Т.П.Прест: другие произведения.

Вампир Варни или Пиршество крови. Гл. 37-38

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 37
  
  Cэр Френсис Варни и его противники
  
  Старый адмирал слишком поразил все семейство Беннервортом своим напором и великодушием, так что с ним нельзя было не согласиться, хотя никто, кроме Флоры, не одобрил вслух его поведения по отношению к мистеру Маршдейлу. Им пришлось выбирать, кто из друзей останется с ними, адмирал или Маршдейл; не могло быть и речи о том, чтобы предпочесть последнего.
  Однако, неприятно было сознавать, что такого человека, как Маршдейл, фактически выгнали из дома потому только, что у него возникли разногласия по весьма сомнительному вопросу с одним из домочадцев. Но, поскольку все Беннерворты всегда приветствовали в людях великодушие, искреннее, сердечное участие адмирала в судьбе Чарльза Холланда понравилось им больше, чем хладнокровные и серьезные рассуждения Маршдейла.
  Намерение адмирала арендовать их дом и заплатить деньги вперед, имея в виду передать в их руки достаточную сумму денег на случай непредвиденных обстоятельств, было для них вполне прозрачно, но это не делало его менее дружеским. И они не могли ранить чувства старика, отказавшись принять его щедрое предложение.
  Когда он ушел, они обсудили произошедшее, и согласились на том, что на этот раз у него имеются какие-то собственные соображения касательно этого дела. Хотя они надеялись услышать что-нибудь от Маршдейла, чей неожиданный уход поставил всех в неловкое положение.
  Из последующего разговора Флоре стало известно, что, помимо прочего, накануне своего таинственного исчезновения Чарльз Холланд собирался отправиться на дуэль с сэром Френсисом Варни.
  Когда она осознала это, к прежним ее подозрениям добавилось еще одно, весьма существенное. А именно, что некто прибег к грязному способу, дабы убрать Чарльза Холланда с дороги.
  - Откуда нам знать, - сказала она, - может, Варни избегает всяческих контактов с людьми. И чувствуя, что столкновения с Чарльзом Холландом не избежать, если только не предпринять решительных мер, он или его прислужники могли лишить Чарльза жизни!
  - Не думаю, что он пошел бы на такой отчаянный риск, Флора, - сказал Генри. - Не могу поверить, что такое вообще возможно. Но не бойся. Даже если он совершил подобное зверство, он скоро поймет, что это ему не поможет.
  Слова Генри не произвели на Флору никакого впечатления, поскольку она уловила только их поверхностный смысл. Однако, они подразумевали, что Генри принял некое решение, которое намеревался вскоре исполнить.
  Когда домашний совет завершился, была еще ночь. Генри, не сказав никому ни слова, взял шляпу и пальто и вышел из дома. Ближайшим путем он направился к особняку сэра Френсиса Варни, куда и добрался безо всяких помех.
  Варни сперва отказался принять его. Но, прежде чем он покинул дом, по центральной лестнице спустился слуга, который сказал, что произошла ошибка, что сэр Френсис дома и будет рад увидеться с ним.
  Его провели в ту же комнату, где сэр Френсис Варни недавно принимал своего гостя. Тот, кого считали вампиром, выглядел мертвенно-бледным в тусклом свете, наполнявшем комнату, и походил более на кладбищенского призрака, нежели на существо, принадлежащее к роду людскому.
  - Присаживайтесь, сэр, - сказал Варни. - Хотя мне редко выпадает радость видеть вас в этих стенах, поверьте, вы здесь почетный гость.
  - Сэр Френсис Варни, - ответил Генри. - Я пришел не для того, чтобы обмениваться с вами любезностями. Я не желаю ни расточать их, ни выслушивать их от вас.
  - Превосходно сказано, юноша, - проговорил Варни. - Могу ли я в таком случае, без риска показаться неучтивым, поинтересоваться, чем обязан вашему визиту?
  - Уверен, вы знаете об этом больше, сэр Френсис, чем желаете показать.
  - Вот как, сэр, - ответил Варни холодно. - Вероятно, вы судите о людях по себе. В таком случае, боюсь, едва ли я окажусь в выигрышном положении. Но продолжайте, сэр. Поскольку мы можем не терять время на любезности, скоро мы дойдем до дела.
  - Да, очень скоро, сэр Френсис Варни. Знаете ли вы что-нибудь о моем друге, Чарльзе Холланде? - с нажимом спросил Генри, пристально глядя на сэра Френсиса Варни.
  Варни ответил ему прямым и холодным взглядом и сказал:
  - Я слышал об этом молодом джентльмене.
  - И видели его?
  - И видел его, как вам хорошо известно, мистер Беннерворт. Разумеется, вы явились сюда отнюдь не за тем, чтобы услышать от меня подтверждение этого. Сэр, я жду от вас ответа.
  Генри стоило некоторых усилий справиться с гневом, вызванным холодной насмешкой в голосе Варни. Преуспев в этом, он проговорил:
  - Я подозреваю, сэр Френсис Варни, что с Чарльзом Холландом вели нечестную игру. И тот, кто обошелся с ним несправедливо, имел недобрые намерения.
  - Разумеется, - ответил Варни. - Если с джентльменом, о котором вы говорите, обошлись несправедливо, то намерения были недобрые. Ибо тут не могло быть никакой благородной цели, мой юный друг - так вы полагаете, я правильно понял?
  - Именно, сэр Френсис Варни. Это и есть цель моего визита - причина, по которой я обращаюсь к вам...
  - Странная цель и странная причина. Я не вижу здесь никакой связи, юный сэр. Прошу, просветите меня относительно этого дела. И тогда, быть может, выслушав ваши соображения, я пойму, каким образом могу быть вам полезен.
  - Сэр Френсис! - гневно проговорил Генри, повышая голос. - Я пришел, чтобы получить от вас отчет относительно того, что вы сделали с моим другом. И я получу его!
  - Тише, мой юный друг. Видите ли, я ничего не знаю о вашем друге. Он волен в своих поступках. Касательно того, что я сделал с ним... На это могу ответить одно: едва ли он позволил бы мне сделать с ним что-нибудь, даже если бы я решился на такую вольность по отношению к нему.
  - Сэр Френсис Варни, вы подозреваетесь в покушении на жизнь и свободу Чарльза Холланда. По сути, вы подозреваетесь в убийстве - и, помоги мне Господь! - если я не в силах осуществить правосудие, осуществить месть вполне в моих силах!
  - Юный сэр, это тяжкое обвинение. Хладнокровно обдумайте все, прежде чем бросаться такими словами. Что до правосудия и мести, вы в силах осуществить и то, и другое. Но говорю вам, я ничего не знаю ни о Чарльзе Холланде, ни о том, что с ним сталось. И почему вы пришли именно сюда, чтобы расспрашивать о человеке, о котором мне ничего не известно?
  - Потому что Чарльз Холланд собирался сражаться с вами на дуэли. Но, прежде чем это случилось, он вдруг исчез. Я подозреваю, вы причастны к его исчезновению, поскольку вы страшитесь поединка со смертным.
  - Мистер Беннерворт, позвольте мне сказать в свою защиту, что я не страшусь никого, насколько бы глуп он ни был. А мудрость, насколько я могу судить, отнюдь не была присуща вашему другу. Однако, вы, должно быть, грезите, сэр - ваш разум во власти безумия, которое искажает...
  - Сэр Френсис Варни! - воскликнул Генри, уже совершенно не владея собой.
  - Сэр, продолжайте, - выдержав паузу, отозвался Варни. - Я весь - внимание. Будьте любезны.
  - Если вашей целью было избавиться от мистера Холланда, уничтожив его своими руками или поручив это наемному убийце, то вы ошибаетесь, полагая, что добились своего, - заключил Генри.
  - Продолжайте, сэр, - мягким и сладким голосом обратился к нему сэр Френсис Варни. - Я весь - внимание. Умоляю, продолжайте.
  - Вы потерпели поражение, ибо я пришел сюда, чтобы вызвать вас на смертельный поединок. Трус и убийца, я вызываю вас на бой.
