Кучуков Алексей Петрович: другие произведения.

История одной любви. Грешник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
  
   БАЛЛАДА
  
  
   Я вам спою...
   Тихонько, как сумею...
   Нет, не про то, как зайцы в тишине
   Траву косили, громко голосили,
   И не давали спать спокойно мне.
   Я мог бы спеть про ландыш на лужайке,
   Про солнца лик, про искорку в ночи,
   Как был рожден в сорочке... (или в майке?)
   Про то, как страх на языке горчит.
  
   Но песнь моя не принесет услады,
   Не в силах настроение сменить,
   Я вам спою тихонечко балладу
   о том, что стар, но я могу любить.
   Любить, как юноша безусый,
   Бросаясь в омут с головой,
   Она такая!..
   Волос русый, легка походка...
   Боже мой!
  
   Я усмотрел ее напротив
   В ночи сквозь пламя от костра.
   Ее глаза тянули, очень...
   Она была тогда грустна.
   Я наблюдал за ней украдкой,
   Как будто в школе паренек
   В соседнюю глядит тетрадку,
   Когда не выучил урок.
  
   Я любовался и забылся,
   Глаза столкнулися в упор,
   Как потом я тогда покрылся,
   Завел банальный разговор.
   Но что-то мой язык не смеет
   Ей рассказать о той искре,
   Что не горит, но долго тлеет,
   Сама как будто по себе.
   Как божья воля, провиденье
   Раскрыло душу для неё.
  
   А я?.. А я искал спасенья,
   Но уже точно знал - моё!
   Она вдвоем, но не со мною,
   И я боялся навредить.
   Вот так. Вы слышали такое?
   Я - нет. Но ТАК я стал любить.
  
   Боялся уступить соблазну
   Вмешаться, влезть в ее дела.
   НЕ НАВРЕДИ! - кричал мой разум.
   Она не видеть не могла.
   Мой крик немой вернулся эхом,
   Я обезумел от любви,
   Потом не спал, потом... уехал.
   Остынуть чувства не могли.
  
   Потом... Потом я как мальчишка
   Бежал на зов и в день, и в ночь...
   Она сказала: - Это слишком,
   Тебе я не могу помочь,
   Давай останемся друзьями,
   Ты очень мил, но... не люблю!
   И то, что было между нами
   Любовью я не назову.
  
   С тех пор тоска, и нет просвета,
   Я сам себя не узнаю.
   Уже зима... А было лето...
   Почти не вижу, но люблю.
   Люблю, когда ее увижу,
   Когда один, когда в толпе,
   Себя, бывает, ненавижу...
   Но забываю о себе.
  
   А вот ее... Все время помню,
   Ее походку, голос, стать...
   Когда увижу - словно вздрогну.
   Да нет, словами не сказать.
   Не объяснить, я не сумею
   Найти слова о том, как я....
   Любил, люблю, и смею верить
   Смогу любить!
  
   Она - моя!
  
   ПЕЧАЛЬ.
  
   Взгляд теплее, чем вчера, в нем смешинка.
   Из подъезда ты выходишь, как картинка!
   Дед Мороз зажжет румянец на щеках,
   Только мысли всё витают в облаках.
   И, меня окинув взглядом, улыбнешься:
   - Что, поехали кататься? - Заберешься
   На высокое сиденье, хлопнешь дверь.
   Под капотом оживает нежный зверь,
   Заурчит тепло и мягко - не томи!
   На водителя посмотришь: - Эх, гони!
   Прокати меня по снежной мостовой!
   ...и в ночной дали растает дом родной.
  
   Средь пустынных тротуаров и огней,
   Словно в отблесках пожаров, фонарей...
   Мы промчимся ветром быстрым по Москве.
   В темном небе словно искры! На земле
   Первый снег лежит, искрится в свете фар.
   Ты задумалась, наверно мемуар
   Сочиняешь увлеченно... - Улыбнись! -
   Из-за облачных высот спускаю вниз.
   Ты не чуешь ни тепла, ни мороза,
   Но в руках, согреть пытаясь, держишь розу.
   Словно хочешь оживить мертвый цветик,
   Будто самое родное в этом свете.
   Будто рядом никого, ты одна...
   И в кабине повисает тишина.
  
   И нежданно встрепенешься на меня:
   - А поедем, остановишь у Кремля?
   Я спросил: - Пешком пройдемся? Погуляем?
   - Нет, проедем просто мимо, только глянем,
   Вспомню прежние прогулки (не с тобой)...
   А потом ты отвезешь меня домой.
   Я покорно соглашаюсь, как ни странно...
   Но в душе скребутся черти и погано.
   Не ко мне питаешь ты свои чувства.
   Потому и на душе как-то грустно.
   Но влюблен я в глубину этих глаз,
   Потому еще стерплю, и не раз.
  
   Ты как будто поняла состоянье -
   Мягко чмокнула меня на прощанье...
  
  
   * * *
  
   Перекрась это небо - оно перестанет быть грустным!
   Солнце света добавит - оно засияет теплом,
   Теплым облаком нежность на нас покрывало опустит,
   И тогда нам останется лишь позабыть о былом.
   В хороводе желаний отыщем огромное что-то,
   Что не видеть нельзя, что сближает сплетение рук,
   И отступит печаль, и укроется за поворотом
   От счастливого взгляда столь горькая повесть разлук.
  
   Перекрась это небо! Оно не позволит продолжить
   Затянувшийся шепот, сочащийся через туман.
   В этом цвете рождается только непрошеный дождик,
   Или снег неестественный, словно наивный обман.
   Хочешь - я разрисую? Добавлю весеннюю свежесть,
   Солнца яркого луч, разноцветные радуг мосты,
   Разбужу задремавшую, так не ко времени, нежность...
   Нужно только одно - чтобы это хотела и ты...
  
  
  
   * * *
  
   Я войду в твою дверь не безликой и призрачной тенью,
   Хоть засовы на ней не стремятся меня удержать.
   Я войду и забуду об этом старинном поверьи,
   Где пророчат мне красться и губы беззвучно терзать.
  
   Я плеча твоего, разбудив, не коснусь мимоходом,
   Просто сяду в ногах, не скрывая свой пристальный взгляд,
   Попытаюсь понять, отчего же мы вновь год за годом
   Так близки, словно прожили вместе эпохи подряд.
  
   Я войду в твою дверь без звонка и привычного стука,
   Ты меня не ждала, и не знаю я - будешь ли ждать...
   Но поймешь, что я здесь, и протянешь тихонечко руку,
   Чтобы кончики пальцев на ней мог губами ласкать.
  
   Улыбнешься сквозь сон, дрогнут взмахом ресниц твои глазки,
   Быль и небыль мешая, от прекрасного сна до мечты,
   Разглядишь и поймешь, что приходят герои из сказки,
   И одними губами беззвучно шепнешь: - "Это ты..."
  
  
   ЯЗВА
  
   Язва ты - смутишь кого угодно!
   Язычок - лишь только волю дай!
   Шутишь и смеешься бесподобно!
   То ли в ад бросаешь, то ли в рай.
  
   Я уже устал - прошу пощады!
   Взгляд бросаешь хитрый на меня
   И смеешься, и ужасно рада,
   Что опять тут в проигрыше я.
  
   Я: - Какое будет наказанье?
   Ты: - Придумаю, потом тебе скажу.
   А пока давай свои признанья,
   Я их на бумажку запишу...
  
  
  
  
   РОЗА
  
  
   Красива, трепетна, желанна.
   Роса легла на твой наряд.
   В ней серебрится лучик жадный,
   Тебя шокирует мой взгляд.
  
   Но ты стоишь и красотою
   Одаришь каждого любя,
   Благоуханием порою
   Смутишь любого.
  
   Только я
   К тебе протягиваю руки,
   Но ты не терпишь суеты.
   И пальцам вмиг приносят муки
   Той розы острые шипы...
  
  
   * * *
  
   Признание первое, очень несмелое:
   Чувства глубокие, ты одинокая.
   Что тебе надобно? Все тебе дал бы я,
   Только позволь быть рядом с тобой.
   Многое сказано, чувства доказаны.
   Будь снисходительной, я нерешительный...
   Только любя - все для тебя!
  
   Ты не гони, молча прими
   Розу-цветок, несколько строк,
   Выслушай просто, глянем на звезды.
   Видишь вдали, прочь от Земли
   Тает звезда - ты как она -
   Светишь в ночи. Боль излечи.
   Прошлое - сон, сгинет и он.
   Рядом с тобой - я! - не другой.
   Будет ответ - да или нет?
  
  
  
  
   * * *
  
   Второе признание будет немножко другое,
   Я расскажу о печали своей и тоске.
   Знаешь, родная, что мне хорошо лишь с тобою,
   Живу ожиданьем, когда от меня вдалеке.
  
   Возможно, легко и наивно звучат эти строки,
   Думами полон сижу и на звезды гляжу,
   Мысль о тебе пробуждает ненужные токи,
   Хочешь - приди, и тогда я тебе покажу
  
   То, что скрывается в сердце моем под печалью,
   Дай мне раскрыться, выплеснув чувства любви,
   Те, что скрываются в жизни под темной вуалью.
   Я подарю их - теперь они только твои.
  
  
   ТЫ ТАНЦУЕШЬ
  
  
  
  
  
  
   Я сижу, наблюдаю, как ты жадно танцуешь,
   Словно в танце шальном раствориться смогла,
   Как морозный узор между нами рисуешь,
   Как поземка, кружась, все следы замела.
  
   Но дыханьем твоим согреваюсь, замерзнув.
   Словно льдинка, растаяв, я замерзну опять.
   Ты со мной, как снежинками ветер, играешь,
   Зная то, как боюсь я тебя потерять.
  
   Для меня каждый вздох,
   Каждый взгляд - как святыня!
   По рукам и ногам ты опутав меня,
   Заставляешь опять повторять твое имя,
   Оттолкнув, как игрушку, и обратно маня.
  
   Я б тебя закружил в этой бешеной пляске,
   Я б тебя залюбил, забывая про сон...
   Но любить божество? Это что-то из сказки...
   И лишь только улыбкою был одарен.
  
  
   УЛЫБКА
  
  
   Улыбка...
   Нет, не только губы.
   Какой-то свет в глазах зажжется.
   Как пытка...
   Не целовать,
   Боясь быть грубым, когда смеется.
   Искринки...
   В глазах танцуют
   И играют, как будто черти.
   И дымка...
   Когда внезапно замирают -
   Толкают к смерти.
   Изгиб...
   Бровей чарующий,
   Слегка печальный.
   Погиб,..
   Влюбившись я в тебя,
   Исход летальный.
   Походка...
   Такая лишь у королевы -
   Цены не знаешь.
   В охотку...
   Тебе смущать и забавляться,
   В дурман бросаешь.
   Рука,..
   Которою лишь ненароком
   Меня коснешься.
   Пока...
   Прощаясь улыбаюсь...
   И ты смеешься.
   Тоска...
   Придет с твоим уходом,
   Ты это знаешь.
   Искра...
   В душе моей осталась - не потеряешь.
  
  
   ОТРАВА
  
   Не буду клясться, раз тебе не надо!
   Захочешь уходить - не хлопай дверью.
   Сидишь и ждешь, когда я выпью яду
   Из кубка твоего, мой друг Сальери...
  
   Не буду говорить банальной фразы...
   Прием нечестный, как удары с тыла,
   Люблю, ты знаешь. Где твоя зараза?
   ...но... ты еще того не схоронила...
  
  
   РАДИ?..
  
   О, женщины, зачинщицы дуэлей!
   За вас сражались, плавились в огне
   Поэты-рыцари, потомки менестрелей,
   Или топили грусть свою в вине.
  
   Для вас победы, подвиги, сраженья,
   За вас на плаху, в омут, на костер!
   Для вас в смирении коленопреклоненье
   С времен адамовых, всегда и до сих пор!
  
   Для вас стальной канат ложился вязью,
   И ласкою дарилась крепость рук,
   За вас, родных, с небес бросались наземь,
   Переступая собственный испуг.
  
   За вами шли, дорог не разбирая,
   И в темноте угадывая шаг,
   Чтоб ваша жизнь всегда казалась раем,
   Пытались угадать любой пустяк...
  
   Зачем вы есть? В грехе или смиреньи
   Вам дарят ласку, нежность и любовь...
   За то, что в вас заложено с рожденья,
   И чтобы вы с рожденьем дали вновь....
  
  
   ШЕПОТОМ
  
   Главу склонив к коленям обнаженным,
   За краткий миг покаявшись навек,
   Ловил дыхание твое завороженно,
   Мой самый милый, близкий человек.
  
   И подхватив бесценнейшую ношу,
   Следя за прядями, укрывшими глаза,
   В одно мгновение из рук устроил ложе,
   И, губ коснувшись, тихо прошептал:
  
   - Спи, девочка, усни, моя родная,
   Даруют боги силу колдовства,
   Я здесь, с тобой, покой оберегая,
   Забыть сумею, что уже устал...
  
  
   КРОШКА
  
   На протянутой ладошке
   Примостилась, чуть дыша,
   Опечаленная крошка -
   Невесомая душа.
   Я ее качаю нежно -
   Выше, ниже - мягкий взгляд.
   И прищуренные вежды
   За ладошкою следят.
   И по венам сердце гонит
   Возбуждения волну -
   Может быть душа утонет
   И увидит глубину
   Нераскрывшихся желаний,
   Непотушенный огонь
   В высоко поднятой длани,
   Согревающий ладонь,
   Отогреется, проснется,
   Зашевелится чуть-чуть
   Это маленькое солнце,
   Озаряющее путь...
  
  
   * * *
   Протягиваю руку вновь - преграда:
   Погладить, приласкать не суждено.
   Но почему же так увидеть рада?
   И почему я упираюсь в "но..."?
   Шутить изволишь? Где же чувство меры?
   Опять со мной, но... так же далека.
   Не оставляя даже щепоть веры,
   О доле говоришь, что, мол, горька...
  
