Кротов Глеб Владимирович: другие произведения.

В поисках сенсации или что-то тут не так

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

   В ПОИСКАХ СЕНСАЦИИ
   или
   ЧТО-ТО ТУТ НЕ ТАК
   Едва освещенный коридор, по которому шел Дмитрий Ильич Красноборов, казалось, был бесконечным и к тому же очень запутанным. Сделали его таким, чтобы снизить риск выхода подопытных, находившихся в глубине лаборатории, наружу. Именно к этим подопытным шел Дмитрий Ильич, как вдруг из-за угла выбежал полный человек с усами и в очках, скосившихся на правый бок. Его полное лицо покраснело, а тройной подбородок судорожно трясся, что слишком явно выдавало его страх. Красноборов схватил ученого за шиворот и посмотрел в испуганное лицо ученого.
  -Что за паника, Бобров? - Спросил тот невозмутимо.
   Прежде чем ответить, Бобров разрыдался.
  -Профессор... Зачем... Зачем мы перевезли их сюда?! Лучше бы мы продолжали работу на старом месте. Или вовсе надо было уничтожить этих монстров, когда они только начали появляться на свет, знаменуя этим нашу погибель.
  -Успокойся! - профессор ударил Боброва ладонью по лицу, чтобы тот слегка успокоился, а затем отпустил. - Ты сам прекрасно знаешь, по какой причине нам пришлось съехать в эту глушь. А наши подопытные - безобидные существа.
  -Безобидные? - ученый до такой степени изумился, что в следующее мгновение схватился за сердце и лишь отдышавшись, сумел продолжить. - Эти безобидные существа только что убили пятерых ученых, и нам с трудом удалось загнать их обратно в клетки.
   Эта новость до такой степени потрясла профессора Красноборова, что он и сам чуть было не запаниковал подобно Боброву. Однако после некоторых колебаний ему удалось сохранить хладнокровие.
  -Я больше не хочу в этом участвовать. - Заявил Бобров. - Я хочу вернуться к своей семье, детям, жене.
  -Сохраняй спокойствие, друг мой. Очень многие, из тех, кто здесь работает, также покинули свои семьи во имя науки и я не исключение. К тому же, выйдя наружу, ты можешь разгласить нашу тайну, а это недопустимо.
   Разочарованный ученый так и остался стоять в том коридоре, а Красноборов направился в лабораторию, где существа, причиной появления которых был он сам, только что убили пятерых его сотрудников.
  
   Практически во всех случаях загадочные события погибают в глубине человеческой памяти, заставляя наступающие поколения отчаянно ломать над ними головы. Самые светлые умы бессмысленно протирают вспотевшие очки, чешут ранние лысины, но чаще всего это оказывается бесполезно. Но в этот раз все было совсем по-иному. И вот теперь, спустя три поколения, великая тайна раскрылась.
  