  - Вы ведь не намерены сражаться прямо на этом ковре? - задумчиво спросил Варни.
  - Нет, сэр. Мы будем сражаться под открытым небом, при свете дня. И тогда, сэр Френсис, мы посмотрим, кто из нас испугается поединка.
  - Замечательно, мистер Беннерворт. И - прошу простить меня, ибо я не желаю оскорбить вас, уважаемый сэр, - эта речь заслуживает того, чтобы произнести ее перед публикой. Короче говоря, сэр, это все очень драматично.
  - Вы отказываетесь от поединка, верно? Я так и знал.
  - Молодой человек, - спокойно проговорил сэр Френсис, весьма задумчиво качая головой, и тень пробежала по его бледному лицу. - Вы не знаете меня, если думаете, что сэр Френсис Варни испугается кого-то, особенно - вас.
  - Вы трус, и даже хуже, если отказываетесь принять мой вызов.
  - Я не отказываюсь, - спокойно и с достоинством ответил Варни, а затем с усмешкой добавил: - Вам хорошо известно, как подобные дела решаются между джентльменами, мистер Беннерворт. И, наверное, мои познания в этой сфере немного устарели, поскольку вы одновременно являетесь и вызывающей стороной, и собственным секундантом. В своей жизни я еще не сталкивался с подобным.
  - Меня извиняют необычные обстоятельства, - несколько смягчился Генри.
  - Удивительное совпадение - и поединок, и брошенный вызов так необычны! Все одно к одному. Чем больше я думаю об этом, мистер Беннерворт, тем сильнее утверждаюсь во мнении, что все это решительно странно.
  - Рано утром вы обо мне услышите, сэр Френсис.
  - В таком случае, мы не будет сейчас проводить предварительные переговоры? Что ж, хорошо. Обычно противники не занимаются этим сами. И все же, - простите мне эту вольность, - я даже представить не могу, насколько далеко вы готовы зайти, раз уж решили отбросить замшелые традиции.
  - Я сказал уже все, что собирался, сэр Френсис Варни. Вскоре мы с вами увидимся.
  - Не смею задерживать вас, чтобы предложить выпить чего-нибудь освежающего.
   Генри ничего не ответил и повернулся к двери, не снизойдя даже до того, чтобы ответить на торжественный поклон сэра Френсиса Варни, ибо Генри видел, что на его бледном лице проступила язвительная усмешка, неприятная и раздражающая.
  В сопровождении слуги он покинул жилище сэра Френсиса Варни.
  Генри направился домой, с удовлетворением сознавая, что сделал все возможное в данных обстоятельствах.
  "Утром я направлю к нему Чиллингворта, и тогда посмотрим, чем все закончится. Ему придется встретиться со мной, и тогда Чарльз Холланд, даже если его не найдут, по крайней мере, будет отмщен".
  Был в Беннерворт Холле еще один человек, пришедший к тому же заключению. Этот человек был совершенно не похож на Генри Беннерворта, хотя вполне заслуживал уважения.
  Это был ни кто иной, как старый адмирал. Удивительно, что двое столь непохожих людей сочли необходимым предпринять одни и те же шаги, и оба держали свои поступки в секрете друг от друга. Но так оно и было. И, некоторое время поворчав про себя ругательства, адмирал решил вызвать Варни на поединок.
  "Я бы послал Джека Прингла, - размышлял он, - но у паршивца получится все очень уж кратко, вроде как у юнги, который делал запись в бортовом журнале, услышал сигнал к ужину и испугался, что не получит своей порции грога."
  "Лопни моя селезенка! Однако сэру Френсису Варни, как он себя именует, никак не совладать со старым адмиралом Беллом. Он крепок, как стальной трос, и против него потребуется какой-нибудь специальный клинок для вампиров. Пусть он мне только попадется, и я настругаю его ломтями. Чтоб меня! какой-то он длинный и тощий, а зубы у него такие, что он запросто может перегрызть канат. Но дайте мне время, и посмотрим, как я продырявлю его тушу, вампир он или нет".
  "Мой племяш, Чарльз Холланд, ни за что не сбежал бы, ни с кем не поговорив и не получив одобрения. Нет, нет. Я этому никогда не поверю. "Никогда не бросай друга в беде", - вот главный девиз моряка, и я буду не я, если поступлю вопреки ему".
  Таким образом беседуя с самим собой, адмирал шагал вперед, пока не добрался до дома сэра Френсиса Варни. Оказавшись у ворот, он дал сначала долгий звонок, затем позвонил коротко и энергично, а под конец устроил звон и долгий, и энергичный, причем вложил в это действие такую ярость, подобную которой вряд ли слышали когда-нибудь в этом доме.
  Прошло от силы две минуты, а слуги уже спешили ответить на этот настойчивый зов. Когда ворота были открыты, появился слуга и спросил, какое у адмирала дело.
  - А тебе-то что, бездельник? Дома твой хозяин, сэр Френсис Варни? Если да, то сообщи ему, что старый адмирал Белл желает с ним говорить. Слышишь меня?
  - Да, сэр, - ответил слуга, задержавшись на несколько секунд, чтобы разглядеть человека, отдававшего распоряжения в такой странной манере. Еще через минуту гостю передали, что сэр Френсис Варни будет рад видеть адмирала Белла.
  - Ага, как же, рад, - пробормотал тот. - Так же рад, как дьявол святой воде, или как я - воде пресной.
  Его быстро провели к сэру Френсису Варни, который сидел в той же позе, как и несколькими минутами ранее, когда уходил Генри Беннерворт.
  - Адмирал Белл! - проговорил сэр Френсис, вставая, и поклонился гостю самым церемонным и вежливым образом. - Позвольте мы выразить, насколько я почтен вашим неожиданным визитом.
  - Обойдемся без этой ерунды.
  - Присаживайтесь. Позвольте предложить вам что-нибудь выпить.
  - К черту! Знаете, сэр Френсис, мне ни к чему все эти экивоки. Они напоминают мне о французах: когда вы собираетесь сойтись с ними борт к борту, они начинают строить гримасы, пускают вам пыль в глаза, и пытаются ударить вас в спину. Нет уж! Это не для меня.
  - Мне и самому все это не нравится, и я осмелюсь заметить, что у вас слишком богатый жизненный опыт, чтобы не разобраться, когда вас пытаются обвести вокруг пальца.
  - Ну, а вам-то что? Будь я проклят, я пришел сюда не для того, чтобы говорить о себе.
  - Тогда, быть может, вы будете столь любезны и просветите меня относительно цели своего визита?
  - Да, и в самом скором времени. Только скажите, куда вы подевали моего племянника, Чарльза Холланда?
  - Видите ли, я...
  - Заткните свое хлебало и слушайте меня. Если он жив, отпустите его, и я больше не скажу об этом ни слова. Это щедрое предложение, не от каждого вы дождетесь такого.
  - Допускаю, что это так. И, более того, это предложение удивило даже меня, а ведь я научился не удивляться почти ничему.
  - Так что же, отпустите вы его живым? Послушайте, вы не должны ничего с ним делать такого.
  - Слушаю я вас и не совсем понимаю, - ответил сэр Френсис с мягкой улыбкой, скрещивая руки и в присущей ему манере демонстрируя передние зубы. - Повторяю еще раз, что мистер Холланд не водит со мной знакомства, и я не имею никакого понятия, где он может находиться.
  - Этим вы не отделаетесь, - уверенно заявил адмирал, покачав головой.
  - Очень жаль, адмирал Белл, но мне больше нечего сказать.
  - Посмотрим, так ли это. Вы убрали его с дороги, и - будь я проклят, если вы не вернете его к жизни, целого и невредимого. Или, по крайней мере, я разузнаю ваши мотивы.
  - Я уже объяснил, адмирал Белл, - спокойно проговорил Варни, - помочь вам не в моих силах, несмотря на громадное желание оказать услугу человеку, подобному вам. Но, позвольте добавить, этот разговор между двумя джентльменами кажется мне странным и необычным. Вы потеряли родственника, которого, вероятно, оскорбили - или же он счел себя оскорбленным, - и о котором никому ничего не известно, и вы пришли к человеку, который знает о нем еще меньше вашего.
