Крюков Виталий Васильевич: другие произведения.

Мир по привычке

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Человек, как обычно, вышел утром на работу, но увидел мир совсем не таким, как ожидал.

  Этот день, как и множество предыдущих, начался со звонка будильника. Какую бы приятную мелодию ты ни поставил на будильник, она через неделю, ну, в крайнем случае, через месяц, тебе осточертеет. Поэтому нет смысла особо тщательно ее выбирать - ставь ту, которую не жалко.
  У меня звук будильника всегда был мягкий: во-первых, сплю я очень чутко, поэтому нет необходимости меня будить чем-то особо громким. А во-вторых, так уж получилось, что часто я вставал не последним, а порой и первым, поэтому старался не будить остальных обитателей того или иного жилища, коих в моей жизни, было немало.
  Я отключил будильник, еще полминуты полежал, глядя в потолок, но так и не нашел там ответа ни на один из извечных вопросов: "Кто виноват?" и "Что делать"? Смирился со своей участью, вздохнул, и начал выползать из-под теплого одеяла. Подруга сонно покряхтела и отвернулась на другой бок. Я встал, лениво потянулся, облокотившись о стену, чтобы не рухнуть обратно. Пару секунд смотрел на умиротворенное лицо, еще раз вздохнул и поплелся на кухню.
  Куда-то улетели те времена, когда она вставала чуть раньше, чтобы приготовить завтрак и "помахать платочком", уходящему на работу мне. Следом, куда-то в неведомые края, улетели и времена, когда она вставала со мной одновременно. Что дальше? Приходя с работы, я буду натыкаться на записку: "Ужин на плите. Ложись спать, меня не дожидайся, задержусь...", а дальше варианты: на подработке, у подруги, одноклассники позвали отметить десятилетие выпуска, и так далее. Даже, если все это, действительно, правда, а не предлог - легче не становится.
  Примерно за такими, утренне-пессимистичными мыслями, была пожарена яичница, и вскипячен чайник. Осмысление ко мне пришло, когда я держал в руках кипящий чайник и смотрел на стоящие рядом чашку с чайным пакетиком и открытую сахарницу. Мозг встал перед выбором, куда заливать кипяток и ему требовалось мое решение. Я еще пару раз перевел взгляд с чашки на сахарницу, и выбрал все-таки чашку. А полупустую сахарницу, от греха, и от воды подальше, накрыл поколотой уже в трех местах крышкой. "Надо больше спать!" - напомнил я себе, как мантру. Но говорить, оказывается, мало, надо еще и делать!
  Яичницу я, оказывается, забыл посолить, зато сахара положил два раза, так что жаловаться не приходится. Чтобы хоть как-то скрасить это, до обыкновения, грустное утро, память выдала фразу из песни Олега Медведева:
  
  И только Солнце снова будило его, дыша в висок,
  Шептало: "Вставай, ведь такова твоя функция
  Во всех попутных мирах, где горит мое колесо,
  До поры, пока не вытек бензин!"
  
  Все чаща и чаще мне по утрам вспоминались эти строчки, и они заставляли меня улыбнуться. Криво, сонно, через силу, но улыбнуться. Вспомнить: ради чего я встаю по утрам, ради чего вливаю в себя кипяток, потому что холодной воды в графине опять нет. Вспомнить, в конце концов, ради чего заматываю шарф под самый нос и подставляюсь под морозный утренний ветер.
  Я аккуратно открыл коробочку синего бархата, и с нежностью посмотрел на чуть фосфоресцирующие в сумраке комнаты стрелки часов. Это подарок, который я сделал сам себе без какого либо повода, "За усердие на нелюбимой работе". Началось все с того, что меня заманили на какое-то очередное, условно бесплатное, обучение. Покупать я у них, естественно, ничего не стал, но за прослушанную лекцию был искренне благодарен, даже сделал кое-какие выводы. Например, начал откладывать по десять процентов с каждой зарплаты на "Заветную мечту". И вот, за несколько месяцев, наоткладывал на часы известной швейцарской фирмы. Я их увидел случайно, когда бродил по бутику как по музею, и влюбился с первого взгляда. Я в тот момент подумал: а ради чего же я пашу как проклятый, если не могу хоть раз в год купить себе статусную вещь и наслаждаться ею?
