Кривчиков Константин: другие произведения.

Наследники Валтасара

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    *Опубликовано в журнале "Изящная словесность", С-Петербург*. *Призер конкурса остросюжетного рассказа - 09*

НАСЛЕДНИКИ ВАЛТАСАРА
  
"Вдруг на стене дворца появилась рука и написала три таинственных слова: "мене", "текел", "перес". Воцарилась гробовая тишина. Ужас поразил присутствующих".
Библейские предания, "Книга пророка Даниила"
  
Водолаз подал знак рукой - тащите потихоньку. Лебедка начала вращение - тросы натянулись - водитель тягача добавил оборотов, и через полминуты из воды показался бампер легкового автомобиля.
- "Пиканто", похоже, - задумчиво протянул один из милиционеров, стоящих на берегу. - Пошла, родимая. Здесь летом-то - курице по колено, а после ледохода, пока вода не спадет, иной весной и до трех метров может подниматься. Берега-то крутые.
- Внутри точно никого нет? - спросил худощавый мужчина, вытягивая шею, как гусыня, из-за спин милиционеров.
- Слушай, пресса, - с легким раздражением произнес офицер с погонами майора на распахнутой длиннополой куртке. - Было же велено всяким штатским - на берег не спускаться, стоять у моста.
- Да что я тут, следы, что ли, затопчу?
- Если кто и есть, то на заднем сиденье, - пояснил первый милиционер. - Водолаз только переднюю дверцу открывал. Вернее, она распахнутая была. Спереди никого нет, это факт.
- Раз дверца была открыта, значит, пытался выбраться. Или пытались, - не унимался журналюга. - Если никто не выбрался, значит, утонули. Далеко могло отнести?
- Сам же видишь, течение приличное и глубина не меньше двух метров. Если ночью свалились, то часов десять прошло, а то и больше. Сейчас водолаз будет еще шарить, но, коли сразу не найдет, тогда может далеко оттащить... Наверняка, с дачного поселка кто-то ехал. Они тут иногда срезают, по старому мосту, у кого дома в этой части. Кило на двадцать ближе получается. Хотя дорога здесь хуже, особенно весной.
У майора запиликал мобильник.
- Да, Алимханов слушает... Машину вытаскиваем, товарищ полковник, легковушка, уже почти на берегу. Людей пока нет... Я понял. А цвет какой?... Эта тоже красная... Понял, сразу доложу.
- Похоже, появилась версия, - повернул голову в сторону корреспондента. - Все, кыш отсюда, на обочину.
- Ну, Гурген Вартанович, - заныл тот. - Только намекните, я - "могила".
- Я тебя сам в могилу зарою. Сказал "кыш", значит - кыш. Лучше пообщайся там со свидетелем, который аварию обнаружил. Я его отпущу скоро.
  
... Сев за стол, первым делом залпом выпил полную рюмку коньяка. Девушка молча, исподлобья, наблюдала.
- Будешь?
- Нет.
- Ну, что ты сердишься? Если бы знала, как мне сейчас тяжело.
- Тебе всегда тяжело. А мне каково? Два года на правах второй любовницы. Ты мне о чем божился? Что теперь я у тебя одна. А сам постоянно с этой время проводишь.
- Ты пойми, я не могу резко разорвать, - ослабил галстук, снова налил полную рюмку. - У нас слишком много общих дел. Ты даже не представляешь, как мы с ней повязаны.
- Зачем пьешь столько? После аварии - ни одного дня тебя трезвым не видела. Пора бы и притормозить. Я же тебя люблю. Я же своей жизни без тебя не представляю, как ты не поймешь?
Села рядом на диван, погладила мужчину по щеке.
- Хоть ты бы не придиралась. Жены не каждый день гибнут.
- Я вижу, что ты сильно нервничаешь, но разве дело в этом? Сам говорил, что она тебе безразлична. От меня что-то скрываешь, а у меня сердце разрывается. Как ты с этой стервой связан? Не пугай меня. Это из-за нее все, да?
Мужчина потянулся за бутылкой.
- Только с тобой успокаиваюсь. Прошу тебя, не дергай меня сейчас, - он опьянел, в голосе появились надрывные нотки. - Никому нельзя верить. Ты, правда, меня любишь?
- Я тебя не просто люблю, - заговорила ласково, успокаивающе. - Все для тебя сделаю. Хочешь - убью ее? Это из-за нее Ирина погибла?
Отклонил голову, словно пытаясь разглядеть собеседницу издалека.
- С чего взяла? Говори, да не заговаривайся.
- Знаю, что она Ирину ненавидела. Нетрудно догадаться, что та мешала. И в тот день, мне кажется, они встречались. Что молчишь? Не скрывай, скажи мне правду.
- ... Ну, а если скажу, в милицию побежишь?
- Нет.
- Клянешься?
- Обещаю.
- Ну, смотри, сама напросилась. Выпей со мной, потом поговорим. Не смогу я один с этим всем справиться. Устал.
  
- А вот этот конверт, Ольга Петровна, я не вскрывала. Написано, лично в руки.
Президент фирмы "Медфарм", красивая черноволосая женщина лет сорока пяти Ольга Пехтина повела подбородком:
- Хорошо, я сама посмотрю. Можешь идти, Марина. Чаю зеленого сделай, с лимоном.
Секретарь вышла. Пехтина взяла на приставном столике ножницы, аккуратно отрезала сбоку от конверта полоску, вытащила листок.
"Мене, текел, перес.
Дни твоей фирмы измерены и сочтены. Берегись того, кому она может достаться.
Ты взвешена на весах и найдена очень легкой. Опасайся того, кому выгодна твоя смерть.
Все, что тебе принадлежит, будет разделено между родственниками.
Тень Валтасара".
Перечитала текст. Внимательно, с обеих сторон, рассмотрела листок, также тщательно изучила конверт. Недоуменно хмыкнула. Потянулась к клавиатуре, ввела в строку поисковика "Валтасар". Пробежалась по появившимся ссылкам, пока не нашла подходящую.
"Своего рода примером для каждого аналитика в этом отношении мог бы стать библейский пророк Даниил, который когда-то, много веков назад, предсказал наступление фатального для вавилонского правителя Валтасара события как раз в момент его наивысшего торжества, когда он был уверен в непоколебимости своих позиций. Знаменитое "мене, мене текел, упарсин" ("исчислил Бог царство твое и положил ему конец...") является, на наш взгляд, классическим образцом контринерционного прогноза..."
Секретарь вернулась с подносом. Пехтина сидела с отсутствующим видом, откинувшись на спинку кресла.
- Как тебе наш новый сотрудник?
- Какой?
- Сын Андрея Ильича.
- А-а, Вадим, - Марина, поставив поднос, пожала плечами. Поправила на переносице очки. - Его и не видно почти. Скромный. Сидит у себя в отделе, вникает. А что, навести справки?
- Да нет, не надо. Так спросила.
  
Курил на крыльце. А ведь давал себе зарок - защищаю диплом и бросаю. И бросил бы - а куда деваться? Из-за матери - у нее на табачный дым была аллергия. Поэтому отец завязал с этой дурной привычкой еще перед женитьбой. А он в институте баловался, даже пристрастился на шестом курсе. Но при матери во время каникул - ни-ни. Она и не знала, что сын курит. А теперь уже и не узнает.
Закашлялся. Как судорогой горло свело от одной мысли. О смерти матери известил по телефону отец. Двадцать девятого апреля, четверг. Сидели с ребятами в сквере у "школы" на скамейке, обсуждали выезд на шашлыки на первое мая. И тут "Свадебный марш". Накануне для прикола на мобилу скачал. Дошло не сразу. Еще подумал - чего это предку надо? Как-то не особо они общались. Даже дома, не говоря уже о том, чтобы перезваниваться. С матерью был контакт, а со стариканом нет.
Минут пять папаша путал и плутал вокруг да около. Сначала сказал, что машина упала с моста. Решил, что мать в аварию попала, спросил о здоровье. Батон говорит, что не знает. Чуть не переклинило - пьяный, что ли? Мама в аварию попала, а этот не знает, что с ней? Мост, река, течение, милиция, тела не обнаружили. Какое тело? И только тут понял. Дурацкая ситуация - человек вроде как и погиб, а говорить так нельзя.
Хотел тут же приехать - не надо, сказал отец. Не нужен ты здесь. Доучивайся. Вот, если обнаружат, тогда уже на похороны.
Но тела так и не нашли. Вернулся в Старогорск в конце июня, после защиты диплома. Тут уже и помянули с батей. Против фактов не попрешь.
Пошатался неделю по городу, места себе не находил. Трехкомнатная квартира пустая, отец обосновался в загородном доме, в дачном поселке. В другое бы время балдел от счастья - такая хата в распоряжении, но сейчас... Утром встаешь, вечером возвращаешься - нет матери. И не будет.
Пришел к предку, сказал, давай устраивай в вашу фармацевтическую контору. Не могу без дела слоняться. Зря, что ли, в медицинском шесть лет парился? Может, и правильно - согласился отец. Начнешь работать, свыкнешься помаленьку. Так и сказал - свыкнешься. Даже резануло.
- Вот вы где прячетесь.
Вздрогнул от неожиданности. Обернулся - Марина, секретарша. Улыбается осторожно, как будто сочувствует. Тут ему все сочувствуют. Или делают вид.
- Вы постоянно один. Ни с кем не познакомились?
Из вежливости? Или заигрывает немного? А ничего ведь, герла-то. Не приглядывался, не до этого было. Брюнетка в самом соку. Такой не грех и улыбнуться. Грустные мысли испарились.
- Почему же, познакомился. Ну, вы ж, наверное, знаете, у нас в отделе только солидные некурящие дамы.
- А с несолидными курящими и некурящими, не хотите пообщаться?
Неужели клеит? Или подначивает?
- Сегодня вечером маленький банкет намечается. Но это между нами, чтобы начальство не знало. У Зины, из маркетингового, день рождения. Я вас приглашаю.
- Вы или она?
- Это не важно. Я вас приведу. Пора вам в коллектив вливаться. Тем более, там ребята и девчата молодые. И пятница. Договорились?
- Ну, если вы меня будете опекать.
А что бы и не пофлиртовать? Взглянул в глаза. Ух ты, а глазищи-то! Или это очки так увеличивают? И не отводит ведь. Та еще штучка.
  
