Лу Энн: другие произведения.

Тогда спаси меня. Глава 9. Знакомство с Кики

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Харита и Зенон продолжают ходить вокруг да около друг друга. Их отношения и понимание укрепляются. Харита знакомится с экипажем космического корабля, на котором они будут участвовать в Межпланетных Играх Крадоскарга. Тем временем у Иеракса появляются проблемы.

  Глава 9. Знакомство с Кики и первые шаги интриганов
  Надо вставать. Очень надо вставать. Так всегда бывает. Лежишь до последнего. Ленишься под утро лишний раз пошевелиться, а потом торпедой срываешься с кровати и едва успеваешь (это еще хорошо, если никто не занял то самое место).
  Так и сейчас. Нехотя, открыла глаза. Навела резкость. Вроде бы и хочу подняться, но что-то мешает. Присмотрелась. Вижу только платяной шкаф. Опустила взгляд. Что это? Мужская рука. Что она делает на мне? Лежит. Почему лежит? Чья она? Голова гудела, как локомотив. Попробовала пошевелиться. Обнаружила на бедрах чью-то ногу. Благо, одетую. Но все-таки!
  Начала интенсивно вспоминать, что было вечером, перед тем, как добралась до постели? Получилось. Вспомнила ужин. Канделябры со свечами. Вкусная утка (или что это там было с крыльями?). Вино. Хмельное вино. Очень вкусное вино. И потом танец. А дальше картинки танца и того, что было после, полетели, как кадры в ускоренной съемке. От этих кадров внутри все сжалось и всколыхнулось. Неужели это была я? Я никогда ни с кем из парней ТАК себя не вела! Как маститая куртизанка. И та, наверное, от зависти в сторонке рыдает. Что это со мной было? Неужели в вине что-то было, кроме алкоголя? Или это так на меня, землянку, влияют горячительные напитки местных сортов винограда или подобных ему ягод? Приходилось только догадываться.
  Однако процесс осмысления и принятия произошедшего все-таки надо отложить на потом. Надо вставать. Очень надо вставать.
  Кряхтя, я попыталась обернуться и посмотреть на лежащего сзади мужчину. Вышло только повернуть голову, поскольку меня крепко зажали в объятиях и использовали исключительно как подушку. Так близко мужское лицо. Дыхание его неслышно легло мне на челку. Глаза закрыты. Губы поджаты. Ноздри в спокойном состоянии. У меня возник вопрос: как он сюда забрался? Точнее, когда? Ничего не помню. Отключилась сразу, как только ударилась о подушку.
  - Зенон? - он не ответил.
  Я повторила:
  - Зенон, ты меня слышишь? Проснись! - толкнула я его локтем в живот, то есть туда, куда достала.
  Он сонно промычал, но открывать глаза не собирался.
  - Зенон, мне надо встать. Пусти меня.
  Он снова замычал сквозь сон, но руку и ногу убрал.
  Более ни о чем не заморачиваясь, я соскользнула с кровати и ракетой устремилась к двери ванной комнаты. Едва успела!
  Под душем пришла трезвость и успокоение души. Вот теперь я могла нормально подумать, проанализировать свое поведение.
  Стыдиться здесь, в принципе, я решила, что нечего. Вела я себя соответственно статусу. В конце концов, он мой законный муж, правда, по херонским обычаям. Но, все-таки! Других обычаев здесь нет. Ладно. О другом. О его ласках и желании.
  Стоя под прохладными струями воды, скользнула пальцами по тем местам, где были его руки. До сих пор все горело диким огнем. Особенно губы. Тут я поняла одну истину: мне все не только понравилось, а так понравилось, что я хотела продолжения! Тело так и не получило желаемого, поэтому всё сейчас меня жутко раздражало.
  Подумав еще раз хорошенько, я поняла, что идея быть эраной херонца меня сейчас вовсе не пугала. Мало того! Она будоражила воображение. Волновала и загоняла в голову некогда дикие для меня мысли. Проклятые женские циклы! Все бы сейчас бросила и накинулась на херонца. И гори все синим пламенем!
  Все же, когда я ступила босой на теплый деревянный пол из душевой кабинки, решила быть здравомыслящей и не поддаваться эмоциям и желаниям. Все-таки я мало пока знаю Зенона. Что будет, если мы поссоримся? Как мы будем решать конфликт? Помню, папа мой всегда с мамой садились и спокойно обсуждали недопонимания. А вот соседи по квартире только и делали, что орали друг на друга. Да так орали, что слышали не только мы через стенку, но и соседи, что жили сверху и снизу через этаж. Один раз пришлось даже полицию вызывать, поскольку там начала биться не только посуда, но и мебель.
  Вспомнив это, я задумалась над тем, как Зенон решает в критический момент конфликты? Страшно было, а вдруг он руку поднимет? Конечно, сейчас, он вел себя нормально и достаточно учтиво. Но что же будет дальше?
  В итоге, в душе родился когнитивный диссонанс. Глядя на свое нечеткое отражение во вспотевшем зеркале, я подумала, что буду продолжать плыть по течению. Куда-нибудь оно меня вынесет.
  Накинув банный халат, я вернулась в комнату. Думала, что Зенон еще спит. Но, когда я отворила дверь и выглянула из-за нее, херонец уже не спал. Упершись спиной об узорчатое высокое быльце кровати, он закинул локоть на согнутое колено и смотрел в окно. Яркий свет утреннего солнца падал через светло-зеленую прозрачную занавесь, освещая белым теплые тона комнаты.
  Когда я вошла, мужчина повернул голову в мою сторону, оставив взгляд задумчиво спокойным. От безумия вечерней страсти в глазах не осталось и следа.
  Я затворила за собой дверь и оперлась о нее спиной. Глядя на силуэт херонца, я не решалась сократить дистанцию между нами. Он на это никак не отреагировал. Просто навострил уши и ровно произнес:
  - Доброе утро.
  - Доброе, - не сводила я взгляда с обнаженного торса. - Ты уже не спишь?
  - Нет. Жду тебя.
  - Зачем?
  Он сощурился:
  - Ты так и будешь там стоять?
  - А что?
  Он качнул головой и похлопал ладонью рядом:
  - Я тебя не съем. Сядь.
  Я села. Но не рядом с ним, а на краю кровати. И дело было не в том, что я боялась. На теле все еще горели следы его страстных ласк.
  - О чем ты хотел меня спросить?
  Он опустил голову так, что теперь смотрел на меня из-под лба. Не люблю такие взгляды. Кажется, что тебе в душу пытаются заглянуть. Он выдержал паузу и произнес:
  - То, что было между нами вчера вечером, я могу расценивать, как твое согласие быть моей эраной? Законной эраной?
  Я вдруг, поняла, как интересно легла складка простыни возле меня, образуя любопытную игру теней. Провела по ней рукой, едва касаясь, а в ответ лишь кивнула.
  - Тогда мы должны с тобою кое-что обсудить.
  Вот тут я вскинулась, удивленно сверкнув глазами. От неожиданной фразы сердце ёкнуло. Такое всегда возникает в душе, когда кто-то говорит, что хочет поговорить кое о чем важном. Естественно, сперло дыхание.
  - Что? - попыталась я моргнуть, но веки непослушно остались на месте.
  - Нашу близость. У вас принято это обсуждать?
  Сглотнула большой комок в горле. Говорить целомудренной девушке об этом... язык не поворачивался. Поэтому я сделала неясное движение головой в стиле: как бы да, но и как бы нет...
  - Скажи, как земляне вступают в связь, чтобы у них были дети? - а вот он этой темы совершенно не стеснялся.
  Я распахнула рот, а закрыть забыла. Он хмыкнул и продолжил:
  - Мне кое-что удалось узнать из голонета, но сведения наши весьма скудны. Пришлось расспросить у Нихнерона. Он сказал, что вы по генотипу похожи на нас и род продолжаете тем же путем, что и мы. Но он не знал о прелюдии и подробностях процесса соединения.
  Я покраснела до кончиков ушей. Как до дела вчера дошло, так я смелая. А сейчас на трезвую голову и двух слов связать не могу. Но у него возник вполне логичный вопрос о нас, землянах: как? Спотыкаясь на каждом слове, задыхаясь от волнения и едва сдерживая дрожь, я попыталась объяснить то, что узнала от сокурсниц из колледжа. Он слушал очень внимательно и ни разу не засмеялся. Не озвучил ни одной скабрезной шуточки. Не прокомментировал похабно ни одного слова. Он настолько серьезно отнесся к каждому моему слову, будто сейчас слушал тему о том, как сохранить жизнь твою и твоей семьи.
  - У вас нет разницы между единением душ и формальным союзом? - сведя строго брови, спросил он.
  - У нас мужчина... ммм... просто... ммм... соединяется с женщиной на время и все, - пожала я плечами. - Потом женщина беременеет.
  - Насколько они соединяются? Продолжительность?
  - Не знаю. У кого как получается. Я никогда... не была с мужчиной... как я могу знать?
  - Час. Два. Три.
  - Нет! Что ты! Минуты, - удивленно расширила я глаза.
  - Минуты? - теперь он удивился. - У херонцев есть разница. И большая. Если между мужчиной и женщиной есть союз душ, то первый раз атан остается в своей эране несколько часов.
  - Часов?! - я уронила челюсть. - К-как?
  - Эрана об этом не знает. Она через время засыпает. Вся нагрузка ложится на атана. Именно поэтому брачные игры начинаются задолго до того, как происходит соитие. Очень важно найти достаточно укромное, недоступное место. Иначе эрана может не зачать. В этом у херонцев большая слабость. Мы сильный народ, но страдаем от большой беды - в последнее время особенно - малая рождаемость. Мы долго живем. Нас трудно лишить жизни. Но и детей мы имеем мало. В последнее время женщины все меньше соглашаются идти на союз душ. По разным причинам. А иногда сам мужчина не хочет этого. Поэтому эраны рожают лишь один раз.
  - А если союз душ?..
  - Эрана может дать много детей. Так, например, наш император. У него есть эрана и еще две ураны, то есть вторые жены. Всего у него десять детей. Два сына и восемь дочерей. Но так бывает редко. Особенно сложно среди пар, занимающих высокие положения в иерархической лестнице. В основном это формальные союзы.
  Я понимающе кивнула. Сейчас, глядя в его серьезное, спокойное лицо, я чувствовала, как смущение начало отступать. Откровенность на откровенность. Тем более, я видела, что эта тема, хоть и щекотливая, имела большое значение для Зенона.
