Травка Мария: другие произведения.

Цветок жасмина - 1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Тривиальное журналистское расследование оборачивается для Дениса Арапина чем-то большим, чем простая беседа с сумасшедшим стариком. И так ли проста встреченная им на дороге случайная попутчица?

  ***
  Заднее колесо взвизгнуло, шаркнув по мокрому асфальту. Денис вздрогнул и машинально обернулся. Его рука замерла, деревянно повиснув на руле.
  Ничего не произошло.
  Сзади по-прежнему стелилась серая лента дороги, послушно ложась под колеса и периодически напоминая о себе выбоинами. Редкие автомобили чиркали мимо, на краткий миг озаряя кабину желтым светом фар: несмотря на разгар дня, небо было затянуто плотным серым матрасом из туч. Из-за этого над землей висела хмарь, обманчиво напоминающая сумерки. Ее то и дело рассекал дождь, частой моросью сбрызгивающий стекло.
  Денис перевел дух и включил дворники, а, заодно, и печку. Лето катилось к закату, и погода явно поторопилась присягнуть на верность осени: вот уже третий день столбик термометра не поднимался выше пятнадцати градусов, а солнце не показывалось почти целую неделю.
  Дворники с мокрым скрежетом полировали стекло, и Денис рассеянно следил за дорогой, погрузившись в свои мысли.
  Прошло почти полгода его трудового стажа в "Вестнике Зеленогорска" - местной и единственной газете малой родины парня. Отношения Денисовой карьеры и его амбиций пока не особо складывались - закончив зеленогорский педагогический, парень начал истово пробивать себе дорогу в журналистику. Школа ему сто лет не снилась, учительские перспективы откровенно пугали и нагоняли тоску, поэтому Денис решил пойти по тернистому пути. Мечтая о писательской или, на худой конец, корреспондентской стезе, он собрал рассказы и статьи, написанные им для каких-то мелких сетевых журналов, и отправился в "Вестник", заручившись поддержкой дяди - друга главного редактора.
  Василий Борисович, тот самый главред, долго морщился, читая Денисовы опусы, но другу уступил, и парня взяли в штат, правда, на мизерный оклад. Сначала Денис кайфовал, рисуя в воображении головокружительную карьеру и планируя года через два перебраться в Москву, в мир сытой столичной прессы... Однако жизнь внесла свои коррективы.
  Василий Борисович наотрез отказался давать новичку задание. "Неопытен!" - отрезал он, - "иди и набирайся опыта, а потом поговорим". Денису не оставалось ничего иного, кроме как засунуть на время свои планы подальше, и безропотно подчиниться.
  Получаемый опыт заключался в черновой работе - вычитке чужих статей и репортажей, подборке нужных коллегам фактов и выуживание чего-нибудь интересного в Интернете - иногда писать было не о чем, и полосы забивались всякой ерундой, найденной Денисом в Сети.
  И вот, наконец, два дня назад Василий Борисович, наконец, снизошел до парня.
  "Раенко заболел", - хмуро поведал он Денису, вызвав его к себе, - "больше писать об Иване Анатольевиче некому. Похоже, пришел твой звездный час".
  Денис внимал, затаив дыхание. Похоже, ему наконец-то выпал долгожданный шанс проявить себя!
  ...Вспомнив свой давешний восторг, парень раздраженно стиснул рулевое колесо.
  На поверку, шанс оказался так себе. Иван Анатольевич Шаврин, обитатель деревни Сивахино, что располагалась в пятнадцати километрах от Зеленогорска, оказался местным сумасшедшим. Не буйным, но достаточно дерганым.
  Шаврин горел идеей сделать в Сивахине метрополитен. Не абы какой, а самый настоящий, как в Москве. Ради этой цели он усердно орудовал лопатой, в поте лица роя туннель от своего дома до соседнего. Идеи о том, каким образом по нему будут курсировать поезда, Ивана Анатольевича не посещали. Соседи смотрели на забавы Шаврина сквозь пальцы, видимо, уповая на то, что долго копать ему не придется - либо сам себя закопает, либо переключится на что-нибудь другое.
  Почему главред захотел сделать материал о Шаврине и под каким соусом подать эту ахиинею и бессвязный лепет сумасшедшего, Денис не понимал. Зато он начал понимать так "вовремя" заболевшего Сашу Раенко.
  Диктофон с "интервью" Шаврина лежал в сумке, на заднем сиденье, давя на душу тяжелым грузом. Он навевал невеселые мысли: начинать журналистскую карьеру с такого бреда? Не очень хорошая примета...
  Дождь усилился, и Денис слегка сбросил скорость. Впереди показалась автобусная остановка, на которой скучала одинокая девичья фигурка. Поддавшись внезапно нахлынувшим рыцарским чувствам, Денис лихо затормозил около пластикового козырька и, опустив стекло, крикнул:
  -Садись, подвезу! Автобус тут редко ходит, до вечера прождешь и замерзнешь.
  Девушка, сидящая на скамейке с книгой, вздрогнула от неожиданности и подняла голову. Дениса обжег взгляд огромных темных глаз. За несколько молчаливых мгновений журналист сумел проморгаться и разглядеть копну мелко вьющихся темных волос, нос с горбинкой, оливковую футболку и мешковатые штаны защитного цвета.
  -Спасибо, не нужно.
  Ее голос оказался низковатым, с хрипотцой. Денис побарабанил пальцами по рулю.
  -Уверена? Денег я не возьму, красивой девушке приятно помочь просто так. Если ты чего боишься, то зря, я и паль...
  -А некрасивой?
  Журналист поперхнулся. Незнакомка все так же пристально смотрела на него, не меняя позы.
  -Ч-чего?
  -С некрасивой, значит, деньги возьмешь, или просто помогать не будешь?
  Денис слегка растерялся. Он никак не ожидал подобного развития разговора.
  Тем временем девушка поднялась, звякнув высокими сапогами на толстой подошве.
  -Уговорил, - без особого выражения сказала она, подхватывая со скамьи небольшой рюкзак и убирая туда книгу. Названия Денис не разглядел. - Ты куда сам едешь?
  -В Зеленогорск...
  -А я - в Москву. Ну, да ладно, довезешь меня до твоего города, сяду на электричку, они часто ходят.
  Денис молча наблюдал, как она садится на переднее сиденье, рядом с ним, и аккуратно пристегивается, предварительно затолкав рюкзак под ноги. Вблизи она оказалась куда красивее, чем журналисту показалось на первый взгляд, напомнив ему какие-то полузабытые образы восточых красавиц из "Тысячи и одной ночи".
  Настроение Дениса заметно улучшилось, и Иван Анатольевич со своим метро мигом выветрился из памяти, уступив место куда более игривым мыслям.
  -Я Денис Арапин, - жизнерадостно представился журналист, - а как тебя зовут?
  Случайная попутчица на секунду замерла.
  
  ***
  -Я Денис Арапин, а тебя как зовут?
  Я замешкалась.
  Этот вопрос входил в число моих самых нелюбимых. Причина прозаическая донельзя: имя у меня слишком экзотическое для средней полосы России, и его упоминание обычно порождает кучу дополнительных дурацких вопросов.
  Пару раз я пыталась называться какой-нибудь Катей или Таней, но неизбежно терпела фиаско: ухо, непривычное к "псевдониму", наотрез отказывалось воспринимать его, когда меня окликали.
  Оставалось только смириться и терпеть.
  -Ясмин, - ответила я отрепетированно-безразличным голосом и слегка напряглась: сейчас начнется.
  И точно.
  -Ого! - присвистнул парень, уставившись на меня. За дорогой бы лучше следил, дурак. Я тихо вздохнула и проговорила губами вопрос, который неизбежно следовал за ответом, - это настоящее имя? Или ник из Интернета?
  Угадала.
  -Настоящее, - пробормотала я, чувствуя смертельную скуку.
  -Ничего себе! - Денис мельком глянул на пустынное шоссе и слегка сбросил скорость, - родители у тебя изобретатели еще те.
  Я молча пожала плечами. Родителей мне сейчас хотелось обсуждать в последнюю очередь.
  Моя молчаливость не отпугнула парня.
  -А что означает это имя? Чисто для общего развития спрашиваю, увлекался одно время изучением имен. Мое вот, например, значит "посвященный богу веселья". Слышала про греческого бога Диониса?. А твое, наверное, подразумевает что-то загадочное!
  Его веселость действовала на нервы.
  -Ясмин - это жасмин по-украински, - сухо ответила я, чтобы отвязаться, - ничего необычного.
  -Так ты из Украины?
  Я стиснула ручку стеклоподъемника. Надо же было нарваться на такого говорливого попутчика! Голова, гудевшая, как колокол, с самого утра, начала побаливать в области затылка.
  -Я из Москвы. Моя прабабушка была из Украины.
  На самом деле, на этом география моих семейных корней не ограничивалась. Прабабушка со стороны отца была из Грузии, у одного дедушки род уходил корнями в Румынию, а у другого - в Польшу и Армению. Мама, гречанка по отцу, постоянно шутила про "многонациональную семью" и называла нас "генетической сборной солянкой".
  Денис покачал головой и на время умолк, наверное, придумывая новый повод для разговора.
  -Видимо, твои родители очень любят жасмин, - резюмировал он, - а братья-сестры есть?
  -Старший брат и младшая сестра.
  -У их тоже в честь кустов назвали? - явно обрадовавшись своей шутке спросил Денис.
  Это уже было похоже на неприкрытое хамство.
  -Слушай, - разозлилась я, - если тебе больше не о чем поговорить, лучше держи дурацкие шутки при себе! Я к тебе в машину не напрашивалась, так что могу выйти в любой момент.
  Улыбка слетела с лица Дениса, и он угрюмо уткнулся взглядом в дорогу. Поняв, что на время избавилась от глупых вопросов, я облегченно вздохнула, вынула из кармана крохотный плеер и отгородилась наушниками от внешнего мира.
  Музыкальное затворничество длилось недолго: спустя некоторое время я вновь почувствовала на себе внимательный взгляд Дениса. На сей раз парень явно опасался первым заводить разговор: он мялся, едва заметно краснел и периодически ерошил короткие русые волосы. Тяжело вздохнув, я вытащила один наушник и обреченно посмотрела на него:
  -Что-то еще?
  -Мне просто интересно, - быстро заговорил мой случайный знакомец, явно опасаясь, что я снова "уйду в себя", - я по натуре очень любопытный...
  -Заметно.
  -...Ты едешь от друзей? Или от своего парня? Не сочти за наглость, просто интересно.
  Я вновь глубоко вздохнула. Неужели он решил таким дешевым способом "прощупать почву" на предмет моей личной жизни? Сосчитав про себя до девяти, я ответила максимально дружелюбным голосом:
  -Я путешествовала. Автостопом. Люблю романтику дорог, потом описываю свои поездки в ЖЖ. Теперь возвращаюсь домой. Еще вопросы есть?
  Небольшие глаза парня округлились, и он восхищенно присвистнул:
  -Да ты экстремалка, да еще и почти моя коллега! Я бы на твоем месте никогда не решился, это же так опасно для девушки...
  С каждым новым изреченным словом Денис все больше и больше раздражал меня. Пытаясь справиться с клокочущей внутри бурей, я безразлично спросила:
  -У тебя в салоне можно курить?
  На его лице появилось выражение крайнего разочарования, и он с нравоучительной ноткой в голосе чопорно заметил:
  -Я не люблю курящих девушек.
  -Это означает "нет"? - как можно мягче уточнила я, изо всех сил стараясь не сорваться на какое-нибудь хамство.
  -Почему же... Кури, если хочешь, - парень отвернулся. Пожав плечами, я достала тонкие ванильные сигареты и, чиркнув любимой зажигалкой, выпустила струйку дыма в приоткрытое окно. Наблюдая, как она медленно просачивается за стекло, я почувствовала, как волна раздражения постепенно сходит на "нет". Наверное, во всем действительно виноваты гены - гремучая смесь из грузино-армянско-греческо-польско-румынских корней иногда выдает непредсказуемые всплески настроения.
  Пожалуй, решила я, можно вести себя чуточку приветливее с Денисом, все-таки, он вызвался подвезти меня... Докурив и выщелкнув бычок из машины, я мягко улыбнулась и поинтересовалась:
  -А сам-то ты чем занимаешься по жизни?
  Денис с подозрением покосился на меня, но, встретив улыбку, просиял в ответ и начал так же быстро рассказывать о том, как его, ведущего журналиста крупной зеленогорской газеты, отправили брать интервью у какого-то полоумного старика, и о том, какие тягости ему приходится терпеть в этом захолустном городке. Вот если бы перебраться в Москву...
  Я кивала в такт, слушая его вполуха и машинально отмечая про себя нестыковки в рассказе. Ну, какой же уважающий себя и коллег редактор, пошлет "ведущего журналиста" за такой мелочью? Скорее всего, Денис - мелкая сошка, которой еще расти и расти, и просто хочет порисоваться передо мной. Впрочем, все это совсем неинтересно.
  Не встретив должного восторга или, хотя бы, интереса с моей стороны, Денис слегка приуныл и умолк. Я было обрадовалась тому, что назревающий конфликт задушен в зародыше, но, как выяснилось, рано.
  -А знаешь, - важно сказал журналист, - не верю я все-таки, что Ясмин - это твое настоящее имя. Другим ты можешь голову дурить, а вот мне вряд ли, у меня интуиция сильная. Ну, признавайся, как тебя зовут?
  Я уставилась на него, гадая, шутит он или же говорит серьезно. Его сияющее от "гениальной" догадки лицо сияло почище, чем медная монетка, и все говорило в пользу второго.
  Раздражение вспыхнуло во мне с утроенной силой.
  -Могу паспорт показать, - процедила я сквозь зубы. Конечно, это было глупо, но другого способа заткнуть фонтан дурацких догадок я не видела.
  -А давай! - торжествующе сказал Денис и протянул руку; выругавшись про себя, я достала из рюкзака вечно таскаемую с собой тоненькую книжечку и протянула парню с напутствием:
  -Только от дороги особенно не отвлекайся.
  -Будет сделано! - весело ответил журналист, осторожно открыл мой паспорт и удивленно вскинул брови:
  -Ого! А фамилия у тебя...
  Внезапно в мутной пелене дождя, застилающей лобовое стекло, метнулась чья-то огромная тень. Машина с глухим стуком врезалась во что-то и отлетела в сторону, закружившись на мокром асфальте: меня впечатало в боковую дверь, и я схватилась за ремень безопасности, молясь всем известным богам, чтобы нас не перевернуло. Денис громко выматерился и закрутил руль, пытаясь справиться с управлением; в какой-то момент ему это удалось, выведя машину на обочину, однако автомобиль, глухо взвыв двигателем, заглох.
  Повисла тишина.
  -Что... Что это было? - спросила я, дивясь, с каким трудом получается выдавливать слова из горла, которое, как будто, стиснула горячая рука.
  -Не... Знаю, - так же сдавленно ответил Денис. Он застыл, намертво вцепившись в рулевое колесо и невидящими глазами глядя перед собой, - может быть, стоит пойти, разузнать, не сбил ли я кого?
  Я кивнула, чувствуя, что от пережитого шока не в состоянии шевельнуть и пальцем. Кое-как выбравшись (вернее, выпав) из машины, Денис хлопнул дверью, оставив меня одну.
  
  ***
  Прошло всего несколько минут после ухода журналиста, но они показались мне часами. Онемение уступило место лихорадочному ознобу, и я нервно защелкала суставами пальцев, пытаясь справиться с паникой.
  Вопреки расхожему поверью, в те короткие мгновения жизнь не проносилась у меня перед глазами. Вместо этого нахлынуло лишь глубокое изумление и горечь от того, что все случилось так внезапно и...глупо.
  От мрачных воспоминаний меня отвлек поток холодного воздуха, ворвавшийся в салон: вернулся Денис.
  -Слушай, - озабоченно сказал он, просовывая вовнутрь встрепанную мокрую голову, - там, на дороге, никого нет, но в лес идут следы. Я таких никогда не видел. Пошли, посмотрим?
  Я наклонилась к лобовому стеклу, оценивая обстановку.
  Мы стояли у кромки густого леса, стройными рядами деревьев тянущегося по обе стороны шоссе. Темные кроны шумели над нами, подметая сизое от дождя небо; эта безрадостная картина рябила частыми каплями, усеявшими стекло.
  -Ты с ума сошел? Хочешь заблудиться и сгинуть? Валяй, но только без меня.
  -Неужели тебе не интересно? - изумился Денис, глядя на меня с горьким разочарованием. Стало даже немного жаль его, но себя мне было жалко еще больше.
  -Интереснее всего мне сейчас добраться до города, - отрезала я.
  Журналист вздохнул и исчез, закрыв дверь. Его шаги прошуршали по гравию обочины и стихли; я осталась сидеть, зябко спрятав ладони в подмышки и приготовившись к томительному ожиданию. Несмотря на то, что Денис необдуманно оставил ключ в замке зажигания, уехать я не могла: за свои двадцать четыре года я так и не научилась водить. К тому же бросать парня в лесу одного мне бы попросту не позволила совесть.
  Вскоре меня начала одолевать скука. Вытащив из кармана мобильник и отметив про себя весьма и весьма слабый сигнал сети, я попыталась отвлечься, гоняя злых птичек. Внезапно меня пронзила догадка, прогнавшая табун холодных мурашек по спине.
  А вернул ли мне Денис паспорт?
  Сунув телефон на место, я тщательно осмотрела карманы, рюкзак и водительское кресло. Паспорта нигде не было.
  Неужели этот придурок прихватил его с собой?
  Я оторву ему голову, если он потеряет его в лесу, гоняясь непонятно, за кем!
  Вытащив из рюкзака ветровку, я наспех натянула ее на себя и выскочила из машины, стараясь не думать о том, что парень мог уже уйти достаточно далеко и мне не удастся его отыскать.
  
  ***
  Следы - продолговатые участки примятой травы, действительно уходили в недружелюбно темневшую чащу, и я кинулась в указанном направлении.
  -Денис!
  Лес молчал, стряхивая на меня холодные дождевые капли.
  -Денис, твою мать!!
  Следы петляли, уводя меня все дальше и дальше. Оскальзываясь на мокрой траве и по колено проваливаясь в небольшие канавки, я замедлила шаг. Денис не откликался, и шанс найти парня и свой паспорт становился все более и более призрачным.
  Я оглянулась. Окраина леса, которую я, казалось, покинула меньше минуты назад, светлела где-то вдалеке, по правую руку от меня. Промозглый ветер посвистывал между стволами, протяжно стонущими над головой; мне сразу стало неуютно, и географический адрес рая переместился в машину, оставленную на обочине.
  Может быть, вернуться?
  Я с сомнением посмотрела на клочки по-осеннему серого неба, проглядывающие между ветвей, и твердо решила поворачивать назад. Черт с ним, с паспортом, новый получу. Если же Денис не вернется, поймаю попутку, мне не привыкать!
  Я набрала воздуха и в последний раз, уже больше для очистки совести, крикнула:
  -Денис!
  Голос сорвался и захрипел; в горле запершило, и я закашлялась. Внезапно где-то недалеко затрещали ветки, и из-за деревьев появилась знакомая фигура.
  Денис ступал как-то неуверенно, с опаской оглядываясь по сторонам и зачем-то посматривая вверх. Заметив меня, он слегка просветлел лицом, но ускорять шаг не стал.
  -Яс...Ясмин.
  Его голос подрагивал, и создавалось впечатление, будто мое имя он едва-едва выловил из глубин памяти.
  -Где тебя носило? - сердито спросила я, - ты не слышал, как я тебя зову?
  Денис покачал головой; это движение получилось у него столь деревянным, что мне показалось, будто я услышала скрип суставов.
  -Нет. Прости. Ясмин, мне нужно тебе кое-что показать.
  Все тот же трепещущий, слово выброшенная на берег рыба, голос. Отмахнувшись от его последней фразы, я подошла вплотную к журналисту и твердо сказала, взяв его за воротник:
  -Нет, это мне тебе нужно кое-что показать. Вон там, - я ткнула пальцем в сторону опушки. Денис медленно, словно преодолевая невероятную боль, повернул голову, - твой автомобиль, и мы сейчас же возвращаемся к нему. Это раз. Два - ты немедленно отдаешь мне мой паспорт, который за каким-то лешим тебе понадобился! Ну?
  Я отпустила Дениса и протянула руку. Парень несколько секунд непонимающе смотрел на меня, потом его лицо слегка прояснилось, и он пробормотал:
  -Да, паспорт... Держи.
  Он вытащил требуемое из нагрудного кармана; я выхватила из его руки свой документ, и слегка успокоилась.
  -А теперь - отправляемся в обратный путь. Может быть, в тебе заговорила журналистская романтика, но мне совсем не улыбается провести ночь в этой глуши!
  Денис передернул плечами, будто стряхивая с себя что-то и заговорил уже бодрее.
  -Да успокойся ты, вернемся мы на шоссе! Обещаю. Удели мне буквально пять минут, я там такое нашел... В общем, я хочу, чтобы ты это увидела!
  Его голос окрасился жизнерадостными оттенками, а лицо утратило затравленное выражение. Он тыкал пальцем куда-то себе за спину и смотрел на меня, как ребенок, тянущий друга к новой игрушке.
  Я заколебалась. С одной стороны, страшно хотелось в сухой и теплый салон; с другой - а вдруг там и впрямь окажется что-то интересное? Мы же в голливудском фильме, где любой шаг в сторону незнакомой чащи оборачивается встречей с маньяком, а то чего и похуже...
  Размышлять долго перед принятием решения я не любила.
  -Ладно, веди.
  -Тебе понравится! - обрадовано пообещал Денис, круто развернулся и поспешил вперед. Я почти побежала за ним, молясь, чтобы не оступиться на какой-нибудь случайно подвернувшейся коряге.
  
  ***
  -Смотри! - благоговейно сказал журналист, выведя меня на небольшую полянку, - что это, по-твоему, такое?
  -Э-э-э...избушка?
  В самом центре поляны, заросшей высокой травой, и впрямь возвышалось сооружение, отдаленно напоминающее сказочную избушку. Покосившийся сруб потемнел от времени и едва удерживал крышу, сползшую едва ли не до земли; наличники давно обветшали и стали осыпаться трухой, а дверь слегка колыхалась, поскрипывая в такт налетающим на нее порывам ветра.
  -Именно! - восторгу журналиста не было предела, и я с внезапной неприязнью подумала, что совсем не удивлюсь, если он сейчас запрыгает на месте, - но я никогда не слышал, чтобы в этом районе были какие-то деревни или поселения! Сплошные леса! Давай зайдем вовнутрь?
  Он сделал попытку схватить меня за рукав, но я споро увернулась, легонько шлепнув его по ладони.
  -Так мы не договаривались! Ты хотел показать мне это...здание, ты мне его показал. Лезть туда, чтобы этот хлам обрушился мне на голову, я не хочу!
  -А еще автостопщица, - надулся Денис, - нет в тебе никакой романтики. Ладно, стой тут, я быстро.
  Он вытащил мобильный, включил встроенный фонарик и отважно полез вовнутрь. Желтоватый свет заметался в выщербленных окнах избушки.
  Я молча стояла на поляне, обхватив руками плечи, и ежилась от пронизывающего холода. Никогда не думала, что в конце лета может быть такая отвратительная погода.
  С другой стороны, я вполне понимала энтузиазм парня. Одно дело - писать о городских и деревенских сумасшедших, а совсем другое - сделать материал о загадочной избе, обнаруженной в самом сердце леса.
  Впрочем, "сердце" - это еще сильно сказано. "Почти на окраине" - так вернее, хотя тоже достаточно загадочно.
  Где-то неподалеку треснул сучок, и между деревьев прокатился тяжелый вздох.
  Одновременно с этим я вспомнила о загадочном нечто, в которое мы врезались на шоссе. Мы ведь так и не выяснили, что это было.
  Меня вдруг обуял иррациональный ужас. Я никогда не боялась темноты, а здесь она словно стала осязаемой, толчками нарастающей из-под стволов и тянущей ко мне свои щупальца.
  Коротко всхлипнув, я метнулась к избушке, влетела в нее и плотно закрыла за собой дверь.
  Денис, осматривающий что-то на потолке, задрав голову, ойкнул и повернулся ко мне.
  -Ты чего?
  -Не знаю, - прохрипела я, переводя дыхание и чувствуя, как сердце бешено колотится в горле, - давай уходить отсюда.
  -Ага... - рассеянно сказал Денис, снова поднимая голову и мобильный, - эх, жалко, что у меня хорошего фотоаппарата с собой нет...
  Я проследила за его взглядом, и охнула в унисон.
  На потолке, прямо на перекрестье балок, были прикреплены связки какой-то травы. Она не выглядела ветхой, лишь слегка подсушенной, обрамляя странный предмет, похожий на ловца снов, только прямоугольной формы и без вплетенных вовнутрь камней. По его углам свисали длинные черные перья, не поддающиеся опознанию на первый взгляд.
  Нехорошее предчувствие кольнуло мне сердце, и я поспешно вытащила свой телефон, чтобы прибавить света.
  Пока Денис топтался на месте, прикидывая, как бы снять "ловца снов", я принялась медленно обходить помещение, в которое мы попали.
  Похоже, загадочная изба состояла всего из одной просторной комнаты. По ее стенам были расставлены длинные широкие лавки, а в дальнем углу виднелись развалины печи. В углах валялась ржавая утварь: продырявленные котелки, беспощадно погнутые ухваты и даже завязанная узлом кочерга.
  -Интересно, кто здесь жил? - пробормотала я, - или живет? Трава наверху уж больно свежая... К тому же пол подозрительно чистый.
  Я постучала каблуком по половицам. Звук вышел глухим - значит, подвала в избе тоже не было. Денис оторвался от бесплодных попыток подцепить чем-нибудь вожделенный "ловец" и посмотрел на меня.
  -Эй, - с интересом сказал он, - а это еще что такое?
  -Что именно?
  Он опустил руку со светящимся мобильником к полу, и нехорошее предчувствие внутри стало бешеными темпами перерастать в панику.
  Темные доски были испещрены неизвестными мне символами, нарисованными белой краской. То там, то сям тянулись линии, сплетаясь между собой и образуя равносторонний треугольник, заключенный в круг.
  -Денис, - сдавленно сказала я, - побежали отсюда.
  -А... - журналист жадно вглядывался в пол, словно пытаясь прочитать зашифрованное там послание, - да ладно тебе! Что это такое?
  -Идиот, - прошипела я, потеряв терпение и вцепляясь ему в руку, - неужели в твою пустую башку не приходило мысли о том, что такие штуки никто просто так не чертит, тем более, в заброшенной избе, тем более, в лесу?!
  -Мне... - попытался слабо сопротивляться журналист, но я уже тащила его к выходу.
  -Побежали отсюда, и чем быстрее, тем лучше!
  Денис предпринял последнюю попытку вывернуться, но я держала его крепко.
  Однако до двери добежать мы не успели.
  Неожиданно изба содрогнулась, и ее внутреннее убранство озарилось слабым светло-зеленым светом. Он исходил от символов на полу, пульсируя, будто легкий туман. Дверь, качнувшись, захлопнулась сама собой, а окна заволокло светло-зеленой дымкой. В ушах поселился тонкий протяжный звон, а грудь сдавило так, будто на нее упал десятикилограммовый груз.
  -Твою мать...
  Денис сориентировался в обстановке быстрее меня. Пнув дверь и убедившись, что она не поддается, он нырнул в дальний угол, к развалинам печи, и укрылся за ними. Я последовала за ним, стараясь не наступать на светящиеся рисунки на полу.
  -Что это за чертовщина? - прошептала я. Журналист покачал головой, клацнув зубами.
  -Хрен ее знает, - прошептал он в ответ, - мне сейчас как-то не до выяснений. Я только надеюсь, что нам удастся выбраться отсюда живыми и невредимыми!
  -Спохватился, - процедила я, - раньше нужно было думать!
  Денис ответил мне беспомощным взглядом, но все мое внимание было уже приковано к действию, разворачивающемуся в избе.
  В какой-то момент пульсация света прекратилась. Треугольник мягко вспыхнул ровным ярко-зеленым пламенем, и внутри него возникли очертания высокой человеческой фигуры. Полупрозрачная вначале, она стремительно приобретала четкие очертания, пока, наконец, в центре треугольника не возник высокий мужчина в широкополой шляпе и длинном темно-коричневом плаще.
  -Чтоб меня... - просипел Денис. Я пнула его в бок, призывая к молчанию, и отчаянно зажала себе рот ладонями, чтобы не закричать.
  Пришелец отряхнул плащ и щелкнул длинными пальцами, затянутыми в обрезанную перчатку. Свечение моментально угасло, и все внутреннее пространство избы затопила тьма. Однако, не успела я испугаться еще больше, как ее разрезали тонкие ярко-желтые лучики, исходящие от множества искр, вмиг разлетевшихся по комнате. Одна из таких искорок подлетела к нам, чуть не ткнувшись мне в щеку. Я отпрянула назад и прижалась к стене, запоздало поняв, что возней выдала наше присутствие и приготовившись к худшему.
  Я не ошиблась.
  Пол вздрогнул под тяжелыми шагами незнакомца в шляпе. Мысленно попрощавшись с жизнью, я медленно подняла голову и натолкнулась на внимательный взгляд серых глаз.
  Пришельцу на вид можно было дать лет тридцать-тридцать два. У него оказалось серьезное узкое лицо с тонкой линией рта, обрамленной небольшой бородкой, и чуть заостренный нос. Из-под шляпы выбивались спутанные пряди темных волос, падающих на плечи.
  -Вот, значит, как, - медленно проговорил он, рассматривая меня, - я слышал байки о том, что в Переход пробирались посторонние, но сам не сталкивался. Однако теперь и мне довелось.
  У него был низкий тягучий, как струйка меда, голос, который, вопреки ожиданиям, не усилил, а чуть развеял накативший на меня приступ паники.
  Я сглотнула.
  -Вы кто такой? - звук собственного голоса показался мне дребезжащим и тонким, - что это вообще за место такое?
  Незнакомец поднял брови, будто удивляясь, что я осмелилась заговорить, и спокойно ответил:
  -Меня зовут Игорь Марек, я маг второго ранга гильдии "Снежный барс". А кто вы такие? Вы же тоже не из простых людей, раз сподобились обнаружить Переход?
  При его словах Денис, начавший было подниматься, вскрикнул что-то нечленораздельное и с грохотом повалился на пол. Я неотрывно смотрела на Игоря, чувствуя, как мои глаза начинают медленно вылезать из орбит.
  -Маг? - это звучало настолько невероятно, что я ждала, что вот-вот он расхохочется и заявит что-то типа: "Поздравляем, вы попали в программу "Розыгрыш"!". Вопреки моим ожиданиям Игорь сохранял непроницаемое лицо.
  Я попыталась встать, но затекшие конечности плохо держали; "маг" безмолвно подхватил меня под локоть и поставил на ноги. Его ладонь была твердой и горячей, и отчего-то мой страх начал испаряться.
  -Спасибо, - я выдохнула и прислонилась к стене, - меня зовут Ясмин...
  Неуместное любопытство победило, и я сделала паузу, чтобы понаблюдать за реакцией незваного гостя на мое имя, однако его ледяному спокойствию могла позавидовать любая статуя.
  -Денис, - проблеял журналист откуда-то с пола, но Марек лишь мельком взглянул на него, пристально разглядывая меня.
  -Наша машина заглохла там, у шоссе, - я неопределенно махнула рукой вбок, - мы что-то сбили... Или кого-то. Пошли посмотреть в лесу, и очутились тут. Не знаю, какой Переход вы имеете в виду, и про какие гильдии говорите, но мы просто случайные прохожие.
  -Случайные прохожие, - перебил меня Игорь, - никогда не отыскали бы это место. Только люди с Тайным Зрением способны его разглядеть.
  Он обошел вокруг меня, оценивающе оглядывая с головы до ног. Мне не слишком понравилось это, однако я чувствовала, что хозяин положения здесь - он, и лучше лишний раз его не провоцировать.
  -Интересно, - пробормотал Марек, - очень и очень интересно. Впрочем, ладно, не в этот раз...
  Он отошел к двери и легко распахнул ее ногой.
  -Советую вам убраться подальше отсюда, - покровительственно сказал он, - я догадываюсь, кого именно вы могли сбить, и будет лучше, если им займусь я. Вам тут делать совершенно нечего.
  Разумные слова. Я была только рада как можно скорее покинуть это странное место, но вопросы, накопившиеся внутри, не давали мне двинуться с места.
  -Вы сказали, что вы маг, - упрямо выкрикнула я, дурея от собственной дерзости. Игорь непонимающе посмотрел на меня, - но это же бред! Магов, колдунов и волшебников не существует, это известно всем! - и, понизив голос, уже тише произнесла, - ну, кроме тех, что показывают по телевизору, но в их реальность тоже слабо верится.
  Пришелец прищурился, чуть склонив набок голову:
  -Бред, говоришь? А то, что ты видела сейчас в избе - тоже бред?
  -Ну... померещилось... - пробормотала я, отчаянно отказываясь верить правдивости его слов. Существование магии рушило привычный сознанию порядок вещей, и я боялась за собственный рассудок. Игорь стукнул кулаком об ладонь, заставив меня вздрогнуть:
  -Тебе не померещилось. И тебе! - он резко кивнул в сторону Дениса. Тот, пошатываясь, поднимался на ноги, с опаской глядя на незнакомца, - все это, - он обвел рукой вокруг себя, - абсолютно реально. Скрыто от обычных глаз - да! Но реально. И точка. А сейчас - валите отсюда по-хорошему, и постарайтесь больше не вспоминать и, уж тем более, не искать это место.
  Журналист хотел было что-то возразить, но посуровевшее лицо Игоря остановило его. Я прижала пальцы к вискам, наливающимся болью, и твердо решила, что, если я выберусь отсюда, то никогда, ни при каких обстоятельствах не воскрешу в памяти все минувшие события.
  -Всего хорошего, приятно было познакомиться, - пробормотала я. Марек отмахнулся, как от назойливой мухи, следя за тем, как Денис пересекает комнату.
  Я первая шагнула за порог.
  Только, очевидно, и в этот раз покинуть избу нам было не суждено.
  
  ***
  Молочно-белый туман обступал поляну, замкнув ее в кольцо, но словно не решаясь выползти из-под деревьев. В густеющих сумерках (сколько же мы провели в избе?) я разглядела на травянистой проплешине чью-то массивную сгорбленную фигуру, будто бы медвежью, застывшую прямо напротив выхода из нашего временного пристанища. Над морем травы едва уловимо мерцали два хищно прищуренных глаза.
  -Меркьель тор! - рявкнул сзади голос Игоря, - назад!
  Его рука дернула меня за плечо, отшвыривая в глубь избы. Я едва удержалась на ногах, отпрянув в сторону бокового окна. К соседнему уже жался журналист, жадно пытаясь разглядеть все, что происходит снаружи.
  Я последовала его примеру, прильнув к разбитому стеклу.
  Игорь медленно вышел из дверного проема, властно воздев перед собой правую руку. В ней был зажат какой-то небольшой шар, переливающийся тусклым голубым светом.
  Странная фигура вытянулась вверх и утробно заворчала.
  Марек покачал головой и начал медленно обходить странное создание по дуге, не сводя с него глаз и не опуская руки. Существо плавно поворачивалось вслед за ним, периодически пытаясь не то схватить "мага", не то прыгнуть мимо него, но в последний момент словно передумывая и возвращаясь на место.
  Денис шумно дышал и бормотал что-то, чуть ли не по шею высунув голову из окна. Я же не испытывала ничего, кроме холодной безучастности: видимо, обилие впечатлений сыграло со мной злую шутку, полностью атрофировав чувство изумления.
  Вдруг "медведь" замер, сосредоточенно нюхая воздух. Игорь громко выкрикнул что-то непонятное, но он уже не слушало его.
  Злобно мерцающие глаза смотрели прямо в сторону Дениса.
  В следующее мгновение существо тяжело развернулось на месте и грузными прыжками двинулось прямо к избе.
  Денис закричал, бессмысленно колотя ладонями по подоконнику. Игорь чертыхнулся и кинулся вслед за существом, однако то двигалось куда более проворно, чем наш новый знакомый.
  Слабо понимая, что я делаю, повинуясь, скорее, слепому наитию, я схватила с пола первое, что попалось мне под руку, а именно - ржавый котелок, и, подскочив к распахнутой двери, изо всех сил швырнула его прямо в несущегося на меня незваного гостя.
  Я успела разглядеть лишь оскаленное рыло, короткую шерсть и шестипалые лапы, когда котелок с неприятным хрустом врезался прямо между глаз существа. Испустив полувздох-полувсхрип, оно затормозило и неуклюже скакнуло в сторону, дав Игорю несколько секунд форы. "Маг" не стал мешкать: стрелой подлетев к нему, он швырнул мерцающий шар под ноги "медведю", взметнул перед собой скрещенные руки и нараспев произнес три непонятных слова:
  -Айгуме хиллари ротас!
  Траву расцветило ярко-голубое сияние, очертившее ровный круг прямо под существом. Оно взвыло, попытавшись заметаться, но тщетно: границы круга крепко держали его; в следующий миг сияние стало нестерпимо ярким, поглотив собой "медведя". Это свечение продолжалось пару мгновений, а затем так же внезапно пропало, унеся с собой и существо.
  Я оперлась дрожащей рукой о дверной проем, чувствуя, как у меня подгибаются ноги. Только сейчас я поняла, что все это время Игорь внимательно наблюдал за мной, упершись ладонями в колени и тяжело дыша.
  -Молодец, - услышала я его голос, глухой, будто бы доносящийся сквозь плотное покрывало, - не испугалась перекидыша. Дружок-то твой почти спятил.
  Краем глаза я увидела белого, как полотно, Дениса, безвольно повиснувшего на подоконнике, и хрипло рассмеялась:
  -Так я и тебе помогла, а где благодарность?
  -Ой ли? - усмехнулся Игорь, - я бы и так справился, вы только балластом повисли, так что, считай, сама себя спасла. Ладно, если ждешь какой-то особой благодарности, могу довести вас до вашей машины. А то опять вляпаетесь во что-нибудь.
  Он галантно протянул мне руку, но я покачала головой, проигнорировав этот джентльменский жест, так не вяжущийся со всей приключившейся с нами сумятицей.
  -Надеюсь, по дороге ты прояснишь еще хоть что-нибудь, - тихо пробормотала я едва ворочавшимся языком.
  -Что-нибудь - проясню, - откликнулся Игорь, подддерживая едва стоящего на ногах Дениса.
  
  ***
  -Эта тварь, которую вы видели на поляне, мы зовем перевертышем. Это что-то, вроде оборотня, только при превращении не сохраняет разум и принимает облик, слабо напоминающий известных нам зверей.
  Марек говорил таким будничным тоном, словно расписывал мне о методику постройки загородного дома.
  Мы шли уже знакомой тропинкой, ведущей к кромке леса, где была припаркована заветная машина. Денис безвольно плелся где-то сзади, а я шагала наравне с Игорем, ловя каждое его слово.
  -То, что вы видели там, у избы - не мираж и не порождение больного подсознания. Это - магия. Понимаю, что понять это сложно, но ты уж постарайся: увиденное один раз потом будет аукаться тебе всю жизнь, хочешь ты этого или нет. Магии не существует в этом мире, тут ты была права, она - плод мира другого, мира, в который и ведет Переход - та изба, в которую вы попали. Эти избы возникают в тех местах, где скопление энергии другого мира наиболее сильно, и удерживаются на месте недолго. Мы научились использовать их для прохода туда-сюда.
  -Параллельные миры? - слабо удивилась я. Игорь покачал головой:
  -Не совсем точное определение. Просто другой мир. Не похожий на этот. Мы, то есть, те, кто называет себя магами, черпаем энергию для волшебства оттуда для того, чтобы оберегать наш мир от созданий типа перевертышей.
  -А они откуда берутся?
  Игорь вздохнул.
  -Тот мир - родной для перевертышей, но иногда случается так, что граница между мирами прорывается, и они прорываются и сюда. Они и подобные им... Пробираются они все по-разному, не хочу тебя пугать на ночь глядя, так что расскажу только про этих.
  Сначала здесь возникает отражение перевертыша, которое пытается принять облик, привычный для здешних обитателей. У него это получается слабо, так что возникает какой-нибудь малоприятный тип, несущий околесицу, и часто принимаемый народом за сумасшедшего.
  Игорь невесело усмехнулся, а я похолодела, вспомнив про ненормального старика, про которого рассказывал Денис. Совпадение или...?
  -Потом трещина между мирами становится шире, и перевертыш, подпитываясь родной ему энергией, обретает свой настоящий облик. Он выбирает себе какую-нибудь жертву и открывает охоту на нее, затем - следующую, и так до тех пор, пока его не отправит обратно кто-нибудь из наших.
  Игорь оглянулся на Дениса и понизил голос:
  -Похоже, я успел вовремя. Чем твой приятель так насолил этому перевертышу?
  Я вновь вспомнила рассказ Дениса, но повторять его не стала, ограничившись лишь безучастным пожиманием плеч.
  -Понятия не имею. И он мне не приятель, так, случайный попутчик.
  -Ясно, - безразличным голосом сказал Марек, - это и есть ваша машина?
  Мы вышли из леса прямо к обочине, на которой застыл покорно дожидающийся нас автомобиль. Денис кинулся к нему, как к родному, а я остановилась, задав Игорю самые главные вопросы, терзающие меня:
  -А откуда же берутся такие, как ты? И про какие гильдии ты говорил?
  Мой новый знакомый серьезно посмотрел на меня и весомо ответил:
  -Это слишком долгий рассказ, Ясмин. Боюсь, сейчас у нас нет на него времени: Переход может вновь закрыться.
  -Но...
  -Если надумаешь вновь возобновить этот разговор, звони, - губы Игоря тронула едва заметная улыбка и он сунул мне в руки небольшой прямоугольничек из плотной бумаги. Визитка? Я попыталась прочитать, что там было написано, но в потемках буквы расплывались перед глазами.
  Интересно, куда мне звонить? В другой мир?
  Поджав губы, я сунула ее в карман. Сзади раздался требовательный гудок и рев мотора: Денис торопил меня.
  -Я обязательно позвоню, - запальчиво сказала я Мареку, выжидающе глядевшему на меня.
  -Не сомневаюсь, - усмехнулся он, - удачи, охотница на перевертышей.
  Я подавила смешок и махнула рукой.
  -И тебе.
  Дверь машины слегка заупрямилась, не желая сразу поддаваться моим усилиям, когда я вновь услышала голос Игоря:
  -Ясмин!
  Вздрогнув, я обернулась. Марек стоял, чуть отступив в сень деревьев, и задумчиво глядел в мою сторону.
  -Красивое имя. Обязательно расскажешь, что оно означает!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"