   Павел никогда не понимал, почему все, кто окружали его в юности, не хотели, чтобы он становился ученым. Также он не понимал, почему отец так часто плохо отзывался о покойном деде матери, а мать убеждала его, что ее дед был истинным ученым.
   Но как не старались родители сделать из Павла юриста или филолога, его всегда привлекало все необычное. Поэтому он избрал для себя профессию зоолога-экстримала. Ему приходилось работать с самыми необыкновенными животными, а однажды даже отправился в Шотландию и несколько месяцев пытался отыскать лохнесское чудовище, но, как случалось и у остальных искателей этого озерного обитателя, безрезультатно. После этого случая или чуть позже он все-таки разочаровался в выбранной профессии. И вот теперь он стал парапсихологом, исследовал паронормальные явления и ни разу не пожалел о своем выборе. Его смущало лишь то, что он сам толком не понимал, верит ли он во все то, что видел в жизни и верит ли в то, что когда-то писал в диссертации. НЛО, призраки, духи и полтергейсты казались чем-то смутным. На существование всего этого указывали факты, но своими глазами он их никогда не видел.
   Сейчас он сидел в своем потертом кресле, рядом со столиком, на котором стоял старый телефон, в своей однокомнатной квартире. Время от времени телефон пронзительно вопил, извещая своего владельца о том, что кто-то пытается с ним связаться. И вот телефон заголосил и Павел взял трубку.
  -Слушаю Вас.
  -Добрый день! Это Павел Верховцев? - послышался визгливый женский голос в трубке.
  -Да, это я.
  -Меня зовут Варвара Никитична. Появилась работа по вашей части.
  -С этого момента поподробнее. - Павел мгновенно оживился и уселся более удобно.
  -Видите ли, в моем доме завелся злой дух. Он постоянно бродит по вентиляционной шахте и я нашла несколько нор, в которых он обитает.
   Услышав это, Павел вновь впал в состояние полусна, которое прервалось визгливым голосом.
  -Я убеждена, что это домовой. - С этими словами Павел окончательно вышел из себя.
  -Полагаю, мне стоит открыть вам несколько простых истин, дорогая Варвара Никитична. Во-первых, домовых не существует, это просто народный вымысел, вроде банника, водяного и русалок. Во-вторых, вам пора избавляться от крыс, которые бегают по вашей вентиляционной шахте и делают норы. И, в-третьих, не надо так в трубку орать. - И Павел бросил трубку. Последнюю истину он произнес практически истерическим тоном.
   "Как же мне все надоело?!" - подумал Павел, как вдруг тишина очередной раз нарушилась телефонным звонком.
  -Да? - грубо спросил парапсихолог, подняв трубку.
  -Добрый день, Павел Андреевич. - Послышался мужской голос. - У меня к Вам дело чрезвычайной важности.
  -Представьтесь, пожалуйста! - попросил Павел, изумленный подобным приветствием.
  -Меня зовут Александр.
  -У Вас ко мне дело, касающееся моей профессии?
  -Точнее, Вашей первой профессии. Но это не телефонный разговор. Давайте лучше встретимся сегодня на набережной в пять часов вечера.
  -Может Вы, все-таки, объясните мне, о чем будет разговор? - Недоумевал парапсихолог.
  -Увы, нет. Я советую Вам прийти. Не пожалеете. - На этом их разговор был закончен.
  
  -Добрый день, Павел Андреевич! - поздоровался человек, одетый очень легко для такого пасмурного дня. - Я рад, что Вы пришли.
  -Почему Вы так легко одеты? - услышал Александр вместо приветствия.
   Однако тот совершенно не обиделся, а, смеясь, ответил.
  -Просто я приехал с таких мест, в которых столь теплой погоды отродясь небыло.
  -Так зачем Вы хотели меня видеть?
  -Скажите, приходилось ли Вам когда-нибудь расследовать дела, касающиеся йети?
  -Хм. Нет, ничего подобного я не расследовал. - Ответил Павел, удивленный столь странным вопросом. - К тому же я сомневаюсь, что они вовсе существуют...
  -Как впрочем, лохнесское чудовище, не говоря уже того, что касается Вашей новой профессии, НЛО и призраки?! - Закончил Александр вместо Павла.
  -Как Вы узнали? - поразился бывший зоолог.
  -На своем веку я повидал много таких людей, как Вы и они тоже не верили. К тому же, я сам прежде был парапсихологом, но теперь стал зоологом..
  -Но если я ничем не отличаюсь от остальных, то почему Вы обратились именно ко мне?
  -О-о, Вы сами не понимаете, насколько ошибаетесь. - Глаза Александра засветились. - Но пока могу сказать лишь то, что Вы отличаетесь от остальных тем, что имеете отличный подход к людям.
   Павел мысленно обрадовался, что коллега не слышал его разговора с Варварой Никитичной.
  -Что я должен буду делать?
  -Вижу, мне удалось Вас заинтриговать. - Улыбнулся Александр. - Для начала нам предстоит исследовать заброшенную лабораторию, что находиться в заснеженных горах у поселка Белое, на северо-западе от Нарьян-Мара.
  -Далековато. - Рассуждал Павел.
  -В аэропорту нас уже ждет личный самолет руководителя экспедиции. Он быстро доставит нас в пункт назначения.
  -Вы, видимо, заранее были уверены в том, что я соглашусь?!
  -Как оказалось, не без причины.
  -Когда мы отлетаем? - Спросил воодушевленный Верховцев.
  -Через час. - Сообщил Александр. - За это время Вы должны успеть собрать все самое необходимое и явиться в аэропорт. Я встречу Вас там.
   Они попрощались, и Павел быстрым шагом направился домой. Всю дорогу до дома он не переставал удивляться своей податливости. Ведь ему предстояла тяжелая работа в снежных горах, а не отдых на море. Все же его завораживала сама мысль о том, что он, наконец, займется чем-то серьезным, а не крысами в вентиляционной шахте.
  