  - Все это полная чушь, сэр Френсис Варни, или Бланри, или как вас там.
  - Варни, если позволите, адмирал Белл. Этим именем меня крестили.
  - Крестили, а?
  - Да, крестили - а вас разве не крестили? Если нет, полагаю все же, что вы вполне представляете себе церемонию.
  - Разумеется, я крещен, что же до вас...
  - Продолжайте, сэр.
  - Вампир! К чему читать отходную молитву над свиньей?
  - Хм! Какое отношении это все имеет к вашему визиту?
  - Самое прямое, злодей. Сгнить мне заживо, если я вас не вызову!
  - Что ж, адмирал Белл, - мягко проговорил Варни. - Полагаю, мне придется что-то с этим делать. Но почему вы утверждаете, будто я знаю что-то о вашем племяннике, мистере Чарльзе Холланде?
  - Вы собирались сражаться с ним на дуэли, и перед самым поединком он исчез.
  - Но я-то здесь, - заметил Варни.
  - То-то и оно, - сказал адмирал, - это так же ясно, как рубашка казначея на ганшпуге; но это-то и есть причина, почему здесь нет моего племяша.
   - Ваши слова меня не удивляют, поскольку здесь замешаны чувства, - сказал Варни, не двинув ни единым мускулом.
  - Говорят, что люди вашей породы избегают поединков со смертными. Вы отделались от него, чтобы он не отделался от вас.
  - Ваша мысль ясна, но не верна, потому как с данным джентльменом ничего такого не произошло.
  - Черт возьми! Рыба вы, мясо или дичь, мне плевать - адмиралу Беллу все едино. Я одинаков и с честным парнем, и с мерзавцем; моряк всегда готов встретиться лицом к лицу с врагом - так и знай, недоносок.
  - Понятно. Не очень-то вы вежливы, адмирал. Впрочем, вы несколько эксцентричны, и я делаю на это скидку, хотя, признаться, не совсем понимаю некоторые ваши выражения.
  - Не нужно мне никаких скидок; черт бы побрал вас с вашими скидками! - гневно воскликнул адмирал. - Вы мерзавец, сэр Френсис Варни, и я буду с вами драться! Я не отступлюсь, и готов драться любым оружием, от хлопушки до корабельной пушки, и вы не проведете меня своей болтовней, вот так-то. Вы убили Чарльза Холланда, потому что не смели встретиться с ним лицом к лицу - вот оно как было.
  - Позвольте, адмирал Белл, в заключительной части своей речи, вы выдвигаете серьезное обвинение, которое я не могу просто так оставить.
  - Будете вы драться или нет?
  - О да. Буду счастлив служить вам. Надеюсь, это послужит так же достойным ответом на ваше обвинение.
  - Значит, решено.
  - Я не придираюсь, адмирал Белл, но обычно не принято самим предварительно обговаривать частности поединка. Несомненно, вы, пройдя такой славный путь, знаете кое-что о том, как должны действовать джентльмены в подобных случаях.
  - Будь вы прокляты! Ладно, я пошлю кого-нибудь к вам. Джек Прингл подойдет, хотя Джек вовсе не праздный, сухопутный, велеречивый болван, а самый лучший моряк из тех, кто когда-либо топтал палубу.
  - Вы можете поручить вести переговоры любому из ваших друзей. На этом, полагаю, наш разговор завершен.
  - Да, покончили с этим, черт возьми. То есть нет! Ставлю что угодно, вам знаете что-то о моем племяше, Чарльзе Холланде.
  - Всего хорошего, адмирал Белл, - проговорив это, Варни положил руку на колокольчик, который держал поблизости, и позвал слугу, чтобы тот проводил адмирала. Последний, наговоривший больше, чем намеревался, в ярости покинул комнату, торжество поклявшись себе, что сполна отомстит за своего племянника, Чарльза Холланда.
  Он отправился домой, весьма раздосадованный и раздраженный холодным приемом и тем обстоятельством, что не удалось ничего разузнать о Чарльзе.
  Вернувшись, он яростно побранился с Джеком Принглом - потом помирился - потом выпил грогу - снова побранился - и еще выпил грогу, - и так продолжалось, пока он не отправился в постель, клянясь, что он желал бы сойтись борт к борту со всем французским флотом, и разгромить его.
  С этими словами он уснул.
  На следующий день, рано утром, Генри Беннерворт отправился на поиски мистера Чиллингворта, и, отыскав его, проговорил серьезно:
  - Мистер Чиллингворт, я хочу просить вас об огромном одолжении, в котором вы вправе мне отказать.
  - Должно быть, это в самом деле серьезно, - ответил мистер Чиллингворт, - если я могу отказать вам. Но что именно вы полагаете столь серьезным делом?
  - Между сэром Френсисом Варни и мной должен состояться поединок, - сказал Генри.
  - Вы действительно на это решились? - спросил мистер Чиллингворт. - Вам известна природа вашего противника?
  - Все уже решено. Я бросил вызов, и он принял его. Нужно только обсудить, когда, где и каким образом состоится поединок.
  - Понятно, - ответил мистер Чиллингворт. - Ну, раз уж вас не отговорить, я сделаю все, что необходимо - сделаю все, что вы считаете нужным и на чем настаиваете.
  - Я не могу оставить на ваше усмотрение все, что касается Варни. Я убежден, что он убил Чарльза Холланда, с которым побоялся встретиться в поединке.
  - Тогда, полагаю, мне остается сделать самую малость - уладить формальности. В остальном вы готовы?
  - Да. Видите ли, я его вызвал, и он будет сражаться. Я не боюсь, что случай может благоприятствовать ему. Но я уверен, что он попытается извлечь из ситуации выгоду, и увильнет от поединка.
   - И что, как вы думаете, он будет делать, приняв ваш вызов? - спросил мистер Чиллингворт. - Теперь ему будет нелегко увильнуть.
  - Но он принял вызов Чарльза Холланда, дуэль была неизбежна. Кстати, мне кажется, следует исключить предположение, будто это и стало причиной его исчезновения - ибо мистер Холланд никогда не стал бы бежать поединка.
  - На этот счет не может быть никаких подозрений, - уверил Чиллингворт. - Советую вам позаботиться о себе и держать ухо востро - никто не должен оставаться в одиночестве.
  - Я не боюсь.
  - Ну, пропавший джентльмен, уверен, был достаточно храбр, но это его не спасло. Я не советую вам пугаться собственной тени, просто будьте настороже. Вам теперь нужно ждать удобного случая. Поэтому я и говорю: будьте осторожны и бдительны, когда хотите просчитать поступки этого человек.
  - Я постараюсь. Тем временем, я доверяюсь вам - вы знаете все, что необходимо.
  - Для ваших родных это дело - тайна?
  - Именно, и пусть остается тайной в дальнейшем. Теперь я вернусь домой.
  - Там и увидимся. Но будьте осторожны и не впутывайтесь ни в какие приключения - в данных обстоятельствам так безопаснее всего.
  - Я буду исключительно осторожен, вот увидите. Однако, прощайте. Как можно скорее повидайтесь с сэром Френсисом Варни и устройте поединок, так у нас больше шансов одержать верх.
  - Я об этом позабочусь. Прощайте.
  Мистер Чиллингворт немедленно приступил к исполнению порученного ему дела. Он постановил, не теряя времени, отправиться к сэру Френсису Варни.
  "В последнее время в этом доме происходят странные вещи, - думал Чиллингворт. - Когда-нибудь им придет конец, но я склоняюсь к мысли, что за одними странностями последуют другие. Голову ставлю, здесь кроется обман или тайна. Я сделаю, о чем меня просили, и поглядим, что из этого выйдет. Если этот сэр Френсис Варни встретится с ним - и на данный момент я не вижу причин, почему бы этому не произойти, - это, вероятно, сорвет с его личности покров тайны. Но, с другой стороны, он отказывается, и... нет, это невозможно, ведь он уже согласился. Однако, опасаюсь, что Варни - опасный противник. Он хладнокровен и невозмутим, и это дает ему преимущество в поединке. Но и Генри обладает крепкими нервами, хотя последние события несколько их расшатали. Но время расставит все по местам - рано или поздно, все должно закончиться".