  - Скажи, а что чувствуют атаны, когда вступают в союз душ?
  Он вдруг, сорвался с места и в мгновение ока очутился рядом. Лицом к лицу. Так близко! Я от неожиданности отшатнулась. Теперь в его глазах вспыхнуло желание:
  - Они очень сильно привязываются к ним. Защищают. Заботятся. И становятся ласковыми. Очень нежными, чуткими. Чтобы потом эрана вернулась снова. Мы любим проводить время в ласках.
  Я мигнула, не сводя взгляда с губ. В этот миг они безумно манили.
  - Я... я... - воздух часто вырывался из груди, но слова от его близости разбежались по углам.
  - Поверь, ты не пожалеешь... - голосом обольстителя прошептал мужчина.
  Я только и смогла, что нервно смочить губы. Вот-вот и точно обхвачу его шею, и никто уже меня не остановит! Я уже даже начала тянуться в его направлении, как кролик на удава.
  - А пока, - он невозмутимо отодвинулся и слез с кровати, - подождем завершения твоих... ммм... затруднений. Дыши, - усмехнулся он и шагнул к шкафу.
  Я выдохнула, поскольку действительно затаила дыхание. Проследила за ним, не сводя взгляда с виляющего хвоста. Сейчас он колебался не так активно, как вчера.
  Зенон отворил створки шкафа, открыв взору немало висящих на вешалках один в один черных костюмов. Моих размеров там не было. И тут я увидела то, что никогда до этого не замечала, хотя уже не раз видела Зенона раздетым до пояса. Я увидела его со спины!
  Помнится мне, я когда-то хотела узнать, где заканчивается у херонцев тот пушок, идущий от затылка вдоль позвоночника вниз. Его всегда прикрывал ворот одежды. Поэтому сия подробность всегда оставалась для меня загадкой. А вот теперь...
  От самого загривка вдоль всего хребта пушок продолжал тянуться вниз. А когда Зенон стянул обтягивающие кожаные штаны... я поняла, что он плавно переходит в хвост.
  Тем временем, как он быстро, по-армейски одел свежие штаны, я как загипнотизированная, смотрела на эту черную вертикальную полосу на его спине. Застегнув бляху ремня на поясе, Зенон повернул в мою сторону профиль и спросил:
  - Так и будешь на меня смотреть? Одевайся.
  - Я? Зачем? Куда?
  - Я хочу познакомить тебя с командой моего корабля. И обговорить с тобой некоторые детали Игр, - продолжая мне демонстрировать профиль, но глядя в сторону, ответил он.
  - А у меня нечего одеть... все вещи в имении, - озадаченно вздохнула я.
  - Вот, - он рукой отстегнул пару вешалок в сторону. - Это шилось специально для мамы на тот случай, если она вылетала в космос. Что, скажу, было довольно редко.
  - Оно не будет мне давить в груди?
  - Не должно, - он бросил на меня короткий взгляд в область груди. - Мама имела грудь, когда кормила Ули. У херонок грудь появляется только, когда она кормит щенка. Потом она снова исчезает. Почему ты еще сидишь? - он взял с полки сложенный гольф.
  Я поднялась и подошла к нему, замерев со спины и продолжая рассматривать черную полосу на позвоночнике. Он застыл тоже, но не повернулся.
  - Что?
  - А можно тебя спросить? - потянулась я к этой плюшевой полосе и остановила пальцы в сантиметре.
  - Что? - повернул он в мою сторону ухо.
  - А у всех херонцев поверх позвоночника растет шерсть?
  - Шерсть? - сделал он паузу, пытаясь сообразить. - Ах, это! Мы называем его оусет - линия породы. По ней определяется происхождение херонца. К какой стае он принадлежит. Передается только по мужской линии.
  Я поразилась его разговорчивости с утра. После его ответа, я, не спрашивая, поддалась порыву и скользнула пальцами вниз по этому оусету. Он оказался очень приятным на ощупь. Сразу же Зенон вздрогнул, прогнулся и увернулся в сторону.
  - Лучше тебе его сейчас не трогать, - низким голосом с незлым рыком произнес херонец. - Если не хочешь меня спровоцировать на близость.
  - Ой! - я виновато поднесла пальцы к губам. - Я не знала. Просто оно так манило меня. Хотелось узнать, какое оно на ощупь...
  - Понравилось? - он уронил на пол водолазку и повернулся ко мне лицом.
  - Да, - махнула я ресницами.
  Он опустил взгляд на мои губы и пленительно улыбнулся. Приблизился и отправил руку мне за спину в район талии. Сразу же участилось его дыхание. Я несмело положила ладонь ему на грудь и улыбнулась в ответ. Все! Хочу его губ!
  Вот он уже совсем-совсем приблизился. Остался только миллиметр, и я ладонью по гладкой его коже скользнула вверх к шее, чтобы обвить ее и прижаться всем телом. Но тут он спонтанно зарычал и резко отодвинулся, едва слышно буркнув:
  - Ты сводишь меня с ума!
  Развернулся, поднял с пола тонкий свитер с высоким воротником и спешно натянул на тело.
  - Одевайся уже! Или тебе помочь? - ворчливо кинул он, не поворачиваясь.
  Вот же облом! Я печально вздохнула, немного обошла его и взяла висевший на вешалке комбинезон в руки. Он проводил меня только движением уха. Схватил с вешалки тонкую черную кожаную куртку и отшагнул в сторону.
  Я косо проследила за его движениями и на миг застыла в нерешительности. Раздеваться ли мне при нем? Ведь под халатом только трусики. Внутри все клокотало. Вечерний пожар начал возвращаться без капли вина и ритмичной музыки. С ума сойти! Это кто еще кого сводит с ума?!
  Зажмурив глаза, я одним движением сорвала пояс с халата и скинула его с плеч. Сзади послышался короткий возглас:
  - Предупреждать надо! Ты смерти моей хочешь?
  Я повернулась к нему вполоборота, демонстрируя ему спину, и увидела, как он резко отвернулся.
  - Что не так?
  - Да все так! - махнул он рукой и подошел к окну, демонстративно повернувшись спиной, в то время как его хвост бешено метался из стороны в сторону. - Я же не из железа! Ты даже не можешь представить, как тяжело мне так долго терпеть, учитывая, что ты начала брачные игры еще неделю назад!
  Я умиленно усмехнулась, быстро нырнула в комбинезон и застегнулась. Теперь он облегал меня по всем изгибам и, действительно, в груди совершенно не давил. Длинный рукав мягко ложился до самого запястья. Горловина без воротника.
  Быстро завязав на затылке хвост, подошла к херонцу и стала за спиной.
  - Я все.
  Он обернулся. И, хотя хвост его уже не так активно вилял из стороны в сторону, взгляд все же был затуманенным. Я приветливо улыбнулась, глядя ему ровно в глаза.
  Моего лица коснулись две ладони. Теплые и мягкие. Нежно скользнули до волос и остановились возле затылка. Его губ коснулась ласковая улыбка, и он сдержанно сказал:
  - Я смогу подождать пару дней. Только, пожалуйста, не провоцируй меня. Слышишь?
  - Я не знаю, как я тебя провоцирую.
  - Не трогай оусет, мой хвост. Не обнимай меня. Не целуй.
  - Но ты же спишь со мной! А по утрам я вообще не могу из-под тебя вылезть. Как тогда быть?
  - Тогда ты уже спишь. Не проявляешь инициативы, - он любовно наклонил голову. - Если бы ты только знала, как я хочу тебя сейчас поцеловать...
  Я поняла его намек, опустила глаза. Сначала захотелось податься на безмолвный призыв, но все-таки взяла себя в руки и отшагнула в сторону выхода. С печальным вздохом ответила:
  - Хорошо. Тогда пошли?
  - Пошли.
  - Кушать не будем? - спросила я, когда мы вышли в коридор.
  - На итаршене есть репликатор. Еда не очень, но надо торопиться.
  - Понятно, - согласилась я.
  В коридоре Зенон шел немного впереди, стараясь не смотреть на меня.
  На площадке перед замком мы встретили Магду и Жуту. Они работали метлами перед входом. Только сейчас я присмотрелась к девочке. Юная, тонкая, звонкая, она казалась тростинкой. Лицо ее хранило печально задумчивую отрешенность. Надо будет как-нибудь расспросить о ней. Магда остановила деятельность и вставила руки в бока.
  - Уже опять куда-то собрались! А завтракать?
  - На итаршене поедим, - чмокая бабушку в макушку, усмехнулся Зенон.
  Потом подмигнул игриво девочке и пошел в сторону того самого энергетического моста. Последний пока не был запущен, но мне и не надо было его включать, чтобы придумать себе новый испуг.
  - Ты этой репликаторной ерундой себе желудок загонишь! - негодующе воскликнула тому в спину пожилая женщина, провожая его суровым взглядом.
  - Ничего. Нихнерон вылечит.
  - Вернись немедленно! - замахала она рукой. - Завтрак уже готов. Потрать лишние пару минут. С тобой и твоим звездолетом ничего не приключится за пять хроносов!
  - В другой раз, нэнэ, - нагнувшись к краю возле небольшой калитки, отмахнулся Зенон.
  Я продолжала стоять в растерянности между ним и сердитой пожилой женщиной.
  - Харита! Иди же! Чего стала? - оглянулся тот, бросив на меня раздраженный взгляд.
  Сказал и тут же выстрелил поток света, образуя мост между замком и небольшим выступом на противоположной крутой стороне реки.
  - Нет! Ни за что! - так и не сдвинувшись с места, распахнула я глаза.
  - Ты хочешь, чтобы я тебя снова на руках нес?! Ты точно хочешь моей смерти?! - свел он негодующе брови, намекая на недавний разговор.
  Он выровнялся и недовольно выдвинул челюсть.
  - Рита! Не заставляй меня!
  - Как хочешь, а я идти не буду! - категорично воскликнула я в ответ и для убедительности шагнула назад, к замку. - Я видела там скайер. Полетели на нем.
  Он выразительно зарычал. Подпрыгнул ко мне и схватил на руки. Глаза сверкают. Зубы скрипят. Уши плотно прижаты к голове. Я его таким злым видела только в первый раз, когда мы познакомились.