Андрей Ильич побарабанил пальцами по столу. Не складывался разговор. После гибели Ирины и так - словно трещина образовалась, а последние дни Ольга и вовсе какая-то чужая стала. Как будто подозревает что. Или замышляет. Не шибко доверял Вавилов старой знакомой. А ведь действительно - старой.
Это же сколько получается - двадцать четыре года прошло? Или двадцать три?...
Андрей тогда заканчивал автомобильный техникум. Уже со второго курса подрабатывал в автосервисе - на стипендию разве протянешь? Там и познакомился с Колькой - сыном "крутых" родителей. Гонял Колян на "жигуле" - роскошь для студента университета по тем временам неслыханная. Еще бы, везунчик - папаша председатель облпотребсоюза, региональный "генерал" от торговли. Движок у тачки застучал - Колька и подскочил на сервис. Андрей как раз на смене был. Познакомились, слово за слово. Вечером "сынок" в пивбаре проставился - за срочный ремонт. Так и скорешились.
На танцы в универе на восьмое марта новый дружок и привел. Девчонки вокруг Николая мухами кружились - такой жених завидный. Андрей из толпы сразу выцепил Ольгу - яркую и разбитную брюнетку - и она вроде как на него запала. А на подругу ее, Ирину, сначала и внимания не обратил. Шустренькая, но невзрачная: худенькая, горбоносенькая.
Но потом, когда в туалете из горла винцом добавлялись для поднятия настроения, Колян прояснил картину:
- Вижу, тебя "Пихта" закадрила? Ну, насчет перепеха-то она ас: "Ахтунг, ахтунг, в небе Покрышкин". Только учти, деваха активно мужа ищет. Впрочем, ей городской нужен, с хатой. Узнает, что ты из села - сама отпадет. Так что, пока не просекла, можешь попользоваться, "динамо" она крутить не будет. А вот с подругой ее, Иринкой, поосторожней. Запросто охомутает, если подставишься - уж больно замуж хочет. Ей-то все равно, что ты голь перекатная. Мать - главврач городской больницы, батя - проректор в универе. Полдюжины таких как ты прокормят, усекаешь?
Еще бы не усечь. Новый корешок, сам не ведая, точно навел на цель, которую Андрей искал года два: невесту с квартирой, да еще с "блатными" предками. Главврач и проректор - этот вариант он еще в туалете просчитал. Осенью, после окончания техникума, сто пудов маячила армия и, не дай Бог, Афган. Шансов откосить было немного, и именно один из них ему и выпал.
Сложилось все почти так, как Колян прогнозировал. С Ольгой в итоге закрутил, но это был романчик для души и тела, безо всякого расчета с обеих сторон. Основным объектом атаки стала Ирина. Объект, который сам напрашивался на "дружественное поглощение". Когда в начале июня Ирина робко шепнула про беременность, Андрей чуть до потолка не подскочил - в прямом и переносном смысле. Удача просто плыла в руки. В эйфории даже не заморочивался всякими подсчетами. Уже потом, после рождения Вадима, вкралось подозрение - рановато на свет появился, а на недоношенного не похож. Но летом было не до нюансов - обрабатывал предков любовницы. Проректору зятек из деревни уж очень не улыбался. Так и сказал дочери, пенек плешивый - лучше аборт. Но вмешался дед Ирины по матери - Израиль Моисеевич.
- Вы шо, с дубу слуздились, окаянные? - как всегда образно поставил вопрос старейшина рода, еще перед войной перебравшийся на северо-запад России из подо Львова. - Хотите бачить мой труп? Не побачите. Дзянкуете чушь собачью. Не дам Иришку резать.
Первой дрогнула супруга, Раиса Израилевна, затем и "пенек" уступил. В июле сыграли свадьбу. Осень Андрей встретил первокурсником строительного института. Позже на обследовании в горбольнице у здорового деревенского парня обнаружили искривление позвоночника и затемнение в легких. В общем, не досчитались еще одного призывника армейские ряды.
А Ольга тогда мужа с квартирой в Старогорске так и не нашла. Уехала после "диплома" по распределению куда-то на Урал, исчезла из виду на несколько лет.
- Андрей, а ты мне голову не дуришь с этой документацией? - Пехтина не скрывала раздражения. - Перестань барабанить, и без того на душе тошно.
- Ну, что за глупости, Оля? Мы же вместе? Да я все перерыл. И в квартире, и на даче. Нет нигде. А здесь в компьютере почти вся база удалена, кроме общих расчетов. И никаких концов.
- Ищи. Думай. Не могла она это уничтожить. Ну, не дура же она, в конце концов. Кредит нам без этого не вернуть. Испанцы снова звонили, нервничают. Впрочем, я уже говорила. Скоро заговариваться начну с нашими делами.
- Что-нибудь придумаем. Может, посидим сегодня? У меня? Ну, или у тебя?
- Нет. Устала я. И настроения совсем нет.
Не похоже на нее. Вовсе не похоже. Или подыскала кого на смену? Что-то здесь не так.
  
Марина заварила кофе, принесла на подносе в спальню.
- Вставай, маленький, головушка, небось, бо-бо?
Вадим присел на широченной кровати, прислонившись к спинке. С трудом разлепив глаза, почти на ощупь ухватил за рукоятку кружку, отхлебнул. Память возвращалась медленно.
В маркетинговом отделе собралось человек десять, но трое-четверо быстро ушли, сразу после поздравления именинницы. И выпивка быстро закончилась. Бутерброды, впрочем, смели еще быстрее. Тут Марина вышла и вернулась с большой бутылкой коньяка и коробкой конфет. На довольные, но удивленные вопросы отшутилась - хороший секретарь всегда имеет заначку. После этого общение пошло веселее. Марина все время держалась рядом, нечаянно прижимаясь то плечом, то бедром, отчего Вадима периодически бросало в жар. Потом зашел дежурный охранник, кисло спросил - вы еще долго будете? Народ засуетился, кто-то начал разливать недопитое, кто-то пошутил про "некормленых детей". Выбрав момент, Марина фамильярно прошептала, едва не задевая губами ухо: "Вадик, гулять и танцевать хочу. Пригласите даму в ресторан?" Вадим задумался, с пьяной откровенностью признался: "У меня денег мало". Среагировав на подчеркнуто укоризненный взгляд, залихватски уточнил: "С собой мало. Дома - хоть завались". - "Ох, какие мы богатенькие. Хорошо. У меня есть - потом отдашь", - Марина незаметно перешла на ты. Постучала пустой кружкой по бутылке: "Внимание, дамы и господа! Желая отметить свое... вливание в коллектив, Вадим приглашает в ресторан. Кто не с нами, тот против нас".
Так, в ресторане кутили впятером. Кажется. Тут в памяти начинались провалы. Всплыл фрагмент в такси, завезли домой Зину. Кажется? Нет, точно. Сидел на заднем сиденье, Марина и Зина по сторонам. Обнимал обеих, как падишах. А дальше? М-да, вот это оторвался...
- Я себя хорошо вел?
- Изумительно. А уж какие ласковые слова говорил, - Марина засмеялась. - Шутил, наверное. Помнишь? Или все забыл?
- А я все помню, я был не пьяный, - пробормотал неразборчиво. - Если ласковые, значит, не шутил.
- Ух, ты! Какой отчаянный. Пацан сказал - пацан сделал? Не переживай, Вадик, ночные слова на утро никто не помнит. Главное, мне было очень хорошо, - и добавила после паузы. - А как плакал, тоже не помнишь?
- Плакал? - Вадим, наконец, разлепил веки и тут же смущенно отвел взгляд в сторону - Марина сидела напротив обнаженная. - Ты бы это, накинула чего.
Марина поставила кружку на поднос и потянулась, выпячивая и без того высокую грудь:
- А ночью очень нравилась. Уже выгоняешь? Шучу, шучу.
- Да нет, я... - Вадим сбился. - Вот тут в шкафу посмотри халаты.
- Если материнские, то я не надену. Неудобно.
- Надень. Я разрешаю, - произнес после некоторого молчания. - Там синенький есть, я его на день рождения покупал. Он ей очень шел. И тебе под цвет глаз будет... Так что там, насчет слез?
Покачивая тугими ягодицами, сексапильная брюнетка подошла к встроенному шкафу, раздвинула зеркальные дверцы.
- Из-за матери и плакал. Плакал, и клялся отомстить убийцам.
- Каким убийцам?
- Тебе виднее. Я так поняла, ты не веришь, что это был несчастный случай. Грозился разобраться, вывести всех на чистую воду. Правда, что ли, подозреваешь кого?
- ... Нет. Кого подозревать? Но уж больно история непонятная...
- А разобраться - серьезно хочешь? Отомстить, если что? Или так, пьяный треп?
- Серьезно. А что, непохоже?
Марина выбрала халатик, надела, повернулась перед зеркалом. Сказала задумчиво:
- Не знаю, не присмотрелась еще к тебе. Хочешь, помогу разобраться?
- Хочу.
- А правды не испугаешься, если что? Правда, она ведь разная бывает.
  