  С такими удивительным образом перемешанными мыслями и чувствами мистер Чиллингворт подошел к дому сэра Френсиса Варни.
  
  ***
  Адмирал Белл спал здоровым крепким сном, но под утро ему приснился странный сон: ему привиделось, что руки у него длинною в ярд, и в одной из них он держит странную рыбину - что-то вроде русалки.
  - Ну и ну! - воскликнул адмирал после обычной утренней молитвы. - Что же дальше будет? Пусть меня проглотит акула, если я что-нибудь понимаю во всей этой чуши. Я выпил немного грога прошлой ночью, но грог для моряка такая же естественная штука, как, скажем, газета, хотя я никогда их не читаю - такая гадость.
  Некоторое время он лежал неподвижно, размышляя про себя, как ему лучше поступить и как действовать в дальнейшем, и к чему был приснившийся сон.
  - Эй, на палубе! Эгей, Джек! Эге-гей! Эге-гей! - крикнул адмирал, когда воспоминание о брошенном им вызове неожиданно всплыло в памяти. - Джек Прингл, где ты? Черт бы тебя побрал! Никогда тебя нет, когда ты нужен. О, бездельник! Эге-гей!
  - Эге-гей! - донеслось в ответ, дверь распахнулась, и Джек просунул голову в комнату. - Что видно на горизонте, дозорный? Какой корабль?
  - Ах ты бездельник!
  Дверь немедленно захлопнулась, и Джек Прингл исчез.
  - Эй, Джек Прингл, уж не хочешь ли ты сказать, что бежишь с судна, ах ты, глупый пес?
  - Кто сказал, что я бегу?
  - Чего же ты тогда спрятался?
  - Потому что не хочу, чтобы меня называли бездельником. Я самый достойный человек из тех, кто когда-либо драил палубу, и плевать, если кто утверждает обратное. Я буду торчать на корабле до последнего, пока он не пойдет ко дну, - ответил Джек.
  - Ну, иди сюда, и послушай меня, черт бы тебя побрал.
  - Какие будут приказы на этот раз, адмирал? - спросил Джек. - Впрочем, поскольку жалование нам не заплатили...
  - Вот, возьми, этого довольно? - и адмирал Белл кинул в Джека подушку - единственный предмет в пределах досягаемости, который можно было метнуть наподобие снаряда.
  Джек увернулся, и подушка шлепнулась в таз для умывания.
  - Бунт на корабле! - воскликнул Джек. - Слышите в трюме грохот? Вам подушка нужна?
  - Да идешь ты или нет? я видел сон, Джек.
  - Сон! Это что такое?
  - Это когда думаешь о чем-нибудь, пока спишь, вот что это такое, бездельник.
  - Ха-ха-ха! - расхохотался Джек. - Никогда в жизни подобным не занимался! Ха-ха-ха! Ну и что из того, что вы видели сон?
  - Я скажу тебе, что из этого, Джек. Ты распустился, и мне это не нравится. Если ты не захлопнешь пасть и не задраишь люки, я найду другого секунданта.
  - Другого секунданта! Так вот откуда ветер дует! - воскликнул Джек. - Вы это и видели во сне?
  - Даже если бы мне приснилось, что я взял на абордаж неприятельское судно, это все равно был бы только сон. Но адмирал Белл не такой человек, чтобы спать в то время, когда нужно столько всего сделать.
  - Истинная правда, - отозвался Джек, жуя табак.
  - Итак, я собираюсь драться на дуэли.
  - Драться! - воскликнул Джек. - Эй, там, на палубе, я не вижу никакого неприятеля! Джек Прингл тоже может драться, и готов погибнуть рядом с адмиралом, но он не видит нигде неприятеля.
  - Ты ничего не смыслишь, ну да я тебе объясню. Я тут поболтал немного с сэром Френсисом Варни, и теперь собираюсь сразиться с ним.
  - С этим вампфингером? - уточнил Джек.
  - Ну да.
  - Что ж, значит, мы еще повеселимся перед смертью, - заключил Джек. - Но он изрядное страшилище, навроде Дэви Джонса.
  - Плевать на это. Пусть он страшилище, но адмирал Белл не позволит ни вампиру, ни какой другой сухопутной крысе за просто так зажарить и сожрать его племянника, да еще и хныкать при этом как не знаю кто.
  - Само собой, - отозвался Джек, - эта штука не пройдет. И если из-за этого страшилища ващ племянник сбился с курса, то мы просто обязаны отправить его следом.
  - В этом-то и штука, Джек. А теперь, слышишь, ты пойдешь к сэру Френсису Варни и скажешь ему, что тебя послал я.
  - Да ладно, я и сам с ним объяснюсь, - сказал Джек.
  - Ну уж нет. Я его вызвал, мне с ним и драться.
  - Как хотите, - согласился Джек. - Ну а если он вас уложит, я займу ваше место, и сам повеселюсь.
  Адмирал посмотрел на Джека с неприкрытым восхищением и сказал:
  - Ты чертовски хороший моряк, Джек, но он - дворянин, и может отказаться от поединка с тобой. Так что отправляйся к нему и скажи, что пришел от меня договориться, где и когда состоится эта дуэль.
  - Вы будете драться только раз? - спросил Джек.
  - Так будет честно, - ответил адмирал. - Постарайся, чтобы поединок состоялся как можно скорее. Понял?
  - Уж будьте уверены. Разве я прожил бы столько, если б не понимал вашей речи.
  - Ну так отправляйся. И не посрами чести адмирала Белла и старой доброй Англии. Ведь я, как ни крути, англичанин.
  - Ничего не бойтесь, - заверил Джек. - Уж драка вам обеспечена. Я прослежу, чтобы он не пошел на попятный.
  - Иди уже, Джек. И учти, что нечего тебе светиться, как охваченное пожаром судно, и сигналить всем и каждому о том, что происходит - тогда все будет кончено.
  - Уж я не напорчу, - проговорил Джек и, выйдя из комнаты, отправился к сэру Френсису Варни, исполненный сознанием важности порученного ему дела. Сохраняя самый серьезный вид, он быстрым шагом добрался до ворот противника своего хозяина.
  У ворот Джек громко позвонил. Сейчас он казался совершенно другим человеком.
  Ворота открыл слуга, поинтересовавшийся, что нужно посетителю.
  - Вампфингер, - ответил Джек.
  - Кто?
  - Вампфингер.
  Слуга нахмурился и собирался было сказать Джеку, который смотрел на него в упор, какую-нибудь грубость.
  - Может, вы его не знаете, - опередил его Джек. - Или не знаете под этим именем. Я желаю видеть сэра Френсиса Варни.
  - Он дома, - сказал слуга. - Кто вы такой?
  - Сейчас объясню. Я Джек Принг, пришел от адмирала Белла. Я друг адмирала, видишь ли, так что нечего на меня так пялиться.
  Слуга казался удивленным и почти испуганным заявлением Джека, однако проводил его в холл, куда как раз вошел мистер Чиллингворт, дабы дождаться встречи с Варни.
  
  Глава 38
  
  Предложение Маршдейла - Семейный совет в Беннерворт-Холле - Утро поединка
  
  Мистер Чилингворт был неприятно удивлен, увидев Джека в приемной. Джек тоже слегка удивился появлению мистера Чиллингворта в столь ранний час; однако им было некогда предаваться взаимному удивлению, ибо вошедший слуга объявил, что сэр Френсис Варни готов встретиться с ними обоими.
  Ни слова не сказав слуге и друг другу, они поднялись по лестнице и оказались в гостиной, где их принял сэр Френсис Варни.
  - Джентльмены, - произнес Варни своим обычным мягким голосом. - Приветствую вас.
  - Сэр Френсис, я пришел по чрезвычайно важному делу, - сказал мистер Чиллингворт. - Могу я просить о беседе наедине?