  - Как же ты не понимаешь! - где-то на средине моста прорычал он. - Каждый день отсрочки связи лишь увеличивает агонию. Я становлюсь чем дальше, тем раздражительней.
  Рассердился, значит, что приходится снова и снова трогать меня. Я деловито собрала губки трубочкой и зашевелилась, чтобы поудобней устроиться у него на руках.
  - Неужели нельзя все это дело прекратить медикаментозно? - стараясь отвлечься от мыслей о том, что внизу пропасть и бурлящая река, спросила я. - Наверняка, у вас за всю историю не раз было такое, что брачные игры не заканчивались, как хотелось бы...
  Он мрачно покосился на меня, но ответил:
  - Это может навредить союзу душ. Особенно в первый раз. Очень важно быть чистым перед связью. Тогда эрана быстрее всего зачнет.
  И тут меня, прямо на середине моста, осенило! Прямо как гром среди ясного неба. Зачнет! Он хочет, чтобы я забеременела!!! Как-то раньше до меня это не доходило. А ведь это все и имели в виду, когда говорили о союзе душ! Дошло, как до жирафа, на третьи сутки.
  Застыв деревянной куклой, я сверлила остроносый профиль Зенона и лихорадочно думала. Ребенок?! Он хочет от меня ребенка?! Я не хочу! Не буду! С какой стати? Да еще так рано? Не-е! Так дело не пойдет! Все. Я уже передумала! Верните меня домой!
  Меня поставили на ноги, и пошли вперёд, не оглядываясь. Так что я была предоставлена самой себе. Немного поартачилась у моста. Когда поняла, что на меня сознательно больше не обращают внимания, прикусила губу, боязливо оглянулась вокруг и пошлепала следом. Деваться-то некуда. Пришлось оставить душевные терзания в стороне. Главное - выживание.
  Итак, здравствуйте, минуты раздумий. Почти весь путь вдоль расселены до развилки, где одна из дорог спускалась вниз и по которой мы поправили, я боролась с двумя противоречивыми мыслями. С одной стороны я не хотела пока иметь детей и слова Зенона меня напугали. С другой же стороны чувства-то к этой личности уже появились. Бросать их я еще не собиралась. Уж больно интересная личность этот херонец. Да еще заботливый и красивый. И ничего, что с хвостом и необычными ушами. Мне даже нравится.
  Что же касается детей... Сбежать все равно не выйдет. Как? Как вернуться на планету за миллионы миль отсюда? Да еще и возвращаться-то некуда. А ещё Таша. Я же отвечаю за эту козявку. Как я убегу без нее?
  В общем, оказалась я в безвыходном положении.
  В этих тяжёлых думах я следом за херонцем вышла на каменистый берег бирюзовой реки. Она негромко шумела в перекатах и пенилась бурунами. Через пару сотен метров мы подошли к зеву громадного карстового грота. Он издалека напоминал рот великана, лежащего у реки и выбросившего руку на ее воду. Зенон оглянулся, чтобы проверить, не отстала ли я? Подождал с полминуты и вошел внутрь. Свет со стороны входа рассеянным контуром ложился на каменный гладкий пол где-то метров на десять, а потом начиналась сумеречная темень. То там, то здесь лежали черные глыбы. Сверху свисали желтоватые сталактиты, кучками жавшиеся друг к другу по всему своду пещеры. Пахло тиной. Где-то эхом отражалась от стен капель, а позади все так же шумела река. Пока я шла, пару раз поскользнулась, но меня каждый раз вовремя подхватывали. Подхватывали и дарили мрачный взгляд. Настроение, вижу, у парня было ниже подвала. Неужели из-за того, что через мост ему меня пришлось нести?
  Через пару минут мы подошли к большой плите, гладкой, как стекло. Мой спутник нашел сбоку небольшую панель и надавил на нее, попридержав ладонь. Вдоль панельки пробежала полоска света, сканируя его отпечатки. Потом послышался легкий шум работающего механизма и через еще полминуты мы уже стояли в небольшом коридорчике, ведущем на узкую смотровую платформу. Последняя полосой опоясывала огромную пещеру. Это была настоящая верфь, где на крепежах гордо стоял уже готовый космический корабль класса Е. Вокруг сновали туда-сюда дроиды-ремонтники, похожие на крабов, и совали свои клешни во все щели.
  Остановившись у края, куда я побоялась подойти, Зенон громко крикнул. Все это время он почти не смотрел на меня. Я пыталась не акцентировать на этом внимание. Через минуту к нам по узкой корабельной лестнице поднялся Нихнерон. На его лице как обычно светилась приветливая улыбка. Зенон похлопал друга по плечу и спросил:
  - Как технический осмотр? Все в норме?
  - Думаю уже можно приступать к тестированиям, - кивнул лаллан.
  - Отлично! - наконец, на лице Зенона появилось хоть какое-то подобие улыбки.
  Тут послышались снова шаги и на платформу поднялись ускхонг и... Ой! Представителей этой расы я никогда еще не встречала. Помню, сдавала в колледже расоведение, и мне попался вопрос о расах неприсоединившихся миров. Там как раз упоминалась эта раса. Как же ее название? Ху... хучуора, по-моему. Они запомнились мне тем, что были похожи на земных лисиц. Нет. Ну, вроде бы они стоят на двух ногах, есть руки, десять пальцев. Лицо как у всех гуманоидов, а все равно лиса и всё тут! Даже тело покрывал густой рыжий пушок. И эти их огромные лисьи уши. Нет. Точно лисы!
  Прибывшие подошли и поклонились. Каждый в своей манере. Только вот взгляды у них были разные. Ускхонг был радушен и сразу признал меня. А вот хучуора... Было такое чувство, что я украла ее почку и до сих пор не вернула.
  - Знакомьтесь. Это наш пятый член экипажа, Харита эр Фидмин Эгор, - указывая жестом на меня, обратился ко всем Зенон.
  Я лишь кивнула, косясь на херонца озадаченным взглядом. Неужели, еще дуется? Или так проявляется его самообладание? Кукиш поймешь.
  Лиса скривилась на меня, как среда на пятницу, и произнесла низким не очень приятным голосом:
  - Ясно. Я - Эснора, - потом покосилась на Зенона: - Я так понимаю, у нас совсем плохо с выбором? Раз ты решился брать это... в экипаж.
  Я не успела даже громко возмутиться, как херонец ее резко обрезал:
  - Еще раз услышу неуважение в ее сторону, Эснора, церемониться не буду. Заруби себе на носу: она моя эрана. Всё, что ты скажешь о ней, я приму в свой адрес. Я довольно остро на это реагирую. Думаю, повторять потом не буду.
  Та, не смотря на такой резкий тон в ее адрес, презрительно хекнула и отвела глаза в сторону. Так и хотелось кирпичом стереть маску надменности с ее лица. Только, смотрю, других ее тон не слишком удивил. Да и Зенон пока на этой фразе ограничился. К сожалению, в колледже я об этой расе мало читала, поэтому трудно понять, было ли ее поведение характерной чертой расы или же ее личного характера.
  - Ладно, - повернулся Зенон ко всем. - Завтра с утра начнем тестирование всех систем уже в космосе. Начинайте подготовку.
  - Но... - начал было возражать ускхонг.
  - Чем раньше, тем лучше, - перебил его херонец. - Знаю, Геррон, ты любишь перестраховываться, но время уже поджимает, - сделал паузу, обведя всех тяжелым взглядом и продолжил: - Теперь можете вернуться к работе.
  Геррон и Эснора скоро разошлись. Нихнерон остался, заметив знак Зенона. Я стояла неподвижно у стены и задумчиво смотрела вслед ушедшим на начало узкой лестницы. Зенон бросил короткий взгляд в мою сторону и обратился к лаллану:
  - Побудь с Харитой, пока я просмотрю траекторию Игр. Хочу кое-что продумать.
  На лице лаллана мелькнуло легкое возражение и тут же скрылось за маской вежливого понимания, когда тот более пристально всмотрелся в лицо херонца. Все-таки этот парень мог читать других, если не телепатией, то по мимике точно.
  Потом, последний раз покосившись на меня, Зенон хлопнул друга по плечу и пошел прочь по лестнице вниз. Я провела его задумчивым взглядом. Одно лишь было мне понятно. Сейчас Зенон решил от меня держаться подальше. Строит из себя буку и смотрит волком. А ведь с утра был таким милашкой. Разговорчивым и приветливым. Что я успела сделать не так? С какого момента он стал таким?
  Тут моей руки легко коснулся Нихнерон.
  - Харита, идем. Я покажу тебе корабль. Можешь спрашивать меня обо всем, - он кивнул в сторону все той же лестницы.
  Я послушно потопала в указанном направлении.
  С моей точки зрения корабль был похож на земного жука-вонючку. Усиливали этот эффект видимости насекомого - захваты, на которых стоял корабль. Вот не знаю, почему у меня возникла такая ассоциация с земным насекомым, который постоянно лазил в малине у бабушки на огороде. Вроде ничего общего, а ощущение возникло.
  Нихнерон первым делом повел меня в кают-компанию. Это было округлое помещение с круглым столиком по центру и диваном в форме полумесяца. Все отделано в теплых бежевых тонах.
  Затем я узнала расположение конусообразной рубки. В центре два кресла для пилота и навигатора и панель приборов соответственно. За ними кресло капитана и главная панель управления. Слева консоль управления тактической системой ударной и защитной установок. Справа система связи и управления сканером и щитами. Развернуться негде. Все остальное сужающимся полукругом являло собой обзорное окно и мониторы корабля.
  После посещения рубки я попала в просторный грузовой отсек, где стоял атмосферный двухместный челнок. Большая клетка на колесах. Несколько машин похожих на армейские внедорожники, а вдоль стен пять спасательных капсул.
  Далее экскурсия завела меня в небольшой гидропонный отсек. Пока еще пустой. Там мы задержались ровно на полминуты, поскольку смотреть было нечего.
  Сразу за помещением для гидропоники располагался инженерный отсек, где получила в свой адрес пару недовольных взглядов и фразу типа "нечего здесь воздух портить". И почему хучуора на меня так реагирует? Я еще ничего не успела сделать, чтобы так достать.
  За все время осмотра хоть и небольшого, но и немаленького космического корабля класса Е разведывательного типа, я украдкой наблюдала за поведением лаллана.
