Ружанская Марина: другие произведения.

Расправить крылья

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
  • Аннотация:
    ОБЩИЙ ФАЙЛ. РОМАН ЗАВЕРШЕН, ЧАСТЬ ТЕКСТА УБРАНА - НАХОДИТСЯ НА ПРАВКЕ ^_-
    Проба пера ака первый литературный опус. Сказка о любви...
    На что пойдет Повелитель демонов, чтобы отсрочить или вовсе отменить пророчество о своей погибели?.. И что делать юной ангелессе, когда земля уходит из под ног, а ты остаешься в одиночестве среди врагов? Как выжить, если ты существуешь лишь по прихоти темного Владыки, не зная, чем обернется следующий день? Просто жить, как умеешь... а время покажет, куда заведет извилистая тропка Судьбы...


РАСПРАВИТЬ КРЫЛЬЯ

  
   Этот роман подарок на шестнадцатилетие любимой сестренке - Насте, которая так любит Крылатых!
   С Днем Рождения!
   --------------------------------
  
   Игры с судьбою смешны и пусты -
   Мы за собою сжигаем мосты.
   И неизменно во все времена
   Только любовь миром править должна. (1)
  
   ГЛАВА 1
  
   В широком плетеном кресле, закинув на полированный столик ноги в узких брюках и высоких сапогах, сидел молодой мужчина. В одной руке он покачивал узкий бокал с красным, почти черным от насыщенности вином, а свободной чертил в воздухе отливающие зеленью черные символы. Лишь ему понятный замысловатый узор.
   Терраса, где расположился мужчина, выступала козырьком над ниспадающим водопадом, и, казалось, плыла в молочно-голубом тумане, раздробленном миллиардом маленьких радуг. Рев падающей с пятисотметровой высоты воды сюда не долетал - звукоизолирующее заклинание куполом обрамляло навес, не позволяя шуму проникнуть в святая святых.
   Навес - хитрая конструкция из металлических стержней, опор и карнизов, закрытых стеклом, кусочками гранита и парусиной. Пол из прозрачного горного хрусталя поражал чистотой отделки, а вид сквозь него, заставлял замереть сердце и забыть, каково это - дышать. Все вместе создавало причудливую конструкцию гениального (или безумного?) архитектора, которая пугала и притягивала одновременно.
   Внезапно царившее безмолвие нарушила сдавленная брань за дверью. Мелодичный, больше похожий на женский, голос, пересыпая речь угрозами, требовал:
   - Мне необходимо срочно увидеть Повелителя!
   - Господин работает. Приказ - никого не пускать.
   - Это я-то никто?! - рявкнул возмущенный собеседник. - Я - второй после Повелителя демон, а ты - ничтожный, пыль под моими сапогами. Я даже наступать на тебя побрезгую. Пошел вон!
   За дверью послышался шум борьбы и грохот упавшего тела. Через несколько мгновений дубовая дверь открылась так легко, словно была картонным муляжом в труппе бродячих комедиантов.
   В зал, "подметая" пол белоснежным плащом, вошел высокий, жилистый парень. Длинные светлые волосы его разметались по плечам, покрыв пушистой куделью острые плечи, женоподобная фигура была облачена в ткани ярчайших расцветок и увешана всевозможными браслетами, цепями и кольцами.
   - Михаэль, я просил несколько часов меня не беспокоить, - спокойный, с едва заметными нотками угрозы, голос внезапно развеселился: - Что я вижу! Нашел очередную "единственную навеки" любовь?
   - Не всем же пять лет одну фаворитку в постели держать, знаешь ли! - Возмущенный блондин прищелкнул пальцами, возвращая себе нормальный вид и без паузы объявил: - У них появилась Светлячок.
   Сложный узор, любовно выплетаемый почти четыре часа, осыпался сухой сосновой иглицей.
   - Светлячок, говоришь... - медленно произнес демон, будто пробуя на вкус каждую букву. Пафосно-почтительная официальная "должность" - Несущая свет - ему тоже не нравилась. Другое дело - жук-светляк! -Когда?
   - Давно, - ответил собеседник, вальяжно располагаясь в кресле напротив. - Но в этот раз все держалось в таком секрете (представь, они это сумели!), что мы смогли узнать только сегодня. Через несколько дней уже будет Посвящение и... сам знаешь.
   - Знаю, - в угольно-черных глазах не было ни капли испуга, а на губах мелькнула злая улыбка. Взбудораженный известием Повелитель провел пятерней по волосам, растрепав до того аккуратно собранные в хвост черные волосы.
   Как вовремя! Больше триста лет ожидания и такая удача! Возможно некоторые пункты плана придется подкорректировать, но в целом все готово к приему высокой гости. Светлячок-светлячок - прилетай на огонек...
   - Чему так радуешься? - искренне удивился блондин. С его точки зрения в этой ситуации могла быть любая эмоция: злость, досада, недовольство - но не такое искреннее ликование... Что-то новенькое!
   Повелитель ответить не соизволил, показушным жесток складывая ладони домиком, между которыми тут же сгустилась тьма, медленно обретая форму, как у стряпухи, ловко лепящей из податливых кусков теста кренделя и шанежки. Спустя пару минут черный туман обернулся узким браслетом-змеей с рубиновыми глазами. Мужчина полюбовался украшением, резко встал, направляясь к выходу, и приказал:
   - Найди Шанти подстраховать портал. Немедленно.
  
  
   Через полчаса, в опустевший зал проскользнула закутанная в черный плащ фигура.
   - Господин?.. - опасливый шепот раздробился мозаикой эха, заметался по углам и щелям, будто испугался сам себя.
   Посетитель суетливо осмотрелся, прошелся по залу и остановился у стола. Помедлив, протянул руку к недопитому бокалу с вином... как вдруг, восторженно охнул: "Какая удача!".
   Пользуясь кинжалом, незнакомец сгреб на подставленный пергамент черные иголки заклинания и так же быстро и осторожно выскользнул за дверь.
  
  
   Церемония второго совершеннолетия и Посвящения Свету обычно проводилась в Облачном дворце, где проживал Повелитель Света - Владыка Айрэл. Там же проходили собрания Старейшин - двенадцати сильнейший архангелов Светлого Града.
   Дворец был великолепен: просторные, величественные залы, залитые солнечным светом, украшенные портиками и колоннами из белого алебастра и золотистого янтаря, великолепные фонтаны и мраморные статуи. Но не менее прекрасны и его обитатели - крылатые совершенные создания - ангелы.
   Казалось бы - живи и радуйся. Вот только на любой плюс найдется и свой минус. Не зря люди любят складывать несопоставимое, искать противовесы всему, на что падает любопытный взгляд: тьма и свет, зима и лето, ночь и день. Так же и разделенный на две половинки мир Эдемос (2). На южном полушарии - Парящие острова, вечное лето и ангелы; на другой - Темной половине - суровые северные горы, вересковые пустоши, вулканы и... демоны.
   Извечные непримиримые враги.
   Не проходило, пожалуй, месяца, чтобы с границ не поступали скорбные вести: "Очередная стычка с темными, убито столько, ранено столько-то". Даже в самом Граде не было спасения: темная магия, взрывы, похищения и убийства ужасали мирных горожан своей жестокостью и изуверством. И это - в столице! Что уж говорить о столкновениях в иных мирах по которым путешествовали как светлые, так и темные, приумножая мощь Отца-Света и Матери-Тьмы.
   Элиза зябко поежилась и обхватила плечи ладошками: тонкая шелковая туника не защищала от подземных сквозняков, струями-руками проникавших под церемониальное одеяние и холодом пробиравших до костей. Или это просто нервная дрожь, от которой зубы выстукивают чечетку? Пожалуй, второе... И повод есть: в этом году, вдруг за полчаса до начала Церемонии юных ангелов телепортом переправили в Солнечную пещеру, в которой Посвящение проводилось во время особо ожесточенных войн с демонами.
   В просторном, но мрачном подземелье, с нависающими над головой фиолетовыми сталагмитами, царил полумрак. И хотя изумрудный лишайник на стенах давал мягкий приглушенный свет, а дополнительно в пещере были расставлены треноги, в которых поддерживался огонь - освещения все равно не хватало. К тому же предчувствие чего-то страшного и неминуемого не отпускало ее с самого утра.
   "Ох, поскорей бы все закончилось", - нахмурилась девушка и тут же фыркнула: "Глупость какая! В такой день веду себя словно древняя бабка, которой в каждой тени мерещатся демоны".
   Сегодня один из важнейших дней в ее жизни - Второе совершеннолетие. Сегодня она, как и каждый из молодых ангелов, наконец получит доступ к Источнику магии Света. И крылья! Но никто не знает, будут ли они серыми, синими, травянисто-зелеными, белыми... У каждого ангела свой собственный цвет перьев, кроме черного, конечно. Черных крыльев не бывает. Ведь Тьма не умеет летать - это известно даже детям. Да что за напасть?! Вновь мысли на мерзость всякую перескакивают. Надо брать пример с Касси"...
   Девушка покосилась на стоящую рядом Кассандру. Подружка была безумно счастлива и без умолку трещала, рассказывая не то сама себе, не то неким безликим слушателям о своих впечатлениях. Точнее вслух гадала, какие крылья ей достанутся и будет ли подходить цвет к ее глазам.
   Элли не сдержала улыбку: с недавних пор Кассандру очень сильно занимала внешность. Точнее с того времени, как девушка обнаружила, что давний друг по детским играм уже далеко не "просто Романд" и теперь всеми правдами и неправдами старалась обратить на себя внимание парня.
   Почти не слушая названную сестренку, Элиза изредка поддакивала и кивала ей, на деле погруженная в собственные невеселые раздумья. После получения крыльев, а значит и доступа к магии, юноши и девушки зачислялись в Академию, где решалась их дальнейшая судьба. Получит ли молодой ангел возможность путешествовать по иным мирам, неся Свет другим существам в качестве воина, целителя, амура, музы (ангельская магия разнообразна, а каждая светлая душа увеличивает мощь Истинного Света), либо... останется в Небесном граде обычной булочницей, швеей или архивариусом, в одной из небесных канцелярий, смахивая пыль с бесчисленных томов и свитков.
   Последний вариант относился как раз к ней, - со вздохом подытожила Элли. Непоседливая, невнимательная девушка никогда не была любимицей учителей, в отличие от той же Кассандры.
   "А как было бы здорово, - размечталась она, - в небесных одеждах музы награждать вдохновением измученного творческой бессонницей поэта. Или перед Престолом Света соединять любящие сердца молодоженов"...
   Тем временем в зале собрались Старейшины. Одиннадцать архангелов выстроились полукругом возле Источника. Следом явилась и глава Совета - Ингрид Пламенеющая, чьи багрово-красные крылья, на пару с премерзким, более подходящим злобной демонице характером, давно стали притчей во языцех.
   Последним в зал вошел Повелитель света - Айрэл Исцеляющий.
   Надтреснутый старческий голос разнесся по подземелью - Владыка приветствовал Старейшин и юных ангелов. Сухая фигура некогда высокого, невероятно красивого мужчины ныне вызывала лишь жалость: желтоватая кожа, покрытая пигментными старческими пятнами с синими прожилками вен, пару тысячелетий назад ярко-синие, а ныне выцветшие слезящиеся глаза, клочковатые седые волосы.
   Повелитель сел в высокое кресло-трон и подал знак начала церемонии. Вперед вышла великолепная Ингрид и развернула свиток с именами юных ангелов.
   Первой к Источнику вызвали потрясающе красивую девушку - Лайду, уже после первого совершеннолетия ставшую предметом постоянных распрей между парнями. И это при том, что некрасивых ангелов не бывает. Как, впрочем, и демонов. Это - нонсенс! Выражения: "ангельская внешность" и "демонически красив" в иных мирах уже давно стали привычным оборотом речи.
   Кипенно-белый туман, клубящийся в чаше, окутал ноги изрядно трусящей девушки, щекоча босые ступни и икры. Ингрид, которая вот уже несколько столетий проводила Посвящение вместо Повелителя, взошла на подвесной мостик над чашей Источника:
   - Лайда, принимаешь ли ты Дар Истинного Света?
   - Да.
   Старейшина строго кивнула, принимая ответа, а Элли вдруг поймала себя на том, что неосознанно морщиться. Пустая ритуальная фраза. Раздражающе бессмысленная. Можно подумать, что кто-то откажется! Скажет: "Нет, не принимаю. И вообще: что я тут делаю"?
   Старейшина тем временем строго кивнула и резко взмахнула крыльями. Будто по команде белое марево поднялось вверх и окутало девушку коконом, повторяя изгибы девичьего тела... с лебедиными крыльями. Через минуту туман опал, будто молочная пенка в подойнике и в Источнике осталась Лайда с великолепными нежно-салатовыми крыльями.
   Один из Старейшин вышел вперед, помогая девушке выйти из Источника, а Ингрид вновь развернула свиток:
   - Керен...
  
  
   Уставшая Элиза прислонилась к щербатой колонне - гудящие ноги будто налились свинцом, а присесть как назло было некуда, да и не положено. Вот так, по закону подлости она точно окажется последней. Даже Кассандра уже получила нежно-кремовые крылья, так идущие к ее золотисто-каштановым кудрям.
   Наконец, когда из бескрылых осталась лишь Элиза, Пламенеющая скатала уже ненужный свиток и торжественный голос женщины разнесся по залу:
   - И сегодня, впервые за триста лет, Посвящение пройдет Несущая свет!
   Элли удивленно заморгала: "Несущая свет?! Как здорово! Интересно и кто же это"?! И едва не начала оглядываться, пытаясь разглядеть мифическую девушку, как заметила сосредоточенные на себе несколько десятков взглядов и замерла, пораженная догадкой.
   Поднявшийся следом гвалт оказался сравним разве что с птичьим базаром, когда на занятый чайками утес наведывается наглая воробьиная стая. Эту историю знали все.
   Около тысячи лет назад, во время Великой войны с демонами, светлые понесли слишком большие потери. Уничтоженные города, почти треть погибших и... как апофеоз - стадная паника, начавшаяся, когда Повелителю Тьмы удалось наложить на Владыку Света проклятие, отнимающее молодость и силу. Казалось, дни Небесного града сочтены и дело лишь за малым. Этим малым - стало созданное Оракулом Пророчество и появление первой Несущей свет, девушки с серебряными крыльями. Которая, согласно, предсказанию могла и должна была погубить Владыку демонов.
   И что же? Одна из самых неприметных учениц, совершенно обычная, неуклюжая девушка... И это она - Элли - та самая...
   "Но как же, - недоумевала ангелесса, - Несущих свет обнаруживают еще в детстве, при рождении. Селят во дворце, охраняя как сокровище, а уже с первого совершеннолетия начинают подготавливать к Посвящению... если успевают, конечно. Половина среброкрылых даже не успела заговорить - демоны не сидят сложа руки... После создания пророчества Несущие свет рождались каждое столетие, но последняя родилась почти триста лет назад... Последняя ли"?
   - Элиза?.. - настойчивый голос Ингрид возвратил оторопевшую Элли в реальность. Повинуясь жесту Старейшины, но так и не веря в реальность происходящего, она вошла в Источник, на удивление теплый, будто парное молоко. - Ты принимаешь этот Дар?
   Взгляд упал на бесстрастного, даже безразличного Владыку Айрэла и девушка прикусила пересохшие от волнения губы: "Что я здесь делаю? Зачем мне это! Этого просто не может быть"?!
   - Несущая Свет - ты принимаешь этот Дар?
   - Д-да.
   Прохладные ладони Ингрид легли на лоб и уже через пару мгновений мягкий туман окутал девушку, сливаясь с ней в одной целое. А заливший зал радужный столп света, заставил всех окружающих прикрыть глаза.
   Такого восторга Элли не ощущала никогда. Непередаваемая нежность, тепло и радость. Казалось, еще чуть-чуть и она поймет нечто новое, узнает какую-то необыкновенную тайну. Только нужно дотянутся во-он туда. Свет заливал все вокруг. Она сама стала этим светом. Еще чуть-чуть и... Наполнившая девушку сила отхлынула, оставив в душе покой и умиротворенное счастье...
   - Отлично!
   Стоящих вокруг девушки Старейшин разметало сухой осенней листвой. Матово-черный браслет сухо щелкнул на тоненькой руке, тут же слившись с кожей. По телу Элли прошла судорога: будто тысячи иголок вонзились в самые чувствительные точки. Невыносимая боль от чужой темной магии, проникающей в кровь, электрическими разрядами сотрясала тело. Голова разболелась так сильно, что казалось, череп сейчас лопнет, как переспевший арбуз. Рука с браслетом и вовсе онемела, будто ее отрезали.
   Через силу открыв глаза Элли увидела высокого смуглого мужчину, который с презрительной усмешкой наблюдал за упавшей на колени девушкой.
   - Конрад! - ненавидящий крик Ингрид разнесся по залу пожарным набатом.
   Его портреты были во всех учебниках по истории, лубочные или пергаментные копии которых - красивого темноволосого мужчины с жестким, даже жестоким взглядом - несмотря на расовую неприязнь, некоторыми особо впечатлительными девушками хранились в укромных местах вроде подушки.
   Однако представить Повелителя демонов вот так запросто присутствующим здесь - на Посвящении... это было похоже на кошмарный сон. Реальность оказалась страшнее.
   Верховный демон убедился, что его увидели и мало того, опознали, отвесил шутовской поклон в сторону Старейшин и еще один в сторону Айрэла и Ингрид:
   - Да, миледи?
   В ответ по залу разлилось молочно-белое сияние - запоздалая атака Светлого Владыки... слишком запоздалая и слишком слабая. Как и предполагалось.
   Через мгновение к нему присоединилась Ингрид, которая, шатаясь, отцепилась от противоположной стены зала, куда ее отбросила атака демона.
   Конрад отмахнулся от них не глядя, словно от надоедливых мух. Разве что скрученной газеткой не припечатал. Чернота окутала поток света и поглотила, растворив в себе, но не исчезла, а метнулась к Айрэлу и Пламенеющей, создав вокруг Повелителя и Ингрид энергетическую клетку. Где-то минуту продержится - а больше и не надо. Дезориентированные, обессиленные неожиданной атакой остальные Старейшины опасности пока не представляли.
   Из-за колонн опасными, непредсказуемыми тенями скользнули фигуры с оружием в руках, а то и лапах, под предводительством златокудрого демона сжимая кольцо вокруг испуганно сбившихся ангелов. Испуганные девушки кричали, пытаясь укрыться за сталактитовыми колоннами, кто-то потерял сознание. Некоторые из парней, кто похрабрее, пытались сражаться, неумело взывая к обретенной магии. Но в итоге лишь поплатились за собственную глупость: демоны не церемонились с нахальными малолетками.
   Ухмыльнувшись Айрэлу и Ингрид, с ненавистью глядящим сквозь прутья клетки на извечного врага, Конрад схватил стоящую на коленях Элизу за шиворот тонкой, но прочной туники и потянул за собой в открывшийся портал. Бессильно обвисшие серебристые крылья нового, но недолговечного Светлячка двумя тряпками волочились вслед.
   Что было дальше, девушка не видела, на беду или к счастью потеряв сознание.
  
  
   Ни один уважающий себя демон не станет жить в темном подвале с летучими мышами, грязной паутиной и прочими "истинно демоническими" атрибутами, которые так щедро приписывают им светлые. Тем более Повелитель Тьмы, который превыше всего ценил уют и комфорт.
   Рабочий кабинет Владыка обставил массивной и очень роскошной мебелью - дорого, но со вкусом. Как то: гладко отполированный чайный столик, старинное бюро с множеством ящичков, книжный шкаф из красного дерева во всю стену, заполненный книгами и свитками, мягкие кожаные кресла, стол с дубовой столешницей и огромный камин в стене, на котором красовались массивные бронзовые канделябры. На особом месте стояло старинное двухметровое зеркало в серебряной оправе.
   Сейчас зеркало тревожно мерцало и переливалось всеми оттенками синего спектра: от бледного амианта до насыщенного индиго. Словно поздний гость в ненастную погоду, который настойчиво и безнадежно стучит в ворота, даже зная, что сторожа давно спят в пьяном угаре.
   Повелитель тоже это знал. Удобно устроившись в кресле он раз за разом довольно щурился и одобрительно поглядывал на стекло. Какая поразительная настойчивость: пятая попытка за три часа!
   Ну, пожалуй, хватит.
   Неторопливо поднявшись, мужчина подошел к зеркалу и открыл проход. Посторонился. Стекло зло плеснуло синью и растеклось к краям аквамарином - в лицо дохнуло сырым морским воздухом. Где-то там по ту сторону зеркала бушевала буря, принеся с собой соленые брызги волн и невысокую пухленькую фигурку в шерстяном плаще.
   Даже не поздоровавшись, незнакомка откинула капюшон, нервно пригладила спутанные каштановые пряди и со злостью спросила:
   - Зачем она тебе, Конрад? Чего ты добиваешься?
   - Оракул. Приветствую, - мужчина скривил губы в издевательской улыбке. - Прошу - присаживайтесь. Вы всегда почетный гость в моем скромном жилище.
   - Не паясничай!
   - Почему нет? Ведь это все благодаря вам и... вашему пророчеству, Оракул.
   - Замолчи! - женщина прикрыла чуть раскосые, непривычно разноцветные - один синий, другой карий - глаза, задумчиво потеребила пальцами край плаща. - Конрад, ты же не можешь быть так жесток?.. Эта девочка не заслуживает твоей мести. Отпусти ее. Неужели для тебя она просто игрушка?
   Конрад также безмолвно раздавил в пепельнице окурок и, резко встав, отошел к окну. За витражной мозаикой стекла шелестела зеленая дубрава, чуть левее которой переливалось синью озеро, а у самого горизонта блестели на солнце снежные верхушки гор.
   - О, сестренка, - сказал демон, - гораздо больше чем игрушка. Ты и представить себе не можешь насколько.
   - Это браслет?
   - Нет, он всего лишь один из инструментов, - мужчина загадочно улыбнулся. - На деле все будет гораздо веселее. Поверь, у меня хватит фантазии, чтобы как следует развлечься.
   - Развлечься?.. Ты - жалкое чудовище! - заорала взбешенная провидица. - Мерзкий монстр, который...
   - Наэла, - прервал женщину Конрад, - сейчас я притворюсь, что ничего не слышал. Но еще одно слово в подобном тоне и ты пожалеешь, что так настойчиво набивалась в гости. Очень сильно пожалеешь.
   В тоне мужчины не было даже тени угрозы - наоборот, и голос и вид Владыки был сама любезность и учтивость, но женщина побледнела и, упрямо вздернула подбородок:
   - Ты меня запугиваешь?
   - Конечно же, нет, - рассмеялся Повелитель, словно услышал забавную шутку. - Зачем тратить слова на угрозы тому, кто не сможет сделать ровным счетом ничего. На всякий случай могу повторить, если ты не понимаешь с первого раза: ни-че-го! Так есть ли смысл у твоих патетических восклицаний?
   - Вот как... - Наэла опустила голову и накинула капюшон. Даже не видя выражение лица, в движениях женщины чувствовалась обида и горечь.
   Уже держась за зеркальную рамку портала она на мгновение повернулась:
   - И не надейся, Конрад. Мои предсказания сбываются всегда.
   Оставшись один в комнате, Повелитель чуть помедлил и, создав короткий телепорт, шагнул в другой зал.
   Большая пещера из темно-красной яшмы, казалось, была покрыта разводами - потеками застывшей крови. Ничего лишнего: овальное помещение, жертвенный камень с желобами-стоками для крови, защитные контуры на стенах и невероятно сложные, идеально вычерченные вручную пентакли на полу и потолке.
   Никакой древности и пыли - все новенькое, специально подобранное для одной единственной жертвы. Жертвы добровольной, отдающей жизнь и душу своему палачу только по собственной воле. Поэтому не было ни цепей, ни веревок, должных держать отправленную на заклание в смирении.
   Бездумно, медленно он приложил руку к холодной поверхности камня, словно впитывая его яростную силу и прищелкнул пальцами создавая дрожащий серебристый овал "Зеркала видуньи". Раскурив новую сигарету, он уселся на край жертвенника и с наслаждением выдыхая крепкий дым, едва слышно произнес:
   - Сбываются, говоришь?.. Посмотрим. Осталось недолго.
   В мерцающей глади стекла отражалась тесная комнатка с единственной кроватью, на которой, среди подушек и одеял затерялось худенькое, почти детское тело, которое медленно умирало. Длинные золотистые волосы потускнели, белое до синевы лицо болезненно заострилось, а под глазами залегли тени. Единственной живой вещью в этой обители мрачного жнеца были крылья. Огромные лебединые крылья мягко мерцали серебром, освещая полумрак комнатушки и словно вели безмолвный бой с черным браслетом, обхватившим запястье девушки... Да так оно и было. Вот только итог схватки предсказать не взялся бы никто.
  
  
   Элли приходила в сознание долго - почти неделю. Вначале выныривала из тягучего темного беспамятства урывками - всего на несколько мгновений, но не в силах даже открыть глаза, вновь проваливалась в темноту забытья. Чуть погодя эти периоды стали длиннее - несколько раз светлая услышала, как рядом с ней кто-то возится, а после грубый голос произнес:
   - Три дня прошло. Когда ж она в себя придет?
   В другой раз почувствовала, как тряпка, смоченная в холодной воде, шлепнулась на лоб, отчего ледяные ручейки потекли по вискам за шиворот, намочили волосы и ресницы. Не успев даже возмутиться таким обращением, светлая вновь потеряла сознание.
   Демоническая магия расползлась по крови, змеиным ядом отравляла тело и разум. Элли лихорадило. Помочь себе она не могла: темный браслет не только полностью отрезал светлую от магии, но и словно выкачивал из нее силы.
   Сколько прошло часов, а может быть дней, ангелесса не знала, просто вдруг открыла глаза: маленькая комнатка, обычная кровать, слева от постели - грубый деревянный стол и два табурета. Повернуть голову вправо сил не хватило.
   "Где я"?! - паническая мысль испуганным зайцем заметалась в подсознании и, словно собачий хвост - репейник потянула за собой воспоминания. Церемония Посвящения Свету... крылья... она - Несущая Свет... демоны...
   Демоны?!!
   Глаза застлала мутная пелена, а щекам стало горячо и влажно от слез. Нет! Это не правда! Это сон! Да-да! Так и есть! Просто ночной кошмар. Нужно только зажмуриться и она проснется дома, в своей кровати, а рядом будут родные и друзья.
   Но ужасное видение и не думало исчезать.
   Захрипев, Элиза поняла, что не в силах сказать ни слова - легкие горели огнем - и зашлась в сухом надрывном кашле. Через пару секунд над ней склонилась жуткая демоническая харя, которая в неясном отблеске тускло-желтых магических светильников показалась настолько кошмарной, что ангелесса в ужасе зажмурилась.
   - Очнулась? - раздался глубокий грудной голос монстра, странно растягивающий гласные. - Давай-ка, поднимайся.
   Сильные руки с легкостью приподняли ее над кроватью и словно куклу прислонили к подушке, загодя расправив крылья. В зубы ткнулась чашка с теплым травяным настоем.
   На миг мелькнула мысль: "Нет. Нельзя! Вокруг - враги"!
   Но голос разума оказался подавлен иссушающей жаждой: стоило почувствовать на губах долгожданную влагу девушка вцепилась в теплый фарфор и едва не захлебываясь, принялась пить.
   - Не торопись, а то подавишься, - укорил все тот же голос неизвестного монстра.
   Напившись, девушка перевела дыхание и исподтишка бросила взгляд на свою сиделку, ощущая как кожа покрывается мурашками от страха. Покрытая бурой шерстью, вытянутая вперед морда, нос с огромными ноздрями, сквозь которые продето золотое кольцо, маленькие глазки. Минотавр. Вернее, минотавриха - поправилась Элли, отметив женское платье соответствующего покроя - сквозь декольте отчетливо выделялись не две, а целых четыре груди.
   Вот только к чему ей сиделка? Ведь Элли всего лишь пленница в персональном узилище. Пусть и не в подземелье с отсыревшей подстилкой и крысами, но и явно не в гостевой комнате. Или... раз гостья, точнее пленница - больна, значит нужно обеспечить условия, дабы и вовсе не отправилась к прародителям на Небеса.
   Кому-то... нужно?.. Кому?.. Перед глазами встал образ высокого черноволосого мужчины, который с легкостью держал ее над землей за одно крыло, разглядывая девушку с видом заправского коллекционера-орнитолога.
   - Я - Марта, служанка. Мне приказали за тобой приглядывать, - равнодушно пробурчала минотавриха, не обращая внимания на выражение ужаса, отчетливо проступившее на лице девушки. Поправив постельное белье сиделка что-то фыркнула под нос и направилась к выходу. - Спи, давай. Не хватало, чтоб меня наказали за то, что ты медленно лечишься. И так неделю провалялась.
   Неделю?! Девушка скрутилась калачиком - ее вновь начал бить озноб: "Уже неделя... Небо, что со мной будет? Почему я до сих пор жива? Что ему от меня надо"?.
   Засыпая, она вдруг вспомнила демонов, сгоняющих ее друзей и подруг в кольцо; спину прошиб холодный липкий пот, но так и не додумав мысль, Элли погрузилась в глубокий сон - цветы соннички действовали безотказно.
  
  
   Утром следующего дня девушка хоть и чувствовала себя слабо, но уже могла самостоятельно сидеть на кровати с короткими перерывами на сон. Воздействие черного браслета на ангелессу наконец-то нормализовалось: заклинание темного Повелителя полностью подчинило организм девушки и блокировало магию Света. Девушка ощущала себя совершенно подавленной и со страхом поглядывала на закрытую дверь комнатушки, все ожидая, что в темницу заявится ее похититель.
   Дети ночи плохо переносили Рассвет наполненный первозданным светом, поэтому первый посетитель - в лице-морде все той же минотаврихи - появился у девушки только поздним утром.
   Со служанкой Элли говорить не хотелось. Многовековая вражда, которая за тысячелетия стала прочнее монолитной стены, ощущалась даже в напряженном молчании. Но желание хоть как-то разогнать черную неизвестность оказалось сильнее:
   - Что происходит?! Зачем меня похитили?.. В смысле, понимаю, - осеклась Элли, вспомнив кровопролитные войны и в первую очередь уничтожавшихся демонами Несущих свет, будь-то взрослая девушка или недельный младенец, - но почему не... не убили?
   Удивленная неожиданной разговорчивостью пленницы, минотавриха недовольно нахмурилась и отмахнулась:
   - Я всего лишь служанка. Думаю, Повелитель все тебе объяснит позже.
   - Почему не сейчас?
   - Потому! - грубо отрезала служанка. - Мы не обсуждаем его приказы.
   - Я вам не нравлюсь? - горько спросила девушка. - Но я же ничего плохого вам не сделала.
   Марта пренебрежительно фыркнула, отчего золотое кольцо в носу закачалось, и отвернулась. Девушка уж было решила, что ответа так и не дождется, но служанка сказала:
   - А у вас темных любят и ждут как самых дорогих гостей, а? Что ж ты примолкла?
   Справедливо... Да, не любят. Взаимно. Вот только кому от этого легче?
   Прикусив губу, девушка молча наблюдала, как сиделка расставляет на серебряном подносе тарелочки: бульон, каша на молоке, сок в высоком стакане. Больше ни о чем говорить или спрашивать не хотелось и не моглось. Девушка еще чувствовала себя слишком слабой, хотя в другое время не преминула бы поспорить с ворчливой служанкой и доказать, что все могут жить в мире и согласии.
   Впрочем, кому нужны слова и убеждения юной ангелессы, если ее жизнь сейчас стоит меньше дырявого кувшина в гончарном ряду.
   Девушка устало прикрыла глаза: "Небо! Как там Лидия и Эйден?.. Небось сходят с ума от беспокойства"... После смерти родителей именно они заменили ей мать с отцом, а их дочь - Кассандра - стала для Элли лучшей подругой и названной сестренкой. И еще Романд... Соседский паренек был старше девушек и уже учился на последнем курсе Академии, восхищая учителей успехами, а всех однокурсниц отвагой и красотой. Но при этом совершенно не обращал внимания на вздохи влюбленных девиц, все силы бросив на достижение мечты: серебряного меча Воина Света.
   И постоянно таскал Элли смешные букетики из полевых цветов.
   Чувствуя как на глаза наворачиваются непрошенные слезы, девушка сглотнула: "Увижу ли я их когда-нибудь? Вряд ли... Владыка Тьмы никогда не отпустит в живых такой ценный "приз" как Несущая Свет"... И тут же укорила себя: "Нет! Нельзя показывать слезы Тьме. Я должна быть сильной".
   Через несколько минут в комнатку вошли двое дюжих мужчин, на удивление человекоподобных, хотя после Марты ангелесса ожидала увидеть кого угодно. Мужчины молча обменялись знаками со служанкой и втащили внутрь деревянную бадью, отчего помещение стало казаться вовсе миниатюрным.
   Не обращая внимания на возражения светлой и слабые попытки вырваться, девушку искупали. Следом последовал скромный обед, который девушка проглотила даже не почувствовав. Разве что с ужасом отказалась от мясного бульона. Все крылатые были вегетарианцами, или "травоядными", как презрительно их называли демоны из-за кулинарных пристрастий, а в ответ получали столь же "лестное" определение "трупоедов".
   Не смотря на обиду и чувство омерзения от прикосновений монстроподобной служанки, купание немного сбросило напряжение в котором пребывала девушка, а еда почти примирила с действительностью.
   Укутавшись в одеяло, пленница поежилась: "Но где же сам Владыка Тьмы? И что ему от меня надо"? В том, что у Повелителя демонов некие свои планы на "гостью" Элли уже не сомневалась. Иначе зачем выхаживать того, кого собираешься убить? И еще этот браслет...
   Устало зевнув, Элли зло глянула на уродливую змею, обхватившую запястье - пульсирующий черный металл словно вытягивал энергию, превращая деятельную девушку в амебоподобное растение. Не было ни сил, ни желания даже расправить столь долгожданные, пусть и намокшие после купания серебристые крылья. Целы и ладно.
   Наутро вместе с Мартой в комнату проскользнула вертлявая, юная - хотя кто их демонов знает - девушка. Отливающая камедью кожа, рыжие пушистые волосы, сквозь которые проглядывали два маленьких аккуратных рога и щедро рассыпанные на миловидном личике веснушки. "Наверняка воин", - машинально отметила Элли, увидев на бедре демонессы узкий меч в ножнах и два кинжала, рукоятки которых торчали из-за голенищ сапог. Простая горничная с таким арсеналом ходить не будет.
   Демонесса, на пару со старшей служанкой, не церемонясь вытянули светлую из кровати. Сил у женщин вполне хватало, чтобы даже не обращать внимания на слабые попытки Элли сопротивляться. Стараясь не морщиться от прикосновений ненавистных темных, девушка покорилась, почти обвиснув на руках служанок: "Одевайте как хотите - я вам помогать не буду"!
   Впечатления на темных это не произвело. Бесцеремонно поворачивая Элли так и эдак, будто куклу или восковой манекен на девушку натянули одежду. Зеленое полупрозрачное шифоновое платье с изумительно тонкой вышивкой волнами спадало книзу, очерчивая тонкий стан и бедра, а низкое декольте, расшитое жемчугом, почти полностью открывало грудь. Кто бы ни выбирал платье он явно задался целью поставить "гостью" в как можно более неловкое положение.
   Критично осмотрев растерянную Элизу, рыжеволосая демонесса схватила девушку за руку и молча потащила по замку. Бесконечные залы, переходы, коридоры мелькали перед глазами однообразным калейдоскопом. Встреченные по дороге существа (как не отличимые от людей, так и откровенно демонические сущности) с любопытством останавливались и провожали парочку взглядом: кто с любопытством, а кто и с откровенным презрением. Наконец, выведя девушку в огромный круглый зал, убранство которого составляли оплетшие стены дикий виноград и розы, демонесса без раздумий бросила Элли перед высоченной, почти в три человеческих роста дверью и скрылась в коридоре.
   После быстрого шага, еще не до конца оправившись от болезни, девушка устало прислонилась к резной колонне, пережидая пока перестанет кружиться голова. "Даже не соизволил лично посетить... пленницу. Еще бы! Не царское это дело", - нервный смешок раздробился эхом, вспугнув двух летучих мышей. Летуны надрывно запищали и, вспорхнув из-под потолочной балки, бестолково заметались по залу.
   Девушка поежилась и перевела взгляд на стену, рассматривая бронзовый монолит двери. "А если... сбежать, пока никто не видит"? - Элли осторожно заглянула в соседний коридор, но словно в ответ на ее мысли, резные створки дернулись и, чуть помедлив, распахнулись внутрь.
   За дверью оказалась залитая ярким полуденным светом терраса на высоте третьего этажа, небольшой навес, защищающий от слишком назойливого светила и небольшой круглый столик с двумя креслами. В одном из них устроился молодой с виду мужчина - смуглая от рождения кожа, длинные черные волосы, собранные в хвост, темная одежда и бездонные омуты глаз, вопреки ожиданию, при ярком свете вовсе не черные, а карие. Никакого оружия не было - да и зачем оно? Владыка Ночи сам был оружием - страшным, не знающим жалости и промаха.
   "Лучше бы он сразу меня убил" - мелькнула мысль, пока девушка в неком ступоре разглядывала самое страшное, опасное и безжалостное существо во Вселенной. Вся храбрость при виде своего похитителя испарилась как водные капли в знойный полдень.
   Если бы в кресле сидел монстр - красноглазый, рогатый, шипастый - это бы не так пугало, как этот красивый молодой мужчина. Слишком не вязался этот образ с жуткой репутацией Верховного демона.
   "Я его не боюсь. Не боюсь. Не боюсь ни капельки", - на манер заклинания мысленно приговаривала девушка, застыв возле порога каменным изваянием и отгородившись крыльями.
   Скороговорка помогла плохо. Стоило мужчине подняться с кресла навстречу пленнице-гостье, как девушка развернулась и бросилась бежать, путаясь в слоях шифона и спотыкаясь в слишком больших туфлях. Пробежала она всего пару метров.
   - Леди, куда же вы? - укоряющий баритон насмешливыми нотками обжег слух, а мужские руки стальными тисками сжали плечи. - Я вас так пугаю?..
   - Д-да, - честно ответила светлая, обреченно поворачиваясь к Повелителю демонов.
   - Жаль, - усмехнулся мужчина, почти насильно усаживая ангелессу в одно из кресел. - Но может быть стоит познакомится и разрушить неприятное впечатление? Разрешите представиться - Конрад, второй сын Тьмы и Света, Повелитель демонов.
   - Элли... Элиза.
   - Красивое имя. Эл-ли-и, - нараспев повторил Конрад, пробуя имя девушки на язык. Будь светлая более опытна в житейских и любовных делах, она бы заметила тот неприкрытый тон, каким любовники шепчут имя своей пассии в порыве страсти. Но сосредоточенная на своих дрожащих коленках девушка ничего не заметила.
   - Что ж, Элиза, позвольте выразить мое искреннее восхищение вашей красотой и выдержкой. Разрешите? - спросил Верховный демон, беря в руки бутылку с вином и кивая на стоящие бокалы.
   Приятный баритон мужчины, обволакивал девушку пуховой периной, заставляя расслабиться. Элли слышала про магию голоса, но испытывать на себе древнее искусство ей не доводилось. Владыка демонов за сотни лет овладел им в совершенстве, и светлая - в жизни не пившая ничего крепче молока - не в силах сопротивляться или пуще того издать хотя бы звук замерла.
   - Молчание - знак согласия, - усмехнулся демон и золотистый, пьянящий одним запахом, напиток хлынул в прозрачный бокал, покрыв стенки ледяными пузырьками. Звон соприкоснувшегося хрусталя нарушил тяжелую тишину.
   Поспешно сделав несколько длинных глотков и за раз ополовинив бокал, Элли судорожно раскашлялась: непривычный хмельной напиток царапал нос и обжигал горло. Фу! Какая гадость! Как это можно пить?!
   Откашлявшись, она осмелилась взглянуть на собеседника, поймав ироничный, даже язвительный взгляд - демон откровенно забавлялся, насмехаясь над глупой девицей - и вместе с тем тяжелый, проницательный он, казалось, выворачивал душу наизнанку.
   Девушка гордо распрямила плечи, но все-таки не решилась посмотреть собеседнику в глаза, вместо этого разглядывая открывающийся с балкона вид.
   "А вот это занятно! Боится, - с удовольствием отметил демон, - глупая курица делает вид и храбриться изо всех сил, но при этом отчаянно трусит. Интересная "игрушка"... многообещающая.
   - Элиза, - словно нехотя начал Конрад. - Давайте поговорим начистоту. Сбежать вы не сможете. Спасать вас также никто не явится...
   Девушка подобралась и, то ли из-за вина, с непривычки захмелев от нескольких глотков, но осмелилась перебить демона:
   - Я же... вроде как Несущая свет... Меня спасут!
   - Кто? - с явной иронией вопросил мужчина. - Старый маразматик - Владыка, слабеющий с каждой прожитой минутой?
   - От вашего проклятия, между прочим!
   - От моего, - довольно согласился демон, заметив, что глаза собеседницы заблестели и подернулись пьяненьким угаром, пренебрежительно подумал: "Ей можно было и конфетку с ликером предложить - судя по всему эффект был бы тот же. Но хмель - хорош!" - Открою вам секрет, в свое время это был этакий оригинальный бартерный обмен.
   - Что вы хотите этим сказать?
   - Ничего, кроме того, что уже сказал. А большего вам знать не следует.
   - Почему это?! - от души возмутилась совершенно захмелевшая девушка. - И нечего из меня делать дурочку, если я немного моложе вас... то есть, - с усилием, но все-таки вспомнив истинный возраст Высшего она смутилась, а словесный запал чуть утих, - много моложе... но это не важно! И что теперь? Убьете меня или сделаете своей рабыней, да?!
   Чувствуя одновременно злость, растерянность и некую безбашенную лихость, она с ужасом поняла, что не владеет собственным языком. Он вдруг словно зажил собственной жизнью: заплетаясь и неся откровенную чушь.
   - Милый мой светлячок, вот это решать только вам. Итак, что вам больше по душе: чтобы вами занялся палач, превратив ваше, безусловно, очаровательное тело в далеко не прекрасное, окровавленное и мертвое? Либо... вы предпочтете остаться моей гостьей?
   В ответ на потрясенный, полный недоумения и ужаса взгляд девушки демон покачал головой, и мягко, будто разговаривал со слабоумной, пояснил:
   - Как вы верно заметили, я уже далеко не молодой мальчик и за века банально устал от бесконечной череды смертей. Чтобы вы там не думали убийство невинных мне совершенно не доставляет удовольствия. Я думаю, вы в курсе Пророчества обо мне и Несущей Свет? - демон поморщился, словно прожевал лимон, и долил в бокалы вино. - Так вот, по силе Светлячок, кхм... то есть Несущая свет практически равна любому из Повелителей и также бессмертна. Вы не знали этого? Впрочем, о чем я спрашиваю, естественно не знали! Это не афишируется, однако это действительно так и поэтому у меня есть основания опасаться его исполнения. До тех пор, пока пророчество не исполнится, постоянно будут рождаться новые Несущие, сколько бы я их не уничтожал, вновь и вновь. Напомню, пока что счет за мной, не смотря на бесплодные попытки вашего Повелителя что-то сделать. И даже в этот раз, не смотря на сокрытие правды от вас самой, попытка оказалась неудачна. Не так ли? - с усмешкой заключил демон.
   Девушка очень важно и медленно кивнула, подтверждая правоту демона, сама на деле больше интересуясь количеством пальцев на руках - их почему-то стало возмутительно много. Гораздо больше десяти! И они все шевелятся!
   - Эта мышиная возня мне надоела до безобразия. А так как лучший способ избавиться от врага, это сделать его своим другом и держать под контролем, то мое предложение таково... - исподтишка наблюдая за девушкой сказал демон, - вы останетесь в моем замке в качестве почетной гостьи, скажем... на три месяца.
   От такого неожиданного предложения туман в голове на мгновение прояснился и девушка ошарашено уставилась на мужчину: "Чушь! Бред! Демон не мог предложить подобное".
   Энергия быстро спадала, уходя неумолимым отливом и принося апатию и усталость; глаза слипались. Даже просто обдумывать то, что говорил демон не получалось. Девушка потрясла головой, пытаясь вернуть мыслям хоть какую-то ясность.
   - А если я откажусь?
   - Вы умрете, - просто и буднично, будто речь шла о ценах на репу и картофель ответил темный и добавил: - В очередной раз.
   Вязкая тишина застывшим киселем охватила сознание. Забралась в уши и горло, не давая вдохнуть, слилась с черными глазами демона, в которых царило такое же молчаливое безразличие.
   - Поверьте, ничего личного, но мне придется, уничтожить вас. И на вашем месте, леди, я бы дважды подумал, прежде чем еще раз задать этот вопрос.
   Мужчина явно наслаждался разговором, откровенным ужасом в глазах "гостьи" и своей силой. По другому и быть не могло. Он - Повелитель демонов, она - жалкая никчемная пародия на "спасительницу мира". Перегоревший светлячок.
   Ледяной голос темного вдруг сменил неожиданный сверхзаботливый тон:
   - Но, поверьте, все не так плохо. И если вы останетесь гостьей у меня в замке, уверяю, вы будете жить как королева. Естественно, с некоторыми ограничениями...
   Недопитый бокал гулко брякнул о поверхность стола - Элиза поспешила отставить вино, опасаясь опрокинуть его на платье. Растерла занывшие виски, в глазах все плыло, словно подернутое пеленой тумана, а балкончик и вовсе стало качать, словно они находились не на замковой террасе, а на палубе корабля в шторм.
   - Но я не понимаю... зачем? Что вы хотите добиться этим? Вы веками уничтожали детей Света...вы ненавидящий...
   - Не путай Тьму и Ненависть! - зло осек Повелитель девушку, но тут же опомнился и с грустной улыбкой заметил. - Вот поэтому мы и воюем: бессмысленно, глупо, жестоко. Может, я хочу показать... доказать хоть кому-то, что эти два понятия не тождественны. Тьма вокруг не означает тьму в душе. И если мы с вами поймем, что друг друга нам уничтожать - или как там было в пророчестве? - вовсе незачем, тогда и расстаться сможем быстро и безболезненно, - ядовитая усмешка вовсе не вязалась с сахарным тоном демона, но вновь опустившая голову девушка ее уже не видела. - Так как, леди, вы согласны?
   Элли с усилием попыталась сконцентрироваться на демоне. Его голос уже звучал будто через пуховую подушку, а солнышко грело так тепло и приятно, что даже этот страшный демон уже казался почти добрым. Если не смотреть в его колючие злые глаза...
   Пьяное сознание и вовсе стало играть в свои игры, услужливо подкинув самый приятный смысл слов демона.
   - Расстаться? То есть вы меня отпустите?
   - Конечно. После...
   Уверенный голос демона подействовал на Элли, словно взгляд удава на мартышку. Девушка застыла сусликом, глядя в одну точку столешницы.
   "О, небеса! И даже не у кого спросить совета... Ни Лидии нет рядом, и мама... уже сколько лет у Престола Прародителя. Мама... Мама не хотела бы ей такой смерти. Мама тоже любила жизнь".
   - Умереть или... просто три месяца погостить у вас... и все?
   - Да.
   - Я... я согласна.
   - Умереть? - не удержался от язвительного вопроса демон.
   - П-погостить...
   Демон отсалютовал бокалом - молодец, верный выбор - и протянул руку, крепким рукопожатием завершая сделку. Маленькая ручка девушки просто утонула в широкой мужской ладони, а довольный, как добравшийся до сливок кот, демон улыбнулся и вдруг, перевернув ладонь ангелессы запястьем вверх, чувственно поцеловал, лаская губами нежную кожу. Элли испуганно вздрогнула, непривычная к подобному обращению и с усилием вырвала руку. Шатаясь, попыталась подняться:
   - Простите... я что-то не очень... хорошо себя чувствую... Мн-не надо...
   Голова закружилась так сильно, что девушка обессилено рухнула обратно. Усталость после магической лихорадки, нервное истощение и очень крепкий алкоголь сделали свое дело: через минуту, так и не сумев встать, Элли просто уснула, уронив пушистую головку на скрещенные на столе руки. Мужчина одним глотком допил крепленое чистым концентрированным хмелем вино, мельком глянул на циферблат карманных золотых часов и с довольным видом захлопнул крышечку.
   Десять минут. Можно было соглашаться с Майклом на пари. При желании и пяти хватило бы, а наивная птичка уже в клетке.
  
  
   Молоденькая ангелесса металась по комнате, сбивая широкими кремовыми крыльями узкие неустойчивые треножники и табуреты. Уже час шел бессмысленный пустой разговор, пересыпанный мольбами, угрозами и просьбами.
   - Не смей! Романд, слышишь?! Даже архангелы - лучшие бойцы света - боятся темного Повелителя!
   Светловолосый юноша с яркими фиолетовыми крыльями, зло скрипнул зубами. "Оставить?! Ни за что! Там его Элечка - маленькое светловолосое чудо с вечно удивленными глазами. Его любимая. Пусть даже она и не замечает его чувства, но это не важно - сейчас его любви хватит на двоих, а там быть может"...
   Развернувшись он стукнул кулаком по столу, прерывая подругу:
   - Я спасу ее, Касси! Не хочу даже слышать этих трусливых слов! Все эти "бесстрашные" воины света, как и "Владыка" - всего лишь трусливые крысы, оставившие в руках подонка беззащитную девушку. Да пусть он хоть тысячу раз Повелитель демонов! Даже если я погибну, моя совесть будет чиста - я попытался сделать хоть что-то.
   Кассандра, всхлипнула, вытирая тыльной стороной ладони горькие слезы: "Почему?! Ну почему всегда она у тебя на первом месте?! Всегда только твоя ненаглядная любимая Элечка, пусть даже она не обращает на тебя никакого внимания!.. А как же... я? Ведь это я! Именно я не могу без тебя"!..
   - Ну да! Как я могла забыть, бедная маленькая сиротка!
   - Причем тут это? - сухо спросил парень.
   - Не причем... Романд, - сменила тактику девушка, - я же за тебя беспокоюсь.
   - А следовало бы за Эльку. Это ее украли, а может... уже и убили...
   - Тем более! Ее уже не вернешь. Даже Владыка запретил что-либо делать. Несущих свет убивают тысячелетиями одну за одной. Она всего лишь очередная, ставшая на пути темного Владыки...
   - Она - не всего лишь! Ясно тебе?! А я иду сейчас же.
   Подобрав загодя собранную сумку, Романд выскочил за порог, выбрасывая из головы все сомнения. Разум не властен там, где решения принимает сердце...
   А надрывный шепот обезумевшей от горя девушки услышали лишь безразличные стены, да легкий ветер, унесший в распахнутое окно горькие и страшные слова:
   - Если бы ты знал, какая я люблю тебя...и ненавижу! Ненавижу! - черная слеза скатилась по щеке ангела.
  
  
   ГЛАВА 2
  
   Следующий день начался кошмарно. Хотя казалось бы - куда уж хуже? С трудом открыв глаза, Элли застонала: ощущения были такими, будто она сейчас в пыточной и ее голову потихоньку отпиливают от туловища тупой ржавой пилой. Язык не слушался, перед глазами все плыло. Светлую трясло от холода, а во рту было суше, чем в самой безводной пустыне.
   Сконцентрироваться получилось с пятой попытки, с которой Элли наконец разглядела комнату - большую и светлую, а вовсе не ту каморку, в которой она провела предыдущие дни. В широком кресле возле кровати нога на ногу сидел Повелитель демонов собственной персоной, с неким затаенным интересом поглядывая на девушку. Заметив, что та очнулась, мужчина хмыкнул:
   - Если вам интересно - уже вечер, вы проспали почти весь день.
   Элли вяло кивнула, приподнялась на локтях, мельком отметив, что так и спала в одежде и на неразобранной постели, и закрыла лицо ладонями.
   - Туда, - темный снисходительно кивнул на неприметную дверку в левой стене.
   Девушка подорвалась с кровати, выбежала в соседнюю комнатку, оказавшуюся ванной, и склонилась над ближайшим тазиком.
   Минут через десять Конрад заглянул в ванную, окидывая взглядом бледно-синеватое ангельское недоразумение.
   - Что со мной? Я умираю?.. - с отчаянием прошептала светлая.
   - Болезнь такая страшная. Птичья, - иронично хмыкнул демон, - А вам крылатым - так сам Создатель велел ею переболеть.
   Девушка с ужасом уставилась на демона. Где она могла ее подхватить?! Это заразно?!
   - Перепил называется, - как ни в чем не бывало продолжил Повелитель.
   Вознаградив разглагольствующего мужчину укоризненным взглядом, который впрочем, не произвел никакого впечатления, девушка охнула и вновь склонилась над тазиком.
   - М-да, все-таки у светлых фантастическая восприимчивость алкоголя, а по Айрэлу и не скажешь. Он еще и меня мог перепить... в свое время.... Но вы не расстраивайтесь, все когда-то бывает в первый раз, - философски подытожил темный, выходя в спальню, - в том числе и похмелье.
   Судорожно отдышавшись, светлая умылась холодной водой, вяло поплескав ею на лицо. Руки тряслись, ресницы и волосы слиплись, девушку просто шатало от слабости. Она устало прижалась лбом к холодному зеркалу, отразившему растрепанную худенькую девушку с покрасневшими от слез глазами и бледным до синевы лицом.
   Не хотелось ни спорить, не ругаться. Не было сил даже попробовать как-то себя отстоять. В голове вертелся один единственный вопрос: "Как с ней могло произойти такое"?!
   Лишь неделю назад она была дома, вокруг были друзья и родные, а впереди - Посвящение, крылья и новая взрослая жизнь. Там не за горами окончание Академии, работа и своя семья. Свой собственный настоящий дом, где ее бы всегда ждали и любили. Где она больше никогда не была одна.
   А вместо этого...
   Девушка зло стукнула кулаком в стекло, в отчаянии разбивая заплаканное отражение: "Мамочка, как же мне тебя не хватает"!.. И тут же охнула, зажимая порезанные руки.
   В ванную вновь заглянул Конрад, бесстрастным тоном осведомился:
   - Вы от радости решили разгромить мне замок? - демон перевел взгляд на изрезанные руки ангелочка и иронично хмыкнул. - Или покончить жизнь самоубийством? Так не надо таких трудностей - просто намекните.
   - Я... - девушка опустила голову: "Только бы не зареветь"! - Отпустите меня... Пожалуйста!
   - Нет, - ледяной ответ, не допускающий возражений, словно понизил температуру в комнате до минусовой отметки.
   Элли медленно опустилась на пушистый ковер и все-таки расплакалась, всхлипывая сквозь слезы:
   - Ну кто я против вас - всемогущего и бессмертного? Какая из меня Несущая - какое пророчество?! Что я могу вам сделать? Это же смешно! Пожалуйста...
   Повелитель с высоты своего роста глядел на скрутившуюся у его ног девушку и с трудом подавлял желание схватить ее за шиворот и хорошенько потрясти в воздухе, дабы прервать этот слезоразлив.
   - У нас договор, - раздраженно напомнил Конрад.
   - Договор?.. - Девушка, нахохлилась как мокрый воробышек и едва слышно прошептала. - Это не договор - это рабство...
   - Вот как. Вы уже отказываетесь от своих слов? Напомню, у вас был второй вариант, который вы проигнорировали.
   Элиза, уже понимая, что весь этот разговор бесполезен и ничего не даст упрямо спросила:
   - А вы бы предпочли умереть?
   - Конечно, я бы предпочел жить, - ухмыльнулся демон, - но я же не светлый.
   Элли опустила голову, принимая издевку. Только сейчас, протрезвев, до нее дошел ужас ее положения. С точки зрения морали Града ее поступок равносилен предательству. Не зря в Граде с детства учили умирать. Умирать гордо, не сдаваясь и не заключая договоров с Тьмой. А она... променяла гордость на жизнь!
   Ангел вскочила на ноги, сердито расправила крылья и бросилась на мужчину, с детской обидой и упрямством пытаясь ударить его в грудь сжатыми кулачками:
   - Мерзавец! Ни о чем мы не договорились! Ты просто опоил меня и обманул! Сволочь!
   Демон, даже не замечая ударов, легко поймал ее руки, с силой сжал хрупкие запястья, а второй ладонью отвесил хлесткую с оттяжкой пощечину:
   - Прекрати истерить!
   Вскрикнув, Элли затихла, с беспомощным страхом глядя на разъяренного демона. Щека покраснела и горела огнем, а фаланги пальцев едва не ломались в железной хватке темного. Наклонившись к самому лицу девушки, Конрад медленно с расстановкой и неприкрытой угрозой произнес:
   - У нас договор. Насильно тебя никто не поил и слова клещами не вытаскивал. Все было сугубо на добровольных началах - и выпивка и договор. И смерть. Я могу подождать и следующего Светлячка - сто лет туда, сто лет сюда. А что касается тебя... - он усмехнулся, - в качестве исключительного благородства я даже позволю самой выбрать вид казни. Есть пожелания?
   - Нет, - тихий ответ девушки прошелестел осенней листвой.
   - Не слышу?
   - Простите, Повелитель, я... - девушка вдруг подняла голову, глядя мужчине в глаза, - я вела себя недостойно. Больше это не повториться.
   Конрад кивнул, явно удивленный подобной покладистостью (или вызовом?) и отпустил руки девушки - на ее запястьях остались быстро чернеющие синяки.
   Мужчина помедлил, словно собирался что-то сказать, и направился к выходу. Уже на пороге вновь обернулся:
   - И категорически не рекомендую даже пробовать воспользоваться магией, то же относиться и к полету. - Демон кивнул на черный браслет-змейку. - Будет больно. Очень. И запомните, я могу быть как радушным хозяином, так и не очень. Еду и одежду вам принесут... А еще раз посмеешь назвать меня мерзавцем - умрешь.
   Элли смотрела на этого эгоистичного, сильного, самоуверенного мужчину, нет - врага, демона и все больше убеждалась в том, что для него любое светлое чувство не более чем набор бессмысленных звуков. Да, вино ей насильно никто в рот не вливал - сама напилась, соглашаться на договор тоже никто не заставлял... как и умирать. Да - она всего лишь малолетняя дурочка... Но, Создатель, как же хочется жить!
   - И еще рекомендую просто выполнять условия договора, не нарушать маленькие ограничения и запомнить: я - Повелитель демонов, я куда старше и сильнее тебя.
   - Низость души высокими титулами не поднимешь, - тихо отозвалась Элли ему в след. - Но я запомню...
   Фигура мужчины замерла. На миг девушке показалось, что он сейчас повернется и действительно убьет ее за наглую выходку, но Повелитель просто молча вышел.
   Через десять минут одиночество девушки разбавил очередной посетитель. Не утрудившись постучаться, в комнату проскользнула горничная: с виду обычная женщина в строгой однотонной одежде. Весь вид портили маленькие сероватые рожки, проглядывающие сквозь пепельные волосы. В руках служанка держала серебряный поднос с одним единственным стаканом.
   - Пейте. Это приказ, - сообщила горничная и направилась в ванную. - Также Владыка сказал, что вы должны вымыться.
   Элли замерла каменным истуканом, одновременно краснея от смущения и ярости: "Мерзавец! Как есть мерзавец! С такой легкостью подчеркнуть мое бесправное положение"!
   Но на удивление жидкость пахла приятно: чуть терпкий запах трав и цветов, с легким ароматом гвоздики. Еще раз заглянув в стакан, девушка зажмурилась - в конце концов хуже уже не будет - и залпом выпила настой. Горячий отвар лавой пробежался по гортани, заставив раскашляться, и обжег желудок. К радости светлой через несколько минут мысли прояснились, а тело, наконец, стало слушаться хозяйку.
   Горничная к тому времени уже убрала уборную комнату и наполнила водой ванную, больше похожую на маленький бассейн - в нем с легкостью поместилось бы человек шесть, а то и весь десяток. Бросив в воду несколько кристаллов, служанка влила туда полдюжины флакончиков и пузырьков, выставила на скамеечке еще добрых два десятка.
   - Вам помочь?
   Элли непонимающе уставилась на женщину. Та пояснила:
   - Вымыться?
   - Н-нет, я сама... А скажите, как ваше имя?
   - Зара, - коротко ответила служанка, и видя, что девушка собирается еще что-то спросить, отрезала, - Повелитель не позволяет слугам фамильярничать с гостями. Если вам больше ничего не нужно, разрешите. Мне нужно убраться.
   Служанка сухо кивнула, даже не утрудив себя подобающим поклоном, и удалилась шурша юбками.
   Стянув платье, Элли опустилась в воду, с непривычки сильно намочив крылья. Наконец, кое-как устроив серебристые перья поверх плиток, устало откинулась на край ванны. Из комнаты слышались голоса: один явно принадлежал Заре, второй - судя по разговору - еще одной служанке.
   - И с чего бы этой светлой такие почести?
   - Кто знает? Может смазливое личико приглянулось - попользует как наложницу, а после убьет, или солдатам отдаст. А может еще зачем... мало ли какие причуды у мужиков бывают, чтобы голодранку как королеву содержать.
   - А эта - явно не "прынцэсса", - служанка хихикнула, - на соль для ванны с маслами как на сокровища глядела. Куда ей на шелках спать? Небось у себя там нищенкой была, пока не "повезло" Несущей свет стать...
   - Вот-вот. А так и нет ничего, кроме мордашки смазливой. Хотя у них там все смазливые.
   Убравшись, служанки вышли, не заметив тихо стоящую у дверей ванны светлую...
   Скрутившись калачиком, девушка несколько часов просто лежала неподвижно, равнодушно глядя на стену. Вместо привычной грубоватой ткани, ее щека касалась дорогого гладкого шелка. Голубое покрывало пахло фиалкой, только чуть царапала кожу изысканная обстрочка из золотых ниток. Как много она бы отдала, только бы вновь оказаться в родном доме, на своей узкой кровати, застланной обычным льняным полотном. А не гадать, скрутившись на королевском ложе, увидит ли завтра Рассвет?
   Значит - голодранка?..
   Содержанка Темного Повелителя без права на жизнь.
   А на смерть?..
   На следующий день служанки появились в комнате светлой лишь поздним утром. И одна и вторая горничные были уже знакомы Элли - одна круглолицая Зара, вторая - невысокая с короткими рыжими волосами демоница - была ее провожатой на первую встречу с Повелителем Тьмы.
   Спать девушка так и не ложилась - благо уже выспалась на следующие пару месяцев - все мысли Элли занимали только два вопроса: как жить дальше? и как жить дальше у темных? Понятно, что с опасным, непредсказуемым Высшим демоном ее жизнь имеет огромную вероятность закончится на самом интересном месте. Но и умирать до того, как этот самый "интересный момент" наступит не хотелось.
   Обдумав ситуацию со всех сторон, девушка пришла к одному неутешительному выводу: смириться. По крайней мере - пока. Ничего другого все равно не оставалось. Не плакать же, в самом деле! Хоть и очень хотелось...
   А там, глядишь, что-то измениться. Например, какой-нибудь темный Повелитель укусит собственный язык, отравится и умрет!
   Служанки притащили с собой шикарное платье из ярко-желтого шелка, украшенного кружевом и янтарем. Разложив детали туалета на кровати, демоницы молча принялись за работу, обряжая Элли в дорогой наряд. Светлой разговаривать также не хотелось. Да и о чем можно говорить с ненавидящими тебя существами?
   Закончив с одеждой, Зара, ни слова не говоря удалилась. Оставшаяся демонесса усадила девушку в кресло и засуетилась вокруг, укладывая золотистые локоны вокруг головы в сложную прическу.
   - Келли, - встретив в зеркале недоуменный взгляд светлой, рыжая демонесса, улыбнулась. - Меня зовут так зовут. Кейриллис, но вообще Келли.
   - А я - Элли, - неожиданное желание темной познакомиться застало ангелессу врасплох, и она не удержалась от обиженного вопроса. - Вам же не разрешают фамильярничать с... пленниками, разве не так?
   Девушка хмыкнула:
   - Во-первых, просто не с кем. Пленников в личной резиденции Повелителя не держат - для этого есть тюрьмы в столице. А вот гости, - демоница ободряюще улыбнулась светлой, показав острые аккуратные клычки, - в замке бывают редко. Во-вторых, на самом деле никто никому и ничего не запрещал. А правда, что на Парящих островах вечное лето и не бывает зимы?..
   - Да, - Элли слабо улыбнулась.
   - Удивительно! Я даже не могу представить каково это, когда нет снега!
   - А куда меня... поведут?
   - Повелитель приказал, чтобы вы присоединились к завтраку.
   - Вот как... А на завтраке будет кто-то еще?- одна мысль вновь остаться наедине с верховным демоном, испугала девушку до дрожи в коленках.
   - Да, как обычно: господин Конрад, леди Шанти, лорд Михаэль, - не прекращая болтать, рыжая завершила прическу, вплев в волосы девушки большую желтую розу и довольно кивнула:
   - Вы очень красивы, леди.
   Широкие рукава одежды целомудренно закрывали постыдный браслет, а изящный крой платья выгодно подчеркивал фигуру девушки. Яркий цвет платья хорошо гармонировал со светлыми волосами девушки и создавал солнечное настроение, которого пленнице сейчас так не хватало.
   - Спасибо, только я не леди, - грустно улыбнулась девушка, - и называй меня на "ты".
   - Да, леди, - неуверенно улыбнулась рыжая и спохватилась. - Время уже почти вышло, пойдемте, я вас... тебя провожу.
   На этот раз дорога проходила по открытым галереям и проходным, но от этого не менее роскошно обставленным комнатам. Элли едва поспевала за провожатой и украдкой рассматривала замок, выхватывая взглядом хотя бы кусочки мелькающей цветной мозаики.
   Такой красоты от Черного замка Владыки демонов она даже предположить не могла. К вычурной архитектуре небесного Града Элли была привычна: ажурные летящие дома и дворцы, тысячи фонтанов от совсем малюсеньких до огромных, размером с целый дом, миллиардами радуг пронзающих небо города ангелов. Да и сами Парящие острова - причем парящие высоко над землей в самом прямом смысле слова - соединенные скорее для красоты легкими коваными мостами, повергали в шок даже привычных к роскоши светлых эльфов, с которыми Град вел активную торговлю.
   По сравнению с ангельскими городами Черный замок был намного массивнее, но как-то надежнее и... почему-то уютнее. Высокие стены из молочного, чуть сероватого камня, арки и колоннады, увитые плющом и диким виноградом. Дорогие ковры и гобелены со сценами боя и мирной жизни. Цветные витражные окна, выложенные искусной мозаикой, много красивой дорогой мебели и украшений. И множество демонов...
   "Если бы в нем не было темных, - решила ангелесса, - здесь было бы очень здорово жить!.. Кстати, а почему "черный"? - удивилась девушка, слега касаясь ладошкой удивительно гладкого теплого камня стены, не замедлив тут же поинтересоваться об этом у провожатой. Но рыжая лишь пожала плечами:
   - У нас замок с древнейших времен назывался Че-ар - "старейший". А Черным он стал именно с подачи твоих соплеменников. Почему, думаю, и так ясно.
   Ответить Элли не успела - девушки пришли.
   Напоследок ободряюще улыбнувшись Элли: "Не трусь, все будет хорошо"! демонесса толкнула створки дверей и отпрянула в сторону, пропуская светлую. Девушка сделал глубокий вдох, покрепче сжала кулачки и шагнула как в омут с головой.
   Столовая оказалась просторной комнатой в бежевых тонах. Все пространство занимал длинный стол, за которым с легкостью поместился бы взвод, а то и рота солдат, и огромный камин, покрытый мраморными изразцами.
   За массивной столешницей из черного дуба сидели трое: худощавый парень с льняными волосами, затянутыми в хвост, стройная брюнетка в элегантном брючном костюме и Повелитель собственной персоной.
   - Элиза, а мы вас заждались!
   Необычайно любезный Конрад сам поднялся и подвел девушку к столу, не обращая внимания на безмолвную попытку светлой высвободить ладошку из цепкой лапищи демона. Следом подскочил и белобрысый парень, рассыпавшись в приветствии и изысканных комплиментах учтиво отставил стул, ожидая, пока Элли присядет.
   - Леди, очень рад, что вы все же почтили своим присутствием наше скромное общество, - не смотря на галантный тон, в голосе Повелителя зимней стужей сквозила ирония. - Позвольте представить вам присутствующих: Шанти, выдающийся маг-теоретик и мой личный помощник.
   Представленная демонесса что-то невнятно буркнула в ответ и тут же занялась содержимым тарелки.
   - И, конечно, Михаэль - один из сильнейших воинов Тьмы и командующий войсками. Впрочем, судя по вашему личику, вы и так его узнали.
   Еще бы не узнать! Возмущение от одного вида беловолосого демона даже перевесило страх от присутствия жуткого и ужасного Повелителя. Спина девушки мгновенно выпрямилась, плечи распрямились: еще не хватало сидеть побитой собачонкой на глазах врага.
   Падший. Архангел. Некогда считавшийся правой рукой Повелителя Света архангел, который в один далеко не прекрасный день просто исчез. Чтобы через какое-то время появиться на Темной стороне и предстать в облике... демона. В лицо падшего мало кто знал, но сплетни и слухи о беловолосом демоне и его похождениях постепенно приобретали статус легенд. И если на Темной стороне их рассказывали с благоговением и восхищением, то на Светлой как страшилки...
   - Узнала. Предатель!
   - Зачем же так одиозно? - насмешливо приподнял бровь Владыка Тьмы. - Непререкаемых истин не бывает. Ведь по сути, мы делаем одно дело, а все остальное лишь политика.
   - И какое же "одно дело" мы делаем? - возмутилась ангел.
   - Очищаем зерна от плевел. Вы награждаете достойных, мы наказываем не очень кхм... достойных. Тем самым служа одной цели - Равновесию.
   - Знаете, Повелитель, - задумчиво произнесла Элли, - я бы сказала, что у вас талант... играть словами.
   - Должность обязывает, - легко согласился темный.
   Элли промолчала, переводя взгляд на стол.
   В общем и целом происходящее сейчас было хуже чем хотелось и лучше чем могло быть. Особенно в сравнении со вчерашним разговором с Повелителем. И если представить, что у симпатичной, но злобной брюнетки не выглядывают из волос черные рожки, а именами мужчин-собеседников в Граде по ночам не пугают непослушных детишек, то... их присутствие вполне можно было терпеть.
   В окружении тарелок и чашек мало кто может выглядеть опасным и безжалостным злодеем. Если, конечно, паштет приготовлен не из печени младенцев, а салат не приправлен кровью девственниц...
   И даже у Повелителя глаза уже не такие пугающие, а всего лишь темно-карие, будто растопленный шоколад.
   Кстати, о шоколаде! Светлая с опасением заглянула в свои тарелки. Овощной салатик, омлет и гренки с медом. Что ели демоны девушка посмотреть не решилась, ощущая себя распяленной бабочкой под лупой любителя-энтомолога, в которую то и дело втыкают острые иголки-взгляды. Взгляды были разные: от откровенной злобы до высокомерного равнодушия, но и не оставляли сомнений в том, что демонов куда больше завтрака интересует другой, крылатый деликатес.
   - Если еще чего-нибудь желаете, только скажите, - произнес Конрад, то ли в попытке приободрить, то ли вконец запугать гостью.
   Гостья желала одного - свободы, но вслух миролюбиво сказала:
   - Молока, если можно.
   Со стороны демонессы донесся сдавленный не то хрип, не то истеричный всхлип. Темная поперхнулась и закашлялась: крепкий утренний кофе пошел не в то горло. Мужчины же переглянулись и почему-то опустили глаза.
   Недоумевающая Элли покраснела, буквально кожей ощущая ледяную напряженную тишину в столовой, и сконфуженно пробормотала:
   - Простите, я, наверное, сказала что-то не то...
   - Нет-нет, Элиза, - перебил ее Конрад. - Любое желание гостя - закон. И, поверьте, принимать гостей мы умеем.
   - О да-а! Особенно у нас любят принимать детей, - откашлявшись, с неприкрытой злобой процедила демонесса. От сквозившего в голосе Шанти презрения Элли поежилась. - Несомненно! Ведь у молочных ягнят самое вкусное мясо! Гурма-аны...
   - Шанти! - рявкнул Повелитель, даже не пытаясь замаскировать ярость.
   - Что - Шанти?! - Брюнетка гневно прикусила губу, отставляя расплескавшийся кофе, и резко поднялась из-за стола. - Прошу простить, что-то аппетит пропал.
   Раздосадованная, ничего не понимающая Элиза уткнулась в тарелку, отгораживаясь от разозленного непонятно чем Конрада принесенным стаканом молока. Повелитель попытался замять неприятное впечатление:
   - Не обращайте внимания. Все гении несколько эксцентричны...
   - Особенно по утрам и с перепою, - поддакнул Майкл.
   Но шутка не удалась: Элли лишь вздохнула и отвернулась.
   Обед, а для демонов - завтрак, завершился скомкано и угрюмо. После ухода Шанти, Элли нервничала все больше, односложно и сбивчиво отвечая на реплики словоохотливого белобрысого демона. И ловила на себе задумчивый взгляд Повелителя. От тяжелого взгляда ледяных глаз у нее начали трястись коленки, а следом и руки; пока, наконец, девушка и вовсе не опрокинула недопитый стакан со злосчастным молоком.
   Повелитель взглядом проследил за белоснежной молочной речкой, водопадом стекшей на роскошный ковер и перевел взгляд на лицо ангелессы, по цвету не отличимого от разлитого напитка. Безукоризненно вежливым тоном вопросил:
   - Не желаете прогуляться, леди?
   Леди не желала. Совсем. Все что ей сейчас хотелось это оказаться как можно дальше от этого места и этих существ. Но отказываться было не только невежливо, но и смертельно опасно.
   Широкие полукруглые ступени вели в сад: вначале самый обычный цветник с клумбами-газончиками, а дальше: огромный, тенистый, с густыми укромными уголками, аллеями старых, поросших мхом деревьев. Вдохнув свежий, пахнущий иглицей и грибами воздух - как в настоящем лесу! - девушка почувствовала, что постепенно начинает успокаиваться. Если бы еще не железная хватка темного, тисками сжавшего хрупкую ладонь.
   Чинная неспешная прогулка навевала аллюзию о волке-пастухе, выведшем на выпас молодую овечку - растрясти послеобеденный жирок в курдючке. Элли издала истеричный смешок.
   Мужчина покосился на нервно хихикающую девушку и спросил:
   - В самом деле я вас так пугаю?
   Та помедлила, но все-таки ответила:
   - Я не знаю чего от вас ожидать... Я вас не понимаю и... да, боюсь.
   - Меня всегда удивляла эта истинно ангельская привычка говорить правду, не важно какова она. Хорошо, давайте поговорим начистоту, честно выскажем, что кто думает. Да у вас могут быть причины, так или иначе опасаться меня, но...
   - Например, вы меня ударили! А еще постоянно пугаете и угрожаете смертью!
   Демон прикрыл глаза, опасаясь выдать истинные чувства чернильной бездной зрачков и того, что сейчас вновь сорвется: "Это все куда тяжелее, чем представлялось по плану"...
   - ...Прошу... простить меня, леди. Я приложу все силы, чтобы больше такое недоразумение не повторилось.
   Вслух это почему-то прозвучало как: "Ты еще смеешь меня упрекать, несчастная"?! и девушка предпочла умолкнуть.
   Разговор не клеился; собеседники, задумавшись каждый о своем, молча прогуливались по тенистой липовой аллее, обсаженной кустами белого и красного шиповника, чьи плети колючими ловушками нависали над дорожкой. Споткнувшись от неожиданности, девушка обернулась. Так и есть: правое крыло попало в плен ароматных кустов, запутавшись в цепких зеленых руках-ветвях с алыми глазами цветов.
   Заметивший оказию демон вмиг оказался сзади; ловкие пальцы воина оказались одинаково пригодными и для рукояти меча и для выпутывания густых перьев из колючек. Справившись, мужчина пригладил встрепанный пух и с неожиданной улыбкой спросил:
   - Может стоит их вовсе убрать?
   - Как?! - вспылила девушка, раздосадованная насмешкой демона. - Откуда мне знать, как это делается, если вы меня похитили во время Церемонии!
   И испуганно ойкнула: прав демон - вот что за дурацкая привычка, всегда говорить то, что думаешь. Сейчас опять разозлится!
   Насмешливые искорки, на секунду мелькнувшие в карих зрачках, так же мгновенно исчезли.
   - Да, леди, это целиком и полностью моя вина.
   Соглашающийся демон оказался еще страшнее, поэтому Элли на всякий случай отступила на пару шагов назад.
   - В таком случае позвольте мне и исправить эту оплошность. Закройте глаза, и не подглядывайте. Ну же! Или вы думаете, что я тут же превращусь в чудовище и откушу вам голову?
   Что-то вроде этого девушка и думала, но признаваться в буйном воображении не хотелось.
   - Расслабьтесь и представьте, что крылья становятся легче, прозрачнее, - бархатный голос мужчины, обволакивал, расслаблял.
   Элли сосредоточилась усиленно представляя прозрачные, будто утренний воздух, крылья. Представляться, как назло, ничего не хотело - перед внутренним взором упрямо стояла злобная физиономия темного.
   - Леди, спокойнее. Помните, вы сможете вызвать крылья при первой необходимости.
   Ангел глубоко вздохнула и попыталась избавиться от раздражения, представляя что-нибудь хорошее: например восход солнца над озером.
   - Вот и все, ничего сложного.
   Элли открыла глаза - крыльев действительно не было. Ставшее таким привычным пуховое облако испарилось, и девушке вдруг стало так страшно, словно крылья были хоть и эфемерной, но защитой, а тут еще и... этот. Стоит... улыбается.
   Шелестящее покрывало за спиной возникло внезапно. На взмахе, не подчиняясь девушке, серебристый всполох попытался ударить Повелителя, оттолкнуть прочь, но демон возмутительно легко уклонился и хмыкнул:
   - Еще раз, с начала.
   Красивая темноволосая демонесса, бывшая наложницей господина последние полгода, ревниво наблюдала с террасы замка за гуляющей парочкой.
   А с ней он никогда так не разговаривал... Да и вообще ни с кем. Это же надо! Упрекать Повелителя, хамить, а он... он выпутывает ее крылышко из колючек! Тьфу! Смотреть противно! И была бы там красавица?.. А то - ни груди, ни лица - ничего... Разве что крылья шикарные, так на то она и ангел.
   "Впрочем, - демонесса со злорадством сжала резные перила, не замечая, как дерево крошится щепками на пол, - нужно быть полной дурой, чтобы не понять, что господин злится. Хотя - нет, для этого достаточно всего лишь быть ангелом... Что ж, посмотрим, белобрысая, насколько хватит терпения Владыки. И моего"...
   - Элиза, так или иначе вам предстоит жить в этом замке, поэтому давайте не будем усложнять друг другу существование. Поверьте, даже пребывание среди демонов может быть приятным. И я обещаю, что постараюсь, насколько возможно, стать приятным во всех отношениях гостеприимным хозяином. Что скажете?
   - Скажу, что... вы не сможете. Вы слишком язвительны, слишком устали от жизни... Вы... просто уставший старый циник и... боюсь, что и из меня вылепите свое подобие: ненавидящее всех и вся.
   - С чего вы это взяли? - недобро сощурился собеседник. - Мы не так давно знакомы, чтобы вы делали настолько нелецеприятные заявления о том, как и кого я ненавижу.
   - Ну хорошо... Станьте вот здесь.
   Заинтригованный демон послушно шагнул влево, став спиной к замку.
   - Только что мы прошли цветочную клумбу - какие цветы на ней были?
   - Вы думаете, я разбираюсь в птичках-цветочках?! - опешил демон.
   - Ну тогда просто скажите какого они цвета.
   - Эм-м... желтые, - наугад брякнул высший. Сказать по правде, происходящее вдруг стало его неимоверно забавлять.
   - Нет.
   - Красные.
   - Тоже нет.
   Демон прищурился, едва шевельнул пальцем, создавая заклинание и, довольный собой, сообщил:
   - Синие.
   - Вы только что использовали магию! Так не честно!
   - Ну и что. Главное же результат, - пожал плечами Высший. - Скажите, на основании того, что я не знаю, какие цветы растут у меня в саду, вы делаете вывод, что я жестокий и бессердечный циник?
   - Не совсем, - помолчав, призналась девушка и сумбурно продолжила. - На основании этого я делаю вывод, что вам не интересен окружающий мир.
   - Мир?..
   - Да. Вам плевать на то, на что не плевать мне. И именно поэтому мы никогда не сможем понять друг друга. А по поводу остального, например... вы хотя бы помните, скольких Несущих свет вы убили? Даже не собственноручно, а просто отдав приказ?... Молчите?..
   - Семь, - безразличный сухой тон ответа морозом пробрал до самых костей. Элли поежилась. Сказать по правде, она надеялась, что демон или промолчит или начнет отбрехиваться.
   Значит она - восьмая...
   Вновь повисла тишина, нарушаемая лишь шорохом гравия на дорожке. Внезапно демон продекламировал:
   - Куда ни втисну душу я, куда себя ни дену,
   За мною пес - Судьба моя, беспомощна, больна.
   Я гнал ее каменьями, но жмется пес к колену -
   Глядит, глаза навыкате, и с языка - слюна.
  
   Я зарекался столько раз, что на Судьбу я плюну,
   Но жаль ее, голодную, - ласкается, дрожит.
   Я стал тогда из жалости подкармливать Фортуну -
   Она, когда насытится, всегда подолгу спит. (3)
  
   Элли исподлобья глянула на красивого мужчину, с резкими, чуть грубоватыми чертами лица и вполголоса сказала:
   - А перекладывать ответственность за свои преступления на судьбу тем более подло.
   - Может и так... - неопределенно согласился демон. - А вы бы просто сидели сложив руки и ждали исполнения пророчества?
   - Из любой ситуации есть, по крайней мере, три выхода. Вы предпочли самый легкий и самый кровавый, - сердито сказала девушка и невпопад добавила. - Наверное он был хороший человек, тот кто написал стихи, не то что вы.
   - Он бы елки рубить не стал, - машинально поддакнул темный.
   Девушка покосилась на невозмутимого мужчину, чувствуя, что он над ней издевается:
   - Да, и елки тоже.
   - Леди, - после недолгого молчания, выдохнул Владыка Ночи, - даже самый отпетый грешник заслуживает раскаяния и второго шанса. Разве не этому учат вас, светлых, как только вы начинаете ходить? Неужели вы откажете мне в этой, может быть, последней попытке? Ну же, мир?
   - Мир... - сдалась Элли. В конце концов, он прав: каждый имеет право на прощение. И она еще жива. Быть может, слухи о жестокости Темного Повелителя немного преувеличены, а на деле не все так плохо?
   - Рад слышать, леди...
   Демон, аккуратно пожал хрупкие пальчики, и склонился, галантно целуя маленькую ладошку. На этот раз в поцелуе не было ничего недозволенного и светлая облегченно выдохнула.
   - Конрад? - высокое сопрано Михаэля, который вдруг вынырнул из зарослей плюща, нарушило идиллию парочки.
   - В чем дело?
   - Срочное дело - нужно твое присутствие.
   - Я немного занят.
   - Это очень срочное дело, - подчеркнул белобрысый демон, взглядом указывая на ангелессу. Повелитель нахмурился и обернулся к девушке:
   - Леди, к сожалению, дела зовут. Пойдемте, я вас провожу в замок.
   - В замок? Но... Скажите, а я могу прогуляться одна?
   - Мы едва успели познакомиться, а вы уже норовите меня покинуть? - полушутливо-недовольно заметил Конрад. Но взглянув на несчастную мордашку, смилостивился:
   - Вам этого так хочется?
   - Да! Пожалуйста, я просто хочу немного пройтись.
   Конрад бросил быстрый взгляд на ангелочка, на браслет-змейку, заколебался:
   - Хорошо... За пределы замковой территории вы все равно выйти не сможете. И, леди, позволю себе еще раз напомнить о запрете на магию и полет.
   Как только радостная девушка скрылась в конце тропинки, Конрад повернулся к помощнику, недовольно бросив:
   - В чем дело, Майкл? Что за спешка?
   - Две приграничные деревни у перевала Стрелы уничтожены. Вырезаны все жители подчистую.
   - Кто?! Когда?!
   Две деревни! Не меньше двух сотен жителей! В голове Владыки не укладывалось как такое могло произойти.
   - Видимо, рано утром. Сейчас там отряд Джосера: ищут выживших. Я буквально туда и обратно каскадным порталом смотался. А вот - кто?.. Сейчас увидишь. Двоих взяли живьем, еще двоих буквально на куски изрубили. Наших шестерых положили. В столицу в тюрьму не переводили - смысла нет.
   Мужчины обогнули замок и вышли к восточной стене, возле которой находились хозяйственные постройки, склад арсенала и покатое здание наземной тюрьмы. Забавный резной домик с большим, во всю стену окном на восток ни капли не соответствовал своему названию... в привычном смысле. Оно и понятно. Это для крылатых тюрьмой было темное сырое подземелье, куда не проникал ни один луч солнца. А вот для демонов (тех же провинившихся солдат и слуг) такое узилище - самое страшное наказание. Утренний свет, проникающий сквозь прозрачную стену мог довести пленника до безумия, а то и вовсе убить.
   Беловолосый демон прошел вперед, почтительно открыл дверь для Владыки и шагнул в сторону, пропуская господина вперед.
   - Не может быть! - яростное восклицание Конрада утонуло в диком визге.
   Один из двух пленников был безоговорочно мертв, пришпиленный к полу метровым железным прутом, он напоминал коллекционную бабочку. Вот только внешность у этой "бабочки" была... ангельская в комплекте с белоснежными лебедиными крыльями.
   - Простите, господин, - палач и два его помощника почтительно склонили головы, - он пытался сбежать.
   - А второй?
   Демоны посторонились, открывая обзор на двухметровый железный стол, на котором, прикованный цепями лежал еще один пленник. Идеальный ангел: худощавый, хорошо сложенный мужчина, со светлыми волосами и уже опаленными крыльями. Почти... Миндалевидные с вертикальным зрачком глаза твари полыхали алым, соревнуясь с багровым закатным солнцем.
   - Почему они не меняют форму после смерти? - Повелитель вновь перевел взгляд на мертвое чудовище.
   - Еще не знаем, - из тени выступила Шанти, раскладывая возле мертвого монстра чемоданчик с инструментами. - Я возьму образцы тканей. Либо они каким-то образом мутировали, либо это совершенно новый вид морфов.
   - Вы узнали откуда они взялись?
   - Нет. Но мы работаем над этим.
   - Хорошо, - Повелитель раскурил сигарету и присел на свободный табурет, - продолжайте...
   На деле сад-лес Черного замка оказался не так уж и велик: неторопливая прогулка светлой завершилась через час на краю пропасти. Стали понятны слова демона о том, что выйти она все равно не сможет. Разве что навечно: вниз с обрыва. А с черным браслетом Повелителя стоило подумать о полете и расправить крылья, как вначале запястье, с тянущим его книзу черным браслетом, вспыхивало огнем, а после начинало ломить зубы и крылья, как от ледяной колодезной воды.
   Единственная дорога из замка вела через северные ворота, серпантинной змеей пронзая дубово-буковые рощи и... очень хорошо охранялась. А здесь - на западной стороне - отвесной стеной пугала пропасть, на дне которой шумела бурная горная река, в которую с замкового утеса спадали водопадами звонкие ручейки.
   Обхватив рукой ствол лиственницы, ангел расправила крылья так, чтобы легкий ветер трепал пух и замерла, наслаждалась покоем и красотой вида. На одно мгновение Элли захотелось, наплевав на все обещания и благоразумие, расправить крылья и хотя бы попытаться сбежать. Но подобная фатальная ошибка могла тут же стать последней в ее жизни. И, вероятнее всего, стала бы.
   Вид с горы открывался потрясающий. Внизу, блестело синей тарелкой озеро Радуг - волшебное чудо природы, единственное в своем роде не только на севере континента, но и во всем мире. Сейчас над водной глазурью сверкали разноцветьем целых восемь цветных коромысел. А дальше за озером серебрились на солнце заснеженные пики Орлиных гор.
   Вспомнились названные родители: Лидия и Эйден, друзья - Кассандра с Романдом. "Как они там? Беспокоятся?.. Наверное, - с горечью подумала Элли. - Должен же хоть кто-то вспоминать ушедших и умерших". На секунду девушка прижалась лбом к шершавому стволу: "Как же так вышло, а"?.. И тут же встряхнула головой: "Нет! Рано еще готовить дрова для погребального костра"!
   Солнце уже перешло зенит, потихоньку начав спускаться к противоположному краю горизонта. Надо возвращаться. Незачем злить демона - обещала же гулять недолго. Хотя и гулять тут особо негде - вон уже замок виднеется и какие-то домики...
   - ...Бесполезно, - красный от усердия палач развел руками, вытирая испарину со лба. - Молчит, стервь.
   - Вижу.
   Конрад затушил очередную по счету сигарету (от воплей твари не помогал отвлечься даже крепкий табак), поднялся и вытащил из воздуха узкий черный клинок. Резкий взмах и голова морфа покатилась по полу перезрелым кочаном капусты:
   - Майкл, удвой патрули на границе и пусть...
   Взгляд черных глаз демона встретился с огромными синими глазищами, полными страха и слез. Закрыв лицо руками, Элли всхлипнула и бросилась бежать: прочь от этого страшного места, прочь от этих убийц.
   - Кто ее сюда пустил?! - вне себя от ярости голосом заорал Повелитель, выбегая вслед за девушкой. - Почему никто не следит за светлой?!
   Сказать, что Конрад был в бешенстве - это не сказать ничего. Черты лица мужчины заострились, на скулах заиграли желваки, а глаза превратились в два бездонных чернильных озера.
   Ангелессу он догнал легко - в платье и с крыльями между деревьев не побегаешь. Но девушка не думала сдаваться без боя: она лягалась и кусалась, пытаясь вырваться из стального захвата демона:
   - Пустите меня! Убийца! Чудовище! Не-е-ет! Пусти!!!
   Брыкающаяся девушка выла от ужаса и захлебывалась слезами, ужом выкручиваясь из рук Конрада. Удачный пинок и Повелитель тоже взвыл, на миг выпуская девушку из рук и хватаясь за причинное место:
   - Ах ты дрянь!!! Убью!
   Лучшие воины не могли равняться с Владыкой, даже когда на кону стояла жизнь, а его смогла ударить какая-то женщина! На глазах у слуг! Какое-то мелкое, белобрысое, зареванное ничтожество!
   Ярость переполняла мужчину, словно пар котел паровоза, в который усердный, но бестолковый истопник все подбрасывает дров, не замечая, что сквозь коленца труб уже со свистом выходит нагретый воздух.
   На этот раз демон церемониться он не стал: короткое заклинание и девушка замерла статуей под действием чар - всего на несколько секунд, но и этого хватило, чтобы сильная загорелая рука вздернула ее в воздух, сжимая за шею. Элли истерично всхлипнула, глядя в бездонные черные глаза, которые уже вынесли ей приговор. Губы девушки посинели от нехватки воздуха, она забилась, безуспешно пытаясь вдохнуть хоть разок и отогнуть стальные пальцы демона.
   - Конрад! Ты ее задушишь! - крик Михаэля с трудом пробился в охваченное яростью сознание Владыки.
   - Она тебе нужна! - Шанти повисла на руке Конрада. - Помнишь?!
   "Нужна?! В Бездну такую "нужность"!
   Больше всего демону хотелось свернуть эту худую цыплячью шейку, чья носительница вдруг стала доставлять кучу хлопот, и спокойно отправиться заниматься своими делами. Еще сильнее сжать кулак, чтобы стереть из этих синих глаз презрительно-испуганное выражение.
   Элли уже не шевелилась, лишь бились об землю серебристые крылья, вздымая в воздух мучнистую пыль.
   - Конрад?! Опомнись! - испуганная Шанти вновь попыталась достучаться до Владыки, понимая, что после того, как Верховный демон придет в себя - их же и накажут за смерть ценной пленницы... слишком ценной. - Конрад! Она умирает!
   Демон со свистом втянул воздух и... медленно, нехотя разжал кулак, отпуская полумертвую добычу.
   - Майкл, собери отряд охотников - отправляемся немедленно. Шанти, остаешься за главную. И... приберите здесь.
   - Да, господин, - покладисто кивнула демонесса вслед исчезающему порталу, и устало вздохнула, приподнимая светлую за одно крыло. - Приберем...
  
  
   Очнулась ангелесса далеко за полночь с мокрым от слез лицом, будто долго плакала во сне, просматривая один и тот же кошмар. Да так оно и было: страшный образ жестокого демона все еще стоял перед глазами. С трудом вздохнув, она закашлялась, прикрыв ладошкой растрескавшейся покрытые кровавой корочкой губы. Горло вспухло и горело огнем, словно в него влили добрую пинту раскаленного олова.
   Одна-единственная мысль стучала в воспаленном сознании ночной колотушкой: "Он их убил. Просто убил... Как убил бы и ее"... Перед внутренним взором возникли два мертвых, изуродованных палачом ангела и абсолютно черные, ледяные глаза, без малейшего признака жалости.
   Шею будто вновь сдавили ледяные пальцы. С третьего раза глотнув воздуха, девушка скрутилась калачиком, глядя на лунный луч, пробившийся сквозь незанавешенные гардины.
   Бежать!
   Даже если ее поймают - разницы нет умереть сегодня или завтра. Вот только....
   Без Посвящения юные ангелы изучали магию лишь в теории, исключая мелкие бытовые заклинания и только после получения крыльев их зачисляли в Академию, где они начинали изучать магическое искусство уже на практике.
   И этот браслет... Плевать! Как бы там больно ни было, все лучше, чем оставаться у демонов и, особенно, возле их Повелителя.
   С трудом дождавшись предрассветного часа, когда замок погрузился в самый крепкий утренний сон, Элиза осторожно спустила босые ноги на пол. Через окна сбежать не получится - замок стоит на утесе и окна комнаты выходят в пропасть. Тем более ни разу до того не летая пытаться удрать по воздуху - чистой воды самоубийство; значит остается просто и банально - через дверь...
   Крылья, непривычно большие, цепляющиеся за мебель и стены то сами по себе расправлялись, то вновь складывались на спине, кожа от страха покрылась мурашками.
   Долго, почти десять минут девушка прислушивалась к тишине в коридоре, все никак не решаясь отворить резную створку. Наконец, задержав дыхание, она тихо выскользнула в широкий коридор с узкими стрельчатыми окнами, скупо освещенный желтым лунным светом. В коридоре не было ни факелов, ни фонарей - детям тьмы не нужно дополнительное освещение в родной им стихии.
   Элли замерла. В коридоре явно кто-то был: неслышимый надзиратель глядел на нее откуда-то из полночных теней, прожигая ледяным взглядом затылок. Липкий страх сдавил горло, когда с гулом ветра из тьмы вдруг донеслось едва различимое: "Врреш-шь... не уйдеш-шь"...
   - К-кто зд-десь? - усиленное каменными стенами эхо раздробило вопрос, сделав едва слышный шепот гулким и громким. Но наваждение неожиданно исчезло: просто коридор и гуляющий по каменным плитам. Самый обычный сквозняк.
   Обождав несколько минут, девушка решила, что у страха глаза велики, а уж у нее - пуще того, размером с тележное колесо, не меньше, Элли осторожно спустилась по ступеням в сад, пробираясь вдоль замковой стены к воротам.
  
  
   Тьма в глубине коридоре вдруг заворочалась, сгустилась, обрела формы: непропорциональные, лишь издалека напоминающие тело волка или большой собаки. Теневая собачка покрутилась у дверей, принюхалась и неспешно потрусила по коридору к небрежно прислонившемуся к открытому окну мужчине. Подбежав к обожаемому господину, создание мрака потерлось о его ноги, ластясь словно кошка. Мужчина задумчиво опустил руку, довольно жестко потрепав сумрачное создание за холку: тьма довольно заурчала, что-то отрывисто рыкнула и большими скачками направилась в сад.
   Конрад подождал пока теневой страж скроется между деревьями и раскурил крепкую сигару, пытаясь снять дневное напряжение. Белобрысая ангелесса сейчас интересовала его в последнюю очередь. Самое поганое, что судя по магическому фону в деревне действовало не меньше пяти морфов. Вопрос: где остальные? Второй вопрос: как вообще они умудрились попасть на темную сторону?.. Бездна побери этого светлячка! И без того день тяжелый, так еще эта дура крылатая все не угомонится.
   На террасе запахло вишней - рядом с Повелителем пристроился светловолосый демон, закуривая длинную тонкую сигарету.
   - И что это было?
   - Наша гостья, - со смешком подчеркнул последнее слово Конрад, - решила характер показать - сбежать.
   - Это я понял. Я не понимаю другого: ты решил ее все-таки убить? А как же план?
   - Нет. Всего лишь проучить.
   - Гениально! - с откровенной издевкой воскликнул белобрысый: падший вымотался за день не меньше начальства и сейчас не смог отказать себе в удовольствии поддеть лютующего Повелителя. - Позвольте вам напомнить, Господин...
   - Не позволю.
   - Что ты, кажется, собирался ее соблазнить и влюбить в себя, - как ни в чем не бывало продолжил Майкл, - а не пытаться убить каждый раз, как видишь. С такими успехами она будет шарахаться от тебя как от чумного, сбегая, едва твоя мрачная физиономия появиться в конце коридора.
   - Я помню, - огрызнулся Повелитель. - Да, сорвался... Но, Тьма, как же она меня раздражает! Бесит так, что хочется придушить эту идиотку голыми руками!
   - Мы заметили, угу...
   - Да, - вздохнул Повелитель, - боюсь, это будет тяжелее, чем я думал...
   - Юный наивный ангелочек, - философски пожал плечами падший. - Было бы хуже, если б она была старой угрюмой орчанкой. И, в конце концов, определись что ли: возлюбить или придушить? Если так хочешь отыграться на ней за всех светлых, тогда сразу отказывайся от всех планов... Ну а нет - умерь свое эго. И слуг заодно успокой или я могу этим заняться, а то с таким террором девочка загнется через пару дней. Забыл? Несущие свет слишком восприимчивы к эмоциям окружающих.
   - Помню, нечего декламировать мне прописные истины, - холодно сказал Владыка. - И ни от чего я отказываться не собираюсь. Я больше тысячи лет ждал нового Светлячка. Как-нибудь потерплю эту малахольную дуру.
   - Не такая она и дура, - возразил Михаэль. - Просто слишком молода и напугана.
   - Возможно... Если бы я еще знал с чего начать! - пожаловался Конрад. - Руку ей поцеловать попробовал, а она чуть от ужаса не умерла.
   - Ты ожидал другой реакции на свою жуткую репутацию? - хмыкнул младший демон.
   - Нет, но все-таки эта девчонка слишком глупа, труслива и инфантильна!
   - Господин, - тихо прошелестело на террасе. В проходе показалась девушка - стройная, высокая, с роскошной копной черных волос, спускающихся до талии. А уж обхват внушительной груди являл собой самую потаенную мужскую мечту! Наложница почтительно поклонилась, приветствуя хозяина.
   - На сегодня ты свободна, Вейла, - качнул головой Высший демон. Демоница, повинуясь приказу, безмолвно исчезла. - Пожалуй, пора спать. Скоро рассвет.
   - Ну и зря!- не оценил решения младший демон и удивился: - А как же светлая? Может, стоит ее найти?
   Повелитель прищурился, всматриваясь в темный предрассветный сад и буркнул, отбрасывая окурок:
   - Никуда она с браслетом не денется. Пусть девочка вдоволь наиграется в храброго разведчика в стане врага. Пока может...
  
  
   Крепостная стена окружала Черный замок серым кольцом и уходила вверх на добрые тридцать метров, и это без смотровых башен! Вблизи было видно, что камни стены размером в добрый человеческий рост и положены так плотно, что между ними нельзя даже просунуть волос, не то что найти выступ, за который можно было бы уцепиться.
   Где-то наверху загомонили дозорные и Элли нервно прижалась к холодной кладке, в попытке стать как можно незаметней. Предутреннюю тишину разбивала звонкая птичья перекличка, пахло ночными цветами и росой - до восхода оставалось не больше часа. Ночные тени уже побледнели, серым лисом скрываясь меж древесных корней. Пройдет еще пара часов и они вовсе исчезнут до следующего заката.
   Стражники ушли и девушка чуть расслабилась. Ненадолго. Клок тумана у подножия старой яблоньки вдруг зашевелился, заворчал и из него выступил... монстр. Массивное тело с длинными лапами, которые были одинаково приспособлены для бега и для атаки, плоская голова с узкими глазами-щелочками, короткая игольчатая шерсть и... зубы! Их количество впечатляло. Создавалось впечатление, что все чудовище состоит из одних зубов: страшных, с палец величиной клыков, с которых капала тягучая желтая слюна.
   - Х-хорош-ший пес-сик... - неубедительно соврала девушка. К тому же хрип получился едва слышным - горло все еще горело огнем.
   Но создание мрака услышало и довольно облизнулось, однозначно одобрив такое почтительное отношение крылатого бифштекса. Раззявив зубастую пасть, тварь огромными скачками понеслась в сторону девушки.
   Элли бессильно вскинула крылья, даже не надеясь защититься от монстра ненадежным серебристым покрывалом и подавилась криком, когда чья-то рука схватила ее за локоть, втаскивая в... стену?! Ход мгновенно закрылся. С той стороны что-то ударилось о камни, затихло, и стало царапать дверь лаза, недовольно рыча и сетуя на слишком верткую добычу. Что и говорить: обидно упустить такой вкусный набор мозговых косточек!
   Неожиданно ярко вспыхнул факел, осветив узкий проход в стене, а заодно красивую, стройную брюнетку с внушительным бюстом, которая с интересом рассматривала дрожащую ангелессу. Элли же было не до гляделок. Она со страхом ожидала, что вот-вот в тесном закутке появится Повелитель, скривит губы в злой усмешке и взмахнет мечом, отсекая голову непослушной пленницы.
   - Идем, - голос демоницы разрушил пугающее до дрожи наваждение. - Быстрее. Надо убираться отсюда. Или хочешь остаться?.. Не думаю.
   Незнакомка вновь схватила ангелессу за руку и повела-потащила в одном лишь ей известном направлении, петляя по узкому проходу в крепостной стене. Здесь пахло сыростью и пылью, серым слоем покрывшей пол. Мотки паутины диковинными холстами украшали потолок и стены, скрывая за паучьей бахромой закопченную факелами кладку.
   Рукотворный коридор уже давно превратился в узкий пещерный ход, а они все еще бежали. Дорога спускалась вниз так круто, что иногда приходилось скользить, цепляясь руками за стены. Некоторые участки помогали преодолеть вырубленные в скале ступеньки.
   Путешествие закончилась внезапно. Проводница вдруг остановилась и прижала голову к стене, осторожно нащупывая едва заметный выступ.
   Шелест осыпающегося со стен песка сменился тихим шепотком ветра и одуряющим ароматом утренней свежести. Потайной ход вывел прямиком к подножию горы, оставив далеко-высоко замок и страшного монстра, даже двух если считать вместе с Повелителем.
   - Беги, - демоница кивнула на открывшийся выход, стараясь не попасть под свет утреннего солнца, и подтолкнула оробевшую девушку в плечи. - Беги же, ну!
   - Спасибо, - Элли бросилась девушке на шею, обнимая свою спасительницу. - До смерти не забуду твою доброту. Спасибо!
   Вейла кивнула и глядя, как мелькают в утреннем воздухе серебристые крылья, усмехнулась краешком губ: "Конечно не забудешь. Особенно после того, как обнаружат твое исчезновение... Господин будет в ярости"!
  
  
   Вот парадокс: больше всего Наэла любила полуночный Облачный замок, когда серебристая луна расцвечивает серебром шпили башни Единорога. Черный замок же прекрасен на рассвете, когда солнечные лучи золотят жемчужные стены, играют бликами на стрельчатых окнах. Но его жители не видят этой красоты, в это время укладываясь спать, точно так же как обитатели Облачного дворца видят десятые сны в полночь.
   Вздохнув, пифия пошла вдоль балюстрады, увитой темно-зелеными лозами с нежно-розовыми мелкими цветками, будто в трансе срывая нежные лепестки с походя оборванного бутона. Ну вот, вновь вместо дела занимается ерундой. А ведь и библиотеку нужно разобрать и слуг рассчитать за месяц, да и в собственных записях порядок навести, а то в беспорядочных каракулях и демон Хаоса не разберется.
   Перекличка разрушила ночное умиротворение - сменилась третья стража. И тут же где-то недалеко заиграла флейта. Нежная мелодичная песня то взлетала ввысь жаворонком, то стремительно падала коршуном за добычей, то журчала лесным ручейком. Наэла облокотилась на перила и замерла. Легкий ветерок принес аромат цветущего жасмина вперемешку с запахом роз - Западная башня, оплетенная малиновыми бутонами, будто горела. Пифия поежилась ...
   ...Третий день шли бои за Небесный град. Демоны, разорвав кольцо защитников, отчаянно сражавшихся за каждый клочок земли, ворвались в горящий город. Наэла металась по улицам, пытаясь прекратить это безумие, остановить любой ценой. Мальчишки! Глупые мальчишки, не наигравшиеся в детстве в солдатиков, и теперь вместо оловянных чурбачков, играющие жизнями...
   Пылающая факелом резная арка сложилась карточным домиком и рухнула, едва не придавив зазевавшуюся девушку. Отпрыгнув, Наэла отбежала и прижалась к прохладной стене дома, прикрыв глаза, и пытаясь унять бешено стучащее сердце.
   Что же делать?..
   Во дворец! Наверняка они оба будут там.
   Набросив капюшон и подобрав юбки, пифия бросилась во дворец, шарахаясь от каждой тени и любого звука. Сюда еще не докатилась основная волна сражения - бои в основном шли в северной части города, а сюда сумели проникнуть лишь несколько разрозненных отрядов темных. На открытое столкновение демоны не нарывались, пользуясь тьмой, они не столько нападали, как поджигали дома. А огонь для всех крылатых был большой бедой, ведь загоревшиеся крылья потушить почти невозможно, а без крыльев, да ночной порой ангельская сила мизерна.
   Задыхаясь от гари и быстрого бега, Наэла добралась до дворца и остановилась, в ужасе глядя на некогда прекрасный сад: смятые, будто великаном в безумной пляске розы, осушенное до растрескавшейся земли парковое озеро, Западная башня, ощерившаяся черным провалом. А вокруг сада плясало пламя, набирая силу и мощь, пожирая высушенные магией тьмы апельсиновые деревья.
   На площадке, отбрасывая аморфные тени, скачущие от пляшущих огней, друг напротив друга замерли два Повелителя - Айрэл и Конрад. Ненавидящие взгляды, казалось, обжигали, а руки твердо держали рукояти мечей.
   Секунда. Вдох. Выдох.
   Светлая и Темная половины схлестнулись в сражении, словно яростное море с ветром, пытаясь решить, кто же главнее. Невероятная скорость боя не поддавалась обычному зрению, и серебристые вспышки оружия слились в сплошную какофонию.
   Наэла заплакала. Размазывая злые колючие слезы по щекам, она закачалась и вдруг, словно оглушенная бросила вперед - пусть лучше она.
   - Нет!
   И так и не поняла, чей же меч рассек надвое бровь и правую щеку, в мгновение превратив лицо в кровавую маску.
   ....Отогнав воспоминания, Наэла облизнула губы, почувствовав соленый, с привкусом железа вкус крови и машинально потерла горящий огнем шрам. Прошли века, а воспоминания также живы и ярки, будто все произошло только вчера.
   Пифия спустилась по винтовой лестнице и вновь оказалась в дворцовом саду. Несмотря на поздний час несколько окон на восточной стороне были ярко освещены. Кто-то не спал. И с этим кем-то, не смотря на такое позднее время, следовало побеседовать как можно быстрее.
   В отличие от Цитадели, где появление Наэлы в последние несколько столетий было более чем нежелательным, в Облачном замке загодя разрешение Повелителя получать было не нужно и деятельная пифия могла передвигаться где, и сколько хотела. Через пять минут Наэла приоткрыла дверь в покои Айрэла и проскользнула внутрь. Однако в первых комнатах Владыки света не оказалось. Пробравшись через бесчисленные занавеси, она приоткрыла губы для приветствия и пораженно замерла.
   Вместо уже привычного немощного старца перед зеркалом красовался великолепный златокудрый мужчина, с нежной, будто светящейся кожей и пронзительными синими глазами. Молодой, полный сил Повелитель - как тысячелетие назад. Всего лишь целая тысяча лет...
   - Айрэл?..
   Повелитель обернулся и с досадой поджал губы: гостья увидела вовсе не то, что должна была. Не сейчас. Рано.
   Но Наэла не замечая недовольного взгляда Владыки, провела тыльной стороной ладони по его щеке, в попытке убедиться, что все это не сон. И перед ней как и много лет назад именно Айрэл - могущественный Повелитель ангелов с солнечными, будто сотканными из чистейшего света крыльями.
   - Невероятно! Ты все-таки победил заклятье?.. Но как?! Это... это невозможно! Заклятие могло быть разрушено согласно тому пророчеству только после погибели Конрада, но этот поганец явно чувствует себя живее всех живых и к Прародителям отправляться не собирается. Тогда как? Если только не...
   Опасно сузившиеся глаза пифии встретились с сапфировым взглядом Владыки и звонкая пощечина отметила щеку ангела отпечатком пятерни.
   - Сволочь! Какая же ты сволочь! Ты ее продал, - звенящий голос пифии не спрашивал, а просто сообщал. - Месяц назад почти при каждом Погружении одно и тоже видение... "Света каприз: не духа, а плоти, Мира разрушит устои и клети..." Так вот какая "плоть" имелась ввиду...
   Осекшись, она зло поджала губы допытываясь у Айрэла:
   - Зачем? Я понимаю, Конрад - он истинный ребенок Тьмы, он... он демон! А ты?!
   - А что - я? - огрызнулся Айрэл. - Думаешь, мне легко? Было... Десять веков назад именно ты создала предсказание о Несущей свет, и что же? Я - старая дряхлая развалина, а эта сволочь убивает Несущих одну за другой и катается как сыр в масле?
   - Айрэл, нельзя стать счастливым строя золотые дворцы на чужом горе, а пуще того - на костях. Ты же знал! Понимал, что он просто убьет эту девочку, замучает до смерти!
   - И чтобы ты сделала на моем месте? - язвительно поинтересовался Айрэл.
   Пифия замолкла, уставившись в одну точку на стене, и молчала так долго, что Владыка уже решил, что не дождется ответа, но тихий голос вдруг прошелестел:
   - Боролась.
   Повелитель зло отвернулся, глядя на двух саламандр в камине, кружащихся в любовном танце.
  
   Светлый Владыка Айрэл Исцеляющий сидел в своем кабинете в Радужной башне, опустив гудящие от усталости ледяные ноги в кадушку с горячей водой. Кутаясь в плед, он разминал старческие, покрытые сеточкой синих прожилок руки. Но ни теплая вода, желтая от горчицы, ни плед из шерсти горных коз не могли согреть кости старика... Бессмертного, вечно живущего... старика.
   Бороться? Сколько еще можно бороться? За что?...
   Повелитель устало откинулся на спинку кресла: через три дня Посвящение и его пройдет очередная Несущая свет. Вновь пробудится безумная надежда и так же погибнет. Рухнет с небес сгоревшим светлячком с опаленными, сломанными крыльями. Как и предыдущие.
   Тогда, во время войны, Пророчество и Несущие свет показались действительно выходом. Возможностью завершить войну. Но если бы пророчества так же легко исполнялись, как они создаются... Уже через несколько столетий все это превратились в фарс, если не сказать хуже...
   Отогнав горькие мысли, старик поднялся, кряхтя от усилия, и удивленно замер: старинное зеркало в серебристой оправе мерцало антрацитовой чернью. Вот пошло волнами, словно море при девятом вале и разбежалось кругами. Только цвет "воды" не имел ничего общего с сине-зеленой морской глазурью, то была угольная пыль.
   Ну надо же! Невероятно!..
   Впрочем, почему бы и нет. Любопытство не только кошку сгубило, и Айрэл, помедлив, подошел к зеркалу, открывая портал. С той стороны возникла наглая и до боли знакомая физиономия.
   - Вечер добрый, Повелитель, - демон поздоровался первым.
   - Добрый... Можно и так сказать, - согласился ангел, с опаской рассматривая старого врага, но пытаясь не подать вида, что визит демона его, мягко говоря, удивил.
   - Может быть, я войду?
   Помедлив, Айрэл посторонился. Конрад, перешагнул зеркальную черту и прошел в комнату. Деловито осмотрелся и присвистнул:
   - А неплохо ты тут обустроился! Впрочем, за это время мог все-таки поменять этот безвкусный столик.
   - Ты пришел обсудить мою мебель? Или съеденные на завтрак младенцы и замученные младые девы уже прискучили, решил в столяры податься?
   Конрад хмыкнул, проигнорировав реплику, и без спроса устроился в кресле:
   - Одно другому не мешает. Но я бы хотел поговорить.
   Светлый сел напротив, едва не охнув от резко стрельнувшей в позвоночник боли - как некстати радикулит разыгрался, и ничем ведь не лечится, зараза такая! Ни магия не берет, ни припарки не помогают. Одно слово - "Исцеляющий". Темный постыдный казус недруга либо не заметил, либо мастерски разыграл обычную ледяную невозмутимость, отчего Айрэл почувствовал себя еще неуютней и как можно непринужденней спросил:
   - Впервые за столько лет и именно ты хочешь поговорить? О чем же?
   Мгновенный ответ застал мужчину врасплох:
   - О Несущей свет и Посвящении.
   Ангел протестуя поднял руку:
   - Вот как... Конрад...
   - Нет уж, позволь, - демон не собирался выслушивать долгие и несвязные уверения врага. - Я заранее предугадываю, что ты можешь сказать. Но это скучно и совсем не интересно. На этот раз она слишком поздно появилась. Даже триста лет - долгий срок, а со дня пророчества уже прошла тысяча.
   - Я понимаю.
   - Думаю, нет. Ты фактически без сил, управлять своим даром вы ее не учили, так как скрывали ее появление даже от нее самой. Так оберегали от меня, - сочувствующе и одновременно нагло ухмыльнулся демон, - да все впустую. Поверь, на этот раз действительно ничего личного. Я не желаю дальнейшего появления бессильных светлячков и хочу прекратить их последующее появление раз и навсегда. Взамен я отменю свое проклятие... и не просто так, а полностью возвращу тебе твою молодость. Все что нужно - вот это.
   В руках демона появился пожелтевший, потрепанный свиток. Взгляд Айрэла замер на драгоценной бумаге.
   - Фактически мы с тобой вернемся к началу, расставив фишки на исходной позиции. Каждый останется при своем, ничего не потеряв: не будет ни Несущих свет, ни проклятия. Впрочем, - демон белозубо улыбнулся, - мы всегда можем начать игру заново.
   Повелители помолчали, размышляя каждый о своем.
   - Да. Ты прав, - как бы не хотелось этого признавать, но в душе ангел был согласен: тысяча лет - долгий срок! - Я хочу вернуть молодость. Ничего личного, надеюсь, девушка не будет долго мучиться.
   Владыки стихий встретились взглядами.
   - Обсудим детали...
  
   - Боролась?! - огрызнулся Айрэл в ответ на укоряющий взгляд пифии. - Как? Если твое пророчество - это бред! Он с легкостью уничтожает всех Несущих свет, как бы мы их не охраняли, как не тряслись над их жизнями. А мне в старческом теле как-то несладко жилось, знаешь ли!
   От злости, Наэла даже не смогла сразу подобрать слова, только сжала руку, будто схватившись за веник стрекучей крапивы, чтобы отстегать как следует этого несносного мальчишку.
   -Вот как мы заговорили! А ты не думал, что...
   Владыка предостерегающе поднял руку, обрывая Пифию на полуслове. Хлопнул крыльями, будто закутываясь в золотой плащ и через секунду перед провидицей предстал уже привычный старик. Дряблая обвислая кожа, выцветшие голубые глаза, седые клочковатые волосы. Одернув балахон, Айрэл сел в стоящее рядом кресло.
   Наэла выжидая скрестила руки на груди, впрочем, не думая скрывать презрительный взгляд. За дверью раздался топот, и кто-то замолотил кулаком в дверь:
   - Повелитель?! Повелитель?..
   Разноцветные занавеси разлетелись крыльями, впустив худощавого юношу, едва отметившего первое совершеннолетие. Запыхавшийся от быстрого бега, дабы как можно скорее сообщить Повелителю чрезвычайно важную весть, он с порога затараторил:
   - Там такое! Такое! Старейшина Ориен меня отправил прямо к вам, так и сказал, и быстрее, говорит. Скажи Повелителю, что там, вот!
   Старшие недоуменно переглянулись.
   - Отрок, - прервала посыльного пифия. - Так что же передал старейшина Ориен?
   - Как что? - удивился мальчишка. - Я же говорю, на нас напали!
   - Как напали?! - растерялся Владыка, отметив, что и пифия удивленно приподняла брови домиком. - Этого не может быть! Он же обещал...
   Ироничный, издевательский взгляд оракула встретился со взглядом ошарашенного новостью Айрэла.
   - В смысле, - тут же поправился светлый, - кто посмел?!
  
  
   ГЛАВА 3
  
   Солнце медленно клонилось к закату, неторопливо меняя цвет с золотистого на багрово-пряный, будто молодая невеста, краснеющая с приближением брачной ночи.
   Сегодня еще одна вершина покорена - осталось лишь спуститься. А там можно готовиться на ночлег. Непривычно холодные ночи северных земель пугали светлую: зябко, голодно и в кустах все время что-то шуршит и чавкает. Даже костер не разведешь: а вдруг заметят? Один плюс: отменный опыт лазанья по деревьям пришелся как нельзя кстати.
   Элли устало выдохнула и опустилась на колени, щедро смачивая водой из узкой, но быстрой горной речки пыльный лист подорожника и промывая кровавые ссадины на ногах. Что ни говори, а легкие туфли совершенно не подходят для прогулок по горам. За три дня пути от обуви остались лохмотья. Но сбитые ноги - это еще что! Самым страшным было то, что за три дня пути, казалось, Черный замок почти не уменьшился, все также украшая массивными башнями западный край горизонта.
   Как жаль, что нельзя воспользоваться крыльями и преодолеть такой сложный и опасный на земле путь по воздуху. В первый же день своего бегства она попыталась взлететь, но как только крылья разбили свежий утренний воздух... очнулась ангелесса спустя несколько часов и больше взлететь не пыталась, даже в воспоминаниях страшась пробудить ту дикую, чудовищную боль, сковавшую тело.
   Вода в речке была бодрящая, ледяная и чуть голубоватая. Обмыв покрытые пылью руки и лицо, девушка от души напилась про запас и двинулась вдоль по течению. Сегодня ей уже несколько раз попадались небольшие пещеры, в которых можно было устроиться на ночлег и даже попробовать развести огонь, чтобы чуть-чуть согреться. Хорошо бы еще найти какую-нибудь еду. Но для орехов и грибов рано, и до ягодок еще пока цветочки отцветут... Продравшись сквозь неожиданно густые заросли кустарника на широкое каменное плато, девушка едва не рухнула, споткнувшись о высокий черный камень.
   "Нет, не камень", - поняла девушка. - "Кошка. Большая мертвая кошка".
   Здесь ручей вырывался на свободу из тенистого густого леса, впадая в быструю горную реку, которая десятиметровой зеркальной стеной падала с обрыва, рассыпая в воздухе мелкую водяную пыль. На берегу, уронив тяжелую лобастую голову в воду, лежала черная пантера. Сведенные судорогой лапы были неестественно вывернуты, а брюхо, из которого вывалились все внутренности, разрезано по всей длине одним точным ударом.
   Девушку замутило, хотя было уже и нечем: три дня голодовки дали о себе знать. Во рту собралась горькая слюна, в глазах потемнело и Элли поторопилась убраться оттуда, не сразу заметив, что над водой, уцепившись лапками за нависающую над протокой корягу, жалобно мяучит маленький котеныш, из последних сил пытаясь удержаться. Для такой крохи и ручей должен казаться морским проливом, а тут целая река!
   Ахнув, девушка не раздумывая прыгнула в воду. Вода моментально пропитала платье, ледяными иголками заколола босые ноги, а быстрое течение все норовило отнести Элли к смертельному обрыву. Лишь с третьей попытки светлой удалось добраться до нависающего дерева и осторожно снять котенка с ветки. Кошечка тут же вцепилась в руки спасительницы всеми лапами, глубоко ввозная когти не только в одежду, но и под кожу.
   Одной рукой Элли подняла добычу над водой, а второй попыталась грести к берегу. Получалось плохо - течение было слишком сильным. Элли запаниковала, понимая, что еще немного и ее сбросит вниз. Получилось только хуже - от испуга раскрылись крылья, вмиг напитавшиеся водой и оттого став неимоверно тяжелыми, потянули светлую на дно.
   Девушка зажмурилась, задерживая под водой дыхание, пытаясь успокоиться и спрятать крылья - иначе и вовсе не выплыть из водного плена. И уже не видела того, как поверхность речки на несколько секунд покрыла Тьма. Лезвием сверкнула над водой и серым пеплом осыпала на воду попавших под заклинание мошек, листья и ветки. Вспыхнула и пропала.
   Светлая со второй попытки все-таки сумела спрятать крылья и вынырнуть на поверхность, жадно хватая воздух. Огляделась и почти тут же нырнула обратно.
   - Куда?! - сильная рука Повелителя, схватила девушку за шиворот платья, рывком вытягивая на поверхность и волоча дальше к берегу. Ангелесса захрипела и обмякла, даже не сопротивлялась, не в силах поверить, что это не кошмарный сон. Ее правда нашли и сейчас будут убивать!
   Вытащив светлую на берег, Конрад швырнул ее на каменистый берег и, с трудом подавив желание пнуть сапогом белобрысую идиотку, поскорее отошел в сторону, опасаясь как бы не пришлось следом подавлять желание ангелоубийства - в этот раз Шанти здесь нет.
   Раздражение мужчины возросло еще и оттого, что на поиски ангела ушли почти сутки. Скалы Змеиного предгорья, куда забралась светлая, содержали в себе антарную крошку. Это редкое вещество полностью глушило магию света. И не только. Из этой же руды был сделан и рабский браслет ангелессы, сигнал которого тоже оказался полностью экранирован.
   К тому же исчезновение "гостьи" обнаружили не сразу. Первый день Повелитель был слишком занят нападениями на приграничные деревни и решил, что светлая просто заперлась у себя в комнате и не хочется никого видеть. Ну, скажите, кого бы впечатлили подростковые способы решения проблем: с добровольным затворничеством и голодовкой. Хочет сидеть в комнате - на здоровье! Для острастки Конрад даже приказал слугам ни в коем случае не кормить и не беспокоить пленницу. Благо других дел достаточно! Ближе к ночи второго дня Повелитель, наконец, сообразил что его беспокоит - отсутствие сигнала от рабского браслета ангелессы.
   Хаос и паника поселились в Темном королевстве. Точнее в панике были слуги и стража, Повелитель был просто зол. И если бы он сумел найти белобрысую в первые часы поиска - жить бы ей было не дольше двух секунд, которых демону вполне хватило, чтобы свернуть беглянке шею.
   Везучий светлячок!..
   Не в силах издать ни звука или пошевелиться, Элли втянула голову в плечи, вот-вот ожидая побоев и неминуемой смерти, даже не замечая как забился в руках спасенный малыш, судорожно прижатый к груди.
   - Кота задушишь.
   Девушка медленно подняла голову: она определенно думала услышать нечто иное, наподобие: "Умри, несчастная"!
   - Ч-что?
   - Кот твой, говорю, уже в предсмертных судорогах бьется.
   Элли перевела взгляд вниз и испуганно разжала руки: полузадушенный котенок скатился вниз на песок и обиженно замяукал.
   Под ладонь девушке попался обтесанный водой голыш. Элли нервно стиснула гладкие бока камня и выкрикнула:
   - Не подходите ко мне!.. - Повелитель даже не потрудился уклонится - камень, брошенный "меткой" воительницей пролетел в добром метре от цели.
   - А то что? - вопрос мужчины, повис в воздухе гильотинным лезвием.
   - А то я... я... Вы меня можете затащить обратно в замок, вы можете меня вновь избить, но я не пойду. Я буду пытаться сбежать вновь и вновь и...
   - Значит ты умрешь.
   - Значит я умру, - покорно согласилась девушка.
   - Ну и дура, - заключил демон.
   Потрясение, отразившееся на мордашке светлой, доставило демону несколько ярких мгновений удовольствия. Ангелы так забавно удивляются!
   - Думаешь умереть так сложно? Отнюдь. Куда труднее - жить.
   Что?! Да как он... Как он смеет читать ей нотации?!
   - Это моя жизнь! - Гордо выпрямилась девушка. - И своей жизнью я распоряжаюсь сама.
   - Так живи, - отрезал демон. - Если есть возможность пожить чуть дольше, стоит всегда за нее хвататься. Ведь кто-то наверняка будет о тебе грустить. Даже если это бродячий пес у перекрестка, который каждый вечер поджидает тебя по дороге домой.
   Дыхание перехватило, память услужливо подбросила лица погибших родителей и тут же образы приемных: Лидии и Эйдена, сестренки Кассандры. Романда... Кто бы мог подумать, что от демона можно услышать такие слова...
   - Не смейте! Вы не имеете право говорить такое... такие вещи, о которых вы не имеете ни малейшего представления!
   - Почему ты так думаешь?
   - Потому что вы не можете любить и о ком-то печалится. Потому что вы чудовище! Я сама видела, как вы уби...
   Глаза девушки удивленно расширились, а затем в них засияла такая радость и надежда, что Конрад решил будто бедняжка помутилась рассудком.
   Ситуация прояснилась быстро: на той стороне реки, за спиной Повелителя вдруг обнаружилась троица до зубовного скрежета знакомых поддельных "ангелов". Морфы внимательно разглядывали парочку, но пока не спешили нападать, хотя их явно привлекла девушка. Оно и понятно: от этой самки можно не ожидать подлости в виде ядовитых когтей и острых жвал. Другое дело - враг-самец.
   - Тьма и Бездна! - зло рявкнул Конрад. - Что ж за неделька такая?! Напрасно радуешься, светлая. Поверь, на твоем месте я бы за них не болел. Потому что только я твоя единственная надежда на спасение.
   - Вы сами себе перережете горло? - парировала Элли, раздумывая как бы так суметь оказаться на той стороне реки. Сердце прыгало в груде как сумасшедшее, от такой нежданной и безумной надежды - ее все-таки спасут! Скоро она окажется дома! А если нет?..
   - Не стоит мне хамить, девочка. Просто поверь, это не твои собратья и пришли тебя сожрать, а не спасти.
   Одинаковые, словно скопированные (да так оно и было) лица-морды тварей, излучали безучастное выражение равнодушия. Элли вздрогнула, заметив в руке одного из "ангелов" тонкий кривой меч, испачканный уже засохшей черно-бурой кровью. Но сознание светлой тут же нашло объяснение: "Конечно, "свои" на вражеской территории. Бедненькие, им, наверное, пришлось сражаться с демонами"!
   - Исчезни, белобрысая, - прошипел Повелитель, обнажая оружие. Монстры тоже не стали тратить время на разговоры и сразу же ринулись в атаку.
   - Не надо!..
   - Вон! - демон церемонится не стал, просто отбрасывая девушку с траектории удара одного из морфов. Светлая, словно пушинка, пролетела добрые пять метров и врезалась в каменно-твердую землю, разбив колени и локти.
   Сзади раздался яростный звон оружия. Элли обернулась, мельком отметив как Конрад с яростью отражает удары сразу с трех сторон и застыла в панике раздумывая, чем она может помочь своим.
   Противники двигались с ошеломляющей скоростью. Даже Повелитель, который не зря считался лучшим бойцом темных, едва успевал отражать атаки. Едва, но все-таки успевал, постепенно оттесняя врагов к реке.
   В голове Элли кузнечным молотом стучала только одна мысль: "Он же их сейчас убьет! Как тех... тогда. Ни за что! Она не позволит"!
   По телу волной прошла болевая судорога, вторая, третья, браслет накалился, впитывая в себя магию и сжигая кожу. Зато стало понятно, что имел в виду демон под запретом пользоваться магией. Но кто мог подумать, что будет так больно!..
   "Ничего, я выдержу - я все выдержу! Главное - уничтожить зло"! - крылья слились в сплошное серебро, по которыми сполохами пробегала магия.
   Один из "ангелов" коротко вскрикнул и упал, зажимая колотую рану в животе, но и Повелитель получил серьезное ранение в плечо, когда отвлекся на световое шоу за спиной.
   - Светлая! - зло рявкнул демон, перебрасывая меч в другую руку. - Прекрати сверкать и успокойся, не то я тебя сам упокою!
   Элли внезапно приободрилась: "Так тебе и надо"! и больше не обращая внимания на боль увереннее потянулась к магии, собирая ее в единый мощный поток: "Уничтожить зло! Помочь своим"!
   Внезапно один из соплеменников открыл рот, полный острых игольчатых зубов, зашипел и в высоком зверином прыжке оказался за спиной Конрада. Повелитель оказался быстрее и успел отмахнуться от атаки поддельного ангела: острые загнутые когти, которыми можно легко разрезать лист жести лишь вскользь вспороли кожу. Глаза твари полыхнули бордовым огнем из груди вырвалось рычание.
   "Создатель, кто это?.. Это... это не ангелы"! - в голове мелькнула запоздалая мысль. Слишком запоздалая... Собранная магия вдруг вспыхнула серебристой дугой. Время замедлилось. В опьянении угарного сна девушка видела, как попавшие в радиус удара демон и "ангелы" стали медленно-медленно поворачиваться в ее сторону. Почти развернулись. Резкая вспышка и "ангелы" один за другим рассыпались серой пылью. Вместо с крыльями, одеждой и оружием. Демон удивленно уставился на ближайшую кучку, недоверчиво пошевелил ее носком сапога и хмыкнул:
   - Спасибо за помощь, конечно, но не стоило.
   - Я... нет... это не я. Не я... Это... - договорить она не смогла.
   Боль была такой сильной, что голос от крика сорвало через несколько секунд: кости и суставы выворачивало наизнанку, каждый нерв вдруг стал хрупким и звенящим от боли, а вместо правой руки оказался страшный обожженный отросток, в котором лишь угадывались пальцы. Черный браслет безжалостно отомстил за нарушение запрета.
   Очнулась девушка от того, что захлебывалась. Судорожно закашлялась, но чья-то сильная рука прижала ее голову к фляжке, заставляя сделать еще несколько глотков. Сквозь мутную пелену слез Элли увидела темного Повелителя, который ругался на чем свет стоит. Смысл слов от светлой был весьма далек, да и звук через шум в ушах доходил не весь и не всегда, но мимическая экспрессия на лице темного была лучше любых пояснений.
   Ангелессе полегчало как раз к тому моменту, когда в речи Конрада помимо междометий стали встречаться и общеупотребляемые слова.
   - Мертвая вода из Града. Последний запас, - пожаловался демон, снял рубашку (и без того мокрую от крови и пота) и принялся щедро пропитывать ткань драгоценной жидкостью.
   Мягкая шерсть обернула изувеченную руку, снимая боль и обнадеживая пусть не скорым, но выздоровлением. Хотя магическая болезнь и выздоровление понятия слабосопоставимые...
   - И я тебя предупреждал, - не удержался от шпильки демон.
   - Да, - прошелестела светлая, - я помню.
   Повисла тяжелая тишина, словно анекдот рассказанный на поминках. Демон безмолвно изучал крылатую что-то про себя решая, Элли также молча смотрела в землю перед собою, с нежностью повитухи баюкая руку. На удивление после пережитого не было ни толковых мыслей, ни даже просто слез. К ногам светлой подползла позабытая кошечка, хрипло мяукнула и осторожно потерлась лобастой головой о колени.
   Демон проследил как светлая здоровой рукой цепляет зверька под пузико и прижимает к груди, зарываясь лицом в теплую шерсть. Что ж, изначально неудачная ситуация оказалась весьма полезной и надо быть последним глупцом, чтобы ее не использовать. Проверим, белобрысая, как ты умеешь играть в игры манипуляторов?
   - Морфы. Подвид нечисти, которая может изменять облик. Правда в отличие от полиморфов всего лишь один раз в жизни. К счастью, когда они напуганы, голодны или в агрессии - их выдают глаза и иногда частичная трансформация: клыки, когти. Эти почему-то приняли облик твои сородичей, - нехотя пояснил Повелитель, присаживаясь под густой кроной можжевельника и облокачиваясь на заскорузлый, кривой ствол дерева.
   Плечо горело огнем: как назло и удар мечом и когтями пришлись в одно место. Впрочем, колотая рана Конрада особо не волновала, а вот царапины от когтей другое дело... Демон вытряс из фляжки последние капли целебной воды и осторожно размазал по плечу: в ранках зашипело и защипало, розово-белая пена подытожила - яд обезврежен.
   - Отряд этих монстров уничтожил две деревни на границе. Тех двоих, что ты видела в замке, смогли захватить наши воины на месте, еще троих взяли вчера на облаве. Эти, видимо, последние... Сто шестнадцать взрослых и пятьдесят шесть детей, из них четырнадцать - младенцы. Все мертвы.
   - Как?.. Мертвы?
   - Разрублены, задушены, загрызены, - принялся перечислять темный.
   - Не.. не надо. Я не знала... - Элли почувствовала как вспыхнули от стыда уши. Пресветлые Небеса! Какое она имела право обвинить (пусть даже и демона) в самом страшном преступлении - убийстве?.. Но ведь это и выглядело как убийство!
   - Каждый всегда видит то, что он хочет увидеть, - словно в ответ на ее мысли темный пожал плечами и тут же выругался, скривившись от боли. Ангелессе стало совсем нехорошо: ведь это из-за нее они оказались здесь, и... этого демона (назвать темного Повелителя по имени она все еще не могла, даже мысленно) тоже ранили из-за нее...
   - Вот это стол - за ним едят, вот это стул - на нем сидят. Но бывает и по другому. Редко, потому и непривычно, но бывает. Силосная яма для кентавров - тот же стол, дубовая жердь для ааракокр - лучшая в мире постель. Это жизнь, светлячок.
   - Почему вы меня так называете?
   - Потому что ты и есть светлячок. Наивный маленький крылатый жучок, который может зажечь свет даже в кромешном мраке. Сантиметра на два вокруг себя. И никак не может уразуметь, что Тьма вокруг бесконечна, а его свет - нет. И даже если этот жучок постарается, очень сильно постарается... он просто быстрее перегорит. Всего лишь. А ночь уйдет сама - с Рассветом...
   Демон с сожалением заглянул во фляжку, со вздохом заткнул ее и легко, плавно поднялся на ноги:
   - Ладно, бывай, что ли..
   - Как, бывай? - опешила Элли. - А как же я?..
   - А что ты?
   - Ну... - девушка беспомощно огляделась вокруг.
   - Ты же так хотела от меня сбежать. Вперед. Волоком я тебя обратно тащить не буду и не надейся. Даже дорогу подскажу: как с гор спустишься, начнутся пустоши - недели три пешего хода и ты на опушке Чернотравного леса, а сразу за ним Орлиные горы. Как раз к концу лета доберешься. Ну а там, как через горы перешла, так сразу и светлые земли.
   - Вы... Вы издеваетесь?
   Иронично приподнятая бровь на абсолютно невозмутимом лице демона выглядела так серьезно и так издевательски, что девушка не выдержала:
   - Ну простите меня! Да, мне очень жаль, что я вам нагрубила и обозвала убийцей. И за то, что ударила тоже. Я... я не думала...
   Видимо в мировоззрении девушки и впрямь что-то круто перевернулось, обнажив одну невероятную и неприятную для нее вещь: не всегда то, что ты видишь (или кого ты видишь) является этим на самом деле...
   - Без ну, конечно, было бы лучше... - хмыкнул демон и миролюбиво заключил демон, - ладно, пойдем. Идти хоть сама можешь?
   - Могу, - покладисто кивнула девушка, с трудом поднимаясь на ноги. К сожалению или к счастью, Элли так и не заметила выражения торжествующего удовольствия на лице темного, иначе бы сто раз подумала, прежде чем извиняться или, тем более, покорно топать вслед.
  
  
   Вечером следующего дня (почти сутки потребовались, чтобы спуститься с предгорий, откуда уже можно было построить портал в замок) Конрад и Михаэль, устроились в кабинете Повелителя и наблюдали в магическое зеркало за комнатой ангелессы. Пасторальная картинка навевала скуку и зевоту.
   Горящий огонь в камине отбрасывал длинные тени на потолок и стены, усыпляя игрой теней. Оранжевые языки пламени с треском голодного волка, дорвавшегося до сочной мозговой косточки, разгрызали сухие березовые поленца. У камина в широком кресле, завернувшись в пуховый плед, сидела девушка, пристроив на коленях черный урчащий комочек. Рядом на столике дымилась кружка с кипяченым молоком.
   Впрочем у демонов было свое питье: вторая бутылка Шаденского вина столетней выдержки уже подходила к концу. Зато дружеские сплетни были в самом разгаре и так позорно как винный сосуд капитулировать не собирались.
   - А она и говорит: "Майкл, милый, может стоит намекнуть начальству на повышение? Сколько можно ходить в лейтенантах?! Все твои ровесники уже давно флигель-адьютанты, а то и майоры! Меня же не поймут! Мне даже нечем перед подружками похвастаться"!
   - А ты что?
   - А что я? Явился на следующую встречу к подружкам при полном параде, вручил ожерелье с бриллиантами, сказал: "Извини, дорогая. Но когда суккуб не знает с какой стороны кровати к мужчине подходить... меня же не поймут! Мне даже нечем перед Повелителем похвастать. Адьё, в общем"...
   - И?
   - Стерва, конечно, - показушно вздохнул блондин, демонстрируя свежеприобретенные "кошачьи шрамы" и ухмыльнулся, - но про кровать я соврал. Знает ведьма толк в...
   -Фу-у, - синхронно прокомментировали демоны, когда денно и нощно наблюдаемая в зеркале ангелесса отпила добрую половину молочного напитка.
   - М-да... Не знаю как кто, а я был очень удивлен, - наливая в свободный бокал вина, припомнил беловолосый демон, - когда светлая вернулась с тобой почти невредимая, и (о, чудо!) не вопящая и не оглушенная. Вспоминая вашу последнюю "встречу"... я надеялся, что первым ее найду я или хотя бы Келли. Во избежание...
   На поиски светлой Повелитель отрядил лучших охотников во главе с падшим. Но ангелесса, как истинная блондинка ухитрилась ходить такими кругами и по таким кустам, что переплюнула любого профессионального зайца.
   - Как видишь, все не так безнадежно. Иногда даже со светлыми можно достичь понимания. Или сделать вид...
   - А как ты ухитрился ее найти так быстро?
   - Не ее, - неожиданно серьезно отозвался Конрад, - почувствовал остаточное поле от "Теневого лезвия". Минуты две, максимум три. Вышел к реке: а там светлая бултыхается, даром что почти пузыри пускает. И остаточные эманации от заклинания на воде.
   - "Теневое лезвие"? На Змеином предгорье? - так подозрительно переспросил падший, будто подозревал начальство как минимум в потреблении веселых орочьих мухоморчиков. Ответным взглядом можно было заморозить вулкан и Майкл поспешил внести контрпредложение: - Морфы?
   - Вряд ли, - с сожалением отверг столь заманчивый вариант Повелитель. - Не тот уровень для подобной нечисти... Хм... сколько было охотников за Светлячком?
   - Я, ты, Шанти, Кейриллис с четырьмя маори, Торак со своей боевой звездой и Нувиш, - споро перечислил падший и осекся. - Ты думаешь это кто-то свой?
   - Возможно... Хотя и не уверен. Как думаешь, кто хочет убить Несущую свет больше чем я?
   - Может тот, кто знает насколько ты хочешь ее сохранить живой и здоровой?
   - Вот именно...
   - Ты серьезно? - Майкл оторопело уставился на Конрада. - Тогда выбор невелик: ты, я и Шанти. За палачом сбегать?
   Но старший демон только отмахнулся и неожиданно ухмыльнулся:
   - Самое удивительное, что светлая совершенно ничего не заметила. Какое там "Лезвие тьмы"?! Тишь и благолепие! До моего появления, разумеется.
   - Разумеется. Защитная реакция психики: не верить в плохое до тех пор, пока оно не вцепится тебе в глотку... Не жаль ее? - неожиданно даже для себя спросил Михаэль, хотя обычно его политика сводилась к "не оспаривать и ни в коем разе не осуждать действия Владыки". - Совесть не замучит?
   - Это мои проблемы, - резко отрезал Конрад. - Совесть - моя и уж как-нибудь я с ней договорюсь. И еще... дружба дружбой, но ты всего лишь мой подданный. Намек понят?
   Майкл шутливо поднял ладони, признавая поражение, но глаза падшего оставались серьезными, без тени улыбки:
   - Тогда как честный и преданный короне подданный, пойду всего лишь займусь прямыми обязанностями.
   - Давно пора.
   Повелитель проводил Михаэля взглядом и закурил очередную сигарету.
   И этот не одобряет. Словно сговорились! Шанти бесится, грубит и подчеркнуто игнорирует. Еще и падший туда же! Чистоплюи!..
   А, Тьма и Бездна, это их и только их проблемы. А он - Конрад - не собирается отступать от своих планов. Чего бы это ни стоило.
  


РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  К.Фави "Мачеха для дочки Зверя" (Современный любовный роман) | | К.Дэй "Я тебя (не) люблю" (Женский роман) | | А.Субботина "Непорочная для Мерзавца" (Романтическая проза) | | Е.Кариди "Бывшая любовница" (Современный любовный роман) | | Н.Романова "Её особенный дракон" (Фанфики по книгам) | | Л.Каминская "Как приручить рыцаря: инструкция для дракона" (Юмористическое фэнтези) | | Р.Навьер "Искупление" (Молодежная проза) | | LitaWolf "Попаданка с секретом" (Любовное фэнтези) | | Н.Самсонова "Предавая любовь" (Любовная фантастика) | | Н.Романова "Мультяшка" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"