Крушина Светлана Викторовна: другие произведения.

Пока смерть не заберет меня. Часть 3. Хозяева и слуги

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение продолжения "Тьмы..." Третья часть одним файлом.


Часть 3. Хозяева и слуги

Глава 1

To know it is to fear it
To fear it is to say no

Dark Tranquility "Lesser Faith"

--

Знать - значит бояться

Бояться - значит сказать "нет"

   Я не умею утешать плачущих женщин. Не умею, и все тут. Даже не знаю, с какой стороны подступиться. Все слова утешения начинают казаться мне глупыми и ненужными. Поэтому, пока Аврора плакала, я ничего не делал, только обнимал ее за плечи одной рукой, а второй гладил по шелковым волосам. Я даже ни о чем не спрашивал, поскольку говорить она явно была не в состоянии. Рыдания сотрясали ее с такой силой, что это должно было быть больно. К счастью, бурный период миновал быстро, и слезы потекли тихим и ровным потоком, сопровождаемые одними только всхлипами. Текли они, между прочим, по моей груди, оставляя на засохшей крови черные дорожки поплывшей туши. Черное и красное - как эффектно!..
   Причины вселенского потопа не были озвучены, но я о них смутно догадывался. И это обещало стать проблемой. Так что пока я старался не думать о причинах Аврориных слез, а размышлял о собственном положении. То есть размышлял, насколько это было возможно при моей больной голове. Пока что мне не очень верилось в то, что я снова свободен. А вдруг Аврора ошиблась? Откуда ей знать наверное? Правда, присутствия Алана в голове я пока не ощущал, и это вроде бы подтверждало правоту Авроры. Вроде бы. Ну а если она все-таки права, и я вновь свободен, то возникает вопрос, гораздо более серьезный, чем это кажется на первый взгляд: что мне делать со своей свободой? Будь я человеком, ответ нашелся бы без труда. Но я был носферату. И с этим тоже нужно что-то решать.
   Наконец Аврора притихла, свернувшись клубочком и уткнувшись мокрым лицом в мою грудь. Я подумал было, что она уснула, как это бывает с наплакавшимися детьми, и продолжал сидеть неподвижно, чтобы не потревожить ее. Да, я ее не любил, но мне было ее жаль. Может, это было глупо, ведь Аврора только выглядела несчастной зареванной девчушкой, а на самом деле ей могло быть пятьдесят или даже сто лет, и цинизма в ней хватало. Уж это я знал. Но ничего не мог поделать с жалостью.
   Мы сидели так минут пять, и тут Аврора пошевелилась и прошептала очень тихо и очень жалобно:
   - Не бросай меня.
   - Что? - не понял я.
   - Ты теперь уедешь, - она подняла голову и снизу вверх заглянула мне в лицо. - А мне придется остаться с Аланом. Без тебя.
   - Но я еще даже не знаю, уеду я или нет. Может быть, ты вовсе ошиблась...
   - Я не ошиблась. Подобные вещи я знаю, просто знаю. А уехать тебе придется: неужели ты думаешь, что уживешься с Аланом в одном городе?
   Я задумался. С Аланом еще наверняка будут проблемы, но... уехать? А как же Мэвис?
   - Я не знаю, Аврора.
   - Забери меня к себе, - вдруг попросила она. Я отметил это "к себе" вместо "с собой", и мурашки побежали у меня по спине. Она что, хочет, чтобы я перекинул ее связь с Аланом на себя? Не слишком ли многого она от меня ждет?
   - Давай пока подождем, - выдвинул я встречное предложение. - Я пока еще не... не осознал себя в новом свойстве.
   - Скоро мне придется вернуться к Алану.
   - Но ведь мы еще увидимся. Да и... кстати, Аврора, а как вообще получилось, что он отпустил тебя со мной?
   - Не знаю. По-моему, ему было не до меня...
   - А Мэвис? - вспомнил я. - Она ушла, когда мы... сцепились?
   Аврора насупилась и отодвинулась в сторону.
   - Убежала. Правда-правда, прямо так и убежала. Глаза у нее были вот такие, - она показала, какие, сложив перед своими глазами пальцы колечками. Я тихонько вздохнул с облегчением. - А ты в курсе, что весь перемазан кровью? - тут же пошла в наступление Аврора. - Я хотела запихнуть тебя в ванную, но побоялась утопить.
   Я посмотрел на нее - уже она улыбалась. Чуть-чуть, краешками губ, но улыбалась. Молодчина Аврора. Я тоже улыбнулся.
   - Тогда я пойду приму душ.
   - Давай-давай. А я пока приготовлю поесть.
   Что бы там ни было, Аврора оставалась практичной девушкой.
   - Только боюсь, никакой еды ты у меня дома не найдешь. Я не был здесь несколько месяцев...
   - Ничего, что-нибудь придумаю.
   И она действительно придумала. Пока я отмывал кровь (стараясь при этом не делать резких движений, потому что все тело болело просто зверски, а из-за слабости казалось бескостным), Аврора успела счистить с лица остатки косметики и приготовить горячую еду и кофе. Ладно, с кофе еще понятно, могли сохраниться старые запасы, но где она взяла остальное? Это был маленький девичий секрет Авроры, делиться которым она не собиралась.
   Замотанный в одно только полотенце, я добрел до кухни и упал на табурет рядом со столом. Вообще-то я очень придирчив к одежде и обычно не расхаживаю по квартире раздетым, даже если никого, кроме меня, дома нет, но сегодня был какой-то странный день. Не такой, как обычно.
   Едва я взялся за чашку с кофе, в гостиной приглушенно запел мой мобильник. Я попытался припомнить, где его оставил, но Аврора бросила на лету: "Я принесу", - и умчалась прочь из кухни. Вернулась буквально через секунду и положила на стол передо мной телефон с таким благоговейным видом, как будто звонил сам господь бог. На экране светился номер Кристиана. Дрогнувшей рукой я схватил трубку и заорал в нее:
   - Крис!
   - А это вовсе и не он! - ответил мне веселый женский голос, смутно знакомый. - И незачем так орать, вообще-то.
   - Э... - озадачился я. - А кто это?
   - Не узнал? Пошевели мозгами.
   Я честно попытался это проделать, но думать было слишком больно. Кто мог бы звонить с телефона Кристиана? Валь мог бы... наверное. Но Валь - не женщина. Лорена могла бы, но в жизни у нее не было такого радостно-хулиганского голоса. Кто-то из носферату приехал в гости?
   Гости. Вот, показалось мне, ключевое слово, но додумать мысль до конца я не успел. Невидимая собеседница терпением не отличалась.
   - Агни я! ты что, совсем меня забыл?
   - Агни! - вскричал я, и Аврора тут же уставилась на меня круглыми отчаянными глазами, отвернувшись от плиты. - Ты что, у Криса телефон утащила?
   - Ну да, утащила. А что делать, если по-другому у него твой номер не вытребовать. Шифруется, как иностранный шпион.
   - Агни! - повторил я улыбаясь. Мы не виделись много лет, но по-прежнему легко находили общий язык. - Как я рад тебя слышать!
   - А уж я-то! А как я буду рада тебя увидеть, ты даже не представляешь...
   - Кхм, - я тут же вспомнил обещание, данное Кристиану. Странно, что я еще что-то помню. - Э... знаешь, тебе лучше пока не приезжать.
   - Почему?
   - У меня тут... некоторые обстоятельства.
   - Знаю я твои обстоятельства! - заявила Агни, ничуть не удивившись. - Я раскрутила папу и вообще теперь все знаю и про тебя, и про него.
   - Что ты знаешь? - опешил я.
   - Ну, например, что ты - кровохлеб, и папа тоже, и у тебя проблемы с твоим, хм-м, боссом.
   "Кровохлеб" - это интересно. Так меня еще не называли.
   - Так, минутку притормози, - попросил я. - Когда ты успела все это вытрясти из Криса?
   - Сегодня днем.
   - И ты так сразу поверила?
   - Ты бы видел, какие типы ошиваются вокруг папы! Глядя на них, поверишь во что угодно. Впрочем, ты их, наверное, как раз видел.
   - А раньше ты мне не верила...
   - Раньше у меня мозги были затуманены, - Агни заговорила очень серьезно. - А с тех пор они прояснились, да и я немножко... поумнела, что ли. Я ведь помню, как Лючио прокусил мне шею и заставлял пить кровь из своей руки... просто долгое время я не хотела об этом думать. А если бы не ты, Илэр, я бы еще раньше все узнала... только уже при других обстоятельствах. Папа мне рассказал, как ты меня спас. А сам вляпался.
   - Вляпался я гораздо позже, - пробормотал я, порозовев от смущения. "Спас!".. Ну надо же...
   - Да неважно, раньше или позже, - отмахнулась Агни. - Вот что, Илэр: я хочу с тобой увидеться, и приеду обязательно. Так что лучше скажи, как тебя найти, иначе я не отвечаю за сохранность папиных записных книжек.
   - Агни, но ведь я живу в другом городе!
   - Ну и что?
   - Нет, Агни, - помолчав, сказал я. - Пока не надо приезжать, правда.
   - Как хочешь, - несколько разочарованно протянула она. - Только я все равно приеду. Будет тебе сюрприз. Жди.
   - Агни!
   - Ой, папа идет. Пока, целую! Увидимся, - и Агни отключилась. Несколько ошарашенный ее напором и особенно этим неожиданным "целую", я медленно и осторожно положил умершую трубку на стол.
   Аврора, упершись бедром в край разделочного столика и сложив на груди руки, грустно смотрела на меня.
   - Ты прямо нарасхват...
   Я почувствовал, что краснею.
   - Я же говорил, Агни просто знакомая...
   - Ну да, ну да. "Как я рад тебя слышать!" - передразнила Аврора. - Видел бы ты при этом свою физиономию. Похоже, ты рад слышать и видеть всех подряд... только не меня.
   - Аврора...
   - Ладно, - она махнула рукой и, повернувшись ко мне спиной, а к столику лицом, принялась что-то яростно кромсать ножом. - Проехали. Ты ведь любишь свою дурацкую блондинку - ну и люби на здоровье.
   - С чего ты взяла? - вспыхнул я.
   - Иначе с чего бы ты полез на Алана? Начни он подкапываться под кого-нибудь другого, ты просто стоял бы, смотрел и помалкивал, чтобы самому не огрести.
   С минуту мы молчали. В кухне было тихо, только глухо стучал по разделочной доске нож. Потом Аврора развернулась и поставила передо мной тарелку с нарезанной зеленью и сыром. Где же она все это раздобыла? Сыр - ладно, мог и заваляться в холодильнике, но зелень?.. неужели она уже в магазин сбегала? Эх, Аврора, Аврора...
   - Аврора, а кто тебя превратил?
   - Тот же, кто и тебя, - буркнула она, стаскивая с тарелки ломтик сыра. - Алан, конечно.
   - И сколько тебе было лет?
   - Шестнадцать. Если снова будешь выпытывать, сколько мне лет сейчас, то фиг я тебе скажу.
   - Вряд ли очень много, - сказал я, внимательно на нее глядя. - Поскольку на шестнадцать, ну, от силы на восемнадцать, ты и выглядишь.
   - Спасибо, - ядовито отозвалась Аврора.
   - Нет, правда. А ты добровольно пошла на превращение?
   В Аврориных глазах вспыхнули злобные огоньки.
   - Да - так же как и ты. Правда, между нами есть и небольшая разница: я тогда была как распоследняя дура влюблена в Алана. Он был моим первым любовником, так что нас связывает не только кровь... Если превращение соединено с любовным актом, связь получается крепче.
   - Попахивает извращением, - заметил я.
   - Кто бы говорил, - огрызнулась Аврора.
   - Извини.
   Снова ожил телефон. Теперь экран высвечивал номер Алана, и сердце у меня провалилось куда-то в пятки. Я смотрел на телефон, не решаясь ответить на вызов.
   - Еще одна девица? - заинтересовалась Аврора.
   - Нет. Алан.
   Лицо ее вытянулось, и всякая охота шутить отпала.
   Телефон все звонил - вероятно, Алан настоятельно желал побеседовать со мной. А я все смотрел и смотрел на него, пока меня вдруг не посетила мысль: Алан, при всей своей неприязни к телефонам вообще и к сотовой связи в частности, звонит мне на мобильник, вместо того, чтобы напрямую залезть в голову, как это он обычно проделывал! И о чем это говорит? Я с шумом выдохнул воздух, взял трубку и прижал ее к уху:
   - Да, Алан, я слушаю.
   - Наконец-то! - голос не злой, но и не так чтобы веселый, обычный такой голос, нейтрально-дружелюбный. - Как ты? Жив, здоров?
   - Относительно, - ответил я осторожно. - А с чего такая забота?
   Он засмеялся, но тоже без веселья, как-то сухо.
   - Ну, ты все-таки мое создание. Аврора у тебя?
   - Да.
   - Дай ей трубку.
   Я выполнил его просьбу - или это был приказ? Скорчив гримаску, Аврора взяла телефон и с полминуты слушала, что говорил ей Алан, потом вернула трубку мне:
   - Он хочет тебе еще что-то сказать.
   - Что вам нужно? - спросил я Алана без восторга.
   - Поговорить.
   - Так говорите.
   - Не по телефону. Встретимся где-нибудь.
   Первая мысль была: если он просит меня о встрече, значит, в самом деле власти у него надо мной больше нет! Но не успел я порадоваться, как пришла вторая мысль: а ну как он попробует снова заполучить меня? Из этого логически вытекла третья мысль - послать его куда-нибудь подальше. С чего это я буду с ним встречаться? Видеть его не желаю!
   - Не буду я с вами встречаться, - грубо ответил я.
   - Почему? Ты меня боишься? - без всяких эмоций поинтересовался Алан.
   - Да идите вы! - я прикусил язык. А ведь и правда, боюсь. Боюсь, что он снова предъявит на меня права и снова окажется сильнее. Ну и что? Это нормально - проявлять осторожность после того, что мне пришлось пережить. Нормально, да. Но только... Всю жизнь мне придется прятаться от Алана и ему подобных. Не он, так Дерек или Хэтери, или кто-нибудь другой из высших носферату может попытаться заполучить меня в свою группу. Можно уехать за границу... ага, а еще лучше - на Северный полюс, где нет носферату, знающих меня в лицо - а о том, чтобы представить меня каждому более или менее сильному кровососу лично, Алан уж позаботился. Еще можно попросить защиты у Кристиана, отдаться под его власть... да только хочу ли я этого? Не довольно ли быть марионеткой? Да, Кристиан никогда не причинит мне зла. Но все-таки он не будет больше моим другом. Он станет моим хозяином.
   Алан терпеливо ждал, пока я думал. Вероятно, он знал, что теперь происходит в моей больной, пылающей жаром голове.
   - Черт с вами! - решился я наконец. - Встретимся через час в центральном парке, у римского фонтана.
   Аврора следила за мной тревожным взглядом.
   - Хорошо, - сказал Алан. - И прихвати с собой Аврору. Ну, до встречи.
   Медленно я опустил руку с телефоном. Есть совершенно расхотелось.
   - Алан хочет, чтобы ты пришла, - сказал я Авроре.
   - Я знаю.
   - Пойдешь?
   - А куда мне деваться? - грустно отозвалась Аврора.
   Придерживая одной рукой обернутое вокруг бедер полотенце, я встал и подошел к ней. Коснулся пальцами ее подбородка. Аврора доверчиво подняла ко мне лицо.
   - Тебе с ним так плохо? - спросил я.
   - Мне с тобой хорошо... - она попыталась потереться щекой об мою грудь, но я удержал ее за подбородок и заглянул в глаза.
   - Нет, правда. Он делает тебе больно? Обижает? Ведь ты говорила, что тебе нравится с ним быть.
   Аврора вдруг резко оттолкнула меня обеими руками.
   - Ну тебя к черту! Причем тут это? Разве дело в том, обижает он меня или нет?
   - А в чем тогда дело?
   - Вот в этом, - она постучала себя сжатым кулачком в грудь. - Если бы я могла, то с легким сердцем оставила бы Алана ради тебя. А тебя ради него - не оставила бы.
   - Он же твой создатель...
   - И твой тоже! И что из этого?
   Мне пришлось признать, что ничего. Если я не увижу Алана до конца своих дней, вряд ли буду по этому поводу огорчаться. Хотя это он сделал меня таким, какой я есть. Нет. Именно потому, что это он сделал. Да, но я не был в него влюблен, как Аврора...
   - Ты его больше не любишь?
   Она гневно сверкнула на меня глазами.
   - Издеваешься ты, что ли, надо мной? Или забыл все, что я тебе говорила?
   - Нет, помню.
   - Ну и не задавай тогда дурацких вопросов.
   Кротко согласившись больше этого не делать, я быстро допил кофе и ушел в комнату одеться. До встречи с Аланом оставалось не так уж много времени, а нужно было еще добраться до центрального парка. Когда я натягивал через голову свитер, в комнату прокралась Аврора, уже притихшая и снова погрустневшая. Прислонившись спиной к стене, она наблюдала, как я расчесываю перед зеркалом волосы, еще чуть влажные после душа.
   - Ты попросишь за меня Алана? - вдруг спросила она тихо, и я чуть не выронил расческу.
   - Вот так сразу? А если он позвал меня только для того, чтобы размазать по ближайшей стенке?
   Она округлила глаза.
   - Ты думаешь так, и все равно идешь?
   - Ну а что мне остается? Я не могу всю жизнь прятаться.
   - Ты мог бы уехать...
   - Об этом мы вроде уже говорили. Уезжать я не собираюсь.
   - Ты из-за нее не хочешь уезжать... - шепнула Аврора, потупившись. Вероятно, она имела в виду Мэвис, мысли о которой теперь не давали ей покоя.
   - В первую очередь - из-за себя... Нам пора, Аврора.
   Выскользнув в коридор, она зашуршала там своим набитым какой-то синтетической дрянью новомодным пальто. Мое же классически драповое пальто отыскалось в гостиной, брошенное в одно из кресел. Застегивать его я не стал - почему-то я почти перестал мерзнуть в последнее время... мне вдруг вспомнился Лючио - такой, каким я его видел в последний раз - живым: сидящий на заметенном снегом парапете, в легком осеннем пальто нараспашку, в модельных туфлях на тонкой подметке, и с непокрытой головой. Может, это наследственное?..
  

*

   Уже выйдя из дома, я обнаружил в телефоне три пропущенных звонка: один от Мэвис и два от Кристиана. Не удивлюсь, если Мэвис уж поделилась с Кристианом впечатлениями прошлой ночи, и теперь они совместно за меня тревожились... Тьфу ты, черт, что за дурацкие мысли в голову лезут.
   Наверное, стоило бы позвонить Кристиану и посоветоваться с ним. Но я не стал. Пора уже самому, что ли, принимать решения. Позвоню позже, когда станет окончательно ясно, кто я и что я теперь. С Мэвис я решил объясниться тоже после встречи с Аланом... если это вообще имеет какой-то смысл. Я сказал ей о своей любви, и она ничего не ответила. Я убедился в отсутствии взаимности, и теперь, вероятно, должен оставить Мэвис. Что нас теперь будет удерживать друг возле друга? А что удерживало раньше, если ни одного слова любви не было сказано между нами? Моя любовь и ее жалость? Не слишком жизнеспособное сочетание... Я понял, что запутываюсь.
   В вагоне метро я думал о Мэвис и не испытывал никакой радости, одну только горечь. Из темного стекла напротив угрюмо глядело мое отражение - некто худой, мрачный, и в черном с головы до пят - ну чисто галчонок. Аврора держалась поблизости, но не пыталась взять меня за руку и повиснуть на ней, как делала обычно, только то и дело с озабоченной гримаской заглядывала мне в лицо и жалобно выпячивала губки.
  

Глава 2

Freedom is only a hallucination
That waits at the edge of the places you go when you dream...

Anathema "Pulled Under 2000 Metres A Second"

--

Свобода - всего лишь мираж,

Что поджидает нас на краю тех земель, где мы бываем во сне...