  Лалланы были знакомы человечеству более двух сотен лет назад, все же, не смотря на длительное и тесное сотрудничество, оставались для людей загадкой. Сдержанные, вежливые и до умопомрачения честные. Выдержанные, смелые, очень умные, они казались полубогами для людей.
  Имея большое сходство с землянами, они коренным образом отличались мышлением и нравственными устоями. Поэтому они занимали ключевые места в управленческих системах СРП. Браки лалланов и людей были не редки, но в основном лалланы мужчины брали в жены человеческих женщин. И вообще, я как-то раз размышляла над тем, что землянки, обладая гибким характером и умением приспосабливаться, часто являлись объектом интересов инопланетян.
  Лалланы в этом списке лидировали. От таких союзов рождались полукровки - некая удивительная помесь интеллекта и живучести. Эти дети являли собой особенную категорию в межзвездном сообществе.
  Помню, училась со мной одна... личность. Её звали весьма символично - Лалла, как их родную планету. Это бы выглядело так, если бы я назвала свою дочь на другой планете Землей. Так вот, мать ее так назвала не зря. Она говорила, чтобы не забывать, откуда прибыл её отец, который бросил женщину беременной на Земле. Не знаю, какова была история ее родителей, не могу судить. Но вот чувства Лалла вызывала у меня такие, какие вызывает королева выпускного бала у серой мыши, стоящей в темном незаметном углу. Чувство неполноценности. Она была красива, как небо, невозмутима, как скала, умная, как все лалланы. Только вот понять ее мало кто мог. А я даже близко к ней не могла подойти. Где-то внутри боялась чего-то.
  А вот теперь один из них приспокойненько общался со мной на равных. Даже дико как-то. Только сейчас ко мне пришло это понимание. Причем Нихнерон явно не был полукровкой. Чистопородный лаллан. Долговязый, с умными глазами, глядящими на тебя так, словно знают все твои сокровенные тайны.
  Наконец, возле одной из пяти жилых кают, Нихнерон заглянул мне в лицо и вежливо произнес:
  - Харита, если тебя что-то интересует, спрашивай. Не стесняйся.
  Я подозрительно покосилась на него:
  - Слушай, у меня такое ощущение, что ты если не телепат, то эмпат так точно!
  Он криво усмехнулся, но ответил довольно просто:
  - Нет. Я не телепат. Хотя, правда, среди лалланов такие есть. Я - слабый эмпат. Могу "читать" чужие эмоции.
  - И мои?
  - Всех. Даже хучуору. Хотя, что там читать? Все на лице написано. Презрение ко всем и ко всему.
  Я внутренне подобралась, чем вызвала веселую усмешку.
  - Не переживай. Я часто отгораживаюсь от эмоций окружающих. Они могут сильно напрягать. Иногда даже раздражать. Не люблю стихийных атак.
  Я в замешательстве поджала губы:
  - Значит, ты знаешь, что испытывает сейчас Зенон?
  - Для того чтобы понять, что чувствует твой атан, не нужно быть эмпатом, - загадочно хмыкнул лаллан. - И так понятно, что он в затянутой первой фазе брачных игр. Ты боишься его?
  Я лишь сжала в тонкую линию сомнения губы и отвела взгляд. Мы стояли у входа в одну из еще не занятых кают. Больше в коридоре никого не было. Нихнерон убрал одну руку за спину и меланхолично прокомментировал:
  - Думаю, ты уже заметила изменения в его настроении? И оно будет ухудшаться.
  - Я предложила ему успокаивающие пилюли попить, - мрачно буркнула я, вспомнив вчерашний вечер и разговор на мосту.
  Лаллан иронично скривил губы:
  - Ты еще многого не знаешь о херонцах, особенно о Зеноне. Ни один мужчина-херонец не пойдет в период первых брачных игр на нивелирующие препараты. По многим причинам. Особенно, если он искренен в своих чувствах. Первый контакт особенно важен у херонцев. Как акт особенного примирения и единения. Видимо, Зенон настроен на союз душ. А это значит, что он сгрызет всех и всё, но не притронется к ослабляющим препаратам. Боюсь, пострадают многие, - он горько хмыкнул и добавил: - все, кроме тебя. Тебя он будет упорно обхаживать до твоей полной безоговорочной капитуляции.
  Я обреченно вздохнула и подняла на лаллана взгляд:
  - Уже догадалась об этом. Давай поменяем тему? Вот ты лучше объясни мне, почему на меня сердится Эснора? Или она по жизни такая?
  Нихнерон забавно хекнул, оглянувшись назад, словно проверял, не стоит ли она сзади.
  - Почему? Она даже очень неплохая. У нее бывают периоды... кхм... радушия. Правда, девушка вспыльчивая как вулкан. Это так. Но сердце у нее доброе. А в отношении тебя всё довольно ясно.
  - Объясни.
  - Не в моих привычках обсуждать чужие чувства.
  - Будь добр, сделай исключение. Мне важно понять, чтобы соответственно вести себя.
  Он сузил глаза. Подумал с полминуты и просто ответил:
  - Она любит Зенона.
  Я распахнула рот. Ведь это же так очевидно! Конечно, появилась соперница. Она ревнует.
  - И давно? - наклонилась я к лаллану.
  - Давно.
  - А Зенон знает?
  - Думаю, догадывается.
  - Почему... - я неловко замялась.
  - Почему не пошел ей навстречу? Не знаю. Может, жить хочет? У хучуор жесткие брачные игры, - Нихнерон иронично усмехнулся.
  - Он тебе ничего не говорил?
  - У херонцев не принято обсуждать сердечные дела. Они просто берут свое и все. Ты мне прямо по этому поводу допрос устроила. Больше не спрашивай об этом. Это не мое дело.
  - А кого мне спрашивать? Геррона?
  - Твое дело.
  - Ох, вы и высокомерные, лалланы! - фыркнула я.
  - Это вы, земляне, так считаете. Мы просто относимся к вам по вашим манерам и уму.
  Я лишь возмущенно фыркнула. Нихнерон улыбнулся и кивнул в сторону последней каюты у входа в рубку.
  - Эта каюта капитанская. Это единственное место, которое я тебе еще не показал. Там сейчас находится Зенон, - он сделал паузу, внимательно всматриваясь в мое лицо. - Я должен идти работать. Можешь сама походить по кораблю. Или... - он кивнул снова в сторону каюты капитана. - Позволь откланяться.
  Он учтиво склонился и быстро ушел, оставив меня одну догадываться о том, что тот имел в виду на последней фразе. "Или..." Да ну его! Поглядев с пару минут в сторону, где скрылся лаллан, я направила взгляд на закрытую дверь каюты капитана. Вспомнился последний косой взгляд в мою сторону. Разговаривать с херонцем желание вмиг отпало. Поэтому отправилась в рубку.
  Любопытным пальцем потрогала все досягаемые поверхности. В конце, обойдя по периметру помещение, плюхнулась в капитанское кресло. Снова я была предоставлена самой себе.
  Тогда принялась думать о судьбе своей горемычной. Вспомнила о Таше. Моем маленьком довеске. Интересно, живы ли ее родители? Где они? Ищут ли ее? Одни вопросы.
  Я так крепко погрузилась в размышления, что не сразу услышала тихий настойчивый писк. На главной панели управления мигал какой-то знак. Я обратила на него внимание и прищурилась, пытаясь понять, что он значит. Лингводекотдер, вживленный мне в голову еще Иераксом, переводил только звуки. Письменность я не понимала. Поэтому на мониторе мог мигать хоть китайский иероглиф, я бы ничего ровным счетом не поняла.
  Поскольку же я человек любопытный и не осторожный, то есть не наученный, протянула руку и пальцем ткнула в иконку на капитанской консоли. Тут же вспыхнул главный экран, и появилось изображение... Магды? Я даже моргнула пару раз, чтобы сообразить, что не ошиблась.
  Пожилая херонка смотрела на меня хмурым взглядом:
  - Харита? Ну, слава всему живому, наконец-то дозвонилась хоть до кого-то! - закатила она в облегчении глаза. - Где Зенон? Он мне край нужен! Срочно!
  - Он занят, просил не беспокоить, - пожала я плечами.
  - Это важно. Очень важно. Так что пусть бросает свои болты и гайки и немедленно выходит на связь! Иди, позови. Я жду! - ее тон не терпел возражений.
  Озадаченно выдохнув, я встала с удобного кресла и направилась к капитанской каюте. Нажала на кнопку вызова. Дверь не открылась, а в динамике над дверью послышался недовольный голос херонца:
  - Что? Я занят.
  Сначала я собралась обижаться, потом вспомнила лицо Магды и решила сделать это потом. Поэтому спокойно ответила:
  - Тебя Магда по главной связи вызывает.
  Только я ответила, дверь сразу открылась. На пороге стоял Зенон, упершись рукой о косяк двери. Я не шевельнулась. На лице херонца была полная сосредоточенность. Сложно описать выражение его взгляда. Он смотрел пристально, внимательно, с легким прищуром, поджатыми губами. А еще в глазах далеким отголоском тлел голод.
  - Она ждет?
  - Да, - я пыталась разгадать сейчас по тону настроение мужчины.
  Пока что выходило не очень. Окинув меня сомневающимся взглядом, при этом никак не прокомментировав то, почему именно я это ему сообщила, он развернулся и подошел к столу с персональным компьютером. Потом приказал бортовому компьютеру:
  - Кики, выведи вызов на экран в моей каюте.
  - Слушаюсь, капитан, - послышался сверху бархатный женский голос.
  Я же не двигалась, стоя у входа и следя за движениями херонца. Я не знала, уходить мне или нет. А он ничего не говорит. Поэтому и стою столбом.
  - Зенон, - послышался голос Магды.
  Лица ее я не видела, так как компьютер был повернут ко мне обратной стороной.
  - Что ты хотела?
  - Тебя Иеракс ищет. Он очень зол. Хочет, чтобы ты и Харита вернулись в имение. Срочно! Спрашивал, где ты. Сильно кипятится. Угадай, что я ему ответила?
  Зенон недовольно наморщил лоб:
  - Кипятится, говоришь...
  - Да. И то, что я сказала ему, что вы во второй фазе брачных игр его совсем не остудило. Видимо, что-то важное. Так что не тяни, сразу перезвони ему.
  - Больше ничего у тебя не спрашивал?
  - Спрашивал. Не было ли у тебя приступов?
  - Что ты ответила?
  - Правду. Что не было. Я не права?
