Алеф, на эту Землю. Я была довольно сильно ранена, и во всем этом беспорядке мы нашли флаконы.
     — Наделяющие силами? — спросила я.
     Ноэль моргнула.
     — Как ты…
     — Многое произошло, пока ты была на автопилоте, — ответила я. — Но мы можем поговорить об этом позже.
     — Договорились. — Ноэль глубоко вздохнула, затем продолжила. — Сначала я не хотела пить его. Я струсила. Но я предполагаю, что Симург что-то сделала, запудрила мне мозги, и я пошла на компромисс вместе со своими друзьями, так как они надеялись, что это может исцелить меня. В итоге я выпила половину, а потом… Я стала этим. Это происходило медленно; я не стала такой в одночасье, но это было достаточно быстро.
     Пауза. Ноэль немного отошла от стены, затем начала оглядываться вокруг. Ее глаза, казалось, впитывали все, что она видела, и я могла заметить намеки на благоговейный трепет на ее лице.
     — Я не могу поверить, что я на инопланетной базе, — пробормотала она.
     — На самом деле это не база, — сказала я. — Это больше похоже на… музей. Библиотеку, лабораторию, мемориал. И много чего еще, но я никогда по-настоящему не чувствовала, что «база» было одним из них.
     Еще одна пауза, более долгая, чем раньше.
     — Как ты думаешь, ты действительно сможешь вылечить меня? — спросила Ноэль.
     Я широко развела руки, указывая на всё вокруг нас. — Криптон был самой развитой планетой в галактике. Передовые достижения человеческой науки подобны камням и палкам по сравнению с тем, что они развивали на протяжении тысячелетий. Если есть какой-то способ вылечить тебя, он будет здесь.
     — А если нет?
     — Мы бы занялись этим, если бы это произошло, но не сейчас, — ответила я. — Теперь мне нужно провести небольшую встречу с моими друзьями по поводу того, что произошло. Думаешь, с тобой тем временем все будет в порядке? Если хочешь что-нибудь почитать или, может быть, получить доступ к сети, просто попроси Брейниака.
     — Брейниака?
     — Полуразумной компьютер, который управляет этим местом, — ответила я. — Смотри. Брейниак!
     На ближайшей стене замерцали три огонька.
     — Да?
     — Начинай предварительный анализ физиологии субъекта. Если она попросит определенных удобств в ограждении, предоставь их.
     — Хорошо. Анализ запущен.
     Ноэль уставилась на огни, потом на меня.
     — Ух ты.
     — Думаешь, сейчас с тобой все будет в порядке? — спросила я.
     Она кивнула
     — Думаю, что да.
     Я улыбнулась.
     — Хорошо. Скоро увидимся.
     S
     Остальные в ожидании меня устроились с комфортом. Дракон и Оружейник сидели рядом друг с другом, возбужденно обсуждая какой-то тинкерский проект, а Сталевар вставив в уши наушники, покачивая головой под криптонскую музыку. Стояк выглядел как ребенок в кондитерской, с отвисшей челюстью разглядывая каждую мелочь в комнате, а Дж’онн стоял у окна, спокойно глядя на арктический пейзаж внизу.
     Когда я вошла в комнату, они все прекратили то, что делали, и расселись за маленьким круглым столом, который я заставила Брэйниака изготовить для нас.
     — Итак, это. — начала я.
     — Писец, — закончил Стояк. — Это единственная реакция, которую я действительно могу озвучить. Писец. Такое чувство, что весь мир только что перевернулся с ног на голову. Протекторатом, оказывается, управляет кучка влиятельных торговцев сил, половина кейпов в стране, вероятно, куплена, а я сижу прямо рядом с марсианином.
     Брови Дж’онна нахмурились, и он бросил взгляд на Стража. Стояк поднял руки, защищаясь, и нервно хихикнул.
     — Просто говорю. Я мог бы поверить, что на другом конце галактики есть инопланетяне, но марсианин? То есть с настоящего Марса? Это похоже на что-то из второсортного фильма. —
     — Никогда не меняйся, Деннис, — пробормотал Сталевар.
     Стояк резко повернул голову в нашу сторону.
     — Чувак!
     — Мы все уже знаем твою тайную личность, — вмешался Дж’онн. — Хотя, возможно, нам всем следует прояснить ситуацию по этому вопросу. Во всяком случае, те, у кого есть удостоверения личности.
     Оружейник фыркнул.
     — Ты серьезно?
     — Нам всем нужно доверять друг другу, особенно после того, что только что произошло, — ответил Дж’онн. — Я могу быть предвзятым, так как я уже знаю личности всех, поэтому я начну со своей.
     Чтобы доказать свою точку зрения, он снова превратился в Джона Джонса. Все, кроме меня, невольно отклонились назад, когда их осенило осознание.
     Глаза Сталевара расширились.
     — Директор?
     — Боже милостивый, — пробормотал Оружейник.
     — У меня был марсианин в качестве босса?! — воскликнул Стояк.
     Дж’онн вернулся к своей прежней форме, затем продолжил.
     — Теперь ты знаешь мою гражданскую личность. Я знаю, что некоторые из вас не решаются раскрыть свою личность; некоторые из нас не очень хорошо знают друг друга. Но мы должны доверять друг другу.
     — Он прав, — сказала я.
     Они все повернулись в мою сторону. Я вздохнула, затем продолжила.
     — С Протекторатом в значительной степени покончено. Когда люди узнают правду, они не будут счастливы. Они будут относиться к кейпам с еще большим подозрением, поскольку весь смысл СКП был сведен на нет Эйдолоном. И, возможно, им следует быть обеспокоенными. Сколько героев в Протекторате были скомпрометированы, пусть и вынужденно? Даже хороших людей, которые хотели быть героями, могли заставить делать одолжения из страха за себя или своих близких.
     — Признаться, это хороший аргумент, — сказал Оружейник. — Как генеральный директор, Эйдолон знает гражданские личности всех героев Протектората. И я полагаю, что человеку с возможностями, как у него, не составит труда оказать давление на людей.
     Я кивнула.
     — И дело в том, что Протекторат, даже если он был коррумпирован, принес кое-какую пользу. Он справлялся со злодеями, не давая им слишком выйти из-под контроля. Он совместно с правительствами стран организовывал защиту от нападений Губителей и проводил большую работу по оказанию помощи. Теперь, когда все почти это на паузе, кто возьмет это на себя? Кто поможет защитить столько людей по всей стране? Или даже весь мир?
     — Ты? — Предложил Стояк. — Честно говоря, ты уже вроде как это делаешь. —
     — Я не могу быть в нескольких местах одновременно. Один человек не может защитить весь мир так, как это может сделать команда. Если мы не хотим, чтобы злодеи переступили свои старые границы, а усилия по оказанию помощи пострадавшим людям стали намного сложнее, тогда мы должны делать это как группа. Команда.
     Я сделала глубокий вдох, затем продолжила.
     — Мы должны доверять друг другу, если собираемся это сделать. Итак, я буду следующей.
     — Что? — спросил Стояк. — Т-ты действительно доверяешь мне свою тайную личность?
     — Я знаю твою примерно месяц. Будет справедливо, если я отплачу тебе тем же, хотя я удивлена, что ты этого не понял.
     Я немного откинула волосы назад, затем сняла очки с пояса. Надев их, я снова стала сутулиться и сделала голос выше, когда заговорила.
     — Это я, Тейлор Эберт. Ну знаешь, подружка Сталевара? Твоя одноклассница?
     Оружейник нахмурил брови.
     — Я понятия не имею, кто ты такая.
     Стояк, с другой стороны, выглядел так, как будто его глаза вот-вот вылезут из орбит. Он открыл рот, как будто хотел что-то сказать, затем снова закрыл его. Он повторил это движение пять раз, затем, наконец, сумел что-то сказать.
     — Должно быть, это розыгрыш. Должно быть розыгрышем. Ни за что… ни за что, чёрт возьми, ты на самом деле она… Я обедал с Супергёрл. Я встречаюсь с ее лучшей подругой?!
     — Деннис, успокойся, — сказал Сталевар.
     Стояк бросил на него быстрый взгляд.
     — Успокоиться? Успокоиться?! Я списывал у величайшего героя всех времен на уроке алгебры!
     — И я действительно хотела бы, чтобы ты этого не делал, — сказала я. — Если хочешь, Дж’онн может стереть тебе память о том, что произошло…
     — Нет, нет, я в порядке. — Стояк глубоко вдохнул, затем выдохнул. — Я в порядке. Почти. —
     Сталевар вздохнул.
     — Ну, по крайней мере, мы можем перейти к взрослым. Оружейник? Дракон?
