Круподеров Сергей Викторович: другие произведения.

Заброшенный

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 5.05*82  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хорошо ли жить в сказке, спросите вы? Ответ однозначный: "Да, хорошо". Но надо не забыть поставить обязательное условие - сказка не должна кончаться. Потому как если она закончится, то это уже выйдет совсем другая история.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
 
  

Круподёров Сергей
  

  

Заброшенный
  

  
    Уходя, ты теряешь всегда больше, чем получаешь при возвращении.
  
    Для начала путешествия надо сделать один первый шаг и заплатить цену - потерять то место и людей, которых покидаешь.
  
    Запись в книге Волхва
  
  
  
  
  
    
  
Глава 1. Путник.
  
  
    Ты вырвал лотос из земли,
  
    Когда в полях желтела осень,
  
    Ушёл от доми и семьи,
  
    Добро без сожаленья бросил,
  
    Оделся в тряпки нищеты...
  
    Но тряпки эти - не щиты.
  
    В душе нет мира,
  
    И сквозь дыры
  
    Ушло спокойствие твоё -
  
    Ты сам всадил в себя копьё.
  
    Твои желания, глупец,
  
    Прорвали все твои оплоты, -
  
    Спешите вырвать из сердец
  
    Земных страстей осенний лотос.
  
    Будда ("Дхаммапада")
  
  
  
  
  
    Село Выселки в Саратовской губернии достаточно большое, аж пятьдесят дворов. Хозяйское поместье далеко, да и хозяин рачительный, крестьян не губит зазря. Так что большинство семей в нем зажиточные, в том числе и четыре семьи, что живут на отшибе со стороны тракта: Соколовы, Ивановы, Петровы и Сидоровы. Постоялого двора в селе так и не появилось. Поэтому, если путник и остановится в селе, то в одном из четырех домов, дальше никто не заглядывает.
  
    Весной, как всегда, работы невпроворот. Снег уже давно сошел, земля хозяйской руки просит. На поле ходят почти всей семьей. У Соколовых в доме обычно остаются только Аня, которой только два годика будет, и семилетняя Катя, которая должна за ней приглядывать. Остальным всем найдена работа по возможностям.
  
    Путники редко приходят на постой определяться днем, но и такое тоже бывает. Вот и на этот раз, когда дело шло к полудню, по дороге со стороны Саратова шел путник. По его одежде можно было определить, что идет он издалека. Дело было даже не в том, что одежда у него поистрепалась, сколько в том, что большей своей частью она была необычного для русских мест покрою. Путник возвращался в родные края из далекой Поднебесной (так называли местные жители свою страну). В Китай его привели поиски знаний о предмете его грез, о магии. Сам он обладал кое-какими способностями, и некоторые заклинания ему даже удавались. Но, к сожалению не всегда. Он часто не мог найти причин неудач при попытке применить то или иное заклинание. Поэтому со временем стал запоминать все обстоятельства сопровождавшие удавшиеся попытки. И, несмотря на его стремление отбрасывать все малозначимые для заклинаний обстоятельства, он все же оброс кучей примет и условий, которыми вынужден был каждый раз руководствоваться при проведении очередного ритуала. Такова участь любого мага самоучки.
  
    Тяжело самостоятельно учится магии, как в принципе и любой другой науке. Учитель хоть может подсказать, что делаешь неправильно или вообще лишнее, предостеречь перед опасным для тебя заклинанием. Но учителя он так и не нашел.
  
    Увлекся магией он еще в детстве. Первыми своими шагами в неизведанное он был обязан "Книге Волхва". Эта книга тогда попала к его отцу в счет долга. И подрастающий Ермолай смог выпросить ее в свое пользование. Благо к тому времени он научился читать.
  
    С первых страниц книги стало известно, что ни один волхв, ни разу не держал в руках этой книги. Она была написана в 1203 году от Рождества Христова монахом, который был знаком по молодости с одним стариком, называвшим себя волхвом и умевшим творить чудеса. Только под старость монах решился описать то, что он узнал у волхва. В результате книга пестрела неточностями и приукрашенными моментами. Однако Ермолай был человеком терпеливым. Он по крупицам собрал достоверные знания из книги и до сих пор пытался все их хоть как применить. Вот и в Китай он отправился искать описание ритуала, с помощью которого Волхв собирался отправиться в другой мир. Монах писал в конце книги, что впервые увидел волнение на лице Волхва как раз перед тем, как он исчез. Кроме того, в книге упоминалось о том, где Волхв нашел описание этого ритуала и начало его перевода. Само описание находилось на монументе в монастыре Гуань-Шу.
  
    Найти монастырь оказалось невероятно сложно, в силу того, что он уже пять веков как был разрушен и от него остались одни развалины. Ермолаю, правда, все же крупно повезло. Монумент с описанием ритуала остался цел. Вполне возможно оттого, что был защищен магией. К счастью, в книге было краткое описание языка, на котором был описан ритуал на монументе. На перевод Ермолаю понадобился целый год. Последнюю часть он перевел по дороге в Москву, где жил в перерыве между своими скитаниями в доме отца. Перевод был закончен как раз этим утром. Ермолай думал над последними строками всю ночь, и теперь ему очень хотелось спать. Но ради такого радостного события хотелось поспать не в поле, хорошо поесть и побывать в баньке. А если будет возможность, то и провести там же ритуал, все равно вещей перед отбытием ему собирать не надо. Так что когда он увидел на горизонте дома, он прибавил шагу, несмотря на усталость.
  
    Остановиться он решил в ближайшем к нему доме. Открыв калитку, наткнулся на хозяйскую собаку Лайку, которая сразу же накинулась на гостя. Цепи, правда, все же до самой калитки не хватило, так что Ермалай оказался прижат к ней спиной в ожидании появления хоть кого из хозяев.
  
    В окне дома сначала появилось личико девочки, а через минуту она нерешительно высунулась из двери и направилась к Лайке. Пару раз к ним уже приходили, когда взрослых в доме не было, и она уже знала что надо делать.
  
    - Дяденька, вы к нам на постой? - спросила она писклявым голосом. - Лайка хватит!
  
    - Да, - ответил Ермолай, - я всю ночь шел, теперь немного прикорнуть бы, баньку принять и откушать чего. Ты ведь тут за старшую сейчас, девочка?
  
    - Угу, - уверенно поддакнула девочка, - можете устраиваться в доме, там, рядом с печкой, на полу постелено как раз для гостей. А банька будет только вечером. Я скажу старшим, чтобы растопили, тогда и поужинаете.
  
    Ермолай молча пошел за девочкой в дом и, даже не сняв дорожный плащ, улегся спать.
  
    Уже когда солнце клонилось к закату, с поля возвращалась семья Соколовых, возглавляемая всеми уважаемым старостой села, дедом Трофимом Сергеевичем, который пять лет отслужил секретарем у губернатора. Стал он им тогда только благодаря случаю: надо было записать приказ, а записать то и некому - то слишком важная персона, то писать не умеет. Так и потянулась служба. Жалко только, что после смерти того губернатора, с нее пришлось уйти. Кроме того, он в Саратове познакомился с местным ученым и тот его по дружбе научил таким наукам как арифметика, алгебра, геометрия и физика. От того на селе старосту и уважали, что ученый был человек, за советом к нему бывало приходили. Трофим и своих детей наукам обучил и внуков, да и чужих тоже в обучение брал, если просили. Особенно жаден до знаний был старший внук - Александр. Он к своим двенадцати годам уже был обучен всем наукам, что знал дед, и прочел все книги, что были у семьи. Последнее было не сложным, так как их было всего четыре: самая главная книга - Библия, дальше шли две книги, переписанные от руки дедом - одна по физике Ньютона и книжка, состоящая из выдержек разных летописей, составленная тем самым ученым, знакомым с дедом; за четвертую книгу считалась связка газет из Петербурга начала этого и конца прошлого века за разные годы.
  
    Семья возвращалась дружно. Марья с Ольгой тянули песню. Константин, муж Ольги, нес на плечах своего младшего. Егор с Александром дрались на палках. Это они все не могли забыть, как недавно в селе останавливался гусарский полк:
  
    - Ну что разбойник сдаешься? - дразнил, легко тесня Егора, Александр.
  
    - Неплавда, это ты лазбойник, - крикнул что есть мочи Егор, спрятавшись за спину отца, - Не поймаешь!
  
    - Хватит. Завтра дам работы больше, если некуда сил девать, - сказал Иван.
  
    - Но папа... - попытался возразить Александр.
  
    - Хватит, я сказал. Идем, лучше поможешь баню истопить, помыться вам надо. Вон как извазюкались. - Открыв калитку, Иван сразу направился к бане.
  
    Как только семья начала заходить во двор из дома выметнулась Катя и бросилась к дедушке.
  
    - Деда у нас гость. Он спит сейчас.
  
    - А кто хоть он? - Спросил Трофим, заходя в сени.
  
    - Ой, забыла спросить. Он там на кухне. Рядом с печкой спит.
  
    - Хорошо сейчас спросим, - ответил дед и направился к спящему.
  
    На соломе лежал среднего роста мужичек с неопрятной бородой до пояса. Такую встретишь не у каждого старика. Сапоги были уже вконец истоптаны, и их давно было пора сменить. Дед Трофим растормошил путника.
  
    - Добрый человек, как тебя звать и за постой ты платить будешь работой али деньгами? - с сомнением сказал старик. Ермолай усмехнулся одними глазами и не спеша достал небольшую пачку рублей.
  
    - Я, дедушка, фокусник. Тем и промышляю, - поднялся уже более свежий, чем утром Ермолай, - зовут Ермолаем, по батюшке Олегович.
  
    - Что ж, Ермолай Олегович, гостите сколько надо, меня люди кличут дедом Трофимом. Если что, обращайтесь ко мне или к сыновьям.
  
    - Дядя Ермолай, а вы покажете фокус? - встряла, все это время стоявшая рядом, Катя.
  
    - Фокусы? Где фокусы?... Правда, покажете? - тут же подключились Егор с Арнольдом.
  
    - После ужина, - прикрикнула на них Ольга, - дайте хоть человеку привести себя в порядок.
  
    - Баню уже затопили, - присоединилась вошедшая Марья, - а теперь все во двор!
  
    Пока женщины готовили, работа нашлась для каждого: Трофим забрал себе двухлетнюю Аню; Константин с Александром и Егором пошли загонять в стойло корову и кур на ночь; Иван наколол еще дров, которые относил к бане Арнольд.
  
    После того как все помылись, ужин уже был готов. За столом дети ерзали и многозначительно перешептывались насчет фокусов. Александр ерзал больше всех, хотя и понимал, что ему в очередной раз придется выслушивать отца насчет того, что он самый старший и должен давать пример остальным. И что с него и спрос больше, чем с других.
  
    - Дядя Ермолай, - сказала Катя, как только все встали из-за стола, - а когда вы фокусы будете показывать?
  
    Ермолай вопросительно посмотрел на деда Трофима. Тот кивнул и добавил:
  
    - Будем считать, что часть платы, Ермолай Олегович, вы отработаете.
  
    - В этом случае, - обратился к детям Ермолай, - давайте выйдем во двор. Там мне сподручнее будет.
  
    С детьми пошёл только Иван. Выйдя из дома, Ермолай устроился на колоде для рубки дров и достал из внутреннего кармана пучок сушеной травы.
  
    - Все устроились? - спросил Ермолай и, дождавшись, когда все дети утвердительно кивнули, продолжил: - Раз уже стемнело, покажу вам фокус со светящимися шариками.
  
    Тут его руки задвигались и то из кармана, то из-за пазухи, то из-за уха доверчивого ребенка он начал доставать светящиеся ярким белым светом шарики и жонглировать ими. Время от времени он ловил шарики ртом и как бы глотал их. При виде всего этого дети охали. Когда уже все шарики исчезли во рту фокусника, на пороге появилась Марья:
  
    - Ладно, Анечке уже пора ложиться, Егор и ты иди тоже. А вас Катя с Арнольдом зовет ваша мать.
  
    - Мам можно еще? - заупирался Егор, но отец взял его за шкирку и уже тащил в дом. Арнольд с Катей тоже пошли за Иваном, завистливо поглядывая на Александра, про которого ничего не сказали.
  
    Тут Ермолай, уже собравшийся удалится, решил воспользоваться случаем. Дело в том, что в конце ритуала нужно было принести жертву богу. И от жертвы во многом зависел результат. Так что Ермолай рискнул обратится к мальчику:
  
    - Хочешь поучаствовать в одном древнем ритуале, который можно провести только этой ночью?
  
    - Правда? И мне можно даже поучаствовать?
  
    - Конечно мальчик, - сказал Ермолай и его глаза блеснули торжеством, - Идем в баню, его лучше провести там.
  
    Все редкие ингредиенты необходимые для ритуала, к счастью, у Ермолая уже были. Александр забежал в баню и устроился на лавке. За ним вошел Ермолай.
  
    - Не боишься банника? - спросил Ермолай.
  
    - А это кто? Мне деда не рассказывал.
  
    - Это дух, обитающий в бане, и часто строящий козни в ней находящимся. От него надо защитить себя, прежде чем войдешь, - сказал Ермолай, произнося несложный наговор.
  
    - Так дед Трофим говорил, что достаточно верить в Христа и никакая нечисть тебя не тронет.
  
    - Ты конечно прав, если верить, то нечисть постарается найти жертву попроще. Но может все же и напасть, так что знать дополнительные средства защиты не помешает, - сказал наставительно Ермолай, доставая заостренную с одного конца палочку, вырезанную из дерева тысячелетней секвойи. И протянул её Александру. - На, возьми, и острым концом направь на себя. Эта палочка заговоренная, она защитит.
  
    Александр машинально взял палочку и выжидающе уставился на волшебника, который обещал ему показать некий древний ритуал, да еще и ему позволил поучаствовать.
  
    "Жертву подготовил, свечи зажег...", - мысленно начал перечислять про себя Ермолай все приготовления к ритуалу.
  
    - Дядь Ермолай, скоро уже? - нетерпеливо спросил Александр, которому, казалось, что прошла вечность.
  
    - Сейчас, - пробормотал Ермолай и уже громче добавил: - Я сейчас начну читать заклинание, а ты молчи, тебе говорить нельзя, а то все испортишь, - и про себя добавил: "Ведь последний из нас заговоривший активизирует его".
  
    Последнее было верно, так как во время проведения ритуала он свяжет между собой их двоих, и закончить его сможет уже любой из них...
  
    "Наконец-то", - подумал Александр и услышал, как Ермолай произносит что-то на незнакомом ему языке, - "Надо будет спросить у него, на каком языке он это говорит? Похвастаюсь потом перед дедом". Александр даже попытался запомнить пару слов. Это были наиболее часто повторяющиеся слова в заклинании: "Кро Эбера, Кро Эбера", - повторял про себя Александр, чтобы запомнить слова. "Ну вот, дядя Ермолай завершает махать руками, значит сейчас закончит. Вот и спрошу, что эти слова значат".
  
    Ермолай умолк и в его глазах сначала возникла злость, сменившаяся отчаянием, когда он увидел, что Александр держит палочку острым концом, направленным на Ермолая. А значит, в жертву сейчас будет принесен именно он. Осталось только Александру, активизировать заклинание специальной фразой-ключом, который к счастью Александр, как думал Ермолай, не знал. Но первыми словами Александра именно эти слова и стали:
  
    - Кро Эбера, - сказал Александр и услышал приглушенный вопль "Нет!". После чего вдруг оказался подвешенным в пустоте, а у него в голове послышался голос:
  
    - Я доволен жертвой, мальчик, и хоть ты не покланялся мне, я исполню то, ради чего меня призывали. Только чтобы вернуться тебе придется кое-что сделать!
  
    - Но...- попытался возразить Александр, но бога, обратившегося к нему, уже не было. Вокруг него бушевал океан, и его подхватила проходящая волна...
  
    
  
Глава 2.Старый орк.
  
  
    Море полюбить очень просто, оно прекрасно всегда, даже во время шторма. Только вот оценить его красоту во время шторма человеку не по силам. Для него шторм на море - разрушительная и беспощадная стихия, для которой он - ничто.
  
    И посреди этого водяного безумия внезапно оказался Александр. Он конечно хорошо умел плавать. Отец хвастался перед соседями, что он плавает как рыба, но при таких волнах ему еще плавать не приходилось. При волнах такой величины человек просто не в состоянии плыть, им как маленькой щепкой играет разбушевавшаяся стихия. И Александр не стал исключением - его накрыла первая же волна, затащив его на несколько метров в толщу воды. Мальчик не успел еще сообразить что он под водой, и все еще разевал в безмолвном крике свой рот. Обращался он тогда к единственному, кто по его мнению мог его услышать в этот момент - к Богу. Все что он впоследствии смог вспомнить об этих мгновениях своей жизни - это непомерное удивление и чистая, непосредственная, детская обида на весь мир. Волна захлестнула его и он начал тонуть. Последнее что он почувствовал это чьи-то руки у себя на запястье.
  
    
  
    Харас был уже старым орком. Судьба забросила его на этот остров, выбраться с которого похоже ему уже не удастся. Даже шанса передать свой опыт и знания у него не было. С такой мыслью он жил последние годы. Жил он отшельником в горах на юге острова. И сейчас шел по следу кабана, который зачем-то забрел на берег. Как только Харас выбрался из зарослей на пляж, он сразу же заметил кабана. Он суетился возле человеческого тела.
  
    - Гром меня раздери, какой большой хряк! - вырвалось у орка. Но приглядевшись он понял, что это не кабан был большим, а человек маленьким. Чтобы кабан не сотворил ничего непоправимого с человеком, Харасу пришлось применить всю свою боевую сноровку. Орк моментально выхватил лук, натянул тетиву и наложил на нее стрелу. Все это он успел проделать всего за несколько секунд, что удивило бы любого наблюдателя. За эти секунды он преобразился из усталого старика в воина в расцвете сил. Стрела вонзилась в бок кабана, не причинив ему особого вреда.
  
    Кабан, только после попавшей в него стрелы заметил, что ему грозит опасность, развернулся и ринулся на орка. Он, конечно, не был самым опасным в округе, но всегда предпочитал атаку бегству, и до сих пор эта тактика его не подводила. На это били свои причины. Надо сказать, что Харас уже пожалел о своей поспешности. Может кабан и оказался меньше чем показался поначалу, но, тем не менее, он был приличных размеров, и на орка сейчас двигалось двести пятьдесят килограммов веса. Стрела, пущенная орком, только разозлила его.
  
    Харас машинально закинул лук за спину и тем же движением выдернул из петель двуручную секиру. Следующим движением был прыжок в сторону. Харас еле успел отскочить с дороги кабана. Тот пронесся в считанных сантиметрах от уворачивающегося орка и скрылся в прибрежных зарослях. Старый орк подождал еще пару минут возвращения кабана. Не дождавшись повесил на спину секиру и направился к бездыханному человеку. Тот был весь в водорослях, которые на мелководье не водятся и был похоже жив.
  
    - Морской народ вынес?! - сказал Харас, приподняв брови от удивления. - Хотя странно. Раньше они людей не спасали.
  
    Старый орк подошел к мальчику, проверил его дыхание и растормошил его приводя с сознание. Александр и сам уже почти очнулся так что он сразу открыл глаза. И увидел перед собой кого-то человекоподобного, с немного вытянутой головой и выступающей нижней челюстью из которой выглядывала пара клыков. Кожа у него была серой с зеленым отливом. Для непривычного к оркам мальчика эта картина показалась пугающей. Он попытался рывком подняться на ноги и убежать, но запутался в водорослях и упал. Харас по началу даже удивился такой реакции, ведь он среди орков не выделялся устрашающей внешностью. Удивляться себе он долго не дал и попытался убедить человека в том, что он не желает ему зла.
  
    После падения Александр зажмурился и стал ожидать, что произойдет, готовясь к худшему. Но ничего страшного не происходило, он только слышал чей-то успокаивающий голос, говоривший на неизвестном языке. Любопытство взяло своё и он открыл глаза. Перед ним стояло то же чудовище. Именно ему и принадлежал голос. Оно отложило оружие и немного другим тоном спросило:
  
    - Человек, меня зовут Харас, а тебя как звать?
  
    Однако какой-либо реакции на свой вопрос от мальчика орк не заметил. Тогда он воспользовался проверенным способом знакомства с тем кто не разговаривает с тобой на одном языке. Он указал на сбя и назвал еще раз своё имя, после чего показал рукой на собеседника. Повторив эту операцию несколько раз человек все же сообразил что надо сделать и назвал своё имя:
  
    - Александр, - сказал мальчик и увидел, что выражение лица чудовища изменилось. По-видимому, оно улыбалось. Только мальчик предпочел бы чтобы оно этого не делало. Страшновато это все выглядело. Далее чудовище начало произносить разные фразы, явно ожидая после каждой его реакции. Александру сразу вспомнилась история дедушки о том как иностранец пытался найти с ним общий язык, так что когда у орка закончились известные ему языки, Александр попытался наладить контакт на русском и французском, на котором он знал пару фраз. Само собой орк не откликнулся, а когда понял что мальчик тоже проверял, не знает ли он его языка, рассмеялся. Александр уловив комичность ситуации присоединился к смеху. После этого у Александра пропал страх перед "чудовищем" и он позволил помочь ему выпутаться из водорослей.
  
    Поднявшись на ноги, Александр впервые обратил внимание на то, где он находится. Поняв, что он оказался на берегу моря он начел внимательно рассматривать все что его окружало - на море он еще никогда не был. Повернувшись к морю он ощутил на себе довольно мощный порыв ветра. Ветер был соленым и нес с собой богатый букет запахов. Этот запах моря не спутаешь ни с чем, он откладывается в памяти сразу и надолго. Ветер гнал перед собой пенящиеся волны. Александр еще не видел таких больших никогда до этого момента. Набегая с нарастающей скоростью на берег волны с оглушительным звуком разбивались об него. Море завораживало в этот момент своей мощью. Мальчик так простоял бы долго смотря на море, если бы его не взял за плечо орк и не повел куда-то вглубь острова. Берег был каменистым и не очень широким, почти сразу начинался лес.
  
    Продвигались они медленно. Мало того что лес был очень густой и шагать по глубокому слою листвы было трудно, так темп ходьбы замедляло то что Александр пытался рассмотреть каждое неизвестное ему растение. К слову сказать, знакомых растений тут вообще не было. Еще недалеко отойдя от берега мальчик заметил на одном дереве невероятного размера цветок и решил подойти поближе. Раздвинул листья ближайших деревьев и остановился.
  
    Перед ним шипя поднималась змея. Мальчик застыл боясь произнести звук. Шипение змеи прервал звук топора разрубившего её на две части. Харас выругался и дал подзатыльник мальчику. Показав ему, чтобы не отдалялся от него далеко, продолжил идти. Дальше шли быстрее. Александр не хотел напороться на еще одного враждебного ему представителя местной фауны, и по сторонам он больше не смотрел. Только заметил, что и звуки здесь отличаются от звуков леса его родины. Здесь не было привычных переливистых звуков его родины, почти все звуки были резкими и рычащими, иногда было слышно шипение змеи. И большинство этих звуков как теперь предполагал мальчик были предупреждением об опасности, исходящей или грозящей источнику этих звуков. Этот лес был не в пример более насыщен жизнью чем лес на его родине и опасностей тут было гораздо больше.
  
    Шли долго, Александр хоть и привыкший к прогулкам по лесу сильно утомился, несмотря на то что орк, как заметил мальчик, щадил его и не поднимал черезмерно темп. Достигли они своей цели они внезапно, по крайней мере так показалось Александру. Вот только что шли через густые заросли и вдруг оказались на расчищенной небольшой полянке. Сразу было заметно что она рукотворная. Природа не создает полян такой идеальной круглой формы, да еще в гуще леса. Вокруг поляны казалось стояли кругом все те же деревья, но опытный глаз мог бы заметить замаскированную дверь в хижину, замаскированную листьями. С противоположной от двери стороны поляны слышался мелодичный звук ручья. Оглядывая полянку, мальчик упустил момент когда орк скрылся в хижине и поспешил последовать за ним.
  
    В хижине его встретила тишина, звуки леса тут были еле слышны, а сам орк двигался практически бесшумно. Он уже избавился от секиры и лука, и подвесил себе на пояс короткий меч. Дом изнутри не отличался богатым убранством. Сени были небольшими с укрепленной наружной стенкой. Войдя в помещение, Александр увидел перед собой стол на одной широкой ножке по центру, вместо стульев была пара пеньков. Вдоль ближней к входу стенки стояла лавка, а у противоположной - что-то непонятное. Состояло это из конусообразной конструкции расположенной на земляном полу широким концом и отверстием сверху, выше этого отверстия в художественном беспорядке были подвешены широкие листья неестественного синего цвета. Мальчик уже позже понял, что это что-то вроде печки, когда орк, принявшись готовить, раздвинул часть конуса, подбросил туда дров, зажег огонь и закрыл конус обратно. Синие листья здесь нужны были чтобы поглощать дым. Окон в хижине не было однако было светло, поискав источники света Александр нашел только то что потолок светился. Мальчик так и встал смотря вверх с открытым от изумления ртом. Он очнулся когда орк его усадил на "стул"( так мальчик называл про себя пеньки у стола).
  
    Харас первым делом попытался выяснить как здесь очутился мальчик. По ходу дела он обучал мальчика новым словам. В качестве языка для обучения Харас выбрал язык населения острова на котором он обитал. При этом он использовал довольно интересный метод, с помощью которого его самого учили эльфийскому.
  
    Про эту историю орк вспоминал с улыбкой. Он как-то в результате стычки одного казанского вельможи которому он тогда служил и эльфами попал к ним в плен. Он вел себя с эльфами весьма вызывающе и даже решился оскорбить их командира на орчьем. Думал, не поймет все равно. Однако, тот понял и приказал зачем-то обучить основам эльфийского Хараса своим подчиненным. Оказалось, что он просто хотел вернуть орку его оскорбление, но сделать это на эльфийском. Через пару дней Харас начал вызывать симпатию у группы эльфов захватившей его и они его отпустили. Сам метод, которым его обучали языку, заключался в том что обучающий произносил слово и посылал мыслеобраз к обучаемому, объясняя тем самым смысл этого слова. Этот метод значительно упрощал обучение языку. Харасу пришлось хорошенько попотеть прежде чем он сам овладел этим способом, все же шаманы орков в магии разума обычно лишь основами владеют. А ему пришлось еще и разрабатывать все с нуля, лишь представляя, что должно получиться, но времени у него было предостаточно, и он справился.
  
    - Как я понял, ты оказался в море в результате заклинания? - подвел итог Харас после нескольких часов общения с мальчиком.
  
    - Да, - с небольшой задержкой ответил Александр. Понимать собеседника на новом языке у него получалось с трудом. Мальчик уже мог похвастаться знанием нескольких десятков слов. И эти слова можно сказать с уверенностью он не забудет никогда, старый орк умел учить. В наступившей тишине после ответа мальчика хорошо стало слышно урчание его живота, требовавшего пищи.
  
    - Ты прав, маленький человек. Я тоже проголодался. - Откликнулся на это орк и начал возится с печкой. Через некоторое время на столе перед Алексндром стояло несколько мясных блюд. Из растительной пищи были разве что какие-то ягоды, которые Харас назвал шелковицей и они были очень похожи на малину. Подобный рацион у Хараса был всегда, потому что он время от времени переселялся на новое место и занятся сельским хозяйством у него не было времени. Да и не умел он им заниматься.
  
    До самого вечера продолжалось обучение языку. Александр понимал, что это ему очень нужно, поэтому старался усвоить все поскорее. Харас наоборот учил неторопливо. Он, зная несколько языков, выработал для себя схему обучения новому языку: сначала учится набор слов наиболее применимых в какой-то определенной ситуации; так как у каждого языка есть свои диалекты в зависимости от местности, то берется один из них и ученик учится составлять фразы и предложения как в этой местности; только после этого начинается дальнейшее пополнение запаса слов и понятий на этом языке. У этой системы был только один недостаток, но очень существенный - её должен знать учитель, а таких найти сложно. Харас рассчитывал обучить Александра языку за три месяца, максимум за шесть. Причем научить на приличному уровне, как если бы это был его родной язык.
  
    Видя, что мальчик устал, Харас сказал ему чтобы тот отдыхал, но не выходил пока за пределы полянки. Александр в этом предупреждении не нуждался, он сам понимал, что ночью в таком лесу ему делать нечего. Даже дома в лесу ночью было чего опасаться. Он поднялся с пенька, размял затекшие от долгого сидения ноги и вышел из хижины. Там его встретили все те же деревья и многоголосие звуков. "Где же мой дом?", спросил сам у себя Александр. Только сейчас до него дошло, что он далеко от дома и еще не скоро туда вернется. Он так стоял и не хотел думать об этом. Раздавшийся недалеко гром ему показался лишь отголоском его чувств, а начавшийся обычный для этой местности вечерний ливень - его слезами.
  
    Харас вышел из хижины чтобы позвать мальчика обратно, и чуть не наткнулся на него стоящего практически перед входом. Тот плакал, не обращая внимания на ливень. Однако старому орку на мгновение показалось что он видит перед собой маленького орченка, весь клан которого вырезали враги и он остался в живых лишь потому, что его успел спрятать шаман племени, его отец. Тогда этого орченка заметил на пепелище вождь клана Призрачного клинка, пришедший день спустя на переговоры к вождю его клана. Он взял себе на воспитание этого орченка и вырастил из него сильного воина. Тот воин отправился путешествовать как только достиг совершеннолетия. Отправился потому, что на родине ему слишком часто вспоминалась гибель его клана и он бежал от этой памяти. По началу все складывалось удачно. Он сначала заглянул к гномам, где научился некоторым методам ковки оружия. Затем поступил на службу к вельможе в Казане, где узнал многое о древней магии этого мира, которая сохранилась только магами этого государства. Даже в пребывании в плену у эльфов он умудрился получить пользу, разузнав интересные сведения о них и научившись их языку, пусть и частично. После плена он направился посмотреть на драконов, что жили за морем, но так до них и не добрался. Он застрял на острове Икельстром с одноименным королевством на нем, через который пролегал его путь. Попал он туда из-за того, что его корабль в море застиг шторм и пришлось в последствии укрываться в порту столицы острова - Стисе. Там он умудрился в драке убить человека за то, что тот его смертельно оскорбил. Но это оказался сын местного графа, и единственной возможностью остаться в живых оказалось бегство в глубь острова. Он скрылся в горах, где с тех пор и живет.
  
    Старый орк стряхнул наваждение вместе с дождевой водой, которая уже успела промочить насквозь его одежду, взял за плечо мальчика, и они вместе вошли в хижину. Одежду пришлось повесить сушиться. Орк провел мальчика в еще одно помещение хижины, пол которого был устлан мягкими, большими листьями. С виду они были подсушены, но до сих пор хранили свежесть, как память о том времени когда они еще были частью дерева. Александр обратил внимание на то, что освещения как в соседней комнате тут не было, это явно была спальня. Харас уложил спать мальчика и тот сразу же уснул, устав за день так, как еще никогда в своей жизни до этого не уставал.
  
    Орк же этой ночью так и не лег поспать. Он вышел в сени и сидел там, наблюдая через вход в жилище за дождем. Как известно, за падающей водой можно следить бесконечно. "Я прожил под этим небом 71 зиму, хотя на этом трижды проклятом острове зим нету, они считают свой возраст в каких то годах", зло сплюнув вспомнил орк, "из них я больше половины провел здесь, - в этих горах, оттачивая свое мастерство. Но так и не смог покинуть этот остров. Я сделал одну попытку покинуть его в одиночку на плоту и больше никогда не решусь её повторить".
  
    Тот случай Харас вообще вспоминал только нехотя. После побега из столицы он сначала еще надеялся пробраться на какой-нибудь корабль и убраться с этого несчастного острова. Только все его попытки завершились неудачами. Корабли приставали только в портах, а к ним у орка доступ был закрыт капитально. Тогда, скрываясь от преследования, он направился на юг острова - в горы, куда местные жители не совались. Эти горы облюбовали для себя земляные драконы, а на подступах к ним находились впридачу труднопроходимые болота, где встречались морлоки. Перед самыми болотами располагалась полоса леса, где водились кобольды, а в некоторых частях можно было напороться и на гноллов. С природниками, к которым относили морлоков, кобольдов и гноллов, очень сложно справится в их естественной среде обитания и люди к ним не суются.
  
    Пожив пару лет в горах Харас решился на попытку покинуть остров на плоте. Плот он смастерил не маленький, на нем даже поместился шалаш в котором хватило места и для запасов еды и для него самого. Орк подгадал на море один из самых тихих дней и вышел в море. К счастью он не слишком далеко ушел от берега, когда узнал причину, по которой корабли по морю всегда ходят группами и с несколькими магами - на него напал водяной дракон.
  
    Пожалуй, это был самый страшный момент в его жизни. Неожиданно вода под плотом потемнела. Харас заозирался, пытаясь понять причину произошедшего, и когда его плот подбросило, и на его месте появился изогнутый, темно синего цвета хвост понял, что на него напал морской дракон! Причем уже довольно старый и крупный дракон. Харас тогда уже попрощался с жизнью, плот был разбит чудовищем в щепки, а само чудовище хоть и отплыло по инерции, но уже начало разворачиваться, чтобы поживится добычей - незадачливым моряком. Харас горячо молился богу Грому чтоб тот его спас, и в последний миг, уже открыв свою пасть, дракон резко повернулся и мощными гребками, поднимая трехметровые волны, уплыл в глубь моря. Орк же держась за бревно поспешил выбраться на берег, и как только он на него ступил со словами благодарности к богу, он услышал за спиной оглушительный рев, а обернувшись, увидел приближающуюся огромную волну, насланную чудовищем не нашедшим добычи по возвращении. Харас еле успел ухватится за прибрежную пальму, когда на него обрушилась водная стихия. Сил казалось хватило только на то, чтобы удержаться за дерево, но превознемогая себя орк бросился прочь от моря. Остановился он лишь совсем выбившись из сил. Позже он заметил, что волосы у него стали седыми, хотя у орков в отличии от людей волосы не седеют с возрастом. Так он стал единственным в этом мире седым орком.
  
    Харас очнулся от воспоминаний об этом кошмарном дне когда совсем рядом с хижиной ударила молния. "Еще когда я покидал клан, мой учитель говорил, что я один из немногих мастеров боя1 среди орков, тех - что прославились на весь Стилус2. Я ему еще тогда пообещал, что обучу хотя бы одного ученика. А до сих пор ни одного и не обучил. Может этот мальчик и не благородных кровей, но я дал слово и должен его сдержать..."
  
    Старый орк еще долго сидел, обдумывая правильно ли он поступает. Ведь если выяснится, что Александр не благородных кровей и стал Мастером боя, у него будут крупные неприятности. В человеческих государствах путь в Мастера закрывался законом, и нарушившему его грозили крупные неприятности. " Ну чтож, значит надо обучить его так, чтобы он с этими неприятностями справился", подвел итог своим рассуждениям Харас, когда уже всходило солнце.
  
    Утром Александр поднялся вместе со светилом на небе, как привык у себя дома. "Только я не у себя дома", вспомнил Александр и на глаза навернулись слезы. Мальчик вздохнул, попытавшись забыть хотя бы временно о доме. Рядом лежала уже высушенная одежда. Он оделся и вышел из комнаты. На полянке его встретил Харас. Объяснять ничего оказалось не надо, они направились к ближайшему ручью. После того как мальчик закончил умываться, к нему обратился орк:
  
    - Будешь у меня учиться? - спросил Харас.
  
    - Чему? - ответил вопросом Александр, выбрав из скудного запаса слов то, что было ему нужно. Харас отвечал на этот вопрос с пол часа, заодно обучая мальчика новым словам.
  
    Александр никогда еще не отказывался, когда его предлагали чему-то научить. Не отказался он поучиться и у орка, резонно подумав, что на пути домой умение драться ему может пригодиться.
  
    - Раз ты согласен, то нечего ждать. Начнем сейчас же. Я постараюсь научить тебя всему что умею сам, - радостным голосом сказал Харас. - Начнем мы с рукопашного боя, так как прежде чем учится обращаться с оружием, необходимо сначала научиться обращаться, как следует, с собственным телом. Сегодня ты выучишь несколько стоек.
  
    Так началось обучение у орка.
  
    
  
Глава 3. Прогулка по лесу.
  
  
    Ученье началось и в первые несколько дней все сводилось к физической подготовке и непрестанному повторению одних и тех же движений. Сверх нескольких упражнений, повторять которые приходилось довольно часто, орк проучивал новоиспеченного ученика делать по новому все привычные действия. Даже ходить Харас заставлял учиться по новой.
  
    - Ты должен ходить не как горный тролль, которого слышно за километр, а как подкрадывающийся к своей добыче хищник. Обычно этому обучают с раннего детства, и чем позже начинают - тем хуже результат, но у нас выбор небольшой. Так что я просто вынужден тебя гонять сейчас по полной, иначе вообще никакого результата не будет... Ничего, - замечал учитель, когда видел как морщится ученик при его словах, - ты еще скажешь мне спасибо за эти мученья.
  
    А мучения казались Александру невыносимыми. Малейшее невыверенное или лишнее движение раздражало орка, и он в наказание увеличивал физическую нагрузку на мальчика. Последний уже проклинал себя за то, что согласился на учебу, но попыток прекратить это и взбунтоваться не предпринимал. У него просто не было времени даже подумать об этом, как и о том, что еще пару недель назад он внезапно оказался вдали от своего дома и семьи, что было равноценно его потере. Харас дела это не случайно, он сам еще помнил как ему было нелегко, когда он потерял свою семью, и теперь пытался заглушить боль потери у мальчика.
  
    - Сегодня у тебя уже лучше получается, вполне приемлемо, - сказал орк. Хотя тут он значительно покривил душой, на самом деле результат превосходил все его ожидания. Тем более, что он за столь короткий срок не ожидал никаких результатов. Минимальным сроком за который можно было бы добиться результатов считался год, а тут прошло две недели.
  
    А дело было в том, что после перемещения в этот мир Александр пережил сильнейший стресс, да и само перемещение сыграло роль, и в результате у мальчика были нарушены многие механизмы организма, в том числе и координация. Так или иначе ему пришлось бы учиться всему заново. Так что результатом интенсивных тренировок стало полное преображение человека - тело приобрело нужную по мнению учителя гибкость и реакцию, а так же привыкло к плавным, слабо напрягающим мышцы движениям.
  
    На фоне физической нагрузке обучение языку шло весьма неплохо. Это для Александра было интереснее и он старался усвоить как можно больше. Орку даже приходилось сдерживать его, тренировки и уроки языку набрали такой темп, что Харас решил сделать небольшой перерыв чтобы не перегрузить ученика. Да и самого орка утомили постоянные занятие с учеником с утра до вечера - старость давала о себе знать. Плюс надо было пополнить запас еды. Вернее сказать мяса, как часто поправлял его ученик. Осталось придумать чем занять мальчика во время своего отсутствия.
  
    На следующий день мальчик проснулся сам. Это его удивило, так как на протяжении предыдущих нескольких недель его постоянно будил учитель, или мучитель, как его стал называть Александр. На столе мальчик нашел завтрак: пару кусков поджаренного мяса приправленного зеленью, которую можно найти в лесу. Александру за то время что он находился на острове уже успел надоесть мясной рацион, но альтернативы у него не было, у орка было слишком мало возможностей запастись другими продуктами.
  
    Насытившись мальчик вышел из хижины и, выйдя на центр поляны, начал делать комплекс упражнений предназначенный для разминки. Сегодня ему это действие не показалось издевательством, а лишь частью обычного порядка вещей своей жизни.
  
    Харас вышел на полянку когда мальчик уже завершал утренний комплекс упражнений. Орку до сих пор не верилось в то, чего достиг его ученик за несколько недель, на что у него ушло около десяти лет. Причем результат оказался лучше, чем у большинства обучаемых этой технике контроля над своим телом, и именно потому как обычно обучение растягивалось на длинный срок и изученные раннее движения приобретали свои особенности на момент начала обучения следующим. В данном же случае получился буквально идеальный вариант, которого обычно достигают мастера лишь с обретением большого опыта.
  
    - Ученик. - Обратился к Александру орк, когда тот закончил разминку. - Сегодня для тебя начнется небольшое испытание. Сходи сейчас к ручью умойся и быстро возвращайся обратно, я объясню в чем оно заключается.
  
    Ученик и сам уже понял, что это день будет особенным. Так что в ответ он просто кивнул и бегом направился к ручью. Учитель же в это время вышел в цент полянки и начал простое для него магическое действие. Он был шаманом орков, которые любое магическое действие производили через духов. Вот и сейчас он говорил с духами леса, налаживая с ними контакт. Для этого он напевал заклинание, составленное им самим частью на местном языке, считающимся языком богини природы Икель, а частью на эльфийском, что тоже славились своей связью с природой, и двигался в замысловатом танце:
  
    Urco estade dhaam et sul,
  
    La helyanwe cilya lairel.
  
    La tana hostar mist ar nur
  
    Nangwesa, sive esse nell.3
  
    Летят мои слова, как дым,
  
    Рассеивают их огнем,
  
    Духи лесов, полей, воды,
  
    Не станьте вдруг глухим дождем.
  
    Dhaar vorima estadе, Nerm,
  
    Ter hiswe nar ar celwe galwе.
  
    Tengwe luth, liant linde rem
  
    Nangwesa anta le, kyermаlwe.4
  
    Чем угрожает этот день,
  
    Грядущему дорогу дав?
  
    Опасности несет ли тень
  
    Старинных и лихих дубрав?
  
    Откройте мне мои глаза,
  
    Что к нам опасность приведет?
  
    И прошепчите, не тая,
  
    Если беда за кем придет.
  
    Александр быстро преодолел расстояние в пару десятков метров отделяющее полянку от ручья. Надо заметить, что ручей был не естественным. Он выходил из под земли и через несколько метров опять пропадал в ее чреве. Этот подземный ручей выходил на поверхность в данном месте стараниями Хараса. Его вода поражала Александра своей чистотой и бодрящими свойствами. Как говорил орк, он попросил духов воды очищать ее и придавать ей некоторые полезные свойства.
  
    Обратно Александр возвращался неспешна, пытаясь понять, что для него приготовил учитель. Выйдя на поляну он застал все еще занятого своим шаманством старого орка. До этого момента ему еще не удавалось понаблюдать как Харас "разговаривает с духами", и он присел и замер, наблюдая за действиями учителя. Закончив, орк обратился к ученику:
  
    - Этому искусству я тебя тоже научу, - сказал Харас заметив с каким интересом ученик наблюдал за ним. - Преподам тебе основы сразу после этого небольшого испытания.
  
    - А в чем оно будет заключаться? - спросил мальчик.
  
    - Не перебивай, и тогда услышишь ответ на свой вопрос. Ничего... Я еще здалаю из тебя настоящего орка! - сказал с пафосом Харас.
  
    - Не надо! Я не хочу становиться клыкастым и зеленым, - запротестовал ученик вскочив со своего места и изо всех сил мотая головой. Он уже успел себе представить как учитель превращает его с помощью магии в орка. Причем настоящего орка! Брр-р, ужас!
  
    Харас видя по выразительному лицу мальчика, какие мысли у него промелькнули в голове лишь рассмеялся, и через хохот еле смог выдавить из себя:
  
    - Да не бойся. Внешне я тебя изменять не буду. На тебя и так без опаски никто не сможет посмотреть, но останавливаться на этом не стоит.
  
    Последние слова Александра ничуть не успокоили, а даже наоборот - он начал себя оглядывать пытаясь найти у себя, что так кого-либо может испугать? Это развеселило его учителя еще больше и когда он отсмеялся, насколько смог серьезным тоном сказал:
  
    - Дело вовсе не в том как ты выглядишь, а в том как ты двигаешься. Так двигается разве что преуспевающие в своем ремесле профессиональные убийцы или воины. А это всегда подсознательно заставляет настораживаться и относиться с опаской. К такому человеку, или кто бы он там ни был. Я до сих пор в голову не возьму - как тебе такому удалось обучиться за столь короткий срок. Теперь главное не растеряй свои навыки. У вас, людей, лучше быть хищником, чем беспомощной жертвой.
  
    Александра больше успокоили не слова. Что говорил учитель, а серьезный тон которым он их сказал. Дождавшись момента, когда ученик успокоится Харас продолжил:
  
    - В силу обстоятельств мы вынуждены жить в лесу, а то что ты не очень уверенно по нему ходишь меня тревожит. Поэтому ты на два дня отправляешься в лес, и пробудешь там один это время. Заодно ты узнаешь много нового о себе - это испытание в первую очередь важно для тебя самого: сможешь ли ты, оставшись один на один с этим миром, не сломаться и добиться своей цели? Вот вопрос на который тебе надо ответить самому себе. - слегка подумав учитель добавил. - Я надеюсь ты преподнесешь мне такой же сюрприз как с предыдущими тренировками... Идем. Я покажу тебе что ты возьмешь с собой.
  
    Александр действительно до сих пор подсознательно боялся леса. Ему постоянно казалось, что из-за каждого дерева а то и просто из-под ноги может выскочить кто-то опасный. Он не умел слушать и чувствовать лес как это могут все лесные жители. Харас считал это будет серьезной помехой в обучении и поэтому подготовил данное небольшое испытание.
  
    Мальчик зашел в хижину вслед за Харасом и его внимание сразу привлек небольшой узелок на который он со сна не обратил никакого внимания. Желания отправляться в одиночку в лес у него не было, так что он предпринял робкую попытку отвертеться от нее:
  
    - Может все же не надо? Хотя бы не сегодня.
  
    - Нет. Я уже все подготовил. Тянуть нету смысла. - Ответил Харас не оборачиваясь. Потом обернулся, посмотрел в глаза ученику. Было заметно что он колеблется, но он только вздохнул и добавил:
  
    - В крайнем случае я тебя выручу, но не особо рассчитывай на этот случай. Я буду ждать что ты сам выкрутишься из любой передряги до последнего момента.
  
    Помолчали. Первым прервал молчание ученик.
  
    - Но я же от любого шума шарахаюсь. Я так долго не выдержу один.
  
    - Так я тебя поэтому и посылаю. Чтоб не шарахался. Вот ответь мне: Откуда в этом лесу исходит самая большая опасность?
  
    - Ну... От этих больших кошек - Ягуаров. Еще ты говорил что драконы земляные встречаются... - торопливо перечислял ученик.
  
    - Вот в этой оценке ты не прав. Как и многие ни разу не бывавшие в этих лесах. Те кого ты перечислил конечно весьма опасны, но на двуногих они без причины обычно не нападают. Разве что двуногий покажет слишком явно свою беспомощность или даст повод к нападению, который проигнорировать они не смогут. Надо просто пользоваться своей головой и ты в такие крупные, во всех смыслах, неприятности не вляпаешься. Самая главная опасность в этом лесу как раз от мелочи всякой, - сказал Харас поморщившись, - и бороться с ней невозможно. Куснет тебя какая-нибудь букашка - а ты окочуришься. Даже воду из ручья и ту не очистив от всякой гадости попить нельзя.
  
    Орк наконец обратил внимание на ученика, и насупившись сказал:
  
    - Рот наконец закрой, а то залетит какая-нибудь гадость. И вообще в лесу с закрытым ртом ходи.
  
    Мальчик захлопнул рот и покраснел. Еще его деда забавляло с каким видом он слушал истории. В новом мире его привычка не оставила - приходилось прилагать титанические усилия к ее искоренению, но сдаваться привычка не хотела. Буквально единственная неудача Хараса как учителя его сильно раздражала, и это было причиной усиленного терроризирования ученика по этому вопросу. Повисла очередная неловкая пауза вызванная этим вопросом. На этот раз нарушил тишину орк:
  
    - Я в свое время сильно с проблемой насекомых и другой мелочи намучился. Да ты и сам помнишь на кого был похож на следующий день после прогулки по лесу. Для защиты я использую вот эту мазь, - охарактеризовал вытащенную из кармана баночку. - Намажешься и где-то на неделю от тебя эти твари отстанут. Возле хижины тебе эта мазь была не нужна, тут есть еще другая защита.
  
    Мальчик взял со стола баночку с мазью и принюхался к содержимому. Пахло как он и подозревал просто отвратительно. Теперь стало ясно, почему от старого орка постоянно так несло. Парень вздохнул, поняв, что скоро точно также будет нести и от него.
  
    - Не отвлекайся! -окликнул зазевавшегося ученика орк. - И надо было мне такого ученика послать! Надеюсь только что будущее испытание хоть немного твою мечтательность выбъет... На чем я остановился?.. А - вот... Через это тебе надо будет процеживать воду, - сказал учитель о небольшом клочке материи, - если конечно заболеть не хочешь. Я к этой тряпке духа привязал...
  
    Чем дальше говорил орк, тем мене внимательно его слушал Александр. Простая по словам учителя прогулка по лесу на глазах усложнялась. "Неужели учитель думает, что новичок в этом мире сможет запомнить все его рекомендации? И ведь этот лес лишь часть мира. Что же меня будет ждать дальше? Уж точно не легкая прогулочка". Так мальчик постепенно погружался в мрачные раздумья.
  
    К счастью ли, к горю ли, но Александр еще не успел сказать своему детству последнее "прощай", и как только Харас закончил свой импровизированный инструктаж ученик выбросил все эти мысли из головы. Им овладело любопытство, а испытание уже казалось интересным приключением. Он даже расстроился когда выйдя с полянки он не встретил никаких опасностей. Искать неприятности самому ему, к счастью, в голову не пришло.
  
    
  
    Учитель задал направление на север, к ближайшей горе. По его расчетам ученик должен был успеть к вечеру добраться до ее подножия переночевать там и вернуться к вечеру следующего дня.
  
    Хижина старого орка располагалась в гуще зарослей бамбука. По зарослям мальчик ходить не опасался, по своему опыту он уже знал что в их пределах относительно безопасно и нападений в них не ждал.
  
    Подойдя к границе этих зарослей к остальному лесу, он остановился, и начал оглядывать окрестности. Как всегда на виду небыло никого, даже птицы затерялись где то глубоко в листве деревьев. Это и пугало мальчика после более близкого знакомства со здешним лесом. Лес был густо населен всякой живностью, но большая его часть успешно пряталась от чужих глаз, что способствовало часто весьма неожиданным и неприятным встречам.
  
    Чтобы распугивать перед собой всю живность достаточно было просто передвигаться создавая как можно больше шума, но так отпугнешь только мелочь, а хищники наоборот могут заинтересоваться. Двигаясь тихо, наоборот, будешь натыкаться на всех подряд, но эффект неожиданности будет на твоей стороне, а крупных зверей вообще можно будет обойти. Если бы еще не надо было при этом быть постоянно на стороже. Взвесив все за и против обоих способов передвижения мальчик выбрал второй. Для первого надо было иметь оружие получше, а ему учитель выдал лишь кинжал.
  
    Передвигался мальчик медленно, ожидая что наткнется на опасность через несколько шагов. Так почти и случилось. Продираясь сквозь густой подлесок, он чуть не наткнулся на подкрадывающегося ягуара. Как только он его заметил он застыл на месте и его прошиб холодный пот. Каждую секунду он ожидал что тот нападет, но ягуар даже ухом не повел и продолжал подкрадываться к своей жертве, которая находилась по левую руку от пути мальчика.
  
    Вдруг ягуар прыгнул. Мальчик сразу рванул с места, продолжая свой путь бегом. Бежал он достаточно быстро, его подгонял страх. Несколько раз с его пути быстро отскакивали какие-то звери, а пару раз запоздало вскидывались змен в попытке его достать.
  
    Через несколько километров он наткнулся опять на ягуара и автоматически вновь затормозил. Ягуар даже не глянув на него кинулся в сторону и по звукам сразу стало понятно что он убирается от этого места на скорости. "Догнал все же... стоп. Это ж я на него наткнулся - значит другой". Тут до Александра дошло, что только что произошло. Его во второй раз за день пробил холодный пот. "Я же только что напугал до смерти ягуара - одного из самых опасных местных хищников! Ё... [цензура]...". Мальчик вжал в себя голову ожидая подзатыльника, потом расслабился и начал осматриваться. "Фу, никто не услышал. То есть, тьфу на меня. Это же я в мыслях. Да и дед в другом мире... Надо успокоится, а то мысли какие то странные в голову лезут".
  
    Александр начал малый комплекс разминки. В последнее время он заметил, что после разминки он становился абсолютно спокойным. Разминка закончилась неожиданно - его за ногу кто-то ухватил.
  
    Мальчик только напрягся и метнул взгляд вниз к ноге. Увидев что его ухватил совсем маленький волчонок, издал вздох облегчения и взял этого хищника за загривок. Мальчик не мог понять как посреди густого леса оказался волчонок, волки же даже с щенками так далеко в лес не забираются? "Что то я сильно расслабился. Не заметил даже как ко мне подкрались. Тебя наверно ягуар нес". По недолгому размышлению Александр решил взять волчонка к себе. Понравился он ему, и бросать его тут не хочется. "Он ведь тоже как я - далеко от дома".
  
    Он устроил волчонка у себя за пазухой и продолжил дорогу. Когда ему представилась возможность осмотреться, выяснилось, что ему до пункта назначения осталось совсем немного, пару километров не больше. Оставшаяся часть пути далась легко. Свой страх перед лесом он уже преодолел и даже усложнил себе задачу: решил пройти эту дистанцию не вспугнув ни одного обитателя леса. Отсутствие ветра в этом ему значительно помогало.
  
    Уже добравшись до места Александр вспомнил что у него с собой нет еды. Тут же ему на глаза попался турач, как называл эту птицу учитель. Мальчик улыбнулся своей удаче достал кинжал и с небольшим замахом метнул его в птицу в предвкушении скорой трапезы. И промазал.
  
    Птица побежала от охотника и через пару десятков метров взлетела. Александр не сбавляя хода подобрал кинжал и наметил следующую жертву.
  
    
  
    Новоявленный охотник сдался только после того как количество попыток поразить жертву броском кинжала перевалило за второй десяток. "А ведь так хочется побыстрее поесть". Желудок тут же подтвердил мысли хозяина громким бурчанием. Не замедлил подать голос и сидящий за пазухой волчонок. Он тоже был сильно голоден. "Видимо придется воспользоваться более медленным способом охоты".
  
    Мальчик смастерил несколько силок и разместил их в лесу в стороне от места где он уже распугал всю живность. Сам же пока начал обустраивать себе ночлег: расчистил место для костра и неподалеку смастерил себе укрытие. На все дела ушло всего пол часа, но не утерпев горе-охотник пошел проверять силки.
  
    Попалась всего одна жертва - турач, с которого и началась его карьера охотника в этом мире.
  
    - Везет как утопленнику. - Повторил он брошенную как-то фразу своего учителя.
  
    Вернувшись к месту своей стоянки, он накопал немного глины и облепил ею свою добычу. Следующей задачей было развести костер. "Как же там учитель рассказывал делается этот бездымный костер то?" Морщил некоторое время свой лоб мальчик, пытаясь вспомнить слова старого орка. А вспомнив, начал его собирать. Потратив на это около часа и немного нервов, он наконец уселся рядом и стал дожидаться, когда приготовится птица. "В следующий раз соберу такой костер быстрее", подумал Александр, пряча в узелок "магическую зажигалку", как называл эту штуку учитель.
  
    О волчонке мальчик вспомнил, только когда начал есть свою добычу с аппетитной корочкой. Тот спокойно посапывал, но оказавшись в руках мальчика сразу проснулся, потянул носом и начал целеустремленно тянутся к вкусно пахнущему мясу.
  
    Александр отрезал небольшой кусочек и дал волчонку. Тот с аппетитом стал его жевать. "Ну и хорошо. Раз ты, малыш, можешь уже есть мясо, то проблема с твоим пропитанием считай решена. Пойдем сейчас попьем воды к ручью и спать. Устал я что-то сегодня. Подумать только! Я ведь думал что утомительней тренировок ничего нет".
  
    Накормив своего питомца и сходив к ручью Александр устроился в укрытии, что смастерил до этого и спокойно заснул. Волчонок же, только недавно проснувшийся, играл рядом со спящим мальчиком.
  
    Утром Александра разбудил рычащий питомец. Выглянув через вход в укрытие мальчик в который уже раз обомлел увидев ягуара. "[цензура]. Как же мне везет на этих кошек-переростков!". Через пару секунд он успокоился вспомнив о чем-то. Это спокойствие и явное ожидание чего-то в жертве насторожило хищника. Он остановился. Постоял, как бы раздумывая, развернулся ушел плавной походкой.
  
    Александра даже расстроился что ягуар не попал в ловушку, что он устроил по совету учителя перед входом в укрытие. Пришлось немного подождать, чтобы убедиться что хищник ушел. Убрав, так и не сработавшую ловушку с входа, он вылез из укрытия.
  
    - Ну, спасибо тебе защитник, - сказал он волчонку и почесал его за ухом. При этом волчонок так забавно двигал своей лапкой, как будто это он сам себе чесал.
  
    После небольшой разминки мальчик прошелся по расставленным вчера силкам и собрал добычу. Завтрак прошел весело, щенок не давал скучать своему хозяину.
  
    - Как же тебя назвать то, - задумался этот хозяин, когда вспомнил что не дал еще клички своему подопечному. - Ты у меня будешь... будешь Клыком. Запомни, теперь ты Клык.
  
    "Гав" отозвался не то согласно, не то возмущенно обозванный щенок.
  
    Мальчик тут же начал тренировки для питомца, для начала обучив того откликаться на кличку. Удовлетворившись достигнутым результатом, он собрался в обратную дорогу.
  
    Обратный путь уже оказался легкой прогулкой. В Александре даже с новой силой возродилось любопытство, как и в первый день в этом мире. Он не редко останавливался посмотреть на лесных жителей. К наиболее безвредным на его взгляд даже подкрадывался поближе.
  
    На обратный путь у него ушел весь день.
  
    
  
    - Что, нагулялся? - встретил его недовольный учитель. - Обратную дорогу мог бы идти и в более быстром темпе. Мог бы пораскинуть мозгами и вспомнить, что я тебя тут жду.
  
    - Ну, я тут, просто ...
  
    - Детство вспомнил. А это еще тебе зачем? - спросил учитель заметивший волчонка.
  
    - Подобрал. Оставлять в лесу жалко было. - Спокойно ответил ученик. - Будет охранником.
  
    - Это волк то?
  
    - А что? Нельзя? Я ему уже и кличку дал - Клык. Клык, знакомься - это Харас.
  
    Щенок подал голос явно прося опустить его на землю. Ему уже надоело кататься у хозяина за пазухой. Очутившись на земле, он тут же сделал лужу.
  
    - Целеустремленный малыш. Скажи спасибо, что дотерпел. Ладно, твоя животина, ты и следи. А теперь марш есть и ложись спать. Поздно уже.
  
    
  
Глава 4. Испытание.
  
  
    Прошло полгода с тех пор как в хижине появился новый обитатель - Клык. К удивлению Александра здесь был почти такой же календарь, и система мер, как и дома. Мальчик предполагал, что не просто далеко от дома, а в другом мире, но эта мелочь все еще сохраняла надежду. Старый орк не мог объяснить, почему у них в мире принята такая система мер, просто сказал, что позаимствовали у дварфов, а они уж чего только не придумывали.
  
    Со следующего дня после возвращения тренировки начались с новой силой. Орк перешел к обучению уже непосредственно борьбе. Борьба в его варианте не была похожа на искусство, как широко известные сейчас восточные единоборства, но главное, как говорил Харас, по эффективности приближалась к идеалу этого мира. Нередко в приемы включались элементы магии. До магических приемов еще не дошло, ученик освоил за прошедшее время только базовые умения и навыки. Орк оценивал базу мальчика как крепкую и был весьма горд этим - первый и единственный его ученик, по видимому, достигнет со временем вершин в искусстве войны.
  
    Основное время занимали тренировки, но день ученика был насыщен не только ими. Языки, как и прочие сведения об этом мире, мальчик впитывал быстро и с легкостью. Во время этих уроков орк уставал отвечать на вопросы своего ученика. Кроме того, Харас взвалил почти все работы по хозяйству на мальчика, мотивируя это тем, что ему надо вживаться в этот мир и привыкнуть к его быту не менее необходимо, чем умение постоять за себя.
  
    К этим занятием еще прибавилась необходимость тренировать Клыка, которой ученик отдавался с не меньшей самозабвенностью, чем изучением языков. За полгода тот уже вырос до размеров взрослого волка, и скоро его уже можно будет брать с собой на охоту.
  
    
  
    Был вечер. Клык как всегда бегал неподалеку от хижины, в молодом волке под вечер оставалось много нерастраченной энергии, а хозяин с ним мало играл, вот он и тратил оставшуюся энергию любым доступным способом.
  
    Харас глянул на солнце, оценивая время. Вышло где-то шесть часов вечера. "Это еще через четыре часа солнце зайдет. Надо еще урок по эльфийскому мальцу дать. И не забыть подготовить все к завтрашней охоте". Орк обратил внимание на то, как тренируется ученик. Тот находился на полянке и уже полчаса не прекращал "бой с тенью". Харас только усмехнулся, смотря на Александра - у мальчика явно было хорошее воображение и по его движениям можно было прочесть, что "тень" у него выступает не в роли статиста, как это обычно выглядит у новичков, а весьма активно борется со своим противником. Со стороны это выглядело впечатляюще, опытный воин даже мог дорисовать в своем воображении противника ученика, дополняя и без того интересный рисунок боя. "И как ему только удается? Надо будет обязательно создать для него духа-противника - он физически вреда конечно нанести не может, да и ему удары не вредят, но наглядность тренировки значительно возрастет". Харас только собрался вернуться к процессу изготовления стрелы, как его посетило чувство беспокойства. Его рука потянулась сразу к луку. Орк еще не выяснил, что же его сейчас обеспокоило, и на всякий случай подготовил оружие - натянул, отточенным за десятки лет, движением тетиву на лук, взял колчан с готовыми стрелами и вышел на полянку.
  
    - Александр, иди в хижину пока. На всякий случай. Выйдешь, когда я разберусь с гостями.
  
    - А кто гости?
  
    - Не знаю пока. Знаю только, что есть. - Сказал Харас и, наконец, поднял свой взгляд к небу и почти сразу заметил там постепенно увеличивающуюся точку. Орк застыл, как бы прислушиваясь к себе, а потом резко выдохнул: Проклятые гарпии! Иди в хижину и закройся.
  
    - А посмотреть можно?
  
    - Ученик! С учителем не спорят! Иди, - перешел на крик старый орк. Гости появились агрессивные. И, по чувствам орка, пара гарпий обладала магией - противник, по всем оценкам, серьезный. Харас заранее изготовился к стрельбе, у него было в запасе максимум пять-семь выстрелов прежде чем гарпии доберутся до него. Если бы все семеро, как подсказывали чувства, были обычными, то можно было бы рассчитывать уложить их всех еще на подходе, но две гарпии, обладающие магией, значительно снижали его шансы на победу.
  
    Орк оглянулся на секиру, которую почти автоматически подхватил, вставая с лавки, и бросил рядом с собой. Ее он возьмет только, когда гарпии приблизятся. Вернув взгляд обратно к врагам, он сразу начал стрельбу по целям со всей возможной скоростью. От того, сколько он сможет убрать, прежде чем остальные доберутся до него, зависела его жизнь. Первый выстрел удался лучше всех - один противник упал замертво. Вторым орк лишь ранил одну из гарпий в руку. Третья и четвертая стрелы так же успокоили навечно тех в кого они попали. "Не успеваю", пронеслось в мыслях у орка, когда он выпускал пятую - последнюю стрелу. Харас стрелял уже в упор, и она тоже унесла с собой жизнь одной из гарпий.
  
    Орк в последний момент кувырком ушел в сторону от пришедшей в бешенство после убийства своих товарок гарпии. Харас подхватил с земли секиру и поднимаясь махнул вслед еще одной гарпии, пролетевшей мимо, и снес ей голову. "Волох5. Теперь осталась одна гарпия-волох и одна обычная. Может быть справлюсь." Подумал орк оборачиваясь лицом к пронесшимся мимо противникам и чувствуя уже, как начали разрушаться один за другим его защитные амулеты.
  
    Гарпии-волохи не обладали никакой стихийной магией, у них не было ни одной магической возможности с визуальным эффектом. Им таких возможностей и не нужно было. Гарпиям-волохам вполне хватало возможностей в телекинезе и возможности выпивать жизнь из своей жертвы. Последняя возможность роднила гарпий-волохов с вампирами. Из-за хороших телекинетических возможностей попасть из лука в гарпию почти не предоставлялось возможности. Наверняка волохи среди неожиданных гостей пытались отклонить стрелы Хараса, и им это бы удалось, если бы те не были заговорены. Харас подражал в заговоре стрел эльфам. Его стрелы по качеству уступали стрелам эльфов, но заговора орка все же хватило, чтобы преодолеть телекинетические возможности гарпий.
  
    Амулеты Хараса сейчас один за другим уступали попыткам последней гарпии-волоха выпить его жизнь. "Сильна гадина", ругнулся орк. Завершив оборот он столкнулся нос к носу с мордой гарпии украшенной клювообразным ртом. Через миг он уже был сбит с ног гарпией. Харас только успел двинуть по гарпии древком секиры снизу-вверх, чем удачно сбросил гарпию с себя. Пока она поднималась, он кувырком в сторону вскочил на ноги и синхронно ударил с круговым взмахом по гарпии. Секира почти перерубив гарпию пополам застряла в ее теле. Уже вытягивая секиру из трупа поверженного врага, орк чувствовал, как разрушается его последний амулет - оставшаяся гарпия-волох была сильнейшей из тех, которые встречались Харасу до сих пор. Оставались считанные секунды, прежде чем последний амулет будет разрушен. Орк из последних сил рванул к последнему врагу и в прыжке попытался достать его секирой, и... промазал.
  
    Уже катясь по земле после промаха, Харас готовился умереть. В его памяти лихорадочно проносились события его жизни. Время как будто замедлилось. Мгновения медленно сменялись друг другом. Старый Орк ждал мига смерти, но он не наступал. Было непонятно, что остановило гарпию, и в то время как мозг принялся выдвигать всевозможные версии, тренированное тело вскочило на ноги и развернулось лицом к врагу.
  
    Увиденная картина порадовала: ученик замахивался мечем чтобы добить уже поверженного врага. Через несколько секунд все было кончено.
  
    
  
    Александр поняв, что будет нападение, бросился сразу после входа в хижину к углу в котором было оружие. Выбор был большой, за время жизни на острове учитель успел сделать много различного оружия: кинжалы разных видов, набор кастетов, булава, кистень, боевой молот, кама6, рапира, три копья, кончар7, целый набор ножей, от небольших метательных до больших охотничьих, двусторонняя секира, которая почти всегда была с орком, алебарда, фальчион8, катана, несколько мечей, ятаган и еще несколько видов оружия не похожего ни на что известное в своем мире мальчику. Как только Александр откинул накидку, скрывающую все это богатство, у него привычно разбежались глаза. Он еще не умел толком владеть ничем из этого арсенала. Времени на выбор у него не было, так что он схватил то что по его мнению лучше всего ему сейчас подходило - короткий меч.
  
    Ученик подбежал к выходу, слегка отодвинул плотную ткань, заменявшую дверь в хижину и начал смотреть за развертывающимися событиями. Он успел как раз к тому моменту, когда учитель начал стрельбу. Гарпии, как назвал этих летающих существ Харас, издалека походили на птиц. Когда те приблизились поближе, Александр рассмотрел, что они имеют изогнутые назад в коленях ноги, руки им служили крыльями и имели у себя на концах подобие кисти, которыми эти твари пользовались вместо рук. В полете обязанности рук успешно несли ноги, по крайней мере, одна из гарпий несла что-то, удерживая ногами. Все тело гарпий было покрыто перьями разных цветов. У гарпий был клювообразный рот и небольшие круглые глаза, полностью заполненные зрачком черного цвета. Все это Александр успел разглядеть пока гарпии стремительно приближались к полянке. Двигались они очень целеустремленно, как будто заранее знали где находится их цель, а не заметили их недавно.
  
    Добравшись наконец до поляны, две гарпии спикировали на учителя, а одна чуть в стороне. Орк успел увернуться от обоих нападавших, а одну даже зарубил. Но вторая быстро развернувшись его сбила с ног. Та же гарпия, что осталась поодаль от схватки, как показалось мальчику колдовала. Александр не знал наверняка нужна ли помощь учителю, но, чувствуя неладное, откинул с входа ткань и кинулся, держа перед собой меч, к колдующей гарпии. За несколько шагов до гарпии ученик заметил, что Харас уже разделался с второй гарпией и в прыжке пытается достать оставшуюся. Секира по дуге летела прямо к гарпии и должна быть добраться до цели раньше Александра. Он даже остановился, продолжая держать перед собой меч. В последний момент конец с лезвием секиры подпрыгнул и ушел мимо, а учитель покатился по земле.
  
    Гарпия с каркающим смехом отпрыгнула назад, подальше от орка. И ее смех тут же оборвался - она оказалась насажена на меч.
  
    Насадившись сама на меч, она чуть не выбила его из рук Александра. Он сразу же выдернул его, чуть потянув связки. Меч неожиданно крепко засел в гарпии. Коротким взмахом ученик, высвобожденным мечем, нанес удар по относительно тонкой шее гарпии.
  
    К удивлению Александра, у него сбилось дыхание и он успел устать за кратковременный отрезок боя. "Прав был учитель. С каждым видом оружия и даже отдельному стилю владения оным нужно тренироваться отдельно, теории не хватает".
  
    Харас медленно подошел к своему ученику. Внимательно оглядел его с ног до головы с задумчивым выражением лица.
  
    - Знаешь, ты только что завалил самую сильную гарпию из всех, которых я видел за всю свою жизнь. - Немного подумав добавил: - Спасибо.
  
    - Да, я? - сказал все еще ошарашенный произошедшим ученик. - Я ничего... она сама на меч напоролась. И с чего ты решил, что эта была самая сильная? Может предыдущие просто не успели показать свою силу.
  
    - Неважно как. - Отмел все возражения орк. - Важен сам факт. А насчет того, почему я так уверен в том, что это самая сильная гарпия-волох...
  