  -Вы чуть было не опоздали. - Сообщил Александр вновь прибывшему коллеге. - Прошу следовать за мной.
   Они не заходили в здание аэропорта, а сразу же направились к служебному входу на посадочную полосу.
  -А как же таможня? - удивился Павел.
  -Нам удалось обойти эту формальность. - Объяснил Александр.
   За служебным входом они увидели небольшой самолет, в который они и загрузились вместе со своими вещами.
   За время полета Павел успел узнать, что Александр был вдовцом. Когда его жена скончалась, он решил полностью посвятить себя науке. И вот в один прекрасный день ему предложили принять участие в этой экспедиции, и на протяжении десяти лет он был вынужден обитать в холодных краях. Также Павел кое-что разузнал об этом загадочном начальнике экспедиции. Оказалось, что его звали Николай Бобров, и он был ученым в четвертом поколении. Запатентовав несколько своих изобретений за границей, Бобров сколотил неплохое состояние. Кроме того, он имел какое-то отношение к происходящему у поселка Белое, потому и руководил данной экспедицией.
   Когда самолет приземлился, Александр дал Павлу меховую телогрейку, а сам же обошелся курткой. Но, несмотря на телогрейку, выйдя наружу, Верховцев ощутил невыносимый холод, в то время как Александр спокойно стоял на морозном воздухе. Научная станция представляла из себя небольшой селение. Именно туда направился Александр, а за ним, дрожа при каждом вздохе, поплелся Павел. Они зашли в самое крупное здание, где за дубовым столом, возле большого камина, сидел круглолицый человек, крепкого телосложения.. Этот человек был Николаем Бобровым.
  -Добро пожаловать! - Произнес Бобров. - Отдохните с дороги!
  -Спасибо, Николай Васильевич, но я, пожалуй, вернусь к своим обязанностям. - Отказался Александр.
  -Ну что ж, тогда извольте оставить нас наедине с Павлом Андреевичем. Оставшись наедине, Бобров приступил к налаживанию контакта:
  -Может быть чаю?
  -Да, можно. - Согласился Верховцев, уставший после восьмичасового полета.
   Бобров достал из шкафчика чайный набор расставил чашки, заварил чай и разлил по чашкам. Едва парапсихолог взял в руки чашку, как Николай Васильевич заговорил.
  -Вам, наверное, интересно, зачем Вы здесь?
  -Александр уже все рассказал. Нам надо исследовать лабораторию...
  -И Вы ни разу не задумались, с чего это Вам такая честь? - Перебил прославленный ученый.
  -Александр сказал, что у меня есть подход к людям. - Павел и сам понимал, насколько наивным он сейчас казался Боброву.
  -Ха. Но ведь Вы сюда приехали отнюдь не с людьми общаться, верно?
  -Я Вас не понимаю, Николай Васильевич.
  -Я послал за Вами Александра для того, чтобы дать шанс исправить ошибку, совершенную одним Вашим предком.
  -О чем Вы? - Павел сейчас находился в полном недоумении.
  -Какова девичья фамилия Вашей матери? - Бобров, прищурившись, посмотрел на Верховцева.
   Парапсихолог задумался на некоторое время, и лишь тогда осознал, что даже не знает девичью фамилию родной матери. Так и не услышав ответа, Николай Васильевич вновь заговорил:
  -В лаборатории, о которой Вам рассказывал Александр, два поколения назад проводился эксперимент. Ужасный эксперимент. По сей день никому не известно, для чего он был проведен. Сначала работы велись в Африке. Ученые осели в безымянном диком поселении и пытались скрестить жителей этого поселения с обезьянами. Это было просто зверски по отношению к невинным дикарям, но главу эксперимента это нисколько не смущало и работы велись на протяжении очень долгого времени. Однако местное правительство, прознав об этом, потребовало остановить работы. Все подопытные были уничтожены. - На лице Боброва появилась грустная улыбка. - Все, да не все. Человек, возглавляющий эксперимент, чье имя было Дмитрий Ильич Красноборов, сохранил нескольких людей-обезьян и, вместе со своими соратниками переехал сюда, оборудовал лабораторию и продолжил эксперимент. Лишь один человек из соратников Красноборова осознал свою ошибку и, как не перечил руководитель, сумел сбежать. Звали этого человека - Иван Бобров.
  Я горжусь тем, что я его правнук, ибо лишь он поступил по совести и очистил свое имя, рассказав обо всем властям. Но было уже поздно. Все подопытные сумели сбежать, а ученые бесследно исчезли. Информация была засекречена и никаких работ здесь не вели, до сих пор, а все случаи нападения на людей снежного человека считались просто глупым предрассудком.
  -Причем здесь я? - Не понимал ошеломленный Верховцев.
   На этот раз Бобров посмотрел на Павла с нескрываемым отвращением и более не был намерен церемониться.
  -Твоя мать вовремя сменила фамилию. Настоящая же ее фамилия - Красноборова. Она внучка этого морального урода Дмитрия Красноборова, из-за которого и по сей день обрываются человеческие жизни.
   Николай Васильевич вновь стал спокоен, как и прежде.
  -Что же Вы не пьете свой чай, Павел Андреевич?
   Павел поставил остывший чай на стол и положил ладони на лицо. Принять такую новость было очень сложно, однако как бы он не был шокирован, чувство несправедливости одолевало его.
  -Но ведь это не моя вина. Я не имею к этому никакого отношения.
  -Всем приходиться платить за ошибки своих предков. Хотя мне в этом случае повезло. - Произнес Бобров, выпятив грудь. - Так или иначе, Вы должны быть мне благодарны.
  -За что? - очередной раз изумился парапсихолог.
  -Что значит: за что? Я вас просветил.
  -Лучше бы я этого не знал.
  -Поверьте, Павел Андреевич, - лицо ученого приняло озабоченный вид, - я отлично понимаю, что не мне Вас судить.
  -Но Вы, тем не менее, судите, верно?!
  -Если не я, то кто?! Государство ничего не знает о нашей экспедиции, а когда узнают, мы уже раскроем одну из самых великих тайн и я смогу прославить свое имя, в отличие от прадеда - великого ученого, который вынужден был скрываться.
  -Но чем я могу помочь? - Павел окончательно отчаялся. - Я всего-лишь парапсихолог.
  -Вчера мои рабочие откопали под слоем снега вход в лабораторию. И теперь Вы, Александр и еще несколько парней должны найти улики, доказывающие факт существования снежного человека. Но, так как Вы и сами знаете, что одних фактов мало, вам придется заарканить одного из них. Александр однажды повстречал йети в этих краях, поэтому у вас будет подробное описание.
  -А если я откажусь? - вызывающе спросил Верховцев.
  -То я не посмею Вас задерживать, но не стану вновь предоставлять Вам свой самолет. А при такой температуре вы далеко не уйдете. - Бобров лишил Павла всех шансов на спасение. - Ну что, Вы согласны?
  -А у меня есть выбор? - парапсихолог говорил с нескрываемой горечью.
  -Я рад, что нам удалось достичь взаимопонимания.
  