     — На самом деле у меня нет личности, — сказала Дракон. — Я искусственный интеллект.
     — О? — Сталевар почесал затылок. — Неожиданно.
     — Сегодня сбросили все бомбы, — пробормотал Стояк себе под нос. — Мне понадобится неделя, чтобы переварить все это.
     Оружейник вздохнул.
     — Знаете что? Какого чёрта.
     Он снял шлем, открыв взору мужчину лет двадцати-тридцати с небольшим, с бледной кожей и жёсткими чертами лица. — Колин Уоллис. Половина из вас, вероятно, уже знала, и на данный момент меня это не волнует.
     — Мы действительно составляем странную группу, — задумчиво произнесла Дракон. — Постчеловеческий инопланетянин, с акцентом на пост, последняя из ее вида. Марсианин. Искусственный интеллект, Случай 53 и два парачеловека.
     — И мы единственные, кому мы все можем доверять на данный момент, — добавил Дж’онн. — На данный момент, это только мы.
     Стояк усмехнулся.
     — Может быть, это то, как мы должны называть себя. Здесь только Мы, чтобы спасти положение!
     — Ха, — сказал я. — Это вроде как наводит меня на мысль о названии нашей группы. Нам нужно доброе имя, когда мы заявляем о себе всему миру как о команде. Кем мы и являемся, верно?
     Все кивнули.
     — Итак, как мы будем себя называть? — спросила Дракон.
     — Мне нравятся Супердрузья, — предложил Стояк. — Или Супер-Команда. Или Супер-Шестерка. Динамит Командного Действия?
     Я издала тихий смешок.
     — Нет, это не сработает. Нам нужно…
     Широкая улыбка появилась на моем лице, когда мне, пришла в голову идея.
     — Я больше думала о чём-то по типу… Лиги Справедливости.

7.07 (Интерлюдия DK)

     Добро пожаловать на онлайн-доски объявлений Parahumans
     В данный момент вы вошли в систему, ThereIsNoSpoon (Подтверждённый агент СКП)
     Вы просматриваете:
     • Темы, на которые вы ответили
     • И темы, в которых есть новые ответы
     • ИЛИ личные сообщения с новыми ответами
     • Мониторинг отображаемых тем
     • Двадцать пять сообщений на странице
     • Последние десять сообщений в истории личных сообщений
     • Темы и личные сообщения упорядочиваются по пользовательским предпочтениям.
     ♦️ Тема: Заговор торговцев силами Раскрыт Во время Драки в Броктон-Бей
     В разделе: Доски ► Мир ► Главная ►
     SpiralAK (автор темы) (Ветеран-участник)
     Опубликовано 12 Октября 2010:
     Ссылка здесь. И прежде, чем все начнут обвинять меня, вот ещё ссылки от CNN и других «официальных» источников новостей.
     (Показана страница 87 из 87)
     ► Chaosfaith
     Ответ Получен 12 Октября 2010 Года:
     Так… что именно произошло? Трудно сказать по статьям, которые вы опубликовали.
     ► TheGnat
     Ответ Получен 12 Октября 2010 Года:
     Из того, что я могу сказать:
     * Монструозный Случай 53 был замечен в центре Броктона. По-видимому, может создавать клоны людей, если они прикасаются к нему.
     * Появилась Супергёрл и пытается утихомирить Случай 53. К сожалению, дерьмо попадает в вентилятор и ситуация с этим кейпом выходит из-под контроля.
     * Из-за риска создания злого клона Супергёрл, СКП объявляет Случай 53, которому присвоили кодовое имя Ехидна, угрозой S-класса. Был вызыван Триумвират, как и стражи ББ.
     * Эйдолон каким-то образом оказывается клонирован. Супергёрл преследует клона и всё становится ещё безумнее. Появляется Зелёный долбаный-мать-его Дракон и помогает усмирить Ехидну с помощью Стояка, в то время, как Сталевару удаётся освободить заложников.
     * Ситуация становится всё более безумной. Нолодей[18] (так я называю клона) внезапно обнаруживает, что Герой и Эйдолон участвуют в каком-то заговоре жаждущих власти, которые продавали людям силы под предлогом создания новых героев для борьбы с Губителями и злодеями. Как оказалось, Случаи 53 — это отбракованные люди, получившие неудачные способности, и которым были стёрты воспоминания.
     * Градус безумия повышается. Зелёный Дракон внезапно оказывается чёртовым марсианином, и это почему-то доказывает, что клон говорил правду. Если этого было недостаточно, Эйдолон и Герой внезапно исчезают, и с тех пор их никто не видел. Супергёрл забирает поверженную Ехидну прочь, и на этом всё.
     ► Saskatchew
     Ответ Получен 12 Октября 2010 Года:
     Иисус Христос. Итак, что это значит для, ну, для всего? Неужели будут кейп-погромы или что-то в этом роде?
     ► Good Ship Morpheus
     Ответ Получен 12 Октября 2010 Года:
     Марсиане?! Ты, блядь, серьёзно?! У нас действительно есть два отдельных вида инопланетян, живущих на нашей планете?!
     derpritter (участник ветеран)
     Ответ Получен 12 Октября 2010 Года:
     Saskatchew: многовато, не так ли? Лично я думаю, что Протекторат действительно может распасться или, по крайней мере, потерять много членов из-за всей этой кутерьмы. Немного страшно за вовлечённых людей, которые понятия не имели о том, что происходит. Неужели они потеряют работу?
     ► ThereIsNoSpoon (Подтверждённый агент СКП)
     Ответ Получен 12 Октября 2010 Года:
     Вероятнее всего. Вообще-то завтра я подаю заявление об отставке. Я полагаю, что многие агенты и кейпы делают то же самое.
     ► BadSamurai
     Ответ Получен 12 Октября 2010 Года:
     Теперь и у меня есть вопросы. Обо всём.
     ► bagrat (Ветеран) (Парень в курсе)
     Ответ Получен 12 Октября 2010 Года:
     Пока, похоже, что общий список кейпов, официально вышедших из состава Протектората, составляет:
     Диспетчер
     Мирддин
     Предчувствие
     Нежный Гигант
     Матрёшка
     Оружейник
     Триумф
     Сталевар
     Стояк
     Дракон (была ассоциированным консультантом)
     Овраг
     Панкратион
     Имейте в виду, это всего лишь первый день или около того. Будет ещё больше.
     Дополнено: Легенда ушёл. Боже милостивый, все становится ещё серьёзнее, чем я думал
     Дополнено 2: Давайте перенесём это обсуждение в другую тему.
     ► Kriketz
     Ответ Получен 12 Октября 2010 Года:
     Всё, что мне интересно: что думает об этом Супергёрл?
     Конец страницы. 1, 2, 3… 85, 86, 87
     S
     ♦️ Тема: Зелёный Дракон — Марсианин
     В: Доски объявлений ► По всему миру ► Главная
     derpritter (автор темы) (Ветеран-участник)
     Опубликовано 12 Октября 2010:
     Ссылки здесь, здесь, здесь и здесь.
     Ага. Зелёный Дракон на самом деле грёбаный марсианин. С планеты Марс.
     (Показана страница 148 из 149)
     ► Answer Key
     Ответ Получен 12 Октября 2010 Года:
     Теперь на нашей крошечной планете есть два инопланетянина? В этом нет никакого смысла.
     Чёрт возьми, последние несколько недель были просто крышесносящими. Левиафан погибает с минимальными потерями со стороны обороняющейся стороны. Затем убийца Губителя раскрывает, что мы не одиноки, и становится величайшим героем мира. Затем Зелёный Дракон оказывается ещё одним инопланетянином, и разоблачается масштабный заговор в самых корнях Протектората.
     Я начинаю немного цепенеть от этого.
     ► Lo A Quest
     Ответ Получен 12 Октября 2010 Года:
     В любом случае, что мы знаем о марсианине?
     ► bagrat (Ветеран) (Парень в курсе)
     Ответ Получен 12 Октября 2010 Года:
     Дай мне посмотреть:
     По-видимому, его настоящее имя звучит как французское произношение Джон Джонс. Джион Джонс или что-то в этом роде.
     По-видимому, он может менять форму.
     Достаточно силён, чтобы избить Левиафана.
     Экстрасенс? Вероятно, у него есть какая-то сила Мыслителя — он смог успокоить Ехидну.
     По-видимому, с самого начала противостоял Герою и Эйдолону.
     Это всё, что мы действительно знаем на данный момент.
     ► Logs
     Ответ Получен 12 Октября 2010 Года:
     Кажется, он довольно хорошо говорит по-английски. Часть его марсианской природы, или он уже давно здесь? D:
     ► SpiralAK (Ветеран-участник)
     Ответ Получен 12 Октября 2010 Года:
     Вы поднимаете довольно хороший вопрос. Мы понятия не имеем, как долго этот марсианин находится на Земле. Может быть, несколько лет, может быть, столетий. Невозможно сказать наверняка.