   Когда мы подошли к центральным воротам парка, на улицах уже давным-давно горели фонари. Этой зимой было мало снега, асфальт и газоны были черными и мокрыми, и ночь казалась особенно темной, несмотря на то, что небо горело заревом от множества электрических огней. Небо горело, но внизу было темно. Правда, темноты я давно уже не боялся, привыкнув жить в ней.
   Фонтаны, разумеется, не работали. Площадь вокруг них была пуста, и только под фонарем стоял невысокий человек в темной куртке с поднятым воротником. Я сразу узнал Алана. Он стоял ко мне боком, и был ясно виден его резкий и четкий, словно вырезанный из железа, профиль. Пока мы с Авророй не подошли вплотную, Алан даже не шевельнулся. И лишь когда я остановился в двух шагах от него, он повернул голову. Мне стоило некоторых усилий поднять взгляд и встретиться с ним глазами.
   Сегодня он был бледноват, это было видно даже при электрическом желтом свете; но и я выглядел не лучше. Мы молча смотрели друг на друга, и я не чувствовал его присутствия в своей голове. Я вдруг понял, что впервые мы встретились как равные. Но - как не слишком доброжелательно настроенные друг к другу равные. Вдруг Алан сделал долгий выдох - оказывается, до того он стоял, задержав дыхание. Ну и ну.
   - Вы один или со своей свитой? - спросил я.
   Алан слегка вздернул брови:
   - Один. А ты чего ждал?
   Я пожал плечами. Никто не мог помешать ему прихватить с собой парочку верных церберов, которых он обычно присылал за мной, если я отказывался по своей воле явиться на его зов.
   - Что вам нужно?
   - Для начала - пускай-ка Аврора прогуляется во-он туда, и подождет меня на той аллее.
   Аврора проследила его жест и зябко передернула плечами. Тащиться в темноту и прогуливать там в одиночестве ей явно не хотелось, но возражать она не посмела. Зато посмел я:
   - Пусть она лучше едет домой.
   - Поедем вместе, - сказал Алан.
   - Отпустите ее, к чему мелочиться?
   - Уж не желаешь ли ты бросить мне вызов? - спокойно спросил Алан.
   Не успел я даже придумать, что на это ответить, как Аврора крикнула, спиной пятясь от нас в направлении указанной аллеи:
   - Не надо! Я уже ухожу. Все нормально, Илэр, я подожду. Не спорь.
   Еще час назад она хотела, чтобы я "забрал" ее у Алана, а теперь, увидев нас вместе, почему-то передумала. Испугалась?
   Пока Аврора не отошла достаточно далеко, чтобы перестать нас слышать - учитывая, что она была хоть и слабым, но все-таки вампиром, это было довольно приличное расстояние, - мы молчали. Алан все смотрел и смотрел на меня, это было неприятно, но я не говорил ничего. Ему нужно, пусть он и говорит.
   Он и сказал, усмехнувшись краем рта, тихо и с каким-то намеком на интимность:
   - Здорово вчера получилось, верно? Я уж и не надеялся, что у меня что-то выйдет.
   - Получилось что?
   - Довести тебя до бешенства, - он уже откровенно ухмылялся, но лицо его не выражало ни веселья, ни даже привычного дружелюбия.
   Я уставился на него, соображая:
   - Так вы специально меня провоцировали?
   - Ага. И твоя подружка очень мне помогла. Надо было познакомиться с ней раньше.
   Все равно я ничего не понимал.
   - Вы меня все это время провоцировали! Зачем?
   - Чтобы высвободить твою силу, мой мальчик.
   - Я не ваш мальчик, - сказал я сквозь зубы, и Алан засмеялся.
   Теперь я кое-что понял. Я был удивлен, но не слишком, поскольку помнил, что Кристиан говорил о способах "воспитания" носферату. Но я не понимал, зачем Алану нужно было, чтобы я освободился. Об этом я собирался спросить, но позже. Что до мотивов Алана, почему-то я поверил ему сразу.
   - Ну и способ вы выбрали, - сказал я с отвращением. - Вы еще бОльший извращенец, чем я думал.
   - Думай обо мне, что хочешь, - ответил Алан. - Но другого такого же эффективного способа я не знаю. Если бы я отпустил тебя, не доведя дело до конца, не прошло бы недели, и тебя подобрал бы новый хозяин.
   Мне совсем не понравилось слово "подобрал", но я проглотил его и спросил мрачно:
   - Вас в свое время так же прессовали?
   - Хуже. Когда я был молод, методы были... жестче.
   - Насколько жестче? - не удержался я.
   Он посмотрел на меня вдруг потерявшими всякое выражение, пустыми глазами. И голос его тоже был пуст:
   - Не думаю, что ты действительно хочешь это знать.
   Отчего-то меня передернуло. Чтобы скрыть это, я отвернулся и сказал:
   - Вы могли хотя бы Кристиану сказать, зачем это все.
   - Ты думаешь, он не знал?
   Ну да, конечно, чего это я.
   - Ну а зачем вам понадобилось высвобождать мою силу? Не проще было бы оставить меня рядовым... миньоном?
   Алан чуть улыбнулся, и глаза его снова ожили.
   - Во-первых, ты сам этого не захотел. Если бы ты не начал сопротивляться, когда я испортил твой роман с Авророй, ничего не было бы. Ты мог принять меня, признать хозяином, но коли начал брыкаться, делать нечего. Нужно было дожимать тебя... так или иначе.
   - А во-вторых? - спросил я.
   - А во-вторых, - откликнулся он, пристально и серьезно на меня глядя, - я делал это из любви к тебе.
   Я промолчал, сдержав желание плюнуть ему под ноги. Подобные заявления от Алана мне уже приходилось слышать, но я всегда полагал, что это насмешки. В самом деле, как воспринимать слова: "Я люблю тебя", - от человека, который, что ни день, то придумывает для тебя новые унижения? Вспомнив же ту ночь, когда Алан вызвался показать, каким еще образом он может выразить свою любовь ко мне, я снова передернулся. Алан это заметил и, истолковав правильно, проговорил:
   - Любовь это не только постель, Илэр.
   - Не в вашем случае, - ответил я грубо. - Вас, кажется, только постель и интересует.
   - Нет.
   - Расскажите это кому-нибудь другому!
   - Возможно, я и перегнул палку. Я слишком сильно тебя хотел.
   Похоже, он пытался извиниться, но я не смог это оценить - при его словах у меня даже зубы свело от злости и унижения.
   - Идите вы к черту со своей похотью! Я не сплю с мужчинами!
   Алан чуть пожал плечами.
   - Я не совсем понимаю, почему тебя это так задевает. В сущности, нет особой разницы между мужчиной и женщиной. И те и другие равно могут вызвать желание, отличие только в способе его удовлетворения. Так что для тебя тут никакого оскорбления нет.
   - Напомните об этом, когда мне исполнится тысяча лет, - зло сказал я. - Тогда, может быть, я с вами и соглашусь.
   - Через тысячу лет я буду мертв, - сообщил Алан обыденно. - И ты, быть может, тоже. Но к делу, Илэр. Я пригласил тебя не для того, чтобы обсуждать свои интимные предпочтения.
   А для чего? - хотел спросить я, но удержался. Нет уж, пусть дальше сам говорит. Не буду я у него больше ничего спрашивать.
   - Хочу предложить тебе партнерство.
   Я едва успел подхватить падающую челюсть. После только что состоявшегося разговора слово "партнерство" вызвало мысли определенной направленности, но мне хватило ума сообразить, что Алан, вероятно, имеет в виду что-то другое, иначе не стал бы он заводить беседу по второму кругу. Вроде бы уже ясно, что его постель меня не интересует.
   - Какого рода партнерство? - выдавил я.
   - Тебе известно, в каких отношениях состояли Кристо и Лючио до того, как разругались?
   - Э-э... - я начинал понимать. - Да. Деловое партнерство?
   Алан кивнул, и у меня голова пошла кругом. Захотелось куда-нибудь сесть. Бортик чаши фонтана выглядел весьма привлекательно, но я решил, что, пока хватает сил, лучше не демонстрировать слабость перед потенциальным противником. И вообще, может, мне все это снится? Вчера Алан отдавал мне приказы, а сегодня предлагает вместе с ним встать во главе клана?
   - Кто-то из нас двоих сошел с ума? - проговорил я вслух.
   - Не я, - Алан вскинул брови и тут же засмеялся, сверкнув зубами. - А что тебя смущает?
   - Изменчивость ваших планов...
   - Много ты знаешь о моих планах!
   - ...и ваша личность. Я вам не доверяю.
   - Почему? В чем я тебя обманывал?
   Подумав, мне пришлось с великой неохотой признать, что ни в чем. Умалчивал - да. Но не обманывал.
   - Так что же, Илэр?
   - Я не хочу оставаться с вами рядом. Вы мне... неприятны.
   Алан покачал головой, усмехаясь.
   - Даже сейчас - и такая деликатность. Всего лишь "неприятен". И это все, что ты можешь сказать о своем ко мне отношении?
   - Не все, - возразил я. - Но я не хочу об этом говорить. Хочу забыть вас, как страшный сон. И никогда не вспоминать.
   - Не выйдет! У носферату хорошая память. Мы ничего не забываем.
   - Тогда я постараюсь перестать быть носферату.
   - Если говорить об изменчивости чьих-то планов, так ведь это именно ты, Илэр, то и дело переменяешь намерения. Сначала ты захотел перестать быть человеком - назло Кристо, заметим, - а теперь хочешь перестать быть носферату... назло мне, надо полагать.
   - Ничего подобного, вы тут ни при чем, - мрачно сказал я. И чего я еще с ним разговариваю, да еще и спорю? Не все ли равно, что он обо мне думает? Давно пора развернуться и уйти. Ведь ясно же, что его предложение я не приму. Слишком бредово оно звучит... да и не хочу я, в самом деле не хочу оставаться с Аланом! Хватит с меня уже его темной физиономии и язвительных ухмылочек. И... всего остального тоже.
   - Не будем спорить. Но вот что я скажу тебе, Илэр: стать человеком ты уже не сможешь, даже если полностью откажешься от крови. Ты навсегда останешься одним из нас, жажда не позволит тебе забыть об этом. Спроси у Кристо, что это такое - год за годом сдерживать неутоленную жажду. Мне, надо думать, ты все равно не поверишь, если я расскажу.
   - Вам-то откуда знать, что это такое...
   Он спокойно смотрел на меня.
   - Многие из нас пробовали обходиться без крови какое-то время - по своей воле или по принуждению... Я знаю, каково это. Но никого из нас не хватило бы на столь длительное время, как Кристо. Ему бы научный труд написать по этому вопросу... Так вот, Илэр, чем угробить массу сил на то, чтобы только казаться человеком, не лучше ли научиться извлекать из своего положения максимум удовольствия?
   - Удовольствие - рядом с вами?
   - Я предлагаю тебе то, чего не предложит больше никто. Остальные будут пытаться заполучить тебя в свою свиту. Ты, пожалуй, от них отобьешься, но жизнь твою приятной не назовешь.
   - То есть вы делаете мне одолжение?
   - Понимаю, ты зол на меня, и поэтому язвишь. Но все же попытайся взглянуть на вещи беспристрастно.
   - Если поглядеть беспристрастно, - сказал я, - то я вообще перестаю что-либо понимать. Зачем вам делиться с кем-то властью? И, тем более, со мной?
   - Мне было бы жаль расстаться с тобой, - пояснил Алан вроде бы с полным равнодушием, но глаза его испытующе ощупывали мое лицо. - Силы в тебе достаточно, чтобы собрать и удерживать собственную группу, но не только в этом дело... Хотя такими вещами тоже не разбрасываются...
   - Вещами... - повторил я сквозь зубы, не сомневаясь, что и я для него - всего лишь вещь.
   Удивившись, Алан снова чуть приподнял брови:
   - В чем проблема?
   - В вас. Я не хочу иметь с вами никаких дел. Вообще никаких.
   - В тебе говорит злость и упрямство, - заявил Алан таким менторским тоном, что мне немедленно захотелось вцепиться ему в горло. - Подумай немного.
   - И думать не стану! - я чувствовал, что еще немного - и выйду из себя окончательно.
   Но Алана сегодня было не так-то легко прошибить. Он протянул руку, словно намереваясь опустить ее на плечо и дружески пожать его, но я поспешно отклонился назад, не желая терпеть его прикосновения даже через ткань пальто. Странная, далеко не веселая улыбка тронула губы Алана, он опустил руку и сунул ее в карман куртки.
   - И все-таки подумай.
   - Нет.
   - А пока будешь думать, - он словно не услышал, - не забывай вот о чем: если откажешься, тебе придется уехать из города.
   - С какой стати? Я не собираюсь уезжать!
   - Однако тебе придется. Я не могу допустить, чтобы ты болтался у моих людей перед глазами вечным соблазном, словно морковка перед осликом.
   - Боитесь потерять авторитет?
   - В точку, - спокойно согласился Алан. - Вся эта шушера, разумеется, ничего не стоит, но, если каждый вообразит, вдохновившись твоим примером, что может обрести свободу, беспокойства будет много. А я не люблю лишнего беспокойства.
   - Вообще-то мне на это плевать, - заметил я.
   - Знаю, - он кивнул. - Зато мне не плевать. Поэтому, мальчик мой, учти: если не уедешь, я буду вынужден тебя убить.
   Не думаю, что Алан пытался меня напугать. Он просто констатировал факт. Так я это и воспринял.
   - Уверены, что у вас это получится?
   - Никто не бессмертен, - улыбнулся Алан. - И меня, и тебя можно убить - если как следует постараться. А я постараюсь и уж что-нибудь придумаю. Мне будет очень неприятно, но... что поделать.
   - С интересом понаблюдаю за творческим полетом вашей мысли, - вежливо сказал я. - Но помогать вам не собираюсь.
   - Стоит ли упрямство того, чтобы лишаться из-за него жизни?
   - Объяснять я вам тоже ничего не собираюсь.
   - А не надо ничего объяснять. Думаешь, я не знаю? Ты не желаешь уезжать отчасти из-за упрямства, но главная причина - эта женщина... как ее... Мэвис Лерк? (я вздрогнул) Она не поедет с тобой, а ты не поедешь без нее. Что, не так?
   - Хоть бы и так, - буркнул я, - а это не ваше дело.
   - Конечно, не мое, - согласился Алан. - Только мне не понять такой привязанности к обычной смертной женщине. Что она такое? Через полвека она обратится в прах. А ты что будешь делать? Скорбеть по ней следующие пять сотен лет? Посмотри на Кристо - пример весьма красноречивый. Но у него хотя бы хватило духа сделать из нее вампира - пусть слабенького, но все же... И все равно добром эта история не закончилась.
   - Уж я постараюсь устроить так, - сказал я, глядя на него в упор, - чтобы мы с Мэвис жили долго и счастливо, и умерли в один день.
   - Ну, ну. Только ведь она тебя не любит, Илэр.
   Я почувствовал, как щеки у меня вспыхнули - не от смущения, а от злости, - и сжал кулаки. Правда, руки я держал в карманах пальто, и Алан ничего не мог увидеть.
   - А уж это вы никак не можете знать!
   Я ожидал, что сейчас Алан выдаст какую-нибудь высокопарную банальность в том духе, что он прожил на свете много лет и научился читать по лицам - или же по глазам, - но он молчал. И только смотрел на меня, слегка изогнув губы - это должно было означать снисходительную улыбку, но больше походило на болезненную гримасу. Почему-то мне пришло в голову, что его руки, спрятанные, как и мои, в карманы куртки, так же сжимаются в кулаки. Странно... С чего я вообще взял, что он злится или нервничает?
   - У вас есть что еще сказать? - спросил я.
   - Только одно: подумай. У тебя есть... ну, скажем, неделя. Потом или ты уедешь, или я открою на тебя охоту.
   - Я понял.
   Не прощаясь, я отвернулся и не спеша пошел прочь. Может быть, слова мои и звучали чертовки самоуверенно, но сердце в груди так и трепыхалось. Несколько лет назад я наивно полагал, будто уже не боюсь ничего на свете, но теперь от этой наивной веры не осталось и следа. Я боялся - боялся Алана и того, что он может сделать, даже утратив власть надо мной. Самым разумным поступком было бы оставить все и рвануть под защиту Кристиана - вряд ли кто-нибудь осмелился бы сунуться на его территорию только ради того, чтобы заполучить меня. Мэвис, вероятно, будет только рада избавиться от меня, а Аврора... Аврора пусть устраивается сама. В конце концов, до моего появления она жила как-то, и даже без особых огорчений. Да, проще простого убежать к Кристиану. Вот только почему-то казалось мне, что это бегство будет равнозначно признанию случайности победы над Аланом. Я распишусь в собственном бессилии. Как глупо... Какая разница, кто и что обо мне подумает и скажет?
   Что посоветовал бы Кристиан? Наверное, он сказал бы: "Не подставляйся".
   А может, он сказал бы: "Борись"?.. В последнюю нашу личную встречу он сказал именно это.
   - Илэр! - окликнул Алан, едва я отошел на пару десятков шагов. Я остановился, но не обернулся.
   - Что еще?
   - Мое желание познакомиться с Агни остается в силе.
   - Агни не приедет, - сказал я через плечо.
   - Приедет, - возразил Алан убежденно. - Вот увидишь, приедет.
   Мне очень не хотелось ему верить. Но что-то подсказывало, что он прав. Агни предпочитала доводить до конца все, что ни задумала, и терпеть не могла, когда что-то мешало ее планам. Во всяком случае, такой она была восемь лет назад, до того, как вышла замуж.
  

*

  
   Метро уже закрылось, и домой я добирался пешком. Торопиться, впрочем, было некуда, и даже начавшийся мокрый снег с дождем не мог заставить меня ускорить шаг. Мыслей в голове не было никаких, и я даже радовался этому. Думать ни о чем не хотелось. Когда я вошел в квартиру, с волос у меня капало растаявшим снегом. Первым делом, не снимая пальто, я направился в ванную, взял полотенце и принялся вытирать волосы; во время этого занятия в голову начали приходить мысли, и до того безрадостные, что я бросил полотенце и, как был, взъерошенный, в покрытом каплями воды пальто, прошел в гостиную, упал в кресло и предался размышлениям.
   Итак, что мы имеем?
   Алан предоставил мне выбор: принять его предложение и, по сути, вернуться к тому образу жизни, который я так долго мечтал изменить; или же отказаться и превратиться в дичь для него и его вампиров. Попытается ли он убить меня или же снова сделать меня своим слугой, - это был вопрос отдельный и не слишком меня волнующий, потому как оба варианта меня не устраивали категорически. Я не хотел становиться ни партнером Алана, ни его слугой; и умирать я тоже не хотел. Больше не хотел.
   Разрешалась эта дилемма на первый взгляд просто: нужно уехать в другой город... да хотя бы, опять же, к Кристиану, которому, наверное, уже икается, и который будет рад меня принять, это точно. И уж наверное он не станет ставить условий: или я с ним, или против него, - а даст просто жить, как мне хочется. Чего же лучше?
   Ага, только понять бы, чего мне на самом деле хочется...
   С Мэвис мне быть хочется, вот что. Жить долго и счастливо и умереть в один день. Хочу обнимать ее, целовать, гладить ее чудесные золотые волосы и видеть ее светлую улыбку. Алан сказал, что Мэвис не любит меня? Ну и что? Ему-то откуда знать... А от нее я этих слов не слышал... Пока есть хоть какая-то надежда, я не могу уехать и все бросить.
   А ведь есть еще Аврора, которая плакала у меня в объятиях и умоляла не оставлять ее. Сколько злых слов мы наговорили друг другу за годы знакомства, сколько обид было между нами, и как я ненавидел ее временам! В общем, много чего между нами было, а еще больше - не было. Но за эти слезы я готов был простить ей многое... если не все. Черт возьми! Плачущая женщина может из меня веревки вить. Были в жизни моменты, когда я готов быть придушить Аврору собственными руками, но стоило ей заплакать - и я не находил в себе сил оставить ее. Черт, черт, черт!
   По всему выходило, что никуда я не уеду. Во всяком случае, до тех пор, пока не разберусь со своими девушками. Уйдет на это никак не меньше недели. А если еще заявится Агни... Придется нам с Аланом поиграть немного в "казаки-разбойники". Интересно, чем все это кончится для нас обоих.
   В пальто становилось жарко. Вывернувшись из рукавов, я оставил пальто в кресле. Было уже около трех часов ночи, но спать совершенно не хотелось - слишком я был взвинчен. Заняться же было нечем, все важные разговоры откладывались до утра. Не звонить же Кристиану или Мэвис посреди ночи... Постояв минут пять посреди комнаты, размышляя, я, наконец, придумал занятие до утра: включил проигрыватель и поставил в него Summoning - тихонько, чтобы не разбудить соседей, но эта музыка и не должна звучать громко, - а сам разлегся на полу, закинув за голову руки. И стал слушать. Примерно на середине мрачной и суровой Land Of The Dead я уснул. А утро началось с пронзительного звонка в дверь.
  

Глава 3

I don't care where you go you won't get away from me
Black as the night is day filled with no sympathy

Anathema "Pressure"