    Харас отбросил секиру и начал стаскивать с себя сначала куртку, а потом и рубаху. Ученик увидел тело которому мог позавидовать любой земной атлет двадцатого века, тем более если этому атлету исполнилось столько же лет сколько было старому орку. Весь торс и руки орка были испещрены различными татуировками. С первого взгляда Александр не нашел ни одной одинаковой. Орк повернулся к ученику боком и указал пальцем одну из татуировок на левом бицепсе.
  
    - Видишь, эту гарпию? Это не просто татуировка, - начал учитель менторским тоном, - а своего рода артефакт. Сюда особым образом присоединен дух гарпии, которую я однажды убил. С помощью этой татуировки я могу определить где находится ближайшая гарпия, определить ее силу и еще некоторые вещи. Самое главное, эта татуировка определяет испытывает ли эта гарпия враждебные ко мне чувства и собирается ли принести мне какой-либо вред.
  
    - А все остальные татуировки тоже "артефакты"?
  
    - Конечно. - Орк даже фыркнул на такой глупый вопрос. - Неужели ты думаешь, что я сделал бы себе татуировку просто так, для красоты?
  
    - Нельзя что ли? - удивился Александр.
  
    - Если ты орк, то нельзя. Вернее можно, но за последствия тебе потом придется отвечать самому. У нас татуировки все, что-то да значат. Ты вот спрашивал, как я умудряюсь так быстро на охоте находить дичь. Можешь глянуть, сколько у меня татуировок простого зверя. Я просто на расстоянии могу определить, где он находится, и иду прямо к зверю, а не выслеживаю как простые охотники.
  
    - Это, получается, у вас тут все в татуировках ходят? Удобно ведь, и красиво выглядит.
  
    - В таких татуировках как я, ходят единицы. Во-первых, метод изготовления их является тайной каждого клана орков. У каждого клана эти татуировки имеют, кстати, свои особенности. Во-вторых, не каждый шаман может их наносить, тут надо некоторый талант уметь. Конечно, потенциально могут все, но, сам понимаешь, все хотят, чтобы ему сделал татуировку лучший. Так что шаманов умеющих делать такие татуировки единицы. Я могу, вот со временем и сделал их себе целую коллекцию. И, в-третьих, для такой татуировки необходимо убить существо самостоятельно. Чем сильнее оно будет, тем лучше. От его силы зависит, на каком расстоянии ты сможешь определить существ этого вида, да и сила определяется относительно силы, убитого тобой существа. Если встреченное существо слабее чем дух того, что заключен в татуировке, то ты можешь достаточно точно узнать о его возможностях; иначе же, просто поймешь, что существо сильнее убитого тобой.
  
    Так я и узнал о том, что та гарпия, которую ты убил, была самой сильной из виденных мной. Я раньше сам просто не встречал гарпий-волохов сильнее убитой мной для татуировки. В конце концов, я же ее специально разыскивал. То была просто легендарная гарпия в наших краях, много орков извела. Я, помнится, около месяца на охоту потратил тогда, все выжидал нужного момента. А ты вот, раз, и все. Эта даже сама на меч накололась. Везет тебе. - После небольшой паузы добавил. - Поздравляю.
  
    - С чем?
  
    - Во-первых, пока я тебе рассказывал о татуировках, ты впервые за то время, что находишься здесь, ни разу не открыл от удивления рот. А во-вторых, с тем, что сейчас я тебе сделаю твою первую татуировку. Ее надо делать в течение дня со смерти убитого тобой существа и неподалеку от тела. Готовься.
  
    Закончив рассказывать, Харас направился в хижину за всем необходимым.
  
    "Это что я должен подготовить?", не понял ученик. Через несколько мгновений до него дошло, что надо снять свою куртку, чтобы было куда татуировку наносить.
  
    Орк вышел из хижины с таким же мешочком, с которым Александр ходил в первый раз в лес. Харас устроился на лавке и, доставая из мешочка, стал комментировать предметы. Их оказалось всего две:
  
    - Это игла для нанесения контура будущей татуировки. Изготовление простое: выковать и заговорить. А здесь порошок, из которого делается сама татуировка. Рецепты бывают разные. Весь секрет в сочетании ингредиентов с ритуалом, который над ним нужно провести. Соответственно, татуировки, нанесенные при помощи разных порошков, имеют разные характеристики, а иногда и возможности. Через некоторое время начну обучать тебя магии. Научу делать этот порошок, заодно проверим, есть ли у тебя талант к созданию этих татуировок.
  
    Дальнейшие операции проводились в молчании. Орк подошел к трупу гарпии и вырвал у нее одно перо, сжег его, получившийся при этом пепел, смешал с порошком, отсыпанным для нанесения татуировки. Ученик без лишних слов подставил свою левую руку. На это орк понятливо ухмыльнулся, сам свою первую татуировку делал такой же как и у его учителя. Харас окунул иглу в порошок на несколько мгновений. Вокруг воткнутого конца иглы порошок забурлил. Орк резким движением достал иглу из порошка и быстрыми, четкими движениями очертил небольшой контур будущей татуировки. Контур он чертил, не отрывая иглы от кожи, отчего игла неглубоко царапала кожу. Взглянув разок на результат своих трудов, учитель удовлетворился увиденным, ссыпал на ладонь остатки подготовленного порошка и аккуратно посыпал им в место, где нарисовал контур. Порошок с фантастической точностью заполнил пространство внутри контура и забурлил, как до этого бурлил около конца иглы. При этом Александр ощущал жжение кожи на месте почти готовой татуировки. Порошок, впитываясь в кожу, образовывал рисунок, который с фотографичной точностью повторял черты убитой гарпии.
  
    - И все? - удивился ученик.
  
    - А что ты хотел? Между прочим, эту татуировку иногда приходится и на поле боя делать. Тогда процесс ускоряется еще больше. Все магические действия сосредоточены на изготовлении иглы и порошка.
  
    - Зачем же тогда талант какой-то иметь?
  
    - Чтобы заставить сработать порошок и иглу как надо. Наличие таланта определяется очень легко: в момент соприкосновения иглы и порошка, последний взорвется при отсутствии таланта. Чем сильнее талант, тем лучше. Хотя, если разобраться поподробнее, что представляет собой этот талант, то это окажется элементарное магическое умение записывать заклинания вместе с его "тонкой структурой", как выражаются некоторые умники. Магические книги отличаются от обычных только тем, что они записаны подобным способом. Подобным врожденным умением владеют в той или иной степени все, и при определенных магических хитростях их можно усилить. Но запомни, единственная деталь еще не разгаданная магами людей: то, что при нанесении татуировки, нужно полагаться лишь на те способности, что тебе дала природа.
  
    Александра кивнул и задал, вертящийся у него на языке вопрос:
  
    - А как этим пользоваться, - указал он на свою татуировку.
  
    - Достаточно просто захотеть это сделать. Попробуй сейчас определить, в какой стороне находится ближайшая гарпия.
  
    Ученик погрузился в себя, задавая сам себе этот вопрос. Тут же его чувства подсказали направление. Он протянул руку, указывая направление своему учителю. Харас слегка удивился удаче и задал ученику еще одну задачу:
  
    - Теперь определи расстояние в километрах до этой гарпии.
  
    - А разве это возможно? - спросил ученик, и тут же выдал ответ, - семь километров. Там их много.
  
    - Подсчитай сколько их, - сказал еще более удивленно учитель.
  
    - А ты не можешь этого сделать? - в ответ удивился Александр.
  
    - Боюсь, от силы убитого существа зависит и радиус действия этих способностей. Мой рекорд - три километра с небольшим. Ты уже в два с лишним раза превзошел этот показатель. Мне даже страшно подумать, кто была убитая тобой гарпия, если она была настолько сильнее той легендарной, что жила в моих родных краях. Так сколько их там?
  
    - Сейчас... - откликнулся ученик и начал подсчет гарпий. Через минуту он закончил и выдал ответ, - сто восемьдесят две. И только что прилетело еще семь.
  
    - Много, - прокомментировал результат Харас, явно испугавшись. - Боюсь, в ближайшем будущем нам придется переселиться отсюда. Судя по их количеству, это переселение с материка целого семейства гарпий, и ты вполне возможно убил их королеву. Хотя для гарпий вполне достаточно и того, что мы с тобой "двуногие".
  
    - Как скоро уходим? - ученик перенял чувство беспокойства от учителя.
  
    - Не беспокойся, время еще есть. Они быстро новую королеву не выберут, - сказал в задумчивости Харас.
  
    Александр решил сменить тему. Сделал он это, задав очередной вопрос:
  
    - А что означает эта большая татуировка? - указал ученик на татуировку, на которой было изображено лезвие в окружении тумана. Лезвие казалось прозрачным и производило впечатление хищника нацеленного на жертву. Татуировка просто приковывала к себе взгляд.
  
    - Это знак моего клана.
  
    - А что он делает?
  
    - Знак клана носят только его воины. Он дает воинам возможность мысленно разговаривать между собой, и самое главное защищает от ментальных атак. Плюс еще некоторые мелочи, у каждого клана свои.
  
    - А мне такой можно?
  
    - Не жирно тебе будет? Этот знак еще заслужить нужно, - насмешливо сказал орк.
  
    - Опять убивать, - обреченно отозвался ученик с вздохом.
  
    - И чем тебе не нравиться это занятие? Дело для настоящих мужчин.
  
    - Скорее убийц, - припечатал ученик.
  
    - А что ты хотел, все просто так получить? За все надо платить ученик, ничто в этой жизни не дается бесплатно.
  
    - То есть если я заплачу свою цену, то получу этот знак?
  
    - Если все упростить, все будет выглядеть именно так. Хочешь встать в ряды клана поскорее? - поинтересовался учитель, на что Александр кивнул. - Можно при первой возможности провести Испытание, - сказал Харас и кивнул каким-то своим мыслям, - надо только подсчитать, когда будет ближайший подходящий день. Он где-то раз в семь лет наступает, так что не слишком разбегайся, возможно, тебе придется подождать несколько лет.
  
    Орк вытянул из своей котомки, что-то похожее на книжку, открыл ее почти на первой странице. Вычислив ближайший день, он нахмурился и заявил:
  
    - Может ты все же подождешь семь лет?
  
    - Так этот день сегодня, получается? - достаточно вяло удивился ученик, который уже не так сильно как раньше хотел получить себе еще одну татуировку.
  
    - Нет, завтра. Я могу тебе разрешить пройти Испытание, но решать тебе придется самому, - немного неуверенно сказал учитель, явно не очень хотевший этого, - хотя, если бы тебе после завтрашнего не пришлось бы ждать семь лет, то я бы тебе просто запретил.
  
    Александр задумался, поняв, что решение для него важное. С одной стороны - желания особого у него нет, с другой - ему тоже не хотелось потом ждать следующего Дня Испытания целых семь лет. Решение пройти испытание он принял после того, как его любопытство склонило чашу весов в его пользу. Сразу после разговора учитель отправил его спать, а сам начал подготовку к завтрашнему Испытанию.
  
    
  
    Харас разбудил ученика рано утром, еще до рассвета. Тот оделся и вышел вместе с учителем из хижины. Ученик чувствовал себя не очень уверенно, его пугала неизвестность. Орк ничего не говорил, просто смотрел за Александром, что нервировало того еще сильнее.
  
    - Боишься? - внезапно спросил учитель.
  
    - Ага. - не стал отпираться ученик. И сразу после того, как признался в собственном страхе, он почувствовал, что страх немного отступил. - Немного. - уже уверенней добавил Александр.
  
    Повисла пауза. Первым прервал молчание испытуемый.
  
    - Вчера ты не рассказал в чем заключается испытание.
  
    Орк не ответил. Он продолжал с задумчивым видом наблюдать за учеником - появятся ли вновь признаки неуверенности. Всю предыдущую ночь он готовил Испытание для своего единственного ученика. Расчищенная перед хижиной полянка преобразилась: на земле был выжжен замысловатый узор, состоящий из надписей заключенных в круг, слова в круге располагались в своеобразном порядке, образуя рисунок, если внимательно приглядеться, то можно было бы рассмотреть в этом рисунке восходящее солнце; в сторону берега моря в зарослях бамбука появилась арка, Харас ее сделал из того же бамбука и разукрасил ее ритуальным рисунком. Все что зависело от него самого, орк уже сделал. Все остальное должен был делать уже ученик, а он может разве что поволноваться за него.
  
    Орк подождал еще несколько минут, но испытуемый не подал больше признаков неуверенности в себе и даже приободрился. Харас тяжело вздохнул и взволнованным голосом проговорил:
  
    - Никто не может тебе сказать, какое у тебя будет Испытание. Во время него тебя будут испытывать боги. Для каждого они придумывают что-то своё. Главное запомни: во время Испытания все зависит от тебя и только от тебя. Испытание начнется с восходом солнца и закончится с его заходом. Даже если тебе будет казаться, что ты прошло несколько дней, на самом деле пройдет только один. Некоторые умудрялись проходить испытание несколько месяцев по их ощущениям.
  
    Во время восхода солнца ты должен находиться в этом круге. Когда первые лучи солнца его коснуться ты пройдешь через арку. Это и будет началом Испытания. Твоей задачей будет дойти до берега моря и вернуться обратно. Собраться в дорогу ты должен сам, обычно проходящий Испытание берет оружие, которым владеет лучше всего.
  
    Пожалуй, это все, что я могу тебе сказать. Иди собирайся.
  
    Ученик не стал спешить собираться. Он так до конца и не понял, что же его ждет впереди, и не мог решить, что брать с собой. Тем более что он не умел еще обращаться толком ни с одним оружием.
  
    - А оружие обязательно брать? - попробовал разрешить свою проблему Александр. Если ему не показалось, орк намекал ему в своей речи на этот вариант.
  
    Учитель усмехнулся, довольный его догадливостью, но ограниченный условиями начавшегося Испытания постарался уйти от ответа:
  
    - Тебе решать.
  
    Испытуемый еще немного посомневался, правильно ли он понял намек, оглядел себя в последний раз и ступил внутрь круга. Через пару минут ожидания ученик скосил глаза на орка, посмотреть, одобрил ли тот его решение, но Харас уже взял себя в руки и ни чем не выдавал своего волнения. Учитель смотрел в сторону восходящего солнца, которое в ближайшие минуты должно было взойти над лесом и, наконец, достать своими лучами круг, в котором стоит Александр.
  
    
  
    Ученик не знал, чего ожидать от испытания. У него в голове мельтешил рой мыслей на этот счет, но Александр никак не мог собраться и выделить одну из них, не замечая как нервно мнет свои руки и переступает с ноги на ногу. Александр нервно сглотнул и начал делать дыхательные упражнения для успокоения. За этим делом его и застало солнце, которое было точно таким, как и у него дома. Ученик каждый день видел его на небосклоне, но эта мысль пришла ему в голову только сейчас. От этой мысли на душе у Александра стало теплее, и он окончательно успокоился.
  
    Тронувшись с места, ученик подошел к арке, которая уже совсем не походила на дешевую поделку, а скорее на искусно выкованную из золота. Там, где на дереве орк вырубил небольшие выступы, появились изображения животных, а на самой вершине виднелась фигурка человека, или кого-то, кто его напоминал. Решить, кого определенно изображала эта фигурка, было невозможно.
  
    После прохождения арки, в теле появилась неестественная легкость, весь окружающий мир неуловимо преобразился. Если не искать различий, то их и невозможно было найти. Чувствуя все эти изменения, непонятным для самого себя способом, Александр расслабился. Чем бы страшным ни обернулось для него испытание, положительные стороны у него определенно тоже были. Только после того как испытуемый вспомнил, зачем он вошел в арку, он немного собрался, сориентировался на местности и отправился в сторону берега моря.
  
    Вокруг разливалась умиротворяющая тишина, как будто все живое решило немного отдохнуть и не мешать путешественникам своими голосами. Идти было легко. Идиллия была прервана смутным ощущением. Через несколько мгновений оно конкретизировалось, оказавшись ощущением приближавшейся гарпии. Само по себе это событие казалось странным - учитель же говорил, что они поодиночке не летают. И тем не менее, эта летела одна. Плюс она появилась как-то внезапно и, самое важное, на расстоянии не больше километра, а ведь ощущение должно бы появиться гораздо раньше. Все это сбивало с толку. Это было похоже на иллюзию, которую показал ему тот волшебник, который отправил его сюда.
  
    Размышления испытуемого были прерваны резкой болью в левой руке. Через мгновение у него из груди высунулась морда гарпии. Повреждений при этом больше нанесено не было. "И правда, иллюзия", облегченно подумал Александр. Иллюзорная гарпия обогнула его с боку и атаковала вновь. Александр отмахнулся от нее, желая ее развеять, и уставился на пустое пространство, когда у него это получилось.
  
    Левую руку саднило. Пришлось обратить на нее более пристальное внимание. Рукав оказался разодранным, а на коже виднелось несколько царапин.
  
    Мальчика пробил холодный пот, он, наконец, вышел из того полусонного состояния, в котором до сих пор прибывал. "Ермолай, вроде, говорил, что если поверить в иллюзию, то она вполне может и нанести вред человеку". Александр оглянулся вокруг, обстановка ничуть не изменилась - та же тишина и ощущение некой вязкой массы пропитывающей и успокаивающей все вокруг. Испытуемый помотал головой, чтобы сбросить с себя оцепенение.
  
    Видимо, это испытание не такое простое, как ему поначалу показалось. И если и все остальные звери окажутся иллюзиями, то для того, чтобы остаться целым достаточно верить, что они нематериальны. Было конечно чудовищно страшно, что хотя бы одно чудище окажется настоящим, тогда Александр, наверняка, не пройдет испытание, а так и останется лежать в этом удивительном месте. "Что ж, если Испытание ограничится иллюзорными чудищами, то я его пройду!", успокаивая себя, сказал вслух Александр и двинулся вперед. Дальше он шел и повторял вслух "Я пройду Испытание", как твердят мантры буддийские монахи.
  
    Следующая встреча произошла абсолютно неожиданно, когда Александр вышел на небольшую естественную поляну, реальность вокруг него дрогнула, по окружающему пространству пробежалась волна, и перед испытуемым оказался вход в пещеру. Из пещеры в его сторону плюнуло чудовище, напомнившее Александру иллюзию дракона, которую показывал Ермалай. Ученик старого орка сделал длинный прыжок в сторону от того, чем в него плюнули, и машинально оглянулся назад. Там где он за миг до этого стоял, уже было выжженное пятно. Это зрелище отрезвило Александра и заставило вспомнить о своем предположении, что все это может оказаться иллюзией. Сделав кувырок на земле, он заставил себя подняться на ноги и выпрямится. Если это иллюзия, как он думает, то она не причинит ему вреда, а если нет...
  
    Об иллюзорности происходящего вокруг Александр вспомнил вовремя - дракон как раз потянулся к нему своей немаленькой пастью, чтобы перекусить своей жертвой. Пасть сомкнулась на человеке в тот момент, когда он выпрямился в полный рост... но не принесла никаких повреждений. Александр, издав вздох облегчения, вновь махнул рукой, пожелав развеять иллюзию. Ничего на этот раз не изменилось. Александра этот факт ничуть не удивил, у него это чувство, похоже, просто притупилось, он зажмурился и повторил свою попытку. Не зная как надо развеивать иллюзии, ученик действовал по наитию, просто искренне желая уничтожить иллюзию.
  
    Приоткрыв один глаз, Александр не увидел ни пещеры, ни дракона, перед ним был все тот же лес, в который он ступил, пройдя через арку. Он пожал плечами, и, решив больше ничему не удивляться, пошел дальше. Во время ходьбы Александр настраивал себя на то, что ему встретятся здесь только иллюзорные создания - покалечиться или убиться, забыв об этом, решительно не хотелось.
  
    Дальше несколько встреченных чудищ ученик развеял с легкостью. Насторожился Александр вновь, лишь увидев невдалеке от своего маршрута птицу, на его глазах сгоревшую в огне. После этого случая он шел очень осторожно, каждый миг ожидая нападения. Но того, что произошло, он не ожидал, и чуть не попался: сбоку стала доноситься завораживающая песня, она манила к себе, Александр успел сделать несколько шагов в сторону от своего маршрута, прежде чем опомнился. Несколько минут пришлось постоять на месте, прежде чем удалось взять себя в руки. Эта песня могла оказаться очередной ловушкой. Успокоившись, Александр сделал шаг, инстинктивно пригнулся и услышал стук о дерево чуть выше своей головы. Это оказалась секира, попавшая в дерево, секира была похожа на ту, что имел у себя Харас. Ученика в очередной раз пробил холодный пот. "Я бы не успел ничего сообразить, прежде чем она мне голову отсекла. Повезло".
  
    Александр огляделся и никого неподалеку не обнаружил. Сзади было так же пустынно. Когда испытуемый посмотрел вперед, то увидел очередное чудовище. Оно имело вид ящерицы. Ростом по пояс Александру, на голове были какие-то наросты, они напоминали собой корону, вокруг шеи у существа было что-то вроде стоячего воротника, лапы как у всех ящериц торчали в стороны, а довольно длинное туловище (метра два, не меньше) заканчивалось, почти такой же длинны, хвостом. Это создание уставилось на Александра и не отводило взгляда, даже не думая двигаться. Его взгляд притягивал к себе, испытуемый не мог от него оторваться. После нескольких неудачных попыток Александр стал себе методично напоминать о том, что перед ним иллюзия, это помогало, но не очень сильно. Наконец взгляд удалось оторвать. Мальчик сразу зажмурился, продолжая твердить про себя об иллюзорном происхождении твари. Для надежности он занимался этим несколько минут, а затем двинулся дальше, очередное препятствие было преодолено.
  
    Последняя встреча перед тем, как испытуемый добрался до берега, оказалась самой опасной. На этот раз ему попались вовсе не иллюзорные создания. Их было двое. Оба имели человекоподобные формы. Вместо ног у них оказались копыта, сами ноги были изогнуты в коленях назад и покрыты шерстью. Такой же шерстью, по-видимому, было покрыто и остальное тело. По крайней мере, через доспехи бурого цвета то тут, то там выглядывали клочки шерсти. Если очень долго приглядываться, то их головы можно было бы счесть козлиными - сходство было отдаленным, но вовсе не неоспоримым. В руках у обоих странных существ были дубины.
  
    "Не очень то они и страшные. Зачем только появились у меня на пути? Неужели, после всех предыдущих чудищ, меня хотят запугать этим?", возмущался про себя Александр, увидев своих новых знакомых.
  
    На лицах встреченных им так же отразилось презрение к противнику. Пара существ сблизилась с парнем, который даже не попытался уклониться от встречи, и синхронно ударили по нему дубинами с двух сторон... Александру было очень больно, такой подлянки он не ожидал - эти гады оказались настоящими. После двойного удара он свалился на землю, и стараясь не потерять сознание от боли, откатился в сторону.
  
    Прикинув свои шансы выжить, Александр был весьма расстроен. Все что он мог в данном случае, это убежать. Надо только чтобы ему дали такую возможность.
  
    Уклонение от очередного удара. Повтор этого трюка на бис со вторым противником. Кувырок назад. Вправо, поближе к густому подлеску. Опять ушел от удара. Попали. "Как же больно..."
  
    Последним прыжком удалось добраться до спасительного густого подлеска. Напрягая все силы своего организма Александр, в стиле косолапого, вломился в него и пронесся так пару десятков метров. В грудь, по рукам, ногам и голове его беспощадно хлестали ветки, но это было лучше, чем продолжение "знакомства" с этой грешной парочкой, не пожелавшей оказаться иллюзией. Дальнейший путь запомнился весьма смутно.
  
    Прийти в себя удалось далеко не сразу, по окружающей обстановке было видно, что не смотря на боль убежать удалось далеко, причем делалось это все на автомате. С осознанием окружающего мира пришла и боль. В голове разбегались все мысли, как куры в курятнике при появлении кошки.
  
    Болевой шок проходил довольно медленно. Александр, придя окончательно в себя, осмотрелся вокруг осмысленным взором и увидел невдалеке береговую линию, от которой его отделало несколько метров редкого прибрежного леса и пляж. То, что ему удалось добраться до своей цели, почему то не вызвало ни удивления, ни радости, лишь усталость. Если бы еще не предстояло вернуться назад, он бы, пожалуй, рухнул прямо тут на землю и отдохнул хотя бы часок, или несколько часов, а может и пол дня не помешало бы.
  
    Александр с сожалением отбросил такие заманчивые мысли и медленно зашагал к берегу. Море было таким же завораживающим, каким он его запомнил. С прошлого его пребывания на берегу ничего не изменилось, только два цветка выбивались из общей картины: один был ярко красного цвета восходящего солнца, второй - золотого. Если бы еще они оба не были похожи на обычную полевую ромашку, их можно было бы назвать чудом. А это схожесть со знакомым цветком, по мнению Александра, портила всю картину.
  
    Постояв так на берегу, ученик старого орка отправился в обратный путь. Оба цветка он взял с собой, чтобы показать их учителю. Ломать голову насчет них не хотелось, легче просто спросить.
  
    Обратный путь был утомительным. Хорошо хоть не встретился никто по дороге. Путь к берегу моря выпил из испытуемого все силы, как физические, так и моральные. Обратно он шел на одной силе воли.
  
    Как и предсказывал учитель, солнце все время его путешествия не хотело садиться. Однако, ученику удалось таки разглядеть некоторую пользу для себя в этом феномене: в момент начала Испытания оно всходило, у берега моря было в зените, а сейчас клонилось к закату. Надо быть совсем уж тугодумом, чтобы не догадаться, что это означает. По сути дела, всю обратную дорогу испытуемого радовала только одна мысль - "Скоро это все закончится". Оставалось только, скрипя зубами, идти к финишу.
  
    Как прошел через арку, Александр даже не заметил. Просто только что продирался через заросли, и вдруг оказался на поляне. Солнце, как и ожидалось, зашло точно в тот момент, когда он ступил в круг, с которого начал Испытание.
  
    
  
Глава 5. Охота.
  
  
    В выражении лица учителя читалось беспокойство. Это испытание послужило серьезной проверкой для его старческих нервов. Давненько он так не волновался. С этого Испытания не все возвращались живыми, а если и возвращались, то не обязательно здоровыми. Не смотря на то, что, успешно прошедший Испытание, становился "полноправным воином", ему в клане оказывалось всяческое уважение, и доставались многие, недоступные до этого, материальные блага, решался на Испытание далеко не каждый, многие предпочитали оставаться простыми воинами. Весь день Харас казнил себя за то, что он отпустил своего единственного ученика на верную смерть. Явно боги наказывают его за что-то, раз он забыл вчера насколько опасно Испытания. В голову приходили лишь положительные стороны. Стареет он, что ж тут поделаешь, память вот уже подводить начала.
  
    Вышедший из арки ученик снял камень с души своего учителя. Осталось выяснить, насколько целым вернули ему боги ученика. На первый взгляд было видно, только то, что тот сильно устал, все конечности были на месте. Ученик прихрамывал на правую ногу и обе его руки не свисали безвольно вдоль тела. "Лишь бы этим потери и ограничились. Травмы я как-нибудь вылечу", думал про себя орк, пока ученик заходил в ритуальный круг.
  
    Глаза учителя и ученика встретились, в обоих взглядах можно было прочесть усталость. Солнце, наконец, зашло, и Испытание было завершено.
  
    - Устал, - то ли вопросительно, то ли утвердительно произнес Харас.
  
    - Устал, - охрипшим голосом подтвердил Александр. Он только сейчас вспомнил, что с утра ни капли воды не побывало у него во рту, да и поесть, явно не помешало.
  
    - Вот, - ученик достал из-за пазухи два цветка и протянул орку, - нашел у берега. Похожи на ромашки из моего мира, но цвет не естественный.
  
    Увиденные цветы добили Хараса окончательно. Мало того, что ученик вернулся с Испытания почти целым и невредимым, так он еще умудрился и заслужить "высшую" оценку богов за прохождение этого испытания. Объяснения насчет цветов он дал уже охрипшим от волнения голосом:
  
    - Это вовсе не простые цветы, и они не всем даются в конце пути. Золотой цветок является даром богини Исы, и дается тем, из кого может выйти хороший шаман. Красный цветок - дар Ра, дается тем, кто может стать вождем клана. Иногда одному человеку даются оба цветка. Ты главное только не зазнайся.
  
    - Это что же, мне теперь надо стать вождем и шаманом? - возмущено произнес ученик, у него сейчас не было желания становиться ни тем, ни другим. - Да пошли они к черту!
  
    - Ученик, боги предпочитают, чтобы с ними или о них говорили почтительно, - назидательным тоном сказал Харас. - А, судя по твоему тону, ничего хорошего богам у этого черта не будет.
  
    - Зато он им устроит веселую жизнь.
  
    - Так это получается своеобразное пожелание добра? Черт - это, наверное, бог каких-нибудь скоморохов или циркачей? Чему ты смеешься? Ну не угадал я, так что в этом смешного? Давай сюда оба цветка, и идем в хижину.
  
    
  
    В хижине орк достал из-под стола пару посудин, наполнил их водой, добавил несколько порошков, которые достал из своей котомки. У ученика уже были подозрения, что эта котомка бездонная. Доставаемые при нем предметы еще более утвердили его в этой мысли. Учитель отвлек его от этой мысли, начав что-то рассказывать.
  
    - Оба цветка редко кому достаются, поэтому многие верят, что такие люди избраны для чего-либо великого. Только это не всегда так оказывается.
  
    Был раньше такой клан "Отважных сердец", он и сейчас есть, но это уже совсем другой клан. В один Праздник Посвящения, который бывает раз в сто лет, прошел испытание молодой орк и получил в награду два цветка, один золотой от Исы - верховной богини всего сущего, второй от Ра - верховного бога сотворившего мир.
  
    Весь клан ликовал оттого, что среди них родился столь великий орк. Взобрался избранный богами орк на возвышение молвить слово клану. Да только поскользнулся, взобравшись, упал и шею сломал.
  
    Долго думали шаманы клана думали, почему так произошло. В конце концов, главный шаман клана изрек: "Этот молодой орк успел за свою короткую жизнь свершить один великий поступок. Он донес до нас мудрость, до которой не додумалась и тысяча мудрецов в тысячу лет. Через него нам боги сказали - Испытание показывает только то, на что потенциально способен испытуемый, но делает его таковым. Давайте же чтить память того, кто осмелился донести сию мудрость до нас".
  
    Вот такая была история. Умный вынесет из нее науку, глупец пропустит мимо ушей.
  
    - Коротенькая сказка, - прокомментировал Александр, когда понял, что она закончилась, - буквально один смысл остался, а остальную часть выбросили.
  
    - Правильная сказка! - оскорбился такой характеристике орк. - У орков сказки самые правильные на свете!!! Если хочешь подлиннее, попроси рассказать эту историю эльфа. Он начнет ее с того, как был создан клан "Отважных сердец", расскажет всю его историю, насколько сможет подробно, расскажет обо всех предках "сего достойного воина" и только потом во всех подробностях опишет его "подвиг". И вообще, не перебивай учителя!... На чем я хоть закончил?
  
    - На сказке.
  
    - Вот. Факт того, что ты получил эти два цветка, вовсе не означает, что ты станешь и шаманом, и вождем, или их аналогами у людей. Это означает, что ты можешь ими стать, все остальное зависит только от тебя.
  
    За время, пока орк рассказывал сказку, он приготовил необходимые для нанесения новой татуировки смеси. В одну он измельчил золотой цветок, в другую красный. Смеси тут же приняли их цвет. Харас придал себе серьезный вид и продекламировал:
  
    - Тому, кто успешно прошел Испытание, положено нанести татуировку клана, в котором он проходил испытание, тем самым, подтвердив его статус Воина.
  
    Тому, кто в ходе Испытания получил Золотой Дар Могущества, положено нанести татуировку клана, в котором он проходил испытание, и идти в обучение к шаману.
  
    Тому же, кто в ходе Испытания получил Красный Дар Власти, положено избрать образ нового клана, который тот и возглавит.
  
    - А как же "получить красный цветок, не значит стать вождем"? - нахмурился ученик.
  
    - Да не порть торжественность момента, - шикнул на него орк. - А насчет вождя: чтобы им стать, нужно иметь клан, а он у тебя есть? Нету. Вот пока не соберешь клан, не станешь настоящим вождем. На шамана тоже надо еще выучиться.
  
    Но ты не отвлекайся. Давай придумывай, какой символ будет у твоего клана?
  
    Александр думал не долго.
  
    - Мне вот понравилась птица феникс. Деда рассказывал, что она огненная, и если погибает, то возрождается из собственного пепла. Получается, что она живет вечно.
  
    После того, как сказал, ученик попытался рассмотреть одобрение своему выбору на лице учителя.
  
    Орк же впал в задумчивость, явно что-то вспоминал.
  
    - Ладно. Я как-то видел гравюру с огненной птицей. Было красиво. Я тебе по памяти попробую такую же нарисовать.
  
    - А это удачный выбор? - засомневался ученик.
  
    - Символ обозначает то, какой смысл в него вкладывает создатель. Сейчас, я его тебе нарисую, и то, что он значил до этого, будет неважно. Настоящее его значение ты в него вложишь потом, ты и все те, кто будет вступать в твой клан, своими делами. Те ощущения, что будут пробуждаться в видящих этот знак, и будут его смыслом.
  
    Харас умолк и начал рисовать на оголенной груди ученика символ его нового клана. При этом он нашептывал себе под нос заклинание. Что именно это было, Александр не разобрал.
  
    Получилось действительно красиво. Когда смотришь на изображение, кажется, что феникс вот-вот раскроет крылья и улетит. Вся птица состоит из язычков пламени, которые свободной мозаикой складываются в единый образ, при этом, напоминая перья обычной птицы. В провалах глаз видно яркое, как полуденное солнце, пламя. Точно такое пламя выглядывает и из приоткрытого клюва. На голове у феникса эффектно торчит хохолок. Хвост птицы, похожий да дымный след, как будто растворяется в коже.
  
    Ученик разглядывал татуировку, пытаясь ощутить, что же она дает. Но ничего совершенно не ощущал, разве что кожа около татуировки немного зудела.
  
    - А почему я ничего не чувствую? Ты же говорил, что эта татуировка много разных способностей дает.
  
    Учитель покачал головой, услышав такой вопрос.
  
    - Ты, я смотрю, совсем не внимательно меня слушал. Некоторые способности, такие как возможность мысленно разговаривать с соклановцами появится только после того, как ты примешь кого-нибудь в клан. Ментальная защита у тебя есть уже сейчас, правда ее наличие ты заметишь только тогда, когда на какой-либо маг атакует твой разум. Насчет кланового умения я тебе уже объяснил, это будет то, что ты вложишь сам в символ клана. Например, все воины клана, в котором я состою, могут в любой момент призвать свое оружие себе в руки.
  
    Кроме этого, у тебя появится две способности от "даров богов". Они бывают очень разными. Какие выпадут тебе, ты узнаешь уже через пару недель.
  
    -Ах, да... - , после небольшой паузы добавил учитель, - чуть опять не забыл. Для тех, кто в ходе Испытания получает дары, испытание не заканчивается возвращением в ритуальный круг. Я сам получил золотой цветок, так что могу тебе сказать, что дополнительно тебе предстоит: это будет испытание твоей воли. Когда и где тебя поджидает это испытание сказать нельзя, но когда оно закончиться ты поймешь сразу.
  
    Насчет красного цветка, не знаю. Могу только сказать, что ни один вождь нового клана не сказал о дополнительном испытании этого дара ни одного доброго слова. Так что готовься к худшему.
  
    Харас замолчал. Александр тоже сохранял тишину, обдумывая только что полученную информацию. Выходило, что он почти ничего не приобрел, кроме нескольких дополнительных приключений на свою задницу. Если он и дальше будет в том же темпе хватать все "интересное", то рискует значительно укоротить свою жизнь.
  
    У орка в голову шли такие же мысли. Его успокаивало только знание того, что опаснее Испытания в этом мире ничего практически ничего не было. Харас просто не знал, радоваться ему успешному прохождению испытания учеником, или все же посыпать себе голову пеплом, что разрешил ему пройти испытание только из-за испуга, что не проживет эти семь лет, и ученик так и не пройдет его. Сложившаяся ситуация не нравилась Харасу.
  
    Наконец, старому орку надоели эти мысли, и он обратился к Александру:
  
    - Расскажи-ка мне о том, что с тобой происходило по ту сторону Золотой Арки.
  
    Ученику понадобилось пару минут, чтобы собраться с мыслями и начать рассказ. Он старался рассказывать все подробно, тем более, что событий было не так уж и много. Учитель слушал, не перебивая. Заговорил, только после окончания рассказа:
  
    - Догадался насчет иллюзий ты правильно. Только запомни: до этого догадываются только те, кто получает Красный Дар Власти.
  
    - А почему ты меня сразу об этом не предупредил? - обиженно спросил Александр.
  
    - Думаешь никто так не делает? Многие вожди кланов своим сыновьям рассказывали об этой особенности, только до сих пор, никому это предупреждение не помогло. Наоборот - никто из предупрежденных живым не вернулся. Так что, когда будешь испытывать кого-либо для своего клана, ни в коем случае не говори ему об этом. Все равно если он, найдет в конце своего пути красный цветок, к тебе в клан он уже не сможет вступить.
  
    - Ладно, не буду, - отмахнулся Александр. - А, что это были за чудища там?
  
    - По твоим описаниям легко это определить: гарпия, земляной дракон, кобольды, морлоки, горный тролль, феникса думаю ты и сам узнал, предпоследним тебе попался василиск, а последними сатиры.
  
    - И кто это все такие?
  
    - Тебе еще не надоело слушать мои лекции? - ворчливо отозвался учитель. Он уже успел устать, давая ученику объяснения. Орк посмотрел на просящий взгляд Александра, смилостивился и начал рассказывать:
  
    - Гарпий, кобольдов, морлоков и сатиров называют природниками. Их объединяет любовь к проживанию на природе в практически естественных условиях. Еще их объединяет ненависть ко всем, кто изменяет природу. Даже эльфов, которые не сильно то и вредят ей, они записали во врагов. О людях и говорить нечего!
  
    Между собой эти племена воюют ничуть не меньше чем с остальными. Если бы им для существования не требовались разные условия обитания, они бы друг друга перебили.
  
    Гарпии селятся около скал, чаще всего прибрежных. Выбить их с насиженного места практически невозможно, так что, когда в окрестностях появляется новое гнездо, люди просто переселяются подальше. Гарпии-волохи владеют телекинезом и вампиризмом. Те, что на нас напали, просто не успели показать все, на что были способны.
  
    Кобольды селятся в лесах. Их лес можно отличить от обычного по наличию чересчур густого подлеска, потому как их волохи могут ускорять рост растений. Еще они могут мастерски замедлить движения живого существа, вплоть до полной остановки, превращая тебя в своего рода статую. В отличие от появления гарпий, если кобольды перейдут в новый лес, люди никуда не переселяются, хотя от прогулок в лес стараются отказаться.
  
    Морлоки обитают среди рек, озер и болот. Их волохи великолепные маги воды, так что вокруг их обиталища земля становиться болотистой. Кроме неприятностей, которые могут принести маги воды, все морлоки виртуозно создают различные яды. Так что если ты был хотя бы оцарапан ими, то у тебя уже крупные неприятности.
  
    Сатиры - самые опасные природники. Хорошо, что их на этом острове нет. Опасны они тем, что как и другие племена имеют развитую социальную структуру и не окапываются в отличии от остальных на своих территориях, а предпочитают атаковать. Они же самые многочисленные. Их маги не ограничиваются определенными видами магии, так что от них можно ожидать чего угодно, как от людей.
  
    Самое страшное "оружие" у сатиров - это василиски. Не знаю как они рождаются, но убить их очень сложно. А все потому, что их дух переселяется в тело убийцы. Та форма, что ты встретил является для них естественной. Василиски своим взглядом могут превращать все живое взглядом, для этого им совсем не обязательно смотреть тебе в глаза, просто, когда жертва встречается с ним взглядом, то он ее гипнотизирует и ускоряет процесс. Люди, эльфы и гномы обычно ловят василисков в мешок или клетку, и в таком виде зарывают поглубже.
  
    Мы орки применяем более радикальные средства: во-первых, носящие знак клана могут долго сопротивляться воздействию василисков, во-вторых, если василиск попытается переселиться в тело такого воина и ему это не удастся сразу, то если прежнему телу василиска нанести смертельные раны ты убьешь василиска, и, в-третьих, убив василиска, воин может привязать его дух, сделав татуировку-тотем. Примерно это ты и сделал с духом гарпии. И самое главное, этот дух василиска будет защищать тебя от воздействия любых других василисков, по крайней мере, более слабых, чем твой. Василиски как бы принимают тебя за своего и не атакуют, переселиться в тело такого воина василиск уже не сможет, а его чары слабеют. Так что воины, имеющие татуировку-тотем василиска, очень ценятся.
  
    Во время порядком затянувшейся лекции учителя Александр начал клевать носом и засыпал на ходу. Предыдущий день утомил его, не помогало даже обостренное чувства любопытства. Рассказав все, что, по его мнению, было необходимо, Харас отправил ученика спать. Этот день для них обоих оказался очень длинным, надо было отдохнуть.
  
    
  
    На следующий день жизнь ученика с учителем вошла в прежнее русло непрерывных уроков и тренировок. Харас начал обучать Александра обращению с мечом и луком. Пришлось сделать меч и лук по руке ученика. Оружие сделанное орком для ученика сильно уступало оружию, самого Хараса, но для обучения вполне годилось.
  
    Через три недели после Испытания проявилась первая способность - это оказалось ускорение. Александр мог теперь переходить в состояние ускоренного для него времени и двигаться намного быстрее всех окружающих его. Харас не обнаружил побочных действий от ускорения, ученик даже не старился во время ускорения, так что эту способность можно было применять бесконтрольно. Единственным минусом оказалось то, что усталым в это состояние Александр войти не мог, и, уставая в нем, так же переходил к обычной скорости.
  
    
  
    - Все не могу больше, - Александр просто вывалился из ускорения. - Слишком мало я ускоряюсь, это не дает мне почти никаких преимуществ. Ты же сам подсчитал - примерно в полтора раза. Мало.
  
    - Не скажи, - возразил учитель, - примерно на такой скорости дерутся опытные воины, но скорость им приходит с годами, в течении которых они оттачивают свои навыки. А ты уже сейчас можешь с ними сравниться. С опытом, ты их даже превзойдешь. Кроме того, после завершения дополнительного испытания Красного Дара Власти, эти твои возможности усилятся.
  
    - Это когда же?
  
    - Ты куда-то спешишь? - прищурившись, ответил Харас.
  
    - А вдруг мне уже в ближайшем будущем понадобится? - набычился ученик. Александру не хотелось признаваться в своей торопливости даже себе.
  
    - Понадобится, - тут же подтвердил учитель. - Даже прямо сейчас понадобится. Собирайся, мы сегодня идем на охоту. Клыка тоже захвати, его уже пора натаскивать на зверя. Большой он уже вымахал. Мы можем задержаться на несколько дней, так что соберись как следует.
  
    Клык и, правда, стал весьма крупным. В холке он был примерно метр. Таких крупных волков ученик раньше не видел. Игры с ним для Александра переросли в полноценные тренировки по борьбе с крупным зверем. Клык иногда убегал на день два в лес и приносил обратно немного дичи. Правда, орк только кривился, видя, сколько он приносит. "Для такого крупного хищника надо уже и посерьезнее добычу приносить", говорил он.
  
    Собравшись, Александр поставил на лавку перед хижиной получившийся мешок. Этот мешок оказался ему по пояс, и весил не меньше половины его веса. Ученик даже запыхался поднимая его на лавку. Рядышком с его мешком поставил свою котомку и учитель. Та была все тех же размеров, и явно весила не больше чем раньше.
  
    Александр невольно сравнил свой мешок с котомкой и, не выдержав, с вызовом спросил:
  
    - Может, поменяемся?
  
    Вопрос лишь вызвал у орка насмешливый оскал.
  
    - Тебе нужно тренировать свою выносливость, - назидательно произнес он. - Так что давай цепляй свой мешок и пошли.
  
    Все время, пока ученик поправлял на себе оружие и взгромождал на свои плечи мешок, Харас наблюдал за ним со стороны, а потом специально у него на виду забросил себе на плече легким движением котомку, и не оборачиваясь направился на юго-запад. Только, подходя к деревьям, насмешливо бросил:
  
    - Не отставай.
  
    Александр свистнул крутившемуся неподалеку Клыку и, пригибаясь под весом мешка, пошел за учителем.
  
    После утренней тренировки идти бесшумно по лесу у Александра не получалось. Хотя, его сильно удивило бы то, что он сейчас создавал намного меньше шума, чем в первый день своего пребывания на этом острове. Харас даже не пришлось просить своего ученика идти поосторожней, Александр создавал достаточно мало шума, чтобы не привлекать к себе внимания животных со всей округе, и достаточно много - чтобы животные, оказавшиеся у него на пути, заранее поняли, что к ним приближаются и убрались с дороги. Это оптимальный способ путешествия по лесу, и именно это и требовалось орку, пока его татуировки-тотемы не подсказали ему, что поблизости есть подходящая цель для охоты.
  
    
  
    Шагая за учителем, Александр перебирал в уме вещи, которые взял с собой: "Пара связок стрел - они и занимают больше всего места, бурдюк с водой, котелок, в нем ложка и приправы: соль, перец ( где его только Харас находит? ) и немного лука. Еще небольшой топор, видите ли, секира - боевая, ей рубить нельзя. Моток веревки, две тетивы - основная и запасная, зажигалка (учитель смастерил, работает на магии) и все мои магические принадлежности, что сделал уже сам: иголка для татуировок-тотемов и порошок для них же. Плюс на мне самом меч, охотничий нож и лук". Ничего из этого оставить было нельзя. Кажется совсем немного, когда перечисляешь, а на деле все это долго тащить тяжело.
  
    Уже через час ходьбы Александр устал тащить на себе свои вещи, и то и дело перераспределял основной вес мешка с одного плеча на другое. Увлекшись этим нехитрым способом отвлечься от усталости, он не сразу заметил, что учитель остановился. Он даже, незаметно для себя, обогнал его.
  
    Харас почувствовал не более чем в километре отсюда своего старого знакомого - тигра, который уже несколько лет охотился в тех же местах, что и он. Орк успел за это время предпринять несколько попыток избавиться от конкурента, но тигру все время удавалось уходить.
  
    В первый раз, когда Харас заметил этого тигра, охотящегося неподалеку от себя, он попытался просто догнать и убить его. Тигр тогда ушел легко, он элементарно двигался быстрее, чем орк.
  
    Заметив того же тигра во второй раз во окрестностях своей хижины, Харас устроил засаду рядом с одним из мест в которых тигр любил ночевать. Безрезультатность этой попытки орк осознал, лишь после трех дней бесплодного ожидания. Этот тигр ушел опять.
  
    Последняя попытка избавиться от конкурента, была незадолго до появления ученика. Тогда старый орк сделал несколько ловушек рядом с ближайшей к хижине речкой и попытался загнать на них тигра. По началу все шло как по маслу, тигру не могло придти в голову, что его гонят в ловушку. Но в последний момент в одну из ловушек попался буйвол. Тигру этого хватило, чтобы изменить направление бегства от преследователя и обойти ловушки.
  
    Учитель остановился и прислушался к своим чувствам. По-видимому, нашел цель для охоты. Решив, наконец, начать с этой цели приказал ученику остановиться. То, что тот давно стоял, в расчет не было принято.
  
    - Думаю, начнем эту охоту с тигра.
  
    - А тигры вкусные? - не задумываясь, спросил Александр.
  
    - Ты, похоже, не понял. Я тебя взял на охоту, чтобы ты обзавелся татуировками-тотемами самых опасных местных хищников. Еще кабана одного сверху завалим и вернемся.
  
    - А-а, - глубокомысленно произнес ученик. - И кто такой тигр?
  
    Орк удивленно посмотрел на Александра.
  
    - Я никогда не слышал о них, - пояснил ученик.
  
    - Это просто большая кошка в черно-оранжевую полоску. - И как бы между делом заметил: - На этого тигра я уже трижды пытался охотиться, но оба раза он от меня уходил. Так что он уже ученый. Надеюсь, теперь, втроем мы справимся.
  
    Ладно, хватит разговоры разводить. Пристрой свой мешок где-нибудь, и пойдем охотиться.
  
    План Хараса состоял в том, что он вместе с Клыком погонят тигра на ученика, а тот в свою очередь расстреляет его из лука почти в упор. План был простой, и этой простотой и был силен.
  
    - Стрелой тигра убить нелегко, он может и несколько попаданий спокойно перенести. Цель ему в глаз, - поучал напоследок он своего ученика.
  
    - Я не настолько меткий стрелок, - заметил Александр.
  
    - У тебя целый колчан стрел, и ускорение. Просто расстреливай его из лука - хотя бы раз да попадешь в глаз. - Орк почесал у себя в затылке. Сомнения у него все же были, так что он нехотя добавил: Давай сюда несколько стрел. Я их заговорю, чтобы летели туда, куда ты хочешь попасть.
  
    Заговор на стрелы учитель наложил быстро. Больше всего времени ушло на выбор правильной позиции, для засады с луком. Харас не помогал своему ученику, только комментировал его попытки пристроиться то в одном, то в другом месте. Чтобы стрелять из лука, нужно встать в полный рост. Как же можно устроить засаду с луком? Да еще чтобы тигр ее не заметил!
  
    Куда бы не пристраивался ученик, его или было видно издалека, или неудобно стрелять. Так продолжалось до тех пор, пока орк не сжалился над своим учеником, и подсказал ему забраться на подходящую ветку дерева. Они как раз находились на опушке леса, и все окружающее пространство прекрасно простреливалось с такой высокой позиции, а ветки обеспечивали отличную маскировку.
  
    После того, как вопрос с засадой был решен, осталось только загнать к этой засаде зверя. Орк ощущал, что зверь находился там же где и раньше, наверное, спал. Харас подозвал к себе Клыка и стал по широкой дуге обходить тигра.
  
    
  
    Время ожидания тянулось медленно. Александр не замечал раньше за собой такой неусидчивости. Он уже который раз проверял тетиву, накладывал и снова снимал стрелу. В компанию к нетерпению незаметно присоединилось и волнение, сидящему в засаде ученику, пришлось даже проделать дыхательные упражнения для успокоения. Появление в поле зрения кошки, похожей по описанию на тигра, обрадовала охотника. Наконец можно заняться делом.
  
    Александр сразу перешел к ускоренному состоянию. Для этого, оказалось, достаточно было только пожелать ускориться. После нескольких тренировок было выяснено, что Александр может контролировать степень ускорения. Огорчало, только ограничение на максимальное ускорение. Учитель, конечно, сказал, что эта планка поднимется после завершения дополнительного испытания. Но когда это еще будет?!
  
    Даже ускорившись, ученик имел время только на два выстрела. Он одним движением взял стрелу и положил ее на тетиву. Тигр выскочил из леса перпендикулярно направлению стрельбы Александра. Тут же из высокой травы ему на перерез выскочил Клык, и с рычанием ринулся к хищнику. У ученика замерло сердце: решиться ли тигр кинуться на волка, или не станет рисковать, задерживаясь на месте, и повернет в сторону от него, прямо навстречу стрелам Александра?
  
    Тигр подтвердил мудрость решения орка, решившего оставить волка неподалеку от засады, чтобы он в последний момент направил тигра в нужном направлении. В тот самый момент, когда тигр развернулся к нему мордой, ученик прицелился ему в глаз, отпустил тетиву и потянулся за следующей. Но больше стрелять не понадобилось - заговор, наложенный на стрелу, не подвел, она вошла прямо в глаз бегущему на всей скорости тигру. Когда Александр прицелился второй раз, он увидел зверя ничком лежащего на земле.
  
    Когда Харас вышел на опушку, он увидел ученика с Клыком, стоящих рядом с тигром, и с интересом рассматривающих его.
  
    Старый орк дышал тяжело, он успел сильно устать, пока гнал тигра к ловушке. "Самый возраст, чтобы брать учеников", подумал Харас, "Я достаточно мудр - чтобы было чему учить, и достаточно несуетлив - чтобы учить качественно". Орк медленно подошел к убитому тигру, он даже испытал чувство ностальгии по времени, когда ему приходилось соревноваться с ним в охоте и пытаться убить. Тигр явно умер в прыжке - его тело было растянуто по земле во всю свою длину. В глазу у тигра застряла почти до оперения стрела.
  
    - Я уже научил делать татуировки-тотемы. Давай покажи, что ты умеешь! - обратился Харас к ученику.
  
    Ученик немного помедлил, и достал из своего мешка все необходимое. Он уже около десяти минут топтался вокруг зверя, волновался - "вдруг у меня не получиться?".
  
    Татуировку он решил делать на ноге, для этого загнул штанину до колена. Вырвал клок шерсти у тигра. Для того чтобы сжечь его пришлось доставать котелок с зажигалкой, в нем шерсть и была сожжена до пепла и смешена с приготовленным порошком. Контур будущей татуировки получилось вывести недрогнувшей рукой. Нервничая все больше, ученик зачерпнул порошка из котелка и осторожно посыпал им татуировку. Расслабиться, удалось только после того, как он почувствовал то же, что и при нанесении татуировки учителем.
  
    Удалось!!!
  
    Оба, и ученик, и учитель издали вздох облегчения. Харас сразу спросил:
  
    - Чувствуешь поблизости еще тигров? - Татуировку надо было проверить сразу.
  
    - Нет, - коротко ответил ему ученик.
  
    - Я тоже не чувствую, как почувствуешь - скажи. Давай, припрячем его пока.
  
    С этими словами орк взял тело тигра за передние лапы и потащил его в сторону леса. Уже в лесу он произвел над ним непонятный ритуал и добавил еще один заговор.
  
    - Что ты с ним сделал? - полюбопытствовал ученик.
  
    - Сначала позаботился о том, чтобы он сохранился до тех пор, пока мы не вернемся забрать его, а потом заговорил тело, чтобы его не нашел по запаху еще кто-нибудь. Давай прикопаем его, и пошли дальше.
  
    
  
    Закопав тигра, они отправились дальше на запад. Шли уже по открытой местности. Местами она заросла высокой травой, но чем ближе было к речке, которая виднелась впереди, тем чаще встречались места вытоптанные животными. Из этого можно было сделать вывод, что в этих местах был главный водопой окрестной живности.
  
    - Будем переплывать здесь, или поищем брод? - спросил Александр, когда они подошли к речке.
  
    - Нет! - резко возразил орк. - Здесь водятся аллигаторы. Лучше обойдем.
  
    - Речку? - удивился Александр, - да тут всего пятьдесят метров в ширину. И крокодилов по близости не видно. Мы быстро.
  
    - Я не умею плавать! - сделал последнюю попытку сохранить лицо перед учеником Харас. Он на самом деле умел немного плавать, но после того случая с драконом он предпочитал не переправляться по открытой воде. Слишком сильно в нем засел страх. Даже когда он обдумывал вероятность переправиться через неширокую речку, у него тряслись коленки и дрожали руки от страха.
  
    В конце концов, Александр уговорил перебраться прямо здесь. На берегу валялось пара бревен, на одно из них было решено положить одежду, за него же будет держаться Харас, а ученик перетащит бревно через речку. Он это считал не трудным, тут только и надо было оттолкнуться от одного берега и немного проплыть. Харас же не понимал, как ученик смог уговорить его на такое безрассудство. Но на всякий случай он прикрепил на голую спину свою секиру и заставил Александра держать свой меч под рукой. Старый орк не ожидал ничего хорошего от этой идеи.
  
    Переплыли речку они спокойно, но видимо Харас все же накликал своими опасениями беду. Как только они выбрались на берег и втащили за собой бревно, на котором были вещи, из воды на них выпрыгнул огромный аллигатор.
  
    Орк понял, что на них нападают еще по звуку расплескиваемой воды за спиной. Он сорвал со спины секиру и с разворотом ударил ей по атакующему. Это и спасло ему жизнь - он нанес глубокую рану аллигатору и сбил его с траектории удара, так что тот промахнулся мимо орка. Рана оказалась не смертельной, она только разозлила рептилию. Аллигатор сделал еще один бросок по второй цели, Харас уже был с боку, и атаковать его было неудобно.
  
    К этому моменту Александр уже успел развернуться и оценить опасность. Он ускорился на максимум своих возможностей, и тут на него бросился аллигатор с открытой пастью.
  
    Александру хватило скорости, чтобы уйти из-под удара пасти аллигатора. Единственная мысль, что пронеслась у него в голове, была о том, что в глаз он эту громадину не достанет. Тогда ученик ударил в единственное, по его мнению, слабое место чудовища - открытую пасть, стараясь попасть в мозг. Меч вошел легко, но внутри и застрял. Пасть же начала захлопываться. Пришлось оставить меч внутри, спасая руку.
  
    Все это произошло не более чем за пять секунд.
  
    Оставшись без оружия, Александр откатился в сторону. Харас за все это время успел только развернуться и занести секиру для нового удара, но его уже не требовалось - аллигатор затих. Орк повернулся к ученику и мрачно сказал:
  
    - Я же говорил, что здесь переправляться опасно.
  
    - Но переправились же, - резонно возразил тот. - Надо бы переправить тушу через речку и к лесу оттащить. Там вместе с тигром его припрячем. Не зря же я брал моток веревки. Привяжем тушу к бревнам и за веревку переплавим через речку.
  
    Ученик говорил вполне серьезно и деловито. Харас это бы одобрил, если бы не одно но - ему опять придется перебираться через эту речку вплавь! Он оглянулся на речку, на ученика.
  
    - Хватит! Это опасно! - в его голосе послышались истерические нотки, его кожа побелела, а глаза загорелись опасным блеском. - Я конечно храбрый, но с меня хватит этого безрассудства! Тут поблизости могут шастать еще неизвестно сколько рептилий!
  
    Александр даже опешил, он не ожидал от учителя такой реакции. Ему впервые пришлось увидеть, как старый орк испугался. После того как он пришел в себя от удивления, он молча сделал единственное логичное в этой ситуации. Он достал из своего мешка котелок, зажигалку и иголку с порошком, подошел к аллигатору, раскрыл с трудом его пасть и достал из нее меч. На мече осталось пара кусочков мяса, их он и использовал для изготовления очередной татуировки.
  
    Харас вышел из ступора, когда ученик успел уже сделать себе татуировку-тотем аллигатора. Ему даже стало стыдно за истерику. Все ведь завершилось удачно. Он неловко отвел глаза от ученика и опустил, наконец, секиру, которую все это время продолжал держать на весу.
  
    - Ближайший из твоих аллигаторов находится в километре отсюда, - сообщил мрачно Александр, когда закончил татуировку. - Можно спокойно переправляться.
  
    Харас только махнул рукой, мол, делай что хочешь.
  
    Александр пришлось сплавать на другой берег и оттранспортировать второе бревно на этот берег. Потом пришлось, одно из бревен переправлять на другой берег и обратно. В одну сторону бревно переправлялось вместе с вещами и орком, который должен будет тянуть за веревку тушу аллигатора. Обратно бревно ученик тащил с привязанной к нему веревкой, чтобы ее потом перебрасывать не надо было.
  
    Харасу легко удалось протащить по воде, привязанного к бревнам аллигатора, большую часть работы за него сделало течение. Ученик плыл за тушей, подталкивая ее, а Клык все это время беззаботно переплывал вместе с хозяином с берега на берег.
  
    - Ну, потащили? - задал риторических вопрос орк, когда они с учеником оделись, привязали за передние лапы туши веревку и впряглись в нее сами.
  
    Тащить пришлось около пяти километров, оба сильно устали. Если бы их в это время не сторожил Клык, их можно было бы брать сейчас голыми руками. Упрятать тушу аллигатора оказалось посложнее чем, тигра. Он был слишком уж здоров.
  
    Вернулись к речке ученик с учителем порядком уставшими. На обоих не было лица, только клык продолжал резво бегать вокруг них.
  
    - Еще раз, - обреченно сказал Харас, стаскивая с себя одежду. Такими темпами он может избавиться от своей боязни открытой воды.
  
    На этот раз переправились без приключений. Только на другом берегу пришлось быстро хватать вещи и отбежать от берега, к месту сегодняшней схватки прибыли другие аллигаторы, на запах крови.
  
    - Не мог раньше предупредить? - ворчливо полюбопытствовал у ученика орк. - Обошли бы хоть.
  
    - Не хотел я обходить. Переправиться быстрее было, - отмахнулся от него Александр.
  
    - Ладно, пора делать привал, - не стал спорить Харас. Солнце уже заходило, а ночью охотиться на хищников чревато. Глядишь и сам в жертву превратишься.
  
    Место для ночлега нашли в редком леске, расположенном в километре от берега. Орк начал среди деревьев строить небольшое укрытие, а ученика послал обратно, за водой.
  
    Когда Александр возвратился к берегу, он увидел там стадо буйволов. Теперь ему стала понятна, настоящая причина того, что аллигаторы подтянулись сюда - они рассчитывают сцапать кого-нибудь на вечернем водопое.
  
    Ученик ползком приблизился к стаду на расстояние, с которого он мог уверенно попасть в буйвола, и стал подбирать свою жертву. Необходимости убивать самого сильного не было, среди обычных животных, не обладающих магией, для татуировки можно было выбирать любого, способность определять силу зверя мало что давала.
  
    Александр подполз к стаду с наветренной стороны. Тут как раз был один старый буйвол с огромными рогами, его ученик и приметил себе в жертвы. Александр выждал для нападения момент, когда аллигаторы напали на стадо с воды. Перед самым нападением он поднялся с земли и послал первую стрелу в ногу буйволу, чтобы тот не смог убежать. Вторая стрела пошла, как и против тигра в глаз, по-другому буйвола стрелами и не завалишь. Обе стрелы были заговорены, так что попали в цель.
  
    Одновременно с Александром буйволов атаковали и аллигаторы. Те всем стадом подались от реки прочь. Ученик же бросился к своей жертве. Теперь он понял, зачем ритуал нанесения татуировки-тотема был настолько упрощен - попробуй в такой суматохе сделай все что надо. Он в спешном порядке нанес себе татуировку. Пришлось делать ее в ускоренном состоянии, иначе бы не успел. Стадо еще не вернулось обратно к воде, выжидало в сторонке, когда ученик закончил татуировку и принялся кромсать шею буйвола, пытаясь отсоединить голову с рогами, ради которых он и выбрал эту цель.
  
    Увеличенная скорость сыграла свою роль, усиленные за счет нее удары довольно быстро перерубили шею. Больше он ничего не успевал. К телу убитого им буйвола уже подкрадывалась пара аллигаторов. Александр схватил голову за рог и бегом направился в сторону леса.
  
    
  
    Харас быстро управился с сооружением шалаша и начал разводить костер, когда к нему подбежал запыхавшийся ученик. Он был весь в крови, в правой руке держал за рог огромную голову буйвола, а в левой - котелок.
  
    - Это называется воду принес? - с сарказмом спросил учитель.
  
    - Ну... Я, просто, воспользовался случаем... там стадо... - попытался кратко объяснить ученик.
  
    Тут они оба почувствовали опасность. Оказалось, что стадо буйволов бегом направлялось в их сторону и не собиралось сворачивать.
  
    - Бежим! - крикнул орк, хватая все свои вещи, и припуская в сторону, с пути взбешенных буйволов. Они хоть и травоядные животные, но это не делает их безопасными. Если на них напасть - затопчут.
  
    С дороги буйволов убежать удалось, но от подготовленной стоянки те не оставили ничего. Учитель с учеником перебрались в более густой лес, что находился севернее. Второй раз место для ночлега устраивать не стали. Решили просто поочередно сторожить. Клык, конечно, бегал поблизости, но полностью доверять ему свою безопасность не хотелось.
  
    Первым старожил орк.
  
    
  
    Чтобы было чем заняться, Харас взял у ученика стрелы и стал их заговаривать. Ему не было необходимо внимательно следить по сторонам, как обычному стражнику, стоящему на посту, за него всю работу делали татуировки. Он же спокойно мог в это время заниматься любым другим делом.
  
    От его занятия его отвлекло появление ягуара в километре от них. Он уверенно двигался в их сторону. Наверно он почуял запах крови, которой был заляпан ученик. Харас растолкал Александра:
  
    - Вставай. Сегодня, похоже, ты выполнишь весь план на охоту. Сюда движется ягуар, - прошептал он своему ученику.
  
    Александр нехотя встал и протер глаза. Вид у него был заспанный, два часа сна ему ничего не дали. Чтобы привести себя в чувство пришлось провести небольшую разминку в ускоренном режиме.
  
    - Шевелись, - поторопил его учитель, - он уже близко. Возьми лук, на расстояние удара эта кошка не подойдет.
  
    Александр не понимал, почему учитель так напряжен. Обстановка вокруг была умиротворяющая, приближающийся ягуар им был не опасен, так чего суетиться? Он спокойно взял свой лук и наложил на тетиву стрелу. После этого просто стал ждать ночного гостя.
  
    - На десять часов, нижняя ветка, - подсказал через некоторое время направление Харас.
  
    Александр сначала бросил туда взгляд и рассмотрел цель, и лишь потом уже ускоренный поднял лук и выстрелил. Он послал стрелу, как и всегда, в глаз зверю. Но в последний момент ягуар отклонился, стреле не хватило расстояния подкорректировать полет, и она вонзилась только в плечо. Ученик чертыхнулся, и выпустил стрелу по удирающему зверю. Попал в заднюю лапу.
  
    Ягуара притормозила только третья стрела, но не остановила. Он целеустремленно ковылял прочь от пахнущей кровью буйвола "жертвы". Это был молодой ягуар, и это похоже окажется его первой и последней ошибкой. Нельзя было так безоглядно мчаться на запах.
  
    - Теперь мечом, он никуда не убежит, - напряженным голосом посоветовал орк. Когда ученик отложил лук и взялся за меч, Харас придержал его за плечо. - Раненый зверь очень опасен. Будь осторожен.
  
    Александр осторожно и неторопливо двинулся к ягуару. Правда в силу того, что все движения его были ускорены, со стороны казалось, что он почти бежит. Зверь, поняв, что ему не уйти развернулся лицом к своему противнику. Он готовился подороже продать свою жизнь. Несколько долгих мгновений противники стояли друг напротив друга, меряясь взглядами.
  
    Александр увидел во взгляде зверя неукротимую ярость, приправленную чувством обреченности. Как и любой другой хищник готовый к прыжку, ягуар завораживал взгляд, в последние мгновения своей жизни он представлял собой шедевр красоты, созданный природой. Наконец, ягуар прыгнул.
  
    Если бы Александр не ускорился, у него просто не было бы шансов уйти из-под удара зверя. Полоска меча блеснула вдоль горла ягуара, и он повалился на землю уже мертвым.
  
    Ученик застыл над телом зверя. Его охватил запоздалый страх - ягуар его чуть не убил. Александр смотрел на мертвого ягуара, и продолжал им восхищаться - это был достойный противник для него. Харас подошел неслышно, в правой руке он протянул котелок со всем необходимым для ритуала.
  
    - Он меня чуть не убил.
  
    - Видел, - спокойно согласился Харас. - Надеюсь, это послужит для тебя уроком, и ты не будешь относиться с пренебрежением к противникам, которые медленнее тебя. Перед смертью любой может даже превзойти тебя в скорости, силе и точности.
  
    
  
Глава 6. Уроки магии.
  
  
    Стража ученика пришлась на утренние часы. Под утро лес все-таки притих, замолчали даже птицы. Утренний охранник переводил взгляд между деревьями, иногда сосредотачивая внимания на том или ином листе, и наблюдая за тем, как на нем скапливается влага. Потом, не выдержав веса влаги, лист сгибается и стряхивает с себя очередную каплю. Ученик уже акклиматизировался к столь влажному климату, но до сих пор удивлялся, видя столь разительные отличия от своей родины.
  
    В отличии от орка Александр не придумал себе занятие и дико скучал. Плюс он не мог полностью положиться на свои татуировки как учитель, у него их было всего четыре. Вот и приходилось смотреть в оба. После визита ягуара учитель окружил место их ночевки охранным кругом, через который запах не проникал наружу. Теперь опасности нападения хищника, учуявшего кровь, не было. Главное было не пропустить случайно забредшего к ним зверя.
  
    Сразу после рассвета из подлеска вынырнул Клык. Он подошел поближе к Александру и уставился ему в лицо, как бы спрашивая: "Что-нибудь надо?". Ученик удивился, когда орк рассказал ему, что многие животные могут прекрасно понимать людей. Им даже не требуется слов, достаточно мимики лица и жестов. Александру хотелось подобно Клыку научиться понимать язык тела. Воплощению этого желания в жизнь препятствовало только одно - отсутствие практики. Орки, как оказалось, не очень эмоциональны, а в радиусе трехсот километров больше никого найти было нельзя.
  
    В ответ Александр только отрицательно покачал головой. В этот момент проснулся Харас. Не открывая глаз, он сообщил:
  
    - Последняя цель нашей охоты направляется к водопою.
  
    - Кто на этот раз? - без всяких эмоций на лице спросил ученик. Сразу было видно, что события последней недели сильно его вымотали. Все остальное время, прожитое учеником в этом мире, прошло спокойно. Тренировки больше не казались ему издевательством.
  
    - Кабан. Не знаю, насколько хороши на вкус тигр, ягуар и крокодил, а мясо дикого кабана, как показывает практика, съедобно. Так что шевелись.
  
    Александр не стал спорить. Он подхватил добытую вчера голову буйвола и прошелся вперед, чтобы размять затекшие за ночь ноги. Как только он отошел на пару шагов, он услышал разочарованный голос учителя:
  
    - И зачем ты пересек охранный круг? Теперь, чтобы возобновить заклинание, мне понадобиться начинать все с начала.
  
    Ученик тут же ступил обратно в круг.
  
    - Так я не надолго же.
  
    - Ты не понял, - констатировал орк. - Когда ты пересек круг, ты разрушил заклинание. Больше оно не работает.
  
    - Я же не знал, - обиженно произнес Александр. Он то и дело умудрялся разрушать заклинания, которые учитель, казалось, налаживал на все, что его окружало. Еще одно разрушенное по неосторожности заклинание вызвало лишь раздражение.
  
