Крылов Алексей Николаевич: другие произведения.

Арденны. Как Вермахт американцев бил

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Арденны. Как Вермахт врезал по союзникам
  
  
  Шла вторая половина 1944 года. Года десяти Сталинских ударов. Гитлеровское руководство прилагало все усилия, что бы вывернуться из гибельного тупика, который проглядывал день ото дня всё явственнее. Гитлер рассчитывал, что в случае успешного наступления на западном фронте он сможет опрокинуть англо-американские войска в Атлантику и навязать союзникам сепаратный мир на своих условиях.
  Планировалось нанести удар через Арденны, потому что союзники считали их непроходимыми для войск зимой. Арденны - это горно-лесной массив на границе Бельгии, Люксембурга и Германии, который до сих пор считается 'лёгкими Европы'. В 1944 году дорог там было ещё меньше, чем сейчас, а естественных преград для наступления ещё больше.
  Немецкие ударные группировки, пройдя через Бастонь и Мальмеди, должны были форсировать Маас и захватить Брюссель и Антверпен. Планировалось отрезать северный фланг союзного фронта, прижать его к морю и устроить второй Дюнкерк. В авантюрности и неграмотности такой план может обвинить только очень недалёкий и поверхностный исследователь.
  Для немецкого наступления в Арденнах (операция 'Вахта на Рейне' - Wacht am Rhein) была сформирована 6-я танковая армия СС, состоящая из 1-го и 2-го танковых корпусов СС и 67-го армейского корпуса. Для проведения Арденнской операции немецким командованием были созданы две ударные группировки: Северная (6-я танковая армия СС, командующий оберстгруппенфюрер СС Зепп Дитрих) и Южная (5-я танковая армия генерала Мантейфеля, 47-й и 58-й танковые корпуса, 66-й армейский корпус). В 6-й танковой армии СС и 5-й танковой армии было сосредоточено большое количество средних танков 'Пантера' и тяжелых танков 'Тигр' и 'Королевский тигр', а также САУ 'Ягдпантера' и 'Ягдтигр'. В операции также участвовала 7-я армия (Э. Бранденбергер, 80-й и 85-й корпуса), наступавшая на левом фланге. Эри три армии входили в состав группы армий 'Б' (Heeresgruppe B, командующий генерал-фельдмаршал В. Модель), расположенной напротив Арденн. Немецкая группировка насчитывала 24 дивизии, в том числе 10 танковых дивизий, а также отдельные части. Группа армий 'Х' (Heeresgruppe H, Й. Бласковиц) располагалась севернее Арденн. В ее составе были 15-я и 25-я армии и 1-я парашютная армия. Группа армий 'Г' (Heeresgruppe G, П. Хауссер) располагалась южнее Арденн. В ее состав входили 1-я и 19-я армии. В Арденнской операции с немецкой стороны по разным оценкам участвовало 240 тыс. человек, 1800 танков, 1900 артиллерийских орудий и реактивных минометов 'Небельверфер' (Nebelwerfer) и 800 самолетов.
  6-я танковая армия СС согласно плану должна была наступать на Антверпен, через порт которого шло снабжение 21-й британской группы армий, а 5-я танковая армия - на Брюссель. Первой задачей немецких войск, были мосты через реку Маас в городах Льеж и Намюр. В этих же городах передовые немецкие отряды должны были захватить склады с топливом, чтобы восполнить нехватку горючего для бронетехники и автотранспорта наступающих немецких группировок.
  Германия к концу войны испытывала серьезные трудности с топливом. Так, направлявшиеся в прорыв танки имели запас хода всего на 140-160 км. Впоследствии бывший начальник генерального штаба сухопутных войск Вермахта генерал Гальдер писал: 'Силы, использованные для наступления в Арденнах, были последними грошами обнищавшего человека... Во всяком случае, недопустимо было ставить задачу прорыва из Арденн до Антверпена нескольким дивизиям, которые не располагали достаточными запасами горючего, имели ограниченное количество боеприпасов и не получали авиационной поддержки'.
  Однако, другого выхода Гитлер найти не мог. Наступление началось и сразу же поставило войска англо-американских союзников на грань военного поражения.
  Застигнутые врасплох американские войска пришли в полное замешательство и не смогли оказать серьезного сопротивления.
  Вот как живописал те события американский журналист Ральф Ингерсолл, который находился в войсках: 'У немцев как будто было все - внезапность, быстрота, огневая мощь и высокое моральное состояние. Глядя на карту утром 17 декабря, казалось невозможным остановить их, - они прорвали нашу линию обороны на фронте в пятьдесят миль и хлынули в этот прорыв, как вода во взорванную плотину. А от них, по всем дорогам, ведущим на запад, бежали сломя голову американцы...'
  Эйзенхауэр был вынужден перебросить в Арденны две воздушно-десантные дивизии (82-ю и 101-ю) из своего резерва, размещавшегося в Реймсе.
  18 декабря положение союзников продолжало ухудшаться. Вечером Брэдли пришел к выводу, что обстановка гораздо опаснее, чем считали раньше, так как американская оборона в районе 8-го корпуса оказалась прорванной в полосе шириной 80 км и на глубину в 50 км.
  19 декабря в Вердене встретились союзные командующие. Эйзенхауэр, открывая совещание, обратился с просьбой к присутствующим не сидеть с мрачными лицами. Мрачнеть было от чего: к концу дня передовые немецкие части приблизились к Льежу на 40 км.
  Лишь к 20 декабря американское командование окончательно убедилось в том, что главный удар противник наносит именно в районе Арденн, настолько полной была внезапность и последовавшее за ней паническое бегство союзников. В этот день 101-я воздушно-десантная и 10-я бронетанковая дивизии были окружены в районе Бастони. Немцы захватили богатые трофеи: несколько сотен американских орудий и грузовиков, 1700 тонн боеприпасов. Преследуя бегущие американские войска, немецкие танковые части к 20 декабря продвинулись до 30-35 км в глубину и расширили прорыв до 100 км по фронту. В результате северная группировка союзных войск в составе 1-я канадская, 2-я английская армии, а также 9-я американская армия были отрезаны от южной.
  Немецким планом предполагалось, что военные задачи будут решены на седьмой день после начала наступления. Всё шло по плану.
  В это драматическое для союзников время Эйзенхауэр вынужден был направить 21 декабря в Вашингтон запрос:
  'Возможно ли ожидать русского решительного наступления в этом или следующем месяце, знание этого факта имеет для меня исключительно важное значение'.
  Более того, он разъяснил, что без военной помощи Красной Армии американские войска будут поставлены в исключительно тяжелое положение.
  24 декабря советское правительство получило извещение от Рузвельта о направлении в Москву вполне полномочного офицера для обсуждения положения дел у Эйзенхауэра на Западном фронте и вопроса о взаимодействии с Восточным фронтом.
  25 декабря Рузвельту был выслан положительный ответ. После этого 29 декабря представитель союзных войск А. Теддер вылетел в Москву в сопровождении начальника оперативного отдела главной штаб-квартиры генерал-майора Буля и представителя органов разведки бригадного генерала Беттса. Посылка Теддера свидетельствует о том, какое значение союзное командование в те дни придавало советской помощи. Положение их войск складывалось весьма и весьма плачевно. Уничтожена 106-я пехотная дивизия 8-го корпуса, сильно потрепана 28-я дивизия. Почти целиком уничтожены части 9-й бронетанковой дивизии. Штаб 8-го корпуса вынужден бежать, и никто не знает, где он теперь находится. Пехота и танки немцев появились в 1 километре от командного пункта 1-й армии, заставив его переместиться в тыл. А в тылу 8-го корпуса действует около 50 групп диверсантов. На американских 'виллисах' они громят тыловые учреждения, нарушают линии связи. Паника нарастает.
  А тем временем немецкая 5-я танковая армия, добившись наибольшего успеха, стремительно приближалась к реке Маас. 22 декабря ее передовые части находились в 22 км от Динана.
  Американская авиация из-за низкой облачности, туманов и частых дождей до 23 декабря была не в состоянии оказать поддержку своим войскам на фронте. Интересно, что после войны бывшие генералы Вермахта почему-то не оправдывали замедление Арденнского наступления помощью англосаксам со стороны 'генерала Чистое небо', хотя на Восточном фронте все сваливали на 'союзника русских' - 'генерала Мороза'.
  Известный английский историк Б. Лиддел-Гарт так описывает сложившуюся обстановку:
  'Удар явился потрясением для союзников... был прорван американский фронт в Арденнах, и создалась угроза разобщения союзных армий. Тревога перекинулась за линию фронта... Положение было кошмарное. Выражались опасения, что немцы могут дойти до побережья Ла-Манша и устроить второй Дюнкерк'.
  У Монтгомери в 21-й группе армий на западном берегу реки Маас был в резерве 30-й армейский корпус (3 пехотные дивизии и одна бронетанковая). Но как использовать его для контрудара? Этот вопрос драматически встал перед Эйзенхауэром, и 20 декабря он скрепя сердце решился временно передать Монтгомери командование всеми силами к северу от Арденн. Американские 1-я и 9-я армии оказались в подчинении у Монтгомери. Этого тот давно добивался.
  Принимая такое решение, Эйзенхауэр объяснил своему штабу, что только таким путем можно заставить Монтгомери использовать резерв в интересах 1-й и 9-й армий.
  Черчилль одобрил решение Эйзенхауэра, но американские командующие выразили недовольство и даже протест. Они демонстративно продолжали иметь дело только с Брэдли, игнорируя Монтгомери.
  23 декабря 5-я танковая армия немцев стала обходить английские войска с запада. Монтгомери тотчас же потребовал перебросить американские войска на угрожаемое направление. Когда ему были временно подчинены две американские армии, он твердо заявил, что нет причин уступать противнику территорию. Но, как только немцы стали угрожать обходом, Монтгомери сам предложил Эйзенхауэру отойти с арденнской дуги.
  24 декабря передовой отряд 2-й танковой дивизии 5-й танковой армии немцев уже показался в нескольких километрах от Динана. Но немецкие войска не дошли всего полтора километра до огромного топливного склада, находившегося в этом районе. Их танки встали без заправки и боекомплекта.
  Эйзенхауэр срочно обратился в Вашингтон за резервами и, кроме того, предпринял проверку распределения имеющихся людских резервов. От командиров боевых частей шли жалобы на тыловые органы, которые забирали львиную долю людей и снабжения. Их личный состав значительно превышал состав боевых войск, находившихся непосредственно на фронте. Но на формирование резервов за счет тыловых подразделений требовалось время, а его не было.
  31 декабря 1944 г. в Белом доме состоялось секретное совещание, в котором участвовали лишь президент, военный министр Стимсон и Гроувс. Рузвельт заявил, что ввиду тревожного положения на фронте он решил начать подготовку к применению атомной бомбы против Германии. Гроувс сообщил: 'Теперь разумно утверждать, что наши оперативные планы должны основываться на создании бомбы типа артиллерийского снаряда, взрывная мощность которой, по оценке специалистов, эквивалентна 10 тысячам тонн тротила.' Рузвельт заметил, что ему самому ничего не известно о каком-либо англо-французском соглашении по атомной энергии.
  'Таким образом, вклинившись на 100 -110 километров на территорию, занимаемую американскими войсками, они расширили фронт прорыва до ста километров, разъединив английские и американские войска на две части.
  Видя такой успех, главное командование гитлеровцев изменило направление главного удара и решило развивать дальнейшие действия уже левым флангом, где находились 5-я танковая и 7-я армии. Командующий группой армий Модель для проведения этой операции стал спешно перебрасывать для усиления войск на новом избранном направлении части и соединения из других мест...
  Немецкое командование не успело сосредоточить все необходимые силы для нанесения сокрушительного удара по войскам союзников, а начавшееся успешное наступление советских войск на востоке не только заставило противника прекратить завершение подготовки намечаемого удара, но вынудило те части и соединения, которые были предназначены для участия в этой операции, в срочном порядке перебрасывать на Восточный фронт. Так, 5-я и 6-я танковые армии, составлявшие ударную группу немцев в Арденнах, уже к 17 января были выведены из мест расположения и срочно перебрасывались на восток. Так, уже в какой раз, потянули на себя советские войска силы противника из его глубокого тыла, предназначенные для достижения совсем других целей', - пишет в своей книге главный маршал авиации А. Е. Голованов.
  Гитлер весьма грамотно санкционировал ещё одно наступление своих войск, начавшееся 1 января 1945 года. Немецкое командование, рассчитывая на потерю бдительности американцами, праздновавшими Новый год, решило нанести массированный авиаудар по аэродромам противника и, таким образом, уменьшить превосходство союзников в воздухе. Утром 1 января 1945 года около тысячи самолётов, в том числе реактивные истребители Me-262, нанесли внезапный удар по союзным аэродромам во Франции, Бельгии и Нидерландах. В течение нескольких часов было уничтожено свыше 300 и повреждено почти 200 самолётов союзников, а аэродромы выведены из строя. Для союзного командования это был шок: никто не думал, что немцы могут собрать столько самолётов и полностью выбить из игры союзную авиацию.
  В этот же день, 1-го января 1945 года, немцы вновь перешли в наступление - на этот раз в Эльзасе в районе Страсбурга, в лесных Вогезах. К 5 января они продвинулись на 30 км и севернее Страсбурга форсировали Рейн. Без поддержки авиации положение союзников стало очень тяжелым. Не имея резервов, они с трудом сдерживали натиск врага. Союзное командование уже собиралось эвакуировать и сдать Страсбург.
  Телеграмма генерала де Голля президенту Рузвельту:
  
  Париж, 2 января 1945
  Генерал Эйзенхауэр принял решение отвести к Вогезам группу армий Деверса. Это решение равнозначно сдаче без боя Эльзаса и части Лотарингии.
  Французское правительство, со своей стороны, не может согласиться с подобным отводом войск, который ему не представляется стратегически оправданным и вызывает нарекания как с точки зрения общего ведения войны, так и с точки зрения французских национальных интересов. Я верю в вас и прошу вмешаться в это дело, грозящее для всех обернуться тяжелыми последствиями.
  
  Телеграмма мэра Страсбура Шарля Фрея генералу де Голлю:
  Страсбур, 3 января 1945
  Я протестую самым энергичным образом против мер по отступлению, планируемому американским командованием.
  Я не признаю за ним права жертвовать жизнью горожан. Я требую организовать оборону Страсбура и послать для этого французские войска.
  
  Телеграмма генерала Делаттра генералу де Голлю:
  КП в Мопбельяре, 3 января 1945 (вечер)
  1. Сегодня, во второй половине дня, я принял меры к тому, чтобы 4-й тунисский стрелковый полк прибыл в полном составе в Страсбур 4 января.
  2. 3-я североафриканская дивизия, учитывая характер ее вооружения, займет оборону в секторе Страсбура. 5 января ей будут приданы две contact teams, и 7-го она в полном составе закрепится на своих позициях. Эту дивизию, которая войдет в состав 2-го корпуса, тем самым усилив его, генерал Гийом возглавит в пятницу 5 января.
  3. Таким образом, начиная с 5 января, 1-я французская армия берет на себя ответственность за оборону Страсбура.
  4. Головные колонны Бийотта нацелены на Ремирмон для удержания сектора Шлюхт-Бюссан.
  
  Фактически американцы отдали город. Оборону держали только французы.
  На Западном фронте все опять повисло на волоске. Американцы панически заметались между Эльзасом и Арденнами, где ситуация для них оставалась тяжёлой. Командующий 3-й американской армией - известный своим мужеством и решительностью генерал Джордж Паттон, уличив 17-ю воздушно-десантную дивизию, которой 'немцы надрали одно место' в позорном бегстве, написал в своём дневнике в Бастоне 4 января 1945 года: 'Мы ещё можем проиграть эту войну. Как бы там ни было, немцам холоднее и голоднее, чем нам, - но сражаются они лучше. Я никогда не смогу преодолеть тупость наших зеленых частей' (Blumenson M. The Patton papers, 1940-1945. N. Y., 1996. P. 615).
  На следующий день, 5 января Черчилль телеграфировал Сталину: 'Я только что вернулся, посетив по отдельности штаб генерала Эйзенхауэра и штаб фельдмаршала Монтгомери. Битва в Бельгии носит весьма тяжёлый характер...'
  По данным Министерства обороны США, американские войска потеряли 89 500 человек, в том числе 19 000 убитыми, 47 500 ранеными и 23 000 пленных и пропавших без вести. Официальный доклад американского Государственного департамента армии США содержит списки 108 347 жертв, в том числе 19 246 убитых, 62 489 раненых и 26 612 пленных и пропавших без вести. Битва в Арденнах была самой кровопролитной битвой американских войск, как во Второй Мировой войне, так и в истории США. При этом потери британцев составили всего 1 408 человек, в т.ч. 200 убитых, 969 раненых и 239 пропавших без вести.
  6 января 1945 года Черчилль направил маршалу Сталину следующее послание:
  'На западе идут очень тяжелые бои, и в любое время от Верховного Командования могут потребоваться большие решения. Вы сами знаете по Вашему собственному опыту, насколько тревожным является положение, когда приходится защищать очень широкий фронт после временной утери инициативы. Генералу Эйзенхауэру очень желательно и необходимо знать в общих чертах, что Вы предполагаете делать, так как это, конечно, отразится на всех его и наших важнейших решениях.... Я буду благодарен, если Вы сможете сообщить мне, можем ли мы рассчитывать на крупное русское наступление в районе Вислы или где-нибудь в другом месте в течение января и в любые другие моменты, о которых Вы, возможно, пожелаете упомянуть... Я считаю дело срочным'.
  И вдруг, 7 января всё резко изменилось, как по волшебству. Монтгомери созвал пресс-конференцию, на которой объявил журналистам, что именно он уже выиграл битву в Арденнах. 'Как только я увидел, что происходит, - вещал он, - я предпринял определенные шаги и обеспечил такую обстановку, чтобы немцы не смогли форсировать Маас, даже если они продвинутся до реки. И я перегруппировал силы, добиваясь баланса для отражения угроз, то есть смотрел вперед'. Далее, бахвалился фельдмаршал, когда Эйзенхауэр назначил его командующим всей северной группировкой, он ввел британцев в сражение и тем самым спас американцев. Он сравнил сражение в Арденнах с Эль-Аламейнской операцией и оценил Арденнскую операцию, как одну из самых интересных битв, которые ему, Монтгомери, приходилось вести. Он сказал также, что американские солдаты прекрасно дерутся, когда ими руководит настоящий, т.е. он, Монтгомери, командующий. 'Таким образом, - завершил он свое выступление, - вы видите, что британцы сражались на обоих флангах американцев, которые получили тяжелый удар. Это и есть союзнические отношения в действии'. Вот такой герой. Герой подлой подковёрной войны, продолжением которой стала разработка операции 'Немыслимое'.
  А ларчик открывался просто. Как свидетельствует со ссылкой на рассекреченные документы советский и российский дипломат и учёный Герман Розанов, специализировавшийся на военном периоде, в январе 1945 года начальник штаба Верховного командования вермахта генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель от имени командующих трёх видов вооружённых сил (сухопутными силами командовал сам Гитлер) обратился с телеграммами (всего их было семь) к Эйзенхауэру и его заму Монтгомери с предложением заключить на Западном фронте перемирие на 100 дней.
  Чтобы дать возможность немцам сосредоточить против Красной армии все наличные силы и нанести ей поражение на подступах к Германии. Из обмена телеграммами явствует, что Монтгомери согласился на это предложение при условии, что англо-американцам будет дана возможность без боёв овладеть всей территорией Франции, Бельгии, Голландии, Люксембурга и занять 'линию безопасности' на западных границах Германии.
  Немцы отвергли этот вариант, предложив новый: если им не удастся в течение срока перемирия добиться на востоке победы, то англо-американским войскам будет открыта дорога вглубь Германии, и они смогут занять её восточную часть до подхода к ней Красной армии. 7 января стороны договорились.
  Когда в Москве узнали об этих контактах и забили тревогу, Эйзенхауэр быстро прекратил переписку, о чём Монтгомери сильно сожалел.
  Сталин, получив от Черчилля просьбу о помощи, отчаянность которой была лишь слабо завуалирована сухостью изложения, 7 января 1945 года ответил так:
  '...Очень важно использовать наше превосходство против немцев в артиллерии и авиации. В этих видах требуется ясная погода для авиации и отсутствие низких туманов, мешающих артиллерии вести прицельный огонь. Мы готовимся к наступлению, но погода сейчас не благоприятствует нашему наступлению. Однако, учитывая положение наших союзников на Западном фронте, Ставка Верховного Главнокомандования решила усиленным темпом закончить подготовку и, не считаясь с погодой, открыть широкие наступательные действия против немцев по всему центральному фронту не позже второй половины января. Можете не сомневаться, что мы сделаем все, что только возможно сделать для того, чтобы оказать содействие нашим славным союзным войскам'.
  В личном и строго секретном послании от 9 января Черчилль выражал свою 'крайнюю благодарность за волнующее послание' Сталина и заверял, что его решение 'послужит огромным поощрением' генералу Эйзенхауэру, поскольку оно даст ему уверенность, что 'германские пополнения будут расколоты между 'нашими двумя огненными фронтами'. А в своих воспоминаниях он с редкой для старого дипломата искренностью писал:
  'Я цитирую этот обмен письмами в качестве хорошего примера той скорости, с которой можно было решать дела на высшем уровне союзников, и потому еще, что это был прекрасный подвиг русских и их вождя, ускоривших свое огромное наступление за счет тяжелых людских потерь. Эйзенхауэра очень обрадовало известие, которое я смог переслать ему...'
  7 января командующий 6-й танковой армией СС Дитрих доложил в ставку Гитлера о завершении всех мероприятий по подготовке форсирования реки Маас, и это форсирование, по его мнению, будет успешным. Его войска уже стояли на берегу, пройдя оставшиеся 6 км.
  Что реально происходило тогда на Западном фронте, и сегодня понять до конца сложно. Так, по оценке штаба Эйзенхауэра, немецкие потери за время Арденнского наступления составили 220 тыс. человек, а начальник штаба Рундштедта генерал Вестфаль оценивал их после войны в 25 тыс. человек. Расхождение не сказать, чтобы незначительное...
  Проще обстоят дела с исходными цифрами.
  Перед началом немецкого наступления союзники имели на фронте в 640 км 63 дивизии (из них 15 - бронетанковые), 10 тыс. танков, 8 тыс. самолетов. Плюс - резервы.
  Немцы имели 73 дивизии (в том числе 11 танковых) и 3 бригады. Некомплект ряда дивизий составлял при этом 30-40%.
  В ударную группировку вермахта входили войска группы армий 'Б': 6-я танковая армия СС обергруппенфюрера СС Дитриха, 5-я танковая армия генерала Мантейфеля и 7-я армия генерала Бранденбергера. Группировка имела около 900 танков и 800 самолетов авиационной поддержки - по данным советской 'Истории Второй мировой войны'. По данным же, например, англичанина Дж. Фуллера, в группировке насчитывались 1000 танков, 3000 самолетов и 'много тысяч автомашин'.
  Как ни считай, общее соотношение сил было для немцев малоутешительным. Тем не менее, успех они иметь могли, причем - успех решающий.
  А 9 января настроение союзников уже победное. Явно расслабленный и чем-то очень довольный Черчилль пишет Сталину: 'Битва на Западе идёт не так уж плохо'.
  Что же такое произошло между 7 и 9 января 1945 года? А вот что. 8 января 1945 года Гитлер срочно вызвал к телефону командующего Западным фронтом генерал-фельдмаршала Рундштедта и приказал немедленно начать отвод войск на исходные позиции. Это касалось и готовившихся к возобновлению наступления 5-й и 6-й танковых армий гитлеровцев. Обычно фюрер требовал наступать или прочно удерживать позиции. И это вполне логично. А здесь проглядывает уже другая - договорная логика с англичанами.
  'В течение одного часа, - пишет американский историк Джон Толанд, - танковые соединения немцев повернулись на 180 градусов и стали поспешно, так быстро, как могли, отступать на восток'. В советской историографии этот приказ связывают с тем, что немцы узнали о финальной стадии подготовки Висло-Одерской операции, которая началась 12 января 1945 года, и решили заблаговременно принять меры. Однако это не совсем так. В течение 1945 года на советско-германский фронт с других театров военных действий немцы перебросили 12 дивизий. В том числе были перегруппированы четыре танковых дивизии из района Арденн и две пехотных дивизии из-под Страсбурга. В итоге, как писал В.Н. Киселёв, только три из них были выделены непосредственно для отражения советского наступления на Висле, остальные же расположились в Венгрии и готовились к контрудару, понятное дело против советских войск.
  В своем последнем послании 'О положении страны', произнесенном перед конгрессом 11 января, и в выступлении по радио в тот же день Рузвельт был не слишком оптимистичен: 'У нас нет сомнений в конечной победе. У нас нет сомнений в цене победы. Наши потери будут тяжелыми'.
  15 января 1945 года Сталин писал Рузвельту: 'После четырех дней наступательных операций на советско-германском фронте я имею теперь возможность сообщить Вам, что, несмотря на неблагоприятную погоду, наступление советских войск развивается удовлетворительно. Весь центральный фронт, от Карпат до Балтийского моря, находится в движении на запад. Хотя немцы отчаянно сопротивляются, они все же вынуждены отступать. Не сомневаюсь, что немцам придется разбросать свои резервы между двумя фронтами, в результате чего они будут вынуждены отказаться от наступления на Западном фронте...
  Что касается советских войск, то можете не сомневаться, что они, несмотря на имеющиеся трудности, сделают все возможное для того, чтобы предпринятый ими удар по немцам оказался максимально эффективным'.
  16 января, удостоверившись, что сепаратный сговор с западными державами о перемирии на Западном фронте действует, Гитлер покинул свой бункер под Бад-Наухаймом (Гессен) 'Адлерхорст' и отправился в Берлин, а 6-я танковая армия СС пошла в район озера Балатон.
  Уверенность фюрера в лояльном поведении американцев и англичан подкреплялась тем, что западные союзники были проинформированы о том, что у Германии в конце 1944 года появилось ядерное оружие.
  16 декабря 1944 года физик Вальтер Герлах докладывал партейлейтеру Борману: 'Я убежден, что в настоящее время мы находимся значительно впереди Америки как в области исследований, так и в области разработок, хотя нам и приходится трудиться в более тяжелых условиях, чем в Америке'.
  Тех запасов нового оружия не хватало для того, чтобы изменить ход войны, но чтобы полностью уничтожить Лондон, где этого с ужасом ожидали, и превратить в Хиросиму Манхэттен - его было вполне достаточно. Имелись и средства его доставки. До Англии - первая в мире баллистическая ракета дальнего радиуса действия Фау-2, до Америки - базировавшиеся в Норвегии тяжёлые бомбардировщики, способные отбомбиться по США и вернуться обратно.
  В общей сложности нацисты выпустили по Англии 11 300 самолетов-снарядов (крылатых ракет). Примерно 20 процентов из них взорвалось при старте. 25 процентов было сбито истребителями, столько же - зенитной артиллерией, и только 30 процентов долетело до английской земли (причем из этих 3200 крылатых ракет 2400 попали в район Большого Лондона). Значительная часть Фау-1 взорвалась в густонаселенных кварталах. Этим оружием было убито 5500 и ранено 16000 лондонцев.
  7 сентября 1944 года гитлеровцы пустили в ход баллистические ракеты Фау-2. До конца войны было запущено 10 800 таких ракет, причем примерно половина из них взорвалась при старте или упала в море. Жертвами Фау-2 стали 13000 мирных жителей.
  Баллистическая ракета А-9/10, над которой в Пенемюнде шли лихорадочные работы, должна была за 35 минут пролететь 5 тысяч километров над Атлантикой и, израсходовав 70 тонн горючего, доставить к цели всего-навсего одну тонну полезного груза. Поскольку при столь незначительной разрушительной силе психологический эффект особенно зависел от точности попадания, предлагалось наводить ракеты при помощи радиосигналов, причем не с базы запуска, а непосредственно из района цели. Для этого германская агентура должна была установить специальные радиомаяки на крышах американских небоскребов и в нужный момент привести их в действие.
  Нацистская верхушка рассчитывала, что, если бы, скажем, удалось взорвать самый высокий в Нью-Йорке небоскреб 'Эмпайр стейт билдинг', да еще предварительно сообщить, что это произойдет в определенный день и час, в городе бы началась паника. А серия таких ударов повергла бы американского обывателя в состояние такого шока, что Соединенные Штаты вышли бы из войны и антигитлеровская коалиция оказалась бы расколотой.
   Этот имевшийся в рукаве у Гитлера козырь был, возможно, ещё более важным, чем неожиданные для англо-американцев немецкие военные успехи в Арденнах и Эльзасе...
  Так прекратилось на самом деле Арденнское наступление. И, как видим, вовсе не потому, что американцам, англичанам и канадцам в его отражении сопутствовал успех, а потому что немцы до конца января, по свидетельству генерала Вестфаля, вывели с Западного фронта треть всех своих сил - восемь дивизий, 800 танков и штурмовых орудий, которые стали воевать против русских. В то время как активные действия на Западном фронте союзных войск начались только в марте. История повторилась. Такие предательства России со стороны 'союзников' имели место в годы Первой мировой войны.
  Настоящая война на западе, как видно из переписки Черчилля со Сталиным, свидетельств американских военачальников и гитлеровского приказа Рунднштедту повернуть войска обратно, была прекращена 8 января 1945 года.
  Весь январь союзники 'бились' за освобождение арденнского выступа. Противник отходил, почти не огрызаясь. 16 января разведывательные дозоры американских 1-й и 3-й армий встретились в районе Уффализа, в середине арденнского выступа. Еще 8 дней ушло на полное вытеснение немцев из этого района, понятное дело, что им удалось полностью вывести свои войска из явного окружения. К 25 января арденнский выступ, образованный немецким прорывом, был полностью ликвидирован. Но прежняя линия фронта была восстановлена только к 7 февраля. Наступления американцев и англичан в Германии весной 1945 года, после того как немцы были разгромлены Красной армией между Вислой и Одером и потерпели жестокое поражение в Венгрии, куда перебросили из Арденн свои танковые армии и где вообще держали большинство своих танков, были игрой в поддавки, давно договорившихся между собой сторон.
  Заместитель начальника Генерального штаба Красной Армии генерал армии Антонов, докладывая 4 февраля 1945 года на Ялтинской конференции о ходе советского наступления, сказал: 'Вследствие неблагоприятных погодных условий предполагалось эту операцию начать в конце января, когда ожидалось улучшение погоды. Поскольку операция эта рассматривалась и подготавливалась как операция с решительными целями, то хотелось провести ее в более благоприятных условиях. Однако ввиду тревожного положения, создавшегося в связи с наступлением немцев в Арденнах, Верховное командование советских войск дало приказ начать наступление не позже середины января, не ожидая улучшения погоды... Наступление было начато в крайне неблагоприятных условиях... что совершенно исключало работу авиации...'
  Антонов также прибавил, что артиллерийское наблюдение ограничивалось сотней метров. А ведь мы сосредоточили в полосе прорыва огромное количество артиллерии крупного калибра, и точность стрельбы была очень важна.
  Так или иначе, ко времени февральского доклада Антонова успех русского наступления был достигнут.
  На Крымской конференции в феврале 1945 года Черчилль выразил 'глубокую благодарность и восхищение той мощью, которая была продемонстрирована Красной Армией в ее наступлении'.
  Сталин в ответ сказал, что 'зимнее наступление Красной Армии, за которое Черчилль выразил благодарность, было выполнением товарищеского долга'. Он также заметил, что 'согласно решениям, принятым на Тегеранской конференции, Советское правительство не обязано было предпринимать зимнее наступление'. Сегодня это тоже забыто или сознательно заслонено злостными и злобными мифами о сути и значении действий Красной Армии в 1945 году и вообще в той войне.
  
  
  Источники:
  
  1. Брэдли О. Н. Записки солдата. - М.: ИИЛ, 1957.
  2. Лиддел Харт Б. Г. Битвы Третьего рейха. Воспоминания высших чинов генералитета нацистской Германии. - М.: Центрполиграф, 2004.
  3. Паттон Дж. Война, какой я ее знал. - М.: ACT, Астрель, 2002.
  4. Фей В. Танковые сражения войск СС. - М.: Яуза, Эксмо, 2009.
  5. Вестфаль З. Германская армия на Западном фронте: воспоминания начальника генерального штаба 1939-1945// М.: Центрполиграф, 2007.
  6. Гудериан Г. Танковые войска Германии во Второй мировой войне. 1939-1945// М.: ЗАО Центрполиграф, 2013.
  7. История второй мировой войны 1939-1945 гг. Том 9. Освобождение территории СССР и европейских стран. Война на Тихом океане и в Азии. - М.: Воениздат, 1978.
  8. Кульков Е. Н. Операция 'Вахта на Рейне'// М.: Воениздат, 1986.
  9. Маккарти П., Сайрон М. Бронетанковые войска III Рейха: взлёт и падение// М.: Эксмо, 2009.
  10. Монтгомери Б. Мемуары фельдмаршала. - М.: Вагриус, 2006.
  11. Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны, 1941-1945 гг. Т. 1. 12. Переписка с У. Черчиллем и К. Эттли (июль 1941 г.- ноябрь 1945 г.)/М-во иностр. дел СССР.- 2-е изд.- М.: Политиздат, 1989.
  13. Pузвельт Франклин Делано, Черчилль У.; Под ред. Ф. Л. Лоуэнхейма и др. - М.: ТЕPPА, 1995.
  14. Советско-американские отношения во время Великой Отечественной войны, 1941-1945: Документы и материалы. В 2-х т. Т. 2. 1944-1945 / М-во иностр. дел СССР,- М.: Политиздат, 1984.
  15. Типпельскирх К. История второй мировой войны// М.: АСT; СПб.: Полигон, 1999. - 795 с.
  16. Черчилль Уинстон. - М.: Терра-Кн. клуб, 1998.
  17. Шпеер А. Воспоминания// М.: Захаров, 2010.
  18. Эйзенхауэр Д. Крестовый поход в Европу. - Смоленск: Русич, 2000.
  19. Де Голль Шарль - Военные мемуары. Том 3. Спасение. 1944-1946 ООО 'Издательство Астрель' 2004.
  20. Голованов А.Е. Дальняя бомбардировочная. - М.: ООО 'Дельта НБ', 2004.
  21. Ингерсолл Р. Совершенно секретно. - М.: ИИЛ, 1947.
  22. Уже не секретно / Г. Л. Розанов. - М. : Политиздат, 1981.
  23. Розанов Г. Л. Конец 'третьего рейха'. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Международные отношения, 1990.
  24. Глазунов Н.К. Фальсификация буржуазными историками итогов и уроков Великой Отечественной войны // Военно-исторический журнал. 1985. ?6. С. 64-70.
  25. Эрман Дж. Большая стратегия. Октябрь 1944 - август 1945. М., 1958.
  26. Лапин Н. Англо-американские фальсификаторы истории Второй мировой войны. (Провал немецкого наступления в Арденнах) // Вопросы истории. 1950. ?5. С. 37-50.
  27. Мантейфель Х. Арденны // Роковые решения : cб. М. 2004.
  28. Марушкин Б.И., Яковлев Н.Н. Вопрос о взаимоотношении СССР и США в период Второй мировой войны в американской буржуазной историографии // Новая и Новейшая история. 1957. ?3. С. 147-166.
  29. Кулиш В.М. Раскрытая тайна: предыстория второго фронта в Европе. М., 1965.
  30. Зайцев И. Арденнская операция // Военно-исторический журнал. 1969. ?12. С. 40-46.
  31. Кузнец Ю.Л. От Перл-Харбора до Потсдама. Очерк внешней политики США. М., 1970.
  32. Пронько В.А. Сражения историков на фронтах Второй мировой и Великой Отечественной войн (1939-1945 гг.). М., 2010. С. 197-211.
  33. Киселёв В.Н. Висла-Арденны, 1944-1945 // Военно-исторический журнал. 1993. ?6. С. 29-35.
  34. Шютле Л. К вопросу об освещении западногерманской историографией освобождения немецкого народа от фашизма. //Великая победа советского народа. 1941-1945.-М., 1976.-С.516.
  35. Мерцалов А.Н. Западногерманская буржуазная историография второй мировой войны.-М., 1978.-С.268; Свободная мысль. 1994. ?11.
  36. Кулиш В. К вопросам об уроках и правде истории. //Наука и жизнь. 1987.?13. -С.9.
  37. Сталин И.В. О Великой Отечественной войне Советского Союза. 5-е изд. М., 1952.
  38. Фальсификаторы истории. (Историческая справка). М, 1948.
  39. Самсонов A.M. Объективность и тенденциозность в освещении событий второй мировой войны. //Вторая мировая война. Кн. Первая. М., 1966.-С.261.
  40. Григорьев Д. Решающая роль СССР в завоевании победы во второй мировой войне. //Вопросы истории КПСС. 1975. ?5.
  41. Сахаров А.Н. Отечественная историография. Западные оценки и наша реальность. // Россия в XX веке. - С.740-741.
  42. Мягков М.Ю. Особенности коалиционной стратегии союзников. - Военно-исторический журнал. - 2004. - ?5. - С. 43-48.
  43. Майский И. М. Проблема второго фронта в англо-американской историографии. И Вопросы истории. - 1958. -? 1.-С. 62-84.
  44. Комков Г. Д. История войны в лабиринте взглядов. // Социально-политический журнал. - 1995. - ? 2. - С. 2032.
  45. С. С. Никитин Советская историография Арденнской операции.
  46. Секистов В. Катастрофа в Арденнах в зеркале буржуазных фальсификаторов истории // Военно-исторический журнал. 1985. ?1.
  47. Иринин А. К исследованию Второй мировой войны // Военно - исторический журнал. 1971. ?8.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) С.Косак "Мой друг, который знает, что умрет"(Антиутопия) Л.Савченко, "Последняя черта"(Антиутопия) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) А.Минаева "Драконья практика"(Любовное фэнтези) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"