  - И я тоже, - вмешался Джек Прингл. - Я пришел как друг адмирала Белла, и желаю говорить наедине. Опустим, однако, подробности, кто я и зачем пришел. Просто назовите время и место, и я буду нем, как рыба - а это что-то да значит. Больше мне ничего от вас не нужно.
  - Что ж, джентльмены, - со спокойной улыбкой проговорил сэр Френсис. - Раз уж вы оба пришли по одному и тому же делу, и возникает опасность спора из-за того, кому говорить первым, лучше вам остаться обоим, и я сам улажу дело должным образом.
  - Я не совсем понимаю, о чем речь, - сказал мистер Чиллингворт. - А вы, мистер Прингл? Возможно, вы меня просветите?
  - Если вы пришли сюда с тем же поручением, что и я, а я пришел по такому же делу, как и вы, - ответил Джек, - это значит, что мы оба пришли обсудить дуэль с сэром Френсисом Варни.
  - Именно так, - подтвердил сэр Френсис. - Мистером Принглом совершенно прав. Я получил вызов от ваших принципалов, и готов дать удовлетворение вам обоим, при условии, что противники соизволят объединиться. Мистер Прингл, случалось ли вам воевать?
  - Да, пожалуй, - подмигнув самым приятельским образом, ответил Джек. - Я повидал парочку войн.
  - Согласны вы заключить между собой соглашение, джентльмены? Я испытываю к вам обоим исключительно добрые чувства, и никому не могу отдать предпочтение в столь деликатном деле. Прошу вас.
  Мистер Чиллингворт посмотрел на Джека, а Джек Прингл посмотрел на мистера Чиллингворта и сказал:
  - Что ж, адмирал желает драться, и я пришел уладить необходимые формальности. Будьте добры сообщить мне ваши условия, мистер Как-Вас-Там.
  - Я приму любые разумные условия. Полагаю, оружие - пистолеты?
  - Сэр Френсис Варни, - сказал мистер Чиллингворт, - я не могу исполнять обязанность секунданта, пока вы не назовете имени друга, который обсудит с нами - по крайней мере, со мной, - условия поединка.
  - И со мной тоже, - вставил Джек Прингл. - Нам не нужна нечестная победа. Адмирал Белл не таков, а будь он таковым, я не стал бы помогать ему в нечестной игре. Вот так-то вот.
  - Но, джентльмены, так нельзя. Мне не хотелось бы огорчать ни мистера Беннерворта, ни адмирала Белла. Более того, я дал согласие на два поединка, и я готов, я желаю сражаться - с один противником за раз, полагаю!
  - Сэр Френсис, мне придется отговорить мистера Генри Беннерворта от поединка, если вы не назовете человека, с которым я мог бы обсудить детали.
  - А! - сказал Джек Прингл. - Это верно. Хорошо помню, что когда дрались Джек Майзен и Том Формест, у них были секунданты. Адмирал Белл не может действовать вслепую. Нет, нет, черт бы всех побрал! Свистать всех наверх!
  - Джентльмены, - сказал сэр Френсис Варни. - Видите ли, мое положение весьма затруднительно. Джентльмены, от лица которых вы выступаете, оба вызвали меня на поединок. Я готов драться с любым из них, или с ними обоими, это безразлично. Я хочу, чтобы вы четко это поняли, ведь они оба уверены, что я откажусь от поединка или сбегу от них. Однако я чужой в этих краях, у меня нет никого, кого я мог бы попросить об одолжении сопровождать меня на место поединка.
  - Значит, ваши знакомые - не друзья вам, чтоб их! - сказал Джек Прингл, сплюнув через прутья изящной полированной решетки камина. - Я бы вцепился в любого, хоть в самого дьявола, если бы я был его другом и пил с ним из одной кружки - только бы он оставил в покое вампира. Все они просто негодяи.
  - Я слишком недолго прожил здесь, и не обзавелся друзьями, мистер Чиллингворт. Но я полагаюсь на ваше благородство и благородство вашего принципала. И я охотно встречусь с ним в честном поединке.
  - Но, сэр Френсис, не забывайте, что я, действуя от лица мистера Беннерворта, и этот человек, представляющий адмирала Белла, - мы берем на себя многое, ставим на кон свою удачу и свои жизни. Возможно, это мелочи, но это все, что у нас есть. Позвольте добавить от себя, что я не позволю мистеру Беннерворту встретиться с вами, пока вы не назовете имя своего секунданта, как обычно поступают джентльмены в подобных ситуациях.
  - Жаль, если я не смогу дать вам удовлетворение, несмотря на все свое желание, но раз таковы ваше условия... Мне нечего добавить к уже сказанному, и пусть клеветники толкуют мои слова как отказ принять вызов, если угодно.
  На несколько секунд повисло молчание. Мистер Чиллингворт твердо решил, что не позволит Генри сражаться, пока сэр Френсис Варни не назовет имя секунданта, чтобы они могли говорить на равных.
  Джек Прингл присвистнул, сплюнул, переложил табачную жвачку из-за одной щеки за другую, потом поддернул штаны, посмотрел, прищурившись, по очереди на обоих мужчин и заявил:
  - Так выходит, никакой драки не будет, а, сэр Френсис Как-Вас-Там?
  - Кажется, именно так, мистер Прингл, - отозвался Варни с многозначительной улыбкой.
   - Жаль прерывать отличную забаву в самом начале из-за того, что снасти слегка запутались, - сказал Джек.
  - Возможно, вы, с вашей твердостью духа и вашими способностями, подскажете выход, который устроит всех нас? Что скажете, мистер Прингл?
  - Не знаю, о каких духах вы говорите. Я знаю только тех, которых водятся на борту Летучего Голландца, или что-то в этом роде. Повторяю, однако, что не собираюсь идти на попятный, а адмирал уже тем более. Он честный и хороший человек.
  - Охотно верю, - ответил Варни с вежливым поклоном.
  - Ни к чему накренять корму. Я вас вижу насквозь. Так вот, повторяю, я не хотел бы изгадить дело, и скорее уж адмирал станет вашим секундантом, чем обе вызывающие стороны останутся ни с чем.
  - Как, адмирал Белл?- воскликнул Варни, в изумлении поднимая брови.
  - Как! Дядюшка Чарльза Холланда? - удивленно вскричал Чиллингворт.
  - Почему бы и нет? - с чрезвычайной серьезностью осведомился Джек. - Я отвечаю за свои слова - да, Джек Прингл отвечает за свои слова. Если адмирал Белл будет секундантом сэра Френсиса Варни на время вашей потасовки с мистером Генри Беннервортом, тогда дело сдвинется с места, а? - продолжал Джек, кивая Чиллингворту.
  - Надеюсь, это развеет ваши сомнения, мистер Чиллингворт, - сказал Варни с тонкой улыбкой.
  - Но адмирал Белл согласится?
  - Его секундант уверяет, что согласится. Мне кажется, у него достаточно влияния, чтобы убедить своего доверителя исполнить обещание.
  - Ну конечно, он согласится. Не такой он человек, чтобы пойти на попятный! Нет, нет, он ни за что не бросит Джека Прингла в беде! Уж будьте уверены, сэр Френсис, он все сделает.
  - Ваши слова совершенно меня убедили, - проговорил сэр Френсис Варни. - Этот жест доброй воли сделает меня вечным должником адмирала Белла, и, боюсь, я никогда не смогу с ним расплатиться.
  - Насчет этого можете не беспокоиться, - сказал Джек Прингл. - Адмирал охотно дает всем в долг, а вы сполна можете расплатиться с ним, когда придет очередь с ним сражаться.
  - Я этого не забуду, - сказал Варни. - А теперь, мистер Чиллингворт, полагаю, мы можем, наконец, придти к взаимопониманию относительно дуэли.
  - Я не возражаю. Но я предпочел бы встретиться с вашим секундантом перед поединком, и обсудить это дело с ним.
  - При данных обстоятельствах едва ли стоит затягивать церемонию. Предстоящую встречу можно обсудить позже; назовите время и место, и на этом покончим.