  Стрелки показывали семь-ноль-пять, когда я вышел из парадной. Пять минут допустимое отставание от графика. Я, по-привычке, пошел к автобусной остановке, но успел лишь перейти дорогу, когда вспомнил, что автобусный маршрут изменили из-за ремонта дороги. Теперь транспорт объезжает наш спальный район по краю, так что мне предстоит пешая прогулка порядка километра. Как я мог забыть, ведь хожу туда каждое утро, на протяжении... Я задумался и не смог вспомнить, когда начался ремонт, внесший изменения в маршруты. Неделя? Может, месяц? А может, так было всегда, а я сейчас, вдруг очнулся от забытья, как в фильме "Темный город"? Какие мысли только не влезут в голову с утра... Встряхнулся, поднял воротник и зашагал к дальней остановке.
  Ветер в этом году что-то разошелся. Не помню, чтобы так часто и так сильно у нас гнуло деревья. Какие-то глобальные изменения, все-таки происходят. Может, и правда, климатическое оружие испытывают, а может сама Земля бунтует от творимого над ней насилия. Жители уже придумывают новые приметы и подшучивают над стихией. Мое любимое: "легкий Питерский ветерок нежно трепал арматуру".
  Сегодня легкий ветерок был в ударе и зловеще завывал в подворднях и частых арках. Через дорогу пронесся порванный бумажный пакет из-под фаст-фуда, а за ним и пара коробок от сэндвичей. В небольшой торнадо попал полиэтиленовый мешок из супермаркета, и теперь вился в закутке какого-то дома. С жутким скрипом и воем раскачивались непонятные железяки на заборе, качались фонарные столбы, а следом и тени на асфальте. И, при всем при этом, я не видел ни одного человека. В семь ура тут, конечно, не ходят толпы туристов, но человек пять за время дороги до автобуса, мне обычно встречалось.
  Я специально остановился и огляделся: в зоне видимости не было ни души. Только гоняемые ветром разнообразные бумажки, пакеты, фантики, пластиковые бутылки, и даже одна стеклянная пивная катилась, дребезжа, из арки. Я поежился: и от налетевшего холодного порыва, и от неуютного ощущения внутри. Такую постапокалиптическую картину не раз наблюдал на центральной площади на утро после особо крупного праздника вроде Дня города, Алых парусов или Нового года. Но утром в жилом квартале - это что-то новенькое.
  Мне в голову не пришло ничего лучше, чем поправить шарф и двинуться дальше. Но я не успел сделать и пары шагов, как из-за угла вышел парень, который абсолютно не вписывался в нынешнюю обстановку, но как-то гармонично не вписывался. Хиповатого вида старая кожаная куртка с множеством металлических заклепок и цепей, затертые до дыр в нужных местах синие джинсы, какая-то нелепая яркая бандана и... розовые очки, не сказать чтоб очень уж мужские, но подходящие к остальному костюму идеально. С одной стороны, крайне мала вероятность встретить в семь утра в четверг такого типа. А вот возвращающегося после празднования, например, выпускного - вполне.
  Парень остановился и уставился на меня: кажется, он был удивлен нашей встрече еще сильнее, чем я. Затем он спустил очки на нос, пригляделся поверх них, вернул очки на место, поднял брови и спросил:
  - Ты живой, что ли?
  Такого вопроса от незнакомого человека я точно не ожидал и ляпнул первое, что пришло в голову.
  - Да, а что не должен быть?
  - Тебе видней, - он пожал плечами. - А ты знаешь, сколько сейчас времени?
  Не задумываясь, я потянул за рукав куртки, и сообщил:
  - Семь двенадцать.
  - А секунд? - С усмешкой уточнил парень.
  - Двадцать три, - надменно ответил я, глянув еще раз.
  Он ни сколько не смутился от моего издевательского тона, еще раз невинно улыбнулся, так что уже стало не понятно, кто над кем издевается.
  - А сейчас? - спросил он пару секунд спустя.
  Видимо парень, и правда, перебрал чего-то ночью. Я подумал: сейчас скажу ему еще раз точное время и пойду дальше. Он будет меня окликать, а мне на работу пора, нечего с наркоманами лясы точить.
  - Семь... двенадцать, - запнулся я.
  - А секунд? - Он любопытно взглянул на циферблат.
  - Двадцать три, - медленно проговорил я, тупо глядя на неподвижные стрелки.