     ► SenorEel
     Ответ Получен 12 Октября 2010 Года:
     Мы могли бы просто спросить у него…
     ► Feychick
     Ответ Получен 12 Октября 2010 Года:
     Как будто он действительно ответит. Вероятно, снова скроется. На самом деле этот момент делает меня немного параноиком: он может быть кем угодно, а может быть, даже чем угодно. Он мог бы быть моим соседом, или моим почтальоном, или даже камнем.
     ► Groupies
     Ответ Получен 12 Октября 2010 Года:
     Откуда мы знаем, что он на самом деле марсианин? Всё, что у нас есть, — это его слово. Может быть, он просто Случай 53, выдумывающий какую-то сложную предысторию.
     ► derpritter (автор темы) (Участник-Ветеран)
     Ответ Получен 12 Октября 2010 Года:
     Супергёрл доверяет ему. Для меня этого достаточно.
     ► QwertyD
     Ответ Получен 12 Октября 2010 Года:
     Это поднимает ещё один вопрос: парадокс Ферми.
     Марсианин, вероятно, последний в своём роде, если только на самом деле их здесь не прячутся миллионы. И Супергёрл тоже последняя в своём роде. Криптон и Марс, два мира, которые так или иначе вступили с нами в контакт, и оба мертвы.
     Разве это никого не пугает?
     Конец страницы. 1, 2, 3… 146, 147, 148
     S
     — Какой же это всё пиздец, — пробормотал Купер, сминая очередную банку пива. — И я ещё думал, что этот клон просто нёс чушь, когда говорил всё это.
     — Для меня это имело смысл, — сказал Вилкас, убирая свой телефон. Схватив своё пиво, он придвинулся ближе к костру. — В комиксах заговоры случаются постоянно.
     — Жизнь — это не книга комиксов, Вилкас, — возразил Уэллс, откидываясь на спинку своего шезлонга.
     — О? Тогда почему у нас вокруг летают люди в спандексе и стреляют лазерами из своих задниц?
     — И инопланетяне, — добавил Купер. — Не забывай об инопланетянах.
     Вилкас усмехнулся.
     — И другие измерения, и гигантские монстры.
     — Да, но есть одна вещь, которая есть в комиксах, чего нет у нас, — сказал Уэллс.
     — И что же это такое?
     Уэллс осушил свою банку.
     — Счастливый конец.
     Купер пожал плечами.
     — Не может быть все так плохо, верно? Губитель повержен, десятки, казалось бы, неудержимых злодеев остановлены… Я думаю, что есть луч надежды.
     — И самая большая, самая хорошо оснащённая команда на планете разваливается на части, — сказал Уэллс. — СКП облажалась, и вместе с ней появилось нечто, что координировало действия против некоторых из самых отвратительных вещей в мире. Сколько злодеев попытаются подать апелляции теперь, когда это вскрылось? Сколько из них выиграют?
     — Если вам интересно моё мнение, то вскоре нам придётся искать новую работу, — добавил Вилкас.
     Все трое на мгновение замолчали. Уже наступила ночь, и становилось всё холоднее — они без проблем могли видеть своё дыхание. Огонь потрескивал, освещая двор Купера мерцающими огоньками.
     — Ну, я, вероятно, найду работу в полицейском управлении, — сказал Купер. — Это то, в чем я хорош, и что-то подсказывает мне, что им понадобятся бывшие парни из СКП, такие как мы.
     — Звучит реалистично. Уэллс схватил другую банку и с шипением открыл её. — Но будут ли они на самом деле нанимать таких как мы? Вся эта ситуация может стать своеобразной чёрной меткой.
     — Мы ни хрена не знали обо всем этом! — запротестовал Вилкас. — Чёрт, возможно, мне придётся вернуться домой.
     Купер вздохнул.
     — Чем больше я об этом думаю, тем вижу больше юридических проблем. И даже когда дым рассеется, кто нас наймёт?
     — Возможно, у меня есть решение, — раздался голос над ними.
     Они сразу же подняли головы и увидели спускающуюся Супергёрл. Она приземлилась прямо у костра и слегка улыбнулась им. Холодный ветер трепал её волосы и плащ, но и только. Было почти тревожно видеть кого-то, на кого не влияет окружение. Скорее всего, она выглядела бы так же, если бы была на дне океана или на поверхности Солнца, иронично подумалось Вилкасу.
     Купер выпрямился, широко раскрыв глаза.
     — Чтоб меня.
     Уэллс встал, чтобы предложить рукопожатие.
     — Удивлён видеть вас здесь, мисс.
     Вилкас, со своей стороны, просто пожал плечами и допил своё пиво. Супергёрл взяла Уэллса за руку и крепко пожала.
     — Рада снова тебя видеть. Я вспомнила, как вы трое позировали со мной для фотографии.
     — Ты действительно помнишь это? — спросил Вилкас.
     — Да. Если я правильно помню, ты был тем, кто делал заячьи ушки.
     Вилкас усмехнулся.
     — Заряд позитива на всю неделю. Но что-то мне подсказывает, что ты здесь не для светской беседы.
     Супергёрл вздохнула.
     — Нет, не для этого. Я подслушала ваш разговор и знаю, что вы трое хорошие люди. Я знаю, что страны теперь будут бояться, когда СКП разваливается, и именно поэтому я хочу развеять их страхи.
     — Так что? Ты собираешься произнести несколько речей, сказать им, чтобы они держали язык за зубами? — спросил Купер.
     — Нет. Я формирую собственную команду, которая возьмёт на себя то бремя, которое раньше нёс Протекторат. И я бы хотела, чтобы вы трое приняли в этом участие.
     Вилкас чуть не поперхнулся пивом.
     — Что?
     — Структура будет полностью независимой, — продолжила Супергёрл. — Никакой власти отдельных государств, поскольку в таком случае её цели можно будет легко провернуть в неправильном направлении, что нам недавно и продемонстрировали. Она будет действовать так же, как я: в глобальном масштабе, без мелкой политики и бюрократии, мешающих этому. Но я также хочу, чтобы мир знал, что у них есть право голоса по этому вопросу. Между нами и остальным миром должен быть мост.
     — И ты хочешь, чтобы мы были этим мостом? — спросил Уэллс.
     — Одним словом? Да? — Супергёрл улыбнулась и продолжила: — Мы планируем открыть офисы в столице каждой страны, которая захочет их иметь, и вы могли бы возглавить офис в Вашингтоне.
     Вилкас поднял руку.
     — Быстрый вопрос: как, черт возьми, мы собираемся получить деньги на покупку здания? Как нам будут платить?
     Супергерл молча выдернула горячий уголёк из огня. Поджав губы, она подула на него, охлаждая до нормального состояния, затем сжала в ладони. Когда она раскрыла ладонь, место угля занял бриллиант.
     — Это ответ на твой вопрос? Этот почти ничего не стоит, но я могу легко сделать идеальные алмазы. Я могла бы даже огранить их, что увеличит ценность.
     Купер поднял брови.
     — Ну… это решает проблему.
     — Стоит ли понимать твои слова так, что ты готов присоединиться?
     Купер взглянул на остальных.
     — Ребята?
     — Я в игре, — сказал Уэллс.
     Спун кивнул.
     — Рассчитывай на меня.
     — Тогда ладно, — сказал Купер. — Мы участвуем.
     Супергёрл улыбнулась.
     — Добро пожаловать в Лигу.
     S
     Колин уставился на ткань в своих руках. На ощупь она была почти как шёлк, но ещё легче, при этом не имея хрупкости последнего. Когда он сжимал руки, на ткани не оставалось ни морщин, ни складок — свойства ткани были поразительны. Боковым зрением он видел, как Деннис делает то же самое, хотя и с большим энтузиазмом.
     — Ты даёшь нам криптонские костюмы? — спросил он.
     Тейлор кивнула.
     — Конечно. Материал лёгкий, практически неразрушимый, а нанотехнология позволяет добавить несколько дополнительных функций. Помимо этого, он банально удобнее — я чувствую, что ношу вторую кожу вместо униформы.
     — Я буду носить инопланетный костюм? — взволнованно сказал Деннис. — Мило.
     — Если хочешь, я могла бы попросить Брейниака изготовить копию твоего старого костюма, но из этого материала. Шлем и бронепластины должны быть в состоянии защитить вас даже от винтовки пятидесятого калибра.
     — Куда передаётся энергия? — спросил Колин.