  - Ладно, нэнэ, спасибо, что отыскала меня. Я немедленно ему перезвоню. Дальше я сам, - нажал он что-то на сенсоре компьютера, и наступила тишина.
  Отключившись, Зенон поднял на меня взгляд:
  - Поговорим?
  У меня сразу внутри все опустилось. Не люблю я это слово, как и выяснение отношений.
  Он качнул головой, чтобы я зашла, но меня как гвоздями к полу прибили. Смотрю на него молча, и ресницами махаю. Он раздраженно фыркнул, подошел, затащил за руку и закрыл за собой дверь.
  - Кики, изолируй звук, - поднял глаза к потолку херонец, обращаясь к бортовому компьютеру.
  Моя рука все ещё лежала в его руке.
  - Изолировано, - отчиталась Кики.
  Он посмотрел мне в глаза:
  - Харита, время идет.
  - Я понимаю, но что ты хочешь этим сказать?
  Он громко сглотнул и произнес:
  - Первая фаза брачных игр затягивается.
  - Я понимаю. Нихнерон немного объяснил.
  - Тем лучше. Чтобы побороть влечение, я мог бы отогнать тебя от себя, но я не хочу. Препараты пить не намерен. Трогать тебя еще нельзя, я слышу запах крови, - я тут же залилась краской, а он ровно продолжал: - Терпеть мне становится все труднее. Чем дальше, тем меньше я могу сосредоточиться. Это лишает сил. Не думал, что это будет так трудно. Но не это сейчас я хочу сказать тебе. Если отец вызывает меня в имение, не смотря на нашу так называемую вторую фазу брачных игр, значит, дело действительно очень важное. Даже слишком важное. Надо лететь срочно в имение. Ты будешь рядом. Не отходи от меня ни на шаг, пока я сам тебе не скажу. Это важно. Отец обо всем может легко догадаться. Он не должен тебя унюхать.
  - А что такое вторая фаза брачных игр?
  - Близкая связь, соединение мужчины и женщины.
  Я смущенно поджала губы. Он нерешительно поднял ладонь и прижал к моей щеке. Так нежно и трогательно склонился надо мной. Погладил большим пальцем кожу у виска. Глубоко вздохнул.
  - Ты такая нежная, сдержанная и до умопомрачения любопытная. Я уже больше ни о чем не могу думать. Только о тебе, твоих губах, волосах, нежной коже...
  Он медленно приблизил губы к моим и замер на расстоянии пяти сантиметров. От его близости внутри все снова запорхало бабочками, и даром, что нельзя. Сегодня мы с ним постоянно ходим по краю между "можно" и "не стоит". Я смотрела на него, как кобра на факира. Невообразимое притяжение тянуло к нему навстречу, и оно с каждым разом становилось выше и выше моих сил. Лишь одно меня постоянно останавливало - моя невинность. То есть я еще не знала близости мужчины и девичья робость парализовала все тело. Он горько усмехнулся и с усилием воли отодвинулся.
  - Я смогу, - едва слышно прошептал он. - Кики! - его голос молотом оглушил меня.
  - Да, капитан, - отозвался бортовой компьютер.
  - Внеси эту девушку в список экипажа.
  - Слушаюсь, капитан. Мне нужен образец голоса для сохранения данных.
  Я не сразу сообразила, что от меня хотят.
  - Скажи что-нибудь, - дернул подбородком Зенон, глядя мне в глаза.
  - Что-нибудь, - ляпнула я.
  - Образец принят, - ответил механический голос. - Новый член экипажа внесен в базу данных корабля.
  - Кики, теперь прикажи всему экипажу собраться на капитанском мостике. И соедини меня с имением Эгор. Код ПК имения С72134.
  - Связываю. Абонент на связи.
  Зенон подошел к столу и развернул экран на 180 градусов. На нем было взъерошенное лицо Главы Рода. Зенон тут же привлек меня к себе и запустил пятерню в мои волосы.
  - Зенон! Наконец-то! - его глаза быстро окинули видимую обстановку и расширились в понимании. - Здравствуй, Рита, - кивнул отец семейства мне. - Я вижу, вы правильным делом решили заняться, но не вовремя.
  - Что случилось? - нахмурился Зенон.
  - Немедленно вылетай в имение. Звонил император. Игры перенесены.
  - Причина.
  - Потом объясню. Тебе нужен итаршен?
  - Нет, - я почувствовала, как напряглось тело мужчины рядом. Зенон немного отодвинул меня и совсем сровнял брови в одну линию.
  - Экипаж? - продолжил допрос Глава Рода Фидмин.
  - Уже укомплектован.
  Иеракс облегченно выдохнул.
  - Я допущен? - Зенон качнул головой и вовсе отстранился от меня.
  - Януарий позволил. И ещё. Он хочет познакомиться с Харитой. Ждет нас раньше.
  - Когда вылет?
  - Сегодня вечером.
  - Мы скоро будем, - утвердительно кивнул Зенон и быстро отключился.
  Долго смотрел на погасший экран. Потом шагнул в сторону выхода:
  - Держись все время возле меня. Поняла?
  - Угу, - промычала я, следуя за ним в коридор.
  В рубке уже все собрались. Зенон объявил о старте.
  *** *** ***
  Иеракс вернулся сегодня домой не в духе. Целый день он провел со своим помощником Нимидом в космической академии Уро. Недавно с космической верфи сошли несколько кораблей и им нужны были экипажи. Как координатор пограничной службы, в его обязанности входила работа с экипажами. Просматривая отчеты и характеристики студентов, он держал в уме мысль об экипаже для сына. Уже подобрал пару кандидатов, которые могли бы быть хорошим вариантом у того для пилота и навигатора. Вот с техником и тактиком были некоторые сложности. Он даже итаршен подобрал ему. Хорошая машинка. Проверена в последней разведмиссии и только что прошла техосмотр.
  Еще по дороге домой, он успел сына обругать несколькими отглагольными от слов бездельник и упрямец. Конечно, Иеракс мог предположить, что Зенон самостоятельно уже справился с этой задачей. И даже смог соорудить себе корабль. Кому, как не ему знать о тайной верфи недалеко от форта Перс. Он когда-то сам приказал создать ее. Со стапелей этой верфи может сойти такой себе неплохой итаршен. Главное, подойти к созданию с умом и иметь грамотные руки.
  В том, что рядом с Зеноном могли быть такие умы и руки, Иеракс не сомневался. Рядом с сыном постоянно отирался лаллан. И если не учитывать происхождение этого парня, то Зенону было на кого положиться в строительстве и дальнейшей работе. Лаллан знался во многих областях, как, впрочем, и большинство лалланов. Ума тому не занимать. А еще возле сына постоянно крутились ускхонг и хучуора. Кстати, последняя была очень даже способным техником и инженером. Вполне возможно, Зенон их и возьмет к себе в экипаж на Игры. Но вот где тот возьмет тактика? Неужто сам сядет за управление тактическими системами?
  Как-то не вовремя у сына случился процесс брачных игр с Харитой. Нет, конечно, Иеракс радовался тому, что девушка пошла ему на встречу и ответила взаимностью Зенону. Но на это было бы достаточно и пару деньков. Их уже нет третий день. Чем они занимаются? Неужели, ковыряются на верфи или началась третья фаза брачных игр? Скорее всего - первое.
  Время поджимало, а связаться с сыном было не реально. Зум тот благополучно отправил с сушкатом на чердак, где крылатая ящерка добросовестно сторожит доверенное добро. А теперь, поди, сыщи ветра в поле.
  Еле дозвонился до Магды. Она явно что-то не договаривает. Но попробуй что-нибудь вытащить у этой партизанки. Она же любит своего внука настолько, что ничто не способно расколоть ее, если тот о чем-то попросит не говорить. Женщина сказала, что Зенон во второй фазе брачных игр. Звучит правдиво и ожидаемо. Только вот, правда это или нет, не известно. Ладно, не это сейчас главное. Когда Зенон уходил с Харитой в сторону форта, то не знал о том, что игры будут перенесены. Предупредить его не реально. Позывные корабля, который тот возможно строил, Главе Рода были не известны.
  Магда сказала, что пойдет его искать. Успокоило лишь то, что еще не было ни одного приступа. Это даже обнадеживало. Неужели помощь Хариты настолько эффективна? Было бы хорошо, если бы это было правдой.
  Пришлось ждать достаточно долго. Иеракс успел уже пересечь кабинет вдоль и поперек раз двадцать, прежде чем раздался сигнал дозвона на его ПК.
  Когда Глава Рода увидел лицо сына, встревоженное и сосредоточенное, то понял одну вещь: никаких брачных игр у того еще не было. Хоть и держал он девушку за талию, и она послушно прижалась к тому, но глаза выдавали глубокое напряжение и неудовлетворенный мужской голод. Голод, который не может скрыть ни один херонец, когда заканчивается терпение и выдержка уже на пределе. Девушка так и не подпустила его к себе. Знает ли она, чем это может закончиться, если тот не отпустит ее? Однако во всей этой короткой ситуации Иеракс понял одно - девушка еще думает. Значит, все еще есть шанс.
  Ладно, сейчас личные отношения сына и его эраны не так важны, как предстоящие Игры. Иеракс надеялся, что Зенон получит разрядку брачных игр до начала межпланетных соревнований, иначе не сможет сосредоточиться. Если не из-за болезни, то из-за воздержания. Вот и пойди, пойми этих землянок. Так ли они хороши, как хотел верить Глава Рода Фидмин.
  После беседы с сыном, он успокоился. Если тот сказал, что будет к вечеру, значит, можно расслабиться. Тогда по его прибытии он и обсудит все детали Игр и надвигающихся событий.
  Только Иеракс откинулся в кресле, облегченно выдохнув, как тут резко распахнулась дверь и в кабинет влетела Маланта. Глаза горят, кулаки сжаты, ноздри расширены. Просто взбешенная фурия.
  - Что я узнала!!! - сверкнула она глазами, остановившись в сантиметре от стола. - Ты допустил Зенона к Играм Крадоскарга! Это же опозорит весь наш род! Нет, весь клан! Это же полное безумие!
  Ни один мускул не дрогнул на лице Главы Рода. Его удивило лишь, что узнала она об этом только сейчас.
  - Ну и что? Януарий сам утвердил список участников. У него претензий не было. Почему они возникли у тебя?