"Если хотите знать подробности, встретимся сегодня в 16 часов у памятника Невскому.
Тень Валтасара".
  
- Да, Вадик, ты меня слегка ошарашил, - Семен Аркадьевич Липкин, все еще бравый полковник внутренних войск в отставке, крякнул и почесал густую бровь. - Андрей и Ольга эта, любовники, говоришь? Даже не верится. Получается, они за спиной Иринки вертели шашни. А я всегда считал, что сестренка с ней не разлей вода. Они ведь с института, кажись, дружили. Видел я эту Ольгу несколько раз, да. Баба она, конечно, ядреная... Но чтобы так в наглую... Набить Андрюхе морду, что ли? Как ты думаешь?
- Да не в этом дело, дядя, - Вадим хлопнул ладонью по столу. Они сидели у Семена Аркадьевича на кухне, выпивали. Племянник зашел в гости с серьезным разговором. - Все мы взрослые люди. Чего врать - я давно замечал, что у мамы с отцом отношения неровные. Ругались часто, мама ревновала, как я теперь понимаю. Бог с ним. Пусть изменял, даже с лучшей подругой - не хорошо, но чего не бывает в жизни. У меня другое из головы не идет. Как она странно погибла. И то, что труп так и не нашли. Не верю я в эту аварию. Мне секретарша рассказала, что в тот день маме очень нужна была Пехтина. Той в конторе не было, мобильник не отвечал. И мама поехала ее искать. И вот я теперь думаю - а вдруг она ее нашла? А отец говорит, что мама встречалась на даче с какой-то старой подругой, выпивали. Про Пехтину-то он бы знал. Какая еще подруга? Странно все это. И еще секретарша сказала - отец в тот день тоже рано с работы уехал.
- Погоди, - Семен Аркадьевич, "обновлявший" посуду, от неожиданности пролил мимо рюмки. - Ты на что намекаешь?
- Я не намекаю. Думаешь, охота мне на родного батю напраслину возводить? Но подозреваю, что милиция наша, ты уж извини, рогом особо не упиралась. Успокоились версией, которая на поверхности, можно сказать, плавала. И ждут, пока труп вынырнет или полгода пройдет, или сколько там положено? А я бы хотел точно знать, что с моей матерью произошло. Имею я право на это, как сын?
- Имеешь, - Липкин угрожающе икнул. - И я имею, как брат. Давай помянем... Родитель твой, раз уж такой разговор зашел, всегда скользким типом был. Да... О чем это я? А, вот что. Я тоже поначалу засомневался - чего Ирину на правую сторону так занесло, что машина с моста вылетела? Хотя в тот день и был гололед, но там же почти никто не ездит. Гаишники говорили - могла встречная фарами ослепить... Но откуда она взялась бы? Ну, или сильно пьяная сестрица была, неслась, сломя голову... Молодость, что ли, вспомнить? Я ведь когда-то наружкой занимался. За Андреем рискованно таскаться, заметить может. А вот Ольгу попробую малость поводить. Деликатно, без лишней волны.
  
"Вы опоздали на 15 минут. Я вам не любовник. Еще раз опоздаете - пеняйте на себя. Завтра в 19 часов жду на кладбище. Вы знаете, о чем речь.
Тень Валтасара".
  
Пехтина открыла дверь, скинув туфли, прошла в гостиную, достала из бара бутылку коньяка и сделала несколько глотков прямо из горлышка. Ее трясло. Полчаса провела на этом жутком заброшенном кладбище - никто так и не появился. Какая-то сволочь дергает ее за ниточку. Знать бы, кто? В таком паршивом положении, когда хотелось волком выть, она давно не оказывалась. И все из-за этих Вавиловых-Липкиных. Как же это она так с ними связалась надолго?
Тогда, летом 1986, с Андреем крутила назло Иринке, чтобы силу свою чувствовать. Этот котяра даже накануне свадьбы в общагу перепихнуться пришел. "Оленька, ты, самая лучшая, таких больше нет. Но, ты же понимаешь, она беременная. Я должен, как порядочный человек..." Порядочной сволочью ты, Андрюша, всегда был. Ею и остался.
На свадьбе веселилась свидетельницей. Как положено, лучшая подруга. Ни о чем не жалела. Андрюха ей и на фиг был не нужен - ни денег, ни прописки. Если бы знать тогда, какой он ей сюрприз приготовил.
В августе уехала по распределению на Урал, на химический комбинат. Пока обустраивалась, забот выше крыши. Пила в то время гормональные таблетки, месячные шли как попало, не следила. Спохватилась - тринадцать недель беременности. Пришлось рожать. Вернулась из роддома с малышкой на руках - коменданта всего перекосило. У нас тут не богадельня, люди в три смены пашут - им отдыхать надо. Даю неделю - ищи жилье.
Сняла комнату у бабки. Денег - кот наплакал. На рынке познакомилась с Крюком, будь он не ладен. Предложил продавать вещи. Оказалось - краденное. Родная советская власть по доброте душевной дала три года колонии. Дочку забрали в детдом.
Отсидела - Крюк у ворот встречает. Не сдала его - запомнил. Хотела в детдом - все равно сейчас не вернут, сказал Крюк, только девчонке нервы попортишь. Она ведь тебя уже и не помнит. Устройся сначала с жильем, с работой - потом заберешь. Поехали с ним к матери, проведать - почти пять лет не виделись, а она как раз при смерти. Успела прописаться - и умерла мамаша, царствие ей небесное. А у Крюка неожиданно бизнес пошел - времена-то лихие, начало девяностых. Самое время для таких, как Крюк. В Старогорске несколько фирм открыл, каким-то его боком в фармацевтический бизнес занесло. Тут и ее диплом пригодился, да и не только диплом. Оказалось, что и мозги есть, и хватка. Бизнес-леди, одним словом. Закрутилась в этом всем. А когда в средине девяностых Крюка убили при разборке, стала в одночасье владельцем солидной компании.
Про Ирину с Андреем все эти годы ничего не слышала и не интересовалась. Зачем они? И тут совершенно случайно встретилась с бывшей лепшей подругой в кафе. Та чуть не расплакалась от радости. Выяснилось, что несколько лет провела в НИИ, занималась разработкой новых лекарств. Институт закрыли. Андрей был владельцем средненького сервисного авто-центра - родители Ирины помогли дело начать. Дела шли ни шатко, ни валко.
Ольга смекнула - сведущий, да еще надежный человек в производстве лекарств был более чем кстати. С другой стороны - требовалось очистить бизнес от криминальных "хвостов" покойного Крюка. Подумав, предложила Ирине и Андрею создать новое совместное предприятие, ООО "Медфарм". Ольга становится основным участником, ее доля 60 %, у Андрея 40% и пост генерального директора, а Ирине должность директора по производству. Так и договорились.
И не прогадали. За двенадцать лет раскрутились так, что в регионе конкурентов не осталось, если не считать, конечно, московских и питерских. Своим производством тоже занимались. Ирина параллельно не бросала научных разработок - тех, что еще в НИИ начала. И выпало зеро - удалось получить новое лекарство, эффективное обезболивающее средство. Точнее - почти удалось. По словам Ирины исследования должны были быть вот-вот завершены.
Но тут начались проблемы в основном бизнесе. Конкуренты не дремали, а вот Андрей в последние годы перестал мышей ловить. Заключил пару неудачных контрактов, потом из-за его расхлябанности проиграли лакомый бюджетный тендер. Ольга особенно в финансы никогда не вникала, не ее профиль, но тут настояла. Несмотря на ворчание Андрея, провели независимый аудит. Дела оказались аховые.
Ольга вышла на испанцев, прозондировала почву по поводу нового лекарства - у тех глаза загорелись, пообещали очень крупный кредит. Но товар требовали показать лицом. Чтобы протянуть время, пришлось перехватить кредит в российском банке, под залог пая. И все бы ничего. Если бы не Ирина с ее маниакальной ревностью.
Конечно, Ольга отчасти сама виновата. Чувствовала же, что отношения с Андреем рано или поздно закончатся неприятностями. Чувствовала - и не могла себе отказать в удовольствии хоть таким образом досадить Ирине. Вроде бы, чему уже завидовать - а вот как со студенческой поры засела в Ольге эта заноза к счастливой и удачливой, как ей казалось, подруге, так и сидела в сердце.
  
- Привет, Вадик. Докладываю. Пообщался я еще с Алимхановым - это опер, начальник отдела. Прав ты был, ничего они толком не копали. Мол, мотивов никаких, ни с кем не конфликтовала. Несчастный случай, и дело с концом. Кстати, оказывается, этот Алимханов еще и кореша с Андрюхой, вместе охотились на кабанов. Так что, здесь глухо... За Пехтиной я помотался малехо. Тоже ничего такого. Один раз к бате на дачу заезжала, часа три там была. Получается, насчет этого дела между ними, наверное, ты прав. И еще. Зачем-то она на кладбище каталась, то, что у заброшенной деревни... Да, это если из города на дачи через старый мост, то по правой стороне. Потопталась около получаса и уехала. Ждала, что ли, кого. А больше ничего... Да, я тоже думаю, что таким образом ничего не нарыть. Только деньги на бензин потратишь, а для пенсионера они, сам понимаешь, не лишние... Ну, звони, или заезжай, посидим.
  