    - Ты всегда так говоришь, - тихо сказал учитель, и громче добавил: - Начну учить магии сразу после возвращения.
  
    - А чего эти заклинания все время ломаются?
  
    - Они не ломаются, - орк поморщился, услышав эти слова. - Долго объяснять. Бери лучше Клыка и пойдем уже.
  
    - А запах крови?
  
    - Обойдешься и так. Как собираешься завалить кабана? Их там целая семейка.
  
    Слова учителя тут же подтвердились. Оба охотника вышли на открытое пространство. Вдалеке можно было разглядеть полоску речки, а на подходе к ней виднелась стайка небольших с виду животных, их было не меньше пяти.
  
    Идей у Александра особых не было. Кабан - это конечно не хищник, но близко с ним сходиться не хотелось, ему вполне хватило вчерашнего ягуара.
  
    - Клык погонит одного на меня, а я его из лука, - неуверенно сказал ученик и посмотрел вопросительно на Хараса.
  
    - Обычно охотятся не так, но я сморю, тебе понравился именно такой способ. Не советую к нему привыкать. Обычно зверь, когда на него охотятся, бежит от тебя, а не к тебе. - Харас сделал паузу, убеждаясь, что до ученика дошло, и добавил, делая приглашающий жест: - В этот раз все делай сам, а я посмотрю.
  
    Александр взял с собой только лук с колчаном и двинулся в стороны речки. На ходу он подозвал к себе Клыка и знаком показал, чтобы тот шел рядом. За прошедшее время ученик успел обучить волка разным знакам, так что проблем со стороны Клыка он не предвидел. На волка можно было положиться.
  
    Вместе с волком он подошел к берегу речки примерно за сто метров до семейки кабанов. Александр приказал волку залечь на месте, а сам пошел в обход по широкой дуге вокруг. Пришлось идти скрытно, чтобы не дай бог кабаны не заметили, тогда Клыку не удастся выгнать зверя прямо на него. Добравшись, наконец, до места он начал готовиться, и тут до него дошло, чтобы натянуть лук и выстрелить придется встать в полный рост. Учитель то, наверняка, сразу понял его ошибку. Но ничего не сказал, гад. Ученик сплюнул в сердцах, но продолжал лежать. Надо было что-нибудь придумать.
  
    Охотник находился с подветренной стороны, так что время подумать у него было. Только мысли упорно не хотели появляться. В голову приходили одни глупости.
  
    В конце концов, Александру надоело ожидание. Он без всяких хитростей встал и быстро натянул тетиву на лук, после чего сразу свистнул Клыку, спрятавшемуся с противоположной стороны от кабанов. Тот немедленно вскочил и двинулся в сторону хозяина.
  
    Семейка кабанов бросилась сначала от вставшего в полный рост охотника, а когда им на перехват бросился крупный волк изменили направление, удаляясь прочь от водопоя.
  
    Молодой охотник прицелился и выстрелил в заднюю ногу одного из кабанов. Промахнуться он не мог - стрела была зачарована. Раненый в ногу зверь замедлил бег, но не остановился. Пришлось спешно накладывать на тетиву еще одну стрелу. Вторая стрела попала еще в одну ногу. На этот раз кабан запнулся и покатился по земле, но он все еще оставался живым, для того чтобы его добить стрела не годилась. Ученик отбросил лук и ринулся к повалившемуся зверю. На ходу он выхватил из пояса кинжал.
  
    После того как один из них упал, кабаны развернулись, по-видимому, намереваясь защищать упавшего сородича. Александр даже притормозил, увидев это. У него был в руках один кинжал, с ним против нескольких разъяренных кабанов не выстоишь. Один из кабанов направился прямо на непутевого охотника.
  
    Неожиданно со стороны мелькнул серый мех, и в кабана врезалась тяжелая туша волка. Клык подоспел вовремя. Послышался визг поваленного кабана, Клык сомкнул свою пасть на его ноге и с легкостью ее перекусил. После этого он бросился на следующего кабана.
  
    Александр, подбодренный появлением верного друга, ринулся к поваленному им зверю чтобы добить. Он придавил кабана, чтобы тот не дергался и перерезал ему глотку. Так обычно прибивали свиней у него дома. Отец ему показывал, как это делается, но самому этого делать Александру не приходилось.
  
    Клык к этому моменту успел расправиться и со вторым зверем и собирался броситься за следующим. Остальные кабаны решили ретироваться, и быстро убегали прочь.
  
    Ученик подозвал к себе волка, троих кабанов им было вполне достаточно.
  
    Харас, как только отправил ученика, бегом вернулся к месту ночевки собирать вещи. Собравшись, он взгромоздил себе на спину тушу ягуара и пошел обратно. Он вышел из леса как раз в тот момент, когда ученик начал активные действия. Он прекрасно разглядел все происходящее по дороге.
  
    Орк подошел к Александру под самый конец бойни. Ученик опять умудрился измазюкаться в крови. Пожалуй, он уже окончательно испортил одежду, она слишком сильно пропиталась кровью. Не отстираешь, и магия не поможет - старый орк был не силен во всяких хозяйственных штучках, он в первую очередь был воином. Успокаивало то, что за эту охоту они разжились шкурами нескольких зверей, так что можно будет сделать обновку из них.
  
    - Я смотрю, ты максималист, - с усмешкой сказал он Александру.
  
    - Мой только один, - коротко ответил тот. - Остальных двоих завалил Клык.
  
    У водопоя было спокойно, так что переправить добычу и переправиться самим не составило труда. Напрячь мозги пришлось только на другом берегу - это все еще предстояло тащить до самой хижины. Для решения этой задачи пришлось соорудить простенькую волокушу из подручных материалов. Она, правда, получилась хлипенькой, но на десяток километров до хижины должно было хватить, а большего охотникам и не надо было.
  
    Пока они тащили свой груз, Харас решил начать обучение магии ученика с одной сказки, которую ему в свое время рассказывал его учитель:
  
    - Давным-давно в бескрайней степи стояло поселение, - тихо начал свой рассказ орк, - единственным неудобством поселян было отсутствие поблизости источников воды. Однако, это поселение было важно для купцов, как перевалочный пункт, и они исправно поставляли в него воду. Но однажды началась война, и купцы перестали ездить.
  
    Запасы воды подходили к концу, и жители поселения начали обдумывать возможности переселения в другое место. Однако, были и не смирившиеся, они собирались найти возможность добывать воду поблизости от поселения.
  
    Верующие обратились в молитвах к своему богу, моля его о помощи. Бог услышал их молитвы и сказал: "Да будет у вас река".
  
    Единственный маг в поселении решил совершить, давно подготовленный ритуал, для призыва подземных вод, дабы неподалеку образовалась речка.
  
    Приезжий ученый дварф достал из своего багажа свои хитро-мудрые приборы и начал исследовать окрестности на наличие возможных источников воды.
  
    Один из поселян, который переселился сюда из других мест, решил вспомнить свои прежние навыки по поиску воды. Он раньше выкопал не один колодец, и место для него всегда выбирал самостоятельно. Он взял инструменты, небольшой запас пропитания и отправился в степь. Через некоторое время он приметил место, где по всем признакам можно было найти воду. Удивительно просто, что никто раньше ее тут не нашел.
  
    Земля была каменистая, пришлось доставать из сумы кирку. После нескольких ударов в земле была пробита дыра, из которой фонтаном ударила вода. Уже через несколько часов на том месте образовалось небольшое озерцо, послужившее истоком для речки. Русло этой речки прошло неподалеку от поселения.
  
    Все жители поселения собрались на берегу долгожданного источника воды. То и дело были слышны радостные возгласы.
  
    Жрец поселения взобрался на возвышение и обратился к остальным: "Несколько дней я и еще некоторые из посельчан молились богу, и он откликнулся, ниспослав нам эту речку. Давайте же поблагодарим его теперь все вместе за это".
  
    Услышав это, маг возмутился: "Я сегодня провел ритуал призыва подземных вод, и это благодаря моим стараниям рядом с поселением протекает речка".
  
    Ученый дварф выслушал обоих и снисходительно заметил: "Я сегодня провел исследования насчет ближайших источников воды, и выяснил, что в ближайшем будущем тут должна была появиться река. Она образовалась бы тут, так или иначе. Так что ваш спор не имеет смысла".
  
    Поселенец, вернувшийся из степи, прибыл как раз, чтобы услышать этот разговор. Спор трех "мудрецов" его так развеселил, что он долго не мог отсмеяться. Когда же он успокоился, пояснил всем присутствующим причину своего веселья: "Пока некоторые тут молились, кривлялись и несли тарабарщину, а некоторые и в бумажках копались, я ходил в степь искать воду и своими собственными руками пробил дорогу для источника воды".
  
    Поселенцы долго еще спорили, насчет того, кто тогда оказался прав, но не нашли ответа. Потом множество мудрецов пытались его отыскать, но так же потерпели неудачу.
  
    - А ты, ученик, как думаешь, кто прав? - неожиданно завершил свою речь орк. - Можешь подумать, пока мы будем идти к хижине.
  
    Александр не понимал, как эта сказка относится к урокам магии, но, тем не менее, честно пытался найти правого. Шли они медленно, так что у ученика было много времени на обдумывание вопроса.
  
    Орк не мешал думать Александру. Ему хотелось узнать - сможет ли ученик отгадать правильный ответ. В свое время ему самому это не удалось. Чтобы найти правильный ответ на этот вопрос надо частично знать этот ответ.
  
    - Ну что, подумал? - спросил Харас, когда они подходили к хижине.
  
    - Ага, - ученик кивнул и начал излагать свои рассуждения: - Жрец приписывает заслугу появления реки себе и тем, кто вместе с ним молился. Однако бог не сообщал жрецу о том, что их мольбы услышаны и будут выполнены. Так что, его утверждение, что вся заслуга принадлежит молившимся и богу, сотворившему в ответ на молитвы реку, это всего лишь предположение.
  
    Маг говорит, что это он создал реку. Но неизвестно - под силу ли ему это или нет? Ведь, раньше он этого не делал. Нельзя с уверенностью сказать, насколько успешно завершился его ритуал, а если и успешно, то не из-за помощи ли бога?
  
    Дварф, как я понял, провел свои исследования после вмешательства бога и мага. Так что результаты его исследования могут отличаться от результатов, которые он мог бы получить еще неделю назад. Да, и какой толк оттого, что он подтвердил, что создание реки поблизости от поселения возможно? Он просто подтвердил возможность, заслуги в этом его нет.
  
    Впрочем, у поселянина, пошедшего на поиски воды, тоже мало оснований говорить, что именно благодаря его усилиям появилась река. Ведь, если бы не он, то это же мог сделать, например, дварф.
  
    По-моему прав в этой истории бог. Хотя бы потому, что все остальные не правы.
  
    Александр высказал все это буквально на одном дыхании. Посчитав свою задачу выполненной, он отпустил волокушу, снял с плеча свой мешок с вещами и уселся на лавку перед хижиной, ожидая ответа учителя.
  
    Харас не знал, как лучше будет прокомментировать такой ответ. Он нахмурился и почесал у себя в затылке. Ответ ученика был еще дальше от истины, чем его собственный вариант, который он высказывал в детстве. Орк подумал еще немного, и решил не разводить дипломатию:
  
    - Ты совершенно не прав. Судя по твоим рассуждениям, получается, что правых в этой истории нет, а ведь очевидно, что река появилась именно благодаря усилиям их всех. И жрец, и маг, и дварф, и поселенец предпринимали определенные меры для достижения цели.
  
    Единственное, на счет чего ты угадал - это причастность ко всему происходящему бога. Обычно к его участию все, впервые услышавшие эту сказку, относятся скептически. Он же всего лишь сказал несколько слов.
  
    Вот скажи, почему ты решил, что бог имеет ко всему происходящему хоть какое отношение?
  
    - Ну, я просто исключил всех остальных, - неуверенно заявил Александр. - Остался только бог. Вот, он и прав.
  
    - На самом деле все намного сложнее. Пожалуй, я начну объяснять не с бога. Но не сейчас, а по дороге обратно к телам тигра и аллигатора. Давай, закинем в хижину нашу добычу.
  
    Принесенную с собой добычу, они затащили в хижину быстро. Задержаться пришлось, только из-за испорченной одежды ученика. Подходящей замены одежды долго нельзя было найти. В результате Александр вынужден был надеть запасную одежду орка, которая оказалась ему велика. Со стороны он выглядел комично.
  
    - Ничего, - успокаивал его Харас, - вернемся, сделаем тебе новую одежду.
  
    Наконец, оба отправились к захоронению. Так уж выходило, что весь этот день заняло перетаскивание с одного места на другое добытых зверей. Харасу пришлось смириться с таким изменением его планов. До вечера они сделали еще две ходки за тушами тигра и аллигатора. Польза от всего этого была только одна - орку удалось рассказать не только теорию магии шаманов орков, которая ограничивалась как раз одной сказкой и объяснением ее значения. Дополнительно он еще рассказал теорию магии людей - ту, что доминировала в Империи Казан.
  
    Как только они отправились из хижины за первой тушей, Харас вернулся к прерванному разговору:
  
    - Как и обещал, начну с поселенца. Именно он пробил путь для воды, и поэтому имеет право утверждать, что благодаря его усилиям река получила возможность выйти на поверхность. Нельзя отрицать что, имея опыт в поиске источников воды, он, так или иначе, нашел бы его. Правда, вполне возможно этот источник нашелся бы достаточно далеко.
  
    Дальше маг. Он провел ритуал для призыва подземных вод на поверхность. Это ему удалось, но все его усилия пропали бы в туне, если бы поселенец не пробил дорогу для этой воды. Или магу пришлось бы создать исток для реки самостоятельно. Так что он смог бы создать реку и самостоятельно, но прошла бы она так же удачно поблизости от поселения?
  
    Ученый дварф с помощью своих приборов нашел источник воды. Нашел ли он тот источник, что создал маг, или другой мы не знаем. Но в любом случае дварф был в состоянии самостоятельно найти ближайший источник и рассказать о нем поселянам, а так же предложить им способ добывать из него воду.
  
    Жрец, как представитель бога в мире, мог бы и самостоятельно воспользоваться расположением бога и создать рядом с поселением реку подобно магу. Только видимо у бога была неподходящая специализация, и осталось только возносить ему молитвы.
  
    Бог мог самостоятельно явиться в посление и воспользоваться одним из вышеперечисленных способов. Так, правда, поступают совсем уж слабые божки, иначе последних верующих растеряют. Но чаще всего боги поступают так, как и наш сказочный - просто произносят в слух желание, вкладывая в него часть своей силы. В зависимости от могущества бога и количества его верующих это желание исполняется полностью или частично. Этим желанием он просто изменяет мироздание как хочет.
  
    Можно сказать, что бог создал реку поблизости от поселения руками всех вышеперечисленных. Они, конечно, могли создать ее и сами, но поселенцу, скорее всего, пришлось бы долго искать источник воды, магу, наверняка, тяжелее обошелся бы ритуал и он был бы не столь результативен, хотя это и зависит больше от его мастерства, а дварф нашел бы источник воды не так близко от поселение, и этот источник мог оказаться не таким удобным. Жрецу же в любом случае оставалось только молиться.
  
    Закончив говорить, Харас сделал небольшую паузу, наблюдая за учеником. Тот пригорюнился - он ведь дал, по сути, противоположный ответ.
  
    - Не расстраивайся ты так, - начал его успокаивать орк, - ты тоже дал правильный ответ.
  
    После этих слов ученик удивленно вскинулся:
  
    - Как это?
  
    - Я в своем ответе рассказал, в чем каждый был прав, а ты дал вторую половину ответа - в чем каждый был не прав. Но все это неважно, главное запомни суть: "К каждой цели есть несколько путей, и только один из них - магия". Так что никогда не забывай про другие способы решения проблемы. Ведь, как ты сам отметил, у каждого пути есть свои недостатки.
  
    - А всего их четыре, - произнес Александр, проведя в уме некоторые подсчеты.
  
    - Вообще то, я назвал пять способов, - тут же возразил орк, - но их на самом деле еще больше.
  
    - Какой пятый?
  
    - Неважно, просто не забывай при решении проблемы искать разные пути, на всякий случай. Например, кого будем тащить к хижине первым? - напомнил о цели их прогулки орк.
  
    Выбрали тигра. Обоим охотникам не хотелось первым тащить тяжеленного аллигатора, его решили оставить на потом. Приключений по дороге к хижине никаких не было, так что Харас спокойно продолжал рассказывать необходимую, по его мнению, теорию магии:
  
    - Есть бесконечное множество способов творить магию. При этом может понадобиться как простая ручная работа, так и долгие расчеты и исследования для определения результата.
  
    Для магии результаты исследований вообще важны. Они очень облегчают создание новых заклинаний и с помощью новых знаний можно сделать старые заклинания более эффективными. Например, если бы ученый подсказал магу, где проще всего призвать подводные воды на поверхность, то маг для достижения результата мог потратить меньше сил...
  
    Орк еще долго теоретизировал и рассказывал разные поучительные примеры. Но ученик его уже слушал в пол уха. Даже его любознательности был определенный предел. Сам он, чтобы немного отвлечься впал в мечтательную дрему. Его воображение рисовало ему красочные картины его возможного будущего. Мечтания иногда прерывались, и ученик начинал обращать внимание на окружающую их природу.
  
    Во время пребывания в этом мире у него постоянно были какие-либо заботы, и он практически не обращал внимания на окружающую его действительность. Оправданием такому положению дел служило отсутствие всяческих причин обращать более пристальное внимание к чему-либо не относящемуся к учебе. Процесс обучения слишком сильно захватил Александра. Вся степень его отстраненности от окружающего его мира становилась понятной ученику только сейчас, когда он новым взглядом рассматривал лес и прислушивался к его звукам.
  
    Вечнозеленый лес был точно таким же, каким Александр его запомнил по первому дню пребывания в этом мире. С тех пор он к нему уже привык, и относился к нему, как к дому. Не было уже того мандража, что присутствовал в первом походе по этому лесу, все казалось обыденным.
  
    Ученик попытался вспомнить, что он видел за все время пребывания в новом мире. По приблизительным прикидкам у Александра получалось, что он видел лишь небольшой клочок земли, не превышающий размерами в радиусе десяти километров. И на этом клочке земли единственной достопримечательностью была хижина.
  
    За все время монолога орка отвлечься от раздумий ученика заставил только рассказ о теории магии:
  
    - Я, как раз перед тем как оказаться на этом острове, был наемником в одной человеческой империи. Так там мне один местный маг рассказал их общую теорию магии. Она почти во всех школах магии людей одинаковая, с небольшими поправками.
  
    "Магия - это инструмент изменения окружающего мира. Современные маги выделяют три основных способа творить магию.
  
    Первый - божественный. Этот способ характеризуется тем, что в качестве магического инструмента выступает душа мага. Из названия можно понять, что в основном этим способом пользуются боги.
  
    Второй - предметный. Этот способ наименее требователен к возможностям человека, но, как правило, весьма сложен в исполнении. Окружающий мир в нем изменяют внешние силы, а маг лишь запускает их в действие при помощи вспомогательных средств.
  
    Третий - интуитивный. Промежуточный вариант между божественным и предметным способом. В этом случае все вспомогательные средства или только их часть заменяется определенными способностями души мага. Обучение такому способу весьма сложно, но он гораздо более гибок в реализации, чем предметный способ.
  
    Два последних способа сильно ограничены в результатах каждого отдельного заклинания. Под заклинанием в данном случае понимается набор действий, приведший к заранее известному результату.
  
    Эта ограниченность выражается в том, что если, например, необходимо перетащить камень с одного места на другой, то при помощи предметного и интуитивного способа он будет перенесен на новое место, но при этом будет затронут только этот камень, а весь остальной мир будет изменяться случайно. При божественном же способе, камень будет перенесен так, как будто он всегда лежал на новом месте.
  
    Из-за того, что люди могут пользоваться только последними двумя способами и ограниченности воздействия этих способов, принято делить магию по дисциплинам. Под магической дисциплиной понимается некоторая область, с которой работает магия. Например, "пиромантия" - магическая дисциплина, работающая с огнем, "спиритизм" - магическая дисциплина, работающая со всеми видами духов и т.д.
  
    Не существует общего списка дисциплин, их количество и состав постоянно изменяется. Новая дисциплина может появиться с открытием какого-либо ранее неизвестного явления, с которым научился работать хотя бы один маг. Так же, новая дисциплина может появиться как специализация или обобщение ранее существовавших дисциплин. Дисциплина может исчезнуть, за ненадобностью или со смертью последнего её адепта и потерей всех источников с ее описанием.
  
    Владение магической дисциплиной делится на два уровня: подмастерья и мага. Подмастерье работает в рамках данной дисциплины только с помощью предметного способа, а маг хотя бы частично с помощью интуитивного.
  
    Полным описанием заклинания называется его описание для предметной магии".
  
    Харас изложил ученику точное содержание пролога из книги "О дисциплинах магии", которую в свое время читал каждый человеческий маг. Именно эту книгу ему и процитировал имперский маг, в уже далеком для орка прошлом. То были лучшие его годы. Он тогда активно путешествовал по миру и прошел с севера на юг весь восток материка, побывал в самой древней империи, у эльфов, у дварфов с гномами, был в царстве троллей, пересек степи кентавров и ходил по диким лесам. В Империи Казан ему даже удалось посетить их святыню - Собор Вечности. Гигантское здание произвело на молодого орка неизгладимое впечатление. Особенно поразил своим видом столь же огромных размеров, как и собор, искусно расписанный алтарь, хотя молодому Харасу он почему-то напомнил саркофаг.
  
    - Получается школы магии, это дисциплины и есть? - прервал невольно нахлынувшие на учителя воспоминания.
  
    - Нет, - рассеянно ответил орк, усиленно ища подходящие слова для ответа. - Бывают, конечно, такие магические школы, которые ограничиваются одной единственной дисциплиной, но обычно в рамках одной магической школы изучается целый ряд дисциплин. Все дисциплины не удалось изучить еще никому, поэтому они обычно делятся на группы в рамках магических школ. Те магические школы, в которых удачно подобран набор дисциплин, обычно переживают своих создателей и становятся широко распространенными. Как-то проклассифицировали и шаманов орков. Оказалось, что наша школа содержит только две магические дисциплины: спиритизм и шаманизм. Но я тебя не только им учить буду.
  
    - Что это за дисциплины? - задал вертевшийся на языке вопрос ученик.
  
    - Позже объясню. Сначала тебе нужно освоить основы магии.
  
    - Так мы же уже начали! Я вот татуировки делать умею.
  
    - Там ты используешь свои естественные магические способности, осознанно ты еще ничего подобного не делал, - снисходительно пояснил Харас.
  
    
  
    После завершения перетаскивания добычи охотники устроили себе небольшой отдых и перекусили заодно. Поев, каждый занялся своим делом. Харасу нужно было устроить всю добычу, так чтобы она не испортилась. Добычи было больше обычного, поэтому орк сейчас работал лопатой, чтобы углубить яму, в которой хранил свои припасы. Потом еще придется накладывать повторно заклинания, для того чтобы мясо не портилось.
  
    Ученик первым делом принялся за свое оружие: меч с кинжалом надо было подточить, посмотреть, целы ли все стрелы, проверить на счет наличия повреждений сам лук и прочие мелкие дела. Время от времени Александр с завистью поглядывал на арсенал учителя. У того оружие не требовало такой заботы, главное не забывать обновлять заклинания, следящие за его состоянием.
  
    "Надо сначала тебе научиться ухаживать за оружием своими руками", мысленно передразнивал учителя Александр. "Вечно он меня все своими руками делать заставляет, а у самого все хозяйство на магии держится". Ученик понимал важность овладения этими навыками, но все равно ему хотелось быстрее добраться самому до настоящей магии. Он в этом мире ее видел постоянно, но сам воспользоваться ее плодами все никак не мог.
  
    - Все? Можем начинать? - сразу оживился Александр, как только в хижину вошел учитель.
  
    - Раз ты потерпеть не можешь, то начнем, - понимающе отозвался орк. - Устройся поудобнее. Можно прямо на полу.
  
    Ученик воспользовался советом учителя и устроился прямо на полу. Дополнительно пришлось повозиться из-за одежды, она все же была ему велика и сама по себе служила причиной неудобства. Когда закончил возиться на полу, он кивнул учителю и стал внимательно слушать.
  
    - Маги воздействуют на окружающий мир с помощью "невидимых" инструментов и материалом для них служит мана. Она нужна даже тем магам, которые пользуются только предметной магией. По сути дела магами называют тех, кто умеет накапливать ману, а потом вкладывать ее в свои заклинания. С маной руками не поработаешь, с ней работают посредством души.
  
    Сейчас ты будешь делать простейшее упражнение - пытаться вобрать в себя хоть чуть-чуть маны и почувствовать, что же это такое. Можешь начинать.
  
    Сказав последние слова, Харас отвернулся от ученика и вышел из хижины.
  
    - И что же мне делать? - задал вопрос в пустоту Александр. Раньше, чему бы не учил его орк, он неотрывно следил за ним и поправлял каждую оплошность, а теперь только сказал начинать и ушел. "Уточнил бы хоть что начинать!", угрюмо думал ученик. Потом все же успокоился и стал пытаться сделать "то, сам не знаю что".
  
    
  
    В это время старый орк спокойно достал добытого ягуара и стал его разделывать и снимать шкуру. Всю кровь зверя он спустил еще в лесу, там же он его частично выпотрошил. Остальное было делом техника, а за долгую жизнь отшельника орк научился разделывать различную дичь. Он от нечего делать даже десяток муравьев как то "освежевал". Так что, сейчас Харас вооружился ножом и отточенными за годы движениями начал снимать с жертвы шкуру.
  
    Об ученике он не волновался. Обучение магии у всех начинается так: ученика как птенца оставляют одного и он либо научиться работать с маной либо нет. Хорошо что в отличии от птенцов ученик при этом не рискует разбиться.
  
    К сожалению, на данном этапе не один учитель не может ничем помочь своему ученику. У каждого собственно представление о мане и способе с ней обращаться. Чужие советы в этом деле только запутывают и мешают приобрести собственное понимание этого процесса. Эта первая ассоциация немало помогает начинающим магам, потом от нее лучше избавиться. Опытному магу первая ассоциация маны только мешает.
  
    Все эти ассоциации часто приводят к довольно к курьезным ситуациям и служат поводами для насмешек. Орк в очередной раз погрузился в воспоминания о молодости и беззвучно рассмеялся, едва сдерживаясь, чтобы не захохотать в голос... В его молодости было много места для веселья. Скучным обучение магии не назовет ни один настоящий маг.
  
    
  
    Ученик не прекращал своих попыток до самого утра. По началу он даже вошел в азарт и пытался "впитать" в себя ману из всего подряд. Потом он охладел к своим беспорядочным метаниям и попытался расслабиться и впитать "эту чертову ману" в таком состоянии. Но вместо этого чуть не заснул - уж больно сильно расслабился.
  
    Очнувшись от дремы он заметил, что из под двери в хижину проглядывают солнечные лучи. "Интересно еще только утро, или за полдень успело перевалить?", лениво подумал Александр. Подниматься совсем не хотелось. Не смотря на то, что он большую часть ночи провел в полудреме, по настоящему он так и не поспал и сейчас чувствовал себя полностью разбитым. Кроме того его пожирал нечеловеческий голод и по всему телу разливалось чувство опустошенности.
  
    Для того чтобы подняться на ноги и подойти к кувшину с водой Александру пришлось сделать над собой титаническое усилие. Он выплеснул немного воды себе на ладонь и протер ею себе слушающиеся от усталости глаза. Но прежде чем ученик успел довести дело до конца он пораженно замер.
  
    Причиной этому послужило неожиданное ощущение. Ученику показалось, что ему удалось то, к чему он стремился всю ночь. Он почувствовал, что по его душе как будто разливается свежая родниковая вода. Опасаясь, что это оказалось лишь плодом его воспаленного воображения, он поднес руку к горлу кувшина и попытался повторить опыт.
  
    Сначала ничего не получилось, но через несколько минут непрерывных попыток новое ощущение вернулось. По лицу Александра сама собой растеклась улыбка - он все-таки добился своего!
  
    
  
    Утром, когда солнце поднялось немного над деревьями, ученик ураганом вылетел из хижины, что-то крича на своем родном языке. Кажется, это был их боевой клич: "Ура!". Харас понаблюдал за этим буйством с пол часа, но потом ему это все же надоело и он веско заметил:
  
    - Хватит орать. Как я понимаю, у тебя все-таки получилось?
  
    - Да, - ответил ученик и яростно закивал в подтверждение своих слов. Он никак не мог отойти от своего успеха. - Это... это похоже на родниковую воду, что разливается по тебе, - запинаясь, продолжил он.
  
    - Правда? И откуда ты впитал ману?
  
    - Из воды.
  
    - Попробуй повторить это с моим рукотворным ручьем.
  
    Со стороны казалось, что Харас сейчас полностью спокоен. Но на самом деле в душе у него нарастало то же радостное чувство, что и у ученика. Он, конечно, ожидал, что тому удастся в первый раз впитать ману очень скоро, но он рассчитывал на целую неделю, но никак не на одну ночь.
  
    В тот день орк проверял ученика снова и снова, каждый раз ухудшая условия для испытуемого. Александр на это просто не обращал внимания. Пусть ему каждый следующий раз для того чтобы впитать ману приходилось преодолевать все новые и новые препятствия, но его утреннего энтузиазма казалось хватит навечно. На следующий день Харас начал заставлять ученика впитывать ману уже не из воды, а из каких-нибудь других вещей. Успешно завершилась только попытка впитать ману из земли, больше ничего ученику не давалось. Через несколько дней непрерывных опытов учитель, наконец, объяснил, зачем это было надо:
  
    - Понимаешь, если юный маг после первого удачного опыта впитывания маны будет продолжать пользоваться только одним ее источником, то он рискует в будущем оказаться не способным впитывать любую другую ману. Вот ты успешно впитываешь ману из воды и из земли. Это значит, что эти виды маны тобой наиболее хорошо усваиваются. Если будешь тренироваться и дальше, то ты сможешь употреблять и все другие виды, но эти два у тебя будут самыми удобными.
  
    - А из земли разве впитывается мана? - с сомнением спросил ученик. - У меня были немного другие ощущения от того что я впитал.
  
    Орк одобрительно оскалился и объяснил:
  
    - Внимательный, хвалю. Но вот скажи мне, в этом ручье вода?
  
    - Вода, - не задумываясь, подтвердил ученик, не понимая в чем тут подвох.
  
    - А в море, вода?
  
    - Вода.
  
    - Какая же это вода, если она соленая? - с наигранным удивлением спросил орк.
  
    - Но вода же, - возразил Александр, уже понявший свою ошибку.
  
    - Вот видишь, и мана бывает разная. Вернее с разными примесями. Чистая мана может вызывать только академический интерес, с ней никто на самом деле не работает. С огнем удобнее всего работать с помощью огненной маны, с воздухом воздушной и так далее. Любому магу удобнее работать со своей собственной маной, если ты впитаешь ману и долго ее в себе продержишь, то она преобразуется к тому типу маны который появляется в твоей душе.
  
    - Это получается для разных заклинаний нужно использовать разную ману?
  
    - Нет. Я всего лишь сказал, что с определенным видом маны легче творить соответствующие ей заклинания.
  
    Ладно, давай скидывай впитанную ману и сегодня до вечера повторяй этот процесс. Только старайся до предела ману впитывать.
  
    - А почему опять скидывать ману?
  
    - Хочешь сказать ты умеешь с ней делать что-то еще? - с иронией спросил Харас.
  
    - Так научи меня делать с ней это "что-то".
  
    - Ты еще не сможешь, - вздохнул старый орк. - Пойми, каждый маг наращивает свою мощь двумя способами: увеличением количества маны, которое он может удержать за раз, а, следовательно, и использовать в заклинании и еще увеличением своего мастерства, за счет которого он может творить заклинания, используя меньше маны. Ты сейчас находишься в самом начале пути обучения и тебе элементарно не хватит контроля над собранной маной, даже чтобы направить ее всю в одну сторону.
  
    - Не правда! - горячо возразил ученик. - Смотри.
  
    Александр развернулся в сторону леса и постарался направить всю собранную за последний раз ману прямо на него. Разозлившись он совсем забыл, что по периметру полянки учитель провел охранную границу и не надо быть великим предсказателем чтобы понять, что он только что в очередной раз разрушил заклинание.
  
    - И зачем ты это сделал? - холодно спросил Харас.
  
    - Ну, у меня же получилось направить ману в одну сторону. Видишь? - рассеянно ответил ученик, и пренебрежительно добавил: - Да и какой только от этой защиты?
  
    Последние слова разъярили орка. Он действительно был селен только в двух дисциплинах - спиритизме и шаманизме, а в остальных он мог создавать заклинания разве что на любительском уровне. Но старый орк очень не любил когда ему об этом напоминали, это сильно задевало его самолюбие. Вдобавок за время своего отшельничества он сильно отвык от подобных подначек.
  
    Злился Харас не долго. Он успокоился сразу, как только пригляделся к ученику, и стал за ним наблюдать с мстительным удовольствием. Даже немного поддакнул его словам:
  
    - Действительно, моя защита мало на что годиться. Она может только предупредить об опасности. Разве что мелочь всякую не пропускает. А ты, я смотрю, опять мазью не намазался?
  
    - Нет, от нее же сильно воняет, - легкомысленно отозвался ученик, не заметивший изменений в настроении орка.
  
    - А зря, - мстительно сказал учитель, наблюдая, как ученика со всех сторон почти мгновенно облепили москиты.
  
    То, что Александр не пользуется мазью, когда находится рядом с хижиной, а полностью полагается на защиту заклинаний учителя собирает вокруг охранного периметра множество москитов. Только при действующем заклинании они не могли добраться до своих жертв. Но как только защита спала, все москиты ринулись наперегонки благодарить своего благодетеля. Орка они не трогали, тот не забывал никогда пользоваться мазью собственного изобретения. Он в свое время уже намучился с этими насекомыми, и повторять свой опыт первого знакомства не желал.
  
    Ученик сделал несколько попыток избавиться от поклонников его "творчества" резкими движениями, но потерпел неудачу. Поняв, что выбора у него нет, Александр с криком "Где мазь?" умчался в сторону хижины. Хотя с зажмуренными глазами добраться до хижины ему удалось с трудом.
  
    - Не слепой, найдешь, - проворчал в ответ Харас, и улыбнулся удачной остроте.
  
    
  
Глава 7. Ритуал.
  
  
    После случая с москитами Александр сначала хотел отомстить учителю, разрушив еще пару таких же хлипких заклинаний, но передумал. Неразумно пилить сук, на котором сидишь. Он ведь сам живет здесь и пользуется результатами этих хлипких, но все же работающих заклинаний. Да если подумать, то он сам же и виноват в случившемся - надо было быть поосторожней.
  
    Харас прекрасно видел метания ученика, и в целом был доволен, что тому хватило одного урока, чтобы понять очевидное.
  
    Александр очень быстро прогрессировал и уже через пару недель орк решился попробовать научить его первому заклинанию.
  
    - Ты быстро учишься, - решил начать разговор издалека орк.
  
    - Какое быстро? Я же даже первый раз впитал ману только после целой ночи попыток, и то чудом.
  
    Такое заявление слегка ошарашило орка, так что он решил объяснить ученику реальное положение дел:
  
    - К твоему сведенью этот первый раз случается в среднем через полгода-год постоянных попыток. У некоторых это занимает даже больше времени. А пока не произойдет этот первый прорыв, их обучают теории. Второй прорыв наступает тогда, когда ученик достигает в контроле маны такого уровня, чтобы сотворить хотя бы простейшее заклинание. До второго прорыва в среднем проходит от полутора до двух лет.
  
    - Так как же тогда я? - растерялся после такого объяснения ученик.
  
    - Ты, по сути, первый кто прошел Испытание прежде чем начать обучение магии. Тот желтый цветок, после того как я его определенным образом добавил его в порошок для татуировки, простимулировал твои магические способности. У меня ведь тоже мои способности сильно увеличились после него, но я тогда уже был обученным шаманом. Так что я ожидал от тебя быстрого результата. Ничего удивительного в произошедшем нет.
  
    - Серьезно? - решил уточнить ученик.
  
    - Серьезно. И по моему ты уже готов к своему первому заклинанию.
  
    На это у Александра не нашлось никаких возражений. Он стал внимательно впитывать новые знания, слушая каждое слово учителя. Тот объяснял ему способ простейшей трансмутации. Как объяснил орк трансмутация - это преобразование одной материи в другую, а заклинание "изменение цвета" простейший его вид. Это заклинание изменяет лишь поверхностные свойства материала, отвечающие за отражение света.
  
    Научное объяснение процесса ученик не совсем понял, но учитель не стал заострять на этом внимание, а перешел сразу к демонстрации. В первый раз ничего не было понятно, просто часть лавки была обычного светло-коричневого цвета и вдруг стала зеленой. Учителю пришлось объяснять, что следует следить за ним не столько глазами и прочими органами чувств, сколько тем чутьем, которым он ощущает магию.
  
    К слову сказать, во время своих тренировок по впитыванию маны Александр постепенно начал ощущать, где и сколько есть ее скоплений. А со временем даже научился различать, где "свободная" мана, а где она задействована в активном заклинании. Как объяснил учитель, способность ощущать результаты магии не связано напрямую с возможностью впитывать ману и встречаются маги абсолютно "глухие" в этом смысле.
  
    Для того чтобы выучить новое заклинание нужно понаблюдать за тем как оно создается, запомнить ощущения, воспринятые своим магическим чутьем, и попробовать самостоятельно их воспроизвести. Когда маг самостоятельно создает заклинание, он не может посмотреть на это как бы со стороны и запомнить ощущения, исключение составляет случай, когда для создания заклинания он использует полностью предметный способ. Поэтому этот способ и считается каноническим видом заклинания.
  
    Когда учитель повторил свое заклинание, Александр следил более внимательно и смутно что-то почувствовал, но запомнить все же не успел. Правда он еще успел заметить что в руке у орка зажата небольшая палочка и она засветилась когда тот создавал заклинание. Про нее он первым делом и спросил.
  
    - Помнишь, я тебе рассказывал о способе записывать "тонкую структуру" заклинания? - начал ответ орк. - Так вот, если маг владеет каким-либо заклинанием и умеет записывать "тонкую структуру" заклинаний, то он вполне может нарисовать на поверхности предмета рисунок вместе с "тонкой структурой" этого заклинания. Ты ведь когда сам создаешь заклинание, по сути, сначала создаешь его "тонкую структуру" и наполняешь ее нужным количеством маны. Это конечно грубое приближение, но примерно так все и есть. Вот на эту палочку мне один маг и нанес структуру этого заклинания, а я просто сейчас использую эту структуру как каркас, наполняя собственной маной. Правда, если ты создаешь заклинание таким образом, то ты не сможешь его запомнить, как если бы ты его создавал сам.
  
    - Тогда можно записать заклинания в книгу и пользоваться нужным при необходимости, - загорелись глаза у ученика.
  
    - Так их и записывают, - подтвердил догадку Александра орк, - но пользоваться книгой для сотворения заклинаний ненадежно. Стоит ее отобрать, и ты будешь абсолютно беспомощным.
  
    - Ну, так можно записывать заклинания прямо на тело, - тут же нашелся ученик, - его то никто не отберет.
  
    - Ты прав, это самый распространенный способ, но надежным его тоже не назовешь. Эту "тонкую структуру" заклинаний можно стереть, это может сделать каждый, кто обладает умением такую структуру наносить. Поэтому серьезно к такому способу никто не относится.
  
    - А мои татуировки, они тоже этим способом нанесены? - пригорюнился после таких известий Александр. Ему не хотелось лишиться с таким трудом добытых способностей.
  
    Харас сразу догадался о причине расстройства ученика и поспешил его успокоить:
  
    - В том то и дело, что немного другим. Ты же наносишь татуировку с помощью своих естественных способностей, и тут происходит все иначе, чем при осознанном нанесении "тонкой структуры". Порошок тоже играет совою роль. Все подстроено так, чтобы все изменения происходили прямо с твоей душой, а из нее никому стереть ничего не удастся. То, что изображено у тебя на теле, лишь внешнее проявление. Эту татуировку ты можешь стереть, но ничего, что она тебе дает, ты не лишишься.
  
    - Тогда так же можно и заклинания записать, и стереть их никто не сможет, - тут же воспрянул духом Александр, выдавая на-гора новую идею. Отступать со своих новых позиций он явно не собирался.
  
    - Если ты придумаешь такой способ, то ты станешь величайшим шаманом, - растянул губы в улыбке орк, наблюдая как горячится ученик.
  
    - А почему шаманом? - искренне стал недоумевать Александр, и вдогонку задал давно волновавший его вопрос: - И какая вообще разница между предметным способом колдовать и шаманством?
  
    - Никакой. Разница есть только между шаманством и каноническим видом заклинаний других школ. И то и то относятся к предметному, но в заклинании сотворенном каноническим видом маг самостоятельно осуществляет подпитку маны заклинания и, таким образом, сам делает результат, а шаман лишь "говорит" при помощи "условных знаков" что ему нужно. Всю полезную работу за шамана делают внешние силы.
  
    Главное запомни, шаманство всегда сильнее обычной магии. Заклинание еще можно разрушить, но шаманство отменить сможет только более сильный шаман, и то если он будет знать, что именно надо изменить. Заклинание удачи будет работать, пока хватит вложенной в него маны, а если тебе шаман сделает удачу, то ты иногда будешь выигрывать, даже изо всех сил пытаясь проиграть. Так что к шаманству надо прибегать очень осторожно и с умом.
  
    - А ты что-нибудь такое умеешь?
  
    - Как тебе сказать, - замялся орк, - шаманить с очень большими силами сложно, так что опытным путем создать хороший ритуал просто нереально. По большому счету все известные ритуалы имеют очень ограниченные последствия. Татуировка Клана и Татуировка Существа - это два самых великих ритуала в истории шаманства.
  
    Это известие, почему-то очень расстроило ученика, поэтому Харас нехотя добавил:
  
    - Я большую часть жизни прожил отшельником, так что у меня было много свободного времени, чтобы составить еще один ритуал, который может претендовать на звание великого.
  
    - А ты его испробовал? - тут же заинтересовался ученик.
  
    - Конечно, нет!
  
    - Почему? А что он делает? Может, сейчас попробуешь? - завалил своего учителя вопросами Александр.
  
    - Этот ритуал помогает в случае опасности уйти от смерти, а если тебя куда-нибудь заточат надолго, то он поможет выбраться из заточения. Я очень долго подбирал все необходимое для такого ритуала.
  
    А почему я его не испробовал: во-первых, я не могу его провести сам над собой, а, во-вторых, я не уверен, что результат будет именно таким, каким я его задумал. Он может вообще оказаться противоположным, - чуть тише добавил орк. Харас говорил все это неохотно, но по нему все равно было видно, что испробовать свой ритуал все же хотелось.
  
    - Так, может, на мне попробуешь? - нерешительно высказал, напрашивающееся само собой, предложение Александр.
  
    - Знаешь, - задумался Харас, - может с тебя хватит Испытания? Ты и так вляпался в него по уши, а теперь хочешь залезть еще в один ритуал не закончив предыдущего. Я даже не могу предположить, чем это может обернуться.
  
    - Так Испытание вроде закончилось успешно. Я целый и невредимый вернулся. Или нет?
  
    - Целый... Ладно уболтал, - махнул рукой Харас, - Но Гром меня раздери, если с тобой, что-нибудь случиться, то запомни, что сам это выбрал. Ты, кстати, еще не передумал изучать свое первое заклинание, - заметил в своей руке палочку с записанным на ней заклинанием орк.
  
    - Нет, - коротко ответил ученик, и они принялись за прежнее занятие - орк раз за разом повторял заклинание, а Александр пытался его запомнить. Когда ученику показалось, что он хорошо запомнил заклинание, орк отправился подготавливать свой ритуал. Александр же остался пробовать создать самостоятельно первое свое заклинание.
  
    
  
    Подготовка обещанного Александру ритуала заняла пять дней. За это же время удалось завершить и работу над новой одеждой ученика:
  
    Из шкуры тигра ему был сделан плащ, а шкура леопарда пошла на рубаху и исподнее. Больше всего орку понравилась кожа аллигатора. Из нее изготовили сапоги, плотные штаны, ремень и сумку. Из рогов буйвола для всего этого были вырезаны различные крючки, застежки и широкая расписная пряжка для ремня. Последнюю вырезал сам Александр, на ней он изобразил так понравившегося ему феникса с клановой татуировки.
  
    Все обновки было решено зачаровать. Александр хотел сделать это сам, но Харас его отговорил. Орк все сделает с гарантией качества, а ученик еще может чего напортачить. "Лучше наблюдай и запоминай", напоследок посоветовал Александру учитель. Зачаровывать одежду пришлось при помощи ритуалов, так как орк все равно не умел иначе, да и надежнее так. Все необходимые ритуалы оказались личными разработками Хараса, придуманными в годы отшельничества. А чтобы не растягивать процесс, все ритуалы планировалось провести вместе, один за другим.
  
    Первым делом на одежду должны будут наложены чары, позволяющие ей самой восстанавливаться к прежнему виду, если от нее остался хоть один клочок. За этот ритуал Харас испытывал особую гордость, в результирующих чарах использовалась магия времени, а со временем мало кто умел работать. У этого ритуала было только одно ограничение - он должен проводиться над вещью раньше, чем на нее будут наложены другие чары, иначе результат ранее наложенных чар мог оказаться непредсказуем. В этом ритуале дополнительно определялся "хозяин" вещи, чтобы можно потом было наложить на нее и другие чары.
  
    Дальше надо было наложить почти стандартное заклинание для одежды людей, позволяющее одежды изменять размер вместе с изменением ее хозяина. Этим заклинанием широко пользовались многие дворяне, так как на одежду нередко накладывали еще много разных чар, а делать новый набор, каждый раз, как изменятся твои размеры вообще то накладно. Модификацией этого же заклинания пользовались и поголовно все военные имеющие деньги на мага, они накладывали его на доспехи. Так что о размерах обмундирования обычно люди не волновались. Через доспехи это заклинание и перекочевало к оркам, которые по достоинству его оценили.
  
    Надо заметить, что применение заклинаний в портняжной сфере весьма разнообразно и изобретательно у людей. Однако в полной мере этим могут пользоваться только властьимущие и состоятельные люди. У дворян чаще других используются заклинания позволяющие носить вещи, лишь представителям данного рода. Правда, от дрязг из-за наследства это нововведение не избавило. Когда такими заклинаниями снабдили почти все королевские регалии, количество интриг и попыток переворотов уменьшилось лишь на пару столетий, потом вся знать опять перероднилась и началось все по новой, но мода на "родовые" вещи не прекратилась, а лишь усилилась.
  
    Но все нововведения в людской моде, мало затрагивали орков, так что Александру пришлось обойтись лишь двумя заклинаниями на своих вещах.
  
    Сверх этих двух Харас добавил только одно - увеличение объема его сумки из кожи аллигатора. Теперь у него будет точно такая котомка, как у учителя. Этот факт примерял его с разочарованием, насчет небольшого количества полезных чар на одежду.
  
    Так что перед "экспериментом" надо было провести еще три ритуала. Александр должен будет следить за ними очень внимательно - это будет его почти единственный шанс расширить свой кругозор в дисциплинах, добавив к своему списку такие редкие дисциплины как магию времени и пространства.
  
    Трансмутацию Александру "изучить" все-таки удалось, так что перед зачаровыванием своих обновок он старательно их разукрашивал. Он закончил этим заниматься как раз тогда, когда орк закончил последние приготовления.
  
    - Ну, вот я и маг, - вздохнул Александр, разглядывая результат своих трудов.
  
    - По человеческим меркам ты звания мага еще не заслужил. По орчьим шамана - тоже не заслужил, - с некоторым сомнением сообщил учитель.
  
    - А кто я тогда?
  
    - Ученик, конечно. У людей те, кто начал изучение магической дисциплины - ученики. Те, кто изучил теоретические основы магической дисциплины, и могут творить заклинания при помощи магических предметов, называются подмастерьями. Подмастерьем может стать каждый, так что они не особо ценятся. Те, кто имеют магические способности в определенной дисциплине, получает статус мага в ней. Правда, иногда этих способностей хватает лишь на простейшие заклинания.
  
    Большинство магов у людей достигли этого звания только в одной магической дисциплине, а остальные изучили только на уровне подмастерья. Магу еще дозволяется использовать в заклинаниях некоторые ингредиенты, напрямую не связанные с задачами, которые должны реализовываться в рамках магической дисциплины.
  
    Те, маги, что могут обходиться не только без ингредиентов, но и без длинных словесных форм, а так же сложных движений называются мастерами.
  
    Еще есть магистры, ими называют, открывших новую магическую дисциплину, или тех, кто внес вклад в теорию уже существующей. Магистрами еще называют иногда тех магов, что в основном занимаются обучением.
  
    Если достигнуть звания мага в нескольких дисциплинах, то ты получишь звание архимага.
  
    Маг в обществе приравнивается к рыцарю, а архимаг к виконту9.
  
    Все это для любого человека этого мира является прописными истинами, так что запоминай.
  
    - Но я же умею творить без всяких вспомогательных средств заклинание. Значит я - маг, - сделал логичный вывод ученик.
  
    - Этого заклинания хватило бы, чтобы убедить в том, что ты маг любого деревенского увальня. Но скажи, я на такого похож, ученик? - повысил голос Харас.
  
    - Может, начнем с ритуалами? - перевел на другую тему разговор Александр, смотря на учителя честными глазами.
  
    - Куда ж мы денемся? - задал риторический вопрос орк и остановился в задумчивости, выбирая с чего начать. Особой разницы не было, и он выбрал среди лежащих перед ним вещей самую большую - плащ. Потом достал из своей котомки ритуальный нож и стал им рисовать фигуру вокруг лежащего на земле плаща. Все свои действия орк пояснял:
  
    - Для большинства видов ритуалов необходимо заранее очертить границы пространства, над которым они должны проводиться. Если маг очерчивает специальным способом границы для заклинания, то на само заклинание расходуется в разы меньше маны. Иногда без очерченных границ ритуал вообще может не сработать.
  
    Границей может послужить любая замкнутая линия. Иногда требуется нанести несколько таких линий. Чертить можно чем угодно, лишь бы это оставляло след. На песке можно чертить хоть пальцем, но чаще всего используют специально зачарованные ножи. Ножом, ведь, можно рисовать на чем угодно, а ритуальным его называют просто так. Хотя люди со временем начали называть ритуальными те ножи, на которые нанесена руна, позволяющая резать любые материалы как масло.
  
    Тут Харас подвел линию к ногам ученика и обвел их, замкнув линию в той же точке. Старый шаман заранее попросил ученика встать в этом месте и не двигаться. Как он объяснил - для ритуала самовосстановления, необходимо устанавливать "хозяина" вещи, и для этого будущий "хозяин" должен стоять в определенном месте. Поэтому орк и обвел вокруг ученика круг. Вещь признает своим "хозяином" только человека находящегося в этом круге.
  
    Завершив рисунок, старый шаман отошел в сторону, простер руки к рисунку и замер. Об этом Александр, так же был заранее предупрежден. Достигший мастерства в своем ремесле шаман свел все необходимые действия к минимуму, наблюдать за его действиями дальше не имело смысла.
  
    Через несколько мгновений весь рисунок вспыхнул ярко-голубым светом. Несмотря на то, что ученик был предупрежден, это заставило его вздрогнуть. Все свое внимание Александр сразу же направил к своим ощущениям. Его задачей было попытаться запомнить, совершаемые учителем магические действия, поэтому все происходящее во время ритуала он запомнил смутно.
  
    Александр сразу ощутил мощный магический всплеск, в результате которого воздух вокруг ученика загустел, и стало казаться, что бег времени замедлился. Все это напомнило ему его ощущения, когда он ускоряется. Все внешние изменения пропали так же внезапно, как и возникли. Из сосредоточенного состояния Александра вывел голос учителя. Ритуал был завершен, и следовало приступить к следующему этапу.
  
    Теперь в дело вступал сам ученик. Ему нужно было провести очень простой ритуал активации одной из частей только что наложенного заклинания, отвечающей за возможность изменять предмет. Александр перенес плащ на ровную поверхность и обвел его с помощью своего кинжала кругом. Когда чертил круг, он направлял в кончик кинжала струйку маны, иначе бы получился обычный круг на земле, ни для чего не предназначенный.
  
    После того как ученик удостоверился, что круг замкнут, он произнес слово-ключ, активирующее только что наложенное на плащ заклинание. После этого незамедлительно вспыхнула очерченная им линия.
  
    - Правильно, - подбодрил, не знающего что делать дальше, ученика орк.
  
    - А почему линии светятся? - поинтересовался давно волновавшим его вопросом Александр.
  
    - Это просто побочный эффект. Все нанесенные на поверхность заклинания светятся, когда их активируешь. А нарисованная тобой линия, можно сказать, простейшее заклинание. Теперь достань плащ, не нарушая целостности круга, и дай его мне.
  
    Ученик выполнил просьбу и принялся наблюдать за следующим этапом зачаровывания плаща. На этот раз на него учитель должен был наложить чары позволяющие плащу всегда соответствовать размерам хозяина. Плащ понадобилось надеть на себя, чтобы явно указать хозяина, и встать в центре магической фигуры. На этот раз орк начертил на земле треугольник и обвел его вокруг кругом. Александра заинтересовала причина использования других фигур, и он незамедлительно задал этот вопрос Харасу.
  
    - Любая такая магическая фигура обладает своими особенностями, - пояснил тот. - Круг, например, является самой надежной фигурой. Любой острый угол в фигуре ослабляет ее прочность. Вокруг углов всегда происходит утечка маны. Если ты не уверен какую фигуру использовать для границ ритуала или просто не уверен в своих силах - используй круг. Другие фигуры и их комбинации в основном используются для усиления или ослабления действия заклинаний. Ну, и конечно еще для редких и тайных ритуалов используют даже сложные рисунки.
  
    Получившееся на этот раз в результате ритуала заклинание Александру удалось понять лучше предыдущего. Это порадовало молодого мага. Пространственная магия, которая кроме всего прочего была тут использована, заинтересовала его. Надо будет обязательно попробовать ее позже.
  
    - Теперь верни плащ внутрь своего круга, - скомандовал Харас. Когда ученик выполнил его указания, он продолжил его инструктаж: - Для того чтобы изменить вещь, на которую наложено Заклинание Восстановления, нужно сначала активировать его в подобном магическом круге, а потом после необходимых изменений, прямо в воздухе над кругом рисуется любой символ. Рисуется точно так же как и магические линии, - ответил на безмолвный вопрос ученика орк. - Этот символ будет означать все произведенные с вещью изменения. Если его потом стереть, то все эти изменения исчезнут. Для того чтобы завершить ритуал, достаточно просто нарушить целостность круга.
  
    Александр, сразу понял всю удобность такой системы. Она очень гибко позволяла изменять предметы, при этом поддерживая их целостность. Для только что наложенного заклинания ученик нарисовал русскую букву "р", подразумевая первую букву слова "размер", и стер часть круга.
  
    Разобравшись с зачарованием плаща, они принялись по очереди за другие вещи. Каждый раз повторялись одни и те же действия. Харас творил ритуал за ритуалом, а ученик внимательно следил за его действиями и прислушивался к своим ощущениям.
  
    После завершения работы орк устал, поэтому решил отдохнуть часок перед обещанным ученику ритуалом. Тот обещал утомить старого шамана ничуть не меньше чем все предыдущие вместе взятые.
  
    
  
    - Может все же не стоит? - в последний раз уточнил желание ученика Харас.
  
    - Если спросишь еще раз, то я могу и передумать, - честно ответил ученик. Любопытство любопытством, но осторожным быть тоже надо.
  
    Орк переспрашивать не стал. Он отчетливо понимал, что другой возможности испытать изобретенный им ритуал не представиться уже никогда. В нем сейчас боролись желания испытать ритуал и не навредить единственному ученику. Мысль о том, что в случае его удачного завершения ученик ничего не потеряет, а только приобретет, склонила весы в сторону ритуала.
  
    Для ритуала Александр нарядился в свой новый костюм и даже собрал котомку как для похода. Вдруг, этот ритуал окажется чем-то вроде давешнего Испытания. Хотя Харас ни о чем подобном не предупреждал.
  
    Учитель попросил лечь спиной на землю, а сам принялся чертить своим ритуальным ножом магические фигуры вокруг него. В результате получился внушительных размеров рисунок, занявший почти всю поляну. Александр чуть не вскочил, когда учитель начал ритуал. На вспыхнувшие разом линии он внимания не обратил. Его испугало огромное количество маны, которое было вовлечено в ритуал. Раньше он ничего подобного не ощущал. Вокруг него начал твориться натуральный магический хаос. Знакомыми в этой мешанине ему показались только вкрапления магии времени.
  
    Через некоторое время мир за рамками ритуального рисунка поблек и потерял все краски. Даже звуки перестали проникать извне. Ритуальный рисунок начал двигаться против часовой стрелки, наращивая скорость. Постепенно начало нарастать давление воздуха на тело, пока Александр, наконец, не потерял сознание. Ученик уже не видел как ритуальный рисунок на миг прекратил вращение, а затем начал движение в обратную сторону.
  
    
  
    Александр оказался в пустоте. Вокруг не было ни одного источника света. Ни чего не было видно, хотя тело ученик ощущал. Он поднес свою руку к лицу и попробовал дотронуться до носа. Ничего не вышло. Приходилось теряться в догадках насчет того, что же произошло? Сколько он будет находиться в таком состоянии?
  
    Было не понятно, сколько времени прошло, прежде чем впереди появился источник света и стал постепенно приближаться. "Я, наверное, умер", мысленно предположил ученик. Других вариантов у него не было. Все происходящее подталкивало его именно к этой мысли. Как оказалось позднее, это был неверный вывод. Еще предстояло узнать, что из себя представляет этот источник света.
  
    Эта загадка разрешилась довольно просто: источник света приблизился и поглотил Александра полностью. Окружающая темнота сменилась обычной деревенской обстановкой. По почерневшим стенам можно было судить, что изба срублена уже давно. Обстановка внутри была не богатой: всего несколько лавок, стол да печка, которую топили по-черному. Последняя и была виновницей почерневших стен. Пол был вовсе земляной. В доме были три женщины: две седых старухи и одна молодая, которая лежала прямо на полу. Под нее, правда, подстелили охапку сена. Старухи о чем-то тихо нашептывали молодой.
  
    Наконец, до Александра дошло, что последняя вот-вот будет рожать. Приглядевшись к ней, он с удивлением узнал мать. "У меня что, сейчас появиться братик или сестренка?", в растерянности задумался ученик и оглянулся на окно. Там маячил его отец, тоже помолодевший, как и мать.
  
    Ученик ничего не мог понять. Что здесь происходит? Из ступора его вывели слова матери: "Как там мой первенец?". "Только спокойно девонька, неживым он родисля", ответила ей успокаивающим голосом старуха державшая на руках крохотное тельце.
  
    "Первенец? Умер? Но я же родился!!!" мысленно завопил Александр и прикоснулся к родившемуся. Не понятно, что именно помогло, но ребенок зашевелился и закричал. После этого Александра посетило неопределенное чувство, и тут же все вокруг исчезло. Он оказался в той же непроглядной тьме, что и в прошлый раз. Ученик тяжело вздохнул, уже не пытаясь понять суть происходящего с ним. Он просто ждал продолжения.
  
    Через некоторое время его терпение было вознаграждено - вдалеке вновь появился точно такой, как и в прошлый раз, источник света. Когда источник света достиг своей цели, Александр очутился на берегу реки. Он сразу узнал и место, и реку - это была Волга, и он находился в своем любимом месте, где часто плавал. Тут все было таким, каким он все запомнил: спокойная небольшая бухта со всех сторон окруженная одними высокими кустами; бухта соединена с рекой узким перешейком, но волны не пересекают этого перешейка и все разбиваются об него, по бухточке расходятся лишь рябь. Все остальное время поверхность воды является идеально гладкой, потому как растущие вокруг кусты имеют густую листву и не пропускают сюда ветер.
  
    Несмотря на небольшой размер бухты, она является достаточно глубокой, чтобы в ней можно было плавать. Не взрослому конечно, но ребенку хватит. Именно тут Александр учился плавать.
  
    Поблизости послышались звонкие детские голоса, и увиденное на тропинке ввергло Александра в ступор. Это оказался он сам в семилетнем возрасте и Вадим, сын Степана Борисовича, их соседа. Оба подошли к бухточке, и Вадим по-хозяйски обвел ее рукой и начал хвастаться, как он ее нашел. Вернее, он продолжал хвастаться, насколько помнил Александр, хвастался Вадим тогда долго.
  
    Закончив говорить Вадим нырнул с головой под воду и побыв там с минуту вынырнул обратно.
  
    "Ну что, попробуешь нырнуть?", спросил вынырнувший мальчик и, улыбнувшись во весь рот, плеснул водой на Александра.
  
    "Не знаю, я не умею плавать", замялся тот. Правда, противореча своим словам, он стянул с себя одежду и собрался прыгнуть. Чтобы набрать смелости для прыжка, понадобилось всего несколько секунд, и Александр с разбега плюхнулся головой вперед в воду.
  
    Все произошедшее до сих пор полностью соответствовало воспоминаниям ученика, поэтому сильно удивился, когда в этом видении он нырнул еще глубже и развернулся. При этом неопытный пловец открыл рот и наглотался воды. Семилетний Александр, почти не дергаясь, пошел на дно. Сил самостоятельно выбраться у него не было.
  
    Вадим встревожился не сразу. Когда же до него дошло, что нужна помощь, он нырнул, но поднять со дна ребенка, который был не на много меньше его, не смог. Самому после этой попытки пришлось быстро всплывать и активно хватать ртом воздух. Со дна к этому моменту уже перестали подниматься пузырьки. Последнее отрезвило, наблюдавшего со стороны за происходящим, Александра. До него уже стало доходить, что происходящее перед ним напрямую связано с ним. Вполне могло оказаться и так, что если перед ним сейчас умрет его "отражение", то же самое произойдет и с его телом, находящемся в ритуальном кругу. Проверять это предположение совершенно не хотелось.
  
    Александр не без труда отогнал от себя, накатывающую панику, и напряг память, чтобы вспомнить реальные события. Для того чтобы восстановить свои прежние воспоминания пришлось преодолевать некоторое сопротивление. То и дело в голову приходила мысль, что все было именно так, как он видел только что перед собой. Каждый раз, когда Александр сбивался, ему приходилось напрягаться, чтобы опять вернуться мыслями к прошлому. Отстранится от окружающего "морока" помогли зажмуренные глаза. Когда Александр осторожно открыл их, в бухточке весело плескались два мальчика. Тот, который был его отражением, неумело следовал указаниям более опытного товарища. Александр тогда быстро научился плавать.
  
    Погружение в пустоту на это раз произошло неожиданно для ученика. Наученный опытом он стал ждать следующего "воспоминания". Во время ожидания Александр твердо решил держать ситуацию под контролем, и не давать себя убивать. Интересно было только - это все было необходимо для шаманства, или эти псевдосмерти были побочными эффектами?
  
    Александра отвлекло от грустных мыслей следующее "воспоминание". На этот раз источник света добрался до него практически мгновенно. Когда ученик пришел в себя он обнаружил себя сидящим в бане с тем самым гостем, который отправил его в новый мир. В руках он уже держал палочку, и, похоже, гость скоро должен был заканчивать. "Неужели я тогда должен был умереть?" пронеслось в голове у Александра. Он лихорадочно стал вспоминать, как нужно было направить палочку, переворачивая ее то так то эдак. Так и не вспомнив, как должна располагаться палочка, он оставил ее в последнем положении и стал вспоминать, какую фразу-ключ ему нужно произнести в конце. Теперь, подучившись магии, он понимал, что тогда произошло в бане. Это был еще один ритуал, в котором он имел неосторожность поучаствовать лично.
  
    Вспомнить фразу-ключ удалось легче и, завершив ей ритуал, Александра опять выкинуло в звенящую тишиной пустоту. Не больше чем через минуту, окружающую тишину разбил удивленный возглас:
  
    - Опять ты?
  
    Ученик сразу догадался, что голос принадлежит тому, кто забросил его в этот мир. Поэтому он поспешил попросить:
  
    - Отправьте меня домой, пожалуйста! - и замер, ожидая ответа.
  
    - Не хило, - услышал он через паузу. - Боюсь я не смогу тебя вытащить отсюда, так что буду краток. Ты сейчас в каком то, очень качественном мороке. Даже умудрился вызвать меня повторно, используя всего лишь воспоминания. Но, дело в том, что ты сейчас находишься в мире, в который мне самому не удалось пробраться. Я придумал только, как туда можно закинуть кого-нибудь попроще бога. Нам ведь не просто даже в обычном мире появляться. А ты мне просто под руку попался. Рассказывай, что это за мир такой.
  
    - Так вы сможете меня вернуть домой? - переспросил Александр.
  
    - Я же сказал, что мне в этот мир доступ полностью закрыт. Я вообще слабо понимаю, как это возможно. Я ведь сам специализируюсь на перемещениях, и очень старый бог, между прочим. А тут мир какой-то непонятный, я тебя то еле забросил. Ты очень удачную жертву мне принес. Но чтобы я тебя оттуда вытащил мне понадобиться, хотя бы какой-нибудь доступ в этот мир, а его у меня нет. Так что выбираться тебе придется самому.
  
    Ну что я удовлетворил твое любопытство? Теперь, будь добр, удовлетвори мое.
  
    - Мир как мир. Тут лес вокруг. Жарко, правда, очень. Еще есть море. Красивое, я раньше, ведь, моря не видел.
  
    - Ты что, один на природе живешь? - уточнил собеседник.
  
    - Нет, с учителем. Он орк. А еще в этом мире живут гарпии, сатиры, эльфы и гномы с дварфми.
  
    - Обычный мир, получается, - послышался напряженный голос. - Боюсь, я больше не могу держаться здесь. Напоследок, я тебе немного помогу выбраться из этого кошмара. Главное сам не сдавайся. Прощай.
  
    Больше ни одного слова Александр не услышал. Похоже, этот залетный бог удалился. И вполне возможно, больше он его не увидит. Вернее не услышит - бог же так и не удосужился перед ним показаться.
  
    Эта неожиданная встреча дала пищу для размышлений ученику. Похоже, его сюда забросили чисто из любопытства, а дальнейшая судьба полностью зависит от него самого. Все случившиеся с ним было не таким уж и плохим. Если бы не тоска, что иногда накатывала на него.
  
    Но главное, после разговора с богом, Александр смог определить свою цель в этом мире - разобраться, в чем его особенность. Он еще не знал, с какой стороны подойти к этой проблеме, но у него было время все обдумать. Обучение у Хараса не подошло к завершению, а раньше этого момента отправляться куда-либо необходимости не было.
  
    Тьма вокруг начала рассеиваться. Сначала она преобразовалась в густой туман, а потом сквозь него начала проступать окружающая действительность. Когда видимость стала приемлемой, Александр рассмотрел, что учитель ничего больше не делает, просто сидит и медитирует. Предположив, что ритуал закончился, ученик попытался встать. Но у него ничего не получилось. Он будто бы был связан по рукам и ногам, даже головой шевелить было сложно. Воздух вокруг него загустел настолько, что даже грудь при дыхании еле поднималась. Оставалось только удивляться, как этим воздухом можно было дышать.
  
    Что ж, видимо, именно поэтому тот бог посоветовал ему не сдаваться. Александр вложил все свои силы в попытку встать. Встать так и не удалось. Получилось только перевернуться на живот, чтобы удобно было выползти из магической фигуры.
  
    Харас не обращал ни на что внимание, он продолжал медитировать. Поэтому на его помощь рассчитывать было нечего. Приходилось, преодолевая все возрастающее сопротивление воздуха, потихоньку ползти к краю магической фигуры. Несмотря на небольшое расстояние, ученик сделал три остановки по пути к границе фигуры. Он потерял счет времени, которое ему понадобилось, чтобы преодолеть расстояние примерно в три своих шага. Когда он разрушил целостность фигуры, и тем самым оборвал ритуал, он просто потерял сознание от усталости.
  
    
  
    Как только старый шаман почувствовал, что магическая фигура была разорвана, он очнулся и подбежал к ученику. Сам ритуал он закончил еще час назад, но фигура, в которой находился ученик, не прекратила свое дело. Она не впускала Хараса внутрь, и нарушить ее целостность у орка не получилось. Как раз незадолго до того как Александр очнулся, Харас прекратил бесплодные попытки и сел медитировать, обдумывая возможности освобождения из плена ученика.
  
    Александр был цел и невредим. Были видны только признаки сильного переутомления. Орк облегченно вздохнул. Достал из своей котомки пузырек с эликсиром, придающим сил, и влил его содержимое ученику в рот. Тот мгновенно очнулся и сел, растерянно вертя головой. Харас терпеливо ждал, пока ученик придет в себя.
  
    - Ничего что я ритуал прервал? - задал вопрос Александр, когда у него в голове прояснилось, и он вспомнил произошедшее с ним.
  
    - Главное выжил, - проскрипел севшим во время ритуала голосом орк. - А насчет ритуала время покажет. Получился он или нет. Теперь уже ничего не поправишь.
  
    
  
Глава 8. В поисках нового жилья.
  
  
    - Кое-что все-таки получилось, - возразил Александр.
  
    Харас в ответ только вопросительно взглянул на ученика.
  
    - Я встретился внутри с тем богом, который меня сюда забросил. Правда, он сказал, что я отсюда навряд ли выберусь. С этим миром что-то не то.
  
    - Хоть какая польза, - хмыкнул орк. Он был расстроен тем, что ритуал, по-видимому, не удался таким, каким задумывался. Поэтому он не обратил внимания на то, что ученик забеспокоился и начал крутить головой.
  
    - Учитель! - Александр затряс за плечо орка. - К нам гарпии летят!
  
    Старый шаман сразу насторожился и прислушался к своим татуировкам. Но приближения гарпий не ощутил.
  