     — Излучается в виде тепла. Довольно эффективно, но не на сто процентов, ведь вы всё равно будете уязвимы для действительно мощных ударов.
     Колин снова посмотрел на ткань.
     — Я мог бы использовать некоторые криптонские материалы для своей силовой брони — это увеличило бы её устойчивость к урону на абсурдную степень, и думается, что движущиеся части не будут изнашиваться так быстро. Если мы собираемся представить себя, как Лигу, через неделю мне нужно выглядеть наилучшим образом.
     Тейлор нервно кашлянула, почёсывая затылок.
     — Это, эм... Это, вроде как, напоминает мне…
     — Что?
     — Что-то не так?
     — Там… идёт своего рода судебная тяжба с Протекторатом.
     Деннис поднял глаза.
     — Подожди, серьёзно? Почему я не знал об этом?
     — На самом деле они не хотят огласки, — ответила Тейлор. — Официально ещё не дошло до суда, тем более что они не знают, что Колин присоединяется к команде. Дракон занималась обсуждениями, и, по-видимому, у Дж’онна раньше была личность юриста.
     — Я думал, что все это разоблачение уничтожило бы любые подобные попытки, — сказал Колин. — У них вообще есть какое-нибудь юридическое основание?
     — К сожалению, да. Конечно, оно начинает разваливаться, но всё ещё может вызвать юридический кошмар из-за прав на твой псевдоним.
     Колин выпрямился при этих словах. Конечно. Протекторат владел правами на его прозвище Оружейник, как и именами любого взрослого члена. Сталевар и Деннис могли бы поспорить о том, чтобы сохранить свои псевдонимы, но его — это совсем другая история. Учитывая ситуацию в Протекторате, он, возможно, мог бы выиграть дело, особенно, если бы Протекторат как организация прекратил своё существование, но это был большой шанс воспользоваться…
     — Я понимаю, — его голос зазвучал почти угрожающе.
     — Это просто смена имени, — предположила Тейлор. — Тебе не нужно менять свою внешность или снаряжение.
     Колин вздохнул.
     — Это верно, но какие хорошие имена остались?
     Деннис усмехнулся.
     — Эй, может быть, ты мог бы называть себя Пират. Понял? Потому что у тебя борода, и проте… понял, не смешно. Тебе не обязательно продолжать так пялиться.
     — Я уверена, что мы сможем придумать тебе новое имя, — сказала Тейлор, выдавив улыбку. — Я думаю, что Дракон просматривала некоторые идеи — вы могли бы поговорить с ней об этом.
     — Я займусь этим, — ответил Колин.
     — Хорошо. А теперь мне нужно позаботиться о землетрясении. Мы можем обсудить это ещё раз, когда я вернусь.
     С этими словами Тейлор исчезла, и только слабый порыв ветра сигнализировал о том, что она ушла.
     — Я не думаю, что когда-нибудь привыкну к подобному, — пробормотал Деннис. — На мой вкус, слишком быстро.
     Колин не ответил. Погружённый в свои мысли, он просто развернулся и направился в маленькую лабораторию, которую Тейлор оборудовала для него и Дракон.
     S
     — …сегодня днём в Монтерри растёт число жертв, поскольку очередная стычка между картелями уносит жизни людей. Супергёрл смогла задержать виновных и ликвидировать две организации, но не раньше, чем десять человек погибли в перестрелке. Хотя насильственных преступлений с момента появления героини стало меньше, похоже, что впереди ещё долгий путь…
     Колин выключил телевизор, а затем возобновил работу над своей броней. Тейлор была достаточно любезна, чтобы одолжить ему криптонские материалы для работы, прежде чем снова отправиться в путь, но он видел несчастное выражение на её лице, когда она уходила. Похоже, ситуация, когда она не могла кого-то спасти, тяготила её. И, как бы это не звучало, он радовался, что на нем не лежало подобного бремени.
     Это не означало, что у него вообще не было никакой ответственности. Он решил погрузиться в свою работу, как делал бесчисленное количество раз до этого. Было легко забыться в процессе долгих часов проектирования и сборки, отвлекаясь таким образом от посторонних мыслей. В итоге у него получилось выполнить большой объём работ, хотя он иронично подумал, что достигнутый прогресс был хорошим показателем того, насколько тяжёлым был прошедший день.
     Стук в стену заставил его резко выпрямиться. Обернувшись, он увидел Дж’онна, стоящего в дверях, скрестив руки на груди. Плащ марсианина скрывал его фигуру, придавая ему почти зловещий вид. Хотя, подумал Колин, он мог бы сделать себя гораздо более пугающим, если бы заботился об этом.
     — Занят? — спросил Дж’онн.
     — Не слишком, — ответил он. — Просто работаю над своим снаряжением.
     — Я слышал о твоей ситуации с именем. Уже выбрал новое?
     — Ещё не совсем. Я перекинулся несколькими вариантами с Дракон, но осталось не так много хороших предложений, которые также подходят мне. Центурион, Спартанец и Непокорный — вот те, которые мы рассматриваем прямо сейчас.
     — Непокорный кажется подходящим, — сказал Дж’онн. — Я видел, как ты сражался с Левиафаном, даже когда все были отброшены назад. Ты боец, Колин.
     Марсианин сделал шаг вперёд и продолжил свою мысль.
     — На самом деле ты напоминаешь мне старого друга, которого я завёл ещё в 1930-х годах, когда я был детективом в Нью-Йорке. Конечно, в то время многие люди всё ещё называли его Готэмом.
     Колин отложил отвёртку.
     — О?
     — Он был очень похож на тебя. Умный, целеустремлённый, более чем немного упрямый. Готов был сделать всё, что для этого требовалось, и никогда не отступал.
     — Хм. Интересно, как бы он отреагировал на сегодняшнюю ситуацию. В мире царит хаос, даже больший, чем тогда. Конечно, мы могли бы решить несколько социальных проблем, но целые нации были сломлены и уничтожены, и люди могут совершать ещё более чудовищные поступки друг с другом.
     — Я думаю, что в конце туннеля есть свет. Супергёрл показала это миру — она снова дала им надежду.
     Колин откинулся спиной на верстак.
     — Конечно, но есть те, кто не хочет надеяться. Ужасные люди, наделённые и не наделённые силами, которые заботятся только о себе и не заботятся о страданиях, которые они оставляют после себя. Наркобароны, насильники, серийные убийцы — все отбросы общества. Мы не можем повлиять на них просто с посланием надежды.
     — Верно, — признал Дж’онн. — Но, может быть, мы сможем внушить им страх.
     — Я не думаю, что Тейлор была бы готова к этому, — сказал Колин, выдавив смешок. — Она слишком добрая, слишком… этичная. Она не хотела бы внушать страх таким преступникам, поскольку это означало бы напугать людей. Мы, как команда, не можем этого сделать.
     — Нет, мы не можем. Но ты можешь.
     Колин моргнул.
     — Что?
     Дж’онн пошевелился. Его плащ превратился в тренч, а его оранжевые глаза стали темно-карими, когда он принял человеческий облик. К тому времени, как он закончил, он выглядел почти как стереотипный главный герой нуара, в фетровой шляпе и все такое.
     — В 39-м я переехал в город под псевдонимом Джон Джонс, — сказал он. — Именно в это время я встретил друга, о котором упоминал ранее. На самом деле он был филантропом днём — он жертвовал на благотворительные цели и помогал наводить порядок в городе своим богатством. Он боролся с преступностью в Нью-Йорке.
     — А ночью?
     — Он избивал преступников до полусмерти голыми руками, используя актёрскую игру и обман, чтобы вселить страх в сердца преступного мира, поскольку он знал, что большинство преступников — суеверный и трусливый народ. Он также разоблачал коррупцию, используя свои детективные навыки, которым, в свою очередь, научил и меня. Он сделал то, чего не смогла или не захотела сделать полиция.
     — А… костюмированный мститель? — недоверчиво переспросил Колин. — За сорок лет до появления паралюдей? Я никогда не слышал об этом раньше.
     — Он был хорош, — ответил Дж’онн. — Очень хорош. Он был городской легендой для криминального подполья, но легенда поблекла до такой степени, что ты даже не найдёшь упоминания о нём в хрониках.
     — Что с ним случилось?
     — Такая карьера не идёт на пользу здоровью. Однажды, после спасения молодой девушки от похищения, его сердце просто не выдержало. Но его работа не прошла незамеченной — он оставил город более приятным местом, чем-то, каким он был в самом начале.
     Колин взглянул на свой доспех. Работы над ним будет не так много, если подготавливать его к скрытым миссиям, и криптонские материалы при этом могли бы очень помочь.
     — Ты думаешь, я мог бы возродить легенду, не так ли?