  - Какие у тебя часы модные, - учитывая обстоятельства, я не оценил комплимента. А он сочувственно продолжил: - Что, батарейка села?
  - Они с автозаводом, - тем же упавшим голосом ответил я, - и им всего неделя.
  - Не переживай, мои тоже встали, - он похлопал меня по плечу. - А знаешь почему?
  Я поднял на него глаза и уставился, как будто только что увидел, а отвисшую челюсть так и не вернул на место. Внутри нарастало неприятное ощущение, но мозг категорически отказывался высказывать хоть какие-то предположения.
  - И почему же?
  - На, посмотри, - парень снял свои розовые очки и протянул мне.
  Я сначала осмотрел сами очки, но ничего интересного не обнаружил: пластиковая оправа, мутноватые стела - обычная дешевка. Зачем-то понюхал их, но ни спиртового запаха, ни какой-то травы не учуял. Хотя, на таком-то ветру. Я вдруг вспомнил, что стою посреди улицы, и съежился. Оказывается, уже и ноги закоченели, и в спину задувает. Желая побыстрее со всем этим разобраться, я натянул очки и огляделся.
  Мне вдруг вспомнились послевоенные фотографии: черно-белые, с полуразрушенными зданиями. Когда в кадре видны только пробитые стены, куски лестниц, какого-то этажа нет полностью, другой резко обрывается погнутыми прутьями арматуры, и ни одной целой крыши. Так вот, через розовые очки я увидел именно такую картину: серые остатки обрушившихся зданий, груды осыпавшихся стен, вспаханный рваными бороздами асфальт. Но это было не самое страшное! По всем этим развалившимся зданиями ходили люди. Не рабочие, не спасатели, а самые обыкновенные люди. В рубашках и пиджаках, в тренировочных штанах и свитерах, в семейниках и пижамах. Когда я смотрел на те дома, которые должны быть жилыми - то видел сонно бродящих людей, умывающихся и готовящих завтрак. Повернулся к какому-то офисному зданию - там, по-деловому одетые работники, заваривали кофе и брели к своим компьютерам. При этом, самое что интересное, ходили они не только по тем частям зданий, которые остались целы после случившихся разрушений, но и прямо по воздуху.
  Я встряхнул головой, проморгался, но ничего не изменилось. Повернулся к хиповатому парню.
  - Что это?!
  Незнакомец улыбался, любуясь моим шоком, кстати, он сам через очки выглядел абсолютно также, и как до этого.
  - Я назвал их "очки чьей-то реальности".
  - Чьей? - Тут же вырвалось у меня.
  - Не знаю, - он искренне пожал плечами. - Говорю же: чьей-то.
  Я посмотрел на него поверх очков, потом вернул их на место. Да, вид парня ни чуть не менялся. Вспомнил, что он проделал то же движение, когда меня встретил.
  - Так что я вижу через эти очки? - Я снова начал рассматривать мир через розовые очки. Хотя розовым он вовсе не становился, ни в каком смысле.
  - Я не силен в фантастике и фэнтези - мне это все не интересно, - собеседник отвечал мне не сразу, раздумывая над каждой фразой. - Но, я так понимаю, что это взгляд в какую-то параллельную реальность, или в нашу, но в другое время. Короче, там, видимо, что-то сильно шарахнуло, типа ядерной войны, вот все и порушило.
  - Так, давай по порядку: кто ты, откуда у тебя эти очки, и что ты знаешь наверняка, а не предположения. И давай куда-нибудь спрячемся от ветра, а то у меня уже ноги примерзли.
  - Без проблем, - он снова пожал плечами, быстро огляделся, - Где тут рядом стена разрушена? Туда и зайдем.
  Я посмотрел на ближайший дом и рассказал ему что вижу:
  - Пол стены нету, внутри коробки, видимо склад был, людей тоже нет.
  - Отлично, заходи.
  Я послушно шагнул в проем, он зашел сразу же за мной. Тут оказалось гораздо теплее, холодного ветра не было, но он ни куда не исчез и бессильно завывал за стеной. Я запоздало сообразил, что произошло, снял очки и огляделся. Через маленькое зарешеченное окно внутрь проникал свет раскачивающего фонаря. Мы стояли посреди наваленных коробок в запертой комнате. А за спиной у меня была глухая кирпичная стена. Я снял перчатки, пощупал ее, несильно ударил ладонью - стена была холодная и настоящая. Пока я изучал местность, парень утроился на какой-то коробке, достал сигарету и закурил.