  Она скривила презрительно губы и ответила:
  - Он просто хочет над тобой взять власть, как ты не понимаешь? Если Зенон опозориться перед всеми, как тогда ты будешь очищать наше имя? Тебе придется искать его у своего кузена! Тогда он будет вить из тебя веревки!
  - Вполне возможно, - спокойно кивнул Иеракс, не сводя взгляда с перекошенного гневом лица своей эраны. - Но возможен и другой исход.
  - И ты на него надеешься? - с сарказмом хмыкнула женщина. - Это лишь твое желание. Разве может твой сын справиться с таким напряжением? Неужели ты все еще надеешься на эту инопланетянку?
  - Я так решил, Маланта. Я готов рискнуть всем, чтобы вернуть прежнее славное имя нашему роду. Ты слишком переживаешь о том, что может быть, а может и не быть. Или у тебя есть злые мотивы?
  Она вздрогнула, словно ее ударили. Сощурила ехидно глаза и прошипела:
  - Да как ты смеешь во мне сомневаться?! Я же переживаю о репутации нашего рода. Мало того, считаю твоей большой ошибкой допустить в наш Род инопланетянку. Как ты мог влить в кровь рода Фидмин чужую кровь? Что тогда будут говорить в нашем обществе об их отпрыске? Полукровка. Это же еще больший позор, чем то, что Зенон участвует в Играх Крадоскарга!
  - Маланта, у тебя кроме одних необоснованных предположений больше ничего нет. Я не желаю это выслушивать. Это лишь твои личные страхи и недоверие. С одной стороны я даже могу понять их. Но Главой Рода продолжаю оставаться именно я, а не ты. Поэтому решения, которые принимаю - это мои решения. И я готов за них нести ответственность. Как положительную, так и отрицательную. Тебе не нравиться. Это твоя проблема. Я готов рискнуть. Поскольку то, что мы можем получить намного больше того, что можем потерять. Отчитываться и прислушиваться к тебе не желаю.
  - Я твоя ЭРАНА! - она гневно расширила глаза и прижала уши. - Ты унижаешь мое положение и права!
  - Ничего я не унижаю, - устало выдохнул Иеракс и составил пальцы, разведя их на максимум. - Ты уж точно ничего не потеряешь от этих событий. Поверь мне. Зенон мой сын. И я желаю помочь ему. Я верю в его способности и интеллект. Не вмешивайся в это.
  Она сузила глаза, свела губы в тонкую линию и произнесла:
  - Ты глубоко заблуждаешься, Иеракс. И потом расхлебывать эту жуткую кашу придется всей нашей семьей. Ты еще не забыл, что у тебя растет дочь? Наша дочь!
  - Что ты! Я прекрасно это помню. И очень благодарен тебе за этот ценный подарок. Но ты сама знаешь, что дочь - это дар другому Роду. Когда-нибудь она покинет наш дом. И будет переживать за благополучие другого Рода. Кому как не тебе об этом знать.
  Она вздрогнула и раздраженно откинула спавшие на плечи волосы назад, за спину. В лице ледяной красавицы что-то резко поменялось. На смену разъяренности пришла маска презрительной холодности.
  - Ладно, - совсем низким тоном произнесла она и положила возле компьютера мужа ромбовидный информационный носитель. - Тогда посмотри это.
  Лицо Иеракса изумленно вытянулось. Он вставил кристалл в слот и запустил единственное видео, которое хранилось на нем. Когда он увидел то, что там было записано, сердце его болезненно сжалось.
  На экране, забившись в угол и скуля как малый щенок, сидел Зенон. Эта запись была еще с тех дней, как только он заболел. Столько страха и безумия в лице сына было именно тогда.
  - Что это? - не отрываясь от экрана, спросил Глава Рода Фидмин.
  - Что здесь не понятного? - лицемерно хмыкнула Маланта. - Это старая запись. Но есть еще и поновей.
  - Зачем ты мне это показываешь?
  Губы женщины изогнулись в надменную дугу.
  - Три цикла ты тщательно скрывал правду о своем сыне. И о том, что он болен, знали только единицы, - начала она объяснять, сузив глаза. - Тебе это хорошо удавалось. Теперь ты решил, что этого херонца можно допустить до Межпланетных Игр Крадоскарга. Я против этого. Категорически против. И если ты не прислушаешься к моим словам, то на начале Игр все увидят это и подобные видео о твоем сыне. Я уж постараюсь, чтобы ничего не помешало этому случиться. И посмотрим тогда, как ты отвертишься и сможешь очистить имя своего Рода.
  - Маланта, ты понимаешь, что ты сейчас делаешь?
  - Прекрасно. Я угрожаю тебе. И да, я помню, что ты мой атан.
  Иеракс поднял на женщину потрясенный и полный негодования взгляд:
  - Если ты сделаешь это, я...
  - Прогонишь меня?! - она язвительно засмеялась. - И это будет большим позором для тебя, чем слабости твоего сына! Как ни тебе знать участь и репутацию атана, от которого ушла эрана! Да, ушла! Потому что я больше не намерена быть рядом с тобой! И поверь, все узнают, каким ты был атаном для дочери Сириччо из клана Мохар! Я никогда не знала третьей фазы брачных игр. Ты лишил этого меня. Думаешь, я буду это терпеть! Ты глубоко ошибаешься Иеракс ат Фидмин Эгор!
  Лицо Иеракса окаменело. Ноздри раздулись.
  - Ты нашла себе другого. Что ж, я сейчас не буду тебя удерживать. Уходи. Но только знай, если ты хоть пальцем тронешь меня, мой род и семью, я не посмотрю, что ты была моей эраной.
  - Была твоей эраной? Никогда я ею не была по-настоящему! Без третьей фазы брачных игр я всегда могла уйти от тебя! И ты это прекрасно знал! Думаешь, я круглая дура и не понимаю этого? Все! Мое терпение кончилось! И я сделаю все, чтобы ты пожалел об этом!
  Он откинулся на спинку кресла, смерив женщину насмешливым взглядом:
  - Я раздавлю тебя и твою семью одним пальцем, Маланта, если ты посмеешь выложить это и подобное видео в сети. Будь уверена. Я не пожалею ни денег, ни времени, ни сил. Ты хорошо знаешь меня.
  - Испугал! - деланно засмеялась она. - А ты не подумал, что я научилась обходить твои методы? Я изучила тебя и вижу насквозь. Я знаю все твои методы и привычки. Давай. Попробуй. Но не забывай, что мой род и семья имеют великое влияние в империи. И твой братик-император не поможет тебе в этом, - гордо повела она подбородком и шагнула в сторону распахнутой двери.
  Там, схватившись за обналичник, заглядывала маленькая головка херонской девочки. Увидев мать, девочка всхлипнула. Но женщина даже не глянула на нее и прошла мимо, словно той никогда и не существовало.
  Когда белоснежная фурия уже почти покинула коридор, ее догнала холодная фраза Иеракса:
  - Авитала по закону останется в моем доме.
  - Да забирай это фидминское отродье себе! - и женщина, не обернувшись, исчезла из виду.
  Маленькое создание, что провело взглядом мать, услышав эту фразу, горько заплакало. Ее бережно взял на руки отец, прижал к груди и тихо прошептал:
  - Не плачь, доченька... не плачь... все будет хорошо...
  - Ма... маа... - всхлипывала она на плече у папы, - она меня... бросила?
  - Она сама так решила...
  *** *** ***
  Я отрешенно смотрела на замирающие стены родового имения Эгор через обзорное стекло рубки. Корабль приземлился во дворе дворца, разогнав тучи песка.
  - Капитан, мы прибыли. Системы работают в норме, - едва сдерживая ликование, доложил Геррон Зенону.
  - Хорошо, - без тени радости, погруженный в свои мысли, ответил Зенон. Потом встал с кресла и отдал приказ: - Оставайтесь на корабле. Возможно, скоро мы стартуем в космос. Я в имение.
  Он встал и скоро пошел прочь. Даже не взглянул на меня. Я поспешила за ним, вскочив с единственного бывшего в рубке свободного кресла возле панели управления тактической системой корабля. Лишь на пороге оглянулась на проводящих нас взглядами присутствующих и кинула им невнятное "пока".
  Шла за Зеноном и все время подбегала, но так и не сровнялась с ним. Не понимаю, он же сказал, чтобы я не отходила от него ни на шаг. Тогда почему он никак не реагирует на меня? В молчании мы зашли в имение через черный вход. В молчании прошлись по многим коридорам, пока не подошли к кабинету Иеракса. Там херонец соизволил оглянуться:
  - Можешь идти по своим делам. Но далеко не уходи. Скоро будем стартовать.
  - Ааа... - возразила было я, глядя на закрытую дверь кабинета Главы Рода.
  - Я хочу поговорить с отцом наедине, - говорил он спокойно, но в глазах читалась необъяснимая усталость.
  Ни злости, ни доброжелательности, ни страсти, ни разочарования - ничего не было на лице херонца. Лишь отрешенность и сдержанность.
  - Ладно, - пожала я плечами и провела мужчину взглядом, пока не закрылась дверь.
  Настроение мое расположилось в области плинтуса. Странным делом ощущения Зенона передавались мне. С чего бы это?
  Поразмышляв немного о том, куда бы мне сейчас пойти, придумала, что первым делом я должна узнать, что с Ташей. Решила сразу проверить детскую и не прогадала. Девочка была именно там, но одна. Это немного удивило меня, поскольку я знала, что Авитала, сестра Зенона, точно была в имении.
  - Ри-и-ита! - повисла на мне счастливая девочка.
  Когда я обняла ее, присев на колени, заметила, что та плачет:
  - Чего ты? - вытирая слезы, свела я брови домиком.
  - Я думала, ты меня... бросила!!! - прерывисто ответила она, усиленно вытирая пухлыми кулачками красные глазки.
  - Нет, солнышко, я тебя не бросила! Я же здесь. Просто мне нужно было с дядей Зеноном кое-куда сходить. А это было сильно далеко...
  - Я думала, что ты меня... бро... броси... ла, как Авиталу ее мама... - продолжала хныкать Таша.
  - Авиталу? Мама? - удивленно вскинула я брови. - Что случилось? Почему мама Авиталы бросила ее?
  - Не... не... не знаю... - девочку развезло не на шутку.
  Я прижала ее снова к груди и уверенно произнесла:
  - Ну-ну... не плачь. Я не мама Авиталы. Я тебя не оставлю... - гладила я ее по головке.