   Павла поселили в том же корпусе, что и Александра.
  -Ну, как Бобров тебя встретил? - Поинтересовался тот, когда Верховцев вошел.
   Сначала Павел решил, что коллега просто издевается над ним, но потом понял, что он ничего не знает о затее Боброва.
  -Похоже, теперь мы будем работать вместе. - Изрек Павел с сомнительным подобием улыбки на лице.
   На следующий день Верховцев, Александр и еще три человека, которых звали Федор, Петр и Виталий, отправились в горы. Передвигались они очень медленно, причиной чего была неприспособленность Павла к холоду. Но, несмотря на задержку, они сумели добраться до входа в лабораторию до заката. Спустившись туда, они не увидели ничего кроме сырого длинного коридора. В том коридоре они и устроили привал, разожгли огонь и поужинали. Павел раньше всех лег спать, однако сон его оказался прерывистым из-за завывания ветра. Но, как и подобает людям, которые ложатся спать раньше всех, Верховцев и проснулся раньше всех, правда не оттого, что выспался, а от холода. Чуть позже проснулись остальные и они, позавтракав, приступили к исследованию лаборатории.
   Коридор оказался разветвленным, поэтому все шли по отдельности, вооружившись фонариками.
   Тот коридор, по которому шел Павел, ничем не отличался от того, в котором они переночевали. Пусть парапсихолог никогда не жаловался на боязнь замкнутого пространства, он испытывал страх, передвигаясь по темному коридору, когда вокруг одни лишь бетонные стены, а в руке лишь фонарик, тусклый свет которого не доставал до конца коридора. У Павла было такое ощущение, словно этот коридор бесконечен, а за ним постоянно следят. По этой причине он регулярно оглядывался назад, хотя ясно осознавал, что кроме пятерых членов экспедиции, включая его самого, в лаборатории никого небыло. Наконец, фонарик осветил конец коридора, и Верховцев стремительно побежал туда, в надежде увидеть дверь, которая приведет его к цели, но вместо этого он очередной раз убедился в своей наивности - коридор разветвлялся. Не долго думая, он свернул налево, так как был уверен, что другой путь непременно выведет его к коридору, по которому пошел Александр. Спустя некоторое время, ему вновь пришлось свернуть налево, а затем направо. Павел изо всех сил старался не забыть, каким путем он шел.
  Свернув направо еще раз, Верховцев понял, что тот коридор, в который он зашел значительно больше, но короче всех предыдущих. В конце коридора находилась распахнутая дверь, и в этот раз Павел не сомневался, что за ней находиться то, что ему нужно. Оказалось, что за дверью находился чей-то кабинет, из которого, судя по открытым шкафам и разбросанным бумагам, кто-то в спешке уходил.
   Первым делом Павел сел за стол и стал рыться в ящиках. Первое, на что обратил внимание Верховцев - альбомный лист, на котором было изображено строение тело какого-то примата. Видимо, это и был снежный человек.
  