--

Мне все равно, куда ты идешь, все равно никуда ты от меня не денешься

Черен, словно ночь, день, если нет привязанности

   Спать на полу без привычки не слишком удобно - кто пробовал, тот понимает, о чем я. Поднимаясь, я обнаружил, что тело затекло и ощущается как деревяшка; двигаться и сгибаться оно не желало. Второе не слишком приятное пробуждение за два дня. Как бы это не стало традицией... В комнате было сумрачно, сквозь задернутые шторы свет едва-едва просачивался. Колонки молчали - вчера я уснул на последнем треке. Встряхивая головой и гадая, кого могло принести с утра пораньше - впрочем, я толком не знал, утро ли сейчас или день, - я поплелся открывать. Пока я шел, в дверь еще дважды позвонили, выдав трели длительностью каждая секунд по десять. Кому-то не терпелось меня увидеть.
   В дверь был встроен глазок, но я редко им пользовался. По большому счету, мне все равно, кто пришел. Да никто у меня и не бывал, кроме Авроры и Алана. Может быть, соседи пару раз заглядывали по какому-нибудь ерундовому вопросу. Друзья? Как-то сложилось, что друзей у меня нет. Даже все университетские связи порвались. Столица - большой город, где легче легкого годами не пересекаться со старыми знакомыми, если специально не искать встречи.
   Не поглядев в глазок и на этот раз, я открыл дверь и остолбенел. На лестничной площадке бок о бок, как старинные подружки, стояли Агни и Аврора. На меня они не сразу обратили внимание, занятые разглядыванием друг друга. Агни изучала Аврору с любопытством, а та отвечала ей не слишком дружелюбными взглядами.
   Я сразу узнал Агни, хоть мы долго и не виделись. Изменилась она мало. Повзрослела, конечно, похорошела; экзотическая красота ее стала еще ярче и еще сильнее бросалась в глаза: кожа лица ровная и белая, с нежным румянцем, как у дорогих фарфоровых кукол; румяный маленький рот, всегда готовый к улыбке; тонкий прямой нос - как у святых на иконах... или же как у Кристиана (это было единственное их сходство); круто изогнутые дугами богатые брови, которые у нее хватило ума не выщипывать. А еще большие, янтарно светящиеся карие глаза и густые волосы, такого темного медового цвета, что казались почти рыжими. На лбу и с боков они были коротко обрезаны, а сзади длинными прядями спускались на шею и плечи. Агни была старше меня на год, и выглядела на свой возраст, то есть на двадцать семь, но это были очень свежие двадцать семь, если можно так сказать. Одета она была в голубое пальто спортивного кроя, обтягивающие джинсы и сапожки на невысоких каблуках. Благодаря этим каблукам она оказалась выше меня на пол-ладони, а миниатюрной Авроре так и вовсе приходилось взирать на нее снизу вверх. На плече у Агни висела небольшая спортивная сумка.
   - Привет, - сказала Агни, разглядывая меня с радостным удивлением. - Ну надо же, совсем не изменился! Ты что, все эти годы пролежал в формалине? Как тебе это удалось?
   - Удалось что? - спросил я мрачно. - Раздобыть столько формалина? Ты как здесь оказалась?
   - А может, ты пригласишь меня войти? - и Агни без приглашения вдвинулась в квартиру, решительно оттерев меня плечом. Насупившаяся Аврора последовала за ней.
   - А с короткой стрижкой тебе было лучше! - донеслось из гостиной. - С длинными волосами ты слишком уж похож на девушку!
   Все еще пребывая в шоке, я запер дверь и прошел к девушкам в гостиную. Агни снимала пальто.
   - Помоги, - потребовала она, поворачиваясь ко мне спиной. Я принял у нее пальто.
   - Как ты так быстро сюда добралась? Мы же только вечером разговаривали!
   - Такси взяла. Не бойся, машину я у папы не угоняла.
   - Но записную книжку все-таки стащила?
   - Сам виноват, - серьезно ответила Агни, поправляя волосы. - Я его, между прочим, предупреждала... Илэр, познакомь уже меня с твоей подругой.
   - Агни... Аврора...
   Я произнес их имена и подумал: ну и ну, греческая богиня утренней зари и индийская... индийский бог огня в одной квартире. Что-то будет. И вряд ли - хорошее.
   - Очень приятно, - вежливо улыбнулась Агни Авроре, которая, уже освободившись от пальто без моей помощи, по-хозяйски расселась на диване. - А ты чего такой помятый?
   - Спал.
   - В час дня?!
   - Он поздно лег, - влезла Аврора и в свою очередь вызывающе улыбнулась.
   - А... Понятно. Слушай, а можно, я у тебя поживу? - решила добить меня Агни.
   - Нельзя! - не успел я еще ничего сообразить, снова высунулась Аврора.
   Я чуть не зарычал.
   - Аврора, тебя-то кто спрашивает?..
   - Да нет, ничего, - чуть сдала назад Агни. - Если нельзя, я и в гостинице номер сниму.
   - Никаких гостиниц, - возразил я, слегка оправившись, - останешься у меня. Я живу один, так что места хватит.
   Раз уж она приехала, мне не хотелось выпускать ее из виду. Мало ли что... Не было никаких сомнений, что Аврора сегодня же сообщит новость Алану. Может, он ее и прислал, чтобы следить за мной?
   Но Агни, потеряв львиную долю своей самоуверенности, смотрела на коварную Аврору, которая слезла с дивана, подошла ко мне и обняла за пояс, прижавшись грудью к моей спине и выглядывая из-за плеча. Я подумал, что ни в коем случае нельзя сводить ее с Мэвис: если Аврора снова устроит такое представление при ней, все будет кончено. С некоторым усилием я расцепил ее пальчики, сплетенные в замок у меня на диафрагме.
   - Но я точно никому не помешаю? - уже с некоторой робостью в голосе уточнила Агни.
   - Не помешаешь. Крис знает, что ты здесь?
   - Не-а.
   - Тогда я ему позвоню и скажу, - я потянулся к карману за телефоном и вспомнил, что он остался в пальто. Так, а где у нас пальто? Кажется, вчера я бросил его в кресле. Ну и бардак!
   Агни, уже отвлекшись от Авроры, с любопытством разглядывала комнату. На полке с дисками ее взгляд задержался дольше всего.
   - Еще слушаешь? А у меня Рон всю охоту отбил. Теперь как услышу кого-нибудь из этой братии, так Рона вспоминаю. И сразу тошнить начинает.
   - Что у вас с ним вышло? - спросил я, роясь в карманах пальто. Аврора уселась тут же на подлокотник кресла, переводя помрачневший взгляд с меня на Агни и обратно. Ей явно хотелось сделать какую-нибудь гадость, только она еще не определилась, какую именно.
   - Так... потом, может быть, расскажу, - неохотно ответила Агни. - Слушай, а квартирка-то так себе. Не мог найти ничего получше?
   - Меня устраивает.
   - Да нет, - спохватилась Агни. - Я ничего такого не хотела сказать. Просто вспомнила, какой роскошный дом был у твоего папы.
   - Да не такой уж и роскошный, - наконец, я выудил и недр пальто телефон. - Обычный дом. А квартира... ты права, действительно так себе, но я в ней редко бываю.
   - А чем ты занимаешься? Я помню, ты писал, что поступил на журналистский.
   Я подумал и ответил честно:
   - Наверное, в данный момент ничем не занимаюсь.
   - Это как? - удивилась Агни, а мстительная Аврора, улучившая наконец подходящий момент для устройства пакости, со сладкой улыбкой заявила:
   - Илэр у нас жиголо.
   - Что? - кашлянула Агни, быстро оборачиваясь.
   - Что?! - зашипел я, едва сдержавшись, чтобы не схватить Аврору за волосы и не вышвырнуть за дверь.
   - Разве нет? - невинно захлопала она глазами.
   Строго говоря, жиголо я не был. Ведь я не получал деньги за свои "услуги", да и из постели в постель путешествовал не по своей воле. Но если отбросить эти две частности... Я заскрипел зубами от злости. И это-то благодарность за то, что я пытался заступиться за нее перед Аланом накануне?!
   - Аврора, лучше тебе помолчать!
   - Разве я соврала? - она одарила меня зубастой, истинно вампирской улыбкой (клыки у нее были хорошо выражены, гораздо лучше, чем у Алана или у меня), повернулась к Агни и сказала доверительно: - Могу рассказать, каков Илэр в постели. А если хочешь, можешь и сама его попробовать, правда-правда. Тебе понравится, он всем нравится...
   - Аврора, ты что, взбесилась?
   - Она сумасшедшая? - недоуменно спросила у меня Агни.
   - А можно на двоих его взять, - продолжала раскрасневшаяся Аврора. - Хочешь? Я, ты, и Илэр. А?
   - Ну все, хватит, - одной рукой я стащил Аврору за шиворот с кресла, второй взял ее пальто, и поволок ее в двери. Аврора брыкалась, поэтому пришлось перехватить ее за пояс, и в коридор я ее почти вынес. - Агни, отопри, пожалуйста, дверь.
   Глядя на меня с Авророй подмышкой круглыми глазами, Агни поспешно выполнила просьбу. Я вытолкал буянку на лестничную клетку, захлопнул дверь и привалился к ней спиной, как будто ожидал, что сейчас в нее с той стороны начнет ломиться какое-нибудь жуткое чудовище. Но, конечно, никто никуда ломиться не стал. Я встретился взглядом с Агни. Она выглядела озадаченной.
   - Что это было, Илэр?
   - Сцена ревности, насколько я в силах понять, - ответил я сквозь зубы. Щеки у меня горели, а на лбу выступил пот. Мне было отчаянно стыдно перед Агни.
   - Ревности? - изумилась она. - Извини. Если б я знала... Аврора - твоя девушка?
   - Нет. Но мы с ней... Ладно. Я с ней сплю.
   Агни неодобрительно нахмурилась и сложила руки на груди.
   - Но ведь она совсем молоденькая. Или ты с ней тоже прикидываешься подростком?
   Я вздохнул.
   - Не думай, никакого совращения совершеннолетних здесь нет. Аврора старше меня, и намного. Честно говоря, я вообще не знаю, сколько ей лет.
   На лице Агни промелькнуло понимание.
   - А она тоже...
   - Она тоже вамп.
   - Тогда ясно, - Агни покачала головой. - А она всегда такая несдержанная?
   - Нет, это у нее в последнее время обострилось, - я прислушался, что происходит за дверью. На лестничной клетке было тихо. Тогда я посмотрел в глазок и никого не увидел. - Кажется, ушла. Ну, пойдем в гостиную, теперь можно поговорить.
   Но Агни медлила в коридоре. Ее янтарные глаза были устремлены на мое лицо, и в них читался вопрос.
   - Но какие странные обвинения! Если бы я кого-нибудь ревновала, не стала бы другой женщине говорить о нем такие... некрасивые вещи.
   Я промолчал. Не рассказывать же ей, что мой образ жизни действительно не слишком отличается от описанного Авророй.
   - Не нервничай так, - Агни приблизилась и убрала с моего лба несколько влажных прядей волос. Я отвел голову.
   - Не надо, не трогай меня.
   - Ты весь взмок. И дрожишь, - продолжала Агни. - Что с тобой? Тут что-то посерьезнее глупых обвинений обиженной девушки, да?
   - Давай не будем об этом, - попросил я.
   - Почему? Вдруг я могу помочь? - она неспешно и плавно приблизилась и встала, почти касаясь меня. - А знаешь, ты все-таки изменился. Что-то в тебе такое появилось, чего раньше не было, - проговорила она вдруг странно задумчивым, медленным, едва ли не сонным голосом. Я с удивлением смотрел на нее. - Раньше ты был довольно симпатичным мальчиком, но - так, ничего особенного, без изюминки. А теперь... - она коротко и нервно засмеялась. - Можешь обозвать меня дурой, но почему-то меня так и тянет к тебе прикоснуться. Хотя ты совсем не в моем вкусе... Ты похож на Вертера... (1)
   - Вряд ли это комплимент, если вспомнить, как плохо он кончил... - заметил я. Агни чуть улыбнулась.
   - ...Так вот, мне кажется, что не у меня одной возникает желание тебя потрогать, - вернулась она к прежней теме. - Это какие-то особенные чары?
   - Нет... - с такого близкого расстояния глаза Агни казались огромными янтарными озерами. Ни у кого из моих знакомых не было таких теплых нежных глаз. - Никаких чар.
   - Но это ведь связано с тем, что ты стал вампиром?
   - Да, связано. Помнишь Лючио? Помнишь, как он действовал на людей? Мы все в той или иной мере обладаем подобным даром.
   Агни покачала головой.
   - Нет. С Лючио было не так. На него я только раз посмотрела - и словно с ума сошла.
   Я заставил себя улыбнуться.
   - Ну, я хотя бы не заставляю тебя сойти с ума, и то хорошо.
   - Да, это хорошо, - согласилась Агни и, подавшись вперед еще немного, поцеловала меня в губы.
   Однажды - давно это было, - она уже целовала меня. Правда, то был неловкий, скомканный поцелуй, выражавший скорее сочувствие, чем что-либо еще, и запечатлен он был не на губах, но на щеке. Но мне, пятнадцатилетнему мальчишке, хватило этого, чтобы смутиться едва не до слез. Теперь я и не думал смущаться. Я даже не очень удивился, поскольку подспудно ждал чего-то подобного с той секунды, как мы с Агни остались наедине. Возможно, в ней тоже что-то было - особенная притягательность, обусловленная половинчатой природой крови Агни.
   - Ох! - отстранившись, она глубоко вздохнула и посмотрела на меня с улыбкой. - Целуешься ты вполне... на уровне.
   - Ты тоже, - серьезно ответил я. - Только... зачем ты это?
   - Сама не знаю, - Агни чуть удивленно пожала плечами. - Потянуло что-то. Наверное, хотелось, чтобы твоя подруга ревновала не напрасно. Ладно, хватит романтики, давай уже поговорим о деле.
   - О каком деле?
   - Конечно, о твоем, дурачок. Папа сказал, что у тебя серьезные проблемы, а он ничем не может тебе помочь.
   - И?..
   - Если не может он, то, возможно, получится у меня, - улыбнулась Агни.
   Мне это не понравилось.
   - Зачем тебе в это путаться?
   - Ты когда-то помог мне, - ответила она. - А я теперь хочу помочь тебе. И не возражай, пожалуйста! Насколько я понимаю, в помощниках у тебя ощущается серьезная недостача. Но все в одиночку вытянуть невозможно.
   - Но ведь ты даже не знаешь, в чем дело... - пытался протестовать я.
   - Ну почему же? Кое-что знаю... А остальное ты мне расскажешь.
  

*

   Разговор у нас состоялся довольно бестолковый, хотя разговаривали мы долго. Мы расположились в гостиной: я - в кресле, Агни - на полу, вытянув ноги и спиной привалившись к дивану. Между нами примостился низенький кофейный столик с кое-какой закуской и бутылкой вина. Поскольку до магазина я еще не успел добраться, логично было предположить, что вино появилось в моей квартире благодаря практичной Авроре. Вряд ли, правда, она рассчитывала, что я стану пить его с другой девушкой.
   Лично мне вино пришлось весьма кстати. На своих губах я еще ощущал вкус губ Агни, а ноздри мне щекотал сладкий, пряный запах, исходящий от ее тела. Уже несколько дней я не пробовал крови, и этот запах раздражал все мое существо. Жажда разгоралась, и я запивал ее вином, уговаривая себя, что придется потерпеть. Вино отчасти приглушало жажду, но не достаточно. Я старался не смотреть на Агни слишком голодными глазами и уповал на то, что она не понимает моего состояния.
   Агни начала с того, что попыталась объяснить, зачем ей вообще понадобилось меня непременно видеть. Да только, кажется, она и сама этого толком не понимала. Нас никогда не связывала тесная дружба; мы переписывались, это верно, но переписка - недостаточный повод, дабы серьезно скучать друг по другу. Однако, как я вспоминал Агни на протяжении всех лет, что мы не виделись, с непонятной мне самому грустью, так и она вспоминала меня. И чем дальше, тем сильнее мысли обо мне мешали ее отношениям с мужем, хотя, казалось, в этих воспоминаниях не было абсолютно ничего интимного...
  

*

  
   Агни помнила внезапный отъезд Илэра. Ей казалось, что после гибели отца ничто на свете не сможет оторвать его от Кристиана, но случилось невероятное: Илэр и Кристиан поссорились. Поссорились настолько серьезно, что юноша собрал вещи и уехал к сестре отца, жившей в другом городе. Что за черная кошка пробежала между ними? Агни не бралась даже предположить. В переписке, которая продолжалась следующие несколько лет, они этого вопроса не касались. А потом Илэр вдруг перестал писать...
   Он запомнился ей по-девичьи изящным и склонным к меланхолии юношей, внешность которого неизменно наводила ее на мысли о бледных и изнеженных молодых аристократах викторианской эпохи. Он был сдержанным, немного холодноватым и рассеянным, незлобивым и иногда даже робким. После смерти отца Илэр изменился и стал нервозным и резким, у него то и дело случались нервные срывы, сменявшиеся периодами полнейшего безразличия ко всему. Ничего удивительного в этих переменах не было: еще не такое может статься с человеком, который собственными глазами видел, как убивают его родного отца.
   Воспоминания об Илэре и неожиданно проснувшееся желание увидеться с ним и посмотреть, каким он стал, ускорили разрыв Агни с Роном. Вообще-то, разойтись им следовало давно, уже год или два назад... а то и раньше. Отношения у них давно уже не ладились, но Агни все тянула с окончательным разрывом, на что-то еще надеясь. Ей хотелось родить ребенка, но ничего не получалось, они с Роном осыпали друг друга взаимными упреками, и кончилось тем, что обнаглевший Рон принялся водить в их квартиру любовниц. Агни взбесилась, собрала чемодан и уехала домой, бросив все.
   Почему домой? Ничего другого ей просто не пришло в голову. Да и куда еще ей было ехать? Оставаться в одном городе с бывшим мужем она не хотела.
   Перед тем, как ехать, Агни созвонилась с отцом. Матери она ничего говорить не хотела - да и вряд ли той было интересно, что происходит с дочерью. Другое дело - отец. Он яростно возражал против брака с Роном, и они с Агни даже поругались и много лет не разговаривали и не переписывалось, но - Агни признавала это, - виновата по большей части была она сама. Она злилась на него много лет, а он простил ее тогда же. Она знала, что отец любит ее, и точка. И когда Агни спросила робко, можно ли немного пожить у него, он ответил: "Конечно, приезжай", - так, будто ждал этого вопроса много лет. Возможно, так оно и было.
   Отец встречал ее на вокзале. Соскочив с подножки на платформу и приняв у проводника чемодан, Агни тут же увидела его: в толпе встречающих его высокая осанистая фигура сразу бросалась в глаза, словно вокруг никого, кроме него, не было. Он стоял, прикрыв глаза, то ли погруженный в дремоту, то ли созерцая что-то внутри себя, но едва Агни на него посмотрела, ресницы его поднялись, и из-под них сверкнуло ясной синевой. Агни даже опешила: не помнила она у него таких глаз. И такого лица тоже не помнила... Кристиан выглядел молодо и свежо настолько, насколько никак не мог выглядеть пятидесятилетний мужчина, не прибегая к услугам пластического хирурга. Но Агни просто не могла представить, чтобы отец так сильно озаботился собственной внешностью, что лег на операционный стол! Ошарашенная этой переменой, она молча отдала подошедшему отцу чемодан и на несколько секунд прижалась к нему, чувствуя себя в кольце его обнимающих рук так же спокойно, как в детстве.
   - Здравствуй, девочка моя, - проговорил Кристиан чуть дрогнувшим голосом. Агни глубоко вздохнула, немного отодвинулась и посмотрела ему в лицо.
   - Ты сделал пластическую операцию? - спросила она.
   Вопрос был дикий, она сама признала это в то же мгновение, но отец, казалось, ничуть не удивился. Он посмотрел на нее долгим взглядом и ответил:
   - Нет.
   И это короткое слово явно заключало в себе какой-то тайный смысл, недоступный Агни.
   - Но ты выглядишь просто замечательно, пап! - ей бы радоваться моложавости отца, но она ощутила лишь тревогу. - В чем дело? Ты раздобыл какой-то чудесный гомеопатический препарат? Или принимаешь ванны из крови девственниц? Или, может быть, попросту влюбился?
   Кристиан отпустил ее, взялся за ручку чемодана и покатил его за собой, без труда уворачиваясь от столкновений в густой толпе.
   - Пожалуй, кровь девственниц ближе всего к истине, - проговорил он с какой-то затаенной горечью, которая встревожила Агни еще сильнее. Однако же она не могла воспринять этот ответ иначе как шутку.
   С другой стороны... чем дольше она смотрела на отца, тем сильнее поднималась в ней тревога. Изменения не ограничивались одной только неожиданно возвратившейся молодостью. Агни помнила, каким ровным и спокойным в обращении был отец, каким он был приветливым со всеми без исключения. А теперь он стал какой-то холодный и... тяжелый. Властный. Это особенно подчеркивала непривычно жесткая складка его плотно сжатых губ.
   - Папа, - позвала Агни, - что с тобой?
   Он посмотрел на нее и не ответил.
   Отцовский "шевроле" ждал их на площади перед вокзалом. Кристиан убрал чемодан в багажник и пригласил Агни садиться.
   - Симпатичная машина, - сказала она.
   - Спасибо, - кивнул отец. - Мама знает, что ты вернулась?
   - Нет, - насупилась Агни. - Скажи ты, если хочешь. Я с ней разговаривать не буду.
   К ее удивлению, он даже не стал упрекать ее в неуважительном отношении к матери.
   Несколько минут они ехали в молчании. Потом Агни сделала еще одну попытку растормошить отца, решив, что в таком состоянии он ей совершенно не нравится:
   - Папа, что же все-таки случилось? Какое-то несчастье?
   - С чего ты взяла? - удивился Кристиан. - Все хорошо.
   - По тебе не похоже... Пап, а ты знаешь что-нибудь об Илэре? Мне бы хотелось с ним увидеться.
   Агни показалось, что лицо его передернулось, как от боли. Но голос прозвучал спокойно:
   - Илэра в городе нет.
   - А где он?
   - Не знаю, Агни. Мы давно не общались. Ты ведь знаешь, мы... поссорились.
   Агни недоверчиво прищурилась:
   - И до сих пор не помирились?
   - Нет.
   - Не очень-то верится.
   Отец только плечами пожал.
   - Илэр что, опять попал в какую-то передрягу?
   - Откуда такие мысли?
   - Не знаю, что еще могло тебя так расстроить, - честно сказала Агни.
   - Глупенькая, - он улыбнулся, и у Агни немного отлегло от сердца. Если отец улыбается, значит, не все так плохо. Но все-таки она взяла его явную ложь на заметку.
  

*

   - Почему ты так смотришь на меня? - спросила вдруг Агни, прервав рассказ.
   - Смотрю как?
   - Как будто хочешь меня съесть, - пояснила она, и я покраснел и отвернулся.
   - Прости...
   - Нет, правда, Илэр, в чем дело? - поскольку я молчал, пытаясь как-то утихомирить подступившую к горлу горячую волну, Агни продолжила спокойно: - Я уже видела такие взгляды. Я знаю, что они значат. Ты несколько дней постился и чуешь кровь.
   Я так удивился, что забыл про свой стыд и уставился на нее во все глаза. И удивился еще сильнее, увидев, что она улыбается.
   - Откуда ты знаешь?
   - Некоторые личности, навещавшие папу, смотрели на меня в точности так же, - объяснила Агни почти весело. - Я еще тебе не рассказывала. Они, наверное, покусали бы меня, если бы папа их не осадил. Так что, я угадала?
   - Да, - ответил я.
   Агни кивнула и сказала так, будто речь шла всего лишь о кофе с пирожными:
   - Я могла бы тебя угостить...
   - Нет, Агни, даже не думай! Я никогда...
   - Но если тебе нужно, - настаивала она.
   - Мне не нужно! - сказал я резко. - Я вообще не хочу никогда больше пробовать кровь.
   - Разве тебе позволят? - с сомнением спросила Агни.
   - Позволят.
   - А ты сам-то сумеешь удержаться?
   - Я попробую, - ответил я - и вспомнил каморку, где провел в заточении неделю, где я лез на стены от терзавшей меня жажды. - Буду терпеть, пока могу. Можно попробовать напиться, тогда будет легче, - я указал на ополовиненную бутылку с вином.
   - Не уверена, что хочу увидеть тебя пьяным, - Агни покачала головой.
   - Тогда я не буду больше пить.
   Агни взяла со стола бутылку и унесла ее на кухню.
   - Чтобы не было соблазна, - объяснила она, вернувшись. Я улыбнулся: она сама была бОльшим соблазном, чем все вино в мире. Но лучше ей об этом не знать. - Рассказывать дальше? Или хочешь отдохнуть?
   - Рассказывай.
  
   (1) Имеется в виду, конечно, Вертер из "Страданий юного Вертера" Гете. Если кто не читал - кончил этот романтический юноша действительно скверно: застрелился на почве несчастной любви.
  