   Мол, тяжело идти по жизни, в тягость,
   Когда нет рядом милого, того,
   Кто, сотворив всего однажды гадость,
   Собой являет светлое пятно.
   Но времени река разъединяет
   Сердца, которым биться б в унисон:
   Одно из них по-прежнему страдает,
   Другому каждой ночью снится сон.
  
   Был долгий путь, душа еще томится
   В надежде продолжения пути,
   Но он ушел, назад не возвратится,
   И, как бы ни было, тебе пора идти.
  
   * * *
   Пусть неслышным движеньем руки
   Не коснуться тебя невзначай -
   Ты за мной по пятам, как печаль,
   В окруженьи вселенской тоски.
   Кто тебе я?.. Не ангел, не бог...
   Просто рядом холодной зимою
   Постарался наполнить покоем,
   Примостившись котенком у ног.
  
   Я в ответе за то, что с тобой
   Не расстались холодные хлопья,
   Ни прогнать, ни согреться не мог я,
   И не смог обойти стороной.
   Кто ты мне?.. я не знаю теперь.
   Под пушистым и ласковым пледом
   Я согреться б сумел, но не ведал,
   Что мой холод - лишь бремя потерь.
  
   Я теряю и вновь нахожу
   Эту тропку с оборванной нитью,
   Я попал на нее и не выйти,
   Я иду, но уже не дышу.
  
  
  
  
   "НЕ СТОЙ НА ВЕТРУ" (с) Ахматова
  
  
   "Не стой на ветру" или "носом по ветру" -
   Звучанье похожее в строках иных,
   Но как тяжело обойтись без ответа!
   Когда сочетанье в страданьях немых.
  
   Ни слова, ни взгляда, ни прочего жеста.
   "Решай - как решаешь, как лучше тебе"...
   Ни слова согласия или протеста,
   И снова как прежде с собою в борьбе.
  
   Надежды - ни вздоха!
   Прощанья - ни взгляда!
   Любви - ни глотка!
   Печаль - до краёв!
  
   И все это будто бы так вот и надо -
   Огонь и вода рука об руку вновь.
  
   Печаль нас сближала,
   Любовь отдаляла,
   Разлука пытала
   Горячим огнем,
  
   И радость от встречи порой окрыляла,
   Но путались чувства, когда мы вдвоем.
  
   Незримой преградою насторожённость
   Стояла меж нами везде и всегда.
   Возможно, моя ты к наркотикам склонность,
   И счастье мое, и моя же беда...
  
  
   НОСТАЛЬГИЯ
  
  
  
   Я сойду на окраине леса,
   в тишину, словно в омут, нырну
   Заблужусь. Наваждением беса
   мне покажет свою глубину,
  
   И откроет тропинки глухие,
   буреломы и окна озер
   Лес, который давно я покинул
   и вернуться не мог до сих пор.
  
   Свежий воздух мне голову вскружит,
   и вот этим дурманом хмельной,
   Я босыми ногами по лужам
   побреду той заветной тропой.
  
   Хвоей пахнут июльские ветры,
   золотятся цветов огоньки...
   В зимней стуже предания лета -
   - отголоски зеленой тоски.
  
   Город, грязь, снег, растоптанный в кашу,
   ностальгию разбудят в душе,
   Вспоминанья о юности нашей
   и о том, что не будет уже.
  
   Как когда-то мальчишкою бегал
   за грибами по летней росе,
   Беззаботно валялся на сене,
   и из пруда ловил карасей.
  
   Не вернешь никогда что утратил,
   годы взяли свое навсегда
   Лишь в мыслях о лесной благодати
   возвращаюсь туда иногда.
  
  
   ВЕСНА
  
   Пришла весна! И только снег подтает,
   Ручьями грязными уйдет, как тяжкий сон,
   Веселым гомоном наполнят птичьи стаи,
   Сменив вчерашнее терзание ворон,
   Дремотный лес. По макушкам деревьев
   Веселье озорное разнесут
   И пригласят меня на новоселье,
   Не уточняя даже - как я тут?
   Как я дожил, дождался их прилета,
   И почему так радуюсь весне?
   И почему сравнение с болотом
   Я подарил сбегающей зиме.
  
   Им не нужны мои страданья и проблемы,
   Умеют радостью наполнить просто так.
   Довольны тем, что я покинул стены
   И вышел их встречать в соседний парк.
   А я, вдыхая ветер полной грудью,
   В ответ рукой махая деревам,
   Склонившимся над слякотным беспутьем,
   Мешая грязь, иду - не зная сам
   Куда. Мне просто хочется напиться
   Весной, пришедшей малость запоздав,
   Я радуюсь почти как эти птицы,
   Смотрю на небо, голову задрав.
  
   Впитать пытаюсь ласковое солнце,
   Весеннее, не жаркое еще,
   Но дарит свет, который из оконца
   Не виден мне. Ну, как же хорошо!
   На волю выбраться - чего еще желаю?
   Отброшу лень, избавлюсь от тоски!
   Раскрою крылья, кинусь с птичьей стаей
   Вперегонки с ручьями до реки,
   Прощаясь с уходящим талым снегом,
   Входя в азарт, забуду кто я есть.
   Зиме тоскливой с грустным серым небом
   Пусть это будет моя маленькая месть.
  
  
   ЦВЕТОК
  
  
  
   Я посеял зерно на вершине, где воют ветра,
   Поливал и лелеял, временами спасая от ветра,
   Вот распустится, думал, цветок на вершине холма,
   Принесет мне усладу и счастие вечного лета.
  
   Был росток тот, так сильно любимый, и нежен, и слаб,
   Я ладоней тепло отдавал ему вместе с душою,
   И порою держал его нежно и крепко, как флаг
   Светлых сил. С ним встречал и прощался с зарею.
  
   Темной ночью бессонно и страстно баюкал его,
   Отгоняя кошмары безудержно-страшного ветра,
   Временами несущего смерть и колючее зло,
   Жарким днем ограждал и от всепепелящего света.
  
   Родниковой воды приносил и поил из ручья,
   Чтобы чистым и ярким сияньем бутоны наполнить,
   Чтоб затмить не могла то сиянье улыбка ничья.
   И старался его я любое желанье исполнить.
  
   А на шалости пчел я с усмешкой смотрел мудреца,
   На игру мотыльков и не думал тогда обижаться,
   Я сгодился на роль... но всего лишь... второго отца,
   Я же жаждал другого, и в чувстве пытался признаться.
  
   Что оттенки цветка - это чувства и мысли мои,
   Эта гордая стать - вожделенье мое и отрада,
   Но ответил цветок, что я им по-другому любим,
   И с нектаром своим одарил меня капелькой яда.
  
  
   БУКЕТ
  
  
  
   Магией тронуты три разноцветных бутона,
   Переплетением чувств и забытой печали.
   Ты не услышишь от них ни признаний, ни стона,
   Я подарил их тебе для того, чтоб молчали.
  
   Молча ловили они от тебя утешения,
   Жаждали света любви, и тепла, и заботы.
   Словно случайно впитали мое отраженье
   Так же, как мне, было им умирать неохота.
  
   Жгучую страсть заключала в себе темно-алая роза
   Криком немым у тебя вопрошала ответа,
   Не было слов, ни в стихах, ни в обыденной прозе,
   Ты положила на них молчаливое вето.
  
   Розовый цвет с обожаньем и дружеской лаской
   Скромно тянулся продолжить оборванным слогом
   Наш разговор, навеваемый детскою сказкой,
   Тот, что оставила ты для себя за порогом.
  
   Белым листом неисписанной начатой книги
   Третий цветок не изведал ни горя, ни страсти.
   Он уловил бы желанья твои, если б были...
   Ну а решать за тебя - не в его это власти.
  
   И отмеряя незримое время, так гордо
   Вмиг расцвели, отличаясь по цвету и мысли,
   Скромные розы своим молчаливым аккордом
   Вспыхнув, завяли, бутоны в печали повисли...
  
  
   ИСКУШЕНИЕ
  
  
  
  
  
  
   Мне темной ночью,
   В дивном полумраке,
   Явился Сатана в концертном фраке
   И так сказал:
   - Вольешься в мой концерт ты первой скрипкой?
   Я возьму лишь душу...
   И не теперь... А после... Как, отдашь?
  
   В конечностях моих мандраж...
   Желанье есть...
   Люблю...
   Но все же трушу...
   В мученьях вечных, в адовом огне
   Меня пугает мысль все время находиться...
  
   А может все же влиться?
   И первой скрипкой быть?
   Как Пушкин, как Ван Гог?
  
   Но слова выдавить не смог
   Я из себя...
   В глазах чудовища огня
   так много!
  
   Страх меня настиг...
   И даже в горле стынет крик...
   Я лишь мотаю головой:
   - Нет, не согласен!
   Я не твой!
   Моя душа дана мне лишь однажды!
   Пускай печальна жизнь...
   Пускай я стражду...
   Но не твоих подачек и услуг...
  
   Он, чувствуя большой испуг
   И дрожь конечностей моих,
   Мне выдает прелестный стих...
   В моем мозгу...
   ...Как будто мой...
  
   Но я артачусь:
   - Я не твой!
   Уйди! Сгинь с глаз!
   Исчадье ада!
   Мне не нужна твоя награда!
   ...такой ценой...
  
   ...И он пропал...
  
   В изнеможении упал я на кровать,
   И благодать
   Спустилась на меня господня...
   В углу икона...
   Словно сводня
   Печальных глаз дарует свет..
   Казалось вроде бы портрет
   Простой...
  
   Но сколько грусти!
   И мудрости...
   На образах
   Свеча колышет робко тени...
   Я чую - отпускает страх
   Мои ослабшие колени...
  
   И вдруг!..
   Молитва на устах
   Рождается сама собою...
   - Спаси, помилуй, сохрани...
   Я наполняюся покоем...
   И с тем проходит мой испуг...
  
  
   ПРИХОДИ КО МНЕ, НОЧЬ.
  
  
  
  
   Приходи ко мне, ночь.
   Я приму тебя страстно в объятия,
   Отворю ворота, распрягу подуставших коней,
   И слова подыщу, и на ушко скажу, что ты значила
   Среди долгой цепочки не очень приветливых дней.
  
   Не спеши снова в путь,
   Не гонись за флиртующим месяцем,
   Мне нужна тишина, пусть без звезд, без холодной луны
   В моем доме покой, лишь с дрожанием робко затеплится
   Огонек, освещающий строчки косые и сны.
  
   Приходи без звонка,
   Не тревожь тишину колокольчиком,
   Не стучи - дверь открыта, ты - добрая гостья, входи.
   Подари мне мечту, я ее неразборчивым почерком
   Нанесу на листок под диктовку и с новой строки.
  
   А потом нараспев,
   Плечи зябко укутавши пледом,
   На два голоса нам так уютно с тобою мечтать,
   Ты очнешься потом, испугавшись идущую следом
   Предрассветную зорьку, и тихо покинешь кровать.
  
   Моих сомкнутых глаз
   Тебе нечего больше стесняться,
   Убаюкала нежно и негой укутала их,
   Лишь сквозь сон простучат,
   Ну, а может быть, просто приснятся,
   Мне негромко копыта летящих коней вороных...
  
  
   НЕТ СИЛ
  
  
  
  
   Стук-стук - сердце бьется, как воробушек в ладошке,
   На лице лишь равнодушье, чувства спрятаны под маской,
   Равнодушие в глазах, что всегда светились лаской,
   И увядшая герань на замерзшем на окошке.
  
   И звенят слова, как льдинки, по весне срываясь с крыши.
   Лишь в мозгу - как будто молот ударяет в наковальню.
   Не веду тебя, родную, как хотел когда-то в спальню,
   Хоть осталась ты любима, но запал куда-то вышел.
  
   Защищаюся от чувства, что на дно души упрятал.
   Не желая быть игрушкой и спасаясь от страданья,
   Вспоминая и прощанье, и желанные свиданья,
   Взгляд свой пряча виноватый, затыкаю уши ватой.
  
   Ставлю стену из бетона, частокол из бревен крепких,
   Чтобы ты услышать стонов не могла моих так просто,
   Чтоб гореть холодным светом, словно в темном небе звезды,
   Твои глазки продолжали, лучше я пойду к соседке.
  
   У нее тепла хватает, обогреет, приласкает.
   На тепло ответит лаской и трепать не будет нервы,
   Что еще чуть-чуть и лопнут под рукой прекрасной стервы,
   Словно струны на гитаре, что под окнами рыдает.
  
   А потом, когда при встрече тихо сзади подкрадешься
   Постараюсь не признать - словно просто дунул ветер,
   Будто не признал ладони, что легко легли на плечи..
   -Не узнал?
   -Да нет, наверно...
   Ты печально улыбнешься...
  
  
   ИДЕАЛ
  
   Я вылепил свой идеал, не зная, что уже Создатель
   Давно решил все за меня. Но я не знал, откуда знать мне?
   Кусочки песен, звезд лучи, узоры зимние на окнах,
   И сонной птицы крик в ночи, слил воедино все, что мог я.
  
   И неприступность тех вершин,
   что снег покрыл, ручьев журчанье,
   И, так чарующие взгляд, осколки северных сияний.
   Свое творение любя, вложил в него дыханье ветра,
   Забыл тепло, и вот меня не удостоили ответом.
  
   Но я не Бог, уйдя во тьму, в своей гордыне не разрушу
   Свою мечту, лишь потому, что позабыл вложить ей душу...
  
  
  
  
   В КЕЛЬЕ
  
   В келье ветхой, забытой, слегка припорошенной снегом,
   На столе у слепого окна, пламя свечки дрожало,
   Но порывом случайным, пришедшим откуда-то с неба,
   Осветило на миг все кругом, когда имя мое прошептала.
   Я скиталец дорог, по которым пройти не сумею,
   Не твоя в том вина - это жизни моей торопливой
   След, который уже потерялся в пустыне,
   И закончился он так нелепо в каморке унылой.
  