"Не сердитесь. Мне нужно было вас проверить. Теперь займемся делом. Есть важный разговор. Встречаемся завтра в 19 часов в итальянском ресторане на Пушкинской.
Тень Валтасара".
  
Марина помахала рукой. "Вот же, некстати, - подумала Пехтина. - Эту-то как сюда занесло?"
- Присаживайтесь, Ольга Петровна.
- Спасибо, я тут... по своим делам.
Марина встала, обошла вокруг столика, отодвинула стул.
- Садитесь. Я знаю, по каким вы делам. Они у нас общие.
Пехтина машинально опустилась на стул.
- Какие общие дела? Шутишь?
- Нет, Ольга Петровна. Больше никаких шуток. Вы ведь пришли увидеть Валтасара? Так вот, это я. И, чтобы не тянуть время, сразу скажу, о чем будет наш разговор. Он пойдет, в частности, о смерти Ирины Вавилой. Вы ее убили, не так ли?...
  
Встречались они не так уж часто. Примерно раз в неделю. И только за городом - на даче у Пехтиной. И в рабочее время - по вечерам, а, тем более, в выходные, Ирина со своего благоверного глаз не спускала. Как Ирка их вычислила? Возможно, давно выслеживала.
Они лежали в спальне на втором этаже, когда раздался дверной звонок. Ольга подошла к окну - оттуда просматривалась часть улицы перед воротами.
- Кто еще там? - раздосадовано спросил Андрей.
- Твоя супруга, - ответила обреченно.
-Что? Какого черта?- любовник подскочил на кровати. - Не надо так пугать, это не смешно.
- Я не пугаю. Надень штаны.
Он тут же оказался у окна.
- Черт, не открывай.
- Не глупи. Ты же машину у ворот оставил. Мы только на часок, - она передразнила интонацию. - Кто знает, может и к лучшему. Выясним отношения.
Ирина вела себя очень спокойно. У Ольги даже отлегло на душе - глядишь, разрулим ситуацию? Но спокойствие Ирины таило жестокий сюрприз. Они стояли в гостиной у камина. Напротив друг друга. Андрей как будто прятался за спиной Ольги.
- Не бойтесь, я не буду скандалить, - Ирина брезгливо выплевывала короткие фразы. - Лучше сразу расставить все "точки над и". Завтра найду адвоката, займется разводом. Надо уладить имущественные вопросы. Напишу заявление на увольнение. У нас ведь не получится работать вместе дальше, не так ли? Жаль. Хотела вас обрадовать - лабораторные испытания лекарства завершены. Результаты отличные. Но тут же вынуждена огорчить - эти результаты вы не получите. Не заслужили. Придется продать их конкурентам. А теперь можете продолжать свои занятия. Не буду лишать вас удовольствия.
Она усмехнулась. Маленькая, нахохлившаяся, злая птица. И повернулась спиной. Как в руке оказалась каминная кочерга - Ольга не помнила. Очнулась над неподвижным телом. На мраморной плитке образовалась лужица крови. Совсем небольшая. За спиной что-то мычал Андрей.
Не вздумай звонить в милицию - предупредила жестко. Сядем оба.
Дождались, пока стемнело. "Пиканто" Ирины загнали во двор, труп положили в багажник. Поехали на кладбище у заброшенной деревни. Последнюю старуху оттуда дети забрали лет десять назад. С тех пор там никто не обитал, даже бомжи - далеко и от города, и от дачного поселка. Труп наскоро закопали по соседству с могилами. Потом - на старый деревянный мост, по которому весной почти никто не ездил. Андрей аккуратно разобрал ломиком часть деревянных перил, сбросил брус в реку. Следом отправили машину.
  
... В лице Пехтиной ничего не дрогнуло, только брезгливо приподнялась правая бровь:
- Не ожидала услышать от тебя такую чушь.
- Ну, если это чушь, то зачем вы на кладбище приезжали у заброшенной деревни? Догадались ведь сами, о каком кладбище речь идет? - Марина помолчала и продолжила, не дождавшись ответа. - Может мне еще конкретно место указать, где вы труп Вавиловой закопали?
- Ты можешь выражаться яснее? И ... без этих театральных остановок?
Она все-таки нервничала, хотя и пыталась скрывать всеми силами.
Марина умышленно, почти вызывающе держала паузу:
- Не надо разговаривать со мной таким тоном, Ольга Петровна. Поверьте, я переживаю не меньше вашего... Хорошо, постараюсь короче. Ну, вы уж тогда не перебивайте. Дело в том, что это я навела на вас Ирину Аркадьевну. Вернее, я давно заметила, что у вас с Андреем Ильичем... шашни, скажем так. А Вавилова, наверное, подозревала что-то и попросила меня слегка пошпионить за вами.
- ... И сколько она тебе заплатила?
- А это так важно? - огрызнулась. - Договорились же, что не перебиваете. В общем, я в тот день предупредила Ирину Аркадьевну о том, что вы встречаетесь в загородном доме. Затем... один мой знакомый отправился за ней, чтобы проследить, что из этого получится. Он видел, как Андрей Ильич загнал во двор машину, как потом вы на двух автомобилях подъехали к старому кладбищу и что-то там закопали, а потом столкнули "Пиканто" с моста. Ну, а когда я через два дня узнала об аварии и пропаже Вавиловой, тут уж без Шерлока Холмса можно было догадаться, кто убийца.
- И кто же?
- Пальцем указать не могу. А оно мне надо? Вы или Андрей Ильич, или вы оба - мне без особой разницы.
- А что тебе надо?
- Ваши паи. Впрочем, могу взять и деньгами. Но, по-моему, у вас с ними сейчас туговато.
Марина опустила голову, скрывая шкодливую ухмылку. Отхлебнула из чашечки кофе.
- А ты и впрямь - натуральная шпионка, - все с тем же брезгливым выражением лица произнесла Пехтина. - Не лопнешь от наших паев?
- А вы лет пятнадцать строгого режима не хотите получить за убийство с отягчающими обстоятельствами?
Молчание затягивалось. Марина смотрела в пустую чашку, Пехтина - в окно, на улицу. На ее матово бледном лице проступили розовые пятна.
- Я вас не тороплю, Ольга Петровна. Понимаю, подумать надо. Только хочу предупредить, что я не одна, есть кому подстраховать. И не вздумайте труп выкапывать и перепрятывать - за кладбищем наблюдают. Лучше договориться по-хорошему, как разумным людям.
- Ты с Вавиловым уже разговаривала, разумный человек? - спокойный тон дался Пехтиной с трудом.
- Нет, вы первая. С ним вы уж сами все обсудите. Пары дней, наверное, хватит? Тянуть не в моих интересах. Давайте, встретимся послезавтра здесь в это же время. Не возражаете?
- Возражаю. К чему вся эта конспирация? Можно в кабинете поговорить.
- Нет уж! Мало ли что в вашем кабинете установлено. А здесь тихо и спокойно.
  
Звонить сразу же Андрею Ольга не стала. Хотя изнутри распирало от желания поделиться, посоветоваться, но здравый смысл подсказывал, что торопиться не следует. Шантажисты только этого и ждут, чтобы "клиент" задергался, занервничал. Такого удовольствия она им не доставит. Столько раз в кино видела как глупо и беспомощно ведут себя объекты шантажа, что не сомневалась - Марина с подельником именно на такую реакцию и рассчитывают. А откуда молодым отморозкам еще опыта подобных дел набираться, как не из кино? Фиг им, уж чего-чего, а "кина не будет".
С другой стороны, особым материалом для анализа она не располагала. Ситуация могла оказаться проще пареной репы. Да, сговорилась эта молоденькая сучка с Ириной, подсуетилась, подсмотрела, подслушала, проследила. "Посидеть на хвосте" одного из них во время одновременных отлучек Ольги и Андрея с фирмы было, при наличии напарника, совсем не сложно. А там рано или поздно засекли бы "пересечение" на даче. Встречались-то не так уж и редко, особенно в последнее время, потеряли осторожность. Даже удивительно, что Ирина так долго не замечала. Сиди она чуть меньше в своей лаборатории...
А после исчезновения Вавиловой, шантажисты, сложив два и два, решили погреть руки. Почему бы и нет? Подставились по полной, куда деваться. Просят много, но это обычный прием. Сторговаться можно, но есть ли смысл? Компания и так на грани банкротства, а тут еще эти пиявки. А что с ними делать? Тоже вопрос. Подключать старые связи, которые еще с крюковских времен остались, уж очень не хотелось. Себе дороже могло выйти. Менты здесь вообще не годились. Да, подставились. Зря она радовалась, что такая толковая секретарша вовремя подвернулась. Толковая, да не в ту сторону. Кстати, откуда она взялась? Сама заявилась, или Андрей выкопал? Впрочем, сейчас это не так важно.
А если провокация? Со стороны ментов, например? Поздновато они тогда зашевелились, больше двух месяцев минуло. Да и у Андрюхи там почти все схвачено. Потом, Марина про кладбище говорила. Если бы менты что-то про кладбище знали, давно бы там все перекопали. Но со счетов сбрасывать нельзя.
Ночь почти не спала. Но и сон был некрепок, поэтому встала в девятом часу без особого напряжения. Долго принимала контрастный душ, чтобы взбодриться и скрыть следы бессонной ночи. Вавилову и с утра говорить ничего не стала, еще начнет на Марину коситься, ни к чему это раньше времени. И правильно сделала.
Когда уже вечером рассказала все на даче, в беседке, Андрей повел себя странно. Забегал по дорожке, заохал, как баба.
- Я так и знал, так и знал. Не кончится все это добром. Ты что думаешь?
- У тебя хотела спросить. Из нас двоих, по-моему, ты мужчина.
- Ты еще шутишь? А я два месяца не сплю толком. Каждую ночь Ирина снится.
- Если не спишь, то как она тебе может сниться? Пить надо меньше, а то не только Ирина привидится.
- Издеваешься? Она моя жена. Думаешь, у меня совести нет?
- Скажи еще, что скучаешь по ней.
- Может, и скучаю, - спохватившись, что перегнул палку, уточнил. - Все так спокойно было, до того. А после все наперекосяк.
- Еще скажи, что я одна во всем виновата.
Вавилов промолчал. Совсем нехорошо с его стороны.
- Что делать-то будем? - и провокационно добавила. - Я подумала, а не решить ли вопрос кардинально.
- Это как? - спросил с любопытством.
- Методом Доцента. Чик по горлу, и сам знаешь куда.
- Ты что, совсем с ума сошла?! - чуть не сорвался на крик. - Мало нам одного трупа.
- Хочешь, чтобы соседи услышали?
-Чего?
- Не кричи, говорю. На улице слышно.
Снова пробежался по дорожке. Борзаковский, блин.
- Нет, только не это. Лучше пай отдать.
- Весь пай? - теперь она чуть не вскрикнула. Ах, ты, трус несчастный! - Не торгуясь?
- А что? Все равно к концу года обанкротимся, если по дешевке не продадим. Можно часть активов потихоньку вывести, хоть что-то останется. Ну, поторгуйся для пробы. Но я в тюрьме сидеть не хочу.
Да-а, с таким советоваться - только нервы трепать. А уж помощи ждать... Чего-то с ним не так. Пуганный стал, как заяц. Надо самой решение принимать.
  