  Кроме того, он нашел несколько черно-белых фотографий, на которых был изображен детеныш снежного человека, а на одной фотографии был изображен рабочий коллектив этой лаборатории за праздничным столом. Во главе стола стоял высокий статный человек с протянутым бокалом - похоже, он произносил тост. Возле него сидел краснолицый полный человек в очках и с усами. Остальные ученые с улыбками на лице слушали высокого человека, произносящего тост. Ну, и последнее, на что обратил внимание парапсихолог - записная книжка в красивом кожаном переплете. На внутренней стороне обложки было аккуратно написано:
  "Д. И. Красноборову от сотрудников по научному проекту". А на первой же пожелтевшей странице совсем другим почерком была записана дата: "12.04.1924", а за ней шел текст: "Вчера вечером товарищ Сталин вызвал меня к себе и приказал приступить к эксперименту, о котором мы говорили месяц назад. Еще тогда он доказал свою расположенность ко мне, признавшись, что все работы по поиску долголетия ведутся исключительно из его интересов, а не из интересов государства. Я не первый ученый, который по приказу Сталина вынужден проводить подобные опыты, но того, что придется сделать мне, еще никто не делал. Сейчас во всех газетах пишут об одном - ученые упорно ищут способ продлить человеческую жизнь, и эта тема стала излюбленной для писателей. Взять, к примеру, Михаила Булгакова и его роман "Собачье сердце", или Беляева с его романами "Человек-амфибия" и "Голова профессора Доуля". Все эти романы написаны неспроста. Моя задача - попытаться скрестить человека с обезьяной. По убеждению Сталина, человек-примат будет жить значительно дольше, чем просто человек, а если их интеллект окажется схож с нашим, то можно позволить им продолжать свой род. Поэтому он и отправляет меня и мою группу в Африку, чтобы отыскать там дикое поселение и начать ставить опыты на аборигенах. По правде говоря, меня шокировало подобное решение, но ни один здравомыслящий человек не посмеет перечить товарищу Сталину, а я всегда считал себя человеком здравомыслящим. Так что завтра я должен созвать всех своих соратников и отправиться в Африку". На том запись закончилась, но прадед Павла не переставал делать практически ежедневные записи. Правда, на протяжении следующих девяти дней он писал исключительно об их пути в Африку и о том, как он скучает по своей жене, но, судя по всему, больше ничего важного не происходило. Но на одной из страниц, где была написана дата "22.04.1924", шел новый текст: "Мы нашли дикое племя, где местные жители приняли нас вполне радушно. Но за все время нашей не совсем содержательной беседы с вождем племени, я так и не посмел посмотреть в его глаза. Вечером мои люди подняли орудия, и мне, как это ни отвратительно, пришлось пригрозить им, что если они не станут с нами "сотрудничать", мы поднимем огонь. Пока все спокойно, но меня мучает бессонница, и вот сейчас я проснулся, чтобы сделать эту запись, а завтра мы приступим к работе". Запись закончилась, и Верховцеву пришлось перелистать большое количество страниц дневника, чтобы увидеть важную запись. В тех записях, были, в основном, такие записи, как: "Мы усердно работаем, но до сих пор никаких результатов..." или "Мы были так близки к успеху, но удача и в этот раз ушла у нас из-под носа...". Также, в своих записях Красноборов часто проклинал некоего Ивана Боброва за его непутевость и лень. А в одной из записей Дмитрий Ильич написал, что Бобров застрелил одного из дикарей, обвинив его в попытке к бегству, хотя тот всего-лишь пошел напиться воды. Наконец, под датой: "22.10.1926" Павел прочитал: "Это просто колоссальный успех! Мы уже близки к цели. Сегодня на свет появился первый детеныш совершенно новой расы. Он имеет большее сходство с обезьяной, нежели с человеком, но физически развит намного больше, чем обезьяна или человек. Надо проследить за его развитием и решить, стоит ли продолжать эксперимент".
   Павел на некоторое время прислушался - ему послышались голоса за дверью. Однако вскоре он понял, что это ветер завывает на поверхности, и продолжил читать. Следующее действительно важное событие произошло примерно через семь лет. За это время подопытные успели расплодиться, и теперь их было десять. Физически они были невероятно сильны, но интеллектом значительно уступали людям. По этой причине прадед Павла неоднократно посылал Сталину письма с просьбой остановить эксперимент, но ответа небыло и поэтому ученые продолжали работу. Наконец, парапсихолог прочел запись 02.12.1933: "Сегодня утром к нам пожаловали представители местных властей, которые долгое время расспрашивали нас о цели пребывания в этом поселении. В конечном итоге они прознали о том, какие работы здесь ведутся и велели нам в течение суток уничтожить всех подопытных и убраться из их страны. Мы уже собирались приступить к уничтожению животных, как мне пришло тайное письмо от товарища Сталина. В нем он приказывал сохранить несколько приматов и переехать с ним под Нарьян-Мар, где по его приказу уже построили подземную лабораторию".
  И снова Павлу пришлось читать о тягостном пути в Нарьян-Мар и о том, как его прадед скучал по своей жене. Затем в дневнике шлось о том, как ученые привыкали к запутанным коридорам, а в записи, датированной 10.01.1935, парапсихолог прочел: "Сегодня сбылось то, чего мы явно не ожидали. Подопытная самка, которую мы перевезли сюда, родила на свет свое потомство и теперь в нашей лаборатории находятся пятеро приматов. Все мои попытки связаться со Сталиным оказались неудачными, и потому мне пришлось продолжать эксперимент". Еще три года шли записи о развитии подопытных приматов, а затем прадед Павла сделал невероятно интересную запись. "21.01.1938. Сегодня, когда я шел в лабораторию, чтобы взять у заболевшего малыша-примата анализ крови, я наткнулся на перепуганного до смерти Ивана Боброва. Он сказал мне, что несколько подопытных без причины убили пятерых наших сотрудников, но, когда я пришел в лабораторию, свидетели рассказали мне, что эти пятеро, во главе с Бобровым жестоко избивали несчастных приматов, чтобы заставить их съесть принесенную им еду. Когда я попытался вызвать провинившегося Боброва к себе в кабинет, оказалось, что он сбежал. Я не знаю, доберется ли он хотя бы до поселка Белое, поскольку интересует меня отнюдь не это. Меня волнует то, что он может разгласить важную тайну и то, что у подопытных теперь может появиться жажда плоти. Второе меня не просто волнует - это меня пугает". Еще лишь неделю Дмитрий Ильич Красноборов вел свой дневник, где он писал о том, что полуобезьяны становились все агрессивней и агрессивней. Последняя запись, сделанная кривым почерком, так как пишущий явно очень торопился, была таковой: "28.01.1938. Подопытные окончательно вышли из себя. Из ученых почти никого не осталось в живых. Больше писать не могу, так как должен убегать. Дневник оставляю в ящике, уповая на то, что он попадет в хорошие руки. Прощайте".
   Павел Верховцев сидел онемевший. У него в руках находилось самое большое сокровище, которое только можно было найти в этой лаборатории. Это было и доказательство того, что его прадеда зря оклеветали, а прадед Боброва присвоил не заслуженную славу. Это было раскрытие тайны возникновения снежного человека и очередной факт, открывающий нам новые грани сущности Сталина. Он не знал, сколько времени здесь находился, так как был увлечен чтением. Вдруг за дверью послышались шаги и Павел, сам не зная зачем, быстро спрятал дневник под куртку.
  -Что ты нашел? - Спросил только что вошедший Александр.
  -Несколько фотографий и альбомный лист, с изображением строения тела йети.
   Вновь пришедший подошел к столу, за которым сидел его коллега и рассмотрел фотографии.
  -Молодец. - Похвалил он. - Это тоже чего-то стоит.
  -А ты что нашел? - поинтересовался Верховцев.
  -Я нашел помещение, в которой содержали подопытных, а Федя и вовсе нашел скелет йети. Возможно, это подойдет Боброву вместо живого снежного человека.
  -Больше ничего?
  -Значительного ничего. Остальные, как и ты, нашли фотографии и рисунки.
  -Значит, мы можем возвращаться в Белое? - спросил Павел с нескрываемой надеждой.
  -Пожалуй, да. Идем к выходу!
  