   Не шепчи мое имя - как гром среди ясного неба!
   Я пришел и ушел, чтоб навек раствориться в тумане.
   Для тебя я пропал. Навсегда... Кем бы ни был...
   Как тот грешник, который погряз и во лжи, и в обмане.
   И теперь мой удел лишь молить о прощении Бога,
   Когда так же в ночи кто-то имя мое вспоминает,
   Я склоняюся ниц и, молитвы не выдержав слога,
   Каюсь в том, что уже не вернуть,
   И что сердце мое разрывает...
  
  
   НА ЭШАФОТ
  
  
  
  
  
  
   Я сегодня взойду на высокий порог,
   Перед дверью, на миг, несчитаемо-быстрый,
   В ожиданьи замру, бросив ношу у ног,
   Свою ношу тяжелых и траурных мыслей.
  
   И, не глядя назад, просто смежив глаза,
   На одной, никому не открывшейся, ноте,
   Прошепчу то, что прежде однажды сказал,
   То, чем жил эти дни, нереален, бесплотен.
  
   Как печальны слова! Неоткрывшийся смысл
   Я в себе сберегу. И с собою в могилу,
   Как проклятьем небес разбивающим вдрызг,
   Унесу, наполняя покоем постылым.
  
   И едва гулкий шепот растает в плену
   Налетевшей внезапно весенней прохлады,
   Я тот миг затянувшейся паузы рву,
   Отрывая ступни от тягучего "надо".
  
   На высокий порог я взбегаю и вот,
   Палачу улыбнулся и принял награду -
   Приготовленный лаской судьбы эшафот -
   Быстрый взмах топора избавляет от яда.
  
  
   ВЫБОР
  
   Он ждал в ночи, молил ответа,
   Нечастых встреч искал момент,
   Надеялся, что чувство это
   Сильней, чем просто монумент,
  
   Воздвигнутый неосторожно
   На ровном месте, как маяк,
   Но было просто невозможно
   С собою справиться никак,
  
   Себя терзал безмолвным криком,
   Искал забвения в вине,
   Но память возвращалась ликом,
   Вновь растворяясь в тишине.
  
   Тогда тянулись пальцы снова,
   Не подчиняясь ничему,
   Выстукивая слово в слово
   То, что пригрезилось ему.
  
   Ложились строчки раз за разом,
   Сменяли сутки, день и ночь,
   Но так и не забылась фраза:
   "Тебе я не могу помочь..."
  
   Искал свое успокоенье
   В очередном сиянье глаз,
   И снова предавался лени
   И снова пил... Увы, не квас.
  
   Но, отдаваясь увлеченьям,
   Ловил себя на мысли вновь:
   - Какое адское мученье! -
   Когда отсутствует любовь.
  
   Когда душа, иглой под сердце,
   Нет-нет, да хочет уколоть,
   Рожал он в муках, как младенца,
   Стихов признания,
  
   И в ночь
   Бросал слова, как для потехи,
   На растерзание толпы.
   Но, видимо, знакомы вехи
   И чувства...
   - были все немы.
  
   И в одиночестве бессилья
   С собою выбор - тет-а-тет -
   Он сделал сам.
   Лишь горстка пыли
   Покроет этот монумент.
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Не уступив моим речам,
   Боясь согреться,
   Ты ждешь, когда уйду я сам,
   Оставив сердце.
  
   Пойду гулять по воле волн
   В том океане,
   Что беспощадно треплет челн
   В любви обмане.
  
   Пугая бездною морской
   И полным штилем,
   Предпочитаешь не решать
   Ты: или - или...
  
   Я, бросив якорь, не могу
   Достать до дна,
   Меня уносит, потому...
   Живи сама...
  
  
   ПРОСТИ И ТЫ
  
  
  
  
   Я все прощаю... взгляды и слова,
   Улыбки встреч, печали расставаний,
   Полночный вой еще хранит луна,
   Листки еще хранят слова признаний.
  
   За свой покой прощаю я тебя,
   Нарушенный случайным появленьем
   В моей судьбе любовного огня...
   И то, что стал на миг твоею тенью...
  
   Прощаю чувства, мысли и слова,
   Которых от тебя, увы, не слышал,
   Прощаю все, что ты мне дать смогла...
   И не могла... Я знаю, так уж вышло.
  
   Прощаю злость, безумие, тоску,
   Надежду, радость, рифмы этих строчек,
   Прощаю слезы, время, красоту
   Весенних первых, чуть набухших, почек.
  
   И след, что ты походкою своей
   В судьбе моей оставила глубокий,
   Прощаю, чтобы не было больней,
   Прощаю потому, что вышли сроки...
  
   Но, как бы ни было, я не могу простить
   Свои слова, что вырвались невольно:
   - Прости, прощай, я должен уходить,
   Я не могу так жить, мне слишком больно...
  
  
   ЭКЗАМЕН
  
   Экзамен сдан. И я стою в молчаньи...
   Как айсберг замороженной души.
   О, сколько времени провел в исповедальне!
   О, сколько строчек накропал в тиши!
  
   Неузнаваем, хладен, без желаний...
   Встречая взглядом милые глаза,
   Я отвожу, чтоб ненароком, в тайне,
   Меня не отпустили тормоза,
   Чтоб вновь не понесло куда - не знаю...
   Под гору, под откос, иль в небеса?
   И все равно, на миг, но замираю,
   Как в омут, заглянув в твои глаза.
  
   Глубоким вздохом отметя сомненья,
   Усильем воли ставя волнорез,
   Я даже испытал успокоенье -
   С тобой мне плохо!
   Правда, как и без...
  
  
  
   * * *
  
   Сон... Уходящий в темноту тоннель...
   Словно дорога из прошлого в никуда...
   Может быть снова разбудит капель...
   А пока что лишь мрак, темнота...
  
   Что мне этот сон? Пустяк...
   Нет желаний и чувств уже...
   И не только по жизни мрак,
   Но почему-то и на душе...
  
   Лишь пронизывающая, рвущая боль,
   Но наверно и это бред...
   У меня отобрали роль...
   Да и сценария тоже нет...
  
  
   ЗАБРОШЕННЫЙ ДОМ
  
  
  
  
   Нарушен быт, разорваны оковы,
   Бездушно дом провалами окон
   Глядит на мир. Здесь как-то бестолково
   Мешаются признания и стон.
  
   Да, вопиет, но кто его услышит?
   Плывут все так же мимо облака,
   И в подполе шуршат все так же мыши,
   И трель старинная доносится сверчка...
  
   Но нет покоя в этом доме ныне,
   Ограда покосилась и крыльцо,
   И сердцу одиноко, как в пустыне,
   И слезы омрачают то лицо,
  
   Которое когда-то так смеялось!
   Умело и утешить, и согреть...
   Улыбка под печалью потерялась,
   Глаза вдруг стали и'наче смотреть...
  
   Ворот петель несмазанное пенье
   Не принесет ни радость, ни покой...
   Прогнившие досчатые ступени
   Поправить бы хозяйскою рукой.
  
   Но в доме одиноко и несладко,
   Гостям не рады, одинокий стон
   С усильем вымолвит,
   что, дескать, все в порядке
   И мягко выпроваживает вон...
  
  
   ГРОБНИЦА
  
  
  
  
   На белом холсте рисовали затейливо чувства
   Сложный узор, словно иней на чистом стекле,
   Счастье, любовь, а потом расставанья безумство,
   Горе, тоску, и ...спокойствие, будто в петле...
  
   Мертвое тело поплыло в потоке печали.
   Волны, поднятые ветром, его не колышут.
   Так и несет его прочь, отрешенное, в дали,
   Нету надежды, что кто-то страданья услышит.
  
   Цепи сковали и чувства, и разум, и силы,
   Пусто в душе, ни желаний, ни долга, ни дела.
   Кто-то в гробнице найдет ожидание милой,
   Тот, кто и сам в своих чувствах дошел до предела.
  
   Свеча одиноко и слабо качнет свое пламя
   Другу навстречу, светом пытаясь делиться,
   Но разгореться пока не дает мертвый камень,
   Стены гробниц не имеют возможность разбиться.
  
   И в саркофаге души не найти бриллиантов,
   Мо'гущих жадные взоры привлечь на погибель.
   Сюда не придут в ожиданьи учиться таланту,
   Тут только пыль покрывает убогую мебель.
  
   Сажей и пеплом забросанный холст ожидает
   Чуткой руки, не державшей бокала на тризне,
   Той, что с надеждой покров за покровом снимает
   Пепел с души, что так долго копился при жизни...
  
  
   СЕРДЦЕ
  
  
  
  
  
   Я хотел бы утопиться во лжи,
   Только слов ушедший звук не пустой
   Заставляет меня праведно жить,
   Посторонних не пускать на постой.
  
   Не бросать на ветер отзвуки снов,
   Не искать свой грешный путь на кресте,
   Снежной мумией средь призрачных льдов
   Потеряю я себя в мерзлоте.
  
   Вместо сердца лишь осколочек льда,
   Неподверженный влиянью лучей.
   Не растопит его никогда
   Торопливое журчанье речей.
  
   И пусть в городе моем снег исчез,
   Лед растаял и не видно совсем,
   На ладони умещается весь
   Замороженный осколок проблем.
  
   Из толпы никто не кинется, чтоб
   Растопить его и к жизни вернуть.
   Та толпа - один огромный сугроб,
   Призрак жизни, шевелящийся чуть.
  
  
   ПИСЬМО
  
  
  
  
  
   Напиши мне письмо. Немного...
   Пусть две строчки всего, ты слышишь?
   Чтоб рассеять мою тревогу,
   Я б узнал - как живешь, чем дышишь?
  
   Напиши, мне немного надо,
   Я б хранил его, как распятье,
   Хороня от чужого взгляда,
   Как свой крестик хранишь под платьем.
  
   Мне письмо согревало б душу,
   Не дало бы совсем замерзнуть,
   Обещание не нарушу,
   Но наверное буду помнить,
  
   Как прощался с тобой навеки,
   Через силу и сквозь желанье,
   Течь не могут обратно реки,
   Но тревожат мое сознанье.
  
   Напиши мне письмо, ты слышишь?
   Может сердце опять заноет...
   Но наверное не напишешь,
   Так как не о чем...
   И не стоит...
  
  
   МУЗЕ ПОЭТА
  
   Что-то встревожило.
   Жизнью непрожитой,
   Чувством забытой любви
   Память голодная
   Гложет и гложет,
   Будит сомненья мои.
  
   Может неправильно
   Я опечаленный
   В жертву на темный алтарь
   Душу открытую,
   Богом забытую,
   Выключил словно фонарь?
  
   Радость стремления,
   Горечь падения
   Выбили из колеи,
   И одиночество
   Древним пророчеством
   Мысли мешает мои.
  
   Путает планы
   Тяжким обманом,
   И через призму обид,
   Темною ночкой
   Тянется строчка,
   В рифме играя дрожит.
  
   До отупения
   Пальцы, как тени,
   Буквы построили в ряд,
   А под глазами -
   Катятся сами -
   Слезы немые блестят.
  
   Сколько печали
   В этом причале -
   Страждущей музе поэта -
   Строчка дурмана,
   Точка обмана
   И многоточие бреда...
  
  
   И МОЛЧАТЬ...
  
  
  
  
  
   Пенье птиц на рассвете зовущее
   Тянет выпрыгнуть вон из окна,
   Обрести незнакомое лучшее --
   Чувство силы и взмаха крыла.
  
   Ввысь рвануться за солнечным светом,
   Захлебнуться счастливой волной,
   И куплет сочинять за куплетом,
   Обозрив небосвод голубой.
  
   Строчку каждую радостью полнить,
   Заставляя улыбкой сиять,
   То, что было - не знать и не помнить,
   Бесконечность желая объять.
  
   Наслаждаясь паденьем и взлетом,
   Плавно в воздухе свежем парить,
   Белым лебедем мягко на воду
   Тело бренное опустить.
  
   И плескаться в тенистой прохладе
   Под ветвями склонившихся ив,
   И молчать... не сдавая ни пяди
   Переполнивших мыслей своих...
  
  
   ЗВОНОК ПОД ВЕЧЕР
  
   Звонок под вечер.
  
   - Здравствуй. Рад услышать.
   Твой начинаю голос забывать.
  
   - Как ты живешь?
  
   - Стараюсь просто выжить,
   И потихоньку перестал страдать.
   Ищу забвения, не чувствую эмоций,
   Спешат года, но я не тороплюсь...
   Ветра нагнали тучи, спрятав солнце,
   И ни просвета! Рядом только грусть.
   А у тебя? Что нового, чем дышишь?
  
   - Да вот, последние экзамены сдала...
   Остался только гос... Алле, ты слышишь?
   Ты не звонил вчера? А я спала...
  
   - Нет, не звонил, наверно, вряд ли буду,
   Когда понадоблюсь - ты мне сама звонишь,
   Но жду всегда твоих звонков как чуда...
  
   - А сам не хочешь?.. Чуда, говоришь?
   Я тоже жду, но знаю, как несладко
   С душой своей бороться... Тяжело...
   Ты сам решил... А значит все в порядке,
   Но я подумала, что улеглось давно...
  
   - Нет, не забыл, стараюсь, но не в силах.
   Все это выше памяти моей
   Люблю, тоскую... Знаю, не любила...
   Не говори, не надо, так больней...
  
   - Ну вот, опять... А может сменим тему?
   Мы в выходной идем на шашлыки...
  
   - И я хотел, но видно не поеду...
   Чтоб снова не беситься от тоски...
  
   Свиданья миг, пусть радостен - недолог,
   А после вновь тоска - хоть волком вой...
   Пусть в той компании, средь сосенок и елок
   Разносится твой голос озорной.
  
   Но без меня. Прости, но так спокойней.
   Опять во сне, как будто бы в бреду,
   Касался я лицом твоих ладоней...
   Прости, опять... Короче, не иду.
  