    - Сколько их? И как долго им еще осталось? - уточнил он у ученика.
  
    Чтобы пересчитать всех гарпий Александру пришлось сосредоточиться. Гарпии еще не подлетели достаточно близко, и он ощущал их приближение весьма смутно. Точно он мог сказать, только то, что они летят прямо к хижине.
  
    - Двадцать восемь и семеро из них волохи. Направляются к нам, - напряженным голосом ответил ученик. - Будем биться?
  
    - Ни в коем случае! - ответил ему орк, который лучше представлял расклад сил. - Это тебе после прошлого раза кажется, что они не сильные противники. С таким количеством гарпий мы не справимся. Собирайся!
  
    Харас начал лихорадочно собирать свои вещи. Нужно было прихватить и еду, и оружие для охоты. Кто знает, сколько им придется провести времени вне хижины. Хорошо, что они успели зачаровать все вещи для Александра. Это сильно облегчало им существование в лесу.
  
    Собрались учитель с учеником быстро. По сути дела, почти все необходимое и так было сложено в их котомках. Им оставалось только прихватить с собой оружие. Харас задержался перед уходом только чтобы включить все охранные заклинания на хижине. Как только он закончил, он схватил ученика за рукав и потащил его прочь. Старый орк предпочел отступить на север, в глубину острова.
  
    - А как они нас нашли? - спросил ученик, когда они вдвоем отошли на пару километров от хижины.
  
    - А ты не догадываешься? Да мой ритуал могло не заметить только абсолютно не чувствительное к магии существо. Хорошо еще, что "магическое эхо" не разошлось по всему миру. Иначе, у нас было намного больше гостей.
  
    - Они добрались до хижины, - сообщил Александр, не уточняя о ком говорит. Это и так было понятно обоим.
  
    Харас никак не прокомментировал эти слова, только приказал размещаться на отдых. Он планировал подождать здесь, не отходя слишком далеко. Вдруг гарпии улетят сразу, и можно будет возвратиться обратно. Последняя надежда в последствии оказалась несбыточной. Они прождали в общей сложности сутки в обустроенном своими руками из подручного материала лагере неподалеку от хижины. Защиту на временное убежище решено было не ставить - все равно отбиться здесь у них не больше шансов, чем в хижине.
  
    - Они все еще там? - в очередной раз спросил орк.
  
    Ученик в ответ только помотал головой. Гарпии засели возле хижины сразу как добрались до нее и далеко оттуда не отлучались. Александра сейчас больше волновал Клык. Тот же мог в любой момент вернуться к хижине и напороться на гарпий. Учитель посоветовал ему положиться на чутье зверя и не волноваться зря, но ученик потихоньку изводился. Клык в последний месяц практически не бывал в хижине, а проводил все время вдали от Александра, но тот до сих пор считал его своим питомцем и радовался каждой встрече с ним. Невеселые мысли ученик пытался разогнать, садясь медитировать. Он так бы и про сон забыл, если бы Харас не приказал ему лечь спать.
  
    Орк, понимая в каком состоянии сейчас, ученик дал тому поспать подольше. Сам он в это время перебирал свои вещи и точил оружие.
  
    - Долго мы тут еще будем сидеть? - спросил Александр, поднимаясь чтобы размять затекшие ноги. Он проснулся только полчаса назад и ощущал себя отлично. Его переполняло жажда действий. Не дожидаясь ответа, ученик принялся за разминку.
  
    Харас не спешил с ответом. Вопрос ученика заставил его задуматься. Действительно, не было никакого смысла протирать штаны на этой временной стоянке. Но альтернативы этому не было видно. Не идти же отвоевывать хижину у заведомо более сильного противника. Вдобавок даже если гарпии улетят, им на замену может прилететь новая партия, или, вообще, они могут часто наведываться к этому засветившемуся месту. Так что, вопреки желаниям орка, жить в этой хижине уже было нельзя. Надо искать новое жилье. Эти свои мысли Харас и изложил ученику. Александр не имел ничего против таких планов, он задал только один вопрос:
  
    - Где будем искать?
  
    - Думаю, в горах будет лучше всего.
  
    - А почему не у моря? Я бы не отказался почаще плавать, - предложил свой вариант ученик.
  
    Хараса от этого предложения аж перекосило. Он уже достаточно стар, и его поздно переделывать. А от большой воды он предпочитал держаться подальше. Орк лишь злобно посмотрел на Александра, но от комментирования такого выбора воздержался.
  
    - Так надо, - отрезал он, всем своим видом показывая, что это не обсуждается.
  
    Ученик с сожалением вздохнул, ему не хватало походов на реку. Он любому отдыху раньше предпочитал время, проведенное у реки. И сейчас, лишенный такого времяпрепровождения, тосковал по былым временам. После ритуала этот вопрос встал особенно остро. Александр мысленно пообещал себе, что-нибудь придумать, и двинулся за спешащим вглубь острова учителем.
  
    До предгорий от их стоянки было всего два часа размеренного хода. На этом участке никаких неприятностей с невольными путешественниками не произошло. Единственным неудобством было то, что приходилось идти сквозь довольно густые заросли. Но для привыкших обитать в таком лесу пешеходов это не могло послужить сколько-нибудь значимым препятствием. Оба держали в руках мечи и либо перерубали, либо пригибали мешающие пройти ветки.
  
    Когда подходили к предгорьям, Харас стал идти медленнее, а иногда и вовсе останавливался, прислушиваясь к чему-то.
  
    - Постой здесь, - попросил Харас, очевидно найдя то, что ему надо. Они как раз вышли к склону горы, перед которым лес прерывался. Лес в этих местах смог заполнить только ущелья между горами, но с самими горами не справился - слишком каменистой была почва. Редкие деревья можно было заметить на склоне горы. Только трава не обращала особого внимания на неблагоприятные для растений условия, и устилала почти весь склон, за исключением участков голого камня, который был ей не по зубам. У подножия горы эти участки, освобожденные от вездесущей травы, представляли собой слой гальки с одним или двумя относительно крупными валунами. На один из таких валунов и уселся Александр, ожидая, пока учитель закончит свое дело.
  
    Харас подошел к кромке леса и снял с пояса флягу с водой. Было видно, что орк сомневается, стоит ли совершать задуманное. Наконец он решился, отвинтил крышку у фляги и начал осторожно поливать из нее кору ближайшего к нему дерева, делая одновременно призывающие жесты. Старый шаман продолжал повторять это действия до тех пор пока не почувствовал отклик на его призыв. Завершил свои действия старый шаман фразой произнесенной властным тоном. Это была непереводимая игра слов на орчьем, общий смысл которой можно выразить словами: "Приди Лесной Дух!".
  
    После того как учитель выкрикнул последние слова, Александр увидел, как от поверхности дерева отрывается слой воды. Через несколько мгновений перед старым шаманом из воды образовалась оболочка, сначала принявшая человекоподобную форму неясных очертаний, и с небольшой задержкой у нее стали постепенно проявляться детали внешнего вида. После того как фигура перестала преобразовываться ученик с удивлением узнал в ней своего учителя, просто помоложе.
  
    - Чего звал? - спросил дух ровным нечеловеческим голосом. В его взгляде можно было при этом прочесть полную уверенность в своих силах. Харас поморщился. Такое начало разговора ему не понравилось.
  
    - Давненько я тебя не вызвал - ответил он спокойным тоном, хотя сам внутренне напрягся, готовясь к словесной дуэли.
  
    - Не напрягайся так, - почувствовал его состояние дух, - ты меня создал, и я тебя отлично чувствую. Не бойся, ничего я тебе не сделаю.
  
    Харас после этих слов недовольно скривился.
  
    - Я тебя и не боюсь. Просто упрямый ты больно, а мне надо чтобы ты кое-что для меня сделал.
  
    - Так надо было с этого и начинать. Мы с тобой друг другу не чужие. Хотя этого, - дух махнул рукой в сторону Александра, - я вижу в первый раз.
  
    - Мне надо чтобы ты посторожил на границе леса и предгорий и если за нами кто-нибудь последует, предупредил меня. Скорее всего, за нами по следу могут отправиться гарпии...
  
    - А что мне за это будет? - заинтересованно спросил дух, прерывая объяснения орка.
  
    - Я тебя не развею, за это - ответил стандартно старый шаман.
  
    - Это мы проходили, - оскалился дух, - у тебя на это силенок не хватит.
  
    Харас задумался. Он обдумывал, что сказать в ответ на эти слова духу всю дорогу сюда. Только, похоже, сегодня у него голова работала плохо, не одной толковой идеи к нему не пришло. Если бы не ученик, они бы продолжали сидеть на одном месте и ждать с моря погоды. "Точно, ученик!", осенило старого шамана. Он бросил взгляд на последнего - тот продолжал спокойно сидеть на камне, разглядывая духа. Харас приободрился и ответил духу не менее зловещим оскалом:
  
    - Я может и не смогу, но вот он, - кивок в сторону ученика, - сможет.
  
    Харас осознавал, что Александр не сможет выполнить эту угрозу, он просто не умел еще обращаться с духами. Но после ритуала от него сильно несло магией, так что, если не приглядываться, его можно было перепутать с сильным магом. На это и рассчитывал орк.
  
    Дух посмотрел в сторону человека, на которого вначале не обратил особого внимания, и еле заметно вздрогнул. "Проняло заразу", понял Харас и поспешил добиться своего, пока дух не оклемался:
  
    - Еще какие-нибудь возражения будут?
  
    - Предупрежу, - покорно ответил дух.
  
    - Тогда можешь приступать к патрулированию территории, - благодушно разрешил ему удалиться орк.
  
    Свое исчезновение дух обставил эффектно: все деревья, докуда хватало глаз, зашевелились. Сам дух превратился в небольшой смерч из воды, из которого вышло три его копии. Две из них направились в противоположные стороны вдоль кромки леса. Третья взмыла вверх над лесом и рассыпалась кучей брызг. Как раз в этот момент из-за облака вышло солнце, может случайно, а может благодаря стараниям духа, и над кромкой леса стала видна радуга. "Силу свою показывает! Сильно же его проняла угроза", наблюдая за этой демонстрацией, подумал орк. Он повернулся к Александру и попытался показать всем своим видом, что ему следует молчать и не задавать вопросов. Не хватало еще того, чтобы ученик спросил, как бы он смог развеять духа. Тогда все приложенные усилия пошли бы прахом - пришлось бы предложить духу что-нибудь за его услуги.
  
    Ученик все понял правильно, и не стал задавать лишних вопросов. Путешествие продолжилось в молчании. Идти по горной местности Александру показалось сложнее, чем через джунгли. Первую гору, к которой вышли, они обошли кругом, не поднимаясь на ее склон, хотя это и показалось ученику более разумным. Все эти мелкие камни так и норовили уйти в сторону, помогая пешеходу потерять равновесие и упасть. Орк же подобных мелочей даже не замечал, уверенно шел вперед. Хотя нет, какое там вперед - время от времени он резко менял направление движения и продолжал идти в другом направлении, которое неизменно менялось следующим. Закономерности смены направлений Александру уловить не удалось. То начали обходить группу собравшихся вместе деревьев, или гигантский камень, но так и не вернулись на прежний путь, то повернут на ровном месте или вообще развернуться, и пройдут назад. Казалось бы, в лесу заблудиться легко, а в горах вокруг открытое пространство и можно спокойно определить, где находишься и дальнейшее направление движения. Но именно тут Александр постоянно терял ориентацию на местности, и не мог иногда определить даже в какой стороне север.
  
    Солнце уже клонилось к закату, когда Харас, наконец, обратил внимание на то, в каком состоянии находится его ученик. Тот совсем выбился из сил и заставлял себя передвигать ногами одной силой воли. Пришлось приглядеть ближайшее подходящее место для стоянки. Им оказался небольшой клочок земли, покрытый зеленым ковром из травы и прикрытый с подветренной стороны валуном. Добравшись до этого места Александр просто повалился на землю, не собираясь больше вставать.
  
    - Надо привыкать ходить по горам, - как бы сам себе сказал орк. - Мы же сюда переселимся.
  
    Со стороны ученика послышался стон, в котором тот не пытался скрыть своего огорчения.
  
    - Ничего страшного привыкнешь.
  
    - Может все-таки лучше у моря? - сделал еще одну попытку ученик.
  
    Ответа не последовало, и разговор сам собой увял. Настроения не было ни у Хараса, ни у его ученика. Поэтому они молча обстроились на ночлег, несмотря на то, что до заката оставалось еще время.
  
    Александр перекусил и сразу уснул. Харас почувствовал укол зависти, видя такое спокойствие. Он-то думал, что проведя более сорока лет в одиночестве, закалил свой характер; что спокойно примет любой удар судьбы, хладнокровно оценит получившуюся ситуацию и продолжит жить дальше, не придавая значения тому, насколько он преодолел возникшие трудности, и преодолел ли вообще. Но только сейчас он сидит и не может уснуть - не дают нерешенные проблемы; а ученик крепко уснул, потому что устал.
  
    И главное, нашел проблему! Найти новое жилье! Все-таки привязанность - могучая сила и иссушающая душу слабость одновременно. За собственный дом всегда держишься с поразительным упорством, часто, не замечая многих его недостатков. Дом сам будет придавать тебе силы. Но стоит обстоятельствам вынудить тебя из него уйти, чувствуешь, что теряешь часть себя, рефлекторно пытаясь вернуть ее обратно. Но эта часть уже сама отторгает тебя, вызывая раздражение такой реакцией на попытку вернуть утерянное.
  
    Вот и Харас с момента, как они ушли из хижины, подсознательно называл их бегство временным отступлением. Орк пытался найти хотя бы один приемлемый способ вернуть себе хижину, и не хотел искать новое прибежище. Слишком многое у него было связано с тем местом.
  
    "Совсем мягкотелым я стал", мысленно попенял себе орк, и тут же твердым голосом произнес вслух:
  
    - Так надо, Хмурый! Утром ты встанешь и начнешь, наконец, искать новое дом! - сказал сам себе Харас, припомнив свою кличку в молодости. Как ни странно желания искать новое прибежище ни капельки не прибавилось. Но уснуть это внушение помогло.
  
    
  
    Утром первым поднялся Александр. До этого дня ему еще ни разу не удавалось проснуться раньше учителя. После некоторых раздумий, ученик принялся готовить завтрак.
  
    Как бы ему не хотелось разнообразить мясной рацион, никаких возможностей за все прожитое в новом мире время у него не появлялось. Александр мог только экспериментировать со способом приготовления. На этот раз постоянный компонент всех блюд - мясо, он решил сварить с добавлением коры одной местной лианы, которая придавала еде лимонный привкус, а заодно обладало неплохими тонизирующими свойствами. Что-то подсказывало ученику, что последнее сегодня будет не лишним.
  
    Харас проснулся, когда завтрак уже был готов. Он не разделял стремления ученика к экспериментам с едой. Особенно когда тот использовал редкие травы, которые сложно найти в местных джунглях. Правда, утром Александр так и не услышал привычного ворчания орка по этому поводу, голову того занимала другая проблема.
  
    На помощь ученика в решении вопроса рассчитывать было нечего - он мог предложить только поселиться у моря, и по горам очевидно не ходил. Вчера была видна его полная неподготовленность к таким прогулкам. Сам он горы раньше не исследовал, только ходил через них иногда. Поэтому решил сначала оглядеться, забравшись на самую высокую из ближайших гор, и уже с ее вершины приглядеть себе несколько подходящих мест.
  
    У Александра против таких планов возражений не возникло. Он только погрустнел, представив, как будет карабкаться на гору.
  
    Вершина выбранной горы виднелась за более низкой, преградившей им дорогу. Обходили они ее весь следующий день. В дороге орк обучал ученика премудростям путешествий по горам. За этими уроками день пролетел незаметно. На этот раз скорость у путешественников была больше, и они успели не только обойти препятствие, но и преодолеть треть высоты выбранной горы. Гордится, правда этим не приходилось, это была пологая часть горы. Дальше склон становился круче и был труднопроходим. Поэтому на вечернем совете было решено, что гору следует обойти кругом и подыскать более пологий склон.
  
    На следующий день найти лучшего пути к вершине не удалось. Оказалось что та сторона, с которой они подошли к горе, и была самой удобной для восхождения. Настроение у путников, потерявших целый день на обход горы вокруг, было подавленным. Мрачное настроение, которое овладело орком сразу после их бегства от хижины, перекинулось и на Александра. Разговоры свелись к необходимому минимуму. Обоим путникам просто хотелось быстрее найти новое жилье, и по молчаливому договору они сконцентрировали свои усилия на достижении этой цели.
  
    Подъем дался им тяжело, больно крутым был склон. Несколько раз мимо них проскакивал горный козел, насмешливо косясь на неуклюже поднимающихся к вершине двуногих. Других обитателей гор путники не встретили.
  
    К вечеру второго дня подъема ученик с учителем, наконец, добрались до вершины. Она имела форму чаши заваленной на бок. Более высокая стенка чаши была направлена вглубь острова. Внутри чаши Александр впервые в этом мире увидел снег. Его было немного - он доставал всего лишь до лодыжки.
  
    И орк, и человек тяжело дышали, добравшись до вершины, но обессиленными падать в снег не собирались. Ученик начал просто любоваться открывшейся перед взором картиной.
  
    Солнце уже пересекало горизонт, и нижняя кромка неба была окрашена в красный цвет, который плавно перетекал в золотой. Это придавало открывшемуся виду гор особый шарм. На самом пределе зрения, тонкой полоской виднелось море. Казалось, оно было заполнено алой кровью. А между наблюдателем и морем расположились горы, на склонах которых играли тени, придавая им зловещий вид.
  
    - Тяжело дышать, - хриплым голосом произнес орк.
  
    - Ага. Чем выше - тем сложнее... - поддакнул ученик. - Красиво... Только не разглядишь сейчас ничего.
  
    - Это не страшно, - отмахнулся Харас, - у меня есть способ обойтись и без солнца.
  
    Насмотревшись на закат, путники перекусили. После этого старый шаман приступил к неизвестному еще ученику ритуалу, поясняя свои действия словами:
  
    - Душа - это сложное образование, состоящее из нескольких оболочек. Одной из оболочек является тело, но оно не обязательно. Хотя если оно существует, то практически обязательно есть еще и "информационная" оболочка. На ней отображается все, что происходит рядом с телом и не только это. Самый простой способ использования этой памяти - заклинания поиска. Они просто последовательно проверяют в памяти близлежащих предметов наличие слепка ауры, и идут по следу дальше. С "информационной" оболочкой можно работать и более плотно. Для этого шаманы вызывают "духа вещи". Если у предмета не хватает оболочек для полноценного общения, приходится добавлять ему их. Получается своеобразная надстройка.
  
    Произнося эти слова, он подошел к самому большому валуну, который нашел на вершине. Потом нарисовал пальцем в воздухе над ним несколько знаков и закрепил их словами заклинания.
  
    - В качестве "надстройки" можно воспользоваться своими собственными оболочками, но это очень рискованно, - продолжил шаман, завершив свои манипуляции, и отойдя в сторону. - Второй вариант, это создать копию своей оболочки. У этого способа к главным недостаткам можно отнести огромные затраты маны и сложность исполнения, да и развеять этот дух потом будет проблематично. Я как раз таким образом создал того духа леса, которого ты видел. И третий способ - использовать искусственно созданные заменители оболочек души. Их минус в том, что их можно использовать только для определенной цели. Поэтому их приходится создавать для каждой цели свою. Я сейчас воспользовался заменителями для создания карты.
  
    Пока он это говорил вокруг валуна сначала вспыхнуло на мгновение свечение, и в сторону отошедшего учителя потянулся светящийся изнутри туман. Туман растекся вокруг валуна во все стороны, истончаясь по мере отдаления от него. Постепенно он стал принимать форму.
  
    Сначала ученик не понимал, чью форму принял туман, пока не посмотрел на картину в целом - это была объемная карта местности вокруг горы. Причем эта карта спокойно позволяла проходить сквозь себя. Только в некоторых местах в ней виднелись дыры.
  
    - А что это за дыры? - просовывая руку в одну из них, спросил Александр.
  
    Учитель ответил не сразу, производя какие-то магические манипуляции, как почувствовал ученик. Когда орк закончил возиться, он повернулся к Александру и продолжил свои объяснения:
  
    - Я просто построил карту по памяти этого валуна, как если бы он видел все вокруг глазами. А ты же не видишь того, что от тебя загораживает другой предмет. Вот поэтому тут так много дыр.
  
    - Зачем тогда строить карту по его памяти, если она не полная?
  
    - Дело в том, что если кто-то не хочет чтобы его нашли, то он просто стирает память о себе во всем мимо чего проходит. Но стереть память у всего, на чем остался твой след не возможно, часто он остается на мелких предметах. Некоторые маги даже специально обходят мелочи стороной, потому как они все равно хранят информацию об окружающем слишком недолго и самостоятельно скоро забудут произошедшее. Но обязательно воспоминания стираются у планеты, на которой они отображаются и хранятся практически бесконечно, с точки зрения человека. И планета запоминает все происходящее на ней.
  
    Самый простой способ построить полную карту - построить ее на памяти планеты. Только такой карте нельзя доверять, слишком многое на ней будет отсутствовать. Поэтому для уточнения этой карты используется что-либо помельче.
  
    И правда карта медленно преображалась - все дыры на ней уже затянулись. В течении нескольких секунд все изображение дрожало, как будто не могло принять решение в каком состоянии остаться. Только после короткого жеста рукой учителя карта остановилась на одном варианте.
  
    - Я отдал предпочтение памяти этого валуна, - пояснил Харас. - Его память ничто не изменяло. Надеюсь тебе не надо объяснять, зачем было лезть на самую вершину?
  
    - Нет. А как будем искать себе новое жилище? Тут очень большой масштаб - не рассмотришь ничего.
  
    Харас посмотрел на ученика несколько недоуменно и пояснил:
  
    - Так я и не собирался по этой карте ничего выбирать. Просто надо же сначала прикинуть маршрут по самым подходящим местам. Выбирать уже будем на месте.
  
    Так как ни один из них по каким признакам можно определить удобное для жилья место в горах, на выбор маршрута было потрачено несколько часов. Больше всего времени, правда, ушло не на подбор мест для осмотра, а выбор дороги между ними и ориентиров, чтобы не заплутать в горах.
  
    Закончили они поздно ночью. За часы, потраченные ими на выбор пути, погода успела испортиться, и небо заволокло тучами. Тьма вокруг была такая, что хоть глаз выколи. Поэтому, не смотря на нежелание путников дольше задерживаться на вершине, с места они не тронулись. На устеленной небольшим слоем снега вершине устраиваться было неудобно, но это было лучше, чем бессмысленный риск переломать себе руки и ноги, даже вполне возможно совсем погибнуть, попытавшись спуститься в такой темноте.
  
    Утром Харас растолкал ученика еще до рассвета. Ему самому хотелось посмотреть на встающее солнце с вершины горы. Раньше он даже не думал забираться на такую высоту, но раз судьба преподнесла ему подобный шанс - грех было его упускать. Вот так под ворчание ученика, которому не нравилось, что на этой высоте солнце восходит раньше, чем у подножия горы, путники дождались рассвета.
  
    Этим утром Александру, явно вставшему не с той ноги, настроение дополнительно испортила невозможность ничего приготовить. Им пришлось обойтись без завтрака - сильнейший ветер пресекал все попытки развести огонь. Все дни, что они потратили на спуск и последующую дорогу до первого, выглядящего подходящим для жилья места, прошли для ученика под этим настроением.
  
    
  
    Первое место, из тех которые они подобрали, оказалось глубоким ущельем. Оно тянулось с запада на восток, и западный конец его был завален наглухо. Но после первого же взгляда на него становилось понятно, что устраиваться жить, здесь не стоит: на стенах были отчетливо видны следы от стоячей воды. Очевидно, это ущелье затапливалось после каждого ливня. Этот факт не придавал никому энтузиазма поселиться здесь. В этом ущелье не хотелось размещаться даже в крайнем случае, не смотря на то, что место было идеальным для обороны. Поэтому путники отправились дальше, не задерживаясь здесь надолго.
  
    Александр уже приобрел полезные навыки в хождении по горам. Расстояния теперь преодолевались быстрее, и орк рассчитывал добраться до следующего места засветло. Чтобы успеть наверняка, Харас время от времени подгонял ученика.
  
    Спустившись с очередного склона, они очутились в ложбине между двумя горами. По обеим сторонам от нее возвышались густые заросли, сквозь которые не стоило даже пытаться пробраться. Ложбина была на удивление прямой и ровной. Ее дно в основном устилала мелкая галька.
  
    - Похоже на дорогу, - высказал свое предположение ученик.
  
    - Никакая это не дорога, - возразил Харас, - вода во время ливней всегда стекала в эту ложбину и выровняла тут все со временем.
  
    - Все равно это все кажется искусственным, - обвел рукой открывшуюся картину Александр, и уверенно заявил: - Не бывает так.
  
    - Ты так говоришь, как будто уже опытный путешественник и заранее все знаешь, - немного насмешливо сказал орк. - Хотя оружие лучше держи наготове... На всякий случай, - уже напряженно вслушиваясь и всматриваясь вокруг сказал учитель, и подавая пример ослабил петли на своей секире.
  
    Глядя на него ученик подумал, выбирая оружие, и достал лук. Натянул на него тетиву и подготовил стрелы, после чего поинтересовался:
  
    - Долго нам еще до следующего места?
  
    - Видишь тот скальный выступ? - указал рукой вперед Харас. - Он плоский такой. Вот там и переночуем, а заодно место осмотрим.
  
    - А разве мы успеем? - попытался прикинуть на глаз расстояние ученик. До конца дня по его наблюдениям осталось не так уж и много.
  
    - Успеем, - с уверенностью сказал орк. - Что-то мне подсказывает, что эта ложбина ведет прямо туда, хотя, на карте я ее не припоминаю. И это-то меня и настораживает. Пошли.
  
    Ложбина действительно уверенно вела путников вперед, не меняя своего направления, только иногда огибая препятствия. После очередного поворота ученик с учителем вышли к озеру. Его поверхность была идеально ровной. Ее не тревожило даже малейшее дуновение ветра. Деревья держались от кромки воды на расстоянии. Видимо, это озеро посещают животные, чтобы напиться. Правда, Александра что-то в этой версии смущало, и он никак не мог понять что именно.
  
    - Странно тут как-то, - озвучил он свои сомнения.
  
    - Да. Тут даже птиц нет, - насторожился орк и взял в руки секиру.
  
    - Пойдем дальше? - взволнованным голосом спросил ученик, которому передалась нервозность учителя.
  
    - А куда мы денемся, - в тон ему ответил тот. - Осторожно пойдем. Подготовь стрелу заранее.
  
    От озера шли две "дороги". По первой они пришли, вторая вела как раз к тому самому скальному выступу. У озера "дороги" разделял каменный выступ высотой с рост человека. Так как теперь продвигались они медленно, у ученика нашлось больше времени оглядеться. Ему по какой-то причине здесь очень не нравилось. Но сосредоточится и понять причину у него не получалось - его все время что-либо отвлекало. Шорохи. Яркое солнце, выглянувшее из-за веток, светя прямо в глаза. Внезапные порывы ветра, заставляющие окружающие деревья поднимать шум, шелестя листвой. Выскользнувший из под ноги камень, из за которого Александр чуть не потерял равновесие и упал. С Харасом творилось то же самое, но ни один из них не обращал на эти мелочи внимания, стараясь не пропустить опасность.
  
    Чем дальше они шли, тем больше нарастал страх в душах старого воина и его ученика. Все разумные существа больше всего боятся неизвестности, а в данный момент они шли именно в неизвестность. Причем каждый не мог понять, что их обоих заставило отправиться сюда. Александр просто шел вместе с учителем, а Харас за учеником. Оба очень удивились бы, если узнали, что идут в этом направлении не совсем по своей воле. Клановые татуировки, конечно, защищали их от ментальных воздействий, иначе они бы сейчас шли, совсем ничего не подозревая, как овцы на убой. Но не бывает абсолютной защиты, вот и вокруг этой нашелся обходной путь.
  
    Первым сбросить наваждение удалось орку. Он все же был опытным шаманом, а защита от ментальных воздействий и различных уловок была основной задачей шаманов орков во время боя. Главное чтобы воины твоего калана не стали набрасываться друг на друга, подпав под влияния вражеского мага, а с противником они и сами как-нибудь разберутся.
  
    Первым делом после того, как пришел в себя, Харас выхватил из-за пояса ритуальный нож и полоснул им по руке ученика. Тот даже не отреагировал на это. Орк похолодел осознав, что ситуация становиться критической, скоро тот кто на них "охотиться" поймет, что жертва соскочила с крючка и атакует. Он, используя текущую из раны кровь для привязки заклинания, быстро набросил дополнительную ментальную защиту на ученика, отсекая с помощью него внешнее воздействие. И не дожидаясь пока тот придет в себя, схватил его за руку и потащил в сторону. Старый шаман не знал, куда сейчас лучше всего бежать, но то, что бежать нужно кричали его интуиция, знания и опыт, а они редко когда проявляют такое единодушие.
  
    Паническое бегство продолжалось долго. Обостренная опасностью интуиция заставляла старого орка беспорядочно метаться, бросаясь в самых неожиданных местах в сторону, даже иногда меняя направление движения на противоположное. Но, не смотря, на панику Харас умудрился не забывать об ученике и тащить его за собой. Тот абсолютно не понимал, что происходит. Александр доверял своему учителю и бежал за ним: "раз он бежит - значит так надо". Он даже не замечал раны руки, а кровь не хотела останавливаться. Подстегнутое всплеском адреналина сердце усиленно гнало кровь. Кровопотеря постепенно ослабляло ученика, он все быстрее и быстрее терял силы. Когда учитель, наконец, остановился, Александр просто рухнул на землю без сил. На его лице не было видно ни кровинки.
  
    Только сейчас Харас обратил внимание на состояние ученика. Положительным было только одно - тот был еще жив, и его не поздно было спасать.
  
    Прежде чем броситься помогать Александру, орк задумался на несколько мгновений - остаться здесь, рискуя быть найденным неизвестным "охотником", или уйти сначала подальше? Тревога за ученика, в конце концов, перевесила осторожность, и орк, отбросив оружие, взялся за свою сумку. Первым делом он достал повязку с заклинанием, останавливающим кровь, и наложил на так и не закрывшуюся рану.
  
    - Говори, что-нибудь! - потряс он за плечо ученика. Тому нельзя было сейчас терять сознания, иначе ему во много раз сложнее будет помочь.
  
    - Я умру? - еле шевеля губами, произнес Александр.
  
    - Не смей об этом даже думать. Ты просто потерял много крови. Постарайся оставаться пока в сознании. Не молчи же!
  
    - Зачем в сознании? - с трудом удерживая себя на грани беспамятства, спросил ученик.
  
    - Кровотечение у тебя я уже остановил. Тебе еще надо плотно поесть и отдохнуть, чтобы восстановить потерю крови. Вот. Жуй. - Орк достал из сумки кусок мяса, отрезал от него небольшой кусочек и вложил его в рот больного. - Мясо холодное, но это лучше чем ничего.
  
    Кусочек за кусочком Харас накормил раненого, давая запивать водой из бурдюка. Эта процедура завершилась только тогда, когда Александр не смог даже проглотить последний кусок. Тогда учитель, наконец, позволил ему уснуть, предварительно укутав в его и свой собственный плащи, чтобы не замерз.
  
    Закончив с учеником орк по началу собирался посторожить его сон, на тот случай, если на них наткнется этот "охотник". Но потом его голову посетила здравая мысль, что в таком состоянии как сейчас он не сможет оказать сопротивления даже обычному хищнику. После недолгих сомнений он устроился рядом с Александром не тратя времени на установку защиты. "Уже перевалило за середину ночи", заметил Харас, "это сколько же мы бежали?". Ответить на свой мысленный вопрос он уже не успел, его сморил сон.
  
    
  
Глава 9. Дракон.
  
  
    Когда Харас проснулся, ученик все еще спал. В пределах видимости никого не было, татуировки молчали, как будто все в радиусе километра вымерло. Этот факт порадовал старого шамана, хотя в любом другом случае заставил бы насторожиться и хорошенько понервничать. Солнце уже встало и приближалось к зениту, значит проспал он около двенадцати часов. Так что хватит разлеживаться, надо приниматься за дело.
  
    Спокойная обстановка позволила ему собраться с мыслями и разобраться в происходящем. Вчера он поддался своей интуиции, и в результате проносился здесь несколько часов, даже не задумываясь над тем, что он делает. Разум ему подсказывал, что поступил он верно - иначе было не спастись, но разобрать все подробно не помешает.
  
    "Все началось с того что мы с учеником попали в место, из которого убрались все птицы". Прислушавшись, Харас и сейчас не услышал ни одного звука, кроме шелеста листвы деревьев. "Значит, мы из этого места так и не выбрались. Плохо... Дальше. Мы шли по дороге, которую я посчитал естественной. Но, боюсь, ученик был прав и она, действительно, является искусственной. По крайней мере частично. Потом мы вышли к озеру, возле которого просто обязаны крутиться хоть какие-то животные, ибо это место просто идеально подходит для водопоя, да и сомневаюсь я что-то, что поблизости есть другие источники воды. Это должно было меня насторожить, но я не придал данному факту особого значения. А уж то, что от озера вела в другую сторону практически такая же дорога, по которой мы пришли, должно было решить все мои сомнения насчет искусственности всего окружающего. Но ничего подобного не случилось, значит на нас с учеником воздействовали ментально, чтобы мы обращали как можно меньше внимания на подобные "мелочи"... Плохо. Очень плохо. На нас обоих весит хорошая ментальная защита. Так что если учитывать, что как маг "охотник" очень силен. Только никакая сила не помогла бы ему спрятаться от моих татуировок, следовательно, подобных "охотнику" я еще не убивал".
  
    Дальше размышлять как-то орку не хотелось. Методом исключения он практически мгновенно вычислил, кто на них напал. Но что делать с этим знанием? Харас решил подумать над этим позже и занялся уходом за Александром, который до сих пор не пришел в себя после сильной потери крови. За ночь к нему уже вернулся здоровый цвет лица, но шаману этого было мало. Они как можно скорее должны убираться из этого места, если он правильно вычислил нападавшего. Осталось только привести ученика в чувство.
  
    Александр проснулся от того, что его активно трясли за плечо. Во всем теле чувствовалась усталость, даже веки удалось поднять с трудом. Пару минут глаза отказывались работать, показывая размытую картинку. Когда удалось сфокусировать взгляд, он рассмотрел перед собой лицо учителя. Тот что-то говорил, вот только слух, как и зрение не хотел возвращаться сразу.
  
    - Что-то ты совсем расклеился, - было первым, что услышал пострадавший.
  
    - Что случилось? - медленно ворочая языком, спросил Александр.
  
    - Ты потерял много крови. Я, видимо, слишком сильно тебя поранил. Да и бегали мы после этого долго. Но сидеть здесь долго нельзя. Надо уходить, - описал ситуацию орк.
  
    - А я смогу подняться? - все еще с натугой, но более бодро, произнес ученик.
  
    - Сможешь. Только сначала поешь, а потом я тебе зелье одно дам. Оно, правда, предназначено для принятия воином перед битвой. Для улучшения рефлексов, слуха, зрения и прочего. Но сейчас вполне сгодиться, чтобы тебя на ноги поднять. Хотя после того как оно перестанет действовать, будут побочные эффекты. На больных зелье как-то не рассчитано.
  
    Учитель ничуть не соврал насчет того, что зелье поднимет его на ноги. Александр чувствовал себя просто прекрасно: тяжесть во всем теле прошла, и исчезли все болевые ощущения. Еще бы как-нибудь избежать побочных эффектов. Ожидание оных немного портило настроение, пусть они еще и не наступили.
  
    - От кого мы хоть бежали? - первым делом спросил ученик, когда встал на ноги.
  
    - От дракона, - лаконично ответил Харас.
  
    - Правда? - не сумев скрыть любопытства, спросил Александр. - А как он выглядит? Я еще никогда драконов не видел.
  
    - И не советую тебе в будущем этого делать. Я имею в виду смотреть на драконов. Побеседовать на отвлеченные темы тебе удастся разве что с совсем древним драконом, и то, только из летающих. Все остальные постараются употребить тебя в качестве еды, как и наш знакомый.
  
    Ученик, как раз наблюдавший за небом, оторвался от своего занятия и вопросительно уставился на орка. Не дождавшись пояснений, спросил сам:
  
    - А разве бывают не летающие?
  
    - Бывают. Их называют земляными. Мы как раз напоролись на одного из них. Скорее всего, зеленого.
  
    - Зеленого? И почему ты уверен, что это был именно земляной дракон? - не унимался ученик.
  
    Харас взглянул на Александра, в котором так некстати разыгралось любопытство, и понял, что сейчас лучше будет объяснить все сразу. Иначе ученик по дороге замучает его вопросами.
  
    - Драконы бывают водяными, земляными и летающими. Сам понимаешь, различаются они средой обитания. Но и во всем остальном у них различий хватает. Вчерашний дракон воздействовал на наш разум, так чтобы мы спокойно шли к нему, ни о чем не беспокоясь. А это умеют только земляные драконы. Из того, что мы хорошо защищены от ментальных воздействий клановыми татуировками, следует, что это очень сильный в магии разума дракон. - При этих словах ученик понимающе улыбнулся, как бы говоря: "конечно, раз дракон преодолел защиту клановой татуировки, то он очень силен". Это задело старого шамана. - И нечего тут скалить зубы. Между прочим, у людей есть такая присказка: "Как у орка мысли прочитать" - это синоним слова "невозможно". На чем я остановился?
  
    - На очень сильных в магии разума драконах.
  
    - Так вот, самыми сильными тут являются зеленые. Наверняка это он и есть.
  
    - А если это не дракон, кто это еще может быть? - засомневался Александр. Харас похлопал себя по руке и пояснил:
  
    - Практически для всех остальных у меня есть татуировки. Я бы почувствовал опасность раньше.
  
    - И как мы будем на него охотиться? - спросил ученик без всякой задней мысли. Этот вопрос поразил орка.
  
    - Ты чего? Я же сказал, что мы ноги отсюда делать должны. Мы и так еле ушли от него.
  
    - Но ушли же! - Александр понял, что сказал глупость, но продолжал спорить из чистого упрямства.
  
    - Земляные драконы, всегда очень осторожны и без сильной надобности из укрытия не вылезают. Боюсь это единственная причина, по которой нас никто не слопал, пока мы спали. Он просто осторожничал.
  
    - Вчера он, получается, вылез, раз мы столько бегали? - выдал после недолгих раздумий ученик.
  
    - Вылез, - не стал спорить учитель. - Но это только говорит о том, что он посчитал нас за легкую добычу. И я, если честно, с ним согласен.
  
    - То есть, мы можем выманить его в нужное нам место? - начал задавать наводящие вопросы Александр, у которого начала зарождаться идея.
  
    - Можем, - подтвердил Харас. Потом понял, к чему клонит ученик и добавил: - Но не будем.
  
    - Почему? - упорствовал тот в свою очередь.
  
    - Потому, что мы не знаем где он находится.
  
    - Тогда надо на разведку сходить, - продолжал гнуть свою линию Александр.
  
    - И как ты себе это представляешь?
  
    - Сначала нужно поставить на себя дополнительную ментальную защиту. Это же можно?
  
    - Можно. На тебя я еще вчера во время бегства поставил. С ней ничего не случилось. Целая до сих пор.
  
    - Тогда ставь на себя, и пойдем вон за тем бараном, если я не ошибаюсь.
  
    Неподалеку от них, действительно, спокойно шел баран, не обращая ни на что внимания. Харасу это зрелище сразу напомнило их вчерашнюю прогулку. С тем, что ему тоже понадобиться дополнительная защита он был согласен. Поэтому занялся этим незамедлительно. А пока старый шаман отвлекся на наложение заклинание, Александр встал и отправился за бараном, который по-прежнему шел в одном направлении. Завершив заклинание, Харас поспешил за учеником и одернул его за плечо:
  
    - Ты не подумал, что отправившись за бараном мы попадем к дракону в желудок в качестве гарнира?
  
    - Наоборот, - ничуть не смутившись, ответил Александр. - Если мы будем подбираться к дракону таясь, он что-то заподозрит и сделает дополнительные ловушки. А если мы и дальше будем просто следовать за бараном, то нам надо будет разобраться только с одним сюрпризом. Его мы можем предугадать. - Тут ученика посетили сомнения, и он решил уточнить у старого шамана один момент: - Ты же можешь предсказать, что предпримет дракон, рассмотрев за бараном нас?
  
    - Могу, - сказал орк, принимая разумность рассуждений ученика. - Он вообще ничего больше не сделает, боясь нас спугнуть. Но только если мы сами не будем дергаться и настораживать его.
  
    - Это логично, - согласно кивнул Александр, - но что дракон сделает, когда мы начнем дергаться? Например, если я вдруг остановлюсь, а ты продолжишь идти. Он же кинется за тобой потом, когда ты побежишь в мою сторону? Или это слишком простая засада получиться, и дракон догадается?
  
    - Рискнем. Только не сильно увлекайся с засадой. Выпусти одну-две стрелы и делай ноги. А я пока, он на стрелы отвлечется, постараюсь от него оторваться. Встречаемся в том месте, где ночевали.
  
    Хараса сейчас не отпускал страх. Ведь, мог не вернуться либо он сам, либо ученик, а то и оба сразу. Но на этот раз разум и опыт не стали соглашаться с интуицией. Наоборот, они твердили противоположное. Любопытство тоже добавило свой голос в этот хор. Этот хор успешно помог забыть о планах скорого бегства.
  
    "Главное рассмотреть все, что скрывается под иллюзией. Иначе риск будет не оправдан". Логика подсказывала старому орку, что большая часть ландшафта, представшая перед доверчивыми путешественниками вчера, была обычной иллюзией. Зеленые драконы, конечно, сильно уступают в мастерстве иллюзий своим земляным собратьями - коричневым, и даже черным драконам. Но справедливости ради, надо отметить, что их мастерство превосходит многих магов других рас. Конек зеленых драконов был как раз в магии разума. Поэтому, чтобы заранее не настораживать дракона Харас не стал накладывать на себя заклинание Истинного Зрения, а просто приготовил его, чтобы его можно было наложить мгновенно. Единственное, что нельзя предусмотреть - свои действия после того, как он увидит реальную картину. "Придется разбираться на месте", недовольно проворчал про себя орк.
  
    Ни Александра, ни его учителя не удивило, что они вышли на ту же "дорогу", по которой шли вчера сами. Разговаривать не хотелось, поэтому шли молча, поглядывая по сторонам. Оба разведчика с возрастающим напряжением ожидали какой-либо пакости, но их чувства молчали. Это заставляло напрягаться еще больше. Так и шли до самого озеро, возле которого Александр решил остановиться.
  
    На этот раз неестественная тишина вокруг него настораживала. Даже стрела, наложенная на лук, не успокаивала. Оружие не может защитить от тишины и чувства надвигающейся опасности. Ученик огляделся вокруг: его вместе с озером окружали необычно стройные ряды деревьев, что не характерно для этих мест. На всех деревьях можно было увидеть выступы, их назначение было интересно Александру, но учитель не смог разрешить любопытство ученика. Этот вопрос так и остался загадкой. Только, несмотря на всю обыденность этих деревьев, что-то в них казалось ученику неправильным. После нескольких минут наблюдений стала ясна причина - на деревьях не было видно никаких лиан и прочих сопутствующих тропическим деревьям растений. Отсутствие живности уже не удивляло - дракон наверняка всех распугал.
  
    Последняя мысль напомнила Александру о цели, с которой он остановился в этом месте, но было уже поздно - учитель исчез из виду. Обе дороги, ведущие к озеру, были пустынны насколько хватало глаз. Это моментально отрезвило ученика и заставило отвлечься от пространных рассуждений. В голове даже возникла паническая мысль о том что пора уже покинуть это не гостеприимное место, не дожидаясь больше возвращения орка. Но он удержал себя в руках и остался на месте, с нарастающим беспокойством ожидая появления если не учителя, то хотя бы дракона. Терпения вместе с храбростью хватило буквально на пять минут. Александр выстрелил не глядя в пространство перед собой, с отчаянием крича: "Да подавись ты!", и рванул в сторону дороги, по которой пришел.
  
    
  
    Оставив ученика позади, Харас продолжил идти за бараном. Чтобы иметь больше шансов заранее почувствовать опасность он постарался отпустить того вперед как можно дальше.
  
    Не смотря на все предосторожности и старания не упустить ничего постороннего старому шаману ничего почувствовать не удавалось. Как будто дракон почувствовал подвох и просто не вылез из своей пещеры. Орк еще десяток секунд порассуждал - рисковать дальше и пройти еще немного, или воспользоваться Истинным Зрением прямо сейчас. В нерешительности он оглянулся назад и, оценив расстояние до озера как достаточное, активировал заклинание.
  
    Предположения насчет наложенной на местность иллюзии оправдались. Правда старый шаман не мог себе представить, что иллюзия достигает таких масштабов. Большинство деревьев вокруг оказались твердой иллюзией, как и многие элементы рельефа. Изменения рельефа можно было даже принять за естественные, если бы по ним под действием заклинания Истинного Зрения не пробегала рябь. Это говорило о высоком уровне иллюзий. Такие иллюзии были прочнее любого реального материала, их нельзя даже оцарапать - только развеять, что так же требовало много усилий. Если присмотреться, можно было понять, что все эти изменения рассчитаны так, чтобы вся дождевая вода с ближайшей территории собиралась в озере.
  
    Наблюдения орка прервал дракон, выскочивший из пещеры, которая находилась в пределах видимости.
  
    Земляные драконы двигаются довольно забавно, как будто плывут в воздухе. Если бы кому-нибудь выпала возможность исследовать живого дракона, то он бы с легкостью подтвердил бы этот факт. У земляных драконов, как и у их летающих родственников, есть специальный орган позволяющий поддерживать тело в определенной плоскости. Только у летающих драконов этот орган может практически игнорировать гравитацию, что и позволяет им летать, а крылья с хвостом и лапами используется только для управления. У земляных драконов этот орган слабее, лишь помогает успешно держаться над землей. Этого хватает, чтобы считать их лучшими бегунами в мире. Нехитрое дело - разогнался как следует, а дальше двигайся по инерции, иногда подправляя траекторию.
  
    После смерти дракона этот орган меняет свою функцию, поэтому загадка способа движения драконов до сих пор остается тайной. Всем остается только любоваться плавностью и элегантностью движений этих существ. Многие так и погибли, наблюдая грацией движений драконов. Только Харас всей этой красоты не видел, он с максимально возможной скоростью направлялся к озеру, чтобы подставить дракона под стрелы ученика. После этого почаще в неожиданных местах меняя направление движения он постарается добраться до условленного места. Только так можно уйти от дракона - инерция движения не во всем дает преимущество.
  
    Подбегая к озеру, орк на ходу вытащил из-за спины секиру. Он развернулся навстречу дракону на предельном расстоянии полета стрелы, чтобы оценить свои следующие действия. Дракон уверенно двигался в его сторону. До орка ему оставалось совсем немного. "Жаль. Увернуться не получиться", подумал Харас и метнул секиру навстречу наступающей смерти. Сейчас, он мог рассчитывать только на то, что дракон повернет в сторону от секиры и промажет мимо жертвы.
  
    Дракон и не подумал уворачиваться. Харас уж понадеялся, что ему удастся убить дракона своим метким броском. Но после встречи с насовесть зачарованной секирой дракон просто рассыпался. "Иллюзия", обреченно подумал орк и развернулся, собираясь бежать. Ему не удалось сделать ни одного шага. Сильным ударом в спину орка сбило с ног и в его глазах потемнело.
  
    
  
    Александр так и не сдвинулся с места. Как только он собрался бежать деревья вокруг просто испарились. Там, куда пошел учитель, появился гигантский ящер. "Дракон?!" удивился ученик, забыв про то, что собирался бежать.
  
    Дракон полминуты дергал головой, потом неловко завалился на бок и затих. Рядом с ним Александр рассмотрел учителя. Тот лежал не шевелясь. Ученик подбежал к орку. Стало страшно, что он остался один в этом мире.
  
    Обошлось. Учитель дышал и очнулся от первого же прикосновения.
  
    - Я уж испугался, что ты умер, - глубоко вздохнув, сказал Александр.
  
    Для того чтобы оценить обстановку Харасу понадобилось несколько секунд. Дракон валялся совсем рядом, по-видимому, мертвый. Все иллюзии вокруг исчезли, подтверждая догадку орка о смерти дракона. Сам он дракона точно не убивал, значит...
  
    - Ты убил дракона? - уточнил у ученика Харас.
  
    - Нет. Я не... только одну стрелу выпустил, даже не целясь. - Ученик выглядел озадаченным. Видимо, Александру в голову даже не приходила мысль, что это он убил дракона. "Ну не сам же он сдох!", мелькнула мысль у орка.
  
    - Ты, не ты. Без разницы. Быстро сделай себе татуировку этого дракона, - скомандовал орк. Потом окинул лежащую перед ним тушу оценивающим взглядом. - Со шкурой ты не справишься, попробуй у глаза кусочек отковырять. Если ритуал не пройдет, значит, убил не ты.
  
    Ученик не понял, зачем теперь спешить. Дракон мертв - опасности не представляет, а татуировку еще в течении дня можно сделать. Спорить сейчас смысла не было, поэтому он просто выполнил просьбу учителя.
  
    Сначала он попробовал отрезать кусочек прямо от шкуры, но кинжал не смог даже оцарапать ее. "Надо проверить, возьмет ли ее ритуальный нож", заметил себе на память Александр. Учитель оказался прав - кусочек плоти у дракона отрезать получилось с трудом. На вид глаз окружала мякоть, но и она была защищена какой-то весьма прочной пленкой. Правда, кинжалу она поддавалась лучше, чем кожа дракона.
  
    Для того чтобы нанести татуировку понадобилось снять рубашку. Харас подошел к ученику как раз тогда, когда последний подносил иглу к подготовленному порошку.
  
    - Чего так долго? Быстрее давай, - раздраженно бросил орк, разглядев чем занят ученик.
  
    Александра занес руку с иглой над порошком и замер. Оба как зачарованные уставились на ее конец, ожидая момента, когда он погрузиться в порошок. Набравшись смелости, ученик опустил иглу в порошок. Его лицо тут же озарилось улыбкой. Порошок вокруг иглы забугрился, но это было не главное - ученик ясно ощутил связь с духом умершего только что дракона. Последний умудрился даже сопротивляться пленению. Контур для татуировки ученик наносил очень напряженно, стараясь не отвлекаться. Дух дракона несколько раз едва не сбивал концентрацию.
  
    Рука взяла горсть порошка и аккуратно высыпала его внутрь татуировки. Жжение кожи подтвердило успешность ритуала. Александр только в этот момент обратил внимание насколько сильно он был напряжен. Расслабить мышцы сразу не удалось, они будто закаменели. Ученик даже не почувствовал сразу, когда старый орк начал разминать его мышцы руками. Быстрый массаж помог преодолеть задеревенелость мышц.
  
    - Извини. Совсем из головы вылетело. Старею, - примирительным тоном начал говорить Харас. Александру было не привычно видеть учителя виноватым. Даже после испытания он не показывал чувств, хотя тогда ученик чуть не погиб. - Делать татуировку существа с магическими способностями всегда так сложно. Приходиться выдерживать целое сражение. Ты неплохо справился.
  
    - А зачем надо было спешить с татуировкой?
  
    - Надо было обязательно узнать, нет ли поблизости еще одного дракона.
  
    Ученик сконцентрировался на новой татуировке и сообщил результат:
  
    - В радиусе около двадцати километров ни одного не чувствую.
  
    - Это я уже понял, - махнул рукой орк. - Если бы был, ты бы сразу сказал... Так что, живой?
  
    - Вроде да, - с сомнением в голосе ответил Александр.
  
    Харас лишний раз оценил состояние ученика и счел его приемлемым. Больше ничем помочь он не мог, поэтому подошел к телу дракона и начал дотошно изучать добычу. Во время осмотра его настроение поднялась до заоблачных высот. О таком он не мог даже мечтать раньше. Им с учеником просто невероятно повезло.
  
    - Чего ты по нему лазаешь? - обратился к учителю Александр, когда пришел в себя.
  
    - Так, прикидываю, сколько разных артефактов можно сделать из него. Тела драконов редко кому достаются. - После небольшой паузы последовало пояснение: - Убивают их редко, чаще всего они погибают в стычках между собой. До трупа в этом случае не доберешься.
  
    - Эй, это мой дракон! - подскочил от возмущения ученик. Не успел он еще в себя прийти, а его добычу на артефакты растащили, пусть и мысленно.
  
    - Надо же, спохватился, - с иронией произнес Харас. Бурная реакция Александра заставила его улыбнуться. - Я уж думал утащить кусочек, пока ты не обращаешь внимания.
  
    Веселое настроение перекинулось и ученику. Он перевел взгляд от хвоста до головы дракона и обратно.
  
    - Говоришь, не успел? Сейчас проверим!
  
    Он не успел сразу разглядеть свою добычу, поэтому сейчас рассматривал ее как в первый раз. Дракон растянулся от головы до кончика хвоста на пятнадцать метров. Для того чтобы полностью окинуть его взглядом пришлось отойти подальше. На спине были видны рудименты крыльев. Шкура была темно зеленого цвета с черными вставками. После нескольких минут беглого осмотра ученик вспомнил цель, с которой он это делал и задал вопрос, но без прежнего задора:
  
    - Крылья уже успел обрезать?
  
    - Нет. У всех земляных драконов такие же. И перестань беспокоиться насчет дракона. Я уже старик, мне мало чего нужно. А тебе еще предстоит вживаться в мой мир. Так что я все равно собирался все делать под тебя. Доспехи тебе, например, сделаем из черных вставок шкуры - это лучший материал для них в этом мире.
  
    После его слов Александр погрустнел и отвернулся в сторону, глядя вдаль. Пожалуй, если бы старый орк совсем недавно не мучился вопросом переезда, он бы не понял, о чем сейчас задумался ученик. Харас оставил его наедине со своими мыслями, а сам отправился обследовать окрестности. Оставить ученика одного он не боялся - дракон теперь никуда не денется, а остальная живность еще по старой памяти держится от этого места подальше.
  
    Вход в пещеру находился от озера в сотне метров. Он показался орку слишком маленьким для дракона. В него он просто не мог пролезть. Такое несоответствие обрело объяснение, когда Харас восстановил на себе заклинание Истинного Зрения. Все оказалось просто: большая часть стенки рядом с входом оказалась самодостаточной твердой иллюзией. Видимо, дракон каждый раз убирал ее когда вылезал.
  
    Внутри пещера, как и ожидал старый шаман, была просторной. Но от обследования пришлось отказаться. После входа даже невооруженным глазом можно было разглядеть множество магических ловушек, столько маны в них было вложено.
  
    - М-да... Придется несколько дней только на ловушки потратить, - произнес вслух Харас. "Скажем, три дня потрачу на ловушки на входе. Еще от четырех до шести на разделку туши дракона. Проверка пещеры на сюрпризы - накинем два дня. Итого от девяти до одиннадцати дней. И это только дела у пещеры, а надо еще сходить за вещами к хижине". От размышлений орка отвлек голос ученика:
  
    - Сейчас будем смотреть пещеру? Ведь мы сюда переселимся?
  
    - Стой! - поспешил придержать Александра Харас. - Тут же ловушек полно. Разве не видишь?
  
    - Из-за твоей спины не видно, - спокойно ответил ученик, когда подошел поближе. Он разглядел на потолке у входа светящуюся сетку, чуть дальше непонятной формы загогулину. Опасными они не выглядели, хотя магическое чутье Александра подтверждало содержание в них большого количества маны. Ее концентрация просто зашкаливала. - А просто обойти нельзя?
  
    - Ты что не видишь?! - возмутился такому вопросу орк, но потом спохватился. - Ах да, ты же обычным зрением смотришь. Через Истинное Зрение здесь можно увидеть намного больше сюрпризов. Они тут абсолютно везде.
  
    - Можно посмотреть?
  
    - Лучше не стоит, - отрицательно покачал головой Харас. - Заклинание тяжеловесное. Долго его выдерживать сложно. Чтобы посмотреть сквозь него даже всего одну секунду нужно иметь навык. Короче, ты просто не сможешь.
  
    - А облегченный вариант есть? - предложил вариант ученик, подняв взгляд на орка.
  
    - У этого заклинания нет. Я, по крайней мере, не знаю такого. Это заклинание, если честно, предназначено для применения в лабораторных условиях. С его помощью исследуют неизвестные и составляют новые заклинания. Я его использовал только потому, что другого способа преодолеть иллюзию такого сильного зеленого дракона как наш не существует.
  
    - Ну, и ладно. Что будем делать?
  
    Орк посмотрел на ученика. Тот уже полностью оклемался после стычки и рвался делать хоть что-нибудь. Надо его обязательно чем-то занять, а то, не дай бог, влезет в одну из ловушек, которых достаточно не только в пещере, но и вокруг нее.
  
    - Ты сейчас будешь охранять свою добычу, - начал Харас. - От озера далеко не отходи и приготовь там же место для ночлега. И поесть. А я здесь с ловушками пока разбираться буду. Завтра вместе составим план дальнейших действий.
  
    Александр кивнул в ответ и легкой походкой отправился к озеру. Он не разделял опасений учителя насчет ловушек, потому как большую их часть не ощущал. Он в первый раз в жизни оказался в месте с таким плотным магическим фоном. Его магическое чутье в такой ситуации просто отказало. Оно реагировало только на большие скопления заклинаний или те из них, что были намного сильнее других.
  
    То, что ученик не попал, за все время ожидания учителя, в ловушку было простым везением, или все же результатом последнего проведенного над ним ритуала. Харас склонялся к последнему варианту. По крайней мере, ему хотелось в это верить. Ученик заставил его поволноваться, когда доложил о своих действиях днем. У старого шамана не осталось сил после борьбы с ловушками даже чтобы просто отругать Александра за безалаберность. Они перекусили и улеглись спать.
  
    Составленный на следующее утро план действий не отличался от набросок, которые сделал орк вчера. Ученик опять остался у озера со строгим наказом быть осторожным. Чтобы было чем заняться, Харас приказал ему помедитировать и постараться распознать как можно больше разных заклинаний вокруг. Он сомневался, что у Александра это получиться, но зато это займет того на время. Сам орк вернулся к ловушкам. Его ждала монотонная работа - убирать ловушку за ловушкой. Больше всего утомляла необходимость пользоваться заклинанием Истинного Зрения. А все из-за того, что дракон о простых заклинаниях похоже не знал. "А как отлично было бы, если дракон пользовался простыми чарами, но до предела накачанных маной. Мечты, мечты!", позволил себе немного помечтать старый шаман, прежде чем приняться за работу.
  
    Когда учитель скрылся в пещере, Александр уселся медитировать. Как объяснял Харас раньше, основной задачей медитации является восстановление гармонии души. Толком объяснить, что подразумевалось под гармонией, орк не сумел. Насколько понял ученик, у человека применяющего магические способности происходят какие-то изменения в душе. Это происходит потому, что за магические способности она и отвечает. Эти изменения чаще всего являются вредными для человека, поэтому время от времени нужно восстанавливать гармонию. То есть такое состояние, которое не наносит вреда магу и при этом все магические навыки закрепляются. Особенно катастрофические изменения происходят в основном у обучающихся магии. Поэтому все ученики большую часть времени проводят в медитациях. Александр с начала обучения медитацией почти не занимался, последние недели были перенасыщены событиями и свободного времени не оставалось. Теперь приходилось наверстывать упущенное.
  
    Ученик вынырнул из оцепенения под вечер. Во всем теле чувствовалась легкость, настроение было великолепным. Теперь было понятно, что подразумевается под гармонией. "Надо почаще медитировать! Такое состояние мне нравиться". Он прислушался к своим ощущениям и заметил, что забит маной по самые уши. В памяти сразу всплыли слова учителя о том, что в медитации быстрее всего восстанавливаются запасы маны. Полезное занятие - нечего возразить.
  
    Александр поднялся и пошел в сторону пещеры. Как только он подошел к "дороге", он сразу ощутил ее магическое происхождение. Как будто часть ее была иллюзией. Это заинтересовало ученика, и он постарался прочувствовать это необычное образование подробнее. Попытка закончилась ничем, учитель еще не учил его методам исследования заклинаний и неизвестно собирается ли учить этому в будущем, а интуиция разобраться самому не помогла. За попытками исследовать необычное заклинание и застал его учитель.
  
    - Ты чего от озера отошел, - с ходу начал выговаривать ученику он. - Не чувствуешь заклинаний, так не лезь в их скопление. Влезешь в ловушку же!
  
    - Не правда. Чувствую. Вот здесь передо мной часть дороги зачарована. Или, вообще, иллюзия. Только не пойму почему мы не провалились сквозь нее.
  
    Это заявление приятно удивило орка. Он успокоился и уже мягче сказал:
  
    - Все равно лучше не рискуй, пока я не приберу тут.
  
    Ученику не понравились несправедливые обвинения в глупости, поэтому он даже не скрывая возмущения выдал учителю:
  
    - Ничего я не собирался тут гулять. Я только что закончил медитировать и как ты и приказывал, собирался заняться распознаванием заклинаний. У озера их нет. Вот я от озера и отошел... Так вот! - припечатал он последними словами. При этом он насупил брови и всем своим видом показывал, насколько он возмущен.
  
    - Ладно, не сердись, - в знак примирения орк поднял руки вверх, - устал я сильно. От постоянного напряжения. Вот и нервничаю. Не обижайся на старика.
  
    На этом конфликт был исчерпан. По молчаливому согласию оба взялись за ужин. Тишина продолжалась до тех пор, пока Александр не вспомнил про забытый вопрос:
  
    - Шкуру дракона возьмет ритуальный нож? - Для Хараса вопрос оказался неожиданным. Поэтому ответил он не сразу.
  
    - У живого не возьмет. У мертвого возьмет, но только после нескольких дней после смерти, когда уйдут все чары, присущие живому дракону. Хотя, все зависит от цвета.
  
    - А при чем тут цвет? - недоуменно спросил ученик.
  
    - Ну, у драконов кожа с разным цветом имеет разную структуру. Так что и свойства у каждого цвета свои. Кроме того, - перешел к лекторскому тону орк, - цвет кожи зависит от способностей и, в некоторой степени, характера. Такая у них получилась особенность организма. Поэтому по способностям можно определить окрас дракона, как и наоборот. Как видно по нашему дракону...
  
    - Моему!
  
    - Хорошо, твоему, - не стал спорить учитель. - Так вот, как видно по твоему дракону, у них может быть смешенная окраска. Я о таком раньше не слышал, но знания о драконах имеют в основном утилитарный характер. Это какая часть, где используется - в артефактах там и заклинаниях. Самой прочной считается черная кожа. Вообще, у земляных драконов кожа прочнее. Завтра будем разделывать "твоего", - орк выделил это слово, - дракона, и я расскажу тебе о его внутренностях.
  
    Харас сдержал свое слово. Весь следующий день они занимались тушей дракона. Это действо сопровождалось подробным описанием буквально каждой жилки. Драконов добывать приходилось редко, поэтому практичные маги нашли применение абсолютно всем его частям. По началу, у Александра еще присутствовало любопытство, но через несколько часов оно сошло на нет - всему есть предел.
  
    В процессе разделки туши слало понятно, отчего умер дракон: он просто захлебнулся потоком собственной кислоты, которой собирался окатить ученика. После того как Александр постарался восстановить по памяти все подробности происшествия, Харас вынес вердикт: "Дракон смог затуманить твой разум. А на заговоренную стрелу он не обратил внимания. Поэтому, когда ты пожелал ему подавиться, стрела попала дракону прямо в глотку. И он подавился". Закончив говорить, орк неверяще покачал головой, очень уж удачно все сложилось. Стоило дракону в момент, когда Александр выстрелил, держать пасть закрытой и все сложилось бы иначе. Но другого объяснения не было. Тем более что в глотке дракона они нашли наконечник стрелы. Он каким-то чудом уцелел.
  
    На возню с телом дракона, а так же ловушки в пещере и вокруг нее ушло чуть больше недели. На следующий же день после завершения хлопот учитель с учеником отправились обратно к хижине. Предстояло забрать все вещи и перетащить их к новому жилью.
  
    Чтобы большую часть вещей из хижины уложить потом в свои зачарованные котомки, пришлось их предварительно освободить. В них осталось только самое необходимое для дороги туда. Так как выходили налегке и шли наиболее коротким путем, обратная дорога заняла всего два дня.
  
    За пару километров до цели орк задал самый важный на данный момент вопрос:
  
    - Что там? Гарпии есть? - Через небольшую паузу, необходимую ученику для обращения к способностям татуировки, последовал ответ.
  
    - Четыре. Два волоха.
  
    Что ж, лучше всего было, чтобы гарпии убрались восвояси. Но жаловаться Харасу не на что. С четырьмя можно справиться вдвоем достаточно легко. Главное сразу убить гарпий-волохов, чтобы они не вызвали подмогу. В том, что обычные гарпии не смогут от него уйти, орк не сомневался.
  
    Учитель отправился в обход, чтобы зайти со стороны основного лагеря гарпий. Он должен был отрезать пути отступления для гарпий. Сам Александр осторожно подбирался с противоположной стороны. Перед каждым шагом он прощупывал своими чувствами пространство перед собой. Учитель сомневался, что гарпии устанавливали магические сторожки вокруг их прежнего жилища, но гарантировать их отсутствие не мог. Поэтому приходилось перестраховываться.
  
    Наконец ученик вышел на свою позицию. Лук он приготовил заранее, чтобы не выдать преждевременно свое местоположение излишними действиями. По плану Александр должен был после сигнала учителя выскочить на открытое пространство полянки и стрелять в одну из гарпий-волохов. Сигналом служил обычный свист, а гарпий поделили по сведениям, получаемым от татуировок. Более сильную взял на себя орк, вторая досталась ученику.
  
    Свист. Александр рывком покинул свое укрытие. Все время ожидания гарпии не трогались со своих мест. Значит не почувствовали приближения угрозы. Ученик так считал только до того момента, когда он выскочил на поляну.
  
    Если бы стрелы не были зачарованы, он не смог бы попасть в свою цель. Первая стрела угодила в ногу навылет. Гарпия отделалась буквально царапиной. Второй выстрел, который еще успел сделать Александр, был более удачный - зацепило крыло, и гарпия-волох была вынуждена отказаться от попыток взлететь. Дальше пришлось бросить лук. Остальные гарпии заставили вспомнить о себе. На ученика бросились сразу две гарпии с обеих сторон. Он воспользовался единственным шансом уцелеть - ретировался в свое прежнее убежище. В зарослях гарпии лишались своего главного преимущества - возможности беспрепятственно маневрировать.
  
    Забраться поглубже в спасительные объятья леса Александру не удалось. В последний момент одна из гарпий успела схватить его за ногу и сильным рывком вытянула его на открытое место. Ученик сначала упал на живот, а когда его рванули назад, перевернулся на спину и в отчаянии отмахнулся мечом. Этим ударом он попал точно по шее гарпии, которая держала его за ногу. Та отпустила и упала замертво. С перерезанным горлом долго не проживешь.
  
    Порадоваться успеху ученику не дала вторая гарпия. Она впилась зубами в кисть его руки с мечом и вырвала его из ослабевшей руки. Свободная рука гарпии сжала в мертвой хватке шею Александра. Острые когти глубоко впились в его плоть. Из ран потянулись к земле струйки крови. Внезапно гарпия завизжала и отпустила свою жертву. Ученик же не шевелился, он продолжал лежать, уставившись остекленевшим взглядом в небо.
  
    Когда Харас разобрался с обоими гарпиями-волохами, он бросился на помощь ученику. Было понятно, что он не успевает. Но в самый последний момент из зарослей рядом с Александром выскочил волк и одним броском сбил гарпию. Орк не стал смотреть, как Клык справляется со своим противником, а подбежал прямо к ученику. Тот лежал, не двигаясь с окровавленным горлом. Орк молил всех богов, чтобы оставили жизнь его ученику. Тут он увидел глаза последнего. Этот остекленевший взгляд мертвеца!
  
    Старый орк замер, не желая верить тому что видит. Из ступора его вывела мелкая дрожь, что то и дело пробегала по телу ученика, и кровь, что продолжала вырываться из ран. "У мертвых не течет кровь", попытался успокоить себя Харас. Одеревенелыми руками он полез в свою котомку за повязкой, чтобы остановить кровь и с ужасом вспомнил, что уже воспользовался единственной около пещеры. Сделать еще одну взамен он забыл, слишком много было забот и без этого.
  
    Пришлось судорожно искать заменитель. "Тут как раз подойдет трава... Как же ее?!" Название так и не вспомнилось, но сама трава нашлась быстро. Помяв траву в руках, старый шаман приложил ее к ранам и зашептал заклинание. Только закончив с ранами на шее, орк разглядел, что ученик дышит.
  
    - Ты жив? - Так и не дождавшись реакции, Харас продолжил обследовать Александра в поиске ран. Кроме шеи повреждена была только рука.
  
    Ученик пришел в себя от того, что в его щеку уткнулся мокрый нос. Через несколько секунд его лицо начали лизать. Он попытался дернуть рукой, чтобы отогнать от себя волка. Вместо этого руку пронзила резкая боль, отразившись эхом в голове. Послышался стон. Скорее всего, свой собственный.
  
    - Не шевели рукой, - послышался откуда-то справа голос учителя.
  
    Прежде чем воспользоваться второй рукой, Александр сначала осторожно ей пошевелил. Вдруг она тоже повреждена. Она оказалась в порядке.
  
    - Клык, отстань. - Ученик отодвинул от своего лица морду волка. Наконец, удалось сфокусировать взгляд. Перед глазами оказалось встревоженное лицо учителя. - Я жив? - зачем-то задал вопрос Александр. Харас нервно рассмеялся.
  
    - Это мой вопрос. А, вообще, ты определенно жив. Собственно можешь вставать. Все твои раны я обработал.
  