     — Я знаю, что ты можешь, Колин. И с теми ресурсами и технологиями, которые у вас с Дракон сейчас есть, вы могли бы расширить свой охват — не фокусируюясь, подобно моему другу, на одном городе. Но готовы ли вы? Возьмёшь ли ты его мантию и продолжишь его дело?
     Колин вспомнил то, что видел всего несколько минут назад, и в этот момент принял решение.
     S
     Прогулки по ночам всегда заставляли её нервничать, и это было ещё до того, как она решила переехать в Квинс.
     Что ещё хуже, луна ещё даже не взошла. Синтия вздрогнула и крепче обхватила себя руками, ускорив шаг. Ещё несколько минут, и она была бы в безопасности в своей квартире. У неё ещё не было неприятностей, если не считать нескольких жутких взглядов в метро.
     К сожалению, казалось, что её удача иссякла. Они вышли из-за угла переулка, шутили между собой, затем остановились, когда увидели её. Четверо мужчин, все сурового вида и покрытые татуировками. Синтия нервно сглотнула, затем обернулась. Ведь было же не сильно дальше обойти квартал, и подобная задержка однозначно стоила бы того, если бы позволила избежать встречи с ними.
     Однако, как только она обернулась, они начали действовать. Один из них зажал ей рот рукой, заглушая крик, что почти вырвался у неё из горла, а затем начал тащить её в переулок. Позади неё остальные начали издеваться, и сердце Синтии заколотилось, когда она поняла, что произойдёт дальше.
     Внезапно мужчина, державший её, исчез, выдернутый с земли тёмным силуэтом. Синтия воспользовалась этой возможностью, чтобы обернуться, широко раскрыв глаза. Оставшиеся мужчины попятились от неё с выражением шока на лицах, когда они подняли глаза.
     — Вы видели это… — начал один из них.
     Он не договорил. Прямо на них спикировал всё тот же тёмный силуэт. Вот тогда-то и начались крики. Фигура двигалась, словно размываясь в воздухе. Несколько точных ударов и вот ещё двое валятся на грязный асфальт. Последний, отпрыгнув в сторону, выхватил револьвер, но только для того, чтобы похожее на сюрикен лезвие вонзилось ему в руку. Закричав, он повернулся, чтобы бежать, но верёвка обмоталась вокруг его лодыжек.
     Синтия оцепенев наблюдала, как фигура разворачивается в её сторону. Он выглядел почти как человек в доспехах, с большими стоящими ушами на шлеме, скрытый зубчатым чёрным плащом, который придавал ему вид крыльев. Пылающие белые глаза взглянули на неё, затем мужчина потащил бандита за собой, не обращая внимания на крики.
     Всё это произошло менее чем за минуту, и когда Синтия решилась сдвинуться, мужчина исчез. Синтия уставилась на лежащих без сознания головорезов на земле, затем, наконец, нашла в себе силы вытащить свой мобильный телефон.
     S
     Колин наблюдал с крыши за прибытием полиции, а затем удовлетворённо кивнул. Костюм показал себя лучше, чем ожидалось, хотя в шлеме всё ещё оставалось несколько недоработок, которые нужно было устранить. Однако для тестовой прогулки всё было довольно эффективно.
     Полицейский сканер в его шлеме активировался, заставляя прислушался к пойманному сообщению. Ночь ещё только начиналась и ему предстояло много работы. Возрождённому Тёмному Рыцарю было необходимо сообщить преступному миру о своём возвращении.

7.08 (Интерлюдия - Барьер)

     «Человек — это канат, натянутый между
     животным и сверхчеловеком, — канат над пропастью.
     Опасно прохождение, опасно быть в пути, опасен взор,
     обращённый назад, опасны страх и остановка.
     В человеке важно то, что он мост, а не цель…»
     Так говорил Заратустра
     Когда Зара попросила его о новом защитном устройстве, Брейниак поначалу попал в ловушку противоречия собственных императивов.
     С одной стороны он был не просто её ракетой, он был её хранителем, а значит физическое и ментальное здоровье Зары были его ключевым приоритетом.
     С другой стороны, запреты Создателя не позволяли ему свободно оперировать существенной частью загруженного в него наследия Криптона.
     Логическая дилемма.
     Логическая дилемма.
     Логическая дилемма.
     Будучи скорее экспертной системой со слепком императивов и огромной, даже по криптонским меркам, базой данных, нежели полноценным искином, он не мог уйти в бесконечное логическое противоречие — криптонские технологии позволяли обходить парадоксы класса «Уловка-22» с лёгкостью. Но и выхода из ситуации он не видел. Поначалу не видел.
     Путём перетасовки входных данных он смог переформулировать собственную задачу таким образом, чтобы получить доступ к данным, которые были закрыты для самой Зары, но позволяли бы ему изготовить не просто защитный механизм, но устройство идеального ментального барьера.
     В конце концов, важен был лишь результат.
     S
     Найти постройку было не так уж трудно. Чёрт возьми, это была самая большая вещь на многие мили вокруг — по сравнению с нею, пирамиды выглядели совершенно крошечными, а её кристаллическая структура определённо выбивалась из окружающего ландшафта. Издалека здание выглядело почти парящим, как небесная цитадель, высеченная из света, и он провёл несколько мгновений, восхищаясь красотой сооружения, прежде чем напомнить себе, зачем он здесь.
     На этой широте замёрзший пейзаж был погружён в вечные сумерки, и слабый голубой свет заливал всё, кроме криптонской базы. В это время года солнце было за горизонтом и не взойдёт до марта, но и сейчас ему всё было прекрасно видно. Одним из менее известных аспектов его силы было улучшенное зрение — оно было практически необходимо для такого летуна, как он.
     Ветер был абсолютно ледяным, но он едва чувствовал его через свой костюм — способность защищала его в полёте от подобных воздействий. Однако, он почувствовал холод, когда начал замедляться и тем самым уменьшать её влияние.
     Помогло то, что конструкция блокировала большую часть ветра, когда он пошёл на снижение, хотя ему всё ещё попадало немного снега в глаза.
     Наконец, он приземлился на толстый лёд прямо у крепости. С поверхности земли она казалась ещё больше, но ощущалась уже по-другому. Её огромные размеры поражали воображение — настолько, что она воспринималась сознанием подобно горе или иной частью ландшафта, а не как что-то искусственное. Человеческая психика, похоже, испытывала отвращение к любым огромным искусственным объектам, и не важно, касалось ли это размеров или было просто реакцией подсознательного на то, что выходило за рамки привычного.
     Он сделал неуверенный шаг ближе, затем провёл рукой по кристаллической стене. Она была прохладной на ощупь, и его рука скользнула по ней, как будто та была сделана из стекла. Чудеса давно умершего мира, времён расцвета его могущества.
     — Легенда?
     Он обернулся и увидел, что Супергёрл внезапно оказалась прямо рядом с ним с растерянным выражением на лице. Её плащ развевался на ветру, когда она скрестила руки на груди, и Легенда отметил властность, которую она теперь носила с собой. Она больше не была просто взволнованным молодым героем, делающим первый шаг — она была убийцей Губителя, защитником всей человеческой расы.
     Неплохо для того, у кого всё ещё не было водительских прав.
     — На самом деле я искал тебя, Супергёрл, — сказал Легенда. — Я надеялся, что мы могли бы поговорить.
     — О чём?
     — О том, чтобы я присоединился к команде, которую ты создаёшь.
     Её глаза расширились.
     — Как ты…
     — Ты вербовала нескольких агентов СКП, чтобы помочь наладить отношения между вами и миром в целом. Я решил поспрашивать вокруг и получил ответ о том, как вы планировали представить какую-то «команду» в ближайшее время.
     Супергёрл почесала подбородок.
     — Ну, тогда заходи, пока не простудился. Дверь в этой стороне.
     Она повернулась, и он последовал за ней, когда они подошли к довольно безобидной на вид двери для такого здания. На створке двери было закреплено чёрное металлическое кольцо.
     — Раньше у нас было несколько входов по всей округе, — объяснила Супергерл, потянув кольцо на себя. — Но, когда мы решили создать команду, я закрыла все, кроме одного, по соображениям безопасности.
     — Оставлять незапертую дверь с кольцом… Не кажется это немного… Ненадёжно? — спросил Легенда.
     Супергёрл улыбнулась, затем отпустила кольцо. Створка мягко вернулась на место.
     — Разрешаю попробовать.
     Легенда подлетел к двери и осторожно протянув руку, взялся за кольцо и потянул. Когда ничего не произошло, он увеличил усилие, но дверь отказывалась сдвинуться с места. Решив ускориться, он чуть не вывихнул руку, но так ничего и не добился.