   - Что ж... Жаль, хотела б снова видеть,
   Но, понимая, все же буду ждать...
   Не буду ни любить, ни ненавидеть,
   И все же... Продолжаю обожать...
  
  
   ВЕСНА И СНЕГ
  
   Под треск поленьев, тающих в костре,
   Под звуки струн, ласкающие слово,
   Проходит ночь, и только на заре
   Смолкают песни, засыпая снова...
  
   И майский снег боится помешать,
   Своею белизной украсить утро.
   И лишь снежинки кружатся опять
   И тают, охладив ладонь кому-то...
  
   К чему знамение? Компания тепла,
   Весна уже прощаться собиралась...
   Но этот снег... И серая зола
   Укрыла угли, или что осталось
  
   От сердца, в пламени сгоревшего дотла,
   Молчащее, немое, все же бьется.
   Под ветром разлетается зола,
   Но углям запылать не удается.
  
   Весна уходит тихо, не спеша.
   Но этот снег... К чему воспоминанья?
   Замерзла, в раковине спряталась душа,
   А угли тлеют, словно на прощанье...
  
  
   ПРОЩАНИЕ
  
   Им было что сказать - они молчали,
   Меняясь взглядами, что красочнее слов.
   В костре неровно языки огня плясали
   По краю плачущих смолою влажных дров.
   Дым ел глаза с каким-то упоеньем,
   На веки наворачивал слезу,
   И только ветер предавал забвенью
   Уют сердец двоих в ночном лесу.
  
   Сушил на щеках горькие подтеки,
   Своим дыханьем лица холодил,
   Напоминал печальной грустью строки,
   В которых слышалось опять: - "Я Вас любил...
   Любовь еще быть может..." - это правда?
   Быть может? Где? Когда? А так же - с кем?
   Молчание, пропитанное ядом
   Известных нерешаемых проблем...
  
   С росой на листьях утро наступило,
   Делясь прохладою и солнечным лучом,
   Напоминая: все, что было - было...
   Не стоит сокрушаться ни о чем.
   Идущий день сменяет настроенья,
   Несет надежду в будущее встреч...
   Но не сумеет птиц веселых пенье
   Двоих молчащих от мыслей отвлечь.
  
   Они прощались, слезы вытирая.
   Прощались не на миг, но на века.
   На взгляды проходящих не взирая,
   Размазывала тушь ее рука.
   Прижав лицо, роняющее капли,
   Пытался в горле проглотить комок,
   И мысль одну: - "Уверен? Надо - так ли?"
   Он почему-то отогнать не мог.
  
   В дрожаньи рук, в печальном полувздохе,
   И в отблесках прощального костра,
   В мыслях своих, в ненужной суматохе
   Он ставил точку, говоря - пора.
  
   Пора закончить мучаться напрасно,
   Рубя наотмашь узел топором,
   Руке, его державшей, было страшно,
   В душе своей устраивать погром.
  
   Простить за все, что не давало время,
   За все, что и не нужно объяснять...
   Огонь костра все пожирал поленья,
   Но пламя начинало затухать.
   Прощальным жестом отгоняя воздух,
   И, тихий шепот посылая вслед,
   Стоял вопрос, сближавший долго тех двух,
   Но без надежды получить ответ...
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Белые снежинки падают, кружа.
   Солнце прячет в дымке лезвие ножа,
   Острый луч сквозь тучи - приговор небес.
   И стегают сучья по лицу навзрез,
  
   Но не ощущает тело эту боль,
   Все преодолело, став бездушным - ноль.
   Только крови капли раны выдают,
   И не слышно вопля - здесь не подают!
  
   Умиротворенно, сжав себя в тисках,
   Кажется свободным сердце, чуть устав,
   Все перемешалось: слезы по нутру!
   Кровью умывалось сердце поутру...
  
  
   "Ты полюбил здесь все, любя меня,
   но лишь меня увидеть не желаешь..." (с)
  
   "Счастье горькое мое, долюшка чужая,
   выдержала столько я, что сама не знаю,
   Чем ты стал?.. наградою или утешением...
   нынче горечь радует, тяготят прозрения...
   На расправу ты не скор, но смотрю без страха,
   как заносишь ты топор над моею плахой..." (с)
  
   * * *
  
   Я полюбил здесь все, любя тебя,
   Но лишь тебя увидеть не желаю.
   Довольно боли, страсти и огня!
   Свою любовь на волю отпускаю...
  
   Позволь забыться в шалостях мирских,
   Не мучай ты истерзанную душу.
   Я посвятил тебе последний стих,
   Ушел во тьму, наверно, просто трушу.
  
   Пытался быть тебе наградой, утешеньем,
   Глотком воды в расплавленной пустыне,
   Пускай потом к тебе придет прозренье,
   Ты выживешь и без меня отныне.
  
   А я, отдав тебе себя частичку,
   Святое чувство трепетной души,
   Теперь лишь волен рассуждать о птичках,
   Когда сказала ты: - "Иди, греши..."
  
   Твоя ли доля, счастье ли? Не знаю...
   Прощаю все, простившись в день рожденья...
   Пускай любовь в разлуке замерзает,
   Но я твоей уже не буду тенью.
  
   Я заношу топор дрожащею рукою.
   Такая обреченность в этом взмахе!
   Но знай! Не над твоею головою,
   А над своей душой на этой плахе.
  
   Да знаю я, знаю! Ты хотела бы остаться, но не можешь... Потому, что я всего лишь друг. Да, мы чувствуем друг друга так, как никого другого. Но этого недостаточно, нужен огонь, жаркий, испепеляющий, взаимный. Что с того, что моя душа в нем сгорает? Ты смотришь на меня с печалью, не в силах помочь. Да, и это я тоже знаю! Мы говорили об этом, и не раз. А сколько еще об этом молчали! Бог мой, как же я тебя люблю! Ты ворвалась в мою жизнь дуновением ветра, тихой музыкой. Но всю силу оркестра и порыва бури я понял лишь теперь, когда мы прощаемся. Я бы остался с тобой, ты знаешь, если бы нужен был тебе как воздух, как вода. Но я для тебя всего лишь друг. Опять грустишь? Не грусти. Я просто боюсь остаться с тобой. Чувствую, что меня выворачивает наизнанку, хочу сделать для тебя гораздо больше, чем могу. Но не делаю даже половины того, что в моих силах. Ты снова напрягаешься, когда чувствуешь, что мой жест нечто большее, чем дружеское прикосновение. Я снова обрываю себя и загоняю свои желания в угол, на самое донышко своего "я". Мне не хочется видеть тебя напряженной или раздраженной.
   Загибаюсь. Да, именно это слово. Некрасиво звучит? Зато выражает мое состояние точно и емко. Я бы все стерпел. Через все прошел бы. Но мне нужен хотя бы лучик надежды, хотя бы тень от того чувства, что я испытываю к тебе. Но ты не можешь. Знаю, знаю. Ты уже говорила... Уж чего-чего, а отсутствием памяти я пока не страдаю. Я прощаюсь с тобой. Потому, что я так больше не могу! Да, мы уже расставались... Потому я и прошу именно тебя не появляться в моей жизни. Я опять сорвусь, опять будут бессонные ночи и полночный вой. Господи, дай мне силы справиться с собой! Я же, спокойный и веселый, только наблюдая за этими милыми, любимыми глазами. Я могу жить, пусть и бесчувственно, но жить! Раствориться в безликой массе толпы, стать тем самым сереньким "нечто", которое ходит на работу, в магазин, бывает даже на увеселительных мероприятиях... У которого может быть семья, жена, дети. Но который никогда не позволит своей душе сгорать в огне прекрасного чувства. Зачем? Это лишнее. Можно жить и без этого. Так проще. И безопасней. Как безопасный секс. Можно играть эмоциями, даже получать удовольствие, но никогда никого не пускать за ту невидимую оболочку, в которой заключена душа. Пусть она спит и не тревожится. Нервные клетки целей будут.
   Я растворюсь, пропаду, стану невидимым. Не буду докучать тебе своими ухаживаниями и прочим вниманием. Попробую просто выжить. Неважно, каких усилий это потребует. Ты же не хочешь моей смерти? Тогда ты меня поймешь. Ты уже поняла, согласно кивая головой. Ты мне поможешь... В память о нашей дружбе.
   Прошу об одном. Если тебе никто не сможет помочь, если тебе буду нужен именно я - разыщи меня в этой безликой массе города и просто скажи:
   - Это я. Ты мне нужен...
  
  
   НИ КРЕСТА, НИ НАДГРОБИЙ...
  
  
  
   Покажите мне место,
   Где печально и звонко
   Вечерами поет соловей,
   Ему внемлет невеста -
   Соловьиха-девчонка -
   Среди буйных зеленых ветвей.
  
   Там где ночью луна
   Перед миром красуется -
   Улыбается каждой звезде.
   Где, воспряв от сна,
   И светило любуется
   На свое отраженье в воде.
  
   Где под ветром неслышным,
   Чуть качая ветвями,
   Строй березок ведет хоровод,
   То, которое тронул рукою Всевышний,
   Оторвавшись от тяжких забот.
  
   Где тепло и уютно,
   Где нет взгляда чужого,
   Где спокойствие в каждом листе,
   Схороните меня, я усну беззаботно,
   Я устал проживать в суете.
  
   Ни креста, ни надгробий,
   Ни прощального слова -
   Не прошу я от вас ничего.
   Я свободен от веры и прочих подобий...
   Только места не знаю того...
  
  
   СНОВИДЕНИЕ
  
  
  
  
   Открываю утром глаза
   В ожидании некого чуда,
   Что запуталось в волосах,
   Отголосками сна с ниоткуда.
   Словно прикосновение рук
   В дивном сне я запомнил нынче,
   Заполошенный сердца стук
   Или кисти мазок да Винчи.
  
   Силюсь вспомнить прекрасный сон,
   Но настойчиво ускользает,
   Не дается мне в руки он...
   Да еще этот звон трамваев...
   Растревожит, прогонит прочь
   Неразгаданную улыбку,
   Что случайно мне дарит ночь...
  
   Только - мне ли? Или ошибка
   Перепутала карты вновь
   Грешным делом в моем сознаньи?
   Зубы стиснул, и губы в кровь,
   Но рождают опять признанья.
   Образ тает в тумане дел,
   Солнце гонит меня с кровати.
   Кто приснился - не разглядел...
   Вновь вернется?
   - С какой бы стати?
  
  
   РЕЦИДИВ
  
   Всего три слова - ты мне нужен...
   Перехватило голос мой,
   Он захрипел - нет, не простужен -
   Опять нарушен мой покой...
   Слетела блажь с лица, беспечность...
   Как не хотелось выходить!
   Но, в сторону отбросив вечность,
   Спешу я двери затворить.
   Лечу - куда, пока не знаю -
   Навстречу гибели своей...
   Давно умолкнул шум трамваев,
   Горят цепочки фонарей,
   Пустынны улицы столицы,
   Прохожих не видать людей,
   И только нам опять не спится...
   Лишь мне, спешащему, и ей...
  
  
  
   "ПАПОЧКА"
  
   И снова меня манит темнота.
   Похмелья холод привечает ночь.
   Из всей толпы меня сбоит лишь та,
   Которой нужен только, чтоб помочь.
   Дочерним взглядом смотрит на отца,
   Которому - она совсем не дочь,
   Которому - близки черты лица,
   Которому - не в силах выгнать прочь.
   Который - ей не может отказать,
   Который - хочет успокоить боль,
   Которому - не нравится страдать,
   Которому - на раны сыплют соль.
   Ища опять забвения в вине,
   Хочу, как прежде, вылететь в окно,
   Расправить крылья в сонной тишине,
   Но я не птица - мне не суждено.
  
  
   ЗНАК
  
   Бьется заполошено птицей сквозь стекло...
   Ты уже непрошена - время истекло.
   Но, неутомимая, бьется вновь и вновь,
   Словно лебединая, чистая любовь.
  
   И поверье древнее,
   Знать не просто так,
   Говорит - знамение
   И недобрый знак.
  
   Отступаю, прячусь я, шторы опустил,
   Глянул на распятие - нету сил,
   Самому не справиться - Боже, дай ответ!
   Только свечка плавится... воска след,
   Как слезой горячею
   Руку обожгла -
   Мне ответом плачет -
   Каб могла...
  
  
  
  
  
  
   МИКСТУРА
  
   Я не в силах играть эту роль,
   И в мозгу и на сердце - боль!
   Не хочу, но душа - плачет.
   Кто поможет - что это значит?
   Для чего нужен этот бред?
   Все молчат, и ответа нет.
   Каждый волен решать сам,
   Что касается милых дам.
   А в руке все дрожит стакан,
   Как микстура от скрытых ран...
  
  
   БОЖЕСТВО
  
  
  
  
   Давай ты будешь просто божеством?
   Устал я жертвы приносить и ждать ответа...
   Пришел в упадок сиротливый дом,
   Порядок навести - желанья нету.
  
   Как в келье неухоженной монах,
   Кладет поклоны, плоть загнавши в угол,
   Вот так и я, с молитвой на устах,
   Твержу - пусти, устал и не могу, мол...
  
   Свечу поставлю под иконостас,
   Перо в руке, а истина в стакане,
   И темной ночью, только свет угас,
   Я тешу публику несносными стихами,
  
   Я душу выверну - пусть смотрят! Даже рад,
   Что боль моя несет кому-то радость,
   И смотрят, как лиса на виноград,
   Набив оскомину, плюются: - "Ну и гадость!"
  
   Да, нынче я слабею с каждым днем,
   Не утешения ищу, и не совета,
   И даже, заливаясь соловьем,
   Я обращаюсь лишь к безмолвному портрету.
  
   Спаси меня и душу сохрани,
   Не дай пропасть в терзаниях, Венера!
   Не заставляй закончить на крови
   Проклятьем пагубным остатки моей веры!
  