  - Как тебя зовут-то? - Я сел рядом, поняв, что разговор будет долгим, и решил начать с самого начала.
  - Зиг.
  - А по-человечески? - Я поморщился: не люблю эти вымышленные имена.
  - Зигмунд, - усмехнулся он.
  - Хорошо, Зиг, что ты знаешь? И откуда у тебя эти чудо-очки? - Я понял, что мне срочно нужны ответы, потому что новые вопросы возникают слишком быстро.
  - Простой студент, мы вчера в общаге курнули, поэтому я думал, что это все глюки, но ты на наркомана не похож. А очки мои. Точнее моей девчонки, но она мне их оставила, это не важно. Раньше они ничего такого не показывали. И часы встали. - Говорил Зиг убедительно, и я пока не видел повода ему не верить.
  - То есть, ты хочешь сказать, что мы с тобой застряли в промежутке между нашим Миром и каким-то другим, где произошла катастрофа?
  - Это твое предположение, но, в общем, да, что-то типа того.
  - И давно у тебя часы встали?
  - Не знаю, вчера все было нормально. А как пошел домой отсыпаться - вся эта фигня творится.
  - А что, по-твоему, случилось с Тем Миром?
  - Я обратил внимание, что люди ходят даже там, где нет пола, но когда-то он там был. Просто так по воздуху они не летают, - Зиг застыл, наблюдая за медленно поднимающимся дымком от сигареты.
  - То есть, они, как будто, помнят, где был пол, но не знают, что его теперь нет. Получается, они ведут себя как призраки, понимаешь?
  Он отрицательно покачал головой. А меня придуманная теория зацепила, и я начал эмоционально ее вдалбливать в прокуренные мозги собеседника.
  - Предположим, что Там случилась глобальная война. И город мог быть разрушен чуть ли ни мгновенно. Звено бомбардировщиков - и все, города ни стало. Так что, какие-то жители даже не успели заметить, как это произошло - и превратились в призраков. А почему умершие становятся призраками? - Я застыл, ожидая, что парень подхватит мою мысль, но он за ней не успевал. - Да потому, что у них остались незаконченные дела. И они застряли между миром живых и мертвых, потому что не могут спокойно уйти к мертвым. Их не отпускают данные обещания, или очень важное незаконченное дело. Это, кажется, много кто писал, но точно такое объяснение было у Макса Фрая.
  - Это философ какой-то? - среагировал студент на необычную фамилию.
  - Ну, - я замялся, - в какой-то мере, не об этом речь. - Меня уже понесло, так что он не смог сбить меня. - Так вот, все люди, населяющие наш город в Той реальности - стали призраками. У них кредиты, долги, обещания, надо позвонить маме, но некогда, уже полгода обещал попить пива с друзьями, а на выходных надо выспаться, а не бегать искать подарок для жены... - Я запыхался, пытаясь говорить все быстрее и быстрее, пока мысль не ушла, а Зиг лишь непонимающе моргал глазами. - И все эти призраки, в свою очередь, держат Мир от разрушения. У Фрая, опять же, было: "человек жив, пока его кто-то помнит". А тут получается, что Мир жив, потому что призраки его не отпускают... Целый Мир стал призраком, представляешь! Мир, который продолжает существовать, как бы, по привычке... Не Жить, а именно существовать.
  - А что есть такие люди? Которые, вот так, как ты сказал, куда-то бегут, все не успевают? Ну, долги у меня тоже бывают иногда... - парень даже забыл про дотлевшую сигарету, удивленно меня рассматривая.
  - Ну, я практически описал свое нынешнее состояние. И многих своих сверстников, - смущенно признался я, - да, таких людей много. Среди студентов, которые усердно учатся, такие тоже часто попадаются. И даже если их город в какую-то ночь взорвется - они утром встанут по будильнику, заварят себе кофе и пойдут на работу, потому что не могут не пойти, потому что в конце месяца им выплачивать за кредит.
  Я тяжело вздохнул, и в который раз за последние пару месяцев пожалел, что не курю. Видимо, скоро начну. Мы помолчали. Зиг закурил еще одну.
  - Здорово ты все это придумал. Я, вот, до такого не додумался.
