Кружнов Андрей Эдуардович: другие произведения.

Говорливый баран

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (Юмористический рассказ)
    Сантехник Федя, балагур и весельчак, становится вдруг настоящим театральным артистом. Но счастлив ли он? И почему судьба так порой жестоко поступает с человеком?..

Дорогой читатель, посетитель сайта!
 
Ты можешь купить сборник рассказов Андрея Кружнова "ЮМОРИСТИЧЕСКИЕ РАССКАЗЫ ОБ АКТЁРАХ, О ЛЮБВИ И ГЛУПОСТИ". На твой выбор предлагается сразу несколько интернет-магазинов как в России, так и за рубежом. Ты можешь заказать бумажный вариант книги, а можешь - электронный. Так же предлагаются и разные цены, в зависимости от формата и печати.
 
  'ОТ СКАЗКИ ДО ФАРСА'     'ОТ СКАЗКИ ДО ФАРСА' 'ОТ СКАЗКИ ДО ФАРСА'
         

ПРОСМОТР КНИГИ

 
Андрей Кружнов
ГОВОРЛИВЫЙ БАРАН
(Юмористический рассказ)
 

Свой путь в большое искусство Фёдор Семёнович Большаков выбирал не сам, он не стоял на перепутье, мучительно раздумывая над вопросом 'стоит или не стоит', не переписывал в два столбика все 'за' и 'против', он позволил судьбе взять его за шиворот и вытащить прямо на театральную сцену. Но обо всём по порядку.

До своего большого пути в искусство Фёдор Семёнович, вернее, тогда ещё Федя, работал сантехником в маленьком районном городке Лоснёвске. Он чинил унитазы, менял водопроводные трубы, ловко наворачивал паклю на резьбу, не отказывался, если давали на 'поллитру' и был душой компании, когда все работяги собирались в курилке, резались в карты и травили скабрезные анекдоты. Он в лицах рассказывал анекдоты про русских и чукчей, мог показать своих заказчиков, у которых только что менял кран или раковину, пересмеивал их манеры, что-то привирал, что-то преувеличивал, но всегда всё получалось очень смешно и его даже прозвали артистом. Этим прозвищем Федя гордился и порой сам подсказывал новичкам, как его следует называть.

К вахтёру Евсеичу иногда на работу захаживал внук, приносил ему кильку в горчичном маринаде, которую тот любил так же, как 'остограмиться перед обедом'. Внук, все его звали Кореш, был рыжий и весёлый, он играл на гитаре в городском саду на танцплощадке, поэтому считался продвинутой личностью и пользовался авторитетом у простых работяг. Правда, во время разговора их больше интересовало, сколько баб было у Кореша, скольких он успел 'шпокнуть' и есть ли шанс у простого сантехника подцепить на ночь 'классную чувиху'. Не надо забывать, что были времена Советского Союза, когда слово 'секс' и 'проститутка' считались нерусскими и ругательными.

Однажды Федя и Кореш встретились в курилке после обеда, когда хорошо осто-грамившиеся мужики хлопали костяшками домино об истёртый линолеум на столе, и над ними висело сизое облако папиросного дыма. Кореш встал напротив Фёдора, но крикнул почему-то всем мужикам: 'Мужики, кто за двадцатку дурью хочет помаяться?'. 'Мы тут все дурью маемся, - прохрипел ему кто-то под общий смешок. - Чего делать-то?'. После того как Кореш объяснил, что надо делать, все потеряли к нему интерес и продолжили забивать козла. 'Вона Федьку возьми, он у нас артист, ему на людях, что в рейтузах, что в каске - всё по барабану', - съязвил кто-то. Фёдор не воспринял это как оскорбление, снисходительно улыбнулся и ответил: 'А чего же отказываться, если приглашают. Искусство я люблю'.

А дело было вот в чём: к какому-то молодёжному празднику в городском саду готовили концерт. Этот концерт готовился для областного комсомольского начальства, поэтому все творческие силы Лоснёвска стягивались для одного мощного культурного удара. Тут был местный народный театр, детский хор и хор ветеранов, танцевально-акробатическая группа из спортшколы, вокально-инструментальный ансамбль 'Лоснёвские рассветы' с Корешом и ещё россыпь местных талантов. Группа Кореша должна была исполнять модную тогда песню Пугачёвой 'Арлекино' и для большего эффекта они хотели выпустить на сцену клоунов и силачей. Клоуны быстренько нашлись в народном театре, а вот с силачами вышла загвоздка, из спортшколы никто не хотел дурачиться перед земляками, а те кто хотел дурачиться по внешнему виду не подходили на эту роль. Федя Большаков был настоящей находкой! Небольшого роста, коренастый, с надутыми бицепсами, бычьей шеей и кривыми мускулистыми ногами. Кажется, он говорил, что в школьную пору серьёзно занимался штангой. На Фёдора надели полосатый костюм циркового борца, дали пенопластовые гири и показали что надо делать.

Во время концерта Федя старался сверх меры, бегал по сцене, размахивая гирями, вылезал на авансцену, хотя ему это было сторого-настрого запрещено, чтобы не перекрывать музыкантов и певца. Кореш во время номера, отвершувшись от микрофона, шипел, что он 'сукой будет завалит этого барана', но... Концерт начальству понравился, и федины неуклюжие шалости сразу же забылись. Вернее, не просто забылись, а стали предметом доброго зубоскальства.

Во время обширного банкета, который был дан для областного начальства, худрук народного театра пригласил Федю в свою труппу. Фёдор не стал противиться судьбе и решил, что если она даёт ему шанс, то было бы глупо им не воспользоваться. Молодой, говорливый, крепкий парень сразу же понравился артистам-любителям, тем более, что такого типажа в труппе не было.

Фёдор стал приходить на свою старую работу в галстуке и в белой рубахе, чем вызвал изумление мужиков и оторопь начальства. Перестал в обед со всеми выпивать, травить анекдоты и частенько заглядывал в книжный магазин неподалёку. Мужики решили, что он просто выделывается, и однажды по пьяной лавочке хотели ему накостылять. Подвернувшийся под пиво Кореш наплёл им, что ихний сантехник-артист влюбился в одну артисточку, всю из себя, мол, ищет к ней подкаты, но пока безрезультатно. Когда всё быстро и легко объяснилось стремлением к бабскому телу, мужики махнули рукой на Федьку и вывели свой неутешительный диагноз - пацан пропал.

Сколько бы этот 'актёрский бзик' длился неизвестно, но через два года жизнь парня сделала крутой поворот. Из соседнего райцентра в Лоснёвск приехал главный режиссёр городского профессионального театра Зигмунд Верховецкий. Он был в приятельских отношениях с худруком народного театра, поэтому попросился посмотреть у того молодых актёров для массовки в своём спектакле про Дон Кихота. Когда Верховецкий увидел на сцене скуластого крепкого, будто вытесаного топориком Федю Большакова, он даже подскочил на стуле: 'Это мой Санчо Панса! Отдай мне его, Христом богом прошу!'. Он тут же пообещал Фёдору дать однокомнатную квартиру и пригласил работать в профессиональный театр.

Фёдор не стал взвешивать все 'за' и 'против', написал заявление об уходе и тётке, у которой жил в квартире, сказал, что не собирается гоняться за синей птицей удачи, но если уж она сама летит в руки, то зачем швырять в неё камни.

Для начала молодого артиста поселили в общежитие от завода полимеров, дали подъёмные и в первый же день начали вводить на роль Санчо Пансы. Режиссёр был так очарован внешним обликом Большакова, что готов был терпеть его неумение говорить и держаться на сцене. Всю его текстовую роль сильно сократили, оставив незначительные реплики, чтобы не мучить слух искушённого зрителя. Фёдор как по команде улыбался, кланялся, бегал, падал, смотрел влево и вправо, чесался, пил, стучал себя по животу, взмахивал руками, фыркал губами, притопывал и даже громко икал, чем вызывал гогот публики. Бывшая любовница Верховецкого, а ныне просто заслуженная артистка Аида Салтанова сеяла за кулисами панику: 'Он сошёл с ума, посмотрите, кого он выпустил на сцену! Это же не артист, это механическая кукла!'. Но Верховецкий был и в самом деле загипнотизирован зрительским смехом и коренастым новичком, который, наверное, единственный изо всех артистов, кто даже морщил нос и моргал по команде режиссёра.

Иногда в театре бывает ситуация, когда очень сложно определить, получился спектакль или нет. С одной стороны публика смеётся и аплодирует, с другой стороны взыскательные театралы и заслуженные артисты недовольны, называют спектакль дешёвкой, сиюминутной халтурой, говорят, что режиссёр заигрывает с обывателем и опускается до пошлых приёмчиков. В такой щекотливой ситуации главный режиссёр театра, как правило, уверяет, что он протягивает руку зрителю, дабы затем поднять его до своих высот. Вот и сейчас, когда непрофессиональный, неопытный артист, как говорили в труппе 'мальчик с улицы', был сразу же поставлен на ведущую роль, главный режиссёр стал играть роль мудрого удачливого авантюриста, которого затерзали глупыми вопросами. 'Фактурный парень, ну что вы в самом деле! - Верховецкий пыхтел сигаретой и шагал по кабинету, где с серьёзными лицами сидели члены художественного совета театра. - У нас в сказках даже Ивана-дурака сыграть некому'. После этих слов Аида Салтанова поднялась с места во весь рост и произнесла: 'Неправда, Зигмунд Давудович, у нас есть молодые артисты, которые только что закончили театральное училище' - 'Это доходяги, а не артисты! - парировал Верховецкий. - А в вашем театральном училище их учили читать с выражением басни, а не проживать на сцене жизнь своего персонажа!' - 'Извините, но я сама закончила театральное училище...' - 'Я тоже, знаете, не на помойке нашёлся, - обрезал сразу же главный режиссёр. - Если вам не нравится наш театр, я вас не держу'. В общем, главный режиссёр одержал свою маленькую победу и с этого момента началась театральная карьера Фёдора Большакова.

Вернее было сказать, не карьера, а работа в театре, потому что через год Верховецкий улетел за синей птицей удачи на Сахалин, да так и остался там. Многие говорили, что изжила из театра его 'бывшая' Аида, мол, она несколько раз ходила к городскому начальству и требовала спасти театр, вырвать из рук пошлого непрофессионала. После отъезда Верховецкого спектакль про Дон Кихота убрали из репертуара.

Крупных и серьёзных ролей наподобие Санчо Пансы у Фёдора Большакова больше не было. С тех пор ему приходилось играть только в детских спектаклях да и то лишь в эпизодах. Чаще всего эти спектакли игрались не на основной театральной сцене, а где-нибудь на выездах в холодных сельских клубах, в детских садах или в школьных спортзалах. Кто-то Фёдора жалел, кто-то подсмеивался над ним, а кто-то издевался и хамил в лицо. Как правило, хамили молодые артисты и заслуженные: молодые считали, что за ними будущее, а заслуженные были уверены, что держат в руках настоящее. Тётушки из гардероба и с вахты его жалели, а подсмеивались над ним монтировщики и рабочие сцены. 'Федька, иди к нам в монтировщики, - балагурили они, растаскивая декорации после спектакля. - Хватит уже кроликов играть. Здоровый мужик, в штанах вон дети пищат, а прыгаешь по сцене в колготах, как пидорас какой-то'. Но в характере Фёдора было ещё и упрямство, наверное, воспитанное в деревенском детстве тяжёлым и монотонным трудом. Хотя многие называли это твердолобостью: Федя мог посмеяться над самим собой, на насмешки он никогда не обижался, или устало отмахнуться, но все знали, что и завтра, и послезавтра, и через месяц он будет прыгать зайчиком в этих дурацких полинявших лосинах, так же будет в стареньком автобусе после спектакля жевать ливерную колбасу вприкуску со сгущёнкой и рассказывать анекдоты про русских и чукчей...

И вот, как пишут в голливудских фильмах, прошло двадцать пять лет. Федя превратился в артиста Фёдора Семёновича Большакова, его сверстники актёры либо стали заслуженными, либо спились и были уволены, либо уже давно поменяли профессию и ушли кто в бизнес, а кто на госслужбу. Но в жизни Большакова не произошло серьёзных изменений. Он по-прежнему играл небольшие роли, чаще всего в сказках. Роли для него подбирались безсловесные или с незначительным количеством букв, так как в театре сложилось устоийчивое мнение, что Большаков глуп и косноязычен. Когда после спектакля в каком-нибудь полуразвалившемся клубе Фёдор Семёнович залезал в театральный 'пазик', подсаживался к молодым артистам и начинал рассказывать анекдоты про чукчей или смешные истории из своей дотеатральной жизни, молодёжь закатывала глаза к потолку и тяжело вздыхала. Если Фёдор Семёнович не пересаживался, молодёжь сама потихонечку рассасывалась по автобусу, и Большаков оставался один смотреть в забрызганное грязью стекло на развороченную непогодой российскую грунтовку... Когда в театре о ком-то создаётся плохое МНЕНИЕ - разрушить его бывает практически невозможно! Хоть присуждайте несчастному нобелевскую премию, хоть снимайте его в Голливуде, всё равно за спинами будут шептать, что это плохой артист и все его награды это блат и деньги. Большакова за глаза прозвали 'чемоданом' и дружить с ним было признаком дурного вкуса. И трудно было понять, почему же сам Фёдор Семёнович не обижается на молодёжь, не требует у начальства дать ему заслуженного артиста, не выбивает у режиссёров главных ролей, не стучит себя в грудь кулаком, провозглашая: 'А ты знаешь, какой артист во мне умирает, а? Гигант!'. Ничего этого он не делал и не говорил.

Два раза в месяц после небольшой зарплаты и скромного аванса Большаков заходил в книжный магазинчик и покупал книжки, как правило, в твёрдых переплётах с золочёными вензелями, в каких обычно выходят произведения классиков литературы. Об этом в театре узнали от гардеробщицы, дочь которой сидела на кассе в этом самом магазинчике. 'Ну, правильно, самообразовывается, - рассуждал начальник вахтенной службы. - Только уж теперь ничем не поможешь. Смолоду учиться надо'. На театральных банкетах Фёдор Семёнович бывало читал стихи известных поэтов, когда поднимался из-за стола с бокалом для тоста. Все томительно ждали, когда он закончит, перешёптывались и украдкой бросали себе в рот кусочки сыра и колбасы.

Личная жизнь Фёдора Семёновича в театре никак не складывалась, при виде такого низкорослого партнёра женщины снисходительно улыбались или же высокомерно смотрели поверх него. За пределами театра с женщинами Большаков замечен не был. Однажды, правда, у него чуть было не вспыхнул страстный роман с одной приезжей травести, которая в театр так же как и Фёдор Семёнович пришла из самодеятельности. Но она вовремя опомнилась и укатила в северную столицу по приглашению какого-то главного режиссёра, где вскорости и вышла замуж. Её фотографию Большаков увеличил и повесил у себя над столом в гримёрной, где внизу на глянцевом уголке подписал: 'Судьбе противиться не надо - лишь терпеливых ждёт награда'.

И вот через двадцать пять лет безупречной службы в театре за Фёдором Ивановичем стали замечать некоторые странности, он вдруг во время спектакля самовольно подходил к авансцене и начинал общаться со зрителями. Делал он это не выходя из образа, поэтому зрители, как правило, ничего такого не замечали. Сначала помощники режиссёра закрывали на это глаза, списывая всё на 'одичание и врождённый дебилизм' несчастного. Но однажды их терпение лопнуло, и вот как было дело.

В одном из сельских клубов игралась очередная сказка про то, как кот, петух, баран и собака сбежали от своих жадных хозяев в лес, постороили на полянке избушку и стали там жить самостоятельной и счастливой жизнью. Фёдору Ивановичу досталась роль барана: в грузном каракулевом полушубке с массивной бараньей головой из папье-маше и фанеры он больше походил на астронавта из фантастического фильма, который прилетел с далёкой планеты и сейчас, тяжело ступая по сцене, хочет что-то важное рассказать землянам. При появлении на сцене барана обычно беспокойная детвора замирала. Большаков относил это к своему талантливому исполнению роли, и ещё более грузно шагал по сцене, широко расставляя руки и ноги. 'Это что за терминатор! Что за биоробот с планеты уродов! - неврастеническим шопотом орал за кулисами актёр Саульский, который играл собаку. - Тоня! ? шипел он в ухо растерянной 'помрежке'. - Или ты пишешь на него докладную на имя главрежа, или я пишу докладную на тебя!'. Когда Большаков ввалился в кулисы в перерыве между эпизодами, к нему подбежала Тоня и начала слёзно умолять его не ходить по сцене как терминатор: 'Иначе Саульский обещался написать докладную. Вы ведь знаете, он может'. Фёдор Семёнович сдвинул брови и пятернёй вытер потный лоб под фанерным шлемом: 'Собака она и есть собака. И сам не ест, и другим не даёт. Эх! Догадал же меня чёрт родиться в России с умом и талантом!', - процитировал в финале он Пушкина и вновь затопал на сцену. Сам эпизод, на который он вышел, был совсем крохотный - баран выскакивал на заснеженную поляну в поисках кота, который ушёл на охоту да так и не вернулся. Баран вглядывался в тёмный зал, озирался по сторонам, но, никого не увидев, скакал дальше в противоположные кулисы. В общем, весь эпизод занимал от силы секунд тридцать-сорок, но на этот раз всё пошло по другому: баран вышел и вдруг - сел на край авансцены! Вместо того чтобы вглядываться в темноту, он задрал огромную голову в потолок и стал мечтательно разглядывать воображаемое звёздное небо. 'Сегодня всё небо усеяно звёздами, как новогодняя ёлка, - загудел из своего фанерного шлема баран, - когда я гляжу на звёзды, я представляю себя маленьким принцем, который живёт во-он на той самой яркой звёздочке!.. - он показал рукой вверх и все дети тоже задрали головы. - Если бы у меня была ракета, я бы, наверное, облетел все звёзды, чтобы посмотреть, где живут самые счастливые люди. Я знаю, например, что на одних планетах растут конфетные деревья и с небес льётся леденцовый дождик, а на одной большой-пребольшой планете живёт одинокий дракон, который очень любит играть в прятки. Вы ведь тоже любите играть в прятки?' - спросил баран у детей и тут же услышал громкое многоголосое 'да'. 'Когда-то у меня было очень много друзей, таких же баранов, как и я, - продолжал Большаков, - но потом они мне надоели и я попал к людям. Теперь, скажу вам по-секрету, мне надоели и люди. Поэтому я сбежал в лес. Здесь можно просто сидеть и смотреть на звёздное небо...'

За кулисами в это время творилось что-то невообразимое: Тоня с всклокоченной головой, чуть ли не вылезая из-за портала на глаза зрителей, уже в полный голос умоляла Большакова покинуть сцену; монтировщики ржали до слёз, подначивая Семёныча продолжать дальше, а артисты Саульский и Бабков, то есть собака и петух, крыли трёхэтажным матом этого 'недоноска из народного театра', этого 'тупоголового мудака из художественной самодеятельности' и грозились задушить его голыми руками сразу же после спектакля. Эпизод длился уже минут десять и неизвестно сколько бы ещё он шёл, если бы на сцену не выскочили собака и петух. 'Эй, баран, - крикнул петух, хлопая крыльями, - полетели, за тобой уже звездолёт приземлился!'. Баран искоса глянул в сторону, но так и не пошевелился. 'Ты что не видишь, у него же ноги отмёрзли!' - догадалась собака и они, подхватив под руки неуклюжего барана, поволокли его за кулисы. По дороге баран потерял одну из своих кожаных чуней, за которой, стелясь по полу, проползла помрежка Тоня и вновь исчезла. В зале стояла гробовая тишина, потому что дети ни на минуту не засомневались, что в этой сказке именно так и должно быть, из-за кулис они услышали только голос собаки, который доносился как будто бы издалека: 'Прощай, бара-а-ан!.. Не забывай нас на своём Ма-арсе-е-е!..'. До конца спектакля барана на сцене больше не видели.

Потом были разбирательства у главного режиссёра, докладные директору, угрозы лишить его премии, злобные перешёптывания за спиной, но Фёдор Семёнович держал себя снисходительно и просто, а на все упрёки отвечал: 'В тот день был очень контактный зал. Я зацепил их и потащил в сказку'. 'Вы слышали, что сказал этот гуманоид? - возмущалась на худсовете Аида Салтанова. - Он потащил их в сказку! В жопу он их потащил! Я не понимаю, как можно было столько лет держать в театре такого дебила!?'.

Несмотря на инцидент, никто Фёдору Семёновичу не предлагал уволиться, просто он сам как-то зашёл к директору и тихо положил заявление на стол: 'В принципе мне всего год до пенсии, - пробормотал он, - но я уж лучше где-нибудь в другом месте...' И Фёдор Семёнович исчез. Исчез не только из театра, но и из города, где была его однокомнатная холостяцкая квартира.

Через год по театру прошёл слух, будто Большаков устроился в другой театр, что был в соседней области, поменял туда квартиру и женился на пенсионерке. Другие говорили, не женился, потому что стал сильно занят в репертуаре, играл большие и серьёзные роли, например, капитана Блада, толстяка Ламме из 'Тиля Уленшпигеля' и ещё что-то из Шекспира. Третьи говорили, что он снялся в хорошем фильме, но на съёмках потерял зрение и умер во время операции, и уже посмертно получил премию за лучшую мужскую роль на каком-то фестивале. Что здесь было правдой непонятно, зато каждый мог выбрать себе самую красивую версию и рассказывать её новичкам и молодым артистам. 'Мда, хороший был человек, - говорил начальник вахтенной службы молодым актёрам, которые заходили к нему вскипятить чаю, - и артист был хороший! Не то что эти - ходят морду воротят, ни здрасьте, ни до свидания. Если помер, душа его за все муки в раю должна быть. Господи, помилуй душу мою грешную!' - вздыхал он и крестился, глядя сквозь заиндевевшее окно на порхающие в воздухе снежинки.

 

Кружнов Андрей Эдуардович
e-mail: andrey6202@mail.ru;
site: http://www.a6202.ru

Вся информация охраняется законом об авторских правах и может быть использована только с разрешения автора и с указанием на источник.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) С.Юлия "Иллюзия жизни или последняя надежда Альдазара"(Научная фантастика) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера."(Боевое фэнтези) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) О.Гринберга "Драконий выбор"(Любовное фэнтези) Д.Лебэл "Имплант"(Научная фантастика) Д.Деев "Я – другой 2"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Ворожея. Выход в высший свет. Помазуева ЕленаОтдам мужа, приданое гарантирую. K A AКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарНевеста двух господ. Дарья ВеснаТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Песнь Кобальта. Маргарита ДюжеваОсвободительный поход. Александр МихайловскийКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаПодари мне чешуйку. Гаврилова Анна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"