Около шести часов вечера Пехтина вызвала Марину в кабинет. Чисто внешне за прошедшие два дня в их отношениях ничего не изменилось: начальник - подчиненная. Но когда оказывались вдвоем, напряжение возникало моментально, как в вольтовой дуге.
- Марина, давай перенесем разговор. Например, на понедельник.
- Не вижу смысла, Ольга Петровна. Предлагаю переговорить сегодня.
Пехтина поиграла желваками.
- Ты слишком много на себя не бери. Мне еще надо подумать. Нечего пока тебе сказать, понимаешь?!
- Понимаю. Не нервничайте. Я тоже нервничаю. Поверьте, у нас есть повод для разговора именно сегодня. И откладывать его нет никакого смысла.
Марина приложила палец к губам, поводила глазами по кабинету.
  
... Пехтина села за столик, резко отодвинув стул.
- Ну, что за тайны Мадридского двора?
- Я проверила и убедилась, Ольга Петровна, ваш кабинет прослушивается.
- Кем?
- Андреем Ильичем.
- Так. Ты откуда знаешь?
- Я не только это знаю. И готова открыть свои карты.
- Открыть карты? - Пехтина подчеркнуто демонстрировала раздражение. - Слушай, Марина батьковна, телесериалов насмотрелась? Меня твоя театральность достала до печенок. Если есть что сказать - говори. Шантажистка... хренова.
- Зря вы так. Это не я все придумала, а Андрей Ильич.
- Что? Чего ты несешь?!
Развела руками:
- Андрей Ильич придумал вас шантажировать. Это все - инсценировка, понимаете? То, что я вам позавчера рассказывала, это он все выдумал. И про убийство я ничего не знала - он мне рассказал.
- Инсценировка? Что ты мне голову морочишь? - Пехтина хмыкнула. - Ну, предположим. А тебе-то за какие коврижки "главная роль"?
- Могу только догадываться. Наверное, нужен помощник. А почему именно я? Ну, во-первых, кто еще кроме меня мог быть в курсе всех ваших передвижений, что-то выследить? А во-вторых... извините, но я - его любовница. Только, это между нами. Я вам ничего не говорила.
- Ах, вон оно как, - на лице Ольги Петровны появилось странное выражение. Подняла руку, подзывая официанта. - Пожалуй, я тоже выпью кофе.
- Может, и конька возьмем? - неожиданно и нагловато предложила Марина.
Пехтина внимательно посмотрела на нее... и рассмеялась с непонятным облегчением:
- А почему бы и нет? Похоже, что у нас действительно будет веселый разговор. Ну, начинай, пока суть, да дело. Ах, Андрей, Андрей, сукин он сын.
- В общем, по его плану я вас должна шантажировать, обоих. Якобы я сама все выследила, ну, вы знаете уже все, я рассказывала... Что у меня сообщник есть. Готовилась, короче.
Секретарь подробно, старательно, как примерная ученица, излагала замысел Вавилова. Пехтина сосредоточено слушала, не перебивая.
- ...Ну, а потом должна была потребовать в обмен на молчание ваши паи в компании.
- А не жирно? - опять не выдержала президент "Медфарма".
- Вот и я сказала ему, что это слишком круто, и вы на это не пойдете. Но он ответил, что когда речь идет об альтернативе: или деньги, или лет 15 тюрьмы, то любой сломается.
Подошел официант, расставил тарелки с легкой закуской, разлил по рюмкам коньяк, пожелал приятного аппетита. Дамы молча выпили. Марина продолжила:
- Он, мол, сделает вид, что сдался и готов пойти на мои условия, и будет уговаривать вас. А если вы не согласитесь, то пригрозит выступить свидетелем против вас. Он ведь не убивал, а только помогал следы скрыть. В таком случае, если договориться со следствием, можно и условным отделаться. И, кроме того, у него есть улика - каминная кочерга, которой вы ударили Ирину Аркадьевну, с вашими отпечатками.
Визави едва не поперхнулась кофе.
- Ах, сука. Козел драный, - произнесла тихо, но с такой ненавистью, что у Марины засосало под ложечкой. - Так он не выбросил. Вот, дура, могла бы и догадаться.
Быстро разлила коньяк по рюмкам и залпом выпила, не дожидаясь Марины.
- До этого места более-менее понятно. Андрей хочет, чтобы я от пая отказалась. А дальше что? Предположим, получаешь ты паи. И что потом? Я же все равно через некоторое время догадаюсь, что он меня кинул.
- Догадаетесь, правильно.
- И? Постой, дай подумаю. Ты намекаешь...
Марина кивнула головой:
- Андрей сказал, что вы будете нежелательным свидетелем, и вас надо будет убрать. Но не просто убить, потому что это вызовет много шума. Должна быть инсценировка самоубийства. А причина - раскаянье в убийстве Ирины Аркадьевны... Далее милиция находит труп Ирины Аркадьевны, орудие убийства - им особой нужды и не будет дальше возиться.
- А твой интерес в чем? Деньги обещал или пай?
- Пай. Половину от вашего.
Ольга налила себе.
- Давай! Другой бы не поверила. А с тобой - как родственные души сидим, - ехидно усмехнулась. - Не чокаясь...
Она очень злилась, очень. Но не показывать же этой соплячке. Еще подумает, что приревновала. Вспомнила, как впервые тогда, в средине девяностых, встретилась с Андреем после долгого перерыва. Показалось, что он обрадовался. И у нее будто что-то кольнуло.
После того, как переговорили с Ириной в кафе, пригласила старых знакомых к себе домой. Хотелось произвести впечатление. Квартира, в общем-то, была обычная, трехкомнатная, но "сталинка" - почти сто квадратных метров с большой прихожей, двумя кладовками и высокими потолками. Когда купили, Крюк сказал: "Нам сейчас больше не надо. Хавира, что кичман - невелика разница, сколько в ней камер. Если масть и дальше будет так переть, потом дом построим. А эту отделаем по высшему сорту". Мастеров нашел в Питере, почти все материалы привезли из Финляндии. Ремонт и на самом деле получился европейского уровня. Только успел пожить в этом благолепстве Крюк всего ничего, меньше года.
Вавиловы крутили головами, Иринка ахала, цокала языком. А Андрей поглядывал исподтишка на Ольгу - и читались в этих взглядах удивление, зависть и восхищение. Именно такой реакции хозяйка и ждала - это был первый полноценный момент ее торжества в негласном соревновании с Ириной, которое Ольга вела для себя с самого начала знакомства на первом курсе университета. В отличие от других эпизодов, когда, например, спала с любовниками и даже женихами Ирины, сейчас она могла торжествовать в открытую. Одно смазывало ощущения - Ирина этого соревнования не замечала, искренне, даже немного по-детски, радовалась за успехи подруги. А Андрей продолжал бросать взгляды, скрытно от жены, словно прощупывал реакцию Ольги, изучал, на что можно рассчитывать. Вот тут Ольгу и кольнуло - красивый он все-таки был тогда мужик, в самом соку в тридцать с небольшим лет. Шевельнулось где-то под сердцем с болью и опять же с завистью - ну, почему у других нормальная семья, дети? Может, и ей Бог еще даст?
Поболело несколько дней и заглохло. Или заглушила. После тюрьмы по поводу людей уже окончательно не сомневалась - ты или волк, или заяц, третьего не дано. Пожалеешь кого, или зубы выпадут - сам на обед пойдешь. Даже если аппетита нет, все равно жуй, про запас и на всякий пожарный случай. И жевала, не забывая поворачивать шеей по сторонам, чтобы не проморгать опасность.
Что касается Вавилова, то, присмотревшись уже пристально, с разных расстояний и сторон, суть его раскусила быстро. Оболочка симпатичная, порой и вовсе милый парень, но какой-то пустой, как порожнее такси. Вроде и места есть, и даже зеленый огонек горит, но едет без пассажиров, в свое удовольствие.
Поэтому по поводу Андрея она не заблуждалась, но привыкла к тому, что он рядом и не опасен. К тому, кто рядом, всегда рано или поздно привыкаешь, перестаешь на запах реагировать. Так что, прав был, кажется, Шелленберг, в "Семнадцати мгновениях...", регулярно проводивший смену караула. Близкие тылы надо периодически зачищать. А она едва не промохала. Ну, нет уж, на те же грабли, что и Ирина, она не наступит.
Марина потихоньку опустошала тарелки с закусками, не форсируя беседу. Пехтина вздохнула, показывая разочарование и некоторую растерянность:
- Я могу в это поверить. Могу... Андрюша всегда был с гнильцой. Правда, считала, что он трусливей. Оказалось - ошибалась. Видимо, припекло... Ну, а с чего ты решила мне это рассказать? Испугалась? Или мало предложил?
- Он бы, наверное, и больше предложил, да я торговаться не стала. Не хочу с ним связываться. Что я в этих бумагах понимаю? Он их у меня отберет потом. Это только на словах - будем вместе фирмой управлять. А после... Если он жену фактически убил, потом вас собрался... Кто я для него - в два счета расправится. Тем более, он объяснил, что сразу после завершения сделки я должна буду доверенность ему написать на управление.
- А про подельника своего, туфта или правда?
- Да нет у меня никого. Это все Андрей выдумал, чтобы вас на понт взять.
- Ну, обратилась бы в милицию.
- Я же не идиотка с ментами связываться - телевизор тоже смотрю и по Интернету новости читаю... Да и какие у меня доказательства? Только сама подставлюсь. Может, у него все там схвачено?
- Не без этого.
Ольга взяла с тарелки пластик ветчины, стала медленно и тщательно пережевывать. На Марину не смотрела. Думала.
Вот тебе и "серая мышка". А на работе неприметная, тихая. Но не уродина, совсем не уродина, если приглядеться. Интересно, сама к Андрею в постель залезла, или он решил на дармовщинку молоденькой попкой попользоваться? Впрочем, не это сейчас важно. Врет - не врет, вот в чем вопрос. Предположим, врет. Зачем? Про обстоятельства убийства только Андрей мог рассказать. Особенно про каминную кочергу. Значит, без него тут никак не обошлось. Неужели хотят меня на кривой кобыле объехать? Или девчонка пробует свою игру вести? Такие тихони часто себе на уме бывают. Тогда в чем ее интерес? Почему переметнуться решила?
- И что ты предлагаешь?
- Подыграть ему, - Марина ответила быстро и четко, как хорошо подготовленный студент на экзамене. - Вы должны показать, что поверили и готовы уступить шантажу.
- Что, пай передать? Вот уж дудки! Чтобы вы на пару меня сразу кокнули?
- Вы потише, Ольга Петровна. На нас оглядываются... Не надо ваш пай передавать. Вам надо поставить условие, чтобы он сначала передал свой пай мне. В подтверждение того, что он вас не подставляет. Но после этого времени у нас будет немного, максимум, несколько дней. Иначе начнет подозревать. Пока вы пай не передадите - он вас не тронет. А мы его опередим. Используем его же план, только все перевернем. Убийство Ирины Аркадьевны свалим на него. И оснований для самоубийства у него будет больше. Все-таки, жену убил. Совесть замучила.
На этот раз Пехтина заняла рот куском сырокопченой колбасы. Вот он, момент истины.
- Отправим Андрюшу к праотцам, хочешь сказать? И кто этим займется? Сдается мне, милая, что ты хочешь вся в белом остаться?
- Не останусь. Сама займусь.
Вон как! Интересно. В чем же тогда подвох? Неужели не врет? У Андрея не спросишь, вот уж кому даже под наркозом не поверю теперь. Чем я при таком раскладе рискую? Если эта отмороженная деваха Андрюху уберет, то и флаг ей в руки.
- ... Любопытное предложение. А справишься? Ну-ну. А платой за работу будет пай Андрея?
Марина молча кивнула головой.
- Теперь я понимаю, почему ты ко мне пришла. Считать умеешь.
- Так жизнь такая, Ольга Петровна. Как без своего интереса?
- Вот это правильно. Верю и не осуждаю. Диалектика по Дарвину - каждый под себя гребет. Ну, давай, добьем коньяк, Валтасар, - посмотрела с иронией. - Придумала же - тень Валтасара. Кино, что ли, насмотрелась?
- В детстве книжку читала - "Библейские предания". Там много интересных историй.
- Библию надо в старости читать. Когда уже грешить не можешь, а только каяться. Ладно, будем, подруга, расскажешь как-нибудь при случае, чем та история закончилась.
  