  
   ЖЕМЧУГ
  
  
   Топчите душу! Бейте сапогами!
   Все злее, норовя попасть под дых!
   Когда-нибудь поймете это сами,
   Пинки вот так же получая их.
  
   Не боль физическую - к черту слабость тела!
   Его вы можете порезать на куски!
   Вам не понять, уставшей до предела,
   Души, готовой сдохнуть от тоски!
  
   Все эти ахи, вздохи, поцелуи,
   Что дарит избранным своим покровом ночь,
   Спешите разменять быстрее, всуе,
   И с раннего утра бежите прочь!
  
   Отбросив нежности и дань отдавши телу,
   Которое недавно так влекло!
   А после ласки сладкой надоело -
   Бутылки выпитой немытое стекло...
  
   Использовали - выбросили в мусор!
   За новой порцией опять спеша в ларек...
   Лишь единицы связывают в бусы
   Жемчужин страстных тайный огонек,
  
   Подыскивая камень для оправы
   Чтоб был не мал, а так же - не велик...
   Тогда скажите - по какому праву
   Вы смеете порочить чей-то лик?
  
   Ценить учитесь - каждого отдельно,
   Будь то агат, иль огненный рубин.
   И серость жизни не хранить бесцельно,
   И молодым остаться до седин!
  
  
   ПОХМЕЛЬЕ
  
  
  
  
   Открою душу надоевшей болью,
   Что каждой ночью давит мне в висок,
   Налив стакан, наедине с собою
   Понять сумею - как я одинок.
   Как белая ворона в черной стае -
   Одна среди сородичей своих.
   Всегда ее, убогую, гоняют,
   Расцветкою порочащую их.
  
   Нутро согреет огненный напиток,
   Быстрей по венам разгоняя кровь,
   Сольюсь в одно с прекраснейшей из пыток,
   С которой не рифмуется любовь.
   Которая являясь продолженьем
   Страданий, мук, непонятой тоски,
   Рождает подозрительности тени,
   Пускает замкнутости злобные ростки.
  
   Но сморит сон, наутро оклемаюсь,
   На ум придут банальные слова,
   Что я как все, что просто дурью маюсь,
   Все для того, чтоб не болела голова.
   И только где-то, в глубине извилин,
   Средь мусора и прочего "добра"
   Понять сумею - строчки ум затмили
   Поэта, не державшего пера...
  
  
   ЗА РЮМОЧКОЙ
  
  
   - Прости!
   - Прощаю... Но и только...
   К чему умерших воскрешать? -
   Закусывал лимона долькой
   И наливал себе опять.
  
   Нетвердою рукой наполнил
   Две трети мутного стекла:
   - Просила ты? Так я исполнил...
   Иль ты не этого ждала?
   Ты веселись, не зная меры!
   Я все стерплю, я все смолчу,
   Как тяжело увидеть стерву,
   В том образе, что я хочу -
   Не телом, нет! а всей душою...
  
   - Ты недоволен чем-то вновь?
   Что не дает тебе покоя?
   Ведь говорил - убил любовь?
  
   - Да говорил... - и снова стопка
   Огнем нещадным рот ожгла,
   Рука к столу метнулась ловко:
   - А ты бы выдержать смогла?
   Не хочешь пить - не плюй в колодец,
   Тебе услада - мне печаль...
  
   - Да... Нынче слаб пошел народец,
   И ты туда же... Право, жаль...
  
   - Ну, что еще? Плеснуть немного?
   За нашу встречу, за любовь?
   Сумел расстаться? Слава Богу!..
   Не хочешь?.. так не мучай вновь...
  
  
   КРАСНОРЕЧИВО
  
  
   Докатился, говорят...
   Запил...
   Значит, кончился запал,
   Факел
   Не сумеет озарить
   Души,
   Да и что тут говорить?
   Слушай!
   Про тебя - не про тебя...
   К черту!
   У тебя своя стезя -
   Вор ты!
   Украдешь желанный миг -
   Дальше!
   Средь обмана и интриг,
   Фальши...
   Знаешь, Истина - в вине...
   Только!
   Там всегда найдешь себе
   Столько,
   Сколько можешь проглотить
   Граммов!
   Не испытывая стыд.
   Срама...
   Мертвых незачем стыдить,
   Поздно!
   Им одна дорога жить -
   К звездам...
   Вот еще одна звезда
   В небе...
   Я навстречу! К ней! Туда!
   В беге...
   Как на кладбище - займу
   Место,
   Посылая всех во тьму
   Жестом...
  
  
   ДОЖДЬ
  
   Дождь. Намокший асфальт под ногами...
   Они меряют улиц московских огни,
   Обретают и давят, прощаясь с тенями
   Каждым мигом и шагом усталым моим.
   В тихом сквере скамейка мелькнула зовуще -
   Сколько знала она и стихов и тоски!
   Ветер резким дыханьем, внезапным и рвущим,
   Гонит дальше меня, лишь бы ноги несли.
   Забурлила ручьями ночная прохлада,
   Пузырится слезами на лужах весна.
   Все проходит всегда, только выстрадать надо,
   Отмеряя своими шагами года.
   Пыль смывая, закончится дождь, и с рассветом
   Яркой радугой вспыхнет асфальт площадей.
   А пока я шагаю и думаю:
   Это так похоже на чувства и судьбы людей.
  
  
   * * *
  
   Борьба за власть... над телом, над душой,
   Над мыслями, над чувствами, над миром...
   Ну что поделать, если он такой?
   Взъерошенный, чумной, но... все же милый.
  
   Бороться над собой и за себя,
   И умирать и возрождаться снова...
   И познавая прелесть бытия,
   Пытаться после выразиться словом...
  
   Пытаться воспарить над миром и упасть,
   Ломая крылья, чувства обретая,
   Борясь с желанием на точке острия
   Того меча, что узел разрубает,
  
   Когда нет сил тревожно и любя
   Распутать нити, что связало время,
   Иль безнадежно потерять коня,
   Когда оборваны подпруга или стремя...
  
  
   УХОДЯЩИЙ
  
   Бросай в камин листочки из конвертов,
   Прощальный взгляд свой кинув между строк,
   Позволь сгореть им, пусть уносит ветром
   Золу признаний, брошенных у ног.
  
   Доверчиво, с прошедшим вожделеньем
   Они ложились ровно под рукой,
   Пускай уйдут и растворятся с тенью,
   Посмевшей потревожить твой покой.
  
   Ни сном, ни духом больше не коснутся
   Тебя ни губы, ни влюбленный взгляд,
   Ни пара рук покорного безумца,
   Который был тобою послан в ад.
  
   Он удаляется тропою, проторенной
   Великим множеством отверженных глупцов,
   И даже в этот миг, еще влюбленный,
   Находит силы не смотреть в лицо...
  
  
   "не отрекаются любя..."
   "трижды отречешься..."
   Я отрекаюсь!
   Прохрипел петух...
   Я отрекаюсь!
   Истина в вине...
   Я отрекаюсь!
   Но ласкаю слух,
   Без повода, мне данного извне.
   Возьми платок, утри свою слезу,
   Покаявшись, я снова согрешу,
   Но не тебе!
   Поверь мне, не тебе
   Признание последнее пишу.
   Без боли, без улыбки, без лица
   Мне легче оставаться в стороне,
   Чем из-под тяжести тернового венца
   Ловить слезу, что даришь ты не мне...
  
  
   ТРИ ЖИЗНИ
  
  
  
  
  
  
   Два кольца - две судьбы, и память...
   Три пути - параллельных мира.
   Ни один нет желанья хаять -
   Просто жили, и это было...
  
   Просто вешки прошедшей жизни,
   Не в дневник, не для мемуаров...
   Эй, бармен, ну-ка водки брызни
   На подсохшее дно бокалов.
  
   Молчаливо - без слов, без тоста -
   Друг, мы связаны нашими вехами,
   И грехи - это жизни простынь...
   Окропим? Ну, давай, поехали!..
  
   * * *
   Может бросить все к черту? Сомненья, стихи, и ошибки...
   Череду неудач и ненужной судьбы приговор...
   На дуэль вызывая себя - покажи же, насколько ты прыткий -
   И вступая с собою самим в неоконченный спор...
  
   Декольте с белой бабочкой, чуть обагренною кровью -
   Это образ соперника, снявшего с пылу броню...
   Выпад, выпад, укол... нечужой и изведанной болью -
   Покачнулся, поднялся, открыт нараспашку, стою...
  
   Есть в руке и снадо'бья, и капли, и чудные травы...
   Для защиты - клинок, для слезы - чуть намокший платок,
   Для безумства души - поллитровка зеленой отравы,
   Для отчаянных мыслей - незапятнанный кровью листок...
  
   Как закончить тот спор? Пораженьем иль грязной победой?
   Умереть и, возможно, воскреснуть в обличьи ином?
   От себя не сбежать никуда... В ожиданьи ответа
   Я прощаюсь навек с уходящим безрадостным сном....
  
   * * *
   Я проснулся случайно во мраке окутавшей ночи,
   И пытаюсь понять и услышать причину тревоги своей,
   Вроде заперта дверь, и засов не закрыт - заколочен!
   Но я знаю, что нету преград для парящих теней.
  
   Тени прошлого дня нагоняют, взывают, терзают,
   Тянут руки ко мне, и моля о прощеньи, любви,
   Оторвав ото сна, окружают, очами пылая,
   И стоят в изголовьи укором - зови, не зови...
  
   Потому иногда, если станет тревожно, не спится,
   Я свечу зажигаю с молитвою под образа,
   И уносит, грехи отпуская, меня колесница
   В мир иной, наполняя печалью и грустью глаза...
  
   Та печаль темной птицей на снежное поле садится,
   И бредет, за собой оставляя извилистый след,
   И крылатая муза строкою и рифмой ложится,
   Создавая немного печальный и грустный портрет.
  
   В том портрете не я, а какая-то милая сердцу,
   В закоулках души задремавшая старая боль,
   Отпускаю ее на свободу - распахнуты дверцы!
   Что же ты не летишь? Я тебя не неволю... Изволь!
  
  
   КРИК
  
  
  
  
   Я однажды разучусь верить
   В те слова, что говорят люди...
   И останется мне лишь мерить
   С бессердечностью слепых судей.
  
   Я однажды расколю стену,
   От которой больше нет толку,
   Чтоб струною натянуть вену,
   И завыть с ней в унисон волком.
  
   Полоснуть по ней клыком острым
   Не во вред себе, а во благо,
   И навеки замолчать просто,
   На глаза не пропустив влагу.
  
   Я однажды научу слушать
   Всех читающих мои вирши,
   Я дорогу проложу к душам,
   Чтоб могли они меня слышать.
  
   Я однажды расскажу сказку
   О шептавшей мне вослед роще,
   Про любовь ее ко мне, ласку...
   Но когда не будет сил больше.
  
   И тогда я разучусь слышать
   Горький сердца своего голос,
   Что срывается на крик выше,
   Чем на глиняных ногах колосс...
  
  
   ПОХОДНЫЕ ПЕСНИ
  
  
   Походные песни, гитар переборы,
   И пляска огня языками в костре...
   Все это снижает ненужные споры
   О том, что прекрасней по летней поре.
  
   Собраться недолго, рюкзак за плечами,
   И поздние мысли, что что-то забыл...
   Я помню, как раньше своими ногами
   Немало дорог и лесов исходил.
  
   Года пролетают и мы тяжелеем,
   И скорый подъем нам, как будто, не в масть,
   Но, все же сорвавшись, потом не жалеем,
   Почуяв над нами природную власть.
  
   По узкой тропинке, дыша полной грудью,
   И запах хвои, и цветов аромат
   Пытаюсь впитать - от него не убудет,
   А мне наслажденье и радует взгляд.
  
   Поляна усеяна вся земляникой,
   Но лишь пару ягод сорву на ходу,
   Чтоб память узнала давно позабытый
   Вкус ягод лесных... А я дальше иду.
  
   Крик птицы испуганной, хлопанье крыльев -
   Не бойся, не трону, я трепетный гость.
   И птицы, и звери уже позабыли
   О дикой глуши. С удовольствием горсть
  
   Наполню водой, родниковой, студеной -
   Целебней вина и приятней на вкус.
   Глотнул и спокойной душой, обновленной,
   Почувствовал, с плеч словно падает груз.
  
   И как объяснить это тем, кто не ведал
   Всей прелести леса и тайны его?
   Тем, кто у камина под ласковым пледом
   Дрожит и скучает с мельканьем кино...
  
  
   НЕ ПОНИМАЕШЬ?
  
  
  
  
   Так бы и лежать, раскинув руки
   По поверхности реки, как плавники.
   Приглушенные водой доходят звуки,
   Да щекочут ошалевшие мальки.
  
   Солнце, согревая, дарит ласку
   Телу, подуставшему слегка,
   И, баюкая, рассказывает сказку
   Обнимающая водами река...
  
   Задремал. Меня несет теченье...
   Прибивает к берегу в камыш...
   Спохватился. Только птичье пенье
   Нарушает эту гладь, да тишь.
  
   Сколько времени прошло? Вот так бывает...
   Но глаза большущей стрекозы
   Смотрят на меня, не понимают
   Неизвестный человеческий язык.
  
   Солнце за полдень, пора и возвращаться
   К котелками сжатому костру...
   Эх, а все-таки, хотелось бы остаться,
   А вернуться только поутру...
  
   По росе босой ногой пройтись бы,
   Улыбнуться первому лучу...
   Только бы ребята дождались бы,
   Растревожатся, еще искать начнут ...
  
  
   К ЛЮДЯМ!
  
  
  
  
   Предел мечтаний - обрести свободу?
   Свободен я! Вот только - от чего?
   Теперь я вновь тянусь к народу...
   Но - сколько много времени прошло?!!
   От многого отвык, чураясь
   Взаимных обязательств и долгов.
   По жизни шел, ничем не утруждаясь,
   И, в большинстве, смотрел поверх голов.
  