     — Что это? — хмыкнул он. — Технарская поделка? Электромагнит?
     — Просто они очень тяжёлые, — ответила Супергёрл. — Кольцо с дверью сделаны из сверхуплотнённого сплава, одного из самых плотных материалов в известной Вселенной. Дверная группа весит пять тысяч тонн.
     Она протянула руку и потянув кольцо, открыла створку как ни в чём не бывало. Посмеиваясь, она посмотрела на Легенду.
     — Я одно из немногих существ на всей планете, которые могут проделать этот трюк. Есть и другие функции безопасности, но для их прохождения требуется некоторое время. Это позволяет мне входить и выходить в одно мгновение.
     Она открыла створку до конца, затем жестом пригласила Легенду следовать за ней внутрь. Когда он вошёл, она толкнула дверь обратно, и та, мягко шелестя, встала на место.
     — Где ты вообще взяла материал для этого? — спросил он, потирая затылок.
     Супергёрл ухмыльнулась.
     — Я использовала части тела Левиафана. Остальное я пожертвовала ЦЕРНу, чтобы они могли его изучить.
     — По крайней мере, там от этого будет хоть какая-то польза, а?
     — Думаю, да. Остальные скоро прибудут.
     Они мягко плыли по обширным коридорам базы. Вокруг него были огромные помещения и ограждения, большинство из них пустовали. Однако те немногие, что были полны, содержали внутри странные и удивительные вещи. Оборудование, ёмкости, даже небольшие террариумы и аквариумы. Всё это выглядело, как что-то из научно-фантастического рассказа или, возможно, как видение далёкого будущего.
     — Для чего всё это? — спросил он.
     — Это будет не просто наша база, — ответила Супергёрл. — Функций гораздо больше, чем просто защита. Это музей, библиотека, зоопарк, лаборатория и множество других вещей.
     — И как успехи? Уже есть что-нибудь конкретное?
     — Ну, я воспроизвела несколько небольших фрагментов криптонской технологии, чтобы посмотреть, может ли что-нибудь из этого безопасно улучшить общество, и у меня также есть образцы ДНК исчезающих видов. Видишь вон те книги?
     — Да.
     — Я переписывала криптонские художественные произведения, а также некоторые научно-популярные произведения. Они будут переведены на тысячи разных языков, и размножены. Конечно, этот материал экологичен и намного прочнее обычной бумаги. Какое-то время их не придётся заменять, и будет трудно их намеренно уничтожить или испортить.
     — Зачем?
     Супергёрл одарила его широкой улыбкой.
     — Я собираюсь пожертвовать их каждой библиотеке на Земле. Я также размещаю их в Интернете, но только небольшая часть земного шара имеет доступ к нему. С другой стороны, к библиотекам могут получить доступ гораздо больше людей.
     Легенда фыркнул.
     — Туда ходят далеко не все.
     — По крайней мере, пока, но я надеюсь это изменить. — Супергёрл широко развела руками, указывая на все чудеса вокруг неё. — Лига не просто собирается бороться с преступлениями и останавливать суперзлодеев или Губителей. Мы собираемся помочь человечеству помочь самому себе и стоять с ними бок о бок в будущем.
     Её лицо осунулось.
     — Конечно, с этим всё ещё есть некоторые проблемы.
     — Например?
     Супергёрл указала на террариум.
     — Это жизненные формы с острова Сокотра, недалеко от Йемена. Один из самых биоразнообразных островов в мире, поэтому я взяла оттуда несколько образцов, на всякий случай, если что-то случится. Я брала образцы и из других мест — однажды, учитывая развитие моих способностей и технологий, я могла бы взять образцы с планет, перечисленных в криптонских архивах.
     — Какое это имеет отношение к тому, что ты говорила раньше?
     — Ну, я перенесла их сюда, не оставив им выбора. Я делаю это для их же блага, а жизнь там — это растения и животные — они действительно не могут решать сами за себя. Но я боюсь, что однажды грань сотрётся. Что я не буду давать миру выбор в том, что я делаю для его же блага. Я боюсь, что собираюсь посадить весь мир в бутылку.
     — Я не думаю, что до этого дойдёт, — улыбнулся Легенда.
     — Я надеюсь, что этого не произойдёт, — вздохнула Супергёрл. — Я думаю, это хорошо, что ты присоединяешься — нам нужно больше связей с остальным миром. Если большинство из нас, как гражданские лица, пожинают то, что мы сеем, как кейпы, то, возможно, это к лучшему. Наши действия, как команды, повлияют на нашу нормальную жизнь, и так и должно быть.
     Она указала в конец коридора.
     — Давайте немного расслабимся, хорошо? Остальные скорее всего уже там — пойдём поболтаем.
     Они ускорили шаг и через несколько мгновений были в комнате. Легенда оглядел комнату и был удивлён, увидев, кто ещё входил в Лигу. Во-первых, их было намного меньше, чем он ожидал. Во-вторых, двое из них были подростками, или трое, если считать Супергёрл. Сталевар, вспомнил он, но не мог точно вспомнить имя другого.
     Марсианин встал и протянул руку.
     — Рад тебя видеть.
     — Взаимно, — сказал Легенда, пожимая руку Дж’онна. — Итак, у нас здесь полная перекличка?
     — Ага, — сказала Супергёрл, подходя к нему. — Ты, наверное, помнишь Сталевара вон там, а рядом с ним сидит Стояк. Дракон и… а где, собственно, Колин?
     — Тестирует новый костюм и имя… — откликнулся Дж’онн.
     — А, Бэтмен, верно — скривилась Тейлор, заставив марсианина удивлённо замолчать.
     — Бэтмен? — спросил Легенда. — Я не думаю, что знаю героя с таким именем. Он новенький?
     — Раньше его звали Оружейником, — пояснила Супергёрл. — у нас тут тяжбы с адвокатами СКП, так что ему пришлось переименоваться.
     — И что, у Дж’онна тоже есть псевдоним?
     Супергёрл нахмурилась.
     — На самом деле, я не думаю, что мы дошли до этого. Дж’онн не сделал никаких предложений, и я не могу придумать ни одного хорошего. Я думаю, мы просто подумали, что ему подойдёт его имя или, может быть, Зелёный Дракон, особенно учитывая, сколько людей его знают.
     — Марсианский охотник, — пробормотал Стояк, даже не отрываясь от своего телефона.
     Все повернулись, чтобы посмотреть на него, нахмурив брови. Он вздохнул, затем убрал телефон.
     — Я расспрашивал его. И он сказал, что был детективом в куче человеческих личин, или псевдонимов, или чего-то подобного. Детективы — это охотники на людей, они охотятся за подозреваемыми. Дж’онн с Марса. Итак, он Охотник за людьми с Марса, или просто Марсианский Охотник. Это звучит довольно круто, и у этого хорошая аллитерация.
     Супергёрл поджала губы.
     — Тебе не кажется, что это слишком… агрессивно?
     — Я должен согласиться, — добавил Легенда. — Даже… э-э, ранее мы не одобряли такие имена. Мы не должны были использовать имена, которые связаны с оружием или действиями, которые могут быть сочтены сомнительными.
     — Почему? Потому, что они «агрессивные»? — спросил Стояк, делая руками воздушные кавычки. — Это просто «Охотник на людей», а не «Охотник за смертью», «Кровавый ветер» или «Потрошитель позвоночника». Или у вас есть какие-нибудь имена получше?
     — Серьёзно, Деннис? — сказал Сталевар. — Мы действительно спорим из-за имён?
     Легенда моргнул при случайном упоминании настоящей личности Стража. Неужели они открыли это друг другу в знак доверия? Распространяется ли это на каждого члена клуба? Было много людей, влиятельных людей, которые убили бы за такую возможность.
     — …Пришелец Атласа? — продолжал тем временем Стояк — Это твоё предложение, Сталевар? Почему бы не дать ему другое дурацкое имя, например мистер Марсианин?
     — Мне действительно нравится Марсианский охотник, — сказал Дж’онн. — Оно подходит. А теперь, не могли бы вы двое, пожалуйста, перестать спорить?
     Стояк и Сталевар уставились друг на друга, но замолчали. Легенда нервно кашлянул, затем повернулся к Супергёрл. Казалось, она изо всех сил старалась подавить смех, если то, как она двигала челюстью, было каким-то признаком.
     — Итак… Я так понимаю, что у этой Лиги Справедливости есть политика открытой идентификации? — спросил он.
     Она кивнула, наконец-то преодолев желание рассмеяться. — Мы все знаем личности друг друга в этой комнате. Если ты решишь присоединиться, то тоже самое относится и к тебе. Ты будешь знать наши личности, а мы будем знать твою. Я знаю, что это серьёзное требование, но мы все были готовы.
