Крутская Ксения: другие произведения.

Светлячок и Пламя. Главы 8-9

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   8. Светлячок (сейчас)
  
   Говорят, что немертвый становится Полым тогда, когда его существование окончательно утрачивает всякий смысл. Именно поэтому такое множество немертвых до сих пор еще бродит по землям Лордрана, оставаясь в здравом рассудке - это те, каждый из которых надеется, что именно он является Избранным, что именно ему предначертано свершить волю богов и заново возжечь Первородное Пламя. Честолюбивые планы... или попытка цепляться за соломинку?..
   Прибежище Нежити, отправная точка любого пути немертвого. Одна на всех, от нее во все стороны расходятся извилистые бесконечные тропинки. От врага к врагу, от костра к костру, от смерти к смерти. Есть ли в этих скитаниях смысл? Есть - хотя бы в том, чтобы не позволить опустошению поглотить тебя.
   Существование немертвого - это лишь тень жизни, мало похожая на то, что ее отбрасывает, искаженная и светом ложного Солнца, и изломанной, разбитой поверхностью земли, на которую ложится эта тень. Постепенно размываются воспоминания, исчезают чувства, уже не удается вспомнить, каково это - наслаждаться вкусом хорошего вина, ощущать на коже щекотание солнечных лучей или приятную прохладу озерной воды. Из всех чувств, которыми человек обладал при жизни, остается только одно - боль. И с каждой смертью остальные чувства все больше притупляются, зато боль становится сильнее, словно остается единственным мостиком, связывающим нынешнего немертвого с тем человеком, которым он когда-то был. Боль есть память, боль есть символ человечности. И в конце концов каждый немертвый, не позволяющий опустошению овладеть собой, начинает любить боль как жестокого друга, напоминающего о цели, ради которой по всему Лордрану горят костры на человеческих костях. О цели, ради которой нежить в очередной раз поднимается у костра и устремляется навстречу следующей смерти - еще более мучительной и болезненной, чем предыдущая.
   Лидия никогда в жизни не задумывалась о различиях между богами и людьми. Боги, наделенные искрой Великой Светлой Души, представлялись ей просто как некие существа, намного более могущественные, чем люди. Заслуживали ли они того, чтобы править их миром, были ли они более достойны роли правителей, чем люди? - такой вопрос даже не приходил ей в голову. Существующий порядок был единственным порядком, который она знала. И когда этот порядок дал трещину - когда с угасанием Первородного Пламени на людей обрушилось Проклятие Нежити - она только еще прочнее уверовала в то, что этот порядок необходимо восстановить. Любой ценой.
   Единственная цена, которую ей отчаянно не хотелось платить - это жизнь ее дочери. Поэтому честолюбивые грезы прочих немертвых, мнивших именно себя Избранными, кому предначертано спасти этот мир от наступления Эры Тьмы, были в ее случае не так важны, как мысль о том, что если как можно быстрее залатать дыру в мироздании, вновь зажечь в полную силу Первородное Пламя, то проклятие Нежити отступит, не успев взять в свое кольцо душу и человечность Ингинн.
   Именно с этой мыслью Лидия каждый бесчисленный раз поднималась у костра.
  
   Прозвище Светлячок она получила в бою с демоном Капрой в Городе нежити. Не без труда пробившись мимо толпы полых и их одичавших собак по узким улочкам, она подошла к строению, вход в которое был затянут уже печально знакомым ей белесым туманом. Перед стеной тумана топтался паренек, одетый в доспех, явно собранный из разных комплектов, с простым деревянным щитом и коротким солдатским мечом. Лидия к тому моменту обзавелась длинным мечом, доспехи у нее были рыцарские, хотя и изрядно помятые.
   Увидев Лидию, паренек оживился.
   - Приветствую тебя, доблестный рыцарь, - зачастил он, - не поможешь ли ты бедному путнику преодолеть препятствие? Боги непременно вознаградят тебя за храбрость и великодушие. Я бы и сам тоже вознаградил, но у меня совершенно ничего нет... - он развел руками и тяжело вздохнул.
   - Что тут за препятствие? - хмуро спросила Лидия. Ей совершенно не хотелось ввязываться еще и в чужие неприятности, своих более чем хватало.
   - Там, - паренек махнул рукой в сторону тумана, - сидит чудище с двумя огромными мечами. Оно какое-то совершенно бешеное, а комната очень тесная... А чтобы жизнь казалась еще приятнее, его охраняют два полых пса. Я уже двадцатый раз прихожу сюда. А убить его нужно обязательно, мне сказали, что у него надо отобрать некий ключ...
   - Да, я знаю про ключ, - кивнула Лидия, - мне он тоже нужен. Так что у меня есть хороший стимул вместе с тобой прихлопнуть Капру, а потом прибить тебя и присвоить ключ, - она ехидно посмотрела на паренька, отчего тот окончательно сник. - Да шучу я, - вздохнула Лидия, - у меня выдался очень тяжелый день, не обращай внимания. Получим ключ, откроем дверь, ходить-то через нее потом сможет кто угодно. Так что мне все равно, у кого останется ключ. Главное - его раздобыть.
   - Я очень рад, - воодушевленно проговорил паренек, - что мне выпала честь сражаться с вами бок о бок. Меня зовут Базил из Карима, могу ли я узнать ваше высокочтимое имя?
   - Лидия из Асторы, - ворчливо отозвалась Лидия, - и прекрати разговаривать таким высокопарным слогом, будь добр. После трех смертей от каких-то вонючих полых я уже не способна вести себя как подобает леди...
   - Ну и хорошо, - засмеялся Базил, - тогда просто пойдем драться...
   - Погоди, - остановила его Лидия. - Кажется, я поняла, почему ты пришел сюда уже в двадцать первый раз... А подумать не пробовал, прежде чем лезть на рога демону?
   - О чем подумать?..
   - О боги, - покрутила головой Лидия, - о тактике боя, о чем же еще. Знаешь такое слово - тактика?.. Опиши-ка, как выглядит помещение, что там есть, откуда выбегают собаки... За двадцать раз должен был запомнить!
  
   Согласованные действия двоих вооруженных мечами рыцарей принесли закономерный результат - Капра был повержен с первого захода. Подобрав с трупа ключ, Базил с поклоном торжественно вручил его Лидии.
   - Я восхищен вашим боевым мастерством, миледи, - улыбаясь до ушей, сказал он, - а попросту говоря - ну ты даешь! Такого шустрого мечника в тяжелой броне я в жизни еще не видел! Ты как муха вокруг него летала! Даже не просто муха, а огненная муха, - добавил он, подняв палец, - ты как будто огнем его обжигала с каждым ударом!
   - Огненная муха, хм... - морщась от боли, Лидия уселась на землю, привалившись спиной к стене, и достала флягу с эстусом (пару ударов от чудовищного меча Капры она все-таки пропустила, хорошо, что доспех хотя бы частично принял удары на себя). - Еще немного - и он бы прихлопнул меня, как муху, и пришлось бы снова тащиться сюда по вонючим закоулкам мимо этих проклятущих полых с их мерзопакостными собаками ...
   - А еще ты замечательно ворчишь и ругаешься, - уважительно сказал Базил. - Теперь я всем по пути буду рассказывать, что сражался с демоном бок о бок с замечательным храбрым асторским рыцарем Лидией по прозвищу Светлячок...
   - ...Которая во время сражения ругалась как последний свинопас. И именно таким образом я войду в историю, - кивнула Лидия, отхлебнув эстуса и зажмурившись от жжения в затягивающихся ранах, - обо мне сложат легенды, баллады, новеллы и что там еще полагается слагать...
   Базил молча с восхищенной улыбкой смотрел на нее и только качал головой.
  