   Отсеивал ненужных не колеблясь,
   И потому, наверно, жизнь свою,
   Я разменял на страх, любовь и ревность.
   И потому об этом лишь пою.
   Открыл глаза: "Как много в этом звуке..."
   И что-то защемило на душе...
   Живу, пою теперь в бессильной муке,
   Но нет повтору прошлому уже.
  
   Родиться б вновь! Желанным и любимым!
   Почуять материнское тепло...
   Но нет его... И все проходят мимо -
   У всех проблемы - каждому свое.
   А хочется покрепче стиснуть плечи
   В кругу друзей, любимых и подруг.
   Но вот на город опустился вечер.
   И я пишу. Иначе не могу.
  
  
   КЛИНОК
  
  
  
  
  
   Холод, боль... Я спасу, я согрею!
   Забираясь на гребень волны,
   Как и ты ни о чем не жалею...
   Дна морского, его глубины...
  
   Я лежал в этом омуте сладком,
   Среди ила, на чистом песке,
   Средь молчания рыб... Было гадко,
   Было зябко... Теперь налегке
   Я взлетаю к заоблачным милям,
   Не ценя, и не ведая счет,
   Расправляю намокшие крылья,
   Греюсь в солнца лучах - пусть печет!
  
   Пусть согреет озябшую душу!
   Пусть занежит до приторных ласк!
   Я еще не окреп - так же трушу,
   Выливаясь, как в стали Дамаск -
   Жгут сплетенных железных волокон,
   Что от ковки был только сильней.
   Потому и ищу то, где плохо,
   Где - я знаю - я буду нужней...
  
  
   "Душа возвышенная, тонкая поэта!
   А взять бы эту душу за грудкИ,
   И так встряхнуть, чтоб взвыл не от тоски.
   И выплеснуть с вином остатки бреда,
   Что так лелеешь ты и нежно бережешь,
   Которому устав и обессилев,
   Ты отдаешь оставшиеся силы,
   Порывы светлые уже пустив под нож" (с)
  
   * * *
   незнакомыми лесными тропами,
   серым зверем, оскаля пасть,
   напролом, отбиваясь лапами,
   выплескивал жгучую страсть.
   а деревья сплетали ветки,
   не пуская его вперед,
   как ячейки огромной сетки,
   что невидимый бог плетет.
   но он рвался, куда - не зная,
   в темноту, где не виден свет,
   на чужой тропе оставляя
   капель крови багровый след.
   не пытаясь укрыться - поздно!
   слыша шавок далекий лай,
   замечал краем глаза звезды
   и луне говорил - прощай.
   свора псов в одиноком звере
   чует легкой добычи вкус,
   не готова еще к потерям
   и по следу несется... пусть!
   еще миг не пришел для схватки,
   не узнали клыков волка,
   что смертельны и жестки в хватке,
   потому пусть бегут... пока...
   пусть сильнее, и пусть их больше,
   и охоты несут запал...
   что ж, тем злее, и тем же горше
   будет смертный волка оскал...
  
   чату "Отель у Максима"
  
   ОТЕЛЬ
  
   Вереница, поток, нескончаемый, жадный,
   По тропе проторенной, подгоняемый горем,
   Набредает в пространстве на красивый и ладный,
   Но обманный и хищный
   дом-не дом, замок, что ли?
  
   Подменяя реальность словоблудством лукавым,
   Они пробуют жить в этом призрачном царстве,
   Как наркотик вкушая этой чудной отравы,
   И считая что нет в мире лучшего яства.
  
   Словно в замке холодном, подземельями полном,
   Эти души заблудших, громыхая цепями,
   Поселились и ждут, когда некий волшебник
   Их одарит прекрасными чистыми снами.
  
   Разуверившись в жизни и возможности счастья,
   Убегают и прячутся в мрачных подвалах,
   Сотрясают окрестности стоном проклятий,
   Привлекая к себе только стаю шакалов,
  
   Что питаются падалью, чувства не зная,
   Что несут разрушения в души живущих,
   Что клыками реальности мир разрывая,
   Отнимают надежду у этих заблудших.
  
   Сказкой ласковой на ночь, ограждая от боли,
   Усыпляют вниманье и, точно вампиры,
   Забирают надежды и радости воли,
   За собой оставляя лишь черные дыры.
  
   Не согреть, не утешить, и теплом не наполнить,
   Словно в прорву уходят откровения, ласки...
   Сколько сломанных судеб - уже не упомнить!
   Только рыцарей нет... Из другой они сказки.
  
   Хочешь верь, хочешь нет - не изменится.
   Рушь!
   Но стоит тот "Отель заколдованных душ"...
  
  
   ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЯ В ВИРТУАЛЕ
  
  
   Я вижу цель. На горизонте точка
   Маняще и волнующе зовет
   Я покидаю эту оболочку,
   Беру другую.
   Напролом! Вперед!
   Работаю локтями до упаду,
   Шагаю по костям, по черепам,
   Не брезгую ни кулаком, ни ядом,
   Но предпочтенье отдаю клинкам.
   В открытой схватке нет друзей надежней,
   Они как дети - истинно-чисты.
   И устоять пред ними невозможно.
   Когда в тылу разрушены мосты.
   Когда нет возвращению обратно
   Ни помысла, ни шанса, ни тропы.
   В руках умелых светятся приятно,
   Снимая наваждение с толпы,
   Что я один, что не смогу бороться,
   Что я раздавлен буду и смятен,
   Но я смеюсь, и лезвие смеется,
   Отряхивая с кровью чей-то стон.
  
   Под натиском лихим и бесшабашным
   Дают проход вперед, на горизонт,
   А я кричу: - Что, твари, значит, страшно?
   И грудью прорываю этот фронт.
   И не оглядываясь, знаю - побоятся,
   Не то чтоб задержать - а посмотреть!
   Я не смотрю на тех, кто хочет сдаться,
   Я пленных не беру, даруя смерть.
  
   Вот горизонт, все истинней, все ближе,
   Еще рывок! Касаюся черты...
   И вдруг... обласканный своей победой, вижу
   Всю черноту, всю глупость пустоты,
   Раскрывшуюся пропасть под ногами...
   Ни голоса, ни взгляда... Ничего...
   Отверженными спрятана богами
   Вся красота от взора моего.
  
   Казалось - не нужна... не замечалась
   В слепом бою за этот горизонт,
   И даже цель - не точка оказалась,
   А просто кем-то выброшенный зонт...
  
   ***
   И мне тогда осталось лишь несмело
   Сменить личину, спрятав под зонтом
   Свое недавнее израненное тело,
   И притвориться дряхлым стариком.
   Вот потихоньку ковыляю шаг за шагом,
   Приветствуя веселых сопляков.
   Себя, возможно, ощущаю магом,
   Но немощным, хотя на все готов.
   Где силы спрятались, куда ушла бравада?
   Как в этой жизни жить?
   Полно проблем...
   Ладонь в кармане греет склянку с ядом,
   По капельке его дарую всем.
  
   Мое орудие - оправданная жалость -
   Мозгам дарует прелесть забытья.
   Смотрю на склянку - много ли осталось?
   И многих ли еще успею я?..
   Из под густых бровей глядит усталость -
   Никчемной жизни долгий поцелуй.
   Но иногда я забываюсь малость,
   И, тут же, слышу злое: - Не балуй!
   Вот так и норовят по шапке стукнуть,
   Мол, не сходи с ума - ведь ты старик!
   Ни слова вымолвить, ни даже, скажем, пукнуть!
   Следят повсюду! Я уже привык.
  
   Но вот расплата! Радуюсь как дети,
   Когда урок отменят без замен.
   Свои я ловко расставляю сети,
   Ловлю случайных, получивших крен,
   Заманиваю пряником и сказкой,
   А опосля недрогнувшей рукой
   Ласкаю их не сталью, не дамасской,
   Своим снадо'бьем, что всегда со мной.
   Когда остынет труп, я с тяжким вздохом,
   Его в последний отправляю путь...
  
   Ну, кто сказал, что я живу так плохо,
   Что мне теперь ни охнуть, ни вздохнуть?
   Но сгоряча прихлопнутый Всевышним
   Без следствия и, даже, без суда,
   Опять, похоже, становлюсь здесь лишним,
   Переоделся и опять сюда.
  
   ***
   Теперь я мавр.
   Без страха и упрека.
   Ласкаю милой девы кроткий нрав,
   Исполненный и страсти и порока,
   Что не уйдет, меня не подождав.
   Она ждала... И я живым гормоном
   Влетел, блистая, к ней во всей красе.
   (Возможно, покажусь не слишком скромным)
   Но взглядом завораживают все!
  
   И я успел со всеми поделиться
   Теплом и кровью вымазанных рук...
   Да! Перед этим не забыл влюбиться.
   И их влюбить. В себя. Ласкает слух
   Количество и качество занятий.
   Таких прекрасных! Грешным делом я
   С собой таскаю древнее распятье,
   Как символ святости чужого бытия.
  
   Когда прощаюсь трепетно и нежно,
   Любви глоток последний испытав,
   На горло милой и прекрасной жертвы
   Кладу ручищи, голову задрав
   Ее. Чтоб в сладостном томленьи
   Слова она успела разобрать.
   На грани вечного успокоенья
   Ее ласкаю слух: - "Ну, ты и б...!"
  
   Обмякнет тело. Миг свободы!
   Душа летит на небеса...
   Я, в силу дьявольской породы,
   Ее лобзаю телеса...
   Последний раз.
  
   И с вожделеньем спешу к другой.
   Опять и вновь!
  
   Она одним прикосновеньем
   Меня заводит. Гулко кровь
   Стучит в моих ушах набатом.
   И я, в плену ее затей,
   Беру себе любовь в награду
   (хотя б за то, что нынче с ней!)
   Проходит ночь в любовной страсти,
   Забрезжит утро за окном,
   Рука, ослабшая отчасти,
   Опять меня пои'т вином,
   Готовя к новым впечатленьям,
   Ласкает волосы и грудь...
  
   Но, отряхнувшись от забвенья,
   На горле хочется сомкнуть
   В прощальной хватке, как удавкой,
   Две мощных длани, и потом
   Услышать хруст костей в той давке,
   И насладиться дивным ртом,
   Открытым словно для прощанья
   И продолжающим любить.
   Свое я выполнив призванье,
   Уже собрался уходить,
   Но напоследок, с сожаленьем,
   Не в первый раз, и не второй,
   Окинул взглядом обретенье,
   Меняю маску.
   Буду той.
  
   ***
   Я вышла в сад.
   В притворной лени
   Кручу налево головой,
   Ищу удобные колени
   Того, кто скоро будет мой.
   А вот и он!
   Раскрыл объятья.
   Летит!
   Ну, вылитый орел!
   Слегка одергиваю платье,
   Чтоб подчеркнуть свой слабый пол.
   И о-ч-е-н-ь мило улыбаюсь...
  
   Клюет.
   Подсечка.
   Я под ним.
   Нетерпеливо извиваюсь
   (попробуй волю дать таким!)
   В свой адрес слышу извиненья,
   И комплименты.
   Даже лесть...
   На фоне ангельского пенья...
   Но предлагаю все же слезть
   С меня.
  
   (увы, еще не время)
   И чертыхаяся встаю:
   - Нахальное, слепое племя!
   О, как от вас я устаю!..
   (Но контролирую пределы, чтобы не плюнул, не сбежал)
   Он извиняется несмело...
   - Ну, все!..
   (теперь уж он попал!)
   ... Вам не отделаться обедом...
   ... и я шампанского хочу!
   Вот так, элементарным бредом
   Ему я голову кручу...
  
   И завожу...
   Сначала робко,
   Беря шампанского бокал,
   Чтоб не почуял тренировку,
   Потом сражаю наповал
   Бесстыдным взглядом.
   Вижу - в шоке.
   Но просыпается азарт
   В его глазах. Они в пороке...
   Глядят все ниже...
   Вот же гад!
  
   Танцуем.
   Чувствую, что руки
   Его дрожат. Ползут туда,
   Где истомилась в сладкой муке
   До ласок жадная ... она...
  
   ... Короче, вечер незаметно
   Своим дыханьем канул в ночь.
   А утром я уже победно
   К свиданьям новым рвуся прочь.
  
   ***
  
   Меняю маску.
   Раз за разом.
   Но никогда не устаю.
   Бываю иногда под газом...
   Сказать иначе - просто пью.
   Простор фантазии глумливый
   Пускай меня уносит в даль...
   Настолько, сколько хватит силы...
   Играю.
   И гоню печаль...
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Мне рассказали, что во сне меня видали,
   Я там, как всадник на коне примчал из дали,
   Кого-то обнял, приласкал и взял с собою...
   То был не я, я крепко спал в своем покое.
  
   Мне говорят, мое лицо светило людям,
   А сам я шел лишь тем путем, который труден,
   Ведя заблудших за собой, даруя радость...
   Я отвечал: я не такой - на сердце тяжесть,
  
   Как я могу вести туда, где раньше не был?
   И надо мною облака закрыли небо,
   Мой мир стал серым и пустым, пропали тени,
   И дремлют чувства и мечты в какой-то лени.
  
   Соединяются мосты, но на мгновенье.
   И утлый челн несет меня лишь по теченью...
  
   * * *
  
   Давай, мой друг, устроим праздник!
   Сожжем Отель ко всем чертям...
   Пусть ветер - странник и проказник -
   Места другие дарит нам...
   Забыв как пишутся слова,
   Музей устроим сквернословью.
   Все то, что вспомнит голова,
   Пускай не отзовется болью.
   Пусть свежий ветер гонит нас
   На волю, прочь от мониторов,
   И чтобы в этот поздний час
   Забылся ЧАТ... висит который...
  
   * * *
  
   Сегодня пятница - веселая проказница.
   И опустеет москвичами чат.
   Сегодня очередь из чата в "МаХ" потянется,
   Сегодня в чате лишь про это говорят.
   Сегодня будет шанс решить воочию,
   О чем словами в чате не сказать...
   Соблазн велик повеселиться этой ночью -
   Девчонкам хочется опять пофлиртовать.
  