  - Да, - сказал Джек, - чтобы повидаться с адмиралом, времени, разумеется, будет достаточно, когда мы все соберемся для поединка. Я ручаюсь, что старик - настоящий кремень, он не откажется от встречи.
  - Меня это устраивает, - сказал Варни.
  - И меня тоже, - сказал Чиллингворт. - Но, поймите, сэр Френсис, любой проступок секундантов делает встречу невозможной.
  - Я полностью полагаюсь на благородство мистера Прингла.
  - Будь я проклят, если у вас на руках не все козыри! - воскликнул Джек. - Какая жалость, что вы вампфингер.
  - Время, мистер Чиллингворт?
  - Завтра, в семь часов, - отозвался тот.
  - Место, сэр?
  - Лучше всего подойдет, мне кажется, луг на полпути отсюда до Беннерворт-Холла. Однако выбирать место - это ваша привилегия, сэр Френсис Варни.
  - Я от нее отказываюсь. Трудно придумать место лучше того, что вы предложили; я вам очень признателен. Обещаю не опаздывать.
  - Полагаю, говорить больше не о чем, - сказал мистер Чиллингворт. - Я отправлюсь к адмиралу Беллу.
  - Разумеется. Уверен, больше ничего не нужно делать. Обе стороны пришли к соглашению, и гораздо скорее, чем я предполагал.
  - Всего хорошего, сэр Френсис, - сказал мистер Чиллингворт.
  - Прощайте, - отозвался сэр Френсис Варни. - Всего хорошего, мистер Прингл, и рекомендуйте меня адмиралу; его услуги будут для меня бесценны.
  - Не берите в голову, - сказал Джек. - Адмирал любому готов протянуть руку помощи в трудную минуту; уж поверьте мне. Он сделает все, как нужно, и уступит свою очередь мистеру Генри Беннерворту: подождать ему нетрудно, он еще успеет подраться.
  - Ну и прекрасно, - сказал сэр Френсис Варни.
  Джек Прингл отвесил поклон и удалился следом за мистером Чиллингвортом; они вместе вышли из дома и направились к Беннерворт-Холлу.
  - Что ж, - сказал мистер Чиллингворт. - Я рад, что затруднение с секундантами улажено. Неприлично и небезопасно драться с человеком, который явится на дуэль без сопровождения
  - Стыдно признаться, но я боялся, как бы он не дал деру, - заявил Джек Прингл, поддергивая штаны. - Адмиралу это не понравилось бы, он просто с ума бы спятил.
  Они отошли от дома сэра Френсиса Варни всего на несколько шагов, когда к ним присоединился Маршдейл.
  - Ага, я вижу, вы побывали у сэра Френсиса Варни! - воскликнул он, приближаясь.
  - Так и есть, - отозвался мистер Чиллингворт. - А вы разве не уехали?
  - Я собирался, но передумал, - сказал Маршдейл.
  - Вот как?
  - Я слишком привязан к этому семейству; пусть придется воздержаться от визитов, все же я не могу уехать, пока обстоятельства не изменятся. Придется остаться. Вот увидите, вскоре моя помощь так или иначе понадобится.
  - С вашей стороны это очень благородно. Значит, вы остаетесь?
  - Несомненно, если только не появится повод съехать с моей нынешней квартиры.
  - Какая жалость, - сказал Джек Прингл, - появись вы на полчаса раньше, вы могли бы стать секундантом вампфингера!
  - Что вы говорите?
  - Ага, мы обсуждали условия поединка.
  - Двойного поединка?
  - Да. Скажу, однако, по секрету, вам не стоит вмешиваться в это дело. Ваше участие только нанесет урон чести мистера Генри Беннерворта.
  - Я не буду вмешиваться, не беспокойтесь. Но, мистер Чиллингворт, неужели вы тоже выступаете в роли секунданта?
  - Именно так, сэр.
  - Ваш доверитель - мистер Генри?
  - Он самый, сэр.
  - А вы подумали о возможных последствиях этой дуэли? Что, если его серьезно ранят?
  - Если я беру на себя какое-то обязательство, мистер Маршдейл, я довожу дело до конца. Я обдумал возможные последствия, будьте уверены, мистеру Генри Беннерворту я не враг.
  - Рад это слышать. Едва ли Генри мог найти более подходящего человека. Это не подлежит сомнению. И все же замечу: будь я рядом, Генри Беннерворт обратился бы ко мне, а не к вам, мистер Чилингворт, при всех ваших достоинствах.
  - И что же из этого, сэр?
  - Да ведь я холостой человек, могу поехать куда угодно и жить где угодно; все страны для меня равны. Мне нечего терять. Для вас же любая ошибка будет фатальна; когда вы примете на себя роль секунданта, ваша репутация хирурга может жестоко пострадать.
  - Сэр, об этом я думал.
  - Давайте поступим так: вы придете на дуэль, но в качестве врача, а обязанности секунданта мистера Беннерворта я возьму на себя.
  - Это невозможно без согласия мистера Генри Беннерворта, - возразил мистер Чиллингворт.
  - Тогда вместе пойдем к мистеру Генри, и я попрошу его согласия.
  Мистер Чиллингворт не мог оспорить разумность этого предложения, и согласился вернуться в Беннерворт-Холл вместе.
  Вскоре они были на месте.
  - Пойду приведу обоих наших доверителей, - сказал мистер Чиллингворт. - Вот они удивится, когда узнают, что оба втянуты в ссору. Лично я удивился, когда обнаружил, что явился к сэру Френсису с таким же поручением, как и наш друг мистер Джон Прингл.
  - Не Джон! - возразил тот. - Джек Прингл, вы хотели сказать.
  Чилингворт отыскал Генри и послал его в комнату, где дожидались мистер Маршдейл и Джек Прингл; а затем отправился к адмиралу, который с нетерпением ожидал возвращения Джека.
  - Кажется, вам сегодня нездоровится, адмирал? - спросил он.
  - Черта с два нездоровится! - возмутился тот. - Неслыханно, чтобы адмирал Белл расхворался накануне предстоящего дела! это наглая ложь, вот что я скажу!
  - Адмирал, помилуйте, я вовсе не сказал, что вы хвораете! Вы только кажетесь слегка нездоровым, вы взволнованны или что-то вроде того. Вы немного бледноваты. Разве нет?
  - Чтоб вас! Думаете, меня нужно лечить? Знаете ли, мне охота отвесить вам хорошего пинка! Никакой доктор мне не надобен.
  - В таком случае, адмирал, не медлите. Внизу вас ждет Джек Прингл. Вы к нему спуститесь? Думаю, он хочет вам передать вам сообщение от сэра Френсиса Варни.
  Адмирал удивленно взглянул на мистера Чиллингворта и пробормотал себе под нос:
  - Если Джек Прингл меня предал... нет, такого не может быть. Он слишком честен. В Джеке я уверен, как в самом себе. Так как же эта аптечная склянка прознала, что я посылал Джека к страшилищу?
  Терзаемый сомнениями, он спустился в комнату, где увидел Маршдейла, Джека Прингла и Генри Беннерворта. Следом за ним вошел мистер Чиллингворт.
  - Я был у сэра Френсиса Варни и беседовал с ним и с мистером Принглом, - объявил он. - Тогда-то и выяснилось, что оба мы пришли по одному делу, а именно, касательно поединков наших доверителей с эсквайром.
  - Э? - удивился адмирал.
  - Что? - вскричал Генри. - Он вас вызвал, адмирал?
  - Вызвал меня? - взревел адмирал Белл. - Да я!.. Да я сам вызвал его!
  - И я тоже, - после короткого молчания сказал Генри Беннерворт. - Понятно, мы оба поступили одинаково.
  - Именно, - сказал мистер Чиллингворт. - Мы с мистером Принглом пришли, чтобы обговорить условия поединка, и столкнулись с непреодолимым препятствием.
  - Он не захотел сражаться? - спросил Генри. - Я так и думал.
  - Не захотел? - разочаровано повторил адмирал Белл. - Чертов трус! Скажи-ка, Джек, что ответил этот долговязый шут? Он ведь уверял, что будет драться. Чего это он вдруг взялся вертеться, словно флюгер?