  - Потому что это мои проблемы, а тебе они не знакомы. Во, давай, проверим, - я снова воодушевился, когда увидел сквозь очки идущего через дорогу призрака. Очки во время разговора я так и не снял, лишь спустил на кончик носа. Чтобы видеть и Тот, и Этот мир одновременно.
  Не дожидаясь ответа, я выбежал на улицу. Через очки я видел типичного офисного работника, бодро бредущего к своему офису: Пальто, брюки, сумка, застывшее потерянное выражение лица.
  - Простите, время не подскажете, - я перегородил ему дорогу.
  - Семь двенадцать, - ответил он, мельком глянув на часы, и свернул в сторону, чтобы обойти меня.
  - А секунд? - Я шагнул в ту же сторону, вновь перегородив ему дорогу.
  - Двадцать три, - уже раздраженно сказал прохожий, замедляясь, но продолжая попытки меня обойти. Я не отступал.
  - А сейчас? У меня, кажется, часы встали, мне нужно точное время. Пожалуйста, это очень важно.
  Он наконец-то остановился, увидев, что я застыл перед ним, вытянув из-под рукава свои часы.
  - Семь двенадцать... и двадцать три секунды, - он несколько смутился.
  - О, кажется, ваши тоже встали, - я удовлетворенно улыбнулся. - А знаете, почему? Потому, что Ваш Мир больше не существует. Он уничтожен, а жители этого не заметили, оглянитесь, кругом руины, больше не надо идти на работу, все, время встало, вам некуда спешить... - Прохожий сначала удивленно на меня смотрел, потом послушно начал оглядываться, глаза его в это время округлялись. А потом он просто исчез. Как будто и не было. Я оборвал себя, не закончив фразу и тоже начал оглядываться, но прохожего нигде не было. Зато за спиной стоял хиповатый студент.
  - Он перестал быть призраком? - Зигмунд все-таки что-то понял из моей теории.
  - Похоже на то... Так, стоп, а ну-ка, посмотри на меня - я снял розовые очки. Затем подошел с ближайшей стене и пощупал ее. Холодная кирпичная стена. Надел очки, увидел пролом, шагнул в него, оказался на складе, где мы недавно сидели. Вышел обратно на улицу, где за мной с интересом наблюдал Зиг.
  - Ты видел, как я прошел сквозь стену?
  - Да, - подтвердил он, как само собой разумеющееся, - ты исчез в ней, а потом появился.
  - Допустим. Я надел очки и смог пойти, потому что в Том Мире стены уже нет. Но как ты прошел за мной? Ты же без очков видишь только Наш Мир?
  - Я не задумывался, - просто ответил студент. - Я шел за тобой оба раза, ты же сказал, что там нет стены.
  - То есть ты шагнул в стену? Просто потому, что не забивал себе голову: есть там преграда или нет. Есть проход или нет. Тебе хватило информации, что тут можно пройти. Гениально!
  - Ага, - усмехнулся Зиг.
  - А давай поменяемся, - я подошел к нему, собираясь отдать очки и попробовать пройти следом. Хотя в тот же самый миг понял, что не смогу. Из-за своей же формулировки: "попробовать пройти". Он не пробовал, не думал, а просто сделал.
  Заметив движение сбоку, я решил повременить с проверкой. К нам приближался еще один призрак. Я сделал шаг навстречу, рассматривая будущую жертву, и в тот же миг мое сердце екнуло: на встречу шла девушка, возможно студентка, хотя с женским возрастом всегда сложно угадать. Ее элегантное пальто было подобрано точно по фигуре и повторяло каждый изгиб. Аккуратные черты лица, идеально гладкая кожа лица, а не размазанная ровным слоем косметика, русые волосы, кудрями спадающие на плечи. При этом, было ужасно видеть застывшее выражение ее лица "сонный зомби", как я их называл, встречая в метро.
  - Девушка, скажите, пожалуйста, который час, мне это очень важно, - я, как и в случае с первым призраком, перегородил ей дорогу, выставляй напоказ свои часы.
  - Семь часов, двенадцать минут, - ожидаемо ответила она.
  - Спасибо, а секунд? У меня часы встали, а надо точно выставить. Только не спешите, пожалуйста.
  - Двадцать три, - она, как и положено, смутилась. - Простите, видимо мои тоже встали.
  - Я знал. Оглянитесь вокруг, Ваш мир разрушен, а мы застряли во времени и между двумя Мирами.