Глава 4

You are not one of them

Not the same breed

You always felt out of place

Join your true scene

Anorexia Nervosa "Codex-Veritas"

  
   На ступеньках перед входной дверью Агни увидела странную скособоченную фигуру. Едва "шевроле" остановился, как фигура тут же поспешила к нему, с явным намерением открыть дверцу и помочь пассажиру выйти. Но Агни опередила непрошенного помощника, выбралась из машины и застыла в удивлении, увидев сгорбленного карлика, который сначала поклонился Кристиану, глядя на него влюбленными глазами, а потом - и самой Агни.
   - Добро пожаловать, госпожа.
   - "Госпожа"? - изумленная Агни повернулась к отцу.
   - Валь, это Агни, моя дочь, - мягко обратился тот к горбуну. - Не нужно звать ее "госпожой". Агни будет приятно, если ты будешь называть ее просто по имени.
   - Конечно, господин Кристо, - с готовностью согласился горбун. - Отнести вещи в дом?
   - Да, Валь, пожалуйста.
   - Зачем, я и сама могу!.. - начала было Агни, но отец повернулся к ней и жестом показал: "Не надо". Агни захлопнула рот.
   Оставив горбуна возиться с чемоданом, они направились к дому. Агни ухватила отца за рукав и зашептала, подвинувшись к его уху близко настолько, насколько это было возможно при их разнице в росте:
   - Кто он такой?!
   - Валь?
   - Да.
   - Мой слуга, - ответил Кристиан после небольшой заминки, но вполне спокойно и обыденно, и Агни уставилась на него до предела распахнутыми глазами.
   - Слуга-а-а?! Папа, объясни мне, что происходит? С каких это пор у тебя появились слуги, которые зовут тебя "господин Кристо" и принимают багаж у твоих гостей? Да еще и кланяются?
   - Долгая история, Агни.
   - Хотелось бы ее послушать!
   - Может быть, как-нибудь потом.
   Это "потом", как выяснилось, откладывалось на неопределенное время. Кристиан заявил, что у него полно работы, и уединился в кабинете, предоставив Агни самой себе. До вечера она просидела в комнате, раскладывая вещи и предаваясь ностальгическим воспоминаниям о годах юности. Дом отца всегда нравился ей больше, чем дом матери: он был как бы пропитан личностью своего владельца, и в нем всегда было спокойно и уютно. Что до дома матери, то в его атмосфере всегда присутствовал привкус нервозности и взбалмошности, что полностью соответствовало характеру Киры Хадиди. Там Агни всегда чувствовала себя как на иголках, несмотря на то, что мать, в отличие от отца, ничуть не интересовалась ее жизнью и не лезла в ее дела. И не пыталась воспитывать.
   Ближе к вечеру Агни спустилась на кухню. Она немного проголодалась и рассчитывала поужинать, а заодно надеялась отыскать загадочного Валя и расспросить его, каким ветром занесло его в этот дом. Валь обнаружился в кухне, где как будто нарочно поджидал ее. Не успела Агни открыть рот, как он почтительно поинтересовался, не желает ли она ужинать.
   - Было бы неплохо, - ответила она, разглядывая его во все глаза - что было не очень-то вежливо, откровенно говоря. Но лицо Валя так и притягивало ее взгляд. Черты его были неправильны, пропорции, как и всего тела, нарушены, но была в нем какая-то детская мягкость, которая делала его почти привлекательным; и карие глаза смотрели ласково и дружелюбно - такие глаза бывают у добродушных и преданных хозяину собак.
   - А папа ужинать будет?
   - Господин Кристо ужинает очень поздно, - ответил Валь.
   На этот раз Агни кое-как проглотила этого "господина Кристо".
   - Тогда я, пожалуй, подожду его, - сказала она и потянула на себя дверцу холодильника. - А пока быстренько перекушу чего-нибудь.
   - Хотите, я приготовлю кофе?
   - Кофе - это замечательно.
   - И бутерброды, - с готовностью добавил Валь.
   - Ну уж это я и сама могу, - возразила Агни и углубилась в изучение прохладных недр холодильника. - Валь, а давно вы живете тут?
   - Вы имеете в виду - в доме господина Кристо?
   - Ну да.
   - Почти семь лет.
   - А как вы с папой познакомились? - как бы между прочим поинтересовалась Агни и тут же всей спиной почуяла, как напрягся Валь.
   - Простите, госпожа Агни, - сказал он мягко и почти виновато. - Господин Кристо, полагаю, не хотел бы, чтобы я говорил с вами об этом.
   Удивленная Агни обернулась, придерживая дверцу холодильника, чтобы она не захлопнулась.
   - Почему?
   Валь опустил глаза и сгорбился еще сильнее, хотя это казалось невозможным.
   - Простите. Вам лучше спросить это у господина Кристо.
   - Тайны мадридского двора, - пробормотала Агни, мрачнея. - Все-таки что-то тут есть, и это "что-то" мне очень не нравится.
   Она рассчитывала насесть с расспросами на отца за ужином, но ничего не вышло: он казался очень уставшим и почти печальным, так что она не осмелилась донимать его. Он даже ел без аппетита, автоматически, и едва ли замечал, что цепляет на вилку. Агни рискнула только задать еще несколько наводящих вопросов, касающихся Илэра, но отец покачал головой и повторил, что ничего не знает. Но он даже врал машинально, и это чувствовалось.
   - Пап, ведь ты врешь! - не выдержав, заявила Агни. - Зачем? Ведь все ты знаешь.
   - Не нужно тебе с ним встречаться, - ответил Кристиан спокойно, словно не его только что уличили во лжи.
   Агни тут же сделала стойку:
   - Почему?
   - Долгая история, - снова сказал он так, что становилось ясно: никаких историй он рассказывать сегодня не собирается. И Агни, знавшая, что отцовское "нет" означает именно "нет", без всяких вариантов, решила пока отложить расспросы.
   Странности, между тем, накапливались. Наутро заявилась Лорена - свежая, изящная, пахнущая дорогим парфюмом и такая молодая, что Агни глазам своим не поверила. За десять лет Лорена не состарилась ни на один год. Теперь кто угодно принял бы их с Агни за ровесниц!
   Наверное, все-таки пластическая хирургия, подумала Агни обреченно. Других вариантов ей даже в голову не приходило.
   - Как хорошо, что ты приехала, милая! - дружелюбно сказала Лорена, целуя ее в щеку. - Твоему отцу просто необходимо, чтобы кто-нибудь был рядом. Кстати, где он? Мне нужно с ним поговорить.
   - Здравствуй, Лорена, - Кристиан показался в дверях гостиной, с точностью угадав момент, словно специально подслушивал. - Пойдем.
   Лорена посмотрела на него такими сияющими и преданными глазами, что даже Агни стало неловко. Кристиан же и бровью не повел. Агни подумалось, что он не слишком счастлив видеть гостью, но старается не показать своего неудовольствия и вообще держится, как настоящий джентльмен. Проводив удалившуюся пару помрачневшим взглядом, Агни забралась с ногами в кресло и задумалась. Лорена была и оставалась для нее загадочной фигурой. Десять лет назад она появилась вдруг, из ниоткуда, и была представлена Агни как родственница Илэра со стороны матери. Это вполне могло быть правдой: несомненное сходство Илэра и Лорены бросалось в глаза. Однако поселилась она почему-то в доме Кристиана, и Агни немедленно заподозрила отца в любовной связи с ней. Собственно, почему бы и нет: Лорена была красива, отец в свои сорок с небольшим тоже выглядел еще очень эффектно (это готова была признать даже Агни, для которой тогда все мужчины старше тридцати казались глубокими стариками). Но наблюдая их день за днем в течение нескольких месяцев, Агни убедилась, что ничего подобного, никакой любви между ними не существует. Лорена, правда, смотрела на ее отца с выражением глаз, как у побитой собаки... но она почти на всех так смотрела. Она была слишком... бесформенной, что ли; как желе. Не мог Кристиан полюбить такую женщину. Он хорошо умел утешать и поддерживать, но женщина, которая постоянно нуждалась бы в этом, не смогла бы пробудить в нем любовь. Жалость - пожалуй. Агни казалось, что отец жалеет Лорену, и Илэр ее тоже жалеет, но чем обусловлено такое их отношение к этой молодой, красивой, цветущей - вообще благополучной и вроде бы не вызывающей жалость женщине, Агни понять не могла. Она ломала себе голову над этой загадкой, пока не надоело. А потом ей стало не до Лорены. И вот... спустя десять лет оказывается, что между отцом и "родственницей" Илэра еще существует какая-то связь, хотя живут они уже не вместе.
  

*

  
   - Крис разве не сказал тебе, что Лорена - моя мать? - спросил я.
   Агни удивленно мотнула головой:
   - Нет. Что, в самом деле?
   - В самом деле. Правда, они с моим отцом никогда не были женаты.
   - И давно ты узнал это?
   - Уже после смерти отца.
   - Бедный, - Агни посмотрела на меня с сочувствием. - Тебе тоже не очень-то повезло с матерью.
   - Я на нее не обижаюсь.
   - А я, наверное, обиделась бы.
   - За что? - я подтянул к себе ноги и свернулся в кресле, положив голову на подлокотник.
   - За что, что бросила тебя и твоего отца...
   - Было бы хуже, если бы она осталась с нами. Рассказывай дальше, Агни. Или ты уже закончила?
   - Нет. Но, может, тебе лучше поспать? Вид у тебя усталый.
   - Ничего. Рассказывай. На кого еще ты наткнулась у Криса?..
  

*

   А наткнулась Агни на Лу собственной персоной. Нелегкая принесла его, пока Кристиан беседовал с Лореной в кабинете, и Агни, как примерной хозяйке, пришлось занимать гостя. Впрочем, гость вел себя весьма развязно. По-хозяйски расположившись в гостиной и крикнув Валя, он распорядился принести вина, причем был не очень-то вежлив. К удивлению и возмущению Агни, горбун отвечал наглецу почтительно и безропотно отправился выполнять приказ.
   Несмотря на приятную внешность, Лу ей совсем не понравился. Все в нем было не так: и светлые волосы казались что-то очень уж мягкими, и цвет лица был слишком уж ровным, и кожа - слишком гладкой. К тому же гость бесцеремонно пялился на Агни и постоянно облизывался, отчего его ярко-красные, словно накрашенные, губы начали влажно блестеть. Было в его взгляде и в быстрых движениях языка что-то плотоядное; Агни почувствовала себя большой такой отбивной с зеленым горошком, занервничала и на вопросы Лу отвечала без всякой охоты. А он устроил ей форменный допрос: да как ее зовут, да сколько ей лет, да откуда она приехала, где училась, чем занимается, - и все в том же духе; вопросы перемежались комплиментами на грани фола в адрес ее внешности. Агни отвечала коротко и по возможности неопределенно, всеми силами подавляя крепнущее в душе желание послать назойливого гостя куда подальше. Она недоумевала: что общего может быть у ее отца с этим странным и неприятным человеком, который похож то ли на сумасшедшего, то ли на сексуального маньяка? Появлению Валю она обрадовалась, как второму пришествию Христа.
   - Я доложил о вас господину Кристо, - почтительно сообщил горбун развалившемуся на лучшем диване Лу. - Он сейчас придет.
   Слава богу! - подумала Агни и пожалела, что воспитание не позволяет ей бросить гостя в одиночестве.
   Однако, стоило появиться Кристиану, поведение Лу изменилось совершенно. Он подскочил и выпрямился чуть ли не по стойке смирно. Кристиан прошел мимо него, небрежно кивнув, и опустился в кресло; только тогда Лу снова сел на место, но уже совсем в другой позе: спина прямая, руки сложены на коленях, взгляд серьезный и почтительный, никакой фамильярности. Агни с интересом и удивлением наблюдала эти разительные перемены.
   - Вы уже познакомились? - обратился к ней Кристиан и добавил многозначительно и даже угрожающе, адресуясь уже к Лу: - Надеюсь, Лу не позволил себе ничего лишнего?
   Лу ответил ему честным и прямым взглядом:
   - Как я мог, господин Кристо?
   - Агни - моя дочь, и ты должен вести себя по отношению к ней уважительно, - сказал Кристиан таким холодным голосом, что Агни удивленно посмотрела на него, а Лу вдруг съежился, пошел пятнами и так и заелозил на диване. Казалось, он вот-вот бухнется на пол и на коленях поползет целовать Кристиану руку. Самое ужасное, что у Кристиана было такое выражение лица, будто именно этого он и ждал... Агни изо всех сил пыталась понять, что происходит, но ничего не получалось.
   - Ваша дочь, господин Кристо, - одна из нас? - льстиво проговорил Лу.
   - Умолкни! - приказал Кристиан резко; и Агни, к которой эта резкость не относилась, даже вздрогнула. Лу посерел и чуть было не уполз под диван.
   - Агни, выйди, пожалуйста, - попросил Кристиан уже гораздо мягче.
   Она хотела было запротестовать, но он посмотрел на нее пристально, и она не смогла выговорить ни звука. Поднявшись - хотя вовсе не собиралась этого делать, - она вышла из комнаты, прошла несколько шагов по коридору и остановилась в недоумении. Похоже было, словно кто-то вытолкал ее за дверь, хотя никто не прикасался к ней даже пальцем.
   - Что же тут творится? - пробормотала она себе под нос и стала медленно подниматься по лестнице. Но до самого верха не дошла, села на ступеньку, подперла рукой голову и задумалась.
   Как выяснилось тем же вечером, лестница оказалась неплохим наблюдательным пунктом. Со своего места Агни весь вечер наблюдала, как по дому шляются какие-то странные люди, на самом деле на людей мало похожие. Все это сборище, непонятно почему, навело Агни на мысли о макабрическом светском рауте. Люди приходили и уходили, но целью всех визитеров была гостиная, где Кристиан по-прежнему сидел с Лу. Агни с недоумением рассматривала гостей. Хотя она вела себя тихо, все без исключения замечали ее присутствие, безошибочно отыскивали ее взглядом и приветствовали наклоном головы, причем проделывали это, как показалось Агни, с немалой долей почтения. Добила ее высокая темноволосая женщина, которая, на миг встретившись с ней взглядом, тут же опустила голову и, придерживая длинную широкую юбку, присела в глубоком реверансе...
  

*

   - ЧуднО, как это ты сумела распознать в них нелюдей, - проговорил я с удивлением. - Они же выглядят как обычные люди.
   - Выглядят - да, - согласилась она. - Но внутри они... не такие. Не знаю, как объяснить. Просто что-то в них не так, неправильно. Раньше я не замечала. Лючио не казался мне странным, хотя теперь я думаю, что уже эта сумасшедшая тяга к нему была ненормальной.
   - А я? со мной тоже что-то не так?
   Агни кивнула.
   - Я ведь уже говорила. К тебе все время хочется прикасаться... и не только, - она вдруг покраснела. - Вот даже сейчас.
   - Аврора как-то заподозрила во мне инкуба, - усмехнулся я.
   - Может быть, она не так уж и неправа... - Агни глубоко вздохнула, словно собираясь с мыслями, и продолжила: - Так вот, на следующий же день я мобилизовала все свои силы и раскрутила папу по полной программе, - она лукаво улыбнулась. - Кстати, он тоже удивился, как это я так раскусила его подопечных. Он очень сокрушался, что не получилось сохранить тайну... Хотя в первую очередь ему следует винить себя: если бы не его неожиданно вернувшаяся молодость, я не стала бы так пристально вглядываться в тех людей, которые вокруг него крутятся. Интересно, что он рассказывает своим коллегам на работе? Уж они не могли не заметить, как папа помолодел.
   - А тебе не страшно было узнать о своем отце, что он - носферату?
   - Мне было странно узнать, что он родился в семнадцатом веке, - ответила Агни. - До сих пор в голове не укладывается. Это же было так давно!.. Не могу представить, что он носил парик и шпагу и клеил на лицо мушки. Дикость какая-то!
   Я улыбнулся. Действительно, серьезный повод для переживаний!
   - А обо мне он тоже рассказал?
   - А куда ему было деваться? Все рассказал, и объяснил, почему мне нельзя с тобой видеться. Пугал меня твоим "хозяином", как букой. Он действительно такой страшный?
   Я приподнял голову и сказал серьезно:
   - Я его боюсь. Хотя он мне уже не хозяин...
   Вкратце я поведал Агни историю своих отношений с Аланом вплоть до последнего дня, и добавил:
   - Только Крис еще ничего не знает о нашем разрыве, я не успел ему сказать. А тебе действительно лучше не встречаться с Аланом.
   - Почему?
   - Ты - полукровка. Значит, теоретически можешь стать вампиром. А ни один высший носферату не упустит шанс заполучить в группу нового подопечного. Если Алан положит на тебя глаз, даже Крис не сможет ничего сделать: их силы слишком не равны.
   - А ты? - внимательно посмотрела на меня Агни. - Ты тоже ничего не сможешь сделать?
   - Не знаю, - честно ответил я. - Конечно, я вмешаюсь, но не уверен, что еще раз смогу его пережать. Так что лучше тебе все-таки не попадаться ему на глаза.
   - Ну и ладно, - легко согласилась Агни. - Значит, не буду попадаться. Хотя, знаешь, очень хочется посмотреть на такое древнее чудовище. Сколько, бишь, ему лет? Папа говорил, около тысячи. Наверное, он и на человека уже не похож?
   - Снаружи - не отличишь.
   - Поверю на слово. Ну что ж... Тогда предлагаю завтра же собрать вещички и податься в сторону дома. Папа будет до чертиков рад, если ты вернешься, честно.
   Я помрачнел.
   - Нет, Агни, никуда я не поеду. Извини. Возвращайся одна.
   - Почему? - вскинулась Агни. - Что за новости? Если я правильно поняла, тебя больше никто тут не держит?
   - Кое-кто держит.
   - Друг?
   - Что-то вроде...
   - Девушка, - тут же поняла умница Агни. Я кивнул. - Надеюсь, не эта психопатичка Аврора?
   - И она тоже, - вздохнул я. - Но есть еще один человек, без которого я никуда не уеду. А он... то есть она... никуда не поедет со мной.
   Только проговорив это, я понял, что почти слово в слово повторил фразу Алана, и рассердился на себя.
   - Да-а-а, - Агни подергала себя за драную, согласно последним веянием моды, лезущую в глаза челку. - Проблем у тебя, я погляжу, полон рот. И не знаешь, которую решать в первую очередь.
   - Не знаю, - согласился я. - Но попробую как-нибудь разобраться.
   - Ну а я все-таки тебе помогу, - решительно объявила Агни. - И не пытайся вытолкать меня за дверь и отправить домой, ясно? Мы ведь все еще друзья? Значит, должны помогать друг другу. Нет, Илэр, правда, хватит уже изображать из себя героя-одиночку... И не бойся за меня. Я взрослая, я тоже полукровка, и, уж наверное, тоже кое на что способна. В крайнем случае превратишь меня в вампа, - она улыбнулась.
   - И тогда Крис оторвет мне голову, - я улыбнулся в ответ, хотя до того был вовсе не в веселом настроении.
   Странное дело, но мне совершенно не хотелось, чтобы Агни уезжала. Когда она объявила, что останется, у меня прямо камень с души упал, хотя я и знал, как это для нее опасно. Но Агни действительно выглядела как человек, способный за себя постоять.
   - А для начала, прежде чем перейти к остальным проблемам, давай уже позвоним папе, - сказала Агни, вставая. - Он там уже, наверное, с ума сходит. Удивляюсь, как это он еще сам не позвонил.
   Но когда я отыскал свой телефон, выяснилось, что Кристиан уже звонил, и не один раз, да только я ничего не слышал. Теперь он уже точно сходил с ума. А может быть, даже мчался в столицу сломя голову. Только его мне тут и не хватало! Если он приедет, рассуждал я, проблем только прибавится, потому что Алану его появление не понравится, как пить дать. Я раскрыл телефонную трубку и, нервно тыкая непослушными пальцами в миниатюрные кнопки, выбрал из списка номер Кристиана.
   О моем показательном выступлении позапрошлой ночью он уже знал - Мэвис расписала в красках, кто же еще. Правда, до конца она спектакль не досмотрела, и Кристиан даже предположить не мог, что я выйду из поединка победителем. Исчезновение Агни он тоже уже обнаружил, и без труда догадался, куда она подалась. Кристиан пребывал в состоянии тихой паники: мой телефон не отвечал, Агни свой отключила (чтобы не ругаться раньше времени, как она объяснила), а Алан сбрасывал звонки. Кристиан еще никуда не сорвался, но собирался уже бросить все и лететь в столицу. Чтобы успокоить его, я похвастался свежеприобретенной независимостью, но эта новость произвела отнюдь не успокоительное действие. Кристиан не обрадовался и не бросился меня поздравлять. Напротив, если судить по его голосу, он расстроился окончательно и потребовал, чтобы я немедленно уезжал из столицы. Похоже, он считал, что моя победа случайна (в глубине души я и сам думал так же, но не хотел себе в этом признаваться), и что при следующей встрече с Аланом он снова приберет меня к рукам.
   - Пусть так, но я никуда не поеду, - устало повторил я который уже раз за последние два дня.
   - Конечно, из-за Мэвис?
   Я промолчал - ответ был очевиден.
   - Но если она не захочет уезжать?
   - Тогда и я останусь.
   - О господи, - сказал Кристиан и тоже надолго замолк. - Но теперь-то ты хотя бы все ей расскажешь?
   - Теперь мне деваться некуда, Крис.
   - Но если она тебя отвергнет?..
   Об этом я даже думать пока не хотел. И без того проблем в настоящем у меня было более чем достаточно. К чему заглядывать в будущее и гадать "а если?.."
   - Не наделайте там с Агни глупостей, - мрачно предупредил Кристиан, поняв, вероятно, что уговорить меня покинуть столицу не получится. - Если с вами что-нибудь случится...
   - Мы постараемся, чтобы ничего не случилось, - заверил я. - То есть, не случилось ничего плохого. Не волнуйся, Крис. Понимаешь, я, правда, не могу, никак не могу теперь уехать.
   - Понимаю, - отозвался он. - Удачи тебе, малыш. И береги своих девчонок.
   Он так и сказал - "своих девчонок". О господи, помоги мне, если ты есть!.. Три девушки, каждая со своим вывертом в характере - это куда серьезнее любых угроз Алана!
  

