Травка Мария : другие произведения.

Ожерелье из самоцветов. Глава 3.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  ***
  Кабинет Главы Дома Оникс представлял собой достаточно величественное зрелище - если закрыть глаза на его размеры. Это была небольшая полукруглая комната, инкрустированная ониксом и черным дубом, что создавало впечатление вечных холодных сумерек внутри. Впрочем, температура внутри этой комнаты действительно никогда не поднималась выше десяти градусов, и именно поэтому в углу всегда пылал резной камин. Над ним в строго определенном порядке были развешаны изображения наиболее достойных членов Семьи. Их было немного.
  Сам Глава представлял собой невысокого - чуть выше меня - сорокалетнего литанээ, с густой, заплетенной в мелкие косички гривой черных волос. На кончиках косичек мелодично позвякивали вплетенные туда крохотные ониксы.
  Про него говорили, что он может в мгновение ока превратить ониксовую глыбу в двуручный меч, а затем вновь вернуть ей первоначальный вид. Однако литовидение* у Главы было развито не столь хорошо, и по возможности Разговора с Камнем он уступал даже двадцатилетнему отпрыску Дома. Впрочем, это с успехом компесировалось его отличными организаторскими навыками: он вел дела Дома твердой рукой, строго следя за исполнением главного завета Ониксов: всегда быть в стороне.
  Когда я вошла, Глава задумчиво прохаживался взад-вперед по комнате, заложив руки за спину и уставившись себе под ноги. По его темно-красной бархатной накидке, отороченной куньим мехом, пробегали волны.
  Услышав натужный скрип открываемых дверей, литанээ вздрогнул и резко оглянулся. На миг мне показалось, что в его радужных глазах мелькнул страх, однако тут же исчез, когда Глава увидел меня.
  -Здравствуй, Моргана, - тепло поприветствовал он меня, - надолго к нам?
  Традиционных приветствий Глава почему-то всегда старался избегать, чего не скажешь обо мне.
  -О, Хайле, - вполголоса сказала я, скрещивая на груди руки, - видите ли, я приехала к Вам по несколько необычному вопросу...вернее, даже, наверное, надеясь получить от Вас совет.
  Мужчина понимающе склонил голову и прекратил свои блуждания по комнате. Сделав приглашающий жест в сторону глубокого кресла, он опустился за стол и сплел перед собой пальцы:
  -Итак, что тебя привело в Дом, дитя мое?
  Я чуть было не расхохоталась, но, осознавая всю неуместность подобной выходки, удержала эмоции внутри. Главе было немногим больше сорока, и в его устах подобное обращение по отношению ко мне, двадцатипятилетней, звучало неуместно. Однако именно таким образом выражался его предшественник, почивший недавно в бозе при достижении почтенного стапятидесятилетнего возраста, и новоиспеченному Главе отчаянно хотелось походить на него во всем.
  Не знаю, угадал ли собеседник мои мысли или же лукавое выражение промелькнуло на его лице случайно, однако он заговорил прежним, покровительственно-ласковым тоном:
  -Я готов выслушать тебя. Итак?
  Вместо рассказа я вытащила из-за пазухи продолговатую коробочку, в которой покоился загадочный обломок, и положила перед Главой на стол.
  Литанээ задумчиво посмотрел на нее, затем со вздохом протянул руку и аккуратно поднял крышечку. Однако не успел он дотронуться до камня, как воздух рядом с ним сгустился и задрожал: отозвавшись тонким звоном в ушах в кабинете материализовался Хранитель.
  Сурово взглянув на меня, он обратился к Главе тоном, каким родители уговаривают непослушного отпрыска бросить опасную игрушку:
  -Не торопись, Майнас. Позволь мне сначала прояснить кое-что.
  -Вы знаете, что это? - недоверчиво уточнила я: конечно, могущество Хранителя простирается далеко, однако в то, что он мог сходу дать ответ и разъяснить мне все, относительно загадочного камня, почему-то верилось с трудом.
  Призрак сокрушенно покачал головой, будто дивясь моей недоверчивости:
  -Девочка, присядь и выслушай меня. Поверь мне, я знаю гораздо больше, чем ты можешь себе представить...