  Она быстро осмотрелась, как будто для галочки, а в газах практически сразу же засверкали детские огоньки взрослого человека, не переставшего верить в чудеса.
  - Вот это да! - Восхитилась незнакомка. - Как же я люблю загадки! Надо разобраться, почему так произошло, и освободить эти Миры.
  Пока она произносила эти слова, ее лицо приобретало задорные черты, и... становилось каким-то более живым. Только в этот момент я осознал, что предыдущий призрак так и исчез, сохранив сероватый цвет лица. У девушки оно тоже поначалу было серым, выцветшим, а сейчас обретало краски, проступил румянец, а загадочная легкая улыбка завершила образ. Теперь отвести от нее взгляд было не реально. Я снял очки, желая увидеть ее Своими глазами, но не увидел ничего, кроме уходящей вдаль улицы. Я быстро вернул очки на место, оглянулся, но ее не было и Там.
  - Симпатичная девчонка, - долетел до меня голос Зигмунда. Я резко повернулся, но в его глазах было совсем не то, что испытывал я. - Она начала проявляться, а потом хлоп! И все, нету.
  Я бессильно опустился на асфальт, даже не посмотрев, что под ногами. Меня как будто придавило огромной наковальней, а единственный, кто мог, а главное хотел помочь - исчез.
  - Может... - начал было студент, но я оборвал его, подняв вверх руку.
  Я сидел на грязном тротуаре и тупо смотрел вперед, но при этом видел ее лицо. Старался запомнить его, прокручивал в голове единственную фразу, которую услышал от нее: "Как же я люблю загадки! Надо разобраться, почему так произошло, и освободить эти Миры". А потом вспомнил комментарий парня: "Симпатичная девчонка".
  Мне захотелось кричать: "Да что ты понимаешь! Ты знаешь хоть что-нибудь про своего знаменитого тезку? Нет, она для тебя слишком умная. Похоже... что и для меня тоже. Она не смогла застрять в той дыре, куда угодили мы. Захотела, но, видимо, проскочила ее насквозь. А что я здесь, собственно делаю?"
  "Надо разобраться и освободить эти Миры" - я ответил ее же словами.
  Я прокручивал в голове все, что успел понять и пытался решить, что со всем этим делать: "Нас опять осталось двое. Мы оба из Этого Мира, как я его условно обозвал. Но что нас объединяет? Я, понятно, зациклился в своей беготне по кругу, мне нужна была встряска. Не знаю, по чьей прихоти так произошло, но я осознал, куда ткнули меня носом. А этот студент-хиппи? Он тут почему? В помощь мне? Сомневаюсь. Парня не беспокоят эти проблемы слишком быстрой жизни..."
  - А мне просто по-кайфу, - прервал Зиг мои размышления. А потом пояснил, поймав мой полный непонимания взгляд. - Ты начал рассуждать вслух.
  - Я понял. И что теперь с этим делать? - Имело смысл продолжать рассуждения вслух. Вставать очень не хотелось, но я себя заставил, и мы вернулись на тот же склад.
  - Что сказала та девчонка, что тебя прямо подкосило? - Студент уселся на прежнее место и достал очередную сигарету.
  - Что надо освободить эти Миры. Она хотела помочь, но исчезла.
  - Да, с ней было бы еще интересней, - парень усмехнулся.
  - Она захотела помочь, - повторил я, не обращая внимания на реплики Зига. - Но она смогла помочь только себе. Возможно, за пару секунд она осознала все то же, что мы с тобой выяснили за десять минут, и освободила себя - то есть вернулась в свою реальность, сделав выводы о тех ошибках, которые допускала в жизни...
  - Ее Мир же уничтожен мировой войной, - перебил меня парень, а я застыл, глядя на него.
  - Да, - я нехотя согласился. - А ты мешаешь мне идеализировать ее образ.
  - Ух ты! Красиво сказал, - восхитился он.
  - Да уж, - мне стало противно от всего происходящего. Эта шутка затянулась, и я не понимал, что мне делать, поэтому опять начал рассуждать про себя: "Бегать по городу и спрашивать время у призраков? Глупо. Надо попытаться спасти хотя бы себя, раз уж нет сил на целый Мир. Она - вот тоже не смогла. Хотя вместе мы бы... Да ничего бы мы вместе не смогли! Но мне было бы просто приятно совершать подвиги, она придавала бы мне сил. Как же я устал! От глупой беготни по кругу. Нелюбимая работа, уставшая от отношений девушка, скучающие без меня родители. А у меня нет ни сил, ни желания чего-то с этим делать. Надо спасти себя! - Повторил я. - Надо сделать вывод и захотеть жить по-новому. Для начала - выспаться, тогда и силы появятся".