Глава 5

And it feels like I'm flying above you
Dream that I'm dying to find the truth
Seems like your trying to bring me down
Back down to earth back down to earth

Anathema "Flying"

  
   Не раз и не два рука моя тянулась к телефону, но на полпути замирала в нерешительности и бессильно падала на колени, так и не коснувшись трубки. Я трусил. Словами не передать, как я трусил перед предстоящим объяснением с Мэвис! Встреча с Аланом пугала меня гораздо меньше. Сомнения меня одолевали. Что, если Мэвис скажет "нет" на мое предложение уехать вместе? Что, если она вовсе прогонит меня, узнав, кто я такой? И почему она больше не звонит? Ей совсем безразлично, что со мной и где я?
   Агни с любопытством и сочувствием наблюдала за моими терзаниями и, наконец, не выдержала:
   - Как долго вы знакомы?
   - Три года.
   - И ты до сих пор не знаешь, любит она тебя или нет?
   - Она любит Христа - только это я и знаю наверное...
   - Да-а-а, - протянула Агни. - Тяжелый случай. Как же тебя угораздило? Боюсь, что с воцерковленной христианкой у тебя вообще нет никаких шансов. Где это видано? Да она затыкает тебя распятьем и зальет святой водой!
   - Агни... - опешил я от ее агрессии.
   - А то и осиновый кол решит на тебе испробовать...
   - Агни!
   - Что? ты ждешь какой-то другой реакции?
   Я постарался успокоиться и несколько раз глубоко вздохнул. Потом сказал:
   - Сначала нужно как-то заставить ее поверить...
   - Дура она будет, если не поверит! - заявила Агни. - Но знаешь что? Самый верный способ убедить ее - это порезать тебя и продемонстрировать скорость заживления ран. Можно еще купить красивый гроб, поставить его в спальне и пригласить ее посмотреть на твое дневное убежище... ах нет, не получится - вы же и днем встречались, верно? очень опрометчиво с твоей стороны.
   Она откровенно издевалась, а я никак не мог понять причин ее злобного веселья.
   - Ты ее даже не знаешь, а уже злобствуешь, - упрекнул я.
   Агни пожала плечами.
   - Я знаю, что за три года она не сумела понять, насколько сильно ты в ней нуждаешься. А это о чем-то говорит, верно? Похоже, ей на тебя плевать, Илэр. Извини. Но мне кажется, что даже эта истеричка Аврора беспокоится о тебе больше, чем она, твоя зазноба. Почему она вообще не здесь, не с тобой? Она же видела, что тебе солоно пришлось. Почему до сих пор хотя бы не позвонила?
   - Агни, пожалуйста... - выдавил я сквозь зубы.
   - Умолкаю, - она бросила на меня полный сочувствия взгляд. - Извини. Просто мне действительно кажется, что она не стоит твоих нервов.
   - Когда ты с ней познакомишься, ты изменишь свое мнение.
   - А я с ней познакомлюсь? Очень хорошо. Когда?
   - Как только я соберусь с духом ей позвонить, - вздохнул я.
   - Ну собирайся, - кивнула Агни. - А я пока пойду чай, что ли, приготовлю.
   И она удалилась на кухню, а я остался сидеть, утонув в кресле, и ждать неизвестно чего.
   К тому времени, как Агни вернулась с подносом в руках, я все-таки набрался храбрости и позвонил Мэвис. Разговор у нас вышел какой-то напряженный. Услышав меня, она вроде бы обрадовалась, но держалась, как мне показалось, несколько отчужденно, как будто не было между нами трех лет дружбы. В первую очередь она спросила, хорошо ли я себя чувствую. Когда я ответил, что жив и здоров, и что очень хочу с ней встретиться для серьезного разговора, Мэвис как будто заколебалась.
   - Ты не хочешь меня видеть? - спросил я напрямую, почувствовав ее неуверенность.
   - Нет, Илэр, не то, - ответила она. - Но ты... ты не принимаешь сейчас наркотики? С тобой можно нормально разговаривать?
   Я вспыхнул от негодования.
   - Когда это со мной нельзя было нормально разговаривать? И причем тут наркотики?
   - Не волнуйся так, - примирительно сказала Мэвис. - Конечно, давай встретимся. Где и когда?
   - Можешь приехать ко мне? Или лучше у тебя?
   - Я к тебе приеду. Сейчас?
   - Если возможно.
   - Тогда скоро увидимся.
   Агни смотрела на меня, сложив руки на груди. Поднос с чашками и чайником стоял на журнальном столике. Чудесные брови Агни сошлись на переносице, что придавало ей одновременно сердитый и забавный вид.
   - Действительно, Илэр, причем тут наркотики? Можно поподробнее?
   - Мэвис думает, что я что-то принимаю, - ответил я.
   - А ты что-то принимаешь?
   - Да. То есть, принимал раньше. Только к делу это отношения не имеет, у меня нет зависимости.
   - Так-таки и нет?
   - Это правда, Агни. Спроси у Криса, он скажет тебе то же самое.
   - Ты просто сундучок с сюрпризами, Илэр. Что еще мне стоит о тебе знать, чтобы потом не удивляться? Расскажешь?
   Я попросил Агни успокоиться и не донимать меня пока вопросами. В ожидании Мэвис я разволновался так, что не мог усидеть на месте и принялся расхаживать по комнате. Чай Агни пришлось пить в одиночестве - я не мог сделать ни глотка. Я думал: как, какими словами рассказать Мэвис о себе, чтобы она поверила и вместе с тем не отпрянула от меня в отвращении? Или, быть может, не пускаясь в откровенности, сразу предложить ей уехать со мной? Зная ее характер, я даже готов был предложить ей стать моей женой. О! я с радостью пошел бы на это! Но если она согласится - господи, если она согласится! - я должен буду предупредить ее, с кем она связывает свою жизнь... кажется, я попал в замкнутый круг. И не было никаких шансов из него вырваться.
  

*

   Мы условились, что Агни будет присутствовать при нашем с Мэвис разговоре: никаких тайн от нее у меня не было. К тому же, она сможет вмешаться, если что-то пойдет не так. Что именно может пойти не так, я не знал, но допускал все, что угодно. Как знать, вдруг Агни права, и Мэвис, охваченная праведным гневом, начнет тыкать в меня распятьем и вообще поведет себя неадекватно? У меня не было случая выяснить, как она относится к вампирам.
   Мэвис приехала очень быстро. Я встретил ее в дверях, принял у нее пальто и помог снять сапожки. От аромата ее кожи и пробивающегося из-под него более пряного запаха крови у меня закружилась голова и пересохло во рту. Только бы сдержаться!.. Две молодые девушки так близко от меня... это трудно вытерпеть после долгого поста.
   - Ты точно хорошо себя чувствуешь? - Мэвис замешкалась в коридоре, вглядываясь мне в лицо. - Ты такой бледный.
   - Я всегда такой, - ответил я и взял ее за руку. - Пойдем в комнату, я познакомлю тебя с дочкой Кристиана.
   Знакомство состоялось. Девушки, рассевшись по креслам, разглядывали друг друга без особого дружелюбия, но с любопытством. Судя по выражению глаз Мэвис, она была поражена тем, что у Кристиана такая взрослая дочь. В самом деле, сейчас ему сложно было дать больше сорока. И вообще Мэвис как-то поскучнела. Не то чтобы она с самого начала была очень веселая, нет - ее, как и меня, грызла спрятанная глубоко внутри тревога. Но Агни произвела на нее как будто вовсе неприятное впечатление. И по сторонам она оглядывалась настороженно, словно ожидая снова увидеть на стенах постеры вроде тех, что я сорвал в прошлый раз. Но стены были скучные и голые.
   - Ваше недоразумение с господином Сандерсом улажено? - вдруг повернулась ко мне Мэвис.
   - Что? - не понял я. - Какое недоразумение?
   Агни тихонько фыркнула.
   - Тогда, у клуба, вы поспорили...
   Ах вот как. Это теперь называется "недоразумение" и "поспорили"?.. Как дипломатично. Да еще и "господин Сандерс". Слышал бы это Алан - умер бы со смеха!
   - Мы пришли к соглашению, - ответил я в том же дипломатичном тоне.
   - Я... не совсем поняла суть вашего спора, - Мэвис неожиданно растерялась и продолжила, запинаясь и то и дело поглядывая на Агни. - Кристиан... то есть, я хотела сказать - господин Лэнгли, утверждает, будто господин Сандерс... это странно, но он настаивает... будто господин Сандерс - вампир.
   Последнее слово она выговорила так, словно не была уверенна в правильности его произношения, тут же покраснела и уставилась себе под ноги. Агни тоже опустила глаза, но с другой целью - она силилась задавить рвущийся из нее нервный смех. А вот мне было не до смеха.
   - Это правда, - сказал я деревянным голосом, изо всех сил вцепившись в подлокотники кресла.
   Рука Мэвис метнулась к распятью.
   - Но ведь вы говорите "вампир" в переносном смысле?
   - Нет, - сказал я, и тут меня прорвало. Я горячо заговорил, подавшись вперед: - Мэвис, пожалуйста, давай уедем! Теперь можно, теперь я свободен. Уедем подальше и навсегда забудем об этом городе! Я люблю тебя и хочу всегда быть с тобой. Давай поженимся, Мэвис. Будь моей женой, я прошу тебя.
   Агни застыла в кресле соляным столбом, а Мэвис покраснела еще сильнее, став почти ослепительно алой, и вскинула на меня умоляющие глаза.
   - Это невозможно, Илэр, - проговорила она тихо.
   - Почему? - я встал, обошел журнальный столик и остановился перед ее креслом, глядя сверху вниз.
   - Давай поговорил об этом в другой раз, - пробормотала она, снова покосившись на Агни.
   - Нет, сейчас, - упрямо возразил я. - Почему мы не можем пожениться?
   - Ты не крещен, - почти прошептала она.
   Кровь бросилась мне в лицо, я наклонился к Мэвис, руками опершись в подлокотники ее кресла. Она разволновалась и раскраснелась, сердечко ее часто стучало, исходящий от нее горячий пряный запах крови был почти нестерпимым, а я почти потерял над собой контроль.
   - Это единственная причина?!
   - Илэр, что с тобой? - испуганно спросила Мэвис, и ее ладони легли мне на грудь, отталкивая - пока еще не сильно.
   - Ты не пойдешь за меня замуж только потому, что я не крещен? - повторил я уже громче.
   - Илэр! - предостерегающе шепнула Агни, но я не обратил на нее внимания.
   - Ответь же!
   Мэвис встретилась со мной взглядом. В ее глазах стояли слезы.
   - Нет, не только поэтому, - выговорила она тихо, но твердо. - Прости меня, Илэр. Я не могу.
   - Сейчас не можешь или вообще не можешь?
   - Я не господь бог и не могу провидеть будущее, - ответила она. - Но сейчас мой ответ - "нет".
   - Ты не любишь меня, - прошептал я.
   - Нет, Илэр, я тебя люблю, - сказала Мэвис, улыбнувшись сквозь слезы так, что я понял: то же самое она сказала бы любому человеку на этой планете, спроси он ее об этом. Мы просто вкладывали в это слово разный смысл. - Я тебя люблю и господь тебя любит. Он пошлет тебе утешение...
   Лучше бы она этого не говорила. Лучше бы она ничего не говорила!
   - Проклятье на твоего бога! - зарычал я, резко выпрямляясь.
   - Не говори так!
   - Илэр, успокойся, пожалуйста! - Агни подскочила и обняла меня за плечи. Ее поддержка пришлась очень кстати: от резкого движения, от нервного напряжения, усталости и жажды меня шатнуло так, что я едва не упал. Продолжая обнимать меня, она сердито посмотрела на Мэвис: - Знаешь что? Тебе лучше уйти.
   - Нет, погоди! - я вырвался из ее рук и снова шагнул к Мэвис. - Погоди, Агни. Я хочу, чтобы Мэвис узнала, кого она спасла три года назад на мосту. Пусть она тогда скажет, любит меня ее бог или нет.
   К моему удивлению, Агни не стала меня останавливать. Напротив, она отступила назад и встала, сложив на груди руки. Я снова наклонился к Мэвис. Теперь она была бледна, но спину держала прямо и смотрела мне в глаза твердо. Я приблизил свои губы к ее уху и шепнул:
   - Я - вампир.
   - Нет! - она с силой оттолкнула меня и вжалась в спинку кресла. Ладонь ее накрыла ямочку между ключиц, где скрывался крестик. - Неправда! Ты не смог бы ко мне прикоснуться, на мне - крест!
   - Плевать я хотел на крест, - заявил я, придвигаясь все ближе. Глаза Мэвис раскрывались все шире - теперь она, наконец, испугалась. - И на крест, и на святую воду, и на церковь. Все это выдумки. Одно только правда: мы пьем кровь, чтобы не погибнуть.
   Неверною рукой Мэвис вытянула из-за ворота серебряный крестик на цепочке и направила его в мою сторону. Моей щеки коснулся нагретый ее телом кусочек металла, и я улыбнулся.
   - Бесполезно, Мэвис.
   Продолжая прижимать к моей щеке крест, она зашептала что-то на языке, который я не понимал. Вероятно, это была латынь, и читала она молитвы, но для меня они звучали как бессмысленный набор звуков. Я придвинулся так близко, что коснулся губами ее нежной шеи; я слышал запах ее волос и ее крови. Одна рука Мэвис все еще лежала на моей груди, отстраняя, но я без труда преодолевал ее давление. Потянув носом сладкий запах, я слегка прикусил кожу на ее шее.
   У меня нет клыков, пригодных для проделывания аккуратных дырочек в шее жертвы - я ношу с собой нож и предпочитаю брать кровь из запястья. Это делает процесс не таким интимным. Да я и не намеревался прокусывать Мэвис шею. Я хотел только показать ей серьезность своих намерений. И она поверила мне в полной мере. Вскрикнув, Мэвис вонзила мне в щеку свои ноготки, пустив в ход свободную руку. Я тоже вскрикнул от боли и отдернул голову. Ноготки Мэвис прочертили четыре кровоточащие борозды на моем лице.
   - Не тронь меня! - выдохнула Мэвис дрожащим голосом.
   Я выпрямился. Она смотрела на меня огромными глазами, излучающими сейчас яростный, обжигающий свет. Больше всего на свете мне хотелось театрально расхохотаться и закричать что-нибудь вроде: "Ага, поверила?! Один-ноль в мою пользу!" Но этого я себе позволить как раз не мог.
   - Ты нежить! - Мэвис выпрямилась в кресле, бурно дыша и одной рукой по-прежнему сжимая серебряный крестик.
   - Я не мертвец! - возразил я. - Никогда я не умирал и не восставал ходячим трупом!
   - Значит, ты еще хуже! Ты - помешанный!
   - Илэр в своем уме, - вступила Агни, которая до сих пор наблюдала за нами с непонятным выражением лица. - Он говорит правду.
   Мэвис если и услышала ее, то не подала виду. Она смотрела только на меня.
   - Почему ты не сказал мне раньше?
   - Потому что я люблю тебя, Мэвис.
   Ее лицо исказилось, как будто ей было неприятно слышать эти слова от такого мерзостного создания, как я.
   - Все ложь! - объявила она, медленно вставая. Крестик на цепочке лег поверх ее свитера, и она не стала его прятать. - Как ты можешь говорить о любви? Как ты можешь предлагать мне - или вообще кому-либо - сочетаться браком?! Я не знаю, нелюдь ты или кто...
   - Я - человек! - закричал я почти исступленно. Голова у меня кружилась, перед глазами плыли зеленоватые пятна.
   Некоторое время Мэвис молча смотрела на меня, потом перевела дыхание, покачала головой, сделав какие-то выводы, и сказала тихо:
   - Тебе нужен доктор, Илэр. Ты не в себе.
   - Думаешь, я психопат? - задрожал я.
   - Она тебе не верит, - снова подала голос хмурая Агни, и Мэвис быстро, с яростным жестом обернулась к ней:
   - У Илэра совершенно расстроены нервы, разве вы не видите? Я позвоню хорошему врачу, приглашу его приехать сюда. Так не может продолжаться. Господин Сандерс предупреждал, что Илэр находится под воздействием наркотиков, и я теперь слишком ясно это вижу.
   - Ты веришь Алану, а не мне? - спросил я.
   - Я верю своим глазам. Агни, вы не знаете, где в этой квартире аптечка? Нужно немедленно обработать рану, - она указала на мою залитое кровью лицо.
   Но мне не нужно было ни ее забот, ни, тем более, врача. Я хотел остаться один, чтобы в полной мере предаться отчаянию. Может быть, даже свернуться в клубочек и поплакать. Быстро, чтобы Мэвис не успела увернуться, я схватил ее за плечи и заглянул в глаза. Наверное, впервые в жизни я в полную силу воспользовался своими способностями носферату внушать и затуманивать мозги.
   - Мэвис, иди, пожалуйста, домой, - сказал я так проникновенно, как только мог. Но, по правде говоря, голос плохо мне повиновался. Однако же лицо Мэвис немедленно расслабилось, взгляд стал мягче. - И забудь все, о чем мы тут говорили. Очень тебя прошу.
   - Я, пожалуй, пойду домой, - проговорила Мэвис не очень уверенно и растерянно улыбнулась.
   - Я тебя провожу! - с готовностью вызвалась Агни, бросив на меня понимающий взгляд.
   Девушки вышли в коридор, а я упал в кресло и откинул голову на спинку. Меня била дрожь. Я повел себя как последний дурак и сделал все только хуже! Теперь Мэвис будет считать меня сумасшедшим и, чего доброго, из своего проклятого христианского милосердия сдаст меня какому-нибудь психиатру на растерзание. Может, зря я ее не куснул?..
   Хлопнула дверь, и в гостиную вернулась Агни. Она опустилась на пол рядом с креслом и погладила меня по руке.
   - Тебе как, очень плохо?
   - Терпимо, - выдавил я.
   - Она действительно все забудет?
   - На какое-то время. До завтра, может быть.
   - А ты мог бы насовсем лишить ее памяти?
   - Не знаю. Наверное, мог бы. Но зачем?
   Агни слегка тряхнула мою свисающую с подлокотника руку.
   - Просто интересно. А знаешь, Илэр, твоя манера делать предложение просто вышибает почву из-под ног, - оживилась она. - как обухом по голове! Даже не знаю, как я отреагировала бы на месте Мэвис. Наверное, потеряла бы дар речи. Ты всегда такой напористый? Нет бы подготовил человека как-нибудь...
   - Агни, - остановился ее болтовню - предназначенную, ясное дело, отвлечь меня. - Я первый раз в жизни делал предложение. Вообще Мэвис первая девушка, кого я полюбил. У меня совсем нет практики. Постель - сколько угодно, но объясниться на словах... я свалял дурака. Теперь она не захочет меня видеть.
   - Не исключено, - согласилась Агни. - Но это же еще не конец света.
   - Не знаю... - пробормотал я и закрыл глаза. - Не надо меня утешать.
   Отпустив мою руку, она встала и, кажется, вышла из комнаты. Я не прислушивался к ее передвижениям, полностью погрузившись в печальные мысли. Внутри было больно - так больно, будто сердце рвалось в клочья. Сознание того, что теперь между нами с Мэвис все кончено, было невыносимо. Мне хотелось умереть - впервые с того дня, когда я встретил ее.
   Прикосновение к лицу чего-то влажного и остро пахнущего вернуло меня к реальности, а последующая за этим резкая боль заставила меня дернуться в кресле.
   - Т-с-сс! - послышался смеющийся голос Агни. - Потерпи. Надо же, ходячий мертвец, а боль чувствуешь! Кто бы мог подумать!
   Мягко и аккуратно она стерла кровь с моего лица и обработала царапины каким-то раствором. Было чертовски больно, и я шипел сквозь зубы. посмеиваясь, Агни уговаривала меня потерпеть. Казалось, все произошедшее не произвело на нее никакого впечатления. Словно заражаясь ее настроением, я тоже начал успокаиваться, но время от времени дрожь еще пробегала по моему телу.
   - Ты выглядишь хуже, чем днем, - заметила Агни. - И я не имею в виду боевые ранения.
   - Жажда, - прошептал я в ответ. - Это будет усиливаться. Знаешь, Агни, тебе лучше пока не подходить ко мне близко.
   - Можешь на меня наброситься? - усмехнулась она.
   - Да.
   - А я не против.
   Я решительно не понимал ее легкого отношения к этим отвратительным, с точки зрения любого нормального человека, вещам. Я поднял голову и посмотрел на нее. Она укладывала в аптечку бинты и прочую мелочь но, почувствовав мой взгляд, повернулась и улыбнулась мне.
  

Глава 6

Just like a hundred thousand snakes
You crawl around my legs
Without pride, a beggar for respect
How could you lose your self respect?

Diary Of Dreams "People Watcher"