  -Вот это находка! - восхищался с иронией Федор, указывая на фотографии найденные парапсихологом.
   Павел решил промолчать, а про себя улыбнулся. Знал бы Федя, какой ничтожной окажется его находка, по сравнению с дневником, найденным Верховцевым.
   После обсуждения находок, они, впятером, вышли наружу, под знойный ветер. Но никто не подозревал, что там их ждет неприятный сюрприз.
   Буквально у входа в лабораторию стояла самка снежного человека со своим потомством. Она была заросшая шерстью и высотой приметно три метра. "Малыши" были ростом от полутора до двух метров. Все семейство внушало страх в каждого, кто видел их в данный момент
  -Ни у кого нет при себе гарпуна, сети и двадцати литров хлороформа? - попытался пошутить Виталий не в самый подходящий момент. Разумеется, никого эта шутка не рассмешила.
   Сам Павел, считавший себя обладателем бесценного груза, стоял неподвижно, и не стал уподобляться Александру, который, отбросив страх, приблизился к животным, чтобы определить, стоит ли их бояться. Первое время самка с недоверием и испугом смотрела на приблизившегося к его потомству человека.
   Пока Александр и самка йети обменивались взглядами, Верховцев не сводил глаз с Петра, который, казалось, вот-вот упадет в обморок. И вот, окончательно утратив сознание, он рухнул на снег. Самка вместе со своими отпрысками отпрянула в сторону, но, когда Павел стал помогать коллеге встать на ноги, с любопытством вытянула морду. Это было ее первое знакомство с таким понятием, как взаимовыручка. Повернувшись к своим детям, она издала непонятный звук, после чего они стали уходить. Сама же самка бросила на всех присутствующих людей прощальный взгляд и отправилась вслед за потомством.
  -Они... Они совершенно безобидны. - Произнес Федор, оправившись после сильного стресса.
  -Ты не побоялся подойти к ним? - спросил Павел у Александра, с нескрываемым восхищением.
  -Не забывай, я уже встречал йети. - тот был польщен. - Правда в прошлый раз я напал на них и это едва не стоило мне жизни. В этот раз я подобрал иной способ.
  -Мы срочно должны возвращаться на станцию. - Настаивал Верховцев, и с ним было трудно не согласиться.
  