   Ядовитые испарения болота уже настолько впитались в ткань одежды, волосы и, казалось, даже в металл доспехов, что даже сидя у костра в пещере, Светлячок продолжала чувствовать зловоние и сырость. Попытки отчистить доспехи от липкой грязи она давно уже оставила как безнадежные, только меч после каждого возвращения к костру чистила и затачивала, не столько для восстановления его остроты, сколько из уважения к оружию. Исследование болота заняло неожиданно много времени, а запасы фиолетового мха истощались. Пора было переходить к главной задаче.
   Путь к цели был хорошо знаком и изучен - от количества шагов по отравляющей жиже между каждой парой островков до мест наиболее вероятного появления облаков ядовитых москитов. Светлячок пробежала мимо дощатой конструкции с колесом, по которой можно было подняться на верхние уровни Чумного Города (более мерзопакостного места Светлячку в Лордране еще не попадалось), затем мимо гигантских величественных колонн, поддерживающих сводчатые укрепления Чумного Города. Колонны возносились так высоко, что увидеть их вершины можно было, только задрав голову, и Светлячок в очередной раз удивилась мастерству и силе древних строителей, которые в незапамятные времена воздвигли эти сооружения. Когда-то Чумной Город был могущественным и процветающим поселением, но близость к проклятому Изалиту не могла не наложить на него свой разрушительный отпечаток.
   Выбравшись из ядовитой жижи на твердую землю, Светлячок начала подниматься по склону холма, на ходу жуя комок фиолетового мха - противоядия от отравы, которой был пропитан воздух. К слову, противоядие на вкус было ненамного приятнее, чем сама душная болотная вонь.
   Уже в нескольких шагах от входа в пещеру ноги запутались в липкой паутине. Войдя под свод пещеры, Светлячок невольно поморщилась: не то чтобы она боялась пауков, но, учитывая количество паутины и огромных паучьих яиц на полу, стенах и потолке пещеры, в данном случае было чего бояться.
   Осторожно пройдя мимо нескольких ползавших по полу бедолаг с огромными горбами на спинах, полными паучьих яиц, Светлячок подошла к белесому туману, скрывающему вход в новую пещеру. Задержавшись лишь на долю секунды, Светлячок сделала глубокий вдох и шагнула в туман.
   К тому, что она увидела, никакие рассказы, слухи и легенды ее совершенно не подготовили. Дочь Ведьмы Изалита, Квилааг, выглядела так, что у немало повидавшей на своем веку Светлячка появилось непреодолимое желание выскочить через туманную пелену назад. Но отступить было невозможно, даже если бы она и в самом деле собралась трусливо сбежать. Туманные врата с обратной стороны открывает только победа - или смерть.
   Настоящий Хаос. Потоки лавы, извергаемые паучьей головой ведьмы, покрыли почти весь пол пещеры, источаемый ими жар сдавливал грудь, мешая дышать и делая и без того тяжелые доспехи, казалось, еще тяжелее, а тело неповоротливее. Огненный меч, который сжимали изящные человеческие ладошки дочери Хаоса, со свистом и шипением рассекал плотный раскаленный воздух и безошибочно находил уязвимые места в броне Светлячка. Но хуже всего была ударная волна, которая распространялась по арене, когда Квилааг приподнималась в воздух и изо всей силы обрушивалась своей тушей на пол. Щит просто вырывало из руки, и следующий удар ведьмы неизменно находил свою цель.
   Лава обжигает ноги, кровь из раны брызжет во все стороны, шипит на огненном клинке ведьмы, от боли перехватывает дыхание. Фляга с эстусом пустеет, красный туман застилает глаза, в ушах нарастает противный звон...
   Одна смерть, вторая, третья...
   Путь через болото, скальные пауки, москиты, фиолетовый мох.
   "Квилааг, что с тобой сделали? Почему ты стала такой?"
   Удар, перекат, отбежать. Выждать, пока в руку вернется сила.
   "Почему за то, что стало с твоими сестрами и братом, ты мстишь тем, кто в этом не виноват?"
   Обойти справа, поднырнув под яростно размахивающую мечом руку, нанести пару быстрых ударов и отскочить подальше от брюха чудовища, приподнимающегося для удара о землю. Мельком увидеть лицо дочери Хаоса и поразиться его отрешенному выражению, так не соответствующему ее действиям.
   "Я очень хотела бы помочь тебе. Но это не в моих силах. Я лишь могу избавить тебя от дальнейших страданий".
   Огненный меч выпал из бледной руки и со звоном отлетел к стене. Человеческая голова ведьмы бессильно поникла, длинные черные волосы волной упали на грудь. Гигантская паучья туша вздрогнула в агонии и всем весом обрушилась на каменный пол, рассыпаясь на светящиеся искры.
   Светлячок отползла к стене и бессильно привалилась к ней спиной. Кривясь от боли и беззвучно ругаясь, она дотянулась до фляги с эстусом, вылила себе в рот последние несколько глотков и тут же застонала в голос от нестерпимого жжения в затягивающихся ранах. Теперь нужно собраться с силами и идти дальше, цель еще не достигнута...
   Убрав меч в ножны, Светлячок вошла под свод небольшой пещеры, стены и потолок которой также были облеплены паутиной и гроздьями яиц. Посреди пещеры горел костер, к которому Светлячок устремилась в первую очередь, наплевав на хорошие манеры, о которых настоятельно предупреждал ее на входе горемыка-служитель Прекрасной Госпожи. Впитав живительное тепло огня и наполнив флягу эстусом, Светлячок поднялась и подошла к стене пещеры, возле которой стояло (сидело? лежало?) создание, которое вызывало ужас, отвращение... и бесконечное сочувствие.
   Бесформенная паучья туша со множеством лап, изломанных под самыми неожиданными углами. Синевато-бледный девичий торс, пепельные волосы, плотно сжатые бледные губы, полуприкрытые в изнеможении глаза. Квиалан, Прекрасная Госпожа, дочь Хаоса, пожертвовавшая тем, что осталось от ее жизни, ради своих подданных. Обхватив себя тонкими руками, она словно бы пыталась согреться. Какие мучения она испытывала - сложно было вообразить, но при взгляде на ее напряженное лицо Светлячок вмиг забыла о своих недавних ранениях и ушибах.
   - Приветствую вас, леди Квиалан, - произнесла Светлячок и поклонилась. Квиалан слабо шевельнулась, не открывая глаз, и издала тихое шипение.
   - Госпожа не может ответить, она не знает человеческого языка, - раздался низкий хриплый голос из дальнего углубления пещеры. Голос не принадлежал зараженному яйцами служителю Энги, и Светлячок от неожиданности резко обернулась, выхватывая из ножен меч.
   - Вложите оружие в ножны, в этом месте запрещено обнажать клинки, - выходя из тени, властно произнес рыцарь в странном доспехе, покрытом острыми стальными шипами. Он подошел к Светлячку и слегка наклонил голову, затем тоном, не терпящим возражений, спросил:
   - Отвечайте, что привело вас в это подземелье и заставило потревожить покой Прекрасной Госпожи?
   - Я ищу Колокол Пробуждения и проход в Забытый Изалит, - ответила Светлячок, без тени смущения или страха глядя рыцарю в прорези забрала шлема.
   - Здравомыслящему существу нечего делать в том проклятом месте, - покачал головой рыцарь, - будь то бог, человек или немертвый... Но ваша цель - не мое дело. Моя задача состоит в другом: я служу Прекрасной Госпоже, и как вы и сами видите, моя леди испытывает невыносимые страдания. Облегчить их может только человечность, и я поклялся раздобыть ее столько, сколько понадобится, чтобы госпожа Квиалан чувствовала себя хотя бы немного лучше. Поэтому я вынужден потребовать у вас сей предмет, если он у вас имеется, и если вы добровольно согласитесь пожертвовать человечность моей госпоже, то будете иметь право на присоединение к ордену Слуг Хаоса и, соответственно, на помощь членов ордена в любых затруднениях и сражениях. В противном случае я вынужден буду отнять у вас человечность силой, - рыцарь произнес последние слова с ноткой сожаления, однако тоном, не позволяющим усомниться в том, что именно так он и сделает - и не сомневается в исходе нападения на незваную гостью.
   - Я не могу принять ваше предложение, - с достоинством ответила Светлячок, - ибо я присягнула на верность ордену Воинов Света...
   - В таком случае, - перебил ее рыцарь, - я имею честь атаковать вас, - только что он стоял в расслабленной позе, опустив руки, и вот через мгновение из ножен с высоким звоном вылетел странный покрытый шипами меч и с неуловимой для глаза скоростью устремился к горлу Светлячка. Точнее, к тому месту, где мгновение назад находилось ее горло.
   Перекатившись к левой стене пещеры, чтобы в пылу схватки ненароком не задеть Квиалан, Светлячок взяла клеймор в обе руки и парировала атаку шипастого рыцаря, использовав зазубрины на его мече против него - зацепившись за ее клинок, меч служителя Хаоса изменил направление и скользнул по доспеху Светлячка, не причинив вреда. Захватив предплечье правой руки противника и воспользовавшись его рукой как рычагом, Светлячок крутнулась на месте и вывела рыцаря из равновесия так, что он пролетел ей за спину и приземлился на живот, вытянув руку вперед. Заломив его руку за спину, она прижала его туловище коленом к земле и, наклонившись к затылку рыцаря, ехидно произнесла:
   - Сир, вас не учили не перебивать, когда леди говорит?
   Рыцарь с нечеловеческой силой начал подниматься с пола, приподнимая Светлячка на своей спине и изворачиваясь, чтобы схватить ее левой рукой.
   - Я всего лишь сказала, что не собираюсь предавать свой орден, - надавив на плечо рыцаря и выворачивая его руку сильнее, заметила Светлячок. - Но далее я собиралась добавить, что я с подобающим почтением преподнесу вашей госпоже имеющуюся у меня человечность. Или вам недостаточно той, что я отдам добровольно, и вам все-таки непременно надо убить меня? - она нажала на плечо сильнее, ожидая ответа.
   - Прошу... прощения, - проскрипел шипастый рыцарь, - обещаю не атаковать вас, если вы...
   - Хорошо, - удовлетворенно сказала Светлячок, поднимаясь на ноги, - а теперь давайте побеседуем, как подобает двум рыцарям, которым нечего делить под этим небом...
   Рыцарь поднялся на ноги, подобрал свой меч и вложил его в ножны.
   - Прошу прощения, миледи, я недооценил вас, - он слегка наклонил голову, - и ваше великодушие, и... - он явно смутился.
   - И мои боевые качества? - усмехнулась Светлячок. - Не смущайтесь, сэр рыцарь, не представившийся даме, вы не первый такой. И, смею надеяться, - она улыбнулась еще шире, - не последний.
   - Мое имя Кирк Рыцарь Шипов, рыцарь ордена Слуг Хаоса, - запоздало поклонившись, отрекомендовался рыцарь.
   - Меня зовут Лидия из Асторы, по прозвищу Светлячок, - отозвалась Светлячок, - и как я уже упомянула, я принадлежу к ордену Воинов Света.
   - Солер?.. - едва заметно улыбнулся Кирк.
   - Именно, - кивнула Светлячок, слегка улыбнувшись в ответ.
   - Итак, леди Светлячок, державшая мою жизнь в руках и сохранившая ее, - Кирк откашлялся, - вы и в самом деле готовы пожертвовать для блага моей госпожи самым ценным, что есть у живых существ в этом мире? - теперь он смотрел на нее недоверчиво, как будто ожидая, что она передумает и нападет на него.
   - В отличие от этой леди, - Светлячок кивнула в сторону Квиалан, никак не отреагировавшей на короткую схватку, происходившую в паре шагов от нее, - я могу свободно перемещаться, имею меч и, смею надеяться, неплохо умею им пользоваться. Поэтому человечностей я себе как-нибудь добуду, - она открыла заплечный мешок, достала бережно упакованные в зачарованную кожу семь человечностей и протянула их Кирку, - а ей приходится надеяться только на таких, как вы и я. Кроме того, не думаю, что вся человечность этого мира способна вернуть ее к нормальной жизни, а я, несмотря на то, что являюсь нежитью, все-таки сохранила в себе одно из самых важных человеческих качеств - надежду.
   - Вы правы, леди. Вы даже не представляете, насколько вы правы, - Кирк, низко поклонившись, принял драгоценный сверток двумя руками. Светлячок не поняла, показалось ей или в стальных глазах Кирка что-то блеснуло? Слезы? Да нет, не может быть, это просто отсвет от костра.
  