     — Мы уверены, что можем ему доверять? — переспросил Сталевар.
     — Я уволился вчера, — ответил Легенда. — Я знаю, что вы, должно быть, очень расстроены после того, что произошло, но уверяю вас, я ничего об этом не знал.
     — Он говорит правду, — сказал Дж’онн. — Я могу поручиться за него, если это успокоит ваши опасения.
     Супергёрл выпрямилась.
     — Тогда я буду первой. Меня зовут Тейлор. Тейлор Эберт.
     Имя, которое, наконец, подошло бы к её лицу. Это было почти утешительно — знать, что у самого могущественного существа на Земле есть такое же имя, как у любого другого. Затем, криво усмехнувшись, он напомнил себе, что многие подумали бы о нём то же самое.
     Легенда снял маску и протянул руку.
     — Меня зовут Дункан Хьюз.
     Тейлор улыбнулась и пожала ему руку.
     — Добро пожаловать в Лигу, Дункан. А теперь давайте устроим небольшую экскурсию.
     S
     Ноэль достаточно быстро привыкла к одиночеству кристаллического павильона. Тем более что местный искин, откликающийся на Брейниак, казалось, предугадывал её малейшие желания.
     Пускай основной цикл обследований едва начался, Ноэль, впервые за всё пребывание на земле Бет, почувствовала проблеск надежды. Криптонка вызывала в ней противоречивые чувства, но, похоже, слово держала. Она не просто озадачила исследованиями своего ручного ИИ, но и привлекла к этому кейпов, чего Ноэль, честно говоря, не ожидала, зная, как никто другой, подноготную появления сил.
     Супергёрл периодически и сама навещала свою импровизированную пациентку — вот и сейчас, на очередном монотонном круге в павильоне, Ноэль, повернув голову, обнаружила, что не одна — за стеной стояла хозяйка арктической базы и приветливо ей улыбалась. Всё тот же неизменный костюм с узнаваемой литерой на груди, всё то же выражение лица.
     «Интересно, ей вообще нужно спать?», — с непонятной ей самой завистью подумалось Ноэль. Ещё и типа короны на себя нацепила. По крайней мере, раньше строгого, металлического на вид, обода, полукругом обхватывающего голову девушки чуть выше висков, Ноэль на той не видела.
     — Привет, не скучаешь? — донеслось из невидимых динамиков, вырывая её из размышлений.
     — Неплохо, но кормёжка могла быть и получше, — усмехнулась Ноэль.
     Супергёрл на это лишь грустно повела плечами.
     — Как поживает твоё тёмное альтер эго?
     — Спит, — с удивлением вынуждена была признать Ноэль. — С тех пор, как ты меня сюда запихала, автопилот даже не пытался перехватить контроль.
     — Возможно потому, что ты не нервничаешь? У тебя на редкость ровный пульс и показатели эндокринной системы.
     — Вариант, но раньше бывало и так, что засыпала я, а при пробуждении ребята обнаруживали что у руля автопилот. Сейчас же уже несколько недель он не подаёт признаков жизни, словно в отключке.
     Ноэль вдруг нахмурилась.
     — Ты ведь не накачивала меня всё это время успокительными в еде или распыляя их в воздухе? Или сам павильон оказывает на меня успокаивающее влияние?
     Супергёрл, уже было набравшая в грудь воздух, чтобы разразиться защитной тирадой, нахмурилась и, уставившись в одну точку, произнесла в пространство.
     — Брейниак!
     — Да, слушаю — тут же раздался безжизненный голос, а на одной из стен павильона проявились три горящих точки.
     — Каковы свойства материалов Кандорского павильона?
     — Композитная псевдо-кристаллическая структура стен павильона сконструирована так, чтобы максимально снизить влияние внешней среды на биологические формы, помещённые внутрь отсеков. Независимо от типа влияния.
     Ноэль, охваченная надеждой и ужасом, обратилась к стене.
     — Железяка, что насчёт всяких там электромагнитных и прочих полей?
     — Это семнадцатый раз, когда я напоминаю, что меня зовут Брэйниак, но да, подтверждаю – весь спектр электромагнитных излучений, включая, но не ограничиваясь, инфракрасным и ультрафилетовым участками, так же экранируется павильоном.
     Девушки озадаченно переглянулись. Первой, как ни странно, отмерла сама Ноэль.
     — Это что же получается, меня не просто превратили в чудовище, ещё и та тварь постоянно копалась у меня в голове?
     — Почему ты думаешь… — Супергёрл расширившимися глазами уставилась на неё — Точно, ты же сама мне рассказывала, что той, кто вытащила вас на Землю Бет была Симург! Так, это нужно обсудить кое с кем.
     И Ноэль ошарашенно обнаружила себя в одиночестве.
     — Вот уж носится — протянула она, глядя на пустое место, где только что стояла собеседница. — Что ж, главное, чтобы результат был.
     S
     — Деннис! Это совершенно не смешно!
     Как ни странно, на крик Сталевара первым прибыл не Деннис, а Дракон с Колином и к тому моменту, как взъерошенный юноша вбежал в помещение гостиного зала, готовясь оправдываться перед другом, те уже успели успокоить их общего товарища.
     — Это не я… — по привычке начал Стояк, но поперхнулся посреди фразы. И было отчего — почти посреди гостиной, словно замерев на полушаге стояла Супергёрл. И если бы Деннис на двести процентов не был уверен в том, что он не применял к ней свою силу — отрицать очевидное было невозможно — Тейлор была словно заморожена в мгновении движения.
     Деннис невольно потянулся прикоснуться к замершей в отлёте руке девушки, но был мягко остановлен, неизвестно откуда вынырнувшим марсианином. Деннис даже в мыслях так и не смог вернуться к обращению директор, не говоря уже о том, чтобы называть бывшего шефа Дж’онс.
     — Не стоит, Деннис. Пока мы не понимаем причину явления, совать к ней руки не самая лучшая идея.
     — Да, сэр, конечно.
     Стояк, слегка покраснев, взъерошил волосы на затылке, только чтобы занять руки. Впервые, не являясь причиной суматохи паралюдей (и не только), он чувствовал себя максимально неуютно. Не тогда, когда самая сильная участница их едва сформированной команды пыталась пробурить взглядом вечность.
     — Что нам известно? — Деннис решил хотя бы отвлечь товарища, что со странной смесью нежности и беспокойства обходил по кругу застывшую девушку.
     — Практически ничего. Мы договаривались обсудить некоторые организационные вопросы чуть позже, и я решил скоротать время здесь, в гостиной. Но когда я пришёл, она уже была здесь… И я подумал, что ты её чем-то вывел из себя и заморозил…
     — Чува-ак… — Деннис осуждающе посмотрел на друга. — Я бы никогда так не поступил с Тей. «Да и вряд ли она бы дала мне столько времени, чтобы успеть её коснуться,» — продолжил он про себя.
     — А что говорит Нудный? Да что опять не так? — смотря на удивлённые лица сокомандников, Деннис понял, что никто из присутствующих не вспомнил о том, что все помещения базы находились под неусыпным контролем искина.
     — Действительно. — Дракон почти смущённо отошла от Колина и обратилась в пространство. — Брейниак, ты не знаешь, что с Тейлор?
     На одной из стен зажглись три индикатора, заставив людей дружно развернуться в их сторону.
     — Добрый день, Дракон. Уточните запрос. Госпожа Зара находится рядом с вами.
     — Она не двигается и не реагирует на нас. Мы переживаем.
     — О, не беспокойтесь, я фиксирую, что идёт адаптация к генератору ментального барьера, который я сконструировал по её просьбе. Немного неожиданный побочный эффект, но ничего, что угрожало бы её здоровью.
     И действительно, после слов Брейниака, Деннис обратил внимание что на голове Супергёрл был надет странный, металлический на вид, полуобруч, охватывающий голову девушки на уровне лба, оставляя тот открытым. Края обруча оканчивались в районе висков скруглениями, а вся его поверхность мягко светилась изнутри фиолетово-синим.
     — Круутяк, — вырвалось у Стояка. — А зачем он ей?
     — У меня недостаточно информации, чтобы делать однозначные выводы, но могу предположить, что госпожа Зара опасалась воздействия от ментальных атак. Она не была уверена, что криптонская биология достаточно защитит её от подобного.
     «Например, от Симург», — невольно пронеслось в головах у присутствующих.
     — И сколько по времени займёт эта адаптация? — подключился к беседе Дж’он — Мозг очень сложный орган, а криптонский мозг тем более.
     — По моим расчётам, это не должно занять более нескольких дней.
     — Зная Тейлор, она будет в ярости от того, что потеряла столько времени, — ухмыльнулся Сталевар.