  Хранитель указал мне на кресло, стоявшее напротив стола; я исполнила его приказ, украдкой глянув на Главу; тот лишь беспомощно развел руками, мол, что с ним поделаешь.
  -Расскажи-ка мне, девочка, - с долей сарказма начал Хранитель, когда я опустилась в мягкие объятия кресла, - кто такие литанээ и откуда они произошли?
  Немного удивившись столь странной просьбе, никак не вяжущейся с возможным ответом на мой вопрос, я, тем не менее, начала послушно говорить, припоминая историю, рассказываемую каждому из нас в детстве:
  - Литанээ, или, как их называют люди, Говорящие с Камнями, - это раса созданий, с рождения обладающая способностью повелевать камнями. Мы можем слышать то, что слышат они, видеть через них и заставлять их принимать любую форму по нашему желанию. Легенда, записанная в Хрониках Камней**, гласит, что род литанээ берет свое начало от Алайи - Праматери, родившейся в Мертвых снегах на окраине мира. У Алайи было ожерелье из самоцветов, которое она сорвала со своей шеи, как только оказалась под животворящим солнцем; это ожерелье она подбросила высоко вверх. Взмыв в воздух, оно порвалось, и самоцветы рассыпались пригоршней разноцветных сверкающих звезд. Их подхватил ветер и в мгновение ока разметал по четырем материкам. Каждый самоцвет, упав на землю, дал начало Семье литанээ, одарив каждую семью уникальными свойствами каждого отдельно взятого камня. Например, роду Сапфиров была дана способность наделения мудростью, Дому Берилл - просветлять разум и насылать болезни на врагов, а роду Оникс - врачевать недуги... Внешне мы практически ничем не отличаемся от людей, кроме цвета глаз - у всех литанээ они переливаются радужным спектром. Это особый дар Праматери, заложенный в нас, как напоминание о том, что некогда наши предки были спаяны в единое Ожерелье...Мне рассказывать дальше? - спросила я, заметив, что полупрозрачное лицо Хранителя подернулось дымкой скуки.
  Старик безразлично махнул костлявой рукой, обвитой призрачными браслетами. Если бы Хранитель имел плоть, те бы зазвенели.
  -Достаточно, девочка. История красивая, однако это всего лишь красивый миф. Вернее, разукрашенная обертка для немного искаженной правды.
  -Что же тогда представляет собой правдивая история? - вежливо спросила я, чувствуя, что в голосе не прозвучало должного энтузиазма. Что поделать: легенды и мифы о начале времен не будили во мне священного трепета и восторженного любопытства. стория о создании литанээ - миф? Что ж, пусть. В конце концов, любой рассказ, дошедший до нас сквозь толщу веков, не может считаться единственно истинным: налет времени и поколений всегда искажает даже самую неоспоримую правду.
  Хранитель недовольно прищурился: ему не понравился мой тон.
  -Теперь слушай внимательно, девочка,- проскрипел он, - ибо то, что ты услышишь сейчас, доводится знать очень немногим, и знание это обходится слишком дорого...
  При этих его словах Глава побледнел и приподнялся с места:
  -Уж не хотите ли Вы рассказать ей...
  -Сядь! - рявкнул старик, обернувшись к нему, и мужчина как подкошенный рухнул обратно в кресло. В комнате словно пронесся резкий порыв ледяного ветра, всколыхнувший пламя в лампах и камине. Призрак некоторое время буравил недобрым взглядом притихшего Майнаса, а затем медленно развернулся ко мне.
  -Теперь слушай меня внимательно. Иногда для получения ответов на некоторые вопросы приходится копать слишком глубоко.
  -Но я пока не задавала никаких существенных вопросов, - тихо возразила я. Призрак растянул тонкие губы в улыбке - на долю секунды, не более.
  -Верно. Тем не менее, выслушай меня. Вряд ли после моего рассказа у тебя возникнет желание спрашивать что-либо.