    Когда ученик поднялся на ноги, орк подхватил с земли вещи обоих и повел его к хижине. Клык хвостом следовал за своим хозяином.
  
    Харас позволил ученику приходить в себя, сидя на скамейке. Сам же принялся собираться. Была вероятность, что скоро прилетит смена убитым гарпиям. Это следовало из того, что поблизости от хижины гарпии не устраивали для себя гнезда. Значит, они сюда прилетали только на определенное время, чтобы дождаться возвращения хозяев. Да и правила устройства засад не предусматривали такой явной демаскировки. Задним умом орк понимал, что здесь была устроена именно засада. Просто он с учеником напал на гарпий практически наобум, без дополнительной разведки, а татуировки о засадах не предупреждают. Они предупреждают только о непосредственной опасности. Через некоторое время к сборам учителя присоединился и ученик.
  
    Главным образом с собой брали оружие и инструменты. Еду решили брать по остаточному принципу. В пещере дракон тоже хранил небольшой запас на черный день. Но небольшим этот запас мог показаться только для дракона.
  
    Соборы завершили за два часа. Перед уходом орк с человеком задержались, только чтобы попрощаться. Орк прощался со своим старым домом. Александр со своим любимцем. Он не мог взять Клыка с собой в горы, там ему было не место. Каждый уходил от хижины с тяжелым сердцем. Позади оставалось много приятных воспоминаний, впереди ожидала неизвестность.
  
    
  
Глава 10. Дриада.
  
  
    Заселение пещеры началось со скрупулезного ее исследования. На это ушел не один день. Главный тоннель пещеры протянулся на три с лишним километра и имел ровно полтора десятка ответвлений, каждое из которых превосходило по размерам основную часть пещеры. Одно ответвление использовалось в качестве хранилища еды, через второе протекала подземная река. Остальные ответвления пещеры пустовали.
  
    Сразу после завершения обследования пещеры Александр застолбил за сбой ближайшее к выходу ответвление пещеры и начал там обустраиваться. Возражения учителя о том, что одному ему целого ответвления будет много, он принял в штыки. Александр воспринял их как нападки на собственную свободу. Харас не стал настаивать на своём. Его ученик слишком часто в последнее время оказывался на грани смерти, надо было дать возможность бедняге оклематься. Для себя орк взял ответвление с входом напротив того, что подобрал себе ученик.
  
    Свои укромные уголки ученик с учителем по молчаливому согласию устроили недалеко от входа в свои ответвления пещеры. Ходить далеко никому не хотелось. Обстановка в обоих ответвлениях по началу получилась бедная. В качестве подстилки для сна Александр использовал настил из верхних листьев пальм, над которым был проведен ритуал "Восстановления". Так ученик стал называть ритуал, проведенный учителем над его одеждой. Восстановление, правда, происходило не мгновенно, поэтому в результате получилось что-то вроде перины. Орк сделал себе тонкую подстилку, а вот его ученик рассмотрев эффект перины для себя сделал постель с размахом. Рядом с постелью орк с человеком сделали ряд полок, на которых разместили свои вещи. На этом вся "мебель" и заканчивалась.
  
    Не смотря на явный переизбыток свободного места, ученик подобно учителю приучился все свои вещи держать в упакованном состоянии. В качестве упаковки служили мешочки с наложенным заклинанием, увеличивающим их внутренние размеры, как у котомок. Иногда дополнительно на мешочек налаживались заклинания, позволяющие дольше хранить в них вещи, особенно еду. Такой порядок позволял быстро собираться в дорогу, что помогало Харасу в его жизни отшельника. Орк в этом деле достиг совершенства. Для того чтобы не путать содержимое мешочков ему пришлось изобрести целую систему условных знаков и некоторых простых правил пользования своим хитрым скарбом. Александра орк стал обучать этой системе на примере разделанной на части туши дракона. Первоначально, во время разделки туши Харас аккуратно складывал все в ту часть пещеры, в которой дракон хранил свою пищу. Там были наложены качественные чары, позволяющие сохранять даже живых существ веками. Единственным неудобством этого ответвления пещеры, была необходимость увешивать себя несколькими слоями защиты, чтобы только самому не остаться там навечно.
  
    Началось это обучение сразу, как только они обустроились в пещере. Как сказал Харас, в результате весь дракон должен был поместиться в одном мешочке, который уместился бы в одной руке. На вопрос Александра о том, когда они будут делать из него артефакты, учитель ответил, что это дело долгое и не терпящее спешки. Поэтому его можно отложить на время, и заняться более важными на данный момент проблемами.
  
    К таким проблемам сообща решили отнести пробелы в знаниях Александра о теории магии. Харас постарался собрать все свои знания, и изложить их вкратце ученику. Особое внимание он обратил на понятие души, что являлось краеугольным камнем всей школы шаманов орков.
  
    - Итак, начнем... - начал орк свою лекцию, подбирая нужные слова. - Надеюсь, у тебя нет никаких сомнений насчет того, что у каждого живого существа есть душа?
  
    - Нету, - подтвердил ученик.
  
    - Так вот, у всех существ души имеют основу. Эту основу уничтожить невозможно. А вокруг этой основы группируются остальные части души. Если основа лишается остальных частей, делающих из нее личность, то душа отправляется на реинкарнацию. Правда, у разных существ основа в некотором роде имеет разную форму. Поэтому у разных видов существ основы не совместимы. Кроме того каждая основа уникальна. Этот факт используется в магии. С помощью следа основы души подписывают магические контракты, так как его невозможно подделать. - Тут Харас задумался. - По крайней мере, я ничего о таких способах не знаю.
  
    - Получается, основа является самой главной частью души, а остальные второстепенны? - уточнил ученик.
  
    - Нет. Ты знаешь о внутреннем строении человека?
  
    - Э-э... нет, наверное.
  
    - Ладно. Если коротко человек, как в принципе и остальные живые существа, состоит из скелета, на котором крепятся остальные его органы. Этих органов много и вместе они составляют сложную систему. Но заметь, без этой системы мы получим труп. Вернее даже не труп, а один скелет. Но это не имеет значения, так как это уже будет совершенно другое существо. Понятно?
  
    - Не очень. А почему другое?
  
    - Ну, ты со мной согласен, что скелет это уже не человек?
  
    - Ага, - согласно кивнул Александр.
  
    - Так же и основа. По ней можно определить только вид существа, но его имени ты уже не узнаешь. Так что если смотреть, с точки зрения конкретного существа, важнее как раз те части души, которые ты назвал второстепенными.
  
    - То есть, остальное и есть я сам?
  
    - Да. Прежде чем объяснять про эти остальные составляющие души, я сделаю небольшое отступление: магистры разделяют мир на материальный и астральный. Какая часть первостепенна, а какая второстепенна спорный вопрос. Нам это не важно. Из этого разделения для нас важно только то, что тело любого существа - это его материальная часть, а душа - астральная. Душа может спокойно существовать в астрале отдельно от тела, а тело без души не может.
  
    - Тогда получается, что астрал все-таки важнее, - сделал вывод ученик.
  
    - Я же сказал. Не будем об этом. Еще не известно, существовал бы астрал, если бы не было материального мира. Тут ситуация схожа с основой души и остальными ее частями. Только в качестве основы выступает материальный мир... Ладно, продолжим: выделяют три основные части необходимые для существования души в астрале - Память, Чувство астрала и Источник жизненной силы. Эти три названия условны, но главное отражают суть этих частей. Память отвечает за сохранение информации обо всем, что происходит с существом и вокруг него. Чувство астрала позволяет ориентироваться в астрале и является некоторым аналогом наших зрения, обоняния, осязания и слуха. Вся твоя магическая чувствительность основана на этой составляющей души. От источника жизненной силы элементарно зависит существование твоей души. - Последнее слово учитель выделил. - Заметь, именно души, не тела. Источник теснее всего связан с основой души, и если он перестает существовать, основа очень быстро освобождается и от остальных частей. Таким образом, он является как бы связующим звеном между основой и остальными частями. - Тут орк сделал паузу, давая ученику переварить новые знания. Дождавшись внимательного взгляда последнего продолжил: - Для того чтобы присутствовать в материальном мире существу нужны еще две части: Разум и составляющую души, отвечающую за связь с материей.
  
    - А почему Разум в эту категорию попал?
  
    - Это потому, что чтобы считаться живым в астрале, он не обязателен, а вот у нас без Разума считаться живым не получится. Что-то должно управлять действиями тела. По-моему это очевидно. Последняя важная часть души, которую коротко можно назвать Связью, обеспечивает привязку твоей души к телу. Тут немаловажную роль уже играет "форма" твоей основы. Основа души человека легче всего соединяется с телом человека, орка с телом орка и так далее. Причем эта связь может появляться без лишних усилий со стороны души. Поэтому реинкарнация практически всегда происходит внутри одного вида. Если брать жизненный цикл человека, то он будет выглядеть примерно так: сначала, - тут Харас запнулся и скосил глаза на ученика. Тот никак не отреагировал, поэтому, чтобы не смущать его, орк подкорректировал свои слова - женщина зачинает ребенка. Именно во время зачатия происходит главное - создается тело и связывается со свободной основой души. Зачатки всех частей души ребенок получает от родителей. Дальше тело развивается вместе с душой. Тут многое зависит от воспитания и среды в которой живет человек. Смерть наступает или в случае разрыва связи между душой и телом, или в случае уничтожения Источника жизненных сил. В первом случае это происходит по причине прихода тела в негодность. Тогда душа попадает в астрал. Во втором случае душа даже если и успеет попасть в астрал, то очень скоро растеряет все свои личностные части и пойдет на реинкарнацию. Если же Источник жизненных сил останется душа может продолжить свое существование там. Может превратиться в одну из астральных сущностей или, потеряв свою личность, пойти на реинкарнацию. Рано или поздно это со всеми случается. Кроме того, существует неклассифицированная составляющая души, отвечающая за воздействия на астрал. Именно эта часть характеризует магов. Это я коротко рассказал тебе теорию. Понял?
  
    - Не очень, - честно признался ученик. И тихо, себе под нос: - Хорошо хоть эта теория не утверждает, что женщина зачинает ребенка в одиночку. То же мне, малыша несмышленого нашел.
  
    - Что ты сказал? - не расслышал орк.
  
    - Я плохо понял. Ты тут много всего рассказал. Сразу и не поймешь что к чему, - поддерживая серьезный вид, ответил Александр.
  
    - Тогда, давай, я приведу несколько примеров: отсутствие Разума говорит о том, что перед тобой неживой предмет. Примером может послужить любой камень. Но если существо обладает, хотя бы псевдоразумом его уже считают живым. Любой голем представляет собой неживой предмет наделенный псевдоразумом. С Разумом понятно? - вздохнул учитель.
  
    - Ага! - Александр понял не все, но уточнять подробности сейчас не хотел.
  
    - Дальше связь с телом. У нормальных существ связь души с телом держится постоянно и ее разрыв равнозначен смерти этого существа. Есть много исключений из этого правила. Самыми замечательными являются оборотни, маги, демоны и боги. Главная особенность оборотней состоит в необычайной гибкости связи. Она позволяет с легкостью присоединятся к разным телам. Чаще всего только двум, но бывает и больше. Наиболее распространены оборотни, у которых тело само преобразуется из одного состояния в другой. У них еще много различных особенностей, но сейчас это не важно. Стоит упомянуть еще оборотней, которые с легкостью меняют любые тела. Они менее живучи в каждом теле, но убить их намного сложнее.
  
    Что касается магов - в рамках этой теории была создана весьма любопытная интерпретация магии. Например, дисциплина магии воды, или иначе гидромантия, представляется как дополнительная связь души мага с водой, а в идеале со стихией воды.
  
    - Разве есть разница между водой и стихией воды? - недоуменно спросил ученик.
  
    - Есть, и большая. Если построить связь с обычной материальной водой, ты просто сможешь ей управлять. А если построить связь со стихией воды, то ты сможешь кроме этого еще и призывать к себе воду. Ты это сможешь даже посреди пустыни. Хотя это деление и теоретическое, но для большинства дисциплин, которые подходят для данной теории, такое деление на управление материальной составляющей стихии и возможность обращения к ее астральной составляющей справедливо.
  
    - Э-э... А можно помедленнее и человеческим языком? - произнес, ничего не понявший Александр.
  
    - Ну как тебе объяснить, - задумался орк. - Дело в том, что вся эта планета, как и все в этом мире имеют свою астральную составляющую. В том числе и вода. Так что если ты построишь связь с материальной частью воды, то ты можешь считать себя магом воды. А связь с астральной частью, это уже не совсем связь. Обычно для этого гидромант приживляет к своей душе частичку астральной сущности воды. Ну и как я уже сказал, для большинства дисциплин такое представление справедливо.
  
    - Так, получается, что стоит построить связь с материальным миром, и ты маг?
  
    - Да. Только надо учитывать, что у разных дисциплин по-разному строится связь. Вот, например, дисциплины гидромантии и криомантии. Криомантия - это управление льдом, или точнее сказать холодом в связке с водой. Для них обеих астральной частью является вода, но связь с материальной частью у каждой строится по-своему. В результате получаются две совершенно разные дисциплины.
  
    - Теперь понятно. - У Александра вырвался непроизвольный вздох. За время разговора от обилия новой информации у него уже начала пухнуть голова, но сдаваться ученик еще не собирался. - Но зачем тогда мана?
  
    - А из чего, по-твоему, строятся связи? Из маны и строятся. Это основной строительный материал астрала.
  
    - А насчет этой теории. Какая дисциплина не соответствует ей? - продолжал сосредоточенно задавать вопросы ученик.
  
    - Все и ни одной, - загадочно ответил орк. - Любой ритуал предметной магии не вписывается в нее. По крайней мере, не полностью. Но некоторым умникам удается даже ритуалы под нее подводить.
  
    Пожалуй, хватит о магах. Я еще упоминал демонов с богами. И те и другие по своей сути являются жителями астрала, но могут по своему желанию вселяться в материальные тела. Как я говорил раньше, в астрале души существуют до тех пор, пока вокруг основы остается хотя бы клочок личности. Демоны для поддержания своей жизни используют чужие души. Без них они, как и все остальные, теряют себя и отправляются на реинкарнацию, если повезет. Образ жизни демона, знаешь ли, не способствует сохранению формы основы их души. Так что, часто после своей "смерти" они попадают в Бездну. А это для души равносильно смерти.
  
    - Что за бездна?
  
    - Бездна. С большой буквы, - подчеркнул важность названия учитель. - Это материальный мир, потерявший свою астральную составляющую. Или наоборот астральный мир, без материи - никто точно не знает. Я не слышал, чтобы оттуда кто-либо возвращался. Иногда Бездну еще называют Хаосом... На чем я остановился?... Ни один демон не хочет завершать свое существование в этом мире, поэтому все они охотятся за нашими душами. Душами обычных смертных. Так что, я тебе категорически не советую продавать свою душу демону.
  
    - А как я распознаю демона?
  
    - Это относительно легко. Каждый демон может вселяться только в определенное тело. Из-за того, что демоны являются жителями астрала, их тела часто не совместимы с жизнью в материальном мире и очень пластичны. Большинство демонов имеют угрожающую внешность. А призыв демона представляет собой создание тела для него и настойчивую просьбу демону вселится в тело. Правда есть способы призыва, при которых демон сам вынужден создавать себе тело. Боги в отличии от демонов не так привередливы. Они вселяются даже в статуи, но чаще всего обходятся телами своих верующих. Последние при этом не испытывают никаких неудобств, а то и вовсе не замечают ничего.
  
    - Понятно, - поспешил завершить Александр, чтобы учитель опять не ушел в дебри с объяснениями.
  
    - Не спеши закругляться, - заметил на это орк, правильно понявший намерения ученика. - Я еще не закончил. Раз уж я упомянул демонов с богами, то надо закончить пример. Я еще не рассказал об особенностях Источника жизненных сил. У любого существа материального мира Источник может быть поврежден. Тогда это существо превращается в вампира. У вампиров Источник прекращает свою работу, и для существования этим им, как и демонам нужен внешний источник. Поэтому они вынуждены пить кровь.
  
    - Почему кровь? - задал подходящий моменту вопрос, как показалось ученику. Он уже не воспринимал новые знания. Просто молча слушал, пытаясь задавать вовремя нужные наводящие вопросы.
  
    - Потому что именно с кровью сильнее всего связан в теле Источник. Поэтому и вампиры пьют кровь, и жертвы приносят проливая кровь. Кроме того по капле твоей крови проще всего определить уникальный след основы твоей души, поэтому магические договора подписывают кровью. И вообще - кровь самый ценный ресурс людей.
  
    Как я уже сказал, вампиры нуждаются в чужой жизненной силе. Без нее они впадают в спячку. А умереть обычным способом они не могут. Вместе с Источником у них изменяется и связь с телом, поэтому их убить можно только полностью уничтожив их тело. Только, заметь, после смерти душа вампира отправляется прямо в Бездну и они этого боятся больше всего. Этим пользуются многие маги, для того чтобы закабалить вампира достаточно поставить его на край гибели и дать выбор - служить магу или умереть.
  
    - Почему именно магу? - не понял Александр.
  
    - Для того чтобы связать вампира надежной клятвой нужно быть магом. Простой шантаж не надежен. Из остальной нежити так можно поступить еще с личем. У того в отличие от вампира Источник поврежден иначе - он завязан на магические способности существа, для продолжения существования лич должен время от времени колдовать. Лича как и вампира можно убить только полностью уничтожив его тело, а в спячку он впадает при полном отсутствии доступа к мане. В личей часто превращаются неправильно умершие маги, а некроманты практически всегда. Поэтому их приходится убивать дважды.
  
    - А какая еще бывает нежить?
  
    - Самые опасные вампиры и личи, потому как сохраняют свою волю. У других воля либо подавлена, либо имеют псевдоразум. Так что с ними справиться относительно легче. Нежить с подавленной волей называют зомби. Их создают, просто привязывая прежнюю душу к телу. Вся остальная нежить наделена подобием разума. Последних делают из костей или призрачной материи. Другие материалы для таких существ не пригодны. Самое главное, что выделяет нежить для богов и демонов то, что с них ничего получить не удастся. Нежить просто бесполезна для них из-за проблем с Источником. Поэтому все боги, так или иначе, защищают своих верующих от нежити и всячески препятствуют превращению последних в нежить. Вот, как ты рассказывал, у твоего бога есть Святая вода. Думаю, она будет неплохо помогать в уничтожении нежити. Она будет на нее действовать как кислота, если я правильно понял твои объяснения. Такой способ будет эффективнее благовоний нашего Верховного бога. Так что советую тебе научиться создавать Святую воду, тем боле, что благовония в твоих руках работать не будут.
  
    - Это еще почему? - возмутился ученик.
  
    - Так в культе твоего бога говорится, что он един. То есть, если ты ему молишься, то только ему одному и никому более. Молясь другому богу, ты отказываешься от защиты своего. Вот бог орков - Гром входит в пантеон, поэтому каждый орк не обязан, молится ему одному, можно и другим. А все символы веры без самой веры не действуют.
  
    - Откуда ты все это знаешь? - с сомнением спросил Александр.
  
    - Бог Медор покровительствует магии, вот и позаботился, чтобы его верующие хорошо знали теорию. Он кстати считается еще покровителем людей, так что не удивляйся, когда тебя будут принимать за его верующего. Пожалуй, общей теории пока хватит. Согласен? - спросил Харас и вопросительно посмотрел на ученика. Тот согласно кивнул и попытался встать, но орк придержал его за плечо. - Я сказал только об общей теории. Сейчас я тебе расскажу подробнее, что должен знать начинающий шаман и дам задание. На этом обещаю закончить.
  
    Александр пожал плечами, этим давая понять учителю: "Надо так надо".
  
    - Понимаешь, шаманы могут вызывать только тех духов, которые имеют связь с материальным миром. При этом шаман должен находиться поблизости от объекта привязки. Так что, если ты хочешь вызывать одного и того же духа в разных местах, то должен таскать с собой тот предмет к которому он привязан. Самостоятельно духи привязываются к материальному миру только случайно, поэтому этот случай мы не будем рассматривать. Все шаманы же начинают с создания своего собственного предмета "поглотителя", призыва духа из астрала и связывания его с поглотителем. Этим ты сейчас и займешься.
  
    После последних слов учителя, Александр приободрился и стал слушать более внимательно. Орк посоветовал ему для первого своего поглотителя использовать какую-нибудь безделушку, чтобы не жалко было ее выбросить, если что-нибудь не удастся. Подумав, ученик выстрогал для этой цели себе деревянную табличку и вырезал на ней цифру один, решив заодно подсчитать, с какой попытки ему удастся создать собственный поглотитель. Как оказалось впоследствии, сделал он это не зря - первый его поглотитель имел порядковый номер триста пятьдесят шесть, и сделан он был только через месяц упорных трудов.
  
    Сначала выяснилось, что у Александра нет врожденных способностей к созданию поглотителей. Это как раз было предсказуемо - ученик не помнил среди своих предков ни одного мага. Но учитель категорически отвергал создание поглотителя с помощью ритуала. "Это основное умение любого шамана. Им надо обязательно овладеть", отвечал он на каждое предложение ученика создать хотя бы первый поглотитель с помощью ритуальной магии. В результате, после удачной попытки, Александр был на седьмом небе от счастья. Потому как, ему казалось, что Харас будет заставлять его повторять попытки до победного конца. Ученик сразу же отправился обрадовать учителя, который вернулся с очередного обхода территории, с целью создания хотя бы минимальной цепи безопасности вокруг пещеры.
  
    - У меня получилось! - чуть, не подпрыгивая от испытываемых чувств, выпалил Александр. Орк на эмоции ученика не среагировал, слишком устал он за день.
  
    - Молодец.
  
    - Может, хоть теперь объяснишь, зачем надо было создавать поглотитель только при помощи собственных способностей? - После вопроса орк задумался и ответил встречным вопросом.
  
    - А как ты определил, что у тебя получилось? - Теперь уже задумался ученик. Пауза затянулась, и сжалившись над Александром, Харас ответил сам.
  
    - Поглотители различаются по качеству исполнения. Качество показывает, насколько сильно будет подчинен привязанный к нему дух. А ты все прошедшее время научился интуитивно чувствовать их качество. Ну и так как ты за не бракованный принимал изготовленный мной поглотитель, то ты счел готовым свой поглотитель только тогда, когда научился делать их на моем уровне.
  
    - Подожди, - прервал его ученик, - это получается, что начиная с первой таблички, которую ты забраковал уже через четыре дня, я непрерывно делал поглотители? Но зачем? Куда ты их вообще девал? - Харас выдал свою лучшую улыбку и ответил:
  
    - Мне в голову пришла отличная идея, как сделать хорошую защиту вокруг пещеры, чтобы нас тут не тревожили. Но для нее было нужно много поглотителей, а тебе как раз была нужна хорошая практика.
  
    - Что?! - возмутился ученик. Он получается тут как проклятый трудился целый месяц, делая поглотитель за поглотителем, а ему даже не сказали, что у него все получается. Александра через край переполнило чувство обиды на такое с ним обращение. Увидев, насколько расстроился ученик, орк поспешил подсластить пилюлю:
  
    - Зато ты достиг моего уровня создания поглотителей всего за месяц, в то время как я потратил на это долгие годы. Ты сейчас это делаешь даже быстрее меня.
  
    - Да ну тебя! - отмахнулся ученик. Он не мог так просто это простить.
  
    - Ну, пожалуй, для защиты поглотителей хватит. - После этих слов Александр наградил учителя свирепым взглядом, но от комментариев воздержался. - Сегодня перейдем к вызову духов. Начнем с того что позволяет составлять карту местности. Помнишь, я его использовал на вершине горы?
  
    - А почему именно с этого? - немного остыв, спросил ученик.
  
    - С него все начинают. Кроме того, он настолько прост, что подчинить его не составляет труда.
  
    - А эти духи еще не закончились, раз их все призывают?
  
    - Пока в этом мире есть хотя бы один ученик, изучающий конструирование духов, они никогда не закончатся. На них в создании все и тренируются.
  
    - Я тоже этому научусь?
  
    - Да, но позже. А теперь смотри внимательно за моими действиями - Харас достал из кармана одну из табличек сделанных ранее, призвал духа, сделав для этого только одно движение рукой, и этим же движением привязал духа к табличке. Ученик не стал задавать никаких вопросов, а сразу начал попытки повторить действия учителя. Он уже усвоил, что если орк показывает ему новое заклинание, то всю теорию он уже рассказал и добавлений не будет.
  
    С вызовом и привязыванием к поглотителю духа ученик разобрался в этот же день. Первый вызванный и привязанный дух оказался и последним. Оказалось, что так из астрала может выскочить не только тот, кого призываешь. Поэтому, в целях соблюдения безопасности не следует часто вызывать духов из астрала. Призывающего могут быстро засечь, и тогда все ближайшие к нему духи полезут в материальный мир табуном. А безобидным духам материальный мир безразличен, так что неприятностей схлопотать можно кучу.
  
    Следующим заданием оказалось обещанное конструирование духов. Причем самый простой способ конструирования - копирование. Так как из пустоты сделать духа не получится, для копии пришлось доставать исходный материал. Учитель отмел возможность призыва для этого духа из астрала, и Александр научился заодно, как ловить и подчинять душу живого существа. Это оказалось неожиданно просто - надо убить существо и загнать освобожденную душу в поглотитель. Таким образом, в качестве исходного материала выступил дух пойманной птицы. Птичку, конечно, было безумно жалко - мало того, ее убили и съели, так еще и душу переработают. Но Магия требует жертв. После того как ученик закончил создание своего первого духа (это оказалось неожиданно просто), он заметил:
  
    - Рядом с магами лучше не умирать. - Харас, тоже занятый в это время конструированием духа, но посложнее, отстраненно ответил, хотя похоже и не на слова ученика, а каким то своим мыслям по этому поводу:
  
    - Ну, не всех. Да и вообще я, например, соратников не трогаю. Только если подвернется случай душу врага прихватить. Вот этот, - указал он на преобразуемый дух, - кажется, был простым солдатом. А сейчас будет нашим слугой.
  
    - А магов за это, случаем самих на тот свет не отправляют?
  
    - Ха! К твоему сведению, сразу после смерти все твои способности к магии, во-первых, остаются при тебе, и во-вторых, усиливаются, так как ты уже одной ногой в астрале, а там маны навалом. Кроме того может так случится, что твоя душа пересечется с душой убийцы, отчего твои возможности в воздействии на него значительно возрастут. Из-за всего этого простой человек, убивший мага, часто отправляется на тот свет следом за убитым магом. Убивать магов надо еще уметь. Так что не бойся демонстрировать свои магические способности, тебе зачтется.
  
    - И много в этом мире простых людей? Тут же магов много, а зачатки способностей передаются по наследству.
  
    - Смотря среди кого. У нас орков идет перманентная война с сатирами. Живем по соседству, - со вздохом пояснил Харас. - Так что магические способности стараются развивать у всех, у кого они есть. А вот у людей "простые" везде и всюду. "Кому то надо и землю пахать", как они говорят. Только заметь, те, кто владеют только ритуальной магией - тоже относятся к "простым", хотя и им определенные магические способности нужны.
  
    - Что мне делать дальше? - спросил ученик. Затронутая тема его сейчас не волновала.
  
    - Когда закончу этого слугу, будешь его подчинять. А то, знаешь ли, духи просто так твои приказы выполнять не будут. Или договариваешься за плату или силой заставлять надо. Тех, кого сам создал проще подчинять, но такое происходит не часто. Вот и будешь на этом учиться.
  
    Больше пояснений вытянуть из учителя Александру не удалось. Пришлось дожидаться первых результатов. А когда он их все же дождался, началось самое интересное. По крайней мере, с точки зрения Хараса. Его ученик выяснил на своей шкуре, что одного желания подчинить не достаточно, и дух может пребольно отомстить за попытку подчинения. А этому духу-слуге Харас постарался развить телекинез, чтобы он смог выполнять свои обязанности. Так что поначалу Александру пришлось полетать по всей пещере. И все его жалобы на то, что дух дерется грязно и ответить ему тем же не получается, пропали в туне. Когда старому шаману надоело наблюдать за этим представлением он приказал духу-слуге остановиться, подозвал обоих участников представления к себе, и начал разъяснять ученику разные способы воздействия на духов. Во время этих объяснений Александр время от времени злобно поглядывал на духа и потирал руки. Он навсегда для себя уяснил степень опасности призванных, но не подчиняющихся тебе духов.
  
    Во время лекции и последующей практики по подчинению духов ученик узнал много интересного о последних. Оказалось, что область, в которой дух может что-либо делать, всегда ограничена, и центр этой области находится в месте нахождения предмета привязки духа. Например, созданный учителем дух-слуга мог применять свои телекинетические способности только внутри пещеры и недалеко от ее входа. Еще духам для продолжения существования необходима жизненная сила, и основным ее источником для них являются простые живые существа. Поэтому, от духа ничего не добьешься без платы. Некоторые даже не хотят разговаривать просто так. Альтернативой служит лишь подчинение духа, которое в основном состоит в доказательстве того что ты сильнее духа и можешь его уничтожить. После того как ты докажешь это, дух даст тебе клятву подчинения. Эту клятву, конечно, нельзя сравнивать с договором с демоном, в котором остаться в выигрыше практически невозможно, но, тем не менее, тоже содержит много недоговорок и оставляет достаточно свободы духу.
  
    
  
    Вот уже второй день длилась экспедиция, в которую отправился ученик после успешного приручения духа-слуги пещеры. Как сказал учитель, в общении и подчинении духов тоже надо набирать опыт, а в окрестностях их нового жилища для этого не было никаких условий. Для этого придется отойти подальше. Так было решено, что Александр отправится в экспедицию до моря и обратно, как еще в начале пребывания в этом мире до гор. В лесу всегда много различных духов, так что практики будет достаточно.
  
    За предыдущий день он успел только преодолеть горы и выйти к границе леса. Правда без духа, создающего карту, ему могло понадобиться на дорогу и больше времени. Единственный дух, который ему встретился за тот день, был дух горы. Такой огромный поглотитель оставить без внимания было просто не возможно. Перед тем как призвать духа горы ученик старательно выполнил все рекомендуемые приготовления, чтобы не стать жертвой потревоженного духа. Как потом объяснил ему учитель, если бы он этого не сделал, дух убил бы его не напрягаясь, за то, что он его отвлек на простой разговор. Этот дух произвел неизгладимое впечатление на Александра. Он выделялся хотя бы тем, что появился перед ним воплоти, эффектно собрав тело из атомов. Дух имел тело человека, смутно кого-то напоминавшее. От ответа духа на вопрос "не встречались ли мы?" Александр совсем выпал в осадок. Оказалось, что дух предстал пред ним в облике самого его, но уже в зрелом возрасте. Ученик хотел было спросить, откуда тот знает, как он будет выглядеть, когда ему исполнится полвека, но не успел. Дух горы потерял к нему всякий интерес и удалился, ему не было дела до смертного, от которого нельзя ничего получить. Второй раз вызывать дух ученик не решился.
  
    С утра же этого дня Александр успел вызвать в лесу с десяток духов, троих из них он подчинил, и обзавестись татуировками нескольких редких в этом мире ядовитых змей. Последнее ему точно не удалось бы без помощи подчиненных духов, навыков охоты на змей у ученика не имелось. Харас научил его только некоторым уловкам, помогающим обнаружить змею и избежать столкновения с ней.
  
    Остановится в очередной раз Александра вынудило странное дерево. Вокруг него по какой-то причине было свободное пространство, на котором ничего не росло кроме вездесущей травы. Само дерево явно было уже очень старым. Для того чтобы увидеть его верхушку пришлось сильно задрать голову вверх. В нем было не меньше девяноста метров. Даже не смотря на значительное, по меркам этого леса, расстояние между ним и ближайшими деревьями было заметно, что оно выше их. Ствол дерева опирался о массивные корни, которые бугрились над землей. Сам ствол дерева, подобно змее, оплетала одна единственная лиана, и кое-где встречались яркие цветки, проросшие прямо в кору.
  
    Ученик решил, что у этого дерева обязательно должен быть какой-нибудь дух. Слишком уж оно выделяется, а это один из явных признаков присутствия духа. Дед помниться рассказывал, что у древних греков в деревьях жили духи, представавшие перед людьми в облике прекрасных девушек. "Интересно, а какой дух у этого дерева", спросил мысленно сам у себя юный шаман. Ответ на этот вопрос можно было получить только одним способом, и он начал призывать дух дерева.
  
    Когда заклинание призыва было закончено Александр замер в ожидании. Но того, что произошло, потом он не ожидал. Из-за ствола дерева выступила абсолютно нагая девушка. У парня перехватило дух, она казалась ему самим совершенством. Он замер, боясь пошевелится. Мысли путались. Александр даже было засомневался в том что она существует на самом деле, и протянул руку, чтобы убедиться в реальности увиденного. Когда его рука уперлась в упругую, гладкую кожу, он сильно смутился - девушка оказалось настоящей. Тишину окружающего их леса развеял ее голос:
  
    - Здравствуй, - произнесла она на чистом русском языке. Это слово, произнесенное здесь, в этом мире, на его родном языке добило его. "Этого не может быть!", пронеслось у ученика в голове. Он продолжал оторопело глядеть в широко открытые глаза, цвета чистого изумруда. "Все. В этой жизни меня уже ничто сильнее не удивит", с уверенностью мысленно заявил сам себе Александр. Однако, его убеждение просуществовало недолго - девушка подошла к нему вплотную и поцеловала его в губы.
  
    Некоторое время они так и простояли: Александр, застывший соляным столпом, и незнакомка, прижав свои губы к губам ученика. Только после того как девушка отстранилась, он очнулся и инстинктивно потянулся к ней. До этого он был слишком поглощен своими мыслями, и слабо запомнил ощущения от поцелуя. Ему захотелось исправить это ощущение.
  
    Ученик проснулся на рассвете. Они вместе с девушкой лежали в корнях дерева, припорошенных тонким слоем опавшей листвы. Александр глянул на себя - на нем не было одежды. "Значит произошедшее мне не пригрезилось", заключил ученик и принялся вспоминать лучшие моменты. Он прервал свое занятие лишь затем, чтобы задать накопившиеся вопросы проснувшейся девушке. Первым Александр задал самый главный вопрос:
  
    - Ты кто? - и дико покраснел при этом. Ему в голову пришла мысль, что неплохо было бы сначала познакомиться с ней, а уж потом... Да еще в придачу он вспомнил, что даже не поздоровался. Похоже, все эти мысли отобразились у него на лице, так как девушка ответила ему смехом. Отсмеявшись, она все же ответила:
  
    - Я дриада. А имя у меня будет такое, какое придумаешь сам. - К своим словам она добавила обворожительную улыбку. Ученик задумался, перебирая в уме женские имена.
  
    - Аня, - наконец, огласил он свой выбор. После чего, не откладывая в долгий ящик, продолжил расспросы: - Как ты тут оказалась? И почему... без одежды?
  
    - Ты же меня сам и вызвал...- начала было она, но Александр перебил:
  
    - Так я духа вызывал... - Ученик оборвал свою мысль. Он, наконец, понял, что произошло вчера. В конце концов, он видит духа с полностью материальным телом не в первый раз. Александр даже подскочил от удивления.
  
    - Прошу не уходи! - попросила дриада, глядя ему прямо в глаза. Было видно, что она еле удерживает слезы. Ученик удивился - он, ведь, и не думал уходить. Как бы отвечая на его мысли, она улыбнулась сквозь слезы и лукаво добавила, проведя язычком между губами: - Все равно, ты сейчас хочешь другого...
  
    Александр тут же пообещал себе надеть в следующий раз хоть что-нибудь, перед тем как задавать вопросы: "А то, не серьезный разговор какой-то получается".
  
    Впоследствии ученик никому не рассказывал о событиях тех дней. Дело было совсем не в том, что он стеснялся. О таком, просто не рассказывают - слова все равно окажутся лишь бледной тенью реальных событий. Но каждый раз, когда Александр хотел вспомнить, что такое счастье, он вызывал воспоминания именно об этом времени. Ему тогда не нужно было ничего, только чтобы любимая была рядом. Они с дриадой все время проводили рядом с деревом. Отдалятся от него далеко не приходилось ни за едой, ни за водой. Чистейшую воду им поставляло небо в виде частых ливней. Аня же оказалась мастерицей по выращиванию съедобных растений. Потихоньку она научила это делать и Александра.
  
    Подобный переход на вегетарианскую пищу даже порадовал ученика. Он успел устать от мяса за время жизни с Харасом. О последнем он вспоминал редко, но каждый раз его что-нибудь отвлекало, и он забывал об учителе опять. Однако, со временем от этого у него развилось чувство постоянного беспокойства. Как будто постоянно что-то пытаешься вспомнить, но у тебя это не получается.
  
    Из событий того времени ярче всего у Александра в памяти запечатлелись те, в которые вылилось это беспокойство. Началось все с разговора, который произошел между ним и дриадой по истечении десяти недель, после встречи:
  
    - И, все таки, как это у меня, получается разговаривать с растениями? Да еще управление ростом, - недоумевая, наконец, задал давно мучавший его вопрос ученик. За время, проведенное у дерева, он приобрел различные способности, но объяснения им найти не мог. Больше всего его удивляла способность общаться с растениями, не прибегая к шаманским штучкам.
  
    - Все дело в том, что ты стал почти эльфом полукровкой, - сразу объяснила Аня. Но только породила объяснением новые вопросы:
  
    - Почему почти? И почему полукровкой?
  
    - Дело в том, что настоящие эльфы, которые иногда упоминаются в людских сказках, они не обязательно находятся в облике людей. Мы... как я, можем просто принимать человеческий образ. - При этих словах дриада отвела взгляд в сторону, видимо, подумав о чем то грустном. - А вы, люди, всегда представляете нас такими потому, что с настоящими эльфами, о способностях которых наслышаны, почти не встречаетесь. Вы видите только людских полукровок. И при этом часто приписываете им возможности полноценных эльфов. - Задумчиво проведя рукой по своему бедру, она добавила: - Только запомни, что не человекоподобных эльфов не бывает. Эльф - это человеческое понятие, у других рас10 его нет.
  
    - А когда я стану "полноценным" полукровкой? - задал без задней мысли вопрос Александр. Но дриада неожиданно погрустнела и замялась с ответом. Поэтому, чтобы не развивать неприятную для любимой тему, ученик постарался перевести разговор на другую тему: - Все эльфы столь прекрасны как ты?
  
    Последний вопрос заставил Аню улыбнуться.
  
    - Мы предстаем перед вами в том виде, в котором вы хотите нас видеть. А дети обычно похожи на родителей. Вот сам и подумай - все ли эльфы-полукровки красивы с точки зрения человека?
  
    Это откровение почему-то смутило Александра. Он только что узнал причину, по которой Аня полностью соответствует его представлениям о прекрасном. Чтобы скрыть неловкость ситуации он поднялся на ноги, потянулся и заявил:
  
    - Что-то я в последнее время мало чем занимаюсь. Э... Аня? Что ты делаешь? - стараясь выглядеть возмущенным, спросил он. Та отстранилась от него, посмотрела снизу вверх хитрым взглядом и ответила:
  
    - Ты же сам сказал, что мало...
  
    Александр не нашел, что на это ответить. Сказать, что он не это имел в виду и хочет заняться чем-нибудь иным, так дриада не поверит. Прекрасно видно, что "иное" может и подождать. Так что он махнул рукой, и забыл о сказанном только что.
  
    Но дриада не забыла его слов, и на следующий день после пробуждения предложила сделать ему лук.
  
    - Что за лук? - спросонья не понял ученик.
  
    - Люди называют его еще эльфийским.
  
    - И чем же он от обычного отличается? - во всю зевая, спросил ученик.
  
    - Хотя бы тем, что не изготавливается, а выращивается. Полукровки, те что лесные, начинают выращивать их для своих детей с самого детства. По-другому сложно создать что-либо обладающее частичкой твоей души.
  
    - Но как же тогда такой лук можно сделать для меня? Я родился не вчера, - указал очевидную проблему ученик.
  
    - У тебя есть я, - мягко возразила дриада. Однако, тон ее слов резко контрастировал с выражением глаз. Это были глаза вечного и невероятно могущественного духа, а не юной прекрасной девушки, с которой Александр провел последние недели. Он в очередной раз вспомнил с кем имеет дело.
  
    Эти мысли Александра были прерваны захватывающим зрелищем создания настоящего эльфийского лука. Для начала дриада аккуратно вырвала у него один волосок. На его глазах, этот волосок превратился в молодой побег, который начал расти с все увеличивающейся скоростью. Все происходило как при ускоренном выращивании растений, только тут не было того обилия зелени, которое он наблюдал тогда. На его глазах из главного ростка проросли еще несколько и уже все вместе они начали расти, набирать силу и постепенно переплетаться, образуя единое целое. В результате, через несколько минут перед учеником оказался длинный прямой лук с элегантно заостренными и изогнутыми концами.
  
    - А тетива? - нетерпеливо спросил Александр. Ему хотелось поскорее попробовать этот лук в деле. Он схватился левой рукой за лук и замер. Взгляд, как бы сам собой уперся в глаза дриады. Ученик почувствовал ужасную боль в своей руке, казалось, что лук прорастает в нее тысячей корней. Постепенно это ощущение стало распространяться дальше по всему тело. Единственное, что помогало держаться во время этой муки, был взгляд любимой. В нем было перемешано понимание с состраданием. Под этой молчаливой поддержкой текли томительные секунды. Завершилось все не менее неожиданно.
  
    Прекращение боли ознаменовалось радостной улыбкой Ани. Александр тоже ответил ей улыбкой, но в ней читалось больше недоумения, чем радости. Он был оглушен произошедшим не меньше, чем встречей с дриадой. Из руки исчез лук, и поблизости его не было видно. Дриада прочитала в его глазах немой вопрос и ответила:
  
    - Теперь он часть тебя, и ты его можешь призвать в любой момент.
  
    Ученик сразу решил попробовать призвать свой лук. Он вытянул вперед руку ладонью вверх и представил, как на ней появляется росток, постепенно превращаясь в эльфийский лук. Все это было сделано им инстинктивно, как будто его всю жизнь учили это делать. Осталось только натянуть тетиву.
  
    - Тетива создается, так же как и лук, - тут же ответила его мыслям дриада.
  
    Александр, ничуть не сомневаясь в словах любимой, согнул лук, оперев его одним концом в землю, и потянул рукой от одного конца лука к другому. За его рукой тянулась сияющая зеленоватым светом нить.
  
    - Тетива всегда будет так светиться? - спросил ученик, подумав, что это будет его сильно демаскировать ночью.
  
    - Нет, ты можешь создать ее любой по своему желанию. Тебе не удастся изменить только лук, так как его создала я. - Тут Аня свела свои руки вместе, а затем развела их. Между ее ладонями появилась оперенная стрела. - Большинство лесных эльфов не умеют выращивать стрелы, им приходится их создавать другими способами. Позже я тебя научу выращивать и их, а пока попробуй с этой, - протянула она ему стрелу. Эта стрела подобно луку была неоднородной, а как бы сплетенной. Ученик не понимал, как такая стрела будет лететь. Оперение у нее состояло из плотно проросших волосков. Но больше всего поразил Александра наконечник - он был металлический! Он просто не представлял себе как, такое возможно создать с помощью эльфийских способностей.
  
    - Наконечник не выращен, я его создала другим способом, - пояснила Аня, в очередной раз подслушав его мысли. - Эльфийский лук имеет одно неоспоримое достоинство, которое, впрочем, является и главным недостатком: его можно научить накладывать на стрелы заклинания, а так же направлять эти стрелы в цель, но с другой стороны ты не сможешь даже выстрелить из него, если не обучишь его этому.
  
    Александр не понял о чем говорит Аня. Он просто попробовал выпустить стрелу. Но после того как он отпустил тетиву, она вернулась в прежнее состояние, а стрела ничуть не стронулась с места. Создавалось впечатление, что она прилипла к тетиве. Неумелый стрелок услышал смешок со стороны дриады.
  
    - Я же предупреждала. Чтобы использовать его как простой лук, тебе придется сначала научить его быть простым луком. Я научила его посылать стрелу в выбранную тобой цель. Причем стрела ударит в цель с той силой, с которой ты хочешь. Попробуй.
  
    Александр нахмурился, сбитый с толку поведением лука, но послушно натянул тетиву и выбрал цель. Целью оказался цветок орхидеи, расположившийся на стволе дерева, которое было самым дальним из видимых. Дальше он потерял на некоторое время контроль над собственным телом. Сам выстрел был произведен без его участия. Ученик примерно понял, что именно произошло, но на всякий случай вопросительно посмотрел на Аню. Та развела руками и пояснила:
  
    - Я обучила лук, а не тебя. Если хочешь пользоваться этой способностью осознанно, придется подучиться. Но не сегодня - ты слишком устал.
  
    Александр хотел было возразить, но тот час ощутил ее правоту. Похоже, ритуал приобретение нового оружия выпил из него все силы. Ученик, не особо задумываясь, отпустил лук и он исчез. Это произошло не менее эффектно, чем его появление. Александр заснул сразу, как только его голова коснулась земли, на большее у него просто не было сил. Того как с ним рядом плачет дриада он уже не видел.
  
    Проснулся Александр поздно вечером, когда последние лучи солнца окрашивали багровым цветом все небо. Рядом с ним спала Аня. Дриада, по-видимому, устала не меньше его при создании лука. Это был первый случай на его памяти, когда он проснулся в одиночку. Почему-то вспомнился учитель. "Надо навестить его, а то он поди изволновался весь", пришло в голову ученику.
  
    Он поискал взглядом свою одежду. Она лежала совсем рядом и была аккуратно сложена. Одеться было делом пяти минут. Перед тем как уйти Александр оглянулся и подумал, правильно ли он делает, что уходит. "Я все равно скоро вернусь", уверенно сам себе сказал ученик и сделал первый шаг прочь.
  
    
  
Глава 11. Сборы.
  
  
    В первую неделю отсутствия ученика Харас не волновался - мало ли различных причин могли задержать того в пути. На второй неделе ожидания он уже каждый день выходил недалеко от пещеры в сторону моря, ожидая скорого прибытия Александра. По истечении же второй недели он вышел к краю гор и попытался узнать у духов леса судьбу своего ученика. Результат оказался для него неожиданным - по словам духов, Александр пределов леса не покидал, но определить его местонахождение в лесу не удалось. Это озадачило старого шамана, и некоторое время он ничего не предпринимал. Следующим шагом он предпринял попытку вызова души Александра из астрала. Если тот умер, у него это получится, или он, по крайней мере, узнает о самом факте смерти. Ритуал призыва при близком знакомстве с призываемым позволял узнать последнее.
  
    После ритуала стало ясно, что ученик жив. Орк просто не может его найти. Харас обдумал сложившуюся ситуацию и решил раз в неделю повторять попытки найти ученика, и пунктуально выполнял свое решение. Но все старания пропадали даром, Александр появился абсолютно неожиданно. Его не засекла даже недавно созданная сеть сторожевых духов. А Харас уж надеялся, что у него в первый раз в жизни получилось хоть что то стоящее. Поэтому вместо радости на лице орка первоначально отразилось огорчение.
  
    - Что, совсем не рад? - спросил, озадаченный такой реакцией, ученик. Харас почесал у себя в затылке и ответил немного устало:
  
    - Да рад я. Ты где пропадал?
  
    - Ну... Это... - пытался подобрать нужные слова Александр, при этом все больше и больше краснея. - А сколько меня не было?
  
    - Что, совсем счет времени потерял? Почти три месяца тебя не было. - После небольшой паузы старый шаман многозначительно добавил: - По тому как ты краснеешь, можно догадаться где ты был... Она умерла?
  
    Ученик отрицательно замотал головой.
  
    - Почему она должна умереть?
  
    Харас задумался. Он не знал, что сейчас говорить Александру, а что нет.
  
    - Ты прав, не должна. Думаю тебя можно поздравить с завершением Испытания Воли.
  
    - Как это? При чем здесь какое-то испытание?
  
    - Хочешь сказать ты не почувствовал, что у тебя усилились способности?
  
    - Нет, - в подтверждение своих слов Александр отрицательно замотал головой. Он совсем не улавливал смысл разговора, и это ему не нравилось. - Аня меня научила, конечно, разговаривать с растениями. Я могу их, например, попросить не рассказывать о моем местонахождении. Или заставить их расти быстрее, хотя на это больше сил нужно. Еще она сказала, что я почти эльф. То есть полуэльф.
  
    - Что за Аня? - на этот раз орк потерял нить разговора.
  
    - Так дриаду зовут.
  
    Помолчали. Учитель с учеником пытались самостоятельно разобраться в происходящем. Первым прервал затянувшуюся паузу Харас:
  
    - Эльфы могут чувствовать настроение собеседника. Иногда даже читать "очень" громкие мысли. Попробуй меня прочесть.
  
    Дриада ничего не говорила Александру о таких способностях, поэтому он с некоторой опаской попытался ей воспользоваться. К его удивлению это легко удалось:
  
    - Ты насторожен, тебя терзают сомнения и много надежды. - Ученик попытался передать словами то, что почувствовал. - Целая лавина облегчения.
  
    - Хватит. Верю! - орк радостно скалился. "Испытание правда почему-то не завершено", недоумевал он, "но что Александр от него получит уже понятно. Способности эльфа - это серьезно. Правда пока Испытание не закончится, придется умолчать о некоторых моментах". Харас покосился на ученика, не заметил ли тот изменений в его настроении. Орку не хотелось мешать воле богов, пусть и жестокой по отношении к его ученику. Харас посерьезнел и обратился к Александру: - Ты очень много времени пропустил. Думаю надо нам сделать перерыв в уроках магии и более плотно заняться твоей физической подготовкой. Может еще что-нибудь, кроме меча, освоишь.
  
    
  
    Александр лежал на перине в своей части пещеры, отдыхая после тяжелой тренировки, когда к нему заглянул старый орк:
  
    - Я решил. Послезавтра отправляемся за рудой. Так что собирайся.
  
    - Сколько времени это займет? - спросил ученик, приподнявшись на локте.
  
    - Точно не скажу. Думаю, от двух недель и более на дорогу туда и обратно.
  
    Александр нахмурился - на такой долгий срок он с дриадой еще не расставался.
  
    - Я успею попрощаться с Аней? - задал он волнующий его вопрос.
  
    Харас в свою очередь тоже нахмурился, и среди его чувств, как всегда когда речь заходила о дриаде, появилось раздражение. Ученик этого не понимал. Вот уже два года прошло с того момента, как он вернулся. Александр проводил вместе с Аней не меньше времени, чем учился у Хараса. Тот ворчал, но ничего не предпринимал по этому поводу. С тем, что упоминание о дриаде раздражает учителя, Александру пришлось просто смириться. Причем орка раздражала не сама дриада, а что-то связанное с ней, но узнать подробности за эти два года ученику не удалось.
  
    - Я потому и сказал, что отправляемся послезавтра, а не завтра. Чтобы ты к ней успел сбегать. - Харас обернулся и сделал несколько шагов в сторону выхода, потом обернулся и добавил: - Соберись прямо сейчас, чтобы по возвращении сразу быть готовым отправиться в путь.
  
    Вставать и куда-то бежать совсем не хотелось. Наоборот, хотелось поваляться еще на перине и ничего не делать. Но ученик пересилил себя и поднялся. Дорога к дереву Ани, если бегом, занимала около десяти часов. Поэтому следовало поторопиться. Он оглядел свое хозяйство и остановил взгляд на доспехах, сделанных из шкуры дракона.
  
    К удивлению Александра доспехи остались единственной вещью, которую они с учителем сделали из поверженного дракона. Как сказал тогда Харас: "Тебе еще пригодиться все остальное потом. Компоненты для магии из частей тела дракона очень редки и дороги. Только не советую их продавать, лучше используй сам. Поверь моему опыту - рано или поздно тебе они понадобятся". Ученику ничего не оставалось делать как довериться своему учителю.
  
    Доспехи были полностью черные, так как были сделаны только из тех частей шкуры дракона, которые были черными. Черная шкура считалась самой прочной в этом мире. Харас наложил на доспехи защитные заклинания разработанные шаманами орков. Их вариант защитной системы по праву считалась одной из лучших в этом мире. Ученик как сейчас помнил, какие объяснения тогда давал старый шаман:
  
    
  
    - Ну, что еще за защитные заклинания? - требовательно спросил Александр.
  
    - Ну, на основную часть доспехов - кирасу накладывают несколько слоев заклинаний. Сначала накладывают укрепляющие заклинания, делающие материал из которого изготовлена кираса прочнее. Это последний этап магической обороны, поэтому он должен быть самым стабильным и быстро восстанавливаться в случае его разрушения. Дальше идут заклинания, которые восстанавливают поврежденный доспех. Это, как правило, довольно сложные заклинания и действуют они как портные - берут и заделывают полученные пробоины в доспехах. Только делается это во время боя. Для них показателем качества является скорость восстановления. У тебя на кирасе укрепляющие заклинания те, которые используются у орков, а в качестве восстанавливающих используется "возврат во времени". Другими словами, то же, что и на твоей одежде. У меня все равно обычные восстанавливающие заклинания плохо получаются. А если учесть, что доспех у тебя из черной шкуры дракона, то "возврат во времени" будет даже лучше тех заклинаний. Да и качественнее.
  
    - И много еще заклинаний, которые тебе не удаются, - прямо задал вопрос ученик. Уж очень часто оказывалось, что у старого шамана плохо удается то или иное заклинание или ритуал.
  
    - Достаточно, - неохотно признался учитель. - Мне сейчас лучше удаются свои собственные разработки. Я же давно живу тут один, какая тут практика и совершенствование? Некоторые заклинания я и вовсе забыл. Только с тобой и начал вспоминать. Плюс, если ты хочешь от ритуала добиться лучшей отдачи нужно не просто направлять ману для его подпитки, а делать это определенным образом, который подходит для выбранной тобой цели. Это уже своего рода искусство, и в нем нужны способности и навыки. Без них получиться простейший вариант заклинания, который и продержаться может недолго. Вот ты, например, изучал ритуал "Восстановления" целый год. А все почему? Потому что там используется магия времени и простой подпиткой маной ограничиваться нельзя. Ладно, хватит о грустном.
  
    Я остановился на восстанавливающих заклинаниях. Дальше идут защитные заклинания, отвечающие за разрушение атакующих заклинаний, которые накладываются на оружие. Эти заклинания накладывают на доспехи по принципу - чем больше, тем лучше. Правда реально разрушить атакующее заклинание, наложенное на оружие, удается редко, но задача минимум - нейтрализовать заклинание, так чтобы оно не сработало во время удара, часто выполняется.
  
    Ну, и самый последний слой - это защита от стрел и прочего метательного оружия. Заодно этот слой неплохо справляется с чистыми атакующими заклинаниями мага. Эти заклинания даже имеют свою историю. Около трех тысяч лет назад они помогли Империи Кобо покорить весь запад материка. - Старый шаман поднял свой взгляд к небесам, и как будто вспоминая те давние времена, начал говорить: - Тогда эти заклинания получили свое теперешнее называние - "Защита Руморка". Руморк был одним из величайших магов этого мира, и эта защита лишь одно из его гениальных изобретений. Эту защиту накладывали на большие щиты пехотинцев. Особенность "Защиты Руморка" состояла в том, что при контакте двух щитов надежность и сила защиты увеличивалась. Причем не линейно, а геометрически. Поэтому, для максимальной надежности, пехота строилась черепахой. Помнишь, я тебе рассказывал об этом построении? - озаботился орк пониманием ученика.
  
    - Помню, помню, - с готовностью подтвердил Александр. Эта черепаха ему напомнила о таком же построении у Древних Римлян. Такие совпадения между своим родным миром и этим попадались ему не раз.
  
    - Так вот, такое построение позволяло пехоте, несмотря на все дальнобойное и метательное оружие, подходить вплотную к врагу и мелко-мелко шинковать врага. Или они копьями были вооружены? - засомневался в своих словах Харас. - Столько времени прошло, ни в чем уверенным быть нельзя. С тех пор изобрели атакующие заклинания позволяющие пробивать или, как минимум, разрушать эту защиту. На это продолжатели дела Руморка сделали его защиту самовосстанавливающейся. И пошло поехало. Сейчас от первоначальной "Защиты Руморка" осталось одно название и основополагающие принципы ее действия. Например, для объединения полей двух заклинаний защиты не нужен физический контакт артефактов. Из-за этого от щитов отказались в пользу сплошных кирас. Такими кирасами теперь щеголяют все пехотинцы и стражники. Появились и другие заклинания защиты от стрел, даже более надежные. Только они не смогли совсем вытеснить "Защиту Руморка", потому как не могли похвастаться тем же увеличением надежности при объединении защитных заклинаний. - Харас почесал свой затылок, вспоминая все ли сказал. И решил напоследок добавить: - С некоторых пор "Защиту Руморка" стали делать самообучающейся. Так что со временем она становится сильнее и эффективнее. На твоей кирасе защита совсем свежая, поэтому не удивляйся, что даже простой пехотинец может быть защищен лучше тебя. А о дворянских родах, у которых доспехи передаются из поколения в поколение, и говорить не стоит.
  
    После последних слов ученик скептически осмотрел свою кирасу, которую еще минуту назад считал лучшей в мире. "Подумать только, доспехов из шкуры дракона существуют единицы. Она самая прочная!", передразнил мысленно он сам себя.
  
    - Не расстраивайся ты так, - попытался успокоить его учитель, прочитав эмоции, которые отразились на лице Александра. - Вот, надень свой шлем.
  
    Ученик еще более скептически посмотрел на протянутый ему шлем. Он никак не мог понять, почему старый шаман сделал его сплошным. Он же в нем задохнется. Посомневавшись лишние несколько минут, Александр одел шлем, невольно задержав дыхание.
  
    Шли минуты, ученик осторожно начал дышать, и к его удивлению никаких проблем с дыханием не испытал. И только после этого он заметил, что прекрасно видит перед собой во всю улыбающегося орка. Самого шлема видно не было, как будто его не существовало. Но как только Александр задумался о шлеме, то тут же обнаружил у себя перед носом черную выделанную кожу, загораживающую ему обзор.
  
    - Если хочешь, чтобы шлем превратился в открытый, отдай мысленно такую команду, - услышал голос учителя Александр. Шлем совершенно не заглушал звуков. После соответствующей мысленной команды, ученик обнаружил на себе открытый шлем. Причем он таким оказался даже на ощупь.
  
    - Это заклинание сложное, но полезное. Ты можешь сделать невидимым часть доспеха, и при этом эта невидимая часть будет пропускать к тебе только то, что ты разрешишь. Вот, например ты захотел прикоснуться к своему лицу и шлем тебе это позволил. Рыцарь, почесывающий затылок вовсе забавное зрелище. Ты вот, например, можешь снять шлем, только пожелав это.
  
    Речь Хараса была прервана стуком шлема о землю. Шлем элементарно прошел сквозь тело Александра и упал ему под ноги, что вызвало приступ хохота у старого шамана. Отсмеявшись, орк продолжил:
  
    - Это заклинание можно настроить так, что оно сможет фильтровать воду и делать прочие подобные штучки. Я его, кстати, наложил и на остальные доспехи. Поэтому надевать и снимать их можно по-разному. Вы, люди, вообще большие поклонники "Заклинания Прозрачности Материи".
  
    Вот помню, как-то видел одну дамочку, любящую эпатировать публику. Так она не пожалела денег чтобы зачаровать так свою обычную одежду. Иду я по улице города и вижу небольшую толпу мужчин, которые неотрывно смотрят на эту дамочку, непринужденно стоящую между ними. Ну, я тоже подошел, чтобы посмотреть, чего они там увидели в ней. С первого взгляда я ничего не понял, но стоило приглядеться и я сам не смог дальше оторвать взгляда. Оказалось, что когда задерживаешь на ней взгляд ее одежда медленно становиться прозрачной. Она как бы тает под твоим взглядом. А стоит хоть на секунду отвлечься и все приходиться начинать сначала. Причем, одежда у нее была зачарована так хитро, что каждый мужчина видел собственную картинку, а женщины вообще ничего не замечали. Меня тогда сильно повеселила одна семейка проходившая мимо. Жена поочередно оттаскивала от этого зрелища то своего мужа, то сынишку. И если папаша, когда его отвлекали, держал себя в руках и не показывал своих эмоций, то на лице парнишки отражалось неподдельное страдание каждый раз, как его отвлекали. Он чуть не плакал от обиды, но упорно начинал процедуру сначала. Если не хватает фантазии, можешь попросить свою дриаду устроить перед тобой подобное представление.
  
    - Ладно, продолжим. А то я отвлекся. Полный комплект доспехов имеют, как правило, только рыцари. - После такого продолжения ученик не сдержался, и всплеснул руками от огорчения. Он-то уже настроился слушать продолжение истории про эту дамочку. Харас предпочел не заметить реакции своего ученика. - Еще у рыцаря обязательно на шлем накладывается заклинание для связи. Мы орки обходимся своими татуировками, а люди так со связью решили вопрос. Шлем у рыцаря, вообще, самая наворочанная часть доспехов. Я тебе только базовые заклинания наложил, но поверь, ты еще долго с ним будешь играться.
  
    Учитель тогда оказался прав - Александр тогда почти месяц не расставался со шлемом. Учился им пользоваться. Да и совету орка насчет Ани он последовал. Действительно завораживающее зрелище. Просто, боишься оторвать взгляд хотя бы на секунду.
  
    
  
    Эти воспоминания были прерваны, когда ученик потянулся к пучку эльфийских стрел. Уже три месяца как они с учителем перешли на использование исключительно их. Александру вспомнилось, что поначалу Харас был очень недоволен постоянными перерывами в тренировках. Тогда-то ученик и вспомнил, что дриада обещала его обучить выращивать эльфийские стрелы.
  
    Такое объяснение примирило старого орка с постоянными отлучками ученика. С этого момента жизнь вошла в спокойное русло: несколько дней Александр проводил в пещере с учителем, а потом столько же с дриадой. Сами стрелы удалось научиться выращивать относительно быстро, но с наконечниками возникла проблема.
  
    Сперва было непонятно как, вообще, можно создать из ничего металл. Но вспомнив лекции учителя и то что, по словам Хараса, у него были способности к магии земли, ученик взялся за первые опыты. С помощью советов учителя и дриады ему удалось разработать ритуал, позволяющий призывать разные металлы. После этого последовал перерыв, во время которого Александр дулся на обоих советников. Оказалось, что они оба знали этот ритуал и раньше, но не сказали об этом ему. А на все его возмущения у них был один ответ: "А ты не спрашивал".
  
    Правда, сам ритуал для изготовления наконечников стрел годился мало. Необходимо было обучиться призывать металлический наконечник самостоятельно, причем в уже готовом виде. Последнему Александр научился три месяца назад, и с тех пор стал снабжать себя с учителем эльфийскими стрелами. Его смущал только один недостаток призываемых им наконечников - на них нельзя было наложить ни одного заклинания. Все заклинания приходилось накладывать на древко. А весь смысл создания металлического наконечника сводился к тому, что в случае, когда стрела добирается до цели, растеряв все наложенные заклинания из-за защиты, она все равно должна нанести урон. В ответ на вопрос о причинах этого явления старый шаман дал следующие объяснения:
  
    - Когда ты призываешь предмет, то появляется только материальная его часть. С течением времени вокруг материального предмета образуется его астральная проекция. Все же твои заклинания на самом деле взаимодействуют с астральной частью предмета, а изменения астральной части отражаются на материальной. Но так как у только что призванного предмета нет астральной части заклинания ты на него наложить не можешь.
  
    Лучше всего различия между созданным естественным путем и призванным заметно в еде. Поверь, ты никогда не спутаешь блюдо, приготовленное из натуральных продуктов, любящим свое дело поваром, с его призванной копией. Ты будешь наслаждаться вкусом первого и с трудом различишь вкус второго. Твое материальное тело конечно одинаково будет переваривать и первое и второе блюдо, но сытость ты ощутишь только после приготовленного поваром.
  
    - Что, правда? - засомневался ученик.
  
    - А сам подумай, - спокойно пожал плечами орк. - Стал бы я охотиться и питаться буквально одним мясом, если бы мог призывать свои любимые блюда, просто щелкнув пальцами?
  
    - А почему бы не делать это хотя бы иногда, для разнообразия?
  
    - Не пойдет. Вкуса у только что призванной еды нету, а пока он появится, материальная часть протухнет. - Харас хохотнул. - Сам понимаешь, есть протухшую еду со вкусом еще хуже, чем свежую без вкуса.
  
    - Но я же выращиваю древко для стрел и спокойно накладываю на них чары, - выразил свое недоумение ученик.
  
    - Ты сам сказал - выращиваешь. А для растений это является естественным способом появления в этом мире. Вот жареного гуся ты вырастить не сможешь, придется сначала вырастить обычного и зажарить его. Примерно такая же ситуация и с металлами и прочими неживыми материалами. Особенно теми, что созданы искусственно. Им нужно время, чтобы обзавестись астральным телом. Причем, чем сложнее внутреннее устройство материала, тем больше времени нужно. Поэтому воду, огонь и им подобное призывают все, а что посложнее предпочитают добывать другими способами, а не ждать пока призванная вещь обзаведется астральной частью.
  
    - Это что получается, скатерти-самобранки не может существовать? - задумчиво произнес ученик.
  
    - Что за скатерть? - заинтересовался орк.
  
    В ответ Александру пришлось рассказать сказку про скатерть-самобранку. Харас на миг задумался, и, улыбнувшись, ответил:
  
    - У магов есть такая байка:
  
    "Как то один архимаг объяснял ученикам принципы телепортации к себе вещей.
  
    - Чтобы телепортировать к себе вещь, - говорил он, - нужно, во-первых, найти ее заклинанием поиска и лишь потом уже телепортировать к себе. Только надо быть аккуратным с условиями, ограничивающими поиск. Не любую найденную вещь можно телепортировать к себе без последствий. Такое могу позволить себе разве что я - сильнейший боевой маг в мире. Например, я могу спокойно телепортировать к себе самый вкусный пирожок. - При этих словах в его руках появился пирожок, и тут же был оприходован. - А мне ничего за это не будет".
  
    - Дальнейшая часть истории разнится у разных рассказчиков. Но неизменно в результате слушателям жалко этого архимага. Он ведь пирожок стащил у аватары бога, причем, только что надкушенный. Так что может твоя скатерть существовать, просто, рискованное это дело - ей пользоваться.
  
    
  
    Ученик улыбнулся своим воспоминаниям. Немного подумав, отложил пучок стрел в сторону. Он решил на всякий случай пополнить запас стрел учителя перед путешествием.
  
    Так, за воспоминаниями Александр и не заметил, как уложил почти все свои вещи. Прихватив с полки одну саи11 и энергично крутя им рукой, он обшаривал глазами все вокруг себя - не забыл ли чего.
  
    Саи по длине были от вытянутого пальца у головки на рукояти - до окончания локтя с небольшим запасом, чтобы не поранится при ударе назад. Само оружие имело много вариаций, но ученик предпочитал саи с клинком, имеющим граненое сечение в форме шестиугольника. Клинок заканчивался очень острым концом, а у самой рукояти гарду-рога, которые были направлены в сторону острия. Сама рукоять была металлической, но с нанесенной гравировкой, чтобы не скользила рука.
  
    Это оружие не было в ходу у орков, но как оказалось, Харас не зря говорил, что владеет всеми видами оружия. Его владение любым видом оружия, конечно, уступало его любимой секире, но оставалось на уровне мастера. Ученик выбрал в качестве своего оружия саи не сразу, но как только он его попробовал - понял, что это его оружие.
  
    Саи использовались парно и были очень быстрым оружием. Они так же давали реальное преимущество в ограниченном пространстве. Александр имел комплект из четырех пар саи, так что при необходимости мог их использовать и как метательное оружие. Если бы можно было ограничиться одним этим оружием, ученик так и сделал бы. Но учитель с легкостью опытного воина убедил его, что каждое оружие дает неоспоримые преимущества только в определенных условиях. На открытом пространстве, где есть место размахнуться, достоинства саи нередко превращались в недостатки. Отговорки о том, что Александр проиграет орку с любым оружием, в расчет не принимались. Так саи стали вспомогательным оружием, а в качестве основного был выбран меч.
  
    Ученик подобрал себе меч с прямым обоюдоострым клинком, незамысловатой гардой-перекладиной и столь же простой рукоятью, единственным требованием к которой было удобство держать ее в руке. По размерам клинок равнялся длине руки Александра, и шириной в три его пальца.
  
    Харас, как знаток оружия, был даже немного разочарован выбором ученика. Меч как меч, даже специального названия не имеет. Но протестовать против выбора Александра не стал. Единственное, что себе позволил Харас - отговорить ученика брать в пару к мечу еще один такой же. Он обосновал это тем, что для ученика больше подойдет стиль, который используют большинство магов: в одной руке меч, а вторая участвует в заклинаниях, бросает метательные ножи, в крайнем случае, в нее призывается щит. То, что на призванный щит нельзя наложить защитных заклинаний - не помеха. Сами заклинания заранее налаживаются на амулет, а после призыва щита, область их действия распространяется и на щит. Этот способ удобен тем, что не надо с собой таскать щит, а если призванный будет испорчен можно всегда призвать новый.
  
    Во время тренировок Александр выработал свой самый эффективный стиль, который называл "быстрым боем". Сражаясь в этом стиле, он полностью полагался на собственную скорость. Причем, употреблял только колющие удары - они меньше всего влияли на скорость. По возможности он следовал правилу: "один удар - один труп". Этот стиль стал его любимым только потому, что он единственный давал ему шанс победить в тренировочном поединке с учителем. Ученик, конечно, умел пользоваться и более техничными стилями фехтования мечем, но ему при этом катастрофически не хватало опыта для победы. А Харас и не думал поддаваться.
  
    Тренировки проводили с помощью обычных в этом мире твердых иллюзий, изображающих оружие. Реального вреда таким оружием нанести было нельзя, разве что таким же иллюзорным противникам. Все воздействие ограничивалось болью и потерей сознания в случае "смерти". Все воины были благодарны магам за разработку этого комплекса заклинаний. Этими заклинаниями в ритуальной форме владел любой уважающий себя учитель.
  