   Если Светлячок раньше полагала, что самым мерзким местом во всем Лордране является Чумной Город, то после нескольких дней, проведенных в Руинах Демонов, она переменила свое мнение. Удушающая жара, красный слепящий свет, от которого болели глаза, сухой, пахнущий раскаленным камнем воздух. Бесчисленные демоны, изуродованные осколки бытия, порожденные магией Ложа Хаоса, плода неудачного эксперимента Ведьмы Изалита... И единственный сын ведьмы, превращенный в гигантское огненное чудовище, не имеющее ничего общего с человеком, несчастное создание, единственным смыслом существования которого оставалась охрана алтаря с телом погибшей сестры.
   Светлячок, ничего не подозревая, подошла к алтарю, устроенному на скальном уступе у стены. Иссохшее тело лежало на боку с поджатыми ногами и сложенными под головой руками, как спящий ребенок. Одета мертвая женщина была в расшитые золотом перчатки, юбку и плащ с капюшоном, Светлячок по изображениям в книгах узнала одеяние дочерей Хаоса.
   - Вот и еще одна сестра, - задумчиво проговорила она, - как же вам не повезло с матерью, бедные вы, бедные... - она осторожно коснулась ткани плаща покойницы. В тот же самый миг за спиной ее раздался чудовищный рев, и огненная струя хлестнула по доспехам.
   От неожиданности Светлячок не успела сгруппироваться и неудачно перекатилась к стене, оказавшись в зоне досягаемости монстра. Попытавшись спрятаться за алтарем, она мгновенно поняла, что это была не самая лучшая тактика - огненное щупальце настигло ее на полпути и сбило с ног, дробя доспехи и прожигая плоть до самых костей.
   ...Костер. Починить доспехи, наполнить флягу эстусом. Вперед.
   Рев, от которого трясутся стены, сверху катятся и с грохотом рушатся на тропинку нагретые валуны. Удар щупальцами. Откатиться, переждать, ударить. Рев нарастает, кажется, вот-вот звуковой волной начнет дробить череп.
   Переливающиеся потоки лавы обдают жаром, поднимающийся над ними горячий воздух колышется и искажает контуры чудовища. От ударов щупальцами сотрясается каменный помост.
   Ударить, перекатиться, отбежать, выждать, увернуться, ударить.
   "И для тебя смерть, возможно, лучший исход, как и для твоих сестер".
   Издав душераздирающий рев, эхо от которого еще долго мечется между камнями, чудовище рассыпается на миллионы сияющих искорок, в облаке которых Светлячку чудится силуэт стройного юноши с длинными прямыми волосами... Или это всего лишь колебания раскаленного воздуха?..
  