   Обратная дорога оказалась не такой длительной, как дорога в лабораторию, потому как дневник прадеда под курткой Павла придавал ему силы.
   Один раз Верховцев спросил у Александра, как он относиться к Боброву. Ответ был таковым:
  -Не буду скрывать, он бывает слегка заносчивым, а порой и высокомерным. Однако из длительного общения с ним я понял, что человек он хороший. Большую часть своих денег вкладывает в благотворительность, а его изобретения значимы для всего мира. К тому же, он как никто другой гордиться деяниями своего прадеда. Помниться, один приезжий ненароком сказал, что Иван Бобров прославился лишь тем, что донес на товарищей. После этого Николай Васильевич неделю был в депрессии, а приезжего и пальцем не тронул.
   Этот ответ заставил Павла задуматься. Но думал он лишь до тех пор, пока они не пришли на станцию. Пока четверо его коллег переносили найденное ими в лабораторию, Верховцев, не заходя в корпус, направился к дому Боброва. Николай Васильевич по своему обыкновению сидел за дубовым столом у камина
  -О, Павел Андреевич, Вы вернулись?! - лицо Боброва озарила добродушная улыбка. - Присаживайтесь!
  -Нет, спасибо. - Отказал парапсихолог. - Я бы хотел сразу рассказать Вам о наших находках.
  -Что ж, это очень интересно.
  -Федор нашел скелет снежного человека, остальные нашли фотографии и рисунки с изображениями подопытных. Лично я нашел фотографию, на которой изображен рабочий коллектив лаборатории и несколько рисунков.
  -Это все, что Вы нашли? - изумился Бобров.
  -Пожалуй, нет. - Парапсихолог ухмыльнулся и стал медленно доставать из-под куртки дневник. - Есть еще одна находка, которая касается нас с Вами.
   И Павел положил дневник на стол перед Николаем Васильевичем.
  -Что это? - не понял тот.
  -Это дневник моего прадеда, в котором Вы узнаете много интересного о работах, которые велись в этой злополучной лаборатории.
  Тогда Бобров стал читать, и чем дольше он читал, тем краснее становилось его лицо и тем сильней округлялись его глаза. Наконец он прочел последнюю запись, закрыл дневник, отдал его Верховцеву, закрыл глаза и произнес:
  -Все это было ложью. Он обманывал своих близких и весь мир, а теперь и я стал частью этого обмана. - Влажными глазами он вновь посмотрел на Павла. - Мой самолет доставит Вас, куда попросите. Можете спокойно передавать этот дневник властям, и я не стану перечить.
   Парапсихологу было жаль Боброва, и он знал, что надо делать.
  -Услугами Вашего личного самолета я обязательно воспользуюсь, но сначала я должен кое-что сделать. - И Павел стал по очереди открывать страницы, на которых его прадед записывал о всех оплошностях Ивана Боброва и вырывать. - Лучше этого никому не знать
  -Что Вы делаете? - нервно кричал Николай Васильевич, но Верховцев его не слушал и продолжал вырывать страницы, а, когда закончил, все эти записи попали прямиком в камин.
   Затем он встал перед Бобровым.
  -Сегодня мы встретили семейство йети и, оказалось, что они безобидны, и могут напасть, только, если на них напасть первым. Учтите это, если решите поймать их, чего я бы на Вашем месте не делал. А лучше и вовсе свернуть этот эксперимент. Что ещё? Дневник Вы отнесете властям сами, а если Вас будет мучить совесть, можете рассказать о своем "героическом" прадедушке. - Наконец, Павел подвел итог: - Ну, вот и все. Теперь везите меня домой.
  