    Для постоянного пользования у Александра имелся, полностью повторяющий тренировочный, комплект настоящего оружия. Правда, он имел один существенный недостаток - все это оружие было сделано из призванного железа. И так как полноценной астральной частью это оружие еще не обзавелось, чары на нем держались кое-как. Это обстоятельство и послужило поводом будущего путешествия. Орк с учеником отправлялись добыть железную руду и выковать для Александра нормальное оружие.
  
    
  
    Взгляд Александра зацепился за край одного из мешочков, выглядывающего из-под одной из лавок, что появились у него в последнее время. Когда ученик открыл мешочек, в нем оказались игральные кости.
  
    Кости наравне с карточными играми являлись самыми популярными играми среди солдат. И Харас настойчиво обучал ученика всем известным ему играм. "На то, как ты играешь в кости или карты воины обращают внимания не меньше чем на твое умение обращаться с оружием", говорил орк. Не редко, солдату, выигравшему последнюю партию в кости или карты, доставались самые опасные задания. "С тобой удача", говорили все ему, а пожелание в любой форме удачи считалось дурным знаком. Пожелание удачи подразумевало сомнение в наличии этой удачи у "счастливчика". Бывало, таких сомневающихся и отправляли на это задание.
  
    Командиры в такие игры обычно не играли. Командир садился за игру с солдатами только в том случае, если ему надо было поднять свой авторитет среди солдат. Правда, в таком случае он не имел права проигрывать, проигравший командир рисковал на следующий же день лишиться всех своих солдат.
  
    Из-за такого подхода к азартным играм в военной среде, солдаты поголовно были честными игроками, а их командиры наоборот - сплошные шулеры. Солдатам же, возмущающимся нечестной игрой командира, быстро объясняли, что с судьбой не зазорно играть краплеными картами, главное - выигрывать. Высшим шиком считалось, когда ни один солдат не замечал, как мухлевал их командир.
  
    У рыцарей была своя игра, в которую они предпочитали играть - шахматы. Маги же вообще играли в шахматы с примесью магии. На игру в шахматы между двумя магами иногда собирались посмотреть толпы народу. Разыгрывающееся представление того стоило. В магических шахматах, от обычных, остались только некоторые правила.
  
    Как выяснилось, Харас в шахматы сам не играл, а только знал их правила. Учитель их выучил на всякий случай, который ему в жизни так и не выпал. Поэтому, правилам орк ученика обучил, но играть отказался. Ему не хотелось ударить в грязь лицом.
  
    Однако, Александр неожиданно для себя нашел партнера по шахматам в лице дриады. Его только расстраивало то, что ему редко удавалось выигрывать. А когда ученик однажды узнал, что всеми своими выигрышами он обязан тому, что Аня ему поддается, он дулся на нее не меньше недели.
  
    
  
    Мешочек с игральными костями отправился вслед за остальными вещами в котомку. Сама котомка отправилась в пространственный карман у правой руки Александра. У ученика имелось два таких пространственных кармана - у левой и правой руки. С ними была связана своя небольшая история.
  
    Сама идея появилась у Александра, когда у его котомки порвался ремешок, на котором она висела. Тогда ему захотелось иметь пространственный карман, который был бы всегда у него под рукой. Для этого он задумал прикрепить его к самому себе.
  
    Помня историю с материализацией металлов, ученик сначала поспрашивал у учителя и дриады, не знают ли они подходящего ритуала. На этот раз им обоим ничего такого известно не было, поэтому пришлось опять разрабатывать заклинание с ритуалом самому.
  
    Ученик начал с подбора заклинаний, на основании которых собирался создавать свое. Заклинание пространственного кармана, с уменьшением веса содержимого, он взял такое же, как и на своих мешочках. Только решил его немного модифицировать - сделать так, чтобы в случае, когда содержимое весит меньше десяти килограмм, его вес не чувствовался. В качестве способа привязки он решил использовать татуировки орков. Это было даже надежнее, чем прикреплять карман к телу. Осталось только придумать способ, с помощью которого можно было помещать вещи в пространственный карман и доставать их оттуда. А потом еще и способ объединить это все в одно заклинание.
  
    С последними двумя пунктами проблемы и возникли. Александр уже не был полным профаном в магии, но оказалось, что для создания новых заклинаний ему не хватает знаний. Одно дело опытным путем, на основании своих собственных способностей составить заклинание и ритуал для него, и совсем другое - на основании одних заклинаний создать новое.
  
    С модификацией пространственного кармана помог учитель, все-таки самостоятельно его разрабатывал когда-то. Способ доставать и помещать вещи в замкнутый пространственный карман придумал сам ученик. Он долго думал, как можно достать вещь из пространственного кармана, который никак не пересекается с пространством, в котором находишься ты. Но, в конце концов, заметил решение, лежащее на поверхности: нужно было просто организовать это пересечение вокруг предмета, который хочешь достать.
  
    Детали заклинания прорабатывались вместе со старым шаманом. В результате Александр просто модифицировал пространственный карман так, чтобы его хозяину было достаточно подать команду достать предмет, с помощью простенького заклинания, и мысленно указать место размещения. Дальше все действия производило заклинание пространственного кармана. Помещение предмета в карман происходило аналогичным образом. Ученику понравился пространственный карман, получившийся в результате, что он не поленился переделать заклинание, наложенное на котомку, и все свои мешочки.
  
    Закрепить пространственные карманы у рук помогла дриада. Учитель с учеником просто не смогли бы воспроизвести столь тонкую работу с магией.
  
    С тех пор как у Александра появились эти два кармана, он не мог им нарадоваться. У них, правда, были ограничения по размеру содержимого и весу. Содержимое не могло превышать размеры самого Александра, а вес был ограничен семью килограммами вместо запланированных десяти. Но ученик и не собирался таскать с собой огромных и тяжелых предметов. В правом кармане он хранил котомку и разные хозяйственные мелочи, а в левом запасные саи, метательные ножи и другие мелкие предметы.
  
    
  
    Ученик подобрал связку стрел, и собрался было уже уходить, как заметил у себя под ногами серебреную монету. Александр посмотрел на монету: с одной стороны был отображен номинал, равный двадцати трем монетам, а с другой стороны его собственный профиль. Ученик подбросил монету в воздух. Денежная система этого мира потрясла в свое время его воображение. Ничего подобного раньше он и представить не мог.
  
    - Вот смотри, - в первый раз показал Харас ученику местную монету. На вид она была сделана из меди. На одной стороне была написана цифра пятнадцать, а на другой, к удивлению ученика оказался профиль его учителя. - Смотри дальше, - сказал орк и взял монету крест-накрест двумя пальцами правой и левой рук. После чего немного развел руки в стороны. Монета при этом распалась на две, которые точно так же располагались между пальцами. Старый шаман протянул обе монеты ученику.
  
    Александр взял их и покрутил обе у себя в руках. На обеих монетах оказался профиль его учителя, но номиналы были уже другие - семь и восемь, соответственно. Ученик сложил монеты стопочкой, чтобы вернуть их учителю, но они внезапно слились в одну прямо у него на глазах. На его руке лежала прежняя монета с надписью "пятнадцать".
  
    - Что это? - с любопытством спросил Александр.
  
    - Такие у нас деньги, - коротко ответил орк. Потом приосанился и начал излагать более подробно: - Раньше, наверное, были и другие, но эти уже давно вытеснили все другие виды.
  
    Начнем с того, что основой монеты является заклинание. - Это заявление ученика не удивило, для данного мира это было скорее нормой, чем исключением. - Причем самое стабильное из известных. Его практически невозможно разрушить. А материальный носитель формируется уже на ходу.
  
    Как ты уже заметил эти монеты можно соединять в более крупные и разделять на более мелкие. Самой мелкой монетой является один медяк. - Поясняя свои слова, орк разделил монету еще раз, но не на две, а на три сразу. После чего выложил все три перед собой. У двоих монет был номинал семь, а у последней - единица. Заметив вопросительный взгляд ученика, Харас пояснил: - При определенной сноровке и даже минимальных способностей в магии монету можно разделять на любое количество монет, с любыми номиналами.
  
    Так вот, медные монеты бывают с номиналами от одного до девяносто девяти. Если добавить к ним еще один медяк получится одна стальная или по-другому железная монета. Она тоже бывает номиналом от одного до девяносто девяти, а если добавить еще одну получается серебреная монета. Серебреная монета точно так же может иметь номинал от одного до девяносто девяти, а их сотня превращается в один золотой.
  
    - Который тоже может быть с номиналом от одного до девяносто девяти, - закончил мысль учителя Александр.
  
    - Нет, - тут же возразил орк. - Максимальный номинал золотого равен сотне. Эта монета является самой крупной из возможных.
  
    - А почему на монете твой профиль?
  
    - На каждой медной монете изображается профиль создавшего ее мага. А при объединении монет в более крупную, изображенный на ней профиль в точности повторяет наиболее часто повторяющийся среди медяков, из которых она состоит.
  
    - А если два профиля будут повторяться одинаково часто?
  
    - Просто случайным образом выберет между ними.
  
    - Понятно, - протянул ученик. - А создавать деньги сложно?
  
    - Да нет, не очень. Как их создавать с нуля никто не знает, поэтому их создают заклинанием копирования. А в качестве исходных материалов - кусочек меди для одной медной монеты, одну сотую долю для стальной монеты, одну десятитысячную долю для серебреной монеты и демоны ведают какую долю для золотой монеты. Все равно заклинание копирования берет материал автоматически, а если его нету - ритуал просто не сработает.
  
    Александр потянулся к выложенным перед учителем монетам, чтобы посмотреть их подробнее. Но Харас остановил его руку и забрал две из них. Оставил только один медяк, а рядышком положил листок пергамента, который достал из своей котомки.
  
    - Это один медяк и описание ритуала копирования монеты. А материалы можешь призвать сам.
  
    - Так на призванные металлы нельзя будет наложить заклинание, - непонимающе уставился на учителя Александр.
  
    - Так монета - это само заклинание. А уже оно создает из металла тело самой монеты. Для этого достаточно того астрального тела, которое образуется сразу после призыва. Из-за этой особенности деньги иногда используют как источник металлов. За время использования монеты проходит достаточно времени, чтобы все металлы в ней обзавелись астральными телами. Только деньги не часто так используют, их и так не всегда хватает. Да и способ извлечения металлов не самый удобный. Больно уж стойкое заклинание монеты оказалось.
  
    - Подожди, - задумался ученик. - Куда тогда девается вся лишняя медь, когда монеты объединяются в стальную монету?
  
    - В пространственный карман, в котором вес лишней материи уменьшается.
  
    - Так это получается, что пространственный карман ты придумал после исследования заклинания монеты? - наморщив лоб, спросил ученик.
  
    - Не совсем, - отрицательно покачал головой учитель. - Заклинание слишком стабильное, а чтобы его исследовать нужно его разобрать на составляющие. Этого еще никому не удалось. Я просто неудачно скопировал монету и получил свой первый пространственный карман. Потом уже составил отдельный ритуал для его создания.
  
    Ученик с новым уважением посмотрел на монету, которая лежала у него на ладони. Как много еще секретов она хранила? Тут в голову Александра пришла одна мысль:
  
    - А кто создал первую монету?
  
    - Никто не знает, - пожал плечами учитель. - Известно только, что она сделана не из меди и с обеих сторон идеально гладкая. Есть очень много баек на счет ее возможностей, но точно никто не знает. Никто не помнит даже тех, кто ее видел. Первые монеты появились еще три тысячи лет тому назад и стали играть роль денег Империи Кобо, о которой я тебе уже рассказывал. В этой империи маги играли большую роль, и идея таких денег им понравилась.
  
    - Только магам? - с сомнением спросил ученик. - Но ведь с помощью этого, - он потряс листком с описанием ритуала, - монеты может создавать любой.
  
    - Да это ритуал очень прост и не требует магических способностей, - не стал спорить орк. Потом поднял указательный палец вверх, и наставительным тоном добавил: - Но, если создавать монету на основании металлов добытых обычным путем, то ее себестоимость будет больше номинала. Поэтому для изготовления монет используют только призванные металлы, а для этого нужно уметь пользоваться хотя бы ритуалом призыва металлов. Для него, как тебе известно, магические способности нужны. Так что для изготовления денег нужно уметь пользоваться, как минимум, предметной магией.
  
    - Это получается, маги только и занимаются, что созданием денег?
  
    - Нет. Выгоднее зарабатывать деньги, оказывая услуги. Но если нет работы, остается только создавать деньги самому. Основными производителями денег являются ученики магов. Считается хорошим тоном платить за обучение деньгами, созданными собственноручно. Но хватит болтать. Принимайся за дело. - Орк кивнул на листок, зажатый в руке ученика. - Деньги поначалу тебе понадобятся.
  
    Александр не стал спорить с этим утверждением.
  
    Описание ритуала оказалось написанным на кобо - языке одноименной империи, что завоевала весь запад материка и оставила после себя множество открытий в разных сферах жизни. Не смотря на то, что империя распалась, ее язык продолжал использоваться в качестве международного. На нем же писали все свои книги маги. Сам ритуал оказался просто элементарным и занял всего пять секунд.
  
    Когда ученик получил свой первый серебреный, до него дошло насколько нудное это занятие - создание денег. Поэтому сначала он решил обучиться копированию медной монеты без ритуала. Это удалось ему легко, но интересней процесс не стал. Следующим шагом он решил объединить призыв нужных металлов и копирование монеты в одном заклинании. Ритуал он создал быстро, и до сих пор пытался овладеть заклинанием на интуитивном уровне. С последним дело продвигалось крайне медленно.
  
    
  
    Монета упала на ладонь ученика орлом вверх. Александр продолжал про себя так называть сторону с профилем, несмотря на то, что орлов на обратной стороне монеты здесь не знали.
  
    Ученик отправил монету в левый пространственный карман к прочей мелочи и отправился к учителю. Перед отправлением к дриаде нужно было еще закинуть ему эту связку стрел.
  
    Хараса у себя не было, поэтому пришлось стрелы просто оставить у него на полке. После этого, с чувством исполненного долга, ученик выбежал из пещеры и понесся к дриаде. Он с улыбкой вспоминал то время, когда на дорогу ему нужно было почти два дня. Сейчас Александр укладывался в десять часов, хотя бежать ему приходилось на пределе своих возможностей. Дорогу же он знал наизусть и мог бы пробежать по ней с закрытыми глазами.
  
    Ученик, конечно, предпочел бы не преодолевать каждый раз подобное расстояние, но дриада была духом привязанным к дереву, а при попытке его перетащить наверняка бы умерла. Так что выбора не было, Александру пришлось курсировать между учителем и дриадой. Старый орк находил в этом один положительный момент - физическое состояние его ученика всегда было на высоте.
  
    При встрече с Аней ученик испытывал ни с чем несравнимую радость. Ее причины всегда оставались для Александра за рамками понимания, как и многое другое связанное с дриадой. Этот раз был не исключением, он даже забыл причину своего визита. Сразу бросился в объятия любимой и их губы слились в поцелуе.
  
    - Ты надолго? - спросила Аня и, отстранившись, вопросительно посмотрела на него. Александр невольно отвел взгляд, он чувствовал себя неловко. Пауза затянулась, ученик никак не мог подобрать нужные слова.
  
    Так и не найдя, что сказать, он неуверенно поднял глаза. Взгляд Ани был встревоженным.
  
    - Что-то случилось? - напряженно спросила она.
  
    - Да нет, - поспешил было успокоить ее Александр, но стушевался под ее взглядом. Почему-то сейчас ему хотелось плюнуть на все и остаться вместе с Аней. Набравшись решительности, он заговорил: - Мы с учителем собрались сходить к болотам за рудой. Это займет около двух недель. Ты только не скучай.
  
    Он еще немного подумал, не стоит ли чего еще добавить? Но ничего не вспомнил, и замолчал, ожидая ответа. Свой взгляд Александр смущенно отвел в сторону. "Ну не убиваю же я ее!", рассерженно одернул сам себя в мыслях он. "Почему же так грустно расставаться надолго?", ответил ему внутренний голос. "Две недели - не вечность. Ни капельки не долго", нашел ответ на собственный вопрос ученик и поднял глаза.
  
    Аня тоже задумалась. Только по ее лицу мысли было определить невозможно. Оно словно превратилось в маску.
  
    - Когда уходишь? - спросила она. Этот вопрос смутил Александра еще больше. Привычной радости в глазах Ани не было. Он сейчас чувствовал себя предателем, но выдавил: - Мне прямо сейчас нужно бежать обратно. Вернусь, посплю и в дорогу.
  
    - Понятно, - бесцветным голосом сказала дриада. - Передай Харасу благодарность от меня. Он поймет за что.
  
    Ученик вскинулся и прищурился после последних слов.
  
    - Опять ваши секреты! Вам, что жалко, мне о них рассказать?!
  
    - Узнаешь, ни куда не денешься. - На лице Ани появилась прежняя улыбка, а в глазах появился привычный радостный блеск. - И, смотри, возвращайся целым и невредимым. Я буду ждать.
  
    - До свиданья, - сказал Александр, собравшись.
  
    - До свиданья, - эхом отозвалась дриада и как всегда растаяла как дым. Ученик повернулся, чтобы уйти, и наткнулся взглядом на Клыка.
  
    После того, как они с учителем покинули хижину, Александр немного волновался за своего любимца. Поэтому со временем нашел его и показал ему местонахождение пещеры и дерева дриады.
  
    После приобретения учеником эльфийских способностей оказалось, что он может общаться с животными. Правда не совсем полноценно: он умел улавливать мысли и образы направленные на него и, если животное относилось к нему дружелюбно, мог передавать мысли и образы в ответ. В случае враждебного отношения "общаться" становилось труднее.
  
    С Клыком все прошло необычайно легко. Тот спокойно мог воспринимать слова Александра, с небольшим мысленным сопровождением, и вполне внятно отвечал образами.
  
    - Наперегонки до пещеры? - спросил у волка ученик.
  
    Клык ничего не ответил. Вместо этого он рванул с места в сторону пещеры. Александр со смехом побежал за ним. Волк часто сопровождал его по дороге к пещере, и иногда они устраивали забег наперегонки. Поначалу ученик ломал голову, как Клык угадывает время, когда он покидает дриаду. Пока его не осенило - Аня сама предупреждает его. Волк успел крепко сдружиться с дриадой за это время.
  
    Когда Александр запыхавшись подбежал к пещере, у ее входа лежал Клык, насмешливо сверкая глазами. Он, конечно, тоже тяжело дышал и изо рта вывалил язык, но смотрел с превосходством. Какой бы не была хорошей физическая форма ученика, в скорости и выносливости он уступал волку. Его магическое ускорение помогало сравнять скорость с волком только на прямой, ровной местности, в гористой местности и в лесу Клык с легкостью обходил Александра.
  
    Ученик остановился перед лежащим на земле Клыком, и оперся руками на колени.
  
    - Я тебя все равно обгоню... когда-нибудь... - проговорил он с перебитым дыханием.
  
    В ответ со стороны волка послышался приглушенный короткий рык, сопровождаемый возмущенным чувством и образом хвоста. Двумя словами это можно было выразить как "не дождешься", или "никогда". В глазах волка читалась нескрываемая насмешка. Заметив это, Александр фыркнул и прошествовал мимо Клыка в пещеру.
  
    У входа в свое ответвление он столкнулся с Харасом. Тот осмотрел ученика с ног до головы и с едва видной усмешкой сказал:
  
    - Опять бегал с волком наперегонки. Ладно, иди спи. Завтра утром выдвигаемся.
  
    Уставший ученик, только согласно кивнул и пошел к себе. Но, не пройдя и десяти шагов обернулся:
  
    - Аня просила передать тебе благодарность. Сказала, ты поймешь за что.
  
    Харас задумался. Он не знал, что сказать в ответ, поэтому ограничился одним словом:
  
    - Хорошо.
  
    
  
Глава 12. Кобольды.
  
  
    Как и обещал Харас, из пещеры они выбрались с рассветом. Чтобы пойти на север пришлось обходить кругом гору, в которой располагался вход в пещеру. Когда они оказались по другую строну горы, Александру показалось, что он попал в совершенно другую местность, столь сильным был контраст с привычной ему местностью.
  
    За годы жизни в этом мире ученик уже привык к тому небольшому участку в горах, который он исходил вдоль и поперек; к тропическому лесу, у подножия деревьев которого всегда царят сумерки; к зарослям бамбука, которые встречаются ближе к морю; к шуму прибоя и тому непередаваемому чувству, когда волна поднимает тебя к небесам и тут же обрушивает в бездну; к тому, что приходиться прятаться от гарпий, чтобы они, не дай бог, не нашли их новое место обитания; привык, наконец, к непостоянству погоды сменяющейся то жарой, то сильным ливнем. А тут!
  
    - Что, заметил? - понимающе хмыкнул орк. - Совсем тут сухо. Ты-то сюда не забредал, а я не раз. Думаю, это из-за высоких гор - они не пропускают сюда влажный воздух с моря, а дожди изменяют ситуацию ненадолго. Ладно, пошли. - Харас пошел вперед по, потрескавшейся от отсутствия влаги, земле. Ученик же, еще несколько секунд продолжал оглядываться по сторонам, прежде чем ринулся догонять орка.
  
    - Не понимаю, - начал он свою мысль, - ты, вроде, не умеешь ни читать мыслей, ни ощущать моих чувств, но все равно без проблем определяешь, о чем я думаю.
  
    - По-твоему чтобы определить, какие мысли блуждают в голове человека, нужно уметь читать мысли? - иронично спросил старый шаман, на ходу повернув голову в сторону Александра. Потом снисходительным тоном объяснил: - Я тебя, просто, хорошо знаю. Поэтому для меня твои мысли написаны крупными буквами у тебя на лице.
  
    - Угу. А я, сколько эмоции не читаю, мыслей твоих угадать не могу, - насуплено ответил ученик.
  
    - Это тебе опыта не хватает, - попытался успокоить его орк. - Ты просто не можешь представить себе, о чем я могу думать.
  
    - Маленький еще, хочешь сказать? - обиделся Александр. Чтобы понять, не издевается ли над ним учитель, он прислушался к его эмоциям.
  
    - Просто не такой старый, как я, - ответил учитель. При этих словах он был абсолютно спокоен и сосредоточен на осмотре местности. "Не издевается", про себя сказал ученик. А через несколько мгновений присоединился к осмотру местности. Татуировки, конечно, предупреждали о приближении опасности, но полной гарантии это не давало. Всегда существовала вероятность, что может напасть существо, татуировки которого не имеешь.
  
    Все животные вокруг попрятались от солнца. Александр только один раз удалось заметить одну ящерицу, лежащую в тени. О присутствии других он мог догадаться только по второстепенным признакам. После своих наблюдений ученик пришел к единственно верному выводу: жизнь здесь кипит только ночью, днем все прятались от солнца.
  
    - А почему мы идем днем? Животные вон прячутся от солнца, - задал вопрос он, когда они остановились чтобы поесть.
  
    - Именно потому, что все местные обитатели прячутся, - коротко ответил орк, и продолжил трапезу.
  
    - Но жара же, - указал на очевидный факт Александр.
  
    Харас неохотно отвлекся от еды и ответил вопросом:
  
    - Тебе жарко?
  
    Ученик задумался, и, смутившись, ответил:
  
    - Нет.
  
    - Да, очень мило, что ты вспомнил о наложенных на твою одежду заклинаниях, - саркастично произнес Харас. Тут он имел в виду заклинание, поддерживающее постоянной температуру под одеждой. Комфортная температура обычно устанавливалась при продаже, а человек с магическими способностями мог регулировать ее и сам. - Что же касается животных: реально опасных для нас среди них наверняка нет, но это не повод провоцировать их на нападение. А нападение весьма вероятно, непуганые они все тут. Все, теперь не задавай глупых вопросов и дай мне поесть.
  
    После такого прокола Александр старался с вопросами к учителю не приставать. Все равно ничего интересного по дороге им не попадалось. Весь день обошелся без происшествий, а на ночлег они устроились в довольно уютной расщелине. Ночное дежурство так же не порадовало ученика ни одним визитом местных обитателей.
  
    То же самое повторялось и на второй день пути. Отсутствие всяких событий навевало скуку на ученика. Поэтому, когда под вечер на горизонте появилось нечто, похожее на развалины у Александра проснулось любопытство:
  
    - Что это такое? - указал он в том направлении пальцем.
  
    - Понятия не имею, - безразлично пожал плечами Харас. - Я никогда тут раньше не был.
  
    - Так давай посмотрим что там, - предложил ученик, и направился в сторону развалин.
  
    - Подожди, там мог бы поселиться огнедышащий дракон или еще кто. Место же удобное, - охладил пыл Александра орк.
  
    - Огнедышащие, это те, что летать умеют? - уточнил ученик.
  
    - Да, - подтвердил Харас. После чего вооружился своей любимой секирой.
  
    Посмотрев на действия учителя, Александр тоже решил вооружиться. Для начала, он извлек из котомки свой колчан со стрелами. Раньше он хотел создавать стрелы на ходу, чтобы колчан был не нужен. Но оказалось, что стрелы он создает слишком медленно, и при этом мана расходуется слишком быстро. Пришлось отказаться от этой идеи.
  
    Александр подвесил колчан за спину, призвал свой лук, натянул на нем тетиву и наложил на нее стрелу. Сразу после этого два путника двинулись в сторону развалин. Орк шел немного впереди, а человек с луком его прикрывал. Но чем ближе они подходили к месту, тем спокойнее становился старый шаман. Недалеко от развалин он остановился и обратился к ученику:
  
    - Лук можешь убрать. Вооружись лучше мечом. - Предваряя удивленные вопросы пояснил: - Дракона там точно нет, мелочь разве какая будет.
  
    - С каких пор у тебя появилась татуировка огнедышащего дракона? - с сомнением спросил Александр.
  
    - Такой татуировки у меня нет. Но мозги имеются, и я ими воспользовался.
  
    На это ученику сказать было нечего. Уел его учитель. Так что он молча спрятал лук с колчаном и вооружился мечом. Подумал, не призвать ли еще и щит?
  
    - Щит призывать? - решил он, наконец, посоветоваться с орком.
  
    - Не надо. Просто будь осторожнее.
  
    Развалины находились на возвышении, и чтобы к ним подступиться, нужно было подняться по довольно крутому склону. При подходе путешественники заметили только один проход внутрь. Чтобы убедиться в том, что других входов нет, они обошли развалины кругом.
  
    - Ну что, пошли? - спросил Харас, когда они завершили обход. Как он и предполагал, этот проход был единственный. Здание обрушилось внутрь, в том числе и часть наружной стены. Ученик согласно кивнул.
  
    Проход оказался небольшим каменным коридором с перекрытием на уровне двух метров.
  
    - Тут, вполне, можно отбиться в одиночку от целой армии, - заметил Александр, и на пробу помахал мечом. Для размаха его мечом здесь места хватало, а для двух воинов тут места было бы уже мало.
  
    - Потом пофантазируешь. Идем дальше, - недовольно сказал орк. - Только осторожнее тут колдуй - опасно это.
  
    Закончив говорить, Харас сразу двинулся вперед. Александр невольно последовал за ним. Он чувствовал в этом месте сильную напряженность. Все его чувства были как под прессом. Но волновались путники зря, ни одного живого существа внутри не оказалось.
  
    - Может, уйдем отсюда? Тревожно тут, - осторожно предложил ученик.
  
    - Ничего, спать можно, и ладно, - отмахнулся орк.
  
    - Сюда, наверное, никто и не заходит, - продолжал настаивать на своем Александр.
  
    - Чего гадать? Вызови духа и посмотри память этого места, - так же спокойно продолжил Харас. Сам же принялся за приготовления к ужину: распаковал из своей котомки связку сухих веток, достал котелок, флягу с водой, мясо, соль, картошку и другие растительные продукты, выращенные стараниями Александра. После чего приступил к готовке. Ему, отчего то захотелось сейчас покушать супу. Рецепт Александра ему очень понравился. У орка текли слюнки каждый раз, как он себе представлял наваристый супчик. Теперь надо было еще не забыть достать хлеба.
  
    Ученик, наблюдая за тем, с каким увлечением учитель взялся за приготовление еды, решил не отвлекать его, а тихо воспользоваться советом. Он отошел недалеко и призвал духа, с помощью которого можно просмотреть, произошедшие вокруг вещей, события. И тут же чуть не потерял контроль над ним. Дух невероятно быстро набрал силу и предпринял попытку освободиться. Ученик еле с ним совладал. Это происшествие заставило его вспомнить о предостережении учителя. Все дальнейшие свои действия он проводил с предельной осторожностью.
  
    Начал он с просмотра памяти самих развалин. Ученик приказал своему духу найти воспоминание о последнем визите сюда любого живого существа. После нескольких десятков минут поиска дух заявил, что камни этих развалин не помнят ни одного такого случая. Тогда Александр с помощью духа вычислил, как далеко простираются воспоминания развалин. Выяснилось, что тут не было ни одной живой души уже около тридцати лет. Поразмыслив, ученик дал задание духу поискать последние следы активности в этом замке в памяти планеты. Детали так узнать сложно, но вероятность найти что-нибудь интересное есть.
  
    Зная по опыту, что такой поиск у духа займет много времени, Александр отправился к учителю. Пока не был готов ужин, он решил спросить кое-что у Хараса:
  
    - А почему тут так опасно колдовать?
  
    - Это Место Силы.
  
    - Мне это ни о чем не говорит.
  
    - Помнишь, что я тебе рассказывал об астрале? - спросил орк, и сделал паузу, чтобы дать время ученику вспомнить. И только дождавшись утвердительного кивка, продолжил: - Я тогда упоминал, что для того, чтобы считаться жителем астрала, не обязательно обладать разумом. Так вот, такие духи все же имеют что-то вроде инстинктов. И играя на этих инстинктах их можно заставить делать что угодно. На этом и основывается ритуальная магия. Местами Силы называют те места, где этих духов скопилось очень много.
  
    - Так это получается хорошо, когда они скапливаются. В чем опасность-то?
  
    - Дело в том, что эти духи склонны к специализации. Находясь на открытом воздухе, тебе легче будет управлять ветром, так как духи будут усиливать действие твоих заклинаний и продлевать их действие самостоятельно. На кладбище легче колдуется некромантам, на море - гидромантам. Но есть и обратные зависимости: на море сложнее дается огненная магия - водные духи не очень охотно выполняют нужные действия.
  
    В Местах Силы же все духи тоже имеют специализацию, и если попытаться их заставить сделать что-либо другое, они могут оказать сильное сопротивление. А так как их в месте много, то они имеют шансы просто разорвать на кусочки душу мага посмевшего колдовать. Я особенностей этого Места Силы не знаю, поэтому лучше использовать только слабые заклинания, чтобы не злить лишний раз местных духов.
  
    - Может мне не стоило тогда своего духа тут призывать? - с опаской оглядываясь вокруг, спросил ученик.
  
    - Да не трясись ты. Я бы тебе не посоветовал его призвать, если бы тут это было слишком опасно делать.
  
    - Не знаю. Он чуть не вышел из-под контроля. А как образуются эти места?
  
    - Ну, этих безмозглых духов привлекают к себе маги, когда колдуют, или верующие, когда молятся. Еще их смерть привлекать может, ну и все остальное в этом духе. Лишь бы какой резонанс в астрале был. Со временем вокруг мага собирается целая толпа "прикормленных" духов. Они выступают в роли посредников, при создании многих заклинаний. Сколько бы ни учился человек интуитивной магии, немалую роль продолжают играть астральные духи. Именно по наличию астральных духов вокруг можно определить маг человек или нет. Да и сила так же определяется: чем больше и плотнее оболочка вокруг души мага - тем сильнее маг.
  
    - И как их к себе привлечь побольше?
  
    - Чаще пользуйся своими магическими способностями, или молись. После того как побываешь в Месте Силы у тебя духов спутников тоже прибавиться.
  
    - А без этих духов я колдовать смогу?
  
    - Только если ты при создании заклинаний будешь тренироваться обходиться без всякой помощи. Правда, это уже будут не заклинания, а просто твои способности. Как твоя эмпатия, например.
  
    - Так как все-таки образуются Места Силы? - напомнил о своем вопросе ученик.
  
    - Так и образуются. На месте умершего сильного мага, или в святых местах, где много молятся. После того как к месту привлечено определенное критическое количество астральных духов они продолжают там собираться сами. Без всякой помощи извне. Иначе, они разбредаются в разные стороны. Самые страшные Места Силы образуются там, где умерло слишком много живых существ. Смерть, как и рождение, привлекает к себе астральных духов. У нас, орков, под боком есть Долина Смерти. Там как-то прошла слишком кровопролитная битва между нами и сатирами. Образовалось Место Силы, которое выпивает жизнь из всякого, кто туда попадает. И каждая смерть делает то место еще сильнее. Вот так и существует до сих пор посреди степи эта долина. В ней ничего не растет, один пепел да кости и лишь смерть ожидает смельчака вошедшего в нее. Даже клановые татуировки в Долине слабо защищают. Брр-р-р...
  
    Харас зачерпнул из котелка ложкой и попробовал, что получилось.
  
    - Готово. Доставай свою ложку.
  
    После того, как Александр достал свою ложку, орк наградил его ритуальным свирепым взглядом - он не понимал, зачем нужно было делать ее настолько большой. На этот взгляд был получен столь же ритуальный ответ:
  
    - Растущему организму нужно много пищи.
  
    - Проглот, - завершил ритуал старый шаман и принялся за еду.
  
    Сколько учитель ни говорил, что воину аппетит ничем не испортишь, Александр работал ложкой достаточно вяло. Слишком уж реалистично он представил себе Долину Смерти. Поэтому после того как они закончили есть Харас заметил:
  
    - Плохой из тебя воин выходит. Мало того, что из всех видов оружия мне тебя удалось обучить на приличном уровне только мечу и саи, так ты еще и ешь плоховато. - Учитель угрожающе помахал ложкой. - Так не пойдет. Есть и спать воин должен уметь в любых условиях.
  
    Ученик только покаянно опустил голову в ответ на эти слова. Но когда он вновь посмотрел на орка, на его лице не отражалось ни капли раскаяния. Наоборот, на лице Александра играла улыбка. Привык он уже к постоянным поучениям Хараса и не особо обращал на них внимание.
  
    - Кто будет первым на страже? - задал он вопрос, чтобы сменить тему.
  
    - Ты, конечно. Узнал что-нибудь об этом месте? - спросил старый орк, укладываясь спать.
  
    - Да тут тридцать лет уже ничего не происходило. Я... - Ученик оборвал сам себя. Харас услышал все, что ему было надо, и решил продемонстрировать свои слова о воине - заснул мгновенно.
  
    Александр глубоко вздохнул и отправился к месту, в котором призывал своего духа. Вдруг тот успел нарыть что-нибудь интересное. Только, как и ожидалось, никаких результатов пока не было. Ученик взобрался на место повыше, лишь бы оно ветром не продувалось, и приступил к несению стражи. Иногда он отвлекался на разглядывание звездного неба, все равно ничего не происходило - один ветер завывал в развалинах.
  
    Утром старый орк подгонял ученика продолжить путь. Тому же хотелось еще немного задержаться - дух до сих пор не нашел ничего в истории этого места. Но Харас умел настаивать, поэтому пришлось прервать работу духа и отпустить его. Тот успел просмотреть историю почти на тысячу лет назад, но даже тогда на этом месте были одни развалины. Загадка этого места так и осталась неразгаданной.
  
    В таком же темпе они прошли еще два дня по горам. Постепенно вокруг становилось больше зелени.
  
    - Ты говорил, что влажный воздух сюда горы не пускают? - Александр кивнул на ближайшее дерево.
  
    - Так остров же, - ничуть не смутился орк. - А хребет закрывает доступ морского воздуха только с юга.
  
    - Скучно, - завел свою шарманку заново ученик, за последние дни это слово стало его любимым. Харас для разнообразия решил ответить на это заявление:
  
    - Я как раз прилагаю все усилия, чтобы было скучно, и надеюсь, ты не будешь предпринимать попыток изменить ситуацию. Вот дойдем до леса, там будет сложнее скучать. Но я буду стараться продлить скуку как можно дольше.
  
    Александр вспомнил эти слова, когда они подошли к краю леса. Лес отличался от того, по которому он привык ходить. Здешние деревья больше напоминали деревья его родины. Некоторые он даже узнавал. Харас остановился недалеко от деревьев, прежде чем продолжить дорогу. Александр решил воспользоваться моментом:
  
    - Чем там развлекаться будем? - спросил ученик, кивая в сторону леса.
  
    - Ничем. В этом лесу водятся кобольды.
  
    Александру пришлось потратить некоторое время, прежде чем он вспомнил все, что знал о кобольдах. Правда, кое-что из этих знаний заставило его засомневаться:
  
    - Они действительно лучше эльфов умеют управлять растениями?
  
    - Да, лучше. И эльфы от этого локти кусают, - подтвердил Харас. - Пусть кобольды изначально жили не в лесах, но с тех пор как они туда переселились, они достигли многого. Не зря все-таки природников называют природниками. - Сбившись с мысли, орк добавил: - Постарайся не тревожить лесных духов, когда пойдем дальше.
  
    - С чего бы это? - удивился ученик.
  
    - Если ты потревожишь хотя бы одного духа, ты тут же сообщишь всем местным кобольдам, что в их владениях появился эльф.
  
    - Я не эльф, - возразил Александр.
  
    - Не важно, - отмел это возражение старый шаман. - Кобольды обычно договариваются с духами леса, в котором живут, чтобы они докладывали им о каждом обращении к ним, если духу не сказана условная фраза или что-то в этом роде. Каждый раз дергаться по мелочам никому не хочется. Так же делают и эльфы в своем лесе. Только лесные духи будут принимать тебя за своего, и твое местонахождение не раскроют - не сдают они своих. Поэтому кобольды решат, что ты эльф, и отправятся на поиски визитера.
  
    - А что мешает побеспокоить лесного духа тебе?
  
    - Тогда нас даже не придется искать. - Старый шаман неожиданно перешел на язык природников: - Идем. В лесу разговариваем только на языке природников.
  
    Завершив говорить, орк двинулся вглубь леса. Первые шаги он сделал осторожно, но в дальнейшем перешел на медленный бег. Ученику пришлось поторопиться, чтобы догнать учителя.
  
    Александру не нравился язык природников - на нем сложно было разговаривать человеку. У ученика создавалось впечатление, что этот язык был изобретен птицами. В языке слишком большую роль играли точность исполнения звука и интонация, что не делало его легче для изучения. Хорошим слухом Александр похвастаться не мог.
  
    - Почему? - спросил он у учителя, когда догнал того. Сначала он, конечно, хотел задать вопрос в развернутом виде, но передумал - побоялся сломать язык.
  
    - Лесные духи сразу сообщают кобольдам, если кто-то в лесу говорит не на их языке. Найдут и убьют, - резюмировал Харас.
  
    - Почему? - не стал оригинальничать с вопросом ученик.
  
    - Мы с ними воюем. Эльфы, вообще, естественные враги кобольдов. Не существует ни одного леса, где они ужились бы вместе, - немного раздраженно ответил старый шаман. Сейчас было не время для разговоров.
  
    - Почему? - продолжил спрашивать Александр.
  
    - Да никто не помнит уже, - неожиданно серьезно ответил орк. - То мы к ним с войной идем, то они к нам. Никто уже и не мечтает о мире.
  
    - Почему? - без задней мысли спросил ученик, и чуть не врезался в спину учителя. Тот слишком резко остановился. Развернувшись, Харас угрожающим тоном заявил:
  
    - Еще раз скажешь "почему", по возвращении я устрою тебе внеплановую тренировку по языку природников.
  
    - Почему? - вырвалось у Александра. Как только понял, что сказал, он невольно зажмурился.
  
    - Договорились, - услышал он ответ учителя. Когда Александр открыл глаза, он увидел спину быстро удаляющегося орка. Поэтому он заспешил вслед за ним.
  
    В дальнейшем ученик не решался опять заговорить с учителем, так они и шли молча. Хотя один вопросу у него появился. Харас почему-то передвигался зигзагами и часто петлял. Александр не мог вспомнить ни одного раза, когда они двигались по прямой более пяти минут. Причем, за весь день они ни разу не остановились, чтобы перекусить. Поэтому ученик удивился, когда старый шаман замер на одном месте и стал медленно оглядываться вокруг.
  
    - Обложили гады! - в сердцах сказал Харас. Обернувшись к ученику, добавил: - Похоже, кобольдам удалось нас окружить. Скоро тут появятся... Нет, не надо, - отверг он попытку Александра призвать свой лук.
  
    - Но... - попытался все же возразить тот.
  
    - Не надо, я сказал! - прервал его орк. - У нас мало времени. Ты спрячешься, и ни в коем случае не будешь вмешиваться. А я постараюсь убедить их взять меня в плен, - тут Харас зловеще оскалился, - а не убить сразу. Если они увидят меня одного, то это дело может выгореть. Все. Прячься! - резко бросил он ученику.
  
    Тот больше не спорил. Послушно взобрался на ближайшее дерево с самой густой кроной и пристроился на одной из веток. После этого он замаскировался с помощью своих эльфийских способностей. Теперь кобольды не должны были его найти. По крайней мере, если не будут специально искать.
  
    Вскоре в поле зрения ученика появился первый кобольд, или тот, кого можно было за него принять. Рассмотреть его подробно Александр не смог, просто увидел человекоподобную фигуру. Через несколько мгновений после ее появления в шею фигуры врезалась секира и застряла в ней. Еще через мгновение секира исчезла со своего места.
  
    Тут ученик обратил свое внимание на учителя. Тот как раз призвал свою секиру обратно и запустил ее снова в кобольда. Александр всегда поражался, как Харас умудряется метать такое громоздкое оружие. К удивлению ученика секира попала в то же место фигуры кобольда, что и раньше, но прошла дальше. После этого кобольд упал замертво - с практически отрубленной головой не живут.
  
    - Уговорил, - самодовольно выкрикнул орк и крутанул в руках свою секиру, которую уже успел призвать обратно.
  
    "Ничего себе уговорил!", возмутился про себя. У него в голове не укладывалось - как таким образом можно кого-либо уговаривать взять себя в плен. Но действия кобольдов скорее подтверждали уверенность старого шамана в своей правоте.
  
    Кобольды появились одновременно со всех сторон, и подошли довольно близко. Только теперь Александру удалось рассмотреть их более внимательно. Увиденное его немного разочаровало. Оказалось, что все кобольды были в доспехах, которые были выращены из дерева. Нет, конечно, живописно сплетенная из деревянных веток броня с человекоподобной формой выглядела эффектно, но за ней совершенно не было видно самих кобольдов. Так что ученику осталось разглядывать только многочисленные завитушки на всех изгибах брони. В руках у каждого кобольда была здоровенная дубина, на вид сплетенная из дерева, что явно указывало на ее родственное отношение с луком ученика.
  
    Тот факт, что броня и дубина имела схожие с эльфийским луком свойства, придавал определенный вес утверждению учителя о том, что кобольды теснее эльфов связаны с лесом. "Природников не просто так называют природниками", повторил про себя слова Хараса ученик.
  
    Кобольды не спешили нападать. Они неспешно подходили со всех сторон к орку. Тот раскрутил вокруг себя секиру, явно не собираясь ее больше кидать. Хотя Александру казалось, что учитель мог еще успеть убить одного или двух.
  
    Все кобольды напали одновременно, целясь в разные места. Ученик представил себя на месте Хараса и понял, что со своим мечем уйти от всех ударов не смог бы. После такого он уже лежал бы как минимум без сознания, а как максимум - мертвым. Но внизу сражался не Александр, а его учитель. Тот резко увеличил темп вращения секиры и один за другим отбил все удары. Каждый раз, когда секира застревала в очередной дубине, орк просто призывал ее в другом положении. Харас двигался настолько быстро, что его силуэт размывался. Если бы ученик не мог сам ускоряться, он просто не смог увидеть все детали. Только теперь он поверил учителю, что опытный воин вполне может сравниться с ним в скорости. Было заметно, что орк двигается на пределе своих способностей. Сейчас Харас сражался на одних инстинктах, обдумывать каждое действие у него просто не было времени. И как сражался!
  
    Неожиданно для ученика нападавшие разом отхлынули от учителя. Александр успел только оценить, как быстро восстанавливается их оружие. С удивлением он заметил, что у пары кобольдов не хватало одной руки. На месте отсутствующей руки быстро затягивалась броня, формируя своеобразный протез. Раненые не издавали ни одного лишнего звука, так что определить, испытывают ли они боль, было сложно.
  
    Орк продолжал вращать свою секиру, не подпуская близко противников. Те не спешили нападать повторно. По-видимому не найдя других вариантов, они повторили предыдущую атаку, но на этот раз не собираясь отступать. Одновременно нападали только четверо, время от времени сменяясь. Стало очевидно, что они собираются взять учителя измором. И Александр понимал, что их тактика скоро принесет первые плоды. Ведь как он помнил, каждый призыв своего оружия истощает силы орка.
  
    Дальнейшее развитие событий показало, что об этом не забыл и сам Харас. Всего через две минуты с повторного начала схватки он предпринял удачную попытку вырваться из окружения. Для достижения своей цели он предварительно сделал секирой замах пошире, чтобы отогнать немного дальше своих противников, после чего сосредоточил свое внимание на одном из них. Дубина этого невезучего кобольда была отброшена в сторону древком секиры, после чего последовал удар острием по шее. Как и в предыдущий раз, для добивания понадобился повторный удар в то же место.
  
    Как только орк поразил одного из своих противников, он рванулся прямо по падающему телу прочь. Александру даже показалось, что ему удастся ускользнуть, но кобольды не сплоховали и Харас повторно оказался в окружении четверых из них. Дальше повторялся прежний сценарий: орк с максимальной скоростью вращал вокруг себя секиру, образуя тем самым между собой и противниками своеобразный щит; время от времени секира застревала в дубине или доспехе одного из кобольдов, тогда Харас призывал ее в другом положении и продолжал изо всех сил защищаться, пытаясь не дать шанса врагу задавить его массой; кобольды же просто старались не подставляться под удары орка, их было больше, и они могли себе позволить подождать, когда их противник устанет.
  
    Вторая попытка вырваться из окружения старому орку не удалась. Один из кобольдов исхитрился хорошенько приложить его по спине своей дубиной. После такого удара никто не смог бы устоять на ногах. На упавшего орка сразу накинулись все ближайшие кобольды и принялись месить его своим оружием. Александр мысленно попрощался с Харасом, наблюдая со стороны за происходящим.
  
    К его счастью, когда кобольды разошлись, ученик заметил слабо колыхающуюся грудь орка - тот остался живым. Пока Александр высматривал признаки жизни в теле своего учителя, большинство кобольдов избавлялось от своих доспехов. Это было похоже на обращенный вспять рост растений. Доспехи начинали расходиться спереди и исчезали за спиной. Только сейчас ученик смог рассмотреть тех, кто сражался с орком.
  
    В первую очередь бросались в глаза трехпалые руки с широкими мясистыми пальцами. Все тело кобольдов покрывала короткая шерсть серого цвета. Самой короткая шерсть была на лице и внутренней части кисти рук. Лицо Александр не мог сравнить ни с чем ему известным. Глаза у кобольдов были черными мелкими кружочками. Они глубоко сидели во впадинах на лице, подозрительно осматривая окружающий мир. Нос свисал складкой между глаз, смешно подергиваясь в собственном неповторимом темпе при дыхании. Рот же сложно было заметить, если кобольд его не открывал.
  
    Ни один кобольд не отличался внушительным телосложением, которое просматривалось в доспехах. У них были довольно рыхлые тела. Поэтому, если бы Александр увидел их впервые именно в этом виде, он не стал относиться к ним как к серьезным противникам. Доспехи превращали хлипких на вид кобольдов в грозных бойцов ближнего боя.
  
    Большинство присутствующих кобольдов ограничивалось минимумом одежды, обходясь одной короткой юбкой из неизвестного ученику материала. Только у некоторых были еще разноцветные повязки на руках. Именно эти кобольды и командовали всеми остальными.
  
    Еще Александр заметил на головах двух из них тряпичные повязки, к которым было прикреплено множество мелких висюлек со странными предметами, подвешенными на них. У обоих ученик ощущал магические способности. Или как он недавно выяснил, вернее было сказать, что он чувствует вокруг них довольно большие скопления астральных духов. Очевидно, это были волохи кобольдов.
  
    Поняв, что в области его зрения появились все действующие лица, ученик решил их пересчитать. И оторопел. Вокруг него находилось четыре десятка кобольдов. "И это на нас двоих? Вернее на одного орка", поразился про себя Александр. "У нас же просто не было ни одного шанса с самого начала, даже если бы мы бились с учителем вместе". После таких выводов он неожиданно для самого себя выпал из режима ускоренного восприятия.
  
    Это сопровождалось резким появлением множества голосов. Данный эффект был обусловлен тем, что Александр не мог адекватно воспринимать речь когда ускорялся. К его сожалению кобольды разговаривали на каком-то своем диалекте языка природников, и ученик понимал их слова с одного на другое:
  
    - ... какие потери ... ?
  
    - Четверых убил...
  
    - Собирай раненых... пойдут...
  
    - Орка... в жертву... умилостивить духов погибших...
  
    - Сегодня?
  
    - Да. Ночью. Этим займется...
  
    Ученик внимательно слушал все, что говорили вокруг него, вылавливая подробности касающиеся судьбы его учителя и единственного друга в этом мире. Пока он думал, что ему делать в сложившейся ситуации все раненые собрались вокруг одного из волохов и отправились куда-то на юг. Через некоторое время после этого самая большая группа кобольдов отправилась вслед за ними. Оставшиеся кобольды связали орка, собрали четыре трупа своих и сложили их на импровизированные носилки. Перед тем как отправиться в путь они построились в боевой порядок, а передний и замыкающий кобольды облачились в свои доспехи. Так и пошли. Трупы своих они тащили на носилках, а орка просто волокли по земле. Видимо, не видели смысла церемониться с врагом, которого скоро принесут в жертву. Направлялась последняя группа на север. С ней шел второй волох.
  
    Александр нервно огляделся и, не заметив поблизости ни одного кобольда, осторожно спустился с дерева на землю. Сейчас он не имел права на ошибку. Если поймают и его, то учитель будет обречен. "Да и я его долго не переживу", накручивая сам себя, мысленно рассуждал ученик. Но долго топтаться на месте он позволить себе не мог. Если Александр упустит группу, утащившую учителя, с ним можно будет попрощаться навсегда. Ученик пустился легкой трусцой за кобольдами.
  
    Того, что его заметят, он не боялся - эльфийские способности надежно его скрывали в лесу. Но подобными способностями обладают и кобольды, так что найти их в том случае, если он потеряет их из виду, будет проблематично. Заклинания для поиска группы кобольдов тоже опасно использовать - волох точно засечет использование магии. Александру приходилось скрытно идти за группой, не упуская их из виду.
  
    Дорога заняла не более часа. Местом назначения оказалась широкая поляна с установленным по центру алтарем. Кобольды уложили трупы своих на алтаре, а орка оставили рядом. Тот практически не шевелился, но волноваться поводов не было - мертвого в жертву принести нельзя.
  
    После того как разобрались со своей ношей, часть кобольдов отправилась в лес, а часть рассредоточилась на поляне. Только волох остался рядом с алтарем и начал проводить какой-то ритуал.
  
    Ученик в это время пробирал удобное для себя место, наблюдая за действиями кобольдов и поджидая удачный для нападения случай. Заподозрил неладное в действиях волоха он только в самый последний момент, когда почувствовал активацию заклинания на территории, охватывающей поляну и некоторую часть леса вокруг нее.
  
    Александр резко рванул прочь. Он не знал, что именно делало это заклинание, и не стремился узнавать это. "Слава богу, успел", мысленно поздравил себя ученик, когда выбрался за пределы территории, на которой работало, только что активированное заклинание. Он замер на месте, ожидая нападения кобольдов - вполне возможно те могли услышать или увидеть, как он убегал от поляны. Обошлось. Время шло, а ни одного кобольда рядом не появилось.
  
    Ученик перевел дух и попытался разобраться в ситуации. Для этого ему было нужно взглянуть хоть одним глазком на происходящее на поляне. Вот тут перед ним и вставала во весь рост одна проблема - неизвестное заклинание. Первым делом голову Александра посетило воспоминание о том, что он очень удачно разрушал все защитные заклинания учителя. Но эту мысль пришлось сразу выбросить - он должен просочиться сквозь выставленную защиту незаметно. Если, конечно, это заклинание было именно защитой.
  
    Пока Александр думал, заходящее солнце напоминало ему о необходимости поторопиться, если он хочет успеть спасти Хараса. Но долго думать ему не пришлось. Решение подсказал первый заяц, которого он увидел в этом мире. Тот прошел сквозь защиту, а та никак на него не среагировала. Ученик коротко выругался про себя, и решил рискнуть просто пройти сквозь это заклинание. Вдруг, оно его тоже примет за своего.
  
    "Эльф я, или хер собачий!", воскликнул мысленно Александр. Но тут же осекся - эльфом он не был, и развивать свою мысль дальше не хотелось. Набравшись смелости и зачем-то зажмурившись, ученик шагнул через границу действия заклинания.
  
    После этого один глаз пришлось открыть и задействовать все свои магические чувства: ничего не происходило. Оценивать обстановку с помощью всего одного глаза было не удобно, поэтому он открыл и второй. Окончательно успокоившись, ученик подошел к поляне, обходя ее с запада. Как оказалось потом, сделал он это не зря.
  
    Передвигаться незаметно рядом с поляной было сложно, но можно. Когда Александр разместился на своей новой наблюдательной позиции, он увидел следующую картину: все кобольды, оставшиеся на поляне, собрались в одну кучку вместе с волохом и, видимо, собирались подкрепиться; те, что отправлялись в лес, уже возвращались с охапками сушняка и складывали его на алтаре вокруг своих мертвецов. Из последнего можно было сделать вывод о том, что кобольды хоронят своих мертвецов, сжигая их трупы. Сразу, как только избавились от сушняка, пришедшие из леса кобольды, под руководством одного из них, с повязками на руках, отправились гурьбой в направлении юга.
  
    На поляне осталось шестеро кобольдов, считая с волохом. Они действительно устроились кушать: передавали друг другу какие-то бесформенные кусочки, не известно из чего состоящие, откусывали от них и запивали из чего-то, напоминавшего своим видом бурдюк. Во время еды кобольды тихо между собой переговаривались. Не участвовал в общем разговоре только волох.
  
    Александр был вынужден молча наблюдать за происходящим, и давиться слюной. Он ведь только утром перекусил, а дальше у него во рту не побывало ни одной крошки. Напасть же сейчас ученик опасался. Только что ушедшие кобольды не могли успеть далеко удалиться, и наверняка успеют вернуться, если он нападет. Приходилось ждать.
  
    Пока кобольды ели, их пленник успел очнуться. Связанный по рукам и ногам орк подергался, проверяя путы, и, убедившись в их надежности, огласил вслух все что думает о своих пленителях. Его слова слегка подпортили аппетит кобольдам. Это, наверное, произошло потому, что Харас высказывался на языке природников, чтобы им было понятнее. Один из кобольдов развернулся и прицельно кинул одним из кусков, которые они ели. Что примечательно - попал орку точно в открытый рот, заткнув, таким образом, его на время. Учитель с выражением омерзения на лице выплюнул этот кусок, и еще с большим пылом продолжил декламировать свою прочувствованную речь, изобиловавшую красноречивыми сравнениями.
  
    В это время Александр осторожно начал готовиться к нападению. В качестве оружия он решил взять свой меч и кинжал. Бесшумно их достать из левого пространственного кармана было совсем не сложно. Все, подготовка завершена. Осталось только набраться решимости и начать атаку. Пока ученик раздувал в своей душе костер ненависти, кобольды завершили трапезу.
  
    Один из кобольдов, на которого был направлен в данный момент взгляд ученика, обернулся и встревожено посмотрел прямо на то место, где лежал Александр. "Все, пора", промелькнуло в голове у ученика. Он рывком перешел в ускоренный режим и метнулся к сгруппированным в одном месте кобольдам.
  
    Обернувшийся кобольд ничего сделать не успел. Кинжал Александра вошел ему в глаз уже через пару мгновений. Мечом, зажатым в другой руке, тот рубанул по шее еще одного кобольда, оказавшегося ближе других.
  
    Следующей целью для меча оказался волох. Его ученик решил убить как можно быстрее. По его мнению, с простым кобольдом-воином справиться будет легче. Поэтому с широким замахом он отрубил тому голову мечом. Кинжал был отправлен в полет точнехонько в глаз еще одному обернувшемуся кобольду.
  
    После волоха меч в правой руке ударил в лицо еще одного кобольда, вокруг которого уже почти образовался доспех. Ученик успел воткнуть свой меч в затягивающуюся щель в доспехе буквально в последний момент. Левая рука в это время выхватила из пространственного кармана одну из саи, и Александр вслепую метнул ее в сторону последнего противника. Уже оборачиваясь в сторону последнего кобольда, он краем глаза заметил несущуюся к нему дубину. Увернуться ученик не успел.
  
    После сильнейшего удара его отнесло в сторону на несколько метров. Александр почувствовал, что после удара у него треснула кость предплечья левой руки, по которой пришелся основной удар. Боль была чудовищной, но он нашел в себе силы достать из пространственного кармана пару саи и метнул в единственные уязвимые места в доспехе кобольда - отверстия для глаз.
  
    Приземлившись на землю, ученик тут же вскочил на ноги. И вынужден был с сожалением наблюдать, как брошенные точно в цель саи с легкостью перехватываются моментально удлинившимися отростками на доспехах и отбрасываются в сторону. Сразу стало видно все недостатки слабо зачарованного оружия. Ученик глянул на зажатый в руке метательный нож, который успел достать из пространственного кармана, и со злостью отбросил его в сторону.
  
    Выведенный из себя кобольд бросился на Александра. И тот стал от него убегать. Меча то он лишился. Да и неизвестно еще, помог ли ему в этой ситуации меч? Ученик посмеялся бы над собой, если увидел со стороны, как он в течении нескольких минут убегал от разъяренного кобольда. Но ему было не до смеха - боль в руке мешала связать даже пару мыслей. Так они и бегали вокруг алтаря по поляне.
  
    Как ни сильна была боль, ученик смог заметить, что кобольд ничуть не отстает от него. Получалось, боль выбросила его из режима ускорения. Попытка же повторно ускориться с треском провалилась. Она чуть не завершилась смертью Александра - кобольд его почти догнал.
  
    Во время бега неудачливый вояка вспомнил о своем луке. Использовать лук на близком расстоянии, конечно, самоубийственно. Но не предпринимать никаких усилий, чтобы изменить ситуацию, было еще хуже.
  
    Александр кое-как призвал к себе лук, и улучил момент, чтобы натянуть на него тетиву. В левом пространственном кармане он всегда держал несколько стрел, на всякий случай. Ученик дождался мгновения, когда боль в руке утихнет, развернулся лицом к своему врагу, отчаянно натягивая лук, и спустил тетиву, направив стрелу в глаз.
  
    Поразить цель ему удалось, но в следующую секунду в него врезался поверженный кобольд, и они вместе повалились на землю. Тут-то доспех кобольда и показал одно из своих свойств: он выпустил из себя множество отростков, спеленав ими убийцу хозяина, и стал его душить. Ученик с горечью вспомнил наставление учителя о том, чтобы он ни в коем случае не приближался близко к убитому кобольду - вырваться из смертельных объятий его доспехов удается редко.
  
    Александр приготовился к смерти. Но его планы были грубо прерваны. Секира учителя спешно освобождала ученика из плена.
  
    Дело было в том, что отброшенный метательный нож попал по одной из опутывающих орка веревок, перерезав ее, и тем самым ослабив путы. Больше никакой помощи орку не понадобилось, чтобы освободить себя. И как только Харас это сделал, он поспешил на помощь своему ученику.
  
    - Так, срочно делай себе татуировку кобольда - принялся отдавать команды орк, еще не оклемавшемуся Александру. - Желательно из волоха, и бежим отсюда быстрее.
  
    Тот ничего еще не понимая, автоматически подошел к трупу кобольда-волоха, достал свою котомку, из нее были извлечены мешочек с иглой и порошком, небольшой клочок шерсти волоха отправился в огонь магической зажигалки, а получившийся пепел смешан с порошком. Несколько секунд заняло задирание рубахи и выбор места для татуировки. Нанесение контура с помощью иглы заняло еще несколько томительных секунд. Теперь посыпать смесью из порошка и пепла из части тела жертвы, и вуаля - все готово.
  
    - Чувствуешь кобольдов? - встревожено спросил учитель. - Радиус действия моей татуировки маленький. У меня ничего.
  
    Александр бросил мученический взгляд на Хараса, и не рискнул отказываться, тот выглядел ничуть не лучше его. Он молча воспользоваться своей новой татуировкой.
  
    - Та группа, что ушла недавно... Возвращается сейчас сюда.
  
    - Уходим, - сказал старый шаман и поднялся на ноги сам. Ученик последовал его примеру.
  
    Беглецы изо всех сил старались соответствовать своему названию, и как могли наращивали скорость своего передвижения. Оба были избиты и покалечены, но жалеть себя не было времени - слишком сильно хотелось жить.
  
    
  
Глава 13. Морлоки.
  
  
    Беглецы вышли из леса всего за три часа. Жертвенный алтарь кобольдов, к их счастью, оказался недалеко от края леса.
  
    - Куда теперь? - задал вопрос Александр, но ответа так и не услышал. Харас устало развалился на земле и прикрыл глаза.
  
    - Отдохнем немного, - произнес он. - Когда выйдем на болота, переходи обратно на язык природников.
  
    - Зачем? - недоуменно уставился на него ученик, тоже присаживаясь.
  
    - Это в лесу нам сейчас все равно на каком говорить. Нас и так преследуют. А на болотах - морлоки. Они о нас еще не знают. Не знаю, договариваются ли они с местными духами, чтобы те их о речи на чужом языке предупреждали, но поостеречься стоит.
  
    - Я же меч свой забыл! - спохватился Александр. - И саи не подобрал.
  
    - Хочешь вернуться? - с иронией спросил учитель. Ученик отрицательно покачал головой. - Сам подумай, у нас не было времени, чтобы я тебя вытаскивал из объятий еще одних доспехов. А саи у тебя еще остались.
  
    - Но я же без оружия остался! - воскликнул Александр. - Что я буду делать, если на нас нападут?
  
    - Магией воспользуешься, - бросил в ответ орк, и зарылся в свою котомку. Через некоторое время оттуда был извлечен один из его мечей. Тот самый, с которым в свое время начинал учиться Александр. - Держи, - протянул он меч.
  
    Ученик принял оружие и отправил его в пространственный карман. За последнее время он совсем отучился подвешивать меч на пояс.
  
    - Даже хорошо, что ты потерял свой меч, - продолжил свою мысль Харас, - он все равно был бы бесполезен против сетей морлоков. Только лучшие образцы оружия способны их порвать. Этот и то лучше будет. Но может и не справиться, - поправил с сам себя орк. В его тоне можно легко рассмотреть сильное сомнение.
  
    - Все природники так серьезно вооружены? - в свою очередь засомневался ученик.
  
    - Да, - ни на секунду не задумавшись, подтвердил орк. - Иначе я не мог бы спрятаться на этом треклятом острове. Через эти болота и леса мало кто ходит.
  
    - Подожди, - замер Александр, которого только что посетило озарение, - впереди нас ждут морлоки?
  
    - Если честно, надеюсь с ними не встречаться.
  
    - Знаешь, - задумчиво произнес ученик, - я беру свои слова о скуке обратно. Много бы отдал, чтобы дорога дальнейшая дорога была скучной. - После этих слов Александр встрепенулся и прислушался к своим чувствам. - Похоже, нам пора продолжать путь. Кобольды двинулись от жертвенника сюда. Чего ждешь? - спросил ученик, не дождавшись реакции на свое сообщение.
  
    - Жду, когда ты вспомнишь о цели нашего путешествия. Мы же не повеселиться сюда шли, - спокойно ответил орк, даже и не думая подниматься. Александр напряг память и ответил:
  
    - Мы идем за рудой.
  
    - Правильно! - одобряюще сказал орк. - Вон, - кивнул он, указывая вперед, - болота через сотню метров начинаются.
  
    Последние слова Харас произнес, явно, на что-то намекая, и ожидающе уставился на ученика. Тому потребовалось еще пара минут, чтобы понять, что от него ждут. Во время последних событий у Александра совсем вылетело из головы, что перед этим путешествием они с учителем разработали два заклинания: первое помогало найти места скопления болотной руды, второе - поднять эту руду на поверхность. Конечно, существовали уже готовые заклинания для этих целей, но старый шаман их не знал.
  
    Простым заклинанием поиска по следу ауры воспользоваться в данном случае было нельзя. Оно слишком узкоспециализированное - ищет только точное совпадение со следом. А модификация заклинания, которая позволяет искать что угодно, требует либо чтобы маг определял искомое с помощью способностей своей собственной души на интуитивном уровне, либо должен использовать духа или его заменитель, который может это делать за него. Натренировать в себе или ком другом способность интуитивно распознавать что-либо, долгая и сложная задача. И если бы не было возможности создавать новых духов с копией уже натренированных способностей, то это заклинание имело бы мизерное практическое применение.
  
    У старого шамана с учеником, правда, не было образца, с которого можно снять копию способности распознавания железной руды, поэтому пришлось тренировать эти способности самим. Александр сомневался, у кого развивать подобную способность, у себя или у какого-нибудь призванного духа. С одной стороны, хотелось, чтобы эта способность всегда была с собой (пусть больше и не понадобится - жадность требовала своего), с другой - рисковать совсем не хотелось. Ведь, если после неудачной попытки развить нужную способность в духе, его можно выбросить, то себя уже никуда не выбросишь. Да и летальный исход возможен. В борьбе опасений с жадностью, победила жадность. Ученик, в придачу, решил сделать свою способность более универсальной, что удлинило и усложнило процесс тренировок.
  
    Сейчас новой способности Александра предстоял экзамен - сможет ли он найти хоть что-нибудь? Только что-нибудь его не устраивало, нужно было найти железную руду и ничто иное. На предварительных испытаниях ученик установил оптимальный радиус поиска для этого заклинания. В таком варианте поиска расход маны с увеличением радиуса сильно увеличивался, так же увеличивалось и время его работы. Поэтому ученику требовалось рассчитать, при каких условиях он проверит наибольшую территорию и не истощит при этом сильно свои запасы маны. Александр остановился на варианте: три километра вокруг и просматривается пласт земли на сто метров вниз, что занимало примерно минуту времени.
  
    После минуты ожидания выяснилось, что заклинание поиска ничего не нашло. Глупо, конечно, было ожидать успеха с первой попытки, но надежда, как говорится, умирает последней. Ученик не стал сообщать результатов, а решил воспользоваться еще одним вариантом заклинания поиска - поиском по направлению. Так прочесывалась довольно узкая полоса, но зато расстояние было намного больше. Тут оптимальным для него расстоянием было около пятидесяти километров.
  
    На этот раз главным было верно угадать направление. И Александру повезло, удача его посетила с первой попытки. Он улыбнулся привалившему счастью: во-первых, подтвердилась эффективность его натренированных способностей, и во-вторых, рудник был относительно недалеко - всего в трех часах хода. Правда, улыбка продержалась не долго, ее стерло напоминание татуировки кобольда о том, что погоня настигает их очень быстро. У них осталось меньше получаса времени, чтобы убраться отсюда подальше.
  
    - Я нашел рудник, - торопливо выпалил ученик. - Он находится примерно в десяти с половиной километрах в ту сторону. - Александр указал рукой направление на северо-северо-запад. - И нам лучше поторопиться...
  
    - Знаю, - прервал его учитель, - сам уже чувствую. Пошли.
  
    Орк резко поднялся с земли и трусцой отправился в указанном учеником направлении. Беглецы как можно скорее стремились затеряться в зарослях камышей на болоте, которое распростерлось перед ними на километры вперед. Как только Харас решил, что они в безопасности, он перешел на шаг.
  
    - Кобольды остановились на краю леса. Дальше за нами не идут, - удивленно сообщил Александр. Он чуть не сказал это на икельстромском, но в последний момент опомнился и заговорил на языке природников.
  
    - А ты что думал? Они же не знают, что мы будем возвращаться. Думают, мы стремимся попасть на людские территории, а там уже они будут в невыгодном положении. Вот и не стали преследовать.
  
    Такое объяснение успокоило ученика. Ненадолго. Они ведь собирались еще и возвращаться через лес. То, что кобольды об этом не знали, меняло не много.
  
    Шли по болоту не то чтобы быстро, скорость передвижения еле дотягивала до размеренного шага по твердой земле. Харас использовал древко своей секиры в качестве посоха, чтобы проверять твердость земли перед собой. У него явно были навыки хождения по такой местности, и только благодаря им они передвигались не с черепашьей скоростью. Александр полностью доверился опыту учителя, а сам в это время занялся восполнением своих резервов маны. Он сильно истратился на два заклинания поиска.
  
    Для впитывания маны требовалось расслабление, а для творения заклинаний полная концентрация. Поэтому одновременно колдовать и восстанавливать свои запасы маны было нельзя. Права, существовала одна техника, в которой душа условно делилась на две части, одна из которых колдовала, а вторая - была расслаблена и активно впитывала ману. Но старый шаман ей не владел, поэтому обучить ей не мог. Вот ученику и приходилось каждый раз, как израсходует часть маны, восполнять ее резервы. Приятным побочным эффектом этой практики стал повышенный контроль над своим телом и сознанием. Особенно легко Александру давался переход от расслабленного состояния к полной концентрации и обратно. Эта операция вовсе не требовала теперь никаких усилий.
  
    - Стой, - окликнул орк ученика. Тот мгновенно собрался и вопросительно уставился на учителя. - Мы должны быть уже близко. Проверь.
  
    Александр не стал спорить. Он не следил ни за временем, ни за пройденным расстоянием. Тратить много маны не хотелось, поэтому ученик проверил местность только в радиусе ста метров.
  