  - Вы лично его вызвали? - спросил Генри.
  - Да, будь он неладен! Я ходил к нему вчера.
  - И я тоже.
  - Кажется, нужно было лучше все обдумать, - сказал Маршдейл. - Как-то все это странно и необычно.
  - Видите ли, сэр Френсис согласился драться с обоими: с Генри и адмиралом, - сказал Чиллингворт.
  - Ага, он сказал, что будет драться с обоими, - подтвердил Джек. - Если, конечно, его не уложат с первого удара.
  - Ну и довольно, - сказал адмирал. - Большего никто и не ожидал.
  - Но затем он объявил, что встретится с вами без всяких секундантов. Конечно, я не мог принять это условие. Слишком большая ответственность для всех участников поединка.
  - Бесспорно, - согласился Генри. - Но как это неудачно!
  - Очень неудачно, очень! - подхватил адмирал. - Какая жалость, что во всем королевстве не нашлось второго такого разбойника, который согласился бы его поддержать!
  - Я подумал, что жалко будет испортить дело, - сказал Джек Прингл. - Очень жаль было, что такое хорошее начинание пропадет впустую, и я пообещал вампфингеру, что вы побудете его секундантом, пока он будет драться со вторым противником.
  - Что? Кто? Я? - озадаченно вопросил адмирал.
  - Именно так оно и было, - подтвердил мистер Чиллингворт. - Мистер Прингл сказал, что вы будете секундантом, и дал слово, что вы встретитесь с ним и все обсудите.
  - Вы должны с ним встретиться, - сказал Джек. - Я знал, что вы не захотите испортить удовольствие, да и в конце концов, лучше уж драться, чем не драться. Я не сомневался, что вы предпочтете драку, так оно и вышло.
  - Ну ладно, - сказал адмирал. - Только лучше бы уж мистер Генри Беннерворт был его секундантом. Полагаю, у меня есть право драться первым.
  - Неа, - возразил Джек. - Мистер Чиллингворт пришел первым. Кто успел, тот и съел, так-то.
  - Что ж, не повезло. Ну ничего, будет и на нашей улице праздник. Все лучше, чем ничего. Я согласен быть секундантом сэра Френсиса Варни. Ему придется играть по правилам, не будь я адмирал. Он будет драться, черт его побери, да, он будет драться!
  - И я так думаю, - сказал Генри. - Я хочу драться с ним, и уж позабочусь, чтобы он не улизнул.
  - У меня есть предложение, - заявил Маршдейл. - После того, что случилось я ни за что не вернулся бы, если бы не предчувствие, что я могу оказаться полезным своим друзьям.
  - Хм! - сказал адмирал, резко к нему повернувшись.
  - Вот что я хочу сказать: мистер Чиллингворт оказался в неловком положении, и ему грозят неприятности; ну а мне нечего терять, меня ничто не привязывает к этой земле. Мне не нужно заботиться о пропитании, я достаточно богат. Так позволь мне, Генри, быть твоим секундантом, а мистер Чиллингворт пускай займется своими профессиональными обязанностями; он может быть полезен - весьма полезен обоим доверителям; если же он будет присутствовать на поединке в другом качестве, он не сможет помочь.
  - Да, это верно, - согласился Генри. - Так и поступим. А вы, адмирал Белл, поддерживаете мистера Маршдейла?
  - Я? Да! Конечно! Мне, в общем, все равно. Мистер Маршдейл - это мистер Маршдейл, вот и все. Если сегодня мы в ссоре, завтра все может повернуться иначе, вот что я хочу сказать.
  - Значит, решено? - спросил мистер Чиллингворт.
  - Да.
  - Хочу заметить, мистер Беннерворт, если я согласился уступить мистеру Маршдейла роль секунданта, то потому лишь, что, по общему мнению, принесу больше пользы в качестве врача.
  - Разумеется, мистер Чиллингворт. Признаюсь, я очень вам признателен за вашу готовность и рвение, с которым вы предложили своим услуги.
  - Я только делаю, что должно, - сказал Чиллингворт.
  - Дружеская помощь мистера Чиллингворта неоценима, - сказал Маршдейл. - И он отказался от роли секунданта не для того, чтобы вовсе избежать участия в поединке, но потому, что никто не может заменить его в части врачебной помощи.
  - Истинная правда, - сказал адмирал.
  - Итак, поединок состоится завтра на лужайке, на полпути между этим домом и владениями сэра Френсиса Варни, в семь утра, - провозгласил Чиллингворт.
  Они еще некоторое время поговорили и решили встретиться завтра рано утром. Разумеется, поединок должен был держаться в секрете. Маршдейл собирался провести ночь в доме, и адмирал не стал возражать; вместе с Джеком Принглом он удалился, чтобы потолковать наедине в своих комнатах.
  Генри Беннерворт и Маршдейл тоже ушли, а следом за ними и мистер Чиллингворт, пообещав на прощание явиться поутру на встречу вовремя.
  Большую часть времени Генри Беннерворт провел в своей комнате, разбирая бумаги, он и к ночи не закончил бы, но пришлось прерваться, чтобы не вызвать у Флоры подозрений.
  Маршдейл сидел с ним; втайне ото всех он проверял пистолеты и принадлежности к ним, чтобы удостовериться в их исправности. Покончив с этим, он сказал:
  - Я настаиваю, Генри, чтобы вы немного отдохнули, иначе вы будете в плохой форме завтра.
  - Ладно, - сказал Генри. - Я только что закончил, и воспользуюсь вашим советом.
  После долгих размышлений Генри Беннерворт наконец уснул, спокойно проспал несколько часов и, проснувшись рано утром, увидел рядом Маршдейла.
  - Уже пора, Маршдейл? Я ведь не проспал?
  - Нет, времени у нас достаточно, - ответил Маршдейл. - Я разбудил вас как раз вовремя.
  Занималось серое утро. Генри поднялся и начал собираться на поединок. Маршдейл заглянул в комнату адмирала Белла и обнаружил, что тот уже готов.
  Говорили мало, и шепотом. Наконец, вся компания вышла из дома как можно тише. В этот ранний час было еще холодно, заря на востоке только занималась. Было, однако, самое время явиться на встречу.
  Пестрая компания прошествовала к месту поединка, исход которого был очень важен для всех участников.
  Непросто было бы разобраться в сложных и противоречивых чувствах, который поднимались в душах всех этих людей: здесь были надежда и страх, сомнения и догадки; достаточно сказать, что Генри, хоть ему и предстояло сойтись в смертельной схватке с загадочным и страшным человеком, который, быть может, был вовсе неуязвим для обычного оружия, - так вот, Генри шагал вперед с неуклонной решимостью. Он намеревался вернуть сестре утраченную радость жизни, и ничто его не остановило бы.
   До сих пор, кажется, нам были ясны и понятны причины вражды между Генри Беннервортом и загадочным человеком, который не выказал особого желания драться с ним на дуэль по правилам, принятым в светском обществе. Время покажет, трусость тому была виной или жалость. Возможно, он боялся получить смертельное ранение, оборвавшее бы его противоестественное существование, продлить которое он стремился всеми силами. С другой стороны, возможно, сознание собственной неуязвимости или несомненного физического превосходства над противником заставляло его столь долго уклоняться от поединка и выдумывать всякого рода отговорки, препятствуя самой процедуре вызова.
  Теперь, однако, отступать было некуда. Сэру Френсису Варни предстояло сражаться или бежать, ибо против него выступили слишком многие.
  Разумеется, он мог обратиться к властям с просьбой защитить его и поддержать в нежелании участвовать в деле, которое с точки зрения законодательства является преступлением; но в этом случае все сопутствующие обстоятельства выплыли бы наружу и стали бы достоянием общественности, в результате чего сэр Френсис приобрел бы отнюдь не лестную репутацию.
  Так получилось, что семейство Беннервортов жило уединенно, и круг их знакомств был весьма ограничен; меньше всего им хотелось привлекать к себе внимание. В прежние времена о них шла слава как о богатых землевладельцах; ныне же, хотя бедность их не бросалась в глаза, он все же предпочитали держаться особняком и с холодной сдержанностью отвергали все попытки соседей сойтись с ними.