   Вот уже два месяца прошло с тех пор, как Павел Андреевич Верховцев, правнук великого ученого - Дмитрия Ильича Красноборова, покинул поселок Белое. На следующий же день, после его отлета Бобров предъявил властям дневник, а чуть погодя рассказал и об истинной сущности своего прадеда. Вскоре станцию пришлось закрыть, Николай Васильевич вернулся в родной город, а его слава постепенно стала угасать, и больше никто его не помнил... кроме одного человека, который помог ему найти себя. С Верховцевым они часто созванивались, и тот часто настаивал, чтобы Бобров приехал к нему погостить. Однако Николай постоянно отказывался, ссылаясь на то, что не знает какие подарки привести. На это Павел отвечал:
  -Коля, ты издеваешься? Зачем мне подарки, когда я всего-навсего хочу своего друга увидеть. А, если тебе так хочется сделать подарок, то привези мне обыкновенную записную книжку.
   Наконец, Николай приехал и, в первый же день его пребывания у Верховцева, рассказал, что Александр оправился от смерти своей жены и скоро женится. Эта новость здорово порадовала Павла, а, когда Бобров сообщил, что они оба приглашены на его свадьбу, то вовсе был вне себя от радости.
   Когда вечером из гостиной Верховцева послышался протяжный храп друга, парапсихолог открыл подаренную Колей записную книжку и принялся писать: "24.08.2008. Сегодня ко мне приехал Коля и поведал много интересного. Странно, что я и сам не заметил, как я радикально изменился. Теперь я точно верю в паронормальные явления и, даже когда мне звонят, клиенты, вроде Варвары Никитичной, я охотно еду на вызов. Мало ли, вдруг там домовой.
   Завтра я буду показывать Коле достопримечательности моего родного города. Это, конечно, не тундра, но... к сенсациям мы всегда готовы".
  
  
  
  
  
  
  
  24/08/2008
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"