  
  ***
  -Ты упомянула Праматерь Алайну, - начал Хранитель, удостоверившись, что полностью завладел моим вниманием, - а ты знаешь, что на языке Забытых Королевств***, "Алайна" обозначает не что иное, как "камень"?
  Я отрицательно качнула головой, удивившись про себя странному совпадению. Призрак удовлетворенно кивнул.
  -У всех, без исключения, живых существ неверное представление о смерти. Они расценивают ее как бесповоротный конец, порог, за которым таится лишь непроглядная тьма. Но это не так.
  Я посмотрела на него, на сей раз, с усилившимся вниманием. Представления литанээ о конце жизни существенно отличались от человеческих верований: у нас не было четко очерченной религии и своих богов, равно, как и понятий Благословенной обители и Нижнего мира****, а смерть автоматически приравнивалась к забытью; наши поверия гласили, что после смерти нас ожидает Ничто, нам суждено кануть в Великую Пустоту. Тело умершего литанээ тает, исчезая на глазах, и через некоторое время на его месте остется лишь самоцвет - Камень Рода почившего.
  Именно поэтому у нашей расы нет ни захоронений, ни семейных склепов. Лишь стеклянные ящики, в которых покоятся самоцветы, оставшиеся, как напоминание о покинувших нас родственниках.
  Однако Хранителю, обитающему на границе между жизнью и смертью, явно известно что-то большее о том, что люди зовут загробным миром, а мы - Великой Пустотой.
  -Смерть - это лишь переход между жизнями. Тело бренно, девочка, и век его недолог, однако разум,- он сделал попытку прикоснуться к моему виску,однако я машинально отстранилась, - разум вечен. Когда тело уходит из мира материального, он превращается в дух и переносится в мир бесплотный, где ему суждено занять свое место, слиться с великим Единым Разумом. Естественно, дух утрачивает все человеческие свойства, такие, как сострадание, эмоциональность, индивидуальность...однако, взамен он получает нечто, несоизмеримо большее: мудрость веков, раскрытие всех тайн мироздания, недоступное простым смертным. Разве это не прекрасно?!
  Забывшись, Хранитель буквально выкрикнул последнюю фразу, и Глава. не придавший должного значения гневному порыву призрака, не преминул ввернуть ехидное замечание:
  -По тебе не очень-то заметно отсутствие эмоциональности.
  Я хмыкнула. Главе, в силу занимаемого им положения, позволялось гораздо больше вольностей при общении с Хранителем, нежели обычным представителям рода Оникса. Морщинистое лицо призрака насупилось, и он медленно, словно каждое слово давалось ему с трудом, произнес:
  -Мне было не суждено соединиться с Великим Разумом. Я принужден вечно находиться в междумирье, пребывая как в мире живых, так и в обители духов. Слишком часто я обращался к темному мастерству и запретным книгам северных колдунов, когда понял, не мне подвластна Тьма, а она постепенно затягивает меня...В какой-то момент мне пришлось собрать все свои силы и защитить себя, обратившись к помощи Оникса, защитить свой разум непробиваемой оболочкой, ибо тело уже было обречено. Тьма не завладела мной, но и мир духов оказался для меня закрыт. Мне доступны некоторые сведения, не предначающиеся живым, однако это жалкая капля в море...
  Повисло неловкое молчание. Поток откровений, излившийся на меня, звучал шокирующе, но я чувствовала, что куда больше потрясений ждет меня впереди. Старик неподвижно парил в воздухе, опустив голову; было видно, что подобное состояние угнетает его. Внезапно он дернул плечами и резко поднял подбородок, уставившись на меня пронзительными мерцающими глазами:
  -Помимо прочего, мне стала известна истинная история камня-прародителя.
  Переход был резким: старик явно не хотел развивать начатую тему. Однако он наконец-то подобрался к сути беседы. Я подавила желание улыбнуться: в самом деле, это хождение вокруг да около показалось мне слегка утомительным.
  Сделав эффектную паузу, старик продолжил:
  -Много веков назад, когда земли еще были едины и Великий Дракон не пришел из-за океана, существовал лишь один Камень. Он причудливо сочетал в себе все свойства отдельно взятых самоцветов, что рассыпаны сейчас по миру...и, как и сейчас, у этого Камня был свой Дом.