Пехтина стояла у окна своего кабинета. Внутренний двор: асфальт, машины, небольшой прямоугольный кусок земли с газоном и двумя елями. Когда обустраивались здесь пятнадцать лет назад, и Крюк предложил разбить клумбу, сказала - нет. Не любила цветов, особенно в букетах. Цветы всегда символизировали для нее увядание. Не успели распуститься, а уже осыпаются. И какой идиот придумал дарить женщинам мертвые цветы? Женщины любят жизнь.
Посмотрела на часы. Скоро перерыв, пожалуй, можно уже идти, заодно подышу воздухом.
На этот раз они встретились в сквере недалеко от фирмы. Когда подошла Марина, Пехтина сидела на скамеечке, кивнула головой - присаживайся.
- Он не соглашается уступать свой пай один. Считает, что я тяну резину. Предлагает одновременно сделку оформить.
- Все правильно. Он должен посомневаться, - Марина говорила быстро и коротко, почти без раздумий. - Но если вы проявите твердость, то уступит. Я объясню, что с вашей стороны это обычное женское упрямство. И перестраховка. Это ведь вполне логично в вашей ситуации - не доверять ему.
Ольга Петровна крутила в руках веточку с листочками. За последние несколько недель она осунулась, стали заметнее морщинки возле губ. Секретарь сидела немного ссутулившись, положив руки на колени. Ее обычная поза - послушной и исполнительной помощницы. Смотрела на дорожку - Пехтина не любила, когда ее разглядывают.
- Все-то ты знаешь. Размышляю, откуда такая умная взялась на мою голову.
Марина скосила глаза - усмехается, но вроде бы не злится - изобразила мимикой и голосом растерянность и сомнение:
- У меня бабушка говорила - была бы курица умная, не попала бы, как кур в ощип... Я тут хотела спросить... Вы Вадима хорошо знаете?
- А что ты заинтересовалась?
- Я подумала, когда выяснится, что пай мне отошел... Может Вадим скандал устроить?
- Скандалить он вряд ли будет. Парень скромный и спокойный, хотя скрытный. Как говорят - в тихом омуте... Да и вообще, ваше "поколение пепси" разве поймешь - на что вы способны?... А ты попробуй сойтись с ним поближе - не помешает. Его, по-моему, смерть матери подкосила. А если мы еще сумеем на папашу убийство жены свалить... А то, что Андрей, задумав самоубийство, перед этим любовнице пай передал, это даже логично. С его стороны.
- Разве не логичнее родному сыну?
- Вот именно, что родному.
Пехтина неожиданно осеклась, опустила голову. Потом посмотрела перед собой. В центре сквера у небольшого фонтана возилось несколько ребятишек детсадовского возраста. Казалось, она внезапно забыла про существование Марины.
- Вот и еще одно лето проходит... Ладно уж, между нами, девочками. Не сын он ему вовсе. Ирина в то время в одного летчика втюрилась. Ну и, забрюхатела от него. А летчик, как это у них бывает, улетел. Далеко и надолго. Мамаша ее хотела аборт сделать, но когда обследование в больнице провели, оказалось, что нельзя. У нее бы потом детей никогда не было. А у них семейка еврейская, род продолжать надо. Вот ей мамаша и велела срочно мужа искать, грех прикрыть. Андрей подвернулся кстати. Так что, они друг друга стоят. А я это все из первых уст знаю, от Ирины.
- А Андрей Ильич знал?
- Взяла грех на душу. Рассказала и ему, но совсем недавно, после смерти Ирины. Чтобы его меньше совесть мучила за жену. Хотя он что-то такое тоже подозревал.
  