  
   - Все-таки нервы у тебя действительно ни к черту, - никак не желая успокоиться, Агни расхаживала по моей квартире и безостановочно бурчала себе под нос. - Ну, было бы из-за чего так раскисать! Подумаешь, замуж за тебя не захотела. Эта не захотела, другая захочет. Девиц вокруг как грязи! И вряд ли среди них найдется еще одна такая дура, которая станет тыкать тебе в лицо крестом.
   - М-м-м, - сказал я с мученическим видом с дивана, где лежал, закинув руки за голову.
   - К тому же логика у тебя, извини, хромает, - продолжала безжалостная Агни. - Сначала объявляешь себя вампиром, пытаешься тяпнуть девушку за шею и напиться ее крови, а потом кричишь, что ты человек и ничего больше! Как тебя следует понимать? Ты бы сам, что ли, определился.
   - Агни, уймись, - мрачно сказал я.
   - Сначала выключи эту гадость, она мне на нервы действует, - она ткнула пальцем в сторону колонок, из которых лились звуки "Angelica". Вообще-то я не люблю Anathema, но сегодня мне показалось, что источаемая ее музыкой вселенская тоска как нельзя лучше соответствует моему настроению.
   - Не выключу.
   - Ну и пойди тогда повесься с горя, - посоветовала Агни. - Что еще остается под такие-то завывания? Еще бы траурный марш включил.
   Я невольно улыбнулся.
   - Ты просто настоящих завываний не слышала.
   - Все я слышала. Нет, правда, хватит уже! Поднимайся. Сколько можно лежать? Я тебе занятие придумала.
   - Какое? - спросил я без особого интереса.
   - Мы пойдем гулять, и ты будешь показывать мне достопримечательности. Никогда здесь не была, и хочу увидеть как можно больше перед тем, как уехать обратно домой. Кстати, когда мы едем?
   - Никуда я не еду...
   Агни остановилась передо мной, уперев руки в бока.
   - Что еще такое? Теперь-то в чем дело? Твоя зазноба хоть тебя и послала, однако это ни в коей мере не отменяет необходимости тикать с территории твоего бывшего босса. Разве нет?
   - Нет. Есть еще Аврора...
   - Причем тут Аврора?
   Я объяснил, что не могу бросить ее с Аланом.
   - После того, что она тут наговорила, ты все еще горишь готовностью спасать ее от злого дяди? - скептически вопросила Агни. - Ты что, армия спасения?
   - Я тоже много чего говорил ей в свое время. Но нас... многое связывает.
   - Например, постель? - предположила Агни.
   - Не твое дело, - рассердился и сел, спустив ноги с дивана. - Что ты там хотела увидеть? Одевайся, пойдем.
   По ночам центр столицы освещался так ярко, что, остановившись в любом месте на улице, можно было спокойно читать книгу. Ночная жизнь бурлила с той же интенсивностью, как и дневная, уж я-то это знал. Весь тусовочный люд выползал на улицы с наступлением темноты. На проспектах и бульварах, разноцветных от многочисленных неоновых реклам, было не протолкнуться. Поэтому я мог спокойно показать Агни центр, ничего не страшась. А водить ее по темным и хищным окраинным районам я не собирался.
   Холодный воздух слегка остудил мою голову и умерил жажду. Очень жаль, что он не мог приглушить мою печаль.
   - Ну у тебя и знакомых, - вздохнула Агни, после того как пройдя от силы квартал, я поздоровался по крайней мере с десятком таких же, как мы, прогуливающихся. Многие, ухмыляясь, разглядывали мою исполосованную щеку и беззастенчиво спрашивали, какая это дикая кошечка меня так приласкала. - Они тоже все вампы?
   - Не все, - ответил я.
   - А твой Алан тоже где-нибудь здесь болтается?
   - Он не мой. Но не исключено, что он тоже поблизости.
   Агни внимательно на меня посмотрела:
   - Не боишься?
   - Бойся - не бойся, а пересечься с ним все равно придется.
   На самом деле, я даже хотел встретиться с ним - разумеется, не сейчас, когда со мною была Агни, а позже. В намерениях у меня было потребовать, чтобы он отпустил Аврору. После того, как Мэвис ясно дала понять, что я ей не нужен, мне стало все равно, чем закончится наше с Аланом противостояние. Пусть даже он снова подчинит меня. Плевать. Я стану тихим и послушным, буду делать все, что он скажет, и тогда он оставит меня в покое.
   Умом я понимал, что безразличие это - явление временное, и позже, очень вероятно, я буду горько сожалеть о вновь потерянной свободе. Но только умом. Сердце мое молчало, сжавшись в комок от боли. Оно вовсе остановилось бы, если б могло. Пожалуй, так плохо мне не было даже тогда, когда я стоял на мосту, перегнувшись через перила, и собирался броситься в реку.
   Агни тормошила меня, не позволяя окончательно впасть в тоску. "А что это за здание? А это? магазин? А он сейчас работает? Давай зайдем, посмотрим. Или лучше сюда, в это кафе!" Она явно получала удовольствие, наблюдая вокруг себя беззаботных, по ночному оживленных людей. Ей очень хотелось влиться в эту пеструю толпу, но ее удерживало мое присутствие... так же как ее присутствие удерживало меня от того, чтобы немедленно отправиться на поиски Алана. И при этом, - странное дело! - мы нисколько не тяготились обществом друг друга.
   Когда Агни заявила, что устала, но не хочет идти домой, мы завернули в приглянувшееся кафе - это было одно из тех редких в центре заведений, где я редко бывал и где меня не знали. Проголодавшаяся моя спутница заказала себе несколько легких блюд; я, хотя и не хотел есть, последовал ее примеру, чтобы не портить ей настроение.
   - Давай потанцуем? - поклевав немного со своей тарелки, предложила вдруг Агни. В кафе имелся танцпол, из-за тонкой стены, которая отделяла его от обеденного зала, доносились бодрые танцевальные ритмы.
   - Ты что, какие танцы? - опешил я. - Вовсе я не расположен танцевать. И вообще... не люблю я это.
   - Ты же вроде завсегдатай ночных клубов, - поддразнила меня Агни. - Чем же ты там занимался ночь напролет?
   Я почувствовал, что краснею, вперил глаза в тарелку и отрезал:
   - Не танцами.
   - Ой-ёй, как все запущено, - усмехнулась она. - Да ладно тебе, Илэр, пойдем! Я хочу посмотреть, как ты двигаешься. Ну, хотя бы один танец! Медленный! Я прошу тебя!
   Я колебался. Меня смущало озвученное Агни желание "посмотреть, как я двигаюсь". Сомнений не было, это работала особая харизма носферату, а я очень не хотел, чтобы Агни попала под ее действие.
   Но она не стала дожидаться, пока я на что-нибудь решусь - встала и потянула меня из-за стола за руку. Пришлось подчиниться.
   На танцполе толклось порядочно народу. Все дергались в ритм жизнерадостной, насквозь электронной музыки, каждый на свой лад. Лица и фигуры их окрашивались то красным светом, то синим, то зеленым - в зависимости от того, какой прожектор вспыхивал под потолком. Я смотрел на них с сомнением. Что, Агни хочет, чтобы я вот так же прыгал? С ума она, что ли, сошла? Я хотел задать ей этот вопрос, но понял, что не сумею до нее докричаться. Музыка была слишком громкой.
   Нам пришлось проталкиваться сквозь плотную массу людей, не желающих танцевать, но зачем-то толпящихся по периметру танцпола. Я сосредоточился на том, чтобы не наступить никому на ногу и не толкнуть кого-нибудь слишком сильно, и не смотрел на лица. Никто не торопился пропускать нас. Какой-то человек и вовсе встал передо мной, явно с намерением загораживая дорогу, и поймал меня за руку. Я остановился, заставив притормозить и Агни, и поднял взгляд. В глубине души я ожидал увидеть Алана... но передо мной стоял всего лишь Грегор. Встретившись со мной глазами, он крепче сжал пальцы на моей руке, и кивнул в сторону, явно приглашая к разговору. Направленный на меня взгляд его был каким-то странным... затравленным, что ли. Но и надежда в нем была. Я посмотрел на Агни, за руку подтянул ее к себе - она подошла не очень охотно, - и глазами указал ей сначала на Грегора, потом на стену, за которой нас дожидался наш столик. На подвижном личике Агни отразилось любопытство, она кивнула, и втроем мы вернулись в обеденный зал, где уровень шума вполне позволял разговаривать, не слишком напрягая голосовые связки.
   - Можно тебя на пару слов, Илэр? - спросил Грегор, не здороваясь, как будто мы сегодня уже виделись. На самом деле, в нашем обществе - я имею в виду общество носферату, - было как-то не принято здороваться. Может быть, потому, что мы часто, почти каждую ночь, встречались и проводили вместе довольно много времени.
   - Говори при Агни, - ответил я, размышляя, зачем я мог понадобиться Грегору. Дружбы между нами не было, да и с чего бы? Он слишком хорошо знал, какова моя кровь на вкус, так как нередко угощался ею вместе с Аланом и по его приказу. Это не способствовало зарождению во мне симпатии к нему. - Она в курсе дела.
   - Агни? - Грегор перевел тревожный взгляд на мою спутницу. Ноздри его аристократического хищного носа затрепетали, а в глазах мелькнуло изумление. - Она...
   - Агни, это Грегор, один из особо приближенных к Алану носферату, - перебил я, не давая ему развить мысль дальше, и продолжил, пристально на него глядя: - И я удивлен, что он делает в этом месте один... или все-таки не один?
   - Со мной никого нет, - Грегор развел руками. - Я зашел сюда случайно, хотел развеяться, и вдруг увидел тебя и подумал: как удачно!
   - Действительно, удачное стечение обстоятельств, - согласился я. - Даже странно, насколько удачное. Тебя Алан послал меня выслеживать?
   - Клянусь тебе, нет!
   - Тогда что тебе от меня надо?
   - Давай сядем, Илэр.
   Мы сели за наш столик. Агни тут же схватилась за недопитый коктейль, с любопытством разглядывая Грегора. На непосвященного человека он мог произвести - и производил - приятное впечатление. Как и большинство носферату, впрочем. Но меня было не обмануть приятным лицом. Я его рожу видеть не мог... по понятным причинам.
   - Краем уха я слышал, что произошло между тобой и Аланом, - заговорил Грегор, улыбаясь, как мне показалось, несколько заискивающе. Что это с ним творится? - Я обрадовался, что встретил тебя, потому что хочу, чтобы ты знал, Илэр: я на твоей стороне. Многие на твоей стороне, Илэр, - последние слова он произнес почти заговорщицким шепотом, неимоверно меня удивив.
   - На моей стороне? Что это значит?
   - Если ты выступишь против Алана, мы тебя поддержим, - доверительно сообщил Грегор, складывая перед собой ладони лодочкой, как на молитве. - При условии, конечно, что ты после возьмешь нас под свою защиту...
   Я все еще ничего не понимал и начал раздражаться.
   - Объясни наконец, о чем ты толкуешь!
   Грегор захлопал на меня глазами:
   - Разве ты не собираешься возглавить клан вместо Алана?
   - Что?!
   - Мы бы с радостью тебе подчинились...
   Откинувшись на стуле, я с изумлением на него уставился. Ну и ну! Какие лояльные, оказывается, у Алана подданные! А с первого взгляда и не скажешь - такие все смирные, послушные, по первому слову бегут туда, куда их посылают... И тут вдруг всплывают такие бунтарские настроения. Конечно, Алан предвидел такой поворот событий. Странно только, что назначил такой долгий срок, в который мне надлежало принять решение. Неделя еще далеко не истекла, а брожения уже начинались. На секунду я испытал соблазн: а что, если воспользоваться ситуацией и поднять вампов против Алана? Что он будет делать, если взбунтуются все сразу? Хватит ли у него сил выстоять? У меня даже сердце чаще застучало! Здорово, пожалуй, было бы на нем отыграться. Но... что потом? Придется ведь брать ответственность за бесхозную кодлу вампиров на себя, а хочу ли я этого? Ой, нет, кажется, не хочу. Но если не я, то кто? И не предаст ли меня эта компания при первом же удобном случае? Алана они ведь готовы предать.
   Я посмотрел Грегору в глаза.
   - А что, Алан вас чем-то не устраивает?
   Мой невинный вопрос неожиданно выбил носферату из колеи. Вид у него стал растерянный.
   - Уж кто бы спрашивал, Илэр...
   - До сих пор вроде бы никто недовольства не высказывал.
   - Илэр... - проникновенно сказал Грегор. - Ты ведь все понимаешь...
   - Нет, - я мотнул головой. - Ничего я не понимаю. Вы спокойно смотрели, как Алан меня прессует, потому как полагали, будто это его право сильного. А теперь готовы помочь мне запрессовать его, потому как вообразили, будто право сильного теперь у меня?
   - Вот уж не полагал тебя злопамятным человеком...
   - А я не человек, я носферату, - усмехнулся я. - А будь я злопамятным, то уже вовсю строил бы планы по стиранию Алана с лица земли. Вместе со всей вашей шайкой. Но мне, знаешь ли, на него наплевать. И на вас всех тоже наплевать.
   Грегор недоверчиво скривился.
   - Ты что, не хотел бы отомстить Алану? Столько лет он изводил тебя, и ты просто так это оставишь?
   - Я не знаю, как я мог бы ему отомстить, - ответил я - и не покривил душой нисколько. Отплатить Алану той же монетой можно было бы только унизив его. Но чем его можно было унизить или хотя бы уязвить? Я не представлял. Насколько я знал Алана, для него не существовало ничего постыдного. Современные представления о приличиях, чести, морали для него ничего не значили.
   - Мы можем придумать что-нибудь вместе, - предложил Грегор, снова заискивающе улыбнувшись.
   Допившая свой коктейль Агни посмотрела на него с отвращением, а меня тошнило от него с самого начала.
   - А ты не боишься, Грегори, что мы с Аланом сумеем договориться и как-нибудь поделим сферы влияния? - процедил я сквозь зубы. - И тогда тебе, как главному заговорщику, ой как достанется! От тебя ведь только порошок может остаться. Зубной.
   Грегор перестал улыбаться.
   - Ты не станешь с ним договариваться, - пробормотал он.
   - Откуда тебе знать? - я встал, отодвинув стул, и Агни вскочила следом за мной. - Счастливо оставаться, Грегори.
  

*

   Оказавшись на улице, я глубоко вдохнул холодный сырой воздух:
   - Как хорошо!
   - Оказывается, ты еще можешь радоваться жизни, - заметила Агни. - А то я думала, что ты совсем скуксился. Надо же, на Алана ему наплевать.
   - А что ты хотела, чтобы я сказал? - спросил я устало.
   - Правду...
   - Правда в том, что я не хочу брать на себя ответственность за клан, в случае, если с Аланом... что-нибудь случится.
   - Разве обязательно это должен быть ты?
   - А больше некому, Агни. Ты сама видела: Грегор - сильнейших из них, но и он готов только служить.
   Агни задумалась. Некоторое время мы шли молча.
   - Выходит, - сказала она, поглядывая на меня сбоку, - ты не хочешь служить, но и властвовать тоже не хочешь?
   - Да.
   - По-моему, это невозможно.
   - Твой отец жил так не один десяток лет, - возразил я.
   - Ну и чем это кончилось? - Агни пожала плечами. - Ему снова навязали клан.
   - Давай не будем сейчас об этом! - взмолился я. - И так уже не знаю, о чем думать в первую очередь!
   - Попробуй пока ни о чем не думать, - посоветовала Агни. - И вообще, утро уже скоро. Не знаю, как ты, а я бы уже легла спать.
   И она действительно легла спать, как только мы вернулись домой. Только на минутку забралась в душ, а оттуда уже отправилась прямиком в постель. В мою постель. Я не стал возражать: выспаться можно и на диване, тем более что я-то пока спать даже и не собирался. Дожидаясь, пока Агни уснет, я тоже принял душ и переоделся - от моих волос и одежды нестерпимо пахло табачным дымом - этот запах впитывается быстрее всего. Потом заглянул в спальню. Агни мирно спала в моей постели, натянув одеяло до самого носа. Улыбнувшись, я прикрыл дверь и тихо, чтобы не разбудить мою квартирантку, надел пальто и вышел из квартиры.
  

*

   Светало, и вернее всего было застать Алана в его квартире. Туда я и направился. Еще вернее было бы позвонить Алану на мобильный и назначить встречу, но я решил устроить ему сюрприз.
   Швейцар - или же лифтер, за несколько лет я так и не усвоил, какова должность этого человека в форменной куртке, - сообщил мне, что господин Алан Сандерс еще не возвращался. Но лифт вызвал и подняться в квартиру позволил - как обычно. Значит, никаких особых распоряжений на мой счет Алан не давал. Можно ли истолковать это так, что он рассчитывает на мое согласие и на возобновление отношений? Или ему просто все равно?
   В квартире было темно и тихо, но только я вышел из лифта, где-то в потолке вспыхнул неяркий свет - сработали невидимые датчики. Я решил, что подожду хозяина в гостиной. Сделав несколько шагов, однако, я обнаружил, что там уже горит свет. Я заколебался. Если это не Алан, то, вероятно, Аврора - больше некому. А ее мне видеть не хотелось. Я тихо отступил назад, но поздно - чуткий слух уже уловил мои шаги.
   - Кто там? - крикнул Аврорин голос. - Алан, ты?
   Я не стал отвечать, продолжая отступление. Но раздался характерный частый топоток босых ножек, и из-за ширмы на меня выскочила Аврора в своем любимом шелковом халатике. Судя по всему, до моего появления она занималась наведением красоты: ноготки на пальчиках правой ноги были покрыты свежим черным лаком, а на левой - мерцали розовым младенческим перламутром. На правой смуглой щиколотке поблескивал изящный золотой браслет; я узнал его - то был мой подарок. Давненько Аврора его не надевала.
   Увидев меня, она остановилась, как вкопанная, и уставилась на меня круглыми отчаянными глазами. Мордашка ее жалобно скривилась.
   - Илэ-эр...
   - Когда Алан вернется? - спросил я устало.
   - Не знаю... Должен уже скоро.
   - Я подожду, - сказал я и прошел мимо нее в гостиную, на ходу выпутываясь из рукавов пальто. Аврора поплелась за мной; я чувствовал ее горячий взгляд затылком. На полу стояли в беспорядке крохотные пузырьки с разноцветным лаком, валялись пилочки, кусачки и прочие приспособления для наведения красоты, столь милые сердцу каждой женщины. Аккуратно я обошел все это хозяйство, бросил пальто в одно кресло, сам сел в другое. Все-таки я до чертиков устал. Аврора встала передо мной все с тем же жалобным выражением в глазах.
   - Илэр, ты не сердишься на меня? Пожалуйста, не сердись! Я ничего плохого не хотела, честное слово!
   - Угу, ты только хотела поссорить меня со старым другом.
   - С подругой! - почти взвизгнула Аврора, на миг став похожей на разъяренную фурию, даже волосы ее как будто взметнуло ветром... и тут же она снова приняла смиренный вид. - Прости меня Илэр, я была такой глупой. Пожалуйста, прости. Я просто... я просто не могла стерпеть, что с ней ты такой милый, а со мной...
   - Аврора, пожалуйста, давай без сцен! - взмолился я. - Хватит с меня на сегодня!
   В самом деле, для одного дня это был уже перебор: сначала Аврора устроила скандальчик, потом Мэвис расчертила мне лицо острыми ноготками, теперь снова Аврора готовится устроить чувствительное объяснение. Это не считая Агни, которая в течение целого часа вдохновенно читала мне нотации!
   Но Аврора не вняла. Напротив, что-то в выражении моего лица подвигло ее на продолжение спектакля. Упав на колени, как подрубленная, она подползла к моим ногам, обняла их почти судорожно и прижалась к ним лицом. Мне захотелось не то вскочить, не то поджать ноги. Что-то это все напоминало... и через секунду я понял: так же когда-то обнимала мои ноги Лорена, моля о прощении. Только Лорена еще и плакала. У Авроры, впрочем, слезы тоже были на подходе.
   - Встань немедленно! - рявкнул я на нее, но она только крепче прижала лицо к моим коленям и пролепетала:
   - Я так люблю тебя, Илэр! Я что угодно для тебя сделаю, только не прогоняй меня! Я умру, если ты меня прогонишь!
   - Да встань же ты! О господи!
   Я не знал, как заставить ее подняться. Она с такой силой сжимала руки, что, казалось, ничто на свете не сможет заставить ее разомкнуть объятия. Сквозь ткань джинсов я ощущал ее горячее дыхание.
   - Аврора, ты ведешь себя как школьница...
   - Не люби меня, только не прогоняй... - прошептала она голосом, полным слез.
   Наклонившись к ней, я положил ладони ей на виски и заставил ее поднять лицо. На ее смуглых щеках горели пятна лихорадочного румянца, глаза блестели, приоткрытые детские губы дрожали... Нет, сколько бы лет ей ни было, она еще надолго останется шестнадцатилетней девочкой, подумал я и поцеловал ее. Этот поцелуй напомнил мне наши первые с ней встречи... как нам было хорошо вдвоем... Так уже никогда не будет. Я больше не любил ее.
   - Послушай, Аврора, - сказал я, выпрямляясь. Аврора смотрела на меня снизу вверх огромными глазами, полными слез и надежды... на что? - Я ведь пришел, чтобы забрать тебя от Алана...
   - О, Илэр!!! - карие глаза вмиг вспыхнули и засияли, Аврора взвилась и бросилась мне на шею, вдавливая меня в спинку кресла всем весом своего крепенького упитанного тела. - Я буду такой послушной, вот увидишь! Буду просто ангелом! Ты никогда не пожалеешь...
   - Тогда начинай слушаться уже сейчас, - выговорил я с некоторым трудом, потому что она буквально на мне лежала. - Для начала, слезь с меня.
   Она послушалась лишь отчасти, усевшись на меня верхом, обхватив свои бедра своими. Между прочим, выяснилось, что под халатиком у нее нет ничего. То есть совсем ничего, даже трусиков. Я вздохнул.
   - Нет, Аврора, слезь совсем.
   - Ты уверен? - она приподнялась, изогнулась и чуть запрокинула голову, обнажая шею. Конечно, она чувствовала мою жажду... - Ты совсем меня не хочешь? Ни чуточки? Ну вот, я же вижу, как ты облизываешь губы...
   - Кто-то тут обещал, что будет послушной и вообще ангелом? - напомнил я.
   Аврора немедленно кротко опустила глаза и сползла на пол, продемонстрировав при этом все, что можно было, из своих прелестей.
   - А теперь я буду ждать Алана, а ты будешь заниматься своими делами - и при этом сидеть тихо-тихо, как мышка, и не приставать ко мне... Понятно?
   - Как скажешь, - вздохнула она - и действительно сидела тихо час или полтора, занимаясь своим педикюром, а потом молча подобралась ко мне и улеглась на полу у моих ног, обвив их одной рукой. Я смотрел на ее с тяжелым сердцем, ясно понимая, какую обузу намерен взять на себя. Перекинуть на себя связь с Авророй было то же самое, что повесить себе на шею мельничный жернов и броситься в воду. То есть если я вообще сумею сделать это...
   Однако Алан все не появлялся, и я начинал терять терпение. Сколько еще придется сидеть здесь? Вдруг у него нашлись какие-нибудь дела, которые затянутся до вечера... С большой неохотой я вытащил телефон и набрал его номер. Алан ответил после второго же гудка.
   - О, Илэр, привет! - сказал он весело. - А мы тут с Агни болтаем. Приедешь к нам?..
  

Глава 7

Innocent child,

how you thought you knew me,

understood my ways,

my dark needs,

the hunt is not the thrill I'm after,

I want the kill, the conquest,

to be your master

London After Midnight "A Bondage Song"

--

Невинное дитя,

как ты можешь думать, что знаешь меня,

что понимаешь мои мотивы

и мои темные желания.

Погоня - не то, что меня волнует.