  Через несколько минут, когда она успокоилась, я отодвинула ее и заглянула в красные глазки:
  - Только, Таша, послушай. Я должна тебе сказать, что не смогу быть с тобой всегда.
  - Почему? - она уже взяла себя в руки, и передо мной стоял серьезный ребенок со строго собранными губками.
  - Таша, ты уже большая девочка. Тебе уже пять лет и ты должна понимать, что мы сейчас с тобой находимся на другой планете, не дома.
  - Я знаю, - серьезно ответила та. - И еще я знаю, что мама и папа не забыли про меня.
  Я удивленно вскинула брови. Впервые Таша осмысленно говорит о своих родителях за все это время. Поэтому я со всей серьезностью отнеслась к этим словам и кивнула ей, чтобы та продолжала.
  - Я знаю, что дядя Иеракс и дядя Зенон чужие. Но они добрые. Они спасли нас с того горящего корабля. Дядя Иеракс обещал, что когда придет время, то он отдаст меня папе. А пока я должна ждать и хорошо себя вести.
  - Правда? Дядя Иеракс так и сказал?
  - Да...
  - Это хорошо. Значит, ты должна себя и дальше хорошо вести, - я отодвинула ее на расстояние вытянутой руки и окинула оценивающим взглядом. - Ты не голодная?
  - Я ела только утром.
  - Хорошо. Давай я отведу тебя поесть. Я тоже голодная.
  Я взяла девочку за руку, и мы отправились в кухню. Там, как всегда, шумели повара. Когда я вошла, главный повар тут же подошел ко мне и спросил о том, что мы желаем. После нашего выражения желания поесть "что-нибудь", нас усадили за круглый столик и подали сытные изделия из мяса с добавлением зелени. Очень вкусно. Таша ела молча. И я тоже не имела настроения говорить. Только все следила за девочкой и думала, как же тяжело ей приходится. Однако она вела себя спокойно и не впадала в истерики, не замыкалась в себе. Мне даже стало завидно. Таша приняла все как есть и просто ждала. Почему я постоянно борюсь с сомнениями?
  Ласково погладив по головке девочку, я продолжила есть.
  - Вижу, у невестки ат Иеракса прекрасный аппетит, - послышался сбоку знакомый шелковый голос.
  Я тут же повернулась в ту сторону. На меня смотрели знакомые ореховые глаза. Красивый статный херонец, расплывшись в сладкой улыбке, подошел ближе. Потом подвинул свободный стул и присел рядом.
  - А, это вы, Амит, - вспомнила я парня.
  Да и как тут не вспомнить броскую личность с хищным взглядом?
  - Очень приятно, что вы не забыли меня, - медовым голосом произнес он и вытянул руку на стол.
  В каждом его движении читалась хитрость альфонса.
  - Невестке... - протянула я, понимая, что он назвал меня не так, как принято в обществе херонцев.
  - Ведь так называют у вас эрану дома?
  - Откуда такие познания? - я не могла не ответить улыбкой.
  - Очень хотелось побольше узнать о вас, о вашей планете. Пришлось изрядно покопаться в голонете. Скажу, в нашей инфосети о вашей планете очень мало что написано. Как и о вашей культуре.
  - И не мудрено, Земля только недавно вышла в Космос, - ответила я, положив последний кусочек мяса в рот, и покосилась на Ташу.
  Та очень часто затихала, когда рядом появлялся какой-то новый человек. Так и сейчас, головка, что выглядывала из-за стола и ручка, что активно орудовала маленькой ложкой, застыли. Любопытные карие глазки глядели на чужого дядю и не двигались.
  - Милое дитя, - тоже посмотрел на девочку мужчина и приятно улыбнулся ей. - Она ваша?
  Я удивленно покосилась на херонца. Странный вопрос, ведь они сразу могли по запаху определить, мой это ребенок или нет. Как это сделал Иеракс при нашей первой встрече. Но я не стала на этом концентрировать внимание, следя за поведением мужчины.
  - Нет, - ответила я. - Я за ней присматриваю.
  В душе родилось недоверие. Что-то этот парень темнит. Чего он хочет от меня?
  - Понятно, - простодушно ответил он.
  Я хитро сузила глаза и спросила:
  - Интересно, а что еще вам удалось узнать о землянах?
  - Некоторые брачные традиции.
  - Какие, например?
  - Например, у вас, как и у нас, есть предбрачный договор.
  - То есть?
  - У вас, как и у нас, когда мужчина и женщина вступают в официальные отношения, есть испытательный срок. Если я не ошибаюсь, это называется ммм... помолвка. Тогда каждый может отказаться от брака, если ему что-то не понравилось в партнере. Не так ли?
  Я напряглась. Почему он завел разговор именно об этом?
  - Да, есть такое. Но это устаревшая традиция. Обычно, молодые, когда решают быть вместе, идут к юристу и вносят свои фамилии в реестр. То есть регистрируют брак. К сожалению, бывают случаи, когда, пожив вместе, они решают расстаться и разводятся.
  - У вас есть разводы? - вскинул Амит брови.
  - Да. А у херонцев разве нет их?
  - Почему нет? - передернул он плечами. - Есть. Только это большой позор.
  - Позор? Почему?
  - Позор для мужчины. Это значит, что он не сумел удержать эрану.
  - Удержать?
  - О! Простите, я забыл, что вы не в курсе! Я говорю о третьей фазе брачных игр.
  - Третьей фазе? - я удивленно вытянулась.
  До этого момента я слышала только о двух фазах. Однако Амит не захотел отвечать, загадочно улыбнувшись и покосившись на Ташу, мол, это разговор не для детских ушей. Та отложила ложку возле наполовину опустевшей тарелки и тихо смотрела на незнакомого херонца. Из-за стола выглядывал только лоб да пару любопытных глаз. Вместо того, чтобы ответить на мой вопрос, он поведал о другом:
  - У нас, херонцев, больше распространен другой обычай. В семьях херонцев есть несколько жен. Есть еще так называемые ураны, или другие жены. Они тоже входят в обряд брачных игр с мужчиной, но не имеют статуса и прав эраны. Все же дети, рожденные от них, - полноправные наследники Рода.
  - Интересно, - поджала я губы и бросила взгляд на Ташу.
  Та выразительно зевнула, и из-за стола выглянул нос и пара зубов из распахнутого ротика. Девочка хотела спать. Поэтому я встала и взяла Ташу за руку. Этому обстоятельству я почему-то обрадовалась, поскольку разговор с этим мужчиной напрягал, несмотря на все радушие и приветливость с его стороны.
  - Спасибо за приятную компанию, но мы с Ташей должны подняться в комнату.
  - Позвольте вас проводить до лестницы, - сразу же вскочил на ноги мужчина, продолжая держать на лице улыбку ловеласа.
  Я лишь равнодушно пожала плечами. В голове еще мелькнула мысль, что слишком уж тот много внимания проявляет замужней женщине. Сразу вспомнила о его комментариях о помолвке. Неужели он намекал, что в курсе о наших с Зеноном отношениях?
  Об этом я думала всю дорогу, молчаливо топая к лестнице. Амит тоже молчал. У перил вежливо склонился и решил продемонстрировать знание еще одной забытой земной традиции прощания с женщиной. Он поймал мою кисть и поднес к губам, легко скользнув по внешней стороне кожи. Когда он приблизился к моей ладони, его ноздри широко раздулись. Я даже не успела ничего понять, как вдруг...
  Черной тенью мой горе-провожатый был сметен с места. Через секунду он уже влип в стену спиной, по пути свалив с грохотом хрупкую вазу. Придавив согнутым локтем горло парня, Зенон рвано прохрипел:
  - Не смей приближаться к ней даже на метр! Тем более прикасаться! Она моя!
  Грудной рык вырвался из груди моего атана. Я понимала, что от смерти прижатого к стене парня отделяло только одно движение. А тот совершенно не сопротивлялся. Сдавленный кашель сорвался с уст Амита, однако в глазах того и капли страха не мелькнуло. Только вот я испугалась не на шутку.
  - Зенон, остановись! - выкрикнула я, задвигая опешившую Ташу за спину.
  Потом бросилась к ним и схватила Зенона за локоть.
  - Прошу тебя! - испугано взмолилась я, безуспешно пытаясь оторвать злого вепря от родственника. - Ты же его задушишь! Он не сделал ничего незаконного!
  Оторвать руки мне не удалось, а вот давление Зенон ослабил, повернув в мою сторону ближайшее ухо. На его лице читалась безудержная ярость, от которой мне стало очень страшно, а в душе все похолодело. В голове мелькнула мысль, что у Зенона хватит не только силы, но и гнева, что бы убить противника.
  - Умоляю! - отшагнула я, прижав пальцы к губам. - Не навреди!
  Только Зенон ослабил давление, Амит резко вздохнул и насмешливо просипел:
  - Она еще не твоя...
  Тут же его снова придавили к стене с рыком:
  - Это! Не! Твое! Дело!
  Ноги Амита повисли в воздухе, а руки вцепились в защитном жесте за давящий локоть.
  - Остановись немедленно! - завопила я, снова вцепившись в локоть Зенона. - Иначе я уйду от тебя!!!
  На того как ушат ледяной воды вылили. Он резко повернул на меня голову и мигом отступил назад. Амит приземлился на ноги, обхватив руками шею и хрипло дыша. На лице Зенона была написана безумная ревность и нескрываемый страх. Взгляд был настолько тяжелым, что казалось, мне на голову водрузили мешок с песком. Потрясенно качая головой с глазами полными слез негодования, я прижала к груди кулак, развернулась и кинулась вверх по лестнице. По пути успела схватить перепуганную Ташу. А когда я только подбегала к началу лестницы заметила на выходе в холл Иеракса. Тот стоял с мрачным лицом и угрюмо наблюдал за инцидентом. И я поняла, что он даже не собирался вмешиваться! Что это за мир такой?!
  Стремительно ворвавшись в комнату и захлопнув за Ташей дверь, я навалилась спиной на косяк и сползла вниз. Таша стояла напротив и смотрела на меня расширенными глазами. Она не плакала от испуга. Не тряслась. Не спрашивала ни о чем. Только, молча, стояла напротив и смотрела на меня. Я - на нее, обхватив руками колени.