Долго она этого момента ждала. А еще дольше - мечтала. Конечно, в детстве все выглядело по иному. Даже два года назад, когда уже устраивалась на фирму и ложилась под Андрея, был только самый общий замысел - лишить всего. А уж каким путем...
Смерти Ирины Аркадьевны точно не хотела. Зашла как-то к ней в лабораторию с почтой - а та плачет. Махнула рукой - не уходи, присядь. Будто кто на ухо шепнул - само с языка сорвалось:
- Вы это из-за Андрея Ильича?
Если бы та закрылась или возмутилась - ушла бы в сторону. Но Вавилова вдруг снова разревелась, видать, накопилось, некому душу излить.
- Я чувствую, он меня давно не любит... Только врет все. А ты, заметила что-то? Наверное, тут все давно в курсе, только меня за дурочку держат. Марина, ты скажи, если знаешь что. По-женски, между нами. Мне это очень важно.
Сначала отнекивалась, мол, да ничего толком и не знаю, только подозрения небольшие. Вдруг и не правда, зачем тень на плетень наводить? Потом вроде как проговорилась - с Ольгой Петровной у Андрея Ильича. Давно замечаю, как они шушукаются, в одно время с работы уезжают...
Ирина аж в лице изменилась. Побелела, зубы сжала. А точно можешь сказать - когда, где? Марина, разумеется, могла. Андрей от нее давно ничего не скрывал. Даже, морщась, как бы извиняясь, давал понять - опять сейчас к ЭТОЙ еду.
Вавиловой же пообещала - мол, пошпионю для вас, как выясню - сообщу.
В тот день после обеда Андрей вышел в приемную, сказал громко - я в электросети на пару часов, условия нового договора надо обсудить. А сам руками развел, показал на дверь Пехтиной - куда деваться, обстоятельства заставляют. Минут через десять выпорхнула и Ольга Петровна - я в городскую администрацию, может, и не вернусь. Чуть выждав, Марина пошла к Ирине. Та сидела за компьютером, по лицу Марины сразу догадалась, откинулась на стуле.
- Говори.
- Ну, не обессудьте, Ирина Аркадьевна, кажется, выяснила. Только что уехали оба, думаю, на дачу к Пехтиной.
Вавилова ничего не стала уточнять. Молча думала. Потом достала из верхнего ящика стола флэшку, положила в карман жакета.
- Спасибо, Марина. Ты мне помогла, я не забуду. Теперь мой выход...
Зачем Марине это было нужно? Точно не просчитывала, общая цель - стравить двух баб, избавиться хотя бы от одной конкурентки. Сам бы Андрей никогда этот узел не разрубил. Интуитивно ощущала - скандал ей на пользу, чего-нибудь да в мутной воде выловит.
Когда на следующий день узнала о странном исчезновении Вавиловой, то сомнений почти не было - любовнички постарались. Тем более, что Андрей был сам не свой. Только из-за гибели жены так бы не переживал - давно стала для него обузой. Значит, дело было в другом. Оставалось выудить из него правду.
Прессовала, как могла, почти каждый день, капала на мозги, одновременно пытаясь настроить против Пехтиной. Через полмесяца Андрей, издерганный и пьяный, признался - убила Ольга, а он растерялся, в милицию сразу не заявил. А сейчас уже поздно, посадят, если что, обоих. Теперь от Ольги не избавиться по гроб жизни - повязаны накрепко.
Она сама от тебя избавится - пуганула еще больше. Зачем ей нужен такой свидетель? Улучит момент и уберет. И предложила свой план - сыграть на опережение. Андрей долго сомневался, трусил. Тогда и возникла идея с письмами Валтасара, чтобы Ольгу, в свою очередь, насторожить и настроить против Андрея. Сработало. Оба стали волками друг на дружку смотреть. Тут Марина и повела осторожно двойную игру.
Но потом поняла, что одной против этих гиен не выгрести. Не одна, так другая сожрет. Тем более, что ее план предусматривал захват бизнеса. А много она в нем понимает? Финансовый техникум, вот и вся подготовка, плюс пара лет в должности секретаря. Так или иначе, пришлось бы искать компетентного человека. И тут на фирме появился молодой специалист с профильным образованием. Не красавец, правда, скорее в мамашу, но такого и легче в постель затащить. Идея использовать Вадима была рисковой, но перспективной. На кону был очень крупный выигрыш. И месть. Острое блюдо, которое подают холодным.
  
О, господи! Не отрывая голову от подушки, нащупал на тумбочке мобилу.
- Да, я... Дядя, ты, что ли?... Ну, сплю... А ты когда-нибудь до четырех утра в ночном клубе сидел? ... В твое время в других местах сидели? Это на партсобраниях, что ли?... Не до шуток? А ты не звони так рано... Ну, ладно... Нет, с пятницы не видел... Эсэмэска?... Кладбище?... Странный текст. Ничего не понимаю... И телефон не отвечает?... Ну, мне хотя бы еще часок вздремнуть... Ага, ты съезди, проверь... Звони.
Похоже, началось. А поспать-то еще не мешало бы. Если получится.
Нет, не уснуть больше. Как представишь, что они сейчас там, на кладбище, рядышком лежат. И дождик ночью был. Брр...
Тогда, в первый раз, провели вместе с Мариной почти двое суток. К теме смерти матери больше не возвращались - позже, сказала Марина. Надо кое-что наверняка выяснить. На работе, выбирая момент, подходил по несколько раз на дню, но Марина вела себя, как чужая. Только через неделю шепнула - приходи сегодня ко мне, поговорим.
Еле дождался вечера. Сразу в прихожке полез обниматься, внутри все горело, но оттолкнула едва ли не грубо. Я же сказала - надо потолковать. Все остальное - потом сам решишь.
Сели в комнате за столом, Марина включила диктофон - ее разговор с отцом. Уже через минуту стало ясно - отец причастен к убийству мамы. Сам поразился своей реакции. Удивления не было - скорее, опустошенность.
Не сразу врубился - а откуда такая запись? Почему отец об ЭТОМ и ТАК разговаривает с Мариной? Мы любовники - коротко пояснила и добавила: я же предупреждала, что правда может быть и страшной, и жестокой. Вот это уже было настоящее ошеломление.
Встал из-за стола - как так можно? Душили обида и возмущение - сначала с отцом, потом со мной? Хотел уйти, но Марина догнала на пороге комнаты, положила руку на плечо - подожди, выслушай до конца. Заговорила сбивчиво, с болью:
- Так получилось, Вадик. Осуждаешь? Твое дело. Хочешь - считай меня шлюхой. Только спала я с тобой, не как с сыном,- и тут новое ошеломление. - Андрей Ильич тебе не отец.
Это уже было слишком. Потерял дар речи.
Марина вышла на кухню, вернулась с бутылкой водки, закуской. Поверь мне - тебе сейчас надо выпить. Потом пойдешь домой и будешь долго думать. Когда все обдумаешь - тогда можем продолжить разговор.
Выпил - и никуда не пошел. Просидели всю ночь. Пытались вместе во всем разобраться.
Первая мысль - сообщить в милицию, пусть этих сволочей посадят. Марина остудила - аудиозапись не доказательство. А больше ничего нет. Сами они никогда не признаются. Только спугнем. Годы потратишь - ничего не добьешься. А они будут процветать со своей фирмой. Разве это справедливо? Нет, я с милицией связываться не буду. На меня не рассчитывай.
- Так что ты предлагаешь?
- Отомстить. Ты же говорил, что готов?
- Ну, может быть. Прости, а ты-то чего хочешь? Зачем мне помогаешь?
- Хочу быть хозяйкой фирмы. Что, не устраивает объяснение? Не веришь в мою жадность? Это оттого, что не знаешь, что такое бедность. Впрочем, ладно. Есть у меня еще один повод. Если мы с тобой заодно - тогда расскажу. Так как?
- Рассказывай.
Через два дня снова встретились у нее. И все спланировали.
Что-то дядя долго не выходит на связь. Ночью сильный ливень был. Может, там дорогу развезло?
Вчера, в субботу, позвонил Пехтиной. Изображая волнение, сказал, что есть проблемы с отцом, надо срочно встретиться и переговорить "тет-а-тет". Та даже не очень удивилась - приезжай, буду ждать.
Едва зашли в дом - выстрелил в голову. Так Марина научила - стреляй сразу, не разговаривай. Начнешь разговаривать, она начнет оправдываться - потом не сможешь убить.
Пистолет отцовский - "Макаров". Дядя, Семен Аркадьевич, на новоселье подарил, когда загородный дом обмывали. На всякий случай, если грабители полезут. Он тогда на "зоне" командовал, всякого левака хватало. У него и сейчас на квартире полный боевой арсенал.
Застрелив Ольгу, тут же нашел ее мобильник, набрал номер отца. Когда прошло соединение, подержал телефон, пока отец "алекал" - пытался понять, в чем дело. Для следователя достаточно, чтобы сделать вывод - перед самой смертью Пехтина звонила отцу.
Потом сразу ушел. Как и пришел - пешком, чтобы внимания соседей не привлекать. Уже с улицы перезвонил Марине, отчитался. Она была в салоне СПА - на весь день, алиби.
Марина из салона позвонила отцу, сказала, что вечером надо обязательно встретиться, очень срочное дело.
  