Я хочу убивать и побеждать,

хочу стать твоим господином

   В гостиной тихонько играла музыка. Агни узнала меланхоличные жужжащие гитары "Sun Of The Sleepless" и, не открывая глаз, грустно улыбнулась: Илэр был верен себе и начинал утро с любимого блэка. Неудивительно, что нервы у него расшатаны - в течение многих лет слушать с утра до ночи эту музыку... не каждая психика выдержит подобное испытание. Хорошо, если бы нашелся кто-нибудь, у кого хватило бы духу выкинуть все его диски на помойку... Впрочем, вовсе не обязательно это поможет: музыка, как наркотик, уже вошла в кровь Илэра и отравила ее.
   Агни потянулась, вылезла из постели и, потирая лицо и позевывая, поплелась в гостиную. Одеваться не стала - спала она в длинной просторной футболке, и причин стесняться Илэра не находила. Не в нижнем же белье она ходит, ну а что ноги полностью открыты, ничего в этом страшного нет. К тому же, имелось у Агни подозрение, что Илэру и не такое довелось видеть.
   - Привет, - пробормотала Агни, становясь в дверях, и рассеянно обводя взглядом комнату в поисках Илэра.
   - Привет, - отозвался незнакомый мужской голос, и остатки сна тут же слетели с Агни. Вздрогнув, она выпрямилась, и глаза ее, метнувшись на голос, в тот же миг безошибочно отыскали его обладателя.
   - Кто вы такой?!.. И как сюда попали?!
   Незнакомец поднялся из кресла, улыбаясь Агни тонкими губами. Это был мужчина лет тридцати семи, невысокий и худощавый - из той породы, что до старости сохраняют юношескую стройность и стать. Его оливково-смуглая кожа и черные с сединой, коротко остриженные, даже на вид очень жесткие волосы, прилегавшие к голове плотно, как шлем, наводили на мысли о том, что родился он далеко на юге. Даже для испанца, по соображениям Агни, он был слишком черен. Араб, может быть, или турок?.. Большие черные, влажно блестевшие глаза незнакомца, обведенные мохнатой каймой ресниц, под сросшимися густыми бровями были очень красивы; их взгляд притягивал взгляд Агни, как магнит. Но черты его лица были слишком резкими, почти утрированно остроугольными, и вызывали в памяти слово "брутальность". Да, в целом незнакомец был, пожалуй, брутален. Одет он был в черную футболку без рисунков и надписей и черные потертые джинсы. Черный ворон, подумала Агни. Причем кладбищенский.
   - У меня есть ключ от квартиры, - сообщил мужчина, улыбнувшись, и в доказательство своих слов действительно продемонстрировал Агни ключ. - Илэр сам мне его дал.
   - Кто вы такой? - повторила Агни, которой отнюдь не стало спокойней от мысли, что странный гость пребывает в квартире на вполне законных основаниях.
   - Мое имя Алан Сандерс.
   Агни внутренне ойкнула и невольно отступила на шаг назад, хотя еще вчера с веселой улыбкой рассуждала, как интересно было бы ей посмотреть на тысячелетнее чудовище. Ну вот тебе, пожалуйста, смотри.
   - Судя по вашей реакции, - снова улыбнулся гость, - вы обо мне уже слышали.
   Агни кивнула, глядя на него во все глаза. Обычный мужчина... пожалуй, даже не лишенный своеобразной привлекательности - как и все носферату, кажется. И ему - тысяча лет? Верится с трудом. Вот только глаза... Агни чувствовала истекающую из них силу. Нечто подобное она уже видела раньше в глазах Лючио. Эта сила не пугала - она обволакивала, окутывала тело, как нагретое махровое полотенце. Она была уютной. Хотелось закрыть глаза и подчиниться ей. Если бы Агни не встречалась раньше с Лючио, она именно так и сделала бы. Но теперь она знала, к чему может привести такая беспечность.
   - Где Илэр? - спросила она, насупившись.
   Алан пожал плечами.
   - Вам лучше знать. Ведь это вы спали в его постели...
   Агни почувствовала, что краснеет, и обругала себя за это. Если он ждет, что она начнет оправдываться, то она ему такого удовольствия не доставит. Впрочем, смутили ее не столько его слова, сколько взгляд, так и обдавший ее жаром. Агни очень четко вдруг осознала, что ее ноги открыты почти до неприличных границ. Чтобы его черти взяли, этого ворона могильного!
   - Но вообще-то, - продолжил Алан, - я пришел не к Илэру, а к вам... Агни.
   - Ко мне? - повторила она растерянно.
   - Я хорошо знаю вашего отца. И давно уже мечтал познакомиться с вами - с того самого дня, когда узнал о вашем существовании. Не бойтесь, ничего плохого я вам не сделаю.
   - Я вас не боюсь...
   - Это хорошо. Потому как Илэр, должно быть, описал меня как ужасного кровожадного монстра.
   - У него были на то причины...
   - А его вы полагаете святым мучеником, - иронично улыбнулся Алан, и Агни подивилась тому, какими злыми могут быть его губы. - Но Илэр вовсе не так невинен, каким кажется с виду. Скажите: что вы о нем знаете?
   - Достаточно, - ответила Агни. - Я знаю, что он не человек. Как и вы, впрочем.
   - И вы, - заметил Алан. - Вы ведь тоже... не совсем человек. Но - хорошо, что вы в курсе дела. Нам будет легче разговаривать.
   - О чем?
   Алан сделал неопределенный жест рукой.
   - О вас. О ваших планах...
   - С чего вы взяли, что я собираюсь обсуждать с вами свои планы?
   - Ну, не собираетесь, тогда просто поболтаем о жизни, - неожиданно легко согласился Алан. - Давайте, я сделаю кофе. Или вы предпочитаете чай?
   - Кофе, - ответила выбитая из колеи Агни. Умом она понимала, что сейчас ей следует испытывать страх, но ничего подобного не было. Ей было слегка не по себе - но и только. Точно такой же дискомфорт она испытывала бы в обществе любого мужчины, старше ее годами, если бы он застал ее спросонья, почти раздетую.
   Алан по-хозяйски направился на кухню. Поскольку Агни все еще торчала в дверях, ему пришлось пройти вплотную с ней, и ее ударило порывом горячего ветра, а под ложечкой приятно защекотало. За Аланом словно тянулся шлейф горячего клубящего, упругого воздуха. В тот момент, когда их лица оказались почти рядом, Алан посмотрел на нее в упор и улыбнулся глазами. И где эти носферату берут такие улыбки, от которых голова идет кругом?..
   Совершенно сбитая с толку, Агни ушла в ванную и с четверть часа возилась там, приводя себя в порядок. Потом вернулась в спальню и натянула джинсы. Демонстрировать Алану голые ноги совсем не хотелось - несмотря на то, что он, определенно, повидал в жизни больше, чем Илэр. Что-то такое было в его взгляде... плотоядное, что ли.
   В дверях кухни Агни снова застряла, почти умиленная зрелищем мужчины у плиты. Давненько ей не приходилось видеть ничего подобного, если не считать Валя, которого ей сложно было воспринимать как мужчину.
   - А вы совершенно не похожи на Кристо, - сказал вдруг Алан, полуобернув к ней улыбающееся лицо.
   - Ну и что? - удивилась Агни. Каждая фраза носферату увеличивала ее растерянность.
   - Илэр тоже не похож на отца. Во всяком случае, лицом. И мне просто подумалось: может быть, это какой-то закон природы для носферату?
   - Вы знали отца Илэра? - Агни прошла в кухню и села у стола, не сводя с Алана взгляда.
   - Я знал Лючио, - ответил Алан, голосом подчеркнув имя "Лючио".
   У Агни мурашки пробежали по спине.
   - Но отца Илэра звали не Лючио...
   - У меня есть веские причины полагать, что его звали именно так.
   - Но...
   Агни закаменела. Не может быть, чтобы человек, который очаровал ее десять лет назад, который был ее первым мужчиной, который прокусил ей горло, пил ее кровь и заставлял ее пить его кровь - чтобы этот человек был отцом Илэра!.. слишком жутко было думать об этом. Агни вспомнила нереально прекрасное бледное лицо, приоткрытые окровавленные губы, вспомнила острое наслаждение, испытанное в момент близости с Лючио - и содрогнулась. Алан с любопытством наблюдал за ней, держа на весу турку с пенящимся кофе.
   - Кристо не сказал вам?..
   - Нет, - Агни покачала головой.
   - Будь иначе, Илэр не стал бы носферату. Лорена слишком слаба, от нее он не мог унаследовать свои способности, - он принялся сосредоточенно наполнять чашки ароматным напитком. - Между прочим, Агни, вы тоже могли бы.
   - Могла бы что?
   - Стать носферату.
   - Нет! что-то не хочется.
   - Почему? - он пристально взглянул на нее.
   - Не хочется оказаться во власти какой-нибудь личности вроде вас!
   - О. Но вы ведь ничего обо мне не знаете. Только с чужих слов...
   - Этого достаточно.
   - И это единственная причина?
   Агни подумала и сказала:
   - Боюсь, мне не понравится вкус крови.
   - Он много кому не нравится. Вашего отца, насколько я знаю, тошнит от крови. Но что делать? Все имеет свою цену. Иногда нужно сделать над собой маленькое усилие...
   - Вы что - пытаетесь уговорить меня принять ваше покровительство? - в упор спросила Агни.
   - Вовсе нет.
   Улыбаясь, Алан поставил перед ней чашку с кофе и сел по другую сторону стола. Достал сигареты.
   - Не будете возражать, если я закурю? (Агни качнула головой) Спасибо. Видите ли, Агни, много лет я завидую Кристо - завидую, что у него есть дочь, то есть вы. Мало кому из нас выпадает счастье обзавестись потомством. И я не совсем понимаю Кристо: на его месте я бы постарался устроить будущее своего ребенка. Превращение не грозит вам никакими опасностями, коль ваш отец - высший носферату, а сколько выгод вы могли бы получить! К тому же Кристо сам мог бы выбрать вам... наставника, раз уж не желает проводить церемонию лично. Скажите, Агни, разве вы не хотели бы прожить тысячу лет?
   - А разве это не скучно? - парировала Агни.
   - Скучно? Нет. Всегда можно найти занятие себе по душе.
   - Нет, все-таки вы пытаетесь меня заманить...
   - Если б я пытался, то действовал бы по-другому.
   - Как?
   Алан ответил не сразу. Несколько минут он сидел молча, то поднося сигарету к губам, то стряхивая с нее пепел в щербатое блюдце, и, чуть наклонив голову, смотрел на Агни. А она как зачарованная наблюдала за движениями его смуглой руки. Очень уж руки у него были красивые - сильные, но с тонким запястьем и узкой кистью.
   - Вы мне симпатичны, - сказал Алан, наконец, с очень серьезным видом. - И я уважаю Кристо. Поэтому я не хочу ни соблазнять, ни запугивать вас. Вообще эти методы мне не по душе. Те, кто приходят ко мне, приходят по своей воле.
   - Но вы грозились убить Илэра - что это, если не запугивание? - вскинулась Агни.
   - Он не оставил мне выбора, - спокойно ответил Алан. - А я ему выбор как раз предоставил. Если же Илэр желает поступать назло всем подряд, это его личное дело. Хотя мне... будет жаль... убивать его. С вами же, быть может, мы еще подружимся.
   - Подружимся? - Агни стало смешно. - Вот уж чего быть не может!
   - Вы считаете, по отношению ко мне нельзя испытывать дружеские чувства? - с интересом спросил Алан.
   - Для меня это, во всяком случае, невозможно, поскольку я знаю, сколько зла вы причинили моему другу.
   - Вы ничего не знаете, а судите... - в кармане джинсов Алана тоненько запел мобильник. Алан достал его, посмотрел на экран и улыбнулся. - Это Илэр, - сказал он Агни и приложил трубку к уху. - О, Илэр, привет! А мы тут с Агни болтаем. Приедешь к нам?.. Ну, ну, не волнуйся так, ничего с Агни не сделалось. Нет. Ты слишком уж мнителен. Да, договорим здесь. Да, у тебя на квартире. Приезжай, - он дал отбой и посмотрел на Агни. На его тонких губах блуждала странная, как будто слегка удивленная улыбка. - Илэр сейчас у меня. Как забавно. Думал меня дождаться, а попал опять в цепкие Аврорины ручки. Бедный мальчик! - добавил он насмешливо. - Непросто ему будет сейчас от нее вырваться.
   - По-моему, она его очень любит, - заметила Агни и ужаснулась: с чего бы ее потянуло обсуждать отношения Илэра и Авроры с этим могильным вороном? Может быть, все-таки он прямо сейчас ее обрабатывает своими чарами? Как узнать наверняка? Агни пристально всмотрелась в лицо Алана... и ничего особенного не заметила.
   Он ответил ей спокойным взглядом и пожал плечами.
   - Может, и любит - настолько, насколько Аврора вообще умеет любить. Это весьма непостоянная натура. Когда-то она и меня уверяла в вечной любви - и что же? Предпочла мне смазливого мальчишку.
   - В этом я ее понимаю, - язвительно сказала Агни.
   - Не трудитесь, милая Агни, у вас не получится меня задеть, тем более такими глупостями.
   - Очень надо было!
   Алан наклонился вперед и положил свою смуглую руку на запястье Агни. Она хотела отдернуть руку, но его пальцы крепко сжались и не пускали.
   - Не притворяйтесь, будто я вам безразличен. Я знаю, что вызываю у вас сильные чувства. Вам хочется уязвить меня. Но, право, это бесполезные попытки. У меня нет слабых мест.
   - Так уж и нет? - Агни расслабила руку, поняв, что вырваться не удастся, и заглянула Алану в глаза. Он улыбался, но за этой улыбкой пряталось что-то такое, от чего волосы вставали дыбом. В эту секунду Агни окончательно поверила, что сидящему напротив нее человеку - то есть, сидящему напротив нее существу - действительно много сотен лет. Это был вовсе нечеловеческий взгляд; эти глаза видели такое, о чем Агни даже не хотелось знать.
   - Нет, - сказал Алан и отпустил ее руку.
   - Не может этого быть, - продолжала настаивать Агни.
   - Вы ничего обо мне не знаете, - повторил он. - Как вы можете утверждать? Илэр рассказывал обо мне - хорошо, но он пристрастен. Этого вы не будете отрицать?
   Этот разговор нравился Агни все меньше. С удовольствием она прекратила бы его, но как? Выгнать Алана из квартиры она не может. Уйти самой? Но должен вернуться Илэр, а оставлять его наедине с бывшим хозяином она побаивалась.
   - Ладно, я ничего о вас не знаю, - наконец, проговорила она неохотно. - Но и знать не хочу.
   - Врете, - заявил Алан, воздев указательный палец. - Вам до чертиков любопытно, какой я на самом деле.
   - Мне лучше знать, любопытно или нет... - возразила Агни, но не слишком уверенно.
   Алан улыбнулся и потянулся на стуле, запрокинув руки за голову.
   - Лучше задавать миллион вопросов, чем делать вид, будто ничто на свете вас не интересует. Илэр начал с того, что задал множество вопросов, - и это было правильно, - но закончил тем, что сказал себе: "Это меня не касается". Чем и создал себе проблемы. Когда он согласился принять мое покровительство, он ничего обо мне не знал. Он обманулся моей внешней оболочкой.
   - Вы могли бы сами ему рассказать...
   - Зачем?
   Агни не нашлась, что ответить.
   - Обмануться очень легко, - продолжил Алан, - особенно если ваш собеседник - носферату. Мы можем заставить кого угодно поверить во что угодно и произвести на любого сколь угодно приятное впечатление. Это несложно. Мы всем нравимся.
   - Мне вы не нравитесь. И вообще я не понимаю, к чему весь этот разговор!
   - Да ни к чему, - безмятежно отозвался Алан. - Просто пытаюсь занять вас приятной беседой в ожидании возвращения нашего друга.
   Озадаченная, Агни уставилась на него. Чем дальше, тем сильнее она ощущала себя кэрроловской Алисой на Безумном Чаепитии, где Алан выступал одновременно в роли Мартовского Зайца и Болванщика. Не хватало только Сони в чайнике... Может быть, он в самом деле не в своем уме? Может быть, за тысячу лет мозги усыхают?
   - А правду ли говорят, будто вам тысяча лет? - вырвалось вдруг у Агни.
   В глазах Алана мелькнуло веселое удивление, он откинулся на спинку стула и скрестил на груди руки.
   - Не поверите, но вы первая, кто открыто спросил меня о возрасте! Остальные все жмутся по углам и сплетничают, строя предположения, тысяча мне лет или всего лишь девятьсот девяносто.
   - И все-таки?
   - Ну, этот замечательно круглый юбилей мне справлять еще рановато, однако же первый крестовый поход я помню, - ответил Алан с убийственной небрежностью.
   - Первый крестовый поход, - повторила Агни, жалобно сморщив лоб в попытках припомнить хотя бы примерную дату. - Это... двенадцатый век?
   - Конец одиннадцатого.
   Агни попыталась представить себе те давние - да что там, просто древние! - времена - и не сумела. Забавляясь, Алан наблюдал за ней.
   - И вы, надо думать, участвовали в этом мероприятии? - призвав на помощь всю свою язвительность и стараясь не показать, насколько она шокирована, поинтересовалась Агни.
   - В какой-то мере.
   - И на чьей же стороне?
   - На своей собственной. Но вы, кажется, говорили, что не желаете ничего обо мне знать?
   Агни прикусила язык и покраснела. Алан расхохотался.
   - Вы прелесть, Агни! Продолжайте в том же духе, и вы покорите мое сердце!
   - Знаете что! - рассердившись, Агни вскочила. - Идите вы... нет, лучше я пойду. На улицу. И буду ждать Илэра там.
   - Сядьте!
   Раньше Агни думала, что выражение "приструнить взглядом" - это такая литературная красивость. Но Алан посмотрел на нее так, что ноги у нее подломились, все тело сделалось как будто ватным, а желание уйти просто испарилось. При этом он даже не переменился в лице, и не шевельнул ни одним мускулом. Просто посмотрел. Вот тут-то Агни стало, наконец, страшно.
   - Сядьте! - повторил Алан со спокойной властностью. - Вы нужны мне здесь.
   - Зачем? - придушенно спросила Агни.
   - Долго объяснять.
   - А вы попробуйте покороче...
   Алан смерил ее долгим задумчивым взглядом, словно размышляя, стоит ли тратить время на объяснения. И, видимо, решил, что не стоит, потому что ответил спокойно:
   - Сами поймете.
  

*

   Кристиан завтракал, когда за спинкой его стула возник почтительный Валь и вполголоса, хотя никого кроме них, в столовой не было, сообщил:
   - Господин Кристо, вас хочет видеть молодая дама. Я проводил ее в гостиную.
   - Ты знаешь ее? - спросил Кристиан, отодвигаясь от стола.
   - Боюсь, что нет. Но... мне кажется, она очень расстроена чем-то.
   Поспешно Кристиан перешел в гостиную, размышляя, кто может быть эта молодая расстроенная дама, к тому же явившаяся с визитом в столь ранний час. На диване, опустив бледное лицо и сложив на закутанных шерстяной юбкой коленях беспокойные руки, сидела Мэвис. Вид у нее действительно был похоронный, к тому же до крайности усталый. Казалось, она не спала всю ночь. Сердце Кристиана тут же подпрыгнуло к самому горлу, он бросился к гостье и склонился к ней, пытаясь заглянуть ей в лицо и встревожено вопрошая:
   - Мэвис! Мэвис! Что случилось?!
   После единственной личной встречи в столице они разговаривали только по телефону, и Кристиан сам поразился, когда от радости на мгновение даже перехватило горло. Но тут же радость сменилась смертельным страхом... Домашний адрес Кристиан дал Мэвис когда-то сам - на всякий случай, - но он и не думал, что когда-нибудь это может пригодиться. И никак не мог ожидать, что Мэвис приедет, не предупредив его, да еще с утра пораньше. Ей пришлось выехать очень рано, чтобы оказаться здесь в восемь утра. Что-то очень серьезное произошло.
   - Кристиан, я не знаю, что делать! - Мэвис вскинула к нему белое лицо с прозрачными от непролитых слез, испуганными глазами. - Это... это ужасно!
   - Что, Мэвис? Что? - он медленно отпустился рядом с ней на диван и осторожно накрыл ладонями ее холодные руки. - С вами несчастье?
   - С Илэром... с Илэром несчастье...
   На секунду Кристиан закрыл глаза. Сердцу стало холодно.
   - Говорите, - онемевшие губы едва повиновались ему.
   Холодные девичьи пальцы с силой, до хруста, стиснули его ладонь.
   - Он... он сошел с ума... - прерывающимся голосом выговорила Мэвис. - Он предложил мне стать его женой, а когда я отказала... он... попытался порвать мне горло... он укусил меня... вот здесь... и тогда я его ударила... и он...
   - Подождите, Мэвис, - свободной рукой Кристиан ласково коснулся ее волос. Говорить было трудно, но он заставлял себя. - Я... ничего не понимаю. Постарайтесь успокоиться и расскажите все по порядку... Может быть, вам дать воды?
   - Да... пожалуйста, - всхлипнула Мэвис.
   Поскольку она по-прежнему стискивала его руку, пришлось позвать Валя и попросить его принести воды. Горбун поспешно исполнил приказание и подал Мэвис стакан с прохладной водой, сочувственно заглядывая ей в лицо. Пальцы Мэвис перестали терзать руку Кристиана и сжались на тонком стекле, рискуя раздавить его. Залпом она выпила воду.
   Слушая ее рассказ, Кристиан мрачнел все сильнее. Худшего не произошло, но и радоваться было нечему. Легко представить, в каком состоянии сейчас пребывает Илэр, так легко срывающийся в истерики... Разве только Агни поддержит и подбодрит его - на что Кристиан и надеялся. Бедный мальчик, только от отчаяния он мог решиться на этот крайний шаг! Кристиан внимательно осмотрел багровый след на шее Мэвис, доверчиво ему продемонстрированный: конечно, Илэр не собирался рвать ей горло, и даже не хотел пускать кровь. Просто он не знал, как еще доказать Мэвис, что он - вампир. Но как это все на него похоже, вся эта череда нелогичных, необдуманных слов и поступков... Как всегда, он слишком легко поддается эмоциям.
   - ...Кристиан! - Мэвис по-прежнему цеплялась за его руки, но, кажется, этого не осознавала. - Кристиан, вы ведь имеете на Илэра влияние. Убедите его показаться врачу!
   - Вряд ли ваше влияние на него слабее, чем мое, - вздохнул Кристиан. - Однако вас он не послушал. Да и причем тут врачи? Не врач ему нужен.
   - Но если ничего не сделать, это плохо кончится, ведь с Илэром творится что-то невообразимое! Я уже не знаю, наркоман он или сумасшедший!
   - Илэр ни то ни другое, об этом я уже говорил.
   - То есть...
   - Илэр то же, что и его хозяин... его бывший хозяин. Он вампир. Он сказал вам правду.
   Мэвис покачала головой.
   - Вы все сошли с ума... этого не может быть.
   - Боже мой, ну какие вам нужны доказательства?! Поверьте мне - Илэр не сумасшедший! Он вынужден пить кровь, чтобы поддерживать жизнь!
   С минуту Мэвис молчала, упорно терзая взглядом свои колени. Потом пригнула голову еще ниже и пробормотала:
   - Если... если это все-таки правда, то лучше бы он умер...
   Отняв у нее руки, Кристиан резко поднялся. В нем схлестнулись два порыва: ударить Мэвис за ее слова или же обнять ее и утешить, поскольку она явно нуждалась в утешении. Она ведь тоже испытала потрясение: невозможно, никак невозможно сохранить спокойствие духа, когда человек, которого ты не первый год знаешь, вдруг бросается на тебя с намерением разорвать тебе горло и напиться крови. И Мэвис еще неплохо держалась.
   - Вы действительно желаете ему смерти? - тихо спросил Кристиан, так ни на что и не решившись.
   - Если он не болен тем странным недугом, о котором вы говорили - порфирией - то это значит, что он погубил свою душу, - так же тихо ответила Мэвис. - Лучше ему умереть, чем продолжать творить зло.
   - До сих пор разве вы считали Илэра плохим человеком?..
   Она подняла на него светлые глаза.
   - Это ничего не значит. Все могло быть искусным притворством...
   Нет, подумал Кристиан с печалью, она непробиваема.
   - Зачем бы Илэру притворяться перед вами столько времени? Чего, по-вашему, он добивался?
   - Я не знаю, - прошептала Мэвис. - Кристиан, что же нам теперь делать?
   Несколько минут Кристиан молча смотрел на нее.
   - А почему вы вообще пришли с этим вопросом ко мне, а не к священнику? - спросил он вдруг странным, низким голосом. - Если вы считаете, что речь идет о погибшей душе... здесь вам может помочь церковь, но не я.
   - Я была в церкви, - слабым голосом ответила Мэвис и дрожащими пальцами поправила волосы у виска. - Сегодня ночью, перед тем, как поехать к вам. Я говорила со священником.
   - И что он сказал?
   - Он сказал, что слышал множество сказок и суеверий о ночных существах, некогда умерших и вставших из могил - о существах, которые приходят, чтобы пить кровь живых. Но это только сказки, ни одного достоверного факта, подтверждающего существование подобной нежити, ему неизвестно. Но если все-таки нежить ходит среди нас... то распятье и молитва должны послужить лучшей защитой для живых. А Илэр... он не боится креста. Значит, он живой человек.
   - Конечно, он живой человек, - с трудом подавив раздражение, отозвался Кристиан. - И никто из вампиров не боится креста. Вы меня вообще слушаете или нет?
   - Вампир не может быть живым, - упрямо сказала Мэвис.
   - Какого черта вы приехали ко мне, если не желаете мне верить?! - и все-таки раздражение прорвалось, как Кристиан не старался.
   Вздохнув, Мэвис устремила на него измученный взгляд светлых глаз.
   - Я хочу вам поверить, Кристиан. Но не могу. Правда, не могу.
   - Тогда вам лучше забыть об Илэре, - сказал Кристиан, глядя в сторону. - И не встречаться с ним никогда. Пусть и он тоже забудет о вас.
  