  Обстоятельства ли так сложились, или же несчастья, обрушившиеся на семейство Беннервортов и лишившие родовое гнездо его былого блеска, были божьим промыслом, - не будем забывать, что причиной их нынешнего нелегкого положения отчасти были прегрешения и пороки некоторых их предков.
  Читатели уже заметили, что наше повествование ограничено стенами Беннерворт-Холла, окрестными землями и поместьем сэра Френсиса Варни; единственным посторонним человеком, знакомым с обстоятельствами и заинтересованным в жизни семейства, был мистер Чиллингворт, хирург, который по складу характера и профессиональным соображениям не склонен был выносить внутреннее семейное дело на суд общества.
  Однако, в жизни Варнии готовились удивительные и тревожные перемены; перемены, которых ему следовало бы ожидать, но к которым он был совершенно не готов.
  Миновали безмятежные деньки, и он приобретал нежелательную известность. Впрочем, не будем забегать вперед, а продолжим как можно подробнее описывать предстоящий поединок.
  Можно было не опасаться, что Варни, однажды приняв вызов, вдруг уклонится от участия в поединке или же каким-либо образом помешает его проведению - тем самым он только навредил бы себе.
  Было хмурое ранее утро, самое обычное для нашего непостоянного климата, когда самый точный метеопрогноз не в силах предсказать погоду на ближайший час.
  Все было серо и тускло, при отсутствии яркого света не было и теней, и оттого окружающий пейзаж в значительной степени утратил свою красоту.
  В серых сумерках Маршдейл, Генри и адмирал Белл вышли из дома и через парк направились в сторону холмов, неподалеку от которых располагалось место поединка.
  Джек Прингл неспешно шагал, сунув руки в карманы, с таким беззаботным видом, будто вышел на утреннюю прогулку и знать не знал ни о каких бедах.
  Он непрерывно гримасничал, щеки его то и дело вспухали какими-то странными буграми, что объяснялось огромным куском табачной жвачки, которую он запихнул на щеку и жевал с наслаждением, ужаснувшим бы иного человека, непривычного к столь варварскому способу получения удовольствия.
  Адмирал строго-настрого запретил ему вмешиваться, пригрозив ославить его разбойником и сухопутной крысой на веки вечные - эти жуткие угрозы, разумеется, произвели на Джека известное впечатление, и он собирался просто тихонько понаблюдать за поединком со стороны; впрочем, он не переставал тешить себя надеждой на некие непредвиденные обстоятельства, которые оправдают его выступление на стороне одного из дуэлянтов.
  - Итак, мастер Генри, избавьте меня от пустой болтовни, - сказал адмирал. - Учтите, я человек иного склада. В свое время у меня было два-три приятеля; но скажи мне кто-нибудь: "Адмирал Белл, в очередной заварушке вы будете секундантом у вампира", я ответил бы: "Вранье!" Однако, будь я проклят, именно так все и получилось. И хочу сказать вам, мистер Генри, что я согласился бы стать секундантом даже у проклятого французишки, только чтобы уболтать его отказаться от поединка.
  - Как бы то ни было, вы весьма любезны, - ответил Генри.
  - Еще бы! - воскликнул адмирал. - Учтите, если вы в него не попадете... хотя нет, молчу... так вот, вы уж постарайтесь целить пониже... а впрочем, это не мое дело. Черт побери, не стану я вам ничего говорить! В общем, постарайтесь в него попасть.
  - Мне слабо верится, адмирал, что вы останетесь в стороне.
  - Хм, еще бы! Уж я не дам ему улизнуть от драки. Мне следовало бы явиться сегодня с утра прямо к нему домой, вот только я поклялся никогда не переступать его порог.
  - Интересно, придет ли он, - обратился мистер Маршдейл к Генри. - Он вполне может сбежать, чтобы не участвовать в поединке, на который он, кстати говоря, уже опаздывает.
  - Надеюсь, что он не сбежит, - сказал Генри. - Хотя, признаюсь, эта мысль уже не раз приходила мне в голову. Впрочем, если он теперь не придет на встречу, ему придется уехать из страны, и мы, по крайней мере, избавимся от него и от проблем с продажей поместья. Я этого человека даже на порог не пущу, - ни в качестве арендатора, ни в качестве владельца.
   - Обычно не принято сдавать один и тот же дом сразу двоим арендаторам, - заметил адмирал. - Кажется, вы подзабыли, что уже заключили договор со мной. Ну, так я вам напомню.
  - Ура! - закричал вдруг Джек.
  - Чего это ты орешь?
  - Неприятель на горизонте! - сказал Джек. - Три или четыре деления к юго-западу.
  - Вот и он, клянусь Иовом! Вон, петляет меж деревьями. Что ж, этот вампир оказался приличным малым, а по виду и не скажешь. Все-таки нам удастся в него пострелять.
  Они уже были на месте, а сэр Френсис Варни, которого все ждали, появился из-за деревьев; темная одежда делала его еще тоньше и выше. Его лицо казалось лицом мертвеца. Губы его побелели, а глаза были обведены красноватой каймой, что придавало ему весьма нездоровый вид. Он скользил взглядом по лицам стоящих перед ним людей, пока не увидел адмирала, которому улыбнулся такой мрачной и жуткой улыбкой, что старик не удержался от восклицания:
  - Гляди-ка Джек, самая подходящая рожа для носовой фигуры!
  - Так точно, сэр!
  - Видел ты когда-нибудь такую гнусную усмешку, а?
  - Видел, сэр!
  - Да прям уж?
  - Ну, мне так кажется.
  - Врешь ведь!
  - Что ж, когда пуля проделает в вашей голове маленькую аккуратную дырочку, вы еще припомните, как мы плыли из Бергена. Вот было времечко! Будь я проклят, если вы не скалились тогда наподобие этого страшилища.
  - Вот уж нет!
  - А я говорю - было такое!
  - Да это бунт!
  - Идите к черту!
  Трудно сказать, как сильно разгорелась бы ссора, будь адмирал и Джек наедине; но благодаря вмешательству Генри и Маршдейла спорщиков быстро помирили с тем чтобы вернуться к более важным делам.
  Варни, вероятно, подумал, что приветливой улыбки, адресованной его секунданту, вполне достаточно; теперь, высокий и тощий, он стоял совершенно неподвижно, если не считать движений, которые производили его челюсти, соединяясь с громким клацаньем, заставившим бы содрогнуться кого угодно.
  - Ради Бога, давайте не будем тратить время на ерунду! - воскликнул Маршдейл. - Мистер Прингл, вам совершенно нечего здесь делать.
  - Мистер кто? - переспросил Джек.
  - Прингл, кажется, ваше имя?
  - Вроде да, но чтоб мне лопнуть, если меня когда-нибудь называли мистером.
  Адмирал подошел к сэру Френсису Варни и кивнул ему; это походило скорее на вызов, нежели на приветствие; в ответ вампир отвесил глубокий поклон.
  - Тьфу ты! - пробормотал старый адмирал. - Когда б я сложился так, то уж ни за что не сумел бы распрямиться. Что ж, ладно, вы пришли. Полагаю, вы сделали все, что могли.
  - Я стою здесь, следовательно, нетрудно заметить, что я пришел.
  - Правда? В жизни не заглядывал в словарь и не могу понять, о чем вы толкуете.
  - Отойдем на минутку, адмирал Белл, и я объясню, что вам делать, если меня застрелят.
  - Что мне делать? Да я пальцем не пошевелю!
  - Я не ожидаю, что вы будете меня оплакивать; вы будете есть.
  - Есть?!
  - Есть и пить, как обычно, несмотря на то, что стали свидетелем гибели ближнего своего.
  - Полегче! Это вы-то ближний? Я ведь не вампир. - Как знать, чем вы можете стать. А теперь послушайте. Поскольку вы мой секундант, вы не можете отказать мне в некоторых дружественных услугах. Дождь начался! Пойдемте вон под то старое дерево, поговорим там.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"