Крыжановская Оксана: другие произведения.

Тайны моей возлюбленной 12 глава

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


  • Аннотация:
    Извините что долго не было, теперь постараюсь писать чаще.

   Глава 12
   Узколобость
  Идти пришлось пешком из-за неприязни Вильяма к автомобилям. В прочем, это не остудило желание Тристана увидеть "низ" своими глазами. Мужчина готов был сейчас всю столицу обойти, лишь бы это помогло не думать о супруге. Пока у него не получалось. Мыслями он раз за разом возвращался к Регине и их прощанию. К двери комнаты, которую он желал открыть всем сердцем, но не посмел, давая шанс супруге.
  Тристан был искренний, когда говорил Регине, что помогая Анигеру Тремсу - он впервые почувствовал себя нужным и важным. Обдумав свои чувства, мужчина понял, что хочет попробовать помогать людям. Но как? Конечно же, в первую очередь Тристан подумал о деньгах, которые мог вложить в благотворительность. Поэтому так и разозлился, когда увидел, в какие фонды матушка отправляла его деньги. Серьезно? Фонтаны, актеры, художники, картины, пансионаты для лэри? Это было совсем не то, чего требовала его душа. Отнюдь не то!
  "Низ" располагался за кварталом работяг. Тристан рассматривал мрачные серые улицы с потрескавшимся асфальтом и ухабами на дороге, прогнившие небольшие дома, многие без дверей и окон, редких прохожих, кутавшихся в старые тряпки, и чувствовал, как в его крови закипает гнев и злость.
  - Лэрн, нам следует вернуться, - произнёс Оркист, оглядываясь. За ними уже ненавязчиво следили несколько мужчин. - В такое позднее время здесь находиться опасно.
  Тристан кинул взгляд на небо. Большая его часть потемнела и приобрела тёмно-синий цвет, только на западе последние лучи солнца ещё окрашивали небосвод в красные, малиновые и желтые цвета.
  - Ты прав, - кинул головой лэрн и добавил решительно: - Вернемся завтра.
  Из "низов" их вел Оркист, но когда мужчины оказались в квартал работяг, Тристан вырвал вперёд на несколько шагов и пошел совсем не тем путем. Вильям сначала хотел предупредить начальника, что эта дорога не верна, но у Дельт-гора-младшего был такой уверенный и целенаправленный шаг, что он смолчал. Мужчины прошли через весь квартал работяг, и вышли к его южной части, где дома сменились фабриками и заводами. Недалеко от одного двухэтажного здания с большими застекленными окнами начальник остановился и уперся в него взглядом. Вильям внимательно оглядел здание, не понимая, чем вызван интерес лэрна.
  Через несколько минут входная дверь неожиданно резко распахнулась и оттуда выбежала женщина с восхитительным водопадом огненным волос. У Вильяма даже дыхание на секунду спёрло. На ней был надет чёрный комбинезон, лицо испачкано в чём-то, а на лоб надвинуты большие рабочие очки. В руках она сжимала огромный гаечный клочь. Именно он привел Оркиста в чувство. Быстро встав впереди начальника, Вильям занял оборонительную позу, готовясь к нападению. Но женщина нападать не стала, остановилась в нескольких шагах от мужчин и воскликнула:
  - Что тебе здесь надо, Тристан?! Ты сам от нас ушёл! Так что теперь не надо стоять под нашими окнами и так жалко выглядеть!
  Её слова взбесили Вильяма, но его выражение лица не изменилось. Мало того, что она посмела обратиться к начальнику на "ты" и с пренебрежением, так ещё и назвала Дельт-гора-младшего жалким! Оркист уже готов был поставить нахалку на место, как его опередил весёлый смех начальника. Секретарь оглянулась, и с удивлением посмотрел на лэрна. Тристан смеялся часто и много, но Оркист знал, что его смех обозначает в тех или иных случаях. Сейчас смех начальника был немного истеричный и совсем не весёлый.
  Женщина опустила ключ. Оркист заметил движение краем глаза и перевел на неё взгляд. Она нахмурилась и произнесла спокойным, ровным голосом:
  - Уходи отсюда, Тристан.
  Смех начальника оборвался, он положил руку на плечо секретарю, приказывая тому отойти, и подошел к женщине.
  - Я уйду, - сказал лэрн. - Но перед этим я хочу тебя попросить кое о чём, Августина.
  Лэрн наклонился к женщине и зашептал ей что-то на ухо. Вильям стоял от них в нескольких шагах, поэтому не сумел ничего расслышать. Когда начальник отстранился, женщина взглянула на него ошарашено и пробормотала:
  - Ты... ты узнал? - Женщина нахмурилась и покрепче перехватила ключ. - Если ты...
  - То ты убьешь меня, и никто не сможет тебя остановить, - прервал её Тристан спокойным голосом. - Я знаю. - Он отошел от неё и бросил на ходу: - Надеюсь до встречи, Августина.
  - А я надеюсь на обратное, Тристан! - холодно произнесла ему в спину женщина.
   Вильям направился вслед за начальником. Через несколько шагов не сдержался и оглянулся. Женщина по имени Августина стояла на месте и мрачно смотрела им в след, а ветер трепал её длинные волосы цвета огня.
  
  Вернувшись домой, Тристан переоделся в домашнюю одежду, отмахнулся от слуги, предложившему ему отужинать и закрылся в комнате супруги. Присев в кресло, мужчина кинул тяжелый взгляд на старый шкаф.
  Вернется ли сегодня Регина? Лэрн головой понимал, что нет, но в душе все равно теплилась надежда, что дверцы шкафа сейчас откроется и в комнату войдет его супруга, улыбнется и произнесет: "Тристан, я вернулась. Я вернулась к тебе".
  Мужчина долго сидел и буравил шкаф взглядом, пока его не сморил сон.
  Далеко за полночь одна из дверец шкафа приоткрылась и в комнату из темноты выпрыгнула кошка.
  
  - Лэрн подойдет к вам через несколько минут, - произнёс дворецкий и оставил Максимилиана Эванс-тора в одиночестве.
  Следователь без особого интереса оглядел кабинет Дельт-гора-младшего и пришел к выводу, что у Золотого повесы есть свой собственный вкус.
  Рабочий кабинет к удивлению был в ярких тонах, даже мебель была сделана из светлого дерева. Комната совсем не походила на место, где кто-то мог заниматься важными делами или вести серьезные беседы. Максимилиан обошел письменный стол и кинул взгляд на фото в рамке. Мужчина схватил фотографию и с любопытством её рассмотрел. На ней была изображена Регина, она улыбалась и держала в руках кусок пирога.
  - Лэрн Эванс-тор?
  Максимилиан вздрогнул, резко поставил фото на стол и оглянулся.
  Тристан Дельт-гор-младший застыл возле дверей и с холодом смотрел на следователя.
  - Доброго утра, лэрн Дельт-гор, - произнёс Максимилиан и сделал несколько шагов от стола. - Примите мои извинения за столь ранний визит.
  - Время не столь уж и ранее, - холодно откликнулся Дельт-гор-младший. - На дворе уже полдень.
   - Вы правы, - криво улыбнулся следователь. - У меня к вам будет несколько вопросов. Надеюсь, вы выдели мне немного своего времени?
  - Разуметься, - кивнул лэрн и указал рукой на кресла. - Прошу, присаживайтесь, лэрн Эванс-тор.
  Мужчина присели в кресла и несколько долгих секунд рассматривали друг друга. Максимилиан перебывал в легком изумлении, хоть и не показывал этого. С Дельт-гором-младшим он был представлен ещё в юности и не раз встречался с ним на балах и в мужских клубах. Золотой повеса никогда не нравился Максимилиану, он считал его показушником и лицемером. Но сейчас, глядя на лэрна в соседнем кресле, следователь словил себя на мысли, что совсем не видит в этом серьезным и хмуром мужчине Золотого повесу. Даже атмосфера возле Дельт-гора-младшего была иной.
  - Так о чём вы собираетесь меня спрашивать? - разбил тишину Тристан.
  - Для начала я хотел принести вам свои соболезнования.
  - Благодаря.
  - Какие у вас были отношения с Жанной Аско-льд?
  - Обычные отношения между зятем и тёщей, - пожал плечами лэрн. - Я уважал её как мать моей супруги, она в свою очередь относилась ко мне с добротой и теплотой. Я и Регина составили отличную партию, и наши родители были этим довольны.
  - Ваш брак ведь был договоренностью между вашими семьями?
  - На самом деле нет, - ответил Дельт-гор-младший, и во взгляде следователя появилось удивление с недоверием. - Это было наше с Региной решение, которое подержали наши родители.
  - Вы хотите сказать, что вы сами сделали предложение Регине Аско-льд? - с сомнением спросил Эванс-тор.
  - Что вас удивляет? - с легкой усмешкой спросил мужчина. - Что Золотой повеса не мог влюбиться в девушку и сделать той предложение?
  Это действительно удивило следователя и ещё одна вещь, которую он не сдержался и заметил:
  - Но ведь после свадьбы у вас были любовницы.
  Тристан Дельт-гор недовольно прищурился и с ухмылкой поинтересовался:
  - Вы проделали весь путь в столь ранний час для того, чтоб поинтересоваться моими любовницами, лэрн Эванс-тор?
  Вот теперь в мужчине проскользнули черты Золотого повесы... нет, не его. Кого-то другого, с кем Максимилиан не был знаком.
   - Я пришел лишь за тем, чтоб узнать, что случилось два дня назад, - взял себя в руки следователь. - Вы с супругой находились в доме лэрна Николаса Дельт-гора, на дне рождении его дочери. Но на середине праздника вы уехали к Изольде Дельт-гор, ночь провели в её доме, а на утро уехала, оставив свою супругу. Вечером того же дня она приехала в дом своей семьи и нашла тело своей матери. Где вы находились вчера с часу дня до шести часов вечера, лэрн Дельт-гор?
  - Я находился дома в это время. Мои слова могут подтвердить слуги и мой секретарь Вильям Оркист.
  - И вы не покидали дом в течение дня?
  - Вначале седьмого я со своим секретарем отправился в низы и вернулся домой в начале десятого.
  - Извините, вы отправились в низы? - недоуменно уточнил следователь.
   - Да, - кивнул головой лэрн. - Недавно я решил заняться помощью людям из низов, но оказалось, не существует не одного благотворительного фонда для них. Поэтому я решил отправиться в низы, увидеть всё своими глазами и сделать выводы.
  - Вы... вы серьёзно? - ошарашено уточнил следователь и нахмурился, зло глянул на лэрна. - Или вы надо мной издеваетесь?!
  - Разве можно шутить о подобном? - холодно просил мужчина.
  - От Золотого повесы можно ожидать всего, - парировал с неприязнью Максимилиан.
  - Мне безразлично, что вы обо мне думаете, - ответил Дельт-гор-младший и помассировал переносицу пальцами. - У вас ещё будут ко мне вопросы?
   - Нет. Этот разговор не имеет смысла, - следователь резко поднялся на ноги и направился к выходу.
  Мужчина был взбешен и недоволен, ему казалось, Золотой повеса просто издевается над ним, поэтому ему хотелось как можно скорее покинуть его общество.
   Возле двери Эванс-тор остановился, оглянулся и спросил:
  - У меня к вам будет последний вопрос: "Если вы, как утверждали, любите свою супругу, то почему вы сейчас не рядом с ней?".
  Тристан Дельт-гор поднялся на ноги, посмотрел на следователя и задал встречный вопрос:
   - Вы интересуетесь, как следователь, или как мужчина?
  Максимилиан несколько секунд смотрел в лицо лэрну, затем опустил взгляд, развернулся и вышел из комнаты.
  Он не знал ответ на этот вопрос.
  Когда следователь вышел, Тристан подошел к своему письменному столу, поправил фотографию своей супруги и отодвинул стул, где свернувшись калачиком, лежала кошка. Пробежавшись по её спине пальцами, отчего кошка открыла глаза и вопросительно глянула на мужчину, Тристан произнёс:
  - Передай своей хозяйке: я приду.
  Кошка спрыгнула с кресла, а лэрн достал из верхнего ящика стола письмо, которое она принесла нынче ночью, и вновь вчитался в строчки, написанные знакомым почерком.
   "Тристан, я отпустила свою маму, сымитировав всё под самоубийство. На днях к тебе может прийти следователь Максимилиан Эванс-тор. Я сказала ему, что мы поссорились с тобой в доме тети Изольды, ты оставил меня, а я уехала в отчий дом, где и нашла её тело. Придерживайся этой легенды.
  ПостСкриптом: Буду ждать тебя сегодня вечером в поместье семьи Аско-льд"
  
  Когда дворецкий доложил, что гость покинул дом, Тристан нашел секретаря и с предвкушающей улыбкой спросил:
  - Ты готов, Вильям?
  - Лэрн, вы всё же решили ещё раз посетить низы? - спокойно уточнил Оркист, скрывая за равнодушной маской своё мрачное настроение.
  - Вчера мы толком ничего не увидели - слишком поздно отправились.
  - Как вам будет угодно, господин, - на этот раз мрачные нотки всё же промелькнули в голосе Оркиста, но начальник тактично сделал вид, что не заметил.
  Тристан знал, Вильям вырос в низах и понимал, как неприятно ему возвращаться в место, откуда он с трудом и лишь благодаря удаче выбрался.
  Шли вновь пешком и в молчании. Вильям перебывал в хмурых раздутиях, и чем ближе они подходили к низам, тем сильнее у него портилось настроение, и тем отчетливее это ощущал Тристан. Мужчина даже заволновался за него, остановился и спросил:
  - Вильям, всё в порядке?
  - У меня дурное предчувствие, лэрн, - хмуро ответил секретарь.
  Тристан прислушался к своей интуиции, но она безмолвствовала.
  - Не переживай, Вильям, - начальник улыбнулся. - Телепата трудно застать врасплох. Вдобавок, мы вооружены.
  - Вам всё же стоит быть осторожнее, господин, - не успокаивался секретарь.
  - Как скажешь.
  Низы были всё такие же серые, грязные, разрушенные. Казалась, здесь произошло землетрясение, разрушившее дома и дороги. Людей было больше. Они смотрели на дорого одетых мужчин с разными чувствами, но теплоты не у одного во взгляде не было.
  " - Вильям здесь вырос?" - с ужасом подумал Тристан, кинув незаметный взгляд на секретаря. " - Он рос среди этих увядающих улиц и умирающих людей. Среди атмосферы безысходности, страха и боли". Этот место было сравни трупу умирающего животного, в гнилом мясе которого копошились, пытаясь выжить люди. " - У Регины было тоже не легкое детство, но она не замерзала от холода и не умирала от голода. Проблема заключалась в том, что родные не могли принять её настоящую и старались подогнать под общепринятые стандарты, тем самым поломав ребенку психику. Вильяму же не повезло с рождения, но он выжил и выкарабкался. Мне, росшему в сытости и любви, их никогда не понять", - мысль была горькая, и Тристану даже стало стыдно, но это ещё больше добавило уверенности в решении помочь этим людям. Раз ему повезло родиться в богатой семье, то он просто обязан помочь тем, кто подобной удачей не обладал.
  - Господин, - негромко позвал Вильям, и когда начальник перевел на него взгляд, добавил, - я хочу показать вам одно место.
  - Идём.
  Здание поразительно отличалось от остальных домов. Словно на помойке вырос цветок. Оно было высокое, двухэтажное из красного кирпича с острой пикой-крышей и колокольней. Окна были круглые большие с мозаикой-стеклом и сверкали они разными оттенками красного и бордового.
  - Храм Нильяна? - удивительно спросил лэрн.
  - Жрецы по воскресеньям раздают здесь всем нуждающимся хлеб и крупу, - произнёс секретарь. - Благодаря ним многие люди не умерли от голода. - Вильям резко замолчал, а затем, подавшись непонятному порыву, добавил тиши: - Я был в их числе. Когда моей матери не стало, я был слишком мал, чтоб самому зарабатывать на жизнь. Если бы не их милость, то я бы сдох от голода в какой-нибудь канаве, - он вновь замолчал и больше не проронил и слова, лишь буравил храм отсутствующим взглядом, перерывая мысленно в воспоминаниях.
  Тристан кинул на секретаря заинтересованный взгляд, но спрашивать ничего не стал, чувствуя, что он не ответит. Вильям, не смотря на то, что работал на него уже долгие годы, никогда не рассказывал о своём прошлом. Признаться, Тристан не сильно-то и расспрашивал.
  В тот период своей жизни Золотой повеса интересовался только выпивкой, женщинами и развлечениями. Вырвавшись из чрезмерной опеки матушки и переехав в поместье почившей бабушки, мужчина решил нанять себе секретаря, который занимался бы его финансовыми вопросами. На объявления откликнулись многие и даже лэрны из обедневших дворянских семей. Но лишь Вильям Оркист смог пойти проверку и заинтересовать Тристана Дельт-гора-младшего. Поверку соискателям Золотой повеса провел своеобразную: приглашал в бордели, напаивал и смотрел за тем, как они будут себя вести. Только Оркист пить не стал, отказ свой аргументируя тем, что на работе не пьёт. На женщин он тоже не глядел и стоически вытерпел все насмешливые намеки об иных предпочтениях. В конце вечера Оркист отвёз Золотого повесу с двумя девицами домой, а утром сопроводил барышней к вызванной машине и принёс лэрну крепкий чай со сводкой свежей прессы. Своим поведением и профессионализмом Оркист заслужил уважения Тристана и склонил чащу весов к своей кандидатуре. Конечно же, брать человека с улицы Дельт-гор-младший не стал и разузнал о своём новом секретаре.
  Вильям Оркист родился в низах, мать лишился в детстве, в возрасте четырнадцати лет дядя по отцовской линии - зажиточный торговец - взял его под свою опеку, отдал в школу-пансионат для простолюдинов, затем Оркист работал на него, пока не ушел. На вопрос Тристан: " - Почему ушёл?", Вильям холодно ответил: " - Дядя слишком часто напоминал, что без него я никто, и мне, в конце концов, захотелось доказать ему обратное". Этим вопросом интерес у Тристана и ограничился.
  - Давай зайдем внутрь, я хочу поговорить с главным жрецом этого храма, - произнёс лэрн, желая прервать напряженное молчание между ними.
  Оркист, молча, пошел вперёд к храму. Тристан взглянул на удаляющуюся спину мужчины и с удивлением осознал, что секретаря Оркиста он знал отлично, а вот человека Вильяма не знал вовсе.
  Внутри храма было просторно, но людно. Воздух был спертый, вонял грязным, немытым телом и гнилью. Тристан с силой сжал зубы и трудом задышал через нос. В основном здесь были женщины с маленькими детьми. Она расположились прямо на полу, на матрасах набитых сухими листьями и старыми тряпками. На двух мужчин в дорогих одеждах обратили внимание несколько женщин, находящиеся у самого входа в храм. Одна из них, прижимая к груди младенца, протянула свободную руку к ним, выпрашивая милостыню. Тристан потянулся было к кошельку, но его руку перехватил секретарь, покачал головой и немного грубо сказал:
  - Дайте денег всем здесь, или никому.
  Лэрн оглядел людей, многие из которых смотрели на него с мольбой и просьбой, прикинул, сколько у него с собой денег и кивнул головой, признавая правоту слов секретаря.
  Женщина опустила руку, с ненавистью взглянула на Оркиста и плюнула в его сторону, отвернулась, крепче прижала ребенка к груди. Многие люди тоже отвернулись от них, но остались и те, кто все ещё с надеждой протягивали руки, когда мужчины проходили мимо. В конце зала, у каменного изваяния Нияльна в образе босого старика с посохом-тростью и мудрым, но слегка уставшим лицом, их ожидал жрец: мужчина лет сорока в выцветшей красной хламиде, босой и с лысой головой, как его бог-покровитель.
  - Что привело вас в наш храм, лэрны? - обратился жриц к незнакомцам без дружелюбия в голосе, но и без угрозы.
  - Мой господин, - сразу же обозначил социальное различие между ними Оркист, - желает поговорить с главным жрецом этого храма.
  Жрец перевел взгляд с одного мужчины на другого, несколько секунд посмотрел в глаза Тристану и ответил:
  - Следуйте за мной.
   Они поднялись по лестнице на второй этаж, прошлись до конца коридора и остановились возле дверей обитой по углам стальным листом. Не стучась, жрец приоткрыл дверь и произнёс:
  - Старший брат Кат"яил, можно?
  - Заходи, брат, - отозвался из комнаты сильный, поставленный голос с заметным акцентом.
   Войдя в комнату, Тристан увидел высокого мужчину за шестьдесят с широкими плечами и большими руками. Мужчина, как все жрецы, был лыс и бос, но мог похвастаться длинной рыжей бородой и мохнатыми бровями над глазами цвета тусклого янтаря.
  " - Савергарец?", - Тристан не стал скрывать свои эмоции, и рассматривала жрица с нескрываемым интересом, тот в долгу не остался и смотрел на незнакомцев с не меньшим любопытством.
  - Эти господа хотели поговорить с тобой, старший брат.
  Савергарец кивнул головой и произнёс:
  - Приходите и присаживайтесь, господа.
  Комната была небольшая, вытянутая, а из-за высокого и широкоплечего савергарца казалась ещё меньше. У левой стены стоял длинный книжный шкаф, справой - одноместная кровать, застеленная серым колючим пледом. Над кроватью висела трехъярусная полка, заставленная деревянными статуэтками животных и людей. Самой большой, примерно высотой в две ладони, был медведь, он стоял на задних лапах и раскрыл свою пасть в предупреждающем рыке. У окна разместился широкий письменный стол и несколько стульев. Все стёкла в храме были из красно-бордовой мозаики, из-за чего свет из окна окрашивал комнату кровавыми цветами и придавал морде медведя ещё больше угрожающий вид.
  Мужчины заняли стулья у стола, Тристан доброжелательно улыбнулся и произнёс:
  - Доброго дня. Моё имя Тристан Дельт-гор, мужчина со мной - мой секретарь Вильям Оркист.
  - Кат"яил, - кивнул жрец, откинулся на спинку стула и сложил руки на груди. - Каким ветром достопочтенных господ занесло в эту помойку? - из-за тембра голоса вопрос приобретал угрожающие нотки, но Тристан не чувствовал в жреце угрозы.
  - Я могу задать вам тот же вопрос, - парировал лэрн, одарив савергарца ещё одной улыбкой, говорящей, что не капле его не опасается.
  - Так приход достопочтенных господ в эту клоаку вызван моей персоной? Польщён, польщён, - жрец широко улыбнулся, продемонстрировав крепкие зубы.
   - Мне бы не хотелось вас опечалить, но о вашей персоне я узнал лишь пару минут назад, - Тристан развел руками и добавил серьезнее: - Я пришёл сюда, потому что хочу помочь местным людям.
  Кат"яил поставил локти на стол и сложил пальцы в замок, внимательно посмотрел в глаза лэрна и спросил:
  - И как вы хотите им помочь?
  - Я собираюсь открыть благотворительный фонд, но на это уйдет время, так же я хочу закупить вакцину против "чёрного грибка" и бесплатно раздавать её больным, но на это тоже уйдет время. Мой секретаря, - мужчина кинул на него взгляд, спрашивания разрешения продолжить, но тот походил сейчас на каменную статую и, казалось, не на что не реагирует, поэтому Тристан вздохнул и добавил: - вырос в низах. Он рассказал, что только благодаря поддержке этого храма смог не умереть от голода. Поэтому я хочу спонсировать деньги или еду в ваш храм.
  Жрец задумчиво нахмурился, пытаясь осмыслить слова лэрна, и неожиданно спросил:
  - Вы богатый человек?
  - Я довольно состоятельный и у меня есть много друзей.
  - Благотворительный фонт, вакцина, деньги и еда это конечно хорошо. Но вы готовы всю оставшуюся жизнь кормить эти рты?
  Тристан нахмурился, но дело было не в вопросе, а в отношении жреца к его предложению.
  - Вам не нравиться то, что я хочу помочь людям? - резко спросил мужчина, не пытаясь скрыть своё раздражение.
  - Мне не нравиться ваша узколобость, - дал ответ Кат"яил, тем самым удивив Тристана. Жрец подумал, что слова заденут лэрна, но тот серьезно смотрел на него, явно ожидая продолжения. - Повторюсь, еда и вакцина - это действительно важные и необходимые вещи. Они помогут выжить, так как первого катастрофически не хватает, а второго тут нет и вовсе. Но не только это нужно людям. Загляните глубже в суть проблемы. Как вы думаете, что нужно обычному человеку для жизни, кроме еды?
  Тристан вспомнил старые, прогнившие дома без окон и дверей и ответил:
  - Место, где можно жить.
  - Верно, - кивнул жрец.
  - И работа, которая могла бы обеспечивать их деньгами, следовательно, и едой, - неожиданно добавил Вильям и перевел взгляд на начальника. - Проблема в том, что людей из низов никуда не берут на работу, потому что остальные люди считаю, что все здесь поголовно или больные, или бандиты. Но это не так. В низах есть самые разные люди, некоторые действительно ублюдки, с которыми лучше не связываться, но есть и хорошие, которым просто не повезло.
  - Значит, помимо еды и вакцины, людям нужны дома и работа, - задумчиво подвел итог Тристан, помассировав переносицу пальцами. - Я пока ничего не обещаю, но я постараюсь что-то предпринять. У меня старший брат заседает в совете, попробую поговорить с ним.
  - Господин, - лэрн вопросительно посмотрел на секретаря, у которого почему-то было бледное лицо, и он нервно сжимал пальцами брюки, хотя подобного за ним никогда не водилось, - вы действительно решили посвятить себя помощи людям?
  - Ты не верил моим словам? - с обиженными нотками в голосе спросил начальник, усмехнувшись.
  - Верил, - тихо ответил секретарь.
  Теперь Вильям Оркист действительно поверил.
  
  Они проболтали с Кат"яилом около часа, затем простили и покинули храм. Тристан был рад и доволен, что решил встретиться с главным жрецом храма. Тот хоть был немного груб и иногда не жадничал на выражения, но благодаря нему Тристан задумался в суть проблемы намного глубже и подругу переосмыслил свои идей.
  Тристан кинул взгляд на секретаря. На лицо Вильям вернулись краски, но он был какой-то рассеянный и лэрн заметил, что секретарь избегает его взгляда.
  Неожиданно кольцо на безымянно пальце потеплело. Мужчина остановился от неожиданности и удивления, посмотрел по сторонам, ища опасность, и только сейчас обратил внимание на то, что улица была безлюдна.
  - Господин, - тихо произнёс Вильям, нажал на несколько камушек на браслете, призывая своих людей, и достал из кобуры мушкеты, - нас окружают.
  Тристан уже сам понял, что они попали в ловушку. Но почему его интуиция молчала?! Неужели, за проведенные годы в сознании супругу он разучился к ней прислушиваться? Стал слишком беспечен?
  Со всех сторон на них выходили мужчины разного возрасты, грязные, в старых одеждах и с различным холодным оружием в руках. У одного Вильям даже увидел вилы. Всего их было человек двадцать и некоторые были еще совсем молодыми.
  - Господа, может, договоримся? - спросил Тристан, улыбаясь улыбкой человека, который чувствует себя слишком уверено в подобной ситуации. Он достал кошелек и подкинул его на ладони. - Думаю, здесь будет достаточно для того, что мы могли спокойно продолжить своё путешествие.
  Вперед, на несколько шагов, вышел немолодой уже мужчина со шрамами на лице и усмехнулся.
  - Договоримся? - издевательски спросил он. - Договариваться я буду с твоим отцом, Дельт-гор-младший. И надеюсь, он предложит достойную цену за своего сыночка. Поэтому предлагаю тебе и твоему слуге отдать свое оружие. Мне не хотелось бы, чтоб товар утратил товарный вид.
  Проклятье! Такого поворота Тристан не ожидал. Он был уверен, что отец пойдет на сделку, но это бы пошатнуло гордость мужчины.
  Вильям нервно покосился на браслет, словно он мог показать, сколько ещё нужно времени до прихода подмоги, покосился на "главаря" и хотел уже спросить, понимает ли он о последствие своих действий... Неожиданно, словно из воздуха, на плечо начальника прыгнула черная гладкошерстная кошка и издала странный высокий звук, совсем не похожий на кошачье мяуканье. И в тут же секунды сотки схожих звуков раздались со всех сторон. Люди заозирались и увидели, что с крыш домов на них смотрят кошки: разных пород и размеров, но у всех как один были серебряные глаза. Их было больше сотни!
  И в следующую секунду кошки пригнули на бандитов.
  Тристан пораженно смотрел за тем, создания Регины атакуют бандитов и явно выигрывают. Неожиданно кошка, сидевшая у него на плече, потерлась об его щеку, успокаивая. Тристан снял её с плеча и прижал к груди, погладил по спине, почувствовал, как она замурчала. А бандиты, крича от боли и ужаса, разбегались по сторонам.
  Это не заняло больше пяти минут, поэтому, когда подкрепление все же прибыло на зов, они увидали только ошарашено Оркиста застывшего с мушкетом в руках и господина, с довольной улыбкой ласкающий чёрную гладкошерстную кошку.

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Масягина "Шоу "Кронпринц"" (Современный любовный роман) | | Н.Самсонова "Жена мятежного лорда" (Любовное фэнтези) | | С.Волкова "Сердце бабочки" (Психологический триллер) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | М.Леванова "Попаданка, которая гуляет сама по себе" (Попаданцы в другие миры) | | Ю.Меллер "Опустошенный север" (Попаданцы в другие миры) | | О.Гринберга "Краткое пособие по выживанию для молодой попаданки" (Приключенческое фэнтези) | | К.Татьяна "Его собственность" (Современный любовный роман) | | Есения "Ядовитый привкус любви" (Современный любовный роман) | | К.Марго "Мужская принципиальность, или Как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"