Лежала в ванне, полуприкрыв глаза. По потолку вдоль стены змеилась трещина. Сегодня она ее не раздражала. Скоро буду жить в другой квартире. И не только в квартире. Вдруг пришла в голову мысль, над которой раньше не задумывалась: а ведь и дом Пехтиной достанется ей.
Представила, как вытянутся лица у сотрудников фирмы, когда они узнают, кто их новый хозяин. Точнее, хозяйка.
К этому ли она стремилась столько лет? Какого-то особого чувства удовлетворения не испытывала. Но было спокойное ощущение человека, добившегося своей цели. Она отомстила. Отомстила за то, что больше всего ненавидела - за унижение. И этому самовлюбленному индюку Андрею Ильичу. И этой...
Она рано узнала о том, что ее оставила мать - проговорилась одна из воспитательниц. Не умерла, как у многих детей в детдоме, а бросила. Хотя подробностей и не знала, но почему-то решила для себя - именно бросила. Так было легче пережить несправедливость - злость давала силы. Не глупые розовые мечты о ласковой и доброй маме, которая когда-нибудь объявится и приласкает дочку - а злость. Потом, по мере утрачивания последних иллюзий об окружающем мире, злость переросла в желание отомстить: за нищее и убогое детдомовское детство, за черствость и равнодушие воспитателей, за похотливого завхоза Григория Ивановича, соблазнявшего девчонок сгущенкой и косметикой...
Получив паспорт, поступила на вечернее отделение в техникум и устроилась работать в детдоме же - сначала уборщицей, потом воспитателем в ясельную группу. Через некоторое время сумела выпытать у директрисы данные матери - хранились в картотеке. Совсем куцые данные - фамилия с инициалами, год и место рождения. Но помог случай - ввела фамилию в поисковик на Яндексе и попала на сайт фирмы "Медфарм". Сначала подумала, что нашла однофамилицу. Эта красивая лощеная женщина, президент фирмы - ее мать? Но инициалы сходились, и месторасположение - Старогорская область - совпадало с местом рождения матери. Вот тогда и ясно сформировалось желание отомстить. Получается, что жива, не бедствует - процветает, а про дочь забыла? Подожди, сука, ты у меня еще поплачешь!
Окончила техникум, курсы стенографии и машинописи, готовилась, копила деньги. Приехала в Старогорск, сняла комнату, несколько дней крутилась вокруг фирмы, наводила справки, флиртуя с охранниками. Один из охранников и подсказал - секретарша скоро уходит в декрет, по поводу работы лучше обращаться к генеральному директору, Вавилову.
На следующий день надела умопомрачительную мини-юбку, прозрачную блузку, благо, дело было летом, и подошла к Андрею прямо на улице, когда тот вылез из автомобиля. По замаслившимся глазам гендиректора поняла - этот не уйдет, клюнул.
- Финансовый техникум - это неплохо, - задумчиво протянул Вавилов, ощупывая глазами нижнюю часть Марининой фигуры. - Только в бухгалтерию нам никто не требуется. Разве что...
- Ой, Андрей Ильич, мне бы сейчас хоть какую работу, неудобно на шее у тетки сидеть. Она и так болеет, деньги на лекарство нужны.
Больная одинокая тетя, нуждающаяся в уходе, была частью тщательно продуманной "легенды" по внедрению, как и большинство других биографических сведений.
- Я понимаю, понимаю. Значит, жить у вас есть где. А печатаете быстро, грамотно?
- Грамотно, и вслепую. Вы меня проверьте.
Девушка как бы машинально переступила ногами, сокращая и без того небольшое расстояние, и умоляюще уставилась на гендиректора. Тот сморгнул, не выдерживая откровенного взгляда, опустил глаза вниз и наткнулся на выпуклые темные соски, вызывающе проступившие сквозь тонкую светло-розовую блузку. Бюстгальтер роковая соблазнительница предусмотрительно не надела.
Вавилов непроизвольно сглотнул слюну и втянул носом воздух. Он почувствовал аромат яблок, сквозь который еле ощутимо пробивался терпкий запах молодого женского тела. Скрывая смущение, кашлянул в кулак, но внезапно осипший голос выдал волнение попавшего на крючок ловеласа:
- Давайте так договоримся, я пока подумаю, а вы завтра часикам к одиннадцати подойдите, ладно? Есть у меня один вариант. Только... - поднял глаза и сразу же поймал ищущий взгляд претендентки на должность. Усмехнулся. - Вы очень симпатичная, но, как бы вам деликатно объяснить... У нас солидное учреждение, э-э, оденьтесь построже, официальнее, что ли. Да и президент нашей компании женщина, а женщины конкуренции не любят.
И, не сдержавшись, заговорщицки подмигнул: " Понимаете, о чем я?"
Марина сделала шаг назад, растеряно приложила руку к груди, словно испугавшись.
- Ох, я и не подумала. Сегодня так жарко.
Реакция выглядела настолько натурально, что Вавилов снисходительно рассмеялся.
- Женщина не должна стесняться своей красоты. Но в некоторых ситуациях ее, э-э, лучше не выпячивать.
Назавтра надела строгий темно-серый костюм, туфли-лодочки, большие круглые очки в одну диоптрию, собрала волосы в пучок "а ля строгая учительница". Пока сидела в приемной, мимо два раза, туда-сюда, прошла Пехтина - на Марину ноль внимания. Чего и требовалось - униформа "серой мышки" самое подходящее обличье для тех, кто, имея грандиозные цели, вынужден скрывать истинные намерения.
Потом два года ждала своего часа, изучала ситуацию, продумывая планы, отменяла и снова продумывала. Ежедневно, по много раз, общаясь с Ольгой Петровной, никаких чувств к ней не испытывала, кроме спокойного убеждения - отомщу. И час наступил.
Легко ли было решиться на убийство? Понимала, что реальность - не компьютерная стрелялка. Да и она - не Мата Хари. Сомневалась до последнего. Все определил разговор на даче Пехтиной. Ольга ее впервые позвала туда - вечером того дня, когда оформили сделку о передаче Марине пая Вавилова. Отсчет пошел на часы, и надо было тщательно проговорить все детали. Пехтина сильно нервничала, пила коньяк, разоткровенничалась:
- А у меня ведь тоже где-то дочка есть, твоего возраста. Этот ишак подсуропил.
Весь смысл фразы Марина уловила не сразу - про дочку-то она сама все знала не хуже Ольги. А про отца как-то и не думала - в документах про него ничего не было.
- Это вы про кого, Ольга Петровна?
- Как про кого? Про твоего Андрея Ильча, гребанного. Он мне киндера замутил.
И продолжила полупьяные воспоминания, не замечая, как окаменела Марина. В голове крутилось: он мне киндера замутил; мне - киндера; киндера замутил. Андрей - мой отец? В эти минуты и подписала окончательно смертный приговор - обоим.
С Андреем встретились вчера вечером в кафе, сообщила, что днем убила Ольгу, инсценировав самоубийство. Пришлось действовать не по плану, так как Пехтина отказалась отдавать пай, что-то заподозрила. И Марина решила не рисковать. А еще, сказала, я, кажется, догадалась, где могут находиться документы по новому лекарству. Вы ведь все перерыли, и на работе и дома, не так ли? Да, подтвердил Вавилов. А карманы у Ирины Аркадьевны проверяли, перед тем как ее закопать? Я так и подумала. Если Ирина удалила всю информацию, то должна была куда-то ее скинуть. Вполне логично предположить, что она скопировала документацию на флэшку и положила себе в карман.
А ведь могло быть так, это мысль - обрадовался Андрей.
Придется поехать сегодня и раскопать захоронение, сказала Марина. Завтра, в крайнем случае, послезавтра труп Ольги будет обнаружен. И найдут "предсмертную записку" на столе, которую я сфабриковала, а там указано место захоронения Ирины. Надо опередить милицию. Мы же не знаем точно, что на флэшке. Вдруг твоя женушка добавила туда какой-нибудь компромат?
И они отправились на кладбище. Было промозгло, собирался дождь, и без того темное небо сплошь затянули тучи. Андрей копал, она подсвечивала фонариком. Подумала: "Хорошо, если не успеет развести, а то наслежу. Молодец: кроссовки надела, по ним не определишь, мужчина или женщина топтались. Потом надо переобуться и выкинуть". Но тут ливануло с такой силой, что стало понятно: следов можно не опасаться - смоет начисто. Выбрав момент, выстрелила Андрею в висок из пистолета, который до этого передал Вадим. С мобильника Андрея послала эсэмэску Семену Аркадьевичу, тот обнаружил ее только утром: "Я и Ирина на кладбище у деревни. Прости, Семен. Во всем виноват только я". Вытащив у Вавилова ключи, поехала к нему на дачу. В кабинете набрала на компьютере текст заранее заготовленной предсмертной записки - про то, как Вавилов с Пехтиной убили Ирину, а затем, поссорившись, Андрей застрелил Ольгу.
Вадим все это время торчал в ночном клубе, создавал себе алиби... Это была Маринина идея: во время убийства Пехтиной алиби должно быть у нее, во время убийства Андрея Ильича - у Вадима. И Марина же предложила Вадиму - ты убиваешь Ольгу, я - Андрея. Он тебе какой-никакой, а отец. Вырастил же. Тебе трудно будет, а я смогу.
  
Ну, вот, кажется, дядя звонит. Вовремя его на подозрения навели, тоже Марина предложила.
- Да, я слушаю... Не может быть! Отец? Застрелился? Что? Рядом с трупом матери?... Я держусь, дядя. И ты держись... Конечно, будем держаться вместе.
  
...В понедельник на фирме начнется тарарам. Милиция, следствие, допросы, протоколы... Понадобятся спокойствие и выдержка. Подозрения, наверное, будут, даже какие-нибудь косвенные улики могут всплыть. Всех мелочей не предусмотришь. Но никаких прямых доказательств против ее и Вадима никто не найдет, и мотивов - таких, чтобы на поверхности. С оформлением наследства она торопиться не будет: подождет полгодика, пока все уляжется. Тем временем съездит на Урал в детдом, соберет все справки.
  В себе Марина была уверена - лишь бы Вадим не дрогнул. Впрочем, он упрямый. И амбициозный, как она успела заметить. Месть за смерть матери это одно, но когда заговорили о будущем, о том, как фирмой управлять - глазки ого-го как загорелись. Сразу - а пай отца потом вернешь? Верну, Вадик, мне чужого не надо.
Дел по горло. Предварительно договорились так: на ней - финансы; Вадим займется производством. И, конечно, надо срочно доводить до ума новое лекарство. Пока испанцы не передумали. Все разработки на руках, Вадим уже просматривал, разбирался. Флэшку-то с информацией Ирина Аркадьевна тогда Марине оставила: велела при себе держать и никому не показывать. Возможно, предчувствовала что-то.
Так что, теперь они вдвоем будут продолжать начатое родителями, земля им пухом.
Вдвоем? Или - один на один?
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"