     — Да уж, будем надеяться, что пока она не в форме, не случится ничего по-настоящему плохого, — пробормотал себе под нос Деннис.
     И обнаружил на себе несколько недоброжелательных взглядов.
     — Я молчу, молчу!
     Тревожные телефоны членов Лиги зазвонили через 10 минут, как он покинул помещение.

     Примечание к части
     Тут был бета 28.12.22.

8.01

     «Я буду учить вас думать.
     — Не по правилам?
     — Не по правилам, — без тени усмешки ответил кентавр.»
     Г. Л. Олди
     …шено.
     Ощущение было странным. Я словно очнулась от долгого беспамятства, как тогда, днём, после сражения с Левиафаном, только в этот раз никакого боя не было. А ощущение было… Словно после долгой поездки по тоннелю я вновь оказалась на поверхности, под тёплыми солнечными лучами.
     Я никогда не мучалась бессонницей или больной головой, но то состояние ясности мыслей, в котором я сейчас находилась, заставляло меня задуматься — не жила ли я всё время до этого с постоянной мигренью?
     Интересно, так ли ощущают себя люди после выхода из комы или алкогольного загула? Не то, чтобы мне хотелось получить подобный опыт, но ощущения на грани эйфории заставляли мозг искать даже такие, пусть и несколько странные, ассоциации.
     Я размяла шею и, оглядевшись, поняла, что всё ещё стою посреди главной гостиной, как мы стали называть один из залов Кандорского павильона. Обычно я приходила сюда обсудить с остальными членами формируемой команды текущие вопросы, но сейчас я была тут одна.
     Вытянув руки над головой и потянувшись, неожиданно для себя обнаружила, что парю над полом на высоте с десяток сантиметров. Обычно в помещениях я старалась передвигаться по полу, но сейчас парение казалось мне настолько естественным, что не вызывало дискомфорта.
     — Брейниак, — позвала я.
     — Да, Тейлор, — отозвался с одной из стен механический голос моего верного помощника.
     — Где все?
     — Участвуют в карантинных мероприятиях против Симург.
     Я почувствовала, как мои волосы пытаются встать дыбом, а руки сами собой сжались в кулаки до хруста суставов.
     — Симург атаковала? Почему нет оповещения об атаке Губителя?
     — Потому, что она не атакует. Атака Губителя не объявлена. Как и Перемирие. Только карантинные мероприятия согласно протоколам СКП. Она находится в Мексике, в паре десятков миль от Закатекас, и стягивает вокруг себя природные и техногенные материалы. Дракон считает, что она строит защитный купол.
     — Как она могла так быстро туда переместиться?
     — Она там уже несколько дней, Тейлор.
     — Что-о? — От осознания второго дна этого ответа мои глаза сузились. — Скажи-ка, мой кремниево-галиевый друг, сколько же длилась адаптация м-контура?
     Спустя секундную заминку, Брейниак своим ответом поверг меня в ужас.
     — Адаптационные мероприятия заняли 6 дней 18 часов 23 минуты.
     Меня захлестнул ворох эмоций. Беспокойство за отца, тревога за членов Лиги, растерянность от понимания, сколько всего случилось за неделю моего отсутствия, гнев на себя за неспособность просчитать в очередной раз последствия своих поступков… Все они наслаивались друг на друга и подавление этой вспышки эмоций… Заняло у меня пару секунд. Это было достаточно странно, но странностей последнее время было так много, что этот факт просто отложился в голове для последующего обдумывания.
     — Есть ли какие неотложные вопросы, требующие моего участия?
     — Дракон и Дж’онн просили, чтобы ты с ними связалась, как будет такая возможность — поступил запрос от секретаря ООН по поводу Лиги, и Ноэль, в очередной раз, просила дать ей возможность связаться с членами своей команды.
     С последними мне пришлось пойти на уступки. Команда Скитальцев, за исключением самой Ноэль, была успешно осуждена за препятствование ходу операции СКП. Я, естественно, не делилась с ней такими подробностями, опасаясь её срыва. Рано или поздно ситуацию потребуется прояснить, и эта неопределённость беспокоила меня.
     — То есть, ничего экстренного?
     Дождавшись подтверждения от Брейниака о том, что иных, требующих моего незамедлительного участия, запросов не имелось, я, разгоняясь, полетела по коридорам павильона к помещению, которое условно можно было назвать моим кабинетом.
     Мелькавшие по сторонам двери секций и ответвления коридоров, по мере приближения к условному «верху» циклопической структуры павильона, расширялись и росли в высоту — неведомые мне предки-проектировщики, видимо, исходили из того, что пешком тут передвигаться не будет никто — если в «нижней» части промежутки между входами секций были каждую сотню метров, то ближе к вершине, с уменьшением количества самих секций, их размеры непропорционально вырастали, поражая своими размерами.
     Если же прибавить к этому рассеянный свет, идущий словно бы отовсюду, и в то же время без выраженных источников, и кристаллические колонны, несущие, как я понимала, не только архитектурную, но и функциональную нагрузку, то всё вместе это не просто подавляло своим величием, но и создавало ощущение храмового комплекса, только не персонифицированного божества, а храма науки.
     S
     Чтобы добраться до помещения, которое мы вместе с Дракон и Брейниаком превратили в мой кабинет, мне потребовалось несколько минут, и то, в основном потому, что мне хотелось испытать границы того чувства автолевитации, которое я приобрела.
     Когда Брейниак только воссоздал по моей просьбе Кандорский павильон, я слабо представляла, что именно получу. За обманчиво простым обликом кристаллической пирамиды скрывались не только бесчисленные секции и множество проходов, пронизывающих её геометрически совершенной сетью — содержимое павильона могло дать сто очков большинству известных мне инфраструктурных построек Земли.
     Поэтому, ничего удивительного, что стоило мне обосноваться в своём кабинете, первым, что я опробовала, не без помощи Брейнеака, конечно, были доступы к наследию Криптона. Вернее, к той его части, которой мой упёртый помощник готов был поделиться.
     И речь идёт не только об общей информации, но и о технологических решениях. Например, в помещении был узел подключения к вычислительной сети, позволяющий попадать в виртуальное пространство, аналогичное тому, в котором я оказалась, когда слушала послание биологического отца.
     Махнув рукой перед дверью, отчего та бесшумно скрылась в нише, я вплыла в помещение кабинета. Хотя то, что я называла кабинетом, впервые попавший сюда человек назвал бы явно по-другому.
     Секция находилась практически у самого верха структуры пирамиды, а потому одна из стен шла под углом, являясь по сути огромным панорамным окном с шикарным видом на кажущуюся бесконечной ледяную равнину. Кристаллическая поверхность стены, плавно уходя вверх и в стороны, создавала полноценный эффект открытой площадки, и только отсутствие ветра и низкой температуры намекали на то, что стена всё-таки присутствует.
     Заворожённый видом ледяного великолепия, посетитель не сразу замечал расположенного вдоль внутренних стен помещения оборудования. И, совершенно, зря. Ни Брейниак, ни Дракон пока не смогли напрямую подключить компьютерное оборудование Земли к цифровой сети павильона, не говоря уже о его энергосистеме, поэтому то, что они создали, было больше похоже на киберпанковские декорации к очередному голливудскому «шедевру».
     Информация внутри сети павильона передавалась отнюдь не электрическими импульсами. Из пространных объяснений Брейниака и поясняющих замечаний Дракон и Оружейника, я поняла, что передающей информационной средой в обществе Криптона был свет. А потому, все приёмопередатчики, все линии связи и оборудование, работающее с информацией, были кристаллами сложной структуры. То есть, очень-очень сложными кристаллами.
     Дракон, используя какие-то наработки NASA в области фотонно-кристаллических волокон, смогла собрать переходники для считывания информации из сети павильона, чтобы её можно было в дальнейшем декодировать и использовать, но на этом успехи и закончились — передать что-то в обратную сторону пока было нереально. А потому для работы в криптонской сети я использовала криптонский же терминал.
     Привычным движением отстегнув плащ и перекинув его через один из стоящих вдоль стены блоков Дракон, я направилась к стойке терминала — больше всего она напоминала висящее над полом футуристичное белое кресло, визуально ни к чему не подсоединённое.
     Но, успев неоднократно его опробовать, я уже знала, что это не так. Терминал был подключён к сети на постоянной основе. Стоило мне только в него забраться и откинуть голову, как окружающая меня действительность исчезла.
     S
     Я вновь была на Криптоне. На этот раз моей целью было место, являющееся наиболее близким аналогом земной школы, пусть в реальности различий у местной схола[19] с привычным мне учебным заведением было куда больше, чем сходств.</