   Ребята разные: и сдержанны и страстные.
   Кому - для храбрости пивка, кому - чего...
   Девчонки, каждая по-своему, прекрасные,
   Стесняясь взглядов, ищут своего...
   Веселье, смоченное брызгами шампанского,
   Их танцем закружит, гоня печаль...
   И при желании утеха есть для каждого!
   Вы не нашли себе? Тогда мне, право, жаль...
   ***
   Или за столиком - проблема на проблеме:
   Не слышно музыки - один истошный крик!
   А в туалете кто-то бритвою по вене...
   Бывает и такое... Я привык...
   Уж лучше флирт! Без удержу, без сладу!
   Пускай весельем полнятся глаза!
   Пускай минуют нас попытки ада...
   Пусть смоет всё весенняя гроза...
  
   * * *
  
   Грустный ветер за окном...
   И фонарь, как метроном...
   Свет качает взад-вперед...
   На окошке дремлет кот...
   Я с открытыми глазами сочиняю анекдот.
   Почему-то мне не спиться,
   И печаль - моя сестрица
   Заставляет похмелиться -
   Выпить крепкого вина.
   Сколько времени продлится
   Ночь? Открытые ресницы
   В ожидании утра.
  
   Долго тянутся минуты,
   Мысли медленно кружат...
   Снов не видно почему-то,
   На руках - как будто путы -
   Без движения лежат.
   Поднимаюсь, комп включаю,
   Открываю снова чат...
   И как будто засыпаю...
   Молча в темноте читаю
   Откровения девчат.
  
   Фраза, две... Спешу ответить,
   Кнопки пальцами ласкать...
   Веселимся словно дети
   Без проблем на этом свете
   И на всей большой планете,
   И не важно, что сказать,
   Лишь бы увидать ответный
   Шепот, созданный рукой,
   Что томится темной ночью,
   Ожидая, между прочим,
   Что сюда придет такой,
  
   Кто увлечь сумеет словом,
   Кто развеет от тоски...
   И уже на все готовы...
   Ломит сладостно виски...
   Что за чудо эти строчки!
   Просто буквы выстрой в ряд
  
   И, меняя оболочки,
   Маски, лица, знаки, точки... -
   Все с тобою говорят.
  
   Незаметно, раз за разом,
   Привыкаешь по ночам
   К этой пагубной заразе,
   К этим призрачным речам.
  
   Бред какой-то, замолкаю,
   Снова думая о том,
   Что под утро засыпаю
   Я тревожным, зыбким сном.
   И в привычку входит это,
   Чашка кофе, чат-Отель,
   Чередою сигареты...
   Снова в омут...
   Как в бордель...
  
   * * *
  
   Я могу замолчать, не кидаться словами,
   Только разум по-прежнему будет кричать.
   Пусть вам видится: жизнь моя полнится снами,
   Если вы не хотите - не смогу показать.
   Пара слов сорвалась с языка - не по нраву.
   Или взгляд не находит приветствия глаз,
   Я продолжу, как знаю, как считаю по праву,
   Вам не нравится профиль? Так смотрите анфас!
  
  
   * * *
  
   Карты веером брошены на зеленом сукне,
   Снова гостем непрошеным я приплелся к тебе.
   Вот сроднился и чувствую - без тебя тяжело,
   Я с печалью и грустью открываю окно.
   Снова милые строчки по экрану бегут,
   И опять эту ночку коротаю я тут.
   Что-то в этом волшебное, ты на слово поверь,
   Как наркотик желанный.
   - Здравствуй, милый Отель...
  
  
   ЕСЛИ КТО-ТО ЗАЖИГАЕТ ФОНАРИ...
  
  
   Желтый фонарь, как усталый прохожий,
   Шею склонил над кустами сирени...
   Больше его ничего не тревожит,
   Он - наблюдатель, забывший о лени.
   Он - не способен поддаться порыву,
   Крику души, подчиненному сердцу...
   Слишком свежи и рубцы, и нарывы,
   Слишком боится зажечь и обжечься.
  
   Пятнышком света на черном асфальте
   Падают мысли, как желтые листья.
   В небе лишь месяц - немой соискатель -
   Ищущий в небе безмолвного счастья...
   Так и горят они вместе и порознь,
   Каждый в своем, и по-своему счастлив,
   Сгорбленный - смотрит на дивную поросль,
   В небе другой - среди звездочек ясных.
  
   Вечно немы - ни тепла, ни покоя,
   Ровным холодным свеченьем прекрасны...
   Утром, умывшись прохладной росою,
   Гаснут, решив, что старанья напрасны...
  
  
  
  
  
   СКЛЯНКИ
  
   Мы разошлись, как в море корабли,
   И бортовых огней пропали вспышки,
   Гудки затихли за кормой вдали...
   И знаем друг о друге понаслышке.
  
   Мы так рвались, порою на таран,
   Идя на близость, точно на свиданье,
   Но нашей встречи порванный экран
   Показывает титры на прощанье.
  
   На дальнем берегу лишь маячок
   Связал нас крепко невидимкой-нитью.
   И громкий окрик: - "По местам стоять!"
   Напомнил нам о траурном отплытьи.
  
   Мой капитан, а может бросить все?
   Пускай несут корабль ветра шальные!
   К чему теперь далекий горизонт,
   Когда над морем тучи грозовые?..
  
   Давай! Не трусь! Сойдемся как тогда,
   Когда скрипели мачты с парусами.
   Но ты боишься... Прожиты года...
   И склянки бьют тревожно над волнами...
  
  
   ОСЕННИЙ
  
   Осенний лист спускался над аллеей,
   В прощальном вальсе медленно кружа,
   Обнажены деревья, и светлее
   В уснувшем парке. Золотая ржа
   Украсила газоны и тропинки,
   Шуршит неистово, озвучивая шаг,
   Лицо мое щекочут паутинки -
   Моих былых воспоминаний мрак.
  
   Рукой смахну и - дальше по дорожке,
   Навстречу дню грядущему иду...
   Ах, если б только не устали ножки
   Ломать полупрозрачную слюду
   Моих признаний и моих ошибок,
   Моих неловких взглядов в небеса...
   Я б разводил в аквариуме рыбок,
   Смущая чуть печальные глаза,
  
   Я б пел им песни, говорил стихами,
   И сам порой смущался невпопад...
   Высокий лоб, не скрытый волосами,
   Сжимает мыслей траурный наряд,
  
   Вот так и осень... Тихо и неспешно
   Пройдет - как не было!.. А мне уже невмочь,
   Прикрыться нечем, видно, сильно грешен,
   И даже вы не в силах мне помочь...
  
  
   РОЖДЕНИЕ
  
   Мрак, говоришь, темнота, туман?
   Плоть неумело через решетки
   Тянется к свету... Снова обман...
   И одиночество скрасит лишь водка.
  
   Грязный стакан на столе, на виду,
   Рядом бутыль вполовину пустая
   Чем бы занюхать? Нет, не найду,
   Взгляд по столу безутешно блуждает.
  
   Красноречиво и пагубно-зло
   Сквозь запотевшее донце стакана
   Проблеск надежды и истины... Во!
   Вновь заалели кровью из раны.
  
   Вымочив мысли в зелье греха,
   Капли остатка выплеснул снова,
   И чуть дрожащее в рифме стиха,
   Вижу - на свет появляется слово...
  
  
   "Я своих стихов не читаю" (с)
  
   А я себя читаю, как ни странно.
   Под настроенье, бегло, замирая...
   И снова вырываясь из капкана
   Печальных строк, все вновь переживая...
  
   Наверно глупо? Но бывает слезы
   Опять с ресниц сорвутся, убегая.
   С собой наедине не страшно прозы.
   Я, не стесняясь их, себя пытаю.
  
   Ругаю, если жалко себя станет,
   Хвалю, коль что-то получилось,
   И не ищу я истины в стакане -
   Я трезв как никогда! Хоть это милость...
  
   Не тешу себя призрачной надеждой,
   Что я велик и свят, как бог, как гений.
   И снова издеваясь над собою
   Пытаюсь оградить от унижений.
  
   Не попрошайка я и не калека.
   Но почему ж так иногда постыло?
   И слабостью простого человека
   Прошу у Бога: "Боже, дай мне силы!"
  
  
  
   ТО БЫЛ НЕ СОН
  
   То был не сон оттенков мрачных,
   Не чувств придуманных, невзрачных,
   Не уз семейных, тесных, брачных
   Бумагой склеенный союз...
  
   А был далекий свет в тоннеле,
   Не час, не день, и не неделю
   Среди толпы, как по аллее,
   Вел в окруженьи страстных муз.
  
   И я, его подвластный свету,
   Который сжег и канул в лету,
   Летел туда, где больше нету
   Ни чувств, ни времени, ни строк.
  
   Мне вслед глядели с умиленьем,
   Рукой, нескованной прозреньем,
   Благословляли на везенье,
   Как будто я - его пророк.
  
   А я сгорел в огне пожарищ,
   И чем теперь меня одаришь,
   Мой милый сон и мой товарищ
   Молчащих в трауре ночей?
  
   Я б бросил всё, но я не в силах
   Забыть тех глаз, далеких, милых,
   Оставивших гулять в могилах
   Среди придуманных теней.
  
   Борюсь с собой и, между прочим,
   И светлым днем, и темной ночью,
   Терзает сердце и клокочет,
   Воспоминаний тяжкий бред,
  
   А где моя мужская удаль?
   Она, увы, пошла на убыль,
   Ее не купишь - ни за рубль,
   Ни за гроши, которых нет.
  
   Без чувства жизнь полна обмана,
   И я любим, и это странно,
   Что мог кому-то соль на раны
   Насыпать - словно некий бес
  
   Меня толкнул на преступленье,
   И сознавая прегрешенье,
   Я не молю об отпущеньи
   Грехов, не смочь которых без...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ОСКОЛОК
  
   Почему-то нет слов и не пишется,
   Из нагрянувших снов песня слышится,
   Только в ней ничего от забытого,
   От надежды и мук, от убитого.
  
   И слова не понять - неразборчиво,
   И мотив поменять - несговорчива.
   Что та песня несет - чем встревожила?
   Растопила мой лед, снова ожил я...
  
   Лишь осколок в груди, фронтовой,
   С той войны, где сражался с собой.
  
  
   * ЭФФЕКТ ПРИСУТСТВИЯ *
  
   или
   мания величия
  
  
  
   Я здесь, я рядом, никуда не скрылся,
   Я просто стал невидим, невесом,
   Я с неба ночью дождиком пролился,
   Став отраженьем в луже или сном.
  
   Я в бликах стекол окон нараспашку,
   Я воробьем уселся на карниз,
   Я желтым цветом в венчике ромашки -
   Не любит, любит - в этом весь каприз.
  
   В огнях рекламы старого Арбата,
   И в визге тормозов шальных машин,
   В бегущей линии разметкою асфальта,
   С рубцами черных, бессердечных шин.
  
   Я - свет ночного города, я - тени,
   Причудливо раскинутых ветвей,
   В безветрии качающихся еле,
   В туманном свете желтых фонарей.
  
   Я легкий пар над речкой на рассвете,
   Я тихий омут и прозрачный плёс,
   Я заблудился, словно вольный ветер,
   В спокойном шелесте у плачущих берез.
  
   Я - соль земли, я - родника прохлада,
   Дорожный камень, звездные врата...
   Рай пропасть разделяющая с адом,
   В которой исчезает суета...
  
  
   ГРЕШНИК
  
  
  
   Да, я такой! Чуть-чуть самовлюбленный,
   Чуть-чуть гордец, чуть-чуть лентяй...
   Но я еще к тому ж немного скромный...
   И жадный! Сколько мне ни дай...
  
   Вампир и донор, грешник и страдалец,
   В одном лице и все на одного.
   Как многие, люблю красавиц...
   Еще - хорошее вино...
  
   Но не судите строго, не корите,
   Ведь я - как вы!
   Мы все не без греха!
   А вы все ходите, язвите...
   Что неудачна рифма для стиха,
   Что слог неважен...
   Как умею!
  
   Пишу лишь о своей судьбе,
   Кого ругаю, а кого жалею -
   Зависит от эмоций в голове.
  
   Я змей и ангел, свят я и порочен,
   До глубины души и дьявол я, и бог!
   И даже сам не понимаю точно,
   В чем добродетель есть и в чем порок.
  
   Но в тишине ночи пишу устало,
   Не обрывая пальцев своих бег
   Не знаю, много это или мало.
   Но я - живой!
   Я - просто ЧЕЛОВЕК!
  
  
   ЛОТО
  
   Очистившись и телом и душой,
   Сломав себя и вновь обретши силы,
   Восстановив нарушенный покой,
   Забыть не смог всего того, что было...
  
   И в первый день ступающей весны,
   Ступающей нескорым мерным шагом,
   Оставил полные печали сны,
   За талых вод ручьем, что катится оврагом,
   Сметая на своем пути все то,
   Что так небрежно брошено под ноги,
   Как карточки ненужные лото -
   Прошел тираж, а повезло немногим.
  
   Идя по улицам сверкающих витрин
   Найти пытаюсь измененья в этом свете
   Но понимаю вдруг, что я один...
   И вновь пытаюсь вытащить билетик.
   Что наша жизнь игра, сказал не я,
   А кто-то из великих, в назиданье.
   Но кто поручится за то, что жизнь моя
   Должна томиться только в ожиданьи?
  
   Внимание! Тираж! ...и барабан
   Пошел вращаться, спутывая связи,
   Похожий на невымытый стакан
   С костями...
   Лучше б роза в вазе...
  
  
   ЗДЕСЬ БЫЛ...
  