   Изалит. Царство огня и кошмаров, родина демонов, проклятая земля, где скрывается одна из Великих Душ. Как бы тоскливо и мерзко ни было здесь, необходимо пройти весь путь до конца, потому что Великая Душа должна быть найдена. Отвратительные демоны на входе в падший город, охраняющие тайны, без которых невозможно пройти дальше. Лава, обугленные деревья, огнедышащие твари, нападающие группами.
   Смерти, костры. Боль, усталость, порой - отчаяние, надвигающееся опустошение. Найти человечность. Вспомнить в мельчайших подробностях лицо Ингинн, ее голос, смех. Дальше...
   Поднимаясь по выщербленной лестнице, ведущей из квадратной башенки на площадку перед входом в печально знакомый белесый туман, Светлячок едва успела заметить летящий в нее сгусток огня и подставить щит. Выхватив меч, она осмотрелась и заметила на верху лестницы невысокую фигурку, закутанную в одеяние, как две капли воды похожее на то, что она совсем недавно видела на трупе дочери Хаоса в Руинах Демонов. "Четвертая сестра..." - пронеслась в голове мысль, а тело между тем выполняло привычную работу: отпрыгнуть с траектории полета огненной сферы, атаковать, прикрываясь щитом, перекатиться, выбрать момент для следующей серии ударов.
   Не издавая ни единого звука, кроме шипения пламени, вырывающегося из правой руки, пиромантка продолжала бой до тех пор, пока выпад мечом, в который Светлячок вложила всю свою силу, не остановил ее в прыжке. Тело рухнуло на лестницу, заливая ее потоками крови, черные, расшитые золотом одежды взметнулись и опали, как крылья бабочки.
   Тяжело дыша, Светлячок опустилась на колено рядом с дочерью Хаоса и отвела капюшон с ее лица. Да, это она, еще одна сестра Квиалан. Безымянная, бесславная. Тонкие губы упрямо сжаты, темно-фиолетовые глаза широко раскрыты и устремлены вверх, на каменную твердь, заменяющую в Изалите небо. Что за судьба досталась вам, в очередной раз подумала Светлячок, осторожно закрыла глаза девушки, опустила на лицо ткань капюшона. Поднялась было на ноги, но вновь опустилась на ступеньку, да так и осталась сидеть возле трупа, бессильно уронив руки на колени.
   После пришлось вернуться к костру, чтобы пополнить запасы эстуса, потраченного в ходе сражения с дочерью Хаоса, починить доспехи и заточить меч. Вернувшись через пару часов к месту боя, Светлячок обнаружила, что тело пиромантки исчезло, и даже следа крови не осталось на камнях. Причуды времени этого мира?..
   Поднявшись по лестнице, она увидела справа одним пролетом ниже знакомую фигуру. Кирк Рыцарь Шипов стоял, опершись руками на полуразрушенные перила, и смотрел куда-то вдаль. Светлячок медленно приблизилась - в этом мире никому нельзя было доверять, от любого, с кем ты совсем недавно мирно разговаривал, можно было ожидать внезапного нападения.
   - Кирк! - окликнула она рыцаря и невольно отпрянула, когда он медленно, словно бы нехотя обернулся к ней. Доспех его был изрублен, испачкан кровью и погнут. Увидев Светлячка, Кирк на мгновение замер, затем снова отвернулся и уставился на что-то вдалеке, видимое только ему одному.
   Светлячок поразилась тому, что он не отреагировал на ее приближение, как подобает воину в небезопасном месте - не принял оборонительную стойку, не потянулся к оружию. Здесь явно было что-то не так.
   - Что случилось? - спросила она, подходя ближе.
   Кирк снова обернулся, медленно, как будто с трудом, поднял руки и снял шлем. Лицо его было серым и мокрым, взгляд потерянно блуждал, не останавливаясь на лице Светлячка. Он открыл было рот, но так и не произнес ни звука.
   - Кирк, - уже по-настоящему испугалась Светлячок, - что с тобой? Что случилось? Говори же!
   Кирк наконец сфокусировал взгляд на лице Светлячка.
   - Она мертва, - неразборчиво произнес он, с трудом шевеля языком.
   - Кто? - испугалась Светлячок. - Да что случилось, говори же наконец!
   - Моя леди, - Кирк с трудом вдохнул и продолжил, - я оставил ее с этим дураком Энги, я ходил добывать человечность... Меня не было всего несколько часов. Когда я вернулся, костер не горел, Энги лежал мертвым у входа в пещеру. Я еще не понимал... А потом я вошел внутрь, - он зажмурился и сжал кулаки. - Там стоял этот мерзавец, в броне рыцарей Хавела, с бастардом в руке, с лезвия капала кровь. А Квиалан... - он запнулся и судорожно сглотнул, - моя госпожа лежала на полу, он убил ее! - он вскинул на Светлячка глаза. - Я бросился на него, но в разгар боя он исчез. Так, как исчезают фантомы, хотя фантомом он не был. Я не убил его, я последовал за ним, но не успел...
   Светлячок подошла еще ближе и положила руку Кирку на плечо. Кирк быстро глянул ей в глаза и увидел отражение своей боли и тоски.
   Светлячок осторожно отвела Кирка к началу лестницы, усадила на ступеньки и заставила глотнуть вина из фляжки - к сожалению или же к счастью, Кирк не был нежитью, и эстус ничем не мог ему помочь. Бегло осмотрев повреждения шипастого доспеха, Светлячок убедилась, что опасных для жизни ран на теле Кирка нет. После они достаточно долго молча сидели бок о бок на ступеньках, сокрушенно размышляя каждый о своем.
   - Что теперь значит моя жизнь? - проговорил наконец Кирк. - Для чего мне теперь вообще вставать с этих ступенек, для чего двигаться куда-то, для чего вообще продолжать дышать? - он уронил голову на сложенные руки.
   - Как минимум, ты должен найти своего врага и отомстить, - задумчиво проговорила Светлячок. - Это ты должен сделать в любом случае, хочешь ты шевелиться или нет. Думаю, ты узнаешь его среди тысячи, даже если он сменит доспех.
   - Я найду его, - поднял голову Кирк, - в этом можешь не сомневаться.
  
  
   9. Ингинн (сейчас)
  