  В этот миг мне было страшно. Очень страшно. До сих пор я не осознавала, каким сильным был Зенон. И как легко он мог кого-то лишить жизни. Теперь я понимала, почему многие в имении с таким восторгом и трепетом взирали на младшего господина.
  Глядя на Ташу, я понимала, что сейчас не время предаваться плохим мыслям. Девочка тоже была напугана, и ее надо было как-то успокоить и объяснить, что случилось. Поэтому я протянула руку. Она подошла и взяла ее в свои маленькие ладошки.
  - Ташенька, ты испугалась? - пытаясь сдержать дрожь, спросила я.
  - Почему дядя Зенон хотел побить того красивого дядю? - голос Таши был не таки испуганным, как я могла предположить.
  - Милая, - привлекла я ее к себе и усадила на опущенные колени прямо там, на полу, - дядя Зенон все неправильно понял, поэтому и рассердился.
  Таша села и подняла на меня даже весьма спокойные глазки.
  - А что тот дядя неправильно сделал?
  Когда я смотрела на удивленную Ташу, у меня на душе стало легче. Девочка не до конца поняла, что же произошло или могло произойти. Проведя ласково ладонью по теплому лобику и поправив встрепавшийся пушок челки, я постаралась спокойным голосом объяснить:
  - Наверное, у херонцев не принято на прощание дамам целовать руки. Дядя Зенон подумал, что дядя Амит хочет мне сделать что-то плохое. Поэтому поспешил меня защитить.
  - Он был такой злой, - надула та губки.
  - Ты испугалась его злости?
  - Немножко, - кивнула она.
  - Не надо, крошка. Он же не тебя ругал, - прижала я ее головку к груди и продолжила гладить по волосикам. - Ты знаешь, Таша, - продолжила я рассуждать и поняла, что это меня саму успокаивает, - мы должны с тобой радоваться, что у нас есть такой сильный защитник. Мы же с тобой живем на другой планете. Здесь свои законы и правила, о которых мы ничего не знаем. Кто знает, может то, что сделал тот красивый дядя, было неправильно. Поэтому дядя Зенон и рассердился. Понимаешь меня?
  - Да. Дядя Зенон - хороший дядя. Он нас защищает, - качнула она понятливо головкой и вскинула на меня сонные глазки.
  - Вот и молодец, солнышко. А теперь давай ляжем спать. Ты, наверное, устала.
  Она кивнула и послушно потопала на кровать. Я завернула ее, как куколку, поцеловала в лобик и легла рядом. Она заснула почти сразу же, как закрыла глазки.
  А я лежала рядом и уже более спокойно размышляла. А ведь и вправду, Зенон мог не понять жеста Амита и все растолковать по-своему, по-херонски. Тем более у него крышу рвет от "затянувшейся фазы брачных игр". И злость его была направлена не на меня. А что, если этот ловелас на самом деле опасен? Я же не знаю этого обаятельного парнишу. Только его сладкий шарм и медовую улыбку.
  Нельзя отодвигать из виду мое незнание херонских обычаев. И защита Зенона в самом деле мне необходима. Я слишком слаба и беззащитна в этом мире. Не зря же он постоянно мне твердит, чтобы я пряталась за него. В его мотивах я не сомневалась. И этого было уже достаточно. Через время пришло даже сожаление о словах, кинутых ему в пылу страха о том, что я брошу его.
  Тут кто-то постучался в дверь. Чтобы не будить Ташу, я тихонько встала с постели и выглянула. У входа стоял Зенон. Уже спокойный и сдержанный. Заложив руки за спину, он кивнул, чтобы я вышла. Я выскользнула и неслышно прикрыла дверь. Подняла на мужчину вопросительный взгляд. Он указал глазами в сторону своей комнаты напротив и пригласил жестом войти.
  Когда он затворил за собой дверь, то повернулся ко мне всем телом и произнес:
  - Прости, я напугал тебя.
  Я лишь моргнула в ответ, заставляя себя услышать его слова и выкинуть из головы образ ревнивого вепря из головы. Короткое время мы просто стояли друг напротив друга и смотрели глаза в глаза. Потом он дрогнул и спросил:
  - Как Таша отреагировала на это?
  Я понимала, что надо объясниться и выслушать. Поэтому спокойно ответила:
  - Я все ей объяснила. И я понимаю, это все результат затянутой фазы брачных игр, - я даже не ожидала от себя таких слов.
  Внутри после его извинений родилось облегчение. Зенон шагнул ближе и взял мою руку, глядя прямо в глаза. Виновато улыбнулся:
  - Спасибо за понимание. Это много значит для меня.
  - Что сказал твой отец? Он ведь видел эту ситуацию.
  - Ничего.
  - Разве? Ты же мог убить Амита.
  - Мог.
  - И?
  - Мужчины-херонцы никогда не вмешиваются в дела других, когда решается вопрос об обладании женщиной. Это негласный закон.
  - Как так? В смысле. Ничего не понимаю.
  - Амит попытался вмешаться в наши брачные игры. Такое принято в нашем обществе. Но бывает редко, особенно в высших слоях. В этот период никто не вправе вмешиваться.
  - Даже если могут поубивать друг друга?
  - Это наша природа. Пойми, пожалуйста. Когда в голове мужчины запущенны химические процессы и начаты брачные игры, мы перестаем контролировать себя. Поэтому я готов был его убить.
  - Это же ужасно! - вздрогнула я, расширив потрясенно глаза.
  - Прости, - он протянул руку и запустил пальцы мне в волосы. - Я, правда, на грани. Но ты не волнуйся. Я никогда не посмею причинить тебе вреда. Ты слишком ценна для меня.
  Я смотрела на него из-под лба. Да, Зенон может быть агрессивным. Я это уже видела. Но его поведение всегда было объяснимым и всегда обоснованным. И эта ситуация в холле. Ведь он мог подумать все что угодно, тем более, если у них не принято, чтобы мужчина целовал женщине руку.
  Подумав еще немного и посмотрев в раскаивающиеся глаза, я пришла к выводу, что не стоит произошедшее принимать в серьез. Лучше отнести его в разряд недопонимания. Поэтому коротко кивнула в знак согласия.
  - Это значит, что ты не сердишься?
  Я снова кивнула. Он расплылся в улыбке и порывом прижал к гуди. Да так сильно, что мне стало трудно дышать. Я закряхтела.
  - Ой, прости, - он отодвинулся. - Как Таша отреагировала, когда ты нашла ее сегодня?
  - Плакала, что я ее бросила. А еще она сказала, что Авиталу бросила мама. Я, если честно, не совсем поняла. Как так?
  Он хмыкнул и презрительно отвернул лицо в сторону окна. На улице уже вечерело.
  - Это значит, что в нашей семье начались новые проблемы.
  - Мне Амит сказал, - при упоминании имени кузена, Зенон кисло скривился, - что у херонцев есть развод, когда женщина уходит от мужчины. Это так?
  Зенон снова коротко кивнул.
  - Еще он сказал, что часто такое бывает из-за какой-то третьей фазы брачных игр, точнее ее отсутствия. Что это значит? Я должна знать об этом? Это меня касается?
  Сначала Зенон окинул меня задумчивым взглядом. Потом, молча, отступил и подошел к креслу. Сел. Упер локти в расставленные колени и посмотрел снизу вверх, поскольку я продолжала стоять недалеко от входа, где он меня оставил. Потом произнес:
  - У херонцев брачные игры делятся на три фазы. Первая - это начало, то есть заигрывания. В это время женщина начинает показывать мужчине, что она согласна на связь. При этом чаще всего она ведет себя вызывающе.
  - Это как?
  - Обычно она показывает мимикой и жестами, что он ей не безразличен. Не важно, как. Может ухватить его за хвост, потрогать за уши, обнять, погладить по голове, дать к себе прикоснуться. Может и прямо сказать. Таким образом она привлекает к себе внимание. Если мужчина реагирует на это, начинается вторая фаза. Процесс прелюдии и сама связь. Самая интимная часть. В зависимости от вида союза, связь длится по-разному. И чем дольше, тем сильнее мужчина привязывается к женщине. А вот третья фаза может и не наступить. Все зависит от желания мужчины.
  - Как она проходит?
  Зенон лукаво скосил глаза и томно улыбнулся. Хмыкнул загадочно, но все-таки ответил:
  - Он вступает в интимные отношения со своей женщиной в любое удобное время без намерения продлить род. На короткие периоды. Когда только она позовет его. В этот период женщина особенно уязвима и нежна. Третья фаза может длиться в зависимости от темперамента женщины и желания мужчины от одного дня до нескольких месяцев, пока не станет явной ее беременность.
  Я слушала внимательно и не перебивала. Он встал с кресла и подошел, обхватив меня за предплечья:
  - Третья фаза возможна только в союзе душ, - он бережно скользнул пальцами по моим волосам и ласково улыбнулся.
  - А если ее нет, то есть этой последней фазы, женщина может уйти? - подняла я брови.
  - Да. Мало того, имеет на это полное право и все основания.
  - И даже может выбрать себе другого мужчину?
  - Может. Но есть некоторые условности, - он поймал мой подбородок согнутым пальцем и заставил смотреть ему в глаза. - Ты боишься, что я не захочу тебя после второй фазы?
  - Я этого не говорила...
  - Глупышка, - он нежно обнял меня. - Разве ты еще не поняла?
  - Что не поняла? - в его объятиях было тепло и уютно.
  - Что я терплю все эти муки ради тебя. Ради того, чтобы тебе было хорошо, потому что хочу быть с тобой не только телом, но и душой.
  Я поёрзала щекой по его груди, уложив руку рядом с лицом. Облегченно вздохнула и прошептала:
  - Прости, я еще столько всего не знаю о ваших обычаях. Они меня иногда пугают.
  - Ничего. Только, прошу тебя, не уходи. Мне больно слышать подобные слова. Верь мне. Если я обещал, что буду заботиться о тебе, значит, так и будет.
  - Хорошо.
  Он прижался губами к моей макушке и произнес:
  - Теперь нам надо идти на итаршен. Отец уже отправился на челноке на орбитальную станцию.
  - Уже надо лететь на Игры?
  - Да. Но до этого мне нужно сделать еще одно дело. Ты готова?
  - А как же Таша?
  - О ней здесь позаботятся. Как и об Авитале.
  - Хорошо, тогда пошли, - кивнула я и отодвинулась.
  Он не удерживал. Через десять минут мы уже были на борту Кики.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"