Глава 8

If love was something I could feel, at least some kind of cheerfulness ...- but i feel nothing, drowned in pain, half-frozen in my emptiness

Sopor Aeternus "If Loneliness Was All"

--

Если бы я мог чувствовать любовь, или же хотя бы радость

...но я не чувствую ничего, утонув в боли, замерзнув в пустоте

   - ...Агни, ты как? Все хорошо?!
   С одной стороны, приятно, когда о тебе так беспокоятся, подумала Агни. С другой же... Вид у Илэра, возникшего в дверях кухни, был пугающий. Белое и прозрачное, как костяной фарфор, лицо. Расширенные глаза, на фоне этой нечеловеческой белизны кажущиеся необычайно темными. Ярко-алые полосы царапин на щеке. Черная туча разметавшихся волос, придающая Илэру сходство с японским демоном. Агни даже показалось, что волосы его шевелятся, как если бы он стоял в потоках восходящего горячего воздуха, и она с трудом подавила желание протереть глаза. Что ж, это могло быть и в самом деле: ей вспомнился горячий ветер, коснувшийся ее, когда мимо проходил Алан. Может быть, так проявляется сила носферату?.. За спиной Илэра мельтешила, не решаясь выступить на передний план, маленькая беспокойная фигурка - Аврора, вероятно.
   - Не волнуйся, пожалуйста, - сказала Агни. - Со мной ничего не случилось.
   Илэр кивнул ей и ступил в кухню, яростным взглядом сверля Алана.
   - Что вы тут делаете?
   - Беседую с Агни, - спокойно отозвался тот.
   - Вас сюда никто не приглашал. Отдайте ключ! - потребовал Илэр.
   - Как грубо, мой мальчик. Ты ведь сам искал со мной встречи.
   - Но я не звал вас к себе! - огрызнулся Илэр и вдруг, к удивлению ничего не понимающей Агни, стремительно покраснел. Зато Алан вполне его понял.
   - Я тебя из своей квартиры не гоню. Ну а ключ - на, забери, - он положил на стол ключ и слегка толкнул его прочь от себя. - Аврора, что ты там топчешься, как бедная родственница? Иди сюда.
   Повинуясь его властному тону, Аврора робко выдвинулась из-за спины своего спутника, но тут же Илэр схватил ее за плечо и гневно заглянул в лицо.
   - Аврора! Стой. Ты разве собачонка? Зачем ты бежишь к нему по первому слову?
   Аврора состроила жалобную рожицу (и Агни ее вполне понимала; обратись к ней самой таким тоном, ей тоже стало бы не по себе); Алан медленно поднялся с места. В свою очередь, он положил ладонь на плечо сидящей рядом Агни. Она вздрогнула и подняла на него глаза. Выражение его лица не предвещало ничего хорошего.
   - С каких это пор ты распоряжаешься моим имуществом, Илэр? - спросил он тихо.
   - Она не ваше имущество, а человек со свободной волей. Уберите руки от Агни!..
   - И, вероятно, видя в Авроре человека со свободной волей, ты собираешься сделать ее своим слугой? - поинтересовался Алан, пропустив мимо ушей вторую фразу Илэра.
   Теперь от лица Илэра отхлынула вся краска. Он совершенно не умел держать себя в руках, а это, по мнению Агни, было необходимо при общении с таким человеком, как Алан. Она знала этого старого носферату слишком мало, но уж это успела уяснить. Странно, что Илэр за несколько лет ничему не научился.
   - Ты все-таки решился стать хозяином? - продолжал Алан. - Ну что ж, для начала Аврора - неплохой выбор. С ней несложно совладать. Только вот ты, кажется, говорил недавно, что не желаешь быть носферату, и что Аврора надоела тебе, и что ты хотел бы от нее избавиться. Как быстро меняются твои планы!.. Что до меня, то мне совсем не хочется расставаться с Авророй. Понимаешь ли, Илэр, я к ней привык.
   - Прекратите говорить об Авроре так, будто ее тут нет! - зашипел бледный Илэр.
   Алан снова сделал вид, что не слышит. Его рука продолжала тяжко давить на плечо Агни.
   - Но если ты все-таки хочешь попытаться забрать ее, то... ты знаешь, как это делается. Твоя сила против моей силы. Готов рискнуть?
   - У меня есть другое предложение, - Илэр тряхнул головой. - Вы отдаете мне Аврору, а я... уезжаю из города.
   Удивленно улыбнувшись, Алан чуть приподнял брови.
   - Вот как, ты начинаешь торговаться? Ну, тогда я выдвину, пожалуй, свои условия. Я отдам тебе Аврору, но только в обмен на Агни.
   - Что?! - возмущенно выдохнула Агни и попыталась стряхнуть с плеча руку носферату. Бесполезно. - А меня вы спросить не хотите?!
   Ее никто не услышал. Похоже, двое носферату не замечали сейчас никого и ничего вокруг.
   - Идите к черту с такими предложениями!
   - Другие условия меня не устраивают.
   Повисла пауза. Аврора сжалась в комочек и замерла, едва дыша и ожидая решения своей судьбы. С трудом подавляя волнение, Агни пыталась сообразить, как могут развиваться дальнейшие события. Почему-то за себя она беспокоилась меньше всего. Алан заявил, что не желает действовать в отношении ее силой, и против желания она ему верила. Значит, ей лично ничего не грозит. Только ведь Илэр этого не знает! И, судя по всему, он настроен на серьезный поединок. В котором, если Агни что-то понимала, он может пострадать. И из-за чего? вернее - из-за кого? Из-за истеричной Авроры, которая еще недавно злобствовала так, что пришлось выкинуть ее за дверь. Неужели Илэр все-таки питает к ней какие-то нежные чувства, в которых не хочет признаться никому, и в первую очередь - себе? Или просто его ведет непонятное Агни чувство долга? В любом случае, вряд ли Аврора стоила того, чтобы затевать из-за нее драку с сильным и опытным противником.
   - Можно задать тебе вопрос? - снова заговорил Алан. - Почему ты вдруг решил уехать? Твоя женщина тебя отвергла? Ты открылся ей, не так ли?
   - Прекратите копаться в моей голове! - прошипел Илэр.
   - Это легко угадать и без чтения мыслей, мой мальчик - по твоему лицу, и в особенности, по отметинам на нем. Ведь я говорил, что она тебя не любит.
   - Ну все, хватит! - Илэр притопнул ногой. - Это вас ни в коей мере не касается! Отдаете вы мне Аврору или нет?
   - А ты, отдаешь ли мне Агни?
   - Идите к черту!
   - То есть, твой ответ - "нет"? - подчеркнуто спокойно спросил Алан. - В этом случае, Аврора остается при мне.
   - Лучше обсудить этот вопрос наедине, - мрачно сказал Илэр.
   - Значит, ты вызываешь меня?
   - Да. Только пусть девушки уйдут.
   - Хорошо, - согласился Алан.
   - Но я никуда не собираюсь... - начала была Агни, но сильная рука вздернула ее на ноги и толкнула к двери.
   - Убирайтесь! Обе!
   К удивлению Агни, эти отнюдь не вежливые и не мягкие слова принадлежали обычно такому тихому и воспитанному Илэру. Одной рукой он схватил ее, второй - Аврору, и буквально выпихнул обеих девушек в коридор.
   - Уходите и не возвращайтесь, пока не поймете, что можно! - напутствовал он их, возвращаясь в кухню.
   - Как мы должны это понять? - крикнула ему в спину Агни. Он только рукой махнул и бросил, не оборачиваясь:
   - Аврора знает.
   - Стоит ли оставлять их вдвоем? - не на шутку встревожилась Агни. - Не хотелось бы уходить...
   - Если останешься, то никому не поможешь, - Аврора сдернула с вешалки ее пальто и сунула ей в руки. - Уж поверь мне, я видела, как это бывает. Давай, двигай к двери, сейчас тут будет жарко.
   - Но Илэр...
   - Идиотка! - зло зыркнула на нее Аврора. - Ты что, думаешь, я за него не боюсь? Еще как боюсь! Да только что толку? Мы ничего, ничегошеньки не можем сделать! Они - носферату! А мы...
   - А что - мы?
   Аврора не ответила. Понукаемая ею, Агни вышла на площадку; потом они спустились по лестнице и вышли на улицу. Было очень холодно, дул пронизывающий ветер. Агни зябко поежилась и покосилась на спутницу, которая старательно прятала подбородок и нос в пухлый шарф.
   - Собачья погода, - пробормотала Аврора. - Кажется, лето было так давно, что я уже и не помню... Здесь недалеко есть сквер, пойдем, подождем там.
   - Чего мы собираемся ждать? - хмуро спросила Агни, пытаясь приноровиться к ее мелкому быстрому шагу.
   - Пока меня не позовут.
   - Кто тебя должен позвать?
   Подняв голову, Аврора посмотрела на нее как на идиотку.
   - Тот, кто победит, конечно.
   - Победит? Послушай, а что они там вообще собираются делать?
   - Драться...
   - Буквально? - опешила Агни.
   Аврора с видом святой мученицы вздохнула.
   - Не-ет, надо было тебе все-таки остаться там и посмотреть. Тогда бы не задавала глупых вопросов... Ведь твой отец - носферату, неужели он ничего тебе не объяснил?
   - О том, что он - носферату, - с достоинством ответила Агни, - я узнала меньше недели назад. Вот так-то.
   - Сумасшедший дом, - снова вздохнула Аврора. - Скрывать подобный факт от родной дочери не очень-то умно. Ведь ты тоже носферату по крови, и вряд ли тебя оставят в покое.
   - До сих пор меня не трогали, - слегка покривив душой, сказала Агни.
   - Но теперь ты попалась на глаза Алану, так что не рассчитывай, что и дальше будешь жить спокойно. Уж будь уверена, теперь о твоем существовании узнают все европейские носферату.
   Подобная перспектива не радовала, но Агни решила не паниковать раньше времени. Может быть, Аврора нарочно ее пугает.
   Они пересекли проезжую часть и вошли в маленький сквер. Голые ветви деревьев уныло раскачивались под порывами ветра. Тонкий слой снега лежал на мертвых газонах. Чернел мокрый асфальт. Сквер был пуст, и девушки выбрали скамейку, которая показалась им посуше остальных. Агни подняла воротник и сунула замерзшие руки в карманы.
   - Сколько нам ждать? - спросила она, не глядя на спутницу.
   - Не знаю. Надеюсь, что не слишком долго. В прошлый раз, когда они сцепились, это заняло не более получаса. Но тогда Илэр здорово разозлился...
   - Мне показалось, что он и сейчас был очень злой.
   - Верно... но и очень уставший.
   - Но шансы победить у него есть?
   - Есть... Я бы все отдала, только бы он победил! - горячо проговорила Аврора.
   Агни посмотрела на нее с неприязнью и любопытством.
   - А не противно, что они вот так тебя делят? Выясняют, кому ты будешь принадлежать, как будто ты вещь? Они ведь говорили о тебе, как будто ты вообще не человек.
   - Легко тебе говорить! - скривилась Аврора. - А что я могу сделать? Если бы я могла выбирать, с кем быть... Думаешь, кому-нибудь есть до этого дело? Все думают только о себе.
   - И Илэр тоже?
   - Илэр... - Аврора тут же остыла. - Илэр - особенный. Он... да что я тебе говорю, ты и сама знаешь, какой он, раз вы давно дружите.
   Да уж, подумала Агни, особенный. А главное в нем - это особенный сумбур, который царит в его голове. Еще вчера он говорил, что ни за что на свете не хочет больше пробовать кровь, а сегодня изъявляет желание принять под свою защиту Аврору - а это значит, ни много ни мало, что он остается носферату. То ли он окончательно запутался, то ли пожалел Аврору и решил ради нее отказаться от своей человеческой половины раз и навсегда.
   - Тебе его не жалко? - спросила Агни.
   - Что ты имеешь в виду? - не поняла Аврора.
   - Из-за тебя ему придется навсегда остаться носферату.
   Округлив глаза, Аврора уставилась на нее.
   - А кем же ему еще быть?
   - Он ведь не хотел больше пить кровь. Никогда.
   - Это невозможно, - уверенно возразила Аврора. - Превращение необратимо.
   Агни раскрыла рот, чтобы рассказать ей об отце, но передумала и смолчала. Что изменится, если она расскажет? Да и был ли отец человеком в физиологическом плане, даже в период воздержания от крови?
   - На твоем месте, - продолжала Аврора, - я бы тоже попросилась к Илэру, пока еще можно. Ты полукровка, тебе все равно деваться некуда, рано или поздно придется пройти превращение, ну а Илэр - это сейчас наилучший вариант.
   - Да не собираюсь я проходить никакое превращение!
   - У тебя разве нет ощущения, что с тобой что-то не так? чего-то в тебе не хватает?
   - Нет у меня никаких ощущений, - сердито ответила Агни. - Все со мной так. И лучше быть не может.
   - С другой стороны, - рассуждала Аврора, вцепившись пальцами в сиденье скамьи и болтая в воздухе ногами, - тому, кто рискнет сделать тебя своим слугой, придется иметь дело с твоим отцом. Учитывая его репутацию, на это мало кто решится. Так что против твоей воли вряд ли кто-то захочет тебя превратить. Если только какой-нибудь сумасшедший.
   - Уж сумасшедших-то среди вас полным-полно, - заметила Агни. - То есть мне так кажется. Ваш образ жизни к этому располагает.
   Аврора только фыркнула.
   Довольно долго они сидели, не говоря ни слова. Агни размышляла над словами маленькой вампирши. Из них следовало, что репутация отца защищает Агни от посягательств со стороны старых вампов лучше всякой брони, и это не могло не радовать. Однако же, освободить Илэра из-под власти его хозяина, Кристиан не сумел, и это говорило о том, что сила его не слишком велика, и есть носферату сильнее его. А значит, вовсе не надо быть сумасшедшим, чтобы попытаться наложить лапу на Агни. Просто кто-нибудь может посчитать себя сильнее Кристиана, и тогда... Агни поежилась. Вовсе ей не улыбалась перспектива стать вампиром, да еще на побегушках у какого-нибудь извращенца наподобие Алана.
   - Что-то долго они, - озабоченно сказала Аврора, бросив взгляд на маленькие наручные часики. Агни не смогла удержать улыбки: звучало это так обыденно, словно Алан и Илэр пошли в соседний супермаркет за пивом и задерживались. Не заметно было в Аврорином голосе сильной тревоги, несмотря на все ее уверения, будто она боится за Илэра.
   - Может быть, нам лучше вернуться? Вдруг они поубивают друг друга? - мысль, что Илэр может кого-то убить, была дикой, но мало ли...
   - Не болтай глупостей, - фыркнула Аврора и вдруг вскочила, мгновенно просветлев лицом. - О! он меня зовет.
   Агни тоже встала, но ее тревога отнюдь не стала меньше.
   - Кто?
   - Илэр! У него получилось! Пойдем скорее, надо завершить связь.
   - Как это? - спросила Агни, но вместо ответа Аврора схватила ее за руку и потащила за собой.
  

*

   Илэр сидел на кухне, на том стуле, который чуть более часа назад занимал Алан. Победителем он отнюдь не выглядел. Напротив, вид у него был измученный, бледный и печальный. Над верхней губой Агни заметила у него не до конца стертые и уже слегка подсохшие следы крови. На вошедших девушек Илэр едва взглянул, а когда восторженная и благодарная Аврора с криком: "Ты самый лучший!" - бросилась его обнимать, он мягко, но решительно ее отстранил.
   - Сначала закончим, - сказал он и поднял усталый взгляд на Агни. - Извини, я попрошу тебя не заглядывать некоторое время в гостиную. Обещаешь? Не хочу, чтобы ты это видела.
   - Видела что?
   Он невесело улыбнулся.
   - Как я становлюсь хозяином, - и повторил настойчиво: - Обещаешь?..
   - Хорошо, - чуть поколебавшись, кивнула Агни. - Хотя сдается мне, что раз уж пошли такие дела, мне придется наблюдать это еще не раз.
   - Надеюсь, что нет, - он встал и посмотрел на Аврору. - Пойдем?
   Та с готовностью вцепилась в его руку.
   - А где Алан? - спросила Агни, прислушиваясь. Казалось, кроме них троих, в квартире никого больше нет.
   - Он ушел, - просто ответил Илэр. - Умоляю тебя, Агни, не надо вопросов. Не сейчас. Просто посиди здесь, пожалуйста.
  

*

   Пообещать было легко, гораздо труднее - сдержать обещание. Агни просидела в одиночестве от силы четверть часа, а уже не знала, куда деваться от пожиравшего ее заживо любопытства. Что произошло между Илэром и Аланом? Что теперь происходит между Илэром и Авророй в гостиной? Было сказано, что необходимо завершить связь. На что это может быть похоже? Илэр не хотел, чтобы Агни это видела. Почему? Это неприлично или просто некрасиво?
   Агни сознавала, что сама себя накручивает, но ничегошеньки не могла с собой поделать. Лучше было выкинуть все эти вопросы из головы и не лезть в носфератские проблемы глубже, чем она уже залезла. Разум подсказывал, что она еще пожалеет, если будет потакать своему любопытству. Гораздо безопаснее было умыть руки, отойти в сторону и предоставить событиям течь своим чередом. С другой стороны, Алан советовал задавать как можно больше вопросов, чтобы по незнанию не навлечь на себя неприятности, и какая-то часть разума Агни готова была с ним согласиться. Не всегда знание - зло.
   Усыпив таким образом ноющую совесть, Агни на цыпочках вышла из кухни и прокралась по коридору к двухстворчатым дверям гостиной. Двери были прикрыты, но неплотно. Из-за них доносились тихие звуки, источник которых, как Агни ни вслушивалась, не смогла определить. Затаив дыхание, она приникла к щели между створками дверей.
   Посреди гостиной, боком к двери, на коленях стоял Илэр; он раскраснелся и дышал так, будто пробежал без остановки милю или две. Его искривленные губы и острый подбородок были испачканы чем-то алым и влажно отблескивающим - Агни быстро сообразила, что это кровь, и с трудом проглотила подкативший к горлу тошнотворный комок. Рядом с Илэром, вцепившись изо всех сил в предплечье его вытянутой вперед руки и подобрав под себя ноги, сидела Аврора. Она с жадностью приникла ртом к его запястью и сосала из него кровь. Теперь Агни стало ясно происхождение странных хлюпающих звуков, слышанных ею из-за двери. Глава Авроры были закрыты, а на лице застыло странное выражение одновременно удовольствия и боли. Что до Илэра, выражение его лица было однозначно: он болезненно кривился и закусывал окровавленные губы. Агни снова почувствовала тошноту, зажала ладонью рот и быстро отодвинулась от двери. Что ж, Илэр сразу сказал, что ей не следует это видеть - и он был прав.
   Тихонько она вернулась на кухню, села и стала ждать. От увиденного ее мелко потряхивало, нервы ее были взвинчены. До этой минуты она слишком легко думала о принадлежности Илэра к сообществу кровососов, но едва ли всерьез задумывалась о том, что на самом деле значит - быть носферату. Она ведь не видела, как Илэр или кто-то другой пьет человеческую кровь. Эпизод с Лючио случился слишком давно и чаще всего вспоминался как нечто не совсем реальное. Может быть, как дурной сон, не более того. Увиденное же только что не могло быть сном. Агни вдруг подумала, что и у ее отца бывает такое же лицо, что с его губ тоже стекает чья-то кровь, и ей снова стало дурно. Чтобы совладать с приступом тошноты, она поспешно налила в стакан холодной воды и выпила несколько глотков.
   Занятая собственными ощущениями, Агни не заметила, как в комнате появился Илэр. Вот только что его не было - и вот он уже есть.
   - Ты все-таки подсматривала, - сказал он тихо.
   Не зная, что ответить, Агни молча смотрела на него. Он уже смыл с лица кровь, но щеки его горели неестественным румянцем, глаза блестели, а губы казались необычайно красными. Все это, впрочем, отнюдь не придавало ему здорового вида. Напротив, он выглядел как охваченный жаром лихорадочный больной.
   - Ну и как? Тебе понравилось?
   Он шагнул вперед, его шатнуло. Агни тут же оказалась рядом и подхватила его под руку.
   - Тебе плохо, Илэр? Сядь, пожалуйста...
   - Нет, ничего, это сейчас пройдет. Это с непривычки. Видишь ли, я никого еще к себе не привязывал. Оказывается, это не так-то просто...
   Агни все-таки заставила его сесть. Илэр поднял голову и уставился на нее блестящими, больными глазами:
   - Отвратительно выглядит, правда?
   - Не слишком красиво, - честно ответила Агни. - Но что ж тут поделаешь.
   - Действительно... Зато я теперь стопроцентный носферату, - сказал Илэр и вдруг разразился коротким, нервным смехом. Тут же оборвал его, и лицо его судорожно искривилось. - Что же мне теперь делать, Агни?
   - Поедем домой, - не раздумывая, предложила она и ласково взяла его за руку. - Нет, правда. Здесь тебе больше незачем оставаться, насколько я понимаю. Возьмем Аврору и поедем. Папа будет очень рад.
   - Домой... - повторил Илэр. - Да, ты права, давай уедем из этого города. К черту всех.
   И в первую очередь Мэвис, мысленно подхватила Агни. У черта ей самое место.
   - Поможешь мне собрать вещи?
   - Конечно.
   Оказалось, что Аврора уснула прямо в гостиной на полу, разметав в стороны руки и чему-то бессознательно улыбаясь чудесной детской улыбкой с ямочками на щеках. Илэр взглянул на нее со странным выражением болезненной нежности и очень серьезно попросил не будить. Впрочем, у Агни сложилось впечатление, что даже имей они такое намерение, осуществить его было бы нелегко. Аврора спала так крепко, что не проснулась бы и от пушечных выстрелов.
   - А она захочет ехать с нами? - шепотом спросила Агни, указывая на нее глазами.
   Илэр грустно улыбнулся.
   - Захочет...
   Сборы были недолгими - гораздо дольше пришлось ожидать пробуждения Авроры. И все время Агни не оставляло ощущение, будто ею сегодня удачно сыграли, как фигурой (или пешкой) в шахматной партии. Сыграл, конечно же, Алан. Не зря же он обронил фразу насчет того, что Агни ему еще пригодится. Она обдумывала эту мысль и так и этак и в конце концов пришла к выводу, что Алан использовал ее как наживку, чтобы вызвать у Илэра вспышку гнева. Никакой иной причины она придумать не могла. Интересно, размышляла Агни, укладывая вещи, - что скажет на это Илэр. Надо обязательно спросить его, но только немного попозже. Пусть немного придет в себя.
   Впрочем, оправлялся он удивительно быстро. Когда проснулась Аврора, он выглядел почти как обычно и об отъезде сообщил своей новой подопечной почти весело. У Агни немного отлегло от сердца.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) В.Коновалов "Чернокнижник-3. Ключ от преисподней "(ЛитРПГ) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Н.Пятая "Безмятежный лотос у подножия храма истины"(Уся (Wuxia)) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"