    - Да, мы на месте, - подтвердил он догадку своего учителя. - В ту сторону, на тридцать метров, будут самые крупные залежи, и неглубоко, - махнул он рукой. Но двигаться в том направлении не стал, предпочел, чтобы впереди, как и раньше, шел орк. Болото ведь. Орк оценил этот жест, одобрительно хмыкнув, и отправился в указанном направлении, аккуратно проверяя землю перед собой.
  
    Оказавшись на нужном месте, Александр без всякого напоминания принялся за дело. Начертил ритуальным ножом на земле круг и дополнил его с четырех сторон разными значками. После чего с помощью еще одного заклинания, которое они с учителем разработали заранее, принялся вытягивать руду из-под земли внутрь начерченного круга. Применить магию решили потому, как у них не было ни необходимости, ни времени развертывать тут лагерь и создавать полноценный рудник. Для нового оружия требовалось относительно небольшое количество руды, этим количеством было решено и ограничиться.
  
    Ухватив магическим щупом несколько кусочков руды, и вытащив их на поверхность с глубины десятка метров, ученик устал так, как будто он поднял на такую же высоту десятикилограммовый стальной слиток.
  
    - Ну как? - спросил Александр, когда руда появилась в центре круга. Харас поднял с земли одну из бобин. Она была размером с палец и в нескольких местах был заметен металлический блеск.
  
    - Хорошая руда, - дал положительную оценку орк. - Такой понадобится не много. Ты, давай, добывай дальше, а я упаковывать буду.
  
    Харас достал мешочки из своей котомки стал в них складывать уже добытую руду.
  
    - Лучше бы я выбрал более манозатратный вариант заклинания. Не уставал бы сейчас так, - со вздохом сказал ученик и принялся за дело.
  
    - Ничего, - успокаивал его старый шаман, - зато ты накачаешь свои духовные "мышцы" и в будущем будешь медленнее уставать после применения магии.
  
    Прежде чем орк сказал "хватит" Александр успел устать так, что его ноги не держали. Как правило, усталость души отражалась на теле усталостью мышц. Ученик никогда не уставал так сильно.
  
    Пока Александр работал, Харас занялся собственным лечением и восстановлением сил, попутно складывая добываемую руду. Руку ученика он подлечил тоже. Тот только поморщился, ощущая, как срастается кость.
  
    Когда ученик закончил свою работу, старый шаман убрал усталость с его мышц. Душевная усталость тоже стала ощущаться менее резко. Это было потенциально опасно - Александр мог переоценить свои силы и перегореть, лишившись магических возможностей. Но риск, по мнению орка, был оправдан. Им предстояло возвращение обратно, и без дополнительных сил они не смогут даже сдвинуться с места.
  
    Харас посмотрел на восток, там уже начинало алеть небо.
  
    - Идем. Нам пора, - обратился он к устало развалившемуся на земле ученику.
  
    - Может, перекусим? Я же со вчерашнего утра ничего не ел, - попросил тот, неохотно поднимаясь. Ответить Харас не успел, его отвлекли сети, со всех сторон летящие на них.
  
    За то время, что они потратили на поиск и добычу руды, их успели обнаружить местные морлоки. Не только обнаружить, но и собрать отряд, который их так искусно окружил. Впереди шли самые умелые разведчики с сетями. За ними с востока подходил основной отряд со стороны болота - в их задачу входило конвоирование пленников в ближайшее поселение. Еще один отряд заходил с юга, чтобы отрезать единственный путь к отступлению - на север от этого места находилось то самое поселение морлоков, в которое предстояло попасть пленникам.
  
    Александр, как и учитель, заметил сети в самый последний момент. Он успел ускориться, и в следующее мгновение оказался связанным по рукам и ногам. Положение было безвыходным. Ученик перебрал все возможные способы действия, и был вынужден остановиться на единственном боевом заклятии в своем арсенале - ледяных шипах.
  
    Совсем недавно он озаботился отсутствием среди своих магических возможностей атакующих заклинаний. Легче всего ему удавалось призывать воду. Плюс она практически мгновенно обзаводится астральным телом, как простейшее вещество. Работать с призванной водой по этой причине было одно удовольствие. Осталось только сделать из нее оружие. После нескольких опытов ученик смог создавать из воды довольно острые лезвия, а если их еще и укреплять магически, то они могли пробить практически любой материал. Сначала Александр хотел научиться метать остро заточенный ледяной шип длинной в полметра, но ничего из этой идеи не вышло. Создавался такой шип достаточно медленно, и чтобы придать ему инерцию требовались уже приличные способности в телекинезе, а без этого шип просто падал вниз под действием земного притяжения. Его разве что на голову кому скинуть.
  
    Пришлось придумывать новый вариант. В нем основание шипа крепилось к какой-либо поверхности, и со скоростью наращивалось его тело. Новые части появлялись у самого основания, так что со стороны казалось, что шип просто вырастает на том месте. Шип переставал расти, как только ученик прерывал подпитку его маной. Скорость роста достигала метра в секунду, и Александр постоянно работал над ее увеличением. К сожалению, ученик мог призывать воду лишь на коротком расстоянии от себя, поэтому оружие получилось хоть и грозным, но не дальнобойным.
  
    Опутанный сетями по рукам и ногам, Александр понимал, что промедление смерти подобно. Поэтому поспешил воспользоваться последней возможностью освободиться. С минимальным интервалом он запустил два заклятия ледяных шипов. Первое заклинание создало множество шипов на одежде ученика и учителя, которые разорвали сеть и тут же растаяли - Александр не хотел превращаться в ежа. Второе заклинание окружило ледяными шипами потенциальных пленников. Те ударили во все стороны с максимальной скоростью. Ученик не жалел маны - второго шанса освободиться у них могло и не появится.
  
    Как только освободился от разорванной сети, орк подскочил на ноги и призвал в руки свое оружие. Бросил взгляд на ученика. Понял, что тот ускорился, поэтому не стал пытаться что-либо говорить, а ограничился языком жестов: "займись теми", и указал на остатки отряда напавшего с востока. Сам двинулся к южному отряду, на ходу разбивая преградившие ему путь ледяные шипы. Перепрыгнув через останки шипов, орк метнул вперед себя секиру. Ту сразу опутали сети, брошенные опомнившимися морлоками. А уже через секунду секира была опять в руках хозяина.
  
    Ученик в очередной раз поразился, с какой виртуозностью старый орк пользовался своей клановой способностью. Иногда, даже, завидно было. Но стоило перевести взгляд на собственных противников, и мысли об учителе пришлось отбросить. Из земли перед Александром молниеносно вырос ледяной столб - он воспользовался своим собственным способом избежать сетей. После чего разрушил все шипы, преграждающие ему дорогу к противникам.
  
    Разрушать ледяные шипы он научился вместе с разработкой заклинания - лед взрывался изнутри. Ученик так же наловчился направлять осколки в нужную сторону. Однако, после разрушения ледяной преграды, он ощутил, как на него накатила неожиданная усталость. Одновременно Александр выпал из режима ускорения - это морлок-волох воспользовался его мгновенной слабостью. Тот единственный из всех оставался на ногах после взрыва. В его группе в живых осталось еще три морлока, но те не удержали равновесия под дождем из осколков и упали на землю.
  
    Ученик попытался повторно ускориться, но потерпел неудачу - волох надежно блокировал его возможности. Не тратя время на раздумья, Александр выхватил из пространственного кармана меч и ринулся на волоха. Вперед себя он отправил в полет метательный нож, а во вторую руку взял кинжал.
  
    В ближнем бою морлоки оказались слабыми противниками. Ученик первым же ударом снес голову с плеч морлока-волоха, а следующим движением поразил сразу двоих - один получил кинжалом в глаз, второй лишился головы, как и волох. Только последний смог оказать какое-то сопротивление. Вооруженный трезубцем, морлок всего десяток секунд отбивался от наседающего на него человека. После чего последовал за своими собратьями.
  
    Когда Александр остановился, у него сложилось впечатление, что кто-то поблизости проводит ритуал, целью которого является он сам. Ученик обернулся, но никого поблизости не было, кроме мертвого волоха. "Посмертные чары", пронеслось у юного мага в голове. Он попытался еще раз ускориться, и обрадовался удаче - умерший морлок-волох перестал на него воздействовать. На автомате ученик подбежал к трупу волоха и создал себе на основе его души татуировку морлока.
  
    Позже Александр понял, что воспользовался тогда единственным своим шансом остаться в живых. После этого случая, ученик запомнил на всю жизнь, что опасно убивать другого мага, когда тот связан с ним каким-либо заклинанием. В других случаях его надежно защищала клановая татуировка - мертвец никак не мог направить чары на убийцу.
  
    В радиусе километра не осталось ни одного врага. Так, по крайней мере, показывала новая татуировка. Раз выпал случай, юный маг пригляделся к убитому морлоку. Голова у того была рыбья. Такое впечатление создавали большие круглые глаза, которые едва прикрывались сверху и снизу полупрозрачными веками, полное отсутствие волос, небольшие дырочки по бокам головы в качестве ушей и большой безгубый рот внутри которого нельзя было найти ни одного зуба - морлоки не питались мясом. Телосложением морлок не впечатлял так же, как и кобольды. Все тело было увешано небольшими щитками, на которых примостилось множество шипов. Ученик старался их не касаться - насколько он помнил, они были обмазаны сильным ядом, которого могли не бояться только природники (у них к ядам собственного производства был загадочный иммунитет; в то время, как ни одного противоядия найти до сих пор не удалось). Тем же ядом обмазывалось и оружие, поэтому нельзя было позволять себя даже ранить. Между пальцами на ногах и руках у мертвеца можно было заметить перепонки. Закончив беглый осмотр, Александр подбежал к учителю, тот занимался нанесением татуировки морлока.
  
    - Мы сюда что, в слепую шли? - поразился ученик.
  
    - Чему ты удивляешься? - продолжал заниматься своим делом орк. - Большинство жителей этого мира прекрасно обходятся без всяких татуировок, когда выходят из дома. Надо просто быть осторожнее на чужой территории.
  
    Александр тяжело вздохнул. Харас в очередной раз подтвердил свои слова о том, что планирование является его слабым местом. Он был отличным воином, талантливым шаманом, но командиром ему бывать не приходилось. Поэтому он слабо представлял себе функции командования, есть оно - хорошо, нету - тоже переживем. Старый шаман часто поступал необдуманно, и горько потом сожалел о своих поступках. Нынешняя авантюра тоже становилась в этот ряд. Но орк не собирался обсуждать столь неприятный для него вопрос с учеником. Ему было достаточно того, что он сам осознает свою глупость.
  
    - Все же обошлось, - тихо сказал Харас. - Двигаем отсюда. Пока морлоки не опомнились и не послали погоню.
  
    Последнее опасение имело под собой основания, из поселения морлоков, находящемся севернее, в их сторону только что вышел отряд. Похоже, перед смертью волох успел предупредить своих о неудаче операции по поимке чужаков.
  
    Горе-путешественникам пришлось спешно ретироваться. Воевать со всеми местными жителями они себе позволить не могли. Уже шел второй день, как они ни разу не смыкали глаз и ничего не ели. Прошедшая только что схватка, утомила их еще больше. Эффект от недавно использованных заклинаний восстановления сил практически сошел на нет.
  
    Учитель с учеником перешли на бег, и чуть не завязли в трясине. Александр в ту же секунду, как они влезли в трясину, заморозил перед собой небольшой участок поверхности и встал на него. Чтобы не поскользнуться, пришлось сделать ледяную платформу шершавой. Такая же платформа появилась и перед орком. Однако под весом путешественников обе платформы начали тонуть. Юный маг сообразил создать еще одну платформу впереди себя и перепрыгнуть на нее, не забыл он и про орка. "Эх, разрабатываешь заклинание, потом долго его осваиваешь, а стоит оказаться в [цензура]12, так все происходит само собой", досадовал про себя ученик.
  
    Так и двигались бы дальше, но Харас неожиданно подскочил к Александру и поднял его на свои плечи. К его счастью, ученик не забыл от неожиданности создавать впереди новые ледяные платформы.
  
    - За-чем? - подпрыгивая на каждом шагу, спросил Александр.
  
    - Перегоришь, создавая в два раза больше этих ледяшек. Совсем про сети забыл? - почти ровным голосом ответил старый шаман, продолжая бежать.
  
    - А се-ти при-чем?
  
    - Я что, не рассказывал про сети морлоков?
  
    - Н-нет.
  
    - Их сети обладают удивительным свойством - они уничтожают всех астральных духов, что сопровождают пленника. Уже через несколько секунд после того, как тебя опутает, ты можешь рассчитывать только на свои собственные магические способности. Создается впечатление, что тебя лишили магических способностей - все-таки в большинстве заклинаний обязательно участвуют эти безмозглые духи. А если колдуешь совсем без них, то устаешь быстрее - астральные духи обычно несут большую часть нагрузки по созданию заклинаний на себе. Ты, конечно, довольно быстро освободил нас от сетей, но астральных духов вокруг нас осталось маловато. Так что быстро устанем, если будем колдовать.
  
    - А-а, - многозначительно сказал ученик. Он, действительно, уставал сейчас намного быстрее чем раньше. - Н-но...
  
    - Не нокай, не запряг - ворчливо сказал Харас.
  
    - Н-но я мог бы бе-жать и даль-ше, - продолжил свою мысль Александр.
  
    - Ну и сколько ты пробежал бы, если создавал свои ледяшки для двоих?... Потом все равно пришлось бы тебя тащить на закорках, но ты уже колдовать не смог. - Ощутив под своими ногами почти твердую поверхность, орк продолжил: - Можешь пока прекратить - твердая земля пошла.
  
    - Й-а слеж-жу - зря не создам-дам, - сказав это, ученик надолго замолк. Продолжил разговор, только вспомнив об одном заклинании в арсенале старого шамана: - Т-ты ж-же мо-жешь вос-ста-но-вить мо-и си-лы с пом-мощь-ю за-клять-я.
  
    - Перегоришь. Часто восстанавливать силы с помощью магии опасно - рискуешь лишиться магических способностей, если не навсегда, то на длительное время уж точно. Это для опытного мага - восстановить свои силы два-три раза не критично, а ты и сейчас рискуешь.
  
    - До-го-няют, - прислушался к своей татуировке Александр.
  
    Последние десять минут старый орк начинал сдавать. Появилась одышка, и он понемногу замедлялся - сложно поддерживать высокий темп на протяжении нескольких часов вместе с тяжелой ношей на плечах. Поразмыслив над сложившейся ситуацией, старый шаман решился повторно воспользоваться восстановлением сил. Он выбрал одну из прикрепленных к поясу табличек, и напитал маной нанесенный на нее узор. Прошло всего пара мгновений, и орк вновь был полон сил. Скорость бега тот час восстановилась до прежней величины - морлоки больше их не нагоняли, но продолжали двигаться с той же скоростью с небольшим отставанием. По сути, если бы ученик не создавал ледяные платформы во время бега по трясине, они не смогли бы двигаться по прямой, как и морлоки, для которых болота не являлись препятствием. В этом случае шансов уйти у них значительно убавлялось.
  
    - Нам на-пе-ре-рез и-дет е-ще од-на груп-па, - сообщил свежие новости Александр.
  
    - Тебе, я посмотрю, опять попался более сильный морлок, чем мне.
  
    - А-га. Силь-ный был во-лох. Чуть не у-бил ме-ня сво-ими пос-мерт-ными ча-рами, - с готовностью подтвердил слова орка юный маг. - Да-же ус-ко-рения с-смог ме-ня ли-шить.
  
    Харас не стал менять направления движения - рано было начинать петлять. Когда морлоки, двигающиеся наперерез, появились в поле зрения, в очередной раз подал голос ученик:
  
    - Не ос-та-на-вливай-ся. Бе-ги пря-мо. Я с ни-ми раз-бе-русь.
  
    Александр говорил уверенно, поэтому учитель не стал с ним спорить. Ученик ужасно устал за прошедшее время, и бессильно повис на плечах орка, но нашел в себе силы разобраться с еще одной группой морлоков. Когда они приблизились к поджидавшим их впереди врагам, в них, как и в прошлый раз, полетели сети. Все они повисли на нескольких ледяных столбах, которые выросли у них на пути. Вся группа морлоков, преграждавшая дорогу беглецам, прожила после этого всего несколько мгновений - это время понадобилось юному магу, чтобы создать ледяные шипы прямо под ногами врагов.
  
    Орк проскочил в один из промежутков между шипами, и пробежал еще несколько десятков метров. На его лице играла радостная улыбка - он был на твердой земле, а до леса оставалось совсем немного. Там морлоки от них отстанут.
  
    Харас глянул на ученика. Тот был без сознания - оставалось надеяться, что он не перегорел, просто сильно устал. Орк поправил у себя на плечах бесчувственного Александра, и поспешил углубиться в лес. К счастью, поблизости не было кобольдов. Через десять минут старый шаман понял причину их отсутствия - он только что пробежал небольшой лесок, отделенный от основного лесного массива участком степи. Однако порадоваться с детства знакомой местности орку не удалось - его продолжал преследовать один отряд морлоков. Пришлось продолжать бег.
  
    Оказавшись в степи, Харас не стал стремиться углубляться в лес, предпочитая бежать вдоль его кромки. Всего через час морлоки отстали. Позже орк убедился в мудрости своего решения - один из отрядов кобольдов, дежуривших на краю леса, попытался его перехватить. Но кобольды не могли похвастаться быстроходностью, поэтому их затея ничем не закончилась. А рискни старый шаман пробираться прямо через лес, его, наверняка, смогли бы окружить.
  
    Орк остановился, только добравшись до предгорий и разыскав небольшую безопасную расщелину. Рисковать, создавая охранные чары, он не стал. Единственное, на что у него хватило сил - расстелить на земле плотную ткань для Александра. Сам устроился поблизости и вскорости уснул крепким сном.
  
    
  
    Очнувшись, юный маг первым делом издал мученический стон. Все его тело ломило от усталости. Перед открытыми глазами предстало ясное небо, не было ни одного намека на облака - была видна лишь голубая гладь.
  
    - Очухался? - донеслось до него через пелену боли. Ученик попытался ответить "нет", но пересохшие губы не смогли издать ни одного звука. Он смог найти силы только чтобы отрицательно покачать головой. То состояние, в котором он находился, нельзя было назвать даже сносным.
  
    - Боюсь, наши запасы воды закончились. Попробуй впитать немного маны и призвать ее.
  
    Юный маг хотел отрицательно покачать головой и на это предложение, но передумал - вода была нужна в первую очередь ему. Он провел ревизию своих резервов - в нем не осталось ни капли маны. Ученик постарался расслабиться и впитать хоть каплю маны. Но стоило ему раскрыться для астрала, как мана хлынула в него бурным потоком.
  
    
  
    У старого шамана было целых две важных причины просить Александра, чтобы тот попробовал призвать воду: во-первых, он волновался - не лишился ли ученик своих магических способностей, и сам факт попытки развеял бы все его опасения; а во-вторых, у них, действительно, закончилась вода. Тем не менее, излагая свою просьбу, Харас совершенно не ожидал подобной реакции.
  
    Александр, еще мгновение назад выглядевший полумертвым, резко подскочил на ноги. Его глаза бешено вращались, ни на мгновение не останавливаясь на одном месте. Все его конечности вели себя точно так же. Однако продолжалось это не долго.
  
    - Ого! - обозначил свое отношение к происходящему ученик. - Что это было?
  
    - Могу только предположить, - озадаченно сказал старый шаман. - Ты все-таки сильно перенапряг свои магические способности, и пока не восстановился полностью, слабо контролируешь процесс впитывания маны. А если впитываешь ману слишком быстро, это оказывает сильное бодрящее воздействие. Я об этом слышал раньше, но никогда не видел.
  
    - Это хорошо, - хрипло произнес юный маг. Собственный голос ему не понравился. Чтобы смочить горло, ученик слегка запрокинул голову и открыл рот - прямо из воздуха туда полилась свежая вода. Когда он напился, поток воды не иссяк. Юный маг использовал, продолжающую литься воду, чтобы умыться.
  
    - Я, конечно, рад за тебя, - сказал Харас, протягивая свой пустой бурдюк ученику. - Может и со мной поделишься?
  
    Александр провел рукой над протянутым бурдюком, и тот практически сразу потяжелел. В такие моменты юный маг ощущал себя по-настоящему могущественным. Правда, сравнивать себя особо было не с кем, поэтому реального своего уровня он узнать не мог. Оставалось надеяться, что его способности будут котироваться не только среди дикой природы.
  
    - Учитель, ты говорил, что сети морлоков лишают магических способностей. Но я никаких проблем не испытываю. Наоборот, даже легче стало.
  
    - Ничего удивительного, - пожал плечами старый шаман. - Чары тех сетей уничтожают только ближайших к тебе астральных духов. Но их еще много остается в астрале, и со временем количество духов сопровождающих мага восстанавливается. Время восстановления зависит от силы мага. А до того, что легче - вспомни, сколько в последнее время ты пользовался своими способностями, и в каких условиях. На таком фоне любое магическое действие легче покажется, да и выносливее ты стал.
  
    - Только морлоки умеют лишать поддержки этих астральных духов? - юный маг решил выяснить для себя этот, бесспорно важный вопрос.
  
    - Скажем так - их сети являются самым надежным способом. Людские маги навострились создавать области, находясь в которых нельзя обратиться за поддержкой к духам, но стоит из нее выйти и к тебе тот час все вернется.
  
    - Как...
  
    - Не спрашивай, - замахал руками орк. - Я только слышал об этом. Сам я подобных заклинаний не знаю и не сталкивался. С морлоками я тоже впервые столкнулся только вчера, - зачем-то уточнил Харас.
  
    У ученика забурчало в животе, почти два дня без крошки во рту - не шутка. Все дела были тот час отставлены в сторону. Еда - это святое! Особенно для оголодавшего человека.
  
    - Я вот уже три года, как учусь сражаться без оружия, с оружием и с помощью магии,- начал новый разговор Александр, пока они шли. - И что в результате? Мы бегаем как зайцы, от всех подряд! Слава богу, как колобок, уходим целыми: от гарпий ушли, - загнул один палец ученик, - от кобольдов ушли, хоть и не совсем целыми, от морлоков тоже ушли...
  
    - А что ты хочешь? Чтобы мы вдвоем расправились с целой толпой природников, находящихся в идеальных для себя условиях? Надо соизмерять свои желания с возможностями, - покачал головой Харас. - Небольшие отряды природников - наш с тобой предел. И то, еле справляемся.
  
    - Альтернативы быстрому бегу найти нельзя? - немного разочарованно спросил Александр.
  
    - Бегать полезно! - ответил орк, быстро набирая скорость. Ученик невольно прибавил ходу и догнал учителя.
  
    - Куда спешим?
  
    - Обернись, - коротко ответил старый шаман.
  
    Александр обернулся.
  
    - Это кто? - за ними бежал, тяжело топая, кто-то громадный с человекоподобной фигурой.
  
    - Впечатлился? Это горный огр - только у них есть окаменелая кожа. Их так же сложно убить, как и драконов.
  
    - Не вопрос, - ученик начал призвать свой лук.
  
    - Поправка, - ухмыльнулся, глядя на это Харас, - их убить сложнее, чем драконов. Чары, наложенные на стрелу, не подействуют, а сама стрела огра только поцарапает. Подавиться стрелой у него тоже не получится.
  
    Александр расстроено отпустил лук.
  
    - И как мы будем с ним справляться? - продолжал ломать голову над этой проблемой ученик.
  
    - Шевеля ногами, - без всякого энтузиазма ответил орк. "Гром, сюда бы один клинок13 - мы бы разделались с этим громилой", мечтательно подумал Харас. Он не врал, когда говорил, что справиться с горным огром сложно. Но в отличии от драконов, тот не владел магией, и не мог плеваться огнем или кислотой. Поэтому при должном старании его можно было убить. Если бы это можно было проделать вдвоем, орк предпочел сражение с огром бесславному бегству.
  
    - Но он же один! - вторил невеселым мыслям Хараса ученик.
  
    - На нас и одного хватит.
  
    За четыре часа беглецы предприняли семь попыток оторваться от преследовавшего их огра. Но каждый раз тот их нагонял - огр практически не уставал и мог бежать за ними бесконечно долго, нисколько при этом не замедляясь. Всю дорогу старый шаман думал, как им оторваться от преследователя - они по любому устанут раньше его.
  
    - Сможешь обрушить свод пещеры? - неожиданно задал вопрос учитель. - Поворачиваем.
  
    Харас свернул в сторону пещеры, которую заметил только что.
  
    - Я же не умею! - попытался откреститься Александр.
  
    - А жить, хочешь? - Ученик подтверждающе кивнул. - Тогда сможешь. Давай думай.
  
    Сам Харас скоро перебрал все таблички с заклинаниями, что висели у него на поясе, а так же шее в виде ожерелья, и нашел заклинание проверяющее наличие у пещеры второго выхода - замуровывать себя в гору старому шаману не хотелось. У самого входа он остановился, чтобы дать заклинанию сделать свою работу.
  
    - Второй выход есть. Заходим внутрь, и обрушишь свод.
  
    - Обрушу, а как? - себе под нос сказал Александр, пока они заходили в пещеру. Сейчас, он напряженно думал, как это можно сделать? "Что нужно сделать, чтобы обрушился свод? Нужно отломить часть свода от горы. А это можно сделать, создав трещину в горе... Как я могу создать трещину?... ". На этом его рассуждения прервались - ни одной мысли сразу в голову не приходило: нужно использовать свои способности в магии земли - но как? "Как? Как? Как?", суматошно думал ученик. "Размягчить камень?... Превратить в песок?...". Юный маг обернулся к стене и попытался превратить маленький выступ в песок - полностью превратить не получилось, но песок посыпался. "Попробуем с песком... Теперь надо придумать способ, чтобы указать, какую часть нужно превращать в песок... Заклинание поиска, ищущее твердую породу, должно подойти. Только оно должно искать не в объеме, а вдоль плоскости: например, по шарообразной поверхности с центром у входа в пещеру. Радиус, пусть будет - метров десять. Все, пробую...".
  
    Прежде чем пользоваться составным заклинанием, нужно сначала овладеть его частями. С этим у юного мага все было в порядке: заклинанием поиска твердой породы на расстоянии он овладел вместе с поиском руды, а превратить камень в песок оказалось неожиданно легко. Оставалось самое сложное - заставить два различных заклинания работать вместе. Оба заклинания не требовали никаких ритуалов со стороны ученика, поэтому вся его подготовка ограничилась предельной концентрацией на новых чарах. Чтобы указать отправную точку для поиска, Александр уставился в небольшой участок земли у входа в пещеру, и, не задерживаясь, начал колдовать.
  
    - Бежим! - закричал старый шаман, и попробовал сдернуть с места ученика. Но тот не сдвинулся ни на миллиметр, как в камень превратился. Через мгновение стала понятна причина такой неподвижности - потолок пещеры треснул и сверху обрушился громадный кусок горы, подняв при этом тучу пыли.
  
    - Ну, ты даешь! - воскликнул орк, когда пыль улеглась. Со стороны орка с Александром упавшая глыба имела идеальную сферическую форму. После падения над ней образовалась трехметровая щель, через которую виднелось небо.
  
    - Ага, я молодец, - похвалил сам себя ученик, осматривая результат своего нового заклинания. - За минуту придумал и освоил новое заклятье. Только, похоже, чуток перестарался. - Юный маг чувствовал, что сильно растратил свой резерв маны, да и подустал. Он взял слишком большой радиус, и в результате пришлось превращать в песок камень на довольно большой по площади поверхности.
  
    - Ты только что придумал новый способ убийства каменного огра, - невпопад ответил Харас.
  
    - Учитель, ты это о чем? - переспросил, ничего не понявший ученик.
  
    - Как это, о чем? Ты же обрушил свод, как раз в тот момент, когда огр вбежал в пещеру, - в тон ему ответил старый шаман.
  
    - Правда? А я и не заметил. Надо тогда сделать себе татуировку огра.
  
    - Ты хочешь сказать, что сможешь поднять эту глыбу? - тут же охладил его пыл учитель. - Не зацикливайся ты на этих татуировках. Они не самоцель. Так, помогают немного в странствиях - не больше. Пошли лучше ко второму выходу - тут мы не выберемся уже, - сказал он, придирчиво осматривая идеально гладкую поверхность на десяток метров вверх. Не тратя время, на рассуждения орк двинулся в противоположном от завала направлении.
  
    - А с чего ты решил, что тут есть еще один выход? - спросил Александр, нагоняя его.
  
    - Заклятие подтвердило, - старый шаман продемонстрировал ученику табличку с непонятным рисунком. Рисунок засветился, показывая, что заклинание сейчас используется. - Да, еще один выход точно есть.
  
    Александр окинул взглядом все подобные таблички, палочки и прочую мишуру, которой сейчас был обвешан учитель.
  
    - Почему ты только в это путешествие обвешался этими штуками?
  
    Харас осмотрел сам себя с ног до головы, пытаясь понять, о чем говорить ученик. Но потом до него все же дошел смысл вопроса:
  
    - К твоему сведению, - пояснил он, - так увешиваются табличками с заклинаниями все шаманы, и, нередко, маги-ритуалисты у людей. Это не очень надежно, так как нанесенную тонкую структуру заклятий можно повредить. Но выбор у нас небольшой - не всегда есть возможность потратить время на сложный ритуал... Раньше я их все не одевал потому, как надобности такой не было.
  
    - Сделаешь и мне такие?
  
    - Как, интересно, я это сделаю? Чтобы сделать каждую из этих табличек, нужно самостоятельно уметь творить соответствующее заклинание. А сам я все это таскаю, - сказал орк, небрежно перетряхивая все, что на нем висело, - потому, как ни одним из этих заклинаний не владею. Так что ты можешь только обучиться создавать эти заклинания самостоятельно. Но согласись, что в таком случае тебе не потребуется материальный носитель для них.
  
    - Понятно. А как их тогда получают - снимают с трупа врага?
  
    - Такое тоже случается, - не стал спорить учитель, - но предпочитают все же покупать. Заклинания - самый ходкий товар между магами. Удобнее всего их записывать в книгу, или на инструменты с оружием на худой конец. На одежду некоторую наносят тоже. А то, что на мне - это походный вариант.
  
    - Впереди что-то светится, - прервал словоизлияния старого шамана Александр. - Что это может быть?
  
    Как по команде оба сбавили интенсивность собственного освещения - круглых медальонов, висящих на шее. На медальоны с одной стороны был нанесен магический рисунок, наполняя магией который, можно было заставить их светиться. Причем рисунок был хитрый, не позволял использовать себя в качестве отправной точки для заклинания или ритуала. Ведь, линии, напитанные маной, для обозначения узловых точек заклинаний и используются - было бы неприятно, если кто-то использовал в качестве целеуказателя для боевого заклинания висящий на груди медальон. Поэтому единственным назначением медальона было освещение - яркость зависело от количества маны, направленного в рисунок. Из-за малого расхода маны, такие медальоны были идеальными средствами освещения для магов.
  
    - Там посмотрим, - тихо ответил орк, приготовив к бою свое оружие.
  
    
  
Глава 14. Феникс.
  
  
    Пройдя поворот пещеры, путешественники попали в короткий коридор, за которым начинался широкий зал с высоким потолком. На разглядывание подробностей интерьера ни один из них времени тратить не стал - "живое пламя", расположившееся посередине зала, полностью поглощало внимание новоприбывших.
  
    Только через минуту Александр рассмотрел, что пламя, в разных участках имеет разные оттенки, складывающиеся в рисунок перьев. Если приглядеться, то можно было рассмотреть тучное продолговатое тело, расположившееся на коротких ножках, по бокам протянулись складки крыльев, а сверху небольшая голова правильной круглой формы с полуприкрытыми, светящимися ярким белым светом, глазами. Юному магу показалось, что существо приглядывается к нему, и даже использует какие-то чары.
  
    - Смертные, зачем вы меня побеспокоили? - разбил тишину гулкий голос существа.
  
    - Чего? - в свою очередь сказал на оркском Харас.
  
    Ученик понял, что существо говорило на русском, только после встречного вопроса орка. Теперь он окончательно убедился в магическом происхождении огненной птицы. Это, конечно, и так было ясно, но в этом мире с ним разговаривали на родном языке только очень могущественные духи.
  
    - Мы это... проходили мимо... - попытался ответить ученик.
  
    - Ага, и решили заглянуть на огонек, - состроил ехидную рожицу феникс. Александр, наконец, смог вспомнить, кого ему напоминало это существо.
  
    Юный маг задумчиво переступил с ноги на ногу и нерешительно убрал свой меч в пространственный карман. Убрал свое оружие и Харас.
  
    - Что он сказал? - толкнул ученика в бок орк.
  
    - Спросил, чего приперлись - тихо шепнул в ответ Александр.
  
    - Тут ходить нельзя? - так же тихо спросил учитель.
  
    - Чего шепчемся? - прервал их разговор феникс. - И попрошу говорить на одном языке со мной. За один раз я могу настроиться только на один неизвестный мне язык.
  
    Пока он говорил, путники вошли в зал и подошли ближе к фениксу. Правда, пришлось остановиться на расстоянии десятка метров - от огненной птицы шел сильнейший жар, и чем ближе к фениксу, тем горячее был воздух. С близкого расстояния Александр смог оценить размеры птицы: рост метр и двадцать два сантиметра вместе с хохолком, между крыльями у их основания было сорок пять сантиметров, к низу тело сужалось, завершаясь массивными ногами с птичьими четырехпалыми лапами и роскошным хвостом не менее метра в длину. Столь точно определить размеры ученику помогла постоянная практика в проведении различных ритуалов - часто нужно было на глаз расчертить рисунок с точностью до миллиметра. В таких условиях глазомер разработаешь в любом случае.
  
    - Он не знает русского, - пояснил фениксу юный маг.
  
    - Так зачем пришли?
  
    - Мы от огра убегали, пришлось разрушить вход сюда с той стороны, - указал себе за спину Александр. - Идем теперь ко второму выходу. Ты феникс? - неожиданно закончил он.
  
    Ответ последовал не сразу. Феникс прикрыл глаза и склонил голову набок, задумавшись о чем-то своем.
  
    - Древний феникс, если переводить на твой язык, - наконец послышался гулкий голос огненной птицы. Не дожидаясь вопросов, феникс пояснил: - Обычный феникс не помнит своей прежней жизни, когда возрождается. Всегда появляется молодым. А древние - помнят. Я много жизней уже прожил, но не знал раньше, как появляются обычные фениксы. Теперь, похоже, знаю, - печально сказал он. - Если перерожусь прямо сейчас, то превращусь в обычного... Чувствую просто, - пояснил феникс сам себе, и горестно качая головой, поделился своей бедой: - Оказывается, чтобы переродиться в самого себя, необходима возможность выхода из мира, а этот как запечатан!.. Смертный? Я не солнышко, загореть ты не сможешь.
  
    Последние слова были вызваны тем, что ученик начал стягивать с себя рубаху. После чего внимательно уставился на свою клановую татуировку, перевел свой взгляд на феникса и обратно. И так несколько раз.
  
    - Похож? - обратился Александр на икельстромском к орку.
  
    - Я фениксов не сильно умею различать, - с сомнением сказал Харас, сравнивая рисунок и оригинал.
  
    - Смертные! - полыхнул от негодования феникс, мгновенно выйдя из меланхоличного состояния, - вас кто-нибудь учил вежливости? Я тихо-мирно умираю. Все равно долго тянуть с перерождением не могу... А вы мало того, что побеспокоили меня, так еще и внимания не обращаете... - Дальше гневная тирада огненной птицы не продолжилась. Феникс обратил внимание на рисунок, расположенный на груди у одного из посетителей. Через небольшую паузу он продолжил более спокойным тоном: - Знакомый рисунок. Откуда он у тебя, человек?
  
    - Так это все-таки ты? - ответил вопросом на вопрос Александр, болезненно морщась. Феникс только вздохнул на такую бестактность, поворчал себе под нос для порядка, но, в конце концов, ответил:
  
    - Позировал я как-то одному гному для гравюры. Твой рисунок на нее очень похож.
  
    - Чего? - переспросил на оркском Харас.
  
    - Говорит, что моя татуировка похожа на одну гравюру, которую гном сделал, - перевел для него ученик.
  
    - Так я и рисовал тебе с гравюры по памяти.
  
    - Мой учитель как раз рисовал эту татуировку с гравюры. Наверняка, с той самой, - поспешил перевести слова учителя на русский Александр, чтобы не получать очередную порцию упреков от огненной птицы. Ему хватило и одной вспышки. Ученик получил после нее неслабый ожег на весь торс и лицо - старый шаман сейчас занимался его лечением. Слава богу одежда, защищенная магически, испытание огнем прошла и защитила своих хозяев.
  
    - Зачем тебе этот рисунок? - последовал следующий вопрос феникса. Задавая его, он подобрался, принимая более серьезный вид.
  
    - Я прошел Испытание Верховных богов этого мира, - не спеша давал объяснения Александр, - и получил два цветка. Один из них означал возможность создать свой клан. А я во время испытания видел огненную птицу, может даже тебя. Сейчас уже не помню, давно это было. Мне показалось удачным выбрать в качестве эмблемы феникса, то есть тебя.
  
    - Да, я слышал о таком обычае у орков - всех своих воинов через это испытание проводить. - Феникс продолжил свою мысль более веселым тоном: - Если бы орки узнали настоящее предназначение этого ритуала, они бы сильно удивились.
  
    От огненной птицы послышались звуки, которые можно было интерпретировать как смех.
  
    - А для чего тогда этот ритуал? - задал сам собой напрашивающийся вопрос юный маг.
  
    - Поверь, - пророкотал мощным голосом, которого сложно было от него ожидать, феникс, - смертным не стоит этого знать. Это знание только помешает им пользоваться всеми плюсами этого явления. Теперь выбирай: техника или магия? Что тебе ближе?
  
    Такой неожиданный поворот разговора озадачил Александра. Он крепко задумался. Правда, причиной задумчивости было скорее его ошарашенное состояние, чем реальная необходимость выбирать. Для себя он уже решил, что магия лучше и надежнее техники. "Да и зачем мне паровоз здесь нужен? Кого им здесь удивишь?", обстоятельно рассуждал юный маг. О паровозах он успел услышать от деда еще у себя дома - это были передовые технологии из Англии. Дед показал внуку картинку, но она его не сильно впечатлила.
  
    - Магия, - наконец выдал ученик.
  
    - Подойди ко мне, - скомандовал феникс. И, видя нерешительность человека, добавил: - Не бойся, я себя в клюве держать умею, не обожгу... Ну, почти, - неопределенно добавил он.
  
    Александр нервно сглотнул комок в горле и медленно подошел к птице. Жар, действительно, спал, позволяя подойти вплотную к фениксу. Тот приблизил свою голову к татуировке и "подул" на нее: от его клюва к человеку потянулась огненная дымка. Ученик чуть не дернулся, когда эта дымка коснулась его груди. Он почувствовал, как его вновь обжигает в районе татуировки. Если бы его не обожгло несколькими минутами раньше, Александр отскочил бы сейчас с криком. Но после первого ожога его чувствительность к боли сильно снизилась, поэтому ученик решил потерпеть. Он не видел ничего вредного в том, что сейчас делал с ним феникс.
  
    Постепенно, помимо обжигающей боли, появились и другие эффекты от странного воздействия феникса. Пространство вокруг стало окрашиваться яркими объемными линиями разных цветов. Некоторые линии объединялись в фигуры, а другие начинались у одной стенки и уходили в другую по одной им известной траектории. В некоторых местах был виден разноцветный дымок. Преобладали вокруг красные цвета.
  
    Со временем все линии стали разгораться все ярче и ярче, от чего юный маг зажмурился, но это ему не помогло. Внутренним зрением он продолжал видеть ту же картину.
  
    - Настолько ярко? - послышался голос феникса. Александр и не заметил, как исчезло обжигающее воздействие на него.
  
    - Да, - сказал ученик и подтвердил ответ кивком.
  
    - Так уменьши ее, эта твоя новая способность и ты ей вполне можешь управлять.
  
    - А что это? - спросил юный маг. Все линии действительно поблекли, стоило ему только захотеть.
  
    - Замолчи и внимай мне, смертный, - не терпящим возражений тоном сказал феникс. Его голос опять приобрел силу. - Я, один из древних фениксов, дарую тебе и твоему будущему клану способность видеть магические проявления подобно волшебным существам, которым эта способность присуща от рождения. Да будет так, пока я остаюсь в своей памяти.
  
    После этих слов Александр понял, что напоминало ему увиденное только что - подобную картину он видел под действием заклинания магического зрения. Заклинание было тяжелым и показывало не все, но было полезным при разработке заклинаний.
  
    - Я теперь всегда буду видеть все это? - обвел он вокруг себя рукой.
  
    - Не всегда, а лишь до тех пор, пока я буду помнить об обещанном тебе. Но если я перерожусь, и этот мир будет в этот миг так же закрыт, моя новая реинкарнация будет совершенно новым фениксом. Поэтому если ты хочешь, чтобы эта способность оставалась с тобой и дальше, тебе придется постараться решить эту проблему: найти дорогу из этого мира.
  
    - Да я и так бы этот путь искал. Я, ведь, тоже из другого мира. - Александр задумался, прежде чем продолжить. - Тут тоже ничего, но надо хоть родителям передать весточку о том, что со мной все в порядке.
  
    Феникс опять засмеялся.
  
    - Пожалуй, и от богов есть толк. И в чувстве юмора им не откажешь. - Помрачнев, он добавил - особенно если учесть, что мне недолго осталось.
  
    - Сколько у меня времени? - уловил суть юный маг.
  
    - Максимум лет тридцать. А если реально: не больше десяти... Но я могу не протянуть и года... Тут от многого зависит. Так что советую поспешить. Старайся уложиться в пять или шесть лет...
  
    - А как найти способ перемещаться между мирами? Ты искал? - спросил напрямик Александр.
  
    - Конечно, искал, - уверенно ответил феникс, - все три тысячи лет. Обычные способы перемещения не работают, так что их можешь отбросить. По крайней мере, до тех пор, пока этот мир закрыт. Ищи либо способ его покинуть, или способ снять блокировку.
  
    - Э... ты три тысячи лет искал способ?.. А я за пять лет?... - ошарашено произнес ученик.
  
    - Ничего страшного, - отмахнулся феникс. - Тебе это нужно не меньше чем мне. И ты бы видел себя со стороны. Как сказали в одном мире: "ты увешен как игрушка елками"... или как "елка игрушками"? - с сомнением сказал он. - Пусть будет как "елка игрушками", или, если точнее, всевозможными способностями и наложенными заклинаниями. Даже печать одного бога есть. Назначение некоторых заклинаний я и угадать не могу. Потенциал впечатляющий. Только не задирай нос, как вы, люди, обычно это делаете. Маг из тебя не ахти, даже до среднего для людей уровня не достаёшь, если умением мерить. Способности нужно ещё развить.
  
    "Ещё и этот поучает", про себя вздохнул юный маг и попытался перевести разговор на другую тему:
  
    - Так где все-таки искать? А то получается: "пойди туда - не знаю куда, найди то - не знаю что". Слава богу, что именно искать знаю, но где?
  
    - Если бы я знал - сам нашёл, - резонно ответил феникс. - Попробуй поискать в Сарассе. Там, говорят, маги имеют знания о магии и мироустройстве, полученные от самого бога Медора. Я, в свое время, так и не смог до оригиналов добраться, а то, что распространяется свободно - неполная версия. Может в тех записях что и будет. И, учти, ты - мой последний шанс. Думал мне больше шанса найти выход не представиться, но раз ты сам пришел, то тебе и карты в руки. Можешь идти, если я хочу протянуть подольше, мне надо экономить силы.
  
    С этими словами феникс поудобнее устроился на полу и даже уменьшился в размере. На посетителей никакого внимания он больше не обращал.
  
    Александр вздохнул - все то его посылают, а сами с места ни ногой. Он оглянулся на учителя, тот стоял на прежнем месте со скучающим видом.
  
    - Может объяснишь, что тут происходит? - задал вопрос Харас, когда увидел, что ученик обратил на него внимание. Александр задумался, осмысливая произошедшее, и выдал краткую версию:
  
    - Этот феникс, - кивнул он на уменьшившуюся огненную птицу, - так же как и я застрял в этом мире. Феникс попросил меня помочь выбраться из этого мира - он уже отчаялся самостоятельно решить эту проблему. А ему недолго осталось жить.
  
    - Печальная история, - ничуть не впечатлившись ответил старый шаман. Он родился в мире, где чудеса и волшебство являются обыденностью, и его сложно было впечатлить очередным волшебным существом, тем более умирающим. - Нас что-нибудь здесь еще задерживает?
  
    - Нет, - коротко ответил ученик, одеваясь.
  
    Нигде больше не останавливаясь, путники пошли дальше. Через час они оказались у узкого пролома, за которым начиналось открытое пространство гор. Сверившись с картой, орк с учеником направились к своей пещере.
  
    Остальная часть пути до пещеры ничем примечательным не выделилась по сравнению с бурными событиями последних дней. У Александра появилось достаточно свободного времени, чтобы исследовать свои новые способности. То, что он видел с помощью магического зрения, практически ничем не напоминало изображение, показываемое соответствующим заклинанием.
  
    Различия начинались с наличия цветов. Харас по ходу дела просветил своего ученика о том, что цвета появляются в том случае, если у мага есть предрасположенность к мане определенного происхождения. Такую ману маг мог использовать намного эффективнее, чем любую другую. Подробнее старый шаман рассказать не смог, но и уже сказанного было вполне достаточно. У ученика остался только один неразрешенный вопрос по этому поводу: это у него улучшились способности в магическом зрении, или после воздействия феникса возросли именно способности в использовании маны? Юный маг не стал ломать голову слишком долго - этот вопрос был не столь важен.
  
    Проблем со значением цветов маны особых не было. Александр разгадал их загадку с помощью нескольких экспериментов. Всего цветов было четыре: зеленый, синий, коричневый и серый. Зеленым отображалась мана, источаемая окружающими растениями, синим - мана воды, коричневым - мана земли, а серым отображалось все остальное.
  
    Но цвета были отнюдь не главным отличием. Поразительнее всего было количество подробностей, которое позволяло видеть новое магическое зрение. Александр видел даже мелкую вязь символов на своей одежде, и мог вычленить из рисунка отдельные символы. Узор очень сильно напоминал ему о подобных узорах, виденных им на некоторых вещах у себя дома. Но задумываться о подобных вещах ученику не хотелось, он до сих пор не привык к мысли, что его новый дом - дорога с большими и малыми остановками у костров друзей. Александр даже замер, когда его посетила подобная мысль - ему не хотелось верить, что именно такая судьба уготована ему. Но больно уж она походила на правду.
  
    Харас видел, что ученик поглощен какими-то размышлениями, и старался ему не мешать. Хотя ему было чрезвычайно интересно узнать подробности произошедшего между Александром и фениксом. Но надо было, чтобы хоть один из них наблюдал за окрестностями, дабы не вляпаться еще в одно приключение. Старому шаману оставалось утешать себя тем, что ничего страшного с учеником не произошло, и он вполне может узнать подробности позже - по возвращению домой.
  
    
  
    - Не устал? - окликнул ученика Харас.
  
    Только после этих слов тот ненадолго остановился на одном месте и замер в расслабленной позе. Александр уже второй час без передышки тренировался со своим новым мечом. Что было немного странно: стоило мечу впервые оказаться у него в руках, он потерял над собой контроль. Хотя до этого ждал новое оружие без энтузиазма.
  
    По прибытии к пещере орк сразу начал приготовления к изготовлению нового оружия. Большая часть этой работы легла на их духа-слугу, который большую часть времени просто маялся от безделья из-за практически постоянного отсутствия хозяев.
  
    Пока слуга трудился, Харас добился-таки более подробного рассказа от ученика. Но ничего интересного для себя не узнал. Его даже ничуть не впечатлила новая способность Александра: "Без этого обходятся многие маги, но это им ни капли не мешает" - отмахнулся он от слов ученика. Правда, было еще смутное чувство беспокойства связанное с этой историей, но у орка не было времени это обдумывать - существовали проблемы и посерьезнее, о которых он знал абсолютно точно. И прежде чем о них станет известно Александру, нужно было успеть выковать ему новое оружие. В это занятие он и погрузился с головой, стараясь как можно больше вовлекать в процесс, чуть не испортив все своей назойливостью. Ученику под конец хотелось, лишь чтобы от него отстали. Он отошел только после того, как увидел конечный результат их трудов.
  
    Клинок был самой простой формы, которую только можно представить, рукоять полностью ему соответствовала, а магическим зрением можно было рассмотреть ничем не примечательный рисунок наложенных заклинаний. Но, тем не менее, Александр не спутал этот меч ни с каким другим лишь потому, что он был создан специально для него! Был, конечно, небольшой задел на вырост, но это практически не ощущалось - рукоять идеально ложилась в ладонь, меч не был ни чересчур тяжел, ни слишком легок, великолепный баланс делал его естественным продолжением руки. Ничуть не уступали мечу кинжал и весь комплект саи. Разве можно от такого оторваться?!
  
    Харас благодушно улыбался, следя за действиями Александра. Он затем и старался не показывать ничего из готовых вещей, дабы позже впечатление от увиденного было более сильное. Наконец ученик закончил играть со своими новыми "игрушками", вложил меч в ножны (носить его в пространственном кармане ему казалось кощунством), и подбежал к учителю.
  
    - Ну, теперь-то мне уж точно можно отправиться к Ане? - задал он неожиданный для орка вопрос. Тот поморщился, как будто съел что-то кислое, и утвердительно кивнул.
  
    - Можно, можно... больше я тебя не задерживаю. Прямо сейчас пойдешь?
  
    - Да, - ответил ученик уже на бегу.
  
    "Перестарался я все же с попытками его задержать", недовольно подумал старый шаман. Постоял немного, глядя вслед убегающему Александру, и развернулся к пещере - у него еще оставались незаконченные дела, и времени, чтобы их закончить, оставалось всего-ничего.
  
    Александр летел вперед как на крыльях - у него было отличное настроение, и ничто не могло его испортить. Поначалу он не понимал, зачем Харас настоял на его постоянном участии в изготовлении нового оружия - все необходимые ритуалы можно было провести и отдельно - но при виде результата все обиды были скопом прощены, оружие немедленно опробовано и ученик был, наконец, свободен. Впереди была встреча с дриадой...
  
    Когда до дерева дриады оставалось совсем немного, Александр сбавил темп. Показываться перед Аней запыхавшимся почему-то не хотелось, да и успокоится надо было хоть немного. Казалось, от распиравшей его радости, юный маг сейчас лопнет. С лица ученика не сходила широкая счастливая улыбка. Но стоило обойти последнее дерево, преграждающее ему путь к цели, и улыбка померкла.
  
    Перед ним оказалось высохшее дерево, от того могучего исполина, что укоренился в памяти Александра, остался один полый остов с немногочисленными, еле держащимися, ветками. Ученик медленно подходил ближе, с ужасом думая о том, что все это означает. Прямо в его голове появилась музыка, всколыхнувшая какие-то давние воспоминания. По мере того как он приближался, эта музыка набирала силу. А если прислушаться, то можно было разобрать слова.
  
    Тебе бьется в окно туман?
  
    Прости, милый, моя вина.
  
    Я хотела, чтоб он прошел
  
    Сквозь невидимый дым стекла,
  
    С болью в сердце Александр узнал в нем голос дриады. "Но где же она сама?", бился о стену непонимания вопрос. Он медленно обходил дерево вокруг, в надежде увидеть Аню целой и невредимой. Или хотя бы живой!
  
    Чтобы утром тебя поднял
  
    Запах чуда и вкус воды,
  
    Чтобы горя цветок увял,
  
    Унося груз лихой беды.
  
    Но ее не было. И он никак не мог себя убедить, что с ней все в порядке, не смотря на состояние дерева.
  
    - Аня, ты здесь? - непослушными губами произнес он первые слова. Ответа не было... - Но почему?!! - в отчаянии крикнул он в пустоту. Ответом ему была только песня.
  
    Не хотела прервать твой сон.
  
    Поверь, милый, не буду лгать.
  
    Шепот, шелест у древних крон,
  
    Говорил мне тебя искать.
  
    Чтобы месяц судьбу пропел,
  
    Попросила моя душа.
  
    Слова ночи - не мой удел,
  
    Но я пела, едва дыша.
  
    В знак прощания со своей любимой Александр осторожно прикоснулся к единственной, казавшейся не тронутой тлением, ветке. В тот же миг он испытал те же чувства, что и при породнении с луком - дерево через его руку в его душу пускало корни, причиняя этим невероятную боль. Но Александр даже не подумал отнять руку. Он был рад этой боли. Он был благодарен этой боли. Она была лишь отголоском той боли, что он испытывал от потери любимой, и она глушила последнюю, не давала ей разрастись. Хотя ощущения были и там и там одинаковыми - боль разрывала ему душу.
  
    И прости, что холодный снег
  
    Вдруг окружит небес черту -
  
    Облаков небывалых брег
  
    Отдала я тебе в мечту.
  
    Прости, может, меня поймешь,
  
    Что жалею мою звезду,
  
    И, укрывши на сердце нож,
  
    Сразу с ним же и подарю.
  
    Как только боль прошла, ветка, за которую держался юный маг, отвалилась от дерева и то медленно, но неуклонно, начало разрушаться на глазах. Александр не смог сдержать слез, наблюдая за этим.
  
    Засыпай, возвратись ко снам.
  
    Обещаю их сохранить,
  
    Чтобы утром седой туман
  
    Твои окна мог находить...
  
    Вместе с разрушением останков дерева прекратилась и песня. Теперь ученика ничто не держало на этом месте. Он огляделся, и обнаружил себя на крохотной полянке покрытой пеплом - пеплом его надежд на счастье, обретенное вместе с дриадой.
  
    Александр поднялся на ноги, изображая решительность, которой на самом деле не испытал и двинулся в обратный путь. Его посетили мрачные подозрения, что Харас прекрасно знал, чем все это закончится и молчал. Только сейчас ученик начал вспоминать то один, то другой случай недоговорок, и неловких ситуаций вызванных разговорами о дриаде. Тогда он не обращал на них внимания, потому как считал их проявлением естественной зависти. "Естественной зависти", передразнил сам себя Александр. То была не зависть, но жалость!
  
    Бежать с той же скоростью обратно у него не было ни сил, ни желания, поэтому он медленно брел по привычной, до боли знакомой, дороге. Ученика одолевали невеселые мысли, что отнюдь не ускоряло темп ходьбы.
  
    
  
    "Запас еды на дорогу приготовил. Воды, на всякий случай, тоже припас. Все свое оружие собрал. Все мои вещи еще с похода за рудой в котомке упакованные лежат. Надо еще защиту пещеры настроить, и решить, наконец, стоит ли пытаться самому выбраться с этого острова, или только Александра проводить?". Мысли старого шамана прервались, когда он увидел медленно бредущего к нему ученика. Тот шел с опущенной головой, а в правой руке тащил за собой какую-то палку.
  
    На лицо старика невольно наползла радостная улыбка. Нет, он, конечно, понимал, что в данной ситуации ничего веселого не было, но не мог не радоваться тому, что ученик вернулся целым и невредимым, не натворив глупостей сгоряча. Это было хорошим признаком. А печаль пройдет, ей еще никому не удавалось придаваться вечно.
  
    - Ты знал, да? Знал? - со слезами обиды на лице спросил Александр, как только подошел к орку.
  
    - Не стоит так раскисать, - не смог сдержать неодобрения учитель. Но потом пересилил себя и более миролюбивым тоном продолжил: - Знал, конечно. Только мое знание ничего не могло уже изменить. Молчи... - орк поднял в успокаивающем жесте руку. - Я тебя не просветил по этому вопросу раньше, так просвещу теперь. Понимаешь, - неловко начал Харас, - я совсем не специально не рассказывал тебе этого, просто мне и в голову не могло прийти, что с тобой такое могло случиться. Кхм...
  
    Помнишь, я тебе рассказывал о душе, богах и астрале? Я тогда не упомянул, что боги тоже "умирают". Первый, обычный способ - это когда бог теряет всех верующих. В этом случае смерть можно назвать естественной. Есть еще, наверное, способы убить бога с помощью оружия, но я не отношусь к тем смертным, которые знают подобные способы. Но есть еще вариант, чрезвычайно редкий, когда бог прекращает свою жизнь добровольно. Тогда, чтобы его душа получила новую реинкарнацию, ему приходится прибегать к некоторым ухищрениям. В одном из таких ухищрений тебе и пришлось поучаствовать.
  
    Когда я служил наемником у людей, один сержант рассказал у костра байку очень похожую на твою историю. Точно я уже не помню, но смысл сводился к тому, что одна богиня захотела испытать на себе настоящую любовь, как ее ощущают обычные люди. Боги, ведь, умеют читать в душах и видят смертных насквозь. Поэтому они хоть и видят насколько счастливыми бывают влюбленные, но не понимают, как можно быть настолько слепыми в отношении всего, что касается того кого любишь, - при этих словах на губах старого шамана появилась грустная усмешка. - И богиня, понимая, что испытать любовь на себе она не сможет до тех пор, пока не станет обычной девушкой, решилась отказаться от своей божественной силы. Прежде чем создать тело, которое послужит для нее сосудом, она выбрала себе мужчину и постаралась сделать себя как можно более привлекательной для него, чтобы не было осечек. Однако, создав идеальное по красоте тело, она засомневалась, что этого хватит для долгой счастливой жизни вдвоем с любимым. Стараясь избежать возможных проблем, она наделила свое будущее тело неподконтрольными ему способностями. Эти способности гарантировали, что выбранный ей мужчина безоглядно влюбится в нее, и будут помогать избегать влюбленным всех бед и невзгод, могущих помешать их счастливому совместному существованию. После того, как богиня воплотилась в новом теле, все шло именно так, как она и планировала. Но когда она составляла планы, она обладала всеми возможными ресурсами своего положения. Перебравшись же в тело смертной, она больше не получала жизненной силы от верующих, а неконтролируемые способности тем временем с чудовищной скоростью расходовали запасы ее жизненных сил, и, так случилось, что и жизненных сил ее любимого тоже. Да, они были счастливы вместе, и вместе с катастрофической скоростью неслись к смерти и умерли одновременно в одно мгновение.
  
    Это всего лишь байка, но как ты сам выражаешься: "сказка ложь, да в ней намек". Так что поверь, если бы ты остался с ней, ты бы с ней и умер. И не смотря на такую стремительную смерть, некоторые все равно мечтают встретить дриаду. А все потому, что один романтик маг выдвинул теорию, что люди разделены на мужчин и женщин неспроста. Как известно основа души имеет свою уникальную "форму", и он предположил, что у каждой души человека есть своя половинка, объединившись с которой они смогут образовать одно целое. И чем больше совпадений получится в "форме" их душ у мужчины с женщиной, тем лучше им будет вместе, но всем хочется именно идеал. Дриада становится именно идеалом, для выбранного мужчины... Сам понимаешь, от такого трудно отказаться, даже если знаешь о цене. Главное не расставаться надолго с любимой, потому как она этого не переживет. Но и не забывать, что, если пробудешь с ней достаточно долго, погибнешь вместе с ней.
  
    - Так почему же ты мне сразу обо всем не рассказал? Почему ты меня не предупредил?! - наконец прервал словоизлияния учителя Александр. Харас посерьезнел, и ответил вопросом на вопрос:
  
    - А ты бы остался с ней?
  
    Ученик встрепенулся, собираясь гордо бросить в лицо орку ответ. Однако замер - он был уверен, что знает ответ, но стоило задуматься и ответа не находилось.
  
    Харас заметил с какой яростью Александр собирался ответить на его вопрос, но тут же сник и в замешательстве отвел взгляд. А потом и вовсе бросился прочь в сторону берега моря, где он всегда мог побыть наедине с бушующей стихией и успокоится. Хотя старый шаман сомневался, что ученика сейчас что-либо сможет успокоить. В наступившей тишине орк отчетливо расслышал свой собственный глубокий вздох. Он был даже немного рад тому, что ему так и не пришлось объяснять причину, по которой он решил не рассказывать ничего ученику о грозившем ему, нелегком будущем.
  
    - Ты слишком юн и неопытен. И, если бы я рассказал тебе все, ты все это время терзался чувством вины из-за того, что не можешь ничего изменить. Не было бы того глотка счастья, перед бездной отчаяния, в которую ты сейчас рискуешь упасть. Счастливым может быть лишь тот, кто верит, что он счастлив и не обращает внимания на все остальные "мелочи". В конце концов, чтобы сказка стала явью, необходимо в нее верить, и чем сильнее веришь - тем лучше. А сильнее и искренней чем твою по-детски наивную веру не возможно себе представить... Я не вправе был отнимать у тебя эту сказку...- Харас оборвал себя. Сколько бы он не успокаивал сам себя, меньше беспокоиться об ученике он не станет. Его самого понемногу терзало чувство вины. Орк прекрасно понимал, что мало что мог изменить в сложившейся ситуации, но ведь он практически и не пытался - а плыл, как всегда, по течению. И все бы ничего, если бы дело касалось его одного, но теперь-то на нем лежала ответственность и за ученика. Эх...
  
    Чтобы спрятаться от своего внутреннего голоса, старый шаман постарался опять погрузиться в дела, которые, как хотелось ему верить, были слишком важны, чтобы отвлекаться еще на какие-то тревожные мысли. Такой раздрай на душе сильно не нравился простому рубаке, которым по сути был Харас. "Так можно и приближающегося врага просмотреть", строго выговорил себе, как несмышленышу, старый орк. Сильно это не помогло, но немного полегчало, и он принялся за "неотложные дела". Нужно было еще, как минимум, позаботиться о вещах ученика, чтобы ему не пришлось долго тут задерживаться. Не стоит бередить свежую рану...
  
    
  
    Александр бежал вперед, без оглядки, стараясь не думать ни о чем. Ему казалось, что проще упасть в разверзнувшуюся бездну, чем найти ответ на вопрос учителя. Он боялся этого ответа, подсознательно понимая, что каким бы он ни был - знание его, облегчения не принесет, но может сделать еще хуже. И он бежал, бежал от учителя, бежал от себя, бежал от своих мыслей. Александр не знал, что будет, когда он остановится. Он не хотел думать даже об этом.
  
    Так ученик и бежал, пока его не остановило одно, до боли знакомое чувство - он ощущал ауру благодушности от растений, которая возникает когда в окрестностях в течении достаточно долгого времени находится эльф или группа эльфов. Так растения реагировали и на него, но он сюда только что прибежал. А это значит... Она жива!!! Эта мысль согревала душу Александру целых десять секунд, пока до него не дошла вся абсурдность этой идеи. И он споткнулся на ровном месте второй раз за неполную минуту.
  
    "Тогда кто же это тогда?", задал он сам себе мысленно вопрос и огляделся. Местность была знакомая, до берега оставалось не больше ста метров, и было отчетливо слышно как бьются волны о редкие в этой части острова прибрежные скалы. Вопрос о причине подобного состояния растений не долго оставался без ответа. Освободившись от душащего чувства отчаяния, юный маг, наконец, заметил, что одна из его новых татуировок показывает близкое присутствие нескольких морлоков.
  
    "На природников растения реагируют точно так же как и на эльфов. Как же я мог это забыть?!", посетовал сам себе Александр и поспешил на всякий случай укрыться. Хотя все морлоки находились сейчас в районе берега, рисковать не следовало. Мало ли что он мог проморгать, когда бежал как слон, ослепленный своим горем.
  
    Пользуясь всеми своими навыками скрытности в лесу, он осторожно стал продвигаться к берегу. Достигнув края прибрежных зарослей, он убедился в обоснованности своих опасений. Морлоков было не много, но они были не единственными присутствующими природниками - к ним прилагалось не менее тысячи сатиров. И это только по первым прикидкам.
  
    В поле зрения юного мага попало семь морских судов. Правда, морскими их делали только размеры. По виду они больше напоминали баржи ходившие дома по Волге. При увеличении пропорций борта поднимались достаточно высоко, чтобы защититься от мощных морских волн. Для тех же целей, по-видимому, служили и наложенные на борта заклинания.
  
    Сейчас с барж сгружали груз и складывали его прямо на берегу. Основная разгрузка велась через нос корабля, загнанный на песок пляжа. А часть принимали те самые морлоки, забираясь в воду и принимая груз через борт. Такой способ был более продуктивным, так как с задранного носа сложно спускать груз, а у низко сидящей в воде задней части корабля борт не высоко возвышался над уровнем моря. Но сатиры не являлись особыми любителями поплавать, поэтому водной разгрузкой занимались лишь морлоки, для которых вода являлась вторым домом.
  
    Понять, что же привезли сюда сатиры, не представлялось возможным. Так как все было тщательно упаковано. Александру удалось понять только то, что все доставленные вещи основательно зачарованы включая материал упаковки. Тут показало себя во всей красе его новое магическое зрение. Без него он ни за что не рассмотрел и десятой доли, что видел сейчас. "Понимать бы еще значение всех этих наложенных чар", с досадой подумал ученик.
  
    Так и не разобравшись с загадочным грузом, который, исходя из рассказов учителя, не мог быть ничем хорошим, перевел свое внимание на сатиров. Одна их группа как раз приближалась к месту, где он прятался. Если бы сатиры не были известны своей "глухотой" к растениям, или среди прибывших был хоть один кобольд Александр постарался бы побыстрее отсюда убраться, но сейчас он чувствовал себя в полной безопасности, замаскировавшись как только мог, и спокойно разглядывал приближающихся сатиров.
  
    Те чувствовали себя на берегу в полной безопасности. Об этом говори полное отсутствие патрулей вокруг места высадки. "Или я их просто просмотрел? Нет, не может быть. Тогда меня бы уже как минимум искали, и все тут были настороже. Но ни какой осторожностью тут и не пахнет. Видимо, у этого берега стойкая репутация места, куда не ступала нога человека". Подобные мысли позабавили юного мага. Одним своим существованием он полностью перечеркивал подобные представления.
  
    Приближающаяся группа выделялась среди всех, находящихся на берегу, своим полным пренебрежением к возможным опасностям, которые могут исходить из прибрежных зарослей, ни один из них не бросил ни одного взгляда в сторону деревьев. Подобная небрежность объяснялась тем, что все внимание сатиров было обращено на одного из них, который слушал окружающих, прикрыв глаза, и медленно шагал вперед. Александр пригляделся к нему и не нашел существенных отличий от тех сатиров, которых он видел на памятном Испытании. У него были все те же ноги оканчивающиеся копытами, голени покрытые мехом; чуть ниже колена начинались штаны из непонятного и невероятно эластичного материала. Штаны были увенчаны массивным поясом, с такой же массивной бляхой, материал которой очень сильно был похож на камень. Ничем не прикрытый торс бугрился мускулами. Правда, их структура ничем не напоминало человеческую, кроме некоторого подобия симметричности, что указывало на сильные различия в анатомии. Вокруг левой руки было обвита черная полоса выглядывающая рукояткой у кисти. Наверняка, это было главное оружие сатиров-волохов - кнут. Причем происхождение этого кнута было родственным с луками эльфов и доспехами кобольдов. Эти кнуты обладали собственным разумом, и под управлением хозяина могли удлиняться до невероятных размеров, позволяя достать врагов на значительном для подобного оружия расстоянии. А учитывая то, что по пробивной силе они превосходили все известное учителю оружие - они являлись самым страшным оружием ближнего боя в этом мире. Орки благодарили богов, что подобным оружием могли обладать лишь волохи сатиров.
  
    Наконец, группа подошла достаточно близко, чтобы Александр мог расслышать слова их разговора, благо они говорили не в пример разборчивей кобольдов или морлоков. Это могло объясняться тем, что орки использовали в качестве учителей именно сатиров.
  
    - ...О Величайший из волохов нашего народа, вы совершенно правы. Но, к сожалению, час назад я уже послал несколько отрядов вглубь острова на разведку, и боюсь не смогу с ними связаться, чтобы предупредить. Эти треклятые деревья не способствуют нашей связи, они способны лишь источать этот противный запах, как будто мы какие-то там эльфы.
  
    - Никчемный, - резко как кнутом, ударил голосом сатир, возглавляющий группу. Хотя, почему как? Спустя лишь долю мгновения за словом последовал и кнут, незаметно размотавшийся и вскочивший в руку своему хозяину. Удар был страшен, он развалил жертву на несколько кусков сразу, рассыпавшихся по песку и активно пропитывающих его еще теплой кровью.
  
    Александр чуть не присвистнул, когда посчитал количество хвостов на кнуте. Их было четыре! Целых четыре хвоста!!! Надо заметить, что у наиболее сильных волохов сатиров кнут мог иметь больше одного хвоста. Но четыре хвоста говорили, что умерший сатир не слишком преувеличивал возможности волоха, называя его "величайшим".
  
    - Гарпии мне доложили, что где то здесь живет несколько врагов, способных справиться с небольшим отрядом. И я не желаю, чтобы они смогли оповестить островитян о нашем прибытии. Соберите десять сильных поисковых групп. Мы немедленно выдвигаемся вслед за разведчиками. Я сам возглавлю одну из них. За одно и разомнусь после долгой дороги. - При этих словах его козлиная морда приобрела такой хищный оскал, которому позавидовали многие хищники.
  
    До ученика не сразу дошел смысл слов, сказанных сатиром. Он все еще находился под впечатлением от расправы волоха над своим подчиненным. Но когда все же дошел, Александр чуть не рванул с места к пещере. Слава богу, осторожность взяла свое и не позволила совершить такой необдуманный поступок. Пришлось подождать пока сатиры отойдут подальше, и лишь затем осторожно спуститься на землю и поспешно направиться к пещере. В конце концов, у юного мага есть преимущество - он точно знает, где находится логово этих "врагов". Он должен успеть раньше разведчиков и поисковых отрядов. Обязан!
  
    
  
Глава 15. Развязка
  
  
    После того как Александр решил, что вышел за пределы возможных патрулей сатиров, он припустил со всех ног. Ему предстояла нелегкая задача - опередить разведчиков, которые имели фору в целый час. Как ни странно, он не испытывал усталости, даже когда подбегал к своей цели, а ведь он без отдыха бегал туда сюда уже почти сутки и причем в ускоренном режиме. "На нервах, видимо, можно и не такое вытворять. Главное не загнать себя такими темпами". Но у ученика не было времени удивляться своим невероятным достижениям. Его всегда не хватает, когда вляпываешься в неприятности. И на этот раз они с учителем вляпались в эти самые неприятности по полной программе.
  
    Выбежав на финишную прямую, юный маг увидел пустой зев пещеры и никого вокруг. Это его обрадовало - значит он не опоздал, и они с учителем успеют удрать от очередного врага, против которого у них нет ни единого шанса. Александр даже перешел на шаг перед входом в пещеру, и только это его и спасло.
  
    Из темноты пещеры неожиданно вылетела секира Хараса и, не долетев считанные миллиметры до головы ученика, врезалась в стену. А вслед за оружием на ошеломленного таким поворотом событий Александра надвигался и его хозяин. Правда, орк двигался как-то неестественно с застывшим в гримасе страдания лицом.
  
    Когда его взгляд наткнулся на ученика, в нем промелькнула радость узнавания, но стоило взгляду скользнуть чуть в сторону и оценить близость секиры от Александра, и в глазах появился страх.
  
    Ничего не понимающий Александр, решил сделать исключение для этого случая и воспользоваться своей способностью читать чувства. Он успел уловить краешек того страха, что отражался до сих пор на лице учителя. Но очень скоро этот страх сменился пониманием и перешел в уверенность. Подобная смена чувств озадачила юного мага еще больше.
  
    - Похоже, ученик, я понял в чем заключается особенность Испытания для будущих вождей... - эти слова были приправлены порцией жалости направленной на Александра, однако, тут же сменившейся доброжелательностью. - Удачи тебе! Не зря же я о ней позаботился. В некотором смысле я буду всегда с тобой, - грустно улыбнулся орк. Но и это чувство не продержалось долго, сменившись решимостью. - На меня только что напал василиск... Сильный, гаденыш! Именно в него я и целился секирой... Я думал, что я уже обречен, и он сожрет мою душу... Я... не хочу отправляться в Бездну, малыш... ты знаешь что делать...
  
    "Малыш" резанул слух ученика, он не любил когда учитель его так называл. Правда, без этого обращения Александр, наверное, так и не сдвинулся бы с места. Он действительно знал лишь один способ выполнить просьбу орка. Если василиску дать время, он поглотит всю душу жертвы кроме основы, а ту изуродует так сильно, что пойти на перерождение она не сможет. И тогда ей будет прямой путь в Бездну. У Александра было появились сомнения, но в Харасе чувствовалась уверенность и надежда. Ученик горько усмехнулся, поняв, на что надеется его учитель. Рука механически вытянула из ножен меч и нанесла удар по подставленной шее учителя. Из глаз брызнули слезы - все произошедшее было не справедливо. Харас не должен был умирать так. Но мнения Александра сейчас никто не спрашивал.
  
    Он стянул привычным жестом с себя рубаху и достал необходимые инструменты для нанесения татуировки. Тот, кто попадал в лапы к василиску, обычно был обречен. Даже нанесение смертельных ран их телу, не могло спасти душу, а лишь отрезало пути отступления для василиска, который на несколько минут оказывался запертым в своем теле, одновременно лишая его основного оружия - способности наносить урон душе прямо на астральном уровне. Это давало шанс его убить.
  
    Александр споро делал себе татуировку орка, заключая в нее дух своего собственного учителя. Эта участь была лучше чем Бездна. Так хоть оставалась возможность переродиться в будущем.
  
    Наконец с шипением татуировка закрепилась на плече у юного мага. Дело сделано - жертва вытащена прямо из пасти чудовища. Теперь предстояло задача посложнее, чем убийство не сопротивляющегося учителя.
  
    Василиск, лишенный своего самого мощного оружия, все еще оставался опасным противником. Он все же был магическим существом, поэтому с легкостью отражал магические атаки и, как следствие, отклонял стрелы и метательное оружие. Для атаки василиск использовал свое астральное оружие, а лишившись его, полагался на свою магию, мощный хвост, массивные челюсти и яд.
  
    Александр не стал тратить время на то чтобы одеться. Шустро закинул иглу, мешочек с порошком и табличку с заклинанием огня - они ему скоро понадобятся опять. Но двинуться с места не спешил. Его подсознание подсказывало ему быть осторожнее. Воспользовавшись своим магическим зрением, он разобрался в причинах - буквально перед его носом в пещере извивался серый щуп. Юный маг не знал, что он тут делает, но попадать под него почему-то не хотелось.
  
    Чтобы не тратить время зря, пришлось ускориться и, соблюдая осторожность, двигаться вдоль этого щупа, который наверняка создал василиск. Следовательно, второй конец должен быть у него. Александр хищно улыбнулся: "он сам показывает мне дорогу".
  
    Щуп дергался еще несколько секунд в поисках жертвы, но, так и не найдя ее, стал втягиваться в ответвление пещеры, в котором жил учитель. Ученик поспешил вслед за ним, вмиг его обогнав, и стремительно приближаясь к скрытой темнотой арке входа в ответвление пещеры. Преимущество в скорости помогло избежать касаний щупа по пути к цели.
  
    Перед тем как забежать в арку входа Александр остановился в нерешительности. Ему было неизвестно где в этот момент располагался василиск, и нарваться неожиданно на его атаку не хотелось. Набравшись смелости, он выскочил из-за угла арки и столкнулся нос к носу с василиском. Тот был всего лишь в метре от него.
  
    Юный маг, в большей степени готовый к такому развитию событий, среагировал первым, запустив в сторону чудовища ледяную стрелу. Затем, на чистой интуиции, мгновенно разогнался по стене в сторону василиска. Краем сознания он заметил, как его стрела разлетается мелкими осколками, разрушенная кучей мелких астральных змеек, моментально сотворенных магией василиска. И одновременно с этим, в том месте, где за миг до этого находился Александр, взорвался огненный шар. Огонь распространялся только в сторону от василиска, поэтому никак не повредил ученику, который уже находился сбоку от противника.
  
    Не видя смысла бежать по стене дальше, Александр кульбитом спикировал сверху на василиска, на лету выхватив меч. На эту атаку ученика василиск среагировать не смог. Ему удалось нанести несколько колющих ударов в загривок чудовищу, прежде чем оно резким движением скинуло с себя врага.
  
    Нанесенные раны оказались бы смертельными для любого живого существа, но василиска сложно было отнести к обычным существам, а данный представитель был на редкость крупным и не собирался так легко смиряться со своей смертью.
  
    Александр упал на спину и тут же кувыркнулся в сторону, избежав мощного удара огромным хвостом, соразмерным чудовищу. Вскочить на ноги ему не удалось. При попытке сделать это, его снесло вглубь пещеры боковым ударом хвоста. Сначала он пролетел пять метров по воздуху, а затем еще столько же прокувыркался по полу пещеры. Александр даже удивился, как он умудрился не выпустить оружие из рук.
  
    Голова кружилась, и сконцентрировать взгляд было сложно. Магическое зрение было тоже размытым. Это помешало определить то, чем собрался его атаковать василиск. То, что заклинание сформировалось отнюдь не мгновенно, говорило о его сложности. "Пакость какая", пронеслось в голове у юного мага. На такой случай в рукоять его меча учитель встроил табличку, с самым универсальным и сильным щитом, который он встречал в своих странствиях. Табличку сверху прикрывал небольшой рубин, и когда щит активировался, на конце рукояти загорался красный огонек.
  
    Одновременно с огоньком вокруг Александра образовалась непроницаемая сфера щита. Универсальный щит отличался от остальных тем, что не пропускал сквозь себя ничего, ни с материального плана, ни с астрального. Его главным минусом была неизвестность - опасность прошла, или все еще сохраняется? Ученик выждал три секунды, сидя в темноте, освещенной лишь одним небольшим огоньком, и убрал щит. Оставаясь в защите в схватке не победить, а его время поджимает. Он устремился к стене, стремясь повторить удачный маневр. Только на этот раз маневр ему не удался: василиск повторил атаку огнем, и на этот раз Александр не успел добежать до противника - в поток огня не попал, но ожег получил и сбился с шага. По нелепой случайности, именно это и спасло ему жизнь - туда где он должен был находиться, василиск выстрелил своим языком с шипом на конце, а ученик, оступившись, пролетел чуть ниже и упал прямо перед носом у чудовища.
  
    Тут все зависело от быстроты, кто быстрее - тот и победил. Расторопнее оказался человек. Он без замаха перерубил у основания язык намертво зажатым в руке мечом. Вторым движением Александр вонзил меч прямо в глотку василиску и провернул его там. Чудовище могло бы прожить еще немного, чтобы забрать с собой в Бездну и убийцу, но магия клинка добила василиска раньше, чем тот успел дернуться.
  
    Юный маг поднялся на ноги, постепенно приходя в себя. Делать себе татуировку василиска не хотелось. Подобная практичность показалось мерзкой в этой ситуации. Вот так запросто воспользоваться смертью учителя ради появления лишнего рисунка на теле. Может в память о нем отказаться от татуировки? Он заколебался, обдумывая эту мысль, но в конце-концов практичность перевесила - случайно наткнуться на еще одного василиска не хотелось. Испытывая презрение к самому себе, Александр достал необходимые инструменты и принялся за работу. Чтобы немного расслабится, пришлось выйти из режима ускорения. Сразу в сознание ворвалось множество звуков окружающего мира, не доступных при ускорении.
  
    Тихое шипение порошка, возвещающее о завершении ритуала, не вызвало никаких чувств. Неожиданно от входа в пещеру послышались шаги. Шли двое. Разговор велся на языке природников, поэтому гадать кто пришел не было нужды: сатиры!
  
    - Повелитель, это было гениально. Убрать с дороги человека патрули и дать ему подслушать разговор. И вот, он сам привел нас к своему логову. Без вашего совета, нам пришлось повозиться гораздо дольше. А заметив логово, послать в него василиска. Да... воистину, все гениальное - просто.
  
    - Ты преувеличиваешь мои заслуги, - произнес знакомый надменный голос, - большую часть работы сделали гарпии, произведя разведку этой части острова. Они же подготовили все необходимое для нашей военной компании. Правда, гарпии не смогли найти и расправиться с этой парочкой. Я, если честно, ожидал от этих двоих большего. Но этот сосунок... он мне не противник. Тот орк, что валяется у входа, наверняка был главным, а человек слишком предсказуем... С таким врагом не интересно, он сам делает за тебя всю работу...
  
    Сатир говорил медленно и небрежно, и по мере разговора сатиры приближались к ответвлению, в котором затаился Александр рядом с трупом василиска. Он чуть не закричал в голос от огорчения, после слов сатира, сопровождающего сатира-волоха. Как он мог быть таким слепым?! Там, у берега, эта аура благожелательности от растений не могла образоваться мгновенно в том месте. И хоть немного обдумав ситуацию, он понял бы, что угодил в ловушку. А теперь? Он собственными руками убил учителя. Сначала привел к нему врагов, а потом убил. Последние слова волоха оказались последней каплей для Александра. Он поднял с пола пещеры свой меч и в ярости выскочил из-за угла.
  
    - Абсолютно предсказуем, - услышал он слова сатира. На лице того играла презрительная усмешка, а рука замахивалась кнутом.
  
    Александр успел ускориться, только растягивая свои последние мгновения, наблюдая за приближающимся кнутом. Он лихорадочно искал мыслью выход из этой ситуации. И как это часто бывает в критической ситуации, спасительная идея пришла из неожиданной стороны. "Слуга, отнеси кнут в хранилище", отдал он мысленный приказ.
  
    В то же мгновение, кнут вырвался из рук сатира и стремительно понесся вглубь пещеры, по направлению к ответвлению, в котором хранились запасы пищи. Ученик, у которого настроение сделало очередной прыжок от паники к ликованию, бросился в сторону сатиров. Те находились всего в трех метрах от него, и ошеломленные внезапным изменением ситуации, не имели никаких шансов.
  
    Александр видел, что волох собирается применить какое-то заклинание, поэтому в качестве первой цели наметил его. Меч с легкостью прошел через незащищенную шею сатира. Вторым оказался обычный солдат, облаченный в доспехи. Не прикрыто сейчас было только лицо, в него и был нанесен удар. Смерть наступила мгновенно.
  
    Краем сознания юный маг заметил, что сзади к нему извиваясь устремился кнут. Похоже, дух, из которого был сотворен слуга, оказался не достаточно сильным, чтобы совладать со столь грозным оружием. Пусть хозяин его умирал, сила из него никуда не ушла. Александр сымпровизировал, создавая вокруг кнута прочный футляр изо льда. Лед, пусть и укрепленный магически, не мог, конечно, замуровать кнут навсегда, но задержать мог без проблем. Оружие волоха не добралось до него совсем чуть-чуть.
  
    Внезапно, уже торжествующего в душе победу человека скрутила адская боль, из-за которой он, наконец, выпустил из рук оружие. То со звоном упало на пол пещеры. Александр огляделся вокруг, в поисках опасности, но его взгляд нашел лишь застывшую в удивлении морду сатира. "Волох! Ну, когда же я перестану убивать колдунов холодным оружием. Один меня так обязательно утащит за собой. А ведь две татуировки одного и того же существа делать нельзя", мысленно сетовал на себя юный маг, судорожно принимаясь за уже привычное сегодня дело.
  
    - Пусть я и предсказуем. Зато, как сказала одна мудрая птица - увешан как игрушка елками. И убить меня совсем не просто, - пересохшими губами шептал ученик.
  
    На этот раз делать татуировку оказалось невероятно сложно: игла то и дело пыталась выскочить из непослушных пальцев, а порошок он чуть не рассыпал на пол. Александр всем своим естеством ощущал, как из него вытягивают жизнь. Когда он закончил, то просто рухнул обессилено на пол. Так хотелось полежать, отдохнуть и поспать немного. Но к удивлению, эта апатия продлилась совсем недолго: весь мир вокруг окрасился в красные тона, а голова пошла кругом. "Неужто сатир до меня таки добрался?!", думал ученик, уже готовясь к смерти. Но она не наступала. Апатия ушла, сменившись решимостью. Оставалась одна усталость, продолжавшая настаивать на отдыхе.
  
    "Нельзя!", скомандовал себе Александр, поднимаясь на корточки. Его новая татуировка подсказывала ему, что пещера окружена. Надо было сейчас же вырываться. Взгляд юного мага наткнулся на котомку учителя, поверх которой лежал его собственный плащ. Котомка лежала ровно в том месте, где и в прошлый раз перед походом. "Харас собрал вещи?". Удивляться больше не было сил. Александр подошел к вещам, накинул на голое тело плащ - рубаха так и осталась у входа, рядом с телом учителя - котомку орка закинул за плечо и заплетающимися ногами направился к выходу.
  
    Прежде, чем он вышел на открытое пространство, в памяти всплыло воспоминание о табличке с заклинанием, восстанавливающим силы. Долго рыться в котомке учителя не пришлось, в одном из первых попавшихся мешочков оказались те самые связки табличек, которые старый шаман одевал в своем последнем путешествии. Заодно Александр убедился, что учитель собрал и все его вещи - они тоже были в ближайших мешочках. Найдя и применив нужное заклинание, юный маг почувствовал себя уверенней. Теперь у него хватит сил вырваться из западни. Подумав, ученик наложил на себя еще одно заклинание, позволяющее некоторое время не оставлять следов ауры после себя. Впоследствии, оно не давало тебя найти с помощью большинства поисковых заклятий.
  
    Человек с грустью оглянулся на пещеру, которая успела стать его очередным домом, посмотрел на секиру учителя, надежно засевшую в стене, на труп самого учителя, которого он не сможет похоронить. "Хотя", возразил сам себе Александр, его посетила удачная мысль. Он порылся в табличках с заклинаниями и выбрал одну, на которой было заклинание как раз для такого случая. В этом мире было принято сжигать тела погибших, и это заклинание позволяло мгновенно разжигать достойный уважения костер. "Правда", юный маг оценил свой резерв маны, "после этого я останусь без магии... Ну, да ладно, как-нибудь и без нее выберусь. Это того стоит".
  
    Бросив последний прощальный взгляд на пещеру, Александр ускорился и побежал вперед. Когда он пронесся мимо тела учителя, он воспользовался зажатой в руке табличкой с заклинанием, вложив в чары все свои запасы маны.
  
    Костер взметнулся на метры вверх, взметнулся удачно - тело орка прихватило с собой нескольких сатиров, притаившихся рядом, и попытавшихся внезапно напасть на человека. Однако порадоваться своей удаче тот не мог - он чересчур разогнался, а прямо у него на дороге стоял небольшой строй облаченных в доспехи сатиров. Он на скорости мчался в лапы смерти, и не мог уже отвернуть.
  
    Александр никак не мог ожидать того, что произошло в этот момент: из-за спин сатиров выскочила серая молния и повалила на землю двоих из них. "Беги!", внезапно пронеслось в голове юного мага. Человек просто физически не мог ослушаться этого приказа, он перепрыгнул над упавшими сатирами и по инерции побежал дальше. "Клык? Он-то тут что делает?", удивился Александр.
  
    Через несколько сот метров он споткнулся на всем ходу и полетел кубарем вперед. Он, наконец, все понял! Нападение гарпий... Выбор в качестве символа феникса, а потом встреча с ним... встреча с драконом... кобольды, морлоки... Аня, и их на пару с учителем упорное замалчивание какой-то тайны... какой-то?!.. последние слова старого орка: "я, наконец, понял в чем заключается Испытание для вождей". Эти слова прозвучали в сознании Александра набатом. Все события давнишнего Испытания пронеслись еще раз перед его взором. Теперь стало понятным то неожиданное головокружение после того, как он сделал татуировку сатира - это было всего лишь завершение "небольшого" дополнительного Испытания на вождя. Он встретился в реальности со всеми, кого принял во время испытания за иллюзии... И все эти возможности, сыпавшиеся на него как из рога изобилия, совсем не случайны. За них взята плата.
  
    Александр смотрел остекленевшим взглядом, как его настигают сатиры. "Зачем мне все эти вещи, способности. Боги, возьмите это все обратно, только верните дорогих мне людей!.. Людей?", на губах человека заиграла улыбка. Ни Аня, ни Харас, ни Клык, которого он оставил позади, не являлись людьми, но ближе их в этом мире у него никого не было. Никого! Да даже умерший во второй раз за него дух-слуга, чтобы он жил дальше, и заставивший его когда-то попотеть, доказывая свое право отдавать ему приказы, был ему не безразличен. Дриада ушла на тот свет одна, чтобы он остался жить. Харас своей смертью подарил ему шанс победить василиска, не погибнув без надежды на перерождение. Клык, рискуя собой, позволил ему уйти живым.
  
    "А я сейчас лежу, не шевелясь, и жду смерти, не в силах перенести эти потери". Последняя мысль показалась Александру почему-то неправильной. Чтобы додумать мысль до конца, и понять в чем неправильность он был вынужден извлечь из пространственного кармана свой меч и в последний момент перехватить оружие сатира, первого добравшегося до цели. Оттолкнув лезвие от своего горла, он стремительно кувыркнулся в сторону и вскочил на ноги. Голова работала спокойно, не отвлекаясь на завязавшуюся схватку. Старый орк учил хорошо, и тактика сражений с извечным врагом орков - сатирами - была забита ученику на уровне рефлексов. Хотя, против троих противников одновременно было сражаться не просто. Меч в одной руке, и одна из саи - в другой, против оружия сатиров, представляющего из себя среднего размера палку с копейным навершием на одной стороне прикрепленным лезвием одностороннего меча на другой стороне, было не самым подходящим оружием, но надо было биться с тем что есть.
  
    "Если я позволю им сейчас себя убить, это будет предательством по отношению к умершим за меня", пронеслась ясная и отчетливая мысль в голове сражающегося в неравном бою человека. Его ускорение помогало не сильно. Вернее ускоренное ускорение, ведь тогда в пещере он из ускоренного режима не выпадал, и то дополнительное ускорение было результатом усиления его способностей после завершившегося испытания. "Что же, если ради них, я должен жить - я проживу эту жизнь за себя, и за них". Не успев до конца осознать свое решение, Александр испытал у себя сильное головокружение, а весь мир окрасился в желтый цвет. "Где-то я это уже видел", подумал юный маг, на инстинктах отбиваясь от противников. Он так никогда и не понял, каким чудом остался тогда жив.
  
    Когда головокружение завершилось, он воспользовался удачным случаем и одним движением всадил в щель для глаз одного противника саи, а копейный конец его оружие направил в щель для глаз второго. С последним противником, значительно превосходя его в скорости движений, удалось справиться с легкостью. И прежде к нему подоспели другие сатиры, он припустил дальше в обход горы, а затем прочь от уже ставших родными мест. На краю сознания билось чувство ненависти к бесчувственным богам, к некстати появившимся сатирам. Этому чувству составило пару понимание, понимание того, что он прошел и Испытание Воли. Для того чтобы заставить себя жить после такого, нужно действительно иметь сильную волю. Но Боже, зачем его нужно было испытывать именно таки способом?
  
    - Ненавижу, - эхом разнесся крик в горах. И уже тише, для себя: - и отомщу...
  
    
  
    Когда Александр обогнул гору и попал в пустынную местность, он заметил, что за ним послана погоня. Стараясь оторваться, он прибавил скорости. Но, не смотря на всю его нечеловеческую скорость, которую он мог развивать в ускоренном режиме, сатиры со временем не отставали. С интервалом в несколько минут его татуировка сообщала ему о приближении то одной, то другой группы сатиров. Через некоторое время он смог заметить закономерность перемещений сатиров - те перемещались скачками, как будто телепортировались. Правда, телепортировались они на небольшие расстояния.
  
    В памяти всплыл рассказ учителя о возможностях волохов сатиров, те действительно могли телепортироваться на небольшие расстояния и даже брать с собой несколько воинов. Главным условием такой телепортации являлась необходимость видеть точку назначения, а на большие расстояния сатиры просто не рисковали прыгать. Но и им и имеющегося хватало, они вовсю использовали эту способность для разведки.
  
    "Вот как вы за мной тогда угнались, когда я к пещере бежал. Да еще и обогнать успели. Как, интересно только, вы меня выследили? В принципе, от берега к пещере вам нужно было взять только направление. Но сейчас как?". Дальнейшие наблюдение показали, что одна из групп забегает чуть вперед и наблюдает за местностью с высокой точки.
  
    "Пат получается - я знаю где они и могу заблаговременно их обогнуть, главное не дать угадать куда я бегу и петлять побольше, чтобы не телепортировались в точку у меня на дороге, но от них мне скрыться так не удастся. А они, прекрасно понимают, что у меня есть татуировка сатира, и бегу я вовсе не вслепую, поэтому приблизиться близко не могут, но все равно не отпускают. Их же за это по головке не погладят. Похоже придется драться".
  
    Александр на бегу вырастил свой лук, взглядом и по памяти подбирая удобное место для засады. "Неплохо бы, чтобы они не сразу заподозрили засаду". Только сколько бы он ни думал, ничего толкового в голову не приходило. Результатом всех размышлений оказалось одно требование к месту будущей схватки - оно должно позволить ему в случае неудачи сделать ноги. Способность сатиров к телепортации не оставляла особого выбора, этим критериям соответствовала только ровная поверхность как можно большей плоскости. Правда, найти такое место в горах довольно сложно. Для этой цели пришлось снизить скорость. Наткнувшись, на подходящий склон, позволяющий уйти в любом направлении, юный маг устремился в его центр, остановился там, натянул лук и стал ждать - враги найдут его сами. "Надеюсь, они не станут телепортироваться прямо ко мне", взволнованно подумал Александр, но решил не дергаться и рискнуть.
  
    К его счастью, сатиры рисковать не стали, и первая группа появилась на расстоянии от него. Не медля ни секунды Александр начал выпускать в них стрелу за стрелой. Он порадовался тому, что в руках у него эльфийский лук - тетива на обычном луке не выдержала бы такого темпа. Предвкушающая улыбка быстро сползла с лица стрелка - кнут сатира-волоха с легкостью перехватывал и отбивал все стрелы, а тройка сатиров уже преодолела пять метров из двадцати отделяющих их от него. Александр испытал чувство разочарования. Было неприятно осознавать, что обычный кнут сатира-волоха способен полностью нейтрализовать весь эффект от его лука. Вот если бы воинов не прикрывал волох!
  
    По левую сторону появилась вторая группа сатиров. Александр спешно прекратил стрельбу и бросился прочь от преследователей. В рукопашную с двумя волохами, пусть и простыми, вступать не хотелось. Эта схватка могла закончиться только его смертью, а сопровождающие их воины снижали его шансы захватить с собой хоть кого-то. Уйти удалось, но теперь его преследовали буквально по пятам, а значит, рано или поздно, придется с ними сразиться. Оставалось только досадовать на самого себя, и в очередной раз лихорадочно искать выход.
  
    "Что же делать? Как я с ними вообще могу справиться? Маны нет, а остановиться, расслабится и пополнить ее запасы мне не дадут. Поэтому про магию можно забыть. Лук уже попробовал - они даже не почесались. Все остальные варианты ограничиваются боем на близкой дистанции, и даже если мне удастся уложить их всех, хотя бы один волох сможет утащить меня за собой с помощью посмертной магии - защититься-то я не могу, так как маны нет. Бежать дальше - тоже не вариант. Когда-нибудь я выдохнусь, и это, очевидно, случиться раньше, чем у волохов закончится мана на телепорты. Телепортация для них практически естественная способность и на нее тратиться мало маны. Прыгают себе и прыгают, гады! Думай, думай, думай... Ну же, голова дубовая! Что делать? Что делать? Что делать? Воспользоваться я могу только мечом, значит, тому и быть. В этом случае остается одна неразрешимая проблема - волохи со своей магией. Неразрешимая? Как можно лишить волохов возможности колдовать? С помощью специального заклинания, которое я даже не знаю. И маны нет - никуда не годится. Как еще можно это сделать? Как? Как? Как? Завести в место, куда нет доступа астральным духам. Я таких не знаю. Опять никуда не годится. Да и не надежно - естественные способности работают. Что там еще? Храм или любое другое место силы... Развалины!!! Ура! И вход там удобный для защиты".
  
    Найдя решение, Александр успокоился. Ненадолго. Теперь во весь рост встала другая проблема: надо было добраться до этих развалин. А остановиться и воспользоваться духом-картой ему не дадут - придется искать дорогу к цели по памяти. И это при том, что постоянно приходилось менять направление движения от того, что у него на пути возникала то одна, то другая группа сатиров. Несколько раз его даже чуть не словили.
  
    Постепенно уверенность, подаренная найденным решением его проблемы, превратилось в веселое настроение - нельзя же постоянно находиться в напряжении. Александр начал относится к происходящему, как к игре в салочки. Старался проскочить под самым носом у сатиров, иногда специально направлялся в сторону только что телепортировавшейся группы и за десяток метров от них менял направление. Он так раздухарился, что чуть не забыл о цели. Хотя, эта игра принесла некоторую пользу: сатиры поняли, что с ними играют, и это их сильно бесило - они который уже час гоняются за одним шустрым человеком и никак не могут его поймать. Попробуй тут останься спокойным. А злость не лучший советчик в бою и на этом можно сыграть.
  
    Перед руинами была довольно большая по площади равнина, окруженная горами. На этой равнине Александр вполне осмысленно продолжал играть с сатирами в салочки, стараясь довести их до белого каления. Чтобы во время схватки они поменьше думали, как бы его сподручней убить, а лишь стремились сделать это побыстрее. Так, играя в салочки, они вместе приближались к руинам. Вплотную подобравшись к своей цели, Александр был вполне доволен результатом своей "работы". Когда он вбежал в единственный вход руин, он успел только сбросить котомку учителя и вооружиться мечом с саи прежде, чем следом за ним в проход ворвались преследователи. Они ворвались все вместе, не раздумывая. Похоже, рассчитывали быстро завалить его массой.
  
    Но преимущество оказалось на стороне Александра: сатиры были не готовы, что все их магические артефакты неожиданно если не потеряют свои свойства полностью, то довольно сильно уменьшат свою эффективность. Они так же не знали о том, что коридор, в котором им предстоит драться, будет слишком узким, чтобы в нем поместились более одного в ширину. Но Александр знал и был готов. Первоначально он напал еще в широкой части входа. Легко отклонил вялый кнут волоха с помощью саи и наотмашь ударил по горлу сатира. Двух воинов, следовавших за волохом, он убил воткнув им через глазную щель острие саи. Это ему удалось только потому, что сатиры не успели опомниться. Еще одного волоха он убил столь же легко. Только кнут пришлось отбивать броском саи, а меч затем прошелся по горлу. Александр заменил саи метательным ножом и скачком отступил назад и немного вбок. Правда, этот маневр не спас его от пары порезов, но свою задачу выполнил - подарил ему пару лишних мгновений, чтобы прицелится и бросить нож в незащищенного доспехами последнего волоха. Бросок закончился удачей. Теперь можно было не опасаться, что волох выйдет за границу места силы и просто подождет его там. Дело осталось за честной сталью. Прорези для глаз у сатиров оформлялись в виде ряда достаточно мелких дырочек, поэтому широкий метательный нож ничем здесь помочь не мог. Пришлось вооружиться одной из запасных саи - у них было достаточно узкое острие, чтобы проникнуть в одно из отверстий для глаз.
  
    Александр отступил в самую узкую часть входа. На этот раз он не имел никакого преимущества в скорости, пришлось обходиться своими силами. И не смотря, на то, что ему приходилось одновременно сражаться лишь с одним противником, Александр проигрывал. Перед ним был более опытный и искусный противник, чем он сам. За минуту, которую продлился бой, ученик успел получить десяток порезов, в то время как он не смог нанести противнику ни одного. Последнее было не удивительно - противник то был в доспехах. И ученик должен был быть еще благодарным, что дело ограничилось порезами.
  
    Александр находил только одну причину подобного превосходства сатира - все, преследовавшие его, были разведчиками. И, если к волохам в разведывательной группе особых требований не предъявлялось, то все сопровождавшие их воины должны быть лучшими. Это была элита сатиров - элита, натасканная специально против людей, орков и эльфов. Харас, наверное, еще смог бы противостоять одному из них, но его ученику приходилось туго. Единственное преимущество в подвижности, которое он получал за счет отсутствия на нем доспехов, было весьма сомнительным. В панике, Александр метнул саи, потом вторую, третью. С третьей попытки один первый, из оставшихся четверых сатиров, был повержен. Еще одним удачным броском он сократил количество противников до двух. На третьего понадобилось два броска. Осталась одна саи и один противник. Как бы ни хотелось Александру закончить все побыстрее, рисковать он не захотел. После этого у него не осталось бы ни одного оружия, с помощью которого он смог бы поразить сатира. Тот, похоже, это понял, и не стал напрягаться сверх меры, просто ожидая пока человек не свалиться сам от потери крови. Единственное о чем озаботился сатир, так это не выпустить врага из его собственной ловушки - все попытки вырваться методично пресекались.
  
    А время шло, и вместе с ним через множество порезов текла кровь, ослабляя человека с каждой минутой. Александр упорно ждал своего шанса, но он никак не хотел происходить - сатир действовал безупречно. Поняв, что дольше ждать нельзя, Александр воспользовался самым простым способом, который пришел ему в голову. Когда противник в очередной раз крутанул свое оружие, обратив его копейным навершием вперед, человек подался вперед, насадился животом на копье и вогнал с размаху в глаз сатира саи.
  
    Решиться выказать такое вопиющее непочтение к своему здоровью оказалось не просто. Александр почти дотянул до момента, когда он просто рухнул бы без чувств, подарив победу противнику. Правда, сейчас ситуация сложилась не на много лучше - торчащее из живота оружие выглядело неаппетитно.
  
    Александр, еле передвигая ногами, добрел до котомки учителя, и, таща ее за собой, направился за границу места силы. Дальнейшее он помнил смутно. Помнил как выбрался из развалин, как, не смотря на раны, расслабился и стал собирать ману, как, теряя сознание, вытащил из себя оружие сатира, как довольно долго лечил себя. Помнил, как на него навалилась усталость после того, как из крови ушел, наконец, адреналин. Помнил, как через силу заставил себя поесть, благо еда быстро нашлась в котомке. Помнил, как забирался обратно в развалины...
  
    
  
    Пробуждение было тяжелым. У Александра болело все тело, особенно мышцы, которые не могли простить учиненного над ними издевательства. Вчера... вчера, ли?... он набегал почти двести километров. Потом крови потерял немало. Никак не получалось набрать сил даже чтобы подняться.
  
    "Ладно. Не могу подняться, так хоть обдумаю ситуацию.
  
    Сколько времени прошло пока я спал не ясно. Солнце заходит, когда я лег спать тоже был вечер - это значит, не меньше суток проспал. Сатиры меня до сих пор не нашли, поблизости их тоже нет. А они меня вообще могут найти? Насчет следов ауры я позаботился, разве по следам на земле выследить можно. Но местность преимущественно каменистая, так что и этот способ отпадает. Получается меня они обычными способами не отследят, а более сложные не сработают, потому что я нахожусь в месте силы. Хорошо... Еще они могут искать своих разведчиков, но те двигались телепортами, а это практически то же самое что и мое скрытие следов. Убил я их в месте силы, и лежат их трупы здесь же. Так что маячки, как их называл Харас, оповещающие о смерти разведчиков, наверняка не сработали, и найти их здесь столь же нереально сколь и меня. Так, что с отпечатками моей ауры оказалось в руках у сатиров?.. Рубаху я спалил вместе с телом учителя, а в пещере... Стоп. Харас собрался в дорогу, а в прошлый раз он на всякий случай убрал все наши следы, чтобы случайный гость нас не нашел. Я пробыл в пещере несколько минут и ничего там не оставил, так что если учитель успел подчистить все следы они меня вообще найти не могут, но рано или поздно они сюда доберутся, так что задерживаться не стоит.
  
    С одной проблемой можно сказать разобрались. Что еще?.. Тот волох говорил что-то на берегу... Как же там было?... Гарпии ему что-то сообщили. Хотя, что это я - они сообщили об одном орке вместе с человеком. Еще там разгружались корабли. Больше ничего существенного. А тут я подбегаю к их расположению, и сатиры пользуются моей невнимательностью. Не буду себя обманывать - живым бы я тогда не ушел, если бы меня не отпустили. Меня отпустили и позволили сделать то, что я сделал". У Александра сами собой сжались кулаки после этих воспоминаний, а в душе проснулась злость на самого себя: "Надо же было быть таким слепым!". Он глубоко задышал, успокаивая себя. Сейчас ему нужно было осмыслить произошедшее, а не придаваться чувствам. "Я залез в ловушку по уши, волох еще этот - знаток загадочной человеческой души. Как просто он меня спровоцировал, а я и рад дергаться как кукла на веревочках... Тут еще и Испытание, про которое я уже успел забыть. Сразу после него я был так горд собой, что прошел Испытание с такой легкостью, да еще и вождем стал. Приняв врагов за иллюзии, я лишь отложил встречу с ними... Гарпия, дракон, кобольд, морлок, феникс и печальная песня, звучащая в стороне, секира учителя, василиск и сатир. Семь татуировок тех, кто встал у меня на пути, и Испытание на вождя завершено. А потом испытание силы воли: "Захочешь ли ты жить после всего этого?". Я ведь мог решить и иначе... Харас, помнится, предположил, что я прошел это дополнительное Испытание, когда вернулся от Ани... Завидовал все-таки, раз решил, что для меня это была серьезная жертва... Я, ведь, не замечал ничего вокруг, а просто наслаждался жизнью...
  
    Все, хватит мучить себя воспоминаниями! В пещере волох говорил не только обо мне с учителем... Да, он сказал о военной компании и посетовал на то, что гарпии не смогли нас найти и уничтожить. Получается гарпии были чем-то вроде передового отряда и подготовили все для войны, что собираются начать сатиры. Войну с кем? Тут вариантов нет - с жителями этого острова. А нас уничтожить надо было для того, чтобы мы с учителем не предупредили островитян о надвигающейся опасности. Только вот гарпии появились больше двух лет назад, неужто они все это время занимались подготовкой плацдарма? Не сходится что-то. Разве что гарпии сначала тут поселились, обжились, разобрались в ситуации и сочли ситуацию очень удобной для того, чтобы отвоевать у людей весь остров. Поэтому и важно очистить территорию от врагов, дабы они не смогли никого предупредить, и армия вторжения получила побольше времени, чтобы закрепится на острове. Пожалуй, эта версия выглядит правдоподобней - так считать и будем.
  
    Я убежал, и обязательно постараюсь сделать то, чего они боялись. Меня они найти не могут, поэтому, скорее всего, выступят основными силами. Так они либо меня поймают, либо будут вынуждены начать войну немедленно, чтобы воспользоваться преимуществом неожиданности. Но тогда они должны были бы уже подбираться к развалинам или... Стоп, стоп, стоп... Это я такой быстрый, но у них на это может уйти четыре дня непрерывного марша, а то и больше. И...", Александр замер ловя мысль, бьющуюся на краю сознания: "Великий волох! У сатиров в качестве командиров почти всегда являются волохи, а тот которого я убил - самый сильный из всех, о которых слышал Харас. А орки хорошо знают своего исконного врага. Получается я убил главнокомандующего, так что наступление сатиров будет отложено на неопределенный срок. Неплохо бы, чтобы все было именно так".
  
    Юный маг напрягся, вспоминая остальные подробности произошедших событий, но ничего существенного больше не вспомнил. После этого он позволил себе расслабиться, а через пару минут пожалел об этом. Когда ушли мысли, на него нахлынуло чувство одиночества - настоящего одиночества. Теперь действительно он оказался один на один с чужим для себя миром. До этого дня весь новый мир ограничивался для него не таким уж и большим участком леса, гор и побережья. Ему хватало этой земли и небольшой компании, состоящей из Хараса, Ани и Клыка. Но тот "новый" мир остался позади, а из будущего на него недружелюбно поглядывала остальная часть Стилуса.
  
    Чтобы не подпасть под влияние отчаяния, подкравшегося вместе с чувством одиночества, Александр сосредоточился на попытках встать. Когда ему это удалось, он первым делом поел - надо было восстановить силы. Дальше, не обращая внимания на боль в мышцах, сделал разминку, чтобы по неосторожности не потянуть потом одну из них и не застрять нечаянно в лесу кобольдов или во владениях морлоков. Хотя сегодня он туда добраться все равно не успеет.
  
    Доковыляв до входа, Александр остановился: перед ним лежало восемь трупов сатиров. Его взгляд, вооруженный магическим зрением, сразу прикипел к целым кнутам погибших волохов. Невероятно! Кнут обычно переживал своего хозяина ненадолго, иногда успев захватить с собой на тот свет и убийцу. Но, похоже, место силы, лишив оружие волоха его магии, законсервировало тем самым кнут, не давая ему исчезнуть. Ученик не смог вспомнить, чтобы Харас рассказывал об удачных попытках завладеть оружием врага. Он, к сожалению, не представлял себе, как можно воспользоваться таким подарком судьбы, но парочку в любом случае можно продать. "В придачу, они будут отличным доказательством моих слов о высадке на остров сатиров. Эх... если бы удалось прихватить кнут этого великого волоха...", мечтательно подумал Александр и принялся за сбор трофеев.
  
    Первым делом он подобрал три мешочка, которые сохраняли вещи подобно месту силы, и сложил в них кнуты. Затем собрал оружие сопровождающих волохов разведчиков. Управившись с этим, он приступил к следующему пункту: сбору ингредиентов для заклинаний из трупов сатиров. С ним он разделался очень быстро - в качестве ингредиентов использовались разве что волосы с мертвецов, не более. Это было совсем не случайно.
  
    Однажды вечером старый шаман принялся ему объяснять причину, по которой все маги стараются избегать использовать в качестве ингредиентов части тела умерших разумных существ. Этого правила молчаливо придерживаются даже волохи сатиров и шаманы их врагов, орков. Сколь сильно они ни ненавидели друг друга, переступить черту не решался никто: одно дело убивать друг друга из ненависти, и совсем другое в целях получить ингредиент для зелья или ритуала. А если ритуал окажется полезным и для противной стороны? Настолько полезным, что те начнут резать друг друга. Казалось бы - идеальное оружие, но только маги противника могут придумать похожий ритуал или зелье, использующие уже части тела умершего противника, и этот ритуал либо зелье будут не менее соблазнительны. Тогда и те и другие рискуют устроить для своих рас рукотворный Конец Света. Или, например, кто-нибудь придумал способ увеличивать свою магическую силу, используя кроме всего прочего жертву человека с магическими способностями. Кажется мелочь, но в том мире с большой вероятностью скоро переведутся маги, а те, что останутся, будут охотиться на всех людей с магическими способностями.
  
    Потом Харас привел еще одну вымышленную историю с ритуалом, позволяющим продлевать жизнь, в ходе которого нужно было принести в жертву младенца. Продлить себе жизнь хотят многие, но этим способом можно продлить себе жизнь лишь до того момента, когда тебе отплатят тем же родители этого младенца. В качестве морали старый шаман поведал ученику о крайне негативном отношении большинства магов, и не только магов, к использованию мучений разумных существ и частей тел мертвецов в своих ритуалах. Это не является правилом, поэтому на подобные вещи часто закрывают глаза. Проблемы начинаются тогда, когда нарушивший эту негласную договоренность не может остановиться, и превращается сначала в заложника обстоятельств, а затем в фанатика. Подобных личностей обычно именовали Темными Властелинами.
  
    В качестве закрепления материала Харас рассказал несколько реальных историй о Темных Властелинах прошлого. В ту ночь они с учителем так и не легли спать, а в течении многих ночей после ученику снились кошмары - слишком ужасной оказалась фантазия у местных Темных Властелинов. После подобных историй сложно остаться равнодушным.
  
    Разобравшись с трофеями, Александр выбрался из развалин и направился на север, в сторону обжитой людьми части острова.
  
    
  
Глава 16. Новая история
  
  
    За все время, что ушло на дорогу до леса кобольдов, Александр не заметил никаких преследователей. Это позволило ему расслабиться и не спешить. Он не хотел себя загнать до смерти и шел размеренным шагом, делая частые остановки и хорошо высыпаясь по ночам. Риск подвергнуться нападению во время сна был довольно условный - юный маг имел татуировки всех хищников, водящихся в этих местах. Ну, кроме огров, каменных, и еще каких-нибудь столь же экзотических существ. Только эти экзотические существа могли справиться с ним и тогда, когда он был в форме. Поэтому волноваться насчет них не хотелось. Нервы только тратить. Главное сейчас было восстановить свои силы, чтобы одним рывком преодолеть владения кобольдов и морлоков. В лесу, правда, можно было остановиться на отдых, но рисковать не хотелось. После прошлого раза кобольды могли усилить патрули. Еще случайно наткнутся на нарушителя и устроят ему веселую жизнь. Татуировка не поможет, если его загонят в ловушку. Поэтому надо чтобы нарушителя вообще не заметили.
  
    Чтобы не полагаться полностью на импровизацию, как в прошлый раз, Александр развернул перед собой карту местности. Пришло время планирования следующего рывка. Он больше не чувствовал прежней усталости, поэтому рассчитывал преодолеть опасный отрезок одним переходом.
  
    Сначала на карте была найдена ближайшая деревня. Люди, слава богу, не научились скрывать местонахождение своих жилищ, в отличии от природников. Но именно жилища последних Александр предпочел бы увидеть на своей карте. Рассчитывать маршрут без всякого представления о расположении противника было решительно невозможно. Вот как по лесу лучше идти? По краю? Так там патрули чаще попадаются и секрет на пути оказаться может. Через гущу? Так если посреди леса обнаружат человека, то ему оттуда уже не выбраться. Прошлый опыт показал, что загонять "дичь" кобольды умеют.
  
    Так ничего разумного не придумав, Александр выбрал себе несколько ориентиров на карте и составил приблизительный путь. Наврядли, конечно, он пройдет именно по нему, но это не значило, что следовало идти вслепую.
  
    Дальше тянуть время, придумывая какие-нибудь способы обмана кобольдов, юный маг не собирался. Он быстро собрался и отправился в сторону леса. Не забыв про осторожность, остановился недалеко от края леса. Остановился не зря: в глаза сразу бросились несколько магических ловушек, а приглядевшись, разглядел и несколько обычных. "Похоже, кобольды серьезно обеспокоились нашим прошлым визитом", огорченно подумал Александр, "теперь придется идти с опаской". Татуировка предупредила о расположившихся справа и слева небольших группок кобольдов. Между ними было приблизительно полтора километра расстояния. Кобольды сидели на одном месте, и, похоже, двигаться никуда не собирались - не иначе как засада. Однако даже столь жаркий прием не мог заставить человека отказаться от своих планов. Пройти через лес все равно придется.
  
    Юный маг пробрался к месту, от которого до ближайших двух групп кобольдов было равное расстояние, и потихоньку стал распутывать одно из охранных заклинаний. С охранными чарами, созданными учителем было гораздо проще расправляться, чем с созданными волохами кобольдов. Недавно приобретенное магическое зрение значительно упрощало задачу. Пожалуй, без него Александр мог и не справиться с заклинанием. И то, за час он смог проделать лишь небольшую брешь в сигнальной сети вокруг леса.
  
    Проклиная всех волохов кобольдов, которым нечего делать, как создавать вокруг леса столь сложные охранные заклятия, Александр пролез в свою брешь и углубился в лес. В глубине леса ловушки и сигнальные заклинания на его пути не попадались. Обходить, встречающихся на пути кобольдов, не составляло труда. Весь путь через лес оказался легкой прогулкой.
  
    На северной кромке леса была такая же ситуация, что и на южной - сигнальная сеть, усиленная в нескольких местах активной защитой, и секреты кобольдов, расположенные через полуторокилометровый интервал. Александр сначала хотел просто пересечь границу леса и бегом убраться подальше, но передумал - было непонятно назначение заклинания активной защиты, что было привязано к сигнальной сети. Вполне возможно оно способно его задержать. Чтобы не рисковать, юный маг повторил операцию с распутыванием сигнального заклинания. Когда он почти закончил свое нелегкое дело, то вспомнил про ожерелья из табличек учителя. Среди тех заклинаний, наверняка, нашлось бы одно, предназначенное как раз для этого случая. Но браться искать нужное заклинание было уже поздно, осталось только досадовать на свою дырявую память.
  
    После того как пересек границ леса, Александр решил исправить свою ошибку, и уселся перебирать таблички. Понадобилось полчаса для того чтобы понять, что это занятие бессмысленно. Ученик знал назначение только тех заклинаний, которые ему показывал старый шаман. Назначение остальных можно было определить только опытным путем, а это было не только неразумно, но и неуместно делать сейчас. Не помогло и магическое зрение - необходим был определенный опыт в чтении записанных заклинаний, чтобы разобраться в табличках, которого у юного мага не было.
  
    В очередной раз, разочаровавшись в своих, как оказалось отнюдь не безграничных, способностях, Александр утешил себя тем, что потраченное время, тем не менее, оказалось результативным. Ему на глаза попались две таблички с подходящими заклинаниями: заклинанием, стирающим следы ауры, которое он уже использовал при бегстве из пещеры, и заклинанием, не позволяющим яду попасть в кровь. Первое должно было помочь замести следы, чтобы не удалось вычислить, куда он направился, а второе давало большую свободу действий при столкновении с морлоками, с ним не надо было опасаться любого касания оружием природников. Жаль только то, что последнее заклинание было трудным в исполнении даже с табличкой, и обновить его на ходу не представляется возможным. Поэтому последнюю часть пути, наверняка придется идти незащищенным.
  
    Продвижение по болотам оказалось медленным, и заняло куда больше времени, чем рассчитывал Александр. Волохи морлоков, как и кобольдов, озаботились развертыванием сигнальной сети на своей территории. Только морлоки взялись за дело капитально: буквально над всеми водными поверхностями были раскинуты густые сигнальные сети, реагирующие на любые магические действия, а на сухих участках установлено множество магических ловушек, накрепко перегораживающих проход.
  
    Юный маг тщательно обследовал первую ловушку, попавшуюся ему на пути. По той картинке, что давало увидеть магическое зрение, ее действие было не понятно. Такого Александр точно еще не видел. Единственное что удалось понять точно - ловушка была связана с сигнальной сетью, и с небольшим перерывом посылало сигнал, по-видимому, подтверждающий ее существование. Юный маг решил так потому, что сигнал был все время одним и тем же. Вся хитрость этой конструкции, очевидно, заключалась в том, что связь эта была чрезвычайно тонкой, и была видна лишь на пределе возможностей магического зрения. А ведь несколько дней назад эта способность усилилась с завершением Испытания.
  
    Работать с такими тонкими астральными нитями было невероятно сложно. Александр вспотел от напряжения, пока отсоединял ловушку от сигнальной сети и привесил на оборванные нити свое заклинание, повторяющее нужный сигнал. Удостоверившись в полной изоляции ловушки, он отошел подальше и активировал ее. Результатом был взрыв, взметнувший потоки грязи на метры вверх, а когда она осела, на месте взрыва образовалась трясина.
  
    Александр замер, ожидая, что сейчас прибегут морлоки или кобольды. Они вполне могли заметить такой взрыв. Но время шло, и никто не приходил. Похоже, в эту сторону никто не смотрел в момент взрыва. Молодой человек нервно выдохнул. Пронесло.
  
    Бросив взгляд вперед, он заметил, как новообразованную трясину затягивает сигнальная сеть, как вода затекает в неожиданно появившуюся ямку. Пока этот процесс не завершился Александр, не задумываясь, поспешил пересечь трясину. При этом он использовал свои ледяные платформы, дабы не завязнуть в ней. Обернувшись назад, юный маг увидел картину заставившее его сердце уйти в пятки. Там появился водяной дух, который собирался дернуть за один из отростков сигнальной сети.
  
    Юный маг ускорился и тут же послал мысленный призыв к духу, чтобы тот остановился. Успел вовремя. Дух почувствовал в человеке нечто родственное, заинтересовался и застыл в ожидании продолжения. Проблем с разницей в восприятии времени у него не возникло. В астрале время и пространство весьма условны, и для жителей астрала они всегда соизмеримы времени и пространству тех с кем они взаимодействуют. У представшего перед Александром водяного духа было некоторое подобие энергетического тела, что ограничивало его способности к перемещению в пространстве, но ощущение времени было точно таким, как и у обратившегося к нему человека.
  
    Водяной дух "нахмурился", "не услышав" продолжения сразу. Зачем было его звать, если сказать нечего? Выражая свои чувства, странный формы комок энергии несколько раз дернулся. Эта пауза понадобилась юному магу для обдумывания дальнейших действий. Он решил попытаться отделаться от духа малой кровью. Поэтому поспешил отправить мысленное послание: "Я пожертвую тебе часть своей крови, если ты не будешь обо мне сообщать". Для такого небольшого духа как этот, такое предложение должно было выглядеть воистину царским. Александр был уверен, что этого хватит. Тем больше было его удивление, когда дух ответил отрицательно, сопроводив свой отказ каким-то невнятным объяснением. На осознание объяснения потребовалось несколько секунд. Его содержание примерно можно было передать словами: "Мне обещано больше, и, вообще, запрещено общаться с любым, не являющимся морлоком".
  
    Молодой человек выругался про себя. Местные волохи хорошо окопались на болотах, додумались даже запретить духам общаться мыслеречью с чужаками. Похоже, ему еще повезло, что он наткнулся на любопытного духа. Хотя последнее было не исключением, а скорее правилом.
  
    "Постой!", - Александр окликнул духа, который уже собрался выполнить свои обязанности, - "Что тебе надо, чтобы ты не сообщил обо мне?"
  
    Дух замер в задумчивости на несколько секунд. По-видимому, он решил получить с человека больше, чем ему обещали морлоки, так как приблизился и начал объяснять чего он хочет. Объяснял он не на мыслеречи, которая доступна любым более-менее сильным духам, а на "языке" стихии воды. Нарушить запрет волохов морлоков на мыслеречь водяной дух почему-то не рискнул.
  
    Свой "язык" есть у каждой стихии: надо же как-то объяснять мелким духам, что от них требуется. Это "язык" магии, и использовать его для обычного общения было настоящим извращением, но обходить запрет волохов все-таки было надо. Понять, что требуется от него Александру, было сложно, но общая суть предложения водяного духа сводилась к просьбе о помощи в одном заклинании.
  
    Юный маг усмехнулся - поначалу он считал всех духов всемогущими. Ведь у всех их отсутствуют все те ограничения, которые есть у существ, имеющих полноценное тело. Вот только оказалось, что обычные духи, приобретая энергетическое тело, остаются с ограниченным кругом способностей. Поэтому для создания многих заклинаний им требуется помощь других духов. Но среди таких мелких духов понятия дружбы не существует, за услуги следует платить, а один дух другому жизненную силу ни за что не отдаст - у самого мало. Вот и получается, что более ограниченные в своих способностях люди часто имеют больше возможностей, чем узкоспециализированный дух за счет большого числа помощников. Водяной дух сейчас как раз и собирался воспользоваться помощью человека и своих собратьев за чужой счет.
  
    У Александра промелькнула надежда на то, что он отделается меньшим, чем предлагал сам, но тут же угасла - наврядли дух предпочел бы помощь в заклинании крови, если бы это оказалось меньшей платой. Чем дальше юный маг слушал объяснения водяного духа, тем больше подтверждались его опасения. Вникнуть в смысл ритуала ему не удалось, поэтому пришлось запоминать необходимые от него действия механически. Ритуал был довольно сложным и длинным. В его входила и жертва кровью, которую он первоначально предлагал водяному духу.
  
    Сам ритуал прошел как во сне. Боясь забыть хоть что-нибудь, Александр не обращал внимания ни на что кроме деталей ритуала. Последнее воспоминание было видом довольного духа с чем-то непонятным в своих руках. Молодой человек упал на землю без сил и потерял сознание. Придя в себя, он прокрутил в памяти все подробности ритуала. Глядишь, потому удастся в нем разобраться - это будет неплохой компенсацией теперешней слабости. После того как Александр убедился, что помнит все детали, он приподнялся на локтях и огляделся: рядом расположилась абсолютно ровная поверхность трясины, как будто ее никто никогда не тревожил, за ней небольшой участок высокой травы и лес, а по другую сторону неширокая дорога сухой земли, обрамленная болотами, поверх которых раскинута магическая сеть сигнальной сети, той же сети, которая сейчас закрыла ему дорогу назад.
  
    Юный маг прикинул расстояние до второго берега и тяжело вздохнул. Перепрыгнуть было невозможно, воспользоваться опять ледяными платформами тоже - сигнальная сеть не позволит, саму сеть распутывать бесполезно - она быстро зарастет обратно, а перебираться без магии: во-первых, чрезвычайно опасно, а во-вторых, его тут же засечет очередной мелкий дух и сообщит куда надо. Хорошо еще, что рядовые водяные духи не могут выглядывать за рамки своей стихии, иначе рядом с ним уже была бы очередь из них за халявой. Выглянуть тут могут только болотные духи посильнее, но они морлокам не подчиняются, хотя и вынуждены терпеть их присутствие.
  
    Молодой человек поднялся с земли и пошел по импровизированной дороге на север. Не много прошел, метров сто, и остановился у очередной ловушки. Постоял молчаливо, ожидая пока в его воображении дорисуется картина его будущей дороги. Как он будет взрывать одну ловушку за другой, как будет откупаться от одного водяного духа за другим, как его усилия наконец заметят (взрыв для болотистой местности достаточно высок), как начнется охота и как морлоки гарантированно ловят свою "дичь" - на чужой малознакомой территории в одиночку не повоюешь, а если все дороги еще и заминированы...
  
    Думать тут было нечего, Александр развернулся и отправился назад. Дойдя до места, где он разрушил предыдущую ловушку, он пересчитал всех водяных духов, которых ему придется подкупить, чтобы перейти обратно. Конечное число присутствующих духов заставило его впасть в отчаяние. "Замуровали, демоны!" - от более чем десятка жадных [цензура] не откупишься. Переподчинить их сейчас тоже не получится. Выходило, что дорога назад закрыта еще надежнее, чем вперед. Там есть хоть теоретическая возможность убрать ловушку без взрыва и тогда можно будет пройти посуху, а тут хоть с магией, хоть без магии, засекут, и начнется веселье.
  
    Чтобы не забивать голову мрачными мыслями, пришлось придумывать себе отвлеченное занятие. Тут сразу пришла идея разобраться с показанным водяным духом заклинанием.
  
    После появления у него легкодоступного магического зрения, Александр все чаще стал воспринимать абстрактные заклинания как конкретные плетения, которые могли состоять из нескольких частей. В плетении запомненного заклинания было несколько самодостаточных частей, с них-то юный маг эксперименты и начал. Шел час за часом, а понимание так и не приходило. Казалось, что все запомненные части заклинания, не имеют никакого смысла сами по себе. Юный маг в раздражении столкнул последнее созданное плетение с неразвеевшимся предыдущим. К его удивлению не произошло ни одного ожидаемого события: ни взрыва на астральном уровне, случающемся, когда некоторые плетения становятся нестабильными, ни объединения в одно плетение, что случается, когда плетения пересекаются соответствующими друг другу частями, ни простого рассеивания плетений. Просто первое плетение вошло во второе, а то даже не оттолкнулось от него, так и осталось на месте. Когда Александр отвел первое плетение обратно, то оказалось, что второе не собиралось развеиваться, хотя, по идее, должно уже было потерять стабильность.
  
    За этим открытием последовала очередная последовательность экспериментов, которые дали поразительный результат: случайно выделенная часть заклинания позволяла стирать другие заклинания. Правда, стирать получалось не всегда полностью, а только частично - но на краях разреза поддерживалось постоянное состояние, зафиксированное в момент повреждения плетения. Это позволяло оставлять разорванное заклинание в стабильном состоянии. Не любое, конечно, только имеющее неизменяемое во времени плетение, но и с динамически изменяющимися справиться можно, если делать это правильно. Теперь у Александра был подходящий инструмент, чтобы без проблем пробираться дальше на север незамеченным. Он с благодарностью вспомнил водяного духа. В голову пришла мысль, что тому тоже мешала какая-нибудь ловушка, вот он и озаботился созданием подходящего инструмента для ее уничтожения.
  
    Ловушка оказалась непростой, и для ее уничтожения требовалось около часа стараний. Это еще без учета того времени, которое потребовалось на изучение самого заклинания. Само уничтожение ловушки было ничем не проще чем распутывание сигнальной сети на границе леса, но по завершении работы на лице Александра играла радостная улыбка удовлетворения.
  
    Немного прикорнув прямо на месте боевой славы, все равно никто из местных жителей поблизости не появлялся в ближайшие часы, молодой человек отправился дальше. Дальнейшая дорога стала более легкой. Основную трудность представляли те немногочисленные участки болот, которые приходилось преодолевать, чтобы перейти с одной "дороги" на другую. Приходилось "вырезать" часть сигнальной сети, уничтожать вырезанную часть, скоренько перебегать прямо по болоту, а затем откупаться от всех водяных духов, которые успели засечь нарушителя. Все это отнимало очень много сил, поэтому продвижение вперед замедлилось по сравнению с довольно легкой прогулкой по лесу. Один раз Александр оказался довольно близко от патрулируемой морлоками территории - незаметно пробираться стало в разы сложнее, пришлось вспоминать все свои знания о методах маскировки. Остальные скопления морлоков он старательно обходил. Второй раз под носом у постов пришлось проползать на границе болот. Те магические редуты, которые возвели морлоки, еще раз подтвердили догадку Александра о том, что скоро будет война. Выбравшись из владений морлоков, он удалился от последних постов на километр и, забравшись под первый попавшийся куст, заснул крепким сном без сновидений.
  
    
  
    Александра разбудило всходящее солнце. Настроение было отличное - шутка сказать, выбраться живым из такой передряги и пробраться незамеченным через все заслоны. Душа просто пела от счастья. Забавно все же устроен человек: еще совсем недавно мучился несправедливостью этого мира, собираясь покончить со своей жизнью, а теперь совершенно счастлив от того, что остался жив. Молодой человек поворочался еще чуть-чуть, предаваясь мечтаниям, пока не обратил внимание на то, что нежится он не на пуховой перине, а на жесткой земле, из которой выпирают корни. Он поднялся и отряхнулся, весь щенячий восторг, который посетил его при пробуждении, куда-то испарился.
  
    - Нет бы жизни порадоваться. Вечно я... - пожаловался солнышку Александр. - Что за жизнь у меня такая?
  
    Чтобы не тратить зря время на рефлексию, он наскоро перекусил, сверился напоследок с картой и отправился на встречу с людьми. "Нечего сидеть и себя жалеть. Вот встречу людей, появятся у меня новые проблемы, а старые уйдут на задний план. Надеюсь". Подобные слова помогали не сильно, но хотя бы отвлекали от грустных мыслей.
  
    Все мысли, как веселые, так и грустные, исчезли как только юный маг увидел первых людей. Их было всего двое - парень и девушка, а за ними стояли и щипали травку их лошади. Александр неожиданно ощутил, что волнуется. Короткое дыхательное упражнение помогло только частично, приведя в порядок дыхание и немного успокоив сердце. Промелькнула трусливая мысль ретироваться от этой парочки, а начать знакомство с местными жителями прямо в деревне. За ней, предвестницей паники, пришла другая мысль: "А как меня за разбойника примут? Да и легенду я не придумал, как Харас советовал. Не ту легенду, что легенда, а другую... Тьфу, запутался. И вообще, эти на детей дворян смахивают. Может и правда не стоит? Они все равно меня еще не заметили". Чтобы не потерять окончательно всю свою решимость (не в горячие объятия природников возвращаться, в конце концов), Александр быстренько себя осмотрел, поправил на плече котомку учителя, запахнул плащ, чтобы не было видно отсутствия рубахи, выпрямил спину, расправил плечи и сделал напряженный шаг вперед.
  
    Когда вышел на открытое пространство, успел обидеться на то, что его не заметили сразу. Юный маг успел сделать еще несколько шагов, прежде чем наконец заметил, что подбирается к парочке не в одиночку. Справа к ним подкрадывался тигр. Тот никак не угрожал самому Александру, поэтому татуировка бить тревогу не стала, а простое предупреждение о присутствии хищника, наверное, просто затерялось в бурливших эмоциях. Он не мог на таком расстоянии воспользоваться своими эмпатическими способностями, чтобы определить точно намерения тигра, но все движения того говорили о подготовке к прыжку. "Они совсем слепые?", удивился такой безалаберности Александр, пока доставал свой меч.
  
    - Осторожно! Тигр! - заорал во всю глотку он, срываясь с места. Нехорошо получится, если первые встреченные им люди погибнут. Тогда его точно не только за разбойника, но и за убийцу примут.
  
    Молодой человек и девушка обернулись на крик. Кавалер взял в руки кинжал и заслонил собой девушку. "Он от меня защищаться собрался? Идиот!". Кричать повторно было уже поздно - хищник прыгнул. Александр ускорился, хоть и понимал, что все равно не успеет. Как только добежал, толчком ноги скинул с молодого человека тигра и сразу нанес удар ему в шею. Хищник повалился на землю и практически сразу затих - нанесенная мечом рана была смертельной.
  
    Активировав свое магическое зрение, он обратил свое внимание на парня. Сразу стало ясно, что тому свернули шею. Александр еще мог бы исцелить его, если бы у души уже не была порвана связь с телом. Но юный маг не мог ее восстановить. Воскрешение мертвых было доступно немногим - слишком сложно работать с душой человека. Огорченно вздохнув, Александр выпал из режима ускорения.
  
    
  
    Как только девушка услышала крик и увидела, что к ним бежит какой-то незнакомец с мечом, то невольно отступила назад. Дальнейшие действия пронеслись слишком быстро, она успела заметить только прыжок тигра и отскочить еще дальше, а потом хищник повалился на бок с перерезанным горлом и перед ней как из воздуха материализовался незнакомец. Хотя еще мгновение назад можно было заметить только размытый силуэт.
  
    Определить к какому сословию он принадлежит было сложно: сапоги из довольно дорогой крокодильей кожи (те обитают только в южной части острова) говорили, что он не из бедных, штаны тоже были из кожи, хотя это давно уже вышло из моды, так что благородные в таких не ходят; из-под распахнувшегося плаща выглядывал голый торс с хорошо развитой мускулатурой и покрытый татуировками, самая большая из них отсвечивала на солнце огненными сполохами; на лице, которое, очевидно, совсем недавно обрело, не свойственные юному возрасту, резкие черты, было немного растерянное выражение; это выражение лица подчеркивали светло голубые глаза, в которых читалась печаль загнанного в тупик человека; портрет завершали грязные свисающие патлами до плеч волосы, которые как-то не вязались с идеальной чистотой остальной одежды. Незнакомец одним движением очистил меч от крови хищника, и тот исчез непонятно как - просто растворился в воздухе. Этим он еще больше усложнил задачу, хотя ее учили быстро определять сословие собеседника по любым мелочам. Незнакомец заговорил первым:
  
    - С вами все в порядке... - и через ощутимую паузу - танесса? - как будто он не сразу вспомнил, что вежливое обращение к благородному мужчине, звучит как "тан", а к женщине - "танесса". Она утвердительно кивнула в ответ на этот вопрос. Дальше разговор пошел по совершенно неожиданному для нее руслу. Незнакомец рассказал о готовящейся природниками войне: о высадке сатиров, о закрытых границах лесов кобольдов, о магических оборонительных редутах у болот и, что самое страшное, все это было правдой. Правдивость каждого слова ей подтверждал специальный амулет. Надо было немедленно об этом сообщить.
  
    
  
    Когда Александр закончил свой рассказ, он неожиданно вспомнил о мертвеце.
  
    - Ой, извините танесса, но боюсь ваш спутник погиб. Соболезную... Это, наверное, был...
  
    - Младший сын графа Ростера, - пояснила девушка, не слушая его. - Он умер? - озабоченное выражение на ее лице сменилось удивлением, когда она наконец обратила свое внимание на труп. - Знаете, ваши слова насчет сатиров нужно поскорее передать моему дяде, он как раз... - она запнулась и оглянулась на лошадей. Простояла так с минуту в задумчивости, скосила глаза на Александра, подумала еще немного и предложила: - Давайте я поеду вперед и сама передам ваши слова дяде, а вы довезете тело Барита до ближайшей деревни и сдадите его охране. Они там.
  
    - Но что они подумают, когда увидят меня с его трупом?! - воскликнул Александр, когда представил себе картину маслом: он подъезжает на коне этого Барита, с трупом самого Барита, перекинутым через седло, и пытается сдать все это добро охране.
  
    - Да, вы правы, - смутилась девушка. Бросила взгляд на руки, стянула одно из колец и протянула молодому человеку: - Вот. Покажете его им, и скажете, что выполняете мою просьбу. Они вам поверят.
  
    Как только Александр взял кольцо, она бросилась к лошади, быстро вскочила на нее и пришпоривая ту, бросила на прощанье:
  
    - Ну все, я поскакала...
  
    - Угу, - буркнул юный маг, смотря в спину удаляющейся девушки, - вот так покажу кольцо и скажу: "Я выполняю ЕЁ просьбу". А имя?! - прокричал он, но девушка его уже не слышала. - Будем наедятся, что они сами знают чье это кольцо.
  
    Посмотрев на труп сына графа Ростера и на его коня, молодой человек задумался: это у него паранойя разыгралась после последних событий или в новой истории, в которую он только что влип, тоже есть подвох?
  
    Август 2006 - декабрь 2008,
  
    Гомель
      
  
  
    1 Мастерами боя или просто мастерами - называли тех орков кто достиг высших степеней мастерства со всеми известными видами им оружия. Хотя само понятие прижилось больше у людей, когда вошло в моду у аристократов брать в учителя для сыновей орков. Брали само собой только мастеров. Люди же придумали для подобных мастеров братство и внесли некоторые обычаи, например такие как татуировки, которые перешли потом и к оркам. В теперешние времена орков в учителя берут разве что из за престижа. Не каждый аристократ может это сделать.
  
    
  
    2 Стилусом называется главный материк этого мира, по нему назван и сам мир.
  
    
  
    3Орк зовет вас с ветром,
  
    не радуга рассветает весной.
  
    не показывайте племени ошибки и недовольство,
  
    ответьте, как имя колокола
  
    
  
    4ваш друг зовет, души,
  
    сквозь туман и источник удачи,
  
    знак чар, паук песню плетет
  
    ответ дайте вы, молю
  
    
  
    5 Волохами называются природники и простые звери обладающие магией.
  
    
  
    6 Кама - вид холодного оружия, распространённый на Окинаве. Представляет собой короткое изогнутое лезвие, насаженное на короткую рукоять перпендикулярно ей. Его прототипом был сельскохозяйственный инструмент - серп для уборки риса, который приобрёл боевое значение после аннексии Окинавы Японией и ввода запрета на традиционное холодное оружие (катана-гари).
  
    
  
    7 Конча́р - древнерусское и восточное колющее холодное оружие. Представляет собой меч с прямым длинным (до 1,5 м) узким трех- или четырехгранным клинком.
  
    
  
    8 Фальчио́н - европейский меч с расширяющимся к концу коротким клинком с односторонней заточкой.
  
    
  
    9 В книге я использую не классическую средневековую иерархию дворян, а только привычные всем название. Сама иерархия немного изменена.
  
    
  
    10 Надеюсь читателям понятно, что в данном случае "раса" применяется в смысле вида существа. Применение этого слова по отношению к видам очень распространенный штамп (ляп) русскоязычных писателей фентези, но мне не хочется с ним бороться. Я его тоже использую.
  
    
  
    11Саи - использовалось в качестве оружия крестьянами о. Окинава. Оружие относится к стилетам и используется как колющее и ударное оружие. Любители кино могут увидеть их в фильме "Электра". Там ими пользуется главная героиня.
  
    
  
    12Тут было оркское ругательство, обозначающее "не очень хорошее место".
  
    
  
    13Клинком у орков называется отряд из семерых воинов. В отряде обязательно должен быть один воин с клановой татуировкой для связи, который исполняет обязанности командира. Так же желательно присутствие шамана.
  
    
  

  (C)
  Круподёров Сергей 9.12.2008 г.
  
  
  
Оценка: 5.05*82  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"