  Я поднял глаза на Зигмунда, собираясь обсудить с ним результаты своих размышлений, но увидел только дымок, который еще не успел развеяться над тем местом, где он только что сидел. А коробки начали обретать цвета, переставая быть равномерно серыми. Еще не успев подумать, я вскочил и выпрыгнул на улицу. Кажется, вовремя: розовых очков на мне уже не было, а окружающие дома были угрюмыми, но целыми. Я с надеждой взглянул на часы. Секундная стрелка судорожно дернулась: "Двадцать четыре". Я еще какое-то время гипнотизировал ее взглядом, но больше она двигаться не собиралась.
  - Стой! В смысле, давай, иди...- я нервно постучал ногтем по противоударному стеклу, но ничего не произошло. У меня затряслись руки, внутри нарастало раздражение, хотелось схватить часы и швырнуть их об стену, через которую мы только что ходили. - Что? Что я не так делаю? - Я зарычал, но отвечал мне только завывающий в подворотнях ветер. На улице, по-прежнему, не было ни кого. - Хорошо, я не буду отсыпаться все выходные, обязательно схожу прогуляться! Ты это хотел услышать? - Не знаю, к кому я обращался, но говорить обязательно надо было вслух, чтобы слышать хоть какой-то голос, а не только свист ветра. Я в надежде взглянул на часы: "Двадцать пять"!
  Мне хотелось запрыгать на месте, но я понял, что рано расслабляться: секунда за минуту - это пока еще слишком мало, но я точно на верном пути.
  - Хорошо, не надо спать все выходные, надо радовать себя, вырваться из порочного круга... - меня вдруг осенило. - Выходные... Мишка... Он звал поехать на три дня в Прагу, а я отмазывался, что устал, денег нет. А мне просто лень, хотя и понимал, что это хорошая встряска. Все, сегодня в обед позвоню и скажу, что мы поедем! Ты это хотел услышать?
  Я с надеждой взглянул на часы. Такой напряженно-томительной секунды в моей жизни, наверно еще не было. Двадцать шесть... Двадцать семь...
  С плеч как будто сняли десяток килограммов невыполненных обещаний, а часы вернулись в свой нормальный ритм. Пешая прогулка до остановки помогла восстановить расшатанную психику. Так что на работу я приехал адекватным, и почти вовремя.
  
  ***
  
  На работе меня подхватили дела, закружили, замотали, поэтому про намерение позвонить другу я вспомнил только в шесть часов, выходя из здания. Точнее, когда взглянул на часы и увидел на них застывшее время: шестнадцать часов, тридцать пять минут, одиннадцать секунд. Я весь покрылся потом от обвалившихся на меня воспоминаний. Утренние приключения, оказывается, не захотели оставаться простым наваждением. Я демонстративно достал телефон и помахал им перед застывшими стрелками.
  - Алло, Миша, привет! - Я прижал телефон плечом к уху, а сам уставился на неподвижную секундную стрелку.
  - Привет, - ответил динамик знакомым бодрым голосом.
  - Я тут подумал, десть тысяч мне конечно жалко, но три дня в Праге - это все-таки здорово, - секундная стрелка дернулась: "Двенадцать". - Так что записывай меня с подругой в вашу тусовку.
  - Здорово! Так бы сразу! А чего у тебя голос какой-то странный?
  - Часы что-то барахлят.
  - Те самые, о которых ты только и говоришь последний месяц?
  - Да, они, - "Тринадцать"
  - Отнеси в сервис, пока гарантия не прошла.
  "Четырнадцать"
  Я облегченно усмехнулся, сказал что да, отнесу, конечно, и быстро попрощался. Фирменный сервис? Что они мне скажут? Разведут руками, выскажут свои "глубочайшие извинения", может заменят на новые. Нет уж, спасибо, такой "брак" мне в жизни еще ни раз пригодится.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 4"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Е.Кариди "Одна ошибка"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) А.Гончаров "Поклониться свету. Стих в прозе"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"