   На крылья ночи прилетел архангел Гавриил
   И нежной девушки души он чувства разбудил
   И речи сладкие дарил, и как простой мужик
   Ласкал, и щекотал крылом, но вот раздался крик.
   В экстазе девушка была, без чувств- лишилась сил
   А он все ласки показал, которые любил.
   В ее душе расчистив мрак, слегка умерив пыл
   Оставил надпись - "Здесь бывал архангел Гавриил!"
  
  
   О ЛЮБВИ
  
  
   - Поговорим о вечном, о любви...
   Что нужно для того, чтоб вспламениться?
   Встречать закат, прощаться до зари,
   И не суметь опять наговориться?
  
   - Нет, это все потом! А наперед
   Искать кусочек призрачного счастья,
   И верить, что когда-нибудь придет
   Единственный и данный божьей властью.
  
   - А если нет? Готов ли провести
   Остаток жизни лишь наедине с собою?
   Искать и мучаться? И, может, не найти?
   Того, кто предназначен был судьбою?
  
   - Зачем же так? Услады в жизни есть
   И без того, чтоб мучаться напрасно...
   - Постой! А как же, скажем, честь?
   Ведь потерять ее - совсем ужасно?
  
   - Ну что ты! Заповеди те
   Написаны для маленьких детишек,
   Которые в душевной простоте
   Черпают смысл только лишь из книжек.
  
   - Так в чем же смысл?
   В божественной искре?
   Иль в похотливых взглядах друг на друга?
   Хранить себя в душевной чистоте,
   Надеясь выбраться из замкнутого круга?
   Или ласкать ненужные глаза
   Горячих поцелуев наважденьем?
   Переступать и уходить назад,
   На время становясь невзрачной тенью?
  
   - Вопрос ты не по адресу прислал.
   Я, как и ты, шагаю без ответа...
   Искать ответ - тебе. И я искал...
   Ищи! Весна... Возможность для сюжета...
  
  
   ВОР
  
   Тонкой змейкой
   скользнул в чужой дом, словно вор
   Не спасет от меня ни запор, ни забор.
   Открывается дверь мановеньем руки
   А за ними глаза жгучей пОлны тоски.
  
   В ожидании чуда глядят на меня
   И хотят одного, об одном говоря...
   Обещают, пленяют и дарят любовь
   Закипает, бурлит в венах алая кровь
  
   Сердце молотом бьет, ему тесно в груди
   Поцелуй нежных губ... Что еще впереди?
   И в порыве объятий слетает белье,
   Только имя звучит, но совсем не мое
  
   Ласки страстью полны, жаден млеющий взор
   Но суров и безжалостен мой приговор.
   От любви, от чужой не возьму ничего
   Свои чувства храни для него одного.
  
   Оставляя соблазн, для других, на потом,
   Черной тенью, как вор, покидаю тот дом.
  
  
   ОДНА
  
   Здесь музыка и я, раскрывшая объятья,
   И Ваш визит некстати и, несколько, жесток...
   Неуловимым жестом я сбрасываю платье,
   Хоть рядом только Вы, а тот, другой, далек...
  
   Я б Вам сказала, только... Хотите ли услышать?
   Что нужно Вам, и что Вы хотите получить?
   И с Вами - я одна! Лишь музыка колышет
   Своим дыханьем нежным. Я в нем пытаюсь жить...
  
   А Ваши мысли низменны и то'шны,
   Вам не понять души моей возвышенный порыв,
   Оставьте же меня, с желаньем суматошным,
   Прошу Вас, уходите, тихонько дверь закрыв...
  
  
   ИССЛЕДОВАТЕЛЬ
  
  
   Прозрачный стол, и ты на нем трепещешься,
   Глаза хватают нервный твой испуг...
   Куда ты денешься! Лежишь и не отвертишься
   От чувств моих, проснувшихся не вдруг.
  
   Как ласково и нежно я укладывал
   Живую плоть, прозрачную на свет!
   Меня не свет неровный, мутный радовал,
   Меня притягивал твой тайный силуэт.
  
   Дрожаньем нервным, тайным, возбуждающим
   Меня манили прелести твои,
   Я больше не смущался окружающим,
   На этот миг я стал с тобой одним.
  
   В одном дыхании с тобой, в одном движении,
   Всё ближе, ближе, ближе припадал...
   Как я хотел узнать в своем стремлении
   Всё то, что знать хотел, но вот - не знал.
  
   Рабочий день закончился, и более...
   Уже смеркалось хищно за окном.
   А я сидел с тобой в лаборатории,
   И не спешил уйти оттуда вон...
  
   Мое сознание на уровне подклеточном
   Пыталось всю тебя разоблачить,
   А тело... Просто щекотало веточкой...
   Стекла... Борясь с желаньем что-то скрыть.
  
   Классифицировал тебя в разряд простейшего,
   И насладившись (что там говорить!)...
   Амеба ты, послать бы тебя к лешему!
   Делиться можешь, только - не любить!
  
   А ты лежала на предметном столике,
   Дыханием неровным наделя...
   Я оторвался с чувством алкоголика,
   С остатком мелочи последнего рубля...
  
   ТАНЕЦ
  
   Увлекая под шумную музыку,
   Обучая нехитрой премудрости,
   Ты тянула меня в круг танцующих,
   Я шептал тебе всякие глупости,
   Что я вовсе не чувствую ритмики,
   Словно слон отдавлю все конечности,
   Но глушили меня чьи-то выкрики,
   Я дивился подобной беспечности.
  
   Ты просила другую тематику
   И была в сладких слов ожидании.
   Только я неуклюжим солдатиком
   Уменьшал до тебя расстояние.
   И прижавшись так трепетно-нежно,
   Как на людях могла ты позволить,
   Наконец я нащупал промежность,
   Но молчал и не стал сквернословить.
  
   Ошалев от подобного действия
   И от наглости тела игривого,
   Ты просила меня не усердствовать
   Слишком бурно, ломая ретивого...
   Наша близость росла такт за тактом,
   Чувства отданы в жертву музы'ке,
   Необычным, пленяющим актом
   Танец кончил я в сдержанном рыке...
  
   ПОДАРИ
  
   Полыхая своими очами,
   Она руки тянула ко мне:
   "Я ждала, и не спала ночами
   Силуэтом застывшим в окне,
   Обещанья твои и признанья -
   Обжигающе горячи,
   Если б не было расставанья - не узнала бы.
   Помолчи!
   Дай сказать, мне не хватит духу
   Вновь собраться с мыслями опять,
   Она снова тянула руку,
   Чтоб погладить, поцеловать:
   Как же тяжко не спать ночами,
   И не видеть твои глаза!
   Сердце стиснуто обручами,
   В горле комом - и ни назад,
   Ни вперед, словно слово стынет
   Прямо в горле, срывая крик.
   Тебе легче, живешь в пустыне,
   И давно уже к ней привык,
   Не нужны ни тепло, ни чувства,
   Для тебя и любовь - беда..."
   Я смотрел на ее безумства
   И надеялся, что года
   Усмирят, обезболят раны,
   Позволяя зажить душе,
   Но, наверно, явился рано,
   Или поздно теперь уже
   Ковырять те болячки снова,
   Не надеясь уж воскресить
   Своим теплым и нежным словом,
   Не позволив себе любить.
   То что было, ушло с тоскою,
   Не воротишь того назад,
   Что сменилось теперь покоем,
   Не желая уже наград.
   И внезапное, как прозренье,
   И смертельное, словно яд,
   Мне в лицо полетит оскорбленье:
   "Как же я ненавижу, гад,
   За безволие и за трусость,
   За настойчивости предел,
   За твою безмерную глупость,
   Что не понял, не разглядел,
   Что не смог ты пробиться глубже,
   Сквозь молчанье мое и стон,
   Что не понял тогда - дороже,
   Был мне ты, а совсем не он.
   Ты ушел, а мое прозренье
   Приносило мне только вред...
   Я молила о возвращеньи -
   Меня слушал лишь твой портрет..."
   И закончила с полувздохом:
   "Ненавижу и все же люблю,
   Подари хоть немного счастья!"
   Только - как я его подарю?
  
  
   АССОЦИАЦИИ
  
  
   Горя огнем безумной страсти,
   Ты явно большего хотела.
   Но что поделать, я не в власти
   Ссадить с горячего вертела.
  
   Овца, шашлык, вертел, огонь...
   Ассоциации в мозгу...
   А ты... Такую только тронь!
   Нет, я так больше не могу...
   Еще бы красного вина...
   Смочить иссохшиеся глотки.
   И вот, когда уже пьяна,
   Когда уже не жаль колготки,
  
   Они летят и рвутся вмиг!
   И как балласт уже ненужный,
   Порою затыкают крик,
   Готовый вырваться наружу.
   Вокруг мотая головой
   Кидаешь волосы русалки
   Такие нежные порой,
   Но мне сейчас и их не жалко.
  
   Запястье примет их моток
   Жгутом скручу себе на ру'ку
   Чтобы последний тот глоток
   Ты принимала словно муку.
  
  
  
  
   ЗА ТО, ЧТО Я С ТОБОЙ
  
  
   Как получилось так, что ты пьяна?
   Я не давал тебе подобный повод.
   Глаза блудливые, наверно от вина,
   Прогнали прочь мой безутешный холод.
  
   Мы прожили бессмысленные дни,
   Не занимаясь лаской ежечасно,
   Пусть канут в лету - грустные они,
   Пустые, серые, прожитые напрасно.
  
   Пускай листва устроит нам постель,
   Кусты укроют от чужих ненужных взглядов,
   Закружится любовь, как карусель,
   Нежа прохладой и даря наградой.
  
   Нет, я не нежен, я - почти садист,
   Тебя бесчеловечно и жестоко,
   Стряхнув одежду, как ненужный лист,
   Имею, накрутив на руку локон.
  
   Склоняю, как тиран свою слугу,
   Иль как помещик бедную пастушку,
   Своим желаньям вторю как могу,
   Ладонь по попке словно по подушке.
  
   Ты извивалась, пьяная, клялась,
   Что бес попутал, и кричала - больно!
   Но вдруг раскрылась, жадно завелась,
   И отдавалась мне самодовольно.
  
   Почуя вкус, царапалась смеясь,
   Кусалась и повизгивала звонко.
   В тебе проснулась огненная страсть
   Непознанная... Ты ж еще девчонка!
  
   Но опыт - сын ошибок, неудач -
   Тебе подарит высшую усладу.
   Стони! И не пытайся прятать плач...
   Лови свой миг, он будет как награда
  
   За боль, за страх, за истину в вине,
   За то, что я с тобой, а не мальчишка,
   Мне нужен секс - любовь отдай не мне!
   Ведь для него ты хороша! И даже слишком!
  
   НЕДОРАЗУМЕНИЕ
  
   Твоих речей изысканный обман
   Ласкает слух так искренне, так нежно,
   Но по привычке поднятый стакан
   Мне не суметь поставить, так я грешен.
   И не суметь найти в кромешной тьме
   Твоей души хотя б частичку чувства,
   Хотя и сам блуждаю я во мгле,
   Всего сильней страшуся я безумства.
   Как скачки, бокс и гребля - просто спорт,
   Так и тебе постельные занятья
   Являются - как вычищенный корт,
   С защитой... от внеплановых зачатий.
   Досадно обижаясь или злясь
   На время, что потратила впустую,
   Ты хоть какую-то, но обнажила страсть,
   Пускай не божью, а от дьявола, и злую...
   К чему тебе теперь мои слова
   О смысле жизни, о красе вселенной -
   Тебе осталось только со стола
   Допить стакан, а мне уже пить вредно...
  
  
   * * *
  
   Хотел бы рассказать тебе, что значат
   Мои слова, но, видно, не суметь
   Знакомство наше - поисков расплата,
   Но повода не чувствую жалеть.
   Ты хороша? Да, это так...
   Я помню... Я отвечаю за свои слова,
   Но дальше было сказано... дословно:
   "Прости. Как видно не судьба..."
   Не стоит бередить - не трогай душу!
   Бери что есть, иначе - чем делюсь ...
   Ты скажешь мне, наверно, просто трушу...
   А я не спорю, я и впрямь боюсь...
   Заглядывая в будущее - вижу:
   Оставлю боль, раскаянье свое...
   И потому напрасно не обижу...
   Пусть будет тайной для тебя "моё"...
  
   * * *
  
   Попытайся, если только сможешь
   Не тревожить раны на душе.
   Вот моя рука, но ты, похоже,
   Начинаешь чувствовать уже
   Не поддержку и не состраданье,
   Только страх разрушить чистоту
   Чувства моего. Твои признанья
   Для меня опять напомнят ту,
   Чья улыбка в душу мне запали,
   Ту, чей голос свел меня с ума
   Ту, с которой, в общем-то, расстались,
   Ту, о ком ты знаешь и сама.
   Что тебе моя рука - опора?
   Обопрись, попробуй позабыть,
   Может быть в приватных разговорах,
   Я сумею жажду утолить.
   Может, станет легче нам обоим?
   В сердце одиночество, печаль...
   Но душе не хочется покоя,
   Как ни странно... это, право, жаль...
  
   * * *
   Все года и века, все эпохи подряд,
   Кто когда-то любил - все о том говорят.
   Воспевают и пишут, рифмуется вновь
   Наслажденье и боль, а за ними любовь.
   Словно в муках рожденная эта беда,
   Путешевствует вместе с печалью всегда.
   Будто нет на земле разделения им -
   Если где-то огонь, значит рядом и дым.
   То ли нежный цветок ловит солнца лучи,
   Но погибель его в одинокой ночи,
   То ли птица в полете, сложив два крыла,
   Камнем падает вниз, если жизнь не мила,
   Если радость полета исходит на нет,
   Если страстный вопрос не имеет ответ,
   Лебединая песнь переходит на крик,
   И усмешкой судьбы подменяется лик,
   Голос пылкого сердца сливается в стон,
   И над ним закружит только стая ворон...
  
  
   ВЫРЕЗКА ПАМЯТИ
  
  
   Вырезка памяти нежная, сочная -
   Кости отдельно (ненужный скелет),
   Лезет наружