Кубасов Юрий Николаевич: другие произведения.

Погибель Нового мира

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 3.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перед вами не очередная страшилка, призванная пощекотать нервы скучающего обывателя высосанными из пальца угрозами. Перед вами "точный расчёт гаек и стали" по отношению к ближайшему будущему России и мира. Не нужно сочинять и фантазировать - будущее заложено в настоящем, нужно лишь уметь разглядеть его в происходящей действительности. Это не очередной опус на тему "Как нам обустроить Россию". Будущее не сочиняется - оно вытекает из тех решений, которые мы производим в настоящем. Надо не придумывать будущее, а решать конкретные текущие проблемы, тогда будущее состоится. Оно будет. Но сложность при этом заключается в том, что необходимо определить главную проблему, стоящую перед людьми. Если главная проблема определена неверно, тогда народ обречён - если с успехом решать второстепенные проблемы, тогда будущее обернётся катастрофой. Предлагаемая вашему вниманию книга как раз и посвящена определению главнейшей проблемы современности и поискам путей её решения. Результатом данного исследования стал вывод о том, что мы присутствуем сейчас при погибели европейской цивилизации Нового времени, берущей своё начало в эпохе Возрождения. Заканчивается история Нового времени. Она может закончиться только одним - полным крахом европейской цивилизации и установлением на земле нового миропорядка, основанного на идеологии воскресения.

  
  
  
  
  
  
  Юрий Н. Кубасов
  
  ПОГИБЕЛЬ НОВОГО МИРА
  
  
  
  
  
  
  Екатеринбург
  2010
  
  
  
  
  
  
  О Г Л А В Л Е Н И Е .
  
  
  'ТАЙНА СИЯ ВЕЛИКА ЕСТЬ'. 4
  
  ПРЕДИСЛОВИЕ к ПОГИБЕЛИ НОВОГО МИРА. 6
  
  ГЛАВА 1. Я В Л Е Н И Е Д Е П О П У Л Я Ц И И.
  
  ВСТУПЛЕНИЕ. ЗНАТЬ, ЧТОБЫ ВЫЖИТЬ. 8
  1. ДЕПОПУЛЯЦИЯ В РОССИИ. 10
  2. ДЕПОПУЛЯЦИЯ В ОТДЕЛЬНЫХ СТРАНАХ. 17
  3. ЕВРОПЕЙСКАЯ ДЕПОПУЛЯЦИЯ. 28
  4. МИГРАЦИЯ В ЭПОХУ ДЕПОПУЛЯЦИИ. 36
  5. ЕВРОПЕЙСКАЯ ДОРОГА. 51
  6. ГЛАВНЕЙШИЙ ВОПРОС СОВРЕМЕННОСТИ. 62
  ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ВЫЗОВ XXI ВЕКА? ВЫХОДА НЕТ! 74
  
  ГЛАВА 2. П Р И Ч И Н Ы Д Е П О П У Л Я Ц И И.
  
  ВСТУПЛЕНИЕ. ЕВРОПЕЙСКАЯ ЗАРАЗА. 77
  1. БИЧ НИЗКОЙ РОЖДАЕМОСТИ. 78
  2. СПЕКУЛЯЦИИ О ДЕПОПУЛЯЦИИ. 88
  3. ЕВРОПЕЙСКИЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ. 98
  4. ИДЕОЛОГИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО ГЕНОЦИДА. 112
  5. И ЭТО НАЗЫВАЕТСЯ ПРОГРЕССОМ. 126
  ЗАКЛЮЧЕНИЕ. СМЫСЛ И ЗНАЧЕНИЕ ДЕПОПУЛЯЦИИ. 140
  
  ГЛАВА 3. П У Т Ь К В О З Р О Ж Д Е Н И Ю.
  
  ВСТУПЛЕНИЕ. РАЗРУШЕНИЕ ВЕРЫ. 146
  1. ДУХОВНО-НРАВСТВЕННАЯ ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА. 147
  2. ОТ ЯЗЫЧЕСТВА К ХРИСТИАНСТВУ. 160
  3.1. КАТОЛИЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА. ФОРМАЛИЗАЦИЯ ОТНОШЕНИЙ. 174
  3.2. КАТОЛИЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА. ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ СОВЕСТИ. 188
  4. ВОЗРОЖДЕНЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА. ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ БОГА. 202
  ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ОТ ЯЗЫЧЕСТВА К ЯЗЫЧЕСТВУ. 215
  
  ГЛАВА 4. Л И Б Е Р А Л И З М Н О В О Г О В Р Е М Е Н И.
  
  ВСТУПЛЕНИЕ. РАСЦВЕТ ЛИБЕРАЛИЗМА. 218
  1. АТЕИЗМ - ВЕРА НОВОГО ВРЕМЕНИ. 219
  2. ДВЕ ВЕТВИ ЛИБЕРАЛИЗМА. 234
  3. ФЕМИНИЗАЦИЯ ЛИБЕРАЛИЗМА. 252
  4. ОБОЛЬЩЕНИЕ ЕВРОПЫ. 269
  5. ЧТО ТАКОЕ ЛИБЕРАЛИЗМ. 281
  ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ДОГМАТИЗАЦИЯ ЛИБЕРАЛИЗМА. 293
  
  ГЛАВА 5. СИСТЕМНЫЙ КРИЗИС ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ.
  
  ВСТУПЛЕНИЕ. ЦИВИЛИЗАЦИЯ ЕВРОПЕЙСКОЙ НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ. 297
  1. ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ ЛИБЕРАЛИЗМ. 301
  2. ДОГМАТИЧЕСКИЙ ЛИБЕРАЛИЗМ И КАПИТАЛИЗМ. 317
  3. ДОГМАТИЧЕСКИЙ ЛИБЕРАЛИЗМ ПРОТИВ ЧЕЛОВЕКА. 330
  4. КУЛЬТУРА ДОГМАТИЧЕСКОГО ЛИБЕРАЛИЗМА. 341
  5. ДОГМАТИЧЕСКИЙ ЛИБЕРАЛИЗМ ПРОТИВ ПРИРОДЫ.
  Экологический аспект либерализма. 358
  6. ДОГМАТИЧЕСКИЙ ЛИБЕРАЛИЗМ ПРОТИВ НАРОДОВ. 373
  ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ЦЕНА ПРОГРЕССА. 392
  
  ГЛАВА 6. Л И Б Е Р А Л И З М В Р О С С И И.
  
  ВСТУПЛЕНИЕ. АПОЛОГИЯ РОССИИ. 398
  1. ОБОЛЬЩЕНИЕ РОССИИ. 399
  2. ЛИБЕРАЛИЗАЦИЯ РОССИИ. 416
  3. В ПОИСКАХ АЛЬТЕРНАТИВНОЙ ИДЕОЛОГИИ. 433
  4. ИДЕОЛОГИЯ ВОСКРЕСЕНИЯ. 445
  ЗАКЛЮЧЕНИЕ. РОССИЯ И МИР. 455
  
  ПОСЛЕСЛОВИЕ к ПОГИБЕЛИ НОВОГО МИРА.
  К смене общественной парадигмы. 458
  
  Пивоваров Д. В. Материалистический атеизм и будущее европейской цивилизации. Рецензия на рукопись. 463
  
  Список благодарности. 467
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  'ТАЙНА СИЯ ВЕЛИКА ЕСТЬ'.
  
  Много лет назад, будучи в весьма юном возрасте, я очень увлекался географией мира и европейской историей. В частности, меня сильно интересовала великая история Франции. Откровенно говоря, я был тогда поклонником этой страны, меня восхищала её культура, язык, достижения.
  С помощью Атласа мира я аккуратно отслеживал экономические и демографические изменения в странах мира, записывая данные, которые черпал из книг, журналов, газет. И вот тогда я впервые для себя обратил внимание на чрезвычайно расстроивший меня факт - в то время, как развивающиеся страны каждый год существенно увеличивали численность своего населения, развитые страны, и моя любимая Франция в том числе, топтались на месте. Факт медленного роста населения Франции по сравнению с развивающимися странами огорчал меня потому, что инстинктом я понимал, что величие государства несовместимо с небольшим населением, а тем более, если это население сокращается и относительно других стран, и абсолютно.
  Казалось странным противоречием постоянный рост ВВП на душу населения развитых стран и понижающиеся показатели воспроизводства населения. Вроде бы, должно бы быть, что с ростом доходов людям легче растить и воспитывать детей, и лучшая материальная обеспеченность европейцев как раз должна бы способствовать росту населения. В действительности было прямо наоборот. Не в силах разрешить проблему, пришлось просто констатировать её как факт. Но эта проблема глубоко засела в мозгу, поражая своей противоречивостью - почему с ростом благосостояния происходит падение рождаемости.
  В начале 80-х годов стали раздаваться голоса, поднимающие проблему сокращения рождаемости в СССР, проблему предстоящего в связи с этим сокращения численности населения страны. Так проблема депопуляции коренного населения стала достоянием и советского народа. И этот факт тоже огорчал и ставил в тупик. Безусловно, жизнь советского народа постепенно менялась к лучшему. Но почему же депопуляция поразила и русский народ, если по уровню жизни мы на порядок отставали от уровня жизни населения развитых капиталистических стран?
  В дальнейшем, жизнь только подтверждала 'железную закономерность' - рост благосостояния прекращает рождаемость. И, к сожалению, современная наука, констатируя факт падения рождаемости на фоне становления постиндустриального общества с высоким уровнем жизни населения, никак не объясняет это явление и абсолютно ничего не может предложить для исправления ситуации и прекращения депопуляции коренного европейского населения.
  Такое тотальное бессилие хвалёного европейского разума в вопросе противодействия падению рождаемости вселяло уныние и обречённость. Но, принимая это положение, всё-таки хотелось верить, что существует какое-то рациональное решение вопроса прекращения депопуляции, уничтожающей европейское население.
  И решение пришло вдруг, внезапно. Однажды это решение всплыло в сознании и поразило своей простотой и изяществом. Оставалось только пожалеть о том, что это решение пришло немного не по адресу - понадобились долгих три года, чтобы кое-как, весьма кратко и коряво (с точки зрения автора) изложить решение проблемы депопуляции на бумаге.
  Я благодарен судьбе за то, что мне посчастливилось нащупать путь, идя по которому возможно преодоление депопуляции и надеюсь, что, несмотря на слабые литературные способности, мне всё же удалось изложить решение вопроса в достаточно понятном виде. И я надеюсь, что читатель не будет излишне сурово судить о стиле моего изложения, понимая, что не это было главной задачей предлагаемой его вниманию работы.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ПРЕДИСЛОВИЕ к ПОГИБЕЛИ НОВОГО МИРА.
  
  Время, начатое эпохой Возрождения, подходит к концу. Заканчивается самый блестящий период истории человечества. Всё, что было задумано эпохой Возрождения, пришло к своему логическому завершению. Все идеи Возрождения полностью развились и исчерпались, и привели мир к неразрешимым противоречиям.
  Текущий финансово-экономический кризис, окончания которого с нетерпением ждут миллиарды людей, увы, уже никогда не закончится в рамках современной духовно-нравственной парадигмы, ведущей своё начало от эпохи Возрождения. Чтобы покончить с кризисом, необходимы изменения в ментальности миллиардов людей, потому что все они своим образом жизни творят этот кризис.
  Но, к сожалению, современный финансово-экономический кризис - это явный, но далеко не главный кризис Нового мира. Экономический кризис - это наиболее наглядный факт завершения истории Нового времени. А вместе с ним идут своим чередом кризис политический, кризис экологический и, наконец, демографический кризис европейского мира.
  Эти четыре кризиса, идущие одновременно, дополняя и усиливая друг друга, ясно говорят о том, что мы присутствуем при погибели европейской цивилизации Нового времени.
  
  После многих десятилетий коммунистической диктатуры, государство российское вернулось на путь капиталистического развития - народ российский присоединился к 'прогрессивному человечеству'.
  Однако, сейчас, в начале XXI века Россия снова оказывается на распутье - западный свободный мир, как оказалось, идёт вовсе не по 'дороге ведущей в храм'. И Россия снова, как уже было не раз в её истории, вынужденно стоит перед новым судьбоносным выбором - каким путём идти.
  Перед нами только две дороги, но вариантов выбора, к сожалению, нет, ибо первый путь ведёт прямиком на кладбище. Россия автоматически оказывается там вместе со всей западной цивилизацией, к которой она рада была присоединиться пару десятилетий назад.
  Первый путь - дорога в никуда. Второй путь - дорога в неизвестность. Никто не гарантирует, что он приведет Россию к воротам храма - на этом пути россиян ожидают неизвестные трудности. Единственно, чем этот второй выбор лучше первого, - он даёт шанс на спасение, тогда как в первом случае Россия гарантированно погибает.
  
  Эта книга называется 'Погибель Нового мира', потому что Россия обречена на самораспад и самоуничтожение в текущем столетии в любом случае, при любом решении, оставаясь в рамках современной европейской цивилизации. Как, впрочем, и обречён на погибель весь 'европейский, цивилизованный, прогрессивный, либеральный, капиталистический, западный мир', потому что все меры по предотвращению его погибели ничего не дали, не дадут и не могут дать в принципе, ибо они не выходят за рамки идеологических основ западной цивилизации.
  Одно умиляет, но не радует: Россия обречена погибнуть в такой прекрасной компании.
  
  В этой книге описывается первый из двух возможных путей развития европейской цивилизации, тот, который неминуемо ведёт её в могилу. Здесь говориться о том, как европейский мир, а вместе с ним и Россия, попал в ловушку, созданную им самим. Суть этой книги - констатация факта действительного 'конца истории' Нового мира
  В данной книге мы будем говорить о причинах упадка и грядущей гибели западной цивилизации, а вместе с ней и России, уповая на то, что полученные знания могут помочь избежать Погибели. Если, конечно, их захотят услышать и понять.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ГЛАВА 1. Я В Л Е Н И Е Д Е П О П У Л Я Ц И И .
  
  
  
  ВСТУПЛЕНИЕ. ЗНАТЬ, ЧТОБЫ ВЫЖИТЬ.
  
  'Никто из них еще не знал, что вынужденная остановка у моста, разрезавшая их колонну надвое, в сущности, уже разделила их всех, или почти всех, на живых и мертвых.
  ...Он не знал этого и спокойно ехал вперед, навстречу гибели'
  Константин Симонов 'Живые и мёртвые'.
  
  Подобно старому морскому волку, по лёгкому облачку на горизонте предугадывающему начало страшной бури, пытливый исследователь общества по едва заметным социальным явлениям должен уметь определять общественные проблемы настоящего и будущего. Настоящий мыслитель в ворохе общественных событий должен увидеть главное, что порой бывает скрыто за мельтешением множества насущных проблем. Важным для судеб мира часто бывает совсем не то, что представляется важным в данный момент, но что постепенно захватывает всех и вершит историю. И не дай Бог ошибиться в выборе, ибо цена решения - это всегда жизнь людей.
  Обычному человеку круговерть общественных явлений представляется столь же запутанной и непонятной картиной, какой для подавляющего большинства жителей планеты представляется фотография столкновений элементарных частиц в камере Вильсона. И только физик, основываясь на теории элементарных частиц, может по тонким следам на фотопластинке составить всю историю события-столкновения, понять произошедшее и открыть новое. Так и философ, основываясь на своей идеологии, должен по событиям настоящего и прошлого уметь составить логичную картину будущего.
  
  Давно подмечено, что когда Господь хочет покарать людей, он отнимает у них разум. И тогда люди не могут решить, что для них важно, а что нет, и не могут за мельканием дней увидеть главное, от чего зависит их жизнь и судьба. Водоворот повседневности захватывает их без остатка, они теряют способность увидеть среди многих насущных проблем главную. И в результате сталкиваются с большими трудностями и даже гибелью. Отними у человека разум, и он превращается в беззащитное перед катаклизмами природы животное, не понимающее, откуда ему грозит большая опасность.
  История сохранила для нас множество примеров того, как люди просто не видели угрожающей им смертельной опасности, даже когда смотрели на неё. Смотреть и не видеть - как часто это случается с людьми! Из столетия в столетие переходят истории про людей, в поте лица решавших свои важные проблемы накануне грандиозных трагических событий, о которых они даже не подозревали, несмотря на то, что эти события разворачивались у них на глазах. И вместо того, чтобы отложить всё, казалось бы, значимое в данный момент, и заняться непосредственно своим спасением, люди продолжали обычные повседневные дела: растили детей, сеяли хлеб, лепили горшки, ссорились с близкими, обманывали друг друга, надеялись на лучшее будущее. А в это время враг уже стоял у ворот.
  
  Так происходило в России летом 1917 года - яростное обсуждение всяческих вопросов, казавшихся первостепенными, но фактически не определявшими судьбу молодой российской демократии. Ни средства массовой информации той поры, ни тогдашние политические деятели не сумели разглядеть главнейший вопрос современности, не сумели обратить общественное внимание к решению животрепещущего вопроса выживания России.
  Достаточно вспомнить разукрашенную петербургскую публику, с любопытством взиравшую на вооружённых людей накануне октябрьского переворота. Кто из безмятежно гулявших тогда по городу господ мог предположить за день, за час до 'штурма Зимнего дворца', что лишь немногие счастливцы из них умрут в своих постелях от естественной старости? А знай они, какое будущее им уготовано, встали бы они все, как один, в ряды защитников 'свободы и демократии'?
  И Россия провалилась в пучину многолетнего коммунистического эксперимента, потому что тогдашнее общество и государство не смогли серьёзно подойти к насущным вопросам - к вопросам собственной жизни и смерти. И если человек не может постоянно думать об угрозах, о вопросах выживания и смерти, не боясь сойти с ума, то государство, политические силы обязаны этими вопросами заниматься - для этого они и существуют. И вина тех политиков, что стояли тогда у руля государства, деятелей культуры, что владели умами масс, и не смогли найти способы удержать Россию в рамках демократического развития, очевидна. И всё потому, что им не хватило проницательности увидеть главную проблему, которая стояла перед Россией в то время. И воли, чтобы выбрать правильное, жёсткое и даже, если понадобится, жестокое средство для решения вопроса выживания страны. Не хватало ума и воли.
  
  Людскую неразумную слепоту и беспомощность можно объяснить лишь людскими пороками: ленью, трусостью, алчностью, эгоизмом, самомнением... Если граждане действительно хотят счастья себе и своей стране, тогда они должны отбросить прочь эти пороки, довлеющие над людьми, и постараться правильно понять происходящее вокруг, и верно определить главную угрозу для своего существования. И если мы сможем это сделать, тогда сможем и найти решение, каким бы трудным оно ни было, от которого напрямую будет зависеть наше спасение. Нужно постоянно отслеживать и анализировать текущие проблемы, чтобы точно знать, в чём он сейчас, главнейший вопрос современности. Чтобы быть всегда готовыми преодолеть любую опасность.
  
  
  
  
  
  1. ДЕПОПУЛЯЦИЯ В РОССИИ.
  
  В 90-е годы ХХ века в России сложилась трагическая и уникальная ситуация: кривая рождаемости резко пошла вниз, а кривая смертности населения поползла вверх. Эти две кривые на графике пересеклись, образовав перекрестие, которое получило название 'Русский крест'.
  Трагизм ситуации тогда заключался в том, что Россия стала вымирать катастрофически быстрыми темпами. А уникальность ситуации состояла в том, что если по уровню рождений Россия сравнялась с развитыми странами мира, то по уровню продолжительности жизни населения она опустилась до уровня экономически самых отсталых стран.
  В текущем веке ситуация с продолжительностью жизни в России стала постепенно меняться к лучшему, что связано с успешным экономическим развитием страны. В перспективе, продолжительность жизни будет возрастать по мере экономического развития - это обычный путь всех развитых стран.
  Что же касается рождаемости, то по этому показателю Россия давно и прочно занимает место среди группы экономически развитых стран и вряд ли покинет его в ближайшее время.
  
  Вот что говорят о текущей депопуляции в России данные Росстата:
  Население России в 1993 году составляло 148,6 миллиона человек. На 1 января 2007 года население составляло уже 142,2 миллиона человек. А к 1 января 2009 года население России сократилось до 141,9 миллиона человек.
  
  Число умерших (тысяч человек):
  2007 год - 2,120,0
  2008 год - 2 100,0
  2009 год - 2 038,0
  
  Число родившихся (тысяч человек):
  2007 год - 1 610,0
  2008 год - 1 714,0
  2009 год - 1 764,0
  
  С 1992 по 2006 год в России зафиксировано 20 689,5 тысяч родившихся, в то время как число умерших составило 32 480,1 тысяч человек, то есть смертность в нашей стране в отмеченные годы превышала рождаемость в 1,57 раза и естественная убыль населения России составила 11 790,6 тысяч человек.
  Таким образом, с учетом 'компенсирующей миграции', за последние 15 лет Россия безвозвратно потеряла 4,25 % своего первоначального населения. Чистая же убыль российского населения, без учета миграционных вливаний, за этот же период составила 7,9%.
  
  Несмотря на значительное по своим масштабам сокращение численности населения, стоит отметить, что разрушительная демографическая инерция только набирает силу. В данный момент темпы депопуляции в определенной степени сдерживаются благоприятной половозрастной структурой, образовавшейся в результате относительно высокой рождаемости восьмидесятых годов. Последнее обстоятельство способствовало появлению в наши дни многочисленных брачных контингентов, чем и объясняется небольшой прирост рождаемости в последние годы, который объявляется некоторыми деятелями успехом демографической политики правительства. Однако, это не так. В настоящее время запас демографической прочности на исходе: его влияние продлится не далее 2009 - 2012 годов, после чего численность населения будет убывать возрастающими темпами.
  Начиная с 2010 года ежегодный размер естественной убыли может превысить один миллион человек, а к 2025 году эта цифра имеет все шансы вырасти почти в два раза.
  
  Как считают многие иностранные и отечественные аналитики, в России сейчас зреет 'Демографическая бомба'. Процесс убыли населения с каждым годом набирает все большую скорость, что выводит Россию в 'лидеры' среди государств с убывающим населением.
  К 2025 году страны бывшего СССР столкнутся с серьезными демографическими проблемами: их население сократится и постареет. Всемирный Банк опубликовал доклад на эту тему, он называется 'От Красного к Седому', где указывает, что депопуляция серьезно угрожает местным экономикам и самому будущему государств бывшего СССР. К 2025 году эти страны потеряют огромное количество населения (сравнивалась ситуация 2000 и 2025 годов): Россия - 17,3 миллионов (12% населения), Украина - 11,8 миллионов (минус 24%), Беларусь - 1,4 миллионов (минус 14%).
  Сократившееся население также значительно постареет - в 2025 году примерно каждый пятый житель этого региона будет старше 65-ти лет.
  По прогнозам Российской Академии наук уже к 2016 году пожилые люди старше 60 лет будут составлять уже 20 % от общего числа россиян, а дети до 15 лет - всего 17 %.
  
   Трудности, связанные со старением и сокращением населения России будут постепенно нарастать.
  - Сегодня очевидно, что пенсионная реформа зашла в тупик, - считает Игорь Юргенс. Но кардинальная проблема не в этом ...главное - демографическая ситуация в стране. Если бы у нас сегодня была такая же демография, как, скажем, в Советском Союзе, где 10 работающих кормили двух пенсионеров, то мы выдержали бы даже нынешнюю пенсионную реформу. Но сейчас демографическая ситуация совершенно иная - 10 работающих уже кормят 6 пенсионеров, а к 2020 году может сложиться, что на одного работающего будет приходиться один пенсионер. Тогда никакие тарифы, никакой единый социальный налог, даже очень повышенный, не смогут создать средств, достаточных для бездефицитного пенсионного фонда. Нужно откровенно сказать населению правду: сами создавайте свои пенсии, уважаемые граждане, вот вам инструменты для этого на частных рынках, вы, конечно, рискуете, но в этом случае у вас есть шанс. Оставаться в государственной пенсионной системе с учетом перспектив ближайшего 20-летия вообще бессмысленно.
  - То есть дефицит будет только нарастать?
  - Да, дефицит будет расти. Все политические крики о том, что давайте расходовать Стабилизационный фонд, - это крики сумасшедших. Скоро весь Стабилизационный фонд перейдет на покрытие дефицита Пенсионного фонда России.
  
  Российские экономисты ожидают стремительного сокращения доли работающих граждан, что станет суровым испытанием для пенсионной системы. 'В перспективе до 2050 года нынешняя пенсионная система не обеспечивает социально-приемлемый уровень трудовых пенсий. Особенно тяжелым будет состояние пенсионной системы в период 2018-2041 годов, когда ожидаемая величина отношения средней пенсии к зарплате (коэффициент замещения) будет оставаться ниже 20%', - считает руководитель 'Экономической экспертной группы' Евсей Гурвич. На сегодня, по его данным, численность пенсионеров почти на 10 миллионов человек ниже, чем численность наемных работников - а именно эти наемные работники и поддерживают своими отчислениями пенсионную систему... Однако к 2020 году численность наемных работников и пенсионеров практически сравняется, эти категории населения составят по 40,5 миллионов человек. А к 2050 году численность пенсионеров превысит число наемных работников почти на 5 миллионов человек - 32,3 и 27,7 миллиона человек соответственно. Сохранять даже самый спартанский рацион для пенсионеров в таких условиях будет очень трудно, если вообще возможно. Чтобы избежать провала пенсионной системы, Гурвич предлагает увеличить пенсионный возраст в России для мужчин и женщин до 62 лет. И это, вероятно, только начало.
  
  Старение населения в самое ближайшее время отрицательно скажется на развитии всей экономики страны. Современная экономика развитых стран базируется не на полезных ископаемых, а на людях. Если Россия будет терять свой человеческий капитал, то она не сможет обеспечивать свой экономический рост - России грозит долговременный экономический спад.
  Пока экономика получает остатки 'демографических дивидендов' от эпохи 1980-х и бэби-бума начала XXI века. Но и эти ресурсы, как показывает статистика и исследования демографов, почти исчерпаны. А значит, завтра будет просто некому работать. Согласно исследованиям ИСЭПН РАН, если сегодня в РФ 92 миллионов трудоспособных граждан, то в ближайшие семь лет страна лишится 7 - 8 миллионов работников, а к 2025 году, если сохранится тенденция сползания в демографический кризис, по разным данным, экономика недосчитается 9 - 18 миллионов рабочих рук
  Численность экономически активного населения в РФ сокращается ежегодно на один миллион человек. Такие данные привел глава Росстата Владимир Соколин. Складывается опасная тенденция для России, так как история не знает примеров экономического роста при сокращении численности экономически активного населения, цитирует Соколина ПРАЙМ-ТАСС. Глава службы статистики констатировал, что, как только начнется выход из кризиса, Россия столкнется с дефицитом рабочей силы.
  Ещё президентом Путиным была поставлена задача: удвоение ВВП за десять лет. Но чтобы обеспечить удвоение ВВП, нужно ежегодное увеличение ВВП на 7,2%, а для этого нужен рост производительности труда и рост занятости. Однако, население страны сокращается, а не растёт, а рост производительности труда не может идти долго такими высокими темпами - эти факты ставят под сомнение любые прогнозы успешного экономического развития России.
  По расчётам Евгения Юрьева, при дальнейшем нарастании негативных тенденций в рождаемости и смертности, численность экономически активного населения к 2010 году сократится по сравнению с 2005 годом на 3,6 миллионов человек, а к 2015 году - еще на 7 миллионов (за 10 лет на 10,6 миллионов человек). Второе пятилетие будет обвальным с точки зрения формирования трудового потенциала страны. При такой динамике численности экономически активного населения удвоение за десятилетие ВВП представляется весьма проблематичным. Тем более в условиях текущего экономического кризиса.
  '... трудонедостаточность России уже в ближайшие 8-10 лет станет решающим ограничением её планов вернуться в сообщество экономически развитых стран. Частичный выход - в увеличении масштабов внешней трудовой миграции. Но вопрос в том, может ли привлечение, как правило, неквалифицированной рабочей силы способствовать технологическому прорыву российской экономики?'
  И далее Евгений Юрьев описывает другие важные для России следствия депопуляции.
  'Сохранение территориальной целостности России будет зависеть, в первую очередь, от её оборонного потенциала, который должен обеспечить адекватное реагирование на все военные угрозы как локального, так и глобального характера. К концу первого десятилетия XXI века комплектование вооруженных сил станет одной из труднейших задач. После 2006 года начнется резкое сокращение численности 18-летних молодых людей - потенциальных призывников на воинскую службу. За предстоящие 10 лет их численность сократится вдвое: с 1,3 миллиона до 644 тысяч человек. Депопуляция обезлюживает геополитически важные территории, что может привести к их потере или к увеличению хищнического, браконьерского использования находящихся там ресурсов, к подрыву оборонной мощи государства и безопасности её граждан, к еще большей незащищенности границ, к увеличению проникновения в страну наркотиков, оружия, контрабанды, нелегалов, террористов и др. Все это ведёт, в конечном счёте, к потере государством своего статуса и деградации его населения'.
  Сказанное подтверждают и российские доброжелатели из ЦРУ: 'Россия имеет худшие среди всех индустриально развитых государств показатели здоровья населения. Плохое здоровье российских детей и молодых людей в совокупности с падением рождаемости угрожает способности российских вооруженных сил привлекать новобранцев'.
  
  Россия, при нынешних темпах вымирания ее жителей, будет неуклонно деградировать до положения третьестепенной державы, чьи природные богатства вызывают зависть более многочисленных, но обделенных природными дарами соседей. Мысль о том, что Россия не имеет права владеть такими огромными территориями, которыми располагает, не раз уже была озвучена высшими официальными лицами некоторых развитых стран.
  Со временем низкие темпы экономического развития в России, вызванные депопуляцией и старением населения, станут провоцировать социальную и политическую напряженность в стране, рост сепаратизма. И параллельно с этим можно прогнозировать рост преступности и терроризма.
  И можно согласиться с мнением Владимира Якунина, что тенденция к сокращению численности населения может в перспективе актуализировать вопрос о её территориальной целостности и государственном суверенитете.
  
   Нельзя сказать, что государство российское ничего не предпринимает для преодоления депопуляции. 2008 год был объявлен в России 'Годом семьи'. И президент Путин, и президент Медведев, и правительство страны серьёзно настроены на преодоление негативных тенденций в демографии.
   Среди мер по повышению рождаемости и увеличение социальной поддержки материнства (гарантированный оплаченный отпуск по беременности, ипотечное кредитование, материальная компенсация за многодетность и т.д.) и программы охраны младенчества (детские сады, бесплатное питание и принадлежности и т.д.) и информационная политика по утверждению семейных ценностей, материнства и многодетности.
  Безусловно, свою лепту в преодоление депопуляции внесут и уже реализуемые национальные проекты.
  Но мы не будем сейчас продолжать рассматривать правительственные программы преодоления депопуляции в России. Отметим лишь два важнейших момента.
  
  ПЕРВОЕ. Все меры, которые хотят применить и уже применяют сейчас для преодоления депопуляции в России, не отличаются оригинальностью - в той или иной степени всё это уже использовалось ранее и в России, и в других странах мира.
  
  ВТОРОЕ, И САМОЕ ГЛАВНОЕ. Все меры, которые хотят применить и уже применяют сейчас для преодоления депопуляции в России, БЕСПОЛЕЗНЫ - ибо ЭТИ МЕРЫ ОКАЗАЛИСЬ БЕСПОЛЕЗНЫ ВЕЗДЕ В МИРЕ.
  
  'После 2008 года никаких существенных изменений в рождаемости не произойдет, - заявляет Евгений Гонтмахер. - Соответственно и баланс прироста и убыли населения в лучшую сторону не сдвинется, даже если в спешном порядке начать привлекать мигрантов'. По его мнению, короткий всплеск рождаемости может произойти в связи с инициативой правительства единовременно выплачивать женщинам 'материнский капитал' за рождение второго ребенка, но уже через несколько лет население 'привыкнет' к нововведению и существенного влияния на решение семьи иметь второго ребенка, или ограничиться первенцем, оно уже оказывать не будет.
  Депопуляция вызвана, вероятнее всего, не временными факторами, а фундаментальными долгосрочными процессами, поэтому надежды на автоматический выход из нее по мере улучшения социально-экономической ситуации беспочвенны. Еще на рубеже 1970-х годов в стране сложились такие параметры воспроизводства населения, при которых поколения детей оказывались меньше поколения родителей. К настоящему времени родительские поколения замещаются детьми лишь на 60%.
  Ни один из отечественных и зарубежных прогнозов, сделанных научно-исследовательскими коллективами или официальными структурами, заявляет Евгений Юрьев, не предусматривает возможности выхода России из депопуляции в сложившихся демографических условиях.
  В случае если темпы естественной убыли населения России в ближайшее время не снизятся, к концу XXI века население может сократиться до 60-65 миллионов человек, считает доктор экономических наук, президент Клуба экспертов 'Демографическая перспектива' Леонид Рыбаковский.
  
  По имеющимся разнообразным оценкам, к 2050 году население России составит от 83 до 115 миллионов человек. Прогноз ООН для России на 2050 год - 115 миллионов человек. Прогноз Института социально-политических исследований Российской Академии Наук - 83 миллиона человек.
  
  В среднесрочной программе социально-экономического развития, подготовленной Министерством экономического развития РФ, указывается, что при сохранении нынешних темпов миграции к 2025 году численность россиян сократится примерно до 120 миллионов, а к 2050 году - до 100 миллионов человек. И если количество русских в России сейчас уже менее 80%, то в условиях низкой рождаемости и высокой смертности именно русского населения, количество русских в населении России может упасть к 2050 году и до 50 - 60 процентов.
  Отвечая недавно на вопросы журналистов, Сергей Миронов сообщил, что если ничего не предпринимать для исправления демографической ситуации, уже к 2080 году в России останется лишь 42 миллиона жителей. Интересно, к какой национальности они себя будут тогда причислять?
  
  ИДЕТ ВОЙНА!
  
  'Мы имеем дело... с тотальной, жестокой и полномасштабной войной, которая вновь и вновь уносит жизни наших соотечественников'.
  Президент России В. В. Путин, 4 сентября 2004 года
  
  Войны бывают разные: экономические, политические, гражданские... Война, которая идёт сейчас в России, уносит ежегодно многие сотни тысяч человек. Эти невосполнимые потери сравнимы с потерями России в годы самых страшных войн в её истории! Пока мы читаем эти строки, война продолжает нещадно косить коренное население страны. Миллионы не родившихся россиян - вот цена войны! Мы уже испытываем на себе первые результаты этого российского геноцида: в строительстве, на транспорте, в торговле, в сельском хозяйстве. И с каждым годом эти изменения всё заметнее.
  Война, в результате которой сокращается коренное население России, происходит не на полях сражений, война идёт сейчас в головах людей, в мышлении человека. Идёт непримиримая идеологическая борьба добра со злом в сознании россиян, если считать добром жизнь, а злом смерть. И результатом этой борьбы сейчас является поражение добра. Это поражение добра выражается в низкой рождаемости коренных россиян, в неумолимом сокращении численности коренного населения страны, в депопуляции коренного российского населения.
  
  Итак, Россия стоит на пороге вымирания коренного населения, грозящего самыми катастрофическими последствиями для нас и наших детей. Однако, российская депопуляция - это лишь эпизод в процессе трагического вымирания всего коренного европейского населения. Поэтому понять проблему депопуляции в России невозможно без обращения к более, чем столетнему опыту Европы.
  Европейский опыт ценен для России, прежде всего тем, что он ясно показывает непреодолимость депопуляции и неэффективность всех способов современной борьбы с ней.
  Опыт Европы ценен тем, что показывает, как не надо тратить средства для борьбы с депопуляцией.
  Наконец, опыт Европы может дать нам ответ на вопрос, в чём же причина европейской и российской депопуляции коренного населения и почему она не может быть преодолена в рамках современных подходов.
  
  
  
  
  
  2. ДЕПОПУЛЯЦИЯ В ОТДЕЛЬНЫХ СТРАНАХ.
  
  
  Все страны европейской цивилизации страдают от депопуляции. Процесс сокращения численности коренного населения каждой страны уникален, но есть общее для всех стран. Как правило, все страны пытаются преодолеть депопуляцию с помощью одних и тех же мер. Приводимые ниже примеры борьбы с вымиранием показывают серьёзность проблемы депопуляции и невозможность её преодоления традиционными мерами.
  
  ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА ВО ФРАНЦИИ.
  
  Франция, пожалуй, первая развитая страна мира, столкнувшаяся с проблемой депопуляции. Число рожденных детей в среднем на одну женщину снизилось в этой стране с 5,0 в середине XVIII века до 2,5 в начале XX века.
  Французские правительства, обеспокоенные этим явлением, попытались воспрепятствовать сокращению рождаемости. В первые десятилетия ХХ века мощная пронаталистская пропаганда, направленная на защиту традиционных семейных ценностей, активизировавшаяся в результате снижения рождаемости и опасений о 'судьбе народа, который приближается к своему упадку', привела к провозглашению государственной демографической политики преодоления депопуляции.
  В это время Адольф Ландри одним из первых осмысливает явление депопуляции и активно работает в составе французского правительства над её преодолением. Уже тогда он определяет факторы цивилизации, отрицательно воздействующие на рождаемость - упадок нравов, бесплодие высших общественных классов, утрата доверия к идеям. Книги и статьи Ландри призывали к активной пронаталистской политике. Он считал, что снижение рождаемости не ограничится только Францией, но распространится во всем мире и может привести к регрессу и даже гибели цивилизации. Так как он видел главные причины снижения рождаемости в изменениях психологии, то в этой области, по его мнению, и надо было начинать 'бой с депопуляцией': воскрешать патриотизм, уважение к многодетным семьям, материально поощрять брачность и рождаемость. Ландри не отрицал значимость экономических факторов, но считал, что их действие проявляется не впрямую, а косвенно, в сложных, неявных формах. Он писал даже о кризисе капитализма, но считал его результатом плохого управления экономикой и плохой международной политики. В книге, изданной в 1934 г., Ландри впервые употребил термин 'демографическая революция', причём он считал, что современная демографическая революция подобна той, которая происходила когда-то в Римской империи.
  В это же время публикует свои работы и Леон Рабинович, также являющийся одним из первых мыслителей, кто сделал серьёзный вклад в понимание проблемы депопуляции. Капиталистическое общество, при своем зарождении, писал Рабинович, характеризовалось высокой и растущей рождаемостью; напротив, современный капитализм находится в стадии своего кризиса, который сопровождается и соответствующим падением рождаемости. Если этот процесс будет продолжать углубляться, а ничто не свидетельствует о противоположном, то снижение рождаемости в конце концов отразится на естественном приросте населения. Рост населения в будущем может прекратиться, и может даже наступить стадия демографического регресса.
  Современный период есть, как считал Рабинович, 'одновременно фаза экономического и демографического перехода (transition)'. 'К большому числу экономических, социальных и интеллектуальных проблем нашего времени, которые наша эпоха оставляет в наследство будущим столетиям, нужно добавить еще одну, причём одну из самых серьезных и таинственнейших: проблему населения'.
  
  После Первой мировой войны в 1920 году во Франции на волне борьбы с депопуляцией начал действовать закон, который ограничивал доступ к контрацепции и ужесточал наказание за аборт. Но, как это обычно бывает, репрессивные меры ничего не дали и коэффициент суммарной рождаемости во Франции снизился с 2,7 до 2,1 рождения.
  После Второй мировой войны меры пронаталистской политики государства смогли немного поднять уровень рождаемости. Однако француженки, подвергаясь усиленной феминистской обработке, всё больше осознавали своё несогласие мириться с 'биологической судьбой' и после Второй мировой войны начали открыто бороться за право иметь ребенка 'если я хочу и когда я хочу'. В борьбе за доступную контрацепцию объединились разные политические и общественные движения - либералы, феминистки, некоторые представители французской компартии, масоны, социалистические активисты, врачи (которые видели, к чему приводят нелегальные аборты) и многие другие. И активная борьба за права женщин принесла плоды. 28 декабря 1967 года был принят закон, легализовавший контрацепцию во Франции, что привело к тому, что коэффициент суммарной рождаемости снизился с 2,49 рождения в среднем на одну женщину в 1970 году до 1,81 рождения в 1985 (при норме воспроизведения населения в 2,1 рождения в среднем на одну женщину).
  В современной Франции существует целый ряд способов помочь семьям, среди которых 15 различных пособий, большая часть которых не зависит от дохода семьи. Вроде, всё предусмотрено для прекращения депопуляции, вот только рождаемость коренного населения во Франции всё никак не хочет повышаться, к сожалению.
   В настоящее время демографическая ситуация во Франции выглядит несколько лучше, чем в других европейских странах. Франция занимает в этом отношении 3-е место среди 15 стран Европейского Союза, после Ирландии и Люксембурга. Однако, достигаются такие показатели в основном за счёт активности некоренных французов: коэффициент рождаемости 1,7 - это суммарная рождаемость мигрантов и коренных жителей. Если же рассматривать только коренных французов, то у них рождаемость существенно ниже. Если учитывать это, то Франция окажется в одном ряду с Германией, Италией и Испанией, где естественный прирост нулевой или вообще отрицательный.
  Ожидается, что картина резко изменится в худшую сторону, когда репродуктивного возраста достигнут не столь многочисленные поколения последних 20 лет: число новорожденных, сегодня составляющее порядка 740 тысяч в год, может сократиться на 200 тысяч, если рождаемость останется на нынешнем уровне - 1,7 ребенка в среднем на каждую женщину. В то же время смертность не снизится и даже может повыситься по причине старения населения. Ведь продолжительность жизни растет: средняя для мужчин - 74 года, для женщин - 82 года. А в сочетании с низкой фертильностью (низкой рождаемостью) это неизбежно приведет к старению населения.
  Принимая во внимание все перечисленные факторы, можно говорить о том, что население Франции через четверть столетия сильно сократится. И это несмотря на то, что во Францию ежегодно прибывают сотни тысяч мигрантов! То есть количество коренных французов в населении Франции неумолимо сокращается и скоро станет меньшинством в собственной стране.
  'Планируемое родительство' давно стало нормой у жителей Франции. Сегодняшние пары не хотят начинать семейную жизнь и рожать детей, пока не будут достигнуты определенные условия комфортной жизни, что называется 'повышение ответственности, запланированности родительства'. А то, что при этом сокращается численность коренных французов, считается меньшим горем. Придётся подождать ещё лет 30, чтобы французы смогли убедиться в обратном.
  
  САМОУНИЧТОЖЕНИЕ ГЕРМАНИИ.
  
  Германское общество 'проснулось в ужасе' от угрозы демографической катастрофы. Такое заявление сделал по телемосту 'Россия - Германия' из Берлина один из немецких участников, главный редактор радио 'Немецкая волна' Миодраг Шорич.
  С 70-х годов прошлого столетия смертность в Германии превышает рождаемость. И хотя сокращение естественного прироста населения характерно для всех стран Евросоюза, ФРГ выделяется на общем фоне особенно ранним и острым проявлением этой тенденции. К 2020 году половина населения Германии будет старше 50 лет. Ожидается, что в 2035 году Федеративная республика выйдет на первое место среди стран с самым старым населением.
  Германия расплачивается за промахи в демографической политике, и ей давно пора принять меры для поддержки семьи, заявил эксперт Берлинского института демографии и развития Райнер Клингхольц в интервью радиостанции 'Немецкая волна'. Но какими бы действенными они ни были, вряд ли удастся повернуть вспять тенденцию к сокращению народонаселения, полагает он.
  Ученые не в состоянии определить причины, по которым в Германии столь резко упала рождаемость. 'Этого мы не знаем, - признал эксперт. - Мы знаем лишь, что примерно с середины 1970-х годов в Германии рождается примерно 1,4 ребенка на одну женщину, при норме замещения поколений примерно 2,1'.
  По данным Федерального статистического ведомства, население Германии сократилось в 2006 году на 150 тысяч человек и составляет сейчас немного более 82 млн. Федеральная земля Саксония, например, в настоящее время насчитывает примерно на 15 процентов меньше жителей, чем в 1990 году. К 2050 году прогнозируется дальнейшее сокращение численности населения Саксонии еще на 30 процентов.
  Согласно последним демографическим прогнозам, к 2050 году население ФРГ сократится на 16 процентов - до 69-74 миллионов человек, и возраст каждого третьего жителя страны будет превышать 60 лет. И это с учётом того, что доля мигрантов возрастёт в численности населения до 20-30%. При этом людей в возрасте за 65 лет будет вдвое больше, чем годовалых младенцев или молодежи до 20 лет.
  Стремительное падение рождаемости в ФРГ может нанести непоправимый удар по конкурентоспособности германской промышленности. 'Мы достигли критической точки, - полагает директор кельнского Института экономических исследований Михаэль Хютер. - Людского капитала из года в год становится все меньше, и это со временем остановит рост экономики'.
  Сейчас на каждого немецкого пенсионера приходится трое работающих. За неизбежное старение общества в Германии, а также увеличение продолжительности жизни, немцам придется платить более поздним выходом на пенсию. В 2009 году правительство приняло решение поэтапно в 2012-2029 годах повысить пенсионный возраст с 65 до 67 лет. Между тем эксперты 'Немецкого федерального банка' посоветовали поднять пенсионный возраст уже до 69 лет. Для сохранения нынешнего соотношения работающих и неработающих к 2050 году его придется увеличить уже до 75 лет, утверждают в правительстве.
  
  Если учесть тот факт, что сейчас иммигранты составляют примерно 10% от численности населения Германии, и количество иммигрантов и их детей постоянно растёт, то можно предположить, что к середине текущего века общая численность коренных немцев в Германии сократится в лучшем случае до 50 миллионов человек, из которых большую часть будут составлять люди пожилого возраста. С такими темпами вырождения на карте мира в следующем веке немецкой Германии просто может не быть. Название страны, может быть, и останется, но жить в ней будут совсем другие люди, к коренным немцам отношения не имеющие. Это же относится и к коренному населению всех европейских стран.
  '...население Германии неуклонно стареет. Как показывает статистика, уровень рождаемости у немцев самый низкий в Европе, количество деторождений за период с 1960 по 2004 год сократилось вдвое. А социологические исследования показывают, что все меньшее число молодых немцев хотело бы обзаводиться потомством: процент мужчин, прошедших добровольную стерилизацию, увеличился с 1992 по 2000 годах в 6 раз. При сохранении демографических тенденций к 2050 году в ФРГ останется 68,5 миллионов жителей из нынешних 82 миллионов. При этом каждый работающий будет вынужден кормить нескольких пенсионеров. Сохранение 'социального государства' при таких раскладах станет невозможным в принципе, а германский экономический 'локомотив' окажется в музее (если его, конечно, не отремонтируют гастарбайтеры)'
  
  ИСЧЕЗНОВЕНИЕ БРИТАНЦЕВ.
  
  По данным последних демографических исследований, сейчас население Большого Лондона прирастает только за счёт иммигрантов. (Кокшаров А. Большой город на Темзе // Эксперт. 2004. ? 044. - С. 64.) Четверо из каждых десяти его жителей родились за пределами страны, так что уже более половины населения столицы Великобритании составляют не англичане.
  Современные британцы теряют интерес к традиционному браку и предпочитают совместную супружескую жизнь без ее юридического оформления. Количество заключаемых в Великобритании браков упало сейчас до самого низкого уровня с 1862 года - начала подобного общенационального подсчета.
  По мнению специалистов, причины этого как экономические - официально зарегистрированные супружеские пары платят более высокие налоги, так и социологические - в современном британском обществе все больше ценится индивидуализм и отсутствие у человека каких-либо долгосрочных обязательств. Более того, официально состоять в браке становится немодно.
  Одновременно увеличивается средний возраст британцев, вступающих в брак. Для мужчин он сейчас составляет 31,8 года, для женщин - 29,7 года.
  В течение ближайших 30 лет будет продолжаться закат брака как гражданского института и к 2031 году половина мужчин Великобритании будет холостяками, тогда как в 2003 году в браке не состояло 35% мужчин... Количество незамужних женщин вырастет с 28 до 49%.
  В докладе под названием 'Демографические тенденции', обнародованном Службой национальной статистики, говорится: 'Тенденция резкого сокращения количества браков, проявлявшаяся среди людей младше 30 лет, выявляется и в более старших возрастных группах'.
  Со временем все больше людей будут полностью отказываться от вступления в брак. Количество мужчин в возрасте от 45 до 54 лет, которые никогда не вступят в брак, вырастет с 14 (в 2003 году) до 40%. Среди женщин этот показатель вырастет с 9 до 35%.
  Кристина Хьюз, читающая курс социологии в Университете Варвика, отмечает: 'Эти цифры не вызывают удивления. Со временем старомодные представления о жизни во грехе и вступлении в брак размылись. Многие люди полагают, что лучше просто жить вместе с партнером, чем оформлять брак, который грозит разводом'.
  Результатом развития подобных взглядов в обществе стал тот факт, что нация британцев стареет и вымирает вместе с остальной Европой такими же быстрыми темпами.
  С 52 процентов до 36 процентов к 2009 году упало число традиционных семей - с двумя родителями и двумя детьми. Число же женатых пар стало самым низким с 1895 года. Их насчитывается сейчас 237 тысяч. Во время пика - в годы Второй мировой войны - их было 471 тысяча.
  Более 1,66 миллиона детей рождены парами, не состоящими в браке. Десять лет назад число таких детей не превышало миллиона.
  По словам ведущего британского эксперта в области семьи и детской психологии Ричарда Вулфсона, 'характер семейной жизни решительно изменился за последние три десятилетия'. 'Традиционная семья с двумя находящимися в браке родителями и двумя детьми становится музейной редкостью', - констатирует специалист. Сейчас не находящиеся в браке пары 'приемлемы для общества' как никогда ранее.
  Низкая рождаемость в Великобритании уже привела население страны к экономическим потерям, к снижению качества жизни. Британскому правительству для стабилизации государственных финансов в условиях финансового кризиса следует на пять лет поднять возраст выхода на пенсию - с нынешних 65 до 70 лет для мужчин, а для женщин - с 60 до 65 лет. Об этом говорится в опубликованном докладе Национального института экономических и социальных исследований, подготовленном по заказу правительства.
  
  ШВЕДСКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ.
  
  В Швеции в ХХ века был произведён грандиозный эксперимент по реформированию всего социального устройства по программе разработанной видными учеными, идеологами и крупными политическими деятелями страны Алвой и Гуннаром Мюрдалями, изложенной ими в своей книге 'Кризис населения'.
  В 1930-е годы в политических и научных кругах Швеции горячо обсуждался вопрос о сложившейся демографической ситуации в стране, когда рождаемость упала так низко, что население прекратило воспроизводство. Как писал в своей книге американский социолог Аллан Карлсон 'Шведский эксперимент в семейной политике. Мюрдали и межвоенный демографический кризис', они разделяли точку зрения других пронаталистов (защитников традиционной семьи) о сохранении расовой и этнической гомогенности в интересах национальной защиты и о негативном психологическом и экономическом эффекте депопуляции.
  А. и Г. Мюрдали открыто объявляли целью своей теории повышение рождаемости Швеции на 40% и отстаивали существенное государственное стимулирование браков и рождаемости.
  Говоря о причинах резкого спада рождаемости, они отклонили версию о 'духовной болезни западного общества' как анахронистическую и сосредоточили внимание на тогдашних изменениях в материальных условиях жизни семей, которые, по их мнению, и ослабили желание иметь детей.
  Алва и Гуннар Мюрдали, по утверждению А. Карлсона, принимали эмансипацию женщин и другие феминистские темы с энтузиазмом, воспринимая хозяйку дома как 'отжившего свой век паразита'. В то время как другие пронаталисты стремились воссоздать сельскую или полусельскую среду для жизни семей, супруги Мюрдали прославляли городской образ жизни как неизбежное и желанное будущее. Они отстаивали государственное сексуальное образование и свободно доступные контрацептивы как необходимые для успешной программы по населению. Мюрдали призывали к ускоренному движению к современности, как к единственной надежде для семей и детей. Идеологически, как заключает автор 'Шведского эксперимента в семейной политике', они стремились к объединению идей пронатализма и национализма с неомальтузианством, социализмом и феминизмом.
  Ссылаясь на одно исследование, которое якобы показало 'прямую' зависимость роста рождаемости от увеличения дохода среди высших слоев, делался ложный вывод, что повышение уровня жизни семей приведет к большему числу рождений. В Швеции была создана специальная Комиссия для решения вопроса повышения рождаемости в стране. Значимыми политическими рекомендациями Комиссии были: 3-месячный оплачиваемый отпуск по материнству; организация специальных центров для здоровья матери и ребенка; сокращение налогов в зависимости от увеличения числа детей в семье, введение нового 'налога для помощи семьям', т.е. налогообложение холостяков; ссуды молодоженам; пособия матерям; ужесточение законов о стерилизации (подтверждение разрешения на операцию отделом здравоохранения); требование отмены законов 'антиконтроля рождаемости'; социальный контроль за абортами, их легализация на этической, евгенической и медико-социальной основе; введение сексуального образования, курсов о семейной жизни в школах.
  Комиссия также рекомендовала закон, защищающий право женщины на работу, даже если она замужем, беременна или воспитывает детей. Сюда относилось право уходить в отпуск сроком до 12 месяцев в связи с рождением ребенка, а также получение специального материнского пособия в размере 4 крон в день в течение 12 недель. Реформа должна была предоставить женщинам возможность совместить супружество, материнство и занятость. Комиссия по населению также издала отчеты с рекомендациями по открытию дошкольных учреждений, центров по уходу за детьми и летних лагерей для формирования более 'качественного' и образованного поколения.
  В связи с падением ценности брака, муж и жена необязательно должны были быть в зарегистрированном браке. В 1939 г. парламент принял меры по поддержке работающих матерей. Новый закон запрещал работодателям увольнять женщину, уменьшать зарплату или премии в связи с помолвкой, заключением брака, беременностью или родами. Женщины получали также право на добровольный 12-недельный отпуск на время рождения ребенка.
  Таков был образцовый путь Швеции к созданию социального государства. Но вопреки всем добрым намерениям, демократический социализм, политика 'третьего пути' в Швеции не принесли предполагавшихся экономических и социальных успехов, не покончили с депопуляцией.
  В конце 80-х годов XX века Швеция считалась, по всеобщему признанию, образцом семейной политики, системой, признающей социальные трансформации, необходимые для равенства полов и полной индустриализации социальной жизни. Что же касается семьи и рождаемости, то между 1966 и 1974 годами число браков уменьшилось на 40%; к концу 1980-х годов сожительства достигали 50% среди мужчин 25-29 лет. Суммарный коэффициент рождаемости, при необходимом для выживания уровне в 2,1-2,2, колебался от 1,7 до 1,8, а половина всех рождений происходила вне брака. В Швеции конца 80-х годов был самый маленький размер домохозяйства (2,2 человека) и самое большое число одиночных домохозяйств. По данным на 1999 г., коэффициент суммарной рождаемости Швеции снизился до 1,5.
   'Если такой эксперимент (создание демократического социализма) провалится в Скандинавии, где для него существуют исключительно благоприятные условия, он, безусловно, не сможет быть успешным где-либо ещё', заявляли Мюрдали в конце пути. Действительно, опыт преодоления депопуляции в Швеции говорит о том, что все меры, все средства борьбы с низкой рождаемостью бессильны. И если уж богатой Швеции, несмотря на все затраченные огромные материальные ресурсы, не удалось ничего сделать с депопуляцией, значит преодолеть депопуляцию невозможно в принципе. Вот почему современные правительства развитых стран скептически относятся к различным программам 'повышения рождаемости' - шведский опыт ясно говорит, что всем им - грош цена.
  
  ДЕМОГРАФИЯ В СОЕДИНЁННЫХ ШТАТАХ АМЕРИКИ.
  
  Доля американцев европейского происхождения, по данным, приведённым в работах Пата Бьюкенена, тоже сокращается: если в 1960 г. они составляли 90% населения США, то сегодня - 66%. 'Англосаксы уже стали этническим меньшинством в двух крупнейших штатах - Техасе и Калифорнии, а к 2040 г. утратят статус большинства и по всей стране, созданной выходцами из Британии и континентальной Европы.
  Бюро по переписи населения США опубликовало прогноз, согласно которому к 2060 г. население страны увеличится на 167 миллионов, и достигнет 468 миллионов человек. Однако из этого прироста 105 миллионов составят иммигранты и их дети. Таким образом, число легальных и нелегальных иммигрантов в Америке увеличится втрое против нынешней цифры, - 37,5 миллиона - а ведь и она беспрецедентна: ни одно государство в истории не принимало столько иностранцев'.
  По данным Бюро переписи, белых американцев в США насчитывается 199,1 миллиона человек, а представителей разнообразных этнических меньшинств - 102,5 миллиона человек. Самыми интернациональными штатами являются Гавайи, Нью-Мексико, Техас, Калифорния и столица США, Вашингтон.
  Два крупнейших города страны - Нью-Йорк и Лос-Анджелес - ещё в прошлом веке стали городами наполовину неевропейского населения.
  Американцы европейского происхождения в США, подобно другим европейским народам, не обеспечивают собственное воспроизводство. Население европейского происхождения постоянно сокращается, в то время как численность этнических меньшинств быстро растёт. И уже близок момент, когда европейцы станут этническим меньшинством в США. По оценкам Бюро переписи населения США к 2042 году расово-этнические меньшинства составят большинство населения страны.
  Особенно быстро будет расти доля латиноамериканцев. Их численность, сегодня составляющая 15%, удвоится. Судя по новым данным, через 35 лет население Америки будет не только более разнообразным в расово-этническом отношении, но и более пожилым, повторяя тенденцию индустриально развитых стран. Еще в 2003 году испаноязычное население, численность которого превышает сейчас 45 миллионов человек, стало крупнейшим этническим меньшинством США, опередив афроамериканцев, численность которых в 2007 году составила 40,7 миллиона человек. Третье по численности этническое меньшинство составляют выходцы из Азии, превышающие 15 миллионов человек.
  Прогнозы Бюро переписи рисуют следующую демографическую картину: к середине XXI века в США будет жить 430 миллионов человек (по сравнению с 305 миллионов сегодня). 54% жителей будут афроамериканского, латиноамериканского и азиатского происхождения. Латиносы благодаря иммиграции и высокому уровню рождаемости составят треть населения. 62% американских детей будут принадлежать к меньшинствам.
  Данные Бюро переписи населения также свидетельствуют о старении американской нации. К 2050 году в стране будет насчитываться 88 миллионов человек старше 65 лет.
  Национальный центр по контролю и профилактике заболеваний США обращает внимание на то, что 'число детей, родившихся у незамужних жительниц страны, достигло порядка 40 процентов от общего количества новорожденных. В 2005 году данный показатель составлял 36,9 процента, а сейчас поднялся до самой высокой планки за всю историю США. Возраст трех четвертей мам составлял 20 лет и старше, остальных - от 30 до 40 лет и старше. Это свидетельствует о том, что современные американки в своем большинстве предпочитают жить с партнером, не вступая в брак, или воспитывать ребенка в одиночестве'.
  По материалам Washington Pro File, резкий рост неполных семей в Америке специалисты связывают со значительными социальными изменениями в XXI веке. Эксперты Syracuse University (США) полагают, что институт семьи в стране переживает с конца XX века серьёзные перемены: так, развод и, как результат, проживание ребёнка с одним из родителей, становится всё более распространённым явлением. При этом родители могут продолжать нормально общаться друг с другом, но жить раздельно и иметь других партнёров. Таким образом, дети становятся промежуточным звеном между уже двумя разными семьями, говорят социологи. Кроме того, критические взгляды на такие неполные семьи значительно уменьшились.
  Подобные тенденции ассоциируются не с положительным отношением к разводу, а исчезновением дискуссий о моральной стороне развода и официальном признании расторжения брака как части общественной жизни в современном обществе. Психологи полагают, что утрата традиционных семейных ценностей способствует росту показателей неполных семей среди американцев. И хотя такая форма семьи встречается и в европейских странах, европейцы в меньшей степени беспокоятся о последствиях неполной семьи для ребёнка. Тем не менее, было замечено двойственное отношение у американцев к влиянию развода: несмотря на их зафиксированный рост, жители Соединенных Штатов по-прежнему больше акцентируют внимание на брак как главную цель в жизни и идеальную возможность для того, чтобы рожать и растить детей. Возможно из-за этого отношения к традиционным ценностям, рождаемость европейского населения в США всё-таки несколько выше, чем рождаемость коренных европейцев в Европе.
  Очень характерно, в отличие от Европы, что Президент США Барак Обама считает необходимым видеть в проблеме абортов не только вопрос прав женщин, но и моральный аспект. 'Я считаю, что те, кто видит в проблеме абортов лишь вопрос свободы женщин, не правы. Не думаю, что женщины, столкнувшиеся с этим, так это воспринимают', - сказал Обама на большой пресс-конференции, прошедшей в сотый день со дня его инаугурации. 'Женщина принимает решение после бесед с семьей, врачами, священниками - это серьезная проблема, и моральная в том числе', - сказал президент.
  Отмечается, что белые женщины в среднем имеют более высокий уровень образования и высокооплачиваемую работу. Вследствие нехватки времени они рожают меньше детей, в то время как женщины с более низким уровнем образования и дохода, большинство которых - представительницы национальных меньшинств, оставляют многочисленное потомство.
  По данным Национального центра по статистике в области здравоохранения, в течение 2008 года в США родилось 4 247 тысяч детей, что на 68 тысяч меньше, чем годом ранее. Эти данные свидетельствуют, что в США рождаемость такая же низкая, как и во всех странах европейской культуры. Если проанализировать число родившихся за год, то, во-первых, по абсолютным показателям рождаемости США идут на уровне России. А во-вторых, если посмотреть на рождаемость 'белых' американцев, то она окажется ещё ниже, чем в России. Европейское население США вносит в цифры рождаемости гораздо меньший вклад, чем латиноамериканское население США, чем иммигранты из Африки и Азии.
  В США стремительно меняется этнический состав населения. Об этом свидетельствуют проведенные опросы по всей стране: продолжается убыль белого населения и рост испаноязычной и азиатской диаспор. На тихоокеанском побережье процветают различные азиатские диаспоры, а в крупных городах на востоке страны оседают арабские иммигранты, численность которых составляет уже более 4 миллиона человек. В 10% административных округов страны белые американцы уже составляют меньшинство.
  Меньшинства, по данным социологов, составляют уже 110 миллионов человек или 34% населения США, и к 2018 году они перестанут быть меньшинствами, хотя ещё несколько лет назад прогнозы показывали, что подобное произойдет лишь к середине века. То есть, по сути, они перестанут быть меньшинствами, поэтому конфронтация будет только усиливаться, а это в конечном итоге может и вовсе привести к появлению сепаратистских настроений по всей стране
  Вашингтонский демограф Марк Мазер считает, что этнические изменения не всегда проходят гладко:
  'Иммигранты, вселяясь в прежде этнически однородные городки, нередко вступают в конфликт с коренным населением, совсем не привыкшим к иностранцам, к чужому языку и повадкам. При этом недовольство коренного населения они воспринимают как собственную угрозу, поэтому не исключено, что уже в ближайшее время они начнут выталкивать белое население всеми доступными методами'.
  
  В промышленно-развитых странах, таких как США, Канада и европейские страны, прирост населения идёт в основном за счет высокой рождаемости среди новых граждан некоренной национальности и за счёт притока мигрантов из стран третьего мира. Прирост населения за счет рождаемости среди коренного населения существенно меньше. К слову сказать, только 'вчера' лондонская Times со ссылкой на результаты другого исследования сообщила, что через 40 лет каждый пятый европеец будет мусульманином.
  
  Исследователи говорят, что, несмотря на прекрасное развитие медицины в США и Европе, среднестатистическая жительница этих регионов на протяжении жизни рожает 1,5 ребенка (а коренная жительница ещё меньше), тогда как среднестатистическая жительница африканской страны, например Уганды, на протяжении своей жизни рожает 6-7 детей - это считается нормой. К слову сказать, население Уганды уже превышает население Канады - 34 миллионов человек против 31 миллионов. К 2050 году население Канады должно составить 42 миллиона человек, в основном не европейского происхождения, а Уганды - 96 миллионов, фактически утроившись за 40 лет.
  
  
  
  
  
  3. ЕВРОПЕЙСКАЯ ДЕПОПУЛЯЦИЯ.
  
  
  К сожалению, трагичная демографическая ситуация в России далеко не уникальна. В Западной Европе демографические проблемы начались задолго до конца XIX века. А в прошлом веке все европейские страны столкнулись с проблемой депопуляции коренного населения. Сейчас процесс депопуляции в Европе вступает в период, который угрожает полным исчезновением коренного европейского населения к концу текущего столетия.
  
  Как же Европа вышла к таким показателям? Вот как описывает авторитетный российский демограф А. И. Антонов историю европейской депопуляции:
  'Перед своим повсеместным падением в XIX в., уровень рождаемости в Европе был достаточно высоким, чтобы превышать уровень смертности и надежно обеспечивать тот прирост населения, который послужил основой бурного развития индустриального капитализма.
  Так в 1800-1880 годы в Европе рождаемость оставалась в пределах 38 рождений на 1000 населения и лишь в последней четверти XIX века начинается сокращение рождаемости, хотя в отдельных странах оно наблюдалось раньше - в Финляндии с середины (с 45,3% до 33,1%), а во Франции - с конца XVIII века (с 33% до 21,6%). В 50-е годы ХIХ века на 21% сократилась рождаемость в Швеции, на 10% в Испании в 60-е годы, а в 70-е годы в Англии (на 21,2%), в Германии, Венгрии, Голландии, Бельгии и Италии на 13%, в Австрии, Дании, Швейцарии - на 10%.
  В первой половине ХХ века рождаемость в Европе сократилась с 32,5% в 1900 году до 20% к сороковым годам, причем в западно-европейских странах до 14-15% (ниже всего в Австрии 13,3% и Швеции 14,2%), до 16-18% в Центральной Европе, и до 25-27% в Восточной и Южной Европе.
  Послевоенный 'бэби-бум' в конце 40-х и в 50-е годы обусловлен более полной реализацией имевшейся потребности в 3-4 детях, но ни в коей мере 'ростом' потребности в детях.
  Во второй половине ХХ века начинается отказ от среднедетной семьи, от потребности семьи в 3-4 детях. По суммарным коэффициентам рождаемости в 60-х и 70-х годах можно видеть размах распространения потребности в малодетной семье во многих европейских странах. К примеру, в Австрии произошло снижение с величины коэффициента рождаемости с 2,79 до 1,91, в Англии с 2,66 до 2,03, в Бельгии с 2,53 до 2,08, в Дании с 2,54 до 1,92, в Финляндии с 2,71 до 1,59, в Швеции с 2,17 до 1,89. Это снижение опускается ниже границы простого воспроизводства населения - 2,1 детей на одну женщину за всю жизнь'.
  
  В 80-е и 90-е годы отсутствие специальной политики, направленной на укрепление семьи с несколькими детьми, на повышение ценности семейного образа жизни вело к дальнейшему кризису ценности семьи, к ослаблению мотивов брака, к увеличению сожительств и росту разводов, что привело к резкому увеличению однодетности семей.
  Если рассмотреть динамику коэффициента суммарной рождаемости, то окажется, что с начала ХХ века до 2000 года число рождений в странах ЕС неуклонно уменьшалось с 3,5-5 рождений до 1,3-2,0 как в 'условных' поколениях, так и в 'реальных' когортах женщин 1941-1950 годов - 1961-1965 годов рождения.
  Особенно заметное падение числа рождений на одну женщину наблюдается с 1970 по 1999 год, в основном за счет ослабления потребности в детях у матерей до 25 лет. В новых возрастных и брачных поколениях число рождений сокращается под влиянием снижения репродуктивных установок, о чем косвенно можно судить по уменьшению доли рождений с 3 и более детьми. Уменьшается также доля и вторых рождений, тогда как преобладает доля первых рождений, что конкретно указывает на массовое распространение потребности в одном ребенке.
  Снижение суммарной рождаемости повторяет снижение идеального размера семьи, выявляемого при опросе населения ('сколько лучше всего иметь детей в семье'). Другими словами, рост внесемейных ориентаций в связи с падением ценности семьи и детей заставляет оценить изменение условий жизни как неприемлемое для рождения ребенка.
  Ну, а к какому итогу это все, в конечном счете, привело, можно судить по данным о суммарных коэффициентах в Европе в 1993-2004 годах, которые отражают действие падающих установок на число детей в семье и снижающейся потребности семьи и личности в детях. Средняя величина суммарного коэффициента рождаемости по 15 странам Евросоюза составила соответственно 1,47-1,52, по 25 странам ЕС 1,52-1,50 ребенка, то есть почти на 0,5 ребенка меньше, чем в 70-е годы (в среднем снижение на 0,25 детей за декаду). Ниже всего эти коэффициенты в 1993 году были в Италии 1,25, в Испании 1,27, в Германии 1,28 и в Греции 1,34; в 2004 году - в Словении 1,22, Польше и Чехии 1,23. Латвии 1,24, Словакии 1,25, Литве 1,26, Венгрии 1,28, в Румынии, Болгарии и Греции - 1,29.
  Уровень рождаемости в большинстве развитых стран, многие из которых в 1950-1960 годы пережили период "бэби-бума" (высокого числа рождений), стал быстро снижаться с начала 1970-х годов. Из 45 развитых стран, население которых в 2009 году насчитывало не менее 100 тысяч человек, в 18 уровень рождаемости опустился ниже уровня простого воспроизводства в 1970-1975 годы, в 1990-1995 годы - уже в 42, а в 2005-2010 годы - в 44. При этом в некоторых странах был достигнут беспрецедентно низкий уровень - 1,3 ребенка на женщину.
  По всем странам Европы демографическая картина начала текущего века такая же кризисная, как и по странам ЕС: в Северной и в Западной Европе число рождений на 1000 населения 11, а смертей - 10, тогда как в Южной Европе эти цифры, соответственно, 10 и 9, а в Восточной Европе 9 и 14 .
  Коэффициент суммарной рождаемости показывает, как далеко зашло падение рождаемости - в Восточной Европе это падение в начале века достигало в минимуме 1,2 рождения на одну женщину (на 0,9 меньше границы замещения поколений), в Южной Европе - 1,3. В Северной и Западной Европе положение чуть лучше - 1,6 рождений, но динамика этого коэффициента такова, что в ближайшие годы (если учитывать данные социологических исследований репродуктивного поведения семьи и личности) число рождений будет продолжать снижаться.
  
  'Процесс исторического отмирания многодетной семьи, то есть социальных норм многодетности и потребности семьи в 5 и более детях, анализируемый в теории репродуктивного поведения с позиций научной школы фамилизма и пронатализма, однажды начавшись и, будучи связан с развалом системы социокультурных норм высокой рождаемости (отменой табу на контрацепцию, на искусственные аборты и т.п.), имеет тенденцию к полному отказу от брака, семейности и деторождения', - пишет далее Антонов.
  За последние 20 лет число заключаемых браков заметно сократилось, и люди стали позже вступать в брак. В 2001 году на 1000 человек в Европе-15 было заключено 5 браков, тогда как в 1970 году - почти 8. Средний возраст вступления в брак вырос почти на 5 лет: у мужчин - с 26 в 1980 году до 30 лет, а у женщин - с 23 до 28 лет. Значительно увеличилось, особенно в скандинавских странах и Великобритании, число внебрачных союзов (сожительств, гражданских браков).
  Супружеские пары теперь меньше и позже заводят детей. Современные матери рожают первого ребенка в среднем на 3 года позже, по сравнению с предшествующим поколением. В большинстве стран ЕС падение рождаемости началось в середине 1960-х годов, когда появились средства оральной контрацепции, положившие конец 'бэби-буму'. С тех пор коэффициент суммарной рождаемости в Европе-25 колеблется на уровне около 1,5 ребенка на женщину, что заметно ниже необходимого для простого замещения поколений (около 2,1).
  Сейчас, на исходе первого десятилетия XXI века, можно констатировать отмирание сформированной тысячелетиями потребности в многодетности, ведущее к сокращению рождаемости вплоть до бездетности.
  Характеризуя современный этап европейского вырождения, Антонов пишет: 'Мир стремительно скатывается в пропасть бессемейной организации жизни, к удобному и необременительному одиночно-холостяцкому существованию, к стокгольмской модели (лишь половина брачного контингента вступает в брак и 2/3 из них разводятся, увеличивая долю тех, кто снимает с себя ответственность за изоляцию ребенка от одного из родителей и кто практикует "серийную моногамию или полигамию", а также разного рода альтернативные формы сексуального поведения)'.
  И в европейской действительности последствия депопуляции уже видны всем: 'Длительное сохранение такого уровня детности истощает демографический потенциал страны. Этот процесс хорошо виден на примере исчезновения коренных жителей столиц - парижан, лондонцев, и т. д. Численность городов за счет приезжих может даже расти, а коренные горожане при этом вымирают как динозавры'.
  
  Согласно прогнозу ООН, опубликованному в аналитическом докладе 'Мировые демографические тенденции', наш мир становится более населенным, урбанизированным и пожилым. По данным доклада, в июле 2009 года численность населения планеты достигла 6,8 миллиардов человек и, судя по всему, составит 7 миллиардов в 2012 году, 8 миллиардов в 2025-м и 9 миллиардов в 2045-м году.
  Глобальные темпы прироста населения достигли своего пика в период 1965-1970 годов, когда они составляли 2% в год, впоследствии они неуклонно сокращались: в 2005-2010 годы темп прироста составит 1,17% в год, а в 2045-2050 годы уменьшится, согласно прогнозу ООН, до 0,36%.
  Однако в различных странах этот процесс пойдет по-разному.
  В 'богатых' государствах численность населения будет сокращаться, а в 'бедных', наоборот, расти, причем в наиболее бедных государствах к 2050 году население удвоится.
  К 2050 году в четырех странах - Индии, Нигерии, Пакистане и Конго - прирост составит более 100 миллионов человек. В свою очередь, за этот же период сократится население 45 государств - наиболее драматичным образом это произойдет в России (население уменьшится на 33 миллиона), Японии (25 миллионов), Украине (15 миллионов) и Германии (8,4 миллиона)
  В отчете Бюро статистики США, опубликованном летом 2009 года, приводятся данные, согласно которым до 97% прироста населения планеты в ближайшие 40 лет будет приходиться на страны Азии, Африки, Латинской Америки и Карибского бассейна. По словам Карла Хауба, одного из авторов отчета, сейчас на планете насчитывается 1,2 миллиарда людей в возрасте до 16 лет, причем около 90% из них живут в развивающихся странах. '8 из 10 подростков сейчас проживают в Африке или Азии', - говорит он.
  Население Африки уже достигло миллиарда человек. Среднестатистический уровень рождаемости составляет сейчас для этого континента 5,3 ребенка на каждую женщину. При сохранении нынешней тенденции, через 40 лет - к 2050 году - численность жителей Африки удвоится и достигнет 2 миллиардов человек.
  
  Параллельно с этим будут расти масштабы международной миграции. В 2005 году мигрантов насчитывалось примерно 192 миллионов - к 2010 году их число вырастет до 210 миллионов. 128 миллионов из них осядут в индустриально-развитых странах - переселенцы из иных государств будут составлять 10% их населения. Ожидается, что на долю Европы будет приходиться наибольшее число (33%) международных мигрантов, на долю Азии - 28%, Северной Америки - 24%. В 2010 году на долю США придется 20% от общего числа международных мигрантов, а далее по этому показателю мировыми лидерами станут Россия (6%) и Германия (5%).
  
  В свою очередь, уменьшение размера семей и увеличение продолжительности жизни обусловливают процесс старения населения во всем мире. В 1950 году лишь 8% от общей численности населения планеты составляли люди в возрасте 60-ти лет или старше. К 2009 году эта доля увеличилась до 11%, в 2050 году она достигнет 22% и превысит число детей в возрасте до 15 лет.
  Процесс старения населения протекает более быстрыми темпами в более развитых регионах, где доля пожилых людей, по оценкам, в 2009 году составляла 21% и уже значительно превосходит число детей. К 2050 году каждый третий житель индустриально развитых государств перешагнет 60-ти летнюю отметку. Здесь лидером станет Европа (35% в 2050 году). Прирост населения 25 наций ЕС за один год эквивалентен приросту населения Индии за неделю.
  В 1950 году на одного человека в развитых странах приходилось два человека в развивающемся мире. В 2000 году это отношение равнялось 1 к 4, а в 2050 году составит 1 к 7.
  За последние 25 лет коэффициент общего прироста населения в Европе уменьшился втрое. Число молодых людей в государствах ЕС сократилось на 23 миллиона человек. Согласно обнародованным Евростатом данным, в составе населения ЕС доля детей в возрасте младше 14 лет составляет лишь 16,2%, а пожилых людей в возрасте 65 лет и более - 16,6%. К 2050 году доля последних предположительно достигнет 35% по 'оптимистичному' варианту прогноза ООН или 40% - по 'пессимистичному' варианту.
  
  По последним прогнозам ООН, к середине текущего века десятка самых населённых стран будет выглядеть следующим образом: Индия (1.614 миллионов человек), Китай (1.417), США (404), Пакистан (335), Нигерия (289), Индонезия (288), Бангладеш (222), Бразилия (219), Эфиопия (174), Демократическая Республика Конго (148). При этом численность населения Европы прогнозируется на уровне 500 миллионов человек.
   В 1995-2000 годах население европейских стран уменьшилось на 4,4 миллиона человек, а приток иммигрантов за тот же период составил 5 миллионов человек. Естественный прирост населения ЕС, которое сейчас составляет 500 миллионов человек, в период 1994-2006 годов составил 19 миллионов человек. При этом на 80% он был обеспечен за счет иммигрантов.
  К 2050 году численность детей и пожилых людей намного превысит численность трудоспособного европейского населения. Восстановить естественное равновесие, по мнению экспертов ООН, поможет новая волна иммигрантов в Европу. Ожидаемый приток мигрантов в страны Европы в 2000-2050 годах составит около 600 тысяч человек в год.
  В большинстве промышленно развитых стран сокращается рождаемость и при этом увеличивается продолжительность жизни. Население стареет. По данным европейских ученых, в ближайшие 20 лет численность населения старше 80 лет в странах Евросоюза удвоится, так как уже сейчас средняя продолжительность жизни европейцев приближается к 79 годам.
  
  В самое ближайшее время численность населения сократится в 44 странах мира, из которых 25 стран относится к группе более развитых и 19 - к группе менее развитых стран.
  Европейский Институт семейной политики прогнозирует демографический кризис в Евросоюзе в 2025 году. 'В Европе прирост населения сокращается, с 2025 года в Европейском союзе ожидается негативная демографическая динамика', - говорится в обнародованном в Брюсселе докладе главы института Эдуардо Хертфельдера. Согласно данным демографов, население Европы стремительно стареет. На сегодняшний день в ЕС доля населения в возрасте 65 лет и старше превышает общую численность подростков до 14 лет.
  По прогнозам ученых, к 2030 году в странах ЕС будет проживать 35 миллионов человек старше 80 лет, и это примерно вдвое больше, чем сейчас. Причем количество детей уменьшится на 18 миллионов. Авторы доклада подсчитали, что средний коэффициент рождаемости на территории Европейского Союза снизился до 1,48 ребенка на женщину (а для поддержания населения на постоянном уровне эта цифра должна быть равна 2,1). Ожидается, что с 2025 по 2030 годы население ЕС сократится с 469,5 млн. до 468,7 млн. человек, и это притом, что ежегодно в Европу прибывают миллионы мигрантов.
  
  Согласно данным ООН, среди крупных географических регионов самым молодым населением сейчас отличается Африка, где медианный возраст (средний возраст жителей), по оценке на 2005 год, составлял 19 лет, а самым старым - Европа (39 лет). По прогнозам, если сейчас численность населения Африки вдвое превосходит численность населения Европы, то к середине текущего века африканцев будет вчетверо больше европейцев.
  В настоящее время во всех странах Европы, кроме Албании, Ирландии и Молдавии, медианный возраст населения превышает 34 года, а в 12 - даже 40 лет (в Германии и Италии - 42 года). Однако наиболее старое население сосредоточено в Японии - его медианный возраст, по оценке за 2005 год, составлял около 43 лет. Согласно среднему варианту сверхоптимистического прогноза ООН, к 2050 году медианный возраст населения всех развитых стран будет превышать 40 лет, а Япония останется самой старой страной мира - возраст половины ее населения будет составлять 55 лет и более.
  
  Великие мировые державы становятся все более пожилыми, считает Марк Хаас - доцент политологии в Университете Дюкена. В результате резкого спада рождаемости и значительного увеличения продолжительности жизни на протяжении последнего столетия население Великобритании, Германии, Китая, России, Соединенных Штатов, Франции и Японии стареет быстрыми темпами.
  В самом ближайшем будущем ожидается значительное сокращение населения Германии, Японии и России. Проблема старения европейских стран настолько серьезна, что в ближайшие десятилетия у них не будет людских ресурсов для того, чтобы успешно решать экономические вопросы. Старение станет препятствием для экономического роста этих стран, поскольку сократится доля работоспособного населения, а властям придется тратить все больше средств на пенсии и здравоохранение.
  
  Население развитых стран и в настоящее время является демографически старым - доля лиц в возрасте 60 лет и старше в них равна примерно 20%. К 2050 году специалисты ООН прогнозируют увеличение этой доли до 32%. Иными словами, в середине столетия в развитых странах на каждого ребенка в возрасте 0-14 лет будет приходиться по два пожилых или старых человека.
  Согласно оценкам европейских демографов, к 2050 году доля населения государств ЕС по отношению к общей численности жителей планеты сократится с 8% до 4%, а треть всех европейцев будут составлять люди старше 65 лет
  В исследовании под названием 'Стареющий мир 2008', опубликованном специалистами Бюро переписи США, говорится, что к 2040 году на планете будут жить 1,3 миллиарда пожилых людей, а их доля в численности мирового населения с 7 процентов вырастет до 14. Уже сейчас каждый месяц в мире становится на 870 тысяч пожилых людей больше. Через 10 лет впервые в истории человечества людей в возрасте 65 лет и старше в мире станет больше, чем детей в возрасте до 5 лет.
  Специалисты предупреждают, что старение населения может привести к качественным экономическим и социальным изменениям на всех уровнях общества: от структуры семьи до системы пенсионного обеспечения. Исследователи отмечают, что из 25 стран мира с самым старым населением 23 находятся в Европе. Они прогнозируют, что к 2040 году каждый четвертый европеец будет старше 65 лет, а каждый седьмой - старше 75. В 2040 году впервые в истории человечества численность стариков превысит число детей, а доля бездетных женщин перевалит в развитых странах за 20%.
  Неуклонное старение населения и падающая рождаемость заставили правительства европейских стран увеличить возраст выхода на пенсию. Поднять пенсионный возраст могут и в России, где многие экономисты призывают власти пойти на этот шаг как можно скорее, так как демографическая ситуация в стране развивается по худшим сценариям.
  В развитых странах одновременно со старением увеличивается доля бездетных женщин. В 2006 году около 20% женщин в возрасте 40-44 лет в США не имели собственных детей. В 2005 году бездетность в Австрии и Италии среди женщин в возрасте до 65 лет достигала 15%. В России доля бездетных женщин увеличивается, хотя, по данным переписи населения 2002 года, она не превышала 10% от всех женщин.
  
  'И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею', - гласит Книга Бытия.
  И некогда европейцы следовали этому завету. Но сегодня, утратив империи и веру, европейцы вымирают. Подавляющее большинство из них зачастую хотят лишь одного - сполна насладиться жизнью, а затем, когда придет их час, умереть по возможности тихо без мучений.
  Остальной мир это вполне устраивает - он уже предвкушает тот миг, когда великое наследство западной цивилизации само упадет ему в руки. Если верить афоризму, что демография - это судьба, то для Запада все кончено. И в этом случае так ли уж важно, кто остаётся на планете продолжать историю человечества?
  
  
  
  
  
  4. МИГРАЦИЯ В ЭПОХУ ДЕПОПУЛЯЦИИ.
  
  
  Более ста лет назад в США имела хождение идея государства - 'плавильного котла', в котором должны 'переплавляться' различные народы, культуры, языки в одну общую для всего населения американскую культуру и должна появиться одна нация - американцы. Но ко второй половине ХХ века стало ясно, что грандиозный эксперимент не удался - не получилось в Америке единого народа.
  Различия между людьми никуда не исчезают. Наоборот, люди скорее склонны подчёркивать своё отличие от других, точнее, склонны отождествлять себя не со всем обществом, а с какой-то 'избранной' его частью. И дело здесь не в уровне образования, не в уровне обеспечения жизненными благами. Всё дело в сущности человека, не позволяющей ему 'растворяться' в мире людей. Ассимиляция - это красивая идея, которая в жизни, как оказалось, плохо воплощается.
  Люди, переезжая в другие страны, часто стремятся сохранять свои национальные особенности. Всем известно, что переселенцы из разных стран предпочитают селиться компактными группами по принципу национальной принадлежности. Это хорошо видно на примере Соединённых Штатов, где существует множество национальных общин, живущих замкнутыми районами.
  Америке пришлось отказаться от идеи 'плавильного котла', ибо эта теория потерпела полное фиаско. Теперь Америка исповедует теорию строительства многоцветного общества - раз уж люди живут своими национальными сообществами, то пусть так будет и далее.
  Сегодня на вопрос о строительстве мирного общества западная идеология отвечает теорией либерально-демократического мироустройства. Люди должны, согласно этой доктрине, стремиться к созданию общества, в котором на равных существуют все расы, народы, культуры, религии. Пусть они существуют обособленно, сохраняя себя на равных условиях с другими народами, взаимно обогащая друг друга. В демократическом государстве все расы, народы, культуры, религии равны и имеют одинаковые права. Общество представляет собой не более или менее однородную культурную смесь, а сегментную структуру, где каждый сегмент национально и культурно уникален и обособлен.
  Какие интересы удерживают такую мозаику от распада? В либерально-демократическом обществе равных возможностей создаются условия для свободного развития всех его членов. Люди чувствуют свою защищённость и свободны в своём выборе. Это позволяет им реализовывать себя, добиваться успеха и материального благополучия. Свобода и благополучие - вот что сплачивает современное либеральное демократическое общество.
  Однако, есть одна проблема. Такое мозаичное общество, разобщенное по национально-культурным признакам, успешно существует в благоприятных условиях материального благополучия, мира и спокойствия. В проблемных исторических условиях, в условиях экономического кризиса, например, такое общество не всегда сохраняется - при неблагоприятных внешних или внутренних обстоятельствах, оно становится менее жизнеспособным и может развалиться на части.
  Так случилось когда-то с Римской империей, так произошло с Австро-Венгрией, так распалась советская империя в конце ХХ века. Различные политические силы всегда использовали национальную тему для достижения своих целей. Возбуждение местного национализма - это самый лёгкий путь к распаду империй и многонациональных государств.
  Обособленные национальные части имперской мозаики, национальные районы, в кризисные моменты провозглашают свою независимость, как только объединённое существование становится им невыгодным по той или иной причине (и далеко не всегда эти причины носят экономический характер).
  Вот почему в любой стране так важна полноценная ассимиляция иммигрантов, хотя бы во втором-третьем поколениях, чтобы они постепенно перенимали язык, культуру, традиции, историю своей новой родины, становясь составной частью единого общества, способного сплочённо выстоять в трудные периоды истории и преодолеть все опасности, какие могут случиться. Оттого, становятся ли иммигранты хоть и добрыми, но чужими по культуре соседями, или вливаются в единый народ, становясь его составной частью, зависит будущее любой страны.
  
  Абсолютное большинство специалистов-демографов, как в России, так и в Европе и США, считают депопуляцию необратимой, а повышение рождаемости до уровня, обеспечивающего хотя бы простое замещение поколений, - невозможным. Но сокращение численности коренного населения и его старение в эпоху депопуляции неизбежно приводит к целому ряду социально-экономических, политических, культурных проблем, таких, например, как замедление темпов развития экономики. И единственным способом преодоления негативных последствий депопуляции, особенно в области экономики, многие специалисты-демографы считают рост иммиграции в развитые страны.
  Не в силах преодолеть депопуляцию в своих странах и испытывая сильнейшие экономические трудности, европейские деятели середины XX века решили воспользоваться американским опытом 'плавильного котла'. Европейские страны после Второй мировой войны стали широко привлекать мигрантов, надеясь с их помощью решить проблемы нехватки рабочей силы в стареющей Европе. С середины ХХ века, когда в Европе стали всё острее проявляться демографические проблемы, начал расти поток иммигрантов из стран третьего мира, и к настоящему времени европейские страны приняли миллионы переселенцев, и этот поток не спадает, а лишь усиливается с каждым годом.
  Мигранты в европейских странах распределены весьма избирательно. Более 60% приехавших в Европу турок, например, живут в Германии (кстати, именно турки - самая многочисленная группа иммигрантов-неевропейцев в странах ЕС). Алжирцы и тунисцы, как правило, выбирают Францию, албанцы же выезжают почти исключительно в Италию и Грецию, где составляют абсолютное большинство как легальных, так и нелегальных мигрантов. В Испании и Португалии традиционно много выходцев из стран Латинской Америки. Марокканцы распределены по всем европейским странам.
  Организация Экономического Сотрудничества и Развития (ОЭСР), объединяющая 30 индустриально развитых стран мира, сообщила, что количество международных мигрантов, прибывших в эти государства, побило в 2007 году все рекорды.
  В докладе 'Международная Миграция-2007' оценивалась ситуация, сложившаяся в 2005 году. Тогда в страны-члены ОЭСР на постоянное жительство перебрались почти 4 миллиона иностранцев, что на 10% больше, чем в 2004 году. Наибольшее количество мигрантов осели в США, Испании, Великобритании и Канаде, однако наиболее резкий скачок в численности мигрантов был зафиксирован в Ирландии, Южной Корее и Новой Зеландии.
  Еще 1,8 миллионов человек работали в странах ОЭСР на временной основе, большей частью в Австралии, Канаде, Германии, Японии, Новой Зеландии, Великобритании и США. Эта статистика учитывает только иммигрантов, имеющих официальный легальный статус, количество нелегалов неизвестно, однако очевидно, что оно весьма значительно.
   Сейчас ежегодно в Европу прибывают один-два миллиона мигрантов.
  
  Развитые страны всегда были привлекательны для людей разных национальностей, ищущих благополучия, и до сих пор в Европе идут острые дискуссии по поводу миграции: должна ли Европа свободно открыть свои границы для иммигрантов?
   С одной стороны, ни одна европейская нация не обеспечивает такой процент рождаемости, который гарантирует ее восполнение. Запад стареет, съеживается, и умирает. Чтобы обеспечить рост европейской экономики и поступление налогов для медицинских и пенсионных программ для растущего в Европе количества ушедших на покой и престарелых, Старому Свету нужны миллионы рабочих. И Европа может найти их только в странах 'третьего мира'.
   А с другой стороны, европейская политика иммиграции второй половины ХХ века потерпела полный крах. Все посылы, на которых она строилась в течение последних десятилетий, оказались неверными.
  Во-первых, предполагалось, что в связи с образованием Европейского союза произойдет 'европеизация миграционной политики' - то есть, наиболее значительными будут миграционные потоки внутри самой Европы, из страны в страну. Это не подтвердилось. Основные миграционные потоки направлены на ЕС извне, из стран 'третьего мира'.
  Во-вторых, ожидалось, что в периоды экономических спадов коренное население будет постепенно вытеснять мигрантов с низкопрестижной работы. Это тоже не случилось. Определенные сферы деятельности прочно закрепились в общественном сознании французов и других коренных европейцев как предназначенные для мигрантов, и коренные жители Европы не идут туда работать ни при каких обстоятельствах.
  ЕС уже не в силах 'переварить' растущее число иммигрантов, которые жаждут его благ, но зачастую отторгают его этику и образ жизни. Восемь стран Евросоюза направили главе Еврокомиссии письмо с призывом активнее бороться с нелегальной иммиграцией. Письмо подписали Италия, Франция, Испания, Греция, Кипр, Мальта, Португалия и Словения - все средиземноморское побережье Европы, куда ежегодно высаживаются десятки тысяч африканских нелегалов. Но дело не только в нелегалах - проблема гораздо шире. Авторы письма призывают 'разрабатывать новые инициативы, назревшие в связи с последним потоком иммигрантов к южным границам ЕС' и напоминают, что во Франции проблема уже стала ключевой для президентской гонки. В то время ещё кандидат в президенты глава МВД Николя Саркози подверг резкой критике судей за мягкие приговоры членам этнических банд. По данным опросов, с ним были солидарны тогда 65% французов.
  Во Франции после иммигрантских волнений 2006-2007 года взялись за безработицу. 'В иммигрантских районах открывают почту, торговые точки и прочие службы, где можно работать, - рассказал РБК daily эксперт парижского Института международных стратегических отношений Арно Дюбьен. - Но ... это не помогает'.
  
  В ритуальном убийстве Тео Ван Гога в Голландии, считает Пат Бьюкенен, во взрывах в лондонском метро, во взорванных поездах в Мадриде и в парижских бунтах, распространившихся по всей Франции, скрыто гораздо больше смысла, чем кажется на первый взгляд. Преступники, совершившие эти деяния, - дети иммигрантов.
   Тысячи машин и автобусов превратились в пылающие факелы в недавних волнениях во Франции, несколько школ было подожжено при помощи зажигательных бомб. Одну убегающую перепуганную женщину облили бензином и подожгли.
  Бунтовщики - мусульмане арабского и африканского происхождения. Формально все они французские граждане, но они не часть французского народа. Они никогда не принадлежали к французской культуре и к французскому обществу. И многие из них желают остаться тем, что они есть. Они живут во Франции. Но они не французы.
  Ни одна европейская нация не ассимилировала большого количества иммигрантов, даже одного цвета кожи. Более того, африканцы и представители исламских народов, которые заполняют Европу - там их сейчас двадцать миллионов - в отличие от чернокожих американцев, являются чужаками в новой для них стране, и эти миллионы желают остаться гордыми мусульманами, алжирцами и марокканцами.
  Эти пришельцы молятся другому Богу и исповедуют религию, исторически враждебную Христианству, традиционалистскую веру, находящуюся на подъеме и испытывающую отвращение к европейской светской культуре, замешанной на сексе.
  
  Коренные европейцы также не готовы подстраиваться под чужаков. В итоге иммигранты замыкаются в национальных общинах, а европейцы уже начали строить гетто. В итальянской Падуе, где иммигранты составляют 10% жителей, власти обнесли забором квартал Анелли, населенный выходцами из Нигерии и Северной Африки, и выставили полицейский блокпост. По словам 'левого' мэра города Падуи Флавио Занонато, это попытка изолировать наркоторговцев.
  Сейчас иностранцы составляют около 20% населения Швейцарии. Народная партия утверждает, что они совершают в 4 раза больше преступлений, чем граждане страны.
  В 2006 году в Великобритании поселились 510 тысяч иммигрантов. Об этом пишет газета 'Дейли телеграф' со ссылкой на национальное управление по статистике. Издание уточняет, что речь идет только об иммигрантах, которые планируют пробыть на британской территории минимум один год. В подсчетах не учтены сотни тысяч людей, прибывающих из Восточной Европы и утверждающих, что они останутся в Великобритании меньше одного года. Большинство иммигрантов прибывает в Великобританию из Индии, Пакистана и Шри-Ланки. В 2006 году из этих стран приехали более 200 тысяч человек. Правительство Великобритании недавно признало, что наплыв иммигрантов провоцирует инфляцию и безработицу.
  
  Совет Европы обеспокоен ростом расизма в Германии, где число нападений на национальной почве выросло с 2000 года на 60%. Здесь центром напряженности стала турецкая диаспора. 'Волнений, подобных французским, пока нет, но в будущем они возможны', - заметил РБК daily эксперт Германского совета по внешней политике Александр Рар. По его словам, 'социальное положение коренных европейцев за последние 30 лет ухудшилось, и люди связывают это с иммигрантами, занявшими рабочие места'.
  До сих пор в ЕС пытались 'забросать' проблему деньгами. 'Лидеры Европы думали, что экономическая помощь бедным странам уменьшит наплыв, - говорит Александр Рар. - Но они ошиблись'.
  'В Германии проживает 15,3 миллионов мигрантов, что составляет 18,6% от общей численности населения, из них 8 миллионов имеют немецкое гражданство. ...На Турцию приходится 14,2%, ... треть детей в Германии в возрасте до пяти лет - это дети иммигрантов. В некоторых городах Западной Германии данный показатель даже превышает порог в 60%, передает 'Немецкая волна'... Так за 2006 год количество нападений крайне правых экстремистов на иностранцев и иммигрантов в 2006 году подскочило на 37%. '
  Мнение о том, как уживаются немцы и иммигранты в Германии неоднозначно. Политики все чаще упоминают в этой связи выражение 'Параллельные миры', при этом скрыто или явно выражая озабоченность возрастающей радикальностью иммигрантов-мусульман. В действительности турки, как и другие национальные меньшинства в Германии, склонны к самоизоляции в своего рода этнических гетто, распространяющихся на все сферы жизни. В Германии выходцы из Турции часто либо плохо, либо вовсе не говорят по-немецки.
  Член правления Федерального банка Тило Саррацин в октябре 2009 года обвинил арабское и турецкое население Берлина в 'непродуктивности' касательно всех областей жизни, за исключением 'массового воспроизводства девочек-в-платочках'. ...
  Как отметил эксперт ХДС по делам образования Саша Штойер, 'идея о запрете платков представляется 'вполне своевременной' - 'достаточно только посмотреть, как на глазах растёт количество учениц, из-за религиозных или псевдорелигиозных убеждений отлынивающих от занятий спортом и участия в школьных мероприятиях'. Кроме того, подчёркивают в лагере ХДС, тезис о 'платочках' на самом деле был лишь небольшим фрагментом из сформулированной Саррацином стратегии, смысл которой в следующем: принимая во внимание усиливающуюся исламизацию Европы, необходимо жёсткими мерами ограничить приток новых иммигрантов, а в отношении уже поселившихся в Германии иностранцев 'усилить интеграционное давление', в частности принудить к обучению немецкому языку любыми мерами, 'от финансовых до депортационных'.
  (Елена Ободовская. 'Русская Германия', 17 декабря 2009 года)
  Мусульмане в Европе, в частности, турки уже обладают достаточными рычагами для того, чтобы пролоббировать тот или иной закон в бундестаге или в парламентах Бельгии, Нидерландов. Благодаря их усилиям в Германии карабахский вопрос, равно как и признание геноцида армян подаются в неверной интерпретации, в угоду Турции и Азербайджану.
  Созданный мусульманами в Германии Координационный совет, в который вошли четыре самых крупных объединения, представляет интересы всего 10 процентов мусульман. Это не позволяет Координационному совету выступать от имени всех мусульман страны, численность которых насчитывает 3,5 миллиона человек, пишет Deutshe welle. Однако, Координационный совет мусульман Германии потребовал ввести в немецких школах раздельные уроки физкультуры для мальчиков и девочек - мусульман. Это требование натолкнулось на открытое неприятие со стороны федеральных властей. 'Равноправие полов в Германии является одним из основных прав, о которых не может быть торга. Основой для диалога с мусульманскими объединениями является Конституция ФРГ, основные положения которой не подлежат пересмотру'. Однако, время работает против немцев - посмотрим, удастся ли им отстоять свои гражданские свободы лет через десять-двадцать.
  
  Немецкие элиты переоценили потребность страны в иностранной рабочей силе, и теперь большое число иммигрантов грозит обрушить систему соцобеспечения, вместо того чтобы её поддерживать. Такие заключения содержатся в книге американского журналиста Кристофера Колдуэлла 'Размышления о революции в Европе: иммиграция, ислам и Запад'.
  По мнению журналиста, речь идет о настоящей революции, вызванной массовой иммиграцией. Государству всеобщего благоденствия европейского образца практически грозит распад, а европейскому секуляризму брошен вызов со стороны ислама. В целом, Европа не может остаться Европой, если в ней уже живут другие люди, заключает Колдуэлл.
  Решение о приглашении иммигрантов, отмечает журналист, было принято в трудный для Европы момент, после войны, когда Европа лежала в развалинах, как в материальном, так и в духовном плане. Между тем, инициаторы такого шага думали, что речь идет о кратковременной мере, никто не рассчитывал на большое число иммигрантов, полагали, что их прибудет ровно столько, чтобы закрыть брешь, образовавшуюся в результате потерь в войне. 'Никто не думал, что иммигранты когда-нибудь будут претендовать на получение социальной помощи. То, что они принесут с собой культуру и уклад своих деревень, семейные кланы и мечети, казалось абсолютно нелепой идеей', - пишет Колдуэлл.
  По мнению журналиста, практически с самого начала стала понятна ошибочность такого шага. В Германии число иммигрантов с 3 миллионов в 1971 году увеличилось до 7,5 миллиона в 2000 году, но при этом число работающих так и осталось на уровне 2 миллионов. Если в начале 70-х работающие составляли 65% от общего числа иммигрантов, то уже в 1983 году доля работающих среди них упала до 38%. Из этого Колдуэлл делает вывод, что иммигранты получают от системы соцобеспечения больше, чем туда привносят.
  Что касается перспектив интеграции иммигрантов, то Колдуэлл расценивает их скептически, а проводимые в Германии так называемые исламские конференции - консультации представителей мусульманских общин и местных властей - считает 'наивными'. Фатальная смесь из немецкого и общеевропейского чувства вины, вызванного Второй мировой войной и колониальным прошлым, не может противостоять гипертрофированному чувству собственной идентичности у иммигрантов-мусульман.
  В своей книге Кристофер Колдуэлл цитирует слова судьи конституционного суда ФРГ Удо ди Фабио: 'Зачем этой живой мировой культуре интегрироваться в западную культуру, носители которой не воспроизводят достаточно потомства, а сама она уже не располагает никакой трансцендентальной идеей и движется к своему концу?'
  
  ЕВРОПЕЙСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ.
  
  К чему привела, и к чему может привести политика поощрения иммиграции для решения экономических проблем?
  Средний вариант очень оптимистического прогноза, выполненного специалистами Отдела народонаселения ООН, исходит из того, что в период 2010-2050 годов направление и интенсивность существующих в настоящее время миграционных потоков сохранится, и в развитые страны ежегодно будут приезжать 2,2 миллиона мигрантов.
  Для развитых стран такой уровень нетто-миграции не компенсирует полностью ожидаемое превышение числа смертей над числом рождений, благодаря чему абсолютное сокращение населения в них составит 73 миллиона человек. Таким образом, миграция не только не решает экономические проблемы связанные с сокращением и старением населения развитых стран, но и создаёт целую массу иных проблем: политических, социальных, культурных и так далее.
  Пройдёт пара-тройка десятков лет и европейский мир начнёт рушиться. При современной миграционной политике европейских стран, совсем скоро настанет время, когда решающее значение в политической жизни этих стран станут играть мигранты. Вот тогда-то и начнут резко обостряться противоречия в обществе в связи с тем, что новый состав населения потребует других культурных и социальных условий для своего существования. Мигранты уже добиваются то там, то тут в странах европейской культуры различных уступок для себя со стороны местного коренного населения. А когда они сравняются по численности с местным коренным населением, они легко смогут с помощью европейской демократической процедуры проводить в жизнь своё видение культурных и идеологических ценностей.
  Уже сейчас в некоторых странах пришлое население Европы пытается заявить о своих интересах, отличающихся от интересов коренного населения. Давно ли в Европе дебатировался вопрос о хиджабах? Имеют ли право европейские мусульманки, например, носить хиджаб в школе? А на улице? А имеют ли они право фотографироваться на паспорт в хиджабе?
  'Моя знакомая,- рассказывает Михаил Озеров,- респектабельная леди, оказавшись в Гайд-парке среди сонма всевозможных паранджей, воскликнула: 'Мне не придет в голову расхаживать по Эр-Рияду в бикини! Я понимаю их традиции. Почему они игнорируют наши, живя здесь? Ведь в нашем обществе у женщин равные права'. Чуть успокоившись, заговорила тише: 'Я согласна с правом человека одеваться, как ему нравится, если он согласится, чтобы я открыто критиковала его наряды. Мусульмане ополчаются на наш образ жизни, а мы - ни слова критики. Иначе якобы оскорбим Коран. Такой подход приводит к войне против карикатуристов, нарисовавших шаржи на пророка Мохаммеда, или к требованиям, чтобы папа римский извинился за цитирование императора Византии'.
   Очень характерно высказывание некоторыми исламскими деятелями мысли о том, что исламским европейцам не стоит сейчас торопить события и бороться за свои права - депопуляция коренного европейского населения автоматически сделает мусульман хозяевами Европы уже через пару десятков лет.
  В современном европейском мире коренные европейцы вследствие депопуляции теряют удельный вес в населении своих стран, постепенно уступая первенство мигрантам. До тех пор, пока европейцы перемешивались друг с другом, изменения в культуре были не так заметны, потому что все европейцы - это по существу дальние родственники по всем культурным показателям. Но в ХХ веке европейский континент стал прибежищем для выходцев со всего мира. И с их прибытием, европейский мир стал меняться. Сейчас эти изменения местами почти незаметны, но с каждым годом давление иных национальных культур на европейскую культуру будет возрастать, что со временем грозит перерасти в прямые конфликты между носителями европейской культуры и представителями других культур. Это и предсказывал Хантингтон в своей книге.
  Британские чиновники, например, избегают не то что перегибов (например, 'уточнять' национальность школьника), а малейшей политической некорректности. Но многие граждане - за ужесточение иммиграционного курса: 'Давайте вспомним о наших культурных нормах и традициях. Да, демократия - основа основ. Но сегодня придется пожертвовать некоторыми принципами, иначе от нее и от самого британского общества может ничего не остаться'.
  Уже сейчас то в одной европейской стране, то в другой происходят столкновения пришельцев и местных. Рядом с резиденцией монарха в Виндзоре несколько ночей шли стенка на стенку 'белые' и 'цветные', после того как 'около 20 азиатских молодых людей, вооруженных бейсбольными битами, железными прутьями и ножами, напали на 36-летнюю Карен Хейс и ее 18-летнюю дочь' (строки из полицейского протокола). И это только начало! Будущее грозит вымирающим европейцам жёсткими конфликтами с неудержимо растущим пришлым населением.
   'Сегодня в Европе накапливается критическая масса враждебности в мигрантской среде, которая маргинализуется, - говорит Валерий Тишков, директор Института этнологии и антропологии РАН, член Общественной палаты. - Ведь в культурном отношении французские мигранты, например, уже не арабы и африканцы, но они не стали полноценными французами и европейцами. В культурном отношении мигранты образуют маргинальный слой без устойчивых взглядов и критериев. Поэтому они - удобный 'материал' для политического и криминального манипулирования'.
  
  В любой 'войне цивилизаций' растущая мусульманская община - потенциальная пятая колонна в Европе. Как полагает Патрик Бьюкенен, через несколько десятков лет Турция, стремящаяся войти в состав ЕС, займет первое место в Европе по численности населения. В свое время Ксеркс построил мост из кораблей через Геллеспонт; скоро Турция станет сухопутным мостом, по которому Азия двинется в Европу, и учение Пророка проникнет в сердце христианских земель.
  Демографические причины могут стать одними из основных для недопущения Турции в ЕС, о чем неоднократно подчеркивалось со стороны глав государств Евросоюза. 70-ти миллионная Турция может проглотить Европу, как это чуть не случилось 600 лет тому назад во времена Османской империи. Вся разница в настоящее время состоит в том, что на смену ятагану пришла демография, что намного опасней.
  Американцам, предостерегает Пат Бьюкенен, тоже не следует успокаиваться той мыслью, что иммиграция - это беда лишь Европы. К 2050 году в Соединенных Штатах будет 100 миллионов испаноязычного населения, половина из них - мексиканцы. Большая их часть окажется на территории юго-запада США, который, как полагают до сих пор мексиканцы, по праву принадлежит им. Юго-Запад США будет напоминать скорее не Америку, а Мексику. Собственно, в культурном, языковом и этническом плане он и станет частью Мексики.
  Уже сейчас некоторые мексиканские деятели мечтают о возвращении территорий, когда-то завоёванных Соединёнными Штатами у Мексики. И многие выходцы из Мексики, проживающие в США, с этими взглядами вполне солидарны. Намечающийся распад Америки происходит вполне демократическим путём, без нарушения прав и свобод человека. Сначала Калифорния, затем Техас и Аризона объявят о своих исключительным правах на самостоятельность. И далее процесс может пойти очень непредсказуемо.
  Эта апокалиптическая картина распада США уже сейчас прорисовывается вполне отчётливо для мыслящих людей Америки. Но подобные процессы происходят внутри всех развитых стран. Франция, Испания, Италия, Германия, Великобритания - все эти государства идут вместе с США по пути строительства либерально-демократического общества. Инородные анклавы в этих странах живут по своим законам и правилам. Они не интегрируются в общество, но бережно сохраняют свои отличия и с каждым годом всё более настойчиво и агрессивно отвоёвывают одну уступку за другой
  
  Благодаря географической близости Азии и Европы, плохой демографической ситуации в Европе и часто возникающим кризисам, 'ислам теперь является главным поставщиком новых европейцев', говорит видный американский публицист Марк Стайн.
  Постепенно вымирают народы Западной и Южной Европы: там, опустевшие было детские сады, сегодня заполнили малыши, рожденные мусульманами.
  Прибывая в период плохого положения дел в области демографии, мусульмане существенно изменяют Европу. 'Ислам обладает молодостью и силой воли, а Европа - возрастом и благосостоянием'. Другими словами, 'до-современный ислам побеждает пост-модернистскую Европу'. Значительная часть западного мира, предсказывает Стайн, 'не выживет в двадцать первом веке, и многие страны этого мира исчезнут еще в наше время, включая много, если не большинство европейских стран'. 'Это - конец мира, каким мы его знаем'.
  В своей книге America Alone Марк Стайн подробно рассматривает вопрос о том, что 'крупные силы, действующие в развитом мире, оставили Европу слишком слабой, чтобы сопротивляться ее беспощадной трансформации в Еврабию'. Европейское 'наследное население' уже на месте и 'неясен лишь один вопрос - насколько кровавым будет трансфер движимого и недвижимого имущества'.
  
  - Из-за навязанных нам стандартов жизни, - говорит Жан-Мари Ле Пен, - французы много работают, поздно и мало рожают. Приезжие не работают совсем, имеют по 6-8 детей и живут за счет труда французов. Это необходимо прекратить. Практически все страны Европы страдают от наплыва мигрантов. Это станет особенно наглядным, если к Евросоюзу присоединится Турция. Запомните мои слова: она сразу превратится во входные ворота в Европу для нежелательного и опасного элемента со всего Востока.
  - Россия также находится под угрозой?
  - Безусловно. Все так или иначе развитые страны испытывают на себе неоколониализм. Я борюсь против завоевания моей страны и советую вам бороться за свою Россию.
  
  РОССИЙСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ.
  
  В чём состоит главная опасность иммиргации для России, да и для любой другой страны?
  Опасна не миграция сама по себе и не то, что мигрантами являются люди другой национальности или расы. Смертельно опасна ставка руководства страны на иммиграцию, поскольку это означает отказ от ставки на российское население и фактический смертный приговор российскому населению.
  Почему ставка на иммиграцию будет уничтожать российское население и Россию?
  Прежде всего, потому, что это ложный выход из реальной демографической проблемы. А постановка ложного выхода в качестве приоритета государственной политики сама по себе является разрушительной, поскольку отнимает государственный и финансовый ресурс от решения подлинной проблемы адекватными средствами. Ложный выход на деле является тупиком!
  Во-вторых, курс на иммиграцию ведёт к прямому отнятию доходов у коренного российского населения.
  В России произошёл слом воспроизводства населения и идёт депопуляция страны: демографический рост не только отсутствует, но он носит отрицательный характер, т.е. является не ростом, а увяданием и усыханием. Отсюда очевидна и фундаментальная ложь формулы 'Мигранты спасут Россию'. Ведь вымирание российского населения не прекратится, если на территории России будут приезжать и расселяться представители нероссийского населения. Более того, ставка на мигрантов по факту только усилит это прямое вымирание.
  Стабилизация и даже рост численности населения за счет миграционного притока, компенсирующего естественную убыль, не отменяет самого факта депопуляции. Сама эта компенсация, считает Александр Синельников, носит лишь формальный характер, а фактически происходит замена одного населения другим. В странах, принимающих иммигрантов, происходит постепенное замещение ими вымирающего коренного населения. Согласно опубликованному в 2002 году докладу ООН, Россия находится на втором месте (после США) по числу законных и нелегальных иммигрантов, проживающих на территории страны. По оценке экспертов ООН, в России их более 13 миллионов человек - 9 % населения.
  Заместитель директора Федеральной миграционной службы В. Поставнин заявил в январе 2006, что в России находится от 5 до 14 миллионов нелегальных иммигрантов. По информации главы Федеральной миграционной службы К. Ромодановского (март 2006), ежегодно в Россию на заработки приезжает 20 миллионов трудовых мигрантов, среди которых 10 миллионов трудятся нелегально.
  'Мы стоим перед сложным выбором, - говорит Жанна Зайончковская, заведующая лабораторией миграции населения Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН. - Не можем обойтись без миграции, но сейчас не можем позволить себе принимать много мигрантов, потому что к этому не готовы ... Нельзя пускать в страну миллионы людей ... Но такой подход снижает конкурентоспособность России. Поэтому мы обречены в будущем расширять миграционную емкость страны, то есть ее способность 'переваривать' пришлое население'. И на это потребуются многие миллиарды рублей.
  Ясно обозначает экономическую цену иммиграции председатель комиссии по экономической политике Московской городской думы, депутат И. М. Рукина. В интервью 'Комсомольской правде' под заголовком 'Сколько стран живет на деньги москвичей?' она приводит, к примеру, следующие поразительные данные: 'Легальная часть азербайджанской диаспоры в Москве - около миллиона человек. Официально эти люди зарабатывают на торговле порядка 2,5 миллиардов долларов в год. А бюджет всего государства Азербайджан - 1,4 миллиардов. При этом вся рыночная торговля, это не секрет, в руках одной диаспоры' Нельзя не принять во внимание экономический урон России, наносимый мигрантами: ежегодно они переводят и вывозят из нашей страны до 15 миллиардов долларов.
  Для того чтобы удержать экономический рост и рост благосостояния населения, Россия до середины века должна принять как минимум 20 миллионов иммигрантов, говорят некоторые специалисты-демографы. Вряд ли России удастся 'переварить' эти миллионы, ведь это до сих пор никому в мире ещё не удавалось. По классическим законам демографии при достижении мигрантами 10 - 12 процентов от численности титульного населения начинаются межкультурные трения и повышается дискомфорт в среде коренных жителей. А в Бутове, например, этот показатель превышен уже в три раза. Сейчас существует более 40 мусульманских общин в различных районах Москвы.
  Поколение, выросшее по законам шариата, вряд ли сможет полностью адаптироваться в столице светского государства, что само по себе приводит к изоляции. А исход коренного славянского населения из подобных районов уже начался, как когда-то из резко исламизировавшихся республик Северного Кавказа. Что нас ожидает, можно увидеть взглянув на тот же Париж: поджог автомобилей, ограбление местных жителей, экстремистские выходки там стали обычным антикультурным фоном. Ряд европейских стран, таких как Португалия, Испания, Италия, Франция, Австрия, выступили против дальнейшего наплыва мигрантов из неевропейских стран.
   По данным МВД России, количество совершенных иностранцами преступлений за последние пятнадцать лет возросло в 130 раз. В 2006 году иностранцами на территории России совершено 46 тыс. преступлений, что в четыре раза превышает количество преступлений, совершенных россиянами в отношении иностранцев.
  В пятницу, 18 сентября 2009 года, в Московской области нападению гастарбайтеров подверглись двое военнослужащих, зашедшие на местный рынок. Кровавая расправа над армейскими офицерами произошла в деревне Палаево Солнечногорского района Подмосковья. По данным начатого расследования, примерно в 16:00 два офицера Вооруженных сил РФ в свободное от службы время подошли к торговому павильону, когда к ним подбежал неизвестный и предложил купить бензопилу. 33-летний подполковник Максим Н. и его сослуживец, 36-летний майор Дмитрий М., отказали незнакомцу, после чего разнорабочий начал предлагать им приобрести мобильный телефон. Военные снова заявили, что не намерены ничего приобретать у неизвестного человека, и сказали "коммерсанту-энтузиасту", что все его товары наверняка некачественные. После отказа торговец удалился, но, как оказалось, затаил страшную обиду. Буквально через три минуты оскорбленный гастарбайтер вернулся в сопровождении 11 своих приятелей. Разъяренная толпа приезжих, вооруженная битами, бензопилами и кусками арматуры, напала на офицеров. 'Моему мужу бензопилой разрезали голову и спину, - рассказала жена пострадавшего майора. - Когда он потерял сознание, продавец ларька успела затащить его в палатку и закрыть изнутри'. Пока женщина вызывала милицию, толпа молодчиков продолжала издеваться над подполковником. Помимо страшных ударов битами, ему нанесли 2 ножевых ранения в живот и сделали 15 резаных ран бензопилой. К моменту прибытия сотрудников милиции преступники успели скрыться, запрыгнув в несколько автомобилей.
  Что может случиться с Россией, когда количество иммигрантов и их потомков превзойдёт по численности коренное население России? Чем будут заниматься озорные мальчишки и девчонки из семей иммигрантов и гастарбайтеров, нигде не учащиеся, заполняющие сейчас привокзальные площади российских городов, когда вырастут? В обществе, где будут самым дьявольским образом переплетены экономические, политические, культурные, религиозные, нравственные интересы самого разношёрстного населения, состоящего из представителей почти всех стран Европы и Азии достаточно 'искры', чтобы пламя заполыхало по всей России. И вполне возможно, что некоторые более многочисленные и могущественные соседи будут всячески способствовать внутрироссийским конфликтам, преследуя свои собственные интересы.
  Наступит ли российская 'эпоха воюющих царств'. Богатая природными ресурсами страна, но с постоянно и быстро уменьшающимся многонациональным населением провоцирует окружающие её страны вмешиваться в её внутренние дела с помощью своих переселенцев. Так происходит сейчас в странах европейской культуры, где выходцы из других стран начинают постепенно проявлять свои собственные интересы, вступающие в противоречащие интересам коренного населения. Так будет неминуемо происходить и в России, но гораздо масштабнее и ожесточеннее. Война в Чечне покажется лёгким недоразумением, когда коренное население России сократиться до 50 миллионов и будет состоять в основном из пенсионеров, и тогда 50 миллионов переселенцев решат, что настал их час порулить этой гигантской территорией.
  Мы всегда гордились тем, что занимаем самую большую территорию в мире, но если не остановить процесс сокращения численности коренного населения, то мы не сможем защитить наше богатство, а значит, потеряем всё в неравной битве. Не расовый состав нас волнует, а сохранность в веках народа российского. Россияне никогда не были расистами и всегда двери России были открыты для любых переселенцев. Но народ, который не может сохранить сам себя, не сможет сохранить ни свою культуру, ни свою государственность, ни свою территорию.
  
   Миграция - это естественное явление в свободном мире. Если бы рождаемость коренного населения в России хотя бы компенсировала естественную убыль населения, тогда проблемы с депопуляцией не было бы, как и никого не волновал бы вопрос о миграции населения. Однако в эпоху депопуляции меняется и смысл миграции: из нейтрального и даже положительного явления она становится средством, заменяющим национальный состав населения. В эпоху депопуляции миграция ускоряет процесс вымирания и исчезновения коренной нации. Если при нормальной рождаемости на миграцию можно было бы не обращать никакого внимания, то при депопуляции наличие миграции ускоряет процессы гибели. Большая иммиграция в депопулирующую страну - это скорый смертный приговор её населению. Это смертный приговор самой стране, да и всему миру, если речь идёт о Европе.
  Не беспокоиться же насчёт иммиграции можно только в одном единственном случае - когда население принимающей страны не вымирает от депопуляции. Мы нисколько не возражаем против того, чтобы в нашу страну переселялись все, кому хочется. Однако, не во времена депопуляции!
  
   Коренные европейцы - 'старые европейцы'. Новые европейцы - эмигранты из всех стран мира и их потомки. Люди, для которых европейская история - волшебная сказка, а европейские законы - способ сделать деньги на старых европейцах, а европейская культура - развлечение для старых европейцев. Пройдёт совсем немного времени и все либеральные излишества в быту, законодательстве, культуре будут отброшены, так как власть новых европейцев будет устанавливать законы для жизни, а не для вырождения.
  
  Интересно, что у иммигрантов нет той неуверенности, что отличает коренных европейцев, в том, что касается того, что есть правда, и что - ложь. Это европейцы загнали свою религию в резервацию, запрещая религии вмешиваться в дела общества, а для европейских арабов, например, не говоря уж о том, что твориться в арабском мире, ношение хиджаба обязательно для всех женщин, даже, если они учатся в европейской в школе. Даже для своего паспорта женщина-мусульманка должна фотографироваться в хиджабе. И нынешние европейские либерал-демократы всерьёз надеются, что когда европейцев станет меньшинство, удастся сохранить европейские культурные ценности? Какая наивность, если не сказать резче! Когда в законодательном порядке всех европейских женщин заставят носить хиджаб, никто не спросит, хотят они этого или нет. Возможно, тогда европейцы поймут, наконец, в какую пропасть занёс европейцев либерализм.
  
  Необходимо сделать всё возможное, чтобы в мире оставались немцы, англичане, французы, русские... Чтобы никогда не настало время, когда от этих народов осталась лишь память, как о древних греках или римлянах. Глупо ожидать, что со временем турки в Германии станут немцами, а арабы во Франции французами. К сожалению, сейчас происходит постепенная ликвидация в сознании европейцев тех ментальных качеств, что делали из человека француза, немца, англичанина. Европейские народы, носители европейской культуры, сделавшие определяющий вклад в современную цивилизацию, постепенно превращаются в меньшинство В СВОИХ СОБСТВЕННЫХ СТРАНАХ. И никто не даст гарантию, что они постепенно не исчезнуть полностью под напором иных культурных ценностей. Ведь современная либеральная демократия позволяет это сделать.
  
  
  
  
  
  
  5. ЕВРОПЕЙСКАЯ ДОРОГА.
  
  
   Во времена перестройки в Советском Союзе на экраны страны вышел прекрасный фильм Тенгиза Обуладзе 'Покаяние'. Там есть замечательные слова о том, что каждая дорога должна вести к храму. 'Зачем нужна дорога, которая не ведёт к храму?' - спрашивал фильм у советского зрителя.
  Тогда все народы в Советском Союзе на собственном опыте уже убедились окончательно в том, что страна идёт 'не по той дороге'. Путь, который народы бывшей Российской империи выбрали в 1917 году, оказался тупиковым: в СССР жилось с каждым годом всё труднее, и не было никаких надежд, что жизнь изменится к лучшему. Советское общество было разочаровано результатами семидесятилетней большевистской диктатуры и требовало перемен.
  Воцарилось мнение, что стране следует 'вернуться на дорогу, по которой идёт всё прогрессивное человечество'. Да, мы когда-то сбились с пути, пошли по нехоженым тропам и окончательно заблудились. Нам не хватило ни опыта, ни ума, ни сил, чтобы создать жизнеспособное общество, обеспечивающее народу достойный уровень жизни, сравнимый с уровнем жизни населения развитых капиталистических стран.
  В то время как Европа всё богатела и богатела, жизнь в СССР становилась всё беднее и беднее по сравнению с европейским богатством. В конце концов, этот контраст стал бить в глаза настолько ярко, что не заметить или заболтать его уже было невозможно. И все помыслы советских людей 80-х годов стали связываться с 'возвращением в европейскую цивилизацию'.
  Европа снова стала россиянам образцом для подражания, как когда-то в прошлые века. 'Вернуться в Европу' - это, значит, надо признать полное поражение коммунистической идеологии, признать, что 'наша дорога не ведёт к храму'. Надо жить по-европейски, вести себя по-европейски, думать и работать по-европейски. 'Россия - часть Европы!' - этот призыв советских диссидентов и правозащитников к народу стал определяющей идеологией перестройки. Советским людям предлагалось брать во всём пример с Европы, если 'мы хотим жить так же хорошо, как живут европейцы'. Европа стала одновременно и образцом для подражания и учителем для 'совка', как пренебрежительно, вслед за известным бардом, стали называть советского человека российские интеллигенты.
  Ветер перемен снова распахнул окно в Европу, в 'цивилизованный мир', и советский народ с радостной надеждой на лучшую жизнь устремился перенимать всё европейское. Советский человек бросился в Европу, искренне полагая, что он выбирается, наконец, на дорогу, которая приведёт его к храму. За десятилетия коммунистической диктатуры советские люди истосковались по материальному благополучию, по открытости и честности слова, по благоустроенному быту, и хотели побыстрее окунуться в цивилизацию, чтобы стать такими же благополучными и комфортными, уверенными в себе и красивыми, какими им представлялись европейцы со страниц глянцевых журналов.
  Советский гадкий утёнок очень хотел стать европейским белым лебедем.
  
  Европа сейчас - одно из самых благоустроенных мест для проживания на планете. Многолетняя либерально-демократическая политика европейских правительств привела к тому, что население Европы стало, пожалуй, самым защищенным в мире от материальных невзгод. Можно вообще не работать и жить в своё удовольствие, что европейцы и делают, особенно молодёжь. Многие европейцы, особенно новоявленные, из переселенцев, существуют на разного рода пособия и не планируют жить по-другому.
  Мировые либеральные СМИ делают всё возможное, чтобы внедрить в головы людей всех стран мира мнение, что именно Европа и есть та страна обетованная, в какой должен проживать каждый уважающий себя человек. Именно Европу приводят в России в качестве примера, в качестве объекта для подражания российские демократы и либералы. Именно к европейским стандартам уровня жизни стремятся 'прогрессивные' россияне в своих сладких мечтаниях, именно в Европу стремятся поехать на отдых и проживание российские олигархи, воры и проститутки.
  Да, европейский уровень жизни сейчас и много лет ещё будет недоступен большинству россиян. И у многих в России сложилось представление, что вот Европа и есть та страна счастья, где можно жить свободному человеку без проблем и с наивысшим комфортом. И если в начале ХХ века среди российской интеллигенции звучало 'В Москву! В Москву!', то нынче звучит 'В Европу! В Европу!'. И различные 'несогласные' политические течения России настойчиво требуют перенимать буквально все ценности Европы в наикратчайшее время, 'для нашего же блага'.
  'Россия хочет стать цивилизованной европейской страной?' - спрашивают в полемике российские демократы. Значит, надо срочно менять российское законодательство в соответствие с европейскими стандартами 'демократии, свободы и прав человека'.
  
  В ТУПИКЕ.
  
  В 90-х годах прошлого века Россия вступила кое-как на европейскую дорогу. Вступила и оказалась в глубочайшем экономическом и мировоззренческом кризисе. И вот теперь мы должны признать, если хотим быть до конца честными перед самими собой, что и европейская дорога не приведёт нас к храму.
  
  ЕВРОПЕЙСКАЯ ДОРОГА ВЕДЁТ ТОЛЬКО НА КЛАДБИЩЕ, КУДА ЕВРОПЕЙЦЫ УВЕРЕННО ТОПАЮТ УЖЕ ОКОЛО СТА ЛЕТ.
  
  И в том, что Россия опять выбрала не ту дорогу, следует винить в первую очередь советскую власть, которая не от большого ума засекречивала всё, что можно, и что нельзя. Советскому народу просто неизвестна была та проблематика европейского вымирания, которая сокращала и население Европы, и население Советского Союза. А если б проблема депопуляции открыто была озвучена и доведена до сведения каждого советского человека, тогда бы ни у кого не возникла мысль пролагать курс в умирающую Европу. Мы бы уже 30 лет назад поняли, что не следует стремиться в депопулирующую уже сто лет Европу, что нужно искать совсем другой жизненный путь, что нельзя полагаться на 'проверенные' пути, что разум человеку дан не для того, чтобы по-обезьяньи перенимать всё то, что понравилось с первого взгляда. Думать надо!
  Конечно, в неправильном выборе пути виновата советская партийная элита, которая знала о европейском вымирании, о многолетнем снижении рождаемости в СССР. Партийное руководство 'империи зла', вместо того, чтобы показать советскому народу мир таким, каков он есть на самом деле, благодушно бросило его в русло погибающей европейской цивилизации.
  
  ЕВРОПА ВЫМИРАЕТ, ЕЁ КОРЕННОЕ НАСЕЛЕНИЕ СОКРАЩАЕТСЯ. ЗНАЧИТ, НЕ ЕВРОПЕЙСКАЯ ДОРОГА ВЕДЁТ К ХРАМУ.
  
  Европейский мир принимает депопуляцию и старение коренного европейского населения с рабской покорностью, так непохожей на европейские нравы ещё недавнего прошлого. Европейцы только уныло констатируют своё исчезновение, в бессилии опустив головы. Европейское коренное население, как стадо баранов, идёт покорно на бойню истории, придумывая разные оправдания своему вымиранию. Европейцы самоуверенно прогнозируют такое же исчезновение других народов от депопуляции, полагая, что они так же рабски будут следовать за ними в могилу по пути европейской деградации. Но может быть европейская импотенция станет для народов мира примером того, как нельзя строить свою жизнь, если конечно, народы мира не хотят сгинуть вслед европейцам?
  
  Самые счастливые европейские дети живут в Нидерландах и Скандинавии, кричит европейская пропаганда. 'Британская группа по борьбе с детской бедностью провела исследование, в результате которого выяснилось, что самое лучшее детство можно провести только в Нидерландах - оценки по всем критериям самые высокие, а Скандинавия может похвастать самым низким уровнем детской смертности. Дети до 19 лет из Швеции, Норвегии, Исландии, Финляндии и Дании не увлекаются курением, алкоголем, наркотиками и ранней половой жизнью. В Норвегии самые лучшие жилищные условия'. Всё это - прекрасный образец затуманивания проблемы, а попросту оболванивания народа, если вспомнить, что во всех перечисленных странах рекордно низкая рождаемость коренного населения. То есть, именно этим странам первым придётся узнать, что станет с ними, когда коренное население в них превратится в дряхлое меньшинство. Вот тогда 'счастливые дети' с лихвой нахлебаются 'счастья' быть гонимыми в собственной стране.
  
  Непонятно! Как же так - такая прекрасная страна, как Франция, например, с такой богатейшей историей и культурой, преуспевая во всех областях человеческой деятельности, имея высокий уровень жизни населения, отстаёт от развивающегося мира только в одном - в рождаемости. И это можно сказать обо всех странах великой европейской цивилизации!
  'После 1970 года, пишет лауреат Нобелевской премии по экономике 1992 года, преподаватель экономики в Чикагском университете и старший научный сотрудник Гуверовского института Гэри Беккер, ни в одной стране мира, где общий коэффициент фертильности упал ниже уровня воспроизводства, серьезных увеличений этого коэффициента не отмечалось. Для снижения уровня рождаемости были веские причины, в особенности необходимость вкладывать в воспитание детей много времени - а речь шла о личном времени все более и более образованных женщин. Кроме того, в странах, где была построена 'экономика умственного труда', родители стремились не рожать больше детей, а вкладывать как можно больше сил в воспитание каждого ребенка. Повышения рождаемости можно было бы добиться увеличением детских субсидий, выплачиваемых матерям, узакониванием оплачиваемых отпусков по уходу за ребенком и субсидированием детских учреждений. Однако оказалось, что даже самые щедрые вливания в семейный бюджет оказывают на фертильность далеко не самое сильное воздействие. В результате проведенного двумя французскими экономистами исследования весьма затратной национальной системы субсидий для женщин, родивших двух и более детей, получилось, что итогом всех усилий стало увеличение коэффициента фертильности всего на одну десятую - с 1,7 до 1,8.'
  Как-то не совсем логично получается в этой жизни: только люди начинают жить мирно, счастливо и комфортно, как перестают размножаться. Это как-то досадно, но приходиться мириться с депопуляцией, как с неизбежной данностью, как с 'законом природы, понуждающим людей вымирать с ростом их благосостояния', полагают некоторые учёные.
  
  Вызывает уважение тот подход к вопросу о рождаемости в России, который пытается осуществить сейчас Российское государство. Повышение детских выплат, материнский капитал и иные меры, конечно, дадут положительный эффект. Россияне, не избалованные высоким уровнем жизни и поддержкой государства, конечно, откликнутся повышением рождаемости на первых порах. Но постепенно, с ростом доходов населения, по мере повышения уровня жизни в России, рождаемость снова начнёт падать. На этом пути мы только повторяем европейский опыт.
  Европа уже опробовала путь преодоления депопуляции через её материальную стимуляцию - повышение качества медицинских услуг, пособия на детей, высокий уровень жизни и тому подобное. И эти меры, в конечном счёте, ничего не дали. К сожалению, таким же будет результат и нынешних российских усилий.
  Развитый мир уже прошёл этот урок и смирился, похоже, с последствиями. Европа уже использовала все свои ресурсы, чтобы переломить ситуацию с депопуляцией, но ничего не получилось. Вот почему на западе появилась теория естественного падения рождаемости, как следствие повышения уровня жизни населения. Эта теория находит своё подтверждение фактами: любая страна, следующая по пути научно-технического прогресса, достигающая высокого уровня жизни населения, исповедующая европейские культурные и политические ценности - становится жертвой процесса сокращения коренного населения.
  Европейские коренные народы давно уже живут во многом за счёт крови других народов, за счёт переселенцев. Но так не может долго продолжаться - уже виден день, когда последний коренной европеец без почестей сойдёт в могилу. И кто им будет - немец, француз, англичанин или россиянин?
  
  'CANT BUY ME LOVE'
  
  Свободный европейский демократический и либеральный богатый капиталистический мир полагал и полагает, что всё измеряется материальным достатком, количеством ВВП, приходящимся на душу населения, что за деньги всё продаётся и покупается. А вслед за европейцами и новые русские обыватели - от олигарха до челнока - стали всё измерять на доллары. Однако жизнь неумолимо берёт своё и европейским народам сейчас приходится с горечью осознавать, что не всё измеряется в этом мире деньгами.
  Казалось бы, что проще, если появилась депопуляция в стране, достаточно дать женщине, семье больше денег, материальных благ и дети появятся сами собой. Но в реальности оказывается далеко не так. Самый высокий в мире уровень жизни, достигнутый европейскими странами, скорее усугубляет проблему депопуляции, чем преодолевает её. И сколько бы льгот и денег европейские правительства ни вбухивали в здравоохранение, в социальное обеспечение - отдача мизерна.
  Во всех развитых странах европейской культуры депопуляция коренного населения неумолимо продолжается. Не спасают ни наличие высокого уровня жизни, ни гражданские права и свободы, ни социальные программы. Ну не хотят люди размножаться в европейском раю! Действительно, любовь не купишь ни за какие деньги, рождаемость не поднимешь развитой экономикой и повышением уровня материального благополучия.
   Что же это за рай такой устроили европейцы самим себе, что потеряли способность воспроизводиться? Что же они не хотят, чтобы и дети их пожили в таком благодатном, чистом и уютном гнёздышке, какой представляется сейчас Европа в завидующих глазах жителей экономически менее развитых стран. Получается, что коренные европейцы построили для себя мир, в котором хотят жить даже без собственных детей? Не слишком ли эгоистично?
  
  ВЫМИРАНИЕ ЕВРОПЫ. ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР.
  
  Европа вымирает уже более ста лет не потому, что бедна, не потому, что дороги в Европе плохие, не потому, что европейцам нечего есть. Не потому, что нет свободы, не потому, что нет демократии, не потому, что подавляются права человека. Европа вымирает не потому, что высока детская смертность в европейских странах, не потому, что женщины европейские забиты и унижены, не потому, что женщинам заказан путь в политику, экономику, культуру.
  Наоборот, в Европе наибольшая продолжительность жизни людей, наименьшая детская смертность... В Европе достигнуты самые лучшие условия для проживания людей на планете.
  Так почему вымирает Европа, если жить в ней так хорошо? Этот вопрос ставит в тупик европейских учёных и политиков. Казалось бы, создав наилучшие в мире условия существования для человека, европейцы вправе были ожидать, что благодарные жители, по крайней мере, будут самовоспроизводиться, чтобы хотя бы поддерживать существующее процентное соотношение европейцев в население мира. Так ведь нет! Европа вымирает темпами, при которых коренное европейское население может исчезнуть с лица земли в текущем столетии.
  
  Поразительно, но продолжающееся целое столетнее вымирание европейцев, кажется, никого не волнует. Под главенством ООН, например, проходят конференции, создана специальная программа ООН по борьбе со СПИДом, от которого умирают по два миллиона людей в год и болеют на Земле 33 миллиона.
  Коренные европейцы от депопуляции сокращаются темпами, во много раз большими, чем население мира вымирает от СПИДа! Темпами, которые положат конец европейской цивилизации в текущем веке, и никто в мире не обращает на это ровно никакого внимания! Происходит самый настоящий геноцид коренных европейских народов!
  Люди! Протрите глаза! Неужели вас не интересует ваша скорая судьба? Жалкий СПИД ничто в сравнении с продолжающейся депопуляцией! Умрёт Европа уж точно не от СПИДа, а оттого, что коренные европейцы не рожают! Вот о чём кричать надо! И кому какое дело, какой болезнью будет болеть последний европеец?
  Такая мелочь для депопулирующей Европы, как СПИД, вызывает огромную общественную реакцию. Борзописцы-журналюги всех стан красочно описывают всё, что краем уха слышат от медиков об этой болезни. А вот о том, что Европа потеряла сотни миллионов жителей от депопуляции, европейская общественность и не знает.
  А ведь это не напрасно! С одной стороны, европейцы беспокоятся за своё здоровье, опасаются за свои жизни, но им безразлично, оказывается, с другой стороны, как будут жить их дети, в какой стране они вынуждены будут жить и умирать. Крики об опасности СПИДа и игнорирование проблемы депопуляции вызваны ничем иным, как европейским эгоизмом. Получается, что живущим сейчас европейцам плевать на будущее, они живут только настоящим. Что ж, тогда сегодняшние европейцы вполне заслужили быть уничтоженными депопуляцией - эгоизм наказывается мудрой природой. Эгоистичные европейцы заслужили своё исчезновение!
  
  Природа, в отличие от общества и человека, проста и сурова. Её не обманешь ложными теориями и учениями, лозунгами прогресса, зовущими в светлое будущее. Она безжалостно расправилась со страной 'развитого социализма' и с таким же безразличием она расправляется сейчас и с 'цивилизованной' Европой.
  Природу не интересуют ни высокий уровень общественного потребления, ни продолжительность жизни, ни комфортное существование, ни высокая культура, ни демократия, ни права человека. Это люди могут жить в иллюзиях какое-то время, но природа рано или поздно заставляет их расплачиваться за надругательство над нею. Природа 'видит', что люди в странах 'золотого миллиарда' живут не по её законам и карает их за это вырождением. Она просто лишает особь, идущую наперекор её законам, рефлексов к продолжению рода. И тогда наступает депопуляция - смерть общества.
  Западные зелёные шумят по поводу всемирного потепления. Западные политики и экономисты обеспокоены текущим финансово-экономическим кризисом. Но не от кризиса вымирают коренные европейцы. Не о потеплении нужно думать... А о том, кто жить будет в том тёплом мире. Уж во всяком случае - не потомки современных коренных европейцев.
  
  ВЕЛИКИЙ ЕВРОПЕЙСКИЙ ИСХОД.
  
  По оценке экспертов ООН.... Если в наиболее развитых странах проживает около 18% всех людей мира, то среди людей 60 лет и старше - почти 36%, а среди людей 80 лет и старше - более половины (51%).... В настоящее время пятую часть населения наиболее развитых регионов составляют лица в возрасте 60 лет и старше, а к 2050 году, по прогнозным оценкам, их доля возрастет до трети.
  Представьте, европейцы, что произойдёт через несколько десятков лет, когда придётся столкнутся с тем, что персонал больницы, где вы будете лечиться в старости, станет турецким (арабским, китайским, индийским и так далее). Вы будете ждать теплых слов сочувствия и они, конечно, будут произнесены, но вы их не поймёте, потому что услышите только турецкую (арабскую, китайскую, индийскую и так далее) речь. Со смертью последних европейцев, европейские страны будут населять представители других рас и народностей, которые уже сейчас начинают устраивать в Европе свою жизнь по своим стандартам.
  И это - самый благоприятный для европейцев вариант их сошествия с арены истории, какой вряд ли случится. Реальность будет такова, что пришлое молодое население Европы, динамичное и агрессивное, просто начнёт со временем всё активнее перераспределять наследство умирающего европейского населения. И чем больше будет сокращаться количество коренных европейцев, тем всё более бесцеремонно иммигранты и их потомки будут лишать 'могикан Европы' их прав: экономических, социальных, политических. В конце концов, чужая молодёжь просто заставит старых европейцев признать новый порядок жизни. Не потому, что она жестокая, а потому, что она просто другая. И пожилым европейцам придётся на старости лет осваивать иные нормы жизни, чтобы не умирать на улице.
  Труднее всего придётся последним поколениям коренных европейцев, когда они станут численным меньшинством в собственных странах. Тогда им придётся увидеть, как постепенно, но всё убыстряясь, меняется жизнь, меняется всё вокруг. Чужая речь постепенно станет доминирующей в общественных местах, чужие названия и чужой язык придут на улицу, чужая культура станет навязывать свои требования. И тогда европейцы почувствуют себя чужими в собственных странах.
  Чем меньше будет европейцев, тем больше будет искушение у иммигрантов побыстрее избавиться от ещё остающихся, чтобы окончательно завладеть их наследием, и вести дела по своему усмотрению. Европейцы столкнутся с тем, что их будут вежливо, но настойчиво просить, требовать освободить место, бывшее их родиной.
  Европейский исход станет, пожалуй, самым трагическим эпизодом в жизни человечества, потому что именно европейцы убили сами себя, не пожелав или не сумев преодолеть депопуляцию. Народ, исчезающий и гонимый на своей собственной родине - что может быть более трагичным.
  
  
  ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ КОЛЛАПС.
  
  Благодаря успехам европейской медицины, увеличенная продолжительность жизни отодвигает момент смерти организма в будущее. Но рано или поздно наступает время, когда поколения умирают, как бы ни старались медики. Это время для большинства современных европейцев наступит уже к середине текущего века. Тогда огромное количество пожилых европейцев покинут этот мир в течение нескольких десятилетий. И за это время Европа очень быстро изменится - в исторически очень короткий срок она потеряет свою расовую идентичность.
  Этот процесс будет происходить исторически быстро, что будет похоже на обвал, обрушение, коллапс. Великий европейский исход будет происходить подобно радиоактивному распаду, когда за определённое время количество радиоактивного материала уменьшается вдвое. Так и коренное европейское население: наступит момент, когда оно резко сократится вдвое, и далее начнётся процесс постепенного исчезновения европейцев с лица земли. Очищение Европы от коренных европейцев во время демографического коллапса будет проходить очень быстро, буквально одно-два десятилетия потребуются, чтобы Европа изменилась до неузнаваемости по национальному составу.
  За несколько десятилетий демографического коллапса коренные европейцы останутся в абсолютном меньшинстве в своих странах. Буквально за историческое мгновенье произойдут настолько значительные изменения в национальном составе населения европейских стран, что редкие пожилые европейцы будут просто неразличимы в уличной толпе.
  Однажды, проснувшись, и выйдя на улицы европейских городов, иммигранты и их потомки вдруг увидят, что коренных европейцев вокруг них уже нет. Что по европейским городам гуляют лица иной расы, а коренные европейцы встречаются так редко, словно они здесь чужие, посторонние. Но к этому времени, вероятнее всего, уже не будет и той политической Европы, какую мы видим сейчас.
  Что тогда произойдёт ясно видно на примере истории с Косово. Территория, исторически принадлежавшая Сербии, являющаяся местом исторической памяти сербского народа, постепенно была заселена албанскими искателями лучшей доли. Когда пришельцев было мало, они вели себя тише воды, ниже травы. Но как только их стало большинство в крае, они заявили о своих интересах и развязали беспощадную войну. И вот сейчас Европа вынесла приговор по косовскому вопросу не Сербии, не Косово, не Албании, а самой себе. Именно её ждет в недалёком будущем та резня, которую спровоцировали и устроили косовские албанцы. Европа пока контролирует ситуацию, но с каждым годом это делать будет всё сложнее. И рано или поздно Европа вспомнит о Косово, но вряд ли тогда уже можно будет что-либо изменить.
  
  И в заключении снова вернёмся к размышлениям А. И. Антонова.
  'Приведенные выше данные говорят о крахе потребности в полной семье с несколькими детьми - и не только в России, депопулирующей с 1992 года, но также и в Европе, где суммарные коэффициенты рождаемости и показатели ожидаемого числа детей аналогичны.
  Это значит, что в ближайший период, 2007 - 2015 годы, по мере исчерпания демографического потенциала большинство европейских стран окажется в зоне 'депопуляционного единства'.
  Без радикального изменения положения института семьи среди других институтов, без преобразования всей системы ценностей в обществе с индивида на семью, ситуация не улучшится.
  
  Необходимо подчеркнуть ещё раз: человечество уже вступило в период депопуляции, оказавшись в невиданной ранее ситуации, когда все прежние представления о демографической динамике и о её последствиях потеряли (или теряют) свою актуальность. Всё большее число стран вступают на этот гибельный путь, путь депопуляции. В конце его - или исчезновение человечества как такового, или его превращение в нечто, сходное с мрачной машинизированной утопией Олдоса Хаксли. И пусть нас не утешают мысли о том, что до этого ещё далеко - этот 'прекрасный новый мир'... уже здесь, на пороге... И если ничего не предпринимать, он наступит быстрее, чем мы думаем'.
  
  ГЛЯДЕТЬ ПРАВДЕ В ГЛАЗА.
  
   Давайте попробуем честно ответить на вопрос о пользе и вреде миграции.
   Происходящая сейчас в европейских странах депопуляция ведёт к неизбежному сокращению численности коренного населения до положения абсолютного меньшинства к середине текущего века. Какие угрозы для страны следуют из этого?
   До тех пор, пока количество мигрантов в стране находится в абсолютном меньшинстве, они стараются вести себя по возможности незаметно. Некоторые из них могут даже вполне искренне считать страну переселения своей новой родиной и служить ей не за страх, а за совесть. Они могут даже полностью перенять культуру и язык своей новой родины, но, смотря на себя каждое утро в зеркало, они видят там марокканца, например, а уж никак не коренного француза.
  Что случиться в стране, как только количество переселенцев превысит численность титульной нации? Тогда иммигранты, конечно, вспомнят о своих национальных корнях, откуда они родам - это вполне естественно, интересоваться своими предками. Или их заставят вспомнить о своей национальной принадлежности их менее обеспеченные соотечественники, пытающиеся изменить своё социальное положение за счёт титульной нации. Новое, иммигрантского происхождения, большинство населения страны станет постепенно менять на законодательном уровне, пользуясь демократической процедурой, условия жизни в стране. И вряд ли эти изменения будут проходить в пользу титульной нации, скорее прямо и резко наоборот.
  Вопрос о национальной принадлежности рано или поздно может обострить ситуацию в стране настолько, что страна может даже прекратить своё существование. История распада Советского Союза, история распада Югославии, история распада Чехословакии, истории распада всех многонациональных государств в ХХ веке говорят о том, что они рано или поздно распадаются, если численность титульной нации уменьшается до положения меньшинства. И если это меньшинство теряет способность удерживать единство народов в стране, что может быть вызвано причинами экономическими, политическими, культурными, религиозными и так далее.
  К чему может в дальнейшем привести процесс распада европейских государств и процессы изменения их политического, экономического, культурного переустройства, идущие одновременно? Вряд ли эти процессы будут способствовать росту материального обеспечения населения распадающихся стран, что в свою очередь может обострить ситуацию в стране до социального взрыва.
  Не хотелось бы пугать европейцев, но впереди у них просвета нет.
  
  МУСУЛЬМАНСКИЙ МИР БУДУЩЕГО.
  
   Именно мусульманские народы смогут унаследовать европейские пространства, освобождающиеся вследствие депопуляции европейского населения.
   В чём же причина мусульманской плодовитости?
   Она в культурных традициях мусульман, связанных с религией.
   Ислам - это жёсткие моральные нормы поведения, требующие от человека постоянно 'держать себя в руках', уважать старших, помогать людям, быть милостивым к бедным и беспощадным к врагам Аллаха. Ислам воспитывает человека жить в согласии с другими людьми и с окружающим миром.
  Ислам запрещает гораздо больше, чем разрешает, в сравнении с христианством. Именно определённые запреты мешают мусульманам добиваться успехов в производственной деятельности, в экономике, в культуре. Но одновременно религиозные установки защищают мусульман от разрушающего действия современной европейской культуры.
  Исламская религия - это реализация этического принципа построения общества. В исламе очень сильной стороной является именно нравственное поведение мусульманина. Его жизнь проходит под присмотром Господа и ему следует постоянно помнить о своём предназначении - быть воином Бога, следовать определённым нравственным традициям в реальной жизни. Мусульмане - покорные Богу - призваны жить на Земле достойно, в зависимости от предписанных правил, только так они могут получить жизнь в раю.
   В исламе женщина поставлена в иные условия, чем в христианстве. Мусульманкам запрещено оголять себя, вследствие чего автоматически теряет смысл вся индустрия моды и косметики. Такое распространенное словоблудие европейской культуры, как нескончаемая полемика о различиях в эротике и порнографии в исламе просто немыслимо. Во-первых, нельзя изображать человека, и во-вторых, женщине нельзя оголять себя. Вот и всё решение проблемы.
  Женщинам также запрещены определённые виды деятельности, что резко ограничивает её деловую инициативу.
  Ислам запрещает изображение человека. Это значит, что реклама товаров лишается одного из главнейших своих козырей - использование гендерных отличий в целях побуждения людей совершать покупки. Но этот же запрет наносит непоправимый ущерб развитию изобразительного искусства, например. Мир не знает исламских художников в европейской технике не потому, что мусульмане не способны к рисованию, а потому, что это запрещает религия. В странах же европейской культуры всех детей поощряют развивать свои изобразительные способности. В мусульманстве упор делается на этическое воспитание человека, в европейской культуре - на воспитание эстетическое.
  Ислам вводит жёсткие ограничения на пищевые пристрастия людей, что иногда весьма благоприятно действует на человеческий организм, в случае спиртных напитков, например. 'Сухой закон' ислама ограждает мусульман от спаивания на протяжении многих столетий, сохраняя их генофонд от повреждений.
  Вера в Бога и суровые нормы поведения создают исламскую культуру.
  Ограничивая себя в определённых областях деятельности, делая упор на этических ценностях, мусульмане, во-первых, исторически несколько отстают от европейцев в научно-техническом, культурном и политическом развитии. А во-вторых, и это самое главное в сегодняшнем мире, мусульмане сегодня не страдают от депопуляции.
  Они-то и станут наследниками европейского мира.
  
  
  
  
  
  6. ГЛАВНЕЙШИЙ ВОПРОС СОВРЕМЕННОСТИ.
  
  
  Война объявлена президентом России ещё в 2004 году, но её тотальность и опасность не осознаётся до конца ни обществом, ни государством.
  
  Успех любого начинания очень часто зависит оттого, насколько верно люди определяют главную проблему, объективно уже стоящую перед ними. Говорят, правильно поставленный вопрос уже есть половина успеха. И наоборот, если главная проблема, сформулирована неправильно, туманно, все начинания могут обернуться только крахом, несмотря на усилия. Правильно определить проблему, поставить вопрос - это и в физике, и на войне, и в политике во многом определяет победу.
  Речь в данной книге идёт о судьбе России. И все рассуждения основаны на том мнении, что её судьба напрямую зависит от того, насколько правильно нынешние россияне определяют главнейший вопрос современного существования страны.
  
  В ГОРЯЧКЕ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ БУДНЕЙ.
  
  Посмотрим же, о чём говорят сейчас российские политические и государственные деятели, средства массовой информации (СМИ). Какие темы обсуждают? Что находится 'на слуху'? Каков он, по мнению российской общественности, главнейший вопрос современности?
  И достаточно беглого взгляда, чтобы увидеть, что при всём различии политических платформ и программ, главными для всех являются вопросы преодоления текущего финансово-экономического кризиса и быстрейшего экономического развития России. Этому посвящена вся деятельность правительства, этому посвящены все споры, происходящие между партиями и течениями. Главное для России, по мнению всех современных российских политических игроков,- это сохранение потенциала экономического развития, обеспечение низкого уровня инфляции, дальнейший рост доходов населения и так далее, и тому подобное.
  Тем более в условиях текущего мирового кризиса вопросы экономики занимают все мысли россиян. Финансово-экономический кризис заставляет людей думать в первую очередь об экономике, о хлебе насущном, а уже потом обо всём остальном. Как преодолеть кризис с наименьшими потерями - вот над чем сейчас ломают головы лучшие умы России.
  
  Казалось бы, это вполне нормально и естественно - заботиться об экономическом развитии страны. Этим занимаются правительства всех капиталистических стран мира, почему же кто-то должен поступать как-то иначе? И надо отдать должное современному российскому правительству - в текущем веке, в докризисный период особенно, Россия демонстрировала выдающиеся достижения в экономическом развитии.
  Россия снова в конце ХХ века вступила на капиталистический путь развития, а для всех капиталистических стран главными вопросами являются вопросы экономики. Эффективность современного либерально-демократического капиталистического правления определяется способностью правительства решать вопросы успешного экономического развития страны.
  
  Выпячивание на первый план экономических вопросов - это особенность капиталистической формации, когда капиталистическое производство подчиняет общество и государство своим интересам. Общество и государство обслуживают капитализм и, если экономика успешно развивается, если капиталистическому производству удалось добиться высоких показателей на душу населения, показатели этого развития объявляются показателями прогрессивности политических порядков в обществе и государстве. Чем выше экономические достижения, чем больше удовлетворение населения продуктами производства, тем прогрессивнее считается капиталистическое общество. И страна, добившаяся высоких показателей ВВП на душу населения, объявляется передовой и прогрессивной. Мерилом прогрессивности, таким образом, становятся показатели экономического развития - прогрессивность общества и государства определяются эффективностью производства, количеством валового продукта на душу населения. 'Что хорошо для 'Дженерал Моторз', то хорошо для Америки' - что хорошо для капиталистического производства, то хорошо для человека, общества и государства.
  В капиталистическом государстве экономическое развитие фетишизируется настолько, что становится всеобщим мерилом развития, критерием общественного прогресса. Вот почему главными обсуждаемыми в капиталистическом обществе темами являются темы экономические. С ними соотносятся все остальные вопросы и проблемы: социальные, политические, культурные и так далее. Считается, что решение всех проблем демократического капиталистического государства, всех вопросов социального развития прямо зависит от количества денег, которое капиталистическое правительство может на них израсходовать.
  Значит, чем мощнее экономика страны, тем выше зарплаты, тем больше денег в бюджете страны, тем больше денег вкладывается в социальную сферу, например, тем выше уровень жизни в стране, следовательно, тем прогрессивнее общество. Вот по этой простой и ясной схеме развиваются после окончания Второй мировой войны все страны Европы, все капиталистические страны. Вот по этой схеме действуют ныне и российские правительства.
  Современное европейское либерально-демократическое государство полностью соответствует современному этапу развития капитализма. Результатом этого единства является высочайшее материальное обеспечение западного общества. Современная политическая система европейского либерализма, обеспечивающая научно-технический прогресс и капиталистическое производство, становится синонимом общественного прогресса. И так как именно либерально-демократическое правление в наилучшей степени способствует современному капиталистическому производству, то делается вывод о том, что чем демократичнее и свободнее страна, тем уровень её экономического развития выше. 'Во Франции менее зрелая демократия, поэтому Франция в своем экономическом развитии отстает от США и Великобритании',- заключает известный российский либерал и правозащитник.
  Идёт всемирная гонка за высокими показателями ВВП на душу населения, в которой лидерами остаются страны либерально-демократического лагеря. (Мелкие 'сырьевые', 'островные', 'туристические' и прочие такого же рода государства не в счёт.) В роли передового и прогрессивного общества сейчас выступает европейская цивилизация, представленная условно странами ОЭСР (Организация Экономического Сотрудничества и Развития), добившаяся самых высоких показателей капиталистического производства и потребления.
  
  Россия на этом пути пока может похвастать только высокими темпами экономического развития, уступая кратно по показателям ВВП на душу населения передовым развитым странам. Вот почему все мысли современного капиталистического правительства России поглощены решением экономических вопросов (собственно, для этого капиталистические правительства и существуют), в надежде догнать передовые страны по уровню производства продукции на душу населения. Мы тоже очень уж хотим приобщиться к европейскому прогрессу.
  Вообще говоря, проблем сейчас у России - пруд пруди. Проблемы экономические, социальные, политические, военные, идеологические и так далее. Как, например, совместить либеральную экономику с государственными интересами, как преодолеть чудовищное расслоение общества на богатых и бедных, как сохранить науку и армию, как сохранить мир в многонациональной стране и ещё великое, великое множество других. И решение всех этих проблем ставится в прямую зависимость от решения главной проблемы - проблемы быстрого экономического развития России. Грубо говоря, 'будут деньги - будет и праздник'.
  Правительству России необходимо преодолеть экономический кризис, очень необходимы экономические успехи, чтобы показать, в соответствие с европейской идеологией, что Россия и политически развивается в правильном направлении.
  И оппозиционные партии и течения, критикующие правительство и существующую политическую систему в России, свою критику оправдывают именно беспокойством за экономическое развитие России. Либеральная оппозиция нынешней российской власти считает, например, что 'отказ путинской России от либеральных ценностей' не позволит стране преодолеть извечную отсталость от Запада, и приведёт 'такой политический режим' к экономическому краху, ибо 'невозможно поддерживать долго высокие темпы экономического развития, опираясь лишь на спекулятивно завышенные цены на нефть и энергоносители'. 'Отсутствие политической свободы в стране', по мнению российских либералов, закрывает путь России к успешному развитию экономики.
  Короче говоря, сейчас в России обсуждается масса проблем, и все они так или иначе связаны с её экономическим развитием. О чём бы ни шла речь, всё упирается в недостаточность финансирования, недостаточность материальных ресурсов. Предполагается, что с экономическим ростом появятся соответствующие материальные возможности, с помощью которых рано или поздно удастся решить все проблемы. В том числе построить достаточное количество жилья, проложить прекрасные дороги, перевооружить армию, ввести экологические технологии в производство и так далее и тому подобное.
  Таким образом, экономическое развитие страны признаётся своеобразной панацеей от всех социальных болезней современности. (И это - не только в России.) И судя по темам, дискутируемым в средствах массовой информации, судя по обсуждаемым в обществе вопросам, главнейшей проблемой современной России признаётся проблема её экономического развития, проблема преодоления экономического кризиса, проблема поддержания высоких темпов экономического развития на протяжении длительного времени.
  
  ПРИШЛА БЕДА, ОТКУДА НЕ ЖДАЛИ.
  
  Но представим себе, однако, что нынешний финансово-экономический кризис уже позади и Россия вышла из него достаточно подготовленной и готовой к успешному продолжению своего экономического развития. Значит ли это, что для России наконец-то наступит благодатное время стремительного продвижения по дороге прогресса?
  В марте 2008 года инвестгруппа Goldman Sachs обнародовала работу своего главного экономиста Джима О'Нила о будущем мировой экономики. По его прогнозу Россия превзойдёт к 2030 году по валовому внутреннему продукту любую западноевропейскую страну. По мнению О'Нила, к 2050 году по уровню жизни Россия обгонит Италию и Германию, а по валовому внутреннему продукту - еще и Францию с Великобританией вместе взятых.
  Однако, есть и другие мнения. Противоположная мысль о судьбе России содержится в долгосрочном стратегическом прогнозе мирового развития на 2020 год, сделанном ЦРУ США. По мнению авторов 'Проекта-2020', Россия не сможет войти в число экономических супердержав из-за хронической неспособности страны решить множество социальных проблем, в частности, переломить неблагоприятную демографическую ситуацию. И Джо Байден прямо сказал во время июльского 2009 года посещения Украины и Грузии, что России осталось существовать лет 10-15, а затем она рухнет под грузом внутренних проблем, в частности, из-за демографической катастрофы.
  Почему так уверенно говорил Байден? Да потому, что западные страны уже давно столкнулись с демографическими проблемами и поняли после своих многочисленных попыток преодоления вымирания, что депопуляционные проблемы решения не имеют. Во всяком случае, развитием экономики эти проблемы не решить.
  
  Вопрос вымирания коренного российского населения грозит похоронить все оптимистические оценки будущего развития России. Более того, вымирающее коренное российское население вряд ли сумеет сохранить не только темпы экономического развития, но и российскую государственность. Говоря прямо, у дряхлеющей России уже к середине текущего века не будет ни сил, ни энергии защищать государство и его границы от саморазрушения.
  
  Всё вышесказанное неминуемо приводит к суровому выводу, что главнейшим вопросом современной России является отнюдь не вопрос экономики. Не от экономического развития страны зависит сейчас будущее России. Более того, экономическое развитие России прямо зависит от того, как мы сможем решить главнейший вопрос современности, который давно уже стоит перед страной во всей своей смертельной красе.
  Основная проблема России сейчас не в слабости её экономики, не в политических раздорах, не в 'дураках и дорогах'...
  
  ОСНОВНАЯ ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ - ЭТО ПРОБЛЕМА СОКРАЩЕНИЯ ЧИСЛЕННОСТИ КОРЕННОГО НАСЕЛЕНИЯ СТРАНЫ.
  
  Возможно, мы сможем построить экономически и политически развитое общество, но что толку, если население России по разным прогнозам сократится к середине текущего века до 100-120 миллионов человек, а количество русских в нём сократится до 70-80 миллионов. И этот жалкий остаток, состоящий преимущественно из пожилых людей, просто не сможет себя содержать дальше из-за того, что некому будет работать. А если открыть ворота для иммиграции, то страну захлестнёт волна эмигрантов из ближних и дальних стран, численность которых быстро и навсегда изменит национальный состав России, да и саму Россию.
  В любом случае, если не преодолеть низкую рождаемость коренных россиян, рано или поздно настанет момент, когда количество переселенцев превысит количество аборигенов, и тогда образуется уже другая страна (или страны), не Россия. Россияне: русские, украинцы, белорусы, татары, башкиры, чуваши и все прочие коренные народы страны - все они останутся в меньшинстве в своей собственной стране, все они будут вынуждены постепенно уступить пришельцам право решать, как жить дальше, на каком языке говорить, какому Богу молиться.
  Речь, таким образом, идёт о национальной катастрофе в России, вызванной сокращением численности её коренного населения. Если современные российские демографические тенденции не будут преодолены, баланс интересов народов, сложившийся за столетия в России, будет нарушен. Это повлечёт за собой нарушение политического баланса, начнётся передел власти на национальной основе. Пришлые культуры станут со временем диктовать свои условия, что неизбежно приведёт к обострению национализма. А в такой многонациональной стране, как Россия, национализм - это путь к дезинтеграции, то есть путь к распаду через серию кровавых войн. Может начаться кровавая бойня за передел территорий распадающейся России многократно ужаснее, чем была на Балканах в конце ХХ века, чем была гражданская война на просторах Российской империи, развязанная большевиками.
  Современный этап истории России может закончиться ещё более трагично, чем история Российской империи, если неверно определить главнейший вопрос современности. Только решая главную проблему можно решить все второстепенные вопросы. Но, решая вперёд второстепенные вопросы и не видя главного, можно упасть в пропасть, из которой уже не выбраться никогда.
  
  Вопрос сокращения численности коренного населения России - это действительно самый главный вопрос современности. Без его решения все остальные вопросы повисают в воздухе.
  Если темпы сокращения коренного населения сохранятся на современном уровне, Россия неминуемо потеряет государственность в текущем столетии. Когда количество российского населения упадёт до 100 миллионов, а то и ниже, мы не сможем эффективно контролировать территорию собственного проживания. А если, к тому же, количество русских в этой сотне миллионов опустится ниже пятидесяти процентов, и это будут в основном уже пожилые люди, Россия будет представлять собой совершенно другую страну, с другой политикой, культурой, религией. Она уже мало общего будет иметь с той Россией, в которой живём мы сейчас, и возрождения величия которой так жаждем.
  'Уже пятнадцать лет население России уменьшается ежегодно в среднем на 700 тысяч', - заявляет С. Н. Решетников. 'Поскольку представители некоторых, главным образом мусульманских народов, дают прирост, то для славянских племен (а вымирают, прежде всего, славяне) картина выглядит ещё мрачнее. Сравнимые потери несла только гитлеровская Германия, воюя со всем миром. Мы-то с кем воюем? Сражаться с нами давно не нужно. Только законченным глупцам придет в голову метать в нас пули и гранаты, и последние из них, судя по всему, жили в свободной Ичкерии. Зачем такие страсти, когда всё, что требуется, мы делаем с собой сами и надо лишь дождаться нашего 'естественного' исчезновения? По прогнозам, которые мы пока опережаем, следующее столетие для славян, для русских - последнее'. Тотальная война, которую народ российский ведет против собственных будущих поколений, продолжается с прежним размахом и всего через пятьдесят лет Россия сравнится с сегодняшним Ираном: нас останется 70 миллионов, а их станет 140 миллионов, как нас сейчас.
  
  Все проблемы меркнут в своём значении перед проблемой депопуляции. В самом деле, мы не сможем решить ни одной проблемы, не решив проблему сокращения населения. И может быть самое главное - для чего, или, точнее, для кого мы будем решать текущие проблемы, экономические, например, если коренные россияне вымирают? Кто воспользуется нашей плодотворной работой, если у нас не будет детей, кому можно было бы передать наработанное?
  
  Сейчас темпы вымирания коренного населения России исчисляются несколькими сотнями тысяч человек в год. А через 10 лет население России будет ежегодно сокращаться по миллиону человек. С такими темпами депопуляции через 50 лет большинство среди населения России будут люди пенсионного возраста. А с таким возрастным составом населения невозможно решить никакую проблему в принципе, и годы второй половины текущего века станут годами постепенного исчезновения коренных россиян. И в следующем веке географическое название территории 'Россия', возможно, сохранится, но проживать на этом пространстве будут уже другие люди. И общаться они будут не на русском языке, который пополнит архив вымерших языков.
  Конечно, такая огромная территория, 'шестая часть суши', не окажется без присмотра. Она будет постепенно заселена мигрантами из других стран мира. Уже сейчас планируется для поддержания высоких темпов экономического развития ежегодно приглашать в Россию по миллиону мигрантов ежегодно. Легко представить к чему это приведёт. Через лет 40-50 количество мигрантов в России сравняется по численности с русскими, и с этого времени мигранты будут по-своему управлять Россией.
  Наивно полагать, что за столь короткий срок удастся ассимилировать такую массу народа, даже расселить их равномерно вряд ли удастся. Скоро в России будут образованы целые районы, заселённые в основном мигрантами из той или иной страны. А дальше неизбежно случиться то, что сейчас происходит во многих странах мира, в бывшей Югославии, например, - межэтнические противоречия переходят в конфликты, которые постепенно превращаются в территориальные войны. И в этих кровавых гражданских войнах исчезнет Россия, или то, что останется от неё к тому времени. Вот самая реальная картина будущего России, если положение дел с депопуляцией в стране будет и дальше идти так, как идёт сейчас.
  Более того, в мире есть силы, которые спят и видят последний день России. Они будут с удовольствием помогать распаду страны. 'Демографическая ситуация в России неизменно ухудшается со времен Первой мировой войны, и в основном это связано с падением уровня рождаемости',- пишет в статье 'Российская экономика и российская мощь' Джордж Фридман. 'Эта медленная деградация превратилась в полноценный коллапс в период 90-х. Уровень рождаемости в России сегодня значительно ниже, чем явно более высокий уровень смертности; в России уже больше пятидесятилетних жителей, чем подростков. Россия может быть крупной державой без твердой экономики, но никто не может быть крупной державой без народа. ...Недавно Джо Байден изложил суть американской стратегии: сдавить Россию и позволить природе позаботиться об остальном'.
  
  Сокращение численности коренного российского населения вследствие депопуляции, грозящее распадом и уничтожением России, неизбежно - об этом свидетельствует вся европейская история более чем столетней борьбы с низкой рождаемостью. Вот главнейшая проблема наших дней! Но она замалчивается политиками и СМИ. Россия стремится стать развитой европейской страной, не понимая, что уже много лет входит в клуб вымирающих 'развитых' народов.
  Трагизм современного положения России осознаётся единицами, которые не в силах достучаться до массового сознания. В России есть мыслители, которые знают и заявляют о главнейшей проблеме современности. Однако обеспокоенность этих людей тонет в потоках повседневности.
  Сейчас ни средства массовой информации, ни государство, ни политические силы российского общества до конца не осознают, что Россия опять находится на развилке дорог. Либо страна будет продолжать развитие в русле европейской цивилизации, и тогда она обречена сгинуть вместе с этой цивилизацией. Либо, если мы хотим выжить, придётся искать собственный путь преодоления депопуляции, никак не связанный с безнадёжными европейскими попытками.
  
  МОЛЧАНИЕ ЯГНЯТ.
  
  Почему же проблема депопуляции коренного российского населения не тревожит общественность так, как вопросы экономики? Единственное, что может оправдывать нас, это незнание проблемы - россияне не могут увидеть всю сложность и трагичность сложившейся в демографии России ситуации.
  Президентом России уже 6 лет назад озвучен факт депопуляции - тотальной войны на уничтожение российского населения. И что?
  И - ничего! О чём говорят политические деятели, средства массовой информации? Какие темы обсуждают?
  Население России сокращается сотнями тысяч человек в год, а, судя по тому, что обсуждают все эти годы средства массовой информации России, эта тема стоит на месте, эдак, шестнадцатом. Казалось бы, эта тема касается непосредственно всех, и современников в первую очередь, потому что нам жить в том обществе, где доля коренного населения России станет менее половины общего населения страны - это случиться уже при нашей жизни!
  Но, к сожалению, российское общество остаётся также слепо и глухо по отношению к своей собственной судьбе, как и многие другие народы в истории человечества. Продолжается 'Валтасаров пир' в российском обществе - мысли людей заняты всем, чем угодно, кроме собственного выживания. В современной России происходит сейчас то же самое, что и в России 1917 года. Как и тогда, так и сейчас все люди видят, замечают, как меняется жизнь в стране, но не понимают, куда ведут эти изменения.
  Так и современные российские политики, не понимая, что творится в мире, в стране, не могут увидеть главную проблему, и сражаются по поводу всякой 'второстепенщины'. Преодоление текущего финансово-экономического кризиса - это вопрос второстепенный, по сравнению с тотальным вымиранием России, ибо без разрешения проблемы депопуляции любые другие проблемы теряют значение.
  Да, конечно, экономический кризис требует верных решений, но даже если решения будут не совсем правильные, кризис, в том виде, в котором он сейчас развивается, всё равно закончится рано или поздно. Экономические кризисы приходят и уходят, а депопуляция остаётся. Не от экономического кризиса развалится Россия, а из-за того, что коренных россиян уже не будет в ней.
  Печальный вывод, который можно сделать из всего вышесказанного, состоит в том, что Россия обречена на исчезновение вместе с коренными народами Европы. Успешно решив вопросы преодоления экономического кризиса, Россия всё равно погибнет от депопуляции. Единственный шанс выживания России в XXI веке - преодоление низкой рождаемости. Будет народ - преодолеем всё, вымрем через депопуляцию - и кто вспомнит о нас?
  Россия обречена на уничтожение вследствие депопуляции вслед за депопулирующей Европой. И неважно, будет ли у неё развитая экономика или нет, будет ли население России болеть СПИДом или какой-либо другой болезнью или нет, будет ли оно жить при царе или президенте... Вопрос сейчас стоит только об одном: а будет ли Россия вообще в конце текущего века? Не вымрет ли она оттого, что россияне просто не желают рождать детей?
  
   'В России действуют экологические партии, которые борются за спасение лесов, но никто не борется за спасение самых россиян', сокрушается Николас Эберстад.
  
  Оторопь берёт, когда наблюдаешь политическую жизнь в современной России. Нет никакого понимания трагичности момента, переживаемого страной. Активность политических партий и движений напоминает пир во время чумы. Обсуждается всё, что угодно (вопросы экономики, прежде всего), только не то, от чего действительно зависит будущее страны. Яростное обсуждение вопросов, от которых ничего не зависит, заставляет задуматься о вменяемости российского политического бомонда.
  Бездумность современной российской политики не в том, что политические деятели лишены разума, но в том, что их разум поглощён решением малозначащих дел, оставляя в тени главную проблему, без решения которой все их 'мудрые' решения бесполезны и даже вредны.
  К сожалению, ни одна политическая партия не предлагает своего решения по главной проблеме современной России, потому что просто не в состоянии пока увидеть и понять, в чём эта главная проблема заключается. И идут споры великие, и нет решения в этих спорах, потому что не определено главное, о чём надо спорить. Все говорят одно и то же: улучшить работу, наладить отчётность перед народом, повысить производительность труда, заботиться о человеке и так далее и тому подобное. И все партии провозглашают своей целью борьбу за улучшение жизни народа. И все отчаянно критикуют друг друга, яростно спорят между собой по не принципиальным вопросам. Все партии провозглашают одно и то же, и почти одними и теми же словами. Становится грустно. Никакого понимания современной проблематики.
  Во всех выступлениях подробно перечисляется, ЧТО партии хотят дать народу. И никто не может сказать, КАК добиться поставленных целей в условиях сокращения численности коренного населения страны, в условиях всеобщего падения нравственности. А большинство об этом сокращении даже не подозревают! И вот идёт соревнование: кто лучшими, более соблазнительными для народа словами распропагандирует своё видение народного блага. А так как все говорят только о материальных благах, то и программы похожи одна на другую как близнецы-братья, несмотря на все политические разногласия.
  Народ российский сыт по горло обещаниями, которые неизвестно когда, как и кем будут претворяться в жизнь. И самое главное, неясно для кого это всё нужно делать, если КОРЕННЫХ РОССИЯН СКОРО УЖЕ НЕ БУДЕТ.
  
  ДЕЛАТЬ ГЛАВНОЕ!
  
   Надо честно сказать, что не может быть сейчас решена ни одна проблема России, без решения главной - проблемы людского возрождения страны. Все политические партии должны определиться, как они думают решать эту главнейшую проблему.
  Сокращение коренного населения России - это не очередной вопрос повестки дня. Это главнейший вопрос наших дней! Это лакмусова бумажка, по которой население России должно проверять ту или иную политическую силу на зрелость. Что партия думает о сокращении рождаемости коренного населения страны? Какие меры она предлагает по преодолению депопуляции? По ответам на эти вопросы и надо судить о пригодности той или иной политической партии к управлению страной.
   Всё, что предлагают современные политики, должно быть подчинено одной цели - цели спасения России от вымирания. Этим должны начинаться и заканчиваться выступления всех политиков и аналитиков, если они действительно пекутся о благе страны. Россияне должны попытаться найти выход из создавшегося критического положения, если мы действительно разумные существа, если хотим жить в наших потомках, каким бы тяжелым и трудным ни был этот выход.
  У нас нет иного выбора: РОССИЯ ДОЛЖНА НАЙТИ РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ ДЕПОПУЛЯЦИИ ИЛИ УМЕРЕТЬ - иного не дано.
  
  Идёт война и Россия гибнет в этой войне, и главнейшим вопросом в России должен быть только вопрос демографии. Всё остальное просто не имеет смысла, если вымирают люди. Любые политические манифесты должны начинаться с предложений по преодолению российской депопуляции. Если партии замалчивают этот вопрос под предлогом более насущных, с её точки зрения, проблем - они лгут! Кому нужны прекрасные проекты, если коренное население России вымрет?
  Нужно быть очень наивным человеком, чтобы не видеть, не понимать, что в настоящее время Россия находится в состоянии смертельной войны на выживание. И делать вид, что это не так, значит, либо быть дураком, либо быть врагом России.
  Когда нам говорят о преодолении финансово-экономического кризиса, о развитии науки и техники, об информационных и нанотехнологиях, когда нам говорят о росте благосостояния, когда предлагаются реформы образования, когда миллиарды рублей выделяются на строительство жилья и здравоохранение, когда говорят о строительстве новых дорог и трубопроводов, у нас, жителей России, в головах должен всегда появляться один вопрос: 'Для кого?' Для кого будет строиться это жильё, для кого будут прокладываться дороги, кого будут лечить в этих больницах, кого учить в наших школах? ДЛЯ КОГО ВСЁ ЭТО БУДЕТ ПОСТРОЕНО И СДЕЛАНО, ЕСЛИ КОРЕННЫХ РОССИЯН УЖЕ НЕ БУДЕТ?
  
  Сейчас в России много говорится о Национальной идее, точнее, об её отсутствии. Люди обсуждают 'российскую идею', 'русскую доктрину' сочиняя прожекты будущего российского устройства и уделяя ничтожное внимание настоящему моменту. Они не осознают, что вымирание коренного российского населения есть главный вопрос современности, что именно от решения этой проблемы будет непосредственно зависеть будущее российское устройство.
  Какие бы прожекты будущей России сейчас ни предлагались - они все лживы, потому что не касаются главнейшей проблемы России - проблемы сохранения коренного населения страны. Прожектёры не осознают трагизм ситуации, что современная российская депопуляция в принципе непреодолима в рамках современных подходов, а иные подходы никто предложить не может, потому что и не думают об этом.
  Не с описания будущей России следует возрождать Россию, а с преодоления нынешней депопуляции. Если вымирание удастся преодолеть, тогда мы и увидим новую, возрождённую Россию, какой она будет. Не сочинять надо будущее, а преодолевать нынешние трудности, тогда будущее состоится автоматически. Если же пописывать прожекты, и ничего не делать для преодоления текущих проблем, тогда можно Россию просто потерять.
  В свете происходящей в России депопуляции, любые разговоры на эту тему - безрассудная и вредная болтовня. Кому нужна Русская национальная идея, если русское население вымрет в текущем веке? Единственной разумной идеей для России в настоящее время может быть только идея выживания - то есть, идея преодоления депопуляции. Сумеем её преодолеть - будет Россия, значит, достойны жить и далее на этой земле, и нашим опытом могут воспользоваться другие народы, не сумеем - не будет больше на карте мира страны с таким названием и никому наши размышления нужны не будут. Давайте сначала покончим с вымиранием коренного населения России, а затем, когда опасность исчезнет, можно заняться на досуге сочинениями по поводу Русской идеи.
  Главная и единственная настоящая проблема наших дней - это абсолютное сокращение численности коренного населения России. И самый наиглавнейший национальный проект у России сейчас может быть только один - КАК БЫ ОКОНЧАТЕЛЬНО НЕ ВЫМЕРЕТЬ В XXI ВЕКЕ.
  
  
  
  
  
  
  ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ВЫЗОВ XXI ВЕКА? ВЫХОДА НЕТ!
  
  
  Депопуляция, свирепствующая сейчас в России, обрекает нашу страну на самоуничтожение уже в середине текущего века. Надо чётко осознать, что, фактически, смертный приговор России уже подписан - столетний мировой опыт борьбы с депопуляцией говорит, что её невозможно повернуть вспять никакими способами. Страны, попытавшиеся как-то остановить депопуляцию у себя, со временем начинают понимать, что их усилия ничего не дают, и отказываются от борьбы. Опыт этих стран показывает бесполезность траты денег и средств на противодействие депопуляции - она неизбежна. Большими усилиями можно лишь слегка притормозить процесс вымирания, но не остановить его.
  Неизбежность катастрофического сокращения населения в развитых странах к середине текущего века вследствие депопуляции - это уже 'исторический' факт. Понимание этого факта должно определить теперь всю жизнь и деятельность российского общества. И у России сейчас только два пути: по-европейски не обращать на депопуляцию никакого внимания и продолжать заниматься только вопросами экономического развития России, либо начать тратить деньги и средства в попытках противодействия депопуляции с целью переломить её разрушительный ход.
  В первом случае Россия должна будет привлекать к развитию своей экономики массу мигрантов, которые помогут ей превратиться в передовую по уровню валового дохода на душу населения страну мира. Но при этом также быстро будет сокращаться коренное население России, и к середине текущего века мигранты и их дети станут хозяевами русской земли. Тогда распад России по национальному признаку станет неизбежен и вряд ли он будет мирным.
  Во втором случае экономическое развитие России замедлится из-за отвлечения денег и средств на попытки противодействия депопуляции, что не позволит России догнать передовые страны мира по уровню жизни. Однако преодолеть депопуляцию всё равно не удастся, так как Россия будет повторять здесь безуспешный опыт европейских стран. И экономически слабая Россия вряд ли сможет надолго оттянуть свою агонию умирания. И вряд ли этот вариант умирания будет менее болезненным, чем в первом случае, скорее наоборот.
  На самом деле, никакого выбора у России в настоящее время не существует. Странам европейской цивилизации предстоит умереть, успев напоследок попользоваться относительным достатком, борясь за съёживающиеся на глазах остатки своих прав, - вот единственный 'выбор' России, да и всех 'прогрессивных' развитых стран мира, идущих по пути европейского строительства.
  
  Итак. Национальная катастрофа в России вызвана не экономическими причинами, не политическими, никакими другими. Национальная катастрофа неминуемо произойдёт из-за сокращения численности коренного населения России. Вот в этом и заключается главнейшая проблема современной России, без решения которой все иные решения не имеют никакого значения. Именно с восстановления численности коренного населения может начаться экономическое и социальное возрождение России, а не наоборот.
  Нужно очнуться от спячки незнания! Нужно как можно быстрее перестать строить замки на песке - коренное население России вымирает неуклонно и исчезнет к концу текущего века вообще с лица земли, и это вымирание совершенно не зависит от развития российской экономики.
  Нельзя погрязнуть в экономической текучке настолько, чтобы не увидеть смерть, которая уже висит над всеми нами. Все развитые страны мира столкнулись с проблемой сокращения численности коренного населения на десятилетия раньше, чем Россия, и ничего не смогли сделать, даже опираясь на своё экономическое превосходство. Глобальный и неуклонный процесс снижения рождаемости подтверждают результаты научных исследований и данные международной статистики. Расчёты показывают, что в 2050 году коренные европейские народы будут составлять лишь 10 процентов населения земного шара, причем одну треть из них будут составлять престарелые люди возрастом более 60 лет.
  
  Депопуляцию оказалось невозможным преодолеть никакими способами. Все нынешние решения просто бессмысленны, ибо, что бы ни делалось, ничто не спасает от мора депопуляции. Надо понять, наконец, что проблема низкой рождаемости не может быть решена никакими традиционными методами и общество российское, как и европейское, гибнет не от недостаточного развития экономики, а совсем от иных факторов.
  Именно в разгадке секрета сокращения численности коренного населения заключено будущее России, именно этим должны заниматься лучшие умы России. Только решив проблему депопуляции можно решить и все прочие проблемы. Только создавая условия для восстановления и роста численности коренного российского населения можно получить в результате Великую Россию.
  ДЛЯ ПРЕОДОЛЕНИЯ ДЕПОПУЛЯЦИИ ПОТРЕБУЮТСЯ НЕВИДАННЫЕ РАНЕЕ ЭКСТРАОРДИНАРНЫЕ МЕРЫ, ПРИНЯТИЕ КОТОРЫХ И ОПРЕДЕЛИТ БУДУЩЕЕ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ГЛАВА 2. П Р И Ч И Н Ы Д Е П О П У Л Я Ц И И .
  
  
  
  
  ВСТУПЛЕНИЕ. ЕВРОПЕЙСКАЯ ЗАРАЗА.
  
  
  Европейский мир поразила страшная смертельная зараза. Она приводит к вырождению европейского коренного населения. Депопуляция, происходящая сейчас в развитых странах мира - это и есть смертельная болезнь, поразившая 'передовое человечество'. Европа болеет этой болезнью уже более ста лет, и не раз пыталась её лечить, но ничего не добилась. И сейчас эта болезнь пришла и в Россию. Российское руководство тоже пытается лечить эту болезнь европейскими методами, но если учесть, что Европе никакие средства лечения не помогли, они вряд ли помогут и России.
  Да и что лечить? В чём причины болезни? Почему вымирают коренные народы европейского континента? Без ответа на этот вопрос никакие меры лечения не помогут. Если бы мы ответили на главный вопрос современности - 'В чём причина депопуляции коренного населения Европы?' - только тогда бы мы смогли предложить действенные меры по лечению европейской заразы.
  Прежде, чем начинать лечение, надо знать, что лечить. Необходимо найти причины депопуляции!
  
  Современная европейская идеология, создав самые благоприятные условия для научно-технического прогресса и капиталистического производства, обеспечила европейскому обществу гибель через депопуляцию низкой рождаемости. Вырождение коренного европейского народа может привести к грандиозным событиям в текущем веке, ставящим крест на европейской цивилизации.
  
  Спекулянты от демографии не могут объяснить причины современной европейской депопуляции низкой рождаемости. Когда задаёшь прямой вопрос, почему так низка рождаемость в экономически развитых европейских странах, ответ один - потому что эти страны вступили в этап 'второго демографического перехода'? Но это не ответ! А почему экономически развитые страны вступили в этот 'второй демографический переход'? И тогда спекулянты вместо ответа начинают просто описывать этот самый переход, описывать изменения, происходящие в семье, происходящие в депопулирующем обществе.
  Короче говоря, учёные спекулянты занимаются только описательством демографических явлений, они могут сколь угодно долго 'научно' и подробно описывать демографические явления, но не в силах объяснить, ПОЧЕМУ они происходят.
  В этой части работы мы и попытаемся ответить на этот главнейший вопрос всей демографии: почему и как произошли изменения в ментальности коренных европейских народов, приводящие их к вымиранию от низкой рождаемости.
  
  
  
  
  
  1. БИЧ НИЗКОЙ РОЖДАЕМОСТИ.
  
  
  Во время Вьетнамской войны, когда военное противостояние с Соединёнными Штатами достигло наивысших значений, одна девушка, герой войны, на вопрос Хо Ши Мина о том, есть ли у неё дети, ответила, что в такое трудное для Вьетнама время она не может позволить себе рожать. На что президент сказал, что она не права: какой толк воевать за свою страну, если страна останется без населения.
  
  Депопуляция... Что же это за явление, с которым европейцы не могут справиться никакими способами уже более ста лет?
  
  Под депопуляцией в демографии понимается абсолютное сокращение численности коренного населения какой-либо страны. Речь ведётся, как правило, не о процессах миграции, когда страну покидают её жители, переезжая в другие страны. Речь идёт об абсолютном сокращении численности коренного населения страны с учётом потоков миграции коренного населения, грозящим привести в перспективе к исчезновению депопулирующего народа с лица земли.
  Сокращение численности населения может быть вызвано многими причинами: революции, войны, голод, болезни, общественные потрясения, неудачные реформы и так далее. Но нас в данном исследовании интересуют не все возможные причины, сокращающие численность населения, а только те из них, от которых действительно зависит современное сокращение численности коренного населения Европы, в том числе и сокращение россиян. Точнее, мы должны найти конкретную главную причину современного сокращения численности коренного европейского населения, чтобы, узнав её, попытаться найти противоядие процессу депопуляции.
  
  Термин 'депопуляция' используется в демографии и в биологии, и он означает абсолютное сокращение численности особей какого-либо вида, или видов, заселяющих определённую территорию, ареал. Этот 'биологический' термин сам по себе ничего не говорит о причинах уменьшения численности особей популяции. Применённый в социальной сфере, он также только констатирует падение численности какого-либо народа, но не способен объяснить, почему же происходит это уменьшение. Отсюда и появляются все спекуляции, ибо каждый исследователь процесса депопуляции видит причины этого явления по-своему.
  Для умирающего европейского общества жизненно необходимо избавиться от спекуляций, мешающих борьбе с депопуляцией - они отвлекают внимание и ресурсы на второстепенные проблемы. Распыляя силы, мы не сможем добиться прекращения сокращения численности коренного населения, что наглядно демонстрирует Европа вот уже более ста лет. Слишком значительна проблема депопуляции для судеб мира, чтобы можно было решить её, не определив главную причину вымирания и не мобилизовав для борьбы с ликвидацией этой причины все имеющиеся в наличие ресурсы и силы общества и государства. Попробуем выяснить главнейший фактор депопуляции, честно взглянув на проблему вымирания.
  
  Видовая 'биологическая' депопуляция, происходящая время от времени в мире животных, включая и человека, вызывается, во-первых, естественными причинами. Это могут быть природные явления: извержения вулканов, похолодание или, наоборот, потепление, болезни, падение метеоритов и тому подобные события.
  Видовая депопуляция может быть вызвана и природной активностью самих животных: загрязнение окружающей среды продуктами своей жизнедеятельности, сокращение продовольственной базы, межвидовая конкуренция и так далее.
  Разумная деятельность человека также может стать причиной депопуляции живых организмов, включая самого человека: загрязнение окружающей среды промышленными отходами, войны, техногенные катастрофы и так далее.
  Главными факторами депопуляции в живой природе выступают, таким образом, природные явления, активность животных и деятельность человека.
  Определяющей отличительной особенностью такой депопуляции является то, что её убийственные факторы всегда выступают как внешние по отношению к индивиду. Поэтому такую депопуляцию можно условно назвать внешней - явившейся как результат воздействия на индивида внешних факторов. Индивид при этом погибает в результате воздействия на него материальных объектов, будь то земля, огонь, вода, микроорганизмы, колья, копья, ножи, пули, яды и прочие ОВ. Такую депопуляцию можно также назвать депопуляцией истребления - в результате действия её факторов происходит истребление живущих на земле существ, взрослых особей или же находящихся ещё в утробе.
  В случае внешней, видовой депопуляции в человеческом обществе погибают или умирают уже живущие на земле люди: взрослые в полном расцвете сил, пожилые, только что родившиеся или ещё не успевшие появиться на свет. Люди теряют своих близких - это всегда трагедия, об этом пишут книги и снимают фильмы, об этом переживают и это обсуждают. Особо жестокие формы истребления масс людей называют геноцидом. Все эти события - депопуляция истребления, внешняя, трагичная, всем открытая, чувствующая, истекающая кровью, страданием и болью.
  
  Человек, как биологический организм, также подвержен влиянию всех факторов видовой депопуляции, действующих в мире животных. Человеческая жизнь всегда подвергалась тем же опасностям уничтожения, как и любой организм на земле. Человеческое общество подвергалось, подвергается и будет подвергаться всевозможным природным опасностям. И человек делает всё возможное, чтобы уменьшить это опасное влияние природы на свою жизнь. На протяжении всей истории человек пытается защитить себя от факторов депопуляции истребления.
  Научно-технический прогресс уже позволил современному человеку оградить себя от основных природных явлений, угрожающих его жизни на Земле. Развитие медицины и биологических наук защищает человека от смертельных болезней, увеличивает продолжительность жизни людей, избавило человечество от голода (по крайней мере, европейцев). Научно-техническая мысль создаёт человеку комфортные условия существования. Человек научился предугадывать землетрясения и изменения погоды. Мы пока не защищены от глобальных катаклизмов, связанных с космическим пространством, но прогресс не стоит на месте, и в самом ближайшем будущем мы сможем обезопасить своё существование и от космической угрозы, хотя бы частично. Мы успешно работаем над решением экологических и энергетических проблем.
  Политическое развитие человечества привело его, наконец, во второй половине ХХ века к созданию коллективных мер безопасности. Европейцы смогли избавиться от вооружённых конфликтов и опустошительных войн на своей территории. Мы пытаемся устроить международную жизнь, основываясь на принципах мирного существования народов, международного общежития без войн и столкновений.
  
  Прогресс во всех областях человеческой деятельности сделал своё дело. Причины, убивавшие европейцев на протяжении всей истории человечества, перестали играть значительную роль во второй половине ХХ века. Народы развитых стран живут сейчас в комфортных условиях мира, и факторы депопуляции истребления сведены в развитых странах до минимума.
  Это означает, что современное вымирание европейских наций уже не зависит от них. Можно констатировать, что главные факторы видовой депопуляции истребления уже почти потеряли своё убийственное воздействие на человека 'золотого миллиарда'. Видовая депопуляция, таким образом, не работает в современной Евро-Америке, потому что её убийственные факторы уже не страшны 'цивилизованным' народам. Даже СПИД и куриный грипп не производят среди европейцев особого волнения.
  
  За последние сто лет правительства многих стран, столкнувшихся с депопуляцией, пытаются как-то остановить сокращение численности коренного населения, но ни одно правительство не добилось долговременного успеха. Ни одна страна в мире, вступив на путь депопуляции в ХХ веке, не смогла уйти с этой дороги. Современное вымирание коренных европейцев, таким образом, явление уникальное, потому что происходит при почти полном подавлении депопулирующих факторов видовой депопуляции. И непонятно, почему, отчего же тогда вымирают коренные европейцы в Европе и в Америке, если жить стало так безопасно и так хорошо.
  Почему же сейчас, в XXI веке, Европе (и России) грозит депопуляция? Откуда она взялась, если факторы депопуляции истребления уже перестали действовать? Факт нынешнего вымирания коренных европейцев, происходящий в условиях мира и комфорта, означает только одно, что существует ещё некий фактор, который действует только в наше время, или же, наоборот, существовал ранее фактор, который в настоящее время действовать перестал. Если фактор, позволявший с успехом преодолевать депопуляции прошлого, существует и сейчас, тогда беспокоиться не о чем - мы и текущую депопуляцию преодолеем. Но если этот фактор уже перестал действовать, тогда мы обречены. Попробуем найти этот важнейший фактор европейской депопуляции.
  
  Обратимся к истории. Что всегда спасало Россию и Европу от, казалось бы, неизбежного вымирания на протяжении тысяч лет? И можно ли современную депопуляцию назвать очередной, или мы столкнулись с чем-то ранее не существовавшим? В чём главное отличие прежних депопуляций от депопуляции нынешней?
  Если никакого отличия нет, тогда не стоило и огород городить. Тогда современная депопуляция со временем действительно сменится мощным ростом населения, как не раз уже случалось в истории и России и в истории Европы.
  Однако, факт столетней европейской депопуляции упорно намекает на то, что некое существенное отличие должно быть. Если коренное население Европы сейчас систематически сокращается из года в год, то это происходит не из-за факторов видовой депопуляции, а совсем по другим причинам. Причины современного европейского вымирания иные, нежели причины сокращения численности населения прошлых веков и сокращения численности биологических особей в живой природе.
  И если мы сумеем найти это отличие - тогда оно и будет главнейшим фактором современной депопуляции, главнейшей причиной нынешнего вымирания коренных европейцев во всех развитых странах.
  
  Мы будем сейчас далеко не первые, кто уже пытался найти причину депопуляции. И за столетие вымирания коренных европейцев верный ответ наверняка уже был найден, но он 'похоронен' под ворохом спекуляций. И наша задача в том, чтобы найти и отбросить все спекуляции, мешающие пониманию современного вымирания.
  
  Одна из распространённых спекуляций в демографии как раз использует тот факт, что Европа за свою историю не раз переживала явление депопуляции, но всегда успешно справлялась со всеми трудностями, выпадавшими на неё, будь то суровые климатические изменения, будь то истребительные болезни, будь то деятельность человека. И сейчас, говорят демографические спекулянты, европейцы смогут преодолеть депопуляцию, как не раз преодолевали её в прошлом.
  Действительно, депопуляции не раз случались в европейской, в том числе и российской истории. В средние века европейский континент часто подвергался опустошительным эпидемиям, сокращавшим количество жителей на треть, и даже в некоторых районах наполовину. До XIX - ХХ веков продолжительность жизни европейцев была почти такой же, как и у остальных жителей планеты - вдвое ниже современных европейских показателей. Европейцы умирали от болезней, вызванных антисанитарией, от голода, вызванного неурожаями, гибли в войнах и смутах. Многочисленные европейские конфликты опустошали целые районы Европы. Но всегда европейское население восстанавливалось, и европейцы успешно продолжали свою экспансию в мире.
  
  Абсолютное сокращение численности населения встречалось неоднократно и в истории России. Население русских княжеств резко сократилось во время монгольского нашествия XIII века. Вероятно такое же сокращение происходило и в XV веке, в период феодальных войн, и в XVI веке, в период событий Ливонской войны и опричнины, и в период Голода и Смуты начала XVII века.
  Во все века потребление в России было во много раз ниже нынешнего уровня потребления. Ни о каком комфорте не могло быть и речи - жили в тесных помещениях без центрального отопления и санитарных удобств. Ради света и тепла жгли лучины и дрова, наполняя помещение дымом и гарью.
  Современной санитарной службы не было. Не было ни больниц, ни врачей - каждый лечился, как мог, с помощью стариков-ведунов и старух знающих.
  Продолжительность жизни в средние века была раза в два ниже нынешних показателей. Кроме болезней и голода, нещадно косивших россиян, мужчины гибли в войнах, а женщины при родах. И пили вина на Руси не меньше нынешнего.
  Несмотря на всё вышеперечисленное, россияне не только выжили, но и заселили одну шестую часть света, страна стала великой державой и численность населения Советского Союза достигала чуть ли не 300 миллионов человек.
  Народ российский успешно преодолевал все депопуляции прошлых веков. Значит ли это, что и с нынешней депопуляций он справится так же, как и с предыдущими, без особых усилий?
  
  В чём же принципиальное отличие современной российской и европейской депопуляции от депопуляций прошлых веков? Почему европейцы, в том числе и россияне, не вымерли в прошлом, хотя поводов к вымиранию было предостаточно? Почему смогли все депопуляции прошлого преодолеть, а современная депопуляция не поддаётся излечению?
  
   Нынешняя депопуляция российского населения происходит в самых благоприятных условиях существования россиян - таких превосходных условий для жизни никогда не было в истории России. По всем показателям жизни, нынешнее положение россиян превосходит все предыдущие века. И нынешняя депопуляция - это не вымирания прежних веков, вызванные внешними по отношению к человеку причинами: войнами, болезнями, голодом, бедностью.
  Нынешняя депопуляция есть результат свободного выбора населения, живущего в самых благоприятных для жизни условиях за всё время существования российского государства. И единственное, что нынешних россиян отличает от предков - крайне низкая рождаемость, находящаяся много ниже уровня простого воспроизводства населения, что и грозит полным вымиранием коренного российского населения в текущем веке.
  Единственное и главнейшее отличие нынешней депопуляции от всех предыдущих в истории России состоит в том, что всегда и во все времена в России была высочайшая плодовитость населения - ВЫСОКАЯ РОЖДАЕМОСТЬ. Она в разы превышала показатели 2,1-2,2 рождения на одну женщину в течение её жизни - показатели простого воспроизводства населения. Благодаря высочайшей рождаемости россияне преодолевали все стихийные природные бедствия, войны и смуты, антисанитарию, болезни, бедность и пьянство.
  Россия сейчас впервые в своей истории столкнулась с такой проблемой, как крайне низкая рождаемость населения. Если б такая низкая рождаемость, как сейчас, была бы в какой-то любой век тысячелетней истории России, такой страны в настоящее время просто не было бы на политической карте мира!
  
  В такой же безысходной ситуации сейчас находятся все страны европейской цивилизации. Европейцы прошлых веков, как и россияне, всегда отличались прекрасной плодовитостью, всегда желали детей и всегда были заботливыми любящими родителями. Хотя перед детьми не преклонялись, не баловали, не нежили их, не жили исключительно ради детей, не ограждали их от труднейших испытаний жизни, как это делается сейчас в развитых странах. Наоборот, дети рано вступали во взрослую жизнь, и с малых лет становились ответственными за свою судьбу и судьбу своих близких, за судьбу своего народа.
  Современная европейская депопуляция - явление уникальное в истории, когда население сокращается вследствие отказа людей от продолжения рода, какими бы мотивами это ни было вызвано. Эта депопуляция незаметна, спрятана, и далеко не всегда связана со страданиями. Это депопуляция, вызванная нежеланием человека, живущего в нормальных жизненных условиях, иметь детей.
  Если гибель людей от войн или болезней, от неудачных реформ или голода скрыть невозможно, и это активирует немедленные ответные действия общества и государства, контрмеры по устранению опасных ситуаций, то 'недорождение' детей обществу бывает незаметно - никакого трагизма в обществе не ощущается очень долгое время. В Европе это явление не ощущается как трагедия уже целых сто лет!
  
  Депопуляция явная, внешняя, депопуляция истребления в результате стихийных бедствий или людской активности, может привести к быстрой гибели и общества и государства, поэтому требует для своего устранения немедленных радикальных действий.
  Депопуляция от 'недорождения', видна сначала лишь статистической службе, и многие десятилетия она не волнует ни широкую общественность, ни государственные структуры. Только учёные-демографы начинают делать мрачные прогнозы, да и то далеко не все. И лишь со временем, депопулирующее население начинает замечать, что детей в обществе становится всё меньше, а пожилых людей больше, что мигранты 'заполонили всё вокруг'. И лишь из-за участившихся межнациональных столкновений государство начинает понемногу 'вникать' в проблему.
  А проблема в том, что государство и общество гибнут независимо от того, по какой причине развивается депопуляция. Неважно, чем вызвано систематическое сокращение населения, финал у этого процесса возможен только один - исчезновение народа, общества и государства. Однако, при депопуляции истребления, которая ощущается всеми немедленно, через разруху, через умерших родственников, голод и бедность, государство и общество быстро реагируют на опасность и стараются всеми силами избавиться от геноцидных факторов. А вот при депопуляции низкой рождаемости, когда все вокруг живы-здоровы, экономика растёт, производство и потребление растут, 'жить становится лучше и веселее', государство и общество идут к своему краху в полном неведении, в безмятежном самоуспокоении и в радостном комфорте. И только в самом конце, когда уже ничего не изменишь, остатки коренных европейцев поймут, наконец, что жили их предки неверно, если привели свою расу к вымиранию.
  
  Депопуляция коренного европейского населения второй половины ХХ века, живущего в комфортных условиях общества потребления, вызвана исключительно свободным решением человека, как разумного существа, не иметь потомства. Человек в силу тех или иных причин решает, что не будет иметь детей. В результате этого рационального выбора человек либо препятствует зарождению организма тем или иным способом, либо избавляется от ещё не рождённого плода. Такое волевое решение, принятое исключительно из размышлений, присуще только человеку. Трудно представить себе утку, 'говорящую' своему селезню: 'Знаешь, дорогой, червяков нынче уродилось маловато, так что не будем плодить нищету - нам придётся повременить с потомством'. У людей же подобные отговорки случаются постоянно и появляются они, как правило, не с ухудшением жизненных условий, а, напротив, с повышением благосостояния.
  Поистине: 'Горе от ума!' Господь не дал животным разума, чтобы они не смогли самоуничтожиться в результате рациональных рассуждений. Ум был дан только человеку, и вот европейцы, поразмыслив немного, самоуничтожаются через нежелание людей иметь потомство. Депопуляция низкой рождаемости есть депопуляция самоуничтожения.
  И ладно бы, если б этот отказ иметь потомство происходил из невозможности физического существования, из-за изнурительного труда, оставляющего мало времени для спаривания, или из-за подавления европейской женщины, или из-за отсутствия свободы, или из-за отсутствия жилья, или из-за отсутствия средств передвижения - мощного автомобиля, или из-за скудного пропитания... Господи! Чего только нет у коренных европейцев для удовлетворения потребностей!? Как сыр в масле катаются! Все народы мира завидуют их уровню жизни и мечтают жить по-европейски.
  У европейцев есть ВСЁ для успешного существования и развития, вот только продолжать жизнь европейской цивилизации они почему-то не хотят, не хотят становиться отцами и матерями, и делают всё, чтобы европейская раса навсегда исчезла из истории человечества в XXI веке.
  
  Таким образом, депопуляция существует двух видов.
  Депопуляция истребления, встречающаяся периодически у всех организмов, когда живущие гибнут или в результате естественных причин (землетрясения, наводнения, пожары, загрязнение продуктами жизнедеятельности, болезни и т. п.), или в результате безумной человеческой активности (войны, революции, смуты и т. д.).
  И депопуляция самоистребления - депопуляция из-за свободного волевого выбора человека, живущего в самых благоприятных условиях, когда люди сами для себя решают не заводить или избавляться от детей, ДЕПОПУЛЯЦИЯ НИЗКОЙ РОЖДАЕМОСТИ.
  
  В истории человечества насильственная смерть уже рождённого человека, младенца или взрослого, всегда рассматривалась и рассматривается как убийство. Смерть человеческого эмбриона также считалась и считается ещё кое-где убийством. Но с падением значения религии в мире, с установлением господства атеизма в мире, смерть человеческого эмбриона в результате аборта уже не осуждается, не рассматривается как убийство, а считается правом свободного человека, достижением высокого уровня политического и социального развития общества. И если умышленное убийство уже рождённого и уже живущего человека считается уголовно наказуемым преступлением, то убийство нерождённого человека в результате аборта рассматривается в развитых странах как прогрессивное деяние, как достижение либерализма. Не допуская депопуляции истребления, защищаясь от неё всей мощью научно-технического прогресса, демократическое и либеральное европейское сообщество гибнет от депопуляции низкой рождаемости, поощряя и поддерживая её темпы.
  
  При депопуляции 'биологической', вызванной внешними по отношению к организму причинами, гибнет конкретный живой человек - это депопуляция гибели, истребления. При депопуляции низкой рождаемости из уже живущих на свете, никто из уже рождённых, не гибнет, просто нет зачатия и нет рождения - это депопуляция добровольного незачатия и нерождения, депопуляция самоистребления.
  Ликвидация последствий депопуляции истребления в животном мире происходит автоматически при ограничении действия убивающих факторов - популяция быстро восстанавливает свою численность из-за постоянно высоких показателей естественной рождаемости животных, не обременённых высокими размышлениями. Ликвидация депопуляции истребления в человеческом обществе возможна лишь при условии прекращения действия убийственных факторов, с одной стороны, и при наличии естественной, 'животной' рождаемости населения, с другой. Если же рождаемость населения, избавленного от умерщвляющих факторов депопуляции истребления, после свободных размышлений снижается до цифр ниже простого воспроизводства, тогда мы имеем дело с депопуляцией самоистребления и такое общество обречено на постепенное вымирание, дни такого общества сочтены.
  
  Депопуляция, вызванная отказом населения рожать детей, стала характерна для развитого европейского общества последних полутораста лет. Депопуляция, с которой столкнулось человеческое сообщество в современной Европе, явление неординарное, случающееся при особых обстоятельствах. Эти обстоятельства заключаются в том, что люди добровольно отказываются от самовоспроизведения в условиях всеобщего благоденствия, свободы и мира. Возможно, подобное уже случилось однажды на Земле - в последние века Римской империи. Тогда, по свидетельству историков, римские граждане, коренные римляне, воспитанные в духе 'хлеба и зрелищ', тоже отказывались от продолжения рода и депопуляция, в конечном счёте, стала одной из причин падения Вечного Города.
  Как пишет А. И. Антонов, 'в 60-е годы - на фоне модных тогда разговоров о пресловутой 'перенаселенности' мира и о 'чадолюбии социалистической семьи' осуществилась самая тихая из всех революций - революция репродуктивных ориентаций.
  Много тогда писалось и говорилось о сексуальной революции, чуть меньше - о контрацепции и о контрацептивной революции, вызвавшей сексуальную, но о главной причине всех этих революций - о сокращении рождаемости, то есть, не только о глобальном спаде потребности в многодетной семье, но и об убывании потребности населения в нескольких (и даже в двух!) детях - молчали.
  Когда же снижение рождаемости стало слишком заметным, то при его объяснении сработал стереотип помех, дескать, плохие условия жизни всему виной. Не жизненные ценности у нас плохие, то есть, не мы сами, а условия жизни таковы. ...
  ... Мы сейчас как раз на этой стадии - у нас теперь ценность одно-двухдетной семьи 'высокая', 'престижен' развод и 'пережитком' считается пожизненный брак - потому в общественном мнении не признается кризис семьи и рождаемости.
  Если наличие одного-двух детей становится социальной нормой, превращается в своего рода социальную моду, никто уже и не стремится демонстрировать отсутствующую не-престижную потребность в трех детях, кроме тех чудаков, которые 'наплодили нищету' и везде взывают о помощи. ... появилась категория граждан, выставляющая на показ свою добровольную бездетность и их доля в населении будет увеличиваться.
  Таким образом, результаты социолого-демографических исследований последних лет показывают, что ценность многодетности и среднедетности резко снизилась, а в рамках малодетности начинает все шире распространяться добровольная потребность в однодетной семье. Теперь массовое 'хочу одного ребенка' означает неизбежное 'не хочу' второго, третьего и так далее независимо от возможностей, от 'могу'. 'Не хочу' и все тут (хотя, в общем-то, 'могу').
  Результаты исследований показали, что при социализме, точно также как и при капитализме, вовсе не хотят детей 'много', а хотят на самом деле не более двух детей и имеют, сколько хотят. Другими словами, не 'не могут', а 'не хотят'.
  
  Главная беда России, говорят многие исследователи, чрезвычайно низкая рождаемость российского населения. Она сейчас не достигает уровня, необходимого даже для простого воспроизводства населения.
  Суммарный коэффициент рождаемости (количество рождений, приходящихся на каждую женщину) составляет ныне в России около 1,5, тогда как для простого воспроизводства населения без прироста численности необходим суммарный коэффициент рождаемости 2,11-2,15. Если в конце 50-х годов прошлого века рождаемость обеспечивала слегка расширенное естественное воспроизводство населения (коэффициент суммарной рождаемости составлял 2,6 рождения на женщину), то даже в период наивысшего подъема рождаемости 80-х годов - только простое воспроизводство (2,1), да и то с большой "натяжкой". К концу 90-х годов коэффициент суммарной рождаемости в России снизился до крайне низкого уровня - 1,2 (минимальное значение зафиксировано в 1999 году - 1,157). С 2000 года он стал возрастать с небольшими отклонениями от тренда в 2005-2006 годах. В 2007 году он увеличился до 1,406, а в 2008 году поднялся до примерно 1,5.
  
  
  
  
  
  
  
  2. СПЕКУЛЯЦИИ О ДЕПОПУЛЯЦИИ.
  
  
  Депопуляция, от которой вымирает современная европейская цивилизация, явление уникальное. И когда кто-то рассуждает о ней, предлагая свои способы решения вопроса, очень часто эти предложения оказывается пустыми спекуляциями, ибо каждый вкладывает в это понятие своё собственное понимание. Следует чётко определить, что мы имеем в виду, когда речь заходит о современном вырождении коренного европейского населения. И определив главную причину современной европейской депопуляции, мы можем сразу же увидеть все спекуляции, мешающие её преодолеть.
  
  Спекулянты от демографии то ли по недомыслию, то ли от вредности, всячески стараются принизить значение рождаемости для сохранения населения. И вместо проблемы рождаемости, предлагают решать какие угодно другие задачи, якобы в целях предотвращения депопуляции, но которые на самом деле ничего, кроме бездарной траты денег принести не смогут.
  Вот, к примеру, очередной опус ООН о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации 'Россия перед лицом демографических вызовов'. По мнению его авторов, Россия стоит на пороге быстрой естественной убыли населения трудоспособного возраста. Авторы доклада опасаются, что демографические проблемы России в ближайшие десятилетия могут породить серьезные вызовы для экономики, социальной сферы и даже безопасности страны.
  И вот что эти господа предлагают, чтобы остановить депопуляцию российского населения: России при решении демографических проблем следует двигаться одновременно по двум направлениям. Первое предполагает воздействие на сами демографические процессы: коренное изменение ситуации со смертностью, увеличение продолжительности, как общей, так и здоровой жизни, развитие активного сознательного отношения людей к сохранению своего здоровья и установлением эффективного контроля над смертностью по устранимым причинам. Второе направление - это обеспечение адаптации общества, государства, социальных институтов к тем демографическим тенденциям, повлиять на которые невозможно. В первую очередь речь идет о тенденции старения населения.
  Вот так! Направления определены, а о повышении рождаемости речь ведётся где-то на месте шестнадцатом. К чему приведёт подобная политика ясно уже сейчас - бездумная трата денег на всё что угодно, кроме повышения рождаемости, принесёт тоже всё что угодно, только не прекращение депопуляции. В России вырастет продолжительность жизни, которая позволит только несколько оттянуть окончательное вымирание населения. У нас понизится смертность, и возрастут показатели здоровья населения, которое будет здоровеньким умирать в депопуляции, как это происходит сейчас с коренным европейским населением. У нас будет отличный, европейский контроль за смертностью, и мы сможем гораздо точнее определить, когда умрёт последний коренной россиянин. И нам ЭТО надо?
  И такие советы смеет давать России европейский разум, который ничего не смог сделать, чтобы преодолеть собственную депопуляцию! Возникает мысль о том, что господа учёные доброжелатели либо совершенно лишены понимания современной депопуляции, либо они нам дают эти советы специально, чтобы быстрее уморить и российское население, 'утопив' его в комфорте и высоком уровне жизни по европейским стандартам.
  Снижение смертности сегодня является для России категорическим императивом - предупреждают авторы доклада Программы развития ООН. Согласно докладу, высокий уровень смертности населения уже в ближайшее время обернется для России серьезными экономическими и социальными проблемами. То есть, авторы доклада предлагают все силы бросить на увеличение продолжительности жизни в России. Это конечно, очень благая мера. Однако, она может привести лишь к тому, что в ближайшей перспективе в России просто увеличится количество пенсионеров, а в дальней - просто момент окончательного вымирания населения будет оттянут в будущее на несколько лет. В России конца XIX века средняя продолжительность жизни составляла всего 32 года, а население росло на 2% в год - это уровень демографического взрыва. Сейчас продолжительность жизни выше в два раза, а население вымирает. Отсюда следует, что продолжительность жизни никак не влияет на депопуляцию низкой рождаемости - это совершенно независимые показатели.
  Но стимулирование рождаемости, по словам руководителя социальных программ по России Всемирного Банка Андрея Маркова, в мире плохо работает в принципе. Единственная страна, где удалось чуть-чуть поднять рождаемость, и то далеко не до уровня простого воспроизводства, это Франция. Так потребовалась огромная уйма капиталовложений, которых у России нет и быть не может. Так что, единственным выходом из сложившейся демографической ситуации опять остаётся привлечение мигрантов в Россию. Авторы доклада ООН в один голос говорят о необходимости срочно пересматривать социальную политику и подходы к качеству жизни, однако указывают, что единственным лекарством против вымирания для России, как и прежде, остается миграция. Вот такой рецепт дают европейские спекулянты от демографии.
  
  Вот ещё несколько примеров спекулятивного отношения к депопуляции.
  
  Одни говорят о чрезмерном потреблении алкоголя российским населением. - Но на Руси питие всегда было национальной особенностью. Эта традиция оказывала влияние на население страны во все века российской истории - это постоянный фактор, действующий на протяжении всей истории, ничуть не влияющий фатально ни на прошлые депопуляции, ни на современную российскую депопуляцию. 'Неоправданно много вины возлагается... на спаивание и наркотизацию населения. Они приняли недопустимый масштаб, но, сами по себе не являются причинами вымирания страны', полагает Владимир Борисов.
  
  Другие говорят о тяжелых экономических проблемах, о низком уровне жизни в России. - Но никогда народ российский не жил в таких комфортных условиях, как ныне. Никогда ранее не было в России такого уровня ВВП на душу населения. Никогда не было столько квадратных метров жилой и торговой площади на человека, столько автомобилей на тысячу жителей и так далее. По всем экономическим показателям современная Россия превосходит свои достижения в прошлом. То есть, происходит с точностью наоборот: когда жили бедно - рожали много, стали жить богаче - и рожать перестали. Значит, от успешности решения экономических проблем, вымирание коренного российского населения совершенно не зависит. Точнее, зависит, но зависимость обратная - чем богаче будут жить россияне, приближаясь по уровню жизни к европейским стандартам, тем, весьма вероятно, будут реже рожать, как это и происходит в богатой Европе.
  
  Третьи говорят, что СПИД и другие болезни косят чрезмерно много народа. - Но Россию не раз посещали жестокие моры, против которых СПИД и прочие болезни современности кажутся лёгким насморком. Чума, оспа и холера не раз в истории могли прекратить существование России. Но высокая рождаемость спасала Россию всегда.
  
  Четвёртые причиной депопуляции считают небольшую продолжительность жизни в современной России. Как будто за прошедшую тысячу лет продолжительность жизни российского населения была больше. Если мы обратимся к истории человечества, к истории России, то увидим, что лет 500 тому назад продолжительность жизни всех людей на земле вряд ли была выше 40 лет. Тем не менее, население мира не только не сокращалось, а продолжало расти. В чём дело?
  А решение вопроса в том, что, несмотря на болезни, косившие десятки миллионов жизней, несмотря на войны и голод, несмотря на антисанитарные условия жизни абсолютного большинства населения земли, всегда в истории была чрезвычайно большая по современным меркам рождаемость. Эта сверхвысокая рождаемость перевешивала все причины убыли населения. Вот этой сверхвысокой рождаемости и нет сейчас. Более того, нас бы устроила рождаемость хотя бы на уровне простого воспроизводства. Но, увы, и она оказывается недостижимой!
  Сказывается ли продолжительность жизни людей на депопуляцию? Прекратим ли мы современную депопуляцию, если будем тратить средства на увеличение продолжительности жизни?
  По данным ООН, 'в условиях смертности 2000-2005 годов младенцу, родившемуся в развитых странах, предстоит прожить в среднем 76 лет, а в наименее развитых регионах - лишь 53 года'. Однако, коренное население развитых стран сокращается численно, а в наименее развитых население растёт бешеными темпами из-за высокой рождаемости. Значит, увеличение продолжительности жизни людей никак не влияет на современную депопуляцию европейского населения.
  
  Пятые кричат о высоких показателях детской смертности в современной России. Но никогда за всю историю страны детская смертность не была так низка, как сейчас. Столетия назад детская смертность в разы превосходила нынешнюю, что не помешало России заселить огромные пространства и стать великой державой.
  Сказывается ли детская смертность на депопуляцию? Можно ли сокращая детскую смертность избавиться от депопуляции?
  По данным ООН, 'из каждой 1000 родившихся, в возрасте до 1 года умирает 8 детей в развитых и 95 в наименее развитых странах; в возрасте до 5 лет - соответсвенно, 9 и 153'. Однако, несмотря на эти цифры, население наименее развитых стран растёт буквально по часам из-за высокой рождаемости, тогда как коренное население развитых стран буквально по часам сокращается. Значит, тратя деньги на сокращение детской смертности, с депопуляцией не справиться.
  
  Шестые считают, что для борьбы с депопуляцией надо больше средств вкладывать в медицинское обслуживание населения. - Но никогда в истории России медицина не была так развита и доступна для народа, как сейчас. Вот что говорит об этом Николас Эберстад: '...поразительная вещь в России: размеры финансирования системы здравоохранения. Насколько я помню, государственные и частные расходы в эту сферу ныне составляют более 6% валового внутреннего продукта (ВВП). Это значительно меньше, чем в США, однако Соединенные Штаты являются мировой аномалией. По этому показателю Россия практически не отличается от Японии - а Япония имеет самое здоровое и самое долгоживущее население в мире. Если российская система здравоохранения находится в кризисе, то проблема заключается не в недостаточных расходах, а в слишком незначительных результатах.
  Уровень рождаемости в России ныне очень низкий... до сих пор он ниже необходимого уровня на 30-40%. Чтобы достичь уровня, достаточного для восстановления естественной убыли населения в течение следующего десятилетия, необходимо повысить рождаемость на 50%. Это станет возможным только в случае серьезных изменениях в настроениях общества. Ныне я не наблюдаю подобных подвижек. Наоборот, мне кажется, что Россия становится все более похожа на Западную Европу в своих представлениях об "идеальной семье": в ней должно быть от одного до двух детей. На уровень рождаемости главное влияние оказывает только один фактор - желание родителей иметь больше детей'.
  С этой точки зрения, говорить о низком финансировании медицины, о низком уровне социальных выплат, о низких расходах на социальную защищённость населения как причинах депопуляции неразумно. И увеличением расходов на социальное обеспечение проблему депопуляции никогда не решить. Для того, чтобы снизить смертность среди населения, стоит повышать расходы на медицину, но эти расходы нисколько не повлияют на депопуляцию.
  Конечно, надо вкладывать деньги в здравоохранение, в защиту материнства и детства, не говоря уже об увеличении продолжительности жизни населения. Но только не надо при этом спекулятивно оправдывать эти траты попытками преодолеть депопуляцию.
  Депопуляция низкой рождаемости абсолютно не зависит от уровня развития экономики, медицины, образования и т.п.
  И если со смертностью в России мы вроде уже начинаем справляться и перспективы догнать по продолжительности жизни Европу у нас есть, когда наше экономическое развитие сравняется с европейским, то в отношении рождаемости можно сказать точно и определённо - она навсегда теперь останется европейской, здесь мы вместе с Европой уже в числе передовых и 'прогрессивных'.
  
  Следующие спекулянты от демографии говорят о высоком уровне смертности российского населения.
  По данным Владимира Борисова, 'в настоящее время в России женщины рожают всех своих детей (все чаще - единственного ребенка) в основном в возрасте от 20 до 35 лет. В 2001 г. на этот возрастной интервал пришлось 80,5% всех живорождений. В то же время вероятность смерти в том же возрасте, вполне естественно, небольшая. Из общего числа женщин, умерших в 2001 г. (1 050 665 чел.), в возрасте от 20 до 35 лет их было 21 809 человек, или 2,1%. Можно без большого преувеличения сказать, что в указанном возрастном периоде почти никто из женщин не умирает, чему мы можем только радоваться, но не почивать безмятежно, помятуя о присутствующем здесь слове 'почти'.
  Напротив, 96,3% женских смертей приходится на возрасты 50 лет и старше, когда детей уже не рожают (за исключением единичных случаев). Вот и вся разгадка ничтожного влияния смертности на современное воспроизводство населения.
  Из этих простых выкладок можно видеть, что роль сегодняшней, не очень благополучной, смертности в нашей стране в изменениях воспроизводства населения весьма невелика. Смертность фактически потеряла демографическое значение, которым она обладала в течение тысячелетий.
  Этим вовсе не принижается значение борьбы со смертью. Нет, конечно, социальное, экономическое, политическое и прочее значение этой борьбы бесспорно. Но демографическое значение оказывается ничтожным. За счет снижения уровня смертности, до сколь угодно низкого уровня (если только не до всеобщего бессмертия) исправить демографическую ситуацию абсолютно невозможно. И даже сколько-нибудь ее улучшить. Это обстоятельство необходимо совершенно четко осознавать. Иначе мы рискуем потерять драгоценное время, силы и средства.
  При всей важности решения проблемы смертности, никакое ее снижение не приведет к прекращению депопуляции в долговременной перспективе.
  Сегодня главным фактором, от которого всецело зависит демографическая судьба нашей страны, является - рождаемость, семья, делает главный вывод Владимир Борисов.
  
  Депопуляция, вызванная природными причинами или столкновениями людей, успешно преодолевается с экономическим прогрессом при условии сохранения высоких показателей рождаемости населения. Если же показатели рождаемости низки, то народ с неизбежностью вымирает, несмотря на прогресс политический, социальный, научно-технический, экономический.
  Если теперь отбросить все спекулятивные рассуждения, то мы должны сделать жёсткий, но единственно верный вывод: трата государственных денег на материальное производство, на здравоохранение, на экологию, на 'материальную поддержку семьи', на 'увеличение продолжительности и качества жизни', на 'защиту от СПИДа', на борьбу с алкоголизмом и наркоманией - все эти траты очень мало связаны с устранением причин депопуляции низкой рождаемости, происходящей сейчас в России.
  Современная депопуляция в России, как и в Европе, не зависит ни от уровня материального развития страны, ни от уровня материального обеспечения её жителей, ни от уровня развития медицины, и ни борьба с пьянством и алкоголизмом, с потреблением наркотиков, со СПИДом ничего не даст в борьбе с её преодолением. И значит, проблема низкой рождаемости не решается ни повышением жизненного уровня населения, ни достижением высоких показателей производительности труда, и вообще никакими экономическими методами.
  
  Каково значение высокой рождаемости ясно видно на примере, который показывают, по данным ООН, самые экономически слабые страны мира.
  Все эти страны - Афганистан, Чад, Демократическая Республика Конго, Нигер, Сомали, Тимор-Лесте и Уганда, - относятся к числу наименее развитых стран мира, причем в некоторых из них широко распространены ВИЧ-инфекция и СПИД. Кроме того, некоторые из них в последние годы переживали период политической нестабильности, гражданских и военных столкновений, что заметно снижало доступность основных социальных услуг для населения. Даже при условии сокращения рождаемости, начиная с 2010 года, на 1 ребенка за десятилетие, ни в одной из этих стран рождаемость не опустится к 2045-2050 годам до уровня 2,1 ребенка на женщину. В результате, численность их совокупного населения увеличится со 159 миллионов человек в 2008 году до 425 миллионов человек в 2050 году и превзойдёт численно всё население Европы. Если сейчас совокупная численность населения в этих экономически слабых странах составляет 2,3% мирового населения, то к 2050 году, по среднему варианту, она возрастет до 4,7%.
  
  Сейчас численность населения России находится на уровне 141 миллиона человек и по прогнозам сократится к 2050 году до 100-110 миллионов. И это несмотря на относительно высокие показателя экономического развития и политическую стабильность, несмотря на относительно развитое здравоохранение и высокую культуру. Спрашивается, за кем будущее? Для кого Россия хочет строить развитую экономику?
  В марте 2009 года прогнозисты ООН 'обрадовали' россиян известием о том, что по их расчётам, к середине текущего века население России сократится не на 30 миллионов, а 'только' на 25! Российские средства массовой информации тут же раструбили радостную весть по всей стране. Россию обрадовали известием, что она окончательно вымрет на 10 лет позже - какое счастье!
  До тех пор, пока рождаемость в России не станет способной хотя бы поддерживать необходимую численность населения страны, до тех пор говорить о 'положительных тенденциях в преодолении депопуляции' глупо и подло.
  
  Находятся учёные спекулянты, которые просто открыто лгут, пользуясь неосведомлённостью людей. Например, говорят, что, мол, во Франции, или в Швеции, рождаемость гораздо выше среднеевропейской. Не всё, мол, ещё потеряно, и рождаемость может когда-нибудь подняться в Европе. Действительно, рождаемость во Франции находится на уровне 1,7 ребёнка на женщину, что значительно выше рождаемости в Испании, например. Однако, спекулянты 'забывают' пояснить, что они приводят цифры общей рождаемости по стране, без учёта вклада в этот показатель коренных французов и гражданских 'французов', французских граждан по паспорту, то есть, выходцев из других стран. Так вот рождаемость коренных французов находится на уровне общеевропейских показателей, тогда как показатель рождаемости переселенцев вдвое-втрое превышает общеевропейский. А в сумме они и дают благостную картину рождаемости во Франции. Но за этой ложью катастрофическое сокращение численности коренных французов, что ставит вопрос о полном исчезновении этого славного народа в самом ближайшем будущем.
  Заметив, что некоторые крупные города развитых стран мира (Нью-Йорк, Париж, Лондон, например) дают существенный прирост населения соответствующих стран, демографические спекулянты даже термин новый придумали - 'ревитализация'. Мол, крупные города как раз и будут способствовать возрождению населения. Только эти господа спекулянты забывают сказать, что европейское коренное население активно покидает эти города, так что они заполнены более, чем наполовину, выходцами из других стран. И прибавку численности населения в них дают иммигранты и их потомки. Например, две пятых прироста численности населения Франции осуществляет район Иль-де-Франс, целиком заселённый иммигрантами и их детьми. Всё убыстряясь, идёт процесс активной смены национального и расового состава населения в крупных городах Европы и Америки, и во что это может вылиться со временем, пока никто не знает.
  Точно так же действуют спекулянты от демографии и в других странах, успокаивая 'цивилизованные' народы сказочками о постепенной ассимиляции иностранцев. Особую радость английских демографов, например, вызвал тот факт, что впервые в этом десятилетии естественный прирост населения Великобритании (превышение рождаемости над смертностью) превысил приток новых иммигрантов. Годовой прирост населения Соединенного Королевства в 2008 году составил 408 тысяч человек. Это рекордный показатель прироста с 1962 года.
  В 2008 году в стране родились 791 тысяча младенцев, что на 33 тысячи больше, чем в 2007 году. При этом половина женщин, ставших матерями в Великобритании, имеет иностранное происхождение. Страны - "поставщики" наибольшего количества матерей-иностранок - это Пакистан, Польша и Индия. С такими показателями скоро на островах коренных британцев не останется совсем
  Трудно сказать, почему так действуют демографы-спекулянты: то ли совесть начисто отсутствует в атеистическом мозгу, то ли ум.
  
  Единственный способ остановить депопуляцию низкой рождаемости - это поднять рождаемость населения. ИНОГО НЕ ДАНО!
  Но вот именно это - повышение рождаемости - и есть самая сложная проблема, тогда как все остальные проблемы носят чисто прикладной характер. Бороться с депопуляцией нужно именно повышением рождаемости, а не повышением уровня и качества медицинского обслуживания. Речь идёт о рождаемости, а не о здоровье уже живущих людей. Для начала надо, чтобы люди родились хотя бы, а уж потом они сами подумают, как обустроить свою жизнь. Дело преодоления депопуляции самоуничтожения решается только повышением рождаемости населения и никакими иными путями её не преодолеть - вся европейская история борьбы с депопуляцией вопиет об этом.
  
  О ТЕРМИНОЛОГИИ.
  
  Мы уже видели, что современная европейская депопуляция не походит ни на одну из депопуляций, случающихся в животном мире, или случавшихся с человечеством в прошлом. Все живые существа подвержены болезням, все могут погибнуть от природных явлений, или в схватке друг с другом, но только люди гибнут сейчас от собственного добровольного решения. Следовательно, когда мы ведём речь о депопуляции, мы всегда должны определять, что мы имеем ввиду. Либо мы говорим о природной, естественной, видовой депопуляции, встречающейся во все времена у всех живых организмов, включая человека. Либо мы имеем ввиду только нынешнюю депопуляцию европейского коренного населения, проистекающую только по одной причине - из-за добровольного желания людей, живущих в самых комфортных условиях в истории человечества, отказаться от продолжения рода. Такая депопуляция должна иметь своё название, как уникальное явление.
  Мы уже называли её депопуляцией самоистребления, в отличие от природной депопуляции истребления живых существ, случающейся постоянно в природе. Но можно дать и другие названия этому явлению.
  Современная депопуляция коренного европейского населения - это депопуляция смысла жизни, так как коренные европейцы потеряли смысл своего существования, если не хотят давать жизнь новым поколениям.
  Это депопуляция разума, потому что только человек - единственное известное нам существо, обладающее разумом на планете Земля. И этот разум решил покончить с собой путём снижения рождаемости.
  Это депопуляция благих намерений, связанных с установлением либерально-демократических порядков, которыми, как оказалось, выстлана дорога в ничто.
  Это депопуляция прогресса, ибо прекращает существование европейской цивилизации, являющейся родоначальницей научно-технического прогресса.
  Это депопуляция комфорта, ибо уничтожает коренных европейцев, живущих в самых комфортных условиях за всю историю человечества.
  Это депопуляция общества потребления, потому что поражает преимущественно население только этого общества.
  Это депопуляция низкой рождаемости, потому что низкая рождаемость - это единственная причина современной европейской депопуляции.
  
  Пожалуй, самой лучшей отповедью всем спекулянтам от демографии, являются работы Борисова В. А. - кандидата экономических наук, доцента кафедры теории и истории социологии Московского педагогического государственного университета.
  'Факторы рождаемости за последние, по меньшей мере, полсотни лет достаточно хорошо изучены демографами и социологами в нашей стране и за рубежами. Доказано и показано, что материальные условия жизни играют важную роль, но далеко не главную. Сейчас от многих политиков и других деятелей высказываются различные предложения на тему о том, как повысить уровень рождаемости в стране. Почти все они ограничиваются исключительно различными льготами и пособиями семьям в награду за рождение детей. При этом совершенно игнорируется тот очевидный факт, что малодетность присуща богатым странам и богатым слоям населения. Иначе говоря, по мере роста уровня жизни населения рождаемость снижается, а не растет. Этот факт был подмечен еще великим английским экономистом Адамом Смитом в XVII веке, но до сих никак не проникает в сознание наших обществоведов.
  Многолетние исследования факторов рождаемости и репродуктивного поведения, проведенные в нашей стране и других странах по всему миру, показали, что причины развития массовой малодетности кроются не в недостатке благ для содержания нескольких детей и их воспитания, а в особенностях индустриальной цивилизации, при которой дети постепенно теряют свою полезность для родителей.
  Та роль детей в семье, которую они выполняли в течение тысячелетий, теперь (точнее, с 18-го века) переходит к другим социальным институтам. Это глобальная проблема и решать ее придется, по-видимому, глобально, что не лишает нас возможности пытаться решить ее и в 'отдельно взятой стране'. Нашей. Но это будет трудно, долго и дорого. Придется во многом поменять весь образ жизни, повернуть его 'лицом к семье'.
  ...Это очень трудная проблема. Для ее решения придется многое поменять в нашем образе жизни, в нашей культуре. Если это невозможно сделать, тогда Россия обречена'.
  Не пришла ли пора россиянам выбирать: хотим ли мы жить сами как можно дольше и комфортнее, наблюдая за умиранием России, либо мы хотим, чтобы Россия жила посредством наших детей, пусть за счёт сокращения продолжительности и комфорта нашей собственной жизни? Одновременно обе задачи: увеличение продолжительности жизни и увеличение рождаемости до приемлемого уровня - вряд ли удасться решить, никаких средств не хватит. Жаль российских стариков, но если все силы бросить на продление их жизни, можно и Россию потерять.
  
  Итак, главный вывод состоит в следующем: основная и единственная причина современной европейской депопуляции (и российской в том числе) - катастрофически низкая рождаемость современного коренного европейского населения. Все остальные 'причины' современного вымирания коренных европейцев: низкий материальный достаток, небольшая продолжительность жизни, алкоголизм и наркомания, высокая смертность на дорогах и высокая младенческая смертность и так далее - суть спекуляции на тему депопуляции, которые только оттягивают на себя внимание, деньги и средства, ничуть не способствуя преодолению депопуляции самоистребления, депопуляции низкой рождаемости.
  
  
  
  
  
  
  3. ЕВРОПЕЙСКИЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ.
  
  
  Чтобы найти способ преодолеть депопуляцию самоистребления, следует понять причины низкой рождаемости. Что лежит в основе снижения рождаемости?
  Если в середине ХХ века европейцем был каждый пятый житель Земли (21, 6%), то спустя 100 лет, в середине XXI века, европейцем будет каждый пятнадцатый (7,5%). При этом уменьшение численности населения коренных европейцев прямо соотносится с изменениями в уровне рождаемости населения Европы. Если в 1970-1975 годах коэффициент суммарной рождаемости составлял в среднем по Европе 2,19, что позволяло европейцам, по крайней мере, не вымирать, то в 2005-2010 годах коэффициент составляет уже 1,5. Почему же так резко понизилась рождаемость в странах европейской цивилизации?
  
  
  ГОВОРИТЬ ПРАВДУ!
  
   Пора разобраться, наконец, с этой низкой рождаемостью!
   Что значит 'нет однозначного объяснения низкой рождаемости'? Почему европейская наука внятно не может ответить на вопрос о причинах снижения рождаемости населения развитых стран? Что это ещё за 'научное объяснение', что, мол, 'с повышением уровня благосостояния в обществе падает рождаемость'? Почему она падает и при чём здесь высокий уровень жизни? Что это ещё за 'закон природы'? И если падает рождаемость в развитых капиталистических странах с высокими показателями уровня жизни, с высокими показателями благосостояния, то почему рождаемость падала и в социалистических странах, где доход на душу населения был намного меньше? И почему сейчас рождаемость мала во многих странах мира, независимо от доходов населения этих стран?
  
  Некоторые учёные на западе находят ответ на проблему низкой рождаемости в высоком уровне благосостояния населения развитых стран.
  Некоторые учёные на востоке, напротив, причины низкой рождаемости видят в недостаточном экономическом развитии своих стран.
  Такие крайне противоречивые ответы говорят о том, что проблема низкой рождаемости в настоящее время ясного решения не имеет. Что ж, надо либо согласиться с бессилием человеческого разума понять это явление, либо принять вызов времени и всё-таки найти ответ на вопрос, в чём причина современного европейского низкого уровня рождаемости.
  
  Достаточно ли разумен человек XXI века, чтобы найти разгадку проблемы низкой рождаемости и приостановить вымирание коренного европейского населения? Почему столетние попытки всячески приостановить европейское вымирание ни к чему не привели? Значит ли это, что европейцы не понимают даже сути явления?
  Не слишком ли преждевременно человек присвоил себе звание 'разумного', если он не в силах справиться со своим собственным вымиранием, проживая в самых благоприятных материальных условиях за всю историю человечества? Как мы можем называть себя разумными людьми, если на наших глазах происходит наше собственное вымирание? И мы ничего не можем с этим поделать!
  Где же здесь разумность человека!?
  Много десятилетий вымирает самая передовая и прогрессивная часть населения планеты, а европейцы даже объяснить этот процесс не в состоянии, не то, чтобы приостановить его! Какое-то фатальное умственное бессилие поразило европейский разум в этом вопросе!
  
   Европа вымирает, Европа уничтожает сама себя посредством низкой рождаемости и поделать ничего не может.
  Чего не хватает Европе, чтобы не вырождаться? Ведь всё, вроде, у неё есть.
  Денег нет? - Полно!
  Экономика не работает? - Отнюдь! Европа может претендовать на первое место в мире по совокупному валовому продукту. А по валовым экономическим показателям, приходящимся на душу населения, передовые европейские страны занимают первые места в мире.
  Может, тяга к противоположному полу у европейцев иссякла? - Да нет, вроде. Культура и искусство в Европе перенасыщены сексуальностью.
  Может, государство подавляет европейскую личность? - Нет... правозащитники, гуманисты, либералы и демократы полностью контролируют европейскую власть.
  В общем, всё в Европе есть, и всё работает отлично: и культура, разнообразная и утончённая, и экономика, богатая и мощная, и государство, демократическое и правовое.
  Вот только мужики и бабы рожать не хотят.
  Высочайший уровень жизни, длиннющая продолжительность жизни, высочайшие культурные и научные достижения, высочайшие экономические показатели, высочайший прогресс, короче, во всех областях!
  А жители коренные европейские рожать не хотят.
  Государства европейские самые правозащитные, самые либеральные, самые социальные, самые демократичные и т. д. и т.п., платят сумасшедшие деньги людям - только рожай!
  (Надо сказать, российские бабы очень завидуют европейским из-за этих денег. Вот, говорят россиянки, когда их упрекают в сокращении российского населения, платило бы государство российское денег побольше, как в Европе, тогда и рожать стали бы в России побольше. Глупые российские бабы не понимают, что европейцы своих баб чуть ли не озолотили, чтобы они рожали, так ведь не рожают! Ну, никак не могут согласиться российские бабы, что не в деньгах счастье! И пример Европы их ничему не учит - всё талдычат 'дай денег, дай денег'. Красиво жить хотят, как в Европе.)
  Казалось бы, в Европе демократии - хоть заизбирайся, свободы - хоть заорись, выпивки - хоть упейся, еды - хоть зажрись, баб доступных - ... А рождаемость в Европе уменьшилась втрое за последние сто лет.
  И мучаются учёные мужи, бьются над проблемой вымирания коренных европейцев, не знают, где искать причины самоуничтожения. Ну не могут понять это явление! Вот и придумали якобы закон природы: 'с повышением благосостояния общества, падает в нём рождаемость'.
  
   История ХХ века, однако, действительно показывает, что рождаемость в европейской стране падает с ростом материального достатка общества, так что рождаемость на самом деле оказывается обратно пропорциональной уровню жизни населения.
  Казалось бы, должно быть наоборот, чем выше уровень жизни, тем больше у людей возможностей безобременительно рожать и воспитывать детей. Но факты говорят обратное - с повышением уровня жизни происходит снижение рождаемости. И когда в стране начинает проводиться политика материального поощрения рождаемости, то и эти меры постепенно теряют свою побудительную к повышению рождаемости функцию.
  На первых порах материальное стимулирование семей действительно поднимает рождаемость, но если поощрение остаётся на прежнем уровне, то постепенно его эффект снижается и рождаемость снова падает. Чтобы рождаемость росла, необходимо чтобы материальное стимулирование росло с опережающими темпами, так как с повышением благосостояния запросы людей растут опережающими темпами. Но тогда рано или поздно наступает момент, когда государство уже не может материально стимулировать рождаемость в таких темпах и объёмах, и она снова неумолимо падает до уровней депопуляции.
  
  Почему же падает рождаемость с ростом благосостояния?
  Действительно, уровень рождаемости в бедных странах гораздо выше, чем в богатых. Ну, не наличие же материальных благ само по себе снижает рождаемость в богатых странах. Глупо думать, что рождаемость зависит от большей или меньшей кучи бумажек в кошельке, от наличия новой кофемолки, престижного автомобиля, выхода в Интернет. Точно так же, как глупо видеть причины войн в наличие оружия. Не богатство само по себе снижает рождаемость, а нечто иное, что связано с богатством.
   Что даёт богатство и материальное обеспечение человеку? - Возможность жить, как хочется, и делать то, что хочется. И что же больше всего начинает ценить человек в таких комфортных условиях? - Разнообразные удовольствия и в первую очередь, конечно, сексуальные удовольствия. Но если бы человек был постоянно готов к сексу, как кролик, тогда проблем с падением рождаемости не было бы, но тогда человек не мог бы заниматься ничем иным, кроме секса, как и кролики. И так как физиологические возможности организма человека далеко не кроличьи, а получать удовольствия хочется всегда, то секс, как главная страсть человека, затмевается в период физиологической релаксации другими сильными ощущениями.
  Что же это за ощущения, с чем они связаны? Ответ получен давным-давно, и заключён он в древнем высказывании: 'Хлеба и зрелищ!' И если сексом человек в состоянии заниматься лишь время от времени, то интерес к новизне, к развлечениям, ко всяческим удовольствиям, не таким сильным, как секс, но гораздо более многочисленным, способен затмить даже сексуальное влечение. А если соединить эротику с развлечениями, с новизной и разнообразием, то падение рождаемости происходит неизбежно. Человека выматывает эта беззаботная жажда развлечений, она оставляет ему мало времени на вынашивание детей, и совсем не оставляет времени на их воспитание. Развлекаться и рожать - две вещи несовместные.
  Обилие дармового хлеба дало римлянам времён империи возможность не задумываться об упорном труде ради выживания, и обилие зрелищ и изощрённых развлечений привело Древний Рим к одной из первых депопуляций самоистребления в истории человечества. Так был наказан римский эгоизм - жизнь в комфортных, по тем временам, условиях за счёт пота и крови покорённых народов.
  Точно так же происходит и сейчас. Рост материального уровня жизни позволяет больше времени проводить в разнообразных увлечениях, реализуя свои задатки, и эти занятия поглощают человека целиком. Зигмунд Фрейд говорил когда-то о сублимации сексуальной энергии в творчество. Это в первую очередь касается людей, живущих богатой духовной жизнью, деятелей искусства, культуры, науки. Но сублимация сексуальной энергии происходит и у обычных людей, участвующих в зрелищных действах - вот почему так популярны массовые мероприятия. Происходит психологическое единение людей в массовых действиях, совместное переживание ими момента истории, процесса творчества.
  Когда политический деятель произносит речь, когда певец поёт свою песню, когда мы смотрим фильм или спектакль, когда шоу разворачивается перед нами - везде мы становимся непосредственными участниками психологического действа. Везде чувства захватывают и переполняют нас. И нам в этот момент ни до чего нет уже дела, тем более до отцовства и материнства.
  Современный развитый мир даёт человеку огромное количество возможностей для самореализации и наслаждений. Постоянно работающие музыкальные радиостанции, кинотеатры, масса концертов, презентаций, выставок, огромное количество телевизионных каналов, плееры для несчётного количества фильмов, Интернет для непрерывного общения со всем миром - жизнь сейчас чрезвычайно информационно насыщена. Человеку в этом потоке уже мало 24 часов в сутках. Огромные потоки информации поглощаются всеми органами чувств, вызывают массу различных ощущений. И человек просто уделяет всё меньше и меньше времени долгому, трудному и ответственному процессу деторождения, материнства и отцовства.
  А феминизм, вовлекая женщину в закрытые ранее для неё сферы деятельности, соблазняя новыми ощущениями и впечатлениями, ещё больше лишает её времени и энергии для материнства. Эмансипация позволяет женщине 'реализовать' себя в политике, в бизнесе, в культуре, в науке, в искусстве, в спорте... только не в деторождении.
  По мере того, как женщина становится равноправным участником процесса производства, роль отцов в семьях падает, и мужчина постепенно теряет чувство ответственности за семью и детей - наступает эпоха разводов. Чем больше свобод в обществе, чем прочнее позиции феминизма, тем меньше желание людей ограничивать себя семейными рамками и брать на себя ответственность за воспитание детей. А значит, и за будущее своей страны, своего народа, своего государства, своей культуры, за продолжение своей истории.
  
  Бизнес стремится использовать любую возможность для получения прибыли - это естественный закон его развития. С ростом количества свобод в обществе появляются новые возможности бизнеса развивать и использовать человеческие потребности в своих корыстных интересах.
  Бизнес начинает активно использовать искусство в рекламе своих товаров. Высокая эстетическая культура западного общества используется капитализмом не для чего иного, а исключительно для целей бизнеса. При этом неумолимо происходит падение нравов, так как капиталист ориентируется всегда на массовое потребление своего продукта, следовательно, массовый вкус и становится ориентиром рекламы. Чем проще, ярче и привлекательнее реклама, тем она доступнее 'простому человеку', тем выше прибыль бизнеса.
  Потакание дурным вкусам толпы вызвано не зловредностью капитализма, как считают коммунисты, а лишь стремлением охватить рекламой как можно более широкие слои населения в надежде продать произведённый товар. Таким образом, происходит постепенный процесс деградации культуры, сведение высоких духовных идеалов к 'естественным' развлечениям и наслаждениям плоти. Ответственность и осторожность при создании семьи ('браки создаются на небесах') заменяются в ментальности европейского человека необременительной вседозволенностью мимолётных сексуальных связей.
  Реклама пропагандирует вкусы общества потребления, когда человек предназначен лишь потреблять как можно больше продуктов, и в этой потребительской гонке человеку не остаётся времени для детей. Не думать ни о чём, а только потреблять и потреблять то, что подсказывает человеку эстетически изощрённая реклама - вот путь к бездетному обществу.
  
  Навязанный капиталистическим производством западному человеку автомобильно-офисный стиль жизни угрожает самому существованию человека. Комфортная жизнь в европейской цивилизации не поощряет человека тренировать свою выносливость, волю, стойкость в преодолении трудностей, потому что всё западное производство вместе с научно-техническим прогрессом направлено на избавление от малейших усилий. Человек развращает своё тело комфортом. И уже появились первые признаки физической деградации человека. Тревогу американских врачей, например, вызывает рост кесаревых сечений при родах - 30 процентов от общего числа, что говорит о соответствующей физической готовности к деторождению женщины, живущей в стране с самыми лучшими условиями комфортной жизни на планете, с самым дорогостоящим медицинским обслуживанием.
  
  Вот что писал А. Митрикас в своей работе 'Семья как ценность' относительно формирования современного европейского образа жизни:
  'В развитых странах Запада с середины 1960-х годов, а в других странах Европы с конца 1980-х - начала 1990-х годов все яснее стали проявляться признаки трансформации семьи, такие, как уменьшение численности браков, их 'старение', увеличение числа нерегистрируемых браков, падение рождаемости и ее 'старение' (рождение первенцев откладывается на более поздний возраст), преобладание малодетных семей, увеличение числа внебрачных детей и распространение добровольной бездетности.
  Связывая все это с растущими в обществе тенденциями индивидуализма и рационализма, ученые стали говорить о втором демографическом переходе. В середине восьмого десятилетия XX века о нем первыми заговорили Дирк ван де Каа и Рон Лестиг, а несколько позже ван де Каа сжато сформулировал перечень важнейших перемен в состоянии семьи, характерных для второго демографического перехода: ...переход от пары 'ребенок-король с родителями' к 'паре королей с ребенком'; переход от контрацепции в целях предохранения к контрацепции как самовыражению; переход от однородного хозяйства к плюралистическим типам семьи и домашнего хозяйства'.
  В это время в Европе происходит процесс изменения жизненных ценностей, что влияет прямо на состояние семьи. По мнению Каа, трансформация семьи, связанная со вторым демографическим переходом, в первую очередь, и обусловлена изменениями системы ценностей.
  Рост числа нерегистрируемых браков, например, сопровождается растущим одобрением такого способа совместного проживания. Растет и одобрение обществом женщин, которые хотят воспитывать ребенка без отца. В этот период изменилось и отношение к разводам. Наряду с ростом отрицательного отношения к необходимости заключения брака для создания семьи выросло и оправдание разводов.
  'Таким образом, - продолжает А. Митрикас, - взгляды на создание семьи и брак в период 1990-1999 годов претерпели существенные изменения, свидетельствующие о девальвации традиционной формы совместной жизни - семьи, сформировавшейся на основе брака. Одновременно все большую поддержку получает мнение о том, что для нормального роста и воспитания ребенка нет необходимости иметь обоих родителей, а также оправдывается намерение и поведение женщины, желающей воспитывать ребенка без отца'.
  
  По этому, проторенному европейцами пути, идёт сейчас и Россия: число браков по итогам 2008 года сократилось на 83,8 тысячи до 1,18 миллиона, а число разводов, наоборот, увеличилось на 17,5 тысяч - до 703,4 тысячи.
  По данным недавнего опроса социологов 'Левада-Центра', доля гражданских браков среди москвичей достигла 14%, тогда как в официальном браке проживают уже менее половины жителей столицы. В Европе количество таких союзов превышает официальные браки. 'В Швеции, Эстонии и Франции в гражданском браке живут 60% пар', - говорит 'Новым Известиям' директор Института демографических исследований Игорь Белобородов. В России схожая ситуация среди молодежи: большинство пар в возрасте 18-24 лет, по словам Белобородова, также живут без регистрации. 'Из-за этого в таких парах нередки конфликты, когда один партнер хочет оформить отношения, а другой предпочитает оставаться в гражданском браке', - рассказывает 'НИ' психолог Карабанова.
  Гражданский брак нередко консервирует отношения на уровне сексуальных встреч. 'Появляется синдром вечной молодости, отложенной жизни, жизни понарошку', - поясняет 'НИ' семейный психотерапевт Елена Савицкая. По ее словам, гражданский брак не предусматривает развития: 'Можно провести параллель вечный студент - вечный жених или невеста'.
  Игорь Белобородов винит гражданские браки в ухудшении демографической ситуации в стране: 'У таких партнеров выше нежелание иметь детей'. Если же дети в гражданском браке все же рождаются, они в будущем, скорее всего, также предпочтут гражданский брак обычному, так как других отношений в своей жизни попросту не видели. И сейчас в России вне официального брака рождается каждый третий ребенок.
  Немолодым и состоятельным людям гражданский брак выгоден, так как позволяет избежать возможной дележки имущества. 'Люди не вступают в брак из-за боязни разборок в суде, и с возрастом эта боязнь возрастает: имущества же все больше', - говорит 'НИ' психолог Игорь Вагин. Директор Центра практической психологии Сергей Ключников подтверждает 'Новым Известиям': 'Гражданский брак - удел прагматиков и признак некрепких чувств'.
  
  Уже сто лет происходит вымирание европейских народов, и встаёт вопрос об ответственности за такое плачевное положение дел в народонаселении. Где искать виновного в происходящем самоистреблении коренных европейцев? Европейская наука ищет сто лет и не может найти виновного в европейской депопуляции. Почему же такое бессилие показывает европейский интеллект в самом важном вопросе - вопросе физического сохранения на земле коренного европейского населения? Почему же европейский гений, достигший таких высот в научно-техническом прогрессе, в культурном самовыражении, не может решить вопрос о сохранении европейских народов?
  
  Ответ прост и сложен одновременно.
  Прост потому, что если построенный европейцами мир приводит к вымиранию населения, это означает только одно: сам этот прекрасный европейский мир во всём его многообразии способствует вымиранию людей. Европейцы построили мир, в котором прекрасно чувствует себя человек, но общество в целом неминуемо вымирает. Значит, современный европейский мир - это мир, в конечном счёте, не для человека, потому что убивает его.
  
  Эдлай Стивенсон как-то сказал, что людям часто легче бороться за принципы, чем жить по ним. Европа столетиями боролась за то, чтобы создать у себя самые комфортные условия для существования человека, отстаивая принципы, заданные Возрождением и Просвещением. Но, как оказалось, жить в таких распрекрасных условиях нельзя - европейское общество неудержимо вымирает.
  
  И в то же время ответ на вопрос 'Почему вымирает Европа?' сложен потому, что его почти невозможно увидеть европейски настроенному мышлению, находясь в потоке кипучей европейской действительности, когда один успех в науке, технике, культуре следует за другим. Одно достижение тут же уступает место новому достижению. Европа - лидер в бешеной гонке за комфортом и красотой, за весельем и разнообразием, лидер материального и культурного прогресса. Сложно европейцам понять, и ещё сложнее признать, что этот прекрасный европейский мир и есть причина вымирания коренных европейцев.
  
  Депопуляция низкой рождаемости - европейская болезнь - есть следствие европейского образа жизни.
  
  Человечество начинается с того, что оно есть. С того, что люди рождают достаточное количество детей, чтобы преодолеть голод, холод, болезни, войны, стихийные бедствия. Функцию продолжения рода с человека никто не снимал, будь то каменный век, будь то век технотронный. И если человек в своём самомнении 'забывает' об этой функции, он не заслуживает жизни - равнодушная природа истребляет народ. Речь идёт не о том, что женщина должна быть 'свиноматкой', но о том, что общество и государство должны создавать такие жизненные условия, такой образ жизни, в результате которого депопуляции самоистребления нет места.
  
  Образ жизни, принятый сейчас в европейских странах, приводит к вырождению население Европы. Европейский образ жизни - это путь в ничто. Любая страна, перенимающая европейскую культуру и европейский образ жизни рано или поздно сталкивается с процессом депопуляции своего населения.
  Это, безусловно, подтверждает пример Японии - государства, избравшего европейские жизненные стандарты, европейский стиль жизни, европейские культурные ценности.
  Япония стала первой страной азиатского мира, вставшей вровень с самыми развитыми европейскими странами по уровню доходов на душу населения. Это произошло вследствие процесса европеизации Японии, начатого во второй половине XIX века революцией Мейцзи, когда страна стала перенимать европейские идеологические, политические и культурные ценности. А в результате поражения во Второй мировой войне процесс европеизации Японии резко ускорился.
  Европейский образ жизни стал образом жизни японского народа и, как результат, во второй половине ХХ века Япония стала одним из лидеров экономического и научно-технического прогресса, и в стране начинается депопуляция низкой рождаемости, ставящая сейчас Японию на первые места по сокращению рождаемости.
  Как сообщило правительство страны, 'по состоянию на 1 апреля этого года была зарегистрирована рекордно низкая численность детей в возрасте до 15 лет - 17,14 миллионов человек, что является последним признаком перехода нации к ещё более стареющему обществу. По данным доклада, опубликованного Министерством внутренних дел Японии, по сравнению с предыдущим годом численность детей снизилась на 110 тысяч человек, что знаменует собой 28-й последовательный ежегодный спад. Нынешняя численность детей является самой низкой с 1950 года, когда правительство начало выпускать подобную статистику, - сообщает министерство. В докладе также сообщается, что доля детей в общей численности населения страны составила 13,4%, тогда как доля граждан в возрасте от 65 лет и старше составила 22,5%'.
  
  По этому же пути успешно следует и Россия. Наконец-то мы вырвались из коммунистических пут и можем насладиться европейским комфортом (некоторые, по крайней мере), можем почувствовать себя 'настоящими европейцами' - держись, Европа, мы уже в пути и скоро тебя догоним (к 2030 году, по докризисным прогнозам министерства экономики России).
  'Человеческая жизнь как действительно высшая ценность, жизнь, ориентированная на покой, комфорт, потребление все новых и новых материальных благ - вот главный магнит Европы в глазах мира, в том числе и в глазах многих в России. Европа стала брэндом, близким по значению к понятию цивилизованность, высокое качество жизни' - считает Сергей Хелемендик.
  По-видимому, и абсолютное большинство населения России согласится с этим мнением. Однако, зададимся вопросом, если человеческая жизнь объявлена в Европе высшей ценностью, почему же европейское общество кончает жизнь самоубийством посредством депопуляции низкой рождаемости?
  Закон человеческой природы, вероятно, заключается в том, что если высшей ценностью, по-европейски, объявляется жизнь каждого конкретного человека, тогда общество гибнет из-за вырождения, из-за того, что такой индивид, занимаясь только самореализацией своего 'Я', наслаждаясь высоким уровнем жизни, не хочет утруждать себя деятельностью по воспроизводству родного общества. Такой человек живёт только для себя и своих удовольствий, и не будет обременять себя лишними заботами, так как 'живём только раз'. Эгоизм конкретного человека убивает общество.
  Если человек есть высшая ценность, тогда надо всячески холить и лелеять эту высшую ценность, ограждать её от забот и волнений, кормить и поить её 'от пуза', удовлетворять любые её прихоти, любые извращения признавать нормальными проявлениями свободной личности, и ублажать, ублажать, ублажать. 'Каждое новое поколение европейцев становится все более гедонистическим и требует все более высокого стандарта материальных благ и удовольствий' - добавляет Хелемендик. И как вы думаете, станет такая полностью свободная от любых забот личность взваливать себе на плечи проблему рождения и воспитания детей? Да никогда в жизни! - Вот вам и ответ на вопрос о причинах депопуляции в Европе!
  Европейскому населению, чтобы прекратить вымирание от низкой рождаемости, необходимо признать порочность того образа жизни, который ведут сейчас коренные европейцы, необходимо отказаться от многих прав и свобод, какими они сейчас обладают. Вопрос в том, достаточно ли высок европейский интеллект, чтобы принять и понять это, и хватит ли у европейцев воли, чтобы покончить с культом свободной личности и не допустить своего вымирания.
  
  Современная европейская депопуляция происходит из-за падение рождаемости, которая, в свою очередь есть результат европейского образа жизни, сложившегося на протяжении последних столетий.
  
  Проблема низкой рождаемости - это проблема европейского образа жизни. Именно европейский образ жизни есть причина вымирания коренных европейцев. Современный европейский образ жизни и есть тот враг, который убивает коренных европейцев через депопуляцию, вызванную нежеланием человека иметь детей.
  Современный европейский эгоистический образ жизни не предполагает обременять европейцев заботой о рождении и воспитании детей. Человек может любить и хорошо относиться к детям вообще, он защищает права детей, заботится об их благополучии и 'приличном' образовании, испытывает удовольствие от общения с ними, критикует взрослых за их 'неправильный' подход к детям. И в то же время этот же человек не желает иметь своих детей, не желает быть отцом или матерью собственным детям.
  С одной стороны, человек может умиляться по поводу чужих детей. А с другой, он относится резко отрицательно к тому, чтобы самому стать родителем. Этот ментальный разрыв существует только в человеческом сознании, другим биологическим видам он просто неведом, так как животным Бог, к счастью для них, не дал разум.
  
  Заканчивая свой очередной концерт, сэр Пол МакКартни обратился к публике со словами о том, что мы, в конце концов, живём и творим ради детей. И он очень рад, когда на его концерты родители приводят детей. Это означает, что его музыка будет приносить радость и в будущем.
  Прекрасные слова и прекрасные пожелания... Однако, если депопуляция выкосит коренных британцев, кто будет слушать прекрасную музыку сэра Пола? Другие дети, не британцы. Но почему же британские дети лишены будущего? Потому что их потенциальные мамы и папы не в силах преодолеть депопуляцию низкой рождаемости. Но это означает, что коренные европейцы на самом деле живут и работают не ради своих детей.
  Значит ли это, что свои дети настолько опротивели коренным европейцам, что они не хотят их больше рожать? Да нет, вроде умиляются европейцы европейскими малышами, но, получается, только на картинке, только 'в чужом огороде', а не у себя дома.
  Европейский образ жизни подавляет инстинкт сохранения рода, извращает любовь к детям, заменяя её эгоистичной любовью к удовольствиям. Чадолюбие, чем всегда отличались европейцы во все времена, под влиянием современного европейского образа жизни заменяется отторжением детей из жизни свободной европейской личности.
  Слова о любви к детям, произносимые сейчас в либерально-демократическом европейском мире есть ложь, так как именно в этом мире наблюдается депопуляция коренного населения. Западные деятели лицемерят, зная цифры вымирания, и продолжая говорить о 'самых лучших условиях для развития детей, достигнутых в европейских странах'.
  
  И в завершении посмотрим, как современный образ жизни влияет на рождаемость. Это хорошо видно на примере Дании, которой, по мнению Сергея Балмасова, угрожает политико-демографическая революция.
  Каждый пятый мужчина в Дании не может найти подходящую супругу, и по этой причине 22% представителей сильного пола страны не имеют детей - об этом говорят эксперты Национального института социальных исследований. Как результат - сокращение коренного населения.
  'Что же стало причиной такой 'гнилости' Датского королевства? Не уж-то в Дании перевелись невесты? Отнюдь. Численность женщин даже немного превышает численность мужчин. Но может быть, сильная половина Дании отказывается от брачного союза потому, что среди датчанок перевелись симпатичные девушки? Такое мнение не выдерживает никакой критики. По данным ряда опросов, именно датчанки являются самыми красивыми женщинами Европы.
  При этом среди датчан превалирует здоровый образ жизни: многие из них, как мужчины, так и женщины, регулярно посещают бассейны и спортзалы. Как мужчины, так и женщины этой страны в большинстве своём не страдают от излишней полноты в отличие от тех же американцев.
  Так в чём же дело? В основе этого печального явления лежит целый комплекс причин. И в первую очередь, датские женщины, по словам эксперта из Национального института социальных исследований страны Могенса Кристофферсена, начинают предъявлять к мужчинам слишком завышенные требования. Главное для них - это отнюдь не красивая внешность, а 'социальный статус' и 'успехи в работе'. Но, как известно, принцев мало и на всех их не хватает. С другой стороны, и сами датские мужчины не всегда готовы 'доставать с небес звезды' по желанию женщин и всё ради того, чтобы расстаться с привычной им независимостью. Заметим, что среди представителей сильной половины Дании, прозябающих в безбрачии, хронических алкоголиков, бомжей, наркоманов и прочих откровенных символов деградации практически нет. В большинстве своем всё это высококультурные, состоявшиеся в жизни люди, имеющие стабильный высокий заработок. Заметим, что уровень жизни в этой стране и социальные гарантии населению - одни из высочайших в мире.
  Однако, как известно, за все приходится платить. В том числе и за материальный достаток. И платой в данном случае является время. Зачастую трудовой день тех, кто стремится к 'красивой жизни', заканчивается только глубокой ночью, ведь многие помимо основной работы трудятся по совместительству, в том числе и в выходные. И времени на личную жизнь не остается. Это наблюдается не только среди мужчин, но и среди женщин.
  Как результат - сокращение рождаемости среди коренных датчан и заполнение вакуума за счет иммигрантов.
  Ещё одна причина ослабления семейно-брачного института - это падение авторитета церкви и параллельно этому - моральных устоев. Большинство датчан формально - протестанты-лютеране. И хотя формально почти все они являются 'верующими', исправно платя церковный налог, на этом у многих из них вера в Бога и заканчивается. И такие обряды как крещение, конфирмация (расширенный ритуал венчания) и похороны обычно без участия церкви не обходятся.
  Однако для большинства датчан сегодня это уже скорее дань традиции, чем истинная вера. Общество материального потребления настолько сильно захлестнуло датское общество, что о Боге здесь думают всё меньше. Об этом говорят не только всё более пустеющие церкви, но и откровенные попытки кощунства в отношении других религий, например, того же ислама, когда местные газеты широко и не раз тиражировали оскорбительные карикатуры в адрес Пророка Мухаммеда. Истинно верующие христиане не посмели бы оскорблять святые для всех мусульман символы их веры. И это говорит о том, что и в этой стране атеизм пустил свои глубокие корни. При этом заполнить духовный вакуум оказалось нечем. И как одно из проявлений - ещё большее ослабление влияния церкви, пропагандировавшей крепость семейного брака.
  Об этом говорит и царящий в этой стране культ не просто 'свободной любви', а самой настоящей вседозволенности даже на общем либеральном европейском и мировом фоне. Не самым лучшим образом отражается на воспроизводстве населения то, что Дания является одним из главных оплотов гомосексуализма, где геи и лесбиянки чувствуют себя как рыба в воде. Именно эта страна пошла впереди Европы всей, первой разрешив им заключать официальные браки. И параллельно пропаганде 'альтернативных' отношений число обычных заключенных браков стремительно пошло вниз.
  При этом у многих отнюдь не считается дурным тоном быть сексуальным извращенцем - педофилом или зоофилом (благо на этот счет существует гласное и негласное разрешение). Так, например, в Дании дано полуофициальное 'добро' на секс с животными: Датский Совет по этическому обращению с животными решил, что нельзя запрещать секс с животными, если его не демонстрируют открыто. О многом говорит и то, что среди заметной части датчан популярны фильмы, посвящённые некрофилии.
  При этом Дания - одна из лидеров в числе стран, где дети рождаются вне брака и растут в 'неполноценных' семьях. Это также имеет далеко идущие последствия. По мнению экспертов, подобное явление пагубно отражается на детской психике и выросший в такой 'семье' ребенок имеет меньше шансов создать нормальные семейные отношения, чем его сверстники, выросшие в полноценной семье с матерью и отцом'.
  Разумеется, 'датская' тенденция всё активнее проявляется и в других европейских странах, отдавших дань моде безверия и по этой причине утративших прежние моральные устои. Однако, как известно, 'свято место пусто не бывает'. Образовавшийся вакуум безверия активно заполняет ислам, языческие верования. Несмотря на то, что в последние годы датское законодательство резко ограничило иммиграционный поток, Копенгагену это помогает мало. Кое-кто из переселенцев, ищущих лучшей доли, едет сюда нелегально. И наибольший прирост населения в Дании происходит за счет прогрессирующей рождаемости среди приехавших 'с юга'.
  Уже в 2003 году только по официальным и явно заниженным в разы данным численность постоянно живущих в стране мигрантов составляла 6,3% от населения страны. Сегодня она по разным данным уже колеблется на уровне 15%. Путем несложных математических вычислений можно определить, что к 2050 году облик Дании поменяется во всех отношениях. А это чревато сильнейшими политическими потрясениями, предполагает Сергей Балмасов.
  
  Почему современная европейская депопуляция не поддаётся никакому лечению вот уже сто лет? Проблема современной западной цивилизации в том, что у неё нет средств противодействия своему вымиранию, потому что депопуляция низкой рождаемости есть результат самого способа существования западного общества. Образ жизни современной европейской цивилизации - это и есть главный фактор, создающий депопуляцию самоистребления европейцев.
  Как когда-то римский образ жизни - 'хлеба и зрелищ' - привёл к депопуляции коренного населения империи и к гибели римское общество, так и современный образ жизни 'цивилизованной' Европы приводит к той же депопуляции самоистребления коренных европейцев и готовит им ту же бесславную участь.
  
  Итак, секрет европейского вырождения очень прост:
  ВЫСОКАЯ РОЖДАЕМОСТЬ НЕСОВМЕСТИМА С ЕВРОПЕЙСКИМ ОБРАЗОМ ЖИЗНИ.
  Европейский образ жизни и есть тот самый главный фактор, убийственно влияющий на рождаемость коренного европейского населения. Этот образ жизни окончательно сложился в Европе, Северной Америке, в экономически развитых странах мира, в странах европейской культуры во второй половине прошлого века. Любая страна мира, приобщаясь к европейским культурным и политическим ценностям, перенимая европейский образ жизни, становится добычей депопуляции низкой рождаемости.
  
  Теперь понятно, почему европейские учёные никак не могли определить главную причину современной депопуляции. Посудите сами, могут ли они согласиться с таким выводом? Ведь если признать, что европейский образ жизни виновен в депопуляции низкой рождаемости, значит, придётся согласиться и с дальнейшими выводами, а они, действительно, слишком убийственны для европейского сознания.
  Речь не просто в том, чтобы признать факт неправильности образа жизни - следует пойти дальше и показать, откуда взялся такой образ жизни, который выкашивает коренное европейское население. Но это поставит под сомнение всю европейскую систему ценностей.
  
  
  
  
  
  
  4. ИДЕОЛОГИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО ГЕНОЦИДА.
  
  
  'На съезде КПСС. Оратор: '...наблюдается дальнейшее загнивание мирового капитализма'. Шёпот в зале: '... эх, а как красиво гниют, вот бы и нам так'. Из анекдота.
  
  Европа, по праву гордящаяся своими культурными ценностями, политическими демократическими традициями, развитой экономикой, вступает сейчас, наверное, в самый трагический этап своего развития - этап погибели от депопуляции низкой рождаемости. И вместе с Европой трагические демографические изменения происходят во всех обществах европейской культуры. Эти процессы угрожают всем народам, кто принимает европейские культурно-политические ценности. Почему так происходит с Европой - вот вопрос, на который необходимо дать ответ, чтобы отменить освобождение Европы от коренного населения.
  
  Когда коммунистические идеологи в СССР говорили о 'загнивании лагеря капитализма', они были совершенно правы, потому что депопуляция преследует европейское общество ещё с XIX века, неумолимо сокращая 'прогрессивное' население. Но вместо того, чтобы использовать этот факт в пропагандистской войне с западом, показывая гибельность либерально-демократического выбора, партийные идеологи как будто не замечали это явление и никак не информировали советского человека о европейской депопуляции. А так как по всем показателям материального развития западное сообщество превосходило лагерь социализма, в глазах советского обывателя Европа постепенно представала страной обетованной. Под воздействием экономических успехов развитых стран капитализма, в советском обществе происходила своеобразная идеализация западного мира - всё-то у них по-человечески, для блага людей, да и просто зависть берёт от их порядка, чистоты и комфорта.
  Вот почему для нынешних российских либералов и правозащитников современная Европа представляется идеальным местом на земле, синонимом прогресса. Зависть слепит им глаза! Не видя и не понимая сути происходящих в мире явлений, они постоянно критикуют 'отсталую Россию', сравнивая её с 'прогрессивной Европой'. Но за внешне привлекательными проявлениями европейской жизни стоит глубочайший демографический кризис, о котором сами европейцы стараются лишний раз не говорить, грозящий радикально изменить не только Европу, США, но и весь мир.
  
  Этот кризис происходит от современной депопуляции самоистребления коренных народов Европы, происходящей в условиях высочайшего в истории человечества уровня общественного благосостояния, достигнутого европейской цивилизацией. Европейский образ жизни так и не смог совместить приемлемый уровень рождаемости населения с его комфортным существованием.
  Депопуляцию самоистребления можно преодолеть только одним способом - повышением рождаемости населения. Но чтобы повысить рождаемость, надо изменить европейский образ жизни, который и пропагандирует низкую рождаемость. А для того, чтобы изменить образ жизни, нужно знать, что его формирует. Нужно разобраться в том, что создаёт образ жизни, ведущий европейцев в могилу.
  
  Европейская депопуляция - это творимый на глазах у всего мира геноцид европейских народов.
  Геноцидом называют массовое истребление населения, грозящее полным его уничтожением. Обычно акты геноцида происходили в истории во время войн. Но то, что происходит в европейских странах на протяжении последнего столетия иначе как геноцидом назвать нельзя. И речь не идёт здесь о двух мировых войнах, кровавых революциях и тоталитарных диктатурах.
  В определении геноцида, предложенном Организацией Объединённых Наций, говорится, в том числе, и о 'преступном создании определённых условий для жизни', в результате которых сокращается рождаемость среди населения, что и приводит к геноциду.
  Европейский образ жизни - это и есть условие для самоистребления коренных европейских народов на протяжении последних ста лет путём их добровольного отказа от нормальной рождаемости.
  Европейский образ жизни, комфортный и свободный, и осуществляет геноцид коренных европейцев.
  
  Кто же создал такие условия проживания, что общество уничтожает себя добровольно? Кто создал этот европейский образ жизни, приводящий к вымиранию коренных европейцев? Где враг? Кто в ответе за европейский геноцид?
  Никто не говорит о немедленном уничтожении коренных европейцев, кроме, может быть, 'Аль-Каеды', никто не ставит задачу по уничтожению того или иного коренного европейского народа. Ни одна легальная европейская партия не провозглашает полную замену коренного европейского населения представителями других рас и народов. Ни одно правительство не заявляет о намерении своей деятельностью сократить коренное население Европы. Никто этого прямо не говорит, но косвенно - все становятся участниками процесса взаимного уничтожения. Происходит тихое, на протяжении десятилетий, уничтожение коренных европейцев посредством депопуляции низкой рождаемости.
  Всё дело в том, что враг, уничтожающий европейцев, это не материальный объект - пули, ядра, болезни, метеориты. Враг находится внутри человека - в наших головах, в нашем мышлении. Образ жизни - это лишь внешнее проявление человеческих представлений о жизни. Враг, уничтожающий коренных европейцев - тот уклад, те жизненные принципы и правила, по которым живут европейцы.
  
  Общественный уклад, по которому живёт конкретный народ, целиком основан на принятой этим народом идеологии - сумме взглядов на мир и место человека в мире.
  
  Европейская идеология создала европейский мир, европейский образ жизни, в результате которого происходит научно-технический прогресс, рост материального благосостояния и... снижение рождаемости населения. Европейская идеология виновна в том, что европейцы перестали заботиться о сохранении собственного народа. Европейская идеология и есть главнейший фактор, который ответственен за геноцид европейского населения.
  Европейские правительства, политические деятели, опирающиеся в своих решениях на европейскую идеологию, создали европейский умирающий мир, те 'определённые условия для жизни', при которых, в результате которых сокращается рождаемость коренного европейского населения. Это означает, что именно европейская идеология, лежащая в основе европейской жизни, ответственна за формирование европейского образа жизни, ведущего прямиком к депопуляции низкой рождаемости, к геноциду коренных европейских народов.
  
  В ХХ веке европейская научная мысль признала депопуляцию смертельной неизлечимой болезнью, объявив, что это чуть ли не закон развития богатого общества: когда уровень жизни населения вследствие достижений научно-технического прогресса и развития экономики поднимается, происходит постепенное сокращение рождаемости, приводящее к депопуляции.
  Европейский ум наблюдает наличие объективного явления сокращения численности населения. Отмечает, что это сокращение численности как-то связано с ростом благосостояния общества. И признает своё бессилие противодействовать этому сокращению. И он не может понять, почему так происходит, почему никакие деньги не могут остановить депопуляцию низкой рождаемости. Он не знает, что предпринять, чтобы разумно контролировать численность населения, не допуская его вымирания. Вот где ярко проявилось интеллектуальное бессилие современного европейского мышления, сильно ослабевшего сейчас по сравнению с прошлыми веками.
  Уважаемые учёные и демографические спекулянты толкуют о 'демографическом переходе', о 'комплексе причин современной депопуляции', не столько объясняя ситуацию, сколько запутывая её. Их 'объяснения' призваны поставить людей перед фактом неизбежности вымирания. Создан какой-то мистический ореол вокруг 'непостижимости' депопуляции - современная наука, мол, не может до конца объяснить это явление, а может лишь описать его. Объяснить какое-либо явление 'до конца' - значит, научиться использовать его в интересах человека. Если европейский мир не может остановить свою депопуляцию - значит, он либо не понимает её, либо не хочет её прерывать.
  
  Приверженцы либеральной теории демографического перехода провозглашают, что в условиях современной модернизации экономики неизбежным и необратимым является смена неэкономичного, 'расточительного' (wasteful) режима воспроизводства населения на экономичный, 'сберегающий' (conservative) режим, для которого характерны низкая рождаемость и смертность. Это и предполагает, по мнению либеральных ученых-демографов, долгосрочную тенденцию снижения рождаемости в человеческом обществе на основе ее сознательного регулирования. Но обман заключается в том, что никакого 'сознательного регулирования' в теории демографического перехода не существует - просто тупо наблюдается, как вымирает собственное население. Все попытки развитых государств сознательно регулировать депопуляцию ничего не дали.
  
  Европа всегда гордилась своими интеллектуальными достижениями, и никто не сомневается в том, что и сейчас Европе по силам выяснить, в чём истинные причины депопуляции. Однако, есть ли у современной Европы, либеральной и прогрессивной, желание искать эти причины? И самое главное, достаточно ли у современной Европы выдержки, чтобы принять эти причины, и достаточно ли у неё воли, чтобы задавить эти причины и переломить ситуацию с вырождением своего населения?
  Вполне вероятно, что интеллектуальные европейцы понимают, в чём причины депопуляции низкой рождаемости, но согласиться с этими выводами не могут в силу своих идеологических взглядов. Европейская идеология, таким образом, становится тормозом для европейского интеллекта.
  Именно европейская идеология, по принципам которой живут европейцы, и становится могильщиком и европейского интеллекта, и коренного европейского населения.
  
  ФЕТИШИЗАЦИЯ БОГАТСТВА.
  
  Учёные запада долго ломали голову над тем, как приостановить депопуляцию коренного европейского населения от низкой рождаемости. Но их научные поиски оказались безрезультатными, а действия западных правительств по повышению рождаемости бесполезными. Они так и не смогли дать объяснение явлению, по которому чем богаче живёт общество, тем быстрее оно депопулирует. По-существу, западные учёные дают верный ответ, однако, они только констатируют факт вымирания, никак не объясняя его. Действительно, чем богаче общество, тем быстрее оно вымирает, но ведь не богатство же само по себе убивает население, в самом деле.
  Либеральные европейские идеологи, чтобы оправдать самоуничтожение европейского населения даже придумали теорию, согласно которой рождаемость населения падает по мере того, как оно становится богаче. Таким образом, само богатство, по их мнению, становится причиной вырождения.
  Но может ли материальный фактор, такой как богатство, например, непосредственно влиять на уровень рождаемости. Вряд ли! Нож сам по себе - это просто кусок металла. Танк - тот же кусок металла, только гораздо больше, чем нож. Орудием убийства их делает человек. Точно так же и богатство. Ножом можно резать хлеб и делать операции на сердце. Танк можно использовать в качестве тягача или бульдозера. И богатство можно использовать на благо человека.
  Ошибка европейской идеологии заключается в том, что она наделяет богатство только положительными качествами: чем богаче общество, тем лучше. Успешность капиталистического государства оценивается по уровню ВВП на душу населения. Богатство, накопленное обществом, становится мерилом цивилизованности и прогресса. Однако, как мы видим, богатство принесло Европе депопуляцию низкой рождаемости.
  Но виновато ли богатство в депопуляции? Никому ведь не приходит в голову обвинять нож в убийстве, или воспевать ему славу, как самому милому предмету. Но почему-то к богатству принято относиться только положительно. Хотя в истории было немало случаев, когда богатство приносило горе людям, владеющим им. Европейские интеллектуалы примитивно возложили всю вину за депопуляцию на рост благосостояния человека в западном мире. И после этого им осталось только опустить руки, наблюдая за прогрессом.
  Если бы богатство само по себе - золото, серебро, франки, доллары, гульдены - было виновато в депопуляции, тогда это действительно был бы закон природы, который человек не в силах изменить. Тогда человечество действительно обречено на вымирание, так как накопление богатства в результате производительной деятельности - естественный процесс. Но очень уж трудно согласиться с тем, что обычная груда металла, или куча бумаги способны произвести такое влияние на общество, что оно начинает вымирать.
  Полагать, что от повышения уровня жизни, являющегося следствием накопленного богатства, зависит депопуляция, как считают некоторые европейские учёные, означает признание за богатством мистических свойств, сродни библейскому 'золотому тельцу', поклонение которому есть причина бедствия людей из-за нарушенных заповедей Бога. Вот так современная европейская мысль, круто замешанная на атеизме, оказывается в сфере мистического, пытаясь понять причины депопуляции. Именно здесь, в вопросе депопуляции, вся современная философия европейского мира терпит грандиозное фиаско, не в силах ни понять, ни объяснить это явление. Сведение причин депопуляции к следствию от роста благосостояния населения мистифицирует этот вопрос, с одной стороны, наделяя вещи таинственным смыслом. А с другой стороны, обрекает общество на неминуемое вымирание.
  (Очень характерно, что слабо экономически развитые страны европейской цивилизации - Россия, например, где также идёт процесс депопуляции, все надежны по её преодолению связывают как раз с ростом благосостояния общества по мере экономического развития.)
   Но если предположить, что европейская идеология, лежащая в основе европейского образа жизни, даёт неверное представление о вещах и их роли в судьбе людей, тогда вопрос депопуляции переходит из сферы таинственного, в сферу рационального осмысления действительности.
  Если только признать, что не от наличия богатства, а от отношения человека к богатству зависит репродуктивное поведение человека, тогда ответ на вопрос о причинах депопуляции станет прост и ясен: европейское общество пошло в своём идеологическом развитии по пути фетишизации богатства и забвения подлинных нужд человека.
  
  Богатство служит человеку, повышая уровень жизни, и человек стал рабом богатства, став приставкой к общественному производству. Но если не человек в своём духовно-материальном единстве стоит в центре развития производства, а только выгода, которую можно получить, эксплуатируя лишь его физиологические потребности, тогда духовность уходит, а вместе с ней и смысл существования человека - вот начало европейской депопуляции.
  Отказавшись быть 'рабом Божьим', человек стал рабом денег, богатства. Но богатству человек не нужен - оно самодостаточно, как всё материальное, бездуховное. Бог же, как духовная сущность, не может обойтись без людей, созданных им по своему образу и подобию. Вот почему Бог сохраняет людей, повелевая заботиться о семье и рождаемости, в то время как накопленное богатство заставляет человека отгораживаться от других людей, даже собственных детей, замыкаясь в скорлупе комфорта. Попытки построить рай на земле для богатеньких приводят к их вымиранию от депопуляции низкой рождаемости. Так Бог наказывает человека за эгоизм.
  Богатство в руках одних людей появляется при удовлетворении потребностей других людей. Богатство одних удовлетворяет человеческие потребности других с целью своего увеличения - и только. И никакие иные цели при этом не преследуются. Ни здоровье, ни какое бы то ни было развитие личности богатство не интересует. И тем более богатство работает не для того, чтобы сделать кого-либо нравственнее. Оно использует для своего роста лишь то, что имеется у человека в наличие на данный момент. Отсюда тупая гонка за показателями экономического роста, приводящая общество к неравенству, а мир к экологической катастрофе.
  Растущая экономика в европейском мире не служит повышению нравственности человеческого общества, а лишь увеличивает разрыв между богатством и бедностью. Более того, духовность и нравственность только мешают быстрому развитию экономики, так как мешают быстрому обогащению одних за счёт других.
  
  Европейский человек вымирает потому, что превратился в машину для потребления произведённых им же материальных ценностей. Он существует сейчас не для своего духовно-нравственного развития, а для 'производства-потребления'. То есть, европейский человек превратился, с одной стороны, в производителя разнообразных продуктов, материальных и духовных, а с другой стороны, в простой 'участок потребления' - часть производственного процесса. Как личность он никому не нужен, он интересен капиталистическому производству только как производитель и как потребитель. И чем больше человек производит и потребляет, тем лучше для капитализма. А на собственное духовно-нравственное развитие у человека времени уже не остаётся, да и кому это нужно? В бешеном круговороте производства и потребления материальных и культурных благ у современного европейца не остаётся времени и на продление своего рода.
  Либерально-демократическое европейское государство служит лишь для обеспечения высоких темпов экономического развития, для научно-технического прогресса - чем и гордится - но не для человека, который тем самым обречён на вымирание через депопуляцию низкой рождаемости. Именно западное общество и государство, принимая установки либерально-демократической европейской идеологии, превращает человека в механический винтик процесса капиталистического производства. Идеалом европейского 'прогрессивного' мира стал человек-потребитель, кто может потребить много продукции передового капиталистического производства.
  Но не из-за успешного развития экономики, не из-за высокого уровня жизни вымирают европейцы, а из-за навязанных им стандартов европейского образа жизни, основанных на европейской идеологии, обслуживающей капитализм и обеспечивающей развитие европейской экономики. Рождаемость коренных европейцев падает не 'с повышением благосостояния общества', а с внедрением в их головы принципов европейской идеологии. Не научно технический прогресс виноват в исчезновении европейцев, не капитализм с его развитой экономикой, а европейская идеология, извращающая человеческое существование в мире.
  Если человек разумный понимает, что смысл жизни не в том, кто больше в этом мире произведёт и потребит товаров и услуг, а в том, чтобы самому человеку становиться совершеннее духовно и телесно, тогда он заинтересован в продолжении жизни на земле и вопрос о депопуляции просто не возникает. Но если человек видит себя только в роли потребителя разнообразных товаров, временно оказавшегося в этом мире, значит, смысл его существования сводится только к интенсивному потреблению этих товаров - а дети при таком образе жизни просто не нужны. В этом и заключена причина депопуляции, её 'тайна'.
  
  Вы никогда не задумывались над тем, что с каждым годом автомобили европейской цивилизации становятся всё лучше, мощнее, красивее, надёжнее, в то время как сидящие в них люди в лучшем случае остаются прежними? Внутри прекрасных новых автомобилей люди ссорятся и дерутся, оскорбляют и ругают друг друга, совершают подлости и преступления ничуть не меньше, чем тогда, когда пользовались только гужевым транспортом.
  Гонка за материальным благополучием, облегчающим быт человека, не делает его лучше, нравственнее. Наоборот, в более мощных автомобилях сидят менее мощные духовно и физически, по сравнению со своими отважными предками, слабые и безвольные, но гордые и свободные нынешние коренные европейцы, получившие материальные блага героической борьбой предков, и не способные сейчас даже к сохранению своего народа в истории.
  Люди европейской цивилизации не становятся терпимее друг к другу, добрее, честнее, уважительнее. Об этом говорит количество разводов, превышающее уже количество свадеб - им теперь стало гораздо труднее уживаться друг с другом под одной крышей. Человек разучился жить с другим человеком и принимать его таким, каков он есть, насколько естество другого человека стало ему противно. Людям стало просто невыносимо жить вместе друг с другом - о каких детях может тогда идти речь?
  Отличительной чертой современных европейцев считается постоянная улыбка, обращённая ко всем людям. Но за этой внешней доброжелательностью скрывается полное неприятие другого человека, неспособность ужиться с другим человеком. Даже любовь не может помочь коренным европейцам - они стали слишком эгоистичными, чтобы прощать ближнего, несмотря на всю их европейскую толерантность.
  Мало прокричать на весь мир о своей толерантности - надо ещё и подтвердить это. А как можно подтвердить свою толерантность, если европейцы терпеть не могут себе подобных, чтобы ужиться с ними под одной крышей, в одной семье, поэтому и разводятся больше, чем живут в согласии в браке, поэтому и вымирают от депопуляции низкой рождаемости.
  
  ДВА СПОСОБА ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ДЕМОГРАФИЧЕСКУЮ СИТУАЦИЮ.
  
  Один способ воздействия - всячески поощрять население к рождению детей экономическими, материальными мерами. Это разного рода пособия, отпуска, вспомоществования, облегчения проживания и так далее. Это развитие экономики и повышение уровня жизни населения. Это развитие науки и техники, и забота о физическом существовании человека.
  Демографические спекулянты твердят: 'Любая женщина реагирует на множество сигналов извне. Например, когда повышаются цены на продукты, когда невозможно устроить ребенка в детский сад, когда оставляет желать лучшего качество здравоохранения - это явно не стимулирует рождаемость. Или же если у вас маленькая квартира... Женщина должна получать как можно больше позитивных сигналов! Одного материнского капитала тут явно недостаточно. Когда говорят, например, что во Франции рождаемость по сравнению с Россией относительно высокая, то надо помнить: там и общий климат другой! Там экономические, гуманитарные, жилищные условия, система пособий - иные'.
  В этом пассаже, кроме раболепного преклонения перед Европой, спрятаны две неправды.
  Первая ложь в том, что материальные факторы как стимулы повышения рождаемости вообще мало работают, иначе в африканских странах рождаемость была бы мизерной, а в развитой Франции огромной, раз в ней так заботятся о том, чтобы доставлять женщине 'как можно больше позитивных сигналов'.
  И вторая ложь - говорить, что 'во Франции рождаемость по сравнению с Россией относительно высокая'. Демографический спекулянт при этом 'забывает' сказать, что рождаемость во Франции складывается из мизерного взноса в неё коренных французов, подверженных депопуляции низкой рождаемости, и подавляющего взноса паспортных 'французов' иноплеменного происхождения.
  Высокоразвитые страны европейской культуры могут позволить себе тратить огромные суммы на поддержку семьи, но эта поддержка ничего не даёт. Богатейшая Европа до конца использовала материальную сторону мер воздействия на рождаемость коренного европейского населения, но ничего не добилась именно потому, что ментальность европейцев, сформированная европейской идеологией, отрицает высокую и нормальную рождаемость, достаточную для самовоспроизведения населения. Какие бы деньги ни выделяли европейские правительства, население в их странах сокращается, несмотря на высокие показатели по продолжительности и качеству жизни.
  Интеллектуальное бессилие европейской идеологии в том, что она обрекает коренное европейское население на самоуничтожение посредством депопуляции низкой рождаемости.
  
  Другой способ воздействия на демографическую ситуацию в стране - через формирование духовно-нравственных установок, способствующих возрождению семейных ценностей. Но беда в том, что современная европейская идеология в корне противоречит этим ценностям. Правительства Европы, действующие в рамках европейской идеологии, полностью отказались уже давно от любых попыток воспитания духовной нравственности у своих граждан.
  Человек - существо духовно-материальное. Создав идеальные условия для физического существования человека с помощью научно-технического и экономического прогресса, и отбросив заботу о его духовно-нравственном развитии, западное общество погубило себя через депопуляцию низкой рождаемости. Материальное изобилие не может подменить отсутствие духовно-нравственного климата в обществе, обрекая современного западного человека на самоуничтожение. Вот почему никакие меры материального воздействия на рождаемость не могут дать положительных результатов.
  
  В своих работах российский мыслитель И. А. Гундаров на многих примерах доказывает, что основной причиной современной российской демографической катастрофы является 'духовное неблагополучие' в стране.
  Не ухудшение социально-экономического благосостояния, не различные злоупотребления (алкоголь, табак, наркотики), не экологическое неблагополучие в стране вносят определяющий вклад в ухудшение демографической ситуации. И соответственно, экономические усилия государства по борьбе с этими явлениями не исправят ситуацию. '...в Москве, где уровень жизни в два раза выше общероссийского, вымирание идет более интенсивными темпами в сравнении с остальной страной'.
  'Все прогнозы народонаселения, выполненные в отношении России ведущими демографическими центрами, пессимистичны...'. Это происходит потому, что сейчас государство российское основную причину сокращения рождаемости видит в социально-экономической сфере, тогда как вопрос избавления от депопуляции низкой рождаемости находится в сфере духовной. В самые суровые времена, когда воскресал дух народа российского, повышалась и рождаемость населения. И неважно, сколько долларов на душу населения тогда приходилось!
  
  Европейский ум в соответствие с современной европейской идеологией занят чем угодно - секс, самосовершенствование личности, раскрытие своего творческого потенциала, карьера, учёба, бизнес, спорт и так далее - только не продолжением народа. Догма о гражданских свободах и правах человека не позволяет либеральному европейскому государству активно воздействовать на убеждения человека, заботясь о его духовно-нравственном развитии, ибо это означает прямое нарушение прав личности, за которые долгими десятилетиями боролись европейские либералы.
  Способ воздействия на депопуляцию с помощью духовно-нравственного развития человека просто неприменим в странах европейской идеологии. Вот почему европейское либерально-демократическое государство бессильно остановить вымирание коренного населения, и потому обречено на самоуничтожение.
  Это же происходит сейчас и в России, по мере внедрения европейских либерально-демократических ценностей - вот оно, то счастье, к которому так стремятся российские демократы и либералы.
  
  Европейская цивилизация стала жертвой преступной европейской идеологии. Почему преступной? Да потому, что она повинна в вымирании коренного европейского населения и, в конечном счёте, повинна в погибели европейской цивилизации. Европейская идеология создала невыносимый для продолжения жизни общественный климат среди коренных европейцев, обрекая их на добровольный уход.
  Что же в результате? Какие перспективы? Если ничего не изменится, Европа просто потеряет своё население, она обезлюдит коренными европейцами настолько, что переселенцы из других стран станут со временем правящим большинством, не желающим воспринимать европейские ценности (что уже происходит сейчас). И европейцы станут гонимыми в своих собственных странах.
  Мы этого хотим и для коренных народов в России?
  
  Нынешняя депопуляция полностью зависит только от одного единственного фактора - низкой рождаемости населения. Значит, и возрождение России и Европы тоже зависит только от решения одной единственной проблемы. А она не решается ни борьбой за 'мир во всём мире', ни борьбой с пьянством и наркоманией, ни повышением материального благосостояния, ни развитием системы медицинского обслуживания населения, ни повышением продолжительности жизни, ни через увеличение свобод, ни эмансипацией женщин и извращенцев. У наших европейских предков ничего этого не было, а рождаемость всегда была сверхвысокой.
  Возможно, всё дело в том, что у предков современных европейцев было нормальное мировоззрение, основанное на естественных духовных ценностях. И только потеряв это мировоззрение в ходе 'прогрессивного' развития - духовно деградировав, россияне вместе с другими европейцами вступили на путь вымирания. Поэтому нынешнее явление вымирания коренного европейского населения нужно называть не просто депопуляцией, смешивая тем самым её с естественной видовой депопуляцией, а именно депопуляцией от духовной деградации населения. Значит, только преодолев духовную деградацию общества можно преодолеть современную депопуляцию. Иного пути нет - это и доказывает столетний опыт бесполезных попыток преодоления европейской депопуляции.
  Сначала происходит духовная деградация человека, меняется человеческая ментальность, а затем она проявляется депопуляцией населения. Ответ на вопрос о современной депопуляции 'спрятан', таким образом, в ментальности человека, в духовных основах его существования.
  Депопуляция в человеческом обществе вследствие низкой рождаемости в мирное и комфортное время есть результат духовной деградации человеческого существования. Это происходит, когда эгоизм становится сутью человеческой жизни, когда общество начинает жить по придуманным искусственным схемам, отрицающим материально-духовную природу человека.
  
  В демографии используется термин 'естественная убыль населения' - разница между родившимися и умершими за отчётный период. К сожалению, этот термин используется демографическими спекулянтами для того, чтобы скрыть от населения процесс вымирания населения. Этот термин ничего не даёт в понимании процесса современной депопуляции.
  В самом деле. Показатель 'естественной убыли населения' для страны, где смертность высока, но высока и рождаемость будет тем же самым и для страны, где смертность низка, но низка и рождаемость. Но в первой стране высокая рождаемость приведёт к росту населения с улучшением медицинских услуг, например. А вторая страна обречена на исчезновение, так как низкая рождаемость не позволяет населению восстановиться после обвального роста смертности, который неминуемо произойдёт, потому что люди смертны и рано или поздно поколения уходят. И если в первом случае можно говорить о естественной убыли населения, то во втором - ни о какой естественности говорить нельзя. Вымирание от низкой рождаемости в либерально-демократических странах с самым высоким уровнем благосостояния на земле - это не естественный процесс (в смысле его независимости от внешних природных факторов). Этот процесс есть следствие европейского образа жизни, навязанного коренным жителям Европы европейской идеологией, поощряющей человека к отказу от рождаемости, а общество к вымиранию.
  
  Когда европейцы столкнулись с депопуляцией, они долгое время вообще старались не замечать её. А заметив, постарались отмахнуться от казалось бы ничтожной проблемы, 'затыкая' её чем попало. Попадали под руку, как правило, деньги. Улучшили социальную защиту населения - не помогло. Повысили уровень жизни - не помогло. Обеспечили всех жильём и работой - не помогло. Увеличили продолжительность жизни населения - не помогло. Сократили детскую смертность - не помогло. Установили либерально-демократический режим - не помогло. Дали женщинам равные с мужчинами права - не помогло. Дали полную свободу прерывания беременности - не помогло. Учредили различные свободы - не помогло. Стали защищать права человека - не помогло. Произвели сексуальную революцию - не помогло. Стали признавать извращения нормой - не помогло. Короче - ничего не смогли сделать европейцы за сто лет, чтобы остановить депопуляцию своего населения.
  Вот и мы сейчас в России пытаемся делать то же самое... Неужели умные европейцы не в состоянии понять за сто лет простую истину - проблема вымирания коренного европейского населения - это не материальная проблема. Это проблема смысла и образа жизни, это проблема мировоззрения. Это идеологическая проблема.
  Причина депопуляции от низкой рождаемости заключена в европейском образе жизни. А европейский образ жизни основан на европейской идеологии. Значит, европейская идеология полностью ответственна за депопуляцию самоистребления.
  
  'ЕСЛИ ТЫ ТАКОЙ УМНЫЙ, ТО ПОЧЕМУ ТЫ ТАКОЙ БЕДНЫЙ?'
  
   Этот сногсшибательный вопрос ставится либерально-демократическим обществом потребления перед всеми людьми без исключения. Раз деньги в обществе потребления есть высшая ценность, идеал, к которому надо стремиться, и получается, что ум человеку необходим только для того, чтобы эти деньги получить в как можно больших количествах. Ум, оказывается, дан человеку только и исключительно для того, чтобы добывать деньги. И чем больше, значит, по этой либеральной логике, человек получил денег, тем больше у него ума. Деньги становятся мерилом ума.
  В этой схеме полностью отсутствует мораль - получение денег ничем не ограничено. Значит, подходят абсолютно любые способы получения денег. Неважно, каким путём вы получили деньги. Но если они у вас есть, значит, вы - умный человек. И если вам повезло родиться в богатой семье, тогда вы получаете приличное образование и вступаете легально в управление отцовским капиталом. И вы можете демонстрировать при этом благородство и широту взглядов, милость и благодетельство.
  Но если вам не повезло, и вы родились в семье бедной, тогда у вас только один путь для признания вас умным человеком - добыть много денег. Добыть любым путём, даже через преступление. Выбившиеся раньше других в богачи преступники, ставшие легальными образцами поведения, с помощью законов защищают своё богатство от посягательств всех прочих, объявляя посягающих преступниками. Вот почему система наказания в западных странах так милостива к преступникам, создавая для них комфортные условия отсидки и запрещая смертную казнь. Ведь все нынешние богачи - суть сами преступники, или потомки преступников, которым посчастливилось легализовать свой капитал, добытый нечестным путём.
  Европейский мир, гордый своими материальными достижениями, считает, в соответствие с западной идеологией, что эти достижения смогли явиться только вместе с демократическим развитием общества. А это в свою очередь означает, что мерилом прогресса становится развитие демократии в мире. А демократия развивается в соответствие с идеологией либерализма. Так 'в одном флаконе' прогрессивного общества сливаются вместе либерализм, демократия и материальный прогресс.
  Отсюда выводится рецепт благоденствия для любой страны: либерализация и демократизация общества ведут к росту его материального благосостояния. И теперь количество прогресса в любой стране мира оценивается по тому, насколько она продвинулась по этим шкалам: насколько развиты в стране демократические институты, насколько свободна пресса, насколько высоки стандарты материального обеспечения и так далее. И западные политологи менторским тоном указывают той или иной стране, как ей вести себя, чтобы соответствовать прогрессивным западным стандартам. Этому же служат разнообразные шкалы, рейтинги, опросы, исследования, призванные 'выстроить' весь мир по западному шаблону.
  
  Результат правления европейской идеологии наглядно демонстрируют демографические данные по миру. По данным ООН, за последнее столетие население мира и регионов Земли менялось следующим образом (в миллионах человек):
  
   Весь мир Европа Африка Азия Латинская Америка
  1900
   1.634 413 117 949 67
  2000
   6.085 745 812 3.664 522
  2030 (прогноз) 8.199 715 1.463 4.864 722
  
  Население Африки и Латинской Америки за столетие выросло больше, чем в десять раз, в то время как население Европы не выросло и в два раза. Если бы темпы роста коренного европейского населения были на уровне 'хотя бы' азиатских стран, тогда её население к началу XXI века составило бы 2 миллиарда человек. Таким образом, цена европейской идеологии для европейцев составила, по крайней мере, полтора миллиарда человек за сто лет.
  И не надо здесь валить вину на революции, войны и тоталитаризм. На других континентах все это было в избытке, вместе с гораздо более низким уровнем жизни, чем в Европе, тем не менее, люди справлялись и с трудностями быта, и с трудностями жизни. Было бы желание в обществе - правильная идеология - и никакой депопуляции низкой рождаемости нет места. Вот цена европейской идеологии - геноцид коренных европейских народов.
  
  
  
  
  
  
  5. И ЭТО НАЗЫВАЕТСЯ ПРОГРЕССОМ.
  
  
  'Все прогрессы реакционны, если рушится человек'.
   Андрей Вознесенский.
  
  Факт европейской депопуляции означает, что европейцы построили мир, который обрекает их собственное население на вымирание. Может ли называться прогрессивным мир, который уничтожает сам себя?
  
  Если бы современный европейский мир не вымирал от депопуляции низкой рождаемости, тогда он мог бы претендовать на роль образца для всех народов земли. Но если коренные европейцы безудержно вымирают и сокращение населения может прекратить их существование к концу текущего века - это означает, что европейская цивилизация со всеми её достижениями порочна, лжива и античеловечна по своей сути.
  
  Значит так, получается, что чем вольготнее живут в Европе люди - тем активнее вымирают? Чем больше у них свободы и демократии - тем быстрее они вырождаются? Чем 'цивилизованнее' народ - тем меньше он рожает детей? Чем больше материальных благ в обществе - тем увереннее депопуляция косит население? Чем экономически более развито общество - тем быстрее идёт к самоуничтожению?
  И это называется прогрессом?
  Разве быть прогрессивным, значит, быстрее вымирать?
  Разве свобода слова нужна для того, чтобы восхвалять депопулирующих европейцев?
  Либерально-демократическое западное общество самоуничтожается путём депопуляции низкой рождаемости и называет себя при этом прогрессивным. Вот уж действительно на Западе утвердилось общество Оруэлла - самоуничтожение теперь называется прогрессом! Дождались!
  Всё смешалось в человеческом сообществе - самые свободные и обеспеченные люди на земле, коренные европейцы, активно вымирают, но всему миру рекламируют себя в качестве образца для подражания. Путь к смерти у европейцев называется прогрессом! Становитесь европейцами, чтобы быстрее вымирать! Приобщайтесь к европейскому образу жизни, чтобы быстрее исчезнуть с лица земли!
  Коренные европейцы не хотят рожать, а провозглашают себя учителями человечества. Идущие в пустоту тащат за собой всех людей планеты, увлекая их игрушками материально-технического прогресса. Великий исход европейцев обставляется как веселый карнавал, чтобы не задумывались коренные европейские народы о своей предстоящей гибели.
  
  Вот поразительный образчик европейского бахвальства и самовосхваления:
  'Независимая (интересно, от чего независимая?) международная гуманитарная организация 'Save the Children' (Берегите детей) выпустила очередной, восьмой по счету, доклад 'Положение матерей в мире'. В докладе 140 стран мира ранжированы в зависимости от того, насколько благоприятными в них являются условия для материнства. От качества жизни матерей, по мнению авторов, напрямую зависит здоровье, безопасность и благополучие детей.
  Список наилучших с точки зрения материнства стран, как и в прошлые годы, возглавляют Скандинавские страны. На сегодняшний день самые благоприятные условия для того, чтобы стать матерью, созданы в Швеции, Исландии и Норвегии. За ними следуют Новая Зеландия и Австралия. В первую десятку стран попали также Дания, Финляндия, Бельгия, Испания и Германия. И далее идут Нидерланды, Великобритания, Франция, Швейцария, Канада, Словения, Австрия, Италия, Португалия, Ирландия, Греция, Чехия, США, Венгрия, Словакия, Япония'.
  Какая прелесть! Но если мы посмотрим на данные по рождаемости, представленными ООН, то увидим, что как раз эти же страны имеют самую низкую в мире рождаемость. То есть, получается, что самые 'наилучшие с точки зрения материнства страны', вымирают наиболее быстрыми темпами, потому что народ там не хочет плодится. Да здравствует Оруэлл!
  Так в чём же тогда заключается западный прогресс? В том, чтобы создавать 'наилучшие с точки зрения материнства' условия для женщин и вымирать от низкой рождаемости? - Абсурд!
  Коренные народы всех вышеперечисленных стран обречены исчезнуть до конца текущего века с планеты, и коренное европейское население должно молить Бога, если, конечно, хоть капля веры осталась в языческой Европе, за то, чтобы это исчезновение не сопровождалось чрезмерным насилием.
  
  НЕ ЗАГОВАРИВАЙТЕ НАМ ЗУБЫ, ГОСПОДА!
  
   Самая большая ложь состоит в том, что людям предлагают обсуждать и говорить о чём угодно, только не о самом главном. Обсуждают безработицу, финансово-экономический кризис, доходы, оптимизацию расходов, проблему преступности, проблему терроризма, наркотрафик, СПИД, глобальное потепление и массу других вопросов. Но ведь все эти вопросы, в конце концов, лишь заслоняют главную проблему современности - проблему вымирания европейской цивилизации.
  Давайте спросим европейских политиков прямо: как вы думаете решать проблему депопуляции коренного европейского населения? И думаете ли решать её вообще?
   Ведь это же нонсенс! Европейское население сокращается, словно идёт война, а политики болтают о чём угодно, только не об этом. Действительно, на протяжении многих лет населению не говорят всей правды о том, что его ждёт в скором будущем, не говорят, что коренное население Европы постепенно тает, не говорят о том, что скоро наступит день, когда коренные европейцы перестанут быть хозяевами в своих странах, когда они исчезнут.
  Европейское коренное население сплошь вымирает, а ООН публикует год за годом традиционный 'Индекс Развития Человеческого Потенциала' (официально документ называется 'Доклад о развитии человека'). Индекс оценивает уровень средних достижений той или иной страны по трем основным критериям: долголетие на основе здорового образа жизни, доступ к знаниям и достойный уровень жизни. Рейтинг охватывает 175 стран - членов ООН, а также Гонконг и Палестинскую Автономию.
  В первую десятку стран за 2005 год, например, которые обладают наиболее высоким уровнем развития человеческого потенциала, по мнению экспертов ООН, вошли: Исландия, Норвегия, Австралия, Канада, Ирландия, Швеция, Швейцария, Япония, Нидерланды и Франция.
  Поразительный факт! Все перечисленные в докладе страны имеют низкие показатели уровня рождаемости коренного населения! То есть, коренное европейское население в этих странах вымирает рекордными темпами, а миру они выдаются как примеры для подражания! Сколько же можно лгать людям!
  Если народ в стране не желает размножаться, значит, страна обречена на самоуничтожение - этот закон природы и есть европейский путь развития. Это и есть прогресс?
  Дорога, которая ведёт в могилу, не может называться прогрессивным путём развития!
  
  КРИТЕРИИ ОБЩЕСТВЕННОГО ПРОГРЕССА.
  
  Современные либералы, либеральные средства массовой информации занимаются ничем иным, как 'затуманиванием мозгов' гражданам всех стран мира. Они всячески пропагандируют ценности европейского общества, либеральные ценности, западный образ жизни. Они стараются убедить всех, что 'цивилизованные' европейцы представляют собой передовую, прогрессивную часть человечества. A европейский либеральный путь развития - единственно верная дорога в будущее. Они превозносят развитую западную инфраструктуру, прекрасные дороги и автомобили, передовую науку и технику. Либералы яростно оплёвывают всё, что не вписывается в понятия западной идеологии, западных норм жизни, западной культуры.
  Современные западные учёные (к счастью, далеко не все), несмотря на всё более тревожную ситуацию, складывающуюся на планете, продолжают считать, что именно западный мир является передовой частью человечества. Они по привычке выдвигают на первый план показатели научного, производственного, экономического развития, тыча всему остальному миру в нос своими достижениями по производительности общественного труда, по материальному производству, по продолжительности жизни, по комфорту, в котором живут граждане европейского общества.
  Европейский мир по праву гордится своими достижениями, но пора внести, наконец, полную ясность в понятия, затуманенные европейской идеологией. Пора точно определить, что делает общество цивилизованным, что даёт обществу право называть себя цивилизованным, какое общество можно считать образцом для подражания, к построению какого общества должны стремиться люди.
  Речь идёт о критериях общественного прогресса.
  В настоящее время такими критериями считаются показатели экономического развития общества. Рост потребления и высокий уровень производительности труда, накопленное обществом богатство и валовой продукт. Очень тесно с экономическими показателями связан научно-технический прогресс, без которого невозможно сейчас эффективное экономическое развитие. Достижения медицины в обслуживании людей, низкая смертность и долгая продолжительность жизни также являются следствием экономического и научно-технического прогресса. Высокий уровень развития западной культуры, политические права и свободы тоже являются, скорее всего, следствием самых высоких экономических показателей, достигнутых западным обществом. Недаром считается, что современный передовой западный мир с его общественно-экономическими показателями начинается где-то с 20 тысяч долларов валового продукта, приходящегося на человека в год.
  Но есть, пожалуй, один единственный показатель, который сводит на нет всё достигнутое западной цивилизацией. Этот показатель называется 'уровень рождаемости коренного населения', и этот показатель превращает западное общество буквально в ничто!
  
  Скажите, можно ли считать здоровым общество, где люди по своей воле перестали рожать детей, обрекая тем самым своё общество на вымирание?
  Можно ли завидовать обществу, которое превращается в общество пожилых людей и постепенно исчезает?
  Можно ли называть общество успешным и благополучным, если оно сокращается численно из-за того, что люди, живущие в комфорте, перестают размножаться?
  Какой смысл строить свободный, комфортный мир, если общество, живущее в этом мире, обречено на вымирание?
  Для кого стараться, если детей не будет? Только для удовлетворения своих прихотей? Общество апофеоза эгоизма!
  Если всё человечество воспримет и реализует западную модель развития, тогда человечество обречено на постепенное самоуничтожение, вослед европейцам - неужели это и есть прогресс человечества?
  Разве может быть прогрессивным вымирающее, пусть и в комфорте, общество?
  Западный мир - мир, зовущий в могилу!
  Погибая сам, западный мир увлекает и другие народы вслед за собой, привлекая высоким уровнем потребления, свободами и правами человека.
  
  Европейский мир умирает на наших глазах. Это уже не 'рассуждения по поводу' отдельных кабинетных мыслителей, не дальние пророчества социологов - это реальный факт повседневности. Это то, что может увидеть и почувствовать каждый, если захочет, достаточно пройтись по улицам европейских столиц. Это то, что поддаётся учёту, математическому моделированию, это материальный факт, от которого уже не отвертеться изощрённым европейским идеологам и журналистам. Сокращение численности коренных европейцев идёт быстрыми темпами, и нет никаких признаков того, что процесс можно остановить.
  Умирающий европейский мир пока ещё очень силён физически. Он ещё может многое сотворить. И хорошее, и плохое. Но единственное, чего он не может, это сохранить себя. И его неизбежное крушение основательно затронет всех на земле.
  
  Цель наших размышлений сейчас не столько в том, чтобы окончательно определиться с понятием прогресса, сколько в том, чтобы поставить вопрос о его сути. Потому что европейская цивилизация спекулятивно использует этот термин, присвоив себе право называться носителем и генератором прогресса. Однако в свете продолжающейся сто лет европейской депопуляции понятие прогресса нуждается в дополнительном определении, потому что смерть европейской цивилизации от депопуляции самоистребления несовместима с прогрессом.
  В современном мире, благодаря усилиям западной идеологии, всё прогрессивное ассоциируется с развитыми капиталистическими странами. Считается, что если страна прогрессивна, то она должна иметь высокий уровень экономического развития, включающий в себя высокий уровень душевого потребления. Высокий уровень экономического развития обеспечивает капиталистический способ производства, а высокий уровень душевого потребления обеспечивает режим либеральной демократии. Бесспорно, что в сфере материального производства западный мир рекордно преуспел за последние века. Основываясь на этом факте, западные идеологи делают вывод о том, что страны, достигшие первых показателей в развитии своих экономик, являются странами прогрессивными. Подразумевается, что прогрессивные страны по определению должны иметь самую успешную экономику. Таким образом, успешное экономическое развитие становится критерием прогрессивности общества, его культуры, идеологии.
  (В царский России, например, высокий материальный достаток населения европейских стран всегда воспринимался подавляющей частью российской интеллигенции за критерий прогрессивности Европы и отсталости России. И все помыслы российской интеллигенции всегда были направлены на то, чтобы сделать Россию такой же материально обеспеченной, как и процветающая Европа. И для этого российские интеллигенты предлагали россиянам перенимать европейскую культуру, справедливо полагая её ответственной за европейский материальный достаток.)
  Развитые капиталистические страны рекламируют себя как прогрессивные, задавая остальному миру образец для подражания. Опьянённые своим достигнутым высоким уровнем жизни, европейские страны считают себя передовым отрядом человечества. Вот откуда идут их претензии на роль учителя для остального мира.
  Присвоив себе роль учителей прогресса, европейцы пропагандируют западный образ жизни, западную культуру, искусство как необходимые условия вхождения в группу 'цивилизованных' стран.
  Но разумно ли переносить неоспоримый прогресс в области материальной, экономической, научной и технической на общество? Разумно ли на основании материально-технического прогресса говорить о прогрессе культурном, социальном?
  
  С понятием прогресса связывается, прежде всего, всё передовое, новое, положительное во всех смыслах. Когда мы говорим о научно-техническом прогрессе, определить его критерии достаточно просто. Например, 'прогресс в технике - есть увеличение мощности механизмов на единицу веса' - и подобных определений можно дать сколько угодно.
  Но проблемы с пониманием сути прогресса появляются, как только мы начинаем применять достижения науки к человеческому обществу. Например, у биологов появилось мнение, что, работая над более эффективными лекарствами, то есть 'двигая' прогресс, специалисты создают тем самым благоприятные условия для появления более жизнеспособных штаммов опасных для человека микроорганизмов. То есть, учёные способствуют своими исследованиями отдалению человека от природы и возрастанию его зависимости от искусственной среды, во-первых, и созданию более опасных возбудителей болезни, во-вторых. И что здесь называть прогрессом?
  
  Что касается общественного прогресса, то здесь установить его критерии ещё сложнее. Тем не менее, различные философские школы пользуются понятием социальный прогресс, понимая под этим то демократизацию общества, то наличие у гражданина определённых политических прав и свобод, то достигнутый обществом уровень жизни и потребления и так далее.
  Если признать, что общественный прогресс есть повышение уровня благосостояния, обеспеченность общества материальными ресурсами, повышение материальной обеспеченности человека, улучшение медицинского обслуживания населения. Если считать, что прогрессивное развитие общества заключается в уменьшении смертности населения, в увеличении продолжительности жизни человека, в обеспеченности медикаментами и докторами. Если полагать, что рост уровня свободы в обществе, наличие политических прав и свобод у человека есть проявления прогресса. И ограничиться только этим. Тогда надо однозначно признать, что европейский мир - это мир прогрессивного развития человечества. Это мир, принадлежать к которому должна стремиться каждая уважающая себя страна. Это мир - образец для подражания для всех народов.
  Долгие века в истории человечества прогрессивным миром является европейский мир. С европейского мира предполагалось брать пример всем людям, учиться у Европы, как жить, как работать, как отдыхать. Если вы, читатель, согласны с такими критериями прогресса, тогда Европа для вас безусловный объект для поклонения и подражания.
  
  Однако, по мнению Владимира Якунина, 'демографическая ситуация лучше, чем какая-либо иная сфера жизни общества свидетельствует об его жизнеспособности, наличии предпосылок устойчивого развития государства, уровне социального комфорта и уверенности граждан в завтрашнем дне. Стремление к продолжению потомства есть важнейшее свидетельство желания людей жить на родной земле, на своей родине'.
   Демографические данные - это, вероятно, самый точный показатель качества жизни людей. В самом деле. Продолжительность деятельной жизни с одной стороны и контролируемый рост населения - с другой, дают интегральный показатель благосостояния населения страны.
   Политика государства должна быть направлена на ускорение роста населения в периоды его резкого сокращения (войны, стихийные бедствия), либо на сохранение приемлемого показателя прироста - в периоды спокойствия и благоденствия.
  Наверное, следует признать, что, если в обществе, несмотря на всю мощь его экономического развития, несмотря на отличные дороги и машины, несмотря на прекрасную медицину и социальную защиту, несмотря на полную свободу самовыражения, несмотря на расцвет искусств и культуры, несмотря на полнейшую толерантность и политкорректность, несмотря на всё это, дети не рождаются в необходимых количествах, такое общество не может называться прогрессивным.
  В интегральный показатель общественного прогресса необходимо включить показатель рождаемости. Он должен иметь главное значение по сравнению со всеми другими показателями современного европейского мира, ибо какой прогресс возможен в принципе без людей!
  Общественный прогресс заключается в том, чтобы сохранить общество в постоянно меняющемся мире. Чтобы оно не выродилось, чтобы не распалось, чтобы продолжало генерировать из себя выдающихся людей, способных сохранять общество и постоянно повышать его благосостояние.
  Общественный прогресс выражается в том, что общество сохраняется не только в условиях войн, примитивного хозяйства, стихийных бедствий и болезней, но и в условиях высокого материального производства и потребления, при развитой науке и технике, в условиях мира и благоденствия, в условиях свободы и демократии.
  
  Умственные способности человека в истории остаются постоянными, растёт только информированность человека о мире. Можно сказать, что человек - существо неизменное на протяжении многих тысячелетий.
  Человек в истории не изменяется, но меняется рукотворный мир вокруг человека. В результате человеческой деятельности возрастает материальная мощь человека, повышается уровень жизни человека, его защищённость от разрушительных факторов природы, растёт его опытность и умение 'разруливать' опасные для мира политические события. Материальный, научно-технический прогресс постоянно меняет среду обитания человека, взаимоотношения людей друг с другом.
  Человек вооружает свой ум новыми знаниями о мире, и задача человека заключается в том, чтобы суметь выжить в новых материальных условиях. А выжить человек данной культуры может только путём сохранения своего культурного окружения - общества, к которому принадлежит. В этом и заключается историческая роль человека - уметь приспособить себя к постоянно меняющемуся внешнему миру таким образом, чтобы общество могло сохраняться и продолжать далее материальное развитие.
  Общество, осуществляющее научно-технический прогресс, должно так использовать полученные в результате этого материальные выгоды, чтобы они не шли во вред самому обществу. И показателем прогрессивности общества является, таким образом, отсутствие депопуляции низкой рождаемости.
  Прогрессивным является не тот, кто много знает, кто пользуется достижениями научно-технического прогресса, производства, культуры, но тот, кто правильно использует свои знания и материально-технические возможности для сохранения общества, к которому принадлежит, а значит, для сохранения самого себя. Сохранение общества при повышении его жизненных характеристик - материальное обеспечение, свободы и права - и есть критерий правильности использования производительных сил общества.
  Страна перестаёт быть прогрессивной, как только суммарный показатель рождаемости опускается ниже заветного числа 2,2 рождения на женщину. Этот порог некоторые европейские страны стали переходить ещё в XIX веке. Научно-технический прогресс, прогресс материального производства, высокий уровень производства и потребления, высокий уровень материального обеспечения жизни, высокие социальные стандарты жизни и так далее - всё это не оправдывает низкий уровень рождаемости, так как такое общество обречено к добровольному самоубийству.
  
  Наличие в обществе депопуляции самоистребления показывает на регрессивное развитие такого общества, каким бы высоким ни был в нём уровень жизни, уровень экономического развития или уровень достигнутых прав и свобод.
  Именно с уменьшением популяции, с уменьшением численности особей, в биологии мы связываем понятие регресса. И если в человеческом обществе на фоне прекрасных условий для существования происходит абсолютное сокращение особей, тогда такое общество обречено на вымирание, исчезновение, самоуничтожение - это ли не регрессивное развитие?
  
  Развивая науку и технику, развивая промышленность, увеличивая политические права и свободы, европейское общество, провозглашая на словах заботу о человеке, на самом деле напрочь забыло о человеке, забыло о сохранении человека вообще. Факт депопуляции европейских народов говорит о том, что европейская цивилизация создана не для человека, а для чего-то иного, для научно-технического прогресса, например, для умножения капитала. Но кому нужен научно-технический прогресс, кому нужны все эти богатства и свободы, если общество вымирает?
  Развивая экономику, люди забыли, для кого они всё это делают, забыли о своих детях, о самих себе, о своей природе. И природа жестоко мстит человеку за пренебрежение её законами, мстит тем, что общество становится обречённым на самоуничтожение. Происходит своеобразный апоптоз общества, нарушающего естественные условия жизни человека.
  Депопуляция населения в условиях материального благоденствия есть результат неправильного общественного развития. Если европейский путь развития - прогресс, то кому нужен такой прогресс, после которого остаётся безлюдная пустыня?
  
  Что-то явно не то происходит в головах людей, если они умирание нации считают прогрессом. То, что страна имеет высокие показатели по долголетию, по достойному образу жизни, по доступности знаний говорит только об уровне её научно-технического, экономического и политического развития. Честь ей за это и хвала! Но эти факты не говорят о прогрессе социальном. Остаётся небольшой нюанс: хотят ли люди, живущие в таких комфортных условиях, чтобы их дети тоже пожили в таком распрекрасном мире, или нет?
  
  Так в чём же заключается общественный прогресс? В том, чтобы иметь высокий рейтинг по шкале Развития Человеческого Потенциала и вымирать? Или в том, чтобы иметь высокие показатели уровня жизни и хотя бы поддерживать в обществе уровень рождаемости, необходимый для сохранения численности коренного населения на одном уровне? И можно ли в принципе совместить эти два условия: высокий уровень материального и политического развития общества и отсутствие депопуляции коренного населения?
  Конечно, страны, находящиеся в конце списка Индекса ООН, очень далеки от создания приемлемых условий для человеческого существования, но они показывают огромную, по европейским меркам, рождаемость. Значит, выходцы из этих стран в следующем веке и станут хозяевами европейских земель, именно им принадлежит будущее.
  Так можно ли не считать больным общество, в котором всё имеется для благополучной жизни, но у членов этого общества отсутствует желание эту жизнь дать своим детям? Значит, это больное общество и болезнь этого общества смертельна для всех, кто попытается слепо следовать по европейскому пути.
  Бывший украинский президент, например, заявляет в ходе предвыборной гонки, что Украина, чтобы сохраниться, имеет лишь две возможности: либо вступить в Европейский союз - 'присоединиться к Европе', либо распасться. Присоединение к Европе, рекламирует президент, спасёт Украину. То ли он не знает о процессах европейской депопуляции низкой рождаемости, то ли не понимает, что такое депопуляция самоистребления и чем она угрожает Европе и миру. Только вряд ли рождаемость на Украине повысится с присоединением её к умирающей Европе.
  Пропагандировать сейчас вступление в Европу, присоединение к европейским ценностям - это всё равно, что предлагать спасаться от наводнения, сев на чумной корабль - к спасительному берегу прибудут одни мертвецы.
  Главнейший вопрос земной цивилизации сейчас заключается в том, чтобы попытаться совместить достигнутые высоты научно-технического прогресса, достигнутый материальный потенциал человечества с отсутствием депопуляции низкой рождаемости.
  
  ДВОЙСТВЕННЫЙ РЕЗУЛЬТАТ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА.
  
  Научно-технический прогресс - результат человеческой деятельности по познанию окружающей среды и приспособлению её под нужды человека.
  Создавая орудия труда и воздействуя этими орудиями на природу, человек изучает мир с тех пор, как появился на земле. Познавая природу, человек приспосабливает мир под свои нужды.
  С одной стороны, постоянно возрастает сила воздействия человека на природу - это проявляется, в том числе, и в экологических проблемах. А с другой стороны, человек всё больше живёт в искусственных условиях, созданных с помощью научно-технического прогресса.
  Отдаляясь всё больше от природы, человек оказывается в искусственном мире, где начинает жить не по законам природы, а по придуманным им самим теориям. И если придуманная человеком идеология не соответствует природе человека, человек обречён на вырождение, потому что природа неизмеримо сильнее любого человеческого прогресса, что и происходит сейчас с европейской цивилизацией.
  
  АПОЛОГИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО ПРОГРЕССА.
  
  Положительная сторона научно-технического прогресса заключается в том, что он позволяет человеку создать комфортный и относительно безопасный для проживания мир.
  Предельно глупо тормозить научно-технический прогресс. Именно ему человечество обязано избавлением от смертельных эпидемий. Именно научно-технический прогресс позволил европейцам жить и трудиться в комфортных условиях. Научно-технический прогресс сократил расстояния, позволил общаться людям планеты, где бы они ни находились. Прогресс позволил большей части человечества приобщиться к мировой культуре. Именно прогресс позволил резко сократить смертность среди людей и позволил увеличить продолжительность деятельной жизни человека. Прогресс позволяет предугадывать смертельные землетрясения, позволяет предугадывать погодные изменения, заранее предупреждая людей об опасности непогоды. В конце концов, именно научно-технический прогресс позволит когда-нибудь защитить планету и всё человечество от самой большой смертельной опасности, какая только может быть - от столкновения Земли с крупным небесным телом.
  
  Именно Европа стала колыбелью научно-технического прогресса. Именно европейцам должно быть благодарно человечество за прогресс и за все связанные с ним блага. В конце концов, именно деятельность европейцев, их сумасшедшая гонка за материальными показателями научно-технического развития, способствовала созданию необходимых средств защиты цивилизации на Земле.
  Всё человечество должно склонить голову в знак благодарности многим поколениям европейцев, потом и кровью создавших современную цивилизацию. Мы должны быть благодарны европейцам за их достижения, но не нынешним европейцам, которые сами себя воспроизвести не в состоянии, а их героическим предкам.
  Современные европейцы, изуродованные догматическим либерализмом, уже мало похожи на людей, завоевавших когда-то мир. Они живут только текущим моментом и покорно следуют в могилу. Их дни сочтены.
  Нет! Мы поём славу и благодарность тем европейцам, что открыли мир, которые создали науку и технику, кто по-христиански заботился обо всех людях земли. Не преступникам, обворовывавшим и истреблявшим народы, но всем тем, кто внёс посильный и нравственный вклад в европейскую цивилизацию. Помянем их добром!
  
  БЕЗДУХОВНЫЙ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС ВЕДЁТ К ДЕПОПУЛЯЦИИ.
  
  Однако, как мы видим сейчас, научно-технический прогресс может привести и к деградации жизни человека и общества. Прогресс в науке и технике может привести к регрессу человека, к его вырождению, как это случилось с европейскими народами.
  Европейский прогресс оказывается топкой, в которой сгорают народы.
  Научно-технический прогресс в том виде, в котором он сейчас существует в цивилизованном мире, нивелирует людей, приводя все культурные различия к общему знаменателю.
  Богатство человечества, однако, заключается не только в накопленных материальных ценностях, даруемых научно-техническим прогрессом, не только в количестве автомобилей, приходящихся на душу населения, но и в культурном разнообразии народов. Разнообразие народов и культур - вот подлинное богатство человечества. И прогресс человечества, вероятно, заключается в том, чтобы культурное разнообразие не уменьшалось с ростом материальных возможностей, по крайней мере.
  Современный же капиталистический прогресс стирает это разнообразие, внедряя единую для всех людей культуру бездумного потребления. Национальные особенности народов постепенно стираются под прессом современной массовой евро-американской культуры.
  Посмотрите на жителей развитых стран мира. Они общаются на одном языке-слэнге, слушают одну популярную музыку, одеваются в одинаковые одежды, едят одинаковую 'быструю' пищу, исповедует одинаковую потребительскую идеологию. В конце концов, это нивелирование приводит к формированию мирового европейского культурного мира. Всё бы ничего, если бы при этом люди рождали достаточное количество детей, чтобы коренные европейские народы не вымирали.
  Всё бы ничего, если бы в основе этого культурного феномена не лежала европейская идеология, приводящая к депопуляции, то есть к самоуничтожению человечества.
  
  БОЛЬШАЯ ПРАВДА И БОЛЬШАЯ ЛОЖЬ.
  
  Большая Правда заключается в том, что коммунистический режим стоил народам СССР многие десятки миллионов загубленных жизней, брошенных в пекло ради мировой революции, в то время как западные народы Европы, народы 'цивилизованных' стран успешно строили свой комфортный материальный мир.
  Результатом этих процессов к концу ХХ века стало экономическое падение Советского Союза, идеологическое развенчание идеи коммунизма среди народов мира и высочайший уровень общественного потребления и материального комфорта, достигнутый народами развитых стран.
  Но, к сожалению, Большая Правда, с которой все согласны, и которая не вызывает у нормальных людей ни малейшего сомнения, стала источником Большой Лжи. Из анализа Большой Правды люди сделали неверные выводы, прямо приведшие мир к развивающемуся сейчас Системному кризису XXI века.
  Из правды несомненного экономического падения Советского Союза, из факта весьма скромного материального обеспечения советского народа, из правды социальной защищённости и материальной обеспеченности жителей развитых стран последовал вывод о том, что западноевропейские народы последовательно идут по пути прогресса, в то время как народы 'лагеря социализма' всё больше впадали в регресс.
  Действительность оказывается несколько иной. Европейские народы, столетиями идущие по пути капиталистического развития, оказываются сейчас в не менее трагичной ситуации, чем народы бывшего лагеря социализма. Вымирание, ставящее предел европейскому пути развития, одинаково поражает всех коренных европейцев, и на Западе и на Востоке Европы, да и во всём мире.
  Депопуляция самоистребления, начавшаяся в развитых странах лет на 50 раньше, чем в СССР, стоила Европе человеческих жизней, не родившихся на свет, гораздо больше, чем отняла у народов Советского Союза гулаговская машина уничтожения. Так что 'стоимость' социализма и капитализма, выраженная в человеческих жизнях, в ХХ веке, наверное, одинакова. Только 'лагерь социализма' терял живых людей, а 'лагерь капитализма' терял население исключительно из-за добровольного 'недорода'. И самое главное, депопуляция самоуничтожения продолжает отбирать у европейцев не родившиеся жизни, безжалостно сокращая европейское коренное население.
  
  Можно ли считать благополучным тот край, в котором его жители вымирают? Что же это за цивилизация, которая не в состоянии самовоспроизводиться. Что же это за комфорт, который ведёт к самоуничтожению? Проблема депопуляции стоит перед всеми странами европейской культуры, в том числе и перед Россией, значит, есть что-то в европейской цивилизации, в европейской культуре, что толкает её народы на вымирание.
  Депопуляция - есть приговор самоуверенному 'передовому человечеству', решившему жить не так, как предлагает природа, а по своим 'разумным' установкам. 'Вернуться к природе' - сейчас это означает остановить и обратить депопуляцию вспять. Вернуться к природе - это означает, что надо переосмыслить всю ту идеологию, что привела европейские народы к вырождению.
  Экология человека означает в первую очередь не заботу о сохранении окружающей человека среды, не сохранение здоровья человека, а сначала заботу о сохранении собственно человека на земле. Человек должен для начала просто родиться.
  ПРОСТО НАДО БЫТЬ НА ЗЕМЛЕ!
  
  Ещё со времён Советской власти российские демографы начали бить тревогу по поводу падения уровня рождаемости в Советском Союзе. Тогда эти сведения не были особо доступны широкой общественности, чтобы не огорчать жизнь простого советского человека мрачными мыслями. Предполагалось, с точки зрения дилетантского коммунистического руководства, что это временные трудности, связанные, скорее всего, с недостаточным экономическим развитием страны. Вот как только жизнь в стране наладится, тогда и рождаемость автоматически повысится. Но год проходил за годом, десятилетие за десятилетием, а рождаемость в стране необратимо падала. И когда Советский Союз рухнул, тогда проблема депопуляции стала перед общественностью России в полный рост.
  
  Россия обречена. Россия обречена на вымирание и исчезновение в XXI веке. Обречена сгинуть в истории, как сгинули до неё многие государства и народы, не найдя в себе сил и воли для жизни. Обречена потому, что крайне низкий уровень рождаемости коренного населения России обрекает её на вымирание в XXI веке.
  Россия умирает, уже умирает, путём сокращения рождаемости. И нет способов преодоления этого умирания во всём 'цивилизованном' мире. Могут ли служить утешением народу российскому разглагольствования либеральных демократических правозащитников о том, что Россия вымирает вместе с самыми развитыми, демократическими и прогрессивными странами Европы и Америки?
  Что же это за мир такой? Как же так, создали люди процветающую жизнь и вдруг начинают вымирать? Почему с повышением уровня жизни населения происходит неизбежно его депопуляция?
  У европейской науки на это ответа нет. Значит, нет выхода и у 'прогрессивного' либерально-демократического человечества. Нет выхода у народов запада и востока, идущих по пути капиталистического развития, составляющих 'золотой миллиард' человечества. Впереди у них смерть и уничтожение, впереди у них унижение и исчезновение.
  Можно посочувствовать их беде, но вместе с ними умирает и Россия.
  И её жаль несравненно больше.
  
  
  
  
  
  ЗАКЛЮЧЕНИЕ. СМЫСЛ И ЗНАЧЕНИЕ ДЕПОПУЛЯЦИИ.
  
  
  Депопуляция оказывает резко отрицательное воздействие на человечество из-за сокращения генофонда. Это сокращение означает ослабление приспособляемости вида к условиям жизни. С уменьшением генофонда, например, человечество в целом становится беззащитнее к постоянным атакам биологического микромира.
   Депопуляция имеет следствием сокращение культурного разнообразия человечества. С уменьшением количества носителей конкретной культуры, она неизбежно гибнет, забывается под напором других культурных ценностей. Культурное разнообразие человечества неизбежно сократится с умиранием носителей европейской культуры и это вряд ли обогатит человечество.
   Депопуляция низкой рождаемости говорит о том, что человечество подвергается опасности уничтожения не только от внешних материальных факторов. Не менее грозная опасность уничтожения человечества находится внутри человека, в его мышлении, в его способности адекватно понимать мир. Правильно ли человек понимает мир, в котором живёт, если, преобразовывая мир под свои потребности, своей деятельностью по преобразованию мира человек ставит себя в условия добровольного вымирания?
  Депопуляция самоистребления вследствие низкой рождаемости показывает, какую огромную, определяющую важность имеет для человечества идеология, в соответствие с которой строится повседневная жизнь. Пренебрежение идеологическими вопросами во время бурного развития материальных возможностей человечества за последние двести-триста лет привело к тому, что существование европейского мира поставлено под угрозу. Соответствует ли тогда современная европейская идеология, ответственная за вымирание, достигнутым материальным условиям существования человека на земле?
  Значение депопуляции самоуничтожения огромно: она является своеобразным тестом на истину. Она показывает, правильно ли живёт современный человек, верно ли он построил свой дом.
  Депопуляция низкой рождаемости есть следствие образа жизни, построенного на принципах идеологии, согласно которой живёт европейское общество. И современное неумолимое сокращение численности коренного европейского населения говорит о том, что общество выбрало в качестве основы своей жизни лживую идеологию, ведущую его в могилу.
  Депопуляция ставит вопрос как об ответственности государства, устремившегося в погоню за материальными ценностями, и забывшего о необходимости развития гуманитарных знаний, так и об ответственности гуманитарных наук, 'просмотревших' коренное изменение жизни человечества в ХХ веке. Люди всего мира словно ослепли от блёсток материальных достижений современного научно-технического прогресса. Идеологи ХХ века будто поглупели от восторга перед материальными достижениями человечества, подобно американским индейцам XV века, восхищенно рассматривавшим стеклянный бисер достижений европейской цивилизации средневековья.
  Как можно говорить о 'конце истории', предвещая всему миру либерально-демократическое мироустройство, наблюдая столетнюю европейскую депопуляцию, которую невозможно остановить? Как можно было поверить в деидеологизацию, понимая, что жизнь человека духовна? Как можно заниматься философией вообще, не переосмысливая, во-первых, сами основы человеческого существования?
  Депопуляция низкой рождаемости ставит вопрос о самом существовании человечества - она ведёт к самоистреблению всего человечества, прими оно ценности европейской идеологии. Возможно ли вообще совместить материальное развитие человечества, необходимое для его безопасного развития, и нормальную рождаемость, необходимую для полноценного воспроизводства населения? Возможен ли научно-технический прогресс без депопуляции самоистребления?
   И наконец, депопуляция самоистребления ставит под вопрос разумность человека, допускающего собственное вымирание в условиях самых благоприятных для полноценной жизни. Неужели люди, называющие себя разумными существами, понимая человеческую природу, не в состоянии остановить смертельную депопуляцию? Или всем накопленным человечеством знаниям грош цена?
  Наличие депопуляции самоистребления говорит о том, что человек и общество, к которому он принадлежит, настолько деградировали умственно, что уже не в состоянии использовать достижения материального прогресса для собственного благополучия.
  Современное вымирание от депопуляции низкой рождаемости говорит о том, что европейское общество настолько развращено материальным прогрессом, что не может даже осознать своё исчезновение с лица земли. Коренные европейцы не достойны своих предков, не жалевших ни себя, ни других людей ради достижения материального достатка, не достойны собственного научно-технического прогресса, потому что могут использовать его результаты только во вред себе.
  Значение депопуляции коренных европейских народов в том, что она показывает, даёт сигнал, она означает, что необходимо, настала пора, что-то радикально менять в жизни людей, если человечество хочет и дальше жить на земле.
  Депопуляция низкой рождаемости - это знак беды, знак близкой смерти народа, знак неправды, воцарившейся в европейском обществе.
  Смысл депопуляции в том, что она показывает ошибочность жизненных установок, по которым живут европейские народы.
  Смысл депопуляции для народов Земли в том, что так, как живут европейские 'цивилизованные' народы, жить нельзя.
  Смысл в том, что природа лишает жизни народы, живущие по извращённым понятиям, предупреждая этим человечество о неправде, и сохраняя, таким образом, шанс человечества на выживание.
  Смысл депопуляции низкой рождаемости в очищении человечества от лжи.
  
  Пытаясь объяснить причины нынешней низкой европейской рождаемости, западные учёные говорят о возросшем чувстве ответственности современных европейцев за судьбу своих детей. Мол, современные европейцы хотят дать своим детям более комфортную жизнь, прекрасное образование и так далее.
  Возможно, так оно и есть. Но только западные учёные при этом забывают отметить у современных европейцев чрезвычайно низко упавшее чувство ответственности за судьбу своего народа, своей страны, мира, в котором мы все живём. Прикрываясь заботой о судьбе своих детей, современный европеец готовит для них, которым придётся жить в абсолютном меньшинстве в собственных странах, страшное будущее. Странное какое-то чувство ответственности, оруэлловское.
  Да Оруэлл просто отдыхает, когда современные европейцы объявляют себя передовой частью человечества, заявляя, что путём массовой ассимиляции создают новую общность людей. Национальные различия, мол, это прошлый век цивилизации, надо якобы стирать все расовые, национальные отличия и становиться свободными от всяких предрассудков жителями мира, 'кочевниками', лишенными корней, вырванными из контекста национальной и религиозной традиции (Жак Аттали).
  Что ж, идея всеобщего братства людей заслуживает уважения и она должна вести за собой человечество. Но не за счёт вымирания народов!
  Интересно, как бы к идее вымирания коренных англичан и заменой их иммигрантами отнеслись Эдуард III или Генрих V? А что сказал бы Анри IV по поводу исчезновения коренных французов?
  Не обесценивается ли полная трудностей и невзгод жизнь предков современных коренных европейцев нежеланием потомков размножаться? Ради кого мужественно боролись за лучшую долю наши предки, если их потомки так безвольно вымирают, освобождая место на своей земле иммигрантам из всех стран мира?
  Депопуляция низкой рождаемости обесценивает прошлую историю человечества и ставит предел будущему человечества. Это плевок в историю человечества.
  Вымирающее от низкой рождаемости современное коренное европейское население своим нежеланием продолжать историю своего народа как бы заявляет, что все деяния их героических предков были бессмысленны.
  'Спасибо вам, конечно, милые предки, что вы своим потом и кровью создали для нас такой свободный и комфортный мир, но рожать детей мы не будем, а будем лишь наслаждаться добытым вами комфортом и жить в своё удовольствие. Вы, конечно, были героями, но очень наивными, если полагали, что такими же героями будем и мы, ваши потомки. Действительно, вы терпели лишения и мучались, убивали и умирали, чтобы создать теперешний комфортный мир. И вот вы его создали, зачем же требовать от нас такого же героизма? Кому-то ведь надо насладиться вашими трудами - вот мы и будем наслаждаться за себя и за вас. А то, что при этом наша нация будет вымирать, так мы воспитаны так, что нам наплевать не только на усилия предков, но и на судьбу потомков - мы достаточно развращены, чтобы жить только сейчас и только для себя'.
  Стоило ли насмерть стоять на Каталаунских полях, или при Пуатье, защищая европейский путь развития, чтобы спустя тысячу лет начать процесс замены коренных европейцев теми же арабами? Не слишком ли 'глупо' выглядят наши 'дикие' предки, отстаивавшие свою национальную идентичность в кровавых битвах, если их 'цивилизованные' потомки запросто отдают свои страны под контроль иностранцев и иноверцев?
  Достойны ли современные европейцы своих героических предков, если позволяют депопуляции низкой рождаемости сокращать коренных европейцев до нуля?
  Любая нация достойна уважения, но только тогда, когда она сама хочет жить на земле. Достойна ли уважения нация, вымирающая добровольно от депопуляции низкой рождаемости, и живущая в самых комфортных условиях, когда-либо существовавших на земле?
  
  Современная европейская цивилизация обречена на самоуничтожение вследствие невозможности преодоления депопулирующих факторов в рамках существующей европейской идеологии. И что поразительно: чем выше уровень материального потребления, тем больше цифры депопуляции. Чем больше людей творческих профессий в Европе, тем ниже рождаемость в обществе. Чем больше автомобилей у населения, тем меньше рождается детей. Чем больше эмансипация овладевает обществом, тем больше количество разводов. И никто не знает, как можно переломить убийственный ход событий! Весьма вероятно, изменить ситуацию просто невозможно в рамках современной европейской цивилизации.
  
  У европейцев самый высокий уровень жизни, самые высокие стандарты потребления - но они вымирают.
  У европейцев больше, чем у кого бы то ни было свободы и демократии, толерантности и политкорректности - но они вымирают.
  У европейцев больше всех автомобилей и самые лучшие в мире дороги - но они вымирают.
  У европейцев самые лучшие показатели в области здравоохранения, продолжительности жизни и детской смертности - но они вымирают.
  У европейцев самое утончённое и распрекрасное музыкальное и изобразительное искусство - но они вымирают.
  Современные коренные европейцы вымирают от депопуляции самоистребления - это ставит жирный крест на всей европейской цивилизации, её достижениях и её полезности для других народов. Главный урок, который даёт европейская цивилизация народам мира - так жить нельзя, так можно только вымирать! И чем быстрее усвоят этот урок оставшиеся европейцы, тем больше у них шансов остаться на планете. Необходимо как можно скорее отбросить всё либерально-европейское - только тогда можно будет говорить о преодолении вымирания.
  
  В связи с депопуляцией коренного европейского населения и предстоящим вскоре полным его самоистреблением, вообще все идеологические ценности европейской цивилизации приобретают совершенно новый смысл.
  Что такое патриотизм, например? 'Убежище для негодяев', как считают либеральные интеллигенты в России? В свете депопуляции не означает ли патриотизм политику, направленную на сохранение коренного населения европейских стран? Если принять либеральную точку зрения на патриотизм и оставаться в рамках современной европейской идеологии, тогда мы должны смириться с вымиранием собственного народа. Принятие каким-либо народом европейской идеологии ведёт к самоуничтожению этого народа путём снижения рождаемости до уровня ниже простого воспроизводства. Значит, европейская идеологическая позиция ведёт к вымиранию населения, и неприемлема для патриота - человека, заботящегося, по крайней мере, о сохранении своего народа в истории.
  Европейские идеологические либерально-демократические ценности: свобода слова, печати, собраний и другие - зачем всё это, если народ обречён на исчезновение в депопуляции? Если европейские идеологические ценности приводят к депопуляции, то не значит ли это, что эти ценности антигуманны, античеловечны? И не следует ли в таком случае пересмотреть радикально всё здание европейской идеологии, чтобы избавить его от догматического либерализма?
  
  Существует лишь две возможности логичного объяснения того, почему европейская мысль не может однозначно ответить на вопрос о причинах снижения рождаемости коренного европейского населения.
  
  Первая возможность предполагает полную умственную импотенцию современных европейских мозгов. Действительно, сто лет наблюдать процесс депопуляции от низкой рождаемости в Европе и не найти способа противостоять этой напасти, не найти причины происходящего, противодействуя которой, можно было бы повернуть процесс вымирания вспять, - это надо быть очень 'умными'.
  Но позволим себе не согласиться с такой возможностью, потому что Европа всей своей историей не раз доказала, что именно здесь находились когда-то лучшие мозги планеты.
  Но как же тогда всё-таки объяснить факт нерешённой проблемы европейской депопуляции от низкой рождаемости?
  
  И вот этому отвечает другая возможность. Она заключается в том, что европейское мышление, европейская идеология содержат в себе некие положения, которые не позволяют европейцам правильно решать возникающие задачи.
  В самом деле, если в основание научного знания закралась ошибка, маленькая ложь, тогда она долгое время может быть не видна - о ней можно даже забыть на какое-то время. Но приходит срок, и маленькая ложь превращается в гигантскую проблему, решения которой нет в рамках построенного на лжи здания науки. Возможно, проблема депопуляции европейского населения не может найти своего решения в европейской науке именно потому, что в европейском мышлении, в европейской идеологии сокрыта 'маленькая ложь', которая и не даёт возможности это сделать.
  Тогда единственным способом дойти до истины и найти ответ на проблему современной депопуляции, можно лишь после того, как перепроверив всё здание европейской идеологии. Надо снова проговорить правду о тех вещах, которые якобы проверены временем. Надо снова обратиться к корням современной европейской цивилизации.
  Если современная проблема не находит решения, значит, надо в поисках истины уходить всё дальше в глубь веков, потому что именно там может быть сокрыта ложь, которая не проявлялась долгие века, но проявилась именно сейчас, когда резко изменились условия жизни людей. Не в прошлых ли веках сокрыты проблемы современности?
  Давайте разбираться!
  
  
  
  
  
  
  ГЛАВА 3. П У Т Ь К В О З Р О Ж Д Е Н И Ю .
  
  
  
  
  ВСТУПЛЕНИЕ. РАЗРУШЕНИЕ ВЕРЫ.
  
  
  Современная европейская депопуляция низкой рождаемости - логическое следствие многовекового развития европейской цивилизации, основанной на идеологии либерализма.
  
  Главнейшей победой либерализма в истории Европы, определившей ход событий на планете, является освобождение от религии, от веры в Бога. Либерализм и начинается с освобождения человека от веры. Надо было для начала покончить с зависимостью мышления человека от христианской нравственности, с зависимостью от иррационального, чтобы начать строить новый 'разумный' мир.
  Но это освобождение от веры в Бога не могло произойти сразу, вдруг. Понадобилось тысячелетнее тотальное господство католической церкви в Западной Европе, подмена евангельского христианства Иисуса Христа католическим средневековым извращением, чтобы стало возможным в Новое время полностью отказаться от Бога и евангельской нравственности.
  Нам нужно разобраться с тем, как постепенно проходил процесс подмены понятий в христианстве, как искажалась христианская мораль, чтобы понять, где корни современной либеральной идеологии, либерального образа жизни, приведшего коренных европейцев к депопуляции низкой рождаемости, европейскую цивилизацию к мировому финансово-экономическому кризису, народы мира к несправедливому международному порядку, а планету к экологической катастрофе.
  
  Разрушить веру в Бога невозможно, если понимать Бога как постоянный фактор, оценивающий деятельность и поведение человека на каждом шагу с тем, чтобы сделать затем окончательный приговор, открывающий или закрывающий человеку путь в бессмертие.
  Разрушить веру в Бога можно лишь разрушив единство веры и нравственного поведения, основанного на заповедях Господа. Неразрывное соединение веры и нравственности в человеке - это и есть евангельское христианство. Католицизм, вольно или невольно, взял на себя труд по вытеснению Бога из жизни людей, разделив нравственное поведение и веру.
  Католик, говорящий, что верит в Бога, это не то же самое, что православный, когда признается в вере в Бога. Для православного вера в Бога означает следование в жизни духовно-нравственным нормам евангельского христианства. А для католика признание им веры в Бога ровным счётом ничего не означает: он может вести себя как угодно, не забывая периодически каяться за содеянное.
  Разделив нравственное поведение в жизни и веру в Бога, католицизм привел европейцев к атеизму, к вере в отсутствие Бога. Господь и не нужен в католицизме, раз путь в рай взялась предоставлять католическая церковь от его имени. Вера в Бога была разрушена после того, как сделалось ненужным следование христианским духовно-нравственным заповедям в повседневной жизни.
  Путь в современный европейский либерально-демократический депопулирующий мир начинался полторы тысячи лет назад с препарирования христианства ради сиюминутных практических выгод. Вот уж действительно: 'Благими желаниями выстлана дорога в ад'.
  
  
  
  
  
  1. ДУХОВНО-НРАВСТВЕННАЯ ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА.
  
  
  Европа погибает?
   Что-то не слишком походит современная Европа на умирающего. Экономика работает, машин на дорогах пруд пруди, в городах полным полно народу, всюду чистота и порядок, ухоженность и заботливость, культурная жизнь кипит, театры и арены полны зрителей, стадионы - болельщиков... Не слишком ли мы торопимся хоронить Европу?
   Где живут самые свободные люди на земле? Где самое улыбчивое и доброжелательное население? Где самые ухоженные дороги и самые лучшие автомобили? Где человек может прожить всю жизнь, не работая, проводя время в постоянных развлечениях, нимало не заботясь о пропитании и крыше над головой? Где любят отдыхать и проводить праздники все богатенькие люди земли? Куда мечтают переехать на постоянное жительство все воры и авантюристы мира? Где либеральные правозащитники будут ретиво охранять и отстаивать ваши права человека, будь вы хоть исчадием ада? - Всё это находится в странах 'золотого миллиарда', в странах европейской цивилизации.
  Но пусть нас не обманывают прекрасные картинки. '...цвёл юноша вечор, а нынче умер...'
   Во-первых, люди редко догадываются о том, что их ждёт завтра. Разве мог Валтасар предполагать, пируя у себя во дворце во время персидского нашествия, что этот пир - последний в его жизни? Разве могли предположить римляне начала V века, что в конце века империи просто не будет, а по Вечному городу будут гулять волки? Разве предполагали марширующие по Елисейским полям немцы, что история тысячелетнего рейха закончится через пять лет? Кто в Советском Союзе брежневской поры мог предположить, что не пройдёт и десяти лет, как страна развитого социализма исчезнет с карты мира? Пока 'Титаник' плывёт, никто гибели не ждёт.
   А во-вторых, признаки грядущей погибели уже явственно видны, надо только знать, на что обращать внимание. Присмотритесь внимательнее к гуляющим по европейским столицам толпам людей. В Париже, Лондоне и Берлине, в Копенгагене, Амстердаме и Стокгольме, в Риме, Мадриде и Вене - везде мы увидим одно и то же. С каждым годом коренных европейцев становится всё меньше, а представителей других народов земли всё больше. С каждым годом коренное население Европы сокращается, а пришлое население возрастает. Европейцев по паспорту не становится меньше, становится меньше коренных жителей Европы. В некоторых районах Европы европейские лица уже чужие. Европа пока живёт и веселится, вымирает только народ, предки которого создали своим потом и кровью современную Европу.
   Погибель Европы настанет тогда, когда коренные европейцы останутся в меньшинстве в своих собственных странах. Тогда путём простой демократической процедуры иммигрантское население Европы станет диктовать новые порядки. Иммигранты уже сейчас не очень стремятся перенимать европейскую культуру, а со временем и вовсе станут пренебрегать ею в своих анклавах в государствах Европы. К чему эти процессы могут привести, можно только догадываться. Во всяком случае, у идеи Великой Албании есть будущее.
  
  Европейская погибель наступает в результате депопуляции коренного европейского населения, которую не в силах остановить европейское материальное благополучие.
  
  Причина современной депопуляции коренного европейского населения, живущего в самых благоприятных за всю историю человечества условиях, в низкой рождаемости, потому что все иные причины, что губили европейцев в прошлом, ликвидированы благодаря социально-политическому развитию, материальному и научно-техническому прогрессу.
  
  Более чем столетний опыт преодоления европейской депопуляции показал, что она непреодолима в принципе и выдающееся социально-политическое устройство европейской цивилизации и материально-техническое европейское развитие лишь усугубляет депопуляцию низкой рождаемости.
  
  НИЗКАЯ РОЖДАЕМОСТЬ КОРЕННОГО ЕВРОПЕЙСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ЕСТЬ СЛЕДСТВИЕ ОБРАЗА ЖИЗНИ, УСТАНОВИВШЕГОСЯ В СТРАНАХ 'ЗОЛОТОГО МИЛЛИАРДА' ЗА ПОСЛЕДНЕЕ СТОЛЕТИЕ.
  
  Образ жизни строится на определённом мировоззрении, на определённых идеологических установках. Современный европейский образ жизни основан на европейской идеологии, окончательно сформировавшейся в Новое время.
   Сказанное означает, что ИМЕННО СОВРЕМЕННАЯ ЕВРОПЕЙСКАЯ ИДЕОЛОГИЯ, ЛЕЖАЩАЯ В ОСНОВЕ ЕВРОПЕЙСКОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ, ОТВЕТСТВЕННА ЗА ДЕПОПУЛЯЦИЮ НИЗКОЙ РОЖДАЕМОСТИ КОРЕННОГО ЕВРОПЕЙСКОГО НАСЕЛЕНИЯ.
  
  И теперь, чтобы узнать, как можно покончить с депопуляцией низкой рождаемости коренного европейского населения, необходимо разобраться с современной европейской идеологией. И для начала понять, на каких принципах она основана, что является её сутью. Какие идеи лежат в основе всей идеологической конструкции запада? Надо понять, что в европейской идеологии направлено против человека, что приводит к его вырождению? Исследуя европейскую идеологию, мы должны найти те воззрения, которые и привели современную Европу к погибели от низкой рождаемости.
  Только отбросив ложные погибельные идеологические установки можно построить идеологию воскресения, на основе которой возможно будет сформировать новый образ жизни, возрождающий коренное европейское население, в том числе и коренное население России.
  
  Первое существо на планете (клетка), только что обособившееся от внешнего мира, содержит в себе 'образ' этого мира - всё необходимое для жизнедеятельности организма взято целиком из среды обитания. Образ внешнего мира всегда находится внутри существа - в его физиологии, в его психике, в его мышлении.
  Рациональная деятельность человека начинается с осмысления образа внешнего мира, находящегося у него в сознании, с нахождения логических связей между событиями внешней действительности. В результате этого осмысления формируется мировоззрение - комплекс логических умозаключений.
  Люди обмениваются своими взглядами на мир, находя общее в своих осмыслениях, формулируя различные идеологические направления. Каждая группа людей, объединённых каким-либо интересом, вырабатывает свои идеологические представления. Наконец, оформляются различные идеологии, отражающие взгляды больших групп людей. Какая-то идеология становится общепринятой для данного общества и для данного государства и на её основе, затем строятся общественные отношения и государство.
  Идеология - общепринятый данным обществом, или частью общества, образ мира, служит основой для выработки общественной морали, норм поведения. Эта мораль и эти нормы определяют образ жизни, по которому живёт общество. И этот образ жизни затем автоматически усваивается новыми поколениями.
  Человек входит в мир и сталкивается со всем складом общественных отношений, норм поведения, со всей структурой государственного устройства, с образом жизни, отражающим главенствующую идеологию. Таким образом, идеология в виде принципов, норм поведения, правил, традиций с самого рождения усваивается человеком и существует в голове взрослого человека, осознаёт он это или нет. Идеология задаёт направление нравственного развития человека, создаёт его образ жизни.
  И если общепринятая идеология правильно отражает действительность, соответственно формируя общественную нравственность - общество и государство благополучно существуют. Если же идеология выбрана неверно, она задаёт такое нравственное отношение человека к миру, что это приводит к гибели и общества, и государства. Современная европейская идеология ведёт коренных европейцев в могилу, значит, это неверная идеология.
  
  Что является сутью современной европейской идеологии? Что является её центральным стержнем, на котором построено всё здание современной европейской идеологии? В чём главная идея современной европейской идеологии?
  Сутью, центральным стержнем, главной идеей современной европейской идеологии является понятие свободы. Это понятие пронизывает всю современную европейскую идеологию.
  
  НЕСКОЛЬКО СЛОВ О СВОБОДЕ.
  
  Свобода - естественное стремление человека. Всегда и во все времена люди мечтают жить, как хочется, делать, что хочется...
  Жить независимо от других людей - вот извечное стремление человека на земле. Однако свобода, не подкреплённая материальным достатком, оборачивается свободой умереть от голода. Поэтому пользоваться относительной свободой во все времена могли лишь материально обеспеченные люди. Материальное богатство, таким образом, есть минимально необходимое условие свободной жизни в этом мире. В глазах простых людей, зависимых от массы обстоятельств, материальное богатство представляется неотъемлемым признаком свободного человека. Богатый человек имеет больше возможностей для независимой от других людей жизни, чем неимущий. Быть богатым считается быть относительно свободным от влияния других. То есть, для того, чтобы стать более свободным, независимым от других, надо сначала стать чуть более богатым.
  Одни люди обладают материальным достатком, обеспечивающим кое-какую их независимость от внешнего мира и других людей, а другие еле сводят концы с концами, полностью оказываясь зависимыми от любых неожиданностей природы и человека. Одни люди стремятся сохранить своё достояние и преумножить его, а другие мечтают о хоть каком-то достатке. Поэтому и мечты о свободе на земле у этих групп людей, богатых и бедных, различны. Одни под свободой полагают свободу использовать своё богатство для его преумножения, а другие требуют свободы, как возможности приобрести хоть какой-то достаток, чтобы не умереть с голоду. Свобода аристократов оказывается несовместима со свободой демоса.
  Естественно, что первые либеральные представления сформулированы представителями именно имущих классов - у них просто больше досуга (свободы) для теоретических рассуждений.
  
  Все люди стремятся к свободе. Но все понимают свободу по-своему.
  Свобода в понимании богатых означает свободу пользоваться богатством по свому усмотрению, возможность сохранения и преумножения богатства и невмешательство общества и государства в дела имущих. Богатые используют общество для воспроизведения своего богатства и стремятся ограничить роль государства, чтобы оно не мешало им преумножать его. Роль государства при этом сводится к чисто полицейским функциям, обеспечивающим право собственности.
  Свобода в понимании бедных сводится к получению возможности стать богатыми.
  
  Все люди хотят быть счастливыми, но каждый понимает счастье по-своему. Счастье - особое состояние нашей души, и защита этого состояния - главная забота человека. Что объединяет все мнения, так это необходимость свободы, без которой счастье немыслимо. Свобода понимается как независимость от внешнего воздействия, будь то природные явления или воля других людей. Защищаясь от произвола природы, мы строим дома, дороги, заводы. Защищаясь от произвола других людей, мы придумываем законы.
   Первая проблема, стоящая перед человеком - обезопасить себя от произвола природы. Для этого человек осваивает материальный мир, создаёт орудия труда, строит материальную инфраструктуру своего существования, открывает производство.
  Вторая забота - сохранить то, что создаётся в результате труда, то есть обезопасить себя и свои вещи от произвола других людей. Вещи, которые создаёт, или которыми обладает человек, выступают как имущество, которое необходимо защитить от посягательств других людей. Необходим некий уговор с другими людьми (закон), который устанавливает принадлежность вещей. Только появившись, собственность тут же так или иначе юридически оформляет себя.
  Наличие защиты от произвола природы в виде материальных ценностей (богатство) и наличие защиты собственности от произвола людей в виде договоров (законы) - необходимая основа для относительной независимости, то есть свободы человека на земле. Таким образом, материальные ценности, богатство с самого начала истории человечества намертво связываются со свободой. А так как свобода есть необходимое условие счастья, то и богатство тоже становится синонимом счастья.
  Материальное благополучие - наиболее наглядно иллюстрирует свободу человека. Материальное богатство означает преодоление зависимости человека от средств существования. Это первый, самый низший, уровень освобождения человека от внешней среды. Это первое, что может создать человек своим трудом - обезопасить своё существование от капризов природы, построив дом, создав запасы продовольствия. Второй уровень свободы - надёжная защита своих материальных ресурсов от посягательства других людей. Его можно достичь, лишь став обладателем определённых прав в обществе.
  И во все времена только меньшинство людей обладают материальным богатством и относительной свободой перед подавляющим большинством. И всякая организация общества направлена на то, чтобы сохранить имущественное неравенство людей. Поддерживая имущественное неравенство в обществе, сохраняя привилегии для богатых, власть, какой бы она ни была, использует желание бедных вырваться из бедности, использует зависть, которая, по существу, и является двигателем материального прогресса.
  Богатые тоже бывают по-человечески несчастливы, но их человеческое несчастье происходит на фоне материального благополучия. Богатые не откажутся от материального благополучия, потому что привыкли к комфорту, в котором оказались по тем или иным причинам. А бедные, у которых подобного комфорта нет, полагают, что все их человеческие несчастья проистекают только исключительно по причине материального неблагополучия, и всячески стараются достичь его. Достигнув же богатства, человек быстро убеждается, что 'и богатые тоже плачут'. Потому что основа человеческого счастья не в материальном благополучии, а в любви, в нравственном отношении к себе и друг к другу. И тогда рай действительно бывает даже в шалаше.
  
  Поиск свободы для человека всегда происходит в материальной сфере, потому что в духовной сфере свободу искать не надо - она присутствует здесь всегда. Дух человека - это полная свобода. Человек всегда духовно свободен, осознаёт он это или нет, а вот в материальном отношении, в телесной (материальной) сфере, человек всегда несвободен. В то время, как материальное существование человека зависит от других людей, от природных факторов, человек всегда духовно свободен, и эту свободу никто не в силах у него отнять, кроме Господа.
  Вся борьба человека за свободу в истории направлена на то, чтобы сделать себя более независимым от природы и от людей. Борьба за свободу всегда была борьбой за богатство. Пусть нас не смущают современные либеральные ценности: свобода слова, печати, собраний и т. п. Все эти свободы оформились лишь в Новое время и оформились как раз для обеспечения материальной свободы предпринимательства. Эти свободы развязывали руки предпринимательству для личного обогащения за счёт эксплуатации души и тела людей. Так что во все времена под свободой люди понимали возможность жить хорошо за счёт других людей.
  
  'Свобода есть осознанная необходимость'. Карл Маркс.
  Давая определение свободы, Маркс ошибся в том, что касается осознания необходимости. Находясь под впечатлением французского философского романтизма XVIII века, считающего человека добрым от природы, Маркс, вслед за ними, полагал, что избавление человека от частной собственности автоматически сделает общество свободным от угнетения, ведь человек по природе существо доброе. Человек должен снять с себя обузу придуманной некоторыми плохими людьми частной собственности, ссорящую людей, и тогда природная доброта человека ничем не будет сдерживаться и установит между людьми добрые равные отношения. Такая наивная вера, сродни вере в Бога, в природную нравственность человека - ложь, которая так и не позволила коммунизму стать наилучшим общественным строем.
  В реальности произошло с коммунизмом Маркса то, что и должно было случиться - общество, лишённое духовной нравственности, превращается в разделённое общество, гибнущее от своего разделения, как сказано было ещё в Библии.
  Атеистической нравственности не существует, так как в атеистическом мире критерием истинности становятся деньги. Либо Бог и нравственность, либо деньги и вседозволенность - третьего не дано.
  Гуманизм есть попытка провозгласить нерелигиозную нравственность, но эта попытка потерпела поражение, потому что человек по природе не зол и не добр, добрым или злым человека делает разум, выбирающий определённую систему ценностей. Либо эта система ценностей основана на идеальном понятии о Боге, о жизни вечной, о красоте внутренней, к которой надо стремиться человеку, если он хочет добра себе здесь и там. Либо эта система ценностей основана на материальном достатке, на убеждении, что 'живём только раз', и тогда человек превращается в эгоиста, живущего только для себя, и гуманистические 'идеалы' становятся со временем просто смешны.
  Быль о 'золотом тельце' повторяется ещё раз в современном мире в масштабах всего человечества. Она пока что выражается в депопуляции коренных европейцев и в загрязнении планеты промышленной деятельностью. Но буквально через пару десятилетий мир содрогнётся от последствий европейской депопуляции и экологических бед.
  
  
  
  
  ЛИБЕРАЛЬНАЯ ИДЕЯ.
  
  В основе европейской либеральной идеологии лежит идея о свободе - либеральная идея, идея независимой от внешних обстоятельств жизни человека. Свобода есть свобода деятельности, свобода жить там, где хочешь, и делать, что хочешь.
  Мыслители многих веков провозглашали свободу как главное условие счастья человека на земле. Несчастье человека всегда связывалось с его несвободой. Несвободный человек всегда вынужден делать не то, что ему хочется, а то, что его заставляют делать обстоятельства. И хотя свободный человек может быть несчастным, но несвободный человек не может быть счастливым по определению.
  Несвобода - постоянное ощущение человека в истории - полная зависимость человека от сил природы, от общества, от государства на протяжении всей истории человечества. Вот почему идея свободы, то есть мысль о независимости человека от внешних обстоятельств, пронизывает всю историю людей.
  Идеи свободы питали человечество испокон веков. В мечтах и снах люди представляли себя свободными, независимыми от окружающего мира. Мечты о свободе двигали людьми, заставляя их преодолевать себя и других. Ради свободы люди шли на смерть и убивали других людей.
  Свобода всегда связана с определённым материальным благополучием, когда есть дом, одежда, еда и питьё - материальные основы свободы. Частная собственность - необходимое условие свободного существования, атрибут свободы.
  Свободные греки древних времен впервые в истории сформулировали способ государственного строительства с помощью демократической процедуры. Так возникла демократическая форма правления. И с тех пор демократия прочно слилась с идеей свободы, потому что демократия есть способ жизни свободных людей.
  
  Либерализм как теория свободы осмысливался ещё в далёкой древности. Великие философы всех времён много думали о свободе человека и общества, давали своё описание различных способов государственного устройства, направленных на освобождение человека. Но практическая реализация их рассуждений задержалась на долгие столетия. Только в позднее средневековье идея свободы настолько овладела помыслами человека, что он уже не мог дольше жить в атмосфере запретов.
  Развитие частного предпринимательства в средневековой Италии и политическое развитие некоторых стран средневековой Европы привело к внедрению элементов демократии в феодальном государстве. Вполне воспользоваться этими 'моментами свободы' тогда могли, конечно, только крупные феодалы и богатейшие горожане.
  Эпоха Возрождения провозгласила новую парадигму существования: человек должен быть свободен реализовать свои интересы, и ничто не должно мешать частной инициативе. Эпоха Возрождения стала своеобразной точкой отсчёта в становлении европейского либерализма, экономического и научно-технического прогресса Нового времени. С этого времени идеи свободы стали с каждым днём всё шире внедряться в жизнь европейцев.
  
  Свобода есть дух европейской идеологии. О чём бы ни рассуждали европейские мыслители, речь, в конце концов, всегда ведётся о свободе.
  Свобода является символом современного европейского общества. Ей поставили памятники по обе стороны Атлантики и смысл современной европейской цивилизации как раз и заключатся в освобождении человека.
  Свобода в либеральной идеологии есть критерий общественного прогресса. Прогрессивность того или иного общества или государства современные либералы оценивают по количеству свобод: чем больше свобод в обществе и государстве, тем они прогрессивнее.
  Современная главенствующая европейская идеология представляет собой учение о свободе - демократический либерализм. Следовательно, В СОВРЕМЕННОМ ЕВРОПЕЙСКОМ СОКРАЩЕНИИ КОРЕННОГО НАСЕЛЕНИЯ, В КОНЕЧНОМ СЧЁТЕ, ВИНОВЕН ЛИБЕРАЛИЗМ, ЛЕЖАЩАЙ В ОСНОВЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ИДЕОЛОГИИ, ЕВРОПЕЙСКОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ, ПРОИЗВОДЯЩЕГО ДЕПОПУЛЯЦИЮ НИЗКОЙ РОЖДАЕМОСТИ.
  
  И теперь мы должны проследить, как появилась либеральная идеология, как благородная идея свободы человека превратилась в способ его самоуничтожения. Мы должны выяснить это, чтобы узнать условия, при которых свобода не будет вести к депопуляции населения.
  Когда свобода превратилась в могильщика европейских народов? От чего освободились европейцы в своём историческом развитии и что они потеряли при этом, чтобы пасть жертвой депопуляции низкой рождаемости? На эти и многие другие вопросы мы сможем дать ответ лишь после изучения нравственной истории человечества, в которой чётко проявляется влияние свободы на поведение людей. Эта история представляет собой поэтапное изменение нравственного поведения человека в зависимости от изменения его мировоззренческих (идеологических) взглядов.
  
  ОТКУДА ЕСТЬ ПОШЛА ДЕПОПУЛЯЦИЯ НИЗКОЙ РОЖДАЕМОСТИ.
  
  Депопуляция низкой рождаемости, поразившая современные развитые капиталистические страны, есть результат длительного процесса либерализации человеческой жизни, происходящей с человечеством на протяжении сотен лет. Условия для депопуляции окончательно созрели в Европе в XIX веке, когда либерализм стал оказывать реальное влияние на европейское общество, а в ХХ веке, когда либерализм приобрел догматический характер, все страны европейской цивилизации стали жертвой депопуляции низкой рождаемости.
  На протяжении полутора тысяч лет происходило постепенное освобождение (либерализация) человека от духовно-нравственной обязанности быть человеком, продолжателем вида и рода. Чтобы это произошло, надо было сначала избавить человека от соблюдения заповеди, данной Богом всем людям земли: 'Плодитесь и размножайтесь!' Сразу от этой заповеди избавиться было нельзя, так как человек античности был слишком близок к природе и слишком мало знал устройство мира, чтобы мнить себя хозяином жизни. И только развив науку и технику, отдалив себя от природы, человек земли возомнил, что он отныне может жить свободным от божественных заповедей, за что и поплатился депопуляцией низкой рождаемости.
  
  Критики капитализма всегда ругали его, в том числе, и за 'нравственное вырождение общества', за гибель культуры, говорили о закате Европы.
  Современные российские критики капитализма тоже говорят о повсеместном падении нравственности в российском обществе, вызванным, по их мнению, внедрением идеологии капитализма и либерализма в российскую ментальность.
  Российские либералы со своей стороны тоже признают падение нравственности в России. Но объясняют это явление совершенно по-иному. С их точки зрения, нравственность в России страдает именно из-за недостатка свободы в российском государстве. И ставят всегда в пример 'цивилизованные' европейские страны, где либерализм полностью раскрепостил народ, и где капитализм на основе свободы создал общество материального благоденствия.
  Либералы в России и в Европе оправдывают необходимость свободы именно тем фактом, что при ней капиталистическое общество позволяет осуществлять научно-технический, материальный прогресс, повышать уровень жизни населения. Может, говорят либералы, капитализм и свобода и губят нравственность человека, но зато создают комфортный материальный мир для него.
  
  Критики либерализма ничего, кроме общих рассуждений о нравственности, не могут предъявить либералам: безнравственность разъедает человека западного мира, вопиют они.
  Либералы же затыкают рот любым критикам, обращаясь к материальным фактам: высочайшие показатели ВВП на душу населения в 'прогрессивных' странах, высокая социальная обеспеченность, прекрасное медицинское обслуживание, высокая продолжительность жизни и низкая детская смертность.
  И нечего противопоставить на это критикам либерализма, кроме эмоций. Интуитивно и некоторые либералы и их критики чувствуют, что в мире происходит что-то не то, но выразить свои сомнения не удаётся. Дело в том, что критика либерализма неспособна достичь своей цели в принципе, потому что ведётся на либеральном идеологическом поле, где либерализм любому даст фору в способности забалтывать предмет спора.
  
  И вот теперь пришла пора сказать со всей определённостью, что многолетнее падение европейской нравственности, о чём всегда говорили и говорят многие мыслители, заканчивается депопуляцией низкой рождаемости коренного европейского населения. Вымирание коренного европейского населения есть результат европейского образа жизни, основанного на европейской идеологии либерализма, результат той нравственности, по которой живёт человек в европейском обществе.
  
  Безнравственность либерального общества, как оказалось, вполне согласуется с быстрым развитием капиталистического производства, совершенно не мешает научно-техническому прогрессу, обеспечивает высокий уровень жизни населения, но абсолютно не способствует его выживанию. Безнравственность общества потребления приводит его, в конце концов, к смерти от депопуляции низкой рождаемости. Хорошенькая плата за материальный комфорт! Не напоминает ли это что-то о договоре с дьяволом?
  Искушение материальными благами происходило всегда, сколько существует человек. И ещё в глубокой древности было высказано предупреждение человеку об опасности поклонения 'золотому тельцу'. Сейчас 'золотой телец' воплощён в материальном прогрессе, которому поклоняется 'прогрессивное человечество'. Что ж, современное европейское вымирание от депопуляции низкой рождаемости ещё раз (в который раз!) убеждает в правоте древних заповедей.
  
  ЧТО ФОРМИРУЕТ НРАВСТВЕННОСТЬ?
  
  Человек - существо общественное. Рождаясь, он попадает в определённую систему общественных отношений, воспитывается явно и неявно в нормах определённой морали.
  
  Нормы поведения, принятые в каком-либо обществе, в какой-либо части общества, участвуют в формировании человеческой нравственности. С этой точки зрения безнравственного человека не существует - каждый человек является носителем определённой нравственности. Просто разные группы людей в обществе являются носителями разной нравственности. И представители одной группы людей иногда объявляют всех остальных безнравственными людьми, так как остальные не придерживаются одинаковых с ними правил.
  Этот факт означает, что все люди одновременно и нравственные, и безнравственные, когда в обществе не определён критерий нравственности. Тогда любое поведение человека оказывается нравственным и безнравственным в одно и то же время.
  В современном европейском капиталистическом обществе с его абсолютизацией свободы любая нравственность приемлема, что означает полное отсутствие критерия истины. Европейская нравственность сейчас - понятие относительное, основанное на крайнем эгоизме отдельного человека. Раз нет критерия истины, значит, критерием становится любой конкретный человек. Сколько людей - столько и истин, столько и нравственных отличий.
  
  С другой стороны, нравственность, нормы поведения конкретного человека вытекают из его понимания мира, в котором он живёт, из его мировоззрения, которое также формируется с помощью общественной идеологии. Общепринятая в обществе идеология задаёт критерий нравственного поведения, формулирует систему норм поведения человека, систему моральных норм. То есть, существует и общественная нравственность, основанная на общепринятой данным обществом идеологии. Общественная нравственность является основой нравственности конкретного человека. Тогда безнравственным считается отклонение от этой общепринятой в данном обществе нравственности.
  Каждое общество в истории вырабатывает свою систему моральных норм. Каждому обществу соответствует своя нравственность. Один этап общественного развития сменяет другой, и для каждого существует своя собственная общественная нравственность. С этой точки зрения вся история человечества есть поэтапная смена одних норм нравственного поведения другими. Осталось проследить, как создалась современная европейская общественная нравственность, приводящая коренных европейцев к вымиранию от депопуляции низкой рождаемости.
  
  РЕЛИГИОЗНЫЕ ОСНОВЫ НРАВСТВЕННОСТИ.
  
  Вопрос о вере - это, пожалуй, наиглавнейший вопрос человека на пути познания мира. Дело в том, что человек обречён верить во что-либо ограниченностью своего тела, своей жизни, своего познания.
  Огромность мира, в котором приходится жить человеку, сталкивает его с множеством явлений и фактов, которые человек не в силах объяснить, опираясь лишь на свой личный опыт. Мы часто не понимаем события нашей жизни и события жизни окружающих нас людей. Обилие противоречивой информации, поступающей к нам из разных источников, не в силах адекватно истолковать ни один человек, исходя лишь исключительно из собственного опыта.
  Вот почему так популярны детективные произведения - они объясняют нам рациональность мира, находя логику в ворохе непонятных событий и явлений. Однако, кто нам сказал, что представленная автором логика - единственная, по которой можно объяснить происходящее? Мы просто верим автору произведения, доверяем его варианту объяснения действительности. И нас очень интригует недосказанность в конце книги, которая предполагает, что возможно и иное объяснение сюжета, и мы с нетерпением ждём продолжения.
  Так и в реальной жизни, человеку необходима вера, потому что она помогает ему объяснять сложный мир, в котором он живёт. Человек не в состоянии объяснять явления только за счёт собственной практики. Поэтому человек не может не верить во что-либо или кому-либо, не может обойтись без веры в силу ограниченности своей жизни и своего тела, и неограниченности мира явлений. Он всегда вынужден что-то принимать на веру от других людей. Вера, следовательно, есть естественное стремление человека понять и объяснить окружающую действительность, а не 'опиум', с помощью которого обманывают доверчивого человека власть имущие богачи (хотя и такое случается на каждом шагу).
  
  Познавая мир, человек в истории вынужден с самого начала наделять его духовностью, за неимением другого рационального объяснения действительности. На определённом этапе своего развития человек начинает верить в духов, потом в богов, затем в единого Бога, затем, по мере накопления фактов рационального объяснения явлений, начинает верить в то, что мир существует сам по себе, без всяких богов, без Бога. Так он верит или иначе, но без веры не обходится никогда.
  Со временем, в осмыслении человеком мира складываются два подхода: либо вера в первенство духовного, порождающего материальное и творящего историю, либо вера в первенство материального, порождающего на определённом этапе своего комбинирования духовный мир. Либо принимаешь (веришь) идеализм, либо принимаешь (веришь) материализм - иного не дано. И то, и другое решение основано исключительно на вере.
  
  Любое мировоззрение, любая идеология начинаются с констатации своего отношения к вере - во что надо верить человеку. Веровать в единого Бога, например, или веровать в случайный материальный мир, существующий без богов. Из конкретного отношения к вере сразу же вытекает определённая система моральных норм, определяющая линию нравственного поведения человека, принимающего данную идеологию. Что является основой нравственности, что такое совесть, что есть человек, как надо жить на земле - на эти вопросы отвечает каждая идеология. То есть, идеология строит свою систему моральных норм, определяющих образ жизни общества. Тогда каждой идеологии присущ свой образ жизни.
  История изменения веры человека - это одновременно и история изменения нравственности, так как именно вера - то, во что верит человек, оказывает решающее влияние на его поведение. Вся нравственная история человечества прямо соотносится с историей веры. Как менялась европейская идеология в истории, отношение к вере, также вместе с ней менялась и общественная нравственность.
  Идеология задаёт ценности, определяет мировоззрение человека и через эти ценности и мировоззрение определяет нормы поведения человека в мире.
  
  Назовём духовно-нравственной поведенческой парадигмой систему норм поведения, основанную на главенствующем в данном обществе мировоззрении, или на главенствующей в данный исторический период идеологии.
  Духовно-нравственная парадигма - это система жизненных ценностей, норм и правил поведения, которых придерживается человек в определённый исторический период. Под духовностью здесь понимаются преимущественно те взгляды на веру, которые предлагает какая-либо конкретная идеология. А под нравственностью - те нормы поведения, которые формируются данной идеологией (мировоззрением) у конкретного человека.
  
  
  
  
  
  2. ОТ ЯЗЫЧЕСТВА К ХРИСТИАНСТВУ.
  
  
  Религиозное мировоззрение всегда участвовало в формировании нравственности. С глубокой древности вплоть до нашего времени, отношение к религии и вере является определяющим в формировании духовно-нравственной парадигмы. Поэтому поведенческие парадигмы накрепко связаны с историей развития религиозных взглядов человечества.
  Наша эра началась, когда на смену языческой духовно-нравственной парадигме приходила евангельская парадигма - поведенческая парадигма Иисуса Христа. Посмотрим, очень коротко, почему был неизбежен отказ от языческой парадигмы, и чем была привлекательна для людей евангельская духовно-нравственная парадигма.
  
  ЯЗЫЧЕСКАЯ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННАЯ ПАРАДИГМА.
  
  В данной парадигме существовали, наверное, все общества и государства на земле на каком-то этапе своего развития. Языческая парадигма - это один народ и созданная им религия, ставящая этот народ в исключительное положение по сравнению со всеми другими народами. В качестве примеров можно привести Древний Египет, греческие полисы, Древний Рим, древнерусские племенные княжества.
  
  Сталкиваясь в повседневной жизни со множеством непонятных событий и явлений, и улавливая в них какую-то логику, человек наделяет мир духовностью. Первобытный человек ещё не в силах правильно объяснить окружающий мир, из-за малости накопленных знаний о мире. Он верит, что за каждым явлением действительности стоит некая духовная сущность, помогающая или мешающая ему жить. Так появляются первые религиозные представления, помогающие человеку строить логичные отношения с миром, в котором он живёт.
  Сначала духовностью наделяется всё сущее и лишь со временем, много позднее, духовность окружающего мира персонифицируется в определённых богов - появляется языческая религия. Объяснение природных явлений происходит только посредством чуда и человек полностью подчинён волеизъявлению божеств. Его поведение строго регламентировано религиозными представлениями. Он не свободен в своих действиях, потому что находится под постоянным пристальным контролем божественных существ племенного пантеона.
  Каждый народ разговаривает с окружающим миром на своём языке, поэтому одним и тем же сущностям разные народы дают разные названия. Мы видим, что языческая религия у разных народов, по существу одна и та же, просто одному и тому же явлению - богу языческого пантеона, разные народы придумывают разные легенды - истории, связанные с жизнью конкретного народа.
  Языческая религия разными словами разных народов объясняет одни и те же события-явления, делая взгляд каждого народа на действительность уникальным и неповторимым. В этом заключается главное культурное богатство разных народов - уникальный взгляд на действительность и свою историю жизни в ней.
  Но в этом же заключается и главная ущербность и опасность языческого мировоззрения для человечества - язычество ставит перед народами непреодолимые границы, намертво разделяя людей их происхождением от разных богов, делая тем самым невозможным всеобщее единение людей.
  Конкретная языческая религия придумана конкретным народом для его единоличного выживания. Другой народ имеет другую форму объяснения мира, которая предназначена именно для него. И каждая языческая религия, придуманная для конкретного народа, провозглашает избранными людьми только придумавший её народ. Все остальные народы, применяющие другие способы объяснения действительности, не могут 'по определению' считаться людьми, значит, с ними можно обращаться как с рабами, предназначенными быть лишь 'говорящими орудиями труда'.
  Каждый народ для объяснения природы изобретает собственный пантеон божеств. Языческие религиозные представления разъединяют людей - каждый народ обладает собственными придумками, и каждый народ считает себя избранным. Период язычества характеризуется разделением людей на 'своих' - кто поклоняется своим богам, и 'чужих' - кто поклоняется другим богам, то есть, не богам. С другими можно обращаться как с 'говорящими животными' - рабство есть естественная проекция религиозных представлений в повседневную жизнь.
  Языческое мировоззрение чревато постоянными войнами со всеми соседями, потому что каждый языческий народ считает именно себя богоизбранным, не признавая это звание для всех остальных, верящих в 'неправильных' богов. Не может быть мира между языческими государствами, не может быть ни равноправной торговли, ни, тем более, равноправного культурного обмена. Языческий мир обречён изначально на войну всех народов против всех, ничто не может сплотить людей, ведущих своё происхождение от разных явлений.
  В языческом мире возможно политическое равенство внутри одного народа - греческая демократия, например - но нет, и не может быть в принципе равенства между народами, ведущими своё происхождение от разных богов. И 'перс' для древнего грека может означать только одно - 'нечеловек', 'раб'. Поэтому, языческая нравственность предполагает честное отношение лишь к своим единоплеменникам, как к равным перед богами племенного пантеона. И презрительно- высокомерное отношение ко всем остальным народам, верящим в 'неправильных' богов. Языческая парадигма автоматически превращала иностранцев-иноверцев в 'нечеловеков' и проповедовала вечный бой за своих богов.
  Новое, завоёванное население могло быть только рабским. В этом была слабость языческого государства - совершая завоевания, оно не увеличивалось численно, а только территориально, потому что завоёванные народы не могли стать полноценными гражданами, на которых можно рассчитывать в трудную минуту.
  Скопище рабов само по себе представляет потенциальную опасность для языческого государства. Вот почему рабам не могли доверять, их боялись, и поэтому относились к ним крайне жестоко. И рабы, со своей стороны, не горели желанием исполнять волю 'нечеловеков', случайно оказавшихся сильнее. Частые восстания рабов в древнем мире ярко иллюстрируют ущербность языческой парадигмы для построения справедливого общества - общества для всех людей, равных друг другу.
  
  Язычество способствует развитию племени, племенному 'патриотизму', но непримиримо разъединяет человечество. На базе язычества невозможно сплотить разные племена в единый народ, вот почему постепенно происходит естественный отказ от язычества в пользу монотеизма по мере создания многонациональных государств.
  В рамках языческой парадигмы можно выделить особые случаи, являющиеся переходными ступенями от язычества к монотеизму. Такими переходными парадигмами представляются попытки объединения разных языческих пантеонов. Такой же переходной парадигмой является и иудаизм.
  
  Ущербность языческой духовно-нравственной парадигмы остро чувствовали завоеватели, подчинявшие чужие страны. И именно они стали первыми, кто пробует изменить способ единения общества, состоящего из разных народов. С этой целью они начали попытки соединения различных языческих вер, чтобы слить покоренные народы в одну семью. Так появилась многоязыческая парадигма.
  Государственные образования, состоящие из нескольких народов, с разными языческими верами, получались, когда языческие государства объединялись силой оружия. И тогда в попытках объединить разные народы в один, возникали смешанные религиозные языческие представления. Такими образованиями были империя Александра Македонского, Римская империя, Древнерусское государство - попытки создания общеславянского пантеона в Киевской Руси князем Владимиром.
  С насильственного объединения народов начинается расширение местного пантеона за счёт пантеонов тех народов, с которыми хотят жить мирно в одном государстве. Но это приводит к росту количества божеств, запутанности ритуалов, к противоречиям в вопросах объяснения природы. В конце концов, рост языческих божеств приводит к развращению людей, к падению морали, так как человек просто теряется в массе духовно-нравственных регламентов, которые часто противоречат друг другу. Так происходило в Римской империи, так происходило на территории древнерусских княжеств. Все попытки создать новую духовно-нравственную парадигму на основе механического объединения нескольких языческих религий были обречены на полную неудачу.
  
  Каждая языческая религия создана конкретным народом, объясняющим именно этому народу его привилегированное положение в мире по сравнению с другими народами. В языческой религии частночеловеческое (родовое, племенное) выступает приоритетом перед общечеловеческим. Вот почему безнадёжными в истории оказывались попытки создания многонациональных государств на базе единой веры, сформированной арифметическим объединением разных языческих верований.
  Различные народы, насильно объединённые в одном обществе, продолжали придерживаться веры в своих 'родных' богов и продолжали испытывать друг к другу недоверие, и не могли стать единым народом. Такие империи, объединённые силой оружия, держались исключительно на авторитете завоевателя, и тут же распадались с его смертью. Либо, в случае Римской империи, сильное государство постепенно слабело, распадалось и, наконец, исчезало.
  Чтобы из разрозненных племён сформировалось единое государство, нужна была идеология, которая позволяла бы объединять разных по своему первоначальному мировоззрению людей. Такой идеологией мог стать только монотеизм, для которого все люди, неважно какого они племени, становятся духовно равными друг другу в глазах единого Бога. Это качественный скачок в понимании природы, мира и человека.
  
  Если же говорить об иудаизме, то, несмотря на единобожие, провозглашённое этой религией, он изначально был предназначен только для одного, богоизбранного народа. Он провозглашал братство людей только тогда, когда все эти люди - евреи. Такая религия, конечно, не могла объединять различные народы, и оказалась потому невостребованной в истории.
  
  ЕВАНГЕЛЬСКАЯ ПАРАДИГМА - ПАРАДИГМА ИИСУСА ХРИСТА.
  
  Переход к монотеизму христианства есть настоящий переворот в мышлении человека. Здесь на первое место выдвигается общечеловеческое - все люди равны перед единым Богом. Если попытки объединить разные народы путём объединения языческих пантеонов - это чисто механистический подход, то переход к монотеизму - это настоящий качественный скачок в мировоззрении человека. Возникает христианская духовно-нравственная поведенческая парадигма - Иисусова парадигма.
  Понимание единого Бога ставит предел человеческой злобе, непримиримой разделённости народов на враждебные партии.
  Явление Христа должно было навсегда покончить с войнами на земле, с жестокостью в отношениях между людьми. Почему же этого не произошло? Почему христианское мировоззрение не привело народы к вечному миру и процветанию?
  
  Идея христианства чрезвычайно проста - всеобщее счастье людей на земле и на небе возможно только при соблюдении ими давно известных истин, данных Господом ещё Моисею. Смысл христианства в том, что оно сформулировало нравственные правила, без соблюдения которых счастье человека невозможно в принципе. Человеку надо любить Бога как нравственный идеал, к которому надо стремиться в реальной жизни. Поведение человека в повседневной жизни должно соответствовать нравственному идеалу, заданному Иисусом Христом.
  Нравственный идеал не может быть материальным, о чём говорилось ещё в Ветхом Завете, потому что всё материальное самодостаточно и потому абсолютно эгоистично. Материальное, положенное в основу жизни человеческого общества, разделяет людей смертельной ненавистью друг к другу, губя человека и общество. Бог не может допустить самоуничтожения человека и даёт ему духовный идеал, к которому душа человека должна стремиться. Это нравственный идеал всеобщего равенства перед Богом.
  
  По учению апостолов, первых отцов церкви, духовно-нравственное совершенствование человека - вот путь к счастью в земной жизни и путь к жизни вечной. Ранняя христианская церковь считала себя ответственной за духовно-нравственное развитие человека. Люди, искренне верующие во Христа, стремились жить и действовать в соответствие с законом Божьим. Христиане первых веков - это люди, живущие по совести, для которых слово и дело неразлучны. Именно благодаря их высокой нравственности, мужеству и стойкости, христианство стало получать всенародную поддержку и признание.
  Сущность христианства чрезвычайно проста. Она проста настолько, что доступна любой чистой душе. Это любовь к Богу. То есть любовь к истине и справедливости, которые воплощаются в Боге. Это жизнь по нравственным правилам, заданным Иисусом, это связь веры в Бога с духовно-нравственным поведением в реальной жизни. Надо не просто 'верить в Бога', надо жить по его заповедям не на словах, а на деле. Так верили и жили первые христиане, те, кто не боялся умереть на арене цирка за свою веру. Их чистая вера и жизнь проложили путь к христианству для многих народов.
  Такой чистой душой обладала, несомненно, и Жанна дАрк. Девушка легко находила ответы на любые сложные и каверзные вопросы своих тюремщиков-католиков - это происходило потому, что она понимала христианство, как понимали его апостолы, во всей его первозданной простоте и величии. И такое представление христианства в то католическое время уже не могло быть ничем иным, как ересью, за которую полагалась только смерть на костре.
  
  Евангельское христианство полагается на совесть, на Бога в душе человека, считая, что только Бог может доподлинно знать, верит человек на самом деле, или нет.
  Если человек грешит в жизни, значит, он не верит в Бога, не верит, что высшее правосудие находится в руках Бога. Христианин, искренне верующий в Бога, стремится не грешить, так как понимает, что грехом убивает свою бессмертную душу, а если и совершает случайно грех, то кается искренне всю оставшуюся жизнь, замаливая его. Поэтому искренне верующий христианин в евангельской парадигме не может стать, например, серийным убийцей - уже за одно убийство человек будет расплачиваться мучениями совести всю жизнь, уйдёт из мира в пустынь, замаливать грех. Не об этом ли написал Ф. М. Достоевский в 'Преступлении и наказании'?
  Искренне верующий человек в евангельском христианстве не может подсыпать битое стекло в булку хлеба, даже если никто из людей об этом не узнает, потому что он знает, что главный ответ держать ему придётся не перед людьми, но перед Богом, который видит и знает всё. И прощения от Него при покаянии за грех может и не быть, сколько ни бейся головой об пол, сколько ни вкладывай денег в строительство храмов.
  Убийца, искренне поверивший в Бога, попал на небо вместе с Иисусом, потому что, даже если бы он выжил, будучи снят с креста, в последующей жизни он мухи бы не обидел, и Бог об этом знал!
  В евангельском христианстве, убийца, поверивший в Бога, больше не будет убивать, и вообще будет стараться не грешить. Потому что в евангельской парадигме поверивший в Бога человек обязан принять в душе своей заповеди Господа и жить дальше только по совести. Здесь грешник, поверивший в Иисуса, становится праведником, потому что принимает на себя моральную обязанность не грешить в жизни более никогда.
  Евангельское христианство раз и навсегда меняет действительно поверившего в Бога человека в сторону духовно-нравственного поведения в реальной жизни. Можно доверять евангельскому христианину как самому себе, на него можно положиться всегда, такой человек никогда не солжёт и не обманет. Такой человек никогда не поддастся коррупции - глупо менять вечную жизнь на краткий миг мирского благополучия. Зачем писать бумаги и законы, достаточно дать честное слово - истинно верующий христианин сам погибнет и разорится, но слово сдержит. Человека с его бумажками можно обмануть, но Бога не обманешь - отсюда изначально пренебрежительное отношение евангельских христиан, а вслед за ними и христиан православных к писаным законам.
  
  Подлинная христианская нравственность - нравственность Иисуса Христа. Это нравственность правды и свободы. Это нравственность всеобщего братства и равенства всех людей на земле, духовного и материального. Это нравственность мира без насилия, и мира справедливости между народами.
  К настоящему времени эта нравственность настолько исказилась в извращающих её интерпретациях, что привела европейский мир к вырождению. Но без её воскресения невозможно покончить ни с депопуляцией низкой рождаемости, ни с враждебным разделением человечества, ни с современным финансово-экономическим кризисом, ни с экологической катастрофой планеты.
  
  О ЧЁМ ГОВОРИЛ ИИСУС ХРИСТОС.
  
  Бог есть, то есть надо не познавать Бога, а принимать его. Либо мы признаем, что Бог есть, либо мы признаём, что Бога нет - отсюда происходит всё последующие различия в поведении и в жизни человека. Отсюда - глупо пытаться определить Бога и его деяния, прогнозировать его реакцию, молить о непосредственном вмешательстве в жизнь человека.
  Бог есть истина, добро и справедливость. То есть, человеку, если он признаёт Бога, надо стремиться к истине, познавая мир, в котором живёт, к добру, уважая другого человека, к справедливости, создавая равные условия жизни для всех людей. Но ни один человек не обладает истиной и не может обладать ею в принципе, кто бы он ни был. Человеку объявлять себя непогрешимым, сравнивая себя с Богом, - значит, богохульствовать.
  'Богу - богово, кесарю - кесарево'. Церковь не должна вмешиваться в политическую и экономическую жизнь общества. Церковь не должна зависеть от государства, не должна быть обязана ему за какие-либо блага. Отсюда следует, что именно церковь должна требовать 'отделения от государства'.
  'Ударившему тебя по левой щеке, подставь правую'. Наказание от христианина нужно сносить терпеливо и достойно, и делать выводы о своём поведении - если христианин даёт пощёчину, значит, она действительно заслужена. Если же христианин всё же ошибается, то он сам себя накажет самым суровым образом. Но это изречение совершенно не относится к любому человеку, тем более, к не верующему в Бога. Иисус никогда не проповедовал 'непротивление злу насилием'. Напротив, со злом надо бороться самым решительным образом, устанавливая на земле справедливость, а не покорно сносить зуботычины.
  'Люби отца и мать твою'. Но только после того, как возлюбил Бога, ибо любовь к Богу превыше всякой другой любви. Нет отца, нет матери, нет брата и сестры у верующего в Бога, потому что все люди, верующие в Бога, суть родственники - братья и сёстры.
  'Любите друг друга'. Говоря о любви, на первое место Иисус ставит любовь к Богу. Современный либеральный европейский мир, напрочь забывший Бога, спекулятивно использует Христа для оправдания разврата, сознательно примитивизируя его слова. Спекулируя на своей интерпретации, либеральные извращенцы проталкивают вседозволенность и распущенность в обществе.
  'Возлюби ближнего своего как самого себя'. Этой фразой спекулянты оправдывают коррупцию, семейственность, кумовство. Но Иисус говорил, что сначала следует возлюбить Бога, а потом уже родственников, знакомых. Любовь к Богу надо ставить выше даже любви к родителям. То есть, любовь к Богу должна пресекать нарушение справедливости, проявляющейся сейчас в потворстве родственникам, например.
  'Будьте как дети'. Либеральные спекулянты предлагают людям наивное поведение, развивая у них безответственность, поверхностность, примитивизм. Эти слова Иисуса относятся исключительно к принятию Бога, но не к реальной жизни человека - глупо требовать от взрослых людей вести себя подобно безответственным детям. Не на детских плечах покоится нынешняя судьба человеческой цивилизации на земле. Именно взрослые люди пытаются создать безопасный для человека мир. А вот от того, как будут воспитаны нынешние дети, зависит будущее планеты.
  'Не убий'. Эти слова либералы, не верящие в существовании Бога, спекулятивно трактуют, как относящиеся к телу человека, что, конечно, не верно. Слова Иисуса относятся не к телу человека, но к духу - не убей свою бессмертную душу. Ведь уже замышляя преступление, человек убивает свою душу. Эти слова относятся не к жертве - каждый человек может погибнуть совершенно внезапно в этом материальном мире, а к лицу, замышляющему неправду, насилие, ложь, несправедливость. Христос беспокоится о душе человека, замышляющего преступление. В этой фразе вообще не говорится о телесности, а только о духе. Глупо думать, что Христа заботила сохранность тела - эта забота человека, который должен своей деятельностью служить Господу, значит, заботиться и о физической возможности тела соответствовать этому предназначению.
  
  ПРАВОСЛАВНАЯ ПАРАДИГМА СЕРЕДИНЫ ПЕРВОГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ НАШЕЙ ЭРЫ.
  
  К середине первого тысячелетия христианская церковь приобрела отличительные черты, каких не было у церкви первых веков христианства. Христианство этой поры стало называть себя 'православным', подчёркивая своё особое положение.
  Православное христианство середины первого тысячелетия нашей эры и на Западе и на Востоке Европы уже резко отличается от евангельского христианства первых веков. Христианство получило статус государственной религии, оформившись в документах, накопив к тому времени уже достаточное материальное богатство.
  Различные изменения в христианском вероучении, вызванные изменившимся положением христианства, происходили почти одновременно, оказывая друг на друга поощряющее воздействие. Искушения, связанные с этими изменениями, не могли не затронуть сути христианства.
  Чем были вызваны идеологические подвижки в христианском вероучении? Конечно слабостью человека перед искушениями, его неумением верно оценивать дальние последствия своих действий.
  По мере роста политических и экономических возможностей христианской церкви, по мере приобретения ею властных функций, люди, стоящие во главе церкви, всё чаще стали воспринимать себя вершителями судеб других людей. Искушения властью, деньгами, привилегиями слишком велики, чтобы люди могли достойно им противостоять.
  
  Вот что пишет отец Александр Мень об изменении в положении христианства в Римской империи:
  'Император щедро одаривал духовенство, освобождал его от повинностей, восстанавливал разрушенные храмы и строил новые. Это вызывало у христиан понятное восхищение. Император, покровительствующий Церкви, - чего еще можно желать? Историк Евсевий, современник и первый биограф Константина, говорит об этом времени, как о самых счастливых днях, до которых дожила Церковь. Однако христиане порой не замечали, что при внешнем благополучии в Церкви имеет место процесс разрушения подлинно христианского сознания и нравственности.
  Быстрая христианизация римского общества часто носила формальный характер. Многие крестились в угоду императору, под влиянием моды или просто из корыстных побуждений, когда, по словам русского философа А.Хомякова "христиан-мучеников заменили христиане-льстецы". Духовенство почувствовало себя на положении жрецов, стало стремиться к почестям, богатству, власти. Императорская казна широким потоком текла в церковную кассу, и это еще больше разжигало алчность духовенства. Христианская жизнь, которая ранее столь разительно отличалась от языческой, стала постепенно сама походить на языческую. Любители кровавых зрелищ, цирка и после перехода в христианство не оставляли своих привычек.
  ... Древний и пресыщенный Рим все более хирел и развращался. Перенос столицы на восток только усилил этот процесс. На фоне нравственного распада империи быстро росло количество христиан и усиливался авторитет Церкви.
  ... император стал считать себя вправе свободно вмешиваться во внутрицерковную жизнь, направляя ее в выгодное для себя русло. Над христианством нависла угроза порабощения государством. Так начала создаваться государственная церковь, которая впоследствии стала, по словам историка, "бессмысленным и гнусным орудием" в руках властителей, превратившись в гонительницу инакомыслящих.
  ..."Берегитесь закваски фарисейской". Как показывает дальнейший путь Церкви, это предостережение Христа стало пророческим. - Христианство, которое входило в жизнь общества, но не стремилось преобразить его, стало рабом общества, рабом мира.
  ... Общее разложение не миновало и церковь: священнослужители в своей деятельности руководствовались исключительно честолюбивыми помыслами, миряне же напоминали скорее толпу фанатиков, чем членов Церкви Христовой. Те же, кто свято оберегал в душе огонь Истины, были зачастую бессильны остановить этот процесс.
  ... Константинополь объявил себя вторым Римом, но и его раздирали богословские распри и церковные интриги. Падение нравов в Византии было ужасающим: повсюду царили коррупция и разврат.
  ...Все происходящее, по словам Григория Богослова, есть результат смешения Евангельской вести со старым языческим образом жизни и даже с языческими моральными понятиями: общество ищет "не иереев, не созидателей душ, а копителей богатств, не жрецов чистых, а могущественных представителей".
  ... Римской Церкви поначалу удавалось активно насаждать христианскую идею в народах Западной империи, но в итоге папский престол сам заразился мирским духом.
  ... В своей церковной деятельности папы опирались на силу государства, но, постепенно обретая могущество, начинали ставить себя выше светской власти - тем более, что Западная империя была сильно ослаблена.
  ... Об образе жизни некоторых римских первосвященников с возмущением отзывался Григорий Назианзин. Клирики, по его словам, вступали "в соревнование с консулами, губернаторами и знаменитыми полководцами, которые не знают, куда расточить свое богатство и роскошествуют из достояния бедных".
  ... К началу V века империя окончательно распалась на Западную и Восточную. Христианский мир, и сама Церковь, пребывали в тяжелейшем кризисе, погрязнув в роскоши, интригах, коррупции.'
  
  Ещё до того, как христианство стало официально признанной религией, в церковную кассу посыпались денежки. Первые христиане, как могли, старались поддерживать друг друга материально, помочь своей церкви в трудные времена.
  Со временем, постепенно, у церкви стали скапливаться материальные и денежные богатства. А так как церковники тоже люди, далеко не все относились к богатству лишь как к необходимому для христианского просвещения средству. Трудно распределять материальные и денежные ресурсы, не ставя себя в исключительное положение. И со временем христианская церковь стала с особой любовью относиться к золоту, оказавшемуся в её руках. Искушение золотом было под силу преодолеть лишь апостолам, а простым смертным, одевшимся в рясу, с таким искушением справится очень трудно.
  А когда христианство стало официальной религией государства, на церковь обрушился такой золотой дождь, от которого уже невозможно было отказаться. И вместо того, чтобы тратить деньги, все без остатка, на христианское просвещение и нравственное воспитание людей, православная церковь стала заниматься строительством и украшательством.
  Христос проповедовал под открытым небом, под любой крышей. Также поступали и апостолы. Они ходили в простых одеждах и ели простую пищу. Вряд ли они стали бы тратить деньги на строительство красивых храмов, по примеру язычников, а тем более на их украшение чистым золотом, на роскошные одежды, на изысканную пищу, на золотые кресты и короны.
  
  ЭСТЕТИЗАЦИЯ ХРИСТИАНСТВА.
  
  В это время происходит крайне важный шаг на пути искажения евангельского христианства, христианства Иисуса Христа - подмена этического содержания учения его эстетическим выражением.
  Христианство евангельское - это этический принцип, объясняющий как надо вести себя на земле, чтобы попасть на небо. Христос в своих проповедях не использовал эстетические ухищрения. Наоборот, простота его одежды и жизни подчёркивала силу и величие его правды. Первые христиане не украшали себя ни крестиками, ни картинками. Христианство первых веков сильно не внешней красивостью, а внутренней праведностью, нравственной силой. Только высокая нравственность помогла христианам выжить в годы гонений, сохранить веру и передать её потомкам. Только сила духа, нравственная сила позволяла идти на мученическую смерть, на самопожертвование.
  И вот потомки героического, евангельского, периода христианства, живя в условиях уже широкого распространения христианской религии, обладая уже материальными ценностями, разными путями оказавшимися в церковном владении, занялись внешним украшательством христианства. Восторжествовало мнение, что эстетические элементы, принятые в богослужении, будут способствовать лучшей пропаганде христианских ценностей среди некультурного, малограмотного населения варварской Европы.
  Поначалу эстетическое лишь дополняло этическое. Но со временем, постепенно, этическое всё больше уходило в тень, уступая место эстетическому в богослужении. И это вполне естественно! Усвоение, понимание этических, нравственных норм требует усилий ума. Для понимания моральных норм надо развивать логику мышления и наполнять мозги знаниями - это долгий тяжёлый путь. Эстетика же лишь развивает 'чувство прекрасного', безотносительно к знаниям и логике. Эстетическое восприятие не требует усилий и связано с удовольствием. Иисус своими притчами обращался, во-первых, к разуму человека, а не к его чувствам. Вряд ли он считал разумным во время проповеди отвлекать мысль человека эстетическими ухищрениями.
  Проповедь Иисуса обращалась к разуму, а проповедь его преемников через несколько веков всё больше обращается к чувствам людей. Недалёкие последователи Христа отвергли прямой путь к разуму человека через нравственную проповедь, наполняя её всё больше эстетическим содержанием. Чувства всё больше вставали между проповедью и разумом. Наконец, на определённом этапе, разум человека становится настолько поглощен эстетическим удовольствием, что этическая сторона проповеди просто останется невостребованной, а со временем и вовсе станет не нужной, как и случилось в истории христианства.
  Постепенно эстетическое видение совершенно затмило этическое содержание в христианстве. Это не осталось незамеченным в мире и в поисках правильной религии некоторые народы, ищущие истину, стали искать иные формы веры в единого Бога. Отход христианства от этики в сторону эстетики во многом повлиял на появление мусульманства, например, которое строго относится к недопущению отвлекающих разум человека от понимания истины эстетических 'усовершенствований'.
  
  Иисус проповедовал под открытым небом, или в любом подходящем для этого случая доме. Христианская церковь начала строительство огромных красивых храмов, долженствующих поразить воображение людей своим внешним величием.
  Было введено церковное песнопение, призванное услаждать ухо прихожанина 'райскими звуками', создающими определённую атмосферу приподнятости среди прихожан. Музыка всегда играла важную роль в жизни людей и привлечение её к богослужению, конечно, увеличивало воздействие церкви на прихожанина. Но, увлекая людей внешней красивостью, церковь переключилась на развитие в человеке чувства прекрасного, оставив в забвении нравственное развитие личности.
  Иконоборцы пытались остановить процесс эстетизации церковной жизни, но потерпели сокрушительное поражение. Да, трудно, конечно, доносить истину до простого народа путём долгих кропотливых разъяснений, поучая его, развивая его разум. Проще гораздо показать народу красивые картинки под 'райскую музыку' и песнопения. Да, неграмотный и малокультурный народ будет поражён внешним великолепием богослужения и придёт в христианство, но придёт не душой, которая так и осталась пуста, а чувствами, телом, оставшись по существу языческим в душе. (В большей степени эстетические чувства от природы присущи женщинам. И очень характерно, поэтому, что именно женщины Византийской империи смогли победить иконоборцев.)
  
  Эстетизация христианства привела к забвению христианской нравственности, с одной стороны, и к развитию искусств и художеств, с другой. Европейские артисты и художники получили возможность совершенствовать своё мастерство безотносительно к истине и справедливости, безотносительно к евангельской вере в Бога - вот где причины расцвета европейского искусства. Но европейский народ, получив прекрасный внешний вид, моду и архитектуру, оказался лишённым понимания нравственных основ евангельского христианства - вот причина чрезвычайной алчности и жестокости европейцев по отношению к самим себе и по отношению к другим народам. Эстетика стала визитной карточкой Европы, как и европейская жадность и жестокость.
  
  Обольщение христианства внешней красотой происходило постепенно, на протяжении многих веков. Церковные песнопения, иконы - этими нововведениями в религиозный обряд началось постепенное замещение нравственных ценностей в христианстве эстетическими ценностями. Внутренняя, этическая, красота христианства постепенно уходит в тень по мере внедрения в богослужение внешней, эстетической, красоты.
  Духовная нравственность человека формируется упорным трудом над своими страстями. Поэтому, 'чтобы облегчить путь ко Христу' и привлечь наивные языческие души, церковь христианская середины первого тысячелетия нашей эры всё чаще стала использовать в богослужении эстетические формы - музыку и живопись. Легче поразить воображение язычника внешним блеском богослужения, чем долго и мучительно преодолевать его духовную и интеллектуальную неразвитость.
  Постепенно 'внешнее' полностью или частично подменяет 'внутреннее', эстетика постепенно вытесняет этику из богослужения, подменяет духовно-нравственное содержание христианства блеском и изяществом искусства.
  Произошло расчленение красоты.
  Эстетическая красота, красота внешняя была лишь формой выражения красоты внутренней, этической. Поначалу внешняя красота не отрывалась от внутренней: внешняя красота человека должна выражать его нравственную красоту, красоту его поведения - безнравственность не могла быть внешне красивой. Если в раннем христианстве под красотой понималось единство внутреннего и внешнего в Боге, то есть духовная красота не отделялась от красоты материального мира, то к концу первого тысячелетия уже всё изменилось. Искусство постепенно начало эстетизацию морального уродства, когда любой негодяй мог представить себя внешне красивым и привлекательным. Этот процесс достиг своего апогея в настоящее время, когда за внешним блеском гламура скрыто всё что угодно.
  В конце концов, эстетика вытесняет и саму религию из внутреннего мира человека. В результате человек европейской цивилизации превратился в эстетически чрезвычайно развитое существо, зацикленное на художественном выражении своих переживаний.
  Эстетически чрезвычайно развитые современные европейцы являются абсолютными эгоистами, живущими только для себя, обрекая общество на смерть от депопуляции низкой рождаемости. Недаром все знаменитые моральные уроды человечества, начиная от языческого Нерона и до атеистов ХХ века, были тонкими ценителями эстетического - восхищались музыкой, танцами и архитектурой, литературой и живописью.
  Эстетическое заменило собой этическое сначала в религии, а затем и в жизни людей. Этический мир, который проповедовал Христос, так и не получился на земле, воцарилась эстетическая цивилизация, по крайней мере у европейцев. Внешне красивая и привлекательная, но безнравственная внутри, эгоистическая, обречённая к вымиранию от депопуляции низкой рождаемости.
  'Красота спасёт мир', говорил Ф. М. Достоевский. Но он имел ввиду красоту как единство внутренней, этической, красоты и красоты внешней, эстетической. Современный европеец, погнавшись за эстетическим, сумел разукрасить мир, развить науку и технику, выйти в космос, но, пренебрегши этическим, обречён на самоуничтожение путём экономических кризисов и депопуляции низкой рождаемости. Человек стал рабом эстетики, участвуя в производстве внешней, бездуховной красоты, лишённой нравственности. В результате мы видим прекрасные с эстетической точки зрения автомобили, в которых едут эгоистичные бездушные люди, живущие только ради собственного удовольствия, с трудом выдерживающие общение друг с другом.
  
  Эстетизация богослужения - замещение нравственного идеала в учении Христа его внешним оформлением. Подмена внутреннего этического содержания в проповеди внешними эстетическими формами его выражения.
  После того, как на службу христианской церкви было поставлено изобразительное искусство, естественным было появление ценителей прекрасного среди духовенства. Развитие искусства и ремесел, связанных с эстетизацией церковной службы, не могло не привести к поискам дополнительного денежного обеспечения церкви. Строительство храмов обходится очень дорого! А там, где много денег, неизбежно происходит меркантилизация отношений. Так что последующая затем формализация веры - естественный шаг по извращению евангельского христианства.
  Чем ближе к ХХ веку, тем всё активнее происходит процесс абсолютизации эстетического. Внешняя красота стала обожествляться в Новое время. Красота была отделена от Бога, то есть, была потеряна связь между внутренней этической красотой и внешней эстетической. Была осуществлена подмена внутренней красоты, красоты нравственной, красотой внешней, эстетической.
  Сейчас эстетическое совершенно не связано с этическим и чаще всего противоречит этическому. Искусство для искусства совершенно не нуждается в человеке, оно не для человека, а значит, способствует вырождению человека. Так эстетизация христианства стала одним из факторов, приведших, в конечном счёте, к западному 'прогрессу' и к депопуляции низкой рождаемости.
  
  
  
  
  
  3.1. КАТОЛИЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА. ФОРМАЛИЗАЦИЯ ОТНОШЕНИЙ.
  
  
  К сожалению, процесс постепенного освобождения человека от евангельских нравственных ценностей, продолжил своё развитие и во второй половине первого тысячелетия от Рождества Христова. Его не смогло остановить даже учреждение монашества.
  Христианская церковь первых веков нашей эры существовала в примерно сходных условиях во всех областях Римской империи. Тогда церковные деятели придерживались похожих взглядов на христианское вероучение, и христианская церковь была относительно единой в своих требованиях к вере и верующему.
  Процесс размежевания западной и восточной церквей начался в рамках православной духовно-нравственной парадигмы середины первого тысячелетия нашей эры, когда началось складываться западное видение христианства. Если православная парадигма утвердилась на востоке Европы окончательно и бесповоротно на многие столетия, то на западе Европы начались изменения в трактовке православного христианства, приведшие со временем к католицизму. Это связано в первую очередь с различными историческими условиями, в которых оказалась христианская церковь на западе и на востоке Европы после падения Рима. Эти-то условия и определили в конце концов два пути в христианстве.
   В то время как в Восточной Римской империи православная церковь продолжала существовать в статусе государственной религии, и ей не приходилось заботиться о том, чтобы просто выжить, для западного христианства с падением Вечного города начались суровые времена борьбы за существование. Когда европейские феодалы постоянно перекраивали карту Европы, яростно сражаясь друг с другом, церковь пыталась в этой междоусобице сохранить своё влияние на людей.
  Западная православная церковь вынуждена была активно взаимодействовать с миром, чтобы сохранить себя, приходилось иногда идти и на вынужденные компромиссы со светскими властями, а иногда и уступать силе новой власти язычников-завоевателей. И далеко не всегда римская церковь в сложных исторических условиях могла быть столь же принципиальной в трактовке веры, как и константинопольская ветвь христианства. Эти-то компромиссы постепенно и размывали православную христианскую идеологию западной церкви.
  С помощью больших усилий, путём уступок и компромиссов, путём частичного обмирщения, западной христианской церкви удалось отстоят своё положение в Европе. Удалось сохранить себя и расширить паству. Но отступление от канонов привело к спорам с восточным христианством и, наконец, к расколу единой православной церкви.
  Постепенно, на протяжении столетий, в силу объективных причин, у руководства римской ветви христианства стал складываться иной взгляд на некоторые вопросы религии и веры. Завоевав авторитет и место под солнцем в суровых испытаниях, римское христианство, естественно, считало свою позицию более правильной, более соответствующей суровой прозе жизни, по сравнению с позицией византийцев, которым не пришлось преодолевать такие трудности выживания в бурлящем мире, как римлянам.
  Католичество, таким образом, оказалось несколько 'приземлённым', более приближенным к простому, 'народному', варварскому, языческому пониманию христианской религии. Обмирщение римского христианства, по сравнению с догматикой византийцев, есть результат их 'приспособляемости' к суровым будням раннего средневекового беспредела.
  Церковники тоже люди, и как люди, они защищают то, что достигнуто в тяжёлых испытаниях. Завоевав авторитетные позиции в Западной Европе, католичество не могло 'поступиться принципами', выработанными за целые столетия непрерывной борьбы папства с властью племенных вождей, общаясь с 'застывшим' восточным православием, сохранявшим во многом нравственную бескомпромиссность раннего христианства, находящимся под покровом власти басилевса.
  Различное понимание того, как жить церкви в мире людей, разделило христианство. Католицизм пошёл дальше православия по пути обмирщения, что и разрушило единство Христианской Церкви.
  С каждым веком нарастала острота 'выяснений отношений' между Римом и Константинополем по вопросам религии и веры, проявляясь в различной трактовке христианского вероучения. Два центра христианства определили два пути, по которым пошла христианская церковь.
  Формальное разделение единой христианской православной церкви произошло в 1054 году, венчая грандиозный мировоззренческий раскол народов Европы. Сформировались два пути осмысления действительности, два мировоззрения, две системы морали, две линии поведения в жизни, определивших различия исторического развития европейских стран.
  Раскол христианской церкви есть результат обмирщения части христианских принципов западными христианами ради сохранения и распространения христианской религии на западе Европы. Если бы римская курия занимала в вопросах веры такую же твёрдую нравственную позицию, как византийское христианство, вряд ли она смогла бы достичь в то бурное время такого выдающегося положения. Вопрос об отступничестве католицизма от нравственных основ истинной веры, это вопрос выживания западного христианства вообще, это вопрос о людях в христианстве, вынужденно оказавшихся один на один с суровым миром раннего средневековья.
  
  Процесс смены православной общественно-нравственной парадигмы на западе Европы занял несколько столетий. Формирование католической духовно-нравственной парадигмы началось ещё до падения Западной Римской империи в 495 году нашей эры, когда волею судьбы появились два центра христианства, Рим и Константинополь, которые стали развиваться в разных исторических обстоятельствах.
  Вот как описывает события, предшествовавшие церковному расколу отец Александр Мень: 'К эпохе Карла Великого ясно обозначилось отчуждение между западным и восточным христианством, хотя сам процесс отчуждения начался многими веками ранее.
  Когда Константин Великий в 330 году перенес столицу Римской империи в Константинополь, он тем самым заложил основу политического, а затем и церковного разделения империи на Восток и Запад. Император Феодосий в 395 году ввел раздельное управление западной и восточной частями империи. С вторжением варваров и падением западной Римской империи в конце V века политическое разделение стало полным и окончательным.
  Ещё в 381 году, вынужденно покидая II Вселенский Собор и отрекаясь от патриаршества, Григорий Богослов предостерегал: 'Восток и Запад разделился на две противные стороны и есть опасность, что они составят разные уделы по своему упорству во мнениях'.
  Церковь формально оставалась единой (что выражалось в созыве Вселенских соборов), но фактически в своем управлении она тоже раскололась на восточную и западную. На Востоке процветал цезарепапизм, когда императоры, по существу, управляли восточной Церковью, становясь 'папами'. На Западе же папы все больше сосредоточивали в своих руках финансовую, военную и политическую власть, превращаясь в светских государей (такое положение некоторые историки определяют как 'папоцезаризм'). В итоге на Востоке Церковь стала важным придатком и инструментом светской власти, а на Западе, наоборот, - государство рассматривалось как инструмент церковной власти.
  Неудивительно, что подобное различие во взглядах провоцировало непрекращающиеся конфликты'....
  
  Феодальная власть на Западе Европы, стараясь заручиться поддержкой населения, активно использовала христианскую церковь в своих корыстных интересах. Церковь активно привлекалась к государственным делам, осваивая школу управления государством.
  'Каролинги видели всю пользу привлечения Церкви к политическому управлению. Отсюда возникло такое заведение, как императорские посланцы (missi dominici), которых обычно бывало двое: одно лицо духовное - епископ, а другое светское - граф. Они посещали различные регионы и выполняли роль посредников верховной власти, символизируя в то же время принцип симбиоза и сотрудничества, духовного и светского. Однако зачастую они были, по сути, лишь парой чиновников и способствовали вассализации клира. Князья и сеньоры относились к церковным владениям (бенефициям) как к своей собственности. Начиная с правления сына Карла Великого Людовика Благочестивого (император в 814-840) все епископы и многие аббаты становятся королевскими вассалами.... Высшее духовенство постепенно сближается со светской аристократией, тем более что его представители часто происходили из тех же семей. Учреждение десятины, которую взимало государство в пользу Церкви, на целое тысячелетие включило ее в чуждый ей административный механизм...
  Получив в 756 году от Пипина Короткого отнятые им у лангобардов земли, Папа сам стал светским властителем... было создано первое папское государство...
  Главная черта этого скандального периода - полное включение Церкви в феодальную систему. Она была отдана в руки власть имущих. Епископства и приходы предоставлялись тем, кто мог больше заплатить за них; это явление впоследствии назвали симонией'. (Ги Бедуелл. 'История Церкви'.)
  
  Постепенно в папских руках всё более сосредотачивались деньги западной части православной церкви. Сосредотачивалась власть политическая, экономическая, военная, государственная. Это со временем должно было привести к переосмыслению роли христианской церкви в жизни людей, к дальнейшему отступлению от евангельской нравственности.
  'Папа Николай I заставил считаться с собой мятежных епископов, баронов и королей. Ссылаясь на примеры Пипина и Карла Великого, он утверждал, что только папа дарует власть императорам. По мнению папы, как Бог господствует над миром, так и папа, его наместник, должен стоять во главе земных царств... он первый из пап венчался трехъярусной короной (тиарой) в знак своего царского достоинства...
  Документы (в массе своей подложные) провозглашали власть папы над всеми церковными руководителями и давали право любому епископу непосредственно обращаться к папе. Одновременно декреталии провозглашали свободу Церкви от светского контроля, более того, объявляли о подчиненном положении светской власти по отношению к церковной'.
  
  КАТОЛИЧЕСКИЙ ПЕРЕДЕЛ.
  
  Единая в своей идеологии, евангельская христианская церковь первых веков не позволяла человеку пренебрегать духовным ради мирского. Нравственность не отрывалась от веры, и духовное должно было пронизывать всю деятельность христианина, чем бы он ни занимался. В те первые века христианства, просто не могло быть свободных от духовности сфер деятельности христианина, ведь только христианская духовность позволяет ему оставаться с Богом.
  Человек верующий, христианин, живя в мире, должен был постоянно соотносить свои поступки с Богом. Человек, прежде всего, должен быть в душе своей верен Богу, и жить по его заповедям. Вера в Бога не позволяла человеку работать без оглядки на Бога и ограничивала человеческую деятельность нормами христианской морали, не позволяя христианину угнетать христианина, эксплуатировать, унижать, истреблять. Человек не может быть рабом человека, учит христианство, так как все люди - рабы Божьи, и в этом совершенно равны друг другу.
  Конечно, такое положение мешало и политике, и производству, и развитию наук - нравственные религиозные ограничения тормозили научную мысль и практическую деятельность. В реальной жизни первого тысячелетия нашей эры христианские заповеди праведной жизни, конечно, не могли стать образцом для широких масс недавно ещё языческого европейского населения. Растущее производство требовало больше свобод в общении людей друг с другом, позволяя обманывать и угнетать. Растущие знания требовали больших свобод в осмыслении действительности.
  
  Разделение единой православной христианской церкви - результат многовекового формирования двух способов общения с Богом.
  Одно мировоззрение, византийское православное, соответствующее православному христианству середины первого тысячелетия нашей эры, продолжало основываться на убеждении, что человек свободен в своём общении с Богом, что человека нельзя заставить верить в Бога никаким образом, что вера есть внутренний свободный выбор человека. Православие оставляет за человеком право свободного выбора веры и возможность прямого общения с Богом. Добровольный выбор человека невозможно формализовать и человек полностью отвечает за свои грехи только перед Богом, перед своей совестью. Людям же не дано справедливо оценивать поступки людей, ибо всю правду знает только Бог. Отсюда следует линия поведения православного христианина, основанная преимущественно на честном слове и совести, а не на писаном законе.
  Другое мировоззрение, католическое, также вышедшее из православия во второй половине первого тысячелетия, основано на формализации всех человеческих отношений, в том числе и отношений человека с Богом. Здесь между Богом и человеком стоит незыблемо католическая церковь, взявшая на себя роль посредника, контролирующего и регламентирующего общение. Здесь нет веры ни одному слову - всё документировано и запротоколировано. И за свои грехи человек отвечает своей головой не перед Богом, а перед католической церковью.
  
  Древнеримская культура, древнеримское законодательство, развитая система правосудия в Риме - это интеллектуальная база, на которой основывалась единая православная христианская церковь. Но на западе, после распада империи, при отсутствии просвещённой светской власти, христианская церковь вынуждена была стать учителем феодалов и покровителем населения. Историческая необходимость заставила западное христианство активно участвовать в политических событиях того времени и заниматься хозяйственной деятельностью, вести учёт и контроль.
  В это же время на востоке Европы христианство постоянно находилось под крылом просвещённой власти Византийского императора, полностью завися от его милостей.
  
  Католицизм, рано столкнувшийся с необходимостью самоуправления в условиях рухнувшей императорской власти на западе Европы, вынужден был взяться за организацию хозяйственной жизни населения распавшегося государства. Сама суровая действительность заставила церковников использовать формальные методы управления паствой. Формализация отношений, столь плодотворная в хозяйственных расчётах, постепенно стала применяться в духовных отношениях.
  Так как хозяйственными, политическим и духовными вопросами после падения Западной Римской империи приходилось заниматься и церковникам, естественно, что формальные методы учёта, в конце концов, захватили и сферу духовную. В общении с Богом католики перешли к таким же формальным отношениям, что и в общениях с паствой реальной жизни. Отношения 'ты - мне, я - тебе' стали определяющими не только в торговых отношениях, но и в религии. Искренняя вера в Бога стала регламентироваться с помощью строгого учёта и контроля. И постепенно формальная сторона стала самодовлеющей. Западные христиане постепенно заменяли духовность в отношениях с Богом, формальным учётом грехов и покаяний. Сам католический Бог представляться в такой схеме общения мелочным учётчиком.
  Формализация отношений, начавшаяся в западной христианской церкви с падением Западной Римской империи, привела к резкому размежеванию с восточной христианской церковью, которой не пришлось в своей деятельности столкнуться с такой самостоятельностью и ответственностью за физическое сохранение паствы.
  Формирование формализованного общества на западе Европы к концу первого тысячелетия нашей эры было настолько глубоким, что неминуемо привело к разрыву отношений с восточным христианством, не пожелавшим отступать от духовно-нравственных принципов православия.
  
  РАЗДЕЛЕНИЕ ВЕРЫ И ЕВАНГЕЛЬСКОЙ НРАВСТВЕННОСТИ.
  
  На протяжении сотен лет первого тысячелетия христианства на западе Европы переосмысливалась вся система взаимоотношения человека с Богом. Формировалось католическое мировоззрение, наполнявшее новым содержанием все понятия евангельского христианства. Создавалась новая система ценностей, переосмысливались все понятия. Совершенно по-новому стали трактоваться прежние истины. Из одного и того же восприятия действительности делались совершенно разные выводы и давались различные рекомендации.
  Например, понимание невозможности для человека не грешить на земле.
  Западные христиане, столкнувшиеся с прозой жизни в гораздо большей степени, чем их восточные единоверцы, стали более практично относиться к вопросам богословия. Возникла идея, что раз человек на земле никогда не сможет избавиться от своей греховности, поэтому и нечего требовать от него невозможного - стать безгрешным. Человек, принимающий Иисуса, конечно, должен строить свою жизнь по духовно нравственным нормам его учения. Но в практической жизни такое возможно очень редко - жизнь человека слишком сложна, чтобы он мог стать безгрешным.
  Понимание этого факта западными христианами, погрузившимися в прозу жизни, привело к смягчению их позиции в вопросе нравственности: произошло некое разделение веры и житейской нравственности, когда можно верить в Бога, но не всегда следовать его заповедям в реальной жизни, оправдывая своё поведение обстоятельствами.
  И согрешившему человеку всегда давалась возможность покаяться и замолить свой грех. Грех осуждался, но католическая церковь, понимая, что невозможно на земле всех людей сделать праведниками, пошла на смягчение уз совести в душе человека: если уж человек вынужден быть грешным, надо дать ему возможность всегда искупить вину. Пусть человек верует в Бога, но ведёт себя исходя из обстоятельств. И если во время деятельности человек иногда совершает грех, то он должен покаяться в церкви, и грех будет прощён.
  Эта идея о разделении веры и нравственного поведения в жизни, привела к возрастанию роли церкви, как посредника между человеком и Богом, как организации, принимающей покаяние и назначающей плату за грехи. Это и привело к формализации отношений человека и Бога, когда можно стало вести подсчёт грехов и покаяний, и привело в дальнейшем к появлению института индульгенций. Это подчинило население католической Европы установленным людьми правилам и законам, регламентирующим права и обязанности, грехи и добрые дела. Учёт грехов, их цена стали предметом хозяйственной деятельности католической церкви. Между человеком и Богом выросла огромная машина, осуществляющая строгий учёт и контроль, продающая вход в рай за деньги.
  Отказ от духовной нравственности христианства не мог не привести к формализации веры. Точнее, широкое внедрение формальных методов управления в жизнь средневекового общества сдерживалось только христианской духовной нравственностью. И лишь слабостью человека можно объяснить переход к формальным отношениям человека и Бога. Формализация веры привела к преклонению перед формальностями, к уважению европейцами писаных законов, к беспрекословному им подчинению. Формализация веры стала первым крупным шагом на пути материально-технического прогресса человечества.
  
  В католицизме верующий человек должен подтвердить свою правоту бумагой, подписью, потому что католицизм, как религия формализованная, не может верить людям на слово, потому что с них снята обязанность 'жить не по лжи', жить в соответствие с моральными нормами веры в Бога. Огосударствление католичества способствовало формализации веры, её отделению от религиозной нравственности в быту.
  В западном христианстве человек должен был публично 'словом и делом' подтверждать свою веру в Бога. Невыгодно стало делать добрые дела в соответствие с верой и молчать о них, как учил Христос, надо было озвучить эти добрые поступки, чтобы никто не сомневался в том, что их совершает верующий человек. Вера на западе стала публичной. Мало быть просто искренне верующим в душе своей - если не соблюдены формальные процедуры, если не соблюдаешь определённый ритуал, можно попасть под подозрение в неверии и жестоко поплатиться за это.
  Западные христиане, ввели ответственность человека перед людьми за свою веру: если сказал, поставил подпись, что веруешь, значит, так оно и есть на самом деле. И значит, наказывает тебя не Бог за твои преступления, а люди - и придётся здесь, на грешной земле, отвечать за свою подпись, отвечать кровью. Люди западного христианства стали пристально следить за взаимоотношениями человека и Бога - вот где корни судов инквизиции.
  Католицизм жёстко отделил человека от Бога, встав между ними, посредством формальностей проверяя искренность веры человека. Этому способствовало и богослужение на непонятной простому народу латыни. Православие же допускает прямое общение человека с Богом, и православная церковь призвана облегчать человеку это общение. Католицизм подменяет собой Бога, а православие стоит рядом с человеком, помогая ему общаться с Богом.
  
  В католичестве верующий человек перестал быть обязанным вести духовно-нравственный образ жизни. Вера в Бога здесь не подразумевает подчинение повседневной жизни нравственным законам христианства, не подразумевает жизнь по совести. Формализация веры привела к тому, что человек мог искренне верить в Бога в душе своей, регулярно посещать причастие и исповедоваться, и быть при этом жестким убийцей, потому что убийство санкционировала католическая церковь, отпуская грехи за деньги. Католическая церковь стала главнее библейской заповеди 'не убий': убийца может искренне верить в Бога, и при этом может убивать ещё и ещё, и каяться, каяться и убивать дальше. Это потому, что каждый грех в католицизме имеет свою цену, которую можно отработать и грех 'пропадёт' - можно грешить дальше. Вряд ли Иисус взял бы такого 'верующего' с собой в рай.
  В православии такое невозможно в принципе: если ты на самом деле веришь в Бога, то и в жизни должен вести себя соответственно. В православии ты можешь согрешить, но лишь по неведению, случайно, и за этот случайный грех будешь раскаиваться всю жизнь. Только замышляя преступление, по православной трактовке веры, ты уже отказываешься от Бога, значит, ты уже не православный христианин.
  Православие ограничивает людскую деятельность духовно-нравственными нормами поведения, не позволяя человеку насиловать человека, и этим тормозится общественно-экономическое развитие. В то время как в католичестве человек освобождается от давления духовной нравственности на своё поведение в реальной жизни, покупая за деньги прощение любому своему преступлению.
  
  Формализация веры в католичестве привела к формированию нового типа поведения, когда человек считает, что искренне верит в Бога, но позволяет себе больше заботиться о своём земном благополучии за счёт других людей.
  Важнейшим историческим последствием формализации веры стало то, что религиозная мораль теперь не так сильно связывала хозяйственную и любую другую деятельность населения Западной Европы. Можно было наплевать на совесть и устраивать свои дела без излишних церемоний, периодически посещая службу и покупая прощение грехов за деньги. Церковь католическая по возможности старалась смягчить нравы, проповедуя милосердие, но так как вера была фактически отделена от нравственности, то проповеди всепрощения мало, что давали на практике.
  Следствием ослабление нравственной узды стало ускорение темпов экономического развития Западной Европы, так как мораль теперь не сдерживала предпринимателей и позволяла усиливать степень эксплуатации человека. Высокие темпы экономического развития Западной Европы стали возможны только после смягчения ответственности человека перед Богом за свои грехи - вот где спрятана причина стремительного материально-технического развития Европы.
  
  Православная же церковь, не поступившаяся своими принципами, твёрдо заявившая, что истинная вера несовместима с дурным поведением в жизни, тем самым не позволяла человеку быть чрезмерно настойчивым в своей деятельности и пренебрегать нормами духовной нравственности. Также понимая греховность человека, православная церковь в отличие от католической, более сурово относится к соблюдению человеком норм христианской морали. А если всё-таки православный человек совершает грех, то должен за это испытывать муки совести в гораздо большей степени, чем католик.
  Большая совестливость православного мешала ему безудержно эксплуатировать своего ближнего, как то стало возможным на Западе Европы. Отсюда происходят более низкие темпы материального развития православной России по сравнению с католической Европой.
  Это чётко заметил ещё П. Я. Чаадаев, резко критиковавший православие, считавший, что именно православие является тормозом экономическому развитию России. Критикуя выбор православия в качестве государственной религии нашими предками, Чаадаев ясно увидел неразрывную связь между религией и развитием экономики.
  Российскому государству, чтобы достигнуть таких же темпов экономического развития, такого же материального благополучия и комфорта, какие были и есть в Европе, чему так завидовали и завидуют Чаадаев и прочие интеллигенты, надо было 'просто' отказаться от православия в пользу католицизма, пожертвовав при этом верой, моралью и совестью.
  Католицизм, в сравнении с православием, конечно, также апеллирует к совести человека, но всё-таки больше основывается на учёте и контроле, чем на совести. Именно бессовестность лежит в основе быстрого социально-экономического развития католической Европы, по сравнению с православной Россией.
  
  Извращение христианской евангельской нравственности выдаётся средневековым католицизмом за благое деяние. Византийское православие осуждается римским католицизмом как 'отсталое' понимание христианства. Со времени раскола христианской церкви запад присвоил себе звание 'передового' и 'прогрессивного', пропагандируя свой новый подход к 'старым' христианским истинам, истинам Иисуса Христа. Как будто нравственные истины могут стареть! То, что было сказано Христом в Нагорной проповеди, в его притчах не может стать 'старым', 'постареть' в принципе, ибо Христос указал идеалы, недостижимые для человека, но к которым надо человеку стремиться, если он хочет жить счастливо на земле и на небе. Католицизм постепенно 'развивает' и 'уточняет' евангельское христианское вероучение настолько, что оно превращается в жупел, которым столетиями подавляли и уродовали душу европейцев.
  
  Вот как Иван Ильин в своей работе 'О православии и католичестве' описывает главные отличия православия и католичества.
  'Миссионерские отличия суть следующее. Православие признает свободу исповедания и отвергает весь дух инквизиции - истребление еретиков, пытки, костры и принудительное крещение (Карл Великий). Оно блюдет при обращении чистоту религиозного созерцания и его свободу от всяческих посторонних мотивов, особенно от застращивания, политического расчета и материальной помощи ('благотворительность'); оно не считает, что земная помощь брату во Христе доказывает 'правоверие' благотворителя. Оно, по слову Григория Богослова, ищет 'не победить, а приобрести братьев' по вере. Оно не ищет власти на земле любой ценою.
  Политические отличия суть таковы. Православная церковь никогда не притязала ни на светское господство, ни на борьбу за государственную власть в виде политической партии. Исконное русско-православное разрешение вопроса таково: церковь и государство имеют особые и различные задания, но помогают друг другу в борьбе за благо; государство правит, но не повелевает Церкви и не занимается принудительным миссионерством; Церковь организует свое дело свободно и самостоятельно, соблюдает светскую лояльность, но судит обо всем своим христианским мерилом и подает благие советы, может быть, и обличения властителям и благое научение мирянам (вспомним Филиппа Митрополита и Патриарха Тихона). Ее оружие не меч, не партийная политика и не орденская интрига, а совет, наставление, обличие и отлучение. Византийские и после петровские уклонения от этого порядка были явлениями нездоровыми. Католицизм, напротив, ищет всегда и во всем, и всеми путями власти (светской, клерикальной, имущественной и лично суггестивной).
  Нравственное отличие таково. Православие взывает к свободному человеческому сердцу. Католицизм взывает к слепо-покорной воле. Православие ищет пробудить в человеке живую, творческую любовь и христианскую совесть. Католицизм требует от человека повиновения и соблюдения предписаний (законничество). Православие спрашивает о самом лучшем и зовет к евангельскому совершенству. Католицизм спрашивает о 'предписанном', 'запрещенном', 'позволенном', 'простительном' и 'непростительном'. Православие идет в глубине души, ищет искренней веры и искренней доброты. Католицизм дисциплинирует внешнего человека, ищет наружнего благочестия и удовлетворяется формальной видимостью доброделанья.
  Первичное и основное пробуждение веры для православного есть движение сердца, созерцающей любви, которая видит Сына Божия во всей Его благости, во всем Его совершенстве и духовной силе, преклоняется и приемлет Его, как сущую правду Божию, как свое главное жизненное сокровище. При свете этого совершенства православный признает свою греховность, укрепляет и очищает им свою совесть и вступает на путь покаяния и очищения.
  Напротив, у католика 'вера' пробуждается от волевого решения: довериться такому-то (католически церковному) авторитету, подчиниться и покориться ему и заставить себя принять все, что этот авторитет решит и предпишет, включая и вопрос добра и зла, греха и его допустимости.
  Посему у православного душа оживает от свободного умиления, от доброты, от сердечной радости, и тогда зацветает верою и соответственными ей добровольными делами. Здесь благовестие Христа вызывает искреннюю любовь к Богу, а свободная любовь пробуждает в душе христианскую волю и совесть.
  Напротив, католик постоянными усилиями воли понуждает себя к той вере, которую ему предписывает его авторитет. ...
  Тот, кто будет строить религию на воле и покорности авторитету, тот неизбежно должен будет ограничить веру умственным и словесным 'признанием', оставляя сердце холодным и черствым, заменяя живую любовь законничеством и дисциплиною, а христианскую доброту 'похвальными', но мертвыми делами. И самая молитва превратится у него в бездушные слова и неискренние телодвижения. Тот, кто знает религию древне-языческого Рима, тот сразу узнает во всем этом его традицию. Именно эти черты католической религии всегда испытывались русской душой как чуждые, странные, искусственно натянутые, неискренние. И когда мы слышим от православных людей, что в католическом богослужении есть внешняя торжественность, доводимая иногда до грандиозности и 'красивости', но нет искренности и тепла, нет смирения и горения, нет сущей молитвы, а потому и духовной красоты, то мы знаем, где искать объяснения этому.
  Эта противоположность двух исповеданий обнаруживается во всем. Так, первая задача православного миссионера - дать людям Святое Евангелие и богослужение на их языке и в полном тексте; католики держатся латинского языка, непонятного большинству народов, и воспрещают верующим самостоятельное чтение Библии. Православная душа ищет непосредственного приближения ко Христу, во всем, от внутренней одинокой молитвы до приобщения Святых Тайн. Католик смеет думать и чувствовать о Христе только то, что ему позволит авторитетный посредник, стоящий между ним и Богом...
  Далее, если вера зависит от воли и решения, то очевидно, неверующий не верит потому, что не хочет веровать, а еретик еретичествует потому, что решил веровать по-своему; и 'ведьма' служит дьяволу потому, что она одержима злою волею. Естественно, что они все преступники против Закона Божия и что их надо карать. Отсюда Инквизиция и все те жесткие дела, которыми насыщена средневековая история католической Европы; крестовые походы против еретиков, костры, пытки, истребление целых городов (например, города Штединг в Германии, в 1234). В 1568 г. все жители Нидерландов, кроме названных поименно, были приговорены к смерти как еретики. В Испании инквизиция исчезла окончательно лишь в 1834 году. Обоснование этих казней понятно: неверующий есть не желающий веровать, он злодей и преступник перед лицом Божиим, его ждет геена; и вот, лучше кратковременный огонь земного костра, чем вечный огонь ада. Естественно, что люди, вынудившие веру волею сами у себя, пытаются вынудить ее и у других; и видят в неверии или инаковерии не заблуждение, не несчастье, не ослепление, не скудность духовную, а злую волю.'
  
  С точки зрения католичества, говорит дьякон Андрей Кураев, благодать есть некая корона, которая налагается извне. 'А если человек согрешил, корона снимается. То есть, что такое человек в перспективе католической антропологии? Адам был возведен в звание ефрейтора, согрешил, лычку с него сорвали. Человек прежний. Внутри него ничего не изменилось. С точки зрения православия все не так. Человек задыхается вне Бога. Болеет вне Бога. В нем начинаются страшные мутации. ...
  Путь православный, какой? Менять ипостасность! Сердце человека изменить сначала. И из измененного сердца будут истекать другие отношения между людьми. Пафос западной цивилизации - от католиков до марксистов, другой. Придти к власти, создать новые отношения, и в этих новых отношениях возникнут новые сердца. Отсюда знаменитый тезис Маркса: сущность человека есть совокупность общественных отношений. Это из Фомы Аквинского все идет! И не случайно Томас Мор - основатель утопического социализма, святой католической церкви ....
  Это фундаментальная вещь. Которая различает понимание человека на западе и на востоке. В частности, из этого разного понимания персоны и ипостаси воспоследовало то, что в православных странах не возникла тематика прав человека. Понятно почему. Потому что можно защищать права персоны. А права сердца как защитить? Понимаете, вот есть такой закон - о свободе совести. И это абсурд - с точки зрения православной. Не может быть закона о свободе совести! Потому что свобода совести есть феномен не юридический, не социальный, а онтологический. Совесть свободна у любого человека вне зависимости от того, признает это государство, или не признает. В православном мире всегда считалось так. Такое глубокое ощущение, что внутренний мир человека - помните апостола Петра - 'сокровенное сердце человека' - это есть ипостась. Истинное 'я' в человеке настолько глубоко запрятано, что внешняя социальная среда к нему почти не имеет отношения. И поэтому православный согласится почти с любой социальной системой. С любым режимом власти. Он скажет: вы, главное, мою внутреннюю святыню не трогайте. Пусть там, надо там петь кому-то 'многая лета', да Бог с тобой, пожалуйста. Кому-то налог отдать, кесарю кесарево? Не проблема! Но в глубине моего сердца позвольте мне духом моим быть верным Христу. Западный мир, напротив, всегда требовал, чтобы персона могла реализовать свои права, чтобы ее действия были защищены, и т.д. Отсюда такой внешний активизм, регуляция отношений, то есть это даже в области политической сильно сказывается'.
  
  Православие исходит из того, что вера - сугубо интимное чувство, где человек отвечает только перед самим собой и Богом. Никаким образом невозможно определить, верит человек на самом деле в Бога или нет. В православии невозможна в принципе инквизиция с её пытками, потому что под пытками человек скажет что угодно, но никакими пытками нельзя установить истинные взгляды человека. Раз невозможно в принципе установить истинность веры, считает православие, значит, церковь может только желать веры, но не требовать её. Отсюда и методы общения с паствой: в католичестве - навязывание, приказной тон, регламент, жёсткие санкции, в православии - доброжелательное общение.
  Православие рассчитывает только на добровольность служения Богу, тогда как католицизм требует беспрекословного повиновения. Не напрасно много веков папы пытались создать теократию в Европе. Православные иерархи могли иметь власть, но только моральную, духовную. Они не опирались на вооружённую силу, на войска. Православие - не замена мирской власти, оно помощник в общении с Богом и только.
  
  Суть отличия двух подходов в христианстве заключается в разном понимании ответственности человека за свои дела. Если православие осталось верным тому условию, что принятие христианской веры означает принятие человеком норм христианского поведения и с этого момента человек должен 'жить не по лжи'. То в католичестве предпочли 'пойти навстречу' реальному человеку и несколько смягчили связь принятия веры с принятием на себя обязанности не грешить в жизни. Католичество реально оценивало силы человека быть нравственным в суровом средневековом мире и 'смягчило' зависимость веры и нравственности.
  От религиозной морали православия середины первого тысячелетия нашей эры, а тем более от нравственности первых христиан отошли оба направления, и римский католицизм, и византийское православие.
  Христиан первых веков распознавали по их отказу приносить жертвоприношения и поклоняться римскому императору как Богу, несмотря на угрозу жестокой смерти. Первые христиане предпочитали быть живыми факелами, но не отказываться от веры и образа жизни, принятого на себя добровольно в соответствие с христианской нравственностью. 'Кровь мучеников - семя христиан', как говорил Тертуллиан.
  Православие спустя тысячу лет с трудом, но уже допускало сохранение жизни за счёт некоторого отступления от веры. Католичество же прямо говорило, что не только ради сохранения жизни можно отступать от религиозных норм нравственности. 'Экстремизм' в соблюдении моральных устоев христианства первых веков почти исчез в наши дни на Западе Европы, но ещё сохранился кое-где на Востоке Европы. Не напрасно современные католики обзывают православных догматиками.
  
   Самым главным последствием формализации веры стала потеря человеком справедливости. Возможность в реальной жизни обойтись без духовной нравственности с присущей ей справедливостью в отношениях между людьми, привела к отчуждению справедливости, к воцарению несправедливости в католическом мире. Когда, покаявшись, можно замолить любой грех несправедливости, творимый в повседневной жизни, заплатив звонкой монетой любую указанную в законе сумму, справедливость уходит из жизни людей и становится ведущим в бой идеалом бедняков, рождаемых несправедливым миром. Вот причина всех европейских смут и революций.
  Все чаяния простых европейцев были всегда направлены на восстановление ушедшей из жизни справедливости и любой человек, только упомянув о борьбе за справедливость, всегда находил себе сторонников. Но под лозунгом восстановления справедливости иногда творились самые страшные злодеяния в мире: негодяи, не верующие в Бога, поднимая голос во имя справедливости, обманывали людей ради своей наживы, ибо справедливости без Бога не существует.
  
  Формализация веры в католической церкви привела к формированию сугубо европейского общественного сознания. Это новое общественное сознание и стало определять 'цивилизованность' европейцев-католиков, их ментальное отличие от всех остальных людей земли. Западноевропейское общественное сознание, сформированное на основе формализации христианской веры, есть первый шаг на долгом пути, приведшим через тысячу лет коренных европейцев к вырождению от депопуляции самоистребления, экономику мира к системному кризису, а природу планеты к экологической катастрофе.
  
  
  
  
  
  3.2. КАТОЛИЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА. ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ СОВЕСТИ.
  
  
  Середина второго тысячелетия нашей эры запомнилась самым жестоким геноцидом за всю историю человечества - истреблением десятков миллионов жителей Америки. Целый континент был отдан на разграбление жестоким европейцам. Индейцев истребляли именно христиане-католики, которым их религия позволяла это делать.
  За 500 лет, прошедших со дня раскола христианской церкви, католицизм настолько извратил первоначальное христианское вероучение, что сделал допустимым и возможным американский геноцид. Никогда ничего подобного не могло бы произойти, если бы западные христиане оставались в рамках ортодоксального христианского вероучения. Невозможно представить себе первых последователей Христа в образе конкистадоров.
  Почти тысячу лет европейцы в лоне католической духовно-нравственной парадигмы приучались формализму в отношениях с Богом и с людьми. Столетиями европейцев огнём и мечом учили беспрекословному подчинению любым, даже самым несправедливым, законам. Столетия тотального подавления личности воспитали самого бездушного и жестокого человека в мире, готового рвать плоть любому ради денег.
  
  Раскол 1054 года был неминуем: одни отстаивали неизменность христианских догматов, а другие отстаивали свою истину, добытую суровой практикой выживания религии на грешной земле. И результаты этого раскола определили исторический путь Восточной и Западной Европы на всё последующее время.
  Восточная ветвь христианства осталась блюстителем православной веры середины первого тысячелетия нашей эры, находясь в привилегированном положении государственной религии. И, как показала история православной церкви, покровительство светских властей не идёт на пользу ни государству, ни церкви. Православие чуть было не лишило себя жизни, допустив сначала падение Византийской империи, а затем падение Российской империи. И очень мало кто из православных стремился подставить плечо под рушившиеся стены храмов.
  Западная же ветвь христианства, поступившись евангельскими принципами ради своего выживания один раз, неминуемо стала поступаться ими и в дальнейшем, что естественно привело её к новой духовно-нравственной парадигме, а затем и к дальнейшему расколу.
  
  РЕЖИМ ТОТАЛЬНОЙ ФОРМАЛИЗАЦИИ ОТНОШЕНИЙ.
  
  Как узнать, действительно ли человек верит в Бога, или только говорит, что верит? Человек может в душе верить в Бога или быть убеждённым сатанистом, но его поведение может ничего не говорить о его внутреннем мире окружающим. Есть ли способ, по которому можно определить истину?
   Пойдя под напором исторических обстоятельств раннего средневековья по пути упрощения и формализации отношений человека с Богом, католическая церковь посчитала, что достаточно публичного признания человека в том, что он верит в Бога, и этого будет достаточно, это и есть правда, слово должно совпадать с делом.
  Это публичное признание должно быть подтверждено словом и записью, хоть крестиком, в соответствующей бумаге. Теперь эта запись позволяет церкви жёстко контролировать и сурово спрашивать с человека.
  'Слово и дело!' Сказал человек, что верит, значит и должен вести себя соответственно - соблюдать предписанные католической церковью нормы поведения. А если человек своим поведением нарушает нормы христианского (католического) поведения и возникают сомнения в его вере, то для их разрешения приходится применять силу, пытки, чтобы человек сознался, служит он всё-таки Богу, или Сатане.
  Католики средневековья признают, что 'слово сказанное есть ложь', но почему-то полагают, что слово, сказанное под пыткой, есть истина. Но под пытками человек сознается в чём угодно, лишь бы избавиться от мук.
  Главнейшая цель христианства - подготовить человека к встрече с Богом, подготовить к жизни вечной. Соединиться с Богом - это благая цель человека. Соответственно, чтобы приблизиться к благой цели, нужно в жизни стараться жить по принципам благости. Благая цель не может быть достигнута злыми средствами - об этом и говорил Христос в своих проповедях. Христианство первого тысячелетия нашей эры старалось воздействовать на человека посредством убеждений. Но римская часть христианства постепенно стала переходить к более действенным методам убеждения человека, чем проповедь. А после разделения церкви уже ничто не останавливало католическую церковь перед прямым насилием над человеком.
  Можно ли быть уверенными, что человек говорит правду? Никогда! Человек может говорить, что твёрдо верит в Бога, ничуть не веря в него. И наоборот, человек может не проявлять рвения во внешнем служении Богу, а на самом деле быть твёрдым верующим. Раз невозможно определить истину в словах человека, значит, глупо спрашивать его о вере, но ещё глупее стараться заставить человека силой сказать правду. К сожалению, католическая церковь пошла по пути насилия над человеком, чтобы заставить его верить в Бога - вот где корни европейского лицемерия. На словах европеец должен был говорить о своей вере под угрозой пыток и костра, но в душе своей всё больше удалялся от веры Бога, ибо душа отвергает насилие и несвободу, в которой оказалась Западная Европа в первой половине второго тысячелетия христианской эры.
  
  В отличие от католицизма, восточное православие, оставаясь в традиции первоначального понимания христианской веры, отвергло путь формализации отношений человека с Богом, полагая, что только Бог может знать правду о вере человека, а людям знать это не дано в принципе: 'Чужая душа - потёмки'. Значит, никаким способом, и пытками в том числе, невозможно заставить человека верить, а формальное признание веры ничего не даёт ни человеку, ни Богу.
  Человек должен только добровольно, искренне признать Бога, только это даст ему спасение. Значит, глупо заставлять человека публично, формально, 'признать Иисуса', остаётся только верить человеку на слово. Отсюда пренебрежение православия к формалистике, а светской православной власти - к законотворчеству.
  
  Формализация приводит к упрощению отношений, к преобладанию внешнего над внутренним. Гораздо сложнее соответствовать божественным установкам внутренне, чем показывать свою веру внешними проявлениями. Чем работать над совершенствованием души человека, гораздо проще заставить человека принять определённый регламент. Душа учёту не поддаётся, а регламент можно проверять, за ним можно следить, а за его нарушения жестоко карать. Вот этот подход, в конечном счёте, и разделил христианскую церковь: православие пыталось, далеко не всегда с необходимым упорством, основывать свою деятельность на совершенствовании души человека, а католичество пыталось с помощью регламента и силы удержать народ в вере.
  Православие воздействует на дух человека посредством духа, пытаясь воспитывать душу человека словами, примером, а католичество пытается воздействовать на дух через тело, заставляя тело человека сначала соблюдать внешнюю формальную обрядность.
  Католицизм регламентирует внешнее поведение человека, полагая, что через принятие внешнего регламента будет совершенствоваться и душа человека. Однако, со временем, католическая церковь слишком 'увлеклась' контролем над телом. И душа, предоставленная католицизмом самой себе, начала путь к своему полному освобождению от внешних ограничений католицизма, от ограничений католической религии, начала путь к освобождению от веры в Бога вообще. Этот долгий путь освобождения европейской души от Бога и привёл к Европу к бездуховности, к эгоизму, в конце концов, к современной депопуляции низкой рождаемости.
  
   Православие провозглашает полное соответствие веры в душе человека с духовно-нравственным поведением человека в быту. Католицизм же полагает, что вера человека в душе не означает, что в быту он должен придерживаться духовно-нравственных норм христианского поведения. Этот отрыв веры в душе от поведения в быту позволил европейцу со временем освободиться от 'религиозных пут' и сделать мощный рывок в развитии производительных сил общества.
  
  Что же это было? Что означает для Западной Европы почти тысячелетнее господство католичества? - Это самый страшный тоталитаризм в истории человечества.
  
  Страшно было жить в средневековой Европе, когда жизнь простого человека ничего не стоила.
  Местный феодал мог сделать с человеком, любым членом его семьи, всё что угодно, вплоть до страшных пыток и жестокой расправы. Католическая церковь, поставившая себя в исключительное положение, отделившая человека от Бога, могла обвинить честного человека, любого члена его семьи, во всех смертных грехах, приговорить к пыткам и костру. И некому было пожаловаться на беспредел и несправедливость! Даже Богу, прямой путь к которому преграждала католическая церковь.
  Формализация веры католической церковью привела к появлению инквизиции, взявшейся формальными, пыточными, методами заставить людей верить в Бога. Десятки миллионов европейцев стали жертвами этой чудовищной практики, немыслимой в православии.
  Самый страшный режим за всю историю человечества существовал в Западной Европе на протяжении почти тысячи лет - вот в этом котле и формировался характер европейца, бездушного жестокого законопослушного формалиста.
  
  Полное подчинение внешним условиям, покорность беспощадной судьбе, законопослушность насаждались католической церковью средневековья европейскому населению. Под страхом жестокой смерти было запрещено подвергать сомнению 'божественное' право феодалов выстраивать общественную жизнь по их произволу. Под страхом пыток и сожжения было запрещено касаться католической интерпретации христианства. Приказал феодал улыбаться - все улыбаются, хотя и плачут кровавыми слезами. Сказала церковь радоваться - и все должны веселиться, даже если пепел костра твоих родных ещё не успел остыть. И посмел бы кто не улыбаться, или не веселиться - тут же лишился бы головы, в лучшем случае.
  Пожалуй, нигде в мире так не пытали, так не издевались над человеком, как в католической Западной Европе средневековья. Только от одного перечисления пыток, какие применяла инквизиция, бросает в дрожь.
  'Самые тяжелые пытки применялись для борьбы с преступлениями против веры. Еретиков вычисляли на зависть просто: например, в эпоху "охоты на ведьм" достаточно было кашлянуть во время проповеди, чтобы священник распознал вселившегося в тебя беса. После этого несчастного ждало сожжение на костре, предваряемое богатым набором пыток вроде 'скамьи растягивания' (пытка силой натяжения), которая вплоть до ХVIII века была основным инструментом в зале допроса осужденных. Жертву клали на скамью, закрепляли ноги, руки привязывали за головой к лебедке. Тело растягивали сантиметров на 30, выворачивая осужденному плечи и суставы, расчленяя позвоночный столб, разрывая мускулы, брюшную полость, грудь... Ведьм и колдунов также сажали в обнаженном виде на 'испанскую лошадь': деревянную скамью, имевшую форму треугольника острым ребром кверху. На ноги подвешивался груз, и ребро 'лошади' под тяжестью тела и гирь постепенно врезалось внутрь.
  Ну а особо опасных колдуний колесовали: сначала палач дробил прикованной к земле жертве кости, проезжаясь по ней железным колесом, потом изломанное тело к этому колесу привязывалось и поднималось на бревне вверх - для острастки. Пытку эту - как и другие - специально продумывали таким образом, чтобы жертва умирала как можно дольше: агония колесованных длилась порой три недели...
  Впрочем, даже святая инквизиция оставляла человеку шанс оправдаться. Правдивость своих показаний можно было подтвердить, положив язык на раскаленное железо. Ну а невиновность в спорных случаях проверяли просто: осужденного с камнем на шее бросали в воду. Если он выплывал, то признавался виновным. Если тонул - обвинение снималось'. (М. Варденга. "Интересная газета. Невероятное." ?19 2008 г.)
  Вот так католичество учило европейцев уважать законы и записи. Отсюда идёт хвалёная европейская законопослушность: лучше сказать, что веруешь, и принять внешние атрибуты веры, чем познакомиться с инквизицией. А в душе своей не верить в Бога вообще и творить что вздумается, при соблюдении внешней законопослушности, - католическая религия позволяет отмолить грех, или откупиться от него. Инквизиция призвана следить за соблюдением формального признания веры, а посредством индульгенции можно откупиться за любое преступление.
   Формальное подчинение католическим церковным нормам, подкреплённое пытками и кострами инквизиции, соответствовало формальному же подчинению человека светским законам, подкреплённым не меньшими насилиями и жестокостями. Формализация отношений привела к мощному развитию законотворчества в западноевропейском мире, к появлению массы юристов, к развитому европейскому законодательству.
  
  Страшнее не было периода для жизни человечества, чем период средних веков в истории западной Европы. Такие жестокие условия, созданные духовными и светскими властями на протяжении средних веков в Европе, сформировали европейца - безжалостного покорителя мира. Тотальный физический контроль со стороны феодала, тотальный духовный контроль со стороны католической церкви сформировали европейца, способного покорить весь мир, что и было совершено со страшной жестокостью в Новое время.
  В мрачной атмосфере католического средневековья европейца кровью учили без обсуждения подчиняться любым писаным законам, несмотря всю их несправедливость. В таких условиях тотальной духовной и физической несвободы у простого европейца оставалась единственная возможность самовыражения - в материальной деятельности.
  Единственная сфера, где жителю католической Европы оставили мизерную свободу - это предпринимательство, материальное производство, техническое творчество. И католическая церковь избавила его предусмотрительно от нравственных мучений по поводу творящейся им несправедливости и жестокости к ближнему, разделив веру и нравственное поведение в реальной жизни.
  
  Такое отношение к человеку со стороны 'милосердной' католической церкви привело к полному внешнему подчинению человека любым законам и правилам, с одной стороны, и полным разочарованием в христианской вере, с другой.
  Формально, все оставались христианами-католиками, но законопослушный и духовно безнравственный европеец стал готов к любому злодейству и в отношении европейцев, и в отношении иных народов. Вот где причины американского геноцида индейских народов, африканской работорговли, появления колониальной системы, жесточайшей эксплуатации европейского населения. Вот где источник накопления первоначальных капиталов, промышленной революции, культурного расцвета Европы, научно-технического прогресса, всего нынешнего европейского и североамериканского благосостояния.
  
  О ЖЕСТОКОСТИ ЕВРОПЕЙЦЕВ И 'ЖЕСТОКОСТИ' ИНДЕЙЦЕВ.
  
  Американские индейцы на протяжении пятисот лет так и не смогли понять, как могут европейцы быть такими жестокими и жадными. - Воспитание, воспитание, ребята!
  Почти тысячу лет европейцы воспитывались в католической духовно-нравственной парадигме. Это воспитание позволяло европейцам считать человека средством, а не целью. Это воспитание лишило европейцев жалости, сострадания, совести, позволяя им насиловать, грабить, убивать ни в чём неповинных перед европейцами жителей обеих Америк. Это воспитание ставило материальное благополучие выше духовного и делало богатство, деньги смыслом жизни.
  Геноцид индейцев - логичное следствие многовекового духовно-нравственного 'развития' европейского человека под присмотром католической церкви. Десятки миллионов индейцев, уничтоженных в Новом Свете - самый масштабный акт геноцида в истории человечества. Он стал возможен только в католическом мире, где поведение человека освобождено от религиозных нравственных ограничений, где вера в Бога не означает следование религиозной нравственности. Нигде и никогда христианин не проявлял таких зверств по отношению к людям, как европейцы-католики по отношению к индейцам Америки. Вот к чему привело освобождение веры от соответствующего духовно-нравственного поведения.
  
  Да, индейцы приносили человеческие жертвы своим суровым богам. Но эти акты не были проявлением ничем не мотивированной жестокости, как это представляли всему миру европейские завоеватели. Эти акты воспринимались всеми индейцами, в том числе и жертвами, как естественные события, как необходимая часть повседневной жизни. И никогда эти акты не были проявлением жестокости, но всегда необходимостью успешного существования народа. Напротив, европейцы совершали массовые убийства, выходящие за рамки любого представления индейцев о жестокости.
  Индейские города существовали столетиями, тысячелетиями и, как показывают современные исследования, становились заброшенными не из-за жестокостей, не из-за жертвоприношений, а, напротив - из-за того, что быстрорастущее население уже не могло прокормиться на прежних угодьях. Европейцы же за короткое время истребили население сотен процветавших индейских городов. Жестокость, которую демонстрировали европейцы, многократно превосходила все нормы и правила, которых придерживались индейцы.
  Мы с высоты XXI столетия удивляемся, как могло произойти то чудовищное истребление людей, глумление над их плотью, ни с чем не сравнимая жестокость, истязания миллионов детей, женщин, мужчин. Как могли католики-европейцы садистски замучить десятки миллионов ни в чём не повинных индейцев!?
  Да очень просто...
  Сначала европейцы должны были освободить себя от угрызений совести, отделив веру в Бога от нравственного христианского поведения и сняв тем самым с себя все моральные ограничения. Это и было сделано католической церковью, когда она, под влиянием 'жизненной необходимости' разделила религиозную нравственность и деятельность. Раз можно стало заниматься какой-либо деятельностью и не утруждать себя соблюдением нравственных норм, зачем тогда беречь кого-либо вообще? Формальное согласие считаться христианином-католиком, но не соблюдать при этом нормы религиозной морали - вот путь воспитания убийц, садистов и капиталистов.
  Можно было называться католиком, говорить, что веришь в Бога и его заповеди, и искренне верить в это, соблюдать все формальности богослужения, исповедоваться и причащаться, но в реальной жизни нарушать духовную евангельскую нравственность на каждом шагу. И тогда открывается возможность поживиться за счёт всех тех простаков, кто ещё верит в эту историю с Иисусом и его заветами, и кто старается жить по совести. Тем самым снимаются всяческие ограничения на любые преступления. Человек становится вещью, средством для достижения чьих-то целей, а 'цель оправдывает любые средства'.
  Постепенно на протяжении многих веков в Европе формировался тип человека, для которого не существовало моральных запретов в отношении другого человека и ответственность за это перерождение европейцев лежит, конечно, на католической религии, своей аморальностью толкнувшей людей к атеизму, жертвой которого стала со временем она сама.
  
  Вера в Бога со временем стала для европейцев пустой внешней формальностью, ненужной обузой. Формально признавая себя христианами-католиками, они не считали себя обязанными следовать нравственным заповедям Божьим в реальной жизни. Именно эти люди стали первыми капиталистами, конкистадорами и пиратами. Людьми, свободными от моральных обязанностей. Они ещё осеняли себя крестным знамением, но католическая вера, освободив людей от религиозных моральных запретов, позволяла им давить и жечь ни в чём неповинных людей. Формализация веры убила человечность, убила совесть в душе человека.
  Истинная христианская вера, вера первых веков христианства, евангельская вера с её строгим соответствием веры и духовно-нравственного поведения в быту несовместима с преступлением, тем более, невозможно представить геноцид, устроенный католическими христианами в Новом Свете со стороны людей истинной веры. Спросим себя, возможен ли был бы американский геноцид последователями Христа первых веков нашей эры? И нам станет предельно ясно, к чему привёл католицизм европейское общество: к атеизму, безбожию, жестокости, лицемерию и лжи.
  
  За предшествующие Возрождению пять столетий католическая церковь, отвергнув соответствие поведения человека в реальной жизни духовной нравственности, спекулируя прощением грехов за деньги, приучила европейцев к формальному отношению с Богом, и друг с другом. То есть, ещё задолго до капитализма в Европе происходит коммерциализация общественных отношений, когда за деньги всё продаётся и покупается. Произошла коммерциализация нравственности посредством индульгенций, когда деньги стали мерилом нравственного поведения. Все эти действия католической церкви привели со временем к отвращению европейцев от религии христианства и от Бога.
  За пять столетий до эпохи Возрождения в Европе не было такой подлости, какую ни совершила бы католическая церковь. И ужас инквизиции, вонь костров, отвратили европейцев от христианства и Бога - вот вина католической церкви перед европейцами. Вот почему интеллектуалы Возрождения стали искать идеологию, не связанную с католическим христианством, которое обесценилось полностью в глазах истерзанных пытками европейцев.
  За тысячу лет католичество так проявило себя, так отвратило европейцев от Бога, что можно сказать со всей определённостью - католичество прорубило дорогу в атеизм через плоть европейских народов.
  По мере возрастания значения гуманистических идей в эпоху Просвещения происходит дальнейшее умаления роли католической церкви в Европе. В конце концов, история отделения духовно-нравственных норм поведения от веры в Бога - формализация отношений человека с Господом католической ветвью христианства, закончилась в XIX веке окончательным освобождением человека от веры и полной победой атеизма в капиталистическом обществе, с одной стороны, и появлением правового либерально-демократического государства, с другой.
  К середине второго тысячелетия нашей эры католическая церковь, способствовавшая своими уступками развитию либерализма в Европе, сама стала объектом критики. Она уже не могла препятствовать дальнейшему расширению атеистических взглядов в европейском обществе. Масса неверующих людей Европы эпохи Возрождения устремилась грабить и обирать ближнего. Сначала это происходило в самой Европе - период первоначального накопления капитала был сопровождаем физическим истреблением миллионов европейцев. А затем по всему миру.
  Вина католицизма перед европейскими народами безмерна. Католичество развратило европейца, сделав его рабом денег, рабом материального благополучия, рабом утробы, эгоистом, живущим только ради собственного удовольствия. Историческая вина католицизма в том, что он не сумел сохранить духовно-нравственную чистоту евангельской парадигмы, приведя коренные народы Европы к XXI веку на грань выживания.
  
  Это как надо было угодить людям, чтобы они провозгласили в итоге: 'Раздавить гадину'!? Католичество настолько извратило евангельское христианство, что католицизм в Европе XVIII века стал вызывать у просвещённых людей стойкое отвращение. После тысячи лет господства в Западной Европе католической духовно-нравственной (точнее будет сказать, безнравственной) парадигмы у них не могло не возникнуть желания выбросить католицизм из сознания людей. Что и было сделано в XIX веке.
  К сожалению, 'вместе с водой выплеснули и ребёнка'. Европейцы отвергли Бога вообще, провозгласив своей верой атеизм, и ввергнув тем самым себя в язычество. Европа в нравственном смысле погрузилась в нигилизм, безнадёжность и пессимизм, ибо ничего, кроме вселенского абсурда, атеизм дать человеку не может.
  Оптимизм веры в Бога сменился пессимизмом веры в Смерть. В Европе XX века настало царство Смерти и начался 'пир во время чумы': тотальное уничтожение ресурсов планеты, тотальное уничтожение окружающей среды, тотальное самоискоренение коренных европейцев через депопуляцию низкой рождаемости.
  И вместе с тем, некоторые французские просветители XVIII века, 'гуманисты и либералы', допускали необходимость религии только как узду для простого народа, обязанного смиренно и беспрекословно подчиняться сильным мира сего. Религии, по Вольтеру, предлагалось благословлять и сохранять имущественное неравенство в мире! Это насколько католицизм извратил веру в Бога, что сама религия представлялась лишь как охрана для богачей!?
  Насколько надо было ко второй половине второго тысячелетия от Рождества Христова забыть учение Христа, извратить его настолько, чтобы вместо 'нет римлян и иудеев', вместо 'продай имение и раздай бедным', вместо 'игольного ушка для богатых', предлагать защиту религией богатства и пропаганду неравенства!? Насколько далеко надо было уйти от Христа, чтобы его учение использовать как сторожа богатства!? Вот она, 'заслуга' католической веры перед коренным населением Европы.
  Впрочем, что обвинять просветителей, если в западном христианстве - в протестантизме, с эпохи Возрождения стало оправдываться богатство! Словно не было Иисуса Христа, говорившего о трудности совмещения богатства и духовной нравственности. Нравственное оправдание капитала, совершенное протестантизмом - дальнейший шаг на пути освобождения человека от духовной нравственности, необходимый этап становления современной Европы.
  
  Вопрос о формализации веры навсегда разделил Восточных христиан (православных) с Западными (католиками). Эта первая крупнейшая победа либерализма определила всю последующую историю Европы и мира.
  Стремление человека к ничем не ограниченной личной свободе и победное шествие либерализма по планете началось именно с формализации веры в Западной Европе, когда можно стало причислять себя к католикам, но отвергать евангельские нормы поведения. Формальное отношение к вере в католицизме позволило человеку снять с себя морально-нравственные ограничения, что возлагает евангельская христианская религия на искренне верующего человека. Стало возможным жить за счёт других людей и не испытывать при этом чувства вины.
  Постепенно религия стала выдавливаться из всех областей человеческой деятельности. Сначала наука 'ушла' от религии трудами святого Фомы. Затем в Эпоху Возрождения от 'пут религии' освободилась область культуры. А затем и вся деловая сфера стала полностью свободной от религиозной нравственности с началом протестантизма. Нравственность Нового времени наполнилась новым содержанием: нравственным стало обладание богатством, а не соответствие повседневного поведения человека духовным нормам евангельского христианства.
  С одной стороны, освобождение от духовной нравственности позволило человеку полностью раскрыть все свои творческие способности. Человеческий гений стал активно преображать природу, ради удовлетворения собственных потребностей. Наука и техника стали основой прогрессивного материального развития человечества. С каждым столетием благодаря освобожденной человеческой энергии стал повышаться уровень жизни в странах Западной Европы. Европейцы открыли для себя мир, подчинив своему влиянию все народы земли, освоили планету, тотально эксплуатируя её ресурсы ради своего потребления, сделали науку основой своего благосостояния.
  Со временем, грандиозные технические достижения европейцев позволили человеку поставить силы природы на службу человеку, позволили перекраивать карту планеты и выйти в космос. Экономические достижения 'освобождённого от пут религии разума' позволили европейцам образовать 'золотой миллиард' планеты, имеющий самый высокий уровень потребления. Европейский гений проявился в гигантских культурных достижениях, позволивших европеизировать почти всё население планеты. Это с одной стороны.
  А с другой стороны, отказ человека от евангельской духовной нравственности, отказ от веры в Бога имел и другие, столь же грандиозные последствия для существования человека и человечества.
  Этот отказ стал причиной развития европейского эгоизма до вселенских масштабов. В свою очередь европейский эгоцентризм привёл к чудовищным страданиям как самих европейцев, так и народы всего мира. Европейский безбожный либерализм раскрыл самые низменные чувства в душе человека, и такой человек, ради удовлетворения своих потребностей, стал творить зло по всей планете. Истребление американских индейцев, африканская работорговля, колониальная эксплуатация Индии и Китая - всё это делалось руками свободных от христианских духовно-нравственных 'пут' европейцев Нового времени.
  
  Православная церковь, пишет Иван Ильин, 'искони веровала в свободу веры, в ее независимость от земных интересов и расчетов, в ее сердечную искренность. ... воля земного человека ищет власти. И Церковь, строящая веру на воле, непременно будет искать власти. ...так обстоит у католиков на протяжении всей их истории. Они всегда искали в мире власти, так, как если бы Царство Божие было от мира сего; всякой власти: самостоятельной светской власти для папы и кардиналов, а также власти над королями и императорами (вспомним средние века); власти над душами и особенно над волею своих последователей (исповедальня как оружие):, партийной власти в современном 'демократическом' государстве; тайной орденской власти, тоталитарно культурной надо всем и во всех делах (иезуиты). Они считают власть орудием к водворению Царства Божия на земле. А эта идея всегда была чужда и Евангельскому учению, и Православной Церкви. Власть на земле требует ловкости, компромисса, лукавства, притворства, лжи, обмана, интриги и предательства; а часто и преступления. Отсюда и учение о том, что цель разрешает средства... виднейшие отцы-иезуиты... утверждают, что 'поступки делаются хорошими или дурными в зависимости от хорошей или дурной цели'. Однако, цель человека известна только ему одному: она есть дело личное, потайное и легко поддающееся симуляции. С этим тесно связано католическое учение о допустимости и даже негреховности лжи и обмана: надо только произносимые слова истолковать про себя 'иначе', или воспользоваться двусмысленным выражением, или молча ограничить объёмом сказанного, или помолчать о правде - тогда ложь не ложь, и обман не обман, и ложная присяга на суде не грешна ...
  Но у иезуитов есть и другое учение, окончательно развязывающее их ордену и их церковному деятелю руки. Это учение о дурных делах, совершаемых, якобы, 'по повелению Божию'. Так, у иезуита Петра Алагоны (также и у Бузенбаума) читаем: 'по повелению Божию можно убивать невинного, красть, развратничать, ибо Он есть Господин жизни и смерти, и потому должно исполнять его повеление'. Само собою разумеется, что о наличности такого чудовищного и невозможного 'повеления' Божия решает католический церковный авторитет, повиновение коему составляет самую сущность католической веры'.
  
  Вселенский грех католицизма заключается в том, что эта ветвь христианства не сумела сохранить веру в Бога у коренных европейских народов и допустила тем самым их вырождение через депопуляцию. Это произошло из-за того, что церковь не сумела избежать искушения мирской властью, когда волею судьбы ей пришлось взять на себя заботу не только о духовном состоянии паствы, но и о физическом выживании населения бывшей Западной Римской империи.
   Православная церковь в Византийской империи тоже оказалась не на высоте. Приближённая к императору и государству, она тоже не сумела преодолеть искушение властью и слишком оторвалась от жизни народа. Грех византийского православия в том, что церковь, полностью подчинённая государству, не смогла найти в себе силы для сохранения и развития великой империи. Гибель Византии есть урок, говорящий о том, что церковь должна служить для народа, что только через прямое участие в духовно-нравственной жизни народа возможно сохранение и развитие великого государства.
  История православия византийского и российского показывает гибельность полного подчинения церкви интересам светской власти. Вмешательство государства в церковные дела губительно как для церкви, народа, так и для государства. Церковь при этом лишается способности и возможности нести слово Божие народам и способствовать совершенствованию человека. А государство лишается поддержки со стороны духовно-нравственных людей, которых не сумела воспитать церковь.
  
  КАТОЛИЧЕСКОЕ ИЗВРАЩЕНИЕ ЕВАНГЕЛЬСКОГО ХРИСТИАНСТВА.
  
   Уже православие середины первого тысячелетия от Рождества Христова стало отступлением от христовой нравственности. Эстетизация церковной службы стала первым шагом на пути отвращения людей от Бога, от его духовно-нравственных заповедей. Возможно, эстетизация богослужения действительно имела положительный смысл во времена приобщения к христианству языческой массы. Но вместо того, чтобы затем постепенно свести эстетические моменты в службе к минимуму, и сделать упор на пропаганде этических ценностей христианства, церковь поддалась эстетическому соблазну.
  Внешнее украшательство постепенно стало самодовлеющим фактором церковной жизни. Церковные деятели пали жертвой эстетической красоты, похерив красоту этическую. Произошел первый раскол христианского вероучения - единая красота Бога, соединяющая этическое и эстетическое воедино, была расчленена. С середины первого тысячелетия нашей эры этическое в христианском вероучении стало постепенно заменяться эстетическим. Православная церковь больше внимания стала уделять отделке помещений для службы, красоте икон и одежд, сладкоголосию песнопений, чем нравственным последствиям самой службы. Эстетизация службы требовала денег, их учёта и распределения, она приобщала церковь к чисто хозяйственным делам.
  И уже на базе православия был сделан следующий шаг в 'развитии' христианства - католичество полностью отменило духовную нравственность в качестве нормы повседневного поведения для верующего.
  Формализация веры делала католическую церковь полноправным участником феодальных отношений. Сохранив чисто внешне все атрибуты православного христианства, католичество, по сути, через отказ от евангельской нравственности в реальной жизни, перестало быть религией Иисуса Христа, перестало быть христианством в его первоначальном евангельском смысле.
  Католицизм можно назвать христианством очень условно. Учение Христа - это воспитание людей в духе евангельской духовной нравственности первых веков христианства. Всё внешнее, эстетическое, наносное, лишь мешает воспринимать нравственные нормы веры в единого Бога. И заменив работу по нравственному совершенствованию человека, работой по улучшению порядка на земле, католичество полностью порвало с идейной сутью христианства.
  Если современное православие ещё можно назвать христианством, из-за, по крайней мере, сохранения примата этического над эстетическим в службе и в вере, то католичество потеряло право называть себя христианством после формализации веры и отказа от соединения веры в Бога с духовно-нравственным поведением в жизни.
  
  Обмирщение католической религии и постепенное освобождение населения Европы от внутреннего духовно-нравственного самоконтроля во втором тысячелетии нашей эры были необходимыми условиями для первоначального накопления капитала и развития капиталистических отношений в Европе.
   В основе любого капитала всегда лежит преступление. А преступление совершают люди лишённые духовности, которые не боятся 'гнева Божия', для которых другой человек есть лишь средство для удовлетворения своих потребностей. И это вполне естественно, что при росте атеистических взглядов появляются люди, для которых уже нет моральных барьеров, создаваемых истинной верой, оберегающих людей от совершения преступления. Именно безверие помогает негодяям жить за счёт тех, для кого религиозные моральные нормы есть истинные правила жизни. У истинно верующего христианина первых веков никогда не возникла бы мысль 'поживиться за счёт ближнего'.
  
  Нежелание использовать формальные методы отслеживания взаимоотношений человека и Бога не позволило православному миру пойти по пути либерального освобождения от духовной нравственности и тем самым затормозило его социально-политическое, научно-техническое и материальное развитие - вот где причины вечного 'отставания' России от 'прогрессивного' запада.
  Но это же нежелание позволило сохранить в истории подлинные христианские духовно-нравственные ценности, донести их до наших дней. И возможно именно в этих ценностях кроется будущее возрождение всего европейского мира, ибо доверие людей друг к другу, подлинная забота людей друг о друге могут быть основаны только на искренней вере в Бога с добровольным принятием на себя всех норм евангельского духовно-нравственного поведения.
  
  
  
  
  
  4. ВОЗРОЖДЕНЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА. ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ БОГА.
  
  
  Невозможно понять феномен Возрождения, рассматривая его в отрыве от истории католической интерпретации христианства. Только на духовно-нравственной основе католического мировоззрения, могло состояться Возрождение. Именно католическое видение мира служило опорой, оттолкнувшись от которой интеллектуалы Возрождения вступили в Новое время.
  Для того, чтобы появилась возрожденческая духовно-нравственная поведенческая парадигма, понадобились столетия тотального католического господства над европейцами, столетия извращения евангельской духовной нравственности.
  За время этого тотального насилия европейцы настолько разочаровались в католической интерпретации христианства, что отвергли не только католичество, но и христианство вообще, отвергли саму веру в Бога. Возрождение как раз и состоялось как ответ на вопрос 'Как обойтись человеку без Бога'.
  За церковным расколом 1054 года последовало окончательное освобождение умов в католической Европе от евангельской духовности. Формальное принятие веры и освобождение поведения человека в реальной жизни от духовно-нравственных норм евангельского христианства привело европейское общество к эпохе Возрождения, к научно-техническому прогрессу Нового времени, к отказу от Бога, к становлению либерализма, и в конечном итоге к нынешней депопуляции низкой рождаемости коренного европейского населения, к мировому финансово-экономическому кризису, к несправедливой международной системе, к глобальным экологическим проблемам.
  
  Эпоха Возрождения... Она вошла в историю как время возрождения веры в силу и мощь человеческого разума. 'Человек - это звучит гордо!'
  Эпоха Возрождения - это период восхищения возможностями человека. Люди вновь открыли для себя свои способности и восхитились ими. Кончилось время самоуничижения человека, человек - это не 'пыль на сандалиях Бога'! Человек способен на всё, он может всё! Мощное развитие науки и техники в последующие века только подтверждало веру в то, что человеку по плечу познание мира, приспособление его для своих нужд, устройство жизни во благо человека.
   Но, к сожалению, уверенность человека в своих силах со временем стала перерастать у него в самоуверенность по поводу своего места в мире. Очевидные успехи в познании мира стали для человека 'доказательствами' его способности познать мир 'до конца'. И в создававшейся наукой картине мира всё меньше оставалось места для религии и Бога. И к началу XIX века человек, повторяя слова Лапласа, обращённые к Наполеону, мог сказать о вере в Бога: 'Мы больше не нуждаемся в этой гипотезе'.
  
  Эпоха Возрождения - это попытка найти истину вне католической интерпретации мироустройства, достаточно утратившей нравственный авторитет к тому времени. Европейская душа не желала больше мириться с насилием над здравым смыслом и в поисках другой истины повернулась к античности. Отвергнув безнравственность католицизма, отвергнув христианство вообще, интеллектуалы Европы в поисках нравственного идеала, отличного от убожества формалистики католицизма, отученные католицизмом от православной трактовки христианства, и напрочь забывшие о евангельском христианстве Иисуса Христа, не могли не вернуться к прекрасным творениям античной культуры, воспевающей телесного человека. Европейские мыслители освободили гуманистическую культуру античности от языческого вероучения и возвели её в абсолют, которому стали поклоняться. Именно безнравственность и продажность католицизма оттолкнула европейских интеллектуалов от евангельского христианства и Бога, превратив их со временем в атеистических интеллигентов.
  
  ГУМАНИЗМ - ЧЕЛОВЕКОЛЮБИЕ БЕЗ ВЕРЫ.
  
  Христианское евангельское человеколюбие вытекает из осознания равенства всех людей перед Богом. Человеколюбие, основанное на вере в то, что Бога не существует, - гуманизм Нового времени.
  Человеколюбие без веры в Бога оказывается человеколюбием на словах, когда соблюдены все законы и формальности, всё обговорено и щедрость Запада прорекламирована на весь свет, а в результате европейские метрополии богатеют за счёт высасывания соков из своих колоний по всему свету, обрекая 'отсталые народы' на вечную отсталость.
  Идея гуманизма появилась в эпоху Возрождения и означала тогда веру в силы и способности человека познавать и преобразовывать мир для себя. По представлениям первых гуманистов, именно Господь дал человеку эти силы и способности, и человек вправе их использовать для улучшения своего существования на земле, не забывая Бога. Первые гуманисты были ещё искренне верующими католиками.
  Но постепенно в 'освобождающейся' Европе о католическом Боге вспоминали всё реже и реже, пока не забыли вовсе. Постепенно понятие 'гуманизм' стало наполняться всё новым содержанием, отдалявшим его от христианства. Постепенно вера в силы и возможности человека превратилась в самомнение и гордое самоослепление. Постепенно произошла полная подмена содержания понятия 'гуманизм'.
  'Гуманизм восстает против предшествующей эпохи, которая представляется ему временем болезненного оцепенения, и тем самым способствует обесцениванию так называемых 'средних веков', то есть промежуточного периода между античностью и ее возрождением. Но в этом выборе греко-латинской цивилизации предпочтение отдается такой культуре и такому мышлению, жизненный центр которых составляет вовсе не христианство; напротив, именно христианство должно к ним приспосабливаться, не будучи их источником'.
  
  Современная либеральная идеология основана на гуманизме. Согласно определению, приведённому в Уставе Международного гуманистического и этического союза, 'гуманизм - демократическая, этическая жизненная позиция, утверждающая, что человеческие существа имеют право и обязанность определять смысл и форму своей жизни. Гуманизм призывает к построению более гуманного общества посредством этики, основанной на человеческих и других естественных ценностях, в духе разума и свободного поиска, за счёт использования человеческих способностей. Гуманизм не теистичен и не принимает 'сверхъестественное' видение реального мира'. Но если гуманизм 'не теистичен', то есть, не основан на любви к Богу, значит, основан на любви к человеку, к природе, к миру. Либеральный гуманизм основан на 'всеобщей любви', любви ко всему материальному. Таким образом, либеральный гуманизм означает перенос 'человеческого' на всё окружение человека, на живую и мёртвую природу.
  Человеколюбие евангельское предполагает мужество и твёрдость при достижении рационально выбранной цели. Нынешний либеральный гуманизм не предполагает использование волевых человеческих качеств. Любить вообще 'цветочки-василёчки' любуясь 'природой', гораздо проще, чем выдирать их, расчищая поле для посева пшеницы. Любить 'человека вообще' гораздо проще, чем конкретного человека со всеми его слабостями. Говорить о неприкосновенности личности 'гораздо человеколюбивее', чем учить человека не быть скотом. И провозглашать права человека гораздо легче, чем обеспечить ему материальное существование. И заботиться о здоровье матери и ребёнка в отсталых странах 'гуманнее', чем развивать экономику этих стран. И не казнить садиста гораздо 'гуманнее', чем избавить людей от сожительства с моральным уродом. И воспитывать только методом ласки и поощрения гораздо 'гуманнее', только никого не получается при этом, кроме эгоистов. Запрещать насилие со стороны воспитателя в отношении детей 'цивилизованнее и гуманнее', но 'только так и можно воспитать настоящих разбойников', как точно подметил в прекрасной сказке Евгений Шварц.
  Есть что-то садистское в европейском либеральном гуманизме Нового времени: помогать снижать смертность среди только что родившихся детей в Африке, чтобы потом наблюдать, как они, вырастая, в мучениях умирают от голода и нищеты, от болезней и войн.
  Игорь Шафаревич заметил ещё одну особенность либерального гуманизма.
  'Остается трудный вопрос о том, как совместить гуманность и уважение к человеческой личности, присущие западному либерализму, с полной антигуманностью сталинского режима. Западный либерализм несомненно много способствовал распространению гуманности... Однако все это относится лишь к жизни внутри общества, принявшего принципы прогрессивно-либеральной идеологии, гуманность никак не распространяется на остальную часть человечества. Это связано с важной чертой идеологии прогресса - гипнотической убежденностью в том, что она открывает единственный путь развития человечества. В следовании ей и заключается 'прогресс' и цивилизация. 'Прогрессивным' было в истории все то, что вело к созданию современного западного общества, только такие общества и составляют предмет истории. Других культур не существует - это лишь тупики на пути 'прогресса' или даже препятствия 'прогрессу'.
  На эту парадоксальную концепцию указывали, например, русский мыслитель Данилевский и английский историк Тойнби.
  ... Западная концепция единственности исторического пути порождает понятия 'передовых' и 'отсталых', 'развитых' и 'развивающихся' стран. Только она оправдывает высказывания о том, кто от кого отстал и даже на сколько лет.
  ... Концепция исключительности западной цивилизации делает западную прогрессивно-либеральную идеологию совершенно глухой к любым трагедиям, разыгрывающимися в других цивилизациях, - эти цивилизации, с ее позиций, существуют как бы 'незаконно', являются помехами на пути человечества к прогрессу. Поэтому Запад и способен соединять высокую гуманность внутри с крайней жестокостью ко всему, находящемуся вовне. Один из множества примеров - истребление переселенцами-пуританами североамериканских индейцев.
  ... А в заключение уничтоженная цивилизация убивалась еще раз - духовно, вычеркиваясь из истории или входя в нее как тупиковая, обреченная на гибель линия развития. Если обратить внимание на эту сторону 'прогресса', то окажется, что гораздо гуманнее были, например, центральноафриканские государства, где ежегодно в жертву богам плодородия приносилось всего несколько сот человек! И не вызывает никакого удивления, что западные либералы полностью игнорировали все зверства сталинского режима, бывшего для них лишь 'блистательным историческим экспериментом'.
  
  Либеральный абстрактный гуманизм позиционирует себя как идеология абсолютной любви к человеку - но это только Господь может любить всех и вся без исключения. Человек же, чтобы жить, должен всегда уметь выбирать между тем, кого любить, а кого ненавидеть, кому жизнь давать, а у кого забирать. Человеку дал это право Господь Бог - забирать и отдавать жизнь, человеку только надо разумно уметь распоряжаться этим правом - в этом его испытание перед Господом.
  Бог даёт человеку свободу выбора, и для того, чтобы выбор этот был осознан, Господь дал человеку разум. И отказываться от разума ради абстрактного гуманизма - отказываться от самой сущности человека.
  Во всех своих поступках человек должен действовать только исходя из общечеловеческой потребности, опираясь не на абстрактные догмы, а на рациональное осмысление. И если это осмысление ещё не до конца рационально, это не даёт человеку право отказаться от рациональности вообще ради абстрактных догм.
  Современный человек повязан либеральными догмами по рукам и ногам. И эти догмы толкают его к вырождению.
  
  ПРОТЕСТАНТИЗМ.
  
  За 500 лет после церковного раскола католицизм с помощью жестокого насилия воспитал у европейцев слепое уважение к любым писаным законам, торгашеское отношение к религии, двуличие по отношению к вере. Только на этой идеологической основе могло произрасти древо протестантизма с его циничным лозунгом: 'Кто правит, того и вера'.
  Только на базе католического извращения христианства, когда не то, что простые люди, даже церковники забыли подлинное учение Христа, мог появиться протестантизм. Явившись как лютеровский протест против индульгенций, как протест против лицемерия католической церкви, протестантизм не возвратился обратно к Христу, а пошёл по пути дальнейшего 'развития' христианства, что привело к религии денежного мешка и индивидуального благополучия. Смиренный любвеобильный Бог протестантизма закрывает глаза на любой путь обогащения, оправдывая любое преступление ради богатства. Протестантизм - это завершающий шаг на пути к окончательному освобождению европейцев от Христовой духовной нравственности, от Бога.
  Протестантизм не мог вернуться к евангельскому христианству после тысячелетнего католического отлучения Бога от земных дел человека.
  Вот что говорит профессор Алексей Ильич Осипов о появлении протестантизма. 'Переход от средневековой цивилизации к новой произошел на религиозной основе и был обусловлен, прежде всего, 'коперникианским' переворотом Реформации в сотериологии. Если в католицизме человек для спасения, должен был за свои грехи принести Богу соответствующее удовлетворение добрыми делами, подвигами, молитвами и приобрести надлежащие перед Ним заслуги, то Реформацией условия спасения были сведены к минимуму: не дела, не молитвы и тем более не аскеза, а вера и только вера спасает человека. Сам он в деле своего спасения сделать ничего не может, поскольку и сама вера, единственно которой спасается человек, не от него зависит, но только от Бога. Человек, по выражению Лютера, есть не более, как 'соляной столб', 'чурбан'. Поэтому ни о каком его участии в деле спасения, ни о какой синергии не может быть речи - лишь Бог решает его судьбу. От человека, таким образом, просто ничего не требуется для спасения. Так, наконец-то, был найден способ освободить себя от какой-либо работы над самим собой, от того, что на языке всех религий называется аскезой. Можно, оказывается, спастись, и не спасаясь. Большего 'торжества разума' еще не было, вероятно, в истории религии.
  Отсюда, принципиально меняется оценка и всей мирской деятельности христианина, меняется сама мотивация труда. Вместо его католического понимания как наказания за прародительский грех ('в поте лица твоего будешь есть хлеб' - Быт.3,19), и средства выкупа им у Бога своих грехов, в протестантизме труд становится свободной деятельностью, направленной только на удовлетворение земных потребностей. Ибо Христос уже выкупил каждого верующего от всех его грехов, и верующему грех теперь не вменяется в грех. Труд приобретает лишь посюстороннюю ценность, исключающую какую-либо эсхатологическую значимость. Энергия духа, таким образом, уходящая у средневекового человека на аскезу ради достижения спасения, оказалась теперь полностью освобожденной. Весь ее религиозный пафос был перенесен с неба на землю, с целей духовных на жизненно-практические. Задача Церкви как общества верующих отныне свелась, по существу, к социальной деятельности.
  Вполне понятно, к каким последствиям привела эта сотериологическая революция: грань между жизнью по Христу и языческой жизнью становилась все менее различимой. Тот же Булгаков писал: 'Протестантизм, в противоположность средневековому католицизму, отправляется от принципиального уничтожения противопоставления церковного и светского, или мирского, причем мирские занятия, гражданские профессии... рассматриваются как исполнение религиозных обязанностей, сфера которых расширяется, таким образом, на всякую мирскую деятельность'. Обычный, любой труд и, следовательно, сама земная жизнь и все ее ценности приобретают для верующего своего рода религиозный характер. Так, происходит очевидный возврат к язычеству с его культом всего земного. На этой почве возникают богословские, религиозно-философские и философские системы мысли, обосновывающие новый взгляд на смысл человеческой жизни и отношение человека к земной действительности. Материализм и атеизм явились логическим следствием этого процесса. Протестантские же церкви, по существу, превращаются в еще одно благотворительное ведомство в государстве.
  Представленные концепции 'безземельного неба' и 'бездуховной земли' обрели разные судьбы. Первая, рассматривающая тело, как нечто презренное, и заботу о его нуждах чуть ли не как греховную, отошла в прошлое. Вторая же, для которой материальные потребности не только первичны, но, в конечном счете, и единственны в этом мире, бурно развивается и в настоящее время совершает свое, можно сказать, победное шествие по христианскому миру. Слова Христовы: 'Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам' (Мф. 6; 33); 'сие надлежало делать, и того не оставлять' (Мф. 23;23), - все более предаются забвению. ....
  ... 'Средние века и новое время, - пишет Булгаков, - настолько противоположны и, вместе с тем, настолько схожи между собой, как вогнутость и выпуклость одного и того же рельефа, рассматриваемого с разных сторон. Средние века утверждали только божественное начало в жизни... Стремясь во имя этого божественного начала задавить человеческое начало и его свободу, они впадали в 'святой сатанизм', в хулу на Духа Святого (ибо 'где Дух Господень, там свобода'). Напротив, новое время, в своей односторонней реакции против средневековья, склонно и совсем позабыть о божественном начале; всецело поглощенное развитием чистой человечности, оно стоит на границе безбожия, практически неудержимо переходящего в языческое многобожие, натурализм и идолопоклонство... Средневековье признавало безземное небо и только мирилось, как с неизбежным злом, с землей; новое время знает, главным образом, землю, и только для частного, личного употребления, как бы по праздникам в храме, вспоминает небо'.
  
  Борьба человеческих страстей с евангельской нравственностью привела к расколам в христианской церкви. С эпохи Возрождения взаимоотношения двух ветвей христианской церкви дополнились конфликтом с нарождающимся протестантизмом. Но самое главное, религии мира столкнулись со всё возрастающим давлением растущего атеизма - веры в мир без Бога.
  Католицизм так сильно потряс Европу за тысячу лет своим лицемерием, жадностью, доносами, кострами и пытками инквизиции, что к ХХ веку почти полностью потерял свой авторитет, отвратил европейцев от веры и привёл их к атеизму. Европейский атеизм - это расплата за формализацию христианской веры. Европейский атеизм - результат процесса либерализации Нового времени. И современная европейская депопуляция низкой рождаемости стала расплатой европейцев за либерализм и атеизм.
  
  ТОРЖЕСТВО АБСУРДНОЙ ВЕРЫ.
  
  Сказать, что 'я вообще ни во что не верю' - это по-детски наивно.
  Сказать, что не веришь в Бога, - это половина дела. Всякий ли взрослый разумный человек понимает, что он вынужден верить независимо от своих желаний - верить в то, что Бог есть, или верить в то, что Бога нет? Просто потому, что так ограниченно устроен он и так неограниченно устроен мир.
  Либо мы будем верить в существование некой духовной, идеальной сущности, независимой от материального мира, и строящей этот материальный мир - то есть, признавать первичность духа.
  Либо мы будем верить в то, что духовная сущность появляется на каком-то этапе усложнения мертвой материи. В этом случае мы и получаем позицию 'научного атеизма', гласящую, что все идеи находятся только в голове человека - это его придумки, чтобы облегчить себе жизнь.
  
  Евангельская духовно-нравственная парадигма предполагает полную ответственность человека перед Богом за свои земные дела. Эта позиция предполагает и жизнь после смерти, как необходимое условие 'оплаты по земным счетам'. Здесь не обойтись без совести - без внутреннего голоса, оценивающего поступки человека с точки зрения их соответствия божественным заповедям. 'Мучит совесть' - это душа трепещет от неизбежности суровой расплаты за грехи.
  Возрожденческая духовно-нравственная парадигма атеизма предполагает ответственность человека только перед самим собой. Здесь не спасают никакие разглагольствования о 'людской памяти', например, - память людей, увы, очень кратковременна. И через пару сотен лет никто уже не будет помнить ни о твоём злодействе, ни о твоём человеколюбии. Значит, единственный вывод, который здесь можно сделать - живи в своё удовольствие настолько, насколько можешь. Время всё простит! 'Всё можно!',- как верно подметил главную особенность атеистической нравственности Ф. М. Достоевский.
  В этой парадигме нет и не может быть совести, как внутреннего самоограничения человеческого эгоизма, нет 'жизни вечной' - нет ответственности. Здесь 'живём только раз' в бесконечном течении времени. Мы случайно появились в мире и уйдём в небытие без всякой платы за хорошие и за плохие дела. Человек в этой позиции - случайная пылинка, от которой ничего не зависит, миг в истории вселенной. Он несётся в этом случайном мире без всякой ответственности и платы, случайно появившись и бесцельно просуществовав. Абсурдность существования человека в атеистическом мире очевидна, о чём когда-то говорил Тертуллиан, и о чём в ХХ веке размышлял Камю.
  
  К сожалению, католические и протестантские церковники Нового времени делали от себя всё зависящее, чтобы настроить бурно развивающуюся науку против религии христианства. Наука и религия стали 'разрывать' сознание человека, не в силах преодолеть трения между собой. Люди науки, отвергнув ложь католицизма, оказались такими же догматиками, как и люди религии, и в результате многовековой борьбы вместе с уничижением религий стала исчезать и вера в Бога.
  На смену веры в единого Бога приходит вера в то, что Бога нет, а затем в ХХ веке атеистическая масса неминуемо обращается к язычеству и идолопоклонству, потому что верить в атеизм ещё страшнее и абсурднее, чем верить в существование духов.
  Идейный атеизм доступен лишь немногим из-за того, что требует определённых размышлений, доступных далеко не каждому в силу трудности интеллектуальных усилий. Атеизм на деле оказывается средством возрождения язычества в массах, у которых просто нет времени и сил для размышлений и систематических занятий. Атеизм стал, таким образом, мостом в язычество масс населения современной Европы.
  Вот когда вспоминаются слова Френсиса Бэкона о том, что 'атеизм подобен тонкому льду - один человек пройти сможет, а народ обязательно провалится в бездну'. Так и случилось в конце ХХ века: вымирающая от депопуляции самоистребления Европа, загаженный отбросами мир и всеобщий экономический кризис - вот результат отказа от духовно-нравственной парадигмы евангельского христианства.
  
  Понадобилось полторы тысячи лет, чтобы произошло полное отчуждение коренных европейцев от Бога. Вряд ли это было целью какого-то конкретного человека, или какой-либо тайной организации - весь процесс проходил исходя из благих намерений
  Всё началось с эстетизации богослужения ради приобщения 'отсталых язычников' к 'передовому христианству'. Эстетизация богослужения, в свою очередь, потребовала внушительных денежных средств. И с середины первого тысячелетия от Рождества Христова воображение европейцев поражается прекрасными храмами, роскошью одежд и украшений, ангельскими песнопениями и божественной музыкой, тяжестью блеска золотых окладов. И чем внешне прекраснее становилась христианская церковь, тем труднее ей было заниматься воспитанием прихожан в духе Иисусовой духовно-нравственной парадигмы, тем сложнее самим церковникам было придерживаться евангельских духовно-нравственных норм. В результате эстетизация богослужения привела к вовлечению церкви в материально-денежные отношения феодализма. И чем дальше, тем больше церковь приобретала черты одного из институтов феодального государства.
  Для облегчения контроля над верующими, католической церкви пришлось провести формализацию отношений христианина с Богом. Католицизм стал непреодолимой стеной между Богом и человеком и стал продавать веру за деньги. Он заменил евангельское служение Христу, когда поведение верующего человека в повседневной жизни должно соответствовать божественным заповедям, католической духовно-нравственной парадигмой, которая освобождает верующего человека от необходимости следовать в реальной жизни заповедям Христа. Стало возможным исключение совести из жизни людей западной Европы. Стала возможной тотальная система физического и духовного подчинения европейцев феодальному и католическому диктату - в Западной Европе сложилось общество тотального подавления личности.
  Католическая духовно-нравственная парадигма сделала возможным одним верующим угнетать, обманывать, эксплуатировать, избивать, жечь, пытать, казнить других и не испытывать при этом угрызений совести, и искренне считать себя верующими в Иисуса. Обманутые католическим извращением христианства, европейцы десятками миллионов истребляли своих единоверцев с помощью войн и жестокой эксплуатации, устроили американский геноцид, африканскую работорговлю, покорили весь мир со словами: 'Так хочет Бог!'
  Результатом формализации отношений стало развитие человеческого законотворчества, регламентирующего не только общение человека с Богом, но и отношения людей друг с другом. Железом и кровью на протяжении тысячи лет воспитывались европейцы, поколение за поколением, соблюдению любых, даже самых несправедливых и нелепых законов. Затем законопослушные европейцы силой навязали свой порядок миру, ограбив его, сделав себя привилегированной частью человечества.
  Католическая церковь за время своего господства настолько извратила евангельское христианство, настолько погрязла во лжи, что стала противной просвещённой Европе. И именно католическая церковь своей тысячелетней деятельностью проложила дорогу неверию в Бога.
  Деятели эпохи Возрождения, сами ещё верующие в духе католической парадигмы люди, задали идеалы Нового времени, которые привели европейцев к неверию в Бога. Атеизм Нового времени стал результатом полного раскрытия возрожденческих идей.
  Отвергнув Бога, европейцы поставили на его место своё материальное благополучие. Вера в Бога заменилась верой в мир без Бога - абсолютизация духа сменилась абсолютизацией телесного эгоизма. Освобождение человека от духовно-нравственных заповедей Иисуса полностью завершилось в Новое время, когда либерализм стал господствующей европейской идеологией. В это же время стали впервые появляться трагические следствия установления либерализма в Европе - начались процессы падения рождаемости среди коренных жителей.
  
  С эпохи Возрождения начинается период, когда европейское человечество, словно подросток от родителей, освобождается от жесткой духовно-нравственной опеки католической церкви. Теперь он 'сам главный' и сам может всего добиться, опираясь только на собственные силы.
  С какого-то времени у взрослеющего ребёнка появляются собственные мысли, которые он старается отстаивать в общении с взрослыми. Ребёнок растёт, и ему становятся тесны родительские ограничения. Так и взрослеющее человечество эпохи Возрождения старается освободиться в своей деятельности от религиозно-нравственных ограничений, установленных католической церковью.
  Появляются новые источники знания, независимые от религиозных книг и авторитет церкви начинает колебаться. И чем более развивается научный подход в познании мира, тем более авторитетной становится наука, а авторитет религии падает.
  Человек видит, что без нравственности, без совести, гораздо проще жить за счёт других людей. И если католическая вера прощает бессовестность, тогда зачем она вообще нужна? Человек ещё какое-то время мирится с необходимостью веры, но постепенно, по мере роста капиталистического производства и научно-технического прогресса, приходит к выводу, что 'Бог умер'.
  И чем авторитетнее становится наука, тем всё больше растёт понимание относительности материальных истин. А раз не существует вечных истин, значит, не существует и Бога. И невдомёк учёным мужам, что нельзя понятия материального мира переносить в мир идей.
  
  ПРОВЕРКА НА ИСТИННОСТЬ - ТЕСТ ИИСУСА.
  
  Есть только один способ проверить истинную веру, истинное христианство. Осмысливая то или иное событие истории, надо мысленно в центр событий поставить в качестве действующего лица Господа Бога нашего, Иисуса Христа. Тогда сразу же станет ясно видно, насколько данное событие или явление соответствует или противоречит истинному христианству.
  Попробуйте представить Иисуса Христа облаченным в золоченые одежды и папскую тиару. Представили? Такой абсурд просто невозможно представить!
  Попробуйте представить Христа, призывающего к крестовым походам. Призывающего к разграблению Иерусалима и Константинополя.
  Попробуйте представить Христа, прощающего за деньги убийцу.
  А можно ли представить Иисуса на месте католика Кошона, приговаривающего Жанну к костру?
  Можно ли представить первых христиан времен апостолов, избивающими мирных жителей Южной Франции в Альбигойских войнах или индейцев в Америке?
  Можно ли представить учеников Христа, пытающими людей калёным железом в застенках инквизиции?
  Можно ли представить святых апостолов, торгующих индульгенциями?
  А можно ли увидеть Иисуса в роли инквизитора? В роли судьи, наблюдающего за пытками и приговаривающего миллионы детей, женщин и мужчин к сожжению?
  А в роли иезуита, для которого 'цель оправдывает средства'?
  Мог ли Христос благословить работорговлю?
  И можно ли представить, чтобы христианские священники евангельских времён благословляли аборты по произвольному желанию женщины, проповедовали гомосексуальность и благословляющего гомосексуальный брак, как это делают некоторые современные 'священники'?
  Всё это творилось во времена католического господства в Западной Европе. Всё это творилось именем Бога, с благословения 'святой католической церкви'. Где здесь христианство Иисуса Христа? Католицизм полностью извратил христианство, извратил настолько, что оно стало противно всем мыслящим людям Нового времени.
  Католицизм повинен в создании условий для освобождения людей от Бога. Он убил душу в людях, совесть, отвратив их от веры в Бога, от духовной нравственности, и сделал из европейцев законопослушных безжалостных эгоистичных предпринимателей.
  Католицизм сделал всё возможное, чтобы опорочить православное христианство, оболгать его, оклеветать, чтобы никто из европейцев даже не смог подумать о возможности иной трактовки христианства. Восхваляя свою 'цивилизованность' и 'отсталость' православия, католицизм сделал невозможным для европейских интеллектуалов знакомство с иной трактовкой христианства, что повело европейцев далее по пути бездумной либерализации, приведшей Европу к вырождению от депопуляции низкой рождаемости.
  
  За тысячу лет, прошедших со времени церковного раскола, европейцы окончательно потеряли веру в Бога, достигли высот научно-технической цивилизации, позволяющей жить в комфортном мире общества потребления, загадили всю планету, противопоставили себя всему человечеству и получили депопуляцию низкой рождаемости.
  Человек без Бога выродился в эгоистичного потребителя, не способного к воспроизводству потомства. Европеец стал жить в таком искусственном, оторванном от природы мире, что не может даже осознать глубины своего падения. Европейский мир - это мир, мчащийся в пустоту небытия посредством депопуляции самоистребления.
  Депопуляция ставит предел европейскому самоослеплению, подростковой дерзости жить без евангельского Бога. Достаточно ли повзрослело человечество, чтобы осознать гибельность богоотступничества и язычества? Достигла ли европейская цивилизация понимания необходимости коренного перелома в своём мировоззрении, отказа от европейской идеологии догматического либерализма ради своего выживания? Достаточно ли мы стали взрослыми, чтобы понять, что, как говорил великий Вольтер, 'даже если бы Бога не было, его следовало бы выдумать'? 'Выдумать' и начать жить по духовно-нравственным законам, давно известным и незаслуженно отвергнутым.
  
  Сейчас католицизм извиняется за свои прошлые деяния, посыпает голову пеплом, признавая ошибки. Сейчас католицизм открещивается и от пыток, и от пылающих костров инквизиции, и от индульгенций... Да что толку! Да, были не правы, говорят католики, прости нас, вымирающая Европа.
  Ваше высокопреосвященство! Сейчас католической церкви мало признать свою историческую вину, сейчас надо вернуться к христианским идеалам первых веков христианства, возродить духовную нравственность Иисуса Христа, чтобы отвести коренных европейцев от пропасти депопуляции.
  
  Историческая ошибка деятелей Возрождения заключается в том, что они не видели, да и, по правде говоря, уже не хотели увидеть отличие христианства католичества от христианства евангельского.
  Не видели отличий подлинного христианства, христианства Иисуса Христа, от католического извращения христианства из-за того, что за тысячу лет католического господства учение Спасителя было полностью заменено католической интерпретацией. Католицизм запретил под страхом смерти даже православную веру, подавая себя за истинное христианство. Поэтому деятели Возрождения, в силу своего незнания подлинного учения Христа, и не могли вернуться к христовой нравственности.
  За время католического господства в западной Европе произошла подмена понятий: Божий суд был подменен судом церкви. Католическая церковь подменила собой Господа, сделав его ненужным в реальной жизни. Католицизм отвергает Нагорную проповедь Христа как нравственный императив, которому надо следовать в повседневной жизни, если человек заявляет о своей вере в Бога. Разделение духовной нравственности с заявлением о вере сводит веру к пустой формальности, от которой стремятся избавиться, как от ненужной обузы.
  Трагическая ошибка деятелей Возрождения состояла в том, что, отвергая христианство, они отвергали именно католицизм, не подозревая, насколько католицизм принципиально отличается от евангельского христианства Иисуса. А некоторые возрожденцы, кто знал и видел, насколько католическое извращение противоречит евангельскому христианству, уже и не могли и не хотели возвращения подлинной веры.
  Эпоха Возрождения отвергла именно католическое христианство, католического Бога. Католическая церковь своими глупыми ограничениями свободы и паразитизмом постепенно становилась препятствием экономическому развитию Европы. В поисках нравственного идеала, возрожденцы, отвергая католическую мораль, хотели сохранить нажитое в средневековый период: нажитое праведным и неправедным способом богатство, материальное производство, искусство, культуру. Европейцы уже были соблазнены и развращены в эпоху католичества материальным достатком и безнравственностью власти и церкви.
  Но чтобы появился образ жизни, ведущий коренных европейцев к депопуляции низкой рождаемости, мир к мировому финансово-экономическому кризису, а планету к экологической катастрофе, понадобились столетия Нового времени борьбы человека за свою свободу и благополучие.
  
  
  
  
  
  ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ОТ ЯЗЫЧЕСТВА К ЯЗЫЧЕСТВУ.
  
  
  За две тысячи лет, прошедших с рождества Христова, европейцы последовательно испытали влияние нескольких духовно-нравственных парадигм. Наиболее сильным воздействием на ход исторического развития обладала католическая парадигма, единолично господствовавшая в Западной Европе на протяжении более, чем тысячи лет. Можно сказать, что современная поведенческая парадигма - парадигма Возрождения - есть логическое следствие отторжения средневековой католической парадигмы. То есть, в какой то мере парадигма Возрождения есть 'развитие' католической парадигмы.
  
  Духовно-нравственная поведенческая парадигма язычества.
  Вера в богов племенного пантеона означает, что человек верит в загробную жизнь и строит своё поведение в реальной жизни в соответствие с велениями своих богов, так как они непосредственно отслеживают всё поведение человека.
  Отношения с людьми своего племени, народа, братские, отношение ко всем другим людям как к рабам.
  Языческая церковь стоит над человеком, регламентируя веру.
  Церковь участвует в политической, культурной и экономической жизни общества, поощряя развитие искусств и ремёсел, строительство и украшение обрядов и храмов.
  
  Духовно-нравственная поведенческая парадигма евангельского христианства.
  Вера в Бога означает, что человек верит в жизнь вечную и строит своё поведение в реальной жизни в соответствие с законом Божьим, так как Бог непосредственно отслеживает всё поведение человека.
  Отношения со всеми людьми на земле братские, отрицающие угнетение.
  Церковь стоит рядом с человеком и выполняет лишь функцию комментатора, помощника и советчика человека, никак не участвуя в политической и экономической жизни общества.
  
  Духовно-нравственная поведенческая парадигма православного христианства.
  Вера в Бога означает, что человек верит в жизнь вечную и строит своё поведение в реальной жизни в соответствие с законом Божьим, так как Бог непосредственно отслеживает всё поведение человека.
  Отношения со всеми людьми на земле братские, отрицающие угнетение.
  Церковь стоит над человеком, регламентируя веру.
  Церковь участвует в культурной и экономической жизни общества, поощряя развитие искусств и ремёсел, строительство и украшение обрядов и храмов.
  
  Духовно-нравственная поведенческая парадигма католического христианства.
  Вера в Бога означает, что человек верит в жизнь вечную, но не строит своё поведение в реальной жизни в соответствие с законом Божьим, так как Бог непосредственно не отслеживает поведение человека.
  Отношения людей регламентируются католической церковью, которая допускает угнетение, насилие, убийство.
  Церковь стоит между человеком и Богом, совершенно разделяя их. Она присваивает себе функцию верховного и непогрешимого судьи, вместо Бога приговаривающего человека к вечной жизни или к геенне огненной.
  Церковь непосредственно участвует в политической, экономической и культурной жизни общества, регламентируя все общественные отношения, поощряя развитие искусств и ремёсел, строительство и украшение обрядов и храмов.
  
  Духовно-нравственная поведенческая парадигма Возрождения.
  Вера в мир без Бога означает погружение человека в мир суеверий. Человек верит в то, что живёт только один раз, здесь и сейчас, и строит своё поведение исходя из своих собственных представлений о жизни.
  Отношения людей регламентируются законами, которые допускают угнетение, насилие, убийство.
  Главным мотивом поведения является личный интерес. Поведение человека балансирует между абсолютной вседозволенностью и законодательными нормами общества, в котором он живёт. Только карательные меры законодательства и боязнь ответственности перед живущими рядом людьми останавливает человеческую вседозволенность. Поведение человека всегда двулично: одно для себя, так как никто не умеет читать мысли, другое - для окружающих.
  
  Мировой грех католицизма перед людьми и Богом трудно переоценить. Католицизм совершил страшное преступление против человечества, извратив замысел учения Иисуса Христа.
  Господь задаёт нормы духовно-нравственного поведения и судит человека за соблюдение этих норм после его физической смерти. Человек совершенно свободен в выборе: подчиняться евангельским нормам поведения или нет. Только человек решает, как ему вести себя в жизни - и полный ответ держать перед Богом, потому что только Господь может знать истинный смысл человеческого поведения. Вот в чём суть христианской религии.
  Католицизм же присвоил себе право учить человека, как вести себя в этой жизни: что есть, что пить, что носить, что и когда делать, как служить Богу. Католицизм стал надсмотрщиком за жизнью человека, установив над ним тотальный контроль. Католицизм по собственному произволу перенес в земную жизнь наказание человеку за грехи, став судьей и палачом. Присвоив себе право быть толкователем христианства, католицизм сделал земную жизнь европейцев похожей на ад, мелочно регламентируя их поведение по своему произволу. Кроваво жестоко вдалбливая в европейские головы рабскую покорность любым своим законам, католицизм сделал из европейцев законопослушных и жестоких убийц.
  Так и появился европейский мир: снаружи всё выглядит красиво и благочинно, а достигнута эта привлекательная внешность через жестокое насилие и тотальное подавление всех и вся. Так и ведёт себя в веках 'цивилизованный' европеец: на витрине - красота и порядок, куртуазность и терпимость, а за витриной - чудовищный и ничем не ограниченный разврат тела и духа.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ГЛАВА 4. Л И Б Е Р А Л И З М Н О В О Г О В Р Е М Е Н И .
  
  
  
  
  
  ВСТУПЛЕНИЕ. РАСЦВЕТ ЛИБЕРАЛИЗМА.
  
  
  Новое время - время полного раскрытия замыслов эпохи Возрождения - время установления диктатуры либерализма в европейской цивилизации.
  
  Суть явления современной европейской депопуляции низкой рождаемости в том, что она есть результат европейского образа жизни, сформированного на основе идеологии либерализма.
  Идеология либерализма - это идеология Нового времени, вытекающая из замыслов эпохи Возрождения. Именно эпоха Возрождения задала идеологическую направленность всем последующим векам - освобождение человека.
  Исторически первым препятствием на пути освобождения человека стояла религия - вера в Бога. Нет слов, необходимо было отвергнуть изовравшуюся католическую ересь, запятнавшую себя кровью миллионов ни в чём не повинных людей на всех континентах. Но, отвергая католическую ложь, надо было, ради спасения человека, вернуться к подлинному христианству Иисуса Христа, к евангельскому христианству. Но это было уже невозможно сделать мышлению Возрождения, изуродованному тысячелетием тотальной католической формализации веры.
  Духовно-нравственная поведенческая парадигма Возрождения, отвергая Бога, ставила человека в центр мира - человек может жить и успешно переделывать мир для себя, опираясь только на собственные силы и разум. Вот из этого убеждения и вытекает логически идеология либерализма, ставящая целью освободить человека, снять все препятствия, ограничивающие его деятельность.
  Чтобы человек смог успешно переделывать мир под свои нужды, он должен иметь возможность беспрепятственно изучать мир - и постепенно происходит расцвет науки и техники.
  Чтобы человек смог успешно переделывать мир под свои нужды, необходимо снять все политические (законодательные) ограничения - и постепенно происходит политическое освобождение человека.
  Чтобы человек смог успешно переделывать мир под свои нужды, необходимо социальное освобождение человека - и постепенно происходит демократизация общества.
  Чтобы человек смог успешно переделывать мир под свои нужды, необходимо снять с него все морально-нравственные путы, регламентирующие поведение человека - и постепенно происходит развращение человека, наступает эпоха вседозволенности, когда деньги заменяют человеку Бога и становятся мерилом всего.
  Результатом реализации духовно-нравственной поведенческой парадигмы эпохи Возрождения стал научно-технический прогресс Нового времени. Результатом стал мир, разделённый на бедные и богатые страны. Результатом стала всемирная гонка за ростом ВВП на душу населения. Результатом стало катастрофическое загрязнение планеты. Результатом стала комфортная и свободная от нравственных норм жизнь населения богатых стран. Результатом стала неспособность коренного европейского населения сохранить себя в истории.
  
  
  
  
  
  
  1. АТЕИЗМ - ВЕРА НОВОГО ВРЕМЕНИ.
  
  
  'Иисус умер не за меня -
  Глупая жертва тупому народу.
  Моя жизнь - это моя война,
  Я сдохну сам за свою свободу!'
  Из Интернета.
  
  Вера Нового времени - это безверие, неверие в Бога. Но одновременно это вера - вера в то, что в мире Бога нет.
  Европейская идеология формировалась под определяющим влиянием христианской религии. Христианство с самого начала задало нравственный идеал, к которому должны были стремиться люди, желающие себе счастья на земле и на небе. Но чем больше поколений рождалось со времён Иисуса Христа, чем авторитетнее и богаче становилось священство, тем больше искушений появлялось для христиан.
  Когда ранняя христианская церковь ещё не получала государственную поддержку, когда ещё была гонима, её адепты поражали воображение язычников своим мужеством в испытаниях, стойкостью в страданиях, чистотой помыслов. Если бы последующие христиане брали во всём пример с первых, с апостолов, на земле воцарился бы прочный мир на все века, и люди бы никогда не обижали друг друга, и никогда депопуляция низкой рождаемости не угрожала бы человечеству. Но слаб человек...
  
  Все люди Земли, по евангельскому христианству, - суть Божьи дети, значит, равны между собой перед Богом. Значит, люди в земной жизни должны стремиться к всеобщему равенству. Отсюда закон: нельзя строить счастье одних людей за счёт других. Но вся история христианства - это иллюстрация того, как человек пытается обойти этот духовно-нравственный закон.
  И вот, европейцы построили в ХХ веке для себя комфортную жизнь на земле за счёт ограбления остального мира и должны поплатится за это вымиранием. Справедлив Господь.
  
  Католицизм виновен в извращении евангельской христианской веры, в постепенном росте атеистических воззрений среди европейского населения, в отдалении духовной этики от реальной жизни, в торжестве европейского эгоизма. К XIX столетию атеизм в Европе настолько стал хозяином умов, настолько католическое христианство становится презренным в глазах европейских интеллектуалов, что само понятие 'Бог' становится ругательством.
  Современная католическая церковь сама признала уже многие свои дела в прошлом ошибочными и покаялась за многое. Это прекрасно, только надо сделать логическое продолжение процесса покаяния и честно признаться, в чём именно католицизм отступил от евангельского христианства. Это нужно сделать для того, чтобы католическая церковь стала бы, наконец, действительно полезной для европейцев, помня о своей ответственности перед Господом за судьбу европейских народов.
  
  ДОРОГА В ЛИБЕРАЛИЗМ.
  
  Первое, с чего начинается освобождение человека в истории - это освобождение от нравственных запретов, освобождение от ответственности за свои деяния. Так как нравственность формировала религия, вера в Бога, то было найдено очень изящное решение: католицизм разделил веру в Бога и духовно-нравственное поведение в реальной жизни.
  С этого времени стало возможным искренне верить в католического Бога и совершать любые, в том числе и низкие поступки, всегда зная, что возможно их искупление и прощение. Человек перестал быть ответственен перед Господом за свои земные деяния, так как католицизм, ставший между Богом и человеком, взял на себя обязанность прощать земные грехи, не бесплатно, конечно.
  С этого момента реальная жизнь пошла своим путём, никак не соотносясь с духовно-нравственными заповедями Христа. Искренне верующие католики стали творить самые жестокие преступления в истории человечества, и постепенно сама вера в Бога превратилась в пустую формальность. И уже в Новое время католицизм был полностью отвергнут просвещённой Европой: была отвергнута формальная вера в Бога, а нравственный идеал евангельского христианства католики похерили ещё в Средние века.
  Этот ловкий ход с разделением веры в Бога и ответственности за своё безнравственное поведение в жизни, был проделан западными церковниками, уже развращёнными меркантильным интересом: эстетизация христианской церкви первого тысячелетия требовала больших денежных и материальных затрат и это привело к тому, что церковники превратились в хозяйственников и финансистов. И именно эти менеджеры в рясах и совершили формализацию христианства, поставив себя между Богом и человеком в качестве генерального посредника, присвоив себе право решать вместо Бога, достоин человек ада или рая, оценивая вместо Бога его поведение на земле. Вот когда денежки лавой потекли в сокровищницы Ватикана!
  
  Формализация веры в католичестве привела со временем к становлению и развитию либерализма, который стал основой европейского научно-технического, материального прогресса, основой современного социально-политического устройства мира. Либерализм позволил реализовывать все творческие возможности человека, но в то же время привёл к фактическому отказу от веры в Бога. А отказ от евангельской христианской веры, соединяющей неразрывно веру в Бога с духовно-нравственным образом жизни человека, отрицание ценности духовно-нравственного поведения и связанных с этим жёстких самоограничений, привел к чрезвычайному росту эгоизма. Эгоизм, возведённый либерализмом на небывалые высоты, и есть основа депопуляции коренного европейского населения.
  
  В идеологии либерализма Нового времени отразилось окончательное освобождение человека от духовной нравственности, от веры в Бога.
  Евангельский Господь, Иисус Христос, и только он, судит человека по его земным делам, насколько они соответствуют евангельской духовной нравственности. Католический Бог лишен права судить людей за их дела - это право узурпировала католическая церковь, чтобы подчинить людей своей власти на земле.
  Поэтому в ХХ веке, когда говорят, что верят в Бога, надо всегда понимать о каком Боге идёт речь. Либо это вера, которая подразумевает духовно-нравственную жизнь на земле в соответствие с заповедями Христа, либо это вера, которая допускает какое угодно поведение человека на земле, без прямой ответственности его перед Богом, так как между человеком и Богом пригрели себе местечко пронырливые дельцы от религии.
  
  Вера в Бога означает веру в бессмертие души и ответственность за своё земное поведение перед Господом в качестве Верховного Судии. Уберите что-либо из этой формулы, и она потеряет всякое значение.
  Неверие в Бога означает, таким образом, веру в смертность души, либо в её бессмертие, но полную безнаказанность в любом случае. Как только появляется ответственность за земные дела (но только не перед людьми, для которых истина земная всегда вероятна) - появляется Бог.
  Европейский либеральный атеизм, сложившийся окончательно в XIX веке, - это вера в отсутствие посмертной ответственности души за её земные дела. Если нет посмертной ответственности, значит, католический Бог становится пустой формальностью.
  Не напрасно так издевались либералы XIX века над католической карикатурой Бога, выставляя его как 'беспомощного Исусика', подставляющего всем и каждому свои щёки для оплеух. Действительно, можно вдоволь издеваться над образом выдуманного католицизмом Бога, только и могущего, что призывать ко всеобщей любви.
  Католическая насмешка над Богом привела к падению сначала самого католицизма, а затем и Европы, прошедшей в XX веке через две мировые войны и оказавшейся в смертельных тисках депопуляции низкой рождаемости.
  Атеизм - это вера человека в свою полную безнаказанность за свои земные деяния - вот где корни двух мировых и множества гражданских войн, революций и переворотов ХХ века, фашистского тоталитаризма, архипелага ГУЛАГ, депопуляции низкой рождаемости коренных европейцев, глобального социально-политического неравенства, современного финансово-экономического кризиса, всеобщего загрязнения и истощения планеты. Атеизм стал, таким образом, путём к самоуничтожению европейской цивилизации.
  Конечно, без сомнения, среди католиков всегда были исключительно нравственные люди, нравственные в духе евангельской духовной парадигмы. Они жили так, как будто вера в Бога подразумевает их нравственное поведение, что не согласуется, однако, с католической трактовкой христианства. Мир гордится этими людьми и воздаёт им должное, но эти люди, скорее, исключение из общего правила, согласно которому вера в Бога и нравственная жизнь никак не связаны друг с другом, ибо между земной нравственностью человека и Богом стоит непогрешимая католическая церковь, которая и оценивает человека для пропуска в рай. Таким образом, церковь озабочена не столько о загробной жизнью человека, сколько своими земными делами по строительству новых прекрасных церквей, по внутреннему убранству церкви, по благосостоянию священства и так далее.
  История даёт нам множество примеров, когда люди совершают нравственные поступки, не веря при этом в Бога. Ничего странного в этом нет: может быть поведение высоконравственным даже без веры в Бога, но не может быть поведение безнравственным, если человек в Бога верит, но только если Бог не католический. Просто католичество постепенно заставило европейцев поверить в то, что не Господь оценивает поведение человека, а католическая церковь. А люди (церковники) оценивают других людей, конечно, в своих корыстных интересах. И вот здесь-то и есть главная вина католицизма и главная беда европейцев, ибо нравственность без веры в Бога - это удел избранных, единиц, чья деятельность тонет в повседневной грязи безнравственности.
  
  СТАЛ ЛИ АТЕИЗМ ЕВРОПЕЙСКИМ МИРОВОЗЗРЕНИЕМ?
  
  Вот что говорят современные исследования: 'Большинство людей в Великобритании верят в жизнь после смерти. Опрос 2.060 человек показал, что 53 процента верят в жизнь после смерти, 55процентов верят в небеса, а 70 процентов верят в человеческую душу. В исследовании, проведенном с октября по ноябрь 2008 года, выяснилось, что 39 процентов людей верят в призраков, а более четверти (27 процентов) верят в реинкарнацию. Еще 22 процента верят в астрологию и гороскопы, а 15 процентов доверяют гаданиями и картам Таро. Половина людей, проживающих в Лондоне, самая высокая доля в Великобритании, верит в привидения. В 1998 году 18 процентов заявили о вере в гадания и 38 процентов - в астрологию. Еще 40 процентов заявляли, что они верили в привидения, а 15 процентов лично видели призраков. Полученные результаты свидетельствуют о том, что люди обладают весьма разнообразным и необычным набором убеждений'.
  Как видим, атеизм не смог (да и не может в принципе!) избавить людей от веры в сверхъестественное. Однако, черное дело атеизма заключается в том, что он вместо веры в единого Бога, веры, объединяющей всех людей в одну семью народов, толкает людей в плен суеверий, обратно в язычество, чреватое разделением людей на непримиримые касты.
  В эксклюзивном интервью AIF.RU известный политолог, вице-президент Центра политических технологий Сергей Михеев высказал своё мнение о том, почему до сих пор в современном мире сильны языческие традиции.
  - Если говорить конкретно об оккультных практиках, очевидно вообще возрождение оккультизма в мире. В первую очередь это связано с кризисом традиционных религий на Западе. Запад, объявивший себя фактически источником мировой власти, лидером всей планеты, страдает внутренним кризисом ценностей, который связан с отпадением от христианства. Не удивительно, что американцы, а ещё в большей степени европейцы, отпав от собственных религиозных корней, со страшной силой впитывают любые традиции, независимо - позитивной или негативной направленности - от других культур. Затем, будучи транслятором этакой мировой массовой культуры, новая мода на оккультизм распространяется по всему миру.
  
  Какие преимущества даёт человеку вера в мир без Бога?
  О! Огромные преимущества!
  Человек, верящий в мир без Бога, может позволить себе по отношению к другим людям всё, что угодно, опасаясь только оставленных невзначай улик и своей ответственности перед людьми. Вот почему преступность неискоренима в принципе в атеистическом обществе. Вот почему так изощрённо действуют преступники в 'свободном мире', вот почему так внутренне преступно всё европейское общество: не пойман - не вор. Человек, не боящийся ответственности за свои преступные скрытые дела (никто не видит!), живущий только один раз (нет ни ада, ни рая!), не может не быть эгоистом и вором.
  Человек, желающий жить лучше своего ближнего, за счёт ближнего, в ущерб ближнему, должен сначала уверить себя в том, что образующееся материальное неравенство его с другими людьми допустимо. И вот для этого и надо покончить с верой в Бога, провозглашающего всеобщее равенство людей.
  Одновременно с ответственностью перед Богом за свои дела, одновременно с Богом, с материальным равенством людей в реальной жизни, отвергается и равенство в общественных отношениях. Это и становится источником роста капиталов, которые приводят в движение европейскую науку, технику, культуру. Это и становится со временем базой для научно-технического прогресса.
  Все идеологии, отвергающие единого Бога, разделяют людей. Сейчас для преодоления системного мирового кризиса нужна не идеология для избранных - либерально-демократическая, атеистическая, ведущая к язычеству, а идеология для всех людей, объединяющая всех людей на земле - идеология спасения. Равноправие должно быть для всех людей в мире, а не для 'избранных', живущих в развитых странах и гибнущих там от депопуляции низкой рождаемости.
  
  ЧТО ЗНАЧИТ 'БЫТЬ АТЕИСТОМ'?
  
  'Я научу тебя великому искусству пофигизма: Скажи ом-м-м! Чувствуешь прилив энергии ци? Теперь задумайся о вечном. Сколько лет ты проживешь? Сколько лет этой вселенной? Чувствуешь разницу? Через сколько веков все тебя забудут? Так и не пофиг ли, что творится?' (Из Интернета.)
  Такую шутку мог придумать только атеист - человек верующий, что Бога нет. Атеисты веруют, что Вселенная появилась чисто случайно или существует 'от века' (странная точка зрения, не правда ли? как могло появиться что-то, чего никогда не было? как может 'развивающееся во времени' существовать вечно?), и люди на Земле тоже появились чисто случайно (какое самомнение!), а значит - всё пофиг, раз нам дан только миг в истории вселенной.
  Верующие же в Бога люди, наоборот, считают, что душа живет вечно и самое главное её ждёт впереди, и значит, живя в этой жизни, надо быть достойным принять новую миссию.
  Возрожденческая духовно-нравственная поведенческая парадигма, реализующая себя в Новое время, предполагает воспитание атеиста - человека верующего в существование мира без Бога. Такой человек становится обладателем качеств, делающих невозможным существование людей на земле, что и привело коренных европейцев к вымиранию от депопуляции низкой рождаемости.
  Быть атеистом - это, значит, верить в чудо в гораздо большей степени, чем верят в Бога верующие. Атеистический разум погружён в мистику в гораздо большей степени, ибо не может обойтись без веры в необъяснимое чудо. Ну не чудо ли - появление Вселенной? Вот ничего не было и вдруг появилось. И просто так! Поверить в промысел Божий - это верить в меньшее чудо, чем поверить в появление мира 'просто так'. И ещё более невероятное событие - появление разумной жизни! Поверить в то, что именно Бог создал необходимые условия во Вселенной для появления человека - это гораздо менее фантастично, чем безумная вера атеистов в то, что человек появился путём простого перебора вероятностей.
  Быть атеистом, в конечном счёте, - это, значит, быть безответственным человеком, трусливо прикрывающимся своим неверием в Бога от грядущего возмездия, трусом, боящимся ответственности за свои поступки, что совершил в этой жизни.
  Быть атеистом, в конечном счёте, - это, значит, быть эгоистом, строящим своё счастье за счёт других людей, живущим только для собственного удовольствия, для которого люди становятся средством для удовлетворения эгоистических прихотей.
  Быть атеистом, в конечном счёте, - это, значит, презирать других людей, которых можно грабить и обманывать, зарабатывая деньги на их доверчивости, так как люди для атеиста лишь средство для достижения собственных корыстных целей.
  Быть атеистом, в конечном счёте, - это, значит, быть лицемером, творящим мир для себя за счёт других под прикрытием благовидности, откупаясь мизерной благотворительностью за тотальное ограбление.
  Быть атеистом, в конечном счёте, - это, значит, быть продажным человеком, нарушителем клятв, зароков и присяг. Рано или поздно продаётся любой атеист, ибо нет в атеизме никакой ответственности за земные дела, а важна лишь 'цена вопроса'. Евангельский христианин не продаётся ни за какие суммы, потому что глупо менять 'вечную жизнь' на мгновение земной жизни. Коррупция возможна только среди атеистов.
  Быть атеистом, в конечном счёте, - это, значит, верить в свою безнаказанность за любые поступки, какими бы гнусными они ни были, ведь 'никто не видит'. Это, значит, быть подлецом и вором, ибо человек тогда в состоянии оправдать сам для себя любую подлость, какую только способен сотворить в отношении других людей.
  Быть атеистом, в конечном счёте, - это, значит, винить за кризис, разруху и бардак не себя, а других людей. '...если я, вместо того, чтобы оперировать каждый вечер, начну у себя в квартире петь хором, у меня настанет разруха. Если я, входя в уборную, начну, извините за выражение, мочиться мимо унитаза и то же самое будут делать Зина и Дарья Петровна, в уборной начнется разруха. Следовательно, разруха не в клозетах, а в головах'. (Михаил Булгаков 'Собачье сердце').
  Быть атеистом, в конечном счёте, - это, значит, не самому становиться лучше - нравственнее и интеллектуальнее, а заставлять других людей 'соответствовать' моральным нормам строителя коммунизма или либерального правозащитника и бороться за всеобщее счастье, не считаясь с гибелью невинных людей, собирая толпы для протестных демонстраций.
  Атеизм, в конечном счёте, - это религия младших научных сотрудников, возомнивших о том, что знают все тайны мира, или способны их познать.
  Атеизм для простого народа превращается в язычество, с верой во все суеверия и заблуждения мира, от всевозможных примет до тоталитарных учений, от всевозможных гаданий до предсказаний, от привидений до лжеучений.
  
  Слава Богу, что никакому атеизму не под силу окончательно оторвать народ от Бога. И чем больше проходит лет с момента рождения человека, тем больше он, как правило, начинает понимать, что в мире есть нечто духовное, есть вечные ценности, несовместимые с атеистическим материализмом.
  Слава Богу, что во все времена в Европе существовали такие люди, жившие по нравственным понятиям Христа, вопреки официальным доктринам. Именно они и есть совесть Европы. Совесть, которую не сломили пытки инквизиции, не сожгли на кострах, не подвергли остракизму, не сгноили в нищете в Новое время, не убили в войнах за материальное господство над миром.
  Слава Богу, что совесть у коренных европейцев не удалось сгубить ни тысячелетием католического господства, ни пятисотлетием протестантизма. Совесть простого народа - совесть евангельского христианства невозможно убить, но можно через формализацию отношений, применяя столетиями большой террор против народа, спрятать её так глубоко в подсознание, что она не может сейчас в Европе проявить себя на государственном и общественном уровне, но только в межличностных отношениях.
  Связь с Богом - совесть, существует у европейцев, как и у всех людей земли, но она подавлена у них тысячелетиями извращений учения Христа. Тотальная формализация отношений в Европе привела к становлению либерализма, заменяющего совесть законами, направленными на рост материального благополучия. Совесть ещё остаётся в современной Европе, но только на уровне межличностного общения, не в силах пробиться в политику и экономику, не в силах подняться на уровень государства, поставленного на службу либеральному демократизму.
  Либерализм, существующий только как идеология насквозь формализованного общества, признающий только материальные отношения между людьми, не допускает совесть, присущую простому народу, в политику и в управление государством. Вот почему задавленная атеизмом совесть простых европейцев не может остановить развращающего влияния либерализма на общество. Поэтому вымирание коренных европейцев от депопуляции низкой рождаемости неизбежно при сохранении либерального диктата.
  
  ПОСЛЕДСТВИЯ АТЕИСТИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ.
  
  Вера в Бога - это вера в жизнь вечную. Это абсолютизация духовной жизни, которая никогда не кончается. Это оптимизм надежды и ответственность за всё происходящее на земле. Это истинная полная свобода, потому что дух свободен всегда, независимо от тела, и вечен во времени.
   Вера в 'живём только раз', под названием атеизм - это абсолютизация Смерти, материальной и духовной. Это полная несвобода - рабская зависимость от материального мира. Это полный пессимизм, основанный на мнении, что рано или поздно, но тебя всё равно забудут, плохой ты был или хороший, тогда зачем стараться ради кого-то или ради чего-то? Радуйся текущему мгновению и живи только ради своего удовольствия - полнейшая безответственность за себя, за свой народ, за своих детей, за мир людей, за планету.
  Человек, верующий в Бога, - действительно свободный человек, так как душа его живёт вечно. Его духовная жизнь не ограничена пребыванием в физическом теле. Он свободен в выборе всегда, потому что душа бессмертна. Залог её благоденствия - быть с Богом, жить и действовать по заповедям Христовым. Всё очень просто! Искренне верующий не боится смерти, так как его не пугает предстоящая встреча с Богом - он жил на земле правильно и умер достойно.
  Человек, верующий в отсутствие Бога, лишает себя свободы выбора, так как его существование ограничено лишь кратким мигом пребывания на земле. Он подчинен требованиям своего тела, жаждущего урвать от краткой жизни как можно больше. Кто не хочет быть рабом Бога, становится рабом тела. И ради своего телесного благоденствия он готов на все подлости мира - ограничивают только человеческие законы, которые можно и обойти, 'ведь никто не узнает'.
  
  Главная ответственность католической церкви в современной депопуляции низкой рождаемости коренного европейского населения несомненна.
  Человек, отлучённый от Бога, приученный к первенству материальных ценностей, перед духовными, ищет в жизни телесных удовольствий. Душа человека бесконечна в своих духовных запросах, тогда как тело материально ограничено. Только душевное, духовное единство может бесконечно многими узами связывать людей, тогда как телесная связь быстро превращается в обыденность и человек опять разочаровывается от физической исчерпаемости партнёра.
  Если брак основан только на материальном интересе, на сексе, он не может быть прочным. Все материальные интересы, связывающие двух молодых людей разного пола, рано или поздно исчерпываются и люди вдруг осознают духовное противоречие и даже духовную пустоту своей совместной жизни. И что же тогда остановит людей от новых поисков материального разнообразия?
  Человек не может в принципе удовлетвориться материальным миром - отсюда бесконечные поиски партнёра, поиски новизны. Человек ищет близости не в душе другого человека, он приучен католицизмом искать материальные удовольствия.
  Духовный мир человека неисчерпаем, но человек даже разучился искать новое в духовной, в душевной близости с другим человеком. Нравственное и духовное окостенение современного коренного европейца есть следствие примата материального перед духовным в его мировоззрении, есть следствие отказа от веры в Бога, следствие формализации взаимоотношений человека и Бога, следствие католического заблуждения христианской религии
  
  Одной из причин распространения наркомании среди европейцев ХХ века стал именно атеизм. Зачем ждать счастья в мифических райских кущах, когда счастье можно получить сразу, немедленно за определённую сумму? Зачем ждать, мучиться и верить, когда можно тут же, за углом, получить массу удовольствия? Если мы живём лишь мгновенье на этой земле, глупо откладывать удовольствие на потом, ведь жизнь полна неожиданностей и никто не вечен. Если наша жизнь ограничена лишь земными годами, значит, надо ловить момент и наполнять эту жизнь удовольствиями до краёв. Наркотики - это расплата за атеизм, за то, что человек вечной жизни предпочёл земное удовольствие здесь и сейчас.
  
  Серийным убийцей может быть только атеист - верующий в то, что в мире Бога нет.
  Гораздо труднее представить протестанта в роли серийного убийцы, но возможно, ибо 'Христос своей жертвой искупил все прошлые, нынешние и будущие грехи человека', какими бы они ни были.
  Почти невозможно представить в роли серийного убийцы католика, хотя 'торг уместен', по крайней мере, практика индульгенций это позволяла.
  И совершенно немыслимо быть серийным убийцей евангельскому христианину, ибо за искренним принятием евангельской веры следует добровольное жёсткое подчинение своей обычной жизни духовно-нравственным нормам христианского поведения.
  
  Такие понятия как честь, совесть, долг могут существовать только в условиях искренней неформальной веры в Бога, предполагающей единство веры и нравственного поведения. В условиях господства атеизма, эти понятия продаются и покупаются, как всё в мире, лишенном Бога. Здесь всё дело только цене вопроса. И странно выглядят возмущённые стенания интеллигентов о 'всеобщем падении нравственности'. Это падение - прямое следствие отказа от веры в Бога. Либо Бог, либо Золотой телец - иного не дано.
  За что человек будет жертвовать собой, за что отдавать жизнь, за что терпеть лишения? Если у него есть евангельская вера в Бога - тогда он неподкупен земными вещами, хоть озолоти его с ног до головы. Если же он в евангельского Бога и жизнь вечную не верит, тогда с какой стати ему быть честным? Раз 'живём только раз', тогда жертвенность за других становится просто смешной.
  Как глупо для современного европейца звучат слова Дантона: 'Родину не унесёшь на подошвах сапог'. 'Где хорошо - там и родина!' - вот ответ либерального эгоиста.
  
  Смешно и грустно наблюдать представление футболистов национальных европейских сборных. Коренных европейцев в них жалкое меньшинство - и это вполне понятно, ведь гражданство точно так же продаётся и покупается в либеральном мире, как и всё остальное. Выдающиеся мастера спорта из бедных стран переселяются в благоустроенную Европу, получают гражданство, чтобы жить в лучших условиях, чем у себя на родине. Их можно понять - они просто бегут от нужды, в которую их страны ввергли прогрессивные и гуманные европейцы. Не за европейские страны они сражаются на спортивных полях, а исключительно за себя, за благополучие своё и своих детей. И не европейцы выигрывают матчи, а наёмники, получившие гражданство и деньги.
  В мире, где веруют в Бога неформально, с ответственностью перед Богом за свои поступки, стыдно, когда футбольная слава страны покупается за деньги, и завоёвывается чужими ногами. Но в безбожном мире - плевать на то, что народ в стране выродился настолько, что не в состоянии найти одиннадцать футболистов из миллионов коренных европейцев, чьи предки когда-то покоряли мир.
  
  С эпохи Возрождения началась постепенно внедряться в европейское общественное сознание безумная либеральная цель человеческого существования на земле в Новое время - гонка за показателями экономического развития. Единение с Богом, как цель человеческой жизни, было заменёно показателями материального производства. Раз Бога нет, значит, нет и ответственности за поступки, значит, ничто не должно мешать человеку строить своё материальное благополучие здесь и сейчас любыми средствами.
  Человек, сам по себе, как существо живое, то есть материально-духовное, не может быть идеален, он может только стремиться к идеалу в своей душе, преодолевая свой телесный эгоизм. Но если все помыслы души сводятся лишь к насыщению утробы, к материальному комфорту, тогда телесный эгоизм приводит мир к конфликтам, природу к истощению, человека к вырождению, а общество к вымиранию от депопуляции низкой рождаемости. Если идеалом души становится материальное удовлетворение потребностей, сам человек, тогда ничто не может помешать человеку полностью раскрыть свои способности в удовлетворении себя за счёт других людей. Полностью свободный от духовно-нравственных норм, человек становится тогда творцом научно-технического, материального прогресса, покорителем народов.
  Теперь целью человека и общества становится материальная жизнь - больше товаров, хороших и разных. Был дан старт всемирной гонке за материальным благополучием, в которой все средства хороши. И мир оказался разделённым на преуспевающие народы, успевшие ограбить ближних, и на народы, за счёт которых живут в благоденствии преуспевающие. Эта безумная гонка и есть причина экономического кризиса, экологической катастрофы современности, потому что человек живёт в европейской цивилизации не ради собственного духовного становления, а ради показателей капиталистического развития, становясь простым, примитивным придатком экономики массового производства и потребления - перерабатывающим пунктом материальных благ.
  
  В XXI веке мы можем уже подвести некоторые итоги развития человека и человечества в Новое время. Реализация замыслов эпохи Возрождения обойтись человеку на земле без Бога привела к неразрешимым противоречиям, грозящим похоронить европейскую цивилизацию.
  Во-первых, человек без веры в Бога (в Бога Иисуса Христа, а не в католического Бога) превращается в ненасытного потребителя, в полного эгоиста (и по весу, и по мышлению), готового всю землю и всех людей использовать лишь себе в угоду. Природа и люди для такого потребителя становятся средствами достижения его целей - наслаждение комфортом, который дают научно-технической прогресс и культура общества массового потребления. Такой человек живёт только для себя и не хочет обременять себя никакими трудностями, в том числе трудностями рождения детей. Он развращается либерализмом до такой степени, что теряет свои волевые качества, превращаясь в безответственное существо, требующее 'хлеба и зрелищ'.
  Во-вторых, общество без веры вырождается в массу, связанную вместе лишь высоким уровнем потребления. Люди замыкаются в коробке своих эгоистических интересов, не в силах преодолеть себя ради общих интересов. Развращённая свободная личность либерального общества не нуждается в семье, не нуждается в обществе - распадаются семьи, распадается общество. Освобождаясь от норм и правил, свободный человек освобождает общество от детей, и общество вымирает от депопуляции низкой рождаемости.
  В-третьих, государство без веры превращается в монстра, попирающего всё и вся. Такое государство превращается в средство по закабалению как собственного, так и других народов, в экономической, политической, культурной зависимости. Такое государство становится инструментом в руках капиталистов для дальнейшего извлечения прибыли от эксплуатации мира. Капиталу, не видящему ничего, кроме собственной прибыли, наплевать и на нужды мира, и на нужды планеты, и на нужды народов, и на нужды населения собственного государства. Ради преумножения своих прибылей капитал уничтожает мировую экологию, препятствует развитию отсталых стран, и не обращает внимания на вымирание собственного населения. Уничтожая планету, уничтожая свой народ, уничтожая народы других стран, капитал в современном кризисе показал свою интеллектуальную тупость, так как дорога, по которой он ведёт мир, приводит к могиле.
  
  ЧТО ДАЁТ ЧЕЛОВЕКУ ВЕРА В БОГА?
  
  Рассмотрим это хотя бы на примере борьбы с коррупцией.
  Покончить навсегда с коррупцией можно только одним способом - придерживаясь евангельской духовно-нравственной парадигмы. В самом деле, если человек в этой парадигме верит в Бога, тогда коррупция исключена в принципе, потому что его поведение в реальной жизни должно соответствовать христовым заповедям. И, кроме того, он знает, что его ждёт вечная жизнь после смерти, и не стоит отказываться от неё ради сиюминутной выгоды.
  В обществе либерально догматическом, отказавшемся от Бога, с коррупцией невозможно покончить в принципе. В самом деле, человек, предоставленный самому себе, подвергнут сильнейшим искушениям. И часто дело определяется лишь ценой вопроса - ведь живём только раз! Западная пресса даёт множество примеров высокопоставленной коррупции во всех развитых странах.
  Верующий человек, по евангельской парадигме, не уступит коррупции даже при угрозе насилия, так как умереть физически - не значит погибнуть духовно. Для верующего в мир без Бога, коррупция вкупе с насилием открывает все двери - 'ведь жизнь даётся только раз'.
  В современном либеральном мире изощрённое законодательство (неотвратимость наказания здесь стоит на первом месте) и высокопрофессиональная полиция могут свести коррупцию к минимуму, но не смогут покончить с ней в принципе. В развитых странах, которые могут позволить себе тратить на полицию крупные суммы денег, и законодательство в которых более развито, коррупция 'спрятана', она сама более изощрённа. А в странах развивающихся, где и полицейские мало зарабатывают, и опыта борьбы с коррупцией маловато, и местные обычаи больше влияния оказывают на человека, и законодательство ещё недостаточно развито, коррупция действует нагло и открыто.
  Но из того факта, что в развитых капиталистических странах уровень коррупции существенно ниже, чем в странах развивающихся, складывается иллюзия, что и в моральном отношении население развитых стран стоит на более высокой ступени, по сравнению со странами развивающимися. Но это совершенно не так. В морально-нравственном отношении все люди либерального мира, в развитых странах и в развивающихся, находятся примерно на одном уровне безнравственности. Это подтверждают факты коррупции, совершаемые людьми из высокоразвитых стран, когда они имеют дела в развивающихся странах. 'Люди будто с цепи срываются!' То есть в моральном плане, западные бизнесмены так же готовы играть в коррупцию, как и бизнесмены развивающихся стран, но у них на родине просто уровень экономического развития повыше, полицейским платят побольше и законодательство изощреннее, вот и приходится дома быть 'праведником', а за границей можно позволить себе быть самим собой - 'чёртом'.
  
  Анализ истории христианских церквей говорит о том, что она всегда должна быть с народом. Через духовно-нравственное воспитание народа церковь должна участвовать в строительстве сильного государства, а не подменять собой государство, как католицизм, и не быть бессловесной служанкой государства, как византийское православие.
  У христианства должна быть чёткая и ясная позиция воинствующей церкви, потому что в мире идёт постоянная смертельная война за души людей между верой в мир Бога и верой в мир без Бога. И пока что безбожие вчистую выигрывает во всём цивилизованном мире, уничтожая коренное европейское население сокращением рождаемости.
  В депопуляции коренных европейских народов заключена общая вина христианства, не сумевшего сохранить учение Иисуса Христа и создать справедливый мир на земле внедрением в повседневную жизнь народов христианских евангельских духовно-нравственных ценностей. Возвратить павший авторитет среди народов мира современное христианство может только возвратом к духовно-нравственным нормам первых веков христианства.
  
  БОГ ЕСТЬ ИСТИНА.
  
  Человек может только бесконечно приближаться к истине, познавая этот мир для того, чтобы выжить в нём. Но обладание истиной бесполезно при отсутствии честности во взаимоотношениях между людьми. В самом деле, зачем добывать истину, если нельзя ею воспользоваться из-за людских манипуляций? Какой толк в истине, если она не используется? Значит, истине Бога должна соответствовать людская честность.
  Честность же не может быть избирательной, честность подразумевает равенство между людьми. Не только буржуазное (капиталистическое) политическое равенство, но и имущественное равенство.
  Бесчестно, когда произвол рождения решает, кому жить в богатстве и комфорте, а кому выживать в бедности и разрухе. Бесчестно, например, когда на лечение одного ребёнка тратятся миллионы, в то время, как каждую минуту на земле умирают от голода вполне здоровые дети, которым не хватает пары долларов в день, чтобы выжить. Почему на одного тратятся миллионы, а у другого нет куска хлеба, чтобы не умереть? Это справедливо? Только из имущественного равенства между людьми вытекает справедливость. Её нет, и не может быть в принципе без материального равенства людей.
  Бог - истина - честность - равенство - справедливость. Это 'железная' конструкция, но она неизбежно разрушается без 'камня', на котором основана, на котором всё держится - без веры в Бога, только, это крайне важно, в евангельского Бога Иисуса Христа, предполагающей единство веры и духовно-нравственного поведения.
  Непонимание этого 'закона' и привело к падению большевистского режима в России. Вроде и по справедливости пытались жизнь построить, вроде и равенство материальное в виде уравниловки существовало, но вот честности с каждым годом становилось всё меньше и меньше - все врали друг другу в обществе развитого социализма. И в конце концов не осталось ни равенства, ни справедливости в разделённом доме СССР. А всё потому, что без Бога честности нет и быть не может, потому что нет у человека, верующего в мир без Бога, ответственности за свои поступки.
  'Свобода, равенство, братство' буржуазного (капиталистического) атеистического общества в современном либеральном мире расшифровываются так:
  - свобода богатых паразитировать на бедных, жить за чужой счёт, пользоваться всеми достижениями человечества, ничем не заслужив эти привилегии;
  - равенство политическое, позволяющее богатым получать высшую власть в государстве и сохранять с помощью законодательства свои богатства;
  - братство, не идущее дальше счёта в банке, дальше своей рубашки, которая ближе к телу, дальше своей семьи, дальше своего эгоизма.
  Этот же лозунг в мире, где веруют в евангельское учение Иисуса Христа, наполнен совершенно иным содержанием:
  Свобода означает свободу, ограниченную нормами духовной нравственности, без которой человек становится самовлюблённым эгоистом.
  Равенство означает, во-первых, имущественное, материальное равенство, когда доходы 10 процентов самых богатых в обществе не могут превышать доходы 10 процентов бедных в астрономическое число раз - не уравниловка, а именно равенство.
  И братство людей означает, что если где-то на земле умирает от голода ребёнок, то это по тебе звонит колокол, это твой ребёнок умирает, и именно он, здоровый и голодный, нуждается в спасении.
  И разум человеку дан Богом, чтобы делать верный, но чрезвычайно сложный, почти всегда тяжёлый для конкретного человека выбор ради того, чтобы человечество не погибло бы от стихийных бедствий, не выродилось бы в депопуляции низкой рождаемости от расслабляющего волю комфорта, не истребило бы себя от взаимного недоверия и ненависти.
  
  
  
  
  
  
  
  2. ДВЕ ВЕТВИ ЛИБЕРАЛИЗМА.
  
  
  В этой главе мы дадим ответ на вопрос, решения которому нельзя найти в рамках существующих ныне доктрин.
  Необходимо раскрыть главный демографический парадокс: если либерализм есть причина европейской депопуляции низкой рождаемости, тогда почему депопуляция самоистребления поразила и Советскую Россию, которая большую часть прошедшего века придерживалась коммунистической идеологии?
  На первый взгляд это действительно кажется странным. Если атеистический либерализм так развращает человека, что он перестаёт размножаться в достаточном для воспроизведения общества количестве. Если высокий уровень жизни, достигнутый 'цивилизованными' капиталистическими странами, действует на численность населения так губительно, то почему же в Советской России, где не было ни либерализма, ни капитализма, началась депопуляция низкой рождаемости в 70-е годы прошлого века?
  Богатая Европа и Америка прекращают размножаться из-за своего развращающего либерализма - это понятно, а Россия-то с чего вымирает? Ни либерализма у неё нет, ни демократии, ни высокого уровня жизни - одни 'дураки и дороги', по мнению интеллигентов российских, а туда же - депопуляция! Слишком отличны по многим социально-политическим параметрам были друг от друга лагерь социализма и капиталистический мир, но депопуляция поразила население обоих сообществ (правда, с разницей почти в сто лет).
  Некоторые учёные-демографы связывают депопуляцию в 'развитом мире' с высоким уровнем жизни населения развитых стран. Но при чём здесь Россия, где уровень жизни в разы ниже, чем в западных развитых странах, а депопуляция, тем не менее, такая же, как в Европе? Значит, либо учёные-демографы не понимают, о чём говорят, и причины депопуляции низкой рождаемости не связаны напрямую с уровнем жизни, либо причины российской депопуляции иные, чем в благоденствующей Европе.
  Мы не будем тратить время на поиски 'неевропейской' причины российской депопуляции, потому что Россия - европейская страна по своему населению, по своей культуре и истории. И если Россия вымирает вслед за Европой, то и причины этой болезни должны быть схожие. Но для того, чтобы это увидеть, следует очень внимательно разобраться в истории идеологических учений последних веков Нового времени.
  Общепринято считать, что идеология коммунизма, от которой больше других стран мира пострадала Россия, и идеология западного либерализма резко противоположны друг другу. Однако, это не так и мы попробуем сейчас доказать, что коммунистическая идеология - это по существу лишь одно из направлений развития европейского либерализма. На самом деле и современный демократический либерализм и, не к ночи будь помянут, 'развитой социализм' по сути лишь два направления развития либеральных идей в Новое время.
  Давайте разбираться!
  
  ЛИБЕРАЛИЗМ - ОСНОВНАЯ ИДЕЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ.
  
  Либерализм - идеология свободы. Свободы человека и общества. Свободы экономических отношений. Свободы вероисповедания. Свободы слова, печати, собраний, демонстраций и так далее.
   Либерализм как идейное течение имеет длинную историю. Но нас будет интересовать сейчас либерализм, развившийся в Европе в Новое время.
   Современный либерализм начинает зарождаться в условиях феодального угнетения населения Европы. Он шаг за шагом завоёвывает общественное мнение европейских народов, постепенно расширяя пространство свободы в головах людей.
  Важнейшими вехами в распространении идей и становлении либерализма в мире становятся борьба за независимость североамериканских колоний и образование Соединённых Штатов Америки и Великая французская революция с эпохой наполеоновских войн. Промышленная революция в Англии не смогла бы достичь таких грандиозных успехов без развития английского либерализма. Англия, Франция и США на протяжении последних 200 лет возглавляли движение к торжеству либеральных идей в мире. И сейчас в странах европейской культуры сложилось поистине царство либерализма. Либерализм ныне - это самая популярная идеология западного мира.
   Либерализм - это, вероятно, и самое ценное приобретение человечества с точки зрения его материального развития. Именно он создал тот уровень материального благополучия, в котором живут ныне европейские народы. Развитые страны потому и стали развитыми, что следовали идеологии либерализма. Эта идеология сейчас проникла во все страны мира, и имеет сторонников по всему свету. Практически все страны с развивающейся экономикой пытаются в той или иной степени, по мере возможности, следовать идеологии либерализма. По крайней мере, во всех странах мира существуют политические партии или течения, ставящие своей целью создание общества, основанного на либеральных идеях. Либерализм безусловно доказал свою историческую ценность, дав самый высокий уровень жизни в исповедующих эту идеологию странах.
   Очень многие люди на планете, находящиеся под впечатлением от огромных научно-технических и экономических достижений западноевропейской цивилизации, полагают, что демократический либерализм есть абсолютная ценность в мире, что 'много свободы не бывает', что чем больше либерализма в мире, тем лучше. Эти радикалы либерализма готовы немедленно дать максимум свободы всем народам мира без исключения. Их не смущает наличие национальных особенностей, культурных традиций различных народов. Радикальный либерализм полагает, что внедрение либеральных идей в любых исторических условиях всегда и везде может принести только благо.
  
  Идея всеобщего освобождения человека и человечества была заложена в эпоху Возрождения. Но формулировка либерализма растянулась на многие столетия. Европейские философы Нового времени, английская философия, французская философия сформулировали к началу XIX века основные положения либерализма.
  Либералы Нового времени выступали с позиций гуманизма эпохи Возрождения. Религия (католическая) представлялась в ту пору, пожалуй, главным препятствием на пути человечества к свободе и к счастью. Вот почему главным лозунгом либералов XVIII века был лозунг 'Раздавить гадину'!
  Европейские философы Нового времени формулируют представления о свободе в теорию либерализма. Либерализм был основан на гуманистических представлениях эпохи Возрождения и формулировался как идеология, согласно которой все люди являются свободными обладателями 'естественных прав человека'. Идея о всеобщей свободе граждан стала основой идеей либерализма. Здесь можно привести высказывание Вольтера - один из хлёстких лозунгов либерализма: 'Я не разделяю ваших взглядов, но готов жизнь отдать за то, чтобы вы имели возможность их высказать'. Прекрасные слова, но только для XVIII века. Вряд ли Вольтер высказался бы так во времена якобинского террора, и тем более, имея перед глазами фашистские лагеря смерти и лагеря ГУЛАГа.
  
  На протяжении всей истории человечества, общество делилось на богатых, коих было меньшинство, но которые присвоили себе право владеть и распоряжаться материальными ресурсами общества, и бедных, коих было всегда подавляющее большинство, но которые могли претендовать лишь на мизерную часть материального богатства общества.
  По мере развития производительных сил в Европе Нового времени, в европейском обществе стала нарастать поляризация между богатыми, чьи состояния быстро увеличивались, благодаря научно-техническому прогрессу, и бедными, чья степень эксплуатации лишь усиливалась, благодаря безнравственности формализации отношений в европейском обществе.
  К XIX веку в Европе сложилось непримиримое противостояние между высшими (богатыми) и низшими (бедными) классами общества. Всё в капиталистическом мире стало покупаться и продаваться и в этом новом мире понятие свободы стало однозначно связываться только с наличием богатства. Большие состояния позволяли представителям имущих классов жить в относительной свободе и благополучии. Тогда как представители неимущих классов, задавленные нищетой, оказались подчинены железной необходимости работать до изнеможения ради жалкого пропитания. И если богатые пользовались различными свободами, то неимущие могли о них только мечтать.
  
  ЛИБЕРАЛИЗМ ПРАВЫЙ И ЛЕВЫЙ.
  
  Когда мы говорим о свободе, самое первое, что сразу же бросается в глаза - материальная несвобода людей, постоянная зависимость человека от вещей, имущественное неравенство людей. Поэтому всегда свобода человека связывалась с его материальным обеспечением. Бедные всегда стремились стать богатыми, чтобы насладится имущественными привилегиями богачей. Богатые всегда стремились закрепить своё имущественное превосходство, сохранить связанный с вещами комфорт.
  Мысль сделать жизнь людей счастливой, а значит свободной и обеспеченной, всегда беспокоила пытливый человеческий ум. С обретением политической свободы пролетарские мыслители постепенно начинают связывать улучшение материального благополучия неимущих. Будет свобода политическая - будет и благополучие материальное. Так формировались взгляды левого либерализма - либерализма бедных, пытающихся посредством своего политического освобождения решить свои материальные проблемы.
  В самом деле, чего не хватало всегда бедному рабочему люду, чтобы стать материально обеспеченным? Свободы от поборов со стороны власти и богачей и свободы деятельности.
  После того, как во Франции и в Соединённых Штатах победили революции, давшие простор свободному развитию капитализма, общество в этих странах снова раскололось на тех, кто в результате революции получил все политические права, в дополнение к своему богатству, и на тех, кто как не имел ни политических прав, ни богатства, так и не стал их иметь по окончании революции.
  
  Либерализм в XIX веке постепенно оформляется в два направления: либерализм для богатых - либерализм индивидуализма и либерализм для бедных - либерализм коллективизма. Свобода этими направлениями понимается либо как свобода для человека - распоряжаться своими богатствами по своему усмотрению, либо как свобода для всего народа - возможность разбогатеть, иметь юридические права, законодательные возможности. Таким образом, наследниками английского и французского либерализма XVIII века стали как идеологи буржуазного строя, так и коммунистические деятели XIX века.
  Либерализм для богатых - либерализм индивидуализма - основан на личной свободе, на уважении прав личности. Исторически этот либерализм происходит из привилегированного положения богачей всех времен и народов, из феодальных прав, из вольности дворянской. Купечество и предпринимательство Нового времени возглавило борьбу европейских народов за индивидуальные права человека. Они-то и выиграли более всего от первых буржуазных революций. А выиграв, начали жесточайшую эксплуатацию населения собственных стан. Свобода для богатых, права человека и индивидуализм обернулись для подавляющей части народа, чьей кровью эти права и были добыты, разорением и нищетой.
  Только увидев, что свобода, основанная на индивидуализме, не есть путь к всеобщей свободе и всеобщему благополучию, а есть свобода богатых нещадно эксплуатировать бедных и держать их в нищете, среди борцов за народную свободу появляются мыслители, кто решает, что всеобщая свобода может быть достигнута только на пути коллективной свободы, свободы для всех.
  Марксизм и стал теорией освобождения всего человечества от угнетения. Марксизм - есть либерализм, основанный на коллективизме, на признании того факта, что индивидуализм, свобода личности, не может быть основой всеобщей свободы. Свобода личности основана на частной собственности, следовательно, предлагают марксисты, следует для достижения всеобщей свободы, свободы для всех без исключения, отказаться от частной собственности. Маркс в своей теории предлагает свободу для всех, коллективную свободу, достижимую, по его мнению, только при отмене частной собственности. Частная собственность становится главным ответственным за индивидуализм, переходящий в безудержный эгоизм и несвободу для подавляющей части населения.
  Классическое определение конечной цели коммунистического преобразования общества дано в 'Манифесте Коммунистической партии': 'На место старого буржуазного общества с его классами и классовыми противоположностями приходит ассоциация, в которой свободное развитие каждого является условием свободного развития всех'. 'Свободное всестороннее развитие каждого члена общества и всего общества в целом - такова высшая гуманистическая цель коммунистического преобразования общества. Завершается предыстория и начинается развитие подлинно человеческого общества. Человечество совершает скачок из царства необходимости в царство свободы', говорится в Философском энциклопедическом словаре времён СССР. Выделенные мною слова как раз ясно указывают на цель коммунизма - 'освобождение труда'. Дать свободу всем людям на земле, уравняв их имущественное положение и сделав невозможным процесс индивидуального накопления богатства - вот суть коммунистической идеи. Распространить свободу, которой пользуются только богатые в силу их имущественной защищённости, на всех людей на земле, дав всем равную материальную основу существования - вот тогда и наступит всеобщее равенство, братство и свобода.
  
  Богатые же, в русле правого либерализма XIX века, долгое время полагали, что их материальное благополучие можно удерживать только силой, заставляя бедных мириться с их бедственным материальным положением. Но со временем богатые всё же стали понимать, что их материальное благополучие может быть лучше обеспечено именно свободой всех людей. Так появился в XX веке демократический либерализм - либерализм богатых, желающих удержать своё богатство и боящихся силового разрешения вопроса со стороны бедных, дарующий неимущим политические свободы.
  В первой половине ХХ века левые либералы, в свою очередь, распались на два течения: либералы социал-демократические, исповедующие нереволюционные методы захвата власти в капиталистическом государстве, и либералы коммунистические, захватившие государственную власть в России с помощью революционного переворота. В 30-х годах государственную власть в Германии захватили национал-социалисты - левые либерал-националисты, провозгласившие свободу только для немецкой нации за счёт свободы всех остальных. Тогда-то европейские социал-демократические либералы оказались в Америке (франкфуртская школа), где, в конечном счёте, слились в единое целое с абстрактными либералами, последователями Льва Толстого и Махатмы Ганди, и с правыми либералами, посчитавшими в годы Великой депрессии, что лучше уж принять к сотрудничеству социал-демократическую версию левого либерализма, чем коммунистическую.
  
   Для левого либерализма человек - 'винтик в машине', человек для левого либерализма есть лишь средство для достижения всеобщего благополучия. В борьбе за 'всеобщее освобождение от эксплуатации человека человеком' левый либерализм не щадит целые народы. Освобождая народы от эксплуатации, левый либерализм попутно 'освобождает' миллионы людей от жизни.
   Но и правый либерализм создал свой 'котлован', куда падают все европейские народы. Если левый либерализм не щадит в первую очередь живущих, пытаясь с их помощью переделать мир, то правый либерализм уничтожает народы путем развращения их до такой степени, что они сами перестают размножаться. И потери европейских народов от низкой рождаемости в результате либеральной политики сравнимы по величине с потерями людей, сгинувших в леволиберальном 'котловане'.
   Левый либерализм не щадит отдельного человека, ради блага всего народа, а правый либерализм не щадит весь народ, ради блага отдельного человека. Но результат получается один и тот же - депопуляция населения.
  Левый либерализм ни во что не ставит человеческую жизнь, уничтожая живущих, прикрываясь заботой о благополучной жизни будущих поколений. Правый либерализм ни во что не ставит человеческую жизнь, убивая в утробе ещё не родившихся и препятствуя зачатию, прикрываясь заботой о родившихся.
  
  В XIX веке идеи о свободе теоретически оформляются в две ветви идеологии либерализма.
  Понимание свободы привилегированными слоями общества, не заботящимися о хлебе насущном, привело к оформлению идеологии правого либерализма. Под свободой здесь подразумевается свобода только для имущественных классов. Правый либерализм XIX века - либерализм для избранных, отвергающий свободу для неимущих классов, закрепляющий имущественное и политическое расслоение в обществе, отвергающий вмешательство государства в деловую жизнь. Правый либерализм оставляет за государством лишь охранные функции, функции полицейского, поддерживающего порядок на фабрике и на улице. Либерализм XIX века поддерживает полицейское государство в той мере, в какой оно не вмешивается в деловую жизнь общества.
  Идеология свободы для неимущих - левый либерализм - оформляется в XIX веке в коммунистическую идеологию, провозглашающую всемирную борьбу за свободу пролетариата. Пролетариат призван освободить неимущие классы от тирании богатых и дать свободу всему обществу. Левый либерализм с самого начала опирается на подавляющие по численности слои общества. Поэтому он с самого начала носит демократический характер. На основе коммунистической идеологии марксизма формируется европейская социал-демократия. Левый либерализм в лице коммунистической идеологии вначале провозглашал своим врагом на пути к всеобщему освобождению труда буржуазное государство. Буржуазное общество и государство должны быть разрушены и на их месте должно было возникнуть общество свободных людей. Коммунизм, по мысли классиков марксизма, есть освобождённый труд свободных людей при постепенном отмирании государства.
  Но опыт политической борьбы социал-демократии за свободу в XIX веке показал силу буржуазного государства в прямом столкновении с ним. И в конце века германские коммунистические идеологи приходят к мысли о том, что возможно освобождение пролетариата мирным путём, с помощью реформ, осуществляемых государством. Для этого требуется лишь внедрить демократические идеалы в общественную жизнь. Тогда постепенно с помощью демократической процедуры можно будет принимать законы, расширяющие свободы людей. Таким образом, левый либерализм пришёл в конце концов к отказу от прямых столкновений с буржуазным государством, к участию в его работе и к использованию для этой цели демократической процедуры.
  На этой почве в начале ХХ века произошёл исторический раскол в рядах европейской социал-демократии. Из европейской социал-демократии выделилось крайнее левое крыло, считающее Российскую империю слабым звеном в цепи буржуазных государств и решившее использовать якобинские средства ради достижения своих целей. Российский большевизм - это крайний левый либерализм, остающийся верным марксизму XIX века в борьбе с буржуазным государством, идущий на признание необходимости диктатуры пролетариата ради последующего всемирного освобождения трудящихся.
  На другом фланге либерализма на рубеже веков также произошли существенные подвижки. Правый либерализм, впечатлённый революционными событиями XIX века, понял, что без расширения демократических прав в обществе, нельзя рассчитывать сохранить свои свободы и своё имущественное превосходство. И в ХХ веке в Европе начинается процесс постепенного сближения правого и левого (социал-демократического) западноевропейского либерализма, привёдший в конце концов к формированию идеологии демократического либерализма.
  Прикрываясь заботой о благе человека, либерализм ни во что не ставит благополучие планеты. Многовековое царствование либерализма поставило мир перед угрозой экологической катастрофы мирового масштаба. И здесь подходы правого и левого либерализма к уничтожению среды обитания имеют свою специфику.
  Левому либерализму, с его тоталитарными подходами к решению любых вопросов, свойственны грандиозные проекты по изменению климата, по 'освоению целинных и залежных земель', по 'повороту рек' и так далее. При этом в расчёт, как правило, берутся ближайшие перспективы - непосредственная отдача. Тоталитаризм не может мыслить дальней перспективой, и в результате его 'преобразования природы' заканчиваются экологическими бедствиями. К этому же приводит нещадная эксплуатация природы для создания потенциала военного наступления на мир капитализма.
  Но к экологической катастрофе ведёт и правый либерализм, путём развязывания экономической гонки за потреблением. Капитализм, комфортно работающий только в условиях правого либерализма, поощряет искусственное культивирование человеческих потребностей и ускоряет рост производства ради их удовлетворения. Стремительный рост потребления заставляет капитализм работать всё быстрее. В результате природа нещадно эксплуатируется ради удовлетворения искусственно созданных потребностей.
  Результат такой гонки за высоким уровнем жизни и потребления - загубленная природа, исчерпание природных ресурсов, парниковый эффект. Правый либерализм, навязывая стандарты высокого уровня потребления всем народам земли и втягивая все народы земли в гонку за высоким уровнем потребления, толкает мир к всемирной экологической катастрофе.
  Все народы земли, обольщённые западными стандартами потребления, стремительно развивают свои производства, чтобы достичь показателей благополучия жизни 'золотого миллиарда'. Что будет с экологией планеты, когда по западным стандартам жизни будут жить 7 миллиардов человек, нетрудно представить. Но, скорее всего, ещё задолго до достижения этих показателей, мир превратится в ад.
  
  Формированию идеологии либеральной демократии на западе в XX веке во многом способствовали события в России, связанные с захватом власти большевиками в 1917 году. Можно сказать, что именно большевистская революция в России толкнула европейских правых либералов и социал-демократов (левых либералов) в объятия друг друга. Под впечатлением кровавой бани, устроенной в России большевиками, первые согласились на расширение демократических свобод в обществе, а вторые отказались от вооружённой борьбы против буржуазного государства. И те и другие посчитали более предпочтительным сохранить себя и друг друга, пойдя на соответствующие компромиссы, чем пойти на большевистскую плаху. С одной стороны, франкфуртская школа социал-демократии считала, что именно постепенная пропаганда свободы в условиях растущей демократии позволит социал-демократам осуществить коммунистические идеалы свободы. С другой стороны, правые либералы решили, что сумеют и дальше сохранять свою власть, используя в демократической процедуре свои гигантские финансовые возможности для управления обществом и государством.
  
  СХОДСТВА И РАЗЛИЧИЯ.
  
  Как заметил Кристиан Вельцель, после промышленной революции и наступления устойчивого экономического роста, появились представления о модернизации как капиталистического, так и коммунистического толка. 'Хотя эти идеологии яростно боролись между собой, обе они опирались на экономический рост и общественный прогресс и привели народные массы в политику'.
  
  Первое, что объединяет весь либерализм, с чего начинается либерализм вообще - отрицание Бога, отрицание веры, отрицание религии. Как либеральные демократы, так и коммунисты с социал-демократами провозглашают уничтожение веры в Бога. Новая религия, которую провозглашает либерализм - безверие, атеизм. Человек, по мнению либералов, как правых, так и левых, может верить только в самого себя, в свою способность правильно познавать мир и переделывать его под свои нужды.
  И правый и левый либерализм основаны на эгоизме: правый - на индивидуальном, левый - на коллективном. Взамен веры в Бога правый либерализм предлагает обожествлять индивидуализм, а левый - коллективизм.
  
  Оба либерализма провозглашают свободу высшей ценностью человека. Только правый либерализм предлагает постепенное распространение свободы от богатых, которые всегда обладали относительной свободой, к бедным, по мере либерального развития общества и капитализма. Левый же либерализм предлагает путь продвижения к 'царству всеобщей свободы' начать с 'экспроприации экспроприаторов' - надо для начала всех уравнять, а затем на основе рационального подхода начать строить царство свободы для всех.
  
  Отвергнув Бога и веру, провозгласив свободу высшей ценностью, либерализм поставил в центр внимания успешное экономическое развитие. Наука и техника занимают место Бога. Вот почему общественный прогресс стал ассоциироваться и на западе и на востоке Европы с экономическими показателями - что ещё, кроме материальных вещей, может предоставить человеку общество без Бога? Духовная нравственность заменяется полнейшей вседозволенностью ради получения прибыли. Капиталистическое производство, лишённое ограничений, увлекает общество в процесс безудержного потребления, приводящий к поляризации мира, к глобальному экономическому кризису, к экологической катастрофе, к истощению природных ресурсов, к духовной деградации общества, к депопуляции низкой рождаемости.
  
   На старости лет идеологи марксизма стали задумываться над вопросом о движущих силах общественного развития. Кто, зачем и почему будет трудиться в коммунистическом обществе, если 'у всех всё будет'? В капиталистическом мире понятно, почему люди работают - их гонит материальное неравенство, жажда удовольствий, доступных избранным за большие деньги. Капиталистическое общество не может существовать без эксплуатации чувства зависти бедных к богатым. Создаются разнообразные изделия и, культивируя зависть, капиталистическое производство формирует спрос на новое. Капиталистическое производство не может существовать без материального неравенства, без преступности, без эгоизма, без зависти, которая гонит людей за обогащением любыми средствами. То есть, оно способствует разъединению людей, сохранению самых низменных инстинктов в человеке, неся раскол в обществе и в мире, неся человечеству кризисы и потрясения. Безудержное развитие капитализма в либеральном мире приводит к смерти от депопуляции низкой рождаемости даже носителей этого развития - либеральное общество.
  
  Если правый либерализм провозглашает путь ко всеобщей свободе постепенным приобщением всех людей к свободному миру, то левый либерализм считает, что путь ко всеобщей свободе ведёт через насильственную ликвидацию имущественного неравенства, ограничивающего свободу неимущих, и через постепенное 'научно организованное' развитие общества 'освобождённых' людей.
   Цель либерализма XIX века - сохранить свободу для избранных - богатых и титулованных. Цель либеральной демократии ХХ века - дать свободу всем людям во всех странах, сохраняя при этом сложившееся в мире неравенство. Цель коммунизма - дать свободу всем людям земли, ликвидировав имущественное неравенство между ними. Таким образом, и либеральный демократизм современности и марксизм прошлого века стремятся к одному и тому же - дать свободу всем людям земли. Только пути достижения этой свободы различны - этим эти идеологии и отличаются. Путь достижения, а не цель, определяет то или иное течение в либерализме.
   В XIX веке нужно было, по мнению коммунистов, отобрать свободу у избранных, которые не хотели делиться ею с неимущими, чтобы дать свободу всем. Барьером на этом пути стояло государство, обслуживающее имущие классы. Следовательно, надо было силой взять власть в буржуазном государстве, поставить его на службу пролетариату с целью приобщения его к свободе. Отсюда идёт ненависть коммунистов к государству, как к системе подавления бедных богатыми. Свобода для всех людей, по мнению марксистов, позволит проявить всё самое лучшее, что есть в человеке, повсеместно возникнет самоуправление, которое позволит ликвидировать государство, как систему подавления одних людей другими.
  Точно так же и правые либералы XIX века холодно относились к государству, считая, что оно должно нести только полицейские функции по охране частной собственности, никак не вмешиваясь при этом в дела владельцев собственности.
  Точно так же рассуждают сейчас и либеральные демократы, предлагающие давать больше свободы местному самоуправлению, ограничивая по возможности как можно больше вмешательство государства в частную жизнь, в экономику. Как для коммунистов, так и для европейских либеральных демократов, государство есть инструмент, от которого в перспективе следует отказаться.
  
   Когда-то Ленин высказал мысль о том, что государство при социализме из орудия буржуазии по подавлению пролетариата превратится в орудие пролетариата по устройству свободного от эксплуатации общества. И таким пролетарским государством смогут управлять посредством демократической процедуры все граждане - 'даже кухарка сможет управлять государством'.
  Современная либеральная демократия, с её правом голоса всем гражданам, достигшим определённого возраста, как раз и является полной реализацией большевистского замысла В. И. Ленина. Все граждане поголовно участвуют посредством демократической процедуры в управлении либеральным государством независимо от их образования, отношения к обществу, к стране и к миру.
  Некомпетентность и невежество либеральной демократии (правой и левой), превращающей избирательную компанию в шоу что в буржуазном государстве, что в коммунистическом, вероятно и стали причиной знаменитой фразы лорда Черчилля о демократии, как плохой форме правления. Действительно, а как же иначе, когда 'кухарки' начинают рулить страной.
  
  
  Общие принципы либерализма.
  Идеализация человека в духе французского материализма XVIII века.
  Освобождение человека от любых форм неравенства и контроля.
  Тотальная формализация общественных отношений.
  Вера в человеческое правосудие - закон превыше всего.
  Атеизм - отрицание религии и Бога. Вера в мир без Бога.
  Гуманизм Возрождения - человеколюбие без Бога, как основа нравственности.
  Рост экономических показателей в качестве критерия прогрессивного развития.
  Вера в научно-технический прогресс как в основу человеческого благоденствия.
  
  Левый либерализм XIX века.
  Свобода для всех людей, а не только для богатых.
  Коллективизм.
  Полная отмена частной собственности.
  Пролетарская солидарность - интернационализм.
  Критика государства как орудия классового подавления.
  Приход к власти в государстве через пролетарскую революцию и постепенное отмирание государства по мере достижения всеобщей свободы.
  От диктатуры пролетариата к мировому демократическому обществу.
   Правый либерализм XIX века.
  Свобода для избранных: аристократия, буржуа, капиталисты, интеллигенты.
  Индивидуализм.
  Неприкосновенность частной собственности.
  Национализм.
  Критика государства как системы подавления личности.
  Подчинение государственной власти диктатуре денежного мешка, государство как средство капиталистического обогащения.
  Отказ от государства и замена его местным самоуправлением.
  Догматический либерализм ХХ века.
  Расцвет суеверий - всеобщий отказ от веры привёл европейцев к язычеству.
  Приход демагогов к власти в государстве через развитие институтов демократии.
  Тотальная демократизация общества создаёт иллюзию 'правления кухарки'.
  Депопуляция коренных европейских народов от низкой рождаемости.
  Нарастание мировых экологических проблем в результате бездумной гонки за экономическими показателями развития.
  Невежество, растление, отчаяние от бессмысленности бездуховного существования, вседозволенность, цинизм и эгоизм.
  Недовольство народов планеты несправедливым либеральным мировым порядком.
  Абсолютизация свободы - 'свободы много не бывает'.
  
  ИЛЛЮСТРАЦИИ РОДСТВА.
  
  Коммунистический режим в Советском Союзе не так и не смог совместить высокие темпы экономического развития и достигнутый им уровень социальной справедливости в обществе. Социальная справедливость, по осуществлению которой СССР находился впереди планеты всей, постепенно выродилась в уравниловку, которая не могла способствовать росту производительности труда. Коллективизм, лишенный нравственности, с помощью которого можно было горы свернуть в первые годы советской власти, когда в народе ещё живы были остатки православной духовности, постепенно стал прикрытием для трудового паразитизма.
  Чем дальше, тем больше обюрокраченные принципы социальной справедливости вступали в конфликт с социально-экономическими задачами развития страны. И когда Соединённые Штаты демонстрировали свои новенькие автомобили рядом с посольством США в Москве, советским властям нечего было противопоставить этой агитации американского образа жизни. Наш автопром не мог делать ничего подобного в таких количествах и с таким качеством.
  Коммунистическая идеология в СССР пропагандировала те же самые материальные ценности научно-технического прогресса, что и капитализм США, но 'поставленные на службу трудящихся'. Отличие состояло в том, что темпы научно-технического и экономического развития США, не обременённого реализацией идей социальной справедливости, были гораздо выше, чем такие темпы в СССР. Следовательно, КПСС не могла предоставить трудящимся Советского Союза такой же уровень материального обеспечения, какой был у трудящихся в США. Идеи социальной справедливости тормозили темпы экономического развития, и с этим ничего не могла поделать коммунистическая идеология.
  На Западе высокие темпы экономического развития поддерживаются высокой степенью общественно-экономического неравенства в обществе. Отсутствие социальной справедливости, выраженное в социально-экономическом неравенстве, с одной стороны, и все условия, созданные для личного обогащения, с другой стороны, заставляют людей, поощряемых рекламой, интенсивно работать, чтобы повысить материальный уровень своей жизни.
  В Советском Союзе такого механизма не было. Социально-экономическое равенство не способствовало интенсификации труда, а низкий уровень развития экономики не предоставлял необходимого количества товаров высокого качества. Что могло заставить советского человека 'гореть на работе'? К сожалению, только карьерный вопрос. Не к зарабатыванию денег стремился человек в СССР, на которые мало что можно было купить, а к карьерному росту, позволявшему поменьше работать и побольше иметь за счёт близости к 'кормушке', распределяющей различные дефицитные товары, поставляемые из-за границы.
  Проблему отсутствия стимула к производительному труду в коммунистическом обществе социальной справедливости заметили ещё классики марксизма в конце своего жизненного пути, но не смогли предложить никакого стоящего решения. На этом и 'споткнулся' Советский Союз!
  Теоретически, проблема высокой производительности труда в обществе социальной справедливости могла бы быть решена с помощью высоких нравственных норм. Но с нравственностью в атеистическом обществе 'развитого социализма' дела обстояли неважно. 'Моральный кодекс строителя коммунизма' - плакат, висевший на каждом предприятии, вызывал только усмешки.
  Народ Советского Союза видел, что руководство страны, политическая элита, живёт совсем по другим нравственным нормам, далеко отличающимся от пропагандируемых в кодексе. В принципе, в нравственном очищении Советскому Союзу мог бы помочь возврат к твёрдой вере, но леволиберальная коммунистическая идеология противоречит религии в принципе. Значит, этот путь выживания для Советского Союза был закрыт.
  
  Игорь Шафаревич уже обратил внимание на сходство командно-административной системы, выстроившейся в СССР во времена Сталина, и рационально-либеральной модели западного государства. 'Создание и укрепление командной системы не вызывало протестов в западном либерально-прогрессивном лагере, скорее сочувствие, стремление защитить ее от критики. Но положение в нашей стране стало вызывать раздражение, активную неприязнь, да больше того - восприниматься этим течением как нетерпимое, когда появились первые попытки вскрыть самые бесчеловечные аспекты системы, избавиться от них. Следовательно, можно предположить наличие какой-то духовной близости, каких-то существенных общих черт командной системы и западного либерального течения прогресса'.
  Действительно, обе модели государственного строительства основаны на крайнем рационализме, отказе от религии и религиозной нравственности. И это не удивительно, так как правый и левый либерализм опираются на одни и те же идеи эпохи Возрождения и Просвещения.
   'Как и сталинская командная система, западная технологическая цивилизация избрала техноцентрическую идеологию в противоположность космоцентрической. Это всего лишь другой путь осуществления уже знакомой нам утопии об 'организации' природы и общества по принципу 'мегамашины' с максимальным исключением человеческого и вообще живого начала.
  Оба этих исторических феномена представляют собой попытку реализации сциентистски-техницистской утопии. Точнее, это два варианта, два пути такой реализации. Западный путь 'прогресса' более мягкий, в большей мере основан на манипулировании, чем на прямом насилии (хотя и оно играет свою роль в некоторый период его развития: террор Великой французской революции или колонизация незападного мира). Путь командной системы связан с насилием громадного масштаба. Это различие в методах создает видимость того, что оба течения являются непримиримыми антагонистами, однако на самом деле ими движет один дух и идеальные цели их в принципе совпадают'.
  Проведя анализ двух духовно родственных систем государственного строительства, показав их антигуманность и бесперспективность для человечества, Шафаревич всё же не увидел неизбежный крах обеих систем, связанный именно с античеловеческой направленностью бездумного догматического либерализма.
  Именно для западного мира он не увидел неизбежность близкой катастрофы: 'В западной цивилизации, кроме бросающегося сейчас в глаза утопически-техницистского течения, заложены и громадные жизненные силы. Об этом свидетельствует и прекрасное искусство, созданное начиная с эпохи Возрождения, и глубокая и красивая наука'. Да, всё, чем восхищается Шафаревич, есть на западе, однако прогрессирующая депопуляция низкой рождаемости оставляет ему не более нескольких десятков лет существования. Запад погибнет от депопуляции, потому что не в состоянии отказаться от той 'прогрессивной модели развития', с которой добился мирового господства. Сейчас коренные европейцы в Европе и Америке, кажется, не в состоянии уже отказаться от чрезмерного потребления, не в состоянии проявить волю своих предков, отказаться от всего придуманного, искусственного, и вернуться к Природе и Богу. Они обречены.
  
  Лозунг коммунистов 'Догнать и перегнать Америку!' подразумевал, что СССР и США - участники одной гонки, гонки за высокими экономическими показателями в абсолютном выражении и по показателям на душу населения.
  Это сталинский режим ещё мог мыслить категориями мировой революции. Это Сталин, как последний из могикан мировой революции, считал экономические показатели на душу населения вторичными по сравнению с готовностью страны нести народам мира идеи пролетарской свободы.
  Его примитивные последователи уже полностью отказались от революционных идей ради насыщения плоти. Недаром наступление коммунизма стало связываться с экономическим производством, перегоняющим развитые капиталистические страны по валовым и душевым показателям. Тем самым признавалось, что принципиальных отличий в коммунистической и западной капиталистической (либеральной) идеологии нет: обе они направлены на освобождение народов и достижение этими освобождёнными народами высокой производительности труда и высокого уровня потребления. Различаются лишь способы достижения потребительского счастья.
  Вот тогда и появились рассуждения о конвергенции двух систем - капиталистической и коммунистической. Так как обе они ставили перед собой одинаковые цели - всеобщее благосостояние людей. Либералы ставят во главу угла доходность производства, прибыль, а коммунисты регламент производства с целью его рационализации. Капиталисты получают автоматическое развитие производства в обществе, где всё продаётся и покупается. Коммунисты получают кризис и застой, потому что, отобрав собственность, им нечего предложить атеистически воспитанным людям взамен.
  
  Родство двух идеологий, коммунистической и либеральной, видно из российской дискуссии о роли Сталина в истории страны. Современные защитники Сталина представляют его как 'эффективного менеджера', повторяя известное высказывание, что 'Сталин принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой'. И против этого довода либералам нечего возразить. Действительно, с точки зрения либеральной идеологии, эффективным считается такое политическое устройство, которое позволяет достигать выдающихся экономических показателей. Свобода затем и нужна, чтобы обеспечивать быстрое экономическое развитие страны. Чем прогрессивнее государство, то есть, чем оно свободнее, тем экономическое развитие успешнее - это общий принцип либералов.
  И вот мы имеем действительно беспрецедентный экономический рост в сталинском СССР. С точки зрения либералов, государство, обеспечивающее такой экономический рост, несомненно, прогрессивно. Так считали и коммунисты в СССР, и многие представители западной либеральной интеллигенции. Так считало почти всё население Советского Союза, и многие народы мира до сих пор считают коммунистический режим в СССР прогрессивным строем. Именно благодаря тому, что при Сталине СССР превратился во вторую экономическую державу мира.
  Так как критерием прогрессивности у либералов, правых и левых, является экономика, её успешное развитие, и так как с этой точки зрения СССР несомненно является страной прогрессивной, у современных либералов нет логичных доводов к осуждению Сталина, сталинизма и коммунизма. Остаются у них доводы моральные: какой ценой достигнуты эти экономические успехи. Но в либеральной идеологии, основанной на гуманизме, абсолютных истин не существует, так как нет Бога. Значит, допустимо всё, и всему можно найти оправдание.
  Так как коммунизм и либерализм - идеологии родственные, у либерализма нет аргументов на осуждение коммунизма, на новый 'Нюрнбергский процесс'. Недаром западные демократии объединились с Советским Союзом в борьбе с фашизмом - у них друг с другом гораздо больше общего, чем с германским языческим национал-социализмом. Оценивали немецкий фашизм они с общих позиций - с позиций равенства народов. Германский фашизм - это языческая отрыжка посткатолического атеистического мира. Это результат отказа от веры в Бога - возрождение языческих национальных культов. И этот национализм, естественно, означает регресс для либерализма, как правого, так и левого.
  
  ФЕНОМЕН ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА.
  
  Либералы правые, западные, видят в немецком фашизме черты коммунистического тоталитаризма.
  Либералы левые, коммунистические, напротив, видят в германском фашизме черты капиталистического тоталитаризма.
  И левые, и правые либералы открещиваются от немецкого фашизма, не признавая своего родства с этим тоталитаризмом. И они правы в том, что ни левый, ни правый либерализм не являются 'братьями' германского фашизма. Они не 'братья', а 'родители'.
  Германский фашизм есть первое европейское государство, восстановившее язычество в качестве государственной идеологии. Как и древнее язычество, фашистское язычество объявляло немецкий народ богоизбранным. А все остальные народы должны были стать, по замыслу национал-социалистов, немецкими слугами.
  Немецкий народ тысячу лет католического господства воспитывался вне религии Иисуса Христа. А затем ещё пятьсот лет господства протестантизма и атеизма полностью отвратили немецкий народ от евангельского Бога. К ХХ веку немецкий народ, погрузившийся в суеверия, оказался полностью готовым к восприятию язычества. И достаточно было поражения в войне и послевоенной нищеты, вызванной отнюдь не евангельским христианским подходом к проигравшим со стороны 'цивилизованных' народов, как идеология национал-социалистического язычества сплотила немецкий народ в демоническом порыве.
  Для многих остаётся загадкой: почему западные демократии стали союзниками тоталитаризма коммунистического, а не германского фашизма, и не покончили с ненавистным коммунизмом с помощью Германии. Разгадка проста: потому что западные, правые, либералы и коммунистические, левые, либералы Советского Союза, одинаковые атеистические безбожники, идеологически ближе друг к другу, чем к язычеству. С языческим государством невозможно договариваться ни о чём, потому что язычники - враги всем остальным народам мира, поэтому допускают в отношении других народов любую подлость и ложь.
  Современный 'развитый мир' также переходит, если уже не перешел, к языческим суевериям. Он так и не стал атеистическим, потому что на базе атеизма невозможно существование общества. Общество, пытающееся ввести атеизм, неизменно становится жертвой суеверий, что мы и наблюдаем сейчас в западном мире.
  Такое суеверное общество может существовать только в условиях материального достатка, которому поклоняется. Но если в один 'прекрасный' день материальный достаток закончится, в случае продолжения мирового финансового кризиса, например, или в результате глобальной экологической катастрофы (глобальное потепление, падение крупного небесного тела и так далее), западные общества могут вдохновиться языческими идеями, со всеми вытекающими из этого шага убийственными последствиями. Во всяком случае, нынешний Запад морально полностью готов к восприятию язычества. Значит, всемирная бойня неизбежна.
  Прикрываясь заботой о свободе человека, либерализм ни во что не ставит человеческую жизнь. Многовековое царствование либерализма привело мир к демографическому 'котловану'. При этом правый и левый либерализм уничтожают человека своими собственными методами.
  
  'Куба - свободная территория Америки!' Феномен кубинской революции подтверждает идейную общность правого и левого либерализма. То же стремление к освобождению человека от угнетения, та же вера в 'природную доброту' человека, то же стремление к всеобщему равенству, то же понимание первенства экономического развития как панацеи от всех социальных болезней. Кубинский эксперимент сейчас заканчивается, так же как и советский, полным фиаско. Заигрывание кубинского руководства с церковью ничего не даст, потому что это 'тактическое решение', точно такое же, как разрешение Сталиным богослужения в годы Великой отечественной войны. Либералу, как правому, так и левому, невозможно отказаться от атеизма, не перестав быть либералом.
  
  Родство правого и левого либерализма видно и по работе правительства в странах, разделённых коммунистической идеологией. Чем отличается, например, нынешнее управление Россией от коммунистического управления, скажем, в 70-е годы? Как тогда, так и сейчас на первом месте стоят вопросы экономического развития. Всё внимание правительства целиком в сфере экономики - 'экономика должны быть экономной'. Одни и те же желания и лозунги по строительству жилья, по увеличению производства, по росту благосостояния трудящихся, по росту доходов на душу населения, по ремонту дорог и обеспечению больницами и школами. Единственные существенные отличия сегодняшнего правления от коммунистического - возможно, более эффективный менеджмент и частная собственность.
  Либерализм левый уступил место либерализму правому (хотя он в современной России и не вполне идентичен европейскому), основанному на частной собственности и индивидуализме. Но суть либерализма остаётся неизменной - освобождение человека от Бога и от всех ограничений, мешающих безудержному росту производства. Современная Россия усиленно ищет возможности привлечь Русскую православную церковь к более активному её участию в жизни страны. Однако необходимо радикально переосмыслить роль религии и церкви в жизни, чтобы они смогли оказать решающее влияние для судеб России.
  
  Феодальный либерализм требовал свободы для феодалов, их независимости от сюзерена. Феодальный либерализм, ослабляя центральную власть в государстве, увеличивал степень угнетения местного населения, увеличивал его зависимость от самоуправства феодала, с одной стороны, а с другой стороны, тормозил развитие страны - политическое, социальное, культурное, материальное. Восторжествуй феодальная раздробленность в какой-либо стране, как страна становится беззащитной перед внешней угрозой и обречена на порабощение.
  Примеров предостаточно даёт история - разобщённость ведёт к гибели государства, вслед за гибелью которого, может погибнуть и народ. Не возникни абсолютизм, вряд ли на политической карте Европы возможно было бы существование Испании, Франции, Великобритании, России. Именно абсолютизма всегда не хватало Польше, чтобы стать великой европейской державой - за свободу шляхты Польша заплатила потерей независимости.
  Буржуазный (капиталистический) либерализм боролся за освобождение от 'феодальных пут', за свободное от государственного вмешательства предпринимательство. Капитализм свободной конкуренции - это свобода грабить беззащитных людей, свобода эксплуатировать детей и беременных женщин. Свобода для капиталистов оборачивается кризисами перепроизводства, чудовищным загрязнением окружающей среды, гигантским неравенством между богатыми и бедными, страшной нищетой. Мировая литература XIX века достаточно ярко обрисовала нищенское существование пролетариата в условиях капиталистического либерализма.
  Коммунистический либерализм требовал свободы для угнетённых, освобождения мира людей от частной собственности. Но если тотально освободить человека от частной собственности, что заставит его стремиться к совершенствованию материального мира, если до этого человека освободили от духовной нравственности? Так левый либерализм привёл в тупик народы 'лагеря социализма'.
  И вот сейчас правый либерализм - либерализм догматический, также освободивший человека от духовной нравственности, приводит коренные народы Европы к вымиранию от депопуляции низкой рождаемости. Если освободить человека от духовной нравственности, и поставить его в центр мира - как можно сохранить жизнь и планету?
  
  
  
  
  
  
  3. ФЕМИНИЗАЦИЯ ЛИБЕРАЛИЗМА.
  
  
  Мечты о свободе, разбуженные в Европе эпохой Просвещения, вылились в войну за независимость Соединённых Штатов Америки и в Великую Французскую революцию. Появились такие великие манифесты как 'Декларация прав человека и гражданина' во Франции и 'Декларация независимости' в США. Но лозунг свободы стал использоваться не только людьми здравого ума, боровшимися за счастье всех людей, но и всяческими эгоистами и извращенцами. В это же самое время появляются размышления маркиза де Сада, якобинство, феминизм. И если садизм вызывает ужас и отвращение у любого нормального человека, если якобинство доказало свою общественную несостоятельность на деле (хотя России снова, уже в ХХ веке, пришлось нахлебаться своей крови, чтобы подтвердить несостоятельность якобинства), то феминизм проявляет свою гибельность только сейчас, когда происходит повсеместное вырождение европейского населения.
  
  ФЕМИНИЗАЦИЯ МЫШЛЕНИЯ.
  
   Уже почти двести лет европейское общественное сознание подвергается феминистической обработке. Зародившись в Европе как одно из направлений либерализма, феминизм быстро приобрёл самостоятельное значение.
  Либерализм и феминизм ставят своей целью освобождение женщины от всех запретов, которыми она окружена была со стороны феодального общества и католической церкви. Женщина должна быть равноправной участницей жизни освобожденного человечества.
  Последствия исторического освобождения женщины весьма спорны.
  Что дало приобщение женщины к образованию, например? - Увеличение культурного потенциала общества и государства и как следствие - ускорение темпов научно-технического и материального развития.
  Но есть и иные последствия. Всё меньше образованных темнокожих американок, например, стремятся к замужеству и материнству Таковы выводы исследователей из Йельского университета. Как говорят специалисты, за последние четыре десятилетия афроамериканки добились больших успехов в социальных сферах благодаря возросшим возможностям получить высшее образование и финансовую независимость. Однако эти возможности стоили темнокожим женщинам отказа от брака и детей, считают социологи. Замечено, что в последнее время как темнокожие, так и белые женщины, получившие высшее образование, всё чаще остаются бездетными из-за откладывания времени зачатия ребёнка.
  Обзор определил, что образованные темнокожие американки, рождённые после 1950 года, в два раза чаще остаются незамужними и бездетными. В то же время с 1970 года к 2007 году число образованных афроамериканок увеличилось с 9 до 21%.
  
   Фридрих Энгельс как-то высказал мысль о том, что цивилизованность человечества определяется отношением к женщине. Интересно, предполагал ли он, что эмансипированные женщины откажутся от рождения детей и поставят европейскую цивилизацию на грань вымирания?
  Можно быть сторонникиом феминизма, но только до тех пор, пока эта идеология не становится причиной депопуляции.
   Эмансипированная женщина не хочет быть 'свиноматкой'. Прекрасно! Тогда ей придётся на старости лет стать нацменкой (национальным меньшинством) в своей родной стране, учить чужой язык и примерять на себя новые законы (шариат, скорее всего). Если не хочешь заканчивать дни среди своих потомков, придётся умирать в казённом доме, в окружении таких же одиноких эгоистов.
  
  Феминизм может доказывать что угодно (что баба - это мужик, например, и наоборот), что мужчины угнетают женщин с первобытнообщинного строя, например, кроме одного единственного - что жизнь общества возможна без рождения детей в результате совокупления мужчины и женщины. Но это одно единственное ставит феминизм вне законов человеческого существования.
  ХХ век показал, что женщина может быть достойной заменой мужчине во всех областях человеческой деятельности: производство, культура, спорт, наука и т. д. И у нас достижения женщин в различных областях, конечно же, вызывают чувство восхищения. Однако, при этом возникает недоумение и разочарование по поводу интеллектуальных способностей общества, позволяющего женщине забыть что она во-первых женщина, а уже во-вторых 'мужчина в юбке'. Женские 'мужские' достижения - это конечно отлично, но лишь при условии, по крайней мере, сохранения численности народа. Если же народ самоистребляется путём низкой рождаемости, тогда женские 'мужские' достижения - это злобные извращения, с которыми надо быстрее покончить самым жестким способом, если, конечно, в общество ещё сохранился инстинкт к жизни, к продолжению рода.
  
  ЛИБЕРАЛЬНОЕ ИЗВРАЩЕНИЕ ПРИРОДЫ ЧЕЛОВЕКА.
  
  Биологическая роль женщины, как и любого другого организма женского пола, давать потомство - рожать детей в изобилии для продолжения жизни вида. Значит, действительно разумное человеческое сообщество с помощью государства, как силовой организации, должно создать условия для того, чтобы женщины, по крайней мере, не опускали показатель количества рождений за свою жизнь в среднем ниже 2,2 ребёнка на одну женщину. Если этот показатель соблюдён, тогда женская часть человеческого сообщества свою биологическую роль выполнила и вольна теперь заниматься всем, чем угодно, без всяких ограничений.
  Но если показатель рождений опускается ниже отметки 2,2, и общество становится на грань вымирания, то необходимо принимать решительные меры для возвращения людей назад к природе. Нельзя допускать, чтобы цивилизация, основанная на разуме, научно-технический прогресс настолько отрывали человека от его естества, что в повестку дня ставится вопрос о существовании самого человека.
  Именно европейское общество и государство виновны в том, что женщина запада, поддавшись ложным идеям либерализма, феминистическим извращениям, забыла о своём биологическом предназначении. Поток развращающей информации в западных СМИ, рождаемый на основе европейской идеологии, десятилетиями калечил сознание людей западного мира, и это не могло не привести к депопуляции.
  
  Европейские либералы позиционируют себя как гуманисты и защитники прав человека. На каждом углу они кричат о своём человеколюбии и милосердии. Либералы требуют всеобщей толерантности, терпимости, уважения, почтения ко всем и вся. Либеральные правозащитники защищают природу, права женщин, права детей, права секс меньшинств, права животных. Настоящих мужчин европейские либералы, правда, не защищают. Как видно, по мнению либералов, именно от настоящих мужчин и надо защищать всех и вся - в этом ярко проявляется сексуальная направленность европейских либеральных правозащитников. Против мужчин! Да здравствует гомосексуальность!
  Всё зло, по мнению либералов, исходит именно от неправильно воспитанного мужчины. Его надо переделать, перевоспитать, искоренить в нём всё 'мужицкое', выпестовать этакого рафинированного мужчинку. И уже определено и место для такого 'мужчины' - сразу после женщины и её ребёнка. А также после геев и лесбиянок, насильников и грабителей, и вообще после всех животных.
  Такой 'мужчина' должен 'уметь сдерживать свои эмоции', быть законопослушным паинькой - не 'отвечать в голову' плюнувшему ему в лицо, а подавать на обидчика в суд. Не резать голову курице для супа, и вообще не применять физическую силу к кому бы то ни было без разрешения закона, и уметь плакать всласть, по-женски, 'ведь это так полезно для психического здоровья'. Вот формированием такого мужчинки и занимается европейская идеология либерализма уже на протяжении полутораста лет, и результат налицо - катастрофическое снижение рождаемости и депопуляция населения прогрессивной и передовой Европы и Америки.
  Современное феминистское снисходительное отношение к мужчине, как к 'маленькому мальчику в коротких штанишках', следует из либеральной установки по 'демаскулинизации' общества. Здесь капитализм и феминизм идут рука об руку друг с другом. Для капитализма, 'развенчать' мужчину - это значит не только получить дешевые женские рабочие руки, но и сделать из мужчины такого же эмоционального потребителя, каким является женщина. Чтобы мужчинка менял автомобили, например, не из-за того, что авто перестало ездить, а из-за 'автомоды', из-за 'престижа'. Заменить мужскую рациональность женской иррациональностью - и вот он готов, новый рынок сбыта! Выкорчёвывая всё истинно мужское из мужчины, капитализм максимально увеличивает свои доходы. Но так как безголовый капитализм кроме сиюминутной выгоды ничего дальше своего носа не видит, уничтожая настоящего мужчину, капитализм уничтожает цивилизацию вообще.
  Поддерживая феминизм, безудержную эмансипацию, бездумный капитализм в конечном счёте уничтожает сам себя, как истинный паразит. 'Маленький мальчик в коротких штанишках' может быть отличным потребителем разнообразной продукции унисекс, и вообще быть поклонником 'мужской моды'. Он может быть капризным, как женщина. Он может быть милым и ласковым. Он может быть добрым и нежным, отзывчивым и терпимым к детям и животным. Он может так же много времени как женщина уделять своей причёске и одежде, выбирая 'модный мужской стиль'. Единственно, что не может в принципе делать такой мужчинка - это быть настоящим мужчиной, ответственным перед Богом за сохранение и развитие своего народа, за благополучие своей семьи.
  Вот она - причина европейской депопуляции. Лишите мужчину с помощью либеральной идеологии мужских нравственных качеств, и он станет кем угодно: геем-модником, 'маленьким мальчиком в коротких штанишках', вечным 'пацанчегом' - потребителем пива и чипсов, помешанным на автомобилях, правозащитником и либералом, только перестанет быть настоящим мужчиной - создателем и гарантом семьи, продолжателем рода.
  Мужчина, вытесняемый из сфер принятия ответственных решений, помещённый в условия комфортного проживания, теряет свои физические и морально-волевые качества. Научно-технический прогресс убыстряет темпы становления комфортного образа жизни. И первыми от такого тепличного проживания страдают именно мужчины, что связано с биологической особенностью мужского организма быть 'испытателем' окружающей среды на предмет выживания вида. В комфортных условиях, когда гиподинамия становится образом жизни, мужчины теряют тонус, теряют способность к воспроизводству.
  Именно женщины, в силу своих биологических особенностей, поощряют мужчин развивать научно-технический прогресс. Но страдают от последствий этого прогресса первыми именно мужчины, не в силах противостоят расслабляющему комфорту прогресса, с одной стороны, и желанию женщины повышать уровень своего комфортного проживания, с другой.
  Эта борьба с мужской природой по формированию мужчинки - результат развития европейского капитализма в последние полтора века. Идеологические защитники капитализма - либеральные демократы - бездумно бросили вызов самой природе, формировавшей мужские характеристики миллионы лет, и получили в результате депопуляцию, которую объявили 'законом природы'.
  Вы правы, господа либералы! Депопуляция есть реакция природы на извращённое понимание роли и места человека в мире, принятое в европейской идеологии либерализма. Всё в мире подчинено строгим законам природы, и если человек своим поведением нарушает природу, в том числе и человеческую природу, наказанием за это бывает только гибель.
  
  ФЕМИНИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА.
  
  В условиях господства либеральной идеологии происходит процесс ослабления морально-волевых свойств личности. Это проявляется в растущей феминизации жизни в развитых странах. Стало правилом показывать в фильмах женщин, выполняющих мужскую работу и достигающих успехов там, где мужчины терпят фиаско. Женщины-политики, женщины-президенты и женщины - премьер-министры, женщины - полицейские и солдаты, женщины-космонавты и женщины-спортсмены... Бизнес-леди и бизнес-вумен добиваются успехов там, где раньше были одни мужчины.
  Абсурд для всех людей, живших на земле до второй половины XX века - представить женщину на поле боя, сражающуюся наравне с мужчиной! Её появление на поле боя в качестве воина, действующего наравне с мужчиной, подняли бы на смех, как древние римляне, так и солдаты второй мировой. Однако, сейчас средства массовой информации, кино и телевидение, усиленно внедряют в сознание людей мысль о том, что женщина могла бы с равным успехом сражаться и в македонской фаланге Александра Великого, например, и только отсутствие равноправия, а не физические качества женщины, были причиной того, что женщин не брали в армию.
  Феминизм посредством либеральных СМИ с геббельсовским упорством переносит понятие политического равенства в область биологии, где ни о каком равенстве речи быть не может. У любого нормального человека появление на экране женщины-воина в доспехах, легко расправляющейся с мужчинами-воинами, должно вызывать только смех. И если этого не происходит, значит, с психикой в таком обществе большие проблемы.
  Либерально-демократические СМИ всячески умаляют настоящие мужские качества у мужской части общества, возвеличивая женскую роль в цивилизации. С помощью либеральной идеологии в обществе создаётся особая атмосфера оправдания недееспособности населения к деторождению.
  Таким образом, если роль феминизма гипертрофированно возрастает, а демаскулинизация становится центральной идеей либерализма, это и поощряет депопуляцию и вырождение. Тогда такое общество нельзя назвать психически здоровым. Ибо одно из первых природных качеств живого организма - размножение. Если какой либо вид теряет способность к размножению - он обречён на вымирание. Либерально-демократическое общество больно смертельной болезнью, приводящей к депопуляции низкой рождаемости, приводящей к самоубийству, самоликвидации, самоуничтожению.
  
  
  
  
  ГЕНДЕРНЫЕ ОСНОВЫ ЦИВИЛИЗАЦИИ.
  
  В основе действительно рациональной цивилизации, а не цивилизации основанной на чувствах, как нынешняя, должно лежать понимание того, что человек должен рассчитывать только на разум, только на разумное осмысление действительности, не абсолютизируя ни себя в угоду гуманизму, ни деньги в угоду бизнесу, ни свободу в угоду бездумным фантазёрам. Во всём важна мера, неужели со времён Сократа эта истина утратила значение? И определять эту меру должен только разум и ничто иное. Если разум подавляется чувствами при приёме решения, тогда общество становится нежизнеспособным и обречено на вымирание самоистребления, что и подтверждает история Европы.
  Господь, говоря о всепрощении и любви, обращался в первую очередь к мужчине, потому что женщина по природе эмоциональнее, чувствительнее мужчины, и более терпима в отношениях между людьми. Это мужчины должны быть менее жестоки в своём рационализме. Но Господь никогда не говорил о том, что мужское правление обществом, грубое и жестокое, должно замениться женским, мягким и милосердным. Именно потому, что природа сама по себе не гарантирует ни одному биологическому виду автоматическое продление жизни.
  Человек должен уметь сохранить себя в мире с помощью своей деятельности, должен обезопасить себя от любых природных случайностей, будь то извержение вулкана или землетрясение, будь то смертельная болезнь или неурожай, будь то глобальное потепление или глобальное похолодание, или, наконец, будь-то космическая катастрофа. Значит, человек всегда должен иметь мужество принимать единственно правильные решения, но требующие для своего исполнения силу и волю. Человек должен быть способен на жесткие и даже жестокие по отношению к части общества поступки, ради выживания всей цивилизации.
  Вот почему женский ум, эмоциональный и милосердный, поставленный феминизмом превыше мужского, не годится для принятия ответственных решений - потому что природная доброта женщины может поставить под угрозу жизнь всего человечества, когда ради спасения всех людей надо будет пожертвовать частью человечества.
  Развиваясь по женскому пути, пути всепрощения и всеобщей эмансипации, по пути развития чувственного самосовершенствования, европейская феминистическая цивилизация поставила себя в условия депопуляции самоистребления и обречена природой погибнуть безвозвратно.
  
  ВЕК ФЕМИНИЗМА.
  
   По словам одной российской политик-вуман, она давно была бы президентом России, если б Россия была цивилизованным европейским государством. Да, вот уж не повезло со страной и с народом! Либеральная феминистка считает, что нынешний век будет веком женского правления, когда женщины должны занять все руководящие посты в цивилизованных государствах. Объясняет она это своё мнение тем, что мужчины запутываются в сложных вопросах современности, а женщина находит правильное решение проблем чисто по-женски, с помощью интуиции, которая в гораздо большей степени развита у женщин, чем у мужчин.
   Действительно, в том, что чувство интуиции у женщин развито больше, чем у мужчин, она абсолютно права. Это подтверждают все психологические исследования. Только относится это женское свойство преимущественно к вопросам близкого межличностного общения. И это естественно, так как женские особи, на протяжении миллионов лет постоянно общаясь между собой и своими детьми в жилище, научились лучше мужчин замечать, сознательно и подсознательно, малейшие изменения, происходящие с окружающими. Мужчины же для выживания рода больше внимания вынуждены были уделять внешнему миру, его изучению и использованию.
   Женские качества действительно незаменимы в благополучной комфортной жизни, какой живёт современный европейский мир. Но почему же женская интуиция ничего не говорит женщинам о том, что европейский мир исчезнет через несколько десятков лет? Да именно потому и не говорит, что неспособна интуиция помочь там, где требуется разум. Потому и не говорит, что вопрос стоит сейчас не о том, чтобы благополучно жить и жить, а о том, чтобы выживать! Действительно, если б европейский мир не вымирал, женское правление было бы оправдано и незаменимо. Но так как именно женское правление доминирует в европейском обществе, и оно ускоренно вымирает от депопуляции низкой рождаемости, то нет никакого оправдания вашему либерал-феминизму.
   Интересно применить высказывание российской феминистки для европейцев. Именно Европа гордится своим интеллектом, своей способностью понимать сложнейшие вещи. Скажем, Франция по праву гордится своими великими умами. И вдруг оказывается, что разум-то сейчас и не нужен более! Вот так, строили-строили европейский мир на протяжении многих веков и пришли к тому, что сейчас пора пришла обойтись без разума - а надо устраивать интуитивное феминистическое правление в Европе. Женское правление! Так как женщина будет действовать преимущественно не по разуму, а по интуиции.
  К сожалению, такое неразумное правление уже идёт в Европе много лет. Либерал-феминизм на протяжении более чем ста лет так исковеркал сознание европейцев, что они сейчас готовы перейти на женское интуитивное правление, находясь в расслабляющей неге комфорта и вырождаясь, чем поступиться своим комфортом ради своего же собственного выживания. Этот же сценарий европейской депопуляции низкой рождаемости утверждается и в России.
   Век феминизма не в будущем, он уже идёт сто лет в Европе, постепенно сокращая население тех стран, которые вступили в него раньше других. Европейский мир стал первой жертвой идеологии либерал-феминизма. Либеральная демократия, основанная в том числе и на идеологии либерал-феминизма, лишила государства европейской культуры возможности и способности противодействовать вырождению во имя сохранения европейского общества.
  
  'Женщины, которых ласкают мало, неумело или редко, живут, мучимые тысячами жалких забот, тщеславием, жаждой денег, всякими случайностями, причиняющими столько огорчений. Женщины, ласкаемые досыта, ни в чем не нуждаются, ничего не желают, ни о чем не сожалеют... ибо сладострастие заменяет им все, исцеляет от всего, утешает во всем!' Ги де Мопассан.
  
  'Женщина в западном мире, слава Богу, получила все возможные права - в том числе, и в судебных отчетах. В них она не только плохая мать, неверная жена, или даже проститутка. Она мошенничает, убивает, обманывает, тиранит, пытает, использует сексуальных рабов, торгует наркотиками, перерезает глотки, превышает скорость, устраивает пьяные дебоши, угоняет самолеты, совершает акты терроризма и делает еще сотни самых различных вещей - наряду с представителями того пола, который ранее почти исключительно нес ответственность за все эти прискорбные деяния'. (Кирилл Кобрин. 'Преступная жизнь женщин')
  
  Мария Тереза Фернандес де ла Вега, вице-премьер Испании с марта 2004 года, придерживается феминистических взглядов: 'Мы, женщины, привносим четкое видение. Мы умеем делиться, жить вместе, решать конфликты. Это - культура, которую мы принесли из нашей частной жизни: умение слушать, интегрировать, а не отталкивать. Нам присущ практический взгляд на вещи, благодаря которому мы концентрируемся на решении проблемы, на поиске того, что нас объединяет, а не разъединяет'. (Женщины и власть. 'Le Monde', Франция)
  Какая прелестная скромность! Однако, при всём количестве перечисленных выше женских достоинств, коренное население Испании продолжает сокращаться из-за депопуляции низкой рождаемости, и будет сокращаться до полного вымирания. Спрашивается, какой тогда толк от всех этих достоинств? Возможно, это совсем не достоинства, а недостатки, приводящие к погибели?
  Кстати, у восьми мужчин-членов испанского правительства в сумме 24 ребенка, а у восьми женщин - только пять. Несомненно, этот факт говорит о многом.
  
   Снова и снова, с какой-то дьявольской настойчивостью феминисты обоих полов в Европейском парламенте поднимают вопрос о равноправии женщин, требуя 'равной оплаты труда за равный труд'. Что здесь больше: тупого идиотизма или преступного цинизма - сразу и не разберёшь.
  Люди вообще-то все разные, и все получают разную оплату в зависимости от способностей. Как биологические существа, женщины не равны мужчинам - этот факт разве нуждается в доказательстве? Разве может в принципе труд мужчины и женщины быть равен, если они такие разные по своей психо-соматике? Даже участвуя в одной и той же деятельности, делая одну и ту же работу, мужчины получают разный результат и с точки зрения производимой продукции, и с точки зрения последствий для своего организма. Что уж говорить за женщин, делающих мужскую работу? Одну и ту же работу все люди делают по-разному, в соответствие со своим интеллектом, психикой, физическим состоянием и так далее.
  'Равного труда' вообще в природе не существует - это юридическая абстракция. Лозунг 'равной оплаты' на самом деле призван юридически ликвидировать половую разницу между людьми. Юридический подход к человеку как к бесполому существу ведёт к феминизации общества и, в конечном счёте, к депопуляции низкой рождаемости.
  Женщина не должна заниматься мужским трудом, потому что она женщина, у неё матка может опуститься от тяжёлой ноши, например. Есть профессии, куда женщин пускать нельзя, если общество и государство заинтересовано сохраниться в истории.
  Биологическая сущность женщины - рожать, продлевать род человеческий. Сама природа требует от женщины рождения ребёнка, поэтому ничто не должно мешать женщине осуществить сначала свою физиологическую необходимость. Вот за это следует бороться обществу и государству всеми силами, если нужно избавиться от депопуляции низкой рождаемости.
  Мы женщину называем 'женщиной', понимая под этим, прежде всего, мать. Если же женщина не хочет быть 'производителем детей', 'свиноматкой', разве может она называться женщиной? Такой человек - женщина только по внешности, но не по сути, в мыслях своих она перестала быть женщиной. Вот для 'женщины по внешности' и нужно законодательство, уравнивающее её полностью с мужчинами - пусть такие 'женщины по внешности' идут работать в шахты, в металлургическое производство и получают там 'равные зарплаты за равный труд'. Для 'женщин по сути' общество и государство должны сделать всё, чтобы работа не мешала женщине рожать и быть заботливой матерью и любящей женой. Тогда вопрос депопуляции просто не возникнет никогда.
  
  Развращение россиян либеральными идеями происходило всегда и постепенно российский менталитет всё больше начинает походить на европейский.
  'Как-то незаметно в обществе сформировалось мнение, что женщина считается состоявшейся, если она сделала карьеру, неплохо зарабатывает, регулярно отдыхает за границей, в состоянии покупать дорогие вещи, без которых, положа руку на сердце, прекрасно может обойтись, имеет машину, часто посещает рестораны, увлекается шейпингом, шоппингом и пластической хирургией, и прочая, и прочая.
  Наличие детей сильно уменьшает её возможности в плане гламура и 'жизни для себя... Она действительно не понимает. И я не буду ей объяснять - мы живем в разных реальностях: она - успешная бизнес-вумен, я - многодетная мать. Нам не понять друг друга априори'. (Марика Стигнеева. 'Скажи, Россия, почему я - дура?')
  В Россию с Запада проникают различные 'модные' веяния, цель которых - либерализировать российское общество, 'раскрепостить народ', сделать его 'свободным и открытым', и попутно навязать западный образ жизни, ведущей прямо в могилу от депопуляции низкой рождаемости. 'До появления в нашей стране Интернета, - продолжает Марика Стигнеева,- я лично не знала, о движении чайлд-фри, взявшем свое начало аж в 70-х годах прошлого века в США. И вряд ли об этом подозревал кто-то ещё в России. Нет, люди, сознательно отказавшиеся от деторождения, были во все времена, но при этом они не были столь агрессивно настроены по отношению к 'детным', и, главное, не обладали возможностью высказываться вслух во всеуслышание'.
  
  Эффект Эллочки. Теперь Эллочки ездят на шикарных авто, став бизнес-вуменшами. Они теперь лучше мужчин могут управлять бизнесом, культурой, политикой, страной. Единственное, что они не могут - быть матерями. А причины находятся самые оправдательные - всё ради блага детей, мол. И единственное, чего не могут понять бизнес-вуменши своими эллочкиными мозгами, что своим образом жизни они обрекают родной народ на вымирание.
  
  ИХ УБИВАЮТ РАДИ ИХ ЖЕ БЛАГА...
  
   Извращённое феминизмом и либерализмом сознание современного европейца позволяет ему спокойно и даже положительно относиться к убийству дитя в чреве матери. Оправдания данному европейскому 'избиению младенцев' придумываются самые разные. Естественно для либерального мировоззрения обращение к материальному и денежному аспектам. Мол, был бы материальный достаток у семьи, тогда и дети были бы. Враньё! Материальный достаток современных европейцев высочайший в мире, но рождаемость при этом самая низкая в мире. В то же время, в небогатых странах мира рождаемость намного выше европейской - рожают без всякого материального обеспечения.
  Европейцы сводят все вопросы к экономике, к материальному, к деньгам, уже разучившись быть счастливыми от эмоционального общения с детьми. Они видят лишь будущие траты на детей и подсчитывают баланс, конечно же, складывающийся не в пользу многодетности. И забывают при этом (уже не помнят и не знают!) о счастье общения с самыми милыми существами на свете - со своими детьми.
  Ещё один пример европейского извращённого феминизмом и либерализмом сознания. Европейцы выхаживают тысячи больных, еле живых калек, недоношенных детей - в европейских странах самая низкая в мире детская смертность. И при этом через сокращения рождаемости не дают родиться миллионам совершенно здоровых детей. В результате подобной евгеники в обществе растёт процент больных, изначально не способных к зачатию людей. Таким образом, осуществляется санкционированная идеологией демократического либерализма гибель европейских народов через порчу их генофонда. Извращённый либеральный гуманизм позволяет убивать миллионы полноценных здоровых детей и тратить при этом бешеные деньги ради сохранения жизни тысяч больных и немощных.
  Развращённые деньгами и материальным достатком европейцы отказываются от рождения детей, объясняя это своей 'ответственностью перед детьми', так как хотят, чтобы у их детей был высокий материальный достаток, хорошее, то есть дорогое, медицинское обслуживание, приличное образование, которое тоже покупается за большие деньги и так далее и тому подобное. Европейцы как бы говорят своим не родившимся детям: 'Извините, что мы убиваем вас, но это ради вашего же блага, так как мы не хотим, чтобы вы жили несчастливо, то есть, бедно, нам денег хватает только на нас самих'. Подумать только: детей лишают жизни, пользуясь предлогом бедного существования! И это в процветающей Европе и Америке! То есть, решают за уже существующих в утробе детей, жить им или умирать, делая выбор в пользу своего комфортного образа жизни. А кто дал право либеральным демократам истреблять младенцев миллионами? Только крайний эгоизм человека, воспитанного идеологией догматического либерализма.
  А огламуреные россиянки выражаются ещё более откровенно: 'Мы убиваем вас, дети, так как не желаем плодить нищету!' Но это всё чистая ложь, так как 'цивилизованные' европейцы живут во много раз лучше россиян, но всё равно рожать отказываются. Европейцы обманывают всех, в том числе и самих себя, говоря, что не хотят рожать, объясняя это заботой о детях, ответственностью за их счастливую жизнь. На самом деле, нежелание рожать объясняется крайним эгоизмом, воспитанным в европейцах идеологией демократического либерализма. Не ради блага детей не рожают европейцы, а ради самих себя, ради своей комфортной жизни, ради сохранения того материального достатка, в котором они привыкли жить.
  Поглощённые зарабатыванием денег и сотворением материального кумира, измеряя всё на деньги, коренные европейцы за долгие века либерализма разучились ценить простое человеческое общение. Европейцы променяли счастье человеческого общения со своими детьми на материальный достаток своего бездетного комфортного существования.
  Формальный подход либерализма в вопросе о рождаемости - это чистое издевательство над здравым смыслом. Либеральными демократами объявляется, что совершенствование человека есть высшая цель гуманизма. Однако, совершенствование реально осуществляется только для немногих рождённых детей, которым разрешили появиться на свет, в то время как миллионы детей убиваются до рождения и о них почему-то современный либеральный гуманизм стыдливо умалчивает.
  Либеральный догматизм воспитывает общество таким образом, что люди стараются любыми способами избавиться от трудностей, полагая, что избавление от трудностей - это и есть прогресс. Несомненный материальный прогресс европейской цивилизации достигнут ценой лишения человека правильных духовно-нравственных ориентиров, позволявших человеку не бояться трудностей. Европейцы настолько стали бояться трудностей, что малодушно пасуют даже перед деторождением. Современная европейская идеология догматического либерализма загоняет европейцев в депопуляцию самоистребления путём низкой рождаемости, запугивая их проблемами, связанными с рождением и воспитанием детей.
  
  Мы совершенно не против конкурсов красоты, не против гламура. Не против розовых цветов в одежде. Пусть женщины будут хрупки и нежны, пусть они ходят по улицам, как по подиуму, пусть как хотят, так и ходят, и в чём хотят, в том и ходят. Пусть будут неотразимыми, прекрасными и романтичными. Пусть будут бизнес-леди и бизнес-вуман. Пусть служат в армии и толкают молоты на спортивных аренах. Пусть женщины будут такими, какими они хотят быть, но... Но только с одним единственным условием - они должны рожать! Они должны рожать не меньше двух-трёх детей каждая, а мужчины должны сделать всё от себя возможное, чтобы женщина захотела рожать. Если мужчины и женщины этого не делают, значит, в данном обществе созданы условия для самоуничтожения посредством депопуляции низкой рождаемости и это означает, что данный народ обречён исчезнуть в истории человечества.
  Сможет ли женщина сама отказаться от того образа жизни, который завоевала в борьбе с 'мужским шовинизмом', чтобы спасти род человеческий от исчезновения? Хватит ли у неё разума, чтобы изменить своё место в человеческом роде, и воли, чтобы осуществить необходимые действия? Вряд ли! Мы как раз и любим прекрасный пол за капризули, за непредсказуемость, за тягу к красоте и комфорту, которому они придают невыразимую очаровательность. А это означает, что либо феминизм покончит с европейским обществом, для начала, а потом и со всем человечеством. Либо общество вернётся к библейским истинам в построении взаимоотношений между мужчиной и женщиной и покончит с феминизмом, и тогда у европейцев есть шанс остаться в истории.
  
  Что доказала эмансипация женщины?
  Что женщины такие же умные, как и мужчины? Так во все времена женщины прекрасно руководят мужчинами и делают с ними всё, что хотят при помощи своих чисто женских чар.
  Что женщины по силе почти не уступают мужчинам, а по выносливости так и вовсе превосходят их? Так это тоже всегда было ясно: выносить в себе новое существо - для этого надо тройной запас сил иметь. И большая продолжительность жизни женщин при прочих равных условиях тоже говорит об этом.
  Эмансипация женщины доказала всем, что женщина прекрасно может заменить мужчину во всех сферах деятельности.
  Вот только женщину заменить в процессе замещения поколений мужчина не в состоянии - природа, блин!
  
  Есть широко известная пословица: 'Кто не желает кормить своих солдат, будет кормить чужих'. Депопуляция коренных европейских народов вносит в неё новый смысл: кто не хочет рожать детей от европейцев, будет рожать детей от неевропейцев. Когда депопуляция низкой рождаемости окончательно истребит европейские коренные народы и власть в европейских странах перейдёт к переселенцам с других континентов, никто не будет интересоваться мнением оставшегося европейского женского меньшинства, хотят они рожать или нет. Европейкам просто предложат единственную альтернативу: либо рожать без счёта, либо умереть от голода. Вот тогда мир и увидит, насколько сильно желание современных европеек 'не быть свиноматкой'. Хватит ли у них мужества и воли, которыми так бахвалятся современные феминистки, чтобы умереть от голода и не стать простой производительницей иноплеменников?
  
  Феминизм - это психо-соматическое заболевание с заниженной самооценкой на основе слабого интеллектуального развития, усугублённое низким культурным уровнем и либеральной риторикой. Феминистки - уже не вполне женщины. Они - женщины лишь по внешнему виду, а в душе они - извращение женщины. Так к ним и надо относиться - как к представителям секс меньшинств. Кем ещё нормальные мужчины могут считать феминисток, говорящих о 'всемирном заговоре мужчин против женщин'?
  
  Феминизм не мог наступить нигде и никогда в мире до XIX века. Для того, чтобы феминизм случился, необходимы были определённые исторические условия.
  Во-первых, феминизм не мог бы начаться, не будь тысячелетнего католического извращения евангельского христианства, не будь тотальной формализации отношений, не будь католического отлучения Бога от земных дел человека. Католицизм повинен в том, что появился протестантизм, как возмущение беспределом, установленным в духовно-нравственной сфере.
  Во-вторых, феминизм не мог бы зародиться без дальнейшего 'прогрессивного' протестантского развития христианства. Протестантская мораль поставила женщину в унизительное положение, заставляя её подавлять свои естественные желания, стыдиться своей сексуальности. Протестантизм повинен в уродовании женской психологии до такой степени, что она, отвергая женское естество, начинала завидовать мужчине в его чисто мужских способностях и возможностях. Извращённый протестантизмом женский ум стал воспринимать материнство как нечто ущербное, второстепенное, унизительное, к чему женщину когда-то принудили мужчины. Протестантизм убил женщину в женщине.
  В-третьих, феминизм возник в русле мыслей об освобождении человека от всех притеснений, в русле нарождающейся идеологии либерализма. Тогда и появился лозунг избавления женщин от мужской тирании.
  И, наконец, четвёртое. Феминизм никогда бы не получил распространения, если бы к тому времени не существовал капитализм с его циничным подходом к человеку, как к средству получения прибыли. Ради увеличения своих доходов капитализм свободной конкуренции нуждался в дешевой рабочей силе, поэтому не мог не подхватить феминистические лозунги, призывавшие 'вырвать женщину из семейного рабства'. Именно зарождающийся феминизм позволил капиталу начать жестокую эксплуатацию женщин и детей, действительно вырвав их из семьи.
  
   Провозглашая на словах толерантность и свободу мнений, либерал-феминизм действует нагло и подло, используя унижающую человеческое достоинство риторику, жёстко и агрессивно пробиваясь к политической власти. Разрушительность феминизма для американского общества ясно и чётко описывает Роберт Шиффер в своей статье 'Феминизм. Благородная Ложь'. Его доводы применимы ко всем странам, где феминизм пробивает себе дорогу к власти.
  'Риторика феминистского движения изображает историю как мрачный сценарий бесконечного притеснения и покорения женщин для эгоистичной выгоды мужчин. (Что мужчины могли бы сами быть классом 'жертв', учитывая, что мужчины составили 100 % пушечного мяса во всех сражениях на протяжении всей истории, не достойно рассмотрения.) Но описание женщины, как Вечной Жертвы не выдерживает критики, особенно сегодня. ... На протяжении большей части истории никто не обладал никакими правами, за исключением элиты!
  Что касается современного Американского общества: женщины живут в среднем на семь лет дольше, чем мужчины; домашнее хозяйство с женщиной во главе имеет доход на 41 % выше, чем таковой у мужчины (и это несмотря на то, что средняя женщина работает много меньшее количество часов в год, чем средний мужчина). Женщины составляют 55 % текущих выпускников колледжей. Они утверждают, что их дискриминируют в политике, все же женщины имеют на семь миллионов избирательных голосов больше, чем мужчины, им почти автоматически присуждается опека над детьми.
  Жертвы тяжкого криминала в подавляющем большинстве - мужчины, и жены нападают на мужей более часто, чем наоборот. Женщины могут хладнокровно убить спящего мужа или любовника, а затем заявить о самозащите в качестве 'битой женщины', и очень вероятно получат только самое легкое наказание или возможно даже никакого, даже в отсутствии любого доказательства, что их фактически 'били!' (Но нет никакой защиты для 'битых мужчин'.)
  В среднем мужчина проводит в заключение на 50% больше времени за то же самое преступление, чем женщина, и вероятность для мужчины умереть в тюрьме в десять раз выше, чем для женщин. Уровень самоубийств среди мужчин в четыре раза выше, чем среди женщин. Двадцать четыре из двадцати пяти видов работ, определенных как наихудшие в терминах оплаты и условий имеют одно сходство: все они на 95-100 % заняты мужчинами. Среди погибших от производственных инцидентов 94% - мужчины, как и 96% из тех, кто погибли во время войны в Заливе. Если мужчины предположительно устроили все настолько замечательным для себя, то почему они умирают искалеченными, убитыми или убивают себя значительно чаще, чем женщины, которые заканчивают свою жизнь с большим количеством денег, несмотря на то, что меньше работали?
  Игнорируя неудобные факты, подобно вышеупомянутым, феминистки продолжают раскручивать миф, что женщины - 'жертвы' несправедливого общества, созданного и управляемого властными, безразличными мужчины для их собственной персональной выгоды. В действительности куда больше смысла называть современных американских женщин привилегированными, нежели угнетенными...
  Ни в каких других странах политкорректный феминизм не получил такой власти как в Англо-Американском мире, особенно в США и Канаде (что является само по себе интересным: почему Европейские женщины в значительной степени отказались участвовать в Войне Против Мужчин?). Как следствие, мы имеем самый высокий уровень разводов в мире, разрушающуюся образовательную систему, и неукротимую спираль растущей преступности и социальную патологию. Недавние исследования демонстрируют мощную корреляцию между этой социальной патологией и детьми из семей без отца.
  Остается лишь найти сколько-нибудь большое общество, которое может оставаться цельным без жизнеспособной семьи, в которой растут психологически здоровые дети; история не обнаруживает таких примеров. Можно пытаться доказывать, что американская семья умерла от естественных причин, но после исследования глубины и свирепости нападений феминисток на женские роли в качестве жены и матери, такой аргумент вряд ли выглядит убедительным.'
  
  Après nous le déluge, как заявила маркиза де Помпадур, успокаивая Луи XV, озвучив кредо эгоистов всех времён и народов. Действительно, 'После нас - хоть потоп'. Так ныне умирает от депопуляции низкой рождаемости европейская цивилизация, впавшая в языческую ересь догматического либерализма, составной частью которого является феминизм.
  Как можно остановить феминизацию общества, когда феминизм является составляющей частью догматического либерализма - господствующей европейской идеологии?
  
  ОТТОРЖЕНИЕ ВОЛИ.
  
   Управление обществом и государством требует от человека не только выдающихся умственных способностей, не только соответствующего образования, но и определённых душевных качеств. В первую очередь это касается воли. Важно не только знать предмет, что даёт наука, важно не только уметь принимать верные решения, что даёт ум и опыт, но важно иметь сильную волю, которая поможет принять и претворить решение в жизнь.
  Особенно это касается непопулярных у населения решений правительства. Чтобы население согласилось с непопулярным решением, следует не только заниматься его просвещением, не только проводить активную разъяснительную работу, но и иметь волю и возможность заставить общество принять это непопулярное решение.
   Воля - черта сугубо мужская. Она особо применима в экстремальных ситуациях, когда дефицит времени не позволяет долго рассуждать и приходить всякий раз к консенсусу. В условиях войны, на поле боя - вот где никак не обойтись без волевых качеств. Часто одна лишь воля приносит победу в бою.
   Мирная жизнь позволяет трижды подумать, взвесить все возможности и обсудить все обстоятельства, обдумать все варианты и найти наиболее приемлемое решение. Здесь воля уходит в тень, и на первое место выступает умение договариваться - вот тогда-то и становится востребован женский ум, умеющий сглаживать позиции сторон и находить консенсус. На первое место выходят женские душевные качества: доброта, прощение, милосердие. Так в условиях расширяющейся демократии и увеличивающихся свобод Европа в ХХ веке постепенно скатывается к матриархату.
   Волевые решения - это не только жёсткость в принятии и реализации решений. Это иногда и жестокость, с которой эти решения должны быть приняты и реализованы. И вот в ХХ веке европейские страны, чтобы избежать проявлений жестокости и насилия, постепенно отказываются от воли, и постепенно происходит замещения 'мужской' политики на 'женскую'.
   На протяжении ХХ века в европейских странах происходит постепенное отторжение воли в публичной деятельности. Это проявилось в отмене смертной казни, в создании комфортных условий для преступников, в терпимости 'голубизны' и 'розовости', в нежелании честно взглянуть на проблемы общества, в двойных стандартах по отношению к друзьям и противникам. В конце концов, результатом этого отказа от воли стала деградация европейского общества, стало вымирание коренного европейского населения.
  Общество исторически не готовое к восприятию либеральных политических свобод, которому демократия навязана извне, не может использовать демократические процедуры ради своего блага. Если электорат страны недостаточно подготовлен к демократической форме правления исторически, он становится жертвой политтехнологов и свой выбор совершает скорее не рационально, а эмоционально. И вот здесь наступает, наконец, долгожданный 'женский час', когда на первый план выходит женщина, с точки зрения феминисток, более достойная быть президентом страны, чем мужчина, так как женщина интуитивно решает те вопросы, какие не может рационально решить мужчина. Толпа решает эмоционально, значит, и управлять толпой может только женщина! Ура, настал век эмоционального (то есть, неразумного) управления, век без умной демократии, женщины - вперёд!
  
  Дорогие женщины! Вы доказали, что можете наравне с мужчинами жить в этом мире, а уж в борьбе с нечистью, судя по американским 'блокбастерам', вам просто нет равных. Но без вас, как женщин, цивилизованная жизнь на земле прекратится. Поэтому, пожалуйста, оставьте мужчинам мужские дела - они и без вас справятся с ними успешно. Вернитесь к своему предназначению - давать жизнь разумной жизни на земле и воспитывать новые поколения, чтобы жизнь продолжалась. Будем надеяться, что последние века либерального заблуждения убедили жителей земли в том, что социальная функция женщины не только в рождении детей, но и в воспитании новых поколений в духе парадигмы воскресения человечества - это необходимо понять современным мужчинам и взять на себя тяжёлую ношу по обеспечению этого.
  
  
  
  
  
  
  4. ОБОЛЬЩЕНИЕ ЕВРОПЫ.
  
  
  Период Нового времени можно назвать периодом обольщения либерализмом, когда человек возомнил себя хозяином своей судьбы, который может без посторонней помощи благоденствовать в этом мире. Постепенно избавив себя от веры в евангельского Бога, человек сделал другого человека орудием своего промысла. Убрав контроль со стороны Бога за своим поведением, человек стал творить свой новый мир через угнетение другого человека. Человек открыл безудержную гонку за материальными ценностями, преображая планету ради своего комфорта. В гонке за экономическим первенством, природными ресурсами, материальным благополучием погибли сотни миллионов человек. Человек своими амбициями поставил саму природу на грань катастрофы.
  Постепенно, по мере отказа от сдерживающих человеческий эгоизм религиозных духовно-нравственных норм поведения, либерализм приобретает догматический характер, и устанавливает своё господство под именем либеральной демократии. Это духовно-нравственное падение человека могло закончиться только одним - безудержным ростом потребления пота и крови, ресурсов и жизней.
  Этот прогресс мог начаться только после формализации веры, когда человек объявляет, что верит в Бога, но не строит своё повседневное поведение по нормам евангельской духовной нравственности. Только после отказа человека от евангельской духовной нравственности в повседневной жизни, то есть, после отказа от действительной веры в Бога, которая неразрывно соединена с поведением в жизни, начинается промышленная революция в Европе. Научно-технический материальный прогресс стал наградой человеку за освобождение разума от духовно-нравственных евангельских норм.
  Отказавшись от своего нравственного совершенствования, человек стал совершенствовать материальный мир вокруг себя, развив гонку за комфортом, уровнем жизни, потреблением различных товаров. Общество безудержного потребления - логичное завершение процесса дегуманизации человека, опрощения личности. И сейчас проблема в том, чтобы остановить безумную мировую гонку за ростом потребления ради сохранения коренных европейцев на земле.
  
  Европейская либеральная идеология вымирания формировалась на протяжении столетий. В её разработке приняли участие великие европейские философы. Никто из них, конечно, не ставил перед собой цель сведения европейского населения к нулю. Однако, все они в большей или меньшей степени косвенно участвовали в постройке европейской человеконенавистнической либеральной идеологической системы.
  
  БЕЗДУМНЫЙ ЛИБЕРАЛИЗМ.
  
   Бездумный либерализм - это либерализм не ограниченный доводами разума, неразумный, нерациональный либерализм.
   В XVIII - XIX веках либерализм в бизнесе привёл в Европе к страшному имущественному расслоению общества, к нещадной эксплуатации женского и даже детского труда, к 13-14-ти часовому рабочему дню. В духовной сфере бездумный либерализм привёл к избиению религии и торжеству атеизма, к падению нравственности. Наблюдая обнищание масс европейского населения в условиях бездумного экономического либерализма, основываясь на 'научном атеизме', Маркс и Энгельс развивают коммунистические представления до революционной теории.
  
  Что же случилось с европейской идеологией в Новое время, что она стала смертным приговором населению Европы? Европейское Просвещение XVIII века породило правый и левый либерализм века XIX, дало жизнь воинствующему атеизму, примитивному материализму, коммунизму и феминизму, 'демократическому либерализму' ХХ века.
  Европейское общество под влиянием либерализма отказалось от единобожия, став жертвой разнообразных суеверий. Либерализм стал ключом, открывающим ящик Пандоры. Можно ли было этого избежать? Конечно, теоретически это возможно, если бы либерализм, для начала, занялся вопросом определения границ свободы. Однако в действительности либерализм в XIX веке был занят только вопросами 'раздвигания границ', что в ХХ веке привело к либеральному идеалу: 'чем больше свобод, тем лучше'.
  
  Главная ложь либерализма заключается в том, чтобы убедить весь мир, что страны либеральной демократии - это будущее всего человечества, а либеральный путь развития мира - единственно возможная дорога человечества в будущее. Если это так и есть, тогда будущее человечества - это большая могила для всего населения планеты, это самоистребление человечества путём депопуляции низкой рождаемости.
  
  Либерализм - это идеология Нового времени. Постепенно, всё убыстряясь, шёл процесс раскрепощения, освобождения человека. С каждым веком всё больше прав и свобод получал человек. Каждое последующее поколение европейцев оказывалось живущим в более свободном мире по сравнению со своими предками. И дети вступали в новую борьбу за новые свободы, продвигая дело освобождения человека всё дальше и дальше 'по пути прогресса'. В конце концов, появился современный европейский мир с его неразрешимыми проблемами.
  
  ШАГИ ЭМАНСИПАЦИИ.
  
  Либерализм Нового времени стал принимать догматический характер в XIX веке. Догматизация либерализма связана с важнейшими шагами на пути эмансипации человека.
  1. Окончательная ликвидация веры в Бога и установление атеистических взглядов в Европе, ведущих к торжеству суеверий. Этот процесс проходил через отрицание католического христианства, вызывавшего всеобщее отвращение своей безнравственностью.
  2. Идеализация человека. По мере отказа от религии и веры в Бога встаёт вопрос о нравственном источнике. Если Бога нет, тогда нравственный источник может быть только в самом человеке - происходит процесс идеализация человека.
  В XVIII веке среди философов-материалистов возник культ личности человека. Якобы, человек от рождения словно 'белая доска', что хочешь на ней, то и пиши, и если писать только доброе, то и человек станет добрым, когда вырастет. Либо вообще человек - существо доброе, ласковое и пушистое, 'созданное для счастья, как птица для полёта'.
  
  Догматизация либерализма и началась с идеализации человека философией Просвещения XVIII века. Эта идеализация человека была вызвана поисками нравственного идеала. Отказавшись от Бога, просветители лишились нравственного идеала, воплощённого в Боге. В материальном мире не может быть нравственного идеала, следовательно, этот идеал должен находиться в сознании человека, чтобы общество могло существовать и развиваться. Тогда и появилась идея, что люди изначально рождаются с нравственным идеалом, который портится по мере взросления в силу общественной недоразвитости. Следовательно, нужно воспитанием помогать ребёнку сохранять то прекрасное в душе, что было у него с рождения. Нужно, чтобы государство не ограничивало свободное развитие 'мягких и пушистых' детей и наступит на земле всеобщее счастье.
  Тогда в работах просветителей человек изображался почти как ангел во плоти. Дети, наивные и доверчивые, беззлобные существа, становятся жертвами государства, использующего их в своих гадких целях. Идеализация человека философией Просвещения привела к отрицанию государства, считая, что люди могут обойтись без него, такие они 'правильные с рождения'. Наивная вера Просвещения в прирождённую человеческую доброту стала основой и коммунистических идей.
  И коммунисты, и правые либералы отрицательно относятся к государству, которое одни считают орудием угнетения народных масс, а другие - орудием подавления личности, и все вместе -душителем свободы. И анархисты, и коммунисты говорят о ненужности государства. Только коммунисты говорят о постепенном исчезновении государства, а анархисты говорят о немедленном его сломе. И те, и другие идеализируют человека настолько, что отметают роль государства вообще, считая его орудием подавления свободы личности. И те, и другие не в состоянии понять всю сложность личности человека, потому что их идеология основана на абсолютизации положительных качеств человека.
  Догматический взгляд коммунистов и анархистов на природу человека привёл к гибели коммунизм Советского Союза. Коммунистический эксперимент в России показал, что человек остаётся человеком - ангелом и демоном в одно и то же время. Коммунистический режим споткнулся как раз на том, что не смог изменить человека, да он и не ставил всерьёз такой цели. Коммунизм полагал, что с изменением социальных, политических, экономических условий в человеке разовьётся всё то хорошее, что есть у него от рождения. Человеческая душа очистится от всего плохого, наносного, что сохранилось в душе человека со времён капитализма. И автоматически, по мере освобождения от эксплуатации, миру предстанет человек коммунистический - благоухающий атеизмом и коммунистической праведностью.
  Насколько примитивно понимал марксизм человека видно из того, что только на исходе коммунистического правления в СССР появляется 'Кодекс строителя коммунизма', так и оставшийся простой бумажкой. Слишком поздно коммунисты стали задумываться о том, что коммунизм надо строить начиная не с материально-технической базы, а с человека, с его нравственного развития.
  Поиски нравственно идеала продолжались по мере разочарования в ранее принятых источниках - где-то должен находиться нравственный идеал, раз отказались от Бога. Источник нравственности начали помещать куда угодно, лишь бы избавить себя от религии. 'Устами младенца глаголет истина', - чем не источник нравственности? Или: 'Чего хочет женщина - того хочет Бог'. Но история показала, что куда бы ни помещали источник нравственности, он не находится в младенце, его нет ни в женщине, ни в мужчине. Его нет и не может быть нигде, кроме Господа Бога. Но с этим никак не может согласиться либеральная идеология, вот и вымирает Европа.
  
  3. Феминизация отношений европейского общества происходящая последние сто пятьдесят лет.
  4. Абсолютизация свободы, когда 'чем больше свободы - тем лучше', когда 'свободы много не бывает'. Главная ошибка мыслителей Просвещения в том, что они полагали, что человек наделяется свободами от природы: 'Человек рождён для счастья, как птица для полёта!' и 'Все люди рождаются равными и свободными'. Сказать, что все люди рождаются свободными - это полнейшая глупость. Люди не рождаются - рождаются младенцы, которые ничем по своему поведению не отличаются от животных. Людьми дети становятся после того, как, повзрослев, осваивают всё человеческое. Бывает и по-другому: рождается человеческий младенец, но, попав в волчью стаю, навсегда теряет способность стать человеком. Родиться младенцем - это ещё не гарантия, что родился человек. Конечно, внешне, физически, это будет настоящий человек, но ведь человек - это не только обличье, это ещё и мышление, сознание, дух. Человеческий младенец - это по существу животное, могущее стать человеком, поэтому глупо присваивать свободы животному, которое не в состоянии мыслить. Только дееспособный человек может создать условия своего существования таким образом, что наделяет себя определенными правами и свободами.
  Свобода - это результат коллективной человеческой деятельности. Человек не рождается свободным, он становится свободным по мере его социализации. И если он недостаточно подготовлен для жизни в обществе, чтобы в полной мере овладеть всеми человеческими навыками и умениями, в силу своих физических или психических особенностей, тогда общество может не признать в нём полноправного человека. То есть, с точки зрения права он будет не вполне человек. Значит, чтобы стать свободным, насколько в данном обществе понимается свобода, надо для начала стать человеком, насколько в данном обществе понимается человек.
  'Много свободы не бывает. Свобода - это как здоровье: чем больше свободы, тем лучше', - вот рассуждения современных либералов. Однако, свобода - это понятие не природное, а социальное, тогда как здоровье даётся человеческому детёнышу от природы. Понятия здоровья и свободы по отношению к младенцу сравнивать нельзя: если мы можем только благодарить Бога за прекрасное здоровье, то младенец, получивший полную свободу просто умрёт. Младенцу нужна не свобода, а полная зависимость от любящих родителей, чтобы стать когда-нибудь человеком. Вот тогда он получит свободу такую, которую ему сможет предоставить общество. Так что свобода может убивать как физически, в случае с младенцем, оставленным на свободе, так и морально, когда человек, не понимающий сути современного мира, не способный оценить жертвы, которые пришлось перенести его предкам, чтобы он мог обладать свободами, получает свободу, которой не может распорядиться для своего блага, и гибнет от депопуляции низкой рождаемости.
  Чем больше свободы в обществе, чем меньше ограничений для человека, тем меньше он склонен утруждать себя чем-либо. Но тогда человек превращается во всеядного потребителя, который хочет только потреблять, но не трудится.
  Если человек не будет думать о пределах свободы, свобода развращает человека и он живёт теперь ничуть не заботясь о завтрашнем дне своих же детей. Абсолютная свобода, к которой стремится западный мир, развращает абсолютно. И человек, став свободным эгоистом, перестаёт заботится не только о себе, но и об обществе, в котором живёт, и о государстве, которое и обеспечивает ему это свободное существование. В догматически свободном обществе депопуляция становится естественным результатом развития.
  Происходит развращение человека свободой. Абсолютная свобода делает существование человека бессмысленным, что и приводит к депопуляции общества. Те высокие темпы экономического развития, тот высокий уровень жизни, достигнутый европейским обществом, есть следствие свободы, в условиях которой живёт европейское общество. Но эта же свобода становится причиной вымирания коренного населения европейского мира. Европейский мир обречён на исчезновение вследствие этой свободы.
  
  5. Тотальная демократизация, когда под демократией понимается поголовное участие всех граждан в управлении государством, начиная чуть ли не со школьной скамьи.
  Режим либеральной демократии есть результат догматизации либерализма Нового времени, установившийся во второй половине ХХ века в развитых капиталистических странах. В результате мир получил массу проблем, которые и привели его к депопуляции вымирания, к кризису в экономическом развитии, к экологической катастрофе, к мировому социальному неравенству.
  
  Как же стала проявляться свобода в Европе к началу XXI века? В чём она, эта европейская свобода?
   Она в высочайшей в истории человечества производительности труда. В самых больших доходах на душу населения. В самой большой продолжительности жизни. В самых комфортных условиях проживания. В расцвете культуры и самовыражения человека. Поистине, нынешнее время - самое лучшее в истории Европы, когда континент стал самым благоприятным краем для проживания людей.
   И в то же время европейская свобода проявилась в отрицании единобожия и в возврате населения к сатанизму и язычеству. В загрязнении окружающей среды и в глобальном потеплении. В неспособности государства покончить с преступностью. В терпимости к популяризации сексуальных извращений. В отказе женщин быть матерями и иметь детей. В нежелании мужчин быть отцами и опорой семьи. Европейская свобода проявилась в депопуляции коренного европейского населения, потому что свобода без ответственности прямо ведёт к вырождению.
  
  Исчезновение европейского населения происходит постоянно и неумолимо. Что же является двигателем этого 'тлеющего выгорания' общества?
   А двигателем вырождения являются человеческие представления, чувства и отношения. Не войны, не революции, не ГУЛАГ численно сокращают сейчас коренное население Европы, но европейская идеология и построенные на её основе человеческие отношения.
  Но откуда же взялась такая идеология? Кто, в конце концов, придумал идеологию постепенного 'выгорания' общества? Чей злой гений сыграл здесь роковую роль? Мы не найдём точного ответа на эти вопросы, потому как над созданием этой идеологии плодотворно трудились все европейские философы. Каждый философ, так или иначе, внёс какой-либо вклад в современное европейское мышление. Поэтому трудно винить кого-либо конкретно за нынешнее европейское исчезновение населения.
  Более определённо можно сказать о тех, кто завершил в ХХ веке построение здания европейской либеральной идеологии. Совершенно особая роль в этом процессе принадлежит, несомненно, левым течениям в философии либерализма. Именно идеологи франкфуртской школы, в первую очередь, завершили построение идеологии самоуничтожения европейского общества.
  Никто конкретно не виновен в том, что происходит вымирание европейцев, ведь никто из философов этого не хотел. 'Виновно' естественное человеческое стремление к свободе и к счастью. Это стремление, в условиях полного освобождения человека от духовно-нравственной веры в Бога, и привело к созданию современной европейской идеологии. Виновны, таким образом, те философы, кто использовал эти естественные человеческие стремления для утверждения своих безбожных представлений.
  
  
  РАЗВРАЩЕНИЕ КОМФОРТОМ.
  
  Падение рождаемости - это результат соответствующего образа жизни людей. Идеология европейского либерализма создаёт такой образ жизни, который несовместим с сохранением рождаемости на приемлемом для существования общества уровне. В соответствие с нормами этой идеологии живут сейчас большинство стран планеты. И во всех этих странах наблюдается депопуляция низкой рождаемости коренного населения.
   Получается, что прогресс в области науки и техники, идущий сейчас в цивилизованных странах с высоким уровнем потребления, несовместим с выживанием коренного населения этих стран. Значит ли это, что научно-технический прогресс вообще несовместим с выживанием человечества?
   Научно-технический прогресс напрямую связан с развитием идеологии либерализма в Новое время. Эпоха Возрождения дала людям мощнейший стимул к реализации своих целей, уверив человека в его способности познавать мир и переделывать его для себя. Появилась идеология, поощрявшая человека реализовывать свой интерес. Развязав духовно-нравственные религиозные путы, сковывавшие инициативу и предприимчивость человека, либерализм Эпохи Возрождения стал инициатором научно-технического прогресса Нового времени.
   В то же время дальнейшее развитие либеральных взглядов, соединение их с демократическим развитием в XIX веке привело к возникновению и становлению в XX веке к идеологии демократического либерализма.
   Научно-технический прогресс со временем существенно облегчает жизнь людей, повышая производительность труда. Он избавляет человека от утомительного, тяжёлого, малопроизводительного труда. Ручной труд всё более вытесняется работой различных машин и механизмов. Труд человека теперь всё больше связан не с физическим развитием человека, не с его физической силой и выносливостью, а с его интеллектуальным развитием. Потребность в умелом рабочем, управляющим машинами и механизмами, заставляет бизнес и государство проводить соответствующие реформы, например, вводить всеобщее образование в обществе.
  
  Материя инертна. Дух человека, использует своё тело в качестве орудия труда. Чтобы изменить что-либо в мире, дух человека должен сначала заставить шевелиться своё вместилище - тело человека. Преодолевая инертность тела, дух тренирует свою волю, тренирует тело быть сильным и выносливым. Только заставляя своё тело двигаться, дух человека воспитывает в себе волевые качества, а тело приобретает крепость и выносливость.
   Человек, конечно, существует в единстве тела и духа. Первейшее и главнейшее орудие труда человека - это его собственное тело. Но если комфорт, приобретённый человечеством в результате научно-технического прогресса, отнимает у человека возможность преодолевать инерционность своего тела, это ведёт и к истощению духа. Всевозможные технические приспособления, резко облегчающие жизнь человека, своей оборотной стороной развращают его предоставляемым комфортом. Человек теряет волю, отучившись делать усилия для преодоления инерционности своего тела. И вот в результате всеобщей автомобилизации и комфортизации европейского населения мы получаем 'человечка на курьих ножках', не способного ни к семейным отношениям, ни к заботе о своих детях. Единственное, что у него получается блестяще - это убивать время в развлечениях и удовольствиях. И научно-технический прогресс ему в этом - первый помощник.
  
  Радикальные либералы готовы немедленно внести максимум свободы в любую стану мира, и им совершенно неважно, на какой исторической ступени развития находится страна. Марши несогласных, например, - это попытки радикальных либералов повернуть политику России на путь немедленного внедрения большей свободы в стране.
   Однако здесь либеральные радикалы игнорируют исторический опыт человечества, гласящий, что свободу нельзя принести ни на штыках завоевателей, ни на плакатах 'оранжевых'.
  Вся эпоха наполеоновских войн прошла под флагом распространения французского либерализма. Но, несмотря на свободу, которую несли на своих штыках французы, они потерпели сокрушительное поражение, потому что народы тогдашней Европы были не готовы воспринять либеральные ценности. И особенно сильное сопротивление наполеоновские войска встретили в самых несвободных в то время странах: в Испании и в России. Абсолютно то же самое произошло и в ХХ веке, когда свобода, предоставленная бывшим колониям, обернулась созданием в них антинародных режимов. И то же самое происходит и в наши дни, когда Соединённые Штаты вместе с НАТО и с Европой пытаются внедрить либерализм в Афганистане и Ираке.
  Радикальный либерализм из-за своего скудоумия не в силах понять, что либеральные идеи носят исторический характер, и применимы только в соответствующих исторических условиях. А бездумное употребление либерализма в неподготовленной к этому стране приводит только к братоубийственным конфликтам. Либерализм - это очень сильное и действенное лекарство от нищенского прозябания, но нужен опытный врач, чтобы применять его, иначе передозировкой можно просто убить пациента. Как это случилось с африканским континентом, где за 50 лет свободы жизненный уровень населения мало изменился и сейчас Африка остаётся самым отсталым континентом и в политическом, и в экономическом отношении, континентом голода и нищеты. Можно предположить, что свобода, предоставленная жителям Африки в середине XX века, обернулась для них большими бедами, чем жизнь под гнётом колонизаторов. И в этом состоит вина радикального либерализма, не подумавшего о последствиях предоставляемой свободы, принёсшей африканскому континенту хроническую отсталость. В отсталости современной Африки виноват американо-европейский либерализм, бездумно давший свободу неподготовленному для этого африканскому населению.
  
  ТЕОРИИ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО ПЕРЕХОДА.
  
  Теория первого демографического перехода описывает демографические изменения, происходящие при переходе (модернизации) аграрных обществ в индустриальные. В этой описательной теории демографические изменения объясняются исключительно экономическим развитием в период модернизации общественного производства. Из-за развития науки и техники, из-за роста промышленного и сельскохозяйственного производства постепенно, через ряд этапов, происходят изменения в рождаемости и смертности населения.
  К примеру, развитие медицины и санитарии в Европе XIX века привело к росту населения из-за уменьшения смертности и остающейся какое-то время высокой рождаемости европейского населения. Развитие сельского хозяйства, вызванное развитием науки и техники, привело к увеличению снабжения продуктами питания населения стран Африки в XX веке, что автоматически привело к его росту из-за снижения смертности от голода, при остающейся высокой рождаемости населения. И так далее.
  В теории первого демографического перехода предполагается, что научно-техническое развитие, увеличение производства автоматически затем меняют демографию мира. Совсем по Марксу: 'Бытие определят сознание'. Люди обладают определённой ментальностью, определённым достатком, определённой рождаемостью и улучшающиеся вследствие модернизации условия их жизни приводят к росту населения. Затем новые условия существования меняют ментальность и приводят к падению рождаемости.
  Почему, например, происходит падение рождаемости в развитом индустриальном обществе? Дети должны теперь длительное время учиться, чтобы получить квалификацию, соответствующую современным требованиям. Родители вынуждены тратить свое время и деньги для достижения детьми высокого образовательного уровня. Поэтому семьи отдают предпочтение малодетности, так как большое количество детей в семье, как правило, отрицательно сказывается на их образовательном уровне и дальнейшей карьере. А длительный период обучения, в свою очередь, способствует повышению среднего возраста женщины, рожающей первого ребенка, и мужчины, решающего заводить семью. Таким образом, практически все развитые страны с высоким образовательным уровнем имеют низкие показатели рождаемости.
  Предполагалось, что с повышением уровня жизни в развитом мире, население может вернуться к приемлемым показателям рождаемости. Однако в 60-е года XX века, когда индустриальное общество на Западе было построено, оказалось, что, несмотря на достигнутые прекрасные материальные условия существования, рождаемость продолжала падать. То есть, повышение жизненного уровня населения никак положительно не сказывалось на рождаемости. Тогда и была предложена теория второго демографического перехода.
  Её авторы доказывают, что современная демографическая ситуация, и главная ее особенность - снижение рождаемости ниже уровня, обеспечивающего простое воспроизводство населения, обусловлены принципиально иными причинами по сравнению со снижением рождаемости во время первого демографического перехода. Преобладает точка зрения, что второй демографический переход является следствием широкого развития системы ценностей ориентированной на индивидуализм и соответствующим изменением норм поведения человека, в том числе и демографического. Происходит значительное увеличение степени свободы, как в выборе индивидуальных целей, так и средств их достижения. Ван де Каа - один из авторов теории - рассматривает второй демографический переход как результат движения общественного сознания от консерватизма к прогрессивности, при этом прогрессивность понимается как толерантность и восприимчивость к новым ценностям и моделям поведения.
  Ранее мы уже видели, что для расцвета науки, культуры и производства в Новое время необходимо было сначала сменить католическую духовно-нравственную поведенческую парадигму духовно-нравственной парадигмой Возрождения. И теперь же нам должно быть понятно, что в основе и первого, и второго демографического перехода, как и в основе материального прогресса Нового времени, лежит одна и та же причина - изменение ментальности человека, вызванное сменой духовно-нравственной поведенческой парадигмы.
  Описательность теории первого демографического перехода состоит в том, что эта теория бессильна дать какие-либо практические рекомендации по преодолению ситуации низкой рождаемости в развитых странах. Точнее, все рекомендации в рамках этой теории ни к чему не привели.
  Теория второго демографического перехода уже явно указывает на духовно-нравственную сферу, как определяющую низкую рождаемость развитого общества. Однако, теория не идёт дальше констатации этого факта, инстинктивно понимая, насколько радикальные изменения потребуются для изменения ментальности человека западного мира, чтобы преодолеть депопуляцию низкой рождаемости. В своём пути по освобождению от всех и всяческих пут, человек перешел некоторые границы, за которыми свобода перестала способствовать совершенствованию человека, и стала работать на его уничтожение.
  
  ЛИБЕРАЛЬНАЯ КАРТИНА РАЗВИТИЯ ЗЕМНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ.
  
  По мере становления цивилизации на земле, с каждым веком растут человеческие знания и растёт мощь человеческого воздействия на среду обитания и на самого человека. Но современная депопуляция низкой рождаемости говорит о сбое в интеллектуальном осмыслении действительности - если познание мира приводит к самоликвидации человечества, тогда где-то в этом познании спряталась ложь.
  Ложь спряталась в либеральном осмыслении действительности - что человечество развивается только в направлении, предложенном западноевропейским либерализмом.
  Либерализм создал теорию чисто экономического развития человечества. Отрицая роль нравственности в истории земной цивилизации, либерализм описывает мировую историю, как цепь переходов от аграрного, через индустриальное к постиндустриальному обществу. И эти переходы, или стадии экономического роста, зависят исключительно от развития производительной мощи человека, от развития орудий труда. Возможно, так оно и есть на ранних стадиях развития цивилизации - в аграрном и индустриальном обществе. Тогда нравственное развитие общества никак не мешало экономическому развитию. Но в постиндустриальном мире вопросы нравственности становятся решающим фактором выживания человечества.
  Упор все либералы делают только на экономическом развитии. Прежде чем человечество проходит стадии развития аграрного, индустриального и постиндустриального общества. Казалось само собой разумеющимся постоянная высокая рождаемость населения. Но по мере познания действительности, человек ко всем явлениям начинает относиться более внимательно. Он уже не просто живёт как животное - человек старается теперь осмысливать все свои поступки, ко всему подходить рационально. В конце концов, не остаётся сферы деятельности, где человек не поступал бы с точки зрения рациональности. Включая и сферу своего непосредственного существования. Теперь человек даже размножается осмысленно - планируя этот процесс во всех тонкостях. Только вот планирование выходит не в пользу человечества - оно вырождается от депопуляции низкой рождаемости.
  Рост материального могущества земной цивилизации означает, что в познании мира человек очень преуспел - он освоил планету и использует природу для себя. Экономические успехи развитых стран как раз и говорят об истинности человеческого познания материального мира. Одновременно с этим, современное вымирание коренных европейцев от депопуляции низкой рождаемости означает, что человек неправильно оценивает свою роль и своё место в мире. И если в сфере экономики человек добился реальных успехов, то в сфере идеологической он терпит полное поражение - современная идеология либерализма ведёт к физической ликвидации человека на земле.
  
  
  
  
  
  
  
  5. ЧТО ТАКОЕ ЛИБЕРАЛИЗМ.
  
  
  Вот уж не ожидали деятели Возрождения, что Новый мир, который они строили в своих мечтах, окажется когда-нибудь несостоятельным.
  Вот уж, действительно, никто не ожидал, что огромная материальная мощь, созданная освобождённым человеком в течение Нового времени, не приведёт его к счастью. Более того, никто и представить не мог, что неизменное повышение материального благосостояния европейцев приведёт европейский мир на край пропасти, в которой могут погибнуть и Новое время и европейская цивилизация.
  
  Двумя исполинскими экономическим колоссами по обе стороны Северной Атлантики стоят Америка и Европа. Их суммарная экономическая мощь подавляет весь мир, а научно-технические возможности неисчерпаемы. И все эти колоссальные материальные богатства оказываются бессильны сохранить человека - коренного европейца, обладающего ими. Потому что человек Нового времени, создавший для себя богатый и комфортный мир, не в состоянии сохранить себя в нём.
  Европейский мир вступил в кризисный период. Современный кризис носит системный характер, охватывающий все сферы человеческой деятельности и человеческого существования, его не остановить в рамках традиционных подходов, и он предвещает погибель европейской цивилизации.
  Мировой финансово-экономический кризис не сможет закончиться в принципе, потому что Соединённые Штаты вряд ли захотят погасить 14 миллиардов долларов своего долга. Вероятнее всего, они захотят каким-то образом переложить свой долг на плечи других, с чем эти другие вряд ли согласятся. Либо попытаются навесить свой долг на какого-либо козла отпущения, что тоже вряд ли понравится людям иных стран. И самое главное, экономика США не может работать по-иному, не создавая долг снова и снова. То есть, даже если Соединённым Штатам каким-либо уму непостижимым способом удастся безвредно для себя и других ликвидировать этот грандиозный долг, они через пару десятилетий снова накопят вдвое больший долг. Народ Соединённых Штатов уже не может жить по-другому, не сможет снизить добровольно высокий уровень потребления, не сможет найти в себе силы заморозить потребление, чтобы заплатить долги. Не сможет сократить расходы на потребление, потому что разучился терпеть.
  Мировая экономическая гонка за потреблением, устроенная европейскими странами, втянувшими в неё все государства мира, грозит быстрым исчерпанием ресурсов планеты и загрязнением окружающей среды. Уже сейчас многие районы мира испытывают острый дефицит пресной воды, необходимой для сельского хозяйства и промышленности. Многие жители планеты испытывают острую нехватку питьевой воды. Всемирная гонка за показателями ВВП на душу населения грозит людям мировой экологической катастрофой типа глобального потепления. И избавиться от предстоящей катастрофы невозможно, потому что 'прогресс не остановить' - люди планеты стремятся производить и потреблять всё больше и больше.
  Несмотря на постоянно растущее мировое производство, в мире почти миллиард жителей голодают, а половина жителей планеты живёт на менее, чем два доллара в день. А на другом конце шкалы 30-40 тысяч долларов в год на человека. Крайне несправедливое распределение богатств мира - необходимое условие для мировых конфликтов. Как можно считать мир справедливым, если каждую минуту на планете умирают от голода дети!? И это в XXI веке!
  Наконец, депопуляция низкой рождаемости коренного европейского населения грозит в предстоящие 20-30 лет радикально изменить политическую карту Европы и мира.
  Ни с одной из перечисленных выше проблем не в силах справиться современный европейский мир. Каждая из перечисленных выше проблем грозит неисчислимыми бедствиями народам планеты, а собранные в комплекс - они неминуемо обрекают европейскую цивилизацию Нового времени на погибель.
  Наличие комплекса неразрешимых в принципе проблем говорит о системном кризисе европейской цивилизации Нового времени.
  
  И что же стало причиной упадка? Да всего ничего, так, мелочь, с точки зрения шагающего экскаватора - нравственность, отношение человека к себе и к миру.
  Отношение человека к себе и к миру основано на мировоззрении, на идеях, с которых начинается мышление. Именно мышление человека Нового времени, его отношение к действительности ввергло мир в современный системный кризис. Человек Нового времени так относится к себе и миру, что в результате его деятельности мир ввергся в пучину неразрешимых противоречий.
  Критики буржуазного строя постоянно ругают капитализм за нравственное развращение человека, указывая на гибельность для души капиталистических порядков. На что либеральные правозащитники капитализма отвечают железным контраргументом, который напрочь закрывает рот всем критикам капитализма: капитализм даёт высший в мире показатель ВВП на душу населения и самые высокие темпы материального прогресса. И вот теперь мировой системный кризис подводит черту этому спору критиков и защитников капитализма - капиталистический мир, созданный европейской цивилизацией обрекает Европу и мир на погибель. И никакие богатства не могут спасти европейский мир, обреченный на самоуничтожение своим духовным развратом. Так нравственность человека, его взгляды на жизнь оказываются определяющими для судеб мира. Так моральные ценности оказываются выше, чем материальные.
  
  'У одного мужика была игуана, он с ней играл, кормил, а потом она его за палец цапнула. Он на нее обиделся, потом смотрит: а она так на него преданно и грустно смотрит, таскается за ним по всему дому, в глаза заглядывает: "Прости мол, хозяин". С утра он просыпается, а игуана рядом с ним сидит, смотрит грустно. Он аж расчувствовался. Однако рука у него опухла. Он игуану в охапку и к доктору. Там и выяснилось, что этот вид игуан ядовит, только яд у них очень слабый, поэтому они сначала кусают, а потом тупо таскаются за жертвой, ждут пока подохнет.'
  Либерализм - это яд, убивающий общество. Если либерализм распространяется без ограничений, он превращает демократию в охлократию, губит природу и приводит к депопуляции посредством сокращения рождаемости. Либерализм позволяет достичь высокой производительности труда, способствует научно-техническому прогрессу, поэтому либерализм необходим для успешного развития человечества. Но когда либерализм становится самоцелью, он превращается в догматический либерализм, в бездумный либерализм.
  Либерализм лишь тогда полезен для общества, когда служит его развитию. Либерализм как сильное лекарство: с умом дозированное знающим доктором, оно чрезвычайно полезно для пациента, но если лечиться им непрофессионально и применять в 'лошадиных дозах', либерализм превращается в яд, убивающий пациента.
  Западные доктора-политологи вместе с местными самоучками, полагают, что если лекарство либерализма действует в Европе вполне успешно, то и другим странам-пациентам оно поможет в любом случае. И начинают пичкать либерализмом любую страну без разбора. И составляют даже рейтинги: в какой стране сколько либерализма. И невдомёк не желающим думать либеральным правозащитникам, что одно и тоже 'лекарство' в разных случаях может привести к разным результатам.
  Европа привыкала к либерализму долгие века, пройдя через жестокости и насилия, не снившиеся другим народам. Либерализм сначала вывел Европу в мировые научно-технические лидеры, а затем привёл к вымиранию её население от низкой рождаемости. Применённый в других странах, либерализм действует аналогично, и при этом ещё, ослабляя государство, разваливает экономику и политическую систему.
  Либерализм действует подобно яду игуаны: медленно, но верно. Игнорирование уникальности европейского исторического пути ведёт к непониманию уникальности истории собственного народа, что приводит к некритическому заимствованию европейского опыта. К сожалению, у доморощенных либералов на все проблемы своей страны находится лишь один ответ: больше либерализма. И чем больше они применяют либерализм, дорвавшись до власти, тем больше разрушают уникальную самобытность и неповторимость родной страны, тем больше страдает народ, тем скорее разрушается их родина.
  Либерализм, применяемый без ума, либерализм ради либерализма, из средства развития общества превращается в яд, который со временем разрушает любое общество, даже такое крепкое, как европейское, не говоря уж о всех прочих.
  Либерализм - это первое, что бросается в глаза любому, знакомящемуся с Европой. Европа стала сейчас такой привлекательной только благодаря либерализму с одной стороны, и многовековому жестокому насилию над человеком, с другой. Нельзя оторвать одно от другого - в этом и есть уникальность европейского развития. И если какая-либо страна захочет перенять европейские достижения и жить 'как в Европе', ей следует прежде всего изучить весь европейский исторический путь, начиная с избиения христиан в римских цирках и костров инквизиции, и заканчивая двумя мировыми войнами, лагерями смерти и современной депопуляцией.
  Пропагандисты 'европейского пути развития', доморощенные либералы и демократы, не понимают, лишённые напрочь исторического мышления, что европейский опыт строительства 'цивилизованного государства' был возможен только на костях миллионов безвинно замученных на протяжении столетий европейцев. И что даже если 'цивилизованная' железом и кровью Европа не может преодолеть развращающее действие либерализма и приходит к вымиранию от низкой рождаемости, то другим народам, прошедшим другой путь исторического развития, бездумный догматический либерализм есть прямой путь к самоубийству.
  
  ЛИБЕРАЛИЗМ - ЭТО ЭГОИЗМ. Либерализм культивирует в человеке индивидуализм, предлагая в качестве цели жизни самораскрытие творческих задатков человека. 'Раскрытые' полностью личности - европейские индивидуалисты, живут только для себя, избегая любых трудностей. Забота о своём самосовершенствовании и раскрытии своих возможностей противоположна заботе о другом человеке, о своих детях. Культ индивидуализма в европейском мире мог закончиться только эгоизмом, который уничтожает общество...
  ЛИБЕРАЛИЗМ - ЭТО ЛОЖЬ. Либерализм лжёт, когда объявляет европейские народы - самой прогрессивной частью человечества, а европейский путь - единственным путём развития цивилизации. Не могут прогрессивные народы вымирать от депопуляции низкой рождаемости - это называется, наоборот, регрессом. Ложь и в том утверждении европейских либералов, что весь мир со временем пойдёт по европейской дороге. Если люди действительно являются существами разумными, то они откажутся от европейской идеологии и европейского образа жизни, ведущих к вымиранию через депопуляцию низкой рождаемости. Как говорил когда-то президент Линкольн, можно долго лгать одному человеку, можно лгать и многим людям какое-то время, но невозможно долго лгать всем. Да, можно лгать всему миру, что европейский путь - дорога прогресса. И на любую критику деградации нравственности на западе отвечать материальными достижениями научно-технического прогресса и расцветом искусств. Но современная европейская депопуляция низкой рождаемости устанавливает настоящую правду: либерализм повёл европейцев по ложному пути, провозгласив отказ от духовного развития человека ради материального благополучия. Центральная ложь либерализма в том, что человек может обойтись без духовной нравственности, что человеку нужны только 'хлеб и зрелища'...
  ЛИБЕРАЛИЗМ - ЭТО ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ КАТАСТРОФА. Либерализм открывает дорогу безудержной гонке за экономическими показателями. Ресурсы планеты безжалостно исчерпываются ради удовлетворения искусственно развитых потребностей, навязанных модой и завистью, и обогащения рекламного капитализма. Планета наполняется смрадом и копотью от сотен миллионов автомобилей и заводов по их изготовлению. Природная среда деградирует под тяжестью миллионов тонн отходов. Все страны европейской идеологии стремятся занять высшие строчки в мировом рейтинге экономического развития. Ради решения, во-первых, экономических вопросов работают правительства европейских стран, а население, развращенное материальным достатком, пристально следит за уровнем своего материального обеспечения...
  ЛИБЕРАЛИЗМ - ЭТО РАСИЗМ. Либерализм создаёт неравные условия для существования народов и рас. Европейцы, рано вступившие на путь научно-технического прогресса и развязавшие гонку за экономическими достижениями, создали мир, в котором у экономически отсталых народов нет никакого шанса догнать экономически развитые страны. Со дня 'освобождения' Африки африканские народы ещё больше стали отставать от стран европейской цивилизации по валовым экономическим показателям на душу населения. С другой стороны, европейская идеология, создав для европейцев комфортные условия для существования, обрекла их на вымирание. Получился своеобразный расизм наоборот, направленный на уничтожение коренных европейских народов путем депопуляции низкой рождаемости...
   ЛИБЕРАЛИЗМ - ЭТО ЛИЦЕМЕРИЕ. Лицемерие - провозглашать всеобщую любовь, гуманизм, и создавать условия для процветания лишь европейских народов. Лицемерие - загадить природу, и взваливать ответственность за загубленную экологию на все страны мира. Лицемерие - жить в долг, обирая экономически бедные страны ради поддержания высоких стандартов европейского образа жизни. Лицемерие - говорить о любви к детям и сокращать их рождаемость. Лицемерие - почитать дела своих предков и создавать условия для депопуляции низкой рождаемости. Лицемерие - заботиться об уменьшении детской смертности в бедных странах и способствовать сохранению их экономической отсталости...
  ЛИБЕРАЛИЗМ - ЭТО БЕЗДУХОВНОСТЬ. Человек - это единство материального и духовного. Культура не может заменить духовность, что пытается сделать либерализм. Ошибка идеологов либерализма как раз в том и состоит, что они в качестве замены духовности предлагают культурные ценности. Этическое отношение к жизни либералы подменяют эстетическим. Вот почему так развиты все виды искусств в европейской цивилизации. Добившись выдающихся достижений в искусстве, западный мир похерил духовную нравственность за что и поплатился депопуляцией низкой рождаемости. Европейцы стали всё внимание уделять своей внешности - 'Ведь вы этого достойны!' - ничуть не беспокоясь о духе, спрятанном за макияжем и стильной причёской. Что ж, европейский мир - это царство эстетического отношения к действительности, красота внешняя затмила духовную красоту, и европеец потерял смысл своего существования. Расплатой за эту потерю стал рост эгоизма и вымирание общества...
  ЛИБЕРАЛИЗМ - ЭТО ДЕПОПУЛЯЦИЯ. Это депопуляция низкой рождаемости коренных европейских народов, это депопуляция народов, принимающих ценности европейской цивилизации. Чем дальше заходит процесс либеральной европеизации какого-либо общества на земле, тем ниже становятся показатели воспроизводства этого общества. Япония, Южная Корея и некоторые развитые страны Юго-Восточной Азии ярко демонстрируют эти изменения...
  ЛИБЕРАЛИЗМ - ЭТО ГЕНОЦИД. Либерализм развращает и уничтожает любой народ, ставящий материальные ценности выше духовных. Если в центр внимания ставится научно-технический прогресс, экономическое развитие, ВВП на душу населения, человек превращается в винтик, от которого уже ничего не зависит. Не прогресс ради человека, а человек начинает существовать ради прогресса. Как только общество, ублажая свой эгоизм, выбирает путь материального обеспечения жизни, а не саму жизнь, оно обречено на вымирание...
  
  ПОСЛЕДСТВИЯ ЛИБЕРАЛИЗМА.
  
  1. Отказ от христианской религии не сделал всех людей атеистами, но повернул их на путь суеверий и возвратил к язычеству и идолопоклонству. Современные европейцы погрязли в суевериях и языческих заблуждениях. Они морально готовы сейчас к восприятию языческой веры, лишь только ухудшится их социально-экономическое положение.
  2. Идеализация человека привела европейцев к крайнему эгоизму - они подчинили себе все народы в XIX веке, а сейчас они готовы загрязнить всю планету ради собственного благополучия. Согласно исследованию ученых из Орегонского университета (США), каждый американец 'источает' за свою жизнь 1644 тонны углекислого газа. На китайца приходится в пять раз меньше, а на уроженца Бангладеш - вообще в 91 раз. Но почему-то ответственность за глобальное загрязнение планеты европейцы брать на себя не хотят, пытаясь 'разделить её на всех'.
  3. Феминизация западного общества привела к насильственному насаждению гомосексуальных норм поведения в американо-европейский образ жизни. Культура, изобразительное искусство, мода стали пропагандистами 'свободной любви', различных извращений.
  4. Абсолютизация свободы привела западное общество к полной потере духовной нравственности, к свободе лгать себе и всему миру о капиталистическом 'прогрессивном пути развития человечества', ведущим планету к загрязнению промышленными отходами, а население земли к вымиранию от депопуляции низкой рождаемости.
  5. Тотальная демократизация политической жизни в европейских странах привела к торжеству плутократии. Сбылась мечта большевиков - кухарка теперь действительно 'участвует в управлении' либерально-демократическим государством. Под покровом тотальной демократии очень хорошо чувствуют себя настоящие властители западного мира - держатели миллиардных состояний.
  
  Нет решения проблемы депопуляции коренного европейского населения в рамках парадигмы Возрождения. Нет решения ни одной проблемы современного мира. Мир, созданный европейцами на основе парадигмы Возрождения, насквозь противоречив, эгоистичен, лицемерен и лжив. Этот мир обречён на вымирание и уничтожение своими же духовно-нравственными принципами.
  
  Шлюхи и проститутки, геи и феминистки, либеральные СМИ всех направлений, смеются над материнством. Сейчас идёт открытая и жестокая травля нормального образа жизни либеральными извращенцами всех сортов. А либеральное правовое государство лукаво посмеивается себе - толерантность, мол. Это означает, что современное либеральное государство перестало защищать общество и ничего не делает, чтобы предотвратить полное вымирание населения от депопуляции низкой рождаемости. Тогда возникают два вопроса:
  1. зачем обществу нужно такое государство?
  2. когда же общество очнётся, наконец, от гламурного дурдома и выкинет либеральное государство на свалку истории?
  Или же у европейского общества уже не осталось моральных сил, волевых качеств, чтобы вытащить из либерального болота 'самого себя за волосы'?
  
  Каждый день существования современной западной эгоистической европейской цивилизации догматического либерализма увеличивает материальный разрыв между богатыми и бедными странами мира, между богатыми и бедными людьми всех стран, увеличивая напряженность между ними. Каждый день бездумной экономической гонки народов всех стран за показателями потребления обостряет и без того сложную экологическую ситуацию в мире, грозя планете экологической катастрофой и истощением природных ресурсов. Каждый день торжества либеральной культуры ввергает новые поколения в пропасть нигилизма и духовного опустошения. И каждый день депопуляция низкой рождаемости безжалостно сокращает численность коренных европейцев, неумолимо приближая час расплаты людей, прельщённых либерализмом.
  
  ЭПОХА ГОМОЦИДА.
  
  Современная Европа не может даже самовоспроизводиться! Несмотря на все попытки повлиять на депопуляцию, Европа вымирает. Она вымирает, потому что потомки воинственных европейцев потеряли волю к жизни. Высокий уровень жизни, комфорт и социальная защищённость лишают европейца стимула к выживанию и Европа постепенно вымирает. Если бы её население хотя бы не сокращалось, у нас не было бы повода волноваться за её судьбу. Однако происходит именно сокращение численности коренного европейского населения, которое, в конечном счёте, грозит полным их вымиранием. Это и есть европейский геноцид.
  Это означает, что Европа идёт по неверному пути. Она обречена на самоуничтожение - значит, она исторически не права, значит, идеология Европы, обрекающая её на исчезновение, есть ложь. Хотим ли мы присоединиться к умирающей Европе? Хотим ли мы самоуничтожения?
  С появлением догматического либерализма на Земле началась эпоха гомоцида. Что это такое, можно увидеть из следующего сравнения:
  
   Суицид - самоубийство человека.
   Этноцид - уничтожение культуры какого-либо народа, его исторической памяти.
   Экоцид - уничтожение природы.
   Геноцид - уничтожение какого-либо народа.
   Гомоцид - убийство человечества.
  
   Гомоцид есть физическое уничтожение человечества. Уничтожение может быть осуществлено самим человечеством посредством ядерной войны, например. Либо земля подвергнется бомбардировке массой астероидов, которые уничтожат не только человечество, но и вообще всё живое на земле. Либо земляне будут уничтожены инопланетной нечистью, решившей очистить Землю от людей для своего благополучного проживания.
   Но нас в данной работе интересует тот гомоцид, который, может быть осуществлён самим человечеством с помощью идеологии, понуждающей человечество к вымиранию от депопуляции низкой рождаемости.
  
  Находясь в определённом положении, человек иногда приходит к выводу о бесперспективности своей жизни, и решает прекратить её. Самоубийство человека, суицид, есть акт свободной воли, действующей на основе каких-либо идеологических установок. Мировоззрение человека иногда позволяет ему вынести самому себе смертный приговор.
   Так и общество, находясь в определённом состоянии, начинает жить по таким понятиям, по таким идеологическим установкам, которые приводят к его вымиранию. За физическое состояние общества отвечает идеология, которая признана обществом главенствующей. И если принятая обществом идеология позволяет обществу вымирать путём сокращения рождаемости, такая идеология есть идеология гомоцида. Такая идеология является преступной идеологией, идеологией направленной на уничтожение всего человечества, прими оно её ценности.
   Фашистская идеология объявлена человечеством преступной, так как она направлена на физическое истребление людей, не соответствующих фашистским представлениям о существовании мира - это идеология геноцида. Фашистская идеология оправдывает уничтожение какого-либо народа, ради господства другого.
   Идеология догматического либерализма также должна быть объявлена преступной, так как она направлена на физическое устранение человечества путём сокращения рождаемости. Либерально-демократическая идеология даже более опасна для человечества, чем идеология фашизма, потому что её жертвами становятся все народы её принимающие, тогда как фашистская идеология призвана оставить мир хотя бы для избранных 'белокурых бестий'.
   Современная западная идеология догматического либерализма есть идеология гомоцида, направленная на уничтожение всех народов земли, попадающих в её орбиту. Эта преступная идеология так изменяет поведение людей, что они перестают размножаться и обрекают общество на вымирание.
  Гомоцид, в отличие от геноцида, не различает национальность. Он истребляет все народы, принимающие западные либеральные ценности. Гомоцид поражает людей разных рас, представителей разных народов, втянутых либеральной идеологией в правовое государство.
  Современная депопуляция низкой рождаемости есть следствие преступной идеологии гомоцида - идеологии догматического либерализма.
  
  ООН, народы мира должны признать преступной идеологию догматического либерализма, наряду с идеологией фашизма и коммунизма. Идеология либерализма служит только быстрому экономическому развитию европейской цивилизации за счёт ограбления всего остального мира.
  Демократический либерализм - это эгоистическая идеология создания рая на земле ради избранных, ради европейцев, отвергнувших Бога и сумевших с помощью отрицания религиозной нравственности в повседневной жизни раньше других народов вступить на путь научно-технического прогресса и подчинить себе весь мир путём военно-политического насилия и экономического принуждения. Демократический либерализм стал убийственен и для своих носителей, для коренных европейцев, вследствие своей человеконенавистнической сущности - депопуляция низкой рождаемости есть прямое следствие отказа коренных европейцев от Бога, от духовной нравственности в жизни. Европейский эгоизм, воспитанный либерализмом, может иметь следствием только самоубийство европейской цивилизации путём отказа от рождаемости.
  
  ГУМАНИЗМ ПРОТИВ ДУХОВНОЙ НРАВСТВЕННОСТИ.
  
  Либералы часто спекулируют своим пониманием гуманизма. Идеализируя человека, они заявляют, что мир постепенно придёт к счастью и все люди станут братьями, надо для этого 'просто быть человеком'. Но что значит 'быть человеком'? Ну, для начала, надо просто 'быть'. Сначала надо просто существовать на земле. А для этого надо 'просто' поддерживать на должном уровне рождаемость населения. А это означает, что какую бы идеологию ни исповедовали люди, она не должна сокращать рождаемость ниже 'заветной' величины в 2,2 рождения на женщину. Только такая идеология может считаться истинной, правдивой, честной, естественной. Любая иная идеология, при посредстве которой рождаемость населения падает до уровня исчезновения вида, должна быть признана тогда человекоубийственной, противоестественной. Такой идеологией ныне является идеология либерализма.
  
  Философы Нового времени ввели понятия дикости, варварства для характеристики древних времён, осуждая прежнего человека за 'зверское' отношение к человеку. Философы гордо утверждали, что европейская цивилизация XIX-XX веков выше веков дикости и варварства, потому что человек стал добрее, гуманнее по отношению к другому человеку.
  Эти учёные вряд ли осознавали, что вся гуманность и доброта современной европейской цивилизации базируется просто на достигнутом ею материальном достатке - появились излишки, которые можно пускать на благотворительность. Нравственно же современный человек вряд ли много превосходит человека 'варварских' времён.
  Современная цивилизация с нравственной точки зрения мало отошла от эпохи варварства, потому что она совершенно не обеспокоена нравственным развитием современного человека. Достаточно в результате какого-либо катаклизма лишить современного человека достигнутого им материального достатка, как общество тут же превращается в дикую орду, ничем не отличающуюся от времён дикости и варварства.
  Это подтверждают многие факты современной жизни цивилизованных стран.
  Это и наличие преступности - она ничуть не уменьшилась за многие тысячи лет. Современная либеральная идеология, догматизируя свободу, позволяет человеку оставаться диким и жестоким варваром, живущим только ради собственного удовольствия. От войны всех против всех такого эгоиста удерживает только страх наказания и материальный достаток, позволяющий жить в своё удовольствие. Но как только продажные и услужливые законники находят в законе хоть малейшую лазейку, там возникает немедленно новый очаг преступности.
  Это коррупция, которая пронизывает все современные общества. Просто в одних странах - в 'отсталых', она явная, наглая, почти открытая, а в других странах - в 'передовых' и 'прогрессивных', она научилась изощренно маскироваться.
  Об этом говорит поведение современных людей, оказавшихся в экстремальных ситуациях. Когда море размыло Новый Орлеан, тут же появились банды мародеров, жаждавших поживиться чужим добром. Когда вдруг гаснет свет в продуктовом магазине, у вас, читатель, не возникает желание воспользоваться ситуацией в своих интересах?
  О высоком уровне коррупции в развитых странах мира говорят и частые скандалы, когда 'вдруг' открывается, что та или иная процветающая фирма элементарно подкупала 'народных избранников', конкурентов, юристов.
  Об этом говорит и современное искусство. Фильмы Голливуда рисуют иногда мир будущего, страшный и жестокий, в котором люди ничем не отличаются от дикарей древности и 'варваров средневековья', хотя и пользуются всеми плодами научно-технической цивилизации. В этих фильмах люди остаются моральными уродами, несмотря на всё своё материальное богатство.
  Дикость и варварство живут в современном 'цивилизованном' мире, сдерживаемые только высоким материальным достатком. И боже упаси нас потерять этот достаток из-за природных катаклизмов или в результате человеческой деятельности - тогда мир моментально вернётся во времена дикости и варварства, потому что и не уходил от них, так как свободное общество отвергло воспитание человека через духовную нравственность, ибо безбожной нравственности - гуманной, не существует.
  
  ЭТА ПРЕСТУПНАЯ ЛИБЕРАЛЬНАЯ ИДЕОЛОГИЯ.
  
  Европейская идеология преступна по отношению к человеку. Либерализм развращает тело и душу человека настолько, что человек отказывается от нравственного поведения ради удовлетворения своего раздутого эгоизма и гордыни. Человек превращается в бездушного потребителя, неспособного на сочувствие. Лицемерие становится его способом общения с другими людьми. Человек погибает физически, становясь все более гедонистическим, что делает его неспособным к деторождению. Человек становится безвольным, теряя волевые качества в атмосфере вседозволенности, что не позволяет ему заниматься воспитанием своих детей. Человек погибает нравственно, не умея наладить контакт с людьми, что не позволяет ему жить в согласии с другими людьми, сохранять семью.
  Европейская идеология преступна по отношению к обществу. Либерализм предлагает такие общественные ценности, которые формируют убийственный для общества образ жизни. В результате этого в обществе начинается процесс депопуляции низкой рождаемости, сводящий общество в могилу. Современное вырождение коренных европейских народов - результат противности либерализма целям общественного развития.
  Европейская идеология преступна по отношению к человечеству. Современная европейская депопуляция лишь предтеча вырождения всего человечества, прими оно повсеместно нормы европейской идеологии. Любая страна, попавшая в орбиту либерализма, будет неизбежно скатываться к вымиранию от депопуляции низкой рождаемости. Культивируя эгоизм, либерализм разделяет народы земли, углубляя пропасть между богатыми и бедными, повышая градус ненависти между ними.
  Европейская идеология преступна по отношению к культуре. В результате принятия обществом либеральных ценностей, культура становится достоянием масс, но так как воспитанием масс в духе уважения к достижениям высокой культуры не позволяют заниматься нормы либерализма, массы опускают культуру до своего уровня. Не массы подтягиваются в своём развитии до уровня высокой культуры, а высокая культура опошляется в массах. В конце концов, европейская культура вся обречена на исчезновение вслед за депопулирующим населением.
  Европейская идеология преступна по отношению к природе. Раскрыв творческий потенциал человека, и лишив его духовной нравственности, либерализм обрёк его на истребление природы в угоду удовлетворения своих усиленно культивируемых потребностей. Либерализм, развивая эгоистические чувства в человеке, способствует созданию дикой экономической конкуренции между народами, бездумному соревнованию за показатели валового национального продукта на душу населения, загрязняя тем самым природу, губя землю, поглощая ресурсы.
  
  ИСТОРИЧЕСКОЕ ФИАСКО ЛИБЕРАЛИЗМА.
  
  Несмотря на все попытки европейских учёных и политиков поднять рождаемость в Европе в ХХ столетии, ничего так и не удалось сделать. Европа медленно, но верно вымирает: коренных европейцев становится меньше, а иммигрантов всё больше.
  Странно слышать от европейских интеллектуалов, что проблема депопуляции низкой рождаемости - это теперь постоянный фактор европейской цивилизации. Сказать так, значит признать бессилие разума в поисках противоядия депопуляции. Значит, признать неспособность, врождённую ущербность человека, для которого депопуляция стала неразрешимым вопросом. Но это значит растоптать замыслы Возрождения, провозглашавшего могущество освобождённого человеческого разума. Факт невозможности обратить европейскую депопуляцию низкой рождаемости вспять говорит, наоборот, о бессилии человеческого разума. Понадобилось 500 лет, чтобы идея о всесилии человеческого разума потерпела фиаско.
  
  Новая цивилизация, идущая навстречу нынешней европейской, мужская и рациональная, понимает, что мир создан не для 'добренького человечка' европейских материалистов XVIII века. Человек, чтобы выжить в этом мире, должен основывать своё существование не на иллюзиях о всеобщем прощении, не на абсолютизации свободы и всяческой эмансипации, не на догматическом либерализме и бездумном феминизме, не на вере во всесилие денег и не на поклонении Золотому Тельцу, не на декларациях о братстве и равенстве, превращающих демократию в охлократию.
  Человек должен понимать, что Господь дал ему достаточно и силы, и разума, чтобы человек смог всё преодолеть и найти способ выжить в этом материальном мире. И только сам человек, своими ошибочными, недостаточно продуманными решениями, может поставить предел своему существованию на земле. Если человек, вместо правды, начинает поклоняться лжи и строит свою жизнь на ложных посылах, рано или поздно ему приходится расплачиваться за это насилие над истиной и Богом. И если человек отказывается от Господа, тогда его горделивая вера в собственные силы и 'освобождённый' разум приводит его к самоистреблению.
  
  
  
  
  
  ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ДОГМАТИЗАЦИЯ ЛИБЕРАЛИЗМА.
  
  
  Догматизация либерализма началась с идеализации человека философией эпохи Просвещения. Идеализация человека, атеизм и феминизм стали основой догматического либерализма. Это выразилось в абсолютизации свободы - чем больше свободы, тем прогрессивнее общество, так как позволяет капитализму обеспечить большее потребление за счёт развития потребностей. Так формируется новый человек, эгоист, живущий для удовлетворения своих искусственно развитых капитализмом потребностей.
  
  Догматизация либерализма происходила на протяжении последних столетий. К концу ХХ века либерализм превращается в догму, которую развитые капиталистические страны пытаются навязать всему миру различными методами. Чтобы узнать, чем может обернуться для человечества нашествие либерализма, нужно посмотреть на его достижения в европейском мире.
  Предтечей современного европейского либерализма стали процессы, происходившие в православном христианстве в первом тысячелетии нашей эры. Перерождение православного христианства в Западной Европе началось с католической формализации веры. Формализация веры через пятьсот лет после раскола единой православной церкви неумолимо привела к возникновению протестантских церквей, а затем и к атеизму, к оживлению экономического роста и к научно-техническому прогрессу. Затем последовало полное освобождения человека от веры в Бога и появление 'научного атеизма'. С этого момента либерализм приобретает догматический характер.
  Либерализм Нового времени начинает формироваться с эпохи Возрождения. Но с момента полного разрыва с религией, либерализм приобретает догматический характер. Он становится идеологией, которая не терпит критики в своём самоослеплении от гордости за открытые истины. Формирование двух направлений либерализма в XIX веке уже показало, что либерализм стал догматическим настолько, что раскололся на 'либерализм для богатых' и 'либерализм для бедных', то есть, идея свободы стала не объединять людей в деятельности за лучшую жизнь на земле, а разъединять их на непримиримые группы, грозящие друг другу взаимным уничтожением.
  Христианская идея свободы человека, объединяющая всех людей в равенстве перед Богом, стала при либерализме свободой для избранных: бедных или богатых, цивилизованных или нецивилизованных, культурных или некультурных. Догматический либерализм раскалывает общество на индивидуалистов, гордящихся своей исключительностью, и утверждает всевозможное неравенство. Так идея свободы, наполнившись примитивным вещным материализмом, превратилась в идею всемирной бойни пролетариата с капиталистами.
  Окончательно либерализм стал догматическим после его соединения с феминизмом и после абсолютизации свободы и демократии. Вот так постепенно складывались условия для появления депопуляции самоуничтожения. Вот почему от неё невозможно избавиться путём примитивных материальных шагов, сделанных в рамках идеологии либерализма. Чтобы избавиться от современной депопуляции низкой рождаемости, требуется пересмотр всех основ европейской либеральной идеологии. Очень слабо верится, что современные европейцы способны к таким радикальным решениям.
  
  Догматизм современного европейского мышления проявляется в абсолютизации свободы, во внеисторическом применении свободы, в применении свободы ко всем и каждому.
  Антинародная европейская идеология догматического либерализма отучает людей думать, поэтому европейцы могут совершать 'добрые поступки', но не в состоянии предусмотреть их последствия. Так произошёл нынешний финансово-экономический кризис, так происходит гонка за высоким потреблением, приводящая к экологической катастрофе глобального потепления, так происходит депопуляция низкой рождаемости, приводящая к самоуничтожению коренных европейских народов.
  Современный западный менталитет настолько стал догматичен по отношению к свободе, что выкинул на свалку то, что было известно людям столетия назад. 'Свобода - это как крепкое вино. Излишек может привести к падению'. Свобода стала жупелом, которым закусившие удила политики европейского мышления дубасят все страны мира.
  
  Современное отношение к свободе - результат бездумного отношения к сущностям. Человеку проще полностью довериться какой-либо придуманной им норме, чем постоянно обдумывать свои действия. Возводя что-либо в абсолют, в непререкаемый авторитет, человек тем самым отказывается от мышления. Тяга человека к установлению 'абсолютно истинных' понятий - это следствие природной лености человеческого ума.
  Но абсолютизируя что-либо, человек попадает в ловушку. Он становится несвободным в применении того, что абсолютизирует. Он сам становится рабом той нормы, которую абсолютизирует.
  Такими непререкаемыми авторитетами в истории разных народов были различные религиозные учения, а некоторые остаются такими авторитетами до сих пор. Учение Аристотеля на протяжении почти полутора тысяч лет было непререкаемым авторитетом в естествознании. Таким авторитетом пользовалось учение Птолемея в астрономии. В Новое время по наши дни разные народы верят в абсолютную истинность коммунизма, в фашизм, в незыблемую ценность золота, в НЛО и так далее.
  В ХХ веке произошла абсолютизация свободы.
  Свобода сейчас стала в европейском мире 'некритикуемым' понятием. В результате, в современном европейском мире прогрессивность того или иного государства принято оценивать количеством свобод, которые государство предоставляет своим гражданам. Считается, что чем больше свобод в обществе, - тем лучше, тем прогрессивнее государство. Идёт даже некое соревнование за место в рейтинге прогрессивности.
  
  Догматизм современного европейского сознания проявляется во внеисторическом подходе в применении свободы к разным народам, находящимся на разных ступенях исторического развития.
  Наполеон в своей политике по отношению к европейским народам не смог избежать этого заблуждения. Испанский народ не захотел воспользоваться свободой, принесённой на штыках французов, как и народ российский. Но, будучи в России, в русском походе, Наполеон всё же не решился дать свободу крестьянам - освободить их от крепостного права, поняв, что российское крестьянство просто не созрело до того, чтобы воспользоваться полученной свободой.
  
  Догматизм европейского менталитета проявляется в навязывание свободы всем и каждому без разбора.
  Догматический либерализм в обществе, подобно старческому маразму, действует незаметно, но верно, снижая рождаемость населения, понижая общественный интеллект.
  Перефразирую общеизвестное высказывание, можно сказать, что если подросток в 15-20 лет не испытывает сочувствия к левому либерализму, к коммунистическим идеям, он бесчувственный чурбан. Если молодой человек в 30 лет не становится под знамёна демократического либерализма, то он тупой болван. Но если зрелый человек к 50 годам всё ещё верит в мир без Бога, то он просто моральный урод.
  Депопуляция европейского самоистребления есть расплата коренных европейцев за либерализм.
  
  Сокращение количества браков в последнее десятилетие XX века воспринимается многими демографами как 'резкое изменение социального и демографического поведения населения Запада, вызванного распространением той идеологии, где в центре внимания находится личная независимость'.
  
  Современная европейская идеология носит человеконенавистнический характер - а как же по-другому назвать учение, на основе которого происходит сокращение населения? Она не всегда была такой, но на протяжении столетий постепенно европейская идеология менялась, догматизировалась, наполнялась новым содержанием, и в конце концов приобрела человеконенавистнический характер.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ГЛАВА 5. СИСТЕМНЫЙ КРИЗИС ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ.
  
  
  
  ВСТУПЛЕНИЕ.
  ЦИВИЛИЗАЦИЯ ЕВРОПЕЙСКОЙ НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ.
  
  
  Когда в 2008 году разразился мировой финансово-экономический кризис, самым часто задаваемым вопросом к специалистам был вопрос 'Как долго будет продолжаться кризис?'
  Ответы на него давались разные. Но ответственные мыслители чаще всего, не конкретизируя особо, ориентировали общество на длительность кризисных явлений. И действительно, человек, знающий хоть немного состояние мировой финансовой системы, не может не задаться вопросом 'А как всё это разгребать?' Каким образом, хотя бы, Соединённые Штаты ликвидируют свой долг в 14 триллионов баксов? За счёт кого будет совершён выход из кризиса? На кого повесят все долги?
  Современный финансово-экономический кризис, кажется, воспринимается большинством людей как временная техническая задержка на пути к светлому будущему. Пройдёт пара-другая лет, и всё вернётся на круги своя - темпы экономического развития опять возрастут, безработица рассосётся, потребление повысится, и жизнь опять станет динамичной и оптимистичной.
  Хотелось бы в это верить, но факты говорят о том, что современный кризис не совсем обычный, точнее, совсем не обычный, не такой, какими были все прежние кризисы капитализма. Такое впечатление, что данный кризис вызван каким-то новым качеством, какое ранее не оказывало решающего действия на экономику развитых стран.
  Что это за качество? Что его отличает?
  Это эгоистическое желание развитых стран жить хорошо за счёт остальных стран мира. Это эгоистическое желание богатых в развитых странах хорошо жить за счёт своих же сограждан. Это эгоистическое желание людей обогащаться любыми средствами, повышать свой уровень потребления. И неважно, каким способом. Жить в долг, зная, что не будешь его отдавать никогда. Ложь в отстаивании собственных взглядов и лицемерие, когда приходится эти взгляды защищять. Безответственность и некомпетентность при решении сложных проблем современности. И безудержное бахвальство достигнутым неправедными путями благосостоянием.
  Человек европейской цивилизации Нового времени - вот причина современного финансово-экономического кризиса. Именно он, своими желаниями, своим отношением к действительности, вверг народы планеты в кризис. Этот системный кризис современной европейской цивилизации складывается из целой серии кризисов, проходящих одновременно и с всё увеличивающимся влиянием друг на друга.
  Это финансово-экономический кризис, связанный с огромным количеством долгов, внутренних и международных.
  Это социально-политический кризис, вызванной несправедливым мировым устройством, по которому развитые страны становятся всё богаче за счёт бедных стран.
  Это экологический кризис, связанный с глобальным загрязнением планеты продуктами бездумной капиталистической гонки за экономическими показателями.
  Это кризис европейской культуры, заражённой суевериями и развратной вседозволенностью.
  Это демографический кризис, который грозит полным замещением коренного европейского населения в развитых странах в течение XXI века.
  
  Таким образом, современный европейский мир, духовно родившийся в эпоху Возрождении и развившийся в Новое время, в XXI веке пришёл через мировой системной кризис к своему логическому завершению. Текущий век завершает Новое время падением европейской цивилизации и современному человечеству предстоит на себе испытать 'эпоху перемен'. Так что, кризис только начинается.
  
  Формирование современного европейского миропорядка началось с эпохи Возрождения. Именно тогда были заложены идеологические основы Нового времени. Однако вполне эти либеральные представления были раскрыты только во времена Просвещения. И наконец философия XIX и ХХ веков окончательно оформила идеологию либерально-демократического общества.
  Современный европейский мир есть результат полной реализации замыслов Эпохи Возрождения, оформленных в либерально-демократическую идеологию эпохой Просвещения и социально-общественными движениями последних двух веков.
  
  И вот, история современной европейской цивилизации Нового времени, основанной на духовно-нравственной парадигме Возрождения, подходит к концу. Об этом говорят факты мирового системного кризиса, разворачивающегося на наших глазах.
  
  Кризис духовный проявляется в замене у европейцев веры в Бога верой в отсутствие Бога. Европейский мир погрузился в пучину разнообразных суеверий, ведущий к возрождению язычества. В атмосфере полной бездуховности расцветают пышным цветом феминизм и прочие извращения. Полуторатысячелетнее господство католицизма в Европе привёло европейские народы к потере смысла жизни, к цинизму и нравственной деградации.
  Кризис идеологический заключается в том, что само по себе провозглашение 'конца истории' говорит об уровне понимания западными идеологами мировых тенденций. Западные учёные только и толкуют о том, что никакой новой идеологии не предвидится в мире, что идеология демократического либерализма - высшее достижение человечества на все времена.
  Ну да, весь мир в кризисе, а осмысления никакого нет, всё идёт, мол, как надо. Порядок, заведённый в мире идеологией либерализма, переживает глубочайший кризис, и апологеты либерализма, конечно, никак не хотят видеть его неизбежного краха - они ведь неплохо устроились жить в этом мире за счёт подавляющего большинства. И предложить ничего нового они не в состоянии - слишком возомнили о своей праведности, слишком возгордились своими материальными успехами, слишком ослепли от великолепия технических безделушек, слишком погрязли в развращающей неге материального комфорта. Слишком трудно им поверить в гибель своей материально-технической, технотронной, постиндустриальной цивилизации. Так же трудно, как трудно было когда-то представить безмятежным римлянам падение Римской империи. История повторяется. Не может существовать общество, построенное на лжи, какая бы ни была ложь изощрённая.
  Кризис культурный проявляется в том, что на земле каждый год гибнут какие-то языки, не в силах противостоять напору 'гуманной цивилизации'. Народы мира теряют свою уникальность, подпадая под действие мощной индустрии культурной глобализации. Роспространяется примитивная культура общества потребления, для которой не существует духовных идеалов, но которая служит только целям обогащения владельцев культурных проектов за счёт развращения населения. Создана индустрия развлечений, в которой и сами песни протеста становятся ходовым товаром, как случилось с песнями боевых 60-х на западе, и как это происходит с 90-х годов в России. Впрочем, о культурном закате Европы сказано ещё сто лет назад и происходящая сейчас депопуляция есть закономерный результат культурной европейской деградации.
  Кризис социальный находит своё выражение в депопуляции коренного европейского населения от низкой рождаемости, ставящий предел физическому существованию европейской цивилизации.
  Кризис финансовый - валюта, призванная утвердить принципы демократии, прав человека, братства и равенства среди народов Земли, превратилась в способ обогащения для страны, владеющей этой валютой. Соединённые Штаты - признанный лидер свободного мира, производят 20% мирового ВВП, а потребляют 40% мировой продукции - это и есть верх цинизма, лицемерия, ханжества. И после того, как мир ограблен на триллионы долларов, выделять несколько миллиардов на помощь бедным странам - что может быть более лицемерным? Эта помощь призвана лишь ещё больше привязать экономики стран мира к экономике Соединённых Штатов. На деньги этой помощи создаются местные элиты развивающихся стран, такие же европеизированные, лицемерные и эгоистичные. Соединённые Штаты сделали доллар средством закабаления мира - в этом и заключена суть нынешнего финансового кризиса. Им удалось более полувека морочить головы людям земли, но долго ли ещё Соединённые Штаты смогут обманывать все народы мира?
   Кризис экономический есть следствие либеральной идеологии прогресса, согласно которой прокламируется безудержный рост экономики. Все страны мира включены в безудержную гонку за показателями экономического развития, за показателями потребления. Чем выше уровень потребления, тем лучше, тем прогрессивнее страна. Бездумная гонка за экономическими показателями развращает человека, увеличивая разрыв между богатством и бедностью, уничтожает духовную нравственность, опуская человека до уровня примитивного потребителя материальных благ. Бездумная гонка за показателями ВВП на душу населения приводит к истощению ресурсов планеты, которых скоро просто не станет, к загрязнению окружающей среды.
  Экономический кризис есть кризис капитализма - системы хозяйствования, направленной исключительно на получение прибыли. Либеральная экономика способствует быстрому научно-техническому прогрессу, но он осуществляется за счёт морального развращения человека, готового на любую мерзость ради наживы. Капитализм нещадно эксплуатирует и культивирует самые простые, естественные потребности человека, угождая любым, даже самым извращённым, запросам и низводя его до примитивного потребителя разнообразной продукции.
  Кризис политический - это когда общепризнанный негодяй, хоть и признаётся негодяем, но 'это наш негодяй'. Политика двойных стандартов, принятая западом по отношению к странам бывшего Советского Союза, по отношению к бывшей Югославии, яркий пример двойных стандартов в политике. Когда надо какую-то страну 'опустить' по тем или иным причинам, поднимается пресловутый вопрос о правах человека. Когда возникает нужда в каких-то услугах, ресурсах, права человека напрочь забываются. Так Запад ведёт себя со всеми странами мира, но особенно с теми, кого хочет поставить в зависимость от себя.
  Раскрученный маховик погони за материальным благосостоянием рано или поздно приведёт мир к исчерпанию ресурсов. А истощение ресурсов приведёт неизбежно к обострению политической ситуации в мире, к войнам за ресурсы. Человечество может просто погибнуть в борьбе за ресурсы, в превращённом в помойку мире, переживающем глобальное потепление. Все страны мира включены в безумную гонку как можно более быстрого развития экономики, а ресурсы планеты ограничены - вот причины неизбежности предстоящих силовых столкновений государств и народов.
  
  И перечислены здесь далеко не все следствия распространения духовно-нравственной поведенческой парадигмы Возрождения. Рассмотрим сейчас на нескольких примерах более подробно, как отсутствие веры в Бога (в евангельском понимании веры, подразумевающей жесткую связь веры и соответствующего поведения верующего в реальной жизни) и абсолютизация свободы в современном догматическом либерализме толкают мир в пропасть.
  
  
  
  
  
  1. ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ ЛИБЕРАЛИЗМ.
  
  
  'Древние греки думали, что демократия - это когда граждане избирают Народное собрание. На самом деле демократия - это когда разные секс меньшинства устраивают уличные шествия'. Из анекдота.
  
  Догматический либерализм в политическом плане воплощается в режиме либеральной демократии. Современная либеральная демократия есть демократия демагогическая, превращающая демократию в охлократию, культивирующая в обществе самовлюблённый дилетантизм, беспринципную политкорректность и слепую толерантность.
  Абсолютизация свободы даёт возможность пропагандировать всё что угодно. Со временем в атмосфере вседозволенности утрачивается значение хорошего и плохого. Политкорректность с толерантностью ставят запрет называть вещи своими именами - с этого момента ложь постепенно захватывает общественное сознание, потому что правда одна, а ложь бесконечна.
  В современном мире углубляется специализация индивидуальных знаний, вызванная научно-техническим прогрессом и развитым материальным производством, но падает общее естественнонаучное образование человека, в силу дефицита времени, необходимого для занятий. Происходит интересный процесс, при котором рост специальных знаний человека сопровождается одновременно ростом дилетантизма. Люди становятся обладателями сложных узких знаний, и всё меньше начинают разбираться в общих вопросах, не связанных с их непосредственной деятельностью. Не разбираясь в сложных вещах, не относящихся к их компетенции, люди зачастую не могут правильно оценить те, или иные события, явления. И участвуя в процедуре демократического выбора, часто принимают неверные решения, усугубляя проблемы своей некомпетентностью.
  Дилетантизм, как вынужденное следствие материального прогресса, усугубляемый свободой в отстаивании любых мнений, даже заведомо ложных, в то же время призван демократической политической системой быть вершителем судеб государства. Любые мнения, даже дилетантские, посредством политкорректности и толерантности становятся равнозначными. Все мнения, какими бы дилетантскими и примитивными они ни были, требуют к себе уважительного отношения, и рассматриваются наравне со всеми остальными мнениями. Но так как верное решение с каждым годом найти всё сложнее из-за увеличения сложности современного мира, в этом либеральном болоте тонет правда, которую уже не отличает от лжи невежественный мозг.
  Правда гибнет в атмосфере либеральной вседозволенности. Разум перестаёт осмысливать действительность, передоверяя решение жизненных вопросов человеческого существования различным принципам, будь то 'частная собственность', 'свобода конкуренции', 'представительная демократия', 'атеистический гуманизм', 'демократический либерализм' и так далее.
  Правда, как нежный цветок, может пропасть, задавленная ложью, если её не защищать. Общество, получившее жестокий урок истории, а все уроки истории пишутся кровью, не может сохранить полученную в результате урока истину, если пускает её в свободную конкуренцию с ложью. В свободной конкуренции ложь всегда побеждает, потому что её гораздо больше и потому что слаб человек - он всегда уступает давлению обстоятельств. Но догматический либерализм фактически прекращает поиск истины. Вопрос 'Что есть истина?' либералов не интересует. Они знают, что истины нет, раз нет Бога. Значит, все знания относительны.
  Предки европейцев, боровшиеся за свободу для себя и своих детей, знали, что такое правда, они умели отличить истину и ложь. Они ещё верили в Бога и в справедливость. Их потомки - современные европейцы, уже не верят ни в Бога, ни в чёрта, а только в писаные ими самими законы. Для них важны только наличные деньги, их не интересует справедливость, а только показатели экономического развития - количество автомобилей и унитазов на душу человека. Да они и не знают уже, что такое справедливость - в атмосфере политкорректности европейцы потеряли знание правды. И толерантность лишила современных коренных европейцев понимания истины.
  Если терпимо относиться ко всему на свете, то правда просто теряется в сонме различных 'равноправных' точек зрения. Правда становится относительной, принципы размываются, и истина окончательно гибнет под ворохом дилетантизма. Общество становится добычей для спекулянтов - вот почему так развита лженаука в 'развитых' странах. Язычество, сатанизм, идолопоклонство, астрология, нумерология и прочие шарлатанские верования поглощают общественное сознание.
  Политкорректность - уважение ко всем, даже заведомо к ложным высказываниям, затрудняет процесс принятия решений, вносит сумбур в головы людей, затуманивает понимание. Человек перестаёт понимать, что его собственная самореализация возможна лишь в обществе, охраняемом государством, в железных понятиях прав и обязанностей. Без этого понимания демократия вырождается в охлократию, где общество становится жертвой различных спекулянтов от политики до экономики.
  Спекуляции в политике приводят к войнам, спекуляции в экономике приводят к кризисам. Люди выходят на улицы и начинают протестовать, не понимая, что становятся марионетками в руках умелых режиссёров.
  Неограниченная свобода поощряет в человеке вседозволенность и дилетантизм, дилетантизм и вседозволенность защищают и оправдывают себя толерантностью и политкорректностью, которые требует уважения личной свободы - круг замкнулся. Таков механизм вырождения демократии в охлократию, ведущую европейское общество к самоуничтожению по пути депопуляции низкой рождаемости.
  
  ДЕМОКРАТИЯ И ТОТАЛИТАРИЗМ.
  
   Особенно часто либеральные политические деятели спекулируют понятием 'демократия'. Понятие 'демократии' наполнилось в современном мире каким-то религиозным мистическим содержанием - политические спекулянты предлагают либеральную демократию, как будто панацею от всех социальных бед. Каждый 'демократ' считает себя 'святее Папы Римского' в понимании демократии, обвиняя других в некомпетентности. Что объединяет всех либеральных демократов, так это бездумное навязывание норм западной демократии всему миру.
  А непродуманное, насильственное навязывание демократических норм всем без разбора очень часто приводит к трагедии. Так было в России в 1917 году, когда бездарное демократическое правление отдало Россию в лапы большевиков. Так было в Германии 30-х, когда Адольф Гитлер с помощью демократической процедуры пришёл к власти. Так случилось совсем недавно в Палестине, когда к власти демократическим выбором народа пришла партия 'Хамас', ставящая своей целью уничтожение Израиля. История, к сожалению, так ничему и не учит твердоголовых 'демократов', как показывают события, происходящие сейчас в Ираке и в Афганистане.
  На политических спекуляциях вокруг термина 'демократия' в России воспиталось не одно поколение революционных горлопанов, начиная с российских террористов начала ХХ века, разваливших Российскую империю, и заканчивая 'младодемократами' конца ХХ века, развалившими Советский Союз.
  Критики современной России утверждают, что 'в России демократии как не было, так и нет', что 'российскому народу нужны столетия, чтобы нормы демократии отложились в его сознании'. Какая чушь!
  Демократия не может кому-то принадлежать, не может быть чьей-то: американской, европейской, российской, советской. Она ничья - демократия состоит из определённых норм и принципов управления. И каждое государство по-своему применяет и реализует у себя эти нормы, тогда и можно говорить об особенностях реализации принципов демократии в каком-либо государстве.
  Американская демократия, например, это не образец для подражания, это чисто американский способ внедрения у себя демократических норм, известных ещё с глубокой древности. Демократический свод правил и норм известен всем давным-давно, но каждая страна по-своему использует этот свод, в соответствие со своими культурными традициями, в соответствие с уровнем социального, политического и экономического развития своего общества. Это просто безумие, внедрять комплекс демократических норм одного государства в неподготовленное к восприятию этих норм общество другого государства.
  Нормы демократии не изменяют плоть людей, не отражаются в генетическом аппарате, и каждое новое поколение в 'демократических' странах не становится 'более демократичным' на биологическом уровне.
  Правда в том, что каждому новому поколению людей приходится осваивать нормы демократии, сложившиеся на данный момент в данном обществе. А вместе с демократическими нормами молодые люди находят в обществе и усваивают нормы всех других форм организации власти. В общественном сознании любого общества присутствуют как нормы демократии, так и нормы, на которых основан тоталитаризм.
  
  Существует два способа решения вопросов: когда человек принимает решение единолично, либо когда решение принимается коллегиально несколькими людьми. На применении этих способов решения проблем основаны все способы управления обществом и государством от абсолютизма до демократии. Эти способы решения вопросов естественны и существуют в любом обществе. Поэтому в любом обществе существуют группы, где вопросы решаются демократично, и группы, где принят абсолютизм.
  Преступность всех сортов основана не на принципах демократии. Тоталитаризм гнездится в преступной среде и воспроизводится постоянно автоматически - вот почему так важно для общества искоренять преступность.
  Работа капиталистического предприятия основана не на нормах демократии. Любой капиталист - это диктатор на собственном предприятии.
  Любой человек в демократических странах является носителем не только идеологии демократизма, но и идеологии тоталитаризма. Иначе как могли бы существовать в демократических странах тоталитарные секты, например?
  Демократия в Америке и Европе никогда не мешала и не мешает процветанию преступности. Более того, говорится о том, что, мол, преступность, это есть своеобразная плата за ту свободу, какую даёт демократия. Это оправдание преступности есть признание неспособности либерально-демократического государства защитить человека и его собственность от преступности. Интересно, можно ли признать покушения на братьев Кэннеди проявлением демократического волеизъявления? Или это проявление тоталитарных наклонностей?
  Следовательно, демократию нельзя учредить раз и навсегда. Демократическая форма правления не гарантирует государству вечно оставаться демократическим, о чём пишут сейчас многие мыслители, предрекая неминуемое сползание Соединённых Штатов к диктатуре.
  Демократию нельзя привить человеку на уровне биологии, демократия не передаётся по наследству в сознании людей, она передаётся только через воспитание, как форма государственного устройства. И если воспитание в западном мире отдано на откуп политкорректности и толерантности, демократия под угрозой.
  Поэтому западным политтехнологам нечего кичиться тем, что их страны столетиями живут в условиях демократии и поучать другие народы, что такое демократия. Это государства столетиями живут в условиях демократии, а конкретный человек живёт на земле гораздо меньше. И если человеку не внушать с рождения, чем демократия полезна для общества, тогда он может предпочесть любую другую, по его мнению, более правильную для общества форму правления.
  Как мы знаем, и в западных странах присутствуют терроризм, преступность, беззакония, как и в любой тоталитарной стране. И люди в любом государстве знают, как добиваться своих целей не только с помощью демократической процедуры, но и с помощью насилия, жестокости, подавления прав других людей. Посмотрите непредвзято и честно на порядки, в каких живут молодёжные сообщества во всех странах мира, на порядки, какие устанавливают подростки в своей среде, общаясь друг с другом, в школе, на досуге, и вы поймёте, что нормы демократии исконно не присущи ни одному человеку от рождения. Они только могут воспитаться или нет при определённой социальной политике государства.
  Смешно и горько наблюдать, как некто начинает изображать из себя учителя демократии, насмотревшись рекламной информации, исходящей из другой страны, и старающийся бездумно примерять в своей стране чужие правила жизни. Учителем демократии может быть только история государств. Только изучая историю государств можно понять, насколько успешно можно внедрять те или иные нормы демократии в жизнь родного государства.
  Демократия не может быть ни плохой, ни хорошей. Демократия есть просто инструмент, способ организации государственной власти. Она может быть плохой либо хорошей только от того, кто и как использует этот инструмент. Очень часто те или иные слои общества использовали демократические лозунги для установления своей власти. Спекуляции на тему демократии известны ещё со времён Древней Греции и Древнего Рима.
  Демократия может стать игрушкой в руках негодяев. Она сама по себе не в состоянии огородить общество от сползания к диктатуре. Демократия в истории человечества заканчивалась порой весьма печально: фашизм, коммунизм в ХХ веке, империей в древнем Риме, падением демократических Афин в Древней Греции. Демократия может привести к краху общество, если общество не будет постоянно заботиться о разумности демократии. Сначала гибнет демократия, основанная на разуме и морали, - она превращается в бездумную демагогическую демократию, ведущую к охлократии. А затем уже охлократия становится жертвой других преступников.
   Посредством демократической процедуры не раз в истории совершались гнуснейшие дела, начиная с убийства Сократа и заканчивая отторжением Косово от Сербии.
   Демократическая форма правления сама по себе, к глубокому сожалению, никак не спасает народы от депопуляции низкой рождаемости, приводящей к их вымиранию. Скорее наоборот, если демократия приобретает догматический характер. Слабость демократии заключается в том, что она, наполнившись либеральной догматикой, не может защитить общества от вырождения и самоликвидации.
  
  ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПРОЦЕДУРА.
  
   Как это происходит сейчас, знают все. Кандидат предлагает себя всем и каждому. А избиратель решает, кому из кандидатов отдать свой голос. А так как в массе своей избиратели не являются специалистами в вопросах государственного управления, они часто не могут сделать рациональный выбор. Этот факт, конечно, учитывается кандидатами и они активно используют в своей избирательной кампании методы психологического и эмоционального воздействия на избирателя. И это приводит к тому, что предвыборная кампания проводится в форме развлекательных шоу.
  Кандидаты вынуждены рекламировать себя и свои взгляды точно так же как рекламируется любой товар. В рыночной демократии политические взгляды тоже становятся товаром! И происходит постоянное навязывание товара - кандидата и его взглядов. И реклама из кожи вон старается произвести впечатление на избирателя, который не вполне разбирается даже в таблице умножения, а не то, чтобы сделать правильный выбор между политическими платформами. Партии бросают все силы, чтобы привлечь голоса так называемых 'серых избирателей'. Поэтому реклама и предвыборные плакаты стараются воздействовать не столько на рациональность избирателя, сколько на его эмоции. В избирательных кампаниях партии используют так называемые 'хватающие бабушек' пиар-технологии.
  Кандидаты борются между собой красиво оформленными лозунгами: чей лозунг ярче, бросче и привлекательней, у того больше шансов получить голоса избирателей. Поэтому кандидаты, выступая в своих рекламных листовках, говорят о том, что они хотят сделать. В результате перед избирателем встаёт огромная проблема: все кандидаты говорят о хороших вещах, все борются за правду и справедливость, все пекутся о пожилых и работающих, все говорят о счастье детей и так далее, и тому подобное. И никто из кандидатов не говорит, а как он хочет добиться тех целей, которые обозначил в своей программе.
  Но именно в методах достижения целей и заключается главное! Все говорят о счастье человека - и кто громче и увереннее держит себя, тот часто и побеждает. А если бы избиратель имел время, желание и знания разбираться в том, какими методами будет действовать кандидат, чтобы добиться счастья людей, тогда многие трагедии истории не случились бы.
  Так происходит всегда и везде. С одной стороны, кандидаты не утруждают себя интеллектуальной работой, чтобы объяснить свою позицию, потому что массовый избиратель всё равно ничего не понимает в сложных экономических и политических вопросах. С другой стороны, избиратель не в силах разбираться в политических платформах и часто поддаётся силе мнения своего окружения, либо ориентируясь на подачу рекламы кандидата.
  В период выборной кампании различные партии предлагают себя избирателям. Посредством предвыборной рекламы навязываются те или иные высказывания, касающиеся желания той или иной партии заполучить места в Парламенте, например. Партии борются за голоса избирателей всеми возможными способами.
  Эта система сложилась ещё с XIX века, когда благородные джентльмены, пытаясь занять выборные должности, искали голоса избирателей по всей округе. И неважно, какие взгляды у избирателя (и есть ли вообще), важен был его голос. С тех пор сложилась процедура представительной демократии, которая подразумевает наличие массы избирателей с одной стороны, и наличие господ, добивающихся голосов избирателей с другой. Господа-кандидаты 'сеют разумное, доброе, вечное' среди масс избирателей, в надежде, что кто-нибудь из избирателей отдаст ему свой голос на выборах.
  В надежде получить как можно больше послушных голосов, западная демократия снижает возраст избирателей. В самом деле, кто из нас, находясь в здравом уме, доверит ребёнку управлять по своему разумению семейными делами? Молодой человек ещё учится, находясь на иждивении родителей, ещё только познаёт мир, юношеский максимализм - эта гормональная болезнь растущего организма - толкает молодого человека от одной иллюзии к другой. А государство уже наделяет его избирательными правами, приглашая участвовать в выборе государственной власти!
  Верх идиотизма - просить 18-ти летнего молодого человека совершить сознательный выбор политических платформ. В этом возрасте люди действуют ещё не рационально, но под воздействием эмоций и гормонов, бушующих в молодом организме. Как может молодой человек, не знающий истории, политики, экономики сделать рациональный выбор, если он просто не изучал эти вопросы. В возрасте 20 лет ему родители не доверят даже семейный бюджет распределять, не говоря уже о руководстве предприятием. Но почему-то доверяют участвовать в руководстве страной!
  Демократия тогда является действительно полезной для людей, способствующей развитию общества, когда в её функционировании прямо участвуют люди, работающие на себя. В древних демократиях все мужчины, способные быть воинами, являлись участниками народного собрания. Именно они принимали решения, от которых зависела их собственная жизнь. Когда римские граждане по тем или иным причинам, связанным с ростом благосостояния, стали отказываться от воинской службы, демократия стала хиреть и постепенно выродилась, уступив место империи. И римская империя окончательно пришла в упадок, когда армия стала наёмной, составленной из иноземцев.
  Древние демократии ясно отдавали себе отчёт в том, что для того, чтобы сохранить свою национальную идентичность, к демократическому самоуправлению не должно допускать выходцев из других стран. Смогла бы древняя греческая цивилизация создать выдающиеся достижения в различных областях деятельности, если бы не ограничивала права иммигрантов? К работе афинского народного собрания допускались только те жители Афин, кто мог доказать свои афинские корни в нескольких поколениях.
  В Древнем Риме демократия в конце концов выродилась настолько, что для сохранения государства стала необходима диктатура. Когда богатые люди стали покупать голоса избирателей, избиратели превратились в клиентов, постоянно требующих материальную поддержку. Тот, у кого много денег, мог купить голоса избирателей - римских граждан, и занять выборный пост. Это естественно приводит к тому, что постепенно в руководстве страной оказываются далеко не самые умные и честные люди. Такое правление и привело Древний Рим к погибели.
  
  СПЕКУЛЯЦИИ НА СВОБОДЕ И ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА.
  
  Цель деятельности современных либералов, по их собственным словам, - 'мировая демократическая система, основанная на власти закона, соблюдении прав человека и открытом выражении мнений'. Все понятия в этом лозунге наполнены положительным для уха содержанием. Но практика построения такой системы оказывается глубоко разочаровывающей.
  Современная демократическая система действительно основана на власти закона, только власть-то получается крайне неэффективная. Она не в силах искоренить ни преступность, ни наркотическую зависимость населения, ни коррупцию, ни голод, ни бедность, ни насилие в современном мире. Власть закона в современном демократическом обществе используется в первую очередь сильными и богатыми, чтобы становиться ещё сильнее и богаче за счёт грабежа и эксплуатации слабых по всему миру.
   Права человека? В природе никаких 'прав человека', и вообще каких-либо у кого-либо прав, не существует. Права человека - это то, что придумано человеком для человека. И как во всякой человеческой придумке, в понятие 'прав человека' каждый волен вкладывать то, что ему кажется честным и правдивым. Но если одному правдой кажется одно, то другому правдой кажется совсем другое. Поэтому понятие 'прав человека' стало предметом разнообразных спекуляций, используемых, как правило, либеральными политическими течениями в своих корыстных интересах. Понятие 'права человека' в современном мире стало жупелом, которым богатый процветающий либеральный мир долбит все остальные народы, чтобы держать их в подчинении.
   'Открытое выражение мнений' - ещё один символ либерализма и пример спекулятивных рассуждений. В какие века было невозможно открыто высказывать своё мнение? Во все времена человек всегда мог высказаться открыто о том, что думает. И во все века человек должен был отвечать за сказанное перед другим человеком. Вспомним хотя бы знаменитый ответ остатков Старой гвардии под жерлами английских пушек на поле Ватерлоо. Вопрос в том, насколько сурово человек должен отвечать за свои слова - это каждое столетие решало по-разному, в соответствие с главенствующей идеологией. И в нынешнем либерально-демократическом мире есть темы, закрытые для публичного обсуждения (отрицание холокоста, например). Альтернативная точка зрения во все времена не приветствовалась, мягко говоря, такой она остаётся и в нынешнем мире. Но если раньше открытое выражение мнения требовало определенного мужества и уверенности в своей правоте, то сейчас никакого мужества не нужно, да и знаний никаких не нужно тоже - болтай, что в голову взбредёт.
  
  'Права человека' - изобретение Эпохи Просвещения. И следует сразу же уточнить, что в те времена под человеком понимался исключительно мужчина. Поэтому это словосочетание изначально было надругательством над здравым смыслом. Поэтому и возник феминизм, что в 'правах человека' гуманисты Просвещения 'забыли' причислить женщину к человеческому роду.
  'Права человека' - это 'Моисеевы скрижали' эпохи догматического либерализма.
  Первое 'право человека' - это право на жизнь. А кто даёт человеку это право? Природа? Но природа молчит. Если мы отказываемся от Бога, тогда любые права могут дать только люди. И вот люди, объявившие себя гуманистами и либеральными мыслителями заявляют, что никто не вправе отнять жизнь у человека. Жизнь человека теперь возводится в абсолют, фетишизируется. Так либерализм наполняется догматикой, извращающей здравый смысл.
  В самом деле. Раз человека нельзя казнить, значит, можно быть каким угодно моральным уродом и извращенцем, но никто не смеет лишать такого 'человека' жизни. Можно быть серийным убийцей и убивать людей десятками, сотнями, тысячами... миллионами, десятками миллионов... Раз отказываются от Бога, то обожествляется сам человек со всеми его пороками и извращениями.
  Культ личности человека начался с эпохи Просвещения. Такая абсолютизация человека произошла из наивной просветительской идеи об изначальной природной доброте человека. Мол, человек с рождения - ангел, и только под влиянием среды он становится иногда чёртом. Воспитайте его правильно, и на земле возникнет рай - вот кардинальная идея либерализма Просвещения. И эту идею разрабатывали, как правило, люди, которые в жизни палец о палец не ударили в воспитании собственных детей. Такие 'теоретики' общественного счастья свои иллюзии считали истиной в последней инстанции и с азартом, достойным лучшего применения, пропагандировали свои примитивные измышления.
  И в то же время либеральный догматизм не протестует сейчас против уничтожения народа посредством депопуляции низкой рождаемости, с помощью добровольного отказа людей, живущих в комфортных условиях, от рождения детей. Европейские народы ежегодно недосчитываются миллионов детей просто потому, что либеральная демократия позволяет мужчинам и женщинам убивать детей не зачатием и абортами. С одной стороны, сохраняем жизнь садистской гадины, а с другой - не даём родиться здоровым, красивым, умным детям. Не абсурдно ли?
  И никто не смеет лишать человека его 'естественных' прав и свобод. И даже жизнь самого страшного садиста-изувера в Европе объявляется неприкосновенной. Но если вы объявляете неприкосновенной жизнь садиста, так почему разрешаете любому человеку убивать людей не рождением, господа либерал-демократы? Никакой логики! С одной стороны - сдувание пылинок с любого родившегося, будь то хоть исчадие ада, а с другой стороны - полный произвол по отношению к зачатой, но ещё не родившейся личности.
  Либерально-демократическая заповедь 'свободы личности' оборачивается полным развращением человека. То есть, делай, что хочешь, человек, можешь изуверски убивать людей - тебе предоставят комфортные условия отсидки с правом помилования, если у тебя, дай Бог, заболит что-то. Либо убивай людей просто их не рождением - тебе никто слова не скажет.
  Посредством депопуляции низкой рождаемости либерально-демократические Европа и Америка недополучили после окончания Второй мировой войны сотни миллионов граждан. Таким образом, получается, что либеральный догматизм - самый беспощадный режим в истории человечества.
  
  ЛИБЕРАЛИЗМ НЕ ЗНАЮЩИЙ МЕРЫ.
  
  Догматический либерализм не знает такого понятия как мера. Такой бездумный либерализм полагает, что чем больше свободы в обществе, тем лучше. В этой погоне за свободой общество не замечает, как переходит грань, отделяющую демократию от охлократии.
  Прямая дорога к охлократии - абсолютизация свободы. Ничем не ограниченная свобода ведёт к анархии, ведёт к всеобщему хаосу, к вымиранию, к войне всех против всех.
  'Мир уткнулся в перепроизводство свободы, - говорит Александр Долгин. Свобода имеет материальную составляющую, а также связанные с этой составляющей образ жизни и тип занятости. В период последних тучных десятилетий помыслы людей были направлены ...- занимать определенное положение, самореализовываться, творить и т.д. Всем хотелось жить и работать так, как хочется. И рынки откликнулись на этот запрос с большим энтузиазмом. Они удовлетворили все мыслимые и немыслимые потребности, состыковали экзотические желания с порой оригинальными призваниями отдельных людей.
  Ассортимент, возможность выбора, возможность управлять своими личными коммуникациями - это и есть ключевые предпосылки свободы, которой общество добивалось и наслаждалось последние годы. Люди получили свободу. Именитым гуманистам следовало бы ликовать. Однако они только и делали, что бичевали общество потребления. ... Они фетишизировали свободу индивида абстрактно. И на дух не переносили конкретных проявлений натуры своих подопечных.
  ...Нужно так много работать, чтобы обслуживать желаемую свободу выбора, что люди в какой-то момент не выдерживают взятого темпа. Свобода - это, конечно, прекрасно. Но, как у всех экономических благ, ее полезность в пределе уменьшается. Проще говоря, каждая новая порция свободы (порция ассортимента) дает меньший прирост удовольствия. А каждый новый квант свободы дается все с большим трудом. И в какой-то момент усилия по наращиванию свободы не оправдывают ожиданий. ... Об этом пишут уже лет 30. Люди много зарабатывают, но работают для этого столько, что им не хватает времени, чтобы насладиться плодами карьерного роста.'
  Долгин опровергает основной тезис либерализма, что 'свободы, как и здоровья, много не бывает': '... свобода - это благо, которое может быть избыточным. К примеру, может быть избыточной свобода, предоставленная ребенку. ... Свобода или сложность системы должна быть гармонизирована со способностью совладать с этой сложностью. ... более осмысленное потребление связано с умением человека рефлексировать, насколько качественно его личностное время. Пока качество времени не научились измерять, им почти невозможно управлять. Человек становится заложником трендов, подражаний, спонтанных решений и т. д.'
  Такой человек - заложник свободы - и составляет общество потребления, критикуемое либеральными гуманистами. В условиях возрастающей свободы должна возрастать ответственность за пользование свободой, должна возрастать культура полезного использования свободы, то есть, использования не себе во вред, должна возрастать компетенция человека. Современное же западное общество демонстрирует полное неумение распоряжаться имеющимися у него свободами: моральная и физическая деградация превращаются в депопуляцию низкой рождаемости, уничтожающую европейцев.
  Кроме того, заметим мы от себя, здоровье - это природный дар человека, случайный набор 'хороших' генов. Свобода же - это явление чисто человеческое, социальное. Свобода человека - явление историческое, приобретённое потом и кровью, обеспеченное всей мощью государства. И человек должен соответствовать получаемой свободе не только для того, чтобы ценить деяния предков, но самое главное, чтобы уметь распоряжаться полученной свободой себе на пользу, а не во вред.
  
  В любом обществе всегда есть здравые люди, нравственные и умные. Но в любом государстве, как правило, большинство населения составляют люди, мягко говоря, не вполне сведущие в вопросах, не входящих в круг их непосредственных интересов. Вот почему так важна мера свободы - чтобы не дать излишнюю свободу людям, преследующим низкие интересы, преступникам и извращенцам, недостаточно умственно развитым, чтобы понимать последствия своих действий. Чтобы не дать им возможности влиять на всё общество, разлагая его своим эгоизмом, тупостью, цинизмом.
  Сотни лет многие поколения европейцев героически боролись за свою свободу, за права человека. Но когда эти ценности становятся нормой, открывается время для спекуляций, когда полученные с таким трудом права, завоёванная героическими усилиями свобода, начинают использоваться различными демагогами во вред обществу.
  Чем больше свободы получают люди, тем больше искушение у различных эгоистов, преступников и извращенцев, использовать плоды общественной свободы ради своей личной выгоды. Эти люди живут лишь настоящим, паразитируют на обществе и его проблемах. И чем больше проблем у общества, тем удобнее преступникам, демагогам и извращенцам паразитировать на обществе.
  Эти люди не видят, что, разрушая общество, они тем самым разрушают своё будущее и будущее своих детей. Но современный эгоизм отказывается и от своих детей, чтобы наслаждаться жизнью здесь и сейчас - древний призыв 'Хлеба и зрелищ' отнюдь не устарел. Он только несколько видоизменился. 'Хлеб' производят высокоразвитые страны европейской цивилизации, они же поставляют и различные 'зрелища' для пресытившегося комфортом обывателя: нескончаемые дискотеки, карнавалы, тусовки, показы мод, спортивные соревнования, политические игрища, скандалы и презентации - это и есть жизнь исчезающего европейского мира. 'Красиво загнивают', как говорилось в Советском Союзе по поводу Запада.
  Хлеб, по сравнению с древнеримским, вряд ли стал более вкусным, а зрелища более утончёнными и масштабными. Так и суть осталась прежней - бесконечные эгоистические наслаждения 'здесь и сейчас' любой ценой, даже ценой собственной гибели. Такая жизнь похожа на опьянение, и нужно очень много душевных сил, чтобы очнуться от этого нескончаемого потока удовольствий и здраво взглянуть на мир. В этом оболванивании населения заинтересован и бизнес, получающий свои грязные деньги, и политики, получающие власть над толпой. И этот путь неизбежно ведёт к вымиранию от депопуляции низкой рождаемости, как в Древнем Риме, так и в современной Европе.
  Люди пользуются полученной свободой не для самоусовершенствования, не для того, чтобы стать мудрее, начитаннее, грамотнее, нравственнее, а для удовлетворения своих естественных, но искусственно развитых потребностей в разнообразных еде, питье, развлечениях. И тогда свобода оборачивается разнузданностью нравов. Гораздо прикольнее проводить всю ночь напролёт на дискотеке, а потом отсыпаться весь день, чем работать или учиться. И наркотики являются очень кстати, чтобы вдохнуть силы в уставший от тусовок организм. А чтобы учёба и работа не мешали отдыхать от ночных забав, следует сократить количество учебных часов для занятий в ВУЗах и рабочую неделю, при сохранении стипендий и зарплат - вот с такими требованиями заполняют улицы в демонстрациях нынешние потомки героических европейских пролетариев.
  
  СОВРЕМЕННАЯ ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ.
  
   Алексис де Токвиль в XIX веке создал объёмный труд, посвящённый развитию демократии в Америке. Сейчас эта работа признана основополагающей к пониманию демократии. И сейчас все пропагандисты свободного мира славословят демократию американского образца.
   С демократией связывают не только огромные экономические достижения современного европейского общества, но и общественно-политические достижения, свободы и права человека. К сожалению, при этом напрочь забывается о том, что это только в ХХ веке демократия привела к обществу всеобщего благоденствия. Только в ХХ веке, да и то не везде, демократия стала заботиться о людях. Но даже в ХХ веке так было не всегда, что уж говорить о прошлых веках.
   Соединённые Штаты - это государство, созданное переселенцами преимущественно из европейских стран на индейских землях. И долгие века демократия в Америке не возражала против того, чтобы считать индейцев недочеловеками. Вспомним, что именно в условиях демократического государства происходило истребление индейских племён Америки. Демократический способ правления отнюдь не мешал Соединённым Штатам истреблять индейцев, устроив настоящий геноцид на американском континенте.
  Европейский гуманизм, который исповедовали просвещённые американцы в XVIII-XIX веках, распространялся только на привилегированное белое население США, но не на индейцев, не на негров, не на бедняков. Демократия в Америке даже в середине ХХ века не возражала против того, чтобы считать негров и индейцев не равными в правах с белокожими.
   И современная демократия XXI века хоть и возражает против бедности и неграмотности во многих странах мира, даже в США, но мало что делает, чтобы избавить мир от этих пороков.
  
  Единственное, что реально даёт либеральная демократия - это быстрые темпы экономического развития. Но этот быстрый рост экономики приводит к разбалансировке производства и потребления. И тогда без вмешательства государства экономические кризисы лечению не поддаются. В период кризисов демократическое государство, ограничивая свободу частного производства, спасает общество. Демократическое государство, тем самым заботится о высоких темпах экономического развития. Но либеральное общество, освободившись от кризиса и получив высокий уровень жизни благодаря антикризисному вмешательству государства, не терпит более никаких ограничений в удовлетворении своих потребностей, и всячески теперь ослабляет государство, ограничивая сферу его деятельности. Те или иные слои общества начинают использовать само государство для ослабления государства. Так готовятся условия для нового кризиса.
  
  Превращение демократии в охлократию в Европе и Северной Америке осуществляется либеральными интеллигентами с помощью средств массовой информации, которыми они владеют безраздельно, навязывая политическим деятелям и обществу своё мнение, и натравливая общество на людей, не разделяющих их взгляды.
  Когда им что-то выгодно, или они считают что-либо истинным, тогда им наплевать на общественное мнение, на демократические принципы. Тогда они продавливают своё мнение, тиражируя его своими изданиями. Очень показательно в этом смысле, как либералы и подвластные им СМИ навязывали некоторым европейским странам вступление в НАТО. Несмотря не отрицательное мнение подавляющей части населения этих стран к вступлению, и либеральные власти, и СМИ настойчиво внедряли на протяжении многих месяцев свою точку зрения, не допуская никакой иной. Тот же вариант был избран и в оболванивании украинского населения во времена оранжевого режима.
  Изобретая броские рекламные ходы, либеральные интеллигенты пробивают дорогу своим политическим ставленникам, и постепенно подчиняют политических деятелей либеральной идеологии. Свобода слова теперь становится свободой пропагандировать либеральные взгляды. И попавшие в государственную власть либеральные политики начинают изменять законодательство в соответствие с либеральными догмами. Так государство превращается в манипулируемую игрушку в руках либеральных интеллигентов, послушную во всём их извращённым взглядам.
  Либеральная власть, провозглашающая на словах защиту демократии, на деле цинично игнорирует волю народов. Особенно ярко это проявилось во времена распада СССР. Три 'демократические' республики бывшего Союза ССР убили великую страну, наплевав попросту на мнение абсолютного, подавляющего большинства населения России, Украины и Белоруссии. В этих трёх республиках, и не только в этих, люди хотели жить в едином государстве, освобождённом от коммунистической идеологии, но 'демократы' нагло растоптали мнение людей. Такая вот демократия...
  
  Современное правовое западное государство призвано защищать человека, отвечать за сохранность общества и за его развитие. Но если общество сокращается из-за падения рождаемости, то ответственно за это именно правовое государство, которое не справилось со своей главной задачей по сохранению общества и улучшению его жизни. Значит, правовое государство, капиталистическое и либерально-демократическое, не способно сохранить общество. Депопуляция самоистребления выбрасывает, таким образом, правовое буржуазное государство на свалку истории в силу его импотентности в попытках приостановить вымирание коренного населения.
  Подавляющему большинству людей во все времена хочется только 'хлеба и зрелищ', им никакого дела нет до того, откуда пища и кто их веселит. Они не хотят задумываться о сложных проблемах экономики, политики. Они хотят, чтобы им не мешали пить и петь, есть и веселиться, а не нудили с проблемами. И капиталистическое производство стремится удовлетворить любые потребности, чтобы получить прибыль. И государство при этом должно стоять где-то на обочине и не мешать людям жить в комфорте и в веселии. Пусть, кому это интересно, занимаются снабжением, производством, устройством, а большинство людей не хотят этим заниматься. И выбирают избиратели на выборах того, кто более красочно расписывает свою программу.
  Выбирает охлократия под впечатлением не от программы, в сложностях которой люди не в силах разобраться, а от кандидата. Люди, не понимающие ни в политике, ни в экономике, не знающие ни истории, ни науки, априори не могут сделать рациональный выбор. Поэтому и превращаются выборы в буйство красок и приколов, превращаются в предвыборные шоу.
  Демократия, чтобы быть успешной, то есть служить обществу, сохраняя его, по крайней мере, должна не допускать депопуляции самоистребления. Но если демократия не сохраняет общество, допуская депопуляцию низкой рождаемости, это значит, что демократия незаметно превратилась в охлократию.
  На основании истории ХХ века, мы можем вывести закон общественного развития. Ничем не ограниченный либерализм превращает демократию в охлократию и запускает механизм ликвидации общества через депопуляцию низкой рождаемости.
  Общество, предоставленное в нравственном отношении самому себе, без веры в Бога, вступает на путь депопуляции. Это происходит потому, что человек не может в одиночку противостоять соблазнам, которые предлагает общество всеобщего потребления. Требуется некий ограничитель потребностей человека. Таким ограничителем может служить только идеология, основанная на духовных принципах. Закон не может ограничивать потребности, потому что невозможно точно прописать словами ни одно понятие, ни одну сущность.
  'Сказанное слово есть ложь', говорит старинная мудрость и так как с помощью слов ничего нельзя определить исчерпывающе, невозможно ничему дать точное определение, тогда писаные законы становятся объектами толкования, и могут быть применимы по-разному, в зависимости от мастерства действующих в суде юристов. Нет определения порнографии в законе - и порнопродукция заполонила все прилавки. Нет определения проституции - и девочки перестали заботиться о своей девственности. Нет определения терроризма - и бандиты стали хозяйничать в мире.
  Невозможно дать исчерпывающего определения ничему с помощью слов - этот факт давно известен, но, тем не менее, глупость человеческая полагает, что исключительно с помощью законов можно устроить человеческую жизнь. Глупость считает, что правовое либеральное (атеистическое) государство есть высшее достижение интеллекта. Но депопуляция низкой рождаемости ставит большой жирный крест и на правовом государстве, и на преклонении перед писаным законом. Миллионы высокооплачиваемых юристов не спасают западный мир от самоистребления. Более того, своей деятельностью они способствуют вырождению, ставя судьбу человеческого общества в зависимость от своего словоблудия.
  Суд присяжных - это общественный суд. Суд присяжных снимает с судьи, с государства, ответственность за принятие решения о виновности или невиновности человека. Государство, таким образом, отстраняется, снимает с себя всякую ответственность за моральное состояние общества, предоставляя его самому себе. И отпущенное на свободу общество морально разлагается до оправдания терроризма, как было в России XIX века, расслабляется настолько, что демократия превращается в охлократию и комфортное общество высокого потребления депопулирует в самоистреблении посредством низкой рождаемости.
  
  Демократический либерализм - самое эффективное средство контрацепции. Страна, присоединяющаяся к европейским культурным ценностям, принимающая европейскую идеологию, автоматически рано или поздно сталкивается с депопуляцией своего населения. Таким образом, если какой-либо интеллигент в какой-либо стране призывает соответствовать западным ценностям ради повышения уровня жизни народа, призывает приобщиться к западным свободам, к цивилизованному человечеству, то такой человек призывает, тем самым, к уничтожению собственного народа посредством низкой рождаемости. Такая вот получается 'загогулина'... Необходимо заботится об улучшении жизни людей, об этом постоянно должен думать настоящий патриот своего народа, своей страны, но европейский опыт либеральной демократии должен быть сразу же отброшен прочь, ибо за ним стоит смерть народов.
  У человека есть только один способ, чтобы сохранить себя в этом мире - использовать свой разум. И в связи со столетней европейской депопуляцией встаёт вопрос: а насколько европейский человек разумен, чтобы суметь сохранить себя в истории? Настолько ли человек соответствует своему званию 'homo sapiens', чтобы выжить? Сумеет ли европейский человек найти способ, чтобы сохранить свою цивилизацию? - это Современная либеральная идеология - это поистине безголовая, безмозглая идеология, поскольку именно либерализм привёл европейский мир к депопуляции низкой рождаемости и поскольку именно он сейчас не в силах остановить вымирание коренных европейцев.
  Чтобы возродить Европу, чтобы к началу ХХII века большинство её населения составляли коренные европейцы, следует немедленно принять ряд очень жестких и крайне непопулярных у расслабленного европейского населения решений. И что ещё более важно, твёрдо воплотить эти решения в жизнь. Хватит ли воли в нынешних европейцах?
  Складывается впечатление, что уже ничто не сможет остановить европейскую депопуляцию. Однако история даёт нам немало случаев, когда происходило чудо, и казалось бы точно проигранное дело вдруг необъяснимым образом возрождалось. Может быть и так. Но цена вопроса стремительно возрастает с каждым годом. Чем далее, тем более жёсткие решения придётся принимать европейцам, чтобы сохранить себя и свою культуру в мире.
   Отторжение воли должно смениться её возрождением, если осталось у европейцев желание сохранить себя и свою культуру. Если осталась воля к жизни у европейских народов, тогда возможно Второе возрождение Европы, на этот раз не в области культуры, а в вопросе о том, быть ли вообще европейцам на этом свете. Или о европейской Европе останется одно воспоминание, как об индейской Америке.
  
  
  
  
  
  2. ДОГМАТИЧЕСКИЙ ЛИБЕРАЛИЗМ И КАПИТАЛИЗМ.
  
  
  'Мир десятилетиями финансировал процветание Запада, в результате чего США накопили невиданную в истории внешнюю задолженность. Сегодня стало очевидно: это была несостоятельная модель и порочная идеология. Теперь всем придется платить по счетам и получать выгоду на равных - а от этого принципа Запад уже давно отказался.
  Как это ни парадоксально, Фукуяма со своим 'концом истории' в чем-то оказался прав. История никогда не кончается, но негодные идеологии рано или поздно ждет банкротство. КПСС ушла в небытие два десятка лет назад. Теперь же, в свете последних событий, фукуямовской 'либеральной демократии западного образца' пора отдавать последние распоряжения о собственных похоронах'. (Питер Лавелль)
  
  Кризисы текущего, XXI века, вызваны не временными трудностями, периодически возникающими в той или иной области человеческой деятельности. Если мы суммируем в единое целое все наличествующие проблемы, то ясно увидим апокалиптическую картину всеобщего кризиса, охватившего мир. Анализируя эту картину, мы увидим, что ни одна из проблем не может быть решена в принципе, не может быть разрешен ни один кризис в рамках либеральной идеологии.
   Разворачивающийся финансово-экономический кризис произошёл не вдруг. Его формирование началось во второй половине ХХ века. Многие экономисты уже на рубеже веков видели грозящую миру опасность и предупреждали о ней. Но локомотив капиталистического производства уже не в состоянии прислушиваться к доводам разума. Ничто уже не в состоянии остановить разрушающий капиталистическое общество материальный прогресс.
  
  Вот что говорит по поводу современного кризиса Александр Долгин:
  'Я считаю происходящее сейчас результатом зашкалившего перепроизводства потребительского разнообразия.
  Ассортиментная экономика - это экономика высоких издержек. Экономика ассортимента производит не столько необходимые вещи, сколько знаки и сигналы. Знаки и сигналы, которые позволяют людям вступать в коммуникацию с интересующими их людьми. В этом смысле свобода - это властвование над своим временем и возможность превратить его в качественное время.
  Разнообразие - это центральный нерв общественного развития в последние полвека. Это то, что позволяло людям полноценно работать и отдыхать. С ростом производительности труда высвободилось время. Его надо было заполнить какой-либо полезной деятельностью. Для людей, чьи базовые потребности удовлетворены, на первый план выдвигаются социально-функциональные потребности: принадлежать к определенным кругам, общаться с теми, с кем хочется и о чем хочется. У всех подобных потребностей есть общий знаменатель - стремление сделать свое личностное время как можно более качественным.
  Но во что это разнообразие обходится обществу? Автомобили модели 'Т', которые сходили с конвейера Форда, вовсе не по его прихоти были все до единого черные. Средний класс, зарождавшийся тогда, не потянул бы разноцветья. Похоже, что сейчас настал момент, когда нынешний средний класс тоже не выдерживает того объема свобод, который ему предложили. Очевидный факт. Бутылка пива, отобранная из 57 сортов, обходится вдвое дороже, чем такая же бутылка, выбранная из десяти сортов. Ценность вещи остается прежней - а стоимость изменяется в разы в зависимости от ряда товаров, в котором она представлена!
  Если видеть причину кризиса в избыточном ассортименте, то лекарство от кризиса - в управляемом, плановом сжатии ассортимента'.
  
   Капитализм не может развиваться без либерализации всех областей человеческой деятельности. Капитализм сам является главнейшим либерализатором отношений. Трудно сказать, что первично здесь, а что вторично: желание частной собственности получать прибыль где угодно и как угодно порождает освобождение общественной жизни от всяческих условностей, или борьба людей за право жить как им хочется создаёт возможность по-хозяйски распоряжаться свободой. Маркс, конечно, высказался бы за первый вариант ответа, но вероятнее всего, эти процессы шли параллельно, усиливая и взаимодополняя друг друга. Иногда либерализация общественных отношений давала толчок развитию бизнеса, иногда бизнес тащил за собой либерализацию жизни.
  Бездумная ничем не ограниченная либерализация отношений в бизнесе XIX века породила чудовищную эксплуатацию, грозившую взорвать европейские страны. Это бы и произошло, не пойди капиталисты (правые либералы) на некоторые ограничения своей жажды прибыли. Чем ожесточённее происходили столкновения капитала и рабочих, тем больше капиталисты шли на уступки в пользу людей труда. Экономические кризисы, периодически потрясавшие мир, постепенно учили капиталистов и политиков-либералов, и со временем заставили бизнес согласиться с некоторыми ограничениями своей кратковременной сверхприбыли ради не такого высокого, но постоянного роста прибылей. А испуг, вызванный приходом к власти в России большевиков, привёл руководство капиталистических стран к пониманию необходимости широкой либерализации условий существования людей в собственных странах. Свобода для избранных становилась постепенно свободой для большинства.
  Как совершенно верно говорили классики коммунизма, капитализм втягивает в оборот все народы, способствуя либерализации отношений. В погоне за прибылью, капитализм преобразует государство и общество, меняет характер и пристрастия человека. Капитализму нужна дешёвая рабочая сила - и в работу идут женщины и дети, мужчина выбрасывается на улицу и разрушается патриархальная семья. Капитализму нужна реклама товара - и на подиум выходят худосочные девочки, способные только дефилировать, но не рожать. Капитализму нужна огромная армия рабочей силы - и он способствует становлению феминизма, окончательно разрушая патриархальную семью. Таким образом, капитализм в том виде, в котором он функционирует сейчас, способствует разрушению семьи и является мотором депопуляции низкой рождаемости.
  Без феминизма капитализму было бы труднее вырвать женщину из семьи - вот почему бизнес стал поддерживать экзальтированных извращенок. Капиталисту нужна рабочая сила, и ради этого, он будет помогать тем, кто эту силу ему даёт. Капиталиста не интересует, к чему приведёт то или иное решение в каком-то далёком будущем, если прибыли его растут здесь и сейчас. Прибыль растёт - значит, это и есть прогресс. Поэтому он будет поддерживать любое безумие, любую блажь. И капиталисту глубоко плевать на какие-то 'предрассудки', типа 'священные узы брака' и 'браки составляются на небесах'. Капитализм отбрасывает одну 'условность' за другой: вслед за религией, которая стала ему мешать 'делать деньги', капитализм отбрасывает все общечеловеческие ценности.
  Когда-то в прошлом у бизнеса и политиков хватило ума поделиться прибылями и свободой с народом, ради самосохранения. Сейчас положение намного серьёзнее: Европа вымирает не от голода и нищеты, а от материального изобилия и всевозможных свобод. И если раньше, чтобы сохранить прибыли и обеспечить дальнейшее экономическое развитие, можно было просто повышать материальное положение трудящихся и уровень их политических свобод, то сейчас задача стоит прямо противоположная. Чтобы возродить умирающую Европу, надо пойти на беспрецедентный пересмотр роли бизнеса в обществе. Надо пойти по пути пересмотра значения всех базовых европейских ценностей, по которым развивалась Европа на протяжении тысячи лет. От решения, которое предстоит сделать европейским народам, будет напрямую зависеть их будущее - будут они существовать и успешно развиваться дальше в истории человечества, или исчезнут со страниц истории навсегда уже к XXII веку.
  Современный европейский мир, который расцвёл в Европе за последние сто лет, есть совместное порождение капитализма и либерализма. Капитализм, ради своего комфортного существования, должен был предоставить европейским народам свободу, политические права, материальный достаток. В либерализации общества капитализм стал видеть источник своих доходов и всячески поддерживал шаги либерализма. Но либерализм, словно джин, выпущенный из бутылки, сам начал диктовать условия дальнейшего развития общества. И вот мы видим результат этого буйства либерализма - вымирание коренного европейского населения. Тотальный отказ от нематериальных ценностей и бездумная погоня за материальным достатком, лежащие в основе капитализма, привели Европу, в конце концов, к депопуляции низкой рождаемости.
  Вообще говоря, вымирание есть логический конец цивилизации, существующей только ради удовлетворения вещных, материальных нужд собственного населения - такая эгоистическая цивилизация не нужна ни Богу, ни самой себе. Если человечество есть Бог, тогда вполне понятно вымирание людей, отказывающихся бороться за идеальные всеобщие ценности: всеобщее, а не частное, для своих граждан, равноправие; свобода для всех, а не только для граждан 'цивилизованных стран'; братство действительное, а не мнимое, для избранных; достаток для всех, а не для 'золотого миллиарда'. Попытка создать ограниченный рай на земле для избранных проваливается так же бездарно, как попытка 'построить коммунизм в отдельно взятой стране'.
  Вымирание коренных европейцев есть вполне заслуженный результат попытки похерить общечеловеческие ценности и жить только ради удовлетворения собственных нужд. В результате, они становятся не нужны самим себе - падение рождаемости ясно говорит о невозможности соединить эгоизм безмятежного материального достатка для избранных и общечеловеческие ценности. Сначала идёт формализация веры, отказ от духовной нравственности в быту, затем идёт отказ от единого Бога, а затем возникающее вместо единобожия язычество извращает все общечеловеческие ценности и развращает жизнь людей настолько, что они начинают вымирать от осознания никчёмности своего существования.
  
  Рекламный капитализм извратил все представления людей, сведя любые человеческие действия к товарно-денежным отношениям. Спорт, вместо того, чтобы стать достоянием всех людей, вместо того, чтобы приобщить всех людей к совершенствованию своего тела, стал поприщем профессионалов, старающихся обменять свои физические данные на деньги. Культура служит тиражированию потребительского образа жизни, навязывая обществу психологию потребления. Искусство, вместо того, чтобы представлять внешнюю красоту как атрибут красоты внутренней, стало абсолютизировать оторванность эстетического от этического, исповедуя формулу 'искусства для искусства'. И с этого момента порок и внешняя красота стали дополнять друг друга, способствуя всеобщему падению нравственности, лишив человека всяких нравственных ориентиров.
  В конце концов, только в бездуховном обществе, лишённом нравственности и веры мог возникнуть национал-социализм. Германия - передовая страна научно-технического прогресса, к ХХ веку начисто лишилась веры в Бога. Но немецкий народ, в отличие от немецкой интеллигенции, не стал атеистом - он стал язычником. И феномен Гитлера заключался в том, что он сформулировал новую языческую веру для немецкого народа - языческий культ свастики. Язычество разделяет народы, в отличие от монотеизма - вот почему немцы и поверили в свою исключительность. Фашизм в виде национал-социализма в принципе не мог возникнуть в среде искренне верующего в христианского (евангельского) Бога народа, ибо сказано было 'нет грека и нет иудея'. Надо было сначала разрушить веру народа, ввергнув его в абсурд атеизма, а затем дать языческий культ под знаком избранности - вот рецепт фашизма для всех народов.
  
  Капитализм есть способ удовлетворения своих потребностей (эстетических, физиологических, психологических, в том числе и потребность в деятельности, и т.д.) за счёт удовлетворения потребностей других людей, общества, государства. Сначала в истории это взаимное удовлетворение происходит чисто материально, путём бартера, например, а затем при посредстве денег.
  Предпринимательство всегда служит людям, удовлетворяя человеческие потребности в том или ином продукте, будь то античный мир, будь то эпоха средних веков, будь то эпоха капитализма. Но есть существенные отличия в осуществлении предпринимательства на разных ступенях истории человечества.
  Предпринимательство средневековья, например, было ограничено религиозной нравственностью христианства, духовно-нравственными условиями существования общества. Эти духовно-нравственные условия определяли общественные законы, по которым жило общество и государство.
  Но со временем, по мере развития производства, люди, занятые в нём, собственники, стали тяготиться духовно-нравственными условиями, задающимися католической церковью, и законами, принятыми властями на основе христианской нравственности. Предприниматели начинают размышлять про освобождение предпринимательства от 'излишних' ограничений.
  Власти также заинтересованы в снятии барьеров для бизнеса, так как нуждаются в звонкой монете, поступающей в их карманы в качестве налогов от предпринимательства. Они начинают подталкивать церковь к ослаблению духовно-нравственного диктата веры. И католическая церковь, сама активный участник хозяйственных и политических отношений, чем дальше, тем больше идёт на уступки нуждам капиталистического развития.
  Точно так же, как до этого церковь разрешила почитание икон и песнопения в религиозных обрядах, идя на уступки ценителям эстетики, в основном женщинам, она недолго сопротивлялась настойчивости общества, в основном предпринимателям из разных слоёв общества и интеллигентам, по ограничению норм религиозной нравственности. Снятие религиозно-нравственных барьеров для бизнеса в католическом мире и привело к росту производства в Европе, к научно-техническому прогрессу.
  Признание Бога делает человека свободным, независимым от материального мира, то есть, человек становится свободным во всех сферах. Напротив, отрицание Бога делает человека рабом вещей, полностью зависимым от материи существом, вынужденным всю жизнь гоняться за материальным благополучием и умирающим неудовлетворённым. Призыв атеистических либералов к свободе - это призыв капиталистов покупать их товары. Либерально-атеистическая свобода оборачивается развязыванием безумной, ничем не ограниченной гонки за материальным потреблением, ради которого губится природа и человек.
  
  БЕЗГОЛОВЫЙ КАПИТАЛИЗМ.
  
   В названии 'безголовый капитализм' нет ничего обидного для капитализма. Ведь это действительно так. Капитализм свободной конкуренции предполагает товарно-денежный обмен между людьми, по возможности ничем не ограниченный. Когда-то давно считали, что капитализм автоматически приведёт общество к благоденствию, если ему не мешать. Не надо его регулировать, мешать развитию товарно-денежных отношений, надо сбросить феодальные узы и сделать людей равными и свободными, и тогда они, конкурируя в производстве товаров, автоматически создадут на земле братство людей.
  Однако простота капитализма оказалась обманчива. Давно минули дни, когда экономисты считали, что рынок в условиях свободы конкуренции является автоматическим регулятором успешной экономической жизни. Человечество прошло через ряд экономических кризисов прежде, чем осознало, что без внешнего регулирования рынка не обойтись. Вопрос в том, какое регулирование нужно капитализму, частному предпринимательству, чтобы достичь благоденствия.
  Марксисты возможно первыми осознали до конца всю безголовую порочность и губительность капитализма свободной конкуренции для человечества. И тогда коммунисты - левые либералы, самоуверенно предложили другую крайность: во имя всеобщей справедливости просто отказаться от частной собственности. Но, строя свою теорию, они совершили самую главную ошибку, о которой в конце жизни задумался Энгельс. Суть этой ошибки в том, что коммунисты, отказываясь от частной собственности, лишили человека стимула к работе.
  Человека призывает к деятельности либо потребность тела, либо потребность духа. Человек действует либо удовлетворяя свои телесные потребности, либо его побуждает к действию какая-либо идея. Коммунисты отменили идею Бога, который единственно только и мог оправдать и нормализовать ограничения на человеческую инициативу.
  Остальной мир, в лице правого либерализма, отказавшись от коммунизма, всего себя посвятил капиталистическому научно-техническому прогрессу. При этом, разумные доводы против капитализма были отброшены в надежде на опять-таки автоматическое саморегулирование.
  Очень показателен пример современного развития безголового капитализма в автопромышленности. Недаром говорится, что автомобиль сделал Америку.
  Любопытно, как формировался общественный идеал вместе с развитием производства автомашин. Если в самом начале ХХ века автомобиль был достоянием только богатых людей, то постепенно он становится достоянием широких масс. Автомобильные корпорации, чтобы повысить спрос своей продукции, начали внедрять в сознание людей 'прогрессивные' идеалы: сначала 'каждой семье - по автомобилю', затем 'каждому по автомобилю', и наконец, 'автомобиль на все случаи жизни'. Если вначале ХХ века мечтой американцев было семейное владение автомобилем, то уже к середине века в семейном гараже стояли хотя бы две машины для мамы и папы. Сейчас 'в стойле' есть машины для работы, машины для значимых поездок, спортивные машины и так далее. За столетие культ автомобиля, прививающийся автопромышленниками, довёл автопарк машин в США до 200 миллионов.
  Казалось бы, ну и что тут плохого, когда у каждого человека по нескольку автомобилей во владении? Это только делает его жизнь свободнее и комфортнее, говорят продавцы, производители авто и нанятые ими СМИ. Однако, зададимся вопросом, почему только американцам доступен такой комфорт? А другие народы? А другие народы во всём берут пример 'передовых' стран и усиленно развивают свою автопромышленность. И к чему это ведёт?
  Сейчас в мире 500 миллионов авто, но если их будет 5 миллиардов - планета просто задохнётся, а её природные ресурсы будут моментально исчерпаны. Получается, что американский капитализм, как и любой другой, в лице своей автопромышленности, направлен на уничтожения человечества и природы, создавая людям ложные потребительские цели и заставляя их покупать чудо технику. И люди, зомбированные рекламой, покупают и покупают, развивая капиталистическую экономику и ведя тем самым мир к катастрофе. А экологи всех стран, вместо того, чтобы бороться за ограничение свободы капитализма наживаться на развитых рекламой в людях лжепотребностях, борются с его последствиями - с вредными выбросами от предприятий.
  'Защитники планеты', экологи всех мастей могут сколько угодно кричать о загрязнении планеты, но ничего не изменится до тех пор, пока люди сами себя не изменят, отказавшись от своих потребностей. Причина гибели атмосферы не в промышленности, не в автомобилях, не в электростанциях, а в неправильной идеологии, которая позволяет людям свободно развивать производство ради удовлетворения своих искуственно создаваемых лжепотребностей.
  Виноват не капитализм - это только способ организации производства. Виновата идеология, позволяющая людям наживаться на эксплуатации слабостей других людей, производить всё больше и больше разнообразных товаров, без которых можно обойтись, позволяющая людям не думать о завтрашнем дне и о других людях. Производя товар, капиталист думает только о сиюминутной личной выгоде. Европейская идеология позволяет капиталисту наживаться и игнорировать потребности всех людей земли, не думать о том, к чему может привести его растущее производство.
  Безмозглый капитализм занят только текущей прибылью, здесь и сейчас, ему не дано задумываться над вопросами существования человечества вообще. Об этих вопросах должна думать философия и вырабатывать соответствующую идеологию выживания. И если философия не справляется с решением таких вопросов, то идеология становится служанкой безголового капитализма, такой же безмозглой идеологией либерализма. Именно современная европейская идеология повинна в экологическом загрязнении планеты.
  Неужели так трудно сообразить хвалёным европейцам умам, что современный европейский образ жизни, распространённый на всё население мира - это экологическая катастрофа для планеты? И неужели так трудно сделать из этого вывод, что европейцы живут неправильно - эгоистично, антигуманно, только для себя? И наверное невозможно европейцам признать, что их образ жизни отнюдь не прогрессивен, что он далеко не образец для всего человечества и ведёт их к заслуженному вырождению. И уж совсем европейцы не смогут согласиться с тем, что вся европейская идеология либерализма в корне неверна, порочна и бесчеловечна.
  
  
  К ИСТОРИИ ЧАСТНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА.
  
   Частное предпринимательство основано на естественном желании человека с помощью своих умений и навыков, с помощью подручных средств создавать продукт для обмена. Это человеческое свойство появляется и развивается совместно с развитием человека и человеческого общества, когда постепенно становится ясно, что отдельный человек не в состоянии произвести все те предметы, какими он научился пользоваться.
  Частное предпринимательство существовало и будет существовать всегда, пока жив человек в этом мире. Частнопредпринимательская деятельность ограничивалась в истории человечества отсутствием рынка, духовно-нравственными, политическими средствами. И поэтому постоянным желанием человека всегда было стремление избавить свою частнопредпринимательскую деятельность от всех и всяческих пут, желание свободы предпринимательской деятельности. Постепенно желание свободы деятельности оформилось в идеологию либерализма. А либерализм в свою очередь способствовал становлению 'социально ответственного капитализма' ХХ века - способ существования частнопредпринимательской деятельности в условиях политической и духовно-нравственной свободы.
  
  Правый либерализм - это либерализм аристократов и тех предпринимателей, кто уже добился успеха в производстве товаров и накопил капитал. Для них важно, чтобы государство, церковь и общество не мешали бы им продолжать наращивать капитал. Чтобы государство защищало бы их от рабочих, подвергающихся беспощадной эксплуатации, от нищего населения, чтобы церковь не лезла бы в бизнес со своими нравоучениями, чтобы общество не клянчило средства на 'социалку'.
  Левый либерализм - это либерализм интеллигентский. Как совершенно справедливо считали классики марксизма-ленинизма, настоящая идеология не может быть выработана самим рабочим классом, нищим необразованным населением. Она может быть только привнесена в рабочее движение 'передовой интеллигенцией', почти такой же нищей, как рабочие, но получившей образование, воспитанной родителями на нравственных принципах религии, но отвергнувшей Бога ради 'освобождения человека'.
  Такие левые либералы считают, что буржуазное государство, подкупленное капиталистами, мешает освобождению производственной деятельности широких масс населения, а купленная капиталистами церковь оправдывает сложившееся неравенство, а общество пассивно и не может выразить своё возмущение нищетой, в которой прозябает, потому что лишено политических прав, лишено возможности влиять на государство. Отсюда следуют лозунги борьбы с церковью, с буржуазным государством, за политическую свободу, за демократию.
  Капитализм - свобода частного предпринимательства, явился главным катализатором и ускорителем научно-технического прогресса. Научно-технический прогресс современности не мог произойти без свободы частного предпринимательства. Точнее, научно-технический прогресс никогда не достиг бы таких темпов развития, какие он имеет сейчас, в условиях свободного западного общества. Освободившись от 'пут' религии, и получив максимум экономической свободы, частное предпринимательство максимально ускорило темпы научно-технического прогресса.
  Буржуазные революции в Европе предоставили частному предпринимательству полную свободу действий. Так много свободы, что капитализм буквально задохнулся в собственных товарах. Первые кризисы капитализма показали, что полная свобода предпринимательства губительна для самого предпринимательства. Капитализм XIX утонул в своих продуктах - в произведённых им товарах для рынка. То есть капитализм ничем не ограниченный губителен и для самого себя, и для человека, из которого он высасывает все жизненные соки, приводя к нищете массы населения.
  Коммунистическая идеология и стала реакцией на результаты деятельности 'капитализма свободной конкуренции'. Левые почитатели прогресса - марксисты, видели путь преодоления обнищания масс и экономических кризисов в отказе от частной собственности и в тотальном общественном контроле над производством.
  Используя человеческие потребности, играя на человеческих слабостях, капитализм добился высочайшего уровня развития производительных сил. Капитализм паразитирует на человеческих потребностях, в первую очередь на человеческих слабостях. Капитализм не развивает человека ни физически, ни духовно, не служит каким-либо иным целям, кроме целей обогащения предпринимателя за счёт потребителя. В условиях безверия капитализм ничем не ограничивает своё стремление к наживе. Именно этот капитализм имел в виду Карл Маркс, когда говорил о том, что капиталист ради высочайшей прибыли готов продать родную мать.
  
  В своей статье 'Причины и последствия депопуляции в России', опубликованной в книге 'Почему вымирают русские', Антонов А. И. ищет причины депопуляции в рыночной экономике: 'Рыночная экономика и дифференциация социальных институтов органически неспособны к спонтанному стимулированию наемных работников, к упрочению семьи с несколькими детьми. Экономика, ориентированная на прибыль, разрушив семейное производство оказывается бессильной с точки зрения постоянного обеспечения по крайней мере простого воспроизводства населения. Более того, подобная экономика, сосредоточенная на поддержании жизни уже рожденных людей, исключает ориентированность на воспроизводство еще не рожденных'.
   Антонов совершенно справедливо отмечает, что 'творческие силы рыночной экономики, на которые уповал Адам Смит и о которых много говорит Милтон Фридман, как выяснилось в ходе истории, "сами собой" не способны создать новый порядок вещей, при котором экономически и социально стимулируется вступление в легитимный брак, стабильность семьи и обзаведение несколькими детьми'. В настоящее время 'депопуляция как непрерывный 'недород' младенцев, нужных для восполнения всех уходящих, происходит на фоне бытового комфорта и технологического прогресса'.
  И далее Антонов делает вывод: 'Постоянное сокращение потребности семьи в детях и неполная ее реализация есть следствие экономического принуждения людей к одной-единственной альтернативе малодетности. Сложившаяся система экономики лишает население свободы выбора любой модели семьи, реальной возможности выбора любого числа детей'. Это происходит, якобы, потому, что у наемных работников происходит 'исчезновение всякой реальной возможности приспособить содержание и воспитание своих детей к "железным" законам рынка, в которых осуществляется повседневная жизнь семьи'.
  Кроме того, пишет Антонов, 'первоначально сексуальное воздержание стал рекомендовать для бедных классов священник Мальтус, считавший, что голод и тяжелые условия жизни обусловлены "безудержным распложением" бедняков'. То есть в XIX веке возникла идеология, направленная на сокращение рождаемости ради повышения материального уровня жизни населения. И дальше эта идеология была подхвачена развитием либерализма и феминизма. И вот в ХХ веке 'возникают разного рода ассоциации и движения, навязывающие в качестве подобающих норм поведения феминистско-либертианскую окрошку из осколков послеразводных семей и внебрачных сожительств. В результате создается общественная атмосфера, направленная против стабильной семьи с двумя родителями и несколькими детьми'.
  Именно общественная атмосфера созданная бездумным либерализмом в Европе и приводит к депопуляции: 'возникает бум моды на однодетность'.
  К сожалению, пишет Антонов в своей работе, современное общество склонно недооценивать проблему депопуляции: 'Мини-семья - именно так называл новую форму семьи наш выдающийся демограф Б.Ц.Урланис, оказалась столь удобной и привычной, что люди просто не в состоянии разглядеть в этом новом обличье какую-либо социальную проблему, касающуюся их собственного благополучия'. Более того, находятся учёные, которые вообще не видят в депопуляции проблему. 'Обычная аргументация противников просемейной политики в России, что вот, мол, в Европе тоже низкая рождаемость, но там "не кричат о вымирании" и вовсе не озабочены стимулированием рождаемости'. Но это неправда! Европа очень озабочена своей низкой рождаемостью, но ничего не может с нею поделать уже сто лет - потому и помалкивает, что сказать нечего.
  
  МЕХАНИКА ДЕПОПУЛЯЦИИ НИЗКОЙ РОЖДАЕМОСТИ.
  
   Капитализм сам по себе не является ни плохим, ни хорошим. Капитализм есть просто способ производительной деятельности человека при соответствующем уровне развития производительных сил. Капитализм - это своеобразный инструмент общества, с помощью которого оно взаимодействует с природой, обеспечивая себе жизнь. Плохим или хорошим (социально ответственным) капитализм делают люди.
  Капиталист производит продукты для продажи на рынке ради получения прибыли. Его при этом интересует только та прибыль, что он получит. Но для того, чтобы получить прибыль, капиталисту надо знать потребности людей в том или ином продукте, то есть надо знать нужды людей. Так капиталист вынужден, ради того, чтобы получить прибыль, вкладывать деньги в изучение потребностей людей. Таким образом, узнав о том, что хочет получить человек, капиталист производит соответствующий продукт, и продав его на рынке, и получив вожделенную прибыль, тем самым удовлетворяет потребность человека.
  Первично здесь желание получить прибыль, а не желание удовлетворить человеческую потребность. Но без удовлетворения этой потребности прибыль не получится.
   Чем выше прибыль, тем горячее желание её получить. Для этого капиталист старается произвести как можно больше продуктов, имеющих сбыт на рынке. Заполнить весь рынок своей продукцией и получить максимум прибыли - это закон предпринимательской деятельности. И чем либеральнее общество, тем легче это сделать. Вот почему капитализм так заинтересован в либерализации общества. Свободное перемещение товаров, капитала, рабочей силы - вот в каких условиях получается максимальная прибыль.
   Здесь проявляется двойственное отношение капиталистов к государству. С одной стороны, они стремятся всячески ослабить государство с тем, чтобы оно не вмешивалось в их деятельность. А с другой стороны, капиталисты нуждаются в сильном государстве, обеспечивающим им защиту от капиталистов других стран, от криминала и от рабочего движения. В конце концов, после ряда международных катастроф, капиталисты соглашаются в той или иной степени с регулирующей ролью государства.
   По мере наполнения рынка товарами, усиливается конкурентная борьба между производителями за деньги покупателей. Капиталиста не интересуют мотивы покупателя - если товар пользуется спросом, капиталист будет стараться произвести как можно больше этого товара. С одной стороны, капиталист идёт на поводу человеческих потребностей, какими бы они ни были, высокими или низменными. А с другой стороны, капиталист старается всячески способствовать развитию человеческих потребностей, чтобы использовать их для производства товара. А так как проще всего развивать примитивные потребности, потребности тела, то капиталисты и способствуют развитию в первую очередь именно этих потребностей.
   С развитием и увеличением потребностей, развивается производство товаров, удовлетворяющих эти потребности. Повышается сложность и наукоёмкость товаров. Развивается наука, производятся исследования, имеющие целью открыть новые свойства вещества и использовать эти свойства для производства товаров. Научно-технический прогресс, кроме того, что расширяет наши знания о мире, способствует производству всё новых товаров, отличающихся новыми свойствами, делающими товар привлекательным для человека. Чем глубже становится наше познание мира, тем всё больше мы открываем новых свойств у вещества, тем больше возможностей применить эти свойства на благо человека и капиталистического производства. Так научно-технический прогресс способствует капиталистическому производству и в то же самое время способствует либерализации общества, опрощению нравов, деградации моральных норм, освобождению человека от всяческих обязанностей по отношению к самому себе и обществу.
  Реклама из простого информирования становится постепенно важным инструментом формирования потребностей человека. Если есть товар, значит нужно развить в человеке соответствующую потребность. Реклама становится составной и необходимейшей частью современного капиталистического производства. Без развития у человека соответствующей потребности, что осуществляется за счёт рекламирования товара, невозможно будет его продать, и это затормозит рост производства, доходов. И в конце концов приведёт к замедлению научно-технического прогресса. Вот почему современный капитализм стоит назвать 'рекламным капитализмом'.
  
  ЛИБЕРАЛЬНЫЙ КАПИТАЛИЗМ ТЕРПИТ КРУШЕНИЕ.
  
  Догматический либерализм способствует прогрессивному развитию науки, техники, экономики. Либеральный капитализм современности использует общество и государство для целей быстрейшего обогащения предпринимателей в ущерб долговременным интересам общественного развития. Общество поставлено в условия, обеспечивающие максимальные темпы научно-технического, экономического развития. Это приводит, с одной стороны, к достижению высокого уровня материального производства и к максимальному удовлетворению человеческих потребностей. С другой стороны, либеральный капитализм уничтожает духовный мир человека и приводит к смерти общество через депопуляцию низкой рождаемости.
  Либеральный капитализм - это стихия предпринимательства, не ограниченная никакими моральными нормами. История либерального капитализма показывает его неприменимость для бескризисного развития общества. Кризисы перепроизводства XIX века, Великая депрессия 30-х годов, нынешний финансово-экономический кризис показывают неспособность либерального капитализма обходиться без законодательных ограничений предпринимательства. Но самым трагическим последствием либерального капитализма является гибель европейских народов вследствие депопуляции - либеральный капитализм губит общество, за счёт которого существует.
  Либеральный капитализм действует как паразит, пробравшийся в организм человека: он невероятно развивает материальные производительные силы общества за счёт духовной гибели общества, проваливающегося в депопуляцию низкой рождаемости. Капитализм, если он никем не контролируется - зараза, пожирающая организм общества и планеты. Неограниченный - свободный капитализм - живёт как безголовый паразит-микроб, пожирающий тело и умирающий вместе с ним.
  
  
  
  
  
  3. ДОГМАТИЧЕСКИЙ ЛИБЕРАЛИЗМ ПРОТИВ ЧЕЛОВЕКА.
  
  
  Используя человеческие слабости - лень, гордыня, тщеславие и многие другие - капитализм сделал человека заложником научно-технического прогресса, сделал его жалким рабом комфорта. Спросите современного европейца, что он предпочтёт: просидеть два часа в дорожной пробке или пройти десять километров пешком? Стада машин, заполонившие европейские дороги, есть ответ на поставленный вопрос.
  Человек развратился комфортом, к которому его приучает капитализм, избытком товаров потребления. Конечно, куда как приятнее провести два часа в машине, расслабляясь под чудесную музыку, просматривая интересный фильм по CD-плееру, согреваясь в ароматной атмосфере автомобильного кондиционера, чем тащиться десять километров пешком по жаре или в холод. Но, расслабляясь в атмосфере комфорта, человек теряет физические и волевые качества. Он перестаёт владеть телом - тело начинает диктовать человеку условия существования - поиски ещё большего комфорта и бегство от трудностей. Европейская капиталистическая цивилизация делает человека неспособным к преодолению себя ради других - зачем осложнять себе жизнь заботой о детях, если можно жить в своё удовольствие?
  Капитализм извратил всё существование человека, отдалив его от природы научно-техническими достижениями, приведя общество к депопуляции низкой рождаемости.
  Последствия всеобщей автомобилизации для человека ещё более трагичны, чем для природы. Капитализм развивает в человеке ложные потребности, паразитируя на слабостях человека, предлагая человеку неестественный образ жизни.
  Миллиарды людей мечтают мчаться на своём личном автомобиле, не отдавая себе отчёт в том, что это искусственно навязанная потребность. Человеческий организм миллионы лет формировался при постоянной физической нагрузке, и автомобиль очень быстро приводит к детренировке организма, к увеличению его веса, к болезням гиподинамии.
  Но ещё более трагично автомобиль действует на разум человека, провоцируя зависть, развивая индивидуализм, поощряя эгоистические устремления. Современный европейский образ жизни невозможен без автомобиля и автомобиль становится, таким образом, одним из средств депопуляции самоистребления.
  Казалось бы, прекрасно то, что автомобиль позволяет человеку экономить время. Но спросим себя, а как расходуется сэкономленное с помощью автомобиля время? Если бы человек использовал освободившееся время для самосовершенствования, для чтения умных книг, для занятий спортом, тогда владение автомобилем стало бы оправданным (если забыть об экологии). Так ведь нет!
  Человек бездарно тратит высвобождающееся время на всё то, что называется 'хлеба и зрелищ'. Получить с помощью авто массу свободного времени, чтобы поругаться со своими ближними, чтобы попить пивка с друзьями, чтобы посмотреть глупое шоу по ящику? Или просто прожигать время, бесцельно катаясь по городу? Ради этого развивается автопром? Человек купил автомобиль, чтобы становиться глупее и жирнее? Миллионы прекрасных машин ездят по дорогам мира, а кто сидит за рулём в машинах? И что характерно: машины становятся всё прекраснее, а человек в них как был игрушкой страстей, таким и остаётся. Мы что, стали начитаннее, умнее, милосерднее, духовнее с покупкой автомобиля? Отнюдь! Бездельники и воры, наркоторговцы и проститутки, прожигатели жизни и эгоистичные индивидуалисты - люди мало изменились к лучшему за автомобильный век, скорее наоборот.
  После этих рассуждений найдётся какой-нибудь ученый, который обвинит автора в ненависти к прогрессу, и в том, что автор призывает к возврату к бедности.
  Не научно-технический прогресс виноват в депопуляции самоистребления, а то, что люди не научились пользоваться достижениями прогресса ради собственного блага. Да и само 'благо' современные европейцы, лишённые веры, понимают извращённо. Не прогресс нужно обвинять, а неразумное поведение человека.
  'Все мужчины хотят новый автомобиль!' - пример капиталистического навязывания лживой потребности. Капитализм делает своё дело и человек не в силах сопротивляться соблазну - слишком профессионально реклама убеждает человека в 'его' желаниях. В результате гибнет природа в экологической катастрофе, гибнет общество через депопуляцию самоистребления. Существует только одна сила, способная обуздать бездумный маховик капитализма - это государство. Но не современное либерально-демократическое европейское государство - оно способно только бессильно наблюдать за вымиранием коренных европейцев и делать заявления по поводу глобального потепления, пока волны мирового океана не скроют европейские остатки.
  Капитализм, вооружённый достижениями научно-технического прогресса, очень быстро создал высочайший уровень материального потребления в европейской цивилизации. Европейцы должны были уже давно серьёзно задуматься, к чему может привести безудержный рост материального потребления. Однако, европейская идеология оказалась неготовой к осмыслению резко изменившихся условий существования европейцев. Наивно полагая, что чем больше материальных благ даёт производство, тем лучше, европейская идеология привела мир к экологической катастрофе, а европейское общество к вымиранию от депопуляции низкой рождаемости.
  
  Обыватель теряется в море предложений. С одной стороны, ему говорят, что есть серьёзная опасность для его здоровья от гиподинамии и переедания и призывают больше двигаться. С другой стороны, его пичкают постоянно рекламой новых автомобилей, призывая покупать лучшее качество. Что предпочесть?
  С одной стороны, надо насиловать себя, преодолевая свою лень, и начать бегать по утрам, или хотя бы ходить на работу пешком (под ироничными взглядами едущих в автомобилях). А если дождь (снег, солнце, ветер, смог)? И только представив себя в кабине за рулём новенького авто, пахнущего свежестью кондиционера, как выбор станет ясен.
  Что предпочесть: самому потеть на спортивных мероприятиях по вечерам, или же наблюдать спортивные состязания по ТВ в комфорте и уюте, с банкой пива и орешками? Что нужно, чтобы отбросить насмешки и ходить всегда пешком в зной и холод, используя авто лишь в самых крайних ситуациях, только в случае крайней необходимости? Что нужно, чтобы оторвать свои телеса от кресла и предпочесть пробежки или прогулки телевизору, пиву и чипсам? Для этого требуется 'всего' две вещи - воля, чтобы совершить насилие над своей ленивой плотью, и ум, чтобы понять необходимость и полезность такого насилия. Но вот от этих двух вещей и избавляет обывателя напрочь современная европейская идеология.
  Ничем не ограниченная капиталистическая реклама призывает покупать новые вещи не потому, что старые уже не работают, а потому, что 'надо идти в ногу с прогрессом и не тормозить', 'ведь вы этого достойны'. И европейский обыватель попадает в ловушку комфорта, становясь всё больше зависимым от удобных вещей. К комфорту привыкаешь стремительно и уже не в силах вырваться из его обволакивающей расслабленности. И тело, привыкшее к неге, начинает диктовать разуму линию поведения, при котором не нужно насиловать себя тренировками, изматывать нагрузками. Зачем мучить себя и шлёпать по грязи полчаса-час до работы, когда можно в уютном комфорте за десять минут преодолеть это расстояние, или на худой конец простоять это же время в пробке, слушая приятную музыку? А освободившееся время потратить... нет, не на физические упражнения, не на колку дров для огня, не на таскание воды для умывания, не на чтение умных книг, а на 'приятное времяпрепровождение'. Время, которое человеку даёт комфорт, к сожалению, человек тратит бездарно, потому что комфорт лишает человека волевых качеств, необходимых для пользы человека.
  
  В либеральном обществе всеобщего плюрализма человек становится жертвой безудержной рекламной вакханалии капиталистического производства. Лишённый духовно-нравственных ориентиров, он постепенно теряет волю противодействовать навязыванию различных товаров. В результате, с одной стороны, высокие темпы экономического развития, и целый ряд негативных изменений в жизни общества и человека, с другой.
  Среди них гиподинамия, когда, чтобы добраться до ближайшего магазина, человек садится в автомобиль. Навязанная капитализмом 'мечта о своём авто' превращает человека в раба машины, который уже не мыслит любое перемещение в пространстве естественным способом.
  Среди них переедание, когда пища поглощается без разбора за просмотром телесериалов, спортивных или развлекательных программ. Лозунг 'хлеба и зрелищ' полностью реализован в современном либерально-демократическом капиталистическом обществе, и депопуляция низкой рождаемости есть закономерный результат этой реализации.
  Самые обеспеченные люди мира - американцы - страдают ожирением в наибольшей степени среди всех экономически и политически развитых народов земли: число больных ожирением взрослых американцев выросло с 25,6 процента в 2007 году до 26,1 процента в 2008 году. ... этот вид заболевания 'распространен среди всех возрастных групп американского общества. Особую обеспокоенность у американских медиков вызывает тот факт, что наиболее быстрыми темпами ожирение распространяется среди детей ... Рост вызываемых ожирением заболеваний отмечен и среди взрослых жителей США. ... Согласно имеющимся данным, в целом по стране до 60 процентов населения страдают от лишнего веса и ожирения. ... По данным медиков, в нынешнем году число больных ожирением выросло в 23 американских штатах, и ни в одном из оставшихся 27 штатов этот показатель не снизился. ... 'Ожирение давно перестало быть проблемой каждого конкретного человека, эта болезнь стала общенациональной проблемой, которую нужно решать на государственном уровне', - считает исполнительный директор неправительственной организации Фонд здоровья Америки Джефф Ливи. Но государство ничего не сможет сделать ради поправки здоровья американского населения, потому что идеология либерализма не позволяет этого.
  Детренировка человеческого организма и систематическое переедание приводят к целому букету болезней, с одной стороны, и к развитию медицины, с другой. Недаром именно американцы больше, чем какой-либо другой народ мира, тратят денег на медицинские услуги и медикаменты. Медицина давно стала в США капиталистическом производством, паразитирующим на человеческих пороках, развитых догматическим либерализмом и капитализмом.
  
  ФИЗИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА И ОБЩЕСТВА.
  
  В результате научно-технического прогресса за последние сто лет человек оказался в очень комфортных условиях проживания. Машины и механизмы, забирая на себя огромную часть физических усилий человека на работе и дома, детренируют его мышечную систему, делая его физически слабым и больным.
  В ХХ веке автомобиль стал визитной карточкой прогресса. В развитых странах количество автомобилей составляет до 50% от численности населения! Отказавшись от длительных ежедневных пеших прогулок, автомобилисты вынуждены больше времени проводить в сидячем положении в автомобиле. Комфортные автомобильные кресла делают поездки и стояния в автомобильных пробках приятными. Однако, это именно автомобиль 'стоит в пробке', но не автомобилист. Автомобилист в это время сидит в комфортном кресле, переживая текущий момент. В результате человек становится жертвой сидячего образа жизни, со всеми сопутствующими этому образу жизни последствиями: застой крови в тазовой области и нижних конечностях тела. И это не считая отравления выхлопными газами и нервных срывов, связанных с дорожной ситуацией.
  Приспосабливаясь к прогрессу, организм человека перестраивается. Но эта перестройка биологического организма проходит очень медленно, путём элиминации неприспособленных особей. А так как научно-технический прогресс происходит быстро и всё увеличивающимися темпами, неприспособленными к комфортным условиям становятся практически все люди.
  Таким образом, автомобиль, бездумно используемый человеком, особенно мужской частью человечества, не может не приводить к уменьшению рождаемости, к сокращению населения, к вырождению человека. Значит ли это, что человек должен отказаться от автомобиля? Отнюдь! Речь не о том, чтобы отказываться от достижений прогресса, но о том, чтобы подходить к их использованию с умом, с чувством меры.
  Разумный подход к автомобилю заключается не в том, чтобы использовать его в любом случае, когда необходимо преодолеть какое-то расстояние. Человек должен выбирать, что лучше, сидение в автомобильной пробке, или путь пешком. И сейчас, как правило, человек предпочитает сидеть в автомобиле, потакая своим слабостям. Нам гораздо приятнее испытывать текущий комфортный момент в автомобиле, пусть даже в пробке, чем тащиться по дороге домой, совершая мускульные усилия. Трудно заставить себя каждый день целый час добираться пешком до работы - гораздо приятнее и престижнее, добираться до работы за то же время, но в комфортном автомобиле с кондиционером и музыкальном центром.
  Потакая своим чувствам, человек разрушает своё тело. Привычка избегать неприятных ощущений, связанных с физическими усилиями детренирует и психику, и тело человека, что и приводит к сокращению численности коренного населения в развитых странах. В некоторых развитых странах некоторая часть населения, понимая о необходимости тренировки тела, пересаживается на велосипеды, занимается спортом, но, к сожалению, эта мода захватывает только весьма небольшую часть общества. Забота о собственном здоровье остаётся до сих пор частным делом человека в либерально-демократическом государстве, а это означает, что обществу и государству безразлична собственная судьба. Либерально-демократическое общество лишает себя всякой жизненной силы, необходимой для выживания.
  
  ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЖИЗНЬ.
  
  Наверное, никогда в своей истории человек не жил в таких комфортных условиях, в которых он проживает сейчас в странах 'золотого миллиарда'. Конечно, есть богатые страны, и есть бедные страны, и в богатых и в бедных странах живут и богатые, и бедные люди. Но если брать средние показатели, то жить на планете стало, безусловно, комфортнее и легче чем когда-либо в истории.
  Но жизнь - это не бездумная развлекаловка, в которую она превратилась сейчас в европейском обществе. Это не вечный европейский карнавал, каким живут сейчас европейцы, расслабленные техническим комфортом. Как оказалось, такая бездумная праздничная жизнь заканчивается только вырождением и исчезновением населения.
  Настоящая жизнь дана не для развлечений и утех. Жизнь - это суровое испытание для человечества на выживаемость. Если с этим не соглашаться и продолжать праздновать, тогда смерть неумолимо пожрёт развлекающихся.
  Сумеем ли мы выжить в этом безразличным ко всему мире - вот главнейший вопрос человечества.
  Европейская идеология, лишённая нравственности и веры, направленная на ублажение тела, направлена, в конце концов, на самоуничтожение европейцев. Она увлекает за собой развращающим комфортом и бездумным весельем все народы земли и инициирует тем самым уничтожение всего человечества.
  Животные, не наделённые разумом, просто живут, существуют, не осознавая ни ответственности, ни обязанности. Животное действует только инстинктивно. Человек - животное, наделённое разумом, не может жить безответственно, потому что разум прогнозирует будущее. Эта ответственность распространяется не только на себя, но и на окружающих в той степени, в которой человек осознаёт себя как человек общественный. Только различные идеологии могут влиять на поведение человека, делая его в той или иной степени эгоистом и альтруистом.
  
  Получается какая-то евгеника наоборот: европейская идеология либерального догматизма создаёт такие условия существования человека, что развивает самое низкое в человеке - эгоизм, превращает человека в слабовольного потребителя материальных благ, развращает душу и плоть человека и человек по собственной воле перестаёт размножаться. 'Человек европейский' - существо вымирающее, рождённое идеологией догматического либерализма.
  
  Все люди равны перед Богом. Это в жизни мы все разные и отличаемся бесконечными чертами друг от друга. Неравноправие заложено нашей природной основой. Духовная же основа у всех людей одинакова - этим мы ничем друг от друга не отличаемся. Вот только наполняем мы наш дух разными ценностями, что делает каждого из нас уникальным и в физическом, и в духовном смыслах.
  Мы равны друг другу потому, что все люди и только люди обладают разумом, но от того, как мы используем наш разум, зависят все наши отличия. Люди действительно разумные не могут быть врагами друг друга. Они не могут лгать, воровать, унижать и оскорблять друг друга, потому что они равны друг другу как разумные существа. И только недостаточное использование человеком своих разумных способностей создаёт зло на земле.
  Как верно писал ещё Эразм Роттердамский, только глупость делает людей врагами. Значит, задача разумного общества состоит в том, чтобы уменьшить влияние глупости на людей. А это можно сделать только одним способом - посредством воспитания и образования. Глупость проявляется не столько в том, что мы мало знаем, сколько в том, как мы используем свои знания.
  К примеру, в Древнем мире знания человек были далеки от действительности, но кто скажет, что мы сумели бы ими воспользоваться более разумно, окажись вдруг в том мире? Сейчас наши знания неизмеримо внушительнее, но используем мы их себе во вред, допуская депопуляцию, истребляющую коренных европейцев, и губя мир, в котором живём, экологической катастрофой посредством загрязнения окружающей среды, приводящей к всемирному потеплению. По этим последствиям можно судить о том, что, приобретя много знаний, мы не научились ими пользоваться ради своего блага. А это говорит о том, что человек не стал духовно богаче по сравнению со своими предками, если не сказать жёстче.
   Человек, приобретя богатство, не научился использовать его во благо себе, во благо всем людям. Это говорит об идеологической отсталости современного человека, позволившего эгоизму завладеть судьбой человечества.
  
  Социально-политические свободы человека имеют материальное, биологическое происхождение.
  Первые важнейшие характеристики всего живого - это максимальное возможное в данных условиях размножение и максимально возможная экспансия.
  Экспансия подразумевает ничем не ограниченную свободу распространения биологического вида. К чему приводит ничем не ограниченная свобода в биологическом мире? - К гибели организмов. Если дать полную свободу любому организму, он размножится настолько, что подорвёт биологические основы своего существования.
  Оказавшись случайно на острове и безудержно размножаясь, козы выедают всю растительность, обрекая себя на голодную смерть. И только разум даёт человеку возможность избегать биологически запрограммированной гибели организма. Однако, разум, неадекватно понимая мир, перестаёт быть человеку помощником. Так случилось когда-то с первыми европейскими жителями Гренландии, не сумевшими справиться с новыми обстоятельствами своей жизни на далёком острове. Так случалось с народами, уничтожавшими биологическую основу своего существования своим земледелием (остров Пасхи, некоторые индейские города Америки и так далее). Так происходит сейчас с коренным европейским населением, не сумевшим приспособиться к созданным им самим комфортным условиям существования. Факт современной европейской депопуляции низкой рождаемости как раз и указывает на неправильность человеческого существования, на то, что европейский человек живет неразумно.
  
  Ничем неограниченная свобода гибельна в первую очередь для самого организма. Уже в 2-3 года маленький человек начинает проявлять своё биологическое 'стремление к свободе'. 'Я сам' - это и есть биология, поскольку разума в таком поведении малыша ещё нет. (Страшно представить, что станет с малышом, если он действительно получит в этом возрасте полную свободу!) Поэтому с самого детства и необходимо воспитывать человека в условиях понимания им свободы как осознанной необходимости.
  Стоит только появиться на свет ребёнку в либерально-демократической Европе, как ему предоставляются исключительные возможности для развития, не сравнимые с другими регионами земли. Ему уже заранее обеспечен высокий уровень жизни, социальные гарантии, великолепное медицинское обслуживание, дом, машина, работа, возможность выбирать власть и быть выбранным и так далее и тому подобное.
  Либеральная модель предлагает никак не ограничивать воспитание малыша, предполагая, что тогда он воспитывается как 'свободная личность'. На самом деле, нельзя воспитать человека свободной личностью, потому что он от рождения уже свободная личность - свобода биологически заложена в любом организме. А вот разумно пользоваться своей свободой - этим и должно заниматься воспитание. Такое воспитание возможно только посредством ограничений, с помощью которых человек познаёт условия своего существования. Нельзя тыкать пальцами в розетку - это может убить сразу. Нельзя делать очень многие вещи. Наконец, нельзя подвергать сомнению существование Бога - это может убить общество через депопуляцию низкой рождаемости.
  Ограничение личной свободы - это главное условие выживания в биологическом мире. Даже паразиты, поселившись в каком-либо организме, не убивают его сразу, предпочитая долговременное 'сотрудничество', ограничивая свою 'свободу' - стремление немедленно пожрать его.
  Ограничение свободы - главное условие благополучного существования общества. Здесь важна мера ограничения. Полная свобода покончит с обществом моментально - человек рождается животным, и если не делать его человеком с помощью воспитания, волк пожирает волка. Полное отсутствие свободы так же ведёт к гибели общества - человек рождается свободным, и полное подавление свободы лишает человека разума. Факт современной европейской депопуляции говорит о том, что европейская идеология нарушила меру необходимой для нормального развития общества свободы. Бездумное освобождение европейского человека от духовной нравственности привело к культивированию животного индивидуализма и эгоизма, с которыми несовместимо существование общества.
  
  Европеец очень любит животных, собачек и кошечек, и ради них готов отказаться от части своих доходов. Для животных организуют клиники, косметические кабинеты, работают заводы по производству специальной пищи. Домашние питомцы в Европе живут в условиях, которые не снились людям - миллиардам жителей земли.
  Гуманное отношение к домашним животным в Европе вполне сочетается с миллиардом голодных людей на планете. Европейцы создали земной рай для себя и своих питомцев в отдельно взятых районах земли 'забывая' о том, что десятки, сотни миллионов людей ежегодно умирают от голода.
  Странный какой-то гуманизм получается, животный какой-то, нечеловеческий. Точнее, нынешний европейский 'животный гуманизм', подразумевающий комфортное существование животных в одной стране и умирание людей от голода в соседней, - это и есть гуманизм эпохи Возрождения, доведённый атеистическим догматическим либерализмом до своего логического конца.
  Деятелями Возрождения гуманизм понимался ещё в духе христианства, то есть, относящимся ко всем людям земли. Отсюда происходят идеи освобождения от рабства, гражданские свободы. Пока либерализм не приобрёл догматический характер, то есть, пока ещё были свежи в обществе религиозные принципы, относящиеся ко всем людям земли без исключения, гуманизм действительно 'заботился' обо всех. Но по мере догматизации либерализма, по мере ослабления духовно-нравственных норм в европейских сообществах, гуманизм становится уделом только 'цивилизованных' европейцев, не распространяясь на 'отсталые' народы. Вот почему 'высокоразвитого' европейца не коробит одновременное существование клиник для собак и факт смерти от голода одного ребёнка каждые три секунды.
  Он для себя создал свой эгоистический рай, а на остальных ему наплевать - пусть дохнут, ведь они же получили независимость. Чувство ответственности за человечество полностью атрофировано в новом языческом мире европейского либерализма. Что там говорил Джон Донн? По ком звонит колокол? Самовлюблённым эгоистичным европейцам неведомо чувство ответственности не только за другие народы земли - они уже потеряли христианские представления о едином человечестве, но и ответственности за сохранение самих себя, вымирающих от депопуляции.
  Гуманизм - это сейчас слащавенькая побасенка о добреньких людях, он патологически не способен сделать суровый выбор, требующий силы воли.
  Кому помочь: одному ребёнку, умирающему от страшной болезни, требующей для лечения сотни тысяч рублей, или здоровым детям, умирающим ежечасно от голода? Либеральный догматик ужаснётся от предложенного выбора: надо помогать всем, заверещит он в истерике. Но почему-то в современном мире так не получается: люди просят о помощи на лечение больным детям, и получают её. А в это время мы знаем о том, что ежегодно на земле умирают от голода десятки миллионов людей. Не получается что-то одновременно лечить больных европейских детей за огромные деньги и накормить голодных и здоровых, чтобы они не умирали - это факт, от которого не отмахнуться! На одной чаше весов несколько спасённых от смерти детей и миллионы затраченных на это долларов, а на другой несколько долларов в день на человека и десятки миллионов умерших от голода - вот чудовищная реалия наших дней. Это и есть XXI век либерализма!
  Если для нас все дети одинаково ценны, а деньги и средства в дефиците, то кому в первую очередь должна помочь цивилизация: здоровому, но умирающему от голода ребёнку, или неизлечимо больному? Такова суровая правда, от которой не спрятаться за догмы. Если для нас смерть от голода терпима, тогда ради спасения жизни одного больного мы будем смотреть за голодной смертью сотен здоровых детей. Если же для нас жизнь сотен детей более важна, чем жизнь одного, тогда нам придётся отказаться от дорогостоящего лечения и дать скончаться больному ребёнку.
  Гуманизм общечеловеческий делает всегда нравственный выбор в пользу вида, гуманизм эгоистический - в пользу богатых и сильных особей, в пользу 'цивилизованных' европейцев. Только это им не поможет, эгоисты всё равно вымрут от депопуляции низкой рождаемости, хоть больные, хоть здоровые. 'Не в коня корм!' Не спасут их от смерти их деньги! Единственным средством для спасения человека от вымирания является христианское братство, подлинное человеколюбие, обращённое ко всем народам без исключения.
  
  Почти 300 тысяч долларов нужно, чтобы вырастить ребенка в США. Об этом свидетельствуют подсчеты, произведенные экспертами минсельхоза США, авторами доклада "Семейные расходы на детей". Согласно данным доклада, семье среднего достатка придется потратить с учетом инфляции 291570 долларов, чтобы вырастить до совершеннолетия, то есть 18-ти летнего возраста, ребенка, родившегося в 2008 году.
  Эта сумма включает расходы на питание, проживание и покупку товаров, без которых невозможно растить и воспитывать ребенка. - Ну, прямо так и невозможно? Неужели родители Джека Лондона, или родители Марка Твена, или родители Авраама Линкольна потратили по 300 тысяч долларов на их воспитание и развитие? Наверное, суммы были существенно меньше, а люди вышли неплохие!
  
   Европейский человек не способен отказаться даже от части своего благосостояния ради всеобщего выживания. Об этом говорят многотысячные манифестации, проходящие в европейских городах в ответ на решения правительств по сокращению расходов с целью преодоления современного кризиса. Это наводит на грустную мысль об обречённости Европы. Если люди не понимают, что их решения ведут к краху, крах неизбежен. Как после этого требовать изменить образ жизни, если человек не в состоянии поступиться даже самой малостью ради того, чтобы жить дальше? Комфорт, в котором погрязли современные европейцы, мешает им принять решения, необходимые для выживания.
   Но вовсе не комфорт виноват в таком самоослеплении разума. Комфорт - результат научно-технического прогресса, только и всего. Виновна европейская либерал-феминистская идеология, которая способствует развращению человека, превращению волевого человека в безвольного потребителя удовольствий.
   Для того, чтобы выжить, европейскому обществу необходимо отказаться от некоторых удовольствий, прав и свобод, но европейская душа, лишённая воли либерал-феминистской идеологией на это уже вряд ли способна.
  Европейские государства уже не в силах содержать огромную армию льготников. Они уже не в состоянии поддерживать жизнеобеспечение европейцев на том же уровне и одновременно решать другие неотложные дела. И это естественный процесс, вызванный в том числе и демографической ситуацией в Европе. Но европейцы не желают слушать голос разума, продолжая требовать 'хлеба и зрелищ'. Эта ситуация ведёт только к дальнейшему ослаблению государства и к дальнейшему вырождению общества.
  Государство, бессильное остановить депопуляцию и обратить вспять процесс вырождения народа - результат разрушительной работы либерал-феминистской идеологии. Именно государство длительное время было главным объектом критики как социалистами, социал-демократами и феминистками слева, так и либералами всех правых направлений. И вот теперь, когда на карту поставлена выживаемость европейских народов, государство оказывается неспособным заставить людей пойти на жертвы во имя их же выживания!
  
  
  
  
  
  
  4. КУЛЬТУРА ДОГМАТИЧЕСКОГО ЛИБЕРАЛИЗМА.
  
  
  'Разговаривают две подружки:
  - А вообще сейчас настоящие мужчины встречаются?
  - Встречаются, но все чаще друг с другом'.
  Из анекдота.
  
  Человек воспринимает мир. Анализируя процесс восприятия человеком мира, можно отметить две его стороны: эмоциональную и рациональную. В этом человек не отличается от любого животного (насколько можно судить о рациональности животных). Естественно, что в восприятии мира эмоциональное слито неразрывно с рациональным. Но для нас важно расставить приоритеты.
  Животное тоже оценивает мир эмоционально и рационально. Но животное, обладающее только задатками мышления, воспринимает окружающий мир в основном эмоционально. Только у человека рациональное восприятие мира становится решающим.
  Можно сказать, что чувства, связывающие животное с внешним миром, постоянно искушают животное (когда ему не грозит опасность): вкусные аппетитные запахи, телесные удовольствия, приятные звуки, цвета и формы. Точно так же, внешний мир постоянно искушает и человека: музыка, эстетическое убранство, приятные запахи и звуки, телесные наслаждения, вкусовые удовольствия и так далее. Разум человека позволяет ему создавать все более приятный для жизни комфортный мир. Но разум и ограничивает человека в получении чувственных удовольствий.
  Скажем, кобель в определенные периоды бегает за сучкой день за днём, забывая обо всём остальном, даже о пище. И только окончание течки спасает пса от полного истощения. Мужчина в этом смысле более рационален. Он не будет бросаться на любую приглянувшуюся женщину в том месте, где её увидел. Рациональность человека создаёт определенные запреты и правила для любого ответа на вызов эмоций. Люди не едят руками, когда есть ножи и вилки.
  Но со временем, по мере становления научно-технического прогресса, по мере формирования либеральной идеологии, меняется реакция человека на эмоциональное воздействие внешнего мира. Человек становится свободнее от всяких норм поведения, и это считается прогрессивным явлением.
  Человек подвергается всяческим искушениям, как и животное, и разум человека уже порой не в силах противостоять им.
  К примеру, искушение автомобилем. Несомненно, что автомобиль позволяет резко повысить качество жизни людей - с этим никто не спорит. Но автомобиль резко ограничивает физическую активность человека - гиподинамия становится бичом современного 'прогрессивного' общества. Болезни, связанные с малоподвижным образом жизни: диабет, ожирение, сосудистые, эндокринные и многие другие - сокращают здоровье коренных европейцев, лишают их репродуктивной функции.
  
  Может ли эстетически прекрасное нести смерть? Может ли эстетически красивая культура угрожать человеку уничтожением?
  Со слов Горация, когда Одиссей проплывал на своём корабле мимо острова сирен, он приказал своим спутникам залепить их уши воском, чтобы они не слышали сладостного пения и не причалили к острову, где их ждала неминуемая гибель от кровожадных птиц. Сладкоголосым пением птицы заманивали беспечных мореходов к своему острову и пожирали их.
  Обратим внимание, что в данной истории угрозу жизням людей несла и демократия: Одиссей не стал с помощью демократической процедуры выяснять мнение своих товарищей. Вероятно, он был осведомлён о слабости человека к искушениям и понимал, что его друзья могут поддаться соблазну и погибнуть. Именно поэтому своим волевым решением Одиссей спас людей, пренебрёгши демократией. То есть, разум должен решать, насколько эстетически прекрасное полезно, а не абсолютизировать эстетику, как делает это западная культура сейчас. Разум должен определять границы демократии, а не абсолютизировать её, навязывая всем без исключения.
  
  Современная западная культура демонстрирует приоритет эстетического перед этическим и подобно пению сирен заманивает народы в депопуляцию низкой рождаемости. Лозунг 'Искусство ради искусства' утвердился в современной западной культуре окончательно и бесповоротно.
  Чего только нет в современном искусстве! Здесь и произведения, пробуждающие самые лучшие чувства в человеке, здесь и произведения, эксплуатирующие самые низменные человеческие инстинкты. Но одно можно сказать совершенно точно: эксплуатация эстетики только ради получения прибыли сейчас неизмеримо возросла.
  Искусство Запада полностью отказалось от функции нравственного воспитания, потеряв нравственные ориентиры после перехода к атеизму. Деятели культуры сейчас поглощены вопросами самовыражения гораздо больше, чем вопросами поиска истины. Тем более, что понятие истины становится сейчас всё более размытым. Если раньше художник чувствовал свою ответственность за то, какое нравственное впечатление произведёт его произведение. То сейчас художник озабочен только тем, как ещё можно эпатировать людей.
  Как сказал однажды один великий артист ХХ века: идите за тем, кто ищет истину, но бегите от тех, кто её нашёл. Красивые слова и броская фраза. Но они означают, что истины окончательной не существует. А вот это неправда! Истина в том, что есть народ твоей страны, а разум тебе дан для того, чтобы сохранить его на земле насколько это возможно в полном опасностей мире природы.
  Может ли обладатель прекрасного голоса и музыкального слуха быть подлецом? Может ли художник, прекрасно рисующий картины, быть обманщиком и вором? Может ли великий артист 'идти по головам' в своей карьере? Может ли известный литератор быть холодным и расчётливым циником? Могут ли прелестные артистки быть самовлюблёнными эгоистками? - Конечно, всё это вполне возможно. Более того, это встречается повсеместно на каждом шагу. Спрашивается: ну и что? А то, что все эти люди своим поведением так развращают общество, что в нём начинает сокращаться рождаемость, грозящая обществу вымиранием. Вот в чём значение нравственности - она охраняет человека от самоуничтожения.
  Нас никто не спрашивал при рождении, хотим ли мы жить. Но мы живём на Земле. И уже от наших решений зависит, будут ли жить на Земле наши дети или нет. Человек не решает вопрос о своём рождении, но он в ответе за рождение других. И своим образом жизни современный коренной европеец решает покончить с коренными европейцами раз и навсегда. Истина в том, что продолжать жить на планете или нет, решает каждый человек. И в зависимости от его решения страна либо существует, либо вырождается.
  Западный человек, многими поколениями умерших европейцев вознёсшийся на вершину нынешнего благосостояния, не достоин своих предков, их труда, пота и крови, если позволяет депопуляции низкой рождаемости убивать европейское общество.
  Европейская культура оказывается культурой вырождения. Она подобна гомеровским сиренам - своим сладкоголосием убивает европейское общество. Она вся пронизана свободой самовыражения, свободой творчества, и вместе с тем, свободой от ответственности, свободой от обязанностей. Западное общество потребления может только потреблять, но не воспроизводит даже само себя. Воспитание свободой самовыражения, самораскрытия приводит к полной свободе человека от любых ограничений и к раскрытию самого главного в человеке - к свободе ничего не делать и потреблять.
  'Хлеба и зрелищ!' - этот лозунг характеризует человека во все времена. Это и есть истина, природная истина, известная тысячи лет. И если мириться с этой истиной, удовлетворять её в условиях полной свободы, тогда люди начинают жить только для своего удовольствия. Полностью удовлетворённый человек живёт уже не по разуму, а по чувствам. Он достигает больших высот в понимании прекрасного в искусстве. Но он становится при этом крайним эгоистом, которому нет дела ни до чего в этом мире, кроме своих чувств. Купаясь в наслаждениях тела, такой человек не нужен даже самому себе, зачем же он будет о ком-то заботиться?
  
  
  КИНОФИЛЬМЫ ДЕПОПУЛЯЦИИ НИЗКОЙ РОЖДАЕМОСТИ.
  
   Культура депопуляции наиболее ярко проявляет себя в самом любимом народом виде искусства - в кино. Современное западное киноискусство погрязло в либерализме и в феминизме. Вот несколько примеров.
  'Нечто' (США). Действие фильма происходит на американской антарктической станции. В один прекрасный день начальник станции видит в окно бегущего человека с ружьём, что-то кричащего на непонятном языке и стреляющего периодически в преследуемую им собаку. Как поступить? Остановить преследователя и попытаться объясниться? Но начальник принимает ответственное решение и стреляет в бегущего человека, убивая его наповал. Собака убегает прочь. Очень интересное и показательное событие. Очень гуманно поступил начальник базы, убив человека и отпустив собаку, не правда ли? А зачем убивать бедных животных, которые не могут постоять за себя? Вот разумный человек и вмешался в эту несправедливость и убил нарушителя, оставив в живых бедную собачку.
  Догматический либерализм настолько извращает сознание людей, представления о добре и зле, что позволяет убийство человека ради спасения жизни животного. Бесспорно, нельзя человеку мучить животных 'просто так' - это говорит о том, что у мучителя не всё в порядке с мозгами, и следующим его объектом может стать человек. Такого мучителя следует изолировать от общества ради проведения соответствующей работы по правке мозгов. А если такая правка невозможна, то мучитель должен навсегда быть изолирован от общества.
  Но убивать людей, ради спасения животных нельзя! Даже если человек жестоко истребил всех кошек и собак в округе! Самое место для него - тюрьма либо психушка, но никак не кладбище. Человек должен защищать животных не из-за любви к животным, а из любви к человеку!
  Защита животных ради животных - это извращение догматического либерализма. Человек должен защищать животных ради человека, потому что человек, мучающий и убивающий животных, опасен для людей - вот что мы должны пресекать. Действовать надо всегда ради блага человека, а не ради отвлечённых целей, будь то защита животных (а как насчёт защиты человека?), будь то сохранение окружающей среды (а другие люди разве не являются частью окружающей человека среды?).
  Как же надо было поступить начальнику американской арктической станции? Самое простое, не вмешиваться, а уж потом выяснить, насколько опасно для людей было поведение стрелявшего в собаку человека. Самое ответственное - помочь человеку убить собаку, ибо если исходить из априорной нормальности преследующего собаку человека, то значит признать разумность и оправданность его поведения.
  Раз нормальный человек хочет убить собаку, значит, есть очень серьёзные причины для этого, значит, надо помочь. Так должен бы рассуждать человек естественный, но начальник экспедиции, испорченный догматическим либерализмом, убил человека, ради спасения собаки. Ему жаль было 'бедное ни в чём не повинное животное', но не жаль было человека. Не жаль его родителей, потерявших сына, не жаль его существующих или ещё не родившихся детей. Не жаль его родственников, его девушки, которая осталась вдовой. Не жаль человека... И вы ещё спрашиваете, в чём причина депопуляции?
  Поразительный пример гуманизма и толерантности согласно догматическому либерализму!
  Фильм заканчивается гибелью станции и членов экспедиции в результате явления 'нечто', прорвавшегося на станцию в теле собаки, которую спас начальник станции, убивший ради её спасения человека.
  Философский смысл этой притчи заключается в том, что ради спасения людей, всех людей земли, и надо было убить одну собаку. Но современный человек - начальник станции - воспитанный в духе догматического либерализма, не способен пролить кровь зверя, ради спасения человечества. Лишенный нормальных человеческих инстинктов, современны западный человек, не знающий ни добра, ни зла, не может быть спасителем людей. Либерализм сделал из него убийцу человека и человечества.
  Человек в современной либерально-демократической цивилизации превратился в лишь в средство, необходимое для продолжения процесса освобождения людей от всего и вся. В конце концов, бездумное освобождение освобождает народы, следующие по пути догматического либерализма, от самой жизни через депопуляцию низкой рождаемости. Безумный процесс тотального освобождения человека привел его к освобождению от разума - единственное, что отличает человека от животных и позволяет надеяться на выживание человечества в этом мире.
  'Робин Гуд', издание Би-Би-Си XXI века. Поражают сцены с ребёнком, по всей видимости, ещё грудным. Как ловко Робин Гуд сражается мечом с врагами, не пуская им кровь, однако, и нежно прижимает к своей груди ребёнка свободной рукой. А как красиво вскакивает в седло, зажав ребёнка подмышкой. А ребёнок-то, на удивление, помалкивает при всех акробатических кульбитах. Любая нормальная мать, да и нормальный отец тоже, видя эти кадры, скажет, что фильм изображает полную чушь. Но... феминисты хотят создать у молодого зрителя ложные образы, чтобы разрушить представление о мужском и женском поведении человека. Героиня фильма оставляет ребёнка на руках Робина, и уезжает по своим делам - в истории таких женщин не было до нашего прогрессивного времени. Женщина бросает грудного ребёнка, говоря, что это не её проблемы. Забота о ребёнке - это, оказывается, проблемы мужчин, а проблемы женщин - воевать за свободу вместо мужчин! И этот идеологический бред выдаётся за прогресс человечества! Да и женщина ли это? Нет! Это не женщина, это плод феминистской революции, превратившей женщину в монстра, презирающего детей. И где же вы ищите причины европейского вымирания, господа европейцы?!
  'Горбатая гора' (США). Ну, это прямо Тристан и Изольда ХХ века! Какие страсти шекспировские, как страдают бедные ребята от разлуки - милые, нежные, чувствительные. Какие тонкие чувства! Вот ведь могут же мужчины, когда захотят, быть... педиками. Фильм пропагандирует женский тип отношений среди мужчин, заставляя зрителей принять установку на то, что показанное - вполне нормальное проявление человеческих отношений. Однако, зададимся вопросом. Ромео и Джульетта покончили с собой, не в силах вынести разлуку с любимым. Способны ли на это любовники-мужчины? Вряд ли кто-либо из них способен пожертвовать собой ради любви к другому. Жертвенная любовь среди гомиков? - Полноте, не смешите мои тапочки!
  
  Современный мужчина по своим волевым качествам становится женщиной, а современная женщина - мужчиной. Так кто же будет воевать в голливудских блокбастерах? Конечно женщина, ведь мужчины выродились до плачущих от разлуки с любимым хлюпиков, или в домохозяйку, меняющую подгузники у малышей.
  Это женщины, оказывается, воевали, а мужчины только комплексовали по поводу и без повода. Идёт целый поток фильмов, где женщины примеряют на себя роли мужчин, выступая победителями в профессии воина, пирата, делового человека. И вот уже целые поколения европейских детей отравлены ядом феминизма, считая женщину воительницей, для которой плач ребёнка ничего не значит.
  Женщины, оказывается, воевали в рядах греческой фаланги и в рядах римских легионов. Целые поколения молодых людей XXI века начинают считать, что призвание мужчины - быть мягким и ласковым, как женщина. Посредством целой серии мастерски сделанных фильмов искажается образ мужчины и женщины, история человечества подменяется красивыми вымыслами.
  Идёт переделка всей истории человечества в соответствие с идеологической доктриной либерализма и феминизма. Все сюжеты делаются с учётом идеологии феминизма - женщине просто не позволено быть женщиной. Раз 'женщина - это звучит гордо', значит, она должна не хуже мужчины воевать, грабить, убивать, насиловать. Ну, а с пелёнками пусть возится мужчина, если желает. В фильмах такое бывает, а вот в жизни - крайне редко.
  Фильмы либерально-феминистские воспитывают молодых людей таким образом, что юные девицы, вместо детей, мечтают об армии, а юноши не видят ничего плохого в гомосексуальных связях, полагая, что мужчина имеет право потворствовать своим слабостям и оставаться мужчиной. Но так не бывает в природе. Нарушая законы природы, пытаясь изменить природу человека, прогрессивные европейцы получают депопуляцию низкой рождаемости - природа мстит извращенцам вымиранием. Миллионы лет формировалась психофизиология человека, и вдруг приходят феминисты и решают, что человек живёт неправильно - не слишком ли вы высокого мнения о себе? Ну, так вот вам за это - депопуляция!
  
  Либерализм, в конце концов, освобождает людей от любых установок религии, от норм морали, от традиций и обычаев ради того, чтобы человек сумел полностью раскрыть себя, свои задатки и способности. Ведь полное раскрытие творческого потенциала человека невозможно без снятия всех ограничений. И мерилом раскрытия талантов человека становится сумма денег, в которую оценивает общество деятельность человека. Освобождая человека от всяческих духовно-нравственных ограничений, либерализм подчиняет человека диктату материального мира, диктату денег.
  Общество всегда и везде хочет только 'хлеба и зрелищ'. 'Хлеб' обществу сейчас даёт капиталистическое производство, основанное на свободной конкуренции. Такая экономика направлена на высокое потребление. Обогатиться производителю можно только за счёт общества, поэтому на рынок выбрасывается товар, удовлетворяющий какую-либо общественную потребность. Если потребности в данном товаре нет, то с помощью рекламы она может быть искусственно создана. Современный капитализм - рекламный капитализм, рекламируя свой товар, фирма спонсирует то, что нравится обществу.
  Общество генерирует в себе высокую и низкую культуры. Высокая культура требует большого нервного и умственного напряжения, она тем самым развивает ум и нравственность человека. Низкая культура, не требует от человека ни мыслительного, ни нравственного напряжения, не развивает ни ум, ни нравственность. Носители низкой культуры составляют абсолютное большинство в любом обществе, и бизнес апеллирует именно к носителям этой культуры в своём желании получить прибыль, потому что этим людям легче навязать с помощью рекламы новый товар. Так запускается процесс девальвации духовно-нравственных ценностей.
  Бизнес занят своим делом - производством товаров для потребления. Бизнес нельзя винить, как это делают левые, за его стремление к обогащению и за эксплуатацию вкусов толпы - бизнес существует на удовлетворении вкусов общества. Не его дело развивать эти вкусы. Бизнес лишь использует их в своих интересах.
  Общество же само у себя не может культивировать, прививать высокие вкусы и нравственность - для этого у общества нет соответствующих институтов. Общество стихийно плодит и высокое, и низкое. Общество может только создавать предметы высокого и низкого вкуса.
  И лишь государству под силу организовать процесс воспитания человека. Но для этого у государства должен быть соответсвующий мандат - разрешение от общества заниматься воспитанием. Современное либеральное европейское общество такой мандат государству не даёт.
  
  'НЕ В КОНЯ КОРМ'.
  
   Вся современная европейская культура источает яд. Яд, уничтожающий жизнь. Отрава потребительского мышления, исходящая из современной европейской идеологии, пронизывает всё европейское. Каждое изделие, каждый бренд несёт в себе смерть от депопуляции низкой рождаемости.
   Ну, достигла Европа высшего уровня материального потребления за счёт остальных жителей планеты Земля, так хоть бы умела воспользоваться достигнутым богатством. Так ведь нет! Это богатство не во благо европейцам - они от этого богатства размножаться перестали! Вот к такому 'счастью' и призывает европейская идеология сейчас все народы земли: перенимайте прогрессивную европейскую культуру, покупайте европейские товары, присоединяйтесь к счастливому обществу потребления и станете вымирать вместе с европейцами. Необходимо чётко осознать: всё, что сейчас пропагандирует Европа, есть апология смерти. Вырождаясь сами, европейцы затягивают с собой в могилу весь мир.
  Европейцы давно смирились с перспективой своего вымирания. Как всегда, боясь трудностей, они не хотят изменять свои привычки и перекладывают горечь падения Европы на чужие плечи - на своих детей. Именно современная молодёжь Европы столкнётся на старости своих лет с попранием прав оставшихся в живых малочисленных европейцев, когда мигранты станут диктовать им новые условия их существования. Тогда дети сегодняшних европейцев ответят по полной программе за весь многовековой европейский эгоизм. Именно они на собственной шкуре испытают: каково это, быть гонимыми и бесправными на своей родине. Наглые от ощущения своей силы новые хозяева Европы заставят оставшиеся жалкие кучки пожилых европейцев жить совсем по другим правилам, чем те, к которым европейцы привыкли, по которым жили их родители.
  Европейцы объясняют своё нежелание иметь много детей своей якобы большей ответственностью за судьбу ребёнка. Мол, не хочется, чтобы он был беден, необразован. Естественно, никому из нормальных людей не хочется бедствий своим детям. Но в этом объяснении скрыта большая и гнусная ложь! Ответственными за судьбу ребёнка европейцы чувствуют перед кем? Перед Богом? Так, по мнению атеистических европейцев, Бога нет. Тогда перед кем? Перед ребёнком? Но кто дал им, ныне живущим, право решать за другого человека, их ребёнка, жить ему или не жить. Они, живущие ныне, наслаждаются жизнью такой, какая есть у них, и на каком основании они лишают этого наслаждения жизнью других? Жизнь, любая жизнь, есть благо. Жизнь вообще сама по себе есть благо. Так почему же европейцы решают лишать этого блага своих ещё не родившихся детей?
  Настоящая забота о благе детей есть рождение детей, приобщение их к счастью жизни в этом мире, и работа по устройству их жизни, а не отказ рожать детей. Лицемерие 'отказа от детей ради их же блага' - это результат крайнего эгоизма пресыщенных европейских потребителей продуктов, которые отказываются от рождения детей в действительности не ради самих детей, а ради себя, ради своего блага, ради своего высокого уровня потребления и беззаботного существования. Бездетность современного общества массового потребления - результат отказа от веры ради свободы, результат воздействия идеологии либерализма на европейское общество.
  Высокий уровень европейского потребления - результат тысячелетнего европейского освобождения от веры, результат научно-технического прогресса. И этот результат есть одновременно гигантский регресс в человеческом существовании, ибо он способствует добровольной самоликвидации общества потребления. Промышленного, экономического прогресса можно добиться не иначе, оказывается, как отказавшись от человеческого в человеке, отказавшись от продолжения человеческого рода. Современный европейский научно-технический прогресс означает человеческий регресс. Может быть, возможно совместить прогресс в науке и технике с духовным прогрессом человека, но для этого надо в корне изменить всю европейскую идеологию существования человека.
  
  С другой стороны, освобождение человека от внутренних ограничителей позволяет раскрыться творческому потенциалу человека - происходит расцвет искусств, внешней культуры. Музыка, изобразительные искусства становятся образом жизни человека. Смысл человеческого существования теперь заключается в том, чтобы самовыразиться в искусстве, в спорте и бизнесе, в публичной деятельности.
  'Мы не можем сделать мир лучше, поэтому мы делаем его смешнее' - вот принцип жизни современного бездуховного человека, весело идущего к краю пропасти. Человек ставит перед собой заведомо невыполнимую задачу - 'сделать мир лучше', убеждается в своём бессилии, а превращается в циника, 'с юмором' идущего по жизни. Юмор становится орудием, разрушающим все моральные, нравственные устои человека. Осмеять духовность - что может быть проще, чтобы избавить людей от 'комплексов'?
  Капитализм для своего развития, для 'прогресса', нуждается в 'освобождении' человека от норм нравственности, от религиозных духовных норм, и либерализм как раз и обеспечивает идеологическую поддержку капитализма. Человек не ставит перед собой задачу 'стать лучше самому', которая вполне ему по силам. Но вся европейская культура сейчас направлена против постановки человеком такой задачи. Всеобщая терпимость, толерантность, бездуховность, отсутствие чётких критериев истины, абсолютизация относительности, пропагандируемая равновеликость и равнозначность всех культур размывают само понятие 'стать лучше'.
  'Стать лучше' в современном капиталистическом либеральном мире - означает преуспеть в какой-либо деятельности, означает внешний, телесный успех, и не важно, каким способом, какой частью тела этот успех достигнут. Преклонение современного общества перед телесными достижениями выражается в популярности различных рейтингов, книг рекордов Гиннеса и так далее. Добиться духовного, морального превосходства неизмеримо сложнее, чем физического, и человек идёт по простейшему пути. А кроме того, нравственное превосходство внешне незаметно и трудно определимо. А кроме того, духовное, моральное превосходство капитализму не нужно, просто потому что ограничивает 'прогресс', мешает делать деньги.
  
  'Как только 'ТВ Глобо' начинал вещание в том или ином регионе, там неизбежно падал уровень рождаемости и росло число разводов.
  Мыльные оперы вносят свой вклад в снижение численности населения в Бразилии, сообщает NY Daily News со ссылкой на AFP. Исследование, проведенное лондонским Центром Исследования Экономической политики (CEPR), свидетельствует, что национальная склонность бразильцев к мыльным операм виновна в значительном снижении рождаемости в стране за прошедшие четыре десятилетия.
  'Современный образ жизни, показанный в теленовеллах, включающий эмансипацию женщин, критику традиционных ценностей, подталкивает людей к разводам', - говорится в докладе.
  Немногочисленные семьи, о которых идет речь в мыльных операх, заставляют бразильских женщин хотеть меньше собственных детей.
  Данные переписей и другие данные говорят о том, что среднее число детей на одну женщину в Бразилии резко упало с 6,3 в 1960 году до 2,3 в 2000-м. Исследователи связали это снижение, в частности, с семейными драмами канала Globo. Женщины - особенно бедные, не имеющие доступа к другой информации, кроме телевидения, - стали меньше хотеть рожать детей.
  'Проанализировав изменяющиеся во времени и инвариантные характеристики, мы пришли к выводу, что присутствие на территории сигнала канала Globe приводит к значительному снижению рождаемости', - говорится в исследовании.
  По словам Альберто Чонга, одного из авторов исследования, бразильские сериалы показывают в основном высшие слои общества. Герои теленовелл 'белее, богаче и более образованы, чем большинство из 190 миллионов бразильцев'. У них меньше детей, и они чаще всего разведены. Зрители же следуют примеру любимых героев. И даже новорожденных чаще всего называют их именами.
  (Анастасия Елаева. 'Назван источник демографических проблем Бразилии.')
  
  
  КУЛЬТУРА СЕКСУАЛЬНОЙ ОЗАБОЧЕННОСТИ.
  
  Европейская культура стала жертвой гомосексуалов обоих полов, а затем жертвой геев и лесбиянок стало всё европейское общество.
   С детских лет поведение мальчиков и девочек резко отличаются друг от друга. В то время как мальчики больше поглощены изучением мира, предпочитая больше наблюдать, чем участвовать, девочки предпочитают демонстрировать свои артистические способности - они взрослеют быстрее мальчиков, больше танцуют и поют. На школьных дискотеках обычно девочки и девушки являются заводилами танцев - они составляют круг танцующих, в то время как парни обычно жмутся по стенкам или с видом страшно занятых людей стремительно перебегают от стенки к стенке. Их поведение естественно с точки зрения специфики мужского и женского: мужчина должен 'заниматься делом', а женщина должна уметь демонстрировать себя, чтобы быть избранной мужчиной.
  Поведение женщины - демонстрация самое себя. Она больше внимания уделяет своей внешности, одежде. Для женщины главное - как она выглядит. Для мужчины главное - что он есть, что он может сделать, на что он способен. Эти качества не демонстрируются, они спрятаны за внешним безразличием, потому что мужчина не стремится к открытости, предпочитая держать втайне наготове свои возможности.
  
  Как получилось, что геи и лесбиянки стали законодателями современной европейской культуры? Всё началось с сексуальной революции середины ХХ века. Она легализовала любые формы сексуального удовлетворения, освободив европейца от соблюдения любых нравственных норм в сексе. В середине ХХ века многовековой процесс либерализации - освобождения человека от духовной нравственности - добрался до сексуальной сферы, до физиологии человека. И здесь стало возможным всё. В этой атмосфере вседозволенности геи, до этого вынужденные скрывать свои пристрастия, получили возможность их демонстрировать.
  В силу физиологических особенностей организма, поведение геев есть женское поведение, поведение демонстрационное. Как и девочки, как и девушки, как и женщины, геи стремятся демонстрировать себя. Естественно, что их артистические наклонности привлекают к ним всеобщее внимание, в первую очередь - женское внимание. Вот почему геям удалось быстро захватить сферу искусства, средства массовой информации, сферу культуры западного общества.
  
  Можно очень долго рассуждать о том, насколько гомосексуализм естественен, какие гены за что отвечают и почему животные до сих пор так и не перешли к прогрессивному способу размножения и существования, но для начала стоит вернуться к истории начала 70-х, когда сие 'естественное' влечение было исключено на святой американской земле из разряда психических заболеваний и извращений.
  Собственно оценивать это прогрессивное новшество - гомосексуализм - стоит в контексте развития послевоенного постиндустриального общества. В 60-е годы много чего появилось и много чего открылось человеку. Тем более, что всемерное удовлетворение потребностей свободных индивидов становится стратегией развития цивилизованных стран. Гей-община в США поднялась на фальсификации цифр электората. За данность принималось то, что среди избирателей они якобы составляли 10 процентов. Дудки, всего один - это со всеми выкладками доказали разоблачители.
  И как результат победоносного шествия общества потребления - рождаемость шаг за шагом начала падать во всех развитых странах. Во всех.
  И СССР не отставал и принимал специальные постановления (1981 г.) о том, что не надо поощрять трехдетные семьи, - лучше направить внимание людей на всемерное удовлетворение 'духовных' потребностей.
  Свободный человек, реализующий свои любые потребности - вершина социального мироздания. С тем и носится культура уже не одно столетие, воспевает то его сознание, то его бессознательное, но, главное - человек, его свободная воля и не менее свободные стремления.
  Единственное, что теперь блюдется свято: права человека и его капризы, то есть, желания. Решил, что гомосексуализм - естественен, значит, так тому и быть. Или гомосексуальное? Кто ж его теперь разберет. Может, и в педофилии ничего неестественного нет. (Сергей Роганов. 'Гей-парадом по многодетности!')
  
  Покровители гей-культуры спешат успокоить обывателей, заявляя, что никакого вреда от гей-парадов нет - только праздник хорошего настроения. Мол, никакого воспитательного эффекта на молодёжь массовые гей-демонстрации не оказывают: кто не гей - к тому не прилипнет. История, однако, даёт другие примеры.
  Надежда Андреевна Дурова (1783-1866), писательница, первая в России женщина-офицер, участница войн с Францией (1807) и Отечественной войны 1812 года, вспоминает
  в своих автобиографических 'Записках кавалерист-девицы', что её мать, страстно желавшая иметь первенцем сына, не любила дочь. Девочку воспитывал гусар, находившийся неотлучно при ее отце. По рассказам самой Надежды Андреевны, она с детства воспитывалась, как мальчик, никаких женских интересов у нее не было, а главным чувством всю жизнь были 'любовь к отцу и отвращение к своему полу'. В 1836 году в пушкинском 'Современнике' появились ее 'Записки', вызвавшие восторженные отклики. Ободренная успехом, Дурова начала писать романы и повести, в 1840 году вышло собрание сочинений в четырех томах. Одна из главных тем ее произведений - раскрепощение женщины, преодоление разницы между общественным статусом женщины и мужчины. Остаток жизни Дурова провела в маленьком домике в городе Елабуге в окружении лишь своих многочисленных подобранных когда-то собак и кошек. Она так и умерла бездетной.
   От бездетности вымирает сейчас и Россия, 'раскрепостившая' женщину. И страна вряд ли возродит рождаемость, если гей-культура будет шумным карнавалом гулять по улицам российских городов, празднуя обретенную свободу.
  
  Интересный факт приводит Владимир Соловьев в своей статье 'Гомосексуальный фашизм':
  'На конкурсе 'Мисс Америка' произошел казус, конфуз, скандал. Это же надо: вдруг мисс Америкой оказалась девушка, которая имеет наглость иметь собственное мнение, при этом абсолютно традиционалистское. Как же быть организаторам всех этих конкурсов красоты с их заявленной терпимостью, которая в свете нынешнего скандала выглядит как откровенная дискриминация людей с традиционными взглядами, в том числе и сексуальными?!
  Поясню, что меня так возмутило.
  Когда спросили одну из конкурсанток, что она думает о браках между представителями одного и того же пола, она сказала, что по ее мнению, подчеркиваю, по ее мнению, брак это союз между мужчиной и женщиной. И что тут началось! Эту самую несчастную конкурсантку, которая вдобавок еще и победила в конкурсе, лишили звания 'Мисс Америка'. За что? За то, что она высказала абсолютно справедливую мысль в очень корректной форме?! В ее словах есть хоть намек на гомофобию? Есть хоть намек на нетолерантность? Нет! Но то, как поступили по отношению к ней, показывает в очередной раз, что мы сталкиваемся с разновидностью гомосексуального фашизма, который заставляет всех исповедовать свою веру. С помощью таких потрясающих по своей глупости шагов, как, в частности, лишение этой девушки ее звания за более чем традиционалистские, одобренные всеми монотеистическими религиями, свободные, справедливые, разумные взгляды. Она же не сказала, что нельзя разрешать браки между геями. Не сказала, что это грех. Нет, она всего лишь сказала, что, по ее мнению, брак это союз между мужчиной и женщиной. За что была немедленно подвергнута обструкции, вплоть до полыхающего невдалеке костра инквизиции. Ну и куда катится мир? И что, после этого кто-то сможет мне доказать, что представители гей-коммунити это воплощение толерантности, добра и уважения к мнению другого? Непохоже.'
  
  'Это', что мы видим на подиумах мира, это не женщины, это карикатуры на женщин. Это - результат эмансипации женщины, когда законодателями мод становятся гламурные извращенцы, использующие женские слабости для своих целей, и формирующие извращённый мир с помощью извращённой моды.
  'Это', что ходит по подиуму, рожать и растить детей не может в принципе. Интересно было бы провести социологическое исследование: какая рождаемость у моделей-манекенщиц? Если рождаемость у них превышает 2,2 ребёнка на манекенщицу, тогда можно выбросить эту книгу в мусорное ведро. Правда, почему-то есть абсолютная уверенность, что рождаемость у 'этих' гораздо ниже 1,0. Но даже если рождаемость у моделей 2,0 - следует радикально пересмотреть формирование вкусов современного общества, ибо и такая рождаемость ведёт к исчезновению народа.
  Формирование вкусов отдано на откуп извращенцам, которым легче влиять на женский ум своей необычностью и эстетикой. Внешняя привлекательность довлеет над внутренним, духовным миром человека. Современная мода, служащая образцом для подражания сотням миллионов нормальных девчушек во всём мире, делает из них бесполые существа, неспособные к деторождению физически и, самое главное, морально.
  
  Большая либеральная феминистская программа оглупления человечества добилась огромных успехов. И процесс оболванивания людей ускоряется.
  В результате бездумного либерал-феминизма общество постепенно трансформируется. Представители нетрадиционной сексуальной ориентации, в силу своих психофизических особенностей, более успешно, чем 'традиционалы', находят свою нишу для деятельности в культуре и в искусстве. Им много проще завоевать податливые женские сердца своими утончёнными 'женскими' качествами, чем 'грубым мужикам'. Живопись, музыка, мода становятся прибежищем секс меньшинств. И постепенно они начинают диктовать обществу свои вкусы и стандарты внешности и поведения.
  Женская мода перестала быть модой для женщин, она стала модой для девочек. Идеалом красоты в ХХ веке постепенно становится хрупкое невесомое костлявое существо с детским личиком, неопределённо юного возраста, неспособное не только рожать без усилий команды врачей, но и просто нормально жить.
  Детская мода для взрослых людей говорит о соответствующей ментальности европейского населения. Взрослый человек, мужчина, надевающий мальчиковые короткие штанишки и к миру начинает относиться по-детски. А значит, безответственно! Какая ответственность с подростка?
   Мода, диктуя свои правила, заставляет нас быть детьми: 'Будьте детьми! Будьте проще, как дети! А что плохого, чтобы чувствовать мир, как ребёнок?'
  Прекрасно! Будем все, как дети! Только не надо тогда требовать с таких взрослых детей быть ответственными, держать слово, быть твёрдыми в отстаивании своих принципов, быть защитниками, мужьями, отцами.
  
  Доступность любых материалов сексуального характера создаёт в душах европейцев постоянное сексуальное напряжение. Сформированная либерализмом культура сексуального напряжения позволяет капитализму получать огромные доходы. Провозглашая культуру вседозволенности, капитализм культивирует потребности человека, создавая всё более изощрённые способы их удовлетворения. Капитализм общества потребления держит человека в состоянии постоянного напряжения из-за обилия соблазнов, которые предлагает развитие капиталистическое производство предметов потребления.
  Капитализм переводит всё на товарно-денежные отношения, даже любовь. Чем свободнее становится женщина, тем меньше у неё желание обременять свою жизнь заботами о муже и детях. Чем свободнее становится мужчина, тем меньше у него желание обременять себя заботами о жене и детях. Так соединяются в пары гламурные женщины и прикольные мужчины ради секса, но не ради любви. Пары на час создаются не для того, чтобы заводить детей, а чтобы просто получить очередное удовольствие: 'Ведь вы этого достойны!'
  
  ...подростки, которые любят песни, содержащие сексуальные образы, чаще вступают в половую связь. Однако на сегодняшний день неясно, что первично: либо тинейджеры, наслушавшиеся подобных музыкальных произведений, воспринимают их как руководство к действию, либо подобные песни предпочитают слушать молодые люди, изначально имеющие повышенный интерес к сексу.
  Как оказалось, чем чаще юноши и девушки слушали 'сексуальные' музыкальные произведения, тем раньше они вступали в первый половой контакт и тем активней занимались сексом впоследствии. Детальное описание исследования опубликовано журналом American Journal of Preventive Medicine.
  
   Если Бога нет, то нет у человека и ответственности за свои земные дела. Вот почему на западе так популярны фильмы про удачливых преступников. Ради комфортной жизни человек идёт на любое преступление, добывает деньги за счёт других людей, и отправляется блаженствовать 'на Карибы'. Фильмы пропагандируют безнаказанность человека за любое преступление, если оно достаточно продумано (слава интеллекту!) и никто из людей не может уличить за содеянное. Преступность, таким образом, пропагандируется в атеистическом обществе как приемлемый образ жизни. Так атеизм становится покровителем преступности. Поощряя преступность, атеизм, таким образом, вступает в противоречие с другим столпом либерализма - со священным правом частной собственности. Но ради всеобщей и полной безответственности и вседозволенности, что даёт атеизм, можно пожертвовать и правом частной собственности.
  
  Атеизм догматического либерализма привёл не к атеизму европейского общество, а к погружению его в болото суеверий. Вроде бы, отказывается либерализм от Бога, но тут же признаёт наличие в жизни всякой чертовщины, мистики, чудес. Но если не признавать Бога и одновременно признавать потусторонние явления, то это и означает скатываться в язычество. Оторвав человека от Бога, либерализм бросил его в пучину мистики. Поразительное явление современного либерального мира: высочайшее развитие науки и техники и глубочайшее погружение общества в мистические суеверия.
  Так как именно единобожие является первым врагом либерализма, народ европейский начинает искать духовную опору в различных мистических учениях, далёких от единобожия. Вот почему полки европейских книжных магазинов ломятся от избытка эзотерической литературы. На обывателя вываливается масса историй про вампиров, мертвецов, ведьм, леших. Волшебство становится лидирующим книжным товаром. Людские умы погружены в призрачный мир невероятных явлений, происходящих по неведомым законам. В мире, где отвергается Бог монотеизма, вершителями дум становятся Гарри Поттер и Фродо Бэггинс. Европейский ум готов к восприятию язычества, осталось лишь представить достаточно яркий и убедительный образ. Но язычество в виде немецкого национал-социализма уже один раз разрушило Европу. Новое язычество может разрушить весь мир.
  
  Деньги в прогрессивном капиталистическом мире заменили собой всё: Бога, любовь, дружбу, честь, совесть, справедливость, патриотизм, семью, детей... Как поёт одна современная американская популярная певичка, 'мне не нужна ваша любовь, теперь у меня есть деньги'.
  
  'Ведь вы этого достойны!' А что вы сделали, чтобы быть достойными своего прекрасного автомобиля? Взяли у папы, или у папика, из кошелька несколько десятков тысяч баксов и всё? Имели честь случайно родиться в богатой семье? Это ваши предки покорили весь мир, все народы подчинили себе, ограбили всю планету ради вашего комфортного существования. Вот они действительно 'этого достойны' своими делами, но, к сожалению, давно уже умерли. А вы теперь кричите о своих правах и свободах... стоя на костях своих предков и на костях народов, которых погубили ваши предки. Нет, развращённые даром полученными господством над миром и комфортом достойны только сгинуть со света через депопуляцию низкой рождаемости.
  
  'Будьте модными и красивыми!' А спросите себя: зачем быть модными и красивыми? Чтобы быть модными и красивыми? Чтобы не портить окружающий мир своим уродством? Чтобы успеть насладиться этой краткой жизнью? Да, пессимистическая безбожная нравственность призывает быстрее воспользоваться тем кратким мигом, что называется жизнь. Поэтому надо наслаждаться теми возможностями, что даёт общество потребления, даже в ущерб планете, в ущерб других народов, лишённых предками европейцев возможности жить достойно, в ущерб своим собственным детям. Ведь 'живём только раз'! Судьба дала шанс, тебе выпал счастливый лотерейный билет жить в числе 'золотого миллиарда', так что забудь о голодных, больных и обездоленных, коих абсолютное большинство на планете, забудь о загубленной природе, об истощении ресурсов - будь модным и красивым! Забудь о собственных детях, ведь дети лишают тебя возможности жить в своё удовольствие, возможности быть всегда модными и красивыми.
  Безнравственная возрожденческая парадигма учит человека жить для себя, ублажая свою плоть, поклоняясь 'золотому тельцу' в виде автомобиля, компьютера, тряпок, учит быть 'модными и красивыми' эгоистами, бездумно поглощающими ресурсы планеты животными. В парадигме Возрождения нет места человеку, ответственному за себя, за всех людей, за мир, за природу, потому что таким ответственным человеком может быть только человек, верующий, что его земная жизнь лишь часть жизни вечной.
  Ответственность появляется только у вечной жизни, потому что ей быть всегда в этом мире, поэтому она должна не изгадить его своим бездумным присутствием - значит, надо развивать ум и нравственность, а не 'моду и красоту'. У 'живущих только раз' никакой ответственности быть не может - это логика возрожденческой парадигмы, что и приводит их к вымиранию от депопуляции низкой рождаемости, а природу к загрязнению и гибели.
  Современный европейский человек есть результат пятисотлетнего господства парадигмы Возрождения. 'Освобождённый' человек есть причина катастрофического загрязнения планеты, тотального неравенства между народами, депопуляции коренного европейского населения.
  
  'Я из Тосканы. Следовательно, я еще сильнее боюсь за Пизанскую башню и
  пизанскую Площадь Чудес, за Сиенский собор и сиенскую площадь дель Кампо, за
  сохранившиеся башни Сан Джиминьяно... Я флорентийка. Следовательно, я еще больше боюсь за собор Санта Мария дель Фьоре, за Баптистерий, колокольню Джотто, палаццо Питти, галерею Уффици, понте Веккио. Кстати, это единственный оставшийся древний мост, потому что все другие были взорваны в 1944 году Гитлером - образцом для подражания бен Ладену. - Я также боюсь за флорентийскую библиотеку Лауренциана с ее восхитительными миниатюрами, с ее бесподобным Кодексом Вергилия. Я также боюсь за флорентийскую Академическую галерею, где хранится микельанджелов Давид. (Скандально обнаженный, бог ты мой, а значит, особо осуждаемый Кораном). И если 'бедные-несчастные' разрушат хотя бы одно из этих сокровищ, всего лишь одно, клянусь, я сама стану святым воином. Я сама стану убийцей. Так что послушайте меня, вы, последователи Бога, который проповедует око-за-око, зуб-за-зуб! Я родилась во время войны. Я выросла на войне. О войне я знаю многое, поверьте мне - у меня больше мозгов, чем у ваших камикадзе, у которых хватает мужества умереть лишь тогда, когда смерть означает убийство тысяч людей. Включая младенцев. Вы хотели войну, вы хотите войну? Хорошо. Что до меня, войну вы получите и война будет. До последней капли крови.'
  Это пишет Ориана Фаллачи в своей книге 'Ярость и гордость'. Не в силах преодолеть депопуляцию, европейцы напоследок угрожают взяться за оружие - прекрасное завершение эпохи гуманизма Возрождения, господа либералы! Мол, сами погибаем от собственной депопуляции низкой рождаемости, так напоследок ещё и резню устроим, чтобы навсегда запомнило новое население Европы, какими людьми были европейцы!
  Вот к чему привело падение рождаемости. Этого бы не случилось никогда, если бы европейская рождаемость была на уровне прошлых веков. Обезлюживание развитых стран мира и снобистский отказ населения этих стран от 'непрестижной' работы, потребовало привлечение иммигрантов. И вот, когда переселенцев стало слишком много, стали раздаваться вопли о войне 'до последней капли крови'. До последней капли вашей крови, коренные европейцы.
  А может, проще было бы рожать детей побольше европейским женщинам? Может, если бы европейские бабы рожали бы побольше, не пришлось бы за автоматы браться? Вы же сами сотворили этот котлован, куда падаете, просвещённые европейцы! Невозможность покончить с депопуляцией низкой рождаемости - вот причина вашего отчаяния. Причина не в мусульманах, а в вашем мышлении, не способном продолжать собственную жизнь.
  А всего делов-то - рожать побольше! Да условия создать, чтобы люди рожать хотели. Да и ценить не только работу художника, но и работу уборщика. А то каждый пытается выпендриться со своим 'видением мира', а как дерьмо убирать, так зовут иммигрантов. А перво-наперво, от иллюзий надо избавиться по поводу своих мыслительных способностей - как показывает опыт развитых стран, пока что рано человеку отказываться от Бога. Не может он без Бога обойтись, чтобы не загубить природу от загрязнений и себя от депопуляции низкой рождаемости.
  
  
  
  
  
  5. ДОГМАТИЧЕСКИЙ ЛИБЕРАЛИЗМ ПРОТИВ ПРИРОДЫ.
  Экологический аспект либерализма.
  
  
  'За последние полвека деятельность человека вызвала такие изменения на планете, каких не было на протяжении всей истории существования людей как таковых', - говорит британский министр экологии Джоан Риддок.
  Глобальное биологическое разнообразие на планете за последние 38 лет (с 1970 года) сократилось примерно на четверть, говорят экологи из международной организации Всемирный фонд дикой природы (WWF).
  По данным глобального индекса WWF Living Planet Index c 1970 по 2005 годы на планете общая популяция позвоночных животных сократилась на 27%. Еще более проблемным периодом экологи называют грядущие 30 лет.
  Положение с морскими видами экологи называют 'просто катастрофическим'. Статистическое сравнение видов, представленных в морском разделе индекса Living Planet Index, показывает 28%-ное сокращение морских обитателей всего за 10 лет - с 1995 по 2005 годы. Снижение объемов морских обитателей оказывает влияние на прибрежных птиц, количество которых с 1995 по 2007 год сократилось ровно на треть.
  Сокращенное биоразнообразие означает, что в будущем миллионы людей гарантировано столкнутся с нехваткой продовольствия.
  Основные причины сокращения биологических видов кроются в двух факторах: ...в неконтролируемом отлове и истреблении животных, а также в глобальном потеплении, которое делает невозможным дальнейшее обитание многих морских и земных видов животных. Еще одной из серьезных проблем является промышленное использование под застройку ранее диких регионов, где обитают животные, рыбы или редкие птицы.
  'Несмотря на возросшее за последние пару лет осознание экологических проблем, мы продолжаем фиксировать прежнюю тревожную тенденцию', - говорит Колин Батфилд, руководитель британского офиса WWF.
  Влияние ООН в мире тает на глазах, так что экологи вынуждены признать, что ранее достигнутые соглашения, касающиеся экологии и сохранения видов, не будут выполнены.
   'Говорить о восстановлении баланса можно будет лишь тогда, когда люди будут потреблять значительно меньше природных ресурсов. Сейчас человечество потребляет ресурсов на 25% больше, чем планета способна восстановить без значительных последствий. WWF настаивает на том, чтобы правительства всех стран мира приняли самые незамедлительные действия, направленные на сохранение дикой природы', - говорят в WWF.
  Для того, чтобы форсировать данный процесс государства должны финансово стимулировать предприятия и отрасли, которые внедряют "зеленые" технологии и снижают уровни потребления природных ресурсов.
  
  Экологи констатируют факты. Они дают своё объяснение этим фактам. Но в своём анализе действительности, экологи не идут дальше, вглубь проблемы. Они обращаются к правительствам стран мира, не понимая, что правительства уже бессильны что-либо изменить. Что они могут предпринять, если своей деятельностью они ми создали этот мир, идущий к экологической катастрофе. Как очень верно подметил Игорь Шафаревич: 'Очень сложно себе представить, что эти трудности могут быть преодолены на том же пути, на котором они возникли - посредством еще более радикального технического воздействия на природу. Скорее выход связан с отказом от техницистской утопии, от техноцентрического мышления'.
  В самом деле, почему происходит неконтролируемый отлов и истребление животных? и в чём причина глобального потепления? и, наконец, почему происходит 'промышленное использование под застройку ранее диких регионов, где обитают животные, рыбы или редкие птицы'?
  Если проводить действительно честный поиск ответов на эти вопросы, то мы придём к однозначному выводу, что истинной причиной всех этих бед является европейская идеология - либеральная демократия, лежащая в основе европейского миростроительства.
  
  Фредерик Бегбедер, '99 франков': '...ты случайно узнаешь, что существуют сверхпрочные стиральные машины, которые, однако, не хочет выпускать ни один производитель; что какой-то тип изобрел нервущуюся нить для чулок, но крупная фирма колготок откупила у него патент и похерила его; что патент на "вечные" шины тоже спрятан в долгий ящик, и это при том, что ежегодно на дорогах гибнут тысячи людей; что нефтяное лобби делает все от него зависящее, дабы затормозить распространение электромобилей (ценой загрязнения атмосферы углекислым газом...), что фольга гораздо вреднее асбеста; что состав кремов от солнца не менялся со времен Второй мировой войны'.
  
  Почему происходит неконтролируемый отлов и истребление животных?
  Да потому, что бедный мир, чрезмерно расплодившийся усилиями гуманных европейцев, элементарно хочет кушать, и готов истреблять всё и вся ради своего пропитания. А богатый европейский мир не позаботился об экономическом развитии бедных стран, чтобы они могли кормить сами себя плодами своего труда. Богатый европейский мир не позаботился о развитии высокой экологической нравственности у своих сограждан, готовых истреблять всё и вся ради сиюминутной наживы.
  
  В чём причина глобального потепления?
  Не в том ли, что европейский капиталистический мир, многие десятки, если не сотни, лет создавая высокими темпами своё материальное благополучие в гонке за комфортом, эгоистически не задумывался о том, к чему такая гонка может привести? 250 миллионов автомобилей для США - это благо? Это прогресс? Да, современные либералы утверждают, что прогресс должен быть подкреплён материальным первенством. Но представим, что будет, если весь мир примет американский стандарт уровня материального обеспечения. Тогда в мире будет около 5 миллиардов автомашин, что автоматически вычеркнет планету Земля из числа обитаемых планет. А это означает, что 250 миллионов автомашин в США говорят не о прогрессе страны, не о её первенстве, а о её крайнем эгоизме, о её наплевательском отношении ко всем людям планеты. Факт высшего материального обеспечения населения США, как и развитых европейских стран, говорит о чудовищном нравственном убожестве населения этих стран, пренебрегших благополучием планеты ради своего краткого жизненного благополучия. О каком гуманизме речь! Речь здесь идёт о крайнем национализме, эгоизме и примитивизме. Речь об интеллектуальном убожестве европейского либерализма, 'проглядевшего' экологическую катастрофу планеты.
  
  Почему происходит 'промышленное использование под застройку ранее диких регионов, где обитают животные, рыбы или редкие птицы'?
  Потому, что бедные страны, взяв за образец западный образ жизни, стремятся дать его своему народу, пренебрегая всем остальным. Это же прогрессивно - иметь каждой семье дом и машину! И вот весь мир становится огромной строительной площадкой. Ясное дело, прогресс не может происходить без разрушения экологии.
  
  Современная экологическая катастрофа - это приговор европейской либеральной идеологии. И с этой катастрофой западный эгоистичный либеральный мир никогда не справится, вот почему бессильна ООН. Решить вопросы экологии можно, только если прежде радикально изменив весь взгляд на прогресс, на современный мир, на человека, на историю людей. А это значит, необходимо отказаться от европейской либеральной идеологии.
  Снизать уровень общественного потребления не по силам либеральным правительствам, в обществе, развращённом капиталистическим производством и догматическим либерализмом. Для этого потребуется в корне изменить весь менталитет европейцев, что является крайне маловероятным. Отсюда вытекает обречённость европейского мира.
  
  Бизнес есть способ удовлетворения личных потребностей (в деятельности, физиологических, эстетических, моральных и т. д.) за счёт удовлетворения потребностей других людей, общества, государства. Сначала это удовлетворение происходит посредством товарного обмена (бартер), а затем при посредстве денег.
  Капитализм развивается на удовлетворении потребностях людей. И капитализму требуется не разборчивый потребитель, не человек развитый морально и интеллектуально, а просто ' абсолютный потребитель', потребляющий всё, что ему рекламируют, без разбора. (Нечто вроде того, о ком писали братья Стругацкие в 'Понедельник начинается в субботу'.)
  Чтобы получать максимальную прибыль, капитализму приходится усиленно эксплуатировать человеческие потребности. А человеческие потребности ограничиваются внутренними моральными нормами, убеждениями. Человек, ведущий жизнь аскета, согласно своим искренним религиозным представлениям, обходящийся минимальными удобствами, совершенно не годится для успешного развития капитализма, не годится для 'прогресса'. Значит, капитализм жизненно заинтересован в разрушении внутреннего религиозного мира человека, заинтересован в 'освобождении человека от религиозных пут', мешающих капитализму получать прибыль и творить 'прогресс'.
  Капитализму нужно, чтобы человек избавился от ограничивающих его потребительское поведение внутренних убеждений. Капитализму для его успешного развития опасны именно внутренние моральные убеждения человека, ограничивающие эгоизм нормы поведения, привитые религией.
  Капитализму для его успешного развития совершенно не страшны ограничения, навязываемые человеку законодательством. Человеческие законы лишь внешне ограничивают поведение человека. Оставаясь внутренне нравственно свободным, человек внешне может соблюдать законы, но лишь до тех пор, пока не найдёт способ безнаказанно обойти закон - вот в чём неистребимость преступности в капиталистическом обществе.
  Разрушить внутренние моральные нормы человека - это значит сделать человека абсолютным потребителем. Именно это требуется капитализму для получения максимальной прибыли, именно эту функцию выполняет догматический либерализм, идеологически обслуживающий общество всеобщего потребления.
  
  ЕЩЁ РАЗ О ПРОГРЕССЕ.
  
  Европейцы развязали бездумную гонку за экономическими показателями в мире, считая достигнутый ими высокий уровень душевого потребления материальными продуктами несомненным доказательством прогресса. А сейчас, когда развивающиеся страны мира стали гигантскими темпами наращивать свои экономические потенциалы в надежде стать такими же прогрессивными, как европейцы, вдруг оказалось, что их усилия могут просто-напросто погубить весь мир в экологической катастрофе.
  Где же выход? А в рамках европейской идеологии выхода просто не существует. Если признать европейский образ жизни прогрессивным явлением, тогда непонятно, на каком основании нужно призывать развивающиеся страны заботится об экологии больше, чем это делают европейцы.
  Европейцы не имеют морального права требовать от развивающихся стран уменьшения их темпов экономического развития. Европейцы достигли высокого уровня потребления, загадив всю планету, а сейчас, когда и другие страны хотят стать такими же богатыми, вдруг опомнились и стали говорить о глобальном потеплении, например. Не развитие ли экономики европейского мира привело к глобальному потеплению, не бездумная ли гонка за показателями экономического роста? Так что же сейчас призывать всех к заботе об экологии?
  Если европейцы так переживают за своё будущее и будущее планеты, они во-первых, должны признать, что показатели экономического роста сами по себе не являются показателями прогресса. Они должны признать, что достигнутый ими уровень потребления несовместим с прогрессом, что на самом деле европейский образ жизни просто преступен, потому что приводит планету к гибели. Европейцы должны признать, что виновны перед всем миром в экологической гибели планеты, и взять на себя обязанность исправить ситуацию, полностью прекратив рост потребления в своих странах, заморозив достигнутый к настоящему времени уровень на много десятков лет. Освободившиеся средства и ресурсы должны быть направлены на создание экологически чистых производств в масштабах всего мира.
  Однако, всё вышеизложенное неприемлемо для нынешних европейцев - они уже вряд ли способны к таким подвигам. Поэтому экологические катастрофы неизбежны. Но кто бы ни был теперь инициатором этих катастроф, настоящий виновник - европейская капиталистическая цивилизация, сделавшая ставку на безудержный экономический рост во имя наживы.
  Коренные европейцы вымирают по всему миру и никакие экономические показатели не могут оправдать их исчезновение. Планета близка как никогда к глобальной экологической катастрофе и никакие 'показатели роста экономического благосостояния' не могут служить оправданием этому. Европейская цивилизация, гибнущая от депопуляции коренного европейского населения и тянущая в экологическую катастрофу весь мир, не может называться прогрессивной.
  
  'Экологи, которые начали бить тревогу незадолго до экономистов, однако остались в стороне из-за торжественного шествия по планете кризиса экономического вновь пытаются оттянуть одеяло денежных дотаций на себя. Ученые, степень интересов которых сосредоточена вокруг проблем окружающей среды, остались практически без финансирования своих проектов на 2009 год.
  ... в очередном докладе "Живая планета", подготовленном Всемирным фондом дикой природы совместно с Лондонским зоологическим обществом и организацией Global Footprint Network, говорится, что экосистемы не успевают восстанавливаться от чрезвычайно высокого уровня потребления ресурсов, что требует немедленного вмешательства и выделения средств.
  Эксперты ведущих организаций, занимающихся защитой окружающей среды, считают, что если темпа развития и потребления останутся прежними, то к 2030 году человечеству потребуется другая планета, поскольку на этой спрос на природные ресурсы на 30% превышает предложение. Отметим, что в предыдущем отчете, который был опубликован два года назад, людям отводили больше времени на полное истребление экологии - за рубеж принимался 2050 год.
  Перенаселение, необходимость вредного производства, урбанизация - таковы в основных чертах неразрешимые на сегодняшний день проблемы. Страны, приносящие наибольший ущерб живой природе, такие как США и Китай в общей сложности достигают 40%, в то время как на остальные страны в мире (!) приходится 60%.
  По показателю "расход природных ресурсов на душу населения" лидируют ОАЭ и те же США. Последние строчки в рейтинге занимают Малави и Афганистан. "Экологическим должникам" приходится заимствовать лес, воду и прочие природные ресурсы у других стран, порой с ущербом для самих "кредиторов". Безответственная трата "природного капитала" весьма ощутимо отражается на экономическом положении, приводит к росту цен на продовольствие, воду и энергоресурсы, говорится в докладе.
  Эксперты особо подчеркивают связь между мировой экономической обстановкой и экологическими проблемами. Как говорится в докладе Фонда дикой природы, человечество год от года все больше и больше залезает в "экологический долг", то есть уничтожает природные ресурсы на сумму порядка 4,5 триллиона долларов ежегодно. Для сравнения, суммарные потери всех финансовых организаций мира во время кризиса 2008 года составили 2 триллиона долларов.
  ... для того чтобы обеспечить всем необходимым среднестатистического британца (имеется в виду пища, одежда, переработка отходов), необходимо 5,3 га поверхности Земли. Это вдвое превышает средний показатель потребления ресурсов, составляющий 2,7 га на человека.
  От человеческой расточительности очень страдает флора и фауна Земли. Показатель разнообразия форм жизни, по оценкам экологов, за последние три с половиной десятилетия значительно снизился. Количество видов животных и растений в среднем по планете сократилось на 30%, а в тропиках эта цифра достигает 51%. Еще одной глобальной проблемой является утилизация бытовых отходов. Существующие ныне способы малорентабельны, дороги и сложны.
  Общие выводы комиссии по охране окружающей среды неутешительны. "Какими бы ужасными ни были последствия нынешнего финансового кризиса, это ничто по сравнению с надвигающейся экологической рецессией", - предупреждает глава Всемирного фонда дикой природы'.
  
   Капитализм есть стихия удовлетворения потребностей человека. А так как потребности человека неограниченны и человек слишком слаб, чтобы самостоятельно их ограничивать, то капитализм, удовлетворяя эти потребности, приводит человека к депопуляции, а природу к экологической катастрофе. Стихия капитализма смертельна для общества. Со стихией капитализма может справиться только сильное государство.
  Капитализм, пущенный на самотёк, является причиной крайней поляризации общества, чреватой революционными взрывами. Спекулируя на обнищании масс, вызванном стихией капитализма свободной конкуренции, Маркс и Энгельс основывают коммунистическую идеологию - идеологию левого либерализма, призванную возглавить борьбу пролетариата за освобождение от власти капитала. Только благодаря слабости молодого коммунистического движения, коммунистам не удалось захватить какую-либо страну ещё в XIX веке. И в веке ХХ, если бы не антимонополистические законы, введённые в США в 30-х годах, если бы не уступки рабочему движению в Англии и Франции, ограничивавшие капиталистическую эксплуатацию, капитализм мог бы погибнуть под ударами коммунизма.
  Государство должно быть сильным, чтобы не позволять стихии капиталистического рынка покончить и с обществом и с самим капитализмом. Эту истину, оплаченную потом и кровью миллионов, похерили либералы ХХ века, провозгласив 'снятие всяких ограничений' с капитализма, который, якобы, 'способен регулировать сам себя'. В результате мир погрузился в экологическую катастрофу, общество в депопуляцию низкой рождаемости, поляризация богатства в мире достигла беспрецедентных размеров, грозящих существованию европейской цивилизации.
  Капиталистическая экономика - это инструмент по удовлетворению человеческих потребностей и эгоизм человека должен быть под мощным идеологическим самоограничивающим контролем, чтобы не позволить рыночной стихии разрушить и человека и общество, ибо человек сам по себе не способен к добровольным самоограничениям. Ему нужна какая-то идея. Оправдывающая это самоограничение и обуздывающая его эгоизм, его бесконечные потребности. Такой идеей может быть только религиозная идея.
  
  Разрыв между деятельностью и нравственностью точно так же проявляется в экологических движениях, как и в экономике. Экологисты кричат о загрязнении среды обитания, но жизнь свою менять не хотят - точно так же, как и другие граждане, предпочитают ездить по городу на внедорожниках.
  Как же так? Если ты заботишься о сохранении природы, так начни с себя! Откажись от собственного автомобиля при передвижениях по городу, например. Подай тем самым пример другим людям. Глупо смотрится лидер экологической партии, разъезжающий в шикарной машине и агитирующий за чистоту среды.
  Не надо начинать борьбу за чистоту среды обитания с закрытия завода, надо начинать с ограничения собственного потребления. Ведь завод производит то, что необходимо людям. А если им необходимо 'каждому по автомобилю', тогда все экологические демонстрации - пустая и вредная возня. Пустая - потому что ничего не решает, и вредная - потому что отвлекает от главного. А главное - это образ жизни людей, заставляющий их покупать всё более мощные и большие автомобили.
  Борьба за чистоту среды обитания должны вестись не с производством, потому что производство работает лишь для удовлетворения существующей потребности, а с образом жизни людей, ограничивая их чрезмерное потребление. То есть, во-первых, должна начаться идеологическая борьба против либеральной идеологии, лежащей в основе убийственного образа жизни европейцев.
  
  Человек во взаимодействие с природой перешел некоторую черту, после которой его существование стало проблематичным.
  Вот как об этом говорит Игорь Шафаревич: 'Технологическая цивилизация пришла на смену цивилизации в основном крестьянской... Человек должен был отказаться от своих, человеческих, требований к жизни и подчиниться логике техники. На таких условиях эта цивилизация оказалась исключительно продуктивной - и не только в производстве атомного оружия, но и в выработке энергии или в способности накормить громадное население. Однако человеческие запросы к жизни при этом столь радикально игнорировались, что создалась угроза существованию самого человека. Вся ситуация напоминает сказку, в которой человек заключает договор с волшебником. Договор исполняется волшебником пунктуально, но благодаря тому, что в нем не были записаны какие-то казавшиеся самоочевидными условия, результат оказывается обратным тому, к которому стремился человек. Сейчас человечество близко к моменту, когда по договору надо расплачиваться.
  По-видимому, человечество переживает сейчас какой-то переломный момент истории, оно должно найти новую форму своего существования.'.
  
  Безопасность водных ресурсов - одна из самых серьезных задач, которые стоят перед человечеством в XXI столетии. Именно на поколения людей, живущих в начале нового тысячелетия, ложится непростая доля. Жить, вернее, выживать в условиях почти повсеместного нарастания водного дефицита. Несложные расчеты показывают, что если сегодня на каждого жителя Земли приходится 750 кубов в год пресной, допустимой к использованию воды, то к 2050 году эта цифра уменьшится до 450 кубов. А это означает, что 80% стран мира окажется в зоне, которая по классификации ООН ниже черты дефицита водных ресурсов.
  Недавний расчет 'водного следа' Германии показал роль развитых стран в истощении водных ресурсов развивающихся стран. Игнорирование проблемы управления водными ресурсами может иметь серьезные последствия, говорят экологи.
  По данным www.waterfootprint.org, 53% от общей величины 'водного следа' Германии приходится на долю внешних водных ресурсов. Таковы показатели и других европейских стран: 37% - Франции, 51% - Италии, 36% - Испании. За счет внешних водных источников формируется лишь около 16% от 'водного следа' России в размере 1858 кубов/чел/год.
  'Дефицит чистой пресной воды станет острой проблемой уже в ближайшие десятилетия, и всем нам необходимо постараться и не допустить этого, - комментирует Виктория Элиас, директор Департамента природоохранных программ WWF России. - Эта угроза существенно возрастает на фоне глобального изменения климата, которое приводит к росту практически всех опасных гидрометеорологических явлений: наводнений, засух, штормовых ветров, 'волн' жары и просто резких перепадов погоды.
  
  Интересный ответ на вопрос 'что может оторвать человечество от сверхпотребления' дала бывший научный сотрудник Института общей генетики АН СССР, прославленный прозаик Людмила Улицкая:
  - Отсутствие товаров потребления. Это завтрашний день. Когда будет не хватать хлеба, воды, топлива, медикаментов... Никогда человечество, по крайней мере та часть его, которую мы условно назовем цивилизованной, не жило столь роскошно, с такими разнообразными излишествами. В каком-то смысле - сожрали свое будущее. Идея самоограничения совершенно не в моде. Неужели вы думаете, что пресыщенность миллиардера является ограничителем потребления? Мне встречались и люди среднего достатка, которые умели говорить 'спасибо, больше не надо'. Общество потребления - это кошмарная история ХХ века. И сейчас, когда в силу безумия этой концепции произошел мировой кризис, лучшие умы стараются общество потребления подштопать, вместо того чтобы создать иную концепцию жизни ...
  - Уживутся ли новые элои с морлоками? Не начнется ли внутривидовая война?
  - Вот мы с вами уже в области научной фантастики. Я предполагаю, вслед за великим английским астрономом Мартином Рисом, что человечеству осталось не так уж долго отравлять своим существованием планету. Во всяком случае, по мнению этого ученого, точку невозврата планета прошла. Он оценивает возможности ее выживания как небольшие, а существование человека может закончиться в течение наступившего века.
  
  Богом для материалистического (атеистического) либерализма стал научно-технический экономический прогресс. Точнее, божком, 'золотым тельцом'. Либерализм соблазнил человека материальным комфортом и поставил на службу безудержному сумасшедшему экономическому росту, приводящему к глобальному потеплению, к исчерпанию ресурсов и масштабному загрязнению планеты, к отравлению атмосферы, вод, лесов, полей.
  Материальный комфорт с одной стороны облегчает человеческое существование, а с другой развращает тело и дух человека, потому что не развивает человека ни физически, ни нравственно. Человек становится жертвой, привязанной к достижениям научно-технического прогресса. Его 'подсадили', сделали зависимым от автомобилей, медикаментов, искусственной пищи, искусственной атмосферой и так далее. Человек экономически развитого мира стал автоматическим потребителем, живущим только ради собственного удовольствия, страдающим болезнями ожирения, ленящимся пройти пешком даже пару километров, ищущим только развлечения.
  Капиталистическое материальное производство служит не целям развития человека, духовного и физического, а собственным целям - получение прибыли любой ценой. А сделать прибыль максимальной можно только за счёт абсолютного развращения человека, сделав его нерациональным потреблением любой продукции, даже во вред самому себе. Догматический либерализм, снимая все и всяческие ограничения для бизнеса, способствует мощному экономическому развитию, и позволяет бизнесу развращать человека бездумным потреблением всего и вся.
  Целью человеческой цивилизации становится не сам человек, а материальный, научно-технический прогресс. Человек превращается в 'обслуживающий персонал' прогресса. И тогда бесцельность существования человека в атеистическом мире приводит его к вырождению, сначала нравственному, а затем и к физическому, посредством депопуляции низкой рождаемости. Вот где спрятаны причины 'второго демографического перехода'.
  
  ЛОЗУНГИ, ВЛЕКУЩИЕ В ПРОПАСТЬ.
  
  'Догнать Америку!' Уже столетие этот лозунг вдохновляет народы всех стран к безумной гонке за материальным благополучием. Обыватели всех стран жаждут приобщиться к американскому образу жизни, к американскому внешнему благополучию, разменивая моральные нормы и религиозные ограничения на материальное обеспечение.
  Журналисты всех стран - такие же в сущности обыватели, как и все остальные, - неосознанно становятся добровольными помощниками американцам в распространении американских товаров и образа жизни, 'свободно информируя' публику о новом. Реклама американских товаров заставляет замолкнуть все голоса, призывающие к разумному ограничению потребностей.
  Ну, и к чему идёт мир, увлечённый копированием американского образа жизни? Ну, представим, что все стали жить по американским стандартам - что получится? Вместо нынешних 500 миллионов автомобилей, по планете ездят 3 миллиарда машин, например. Ну, что будет, если нынешнее количество выбросов парниковых газов в атмосферу возрастёт в 10 раз? Да уже через пару недель мир просто рухнет от экологической катастрофы, и жить на планете станет невозможно!
  Все государства мира сейчас стремятся догнать Америку по уровню производства на душу населения, по уровню потребления, но этот путь ведёт прямо в ад! Неужели это не понятно? Неужели такими тугодумами стали европейцы, что не видят неизбежности мировой катастрофы при существующей парадигме мышления? Лозунг 'Догнать Америку!' ведёт в ад всё человечество - европейский путь к благополучию превратился в дорогу к самоистреблению человечества.
  Что значит 'сократить количество автомашин'? Люди, автомобилизированные - развращённые доступностью средств передвижения вряд ли добровольно откажутся от чрезмерного использования своего автомобиля. 'Лень вперёд нас родилась', как говорит старинная пословица.
  С другой стороны, капитализм - автопромышленность, нефтедобыча, нефтепереработка и все отрасли, связанные с автоделом - никогда не пойдёт добровольно на снижение производства, а значит и на снижение своих прибылей. Ведь капитализм существует на удовлетворении потребностей людей и ему совершенно безразлично, куда может привести процесс бездумного удовлетворения и поощрения потребностей.
  Вообще говоря, капитализму нет дела до человека, так как он существует только и исключительно ради прибыли. Только если бизнесмены станут другими, уйдут от идеологии догматического либерализма и вернутся к духовной нравственности, только тогда возможно сокращение производства или его рационализация в пользу человека, возможно очищение планеты от вредных выбросов.
  
  ULTIMA RATIO LIBRE
  
  У критиков либерализма всегда не хватает аргументов в споре с либералами. Либерализм критикуют за бездуховность, за порнографию, за преступность, за тысячу всяких разностей гуманитарного толка. Но либералы шутя отметают всю критику! Либералам достаточно просто показать западный мир - яркий и комфортный, чистый и уютный, полные всяческих безделушек магазины, полные разнообразными автомобилями дороги, ломящиеся от еды и питья прилавки - и у всех критиков либерализма теряется дар речи.
  Либералы демонстрируют экономические, материальные достижения капитализма: высокий уровень жизни, рекордные показатели ВВП на душу населения - и эти цифры говорят сами за себя, так что либералам остаётся только усмехаться своей ослепительно белозубой улыбкой в ответ на все громы и молнии, раздающиеся в их адрес. У либералов есть неотразимый аргумент, решающий все споры в их пользу - экономические и научно-технические достижения капитализма. И что бы ни говорили критики либерализма, ответ им всегда один и тот же: хотите жить так же богато и комфортно, весело и празднично, как живут люди в либерально-демократическом цивилизованном мире, тогда перенимайте либеральную идеологию.
  
  'Главная причина происходящего - человеческая природа, не вписывающаяся в рамки экономических моделей', - точно прокомментировал причины современного финансово-экономического кризиса Алан Гринспен, глава Федеральной резервной системы США.
  
  Капиталистическое производство существует ради получения прибыли. Прибыль капитализм может получить только путём удовлетворения человеческих потребностей. Поиск неудовлетворённой потребности и её удовлетворение - вот двигатель капитализма. А так как потребности можно культивировать, развивать, неизмеримо возрастает роль рекламы в капиталистическом производстве - она становится формирователем потребностей. В конце концов, человек погружается в мир искусственных потребностей, подназванием современная европейская цивилизация.
  Говорят, автомобиль 'сделал' Америку. И действительно, на примере автомобилизации мира можно ясно увидеть, как сейчас работает капиталистическое производство.
  С одной стороны, прикольно добираться на работу 'с ветерком' на собственном авто. Генри Форд искренне верил в добро и старался помочь людям с помощью своего изобретения. И развернулось массовое производство автомобилей, в результате которого человечество получило полмиллиарда автомобилей к началу XXI века, сотни металлургических комбинатов, миллиарды тонн железа и стали, тысячи автозаводов, миллионы автомастерских, дорожную инфраструктуру, нефтяное и химическое производство.
  С другой стороны, последствия оказываются не менее впечатляющи. Загубленная природа, углубляющаяся экологическая катастрофа, всемирное потепление, отравленные воды, вонючая атмосфера.
  С другой стороны, безумная гонка за экономическими показателями - народы мира жаждут иметь свой автомобиль. И строятся всё новые и новые заводы металлургические, нефтяные, химические. И что будет с природой, когда по земле будут бегать вдвое больше машин? А если втрое больше? А если вчетверо?
  Капитализм не думает о последствиях своей деятельности - это не его проблема. Он существует для получения прибыли, и неважно, с помощью какого продукта. И если этот продукт разрушает природу, капитализм не виноват. Капитализм - это просто способ производства, способ получения прибыли, он занят только этим и не несёт ответственность за то, как скажется его деятельность на человечество.
  Общество тоже не может нести ответственность за производственную деятельность капитализма. Общество заинтересовано в потреблении, в получении продукции.
  А вот кто должен предусмотреть все последствия, так это государство. Именно оно должно отвечать за благосостояние общества, мирового сообщества. Однако, в современных демократических странах догматического либерализма роль государства сведена к минимуму. Оно может только обслуживать капитализм, но не в силах повлиять на его развитие, потому что общество чрезвычайно ослабило государство ради личного потребления. Общество на западе добилось умаления государства до такой степени, что государство уже не в состоянии предотвратить самораспад общества, его вымирание через депопуляцию низкой рождаемости.
  Европейское государство уже не в состоянии ограничить спрос общества, ограничить рост его потребностей. Оно не в состоянии остановить капиталистическое производство и прекратить экологическую гибель планеты.
  Именно государство теоретически в состоянии управлять потребностями общества, не позволяя развивать бездумное капиталистическое производство приводящее планету к загрязнению, а общество к вымиранию. Но для этого нужно государство особого типа, которое управляло бы воспитательным процессом человека, не позволяя эгоизму завладевать человеком и обществом. Такое государство не может быть основано на идеологии догматического либерализма.
  
  '...саммит G8 в Хайлигендамме, как и другие встречи глав государств 'большой восьмерки', проходит под улюлюканье антиглобалистов, в буквальном смысле заблокировавших мировых лидеров на немецком курорте. По мнению 'протестантов', есть что-то противоестественное в том, что восемь человек, представляющих лишь 13% населения Земли, присвоили себе право решать судьбы мира.'
   Идеология вымирания - современная западная идеология позволяет 'решать судьбы мира' ничтожному меньшинству планеты, прикрываясь при этом рассуждениями о равенстве и демократии.
   Идёт ли речь о Киотском договоре, например, или о чём-либо другом - везде происходит лицемерное искажение истины. Идеология вымирания позволяет развитым странам европейской культуры навязывать свои взгляды другим, менее развитым странам мира.
  Европа очень обеспокоена 'всемирным потеплением', например. И требует ограничить выбросы в атмосферу вредных газов. И ради этого собирается международный форум. Прекрасно! Но причём здесь остальной мир? Это развитые страны Европы и Америки, это Япония и некоторые другие развитые страны, имеющие доход более 30 тысяч долларов на душу населения, ответственны за потепление на планете. Вот пусть они и собираются на конференции по сокращению своих выбросов в атмосферу, а остальному миру надо не сокращать производство, а любыми средствами его увеличивать, не глядя на экологию.
  Хорошо кричать европейским 'зелёным' о загрязнении окружающей среды, живя в богатейших странах мира и пользующимся всеми преимуществами комфортного проживания там. Вот пусть они у себя и заботятся о сохранении окружающей среды, а остальным беднейшим странам не до жиру - надо сначала хоть элементарные человеческие потребности удовлетворить. Экономически подкрепить демократическое 'право на жизнь'.
  Развитые страны мира за столетия создали у себя комфортные условия проживания, загадив землю и атмосферу. И где были европейские 'зелёные', когда промышленность Европы на протяжении нескольких веков загаживала землю и атмосферу? Нет, когда Европа стала самым благоустроенным континентом в результате развития своей промышленности, тогда-то и появились 'зелёные'.
  И ладно бы сидели дома у себя в комфорте и благополучии и чистили бы свои тротуары и сокращали бы рьяно выбросы в атмосферу. Так ведь нет! Они расплодились по всему миру и пропагандируют свою 'зелень' даже в самых отсталых странах. И во всех странах мира, глядя на развитую Европу, появились свои доморощенные 'зелёные', которые начали критиковать местные власти и бизнес за 'загрязнение окружающей среды' не соображая, что их странам надо думать не о защите среды, а о том, чтобы не умереть от нищеты.
  Развитая Европа 'чихала' на свою экологию, когда строила своё экономическое могущество. Европейцы стали сверхбогачами и только после этого вспомнили про экологию. А теперь развивающимся странам надо догонять Европу в своём развитии, потому что европейский образ жизни, навязываемый всем странам мира, заставляет беднейшие страны завидовать европейскому комфорту и стремиться добиваться такого же уровня жизни.
  Экологам западных стран, чтобы понизить загрязнение окружающей среды, следует сократить производство в своих странах до минимума, во-первых. А во-вторых, направить свои средства на развитие промышленной инфраструктуры в развивающихся странах в масштабе, сравнимым с развитием своей собственной инфраструктуры, а не в тех куцых долях процента своего ВВП, как это происходит сейчас. Однако, на это никто не пойдёт, так как по-прежнему 'своя рубашка ближе к телу'. А все эти разговоры про равенство и гуманизм лишь для отвода глаз.
  Западные демократии, создав с помощью всего мира свои развитые индустрии, не имеют никакого морального права предлагать решение каких-либо проблем за счёт народов других стран. Их варианты неприемлемы для любой страны, которая хочет жить, потому что рассуждают они с точки зрения своей идеологии вымирания.
  
  'Мы нуждаемся в новой стратегии сохранения биологического разнообразия для обеспечения здоровья планеты и устойчивого будущего человечества', - говорится в предисловии Генерального секретаря Пан Ги Муна к докладу, представленному сегодня в Найроби. Он был подготовлен совместно Секретариатом Конвенции о биологическом разнообразии и Программой ООН (ЮНЕП). Глава ООН заявил, что задача по сокращению потери биологического разнообразия должна быть среди приоритетных целей, в том числе в ходе принятия экономических решений.
  В 2002 году в Йоханнесбурге на Всемирном саммите по устойчивому развитию руководители стран мира договорились к 2010 году значительно снизить темпы утраты биоразнообразия. В новом докладе, подготовленном на основе научных исследований и отчетов 110 стран мира, говорится, что это обещание не выполнено.
  Авторы доклада обратили внимание на пять основных факторов, которые приводят к сокращению биологического разнообразия - чрезмерная эксплуатация ресурсов, расширение среды проживания людей, загрязнение окружающей среды, изменение климата и инвазивные чужеродные виды.
  'Многие экономики не замечают огромной ценности биологического разнообразия животных, растений и других живых форм и их роли в сохранении здоровья и функциональности экосистем - от лесов, пресных вод и почвы до океанов и даже атмосферы', - заявил Директор-исполнитель ЮНЕП Ахим Штайнер.
  Сегодня темпы исчезновения флоры и фауны в одну тысячу раз выше естественных, отмечают эксперты.
  
  
  
  
  
  
  6. ДОГМАТИЧЕСКИЙ ЛИБЕРАЛИЗМ ПРОТИВ НАРОДОВ.
  
  
  Есть что-то крайне несправедливое в организации современного мира, когда с одной стороны существует 'золотой миллиард' и один процент населения планеты распоряжается сорока процентами мирового богатства, а с другой стороны тридцать пять тысяч детей умирают ЕЖЕДНЕВНО от голода в мире.
  Эта несправедливость позволяет 'золотому миллиарду' жить припеваючи и не обращать внимания на окружающую нищету. Более того, 'золотой миллиард' делает всё, чтобы законсервировать такое положение.
  И ЭТА ЖЕ НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ приводит, в конечном счёте, к вымиранию коренных европейцев в мире. Коренных европейцев становится всё меньше и меньше, и близок день, когда они станут настолько малой величиной, что власть их закончится, сначала на земле, а затем и в собственных странах. Вот тогда-то и наступит час расплаты для коренных европейских народов за попранную веками справедливость.
  Отвергнув духовную справедливость ради правовой законности, западное общество устроило себе райскую жизнь на земле за счёт остальных народов. Но высшая справедливость заключается в том, как оказалось, что народ, погрязший в эгоизме, становится не нужен никому, даже самому себе. Такой народ вырождается и умирает через падение рождаемости.
  Попытка европейцев организовать рациональную цивилизацию, попытка с помощью гуманных законов, без духовной справедливости, создать правовое государство, привела к появлению крайне несправедливого мира и привела европейцев к вырождению через депопуляцию низкой рождаемости.
  
  ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ МИРОВ.
  
   Взаимодействие человеческих обществ, государств, происходящее в рамках либеральной идеологии, в какой бы форме оно ни происходило, всегда имеет печальные последствия для менее развитого общества.
  
  Это не раз происходило в истории человечества.
   Римская империя подавляла своих соседей за счёт не только оружия, но и развитой экономики, политики, культуры. Соседи должны были либо беспрекословно подчиниться диктату римлян, либо умереть. Завоевание Галлии Юлием Цезарем, например, стоило местному населению многие сотни тысяч жизней.
   Завоевание Америки привело к истреблению десятков миллионов индейцев. Здесь экономическое превосходство европейцев вкупе с их низкими моральными нормами привели к самому грандиозному геноциду в истории человечества.
   Английская колонизация Индии также стоила миллионы жизней, потерянных не только в войнах, но и от голода, нищеты и болезней. Вспомнить хотя бы разорение индийских ткачей в неравной конкурентной борьбе с английским производством.
   Во второй половине ХХ века, когда война как средство решения проблем стала всё больше выходить из моды, взаимодействие народов всё больше осуществляется через политику, экономику, культуру. Но и сейчас отношения сильных в экономическом отношении стран с менее экономически развитыми странами имеют зачастую весьма печальные последствия для последних.
   После распада колониальной системы, образовался длинный ряд государств, которые стали известны под собирательным термином 'третий мир', или 'развивающиеся страны'. За очень редким исключением, эти страны так до сих пор и развиваются, без всякой надежды на то, что они когда-нибудь в обозримом будущем разовьются окончательно до уровня развитых стран. Эта хроническая отсталость стран третьего мира и есть следствие их взаимодействия с развитыми европейскими странами.
   К консервации экономической отсталости стран третьего мира приводит культурная экспансия развитых стран, опирающаяся на мощное экономическое основание, с одной стороны, и европейская идеология, позволяющая европейцам жить за счёт других народов, с другой.
   Казалось бы, деколонизация имела целью дать освобождённым народам возможность успешно строить своё счастливое будущее. Лозунгами деколонизации были ценности западной либеральной идеологии, говорившие, что с получением свободы, бывшие колонии, с помощью западной экономики, смогут быстро встать на ноги в экономическом плане. Действительность, однако, спутала все карты. 'Закабалённые' народы, получившие свободу, принялись резать друг друга с невиданным при колониализме размахом. Это - во-первых. А во-вторых, западная помощь обернулась настоящим закабалением экономик бывших колоний, консервацией их экономической отсталости.
  История распада колониальной системы в ХХ веке - пример реализации гуманистических ценностей европейской идеологии, провозглашавшей лучшее будущее для народов земли, и ввергнувшей эти народы в войны и нищету. Освобождая народы Африки от угнетения, освободители фактически просто бросили их на произвол судьбы, нимало не заботясь о людях ради своих идеологических убеждений. Поистине, 'благими намерениями выстлана дорога в ад'.
  Вот мнение профессора университета Джорджа Вашингтона Амитая Этциони относительно готовности народов развитых стран помогать кому бы то ни было:
   'На что готовы пойти люди ради своего племени, а не чужого? Западные немцы после объединения дали восточным 1 триллион долларов. То есть около 100 миллиардов каждый год на протяжении 10-ти лет. Восточные немцы даже не сказали 'спасибо'. Они жаловались, что это не то, на что они рассчитывали. Они говорили, что Западная Германия их оккупировала.
  Если вы попросите Германию дать триллион долларов, скажем, Гватемале или Польше, они даже не подумают, что это шутка; они просто не поймут. Это пример того, как много люди готовы сделать для своего общества, но не для чужого.
  Еще один пример. Как вы знаете, в США 50 штатов. И раз в год обязательно найдется какой-нибудь докладчик, который встанет и скажет: 'Знаете, южные штаты почему-то платят мало налогов, а получают так много денег из федерального резерва. А северные штаты платят много налогов и получают очень мало федеральных денег. Это несправедливо!' На что люди говорят: 'Да. Но они же все американцы!'
  Поэтому, если мы не сможем расширить это чувство общности за пределы государств, мы не сможем создать такое правительство, какое нам нужно. Именно это вы сейчас наблюдаете на примере Евросоюза. Им не хватает чувства общности. Одни государства не хотят страдать за другие. Таким образом, мы говорим о необходимости самоотверженного сообщества. Как этого достичь? Мы не знаем ответа'.
  
  При взаимодействии экономически слабой страны с экономически развитой, в культуру народов развивающихся стран проникают европейские идеологические установки. Они навязывают местному населению европейский тип поведения, и закрепляют тем самым экономическое закабаление развивающейся страны. Не в силах сопротивляться экономическому авторитету развитого общества, люди развивающихся стран некритически воспринимают образ жизни и ценности жителей развитых стран. Тем самым экономика развивающейся страны приобретает уродливый характер и становится направленной не для всего населения, а на удовлетворение нужд нуворишей, изображающих из себя прогрессивных европейцев и живущих за счёт ограбления своих же сограждан.
  
  ОБРАЗ ЖИЗНИ И УРОВЕНЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ.
  
   Экономически естественно развиваются страны, занимающие лидирующие позиции в экономическом развитии. Образ жизни населения этих стран вытекает из тех возможностей, что даёт развитая экономика. Уровень потребления в этих странах естественно ограничен уровнем их экономического развития.
  Все остальные страны, находящиеся ниже по уровню своего экономического развития, общаясь с более развитой страной, развиваются неестественно, в силу специфики человеческого восприятия действительности. Если существует свобода международной торговли, то обычное чувство зависти толкает людей в экономически слабых странах подражать в образе жизни и в потреблении жителям богатых стран. И чем больше экономический разрыв между странами, тем меньше вероятность экономически не развитой страны догнать развитую в свободном экономическом соревновании.
  Экономика слабой страны вынуждена удовлетворять потребности, искусственно возбуждаемые в жителях этой страны рекламой образа жизни населения богатых стран. В результате отвлекаются средства с развития экономической инфраструктуры слаборазвитой страны на излишнее потребление. Растёт разрыв в уровне потребления различных групп населения экономически неразвитых стран, растёт перекошенность внутренней экономики. В экономически слабом государстве среди населения растёт моральное напряжение из-за резкой имущественной поляризации, возрастает озлобленность людей.
  Богатые страны, рекламируя свою продукцию, стремятся завоевать рынки экономически слабых стран, чтобы получить прибыль. Тем самым в психологию жителя экономически слабой страны вносится потребительская установка жителя богатой страны. А так как легального способа основной массе жителей бедной страны быстро получить уровень жизни жителя богатой страны не существует, то пропаганда высокого уровня жизни в стране, не достигшей соответствующего развития экономики, ведёт к росту имущественного неравенства, к росту напряженности в обществе, к росту преступности, к росту насилия и жестокости.
  Пропаганда высокого уровня жизни в экономически слабо развитой стране порождает множество проблем экономических, политических, социальных, культурных, нравственных. Происходит развращение населения слабой страны, сдерживаемое лишь высокими культурными национальными ценностями. Но в столкновении 'прогресса' и национальной культуры последняя вынуждена постоянно уступать, ибо она объявляется 'консервативным тормозом на пути прогресса'. Национальная культура, находясь под разлагающим влиянием западной потребительской культуры, становится объектом критики и со стороны внутренней 'передовой части общества', успевшей вкусить в силу своего привилегированного материального положения плодов прогрессивного европейского производства, и со стороны либеральных учителей из развитых стран, предлагающих быстрее приобщаться к западным ценностям.
  Молодёжь экономически бедной страны начинает активно воспринимать чужой образ жизни, чужую культуру, ускоряя, таким образом, процесс разложения собственной культурной традиции.
  В мире сейчас создаётся единая культура общества потребления. Но в развитых странах она создаётся естественно, не вызывая особых столкновений в обществе, так как европейские капиталисты научились не слишком нервировать европейские народы своими богатствами. А в экономически слабых странах она приводит к обострению всех вопросов, связанных с их развитием. В результате экономически слабая страна консервируется в своей отсталости, возрастают внутренние проблемы, грозящие смутами, столкновениями, революциями, гражданскими войнами.
  
  ЛИБЕРАЛЬНЫЙ СМЫСЛ 'ПОМОЩИ СЛАБОРАЗВИТЫМ СТРАНАМ'.
  
  Нуждаются в переоценке все европейские ценности, раз они приводят к депопуляции низкой рождаемости, к экономическому кризису, к экологической катастрофе, к обострению международной обстановки.
  
  Почему вдруг произошёл резкий рост населения планеты во второй половине ХХ века, не позволивший ряду слаборазвитых стран преодолеть экономическую отсталость?
  Да потому, что 'гуманные' европейцы стали помогать экономически отсталым странам, бывшим колониям, в улучшении медицинского обслуживания населения, в сокращении детской смертности.
  В этом не было бы ничего плохого, если бы добрые европейцы параллельно стали развивать экономику отсталых стран, чтобы хотя бы накормить растущее их заботами население. Но этого не произошло, и получилось так, что спасённые дети обречены стали затем умирать от голода, от войн, от нищеты.
  Многие европейцы, искренне веря, что совершают доброе дело, работали в отсталых странах врачами и учителями. Честь им за это и хвала! Но, что значит, спасти от смерти ребёнка и не дать ему средства к существованию? Это значит, обречь его на мучительное нищенское существование, на голод, холод и унижения.
  Разве с медицинской помощи следовало начинать развивать экономически отсталые страны? Нет, основой развития стран является экономика, производство товаров. Так развивались европейские страны в истории. Но почему-то в ХХ веке, после деколонизации, в бедных странах не стали развивать промышленность и сельское хозяйство, но занялись в первую очередь здравоохранением, способствуя, таким образом, перенаселению в этих странах, и углубляя через это их экономическую зависимость от Европы и Америки.
  Чего стоит медицинская помощь, оказываемая заражёнными либерализмом европейцами! Борясь с детской смертностью в Африке, например (ну, чем не гуманное дело!), или заботясь о здоровье африканской женщины, либеральные врачи способствуют тем самым росту и без того большого населения африканских стран. Но на этом вся благотворительность как правило заканчивается. И оборачивается такой псевдогуманизм ростом населения и его последствиями для бедных стран: ростом голода, нищеты, столкновений, конфликтов и войн. Ростом трагедий и разочарований.
  По существу, если вы действительно хотите помочь африканским странам выйти из рабства нищеты - развивайте местную экономику, вкладывайте деньги в африканское предпринимательство. А не способствуйте росту населения и как следствие дальнейшему обеднению стран и их ожесточению из-за бесперспективности существования.
  Европейский либеральный гуманизм ведёт на самом деле к консервации бедности в африканских странах, к ожесточению людей. Какой смысл бороться с детской смертностью, чтобы потом взрослые люди умирали от голода и нищеты, или гибли в бесконечных войнах за кусок хлеба? Вот это и есть гуманизм? И по отношению к кому тут гуманизм? Лживость европейской либеральной идеологии очевидна, ибо после так называемого освобождения Африки, за 50-60 лет ни одна африканская страна близко не приблизилась по уровню жизни к Европе.
  Более того, скрытый смысл подобного освобождения как раз и заключался в том, чтобы навсегда лишить африканцев какой-либо перспективы подняться до уровня Европы. О каком внедрении демократии можно было говорить в условиях Африки ХХ века?! Только сила оружия стала править на всём континенте, только продажность, только насилие и жестокость. Л