  Глава шумно вздохнул, поднимаясь с кресла, но ничего не сказал. Видно, Хранитель уже не раз рассказывал ему эту историю: на лице Майнаса была написана плохо скрываемая скука. Он подошел к камину, коснулся ониксовой плиты над ним, и, когда та со скрипом отъехала в сторону, достал из образовавшейся ниши пузатую бутыль с чем-то темным и пару бокалов. Затем, помедлив, будто собираясь с мыслями, знаком предложил мне.
  Я отрицательно качнула головой и обратилась к Хранителю, недовольно оглянувшегося на Главу:
  -А как назывался этот Камень?
  -Этого я не знаю, - медленно процедил призрак, - однако мне известно, что все силы Дома Камня были направлены на исследование и развитие его свойств; между членами одной Семьи то и дело вспыхивали распри, ибо никто не хотел уступать другому права развивать то качество, которое он считал нужным. Кто-то утверждал, что сильнейшим свойством Камня должно быть врачевание, кто-то стоял за способность насылать бури и штормы, кто-то был свято уверен, что Дом только тогда достигнет расцвета своего величия, когда при помощи Камня можно будет предсказыварь будущее.
  Призрак вновь замолчал. Глава меланхолично отхлебывал из кубка ароматное вино, демонстрируя, что ему не очень интересен предмет разговора; я же побоялась нарушать торжественную тишину нечаянным вопросом, могущим оказаться неуместным.
  -И вот, наступил момент, - вновь заговорил Хранитель, заставив меня вздрогнуть, - когда конфликт накалился до предела; над Домом Камня нависла угроза междоусобицы. Решив разрешить этот вопрос силой, сильнейшие члены Дома собрались в святилище, где возвышался алтарь с крупнейшим Камнем, найденным в те времена...мне не ведомо, каким именно образом они хотели разрешить спор, когда произошло то, чего никто не ждал.
  Камень на алтаре треснул. Но не успели спорщики прийти в себя, как он рассыпался на сотни частей. Члены Дома правильно истолковали это знамение, и решили дело мирным путем. Дом Камня разделился на Семьи, каждая из которых взяла себе по обломку Камня. Каким-то образом эти осколки превратились в самоцветы - те самые, чьи имена сейчас носят наши Дома. Семьи разошлись по миру, и каждая основала свой Дом - в местах крупнейшего месторождения своего самоцвета...
  -Ты хочешь сказать, что Моргане достался обломок Камня? - весьма невежливо перебил Хранителя Глава, кивая на раскрытый футляр, лежащий на столе. Было заметно, что выпитое вино слегка развязало мужчине язык. Призрак скорбно вздохнул, словно удивляясь дерзости своего потомка:
  -Именно так.
  -А как... - начала было я, но старик не дал мне договорить. Он нахмурился и торопливо забормотал:
  -В самом начале своего рассказа я забыл упомянуть еще одну важную вещь. В этом мире находится Дом, чей Хранитель погружен в мир духов глубже, чем я или Хранитель дома Алмазов - Вы ведь знаете. у них тоже есть таковой... Так вот, Хранитель того, третьего. Дома почти утратил понимание себя, как представителя Семьи литанээ, а границы его разума размылись настолько, что на поверхности его личности сохранились лишь крохи воспоминаний и зачатки животных инстинктов. Однако он получил практически полный доступ к Единому Разуму...если его Дом узнает об этом и найдет способ добиться пробуждения его разума, их ждет огромный скачок в искусстве их Дома...да и во всем остальном.
  Хранитель говорил с каким-то торжественным злорадством, а я сидела неподвижно, чувствуя, как виски начинает болезненно покалывать. Когда Призрак говорил о мироздании, духах и древнем Камне, я слушала это, как красивую сказку. Однако сейчас он поведал нам о вещах, творящихся недалеко от нас, пугающих своей реальностью, заставляющих почувствовать, что, параллельно с привычным укладом совсем недалеко существует иная, неизведанная жизнь. От этих мыслей по спине пробежала дрожь, а кончики пальцев онемели; я в изнеможении откинулась на мягкую спинку кресла. Зачем я только согласилась принять Лайса? Вот уж верно говорят: выпусти таймана***** из норы - обратно не загонишь.
  Тем временем, Майнас, вновь надевший маску невозмутимости, степенно расхаживал по кабинету, заложив руки за спину. Его мантия тихо шуршала, колыхаясь над полом; Хранитель недружелюбно следил за ним, сдвинув кустистые брови.
  -Раньше ты не рассказывал мне об этом...размытом Хранителе, - медленно проговорил Глава, - чем нам может грозить его...м-м...пробуждение?
  Старик рассмеялся дребезжащим смехом, в котором отчетливо звучали нотки сарказма:
  -Ты еще спрашиваешь! Подумай хорошенько - что бы ты сделал, заполучив мудрость веков? - в ответ Глава лишь развел руками. Это привело Хранителя в бешенство, и он подлетел к мужчине, ткнув в него призрачным пальцем. Тот мягко погрузился в грудь последнего, и тот поморщился.
  -Мы все одинаковы, - прошипел старик, - власть и деньги - вот, что привлекает нас в первую очередь! Нет более быстрого пути к власти, чем обладание мудростью веков, ибо в твоих руках есть все ключи к тайнам мироздания...что-то я сомневаюсь, что, выпади тебе возможность получить доступ к сокровищнице знаний, ты бы занялся благотворительностью и поделился бы ими со всеми.
  Я украдкой перевела дух, а Глава опустился в кресло и устало прикрыл глаза ладонями:
  -Мне кажется, мы ведем пустые разговоры, Хранитель, - глухо проговорил он. - Мы углубились в какие-то дебри, ни на йоту не приблизившись к сути предмета...
  Он с легким укором посмотрел на призрака, который будто бы сдулся и уменьшился в размерах после кратковременной вспышки гнева.
  -Все верно, - пробормотал он, - мы совсем забыли про то, что ты принесла, девочка.Подойди сюда.
  Тепло от камина, разлившееся по комнате мягкими волнами, и монотонный голос старика. подействовали на меня умиротворяюще; я неожиданно пчувствовала, как проваливаююсь в дремоту. Приказ призрака выдернул меня на границу реальности, и я резко поднялась с кресла, покачнувшись от головокружения; затем, двигаясь, как во сне, я подошла к столу Главы. Обломок невиданного камня, лежавший на темном бархате, тускло сиял при свете ламп, переливаясь янтарно-желтым цветом.
  Головы Хранителя и Майнас склонились над ним, я же предпочла любоваться им, отодвинувшись на безопасное расстояние.
  -Да, - с трудом, как мне показалось, констатировал Хранитель, - это он. Как же я хотел ошибиться...
  -Как же так получилось, что у кого-то оказался обломок Камня-прародителя? - нетерпеливо спросил Глава, выпрямляясь в полный рост и не сводя глаз с загадочного предмета, - ведь, по твоим словам, Камня уже давно не существует- он рассыпался на самоцветы.
  Хранитель, сгорбившись, неподвижно застыл в воздухе, устремив остановившийся взгляд в одну точку.
  -Есть только одно объяснение, - хрипло проговорил он, - и я неистово желаю, чтобы оно оказалось неверным. Кому-то удалось восстановить Камень, собрав воедино самоцветы...
  
  *литовидение - способность литанээ "говорить" с камнями и "видеть" через них;
  **Хроники Камней - свод летописей, в которых запечатлена история литанээ, изложенная в виде легенд, мифов, пересказах реальных событий и домыслах;
  ***Забытые королевства - государства, существовавшие на четырех материках до прихода Великого Дракона; примерно за три тысячи лет до описываемых событий;
  ****понятия, тождественные раю и аду, соответственно;
  *****тайман - мелкий грызун, отличается ненасытностью и крайней прожорливостью, способен истреблять практически все на своем пути. аналог поговорки - "Выпустить джинна из бутылки".
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"