   - Как же он гремит, этот замечательный доспех, - с досадой пробормотала Ингинн, убирая в ножны клеймор и садясь на поваленное дерево. Ее учитель Сайрус тоже спрятал оружие и, сняв шлем, потряс головой, так, что щегольская черная борода, доходящая до середины груди, замоталась из стороны в сторону.
   - Слушай, я вот все думаю, как тебе не жарко под шлемом с такой бородой? - без тени почтения обратилась к учителю Ингинн, с облегчением снимая шлем элитного рыцаря и взъерошивая слипшиеся от пота волосы. К слову, асторский доспех элитного рыцаря и клеймор принесли в лагерь серебряные рыцари-стражники из Анор Лондо, пояснив, что сняли его с какого-то убитого ими немертвого, который пытался проникнуть в покои Гвиндолина.
    - Ох, получишь ты у меня, - вздохнул Сайрус. - Совсем обнаглела молодежь... А если серьезно - ты хоть представляешь, какую прекрасную дополнительную защиту для горла дает толстый пучок волос?
   - А, вот оно что, - рассеянно проговорила Ингинн. Ее внимание привлекло какое-то движение в отдалении меж деревьев. - Что это там? Кто-то идет? - она привстала со ствола и, поморщившись от скрипа сочленений доспеха, плюхнулась обратно.
   - Ничего себе, - оторопело проговорил Сайрус и опустился на одно колено, низко склонившись перед тем, кто приближался к ним из-за деревьев. Ингинн торопливо вскочила с дерева и сделала то же самое, все еще не понимая, что происходит.
   - Встань, сир Сайрус, - прозвучал рядом с ними мягкий, тягучий женский голос со странным, урчащим тембром. - И ты тоже встань, девочка. Я рада видеть вас в добром здравии.
   - Миледи Альвина, - почтительно произнес Сайрус, поднимаясь. Он выглядел ошеломленным, словно увидел привидение.
   Ингинн поднялась на ноги и, забыв о манерах, во все глаза уставилась на того, кто неслышно подошел совсем близко. Это оказалась огромная белая кошка с нестерпимо сверкающими желтыми глазами. Глава ордена Лесных Охотников, сама Альвина, почтила их своим присутствием. За пять лет службы в ордене Ингинн ни разу не встречалась с легендарной кошкой-магом, близким другом рыцарей Гвина.
   - Я слышала о том, что случилось, - проговорила Альвина, глядя своими пронзительными глазами на Ингинн. - Такое не должно повториться. Ты должна беречь себя. И ты, Сайрус, - она перевела взгляд на учителя, - обязан заботиться о том, чтобы эта девочка в добром здравии дожила до того момента, когда ей придется выполнить ее задачу. Задача эта слишком важна, чтобы ставить под угрозу ее выполнение ради рутинной службы. Ты, - она снова перевела взгляд на Ингинн, - больше не будешь патрулировать лес, ни в составе отряда, ни тем более одна. Тебе надлежит совершенствовать искусство владения оружием и магией. Шива получит соответствующие инструкции. А теперь я вас оставлю. Вопросов задавать не нужно, - добавила она, заметив, что Сайрус собирается что-то сказать, - сейчас вы все равно не получите ответов. Всему свое время. - Кошка повернулась и направилась вглубь леса.
   - О чем это она? - с тихим отчаянием в голосе спросила Ингинн шепотом, хотя кошка уже скрылась за деревьями. - О какой задаче она говорит?
   - Понятия не имею, - озадаченно проговорил Сайрус. - Сказано же - вопросов не задавать... Надеюсь, Шиве она расскажет больше. Пойдем-ка в лагерь, попробуем выпытать побольше информации у капитана.
   Вернувшись в маленькое поселение, состоявшее из нескольких хижин, палаток и землянок, Сайрус и его ученица сразу же направились к палатке капитана Лесных Охотников. Сайрус велел Ингинн подождать снаружи и, доложив о своем прибытии, вошел в палатку. Находился он там минут пятнадцать, Ингинн нетерпеливо расхаживала вокруг палатки кругами, бряцая своим новым доспехом. Потом из палатки высунулась рука Сайруса и сделала призывающий жест.
   Ингинн со всех ног бросилась к палатке и ввалилась внутрь, не забыв, однако, поклониться при входе. Шива сидел за походным столиком, в углу на деревянной скамье сидел Сайрус, и выражения лиц их обоих наводили на мысль о том, что ответов на свои вопросы она сейчас не получит.
   - Альвина посетила меня, видимо, сразу же после того, как поговорила с вами, - сказал Шива. - Она так же, как и вам, сказала мне, что тебя надлежит отстранить от патрульной службы и начать усиленно обучать боевому искусству и магии. Но как и зачем - она не пояснила, заторопилась и сказала, что сейчас ее ждут важные дела, но вскоре она вернется и расскажет, в чем дело. И добавила... - он с шипением вдохнул сквозь зубы, - что вернется так скоро, как только сможет, если только останется жива. Вы представляете - услышать такое от Альвины?
   Ингинн не представляла - по одной простой причине: она впервые в жизни видела Альвину и говорила с ней, соответственно, не знала, чего от нее следует ожидать. Поэтому она без всякого смущения спросила:
   - Что это означает? Она собирается на какое-то опасное сражение?
   - Альвина со времен Арториаса ни разу самолично не принимала участия ни в каких сражениях, - медленно и задумчиво проговорил Шива. - Она поклялась оставаться в живых так долго, как это возможно, чтобы память о нем и его деяниях не умерла. А еще ходили слухи, что она поклялась дождаться его возвращения, но это только слухи, никто не слышал, чтобы она говорила подобные вещи... Как Арториас может вернуться, если всем известно, что он сгинул в Бездне?
   - Ну, может быть, ей известно больше, чем всем остальным, и она не может разглашать эту тайну, - возразила Ингинн.
   - Все может быть, кто знает, на что способны эти боги и их приближенные... Ну да ладно, сейчас эти древние легенды не так важны, как наши насущные заботы. Итак, мне было приказано отстранить тебя от патрульной службы и усиленно тебя обучать. Ума не приложу, как осуществить второй пункт... При случае поговорю с серебряными рыцарями, может, они отведут тебя в Анор Лондо к леди Киран, а она определит тебя в ученики к кому-нибудь из своих воинов. Здесь у нас, - он виновато покосился на Сайруса, - слишком большого прогресса тебе не достичь.
   - Да не надо на меня так смотреть, - невесело засмеялся Сайрус, - я и сам прекрасно понимаю, что мои умения весьма ограниченны. Взять, к примеру, фехтование тем же большим мечом...
   - Да, и магия у нашей Хизер тоже достаточно однобокая, - кивнул Шива. - Поэтому, раз уж так распорядилась Альвина, надо искать тебе учителей получше. Можешь считать, что тебе выпал очень неплохой шанс стать одной из рыцарей Киран. Хотя, по правде говоря, я бы добавил, что эта блестящая перспектива и в разы повышает твои шансы умереть молодой, ну да что тут поделаешь... Такова цена избранности.
   - Пока от этой избранности у меня только каша в голове, - призналась Ингинн. - И серебряные рыцари не так часто забредают к нам в последнее время... Чем мне заняться-то? Я ведь с ума сойду от безделья!
   - Ну, во-первых, упражнения с Сайрусом и Хизер никто не отменял, а во-вторых, я отправлю тебя к Вратам Арториаса, там у нас дежурит достаточно большой отряд, в случае чего убить тебя они не дадут, а в качестве, скажем, ночного часового ты им очень пригодишься. Так что завтра утром отправляйся туда. А к серебряным рыцарям я и сам могу сходить, если так нужно.
   - Слушаюсь, командир, - кивнула Ингинн, радуясь, что ей нашли хоть какое-то применение.
   - Можешь идти, - сказал Шива, - а мы с Сайрусом еще обсудим кое-что.
   Ингинн поклонилась и покинула шалаш.
  
   Врата Арториаса отделяли часть леса, по которой можно было пройти к Озеру Темных корней, от той части, которая вела к арене с обелиском, воздвигнутым в честь Арториаса. Обелиск, по слухам, охранял огромный волк Арториаса - Сиф. Ингинн сама никогда не бывала в этом месте, поэтому она с нетерпением ждала утра, чтобы отправиться в отряд охраны Врат.
   Командиром отряда был Харальд, потомственный рыцарь из Береника, непонятно каким случаем затесавшийся в ряды Лесных Охотников. Он был огромного роста и нечеловеческой силы, носил тяжелые черные береникские доспехи и обладал характером под стать росту и броне - сумрачным и тяжелым.
   Харальд, прочитав письмо от Шивы, недовольно скривился, но Ингинн не обратила на это особого внимания - Сайрус предупреждал ее, что гримасы, ворчание и прочие всевозможные проявления недовольства - это самое что ни на есть естественное и нормальное состояние Харальда, а когда он на самом деле рассержен, это становится настолько заметным, что стоило бы по возможности немедленно убежать.
   Стражники Врат заступали в караул по четверо. Харальд определил Ингинн в отряд, в который, кроме нее, входили лучница Анна из Карима, мечник Вильфрид (из Береника) и Фахрад с Востока, земляк Шивы. В отличие от командира, члены отряда приняли Ингинн приветливо, помогли соорудить укрытие на случай дождя и устроиться на новом месте.
   Анна была старше всех в отряде, по слухам, она проходила обучение стрельбе из лука в Анор Лондо, чуть ли не у самого Гоха. Сама она, впрочем, это отрицала, говоря, что она, конечно, стара, но не настолько. Взяв новоприбывшую под опеку, Анна в первый же вечер разговорилась с Ингинн и рассказала немного о временах своего обучения.
   - В Анор Лондо тогда оставалось уже очень мало стражников. Сир Орнштейн исчез, то ли погиб, то ли просто покинул город, никому ничего не сказав... Командование гарнизоном перешло к леди Киран, капитану Клинков Повелителя. Я несколько раз встречалась с ней. Знаешь, это совершенно потрясающее существо! С виду хрупкая, маленького роста - среднему солдату по плечо, зато в сражениях ей не было равных - среди тех, кто остался, конечно... И гарнизон, и порядок в городе и окрестностях она держит железной рукой. И при этом все равно остается самой красивой и женственной из всех женщин, которых я встречала - кроме Гвиневер, пожалуй... Но Гвиневер - принцесса, а Киран - рыцарь и великолепный воин. Если план Шивы сработает - если тебя согласятся взять на обучение в Анор Лондо - это будет величайшая удача в твоей жизни, уж поверь.
   Ингинн завороженно слушала рассказы Анны о дворцах, храмах и башнях Города Богов, о широких площадях и великолепных садах, о неописуемой красоте восходов и закатов, озаряющих оранжевым и алым светом остроконечные крыши города. И молилась про себя: "Боги, я готова выполнять вашу волю, можете пользоваться мной как хотите, только дайте мне увидеть все это, дайте прикоснуться к вашему величию... И дайте мне возможность узнать, чего я на самом деле стою".
   Потекли дни караульной службы. В Лесу было спокойно, за десять дней не появилось ни одного путника. В свободное время Ингинн обучалась стрельбе из лука у Анны и фехтованию тяжелым мечом у Вильфрида. Сайрус приходил раз в два дня и проводил с Ингинн тренировочно-проверочные бои. Ингинн ждала вестей от Шивы - удалось ли ему поговорить с серебряными рыцарями? - но Сайрус каждый раз в ответ на ее вопросительный и умоляющий взгляд пожимал плечами.
   На одиннадцатый день отряд Ингинн заступил в караул с полуночи. Ингинн, по приказу Шивы, отводился самый безопасный наблюдательный пункт - поодаль от ступеней, ведущих к Вратам, и подальше от обрыва. Как обычно, Ингинн села на поваленное дерево, положив на колени обнаженный меч, и стала вглядываться в темноту, усилив зрение заклинанием Кошачьего глаза.
   Прошло три часа. Периодически, чтобы тело не затекло и не утратило подвижность, Ингинн вставала на ноги и делала несколько шагов влево-вправо, не отрывая взгляда от проема Врат и лестницы. Вдруг она заметила в проеме движение и, перехватив меч поудобнее, начала осторожно двигаться в направлении лестницы. Возле самого выхода дежурил Вильфрид, который, как полагалось, сначала дважды прокричал "Остановись!", а затем атаковал пришельца.
   В то же мгновение раздался лязг стали. Ингинн перешла на бег. Вылетев на поляну перед лестницей, она замедлилась и вгляделась в фигуры сражающихся. На пришельце был такой же, как и у нее, асторский доспех элитного рыцаря, в правой руке - клеймор, в левой - орлиный щит. Незнакомец с нечеловеческой ловкостью уворачивался от цвайхандера Вильфрида и безостановочно наносил удары клеймором, выцеливая наименее защищенные участки доспехов. Береникская броня встречала клеймор звоном и высекаемыми искрами, прекрасно защищая владельца, однако и нанести удар по увертливому противнику Вильфриду никак не удавалось. Ингинн, оценив обстановку и мгновение подумав, бросилась ему на подмогу...и вдруг застыла как вкопанная, едва не выронив меч и шит из внезапно онемевших рук.
   В очередной раз попав мечом по броне Вильфрида, так, что из-под лезвия вырвался сноп искр, чужак разразился бранью, и Ингинн, холодея, услышала такой знакомый женский голос и такие знакомые выражения:
   - Ух, раздери тебя демон, железяка ржавая! Вот же зараза какая, крепкий попался!
   Крик Ингинн взвился над лесом и окрестностями, разлетелся на осколки эха и долго еще метался между стволами, постепенно замирая в тумане:
   - Мама!!!..
   Услышав этот крик, асторский рыцарь сбился с ритма, чем немедленно воспользовался Вильфрид и замахнулся цвайхандером, чтобы нанести чудовищной силы удар.
   - Неееет! - завопила Ингинн и бросилась к сражающимся, - Вильфрид, стой! - она влетела на полянку и оттолкнула Вильфрида в сторону, рухнув вместе с ним на землю.
   - Ты что творишь? - заорал Вильфрид, но Ингинн уже вскочила и бросилась к асторскому рыцарю, который, будто бы впав в прострацию, стоял, опустив меч, и не двигался, несмотря на только что миновавшую угрозу смертельного удара. Потом из-под шлема раздался хриплый дрожащий голос: - Ингинн?..
   - Мама, - пробормотала Ингинн, во все глаза глядя в прорези шлема рыцаря. - Это ведь ты, правда?..
   Асторский рыцарь дрожащими руками снял шлем, под ним оказалась женская голова с коротко остриженными рыжими волосами.
   - Да, это я, доченька, - Светлячок улыбнулась и всхлипнула. Ингинн тоже сняла шлем. Две огненно-рыжие женщины в одинаковых доспехах шагнули друг к другу и обнялись. Вильфрид остолбенело взирал на это, так и не поднявшись с земли.
  
   - Слушай, я готова тебя прибить собственными руками, - горячилась Ингинн, идя рядом со Светлячком по лесу, заглядывая ей в лицо и возмущенно жестикулируя. - Ты почему вот так исчезла? Почему не попрощалась со мной перед уходом, почему не рассказала все сама?..
   - Потому что я прекрасно знаю тебя, дитя мое, - со спокойной улыбкой ответила Светлячок. - Положа руку на сердце - ты можешь поклясться, что не потащилась бы за мной и не попала бы в тот самый ведьмин котел, в котором в результате оказалась я?
   - Нннуууу... Возможно, ты и права... Но все равно - откуда ты знала, что оставляешь меня в большей безопасности?
   - Оттуда, что я была заражена, а ты - нет, за мной и подобными мне охотились клирики Белого Пути, а тебя Брандон обещал сопроводить до Лесных Охотников, что, как я вижу, он с успехом осуществил, - Светлячок обвела рукой окружающий лес. - Так что я была права, как ни крути.
   - Это верно... Но все равно - я не понимаю - как можно вот так взять и бросить своего ребенка? - продолжала возмущаться Ингинн, уже не столько желая спорить, сколько из упрямства.
   - Не понимает она... Вот родишь сама детей - и сразу все поймешь...
   - Учитывая обстоятельства, - ядовито произнесла Ингинн, - вряд ли мне светит перспектива обрести означенное понимание указанным тобою способом. Попросту говоря - делать мне больше нечего, как только детей рожать, да-да...
   - Вообще-то я десять дней следовала за вами, присматривала, чтобы к вам никто не подкрался исподтишка... А потом сама попалась, - Светлячок с досадой почесала голову. - Как несмышленыш, дала себя поймать на стоянке.
   - И что с тобой было дальше?
   - Долго рассказывать, - отмахнулась Светлячок. - Конечно, как-нибудь расскажу, если захочешь... и если нам представится такая возможность. Для начала нужно, чтобы ты убедила своего командира оставить меня в живых - в конце концов, я пришла посягнуть на святыню, которую вы охраняете...
   - Как посягнуть? Да, в самом деле, что ты здесь делаешь?
   Светлячок вздохнула.
   - Думаю, рассказывать тебе об истоках Проклятия Нежити смысла нет? Вряд ли тебе это не известно. Так вот, существует способ побороть проклятие, если следовать пути, указанному Первозмеем Фрамптом. Нужно завершить начатое сиром Арториасом, а затем возжечь Первородное Пламя в полную силу.
   - Легенда об Избранном Немертвом? - недоверчиво спросила Ингинн. - И ты хочешь сказать... Ты имеешь в виду, что Избранный Немертвый - это ты???
   - Да уж, мой опыт показывает, что если боги для чего-то и избрали Избранного Немертвого, то только для того, чтобы поиздеваться над ним как следует, - усмехнулась Светлячок. - На самом деле не верю я в какую-то там избранность. Нас таких много, каждый идет своим путем, кто-то слушает Фрампта, кто-то - Кааса, но боги не настолько глупы, чтобы полагаться на какого-то одного конкретного немертвого. У всех нас есть общая цель, каждый вносит свою лепту в ее достижение... Кроме тех, кто служит Каасу, конечно.
   - А ты... - начала было Ингинн и замолчала, боясь продолжать.
   - Я - на стороне Фрампта, если ты хотела спросить об этом, - решительно проговорила Светлячок. - Да, я считаю, что Эра Огня не так уж плоха, чтобы не попытаться вылечить этот мир.
   - А сюда ты зачем пришла?
   - Я расскажу об этом в присутствии твоего командира, - отозвалась Светлячок. - В конце концов, ему принимать решение, пойду ли я дальше с его согласия или мне придется прорываться с боем. А мне непременно нужно достичь своей цели. - Она печально взглянула на Ингинн. - Мне очень жаль, что мы встретились в таких обстоятельствах, ребенок мой. Если твой командир решит, что моя цель не достойна того, чтобы пропустить меня дальше, мы с тобой обе окажемся перед выбором, перед которым не должно оказываться ни одно живое и наделенное сознанием существо...
   Ингинн молча кивнула и опустила голову.
  
   Не приближаясь к лагерю, путники остановились. Харальд велел Ингинн оставить Светлячка под присмотром его и Вильфрида, а самой найти Сайруса и по возможности Шиву. Вести пленника на территорию поселения Лесных Охотников было недопустимо. Войдя в поселение, Ингинн первым делом побежала к землянке Сайруса, но его там не оказалось. Тогда она подошла к палатке Шивы и позвала: - Сэр, вы здесь? Можно войти?
   - Входи, Ингинн, что-то случилось? - встревоженно отозвался Шива - по идее, Ингинн не должна была в этот момент находиться в лагере.
   - У нас непредвиденная ситуация, - сказала Ингинн, входя. Она вкратце описала случившееся и замерла в ожидании решения командира.
   Шива поднялся, взял шлем, щит и перевязь с мечом.
   - Вот, значит, как, - проговорил он. - После долгого затишья, именно тогда, когда тебя перевели в охрану Врат Арториаса, из-за этих самых врат в нашем лесу появляется чужак, и этим чужаком оказывается твоя мать, которая по всем признакам - одна из тех, кого именуют Избранными Немертвыми, и всего через несколько дней после нападения на тебя и появления Альвины... Это может быть неспроста. Пойдем, я хочу побеседовать с твоей матерью сам.
   Светлячок без оружия и шлема сидела под деревом и терпеливо ждала. Харальд и Вильфрид стояли по сторонам от нее с оружием в руках. Все трое молчали. Увидев приближающегося Шиву, за спиной которого шагала Ингинн, Светлячок поднялась на ноги (не делая резких движений) и почтительно поклонилась.
   - Мое имя Лидия из Асторы, сир, - назвалась она. - Я пришла в этот священный лес, чтобы выполнить задание высокочтимого Фрампта. У меня не было намерений тревожить покой этого места, но именно сюда ведет нить моего пути, с которого я поклялась не сворачивать.
   - Я - Шива, рыцарь ордена Лесных Охотников, - отозвался Шива. - А к какому ордену принадлежишь ты, Лидия из Асторы?
   - Я присягнула на верность Воинам Света, - ответила Светлячок.
   - Я уважаю твою присягу и не буду предлагать тебе вступить в наш орден, - кивнул Шива. - Но я требую от тебя подробного отчета о цели твоего прибытия, после чего приму решение относительно твоей дальнейшей судьбы.
   Светлячок вкратце рассказала Шиве о разговоре с Оскаром из Асторы в Прибежище Нежити, о поисках Колоколов Пробуждения и о встрече с Фрамптом.
   - В настоящее время, исходя из всех сведений, которые мне удалось собрать, мне следует довершить дело, начатое сиром Арториасом. Пока я еще не представляю, каким образом я смогу это сделать, но если в самом деле существует некий план богов относительно нас, так называемых Избранных Немертвых, то я непременно получу какие-то подсказки в дальнейшем. А сюда я пришла из-за того, что у меня есть сведения о неком артефакте, который когда-то принадлежал сиру Арториасу и благодаря которому можно войти в Бездну и не быть поглощенным - хотя бы какое-то время.
   - В первый раз слышу о таком артефакте, - с сомнением в голосе произнес Шива. - Но, возможно, я просто не знаю тех секретов, которые мне не положено знать. А тебе известно, в какой части леса, предположительно, может находиться этот предмет?
   - Боюсь, что для его получения мне придется потревожить покой самого святилища, - вздохнула Светлячок и напряженно вгляделась в лицо Шивы, ожидая его реакции.
   - Ты имеешь в виду арену с обелиском Арториаса? - Шива воззрился на Светлячка, как будто у нее внезапно выросла третья рука. - При всем уважении... Ты хоть знаешь, что тебя там ожидает?
   - Нет, конечно, я ведь там еще не побывала, - беззаботно ответила Светлячок, не обращая внимания на округлившиеся глаза собеседника. - Как обычно - на месте узнаю. Костер тут недалеко, так что переживать не о чем.
   - Хороший ответ. Вот только я не пойму - в нем звучит беспримерная храбрость или безнадежное сумасшествие? - осведомился Шива.
   - А в случае с немертвыми - велика ли разница?..
   - Тут ты, возможно, права, - Шива махнул рукой, - мне этого не понять, я сам, хвала богам, не заражен. Но тем не менее, должен тебе сказать, что второй вариант в данном случае ближе к истине. Обелиск Арториаса охраняет Великий волк Сиф. И никто из нас, ни люди, ни серебряные рыцари, ни забредающие сюда немертвые - никто не может войти на арену. Никто не выжил после того, как вошел в туманные врата, никто оттуда не вернулся.
   - Ну, значит, я буду первой, - Светлячок широко улыбнулась. - Из того, что ты сказал, я делаю простой вывод: нет никаких резонов не пускать меня туда - если уж, по твоему мнению, меня там в любом случае ждет верная смерть, а?..
   Шива в очередной раз изумленно покачал головой. - Теперь я вижу, в кого характером пошла Ингинн. Вы точно демоническое семя, не иначе!
   - Так каков будет твой ответ? - нетерпеливо спросила Светлячок. - Я могу идти дальше?
   - Мне абсолютно нечего возразить, - развел руками Шива. - Хочешь умирать - иди и умирай. Только по лесу тебя будет сопровождать конвой. Я так полагаю, проходить через него тебе придется не один раз... и возможно, не один десяток раз, пока не надоест.
   - Против конвоя я не возражаю, - кивнула Светлячок, - в случае чего с обезумевшими кустами подсобят...
   - Я пойду с тобой! - выкрикнула Ингинн и вышла из-за спины Шивы.
   - Вот уж нет, - повернулся к ней Шива, - ты точно с ней не пойдешь. При всем уважении к вашим родственным узам, приказ Альвины для меня, да и для тебя должен быть важнее.
   - Что за приказ Альвины? - встревоженно спросила Светлячок, переводя взгляд с Ингинн на Шиву и обратно. - Ты разговаривала с Альвиной? Когда?
   - Я все тебе расскажу, - торопливо сказала Ингинн, - это ведь не тайна? - и она заглянула в лицо своему командиру.
   - Думаю, что ничего плохого не случится, если мать услышит о том, какие распоряжения оставила приближенная богов касательно ее дочери, - проворчал Шива. - Вот за что мне такая напасть - сплошные избранные кругом!
  
   Светлячку разрешили провести день и следующую ночь в лагере Лесных Охотников, чтобы побыть с дочерью. Ингинн и мать проговорили весь день, рассказывая друг другу о том, что с ними происходило после расставания. Сначала, по праву старшинства, Светлячок потребовала подробного рассказа от Ингинн. Когда та дошла в своем повествовании до нападения на нее бронированного чужака, Светлячок вздрогнула и зажала рот рукой.
   - Убийца Квиалан... - прошептала она. - И Кирк... Он спас тебя... Отплатил долг, истинный рыцарь! - В глазах Светлячка заблестели слезы.
   - Ты знаешь их? - встрепенулась Ингинн.
   - Да, я встречалась с Кирком, - медленно проговорила Светлячок, - я расскажу тебе позже... Продолжай, доченька.
   Когда Ингинн добралась в своем рассказе до появления Альвины, полученных от нее указаний и планов Шивы об отправке Ингинн на обучение в Анор Лондо, Светлячок во второй раз вздрогнула.
   - Значит, он решил отправить тебя к леди Киран, - проговорила она. - Ты знаешь, все это неспроста, ребенок мой! Совсем недавно я встретила ее и говорила с ней... И просила защиты для тебя, если судьба сведет вас с ней. Но послушай, что было до этого...
   Рассказ Светлячка занял в два раза больше времени, чем рассказ Ингинн - просто потому, что в Лесу происходило не так много событий, как в остальном Лордране, где провела эти пять лет Светлячок. Потом настало время многочисленных вопросов. Мать и дочь сопоставляли факты, пытались выстроить временные последовательности, сбивались, начинали сначала. В итоге у них сложилась такая версия.
   Если верить легенде об Избранном Немертвом, то у Светлячка нет иного выбора, кроме как продолжать свой путь, но далеко не у всех немертвых есть возможная поддержка среди живых, и, возможно, именно на это рассчитывают боги, и поэтому они связали все эти обстоятельства в единую сеть - заражение Светлячка Проклятием (притом, что Ингинн не заразилась, что по всем признакам было делом неминуемым), встречу Светлячка с Киран, нападение на Ингинн и спасение ее Кирком, которому Светлячок незадолго до этого оказала услугу...
   - Так что, как ни тяжело мне как матери признавать подобное, - печально улыбаясь, сказала Светлячок, - но, похоже, боги имеют на мою дочь такие же виды, как и на меня саму. Хотела бы я, чтобы жизнь твоя была спокойной и безопасной, но в наши времена это в любом случае невозможно. Так что хотя бы просто найти тебя живой и в будущем, возможно, за тобой присматривать - это уже большая удача. Так что все идет к тому, что мы станем боевыми товарищами, - она хитро взглянула на Ингинн, - кстати, я вижу, у тебя такой же доспех и меч, как у меня... А нельзя ли мне убедиться, что ты умеешь ими пользоваться? Спроси разрешения у своих командиров - не разрешат ли они нам провести учебный поединок?
   - О, здорово! - с энтузиазмом воскликнула Ингинн и вскочила с места. - Пойду спрошу разрешения у Шивы!
   Шива поморщился, но не стал возражать. Светлячку временно вернули щит и меч. Чтобы в случае чего вмешаться и обезопасить Ингинн, поляну перед палаткой Шивы окружили не занятые на службе Охотники, и поединок начался.
   - Та-ак, так, - улыбаясь, приговаривала Светлячок каждый раз, когда Ингинн удавалось задеть ее. - Ну вот! - с досадой восклицала она, когда ее собственный удар достигал цели, что случалось, естественно, намного чаще, чем первое. Результат поединка не стал ни для кого неожиданностью - Ингинн проиграла с разгромным счетом. В очередной раз сбив дочь с ног парирующим ударом щита, Светлячок остановилась и отсалютовала мечом, подавая сигнал об окончании боя. Ингинн поднялась на ноги и сняла шлем. В глазах ее светилось неподдельное восхищение.
   - Вот это да! - сказала она, - моя мать - настоящий мастер клинка! Вот бы мне у тебя поучиться! Я чувствую себя какой-то уткой на льду!
   - Да, я вижу, что с этим оружием ты еще не привыкла работать, - кивнула Светлячок. - Теперь давай проверим, что ты противопоставишь длинному мечу, если возьмешь привычную учигатану.
   Во второй части поединка Ингинн и в самом деле выглядела намного лучше. Учигатана бешено мелькала, рассекая воздух, и намного чаще касалась доспеха Светлячка.
   - К этому типу оружия у тебя прямо-таки прирожденная склонность, - заметила после остановки боя Светлячок, - пожалуй, клинки леди Киран скорее подойдут тебе, чем мне. Когда окажемся в Храме Огня, отдам их тебе. Мне тяжелые мечи больше по руке, - и она с уважением провела рукой по ножнам клеймора.
   - Я привыкла сражаться учигатаной, я хорошо ее чувствую. Но против тяжелого доспеха она мало годится, как я уже убедилась, - с сожалением вздохнула Ингинн, убирая клинок в ножны.
   - В общем и целом я довольна твоими боевыми навыками, - заметила Светлячок. - Видно, что у тебя есть еще много скрытых возможностей, и с хорошими учителями ты достигнешь уровня, до которого мне вряд ли дотянуться. Очень надеюсь, что леди Киран согласится взять тебя на обучение в Анор Лондо. Гвину нужны такие воины, как ты.
   - Я тоже надеюсь, - тихо сказала Ингинн, - и я не подведу. И тебя, и леди Киран, и Гвина. Я уже поняла, что у меня нет другого пути. Но мне это даже нравится, я же твоя дочь... - она хитро глянула на мать.
   Светлячок молча обняла дочь за плечи.
  
   На следующий день на рассвете Светлячок в сопровождении двух Охотников выступила в направлении башни, в которой располагались туманные врата - вход на арену с обелиском сира Арториаса. Ингинн крепко обняла ее на прощание, потом укрылась в своей землянке и приготовилась ждать.
   Через два часа в землянку заглянул Сайрус. Ингинн лежала на дощатом настиле, заменявшем кровать, и смотрела в потолок.
   - Что ты тут валяешься? Поднимайся, пойдем тренироваться! - он обеспокоенно заглянул ей в лицо. - Тем, что ты лежишь здесь, съежившись и считая часы, ты матери не поможешь. Пойдем к палатке Шивы, скорее всего, туда придут сопровождающие твоей матери, когда сменятся с караула.
   - Да, точно, может, кто-то уже вернулся! - оживилась Ингинн и вскочила на ноги. - Пойдем!
   У палатки командира и в самом деле сидели двое Охотников, которые сопровождали Светлячка до туманных врат. Ингинн бросилась к ним.
   - Ну, что слышно?
   - Леди Светлячок проследовала через туманные врата уже третий раз, - вздохнул один из Охотников. - Ее привели те, кто с рассвета стоял в карауле у Врат Арториаса. Сейчас мы отправимся туда - судя по всему, нам весь день придется встречать ее там и провожать к месту боя...
   - И как она? - перебила его Ингинн.
   - Ну, внешне по ней ничего не понять, - солдат почесал нос. - Она ведь... как бы это сказать... Ну, в общем, оживает на костре. Поэтому выходит из Врат как новенькая. Улыбается и ругается. - Он покосился на Ингинн. - Чудно это все...
   - А с арены что слышно? Какие-то звуки?..
   - Звуки сражения, - пожал плечами солдат. - Лязг стали, рычание - там же огромный волк. Бывает, что и стоны, крики... - он снова виновато глянул на Ингинн, та закусила губу.
   - Понятно, - проговорила она. - Третий раз, говорите? Ну что ж, остается только ждать. Пойдем, Сайрус, займемся фехтованием... Или привяжи меня к дереву, что ли, а то я сбегу сама посмотреть, что там творится...
  
   День клонился к закату, сопровождающие сменяли друг друга, Светлячок все не возвращалась. Ингинн, чтобы отвлечься, фехтовала с Сайрусом, с тенью, со всеми, кто попадался ей под руку и был при оружии, и в конце концов даже Шива согласился провести с ней тренировочный поединок, в ходе которого он постарался довести ее до той степени утомления, чтобы наконец снизить ее активность до минимума, потому что Сайрус уже склонялся к тому, чтобы принять ее утреннее предложение и привязать ее к дереву. После этого боя Ингинн без сил свалилась у стены палатки Шивы и начала шепотом ругаться, причем выражения и интонации показались бы знакомыми всем, кто имел удовольствие сражаться бок о бок со Светлячком.
   Впрочем, лежать и ругаться ей пришлось недолго - именно в этот момент на краю поселения показался один из сопровождающих Светлячка и замахал руками. Ингинн вскочила на ноги и бросилась к нему, забыв о сковавшей тело усталости. Из палатки вышел Шива и побежал за ней.
   Охотник указал куда-то себе за спину. Ингинн глянула туда, и с сердца ее словно свалился тяжелый камень: привалившись к дереву, там стояла Светлячок и устало улыбалась. Доспехи ее были помяты и поцарапаны, но видимых ран на теле не было (эстус, вспомнила Ингинн). Светлячок увидела Ингинн и Шиву, и улыбка ее стала торжествующей. Она разжала кулак левой руки и показала им - на ладони лежало тонкое, по виду очень древнее кольцо из позеленевшего металла с маленьким камнем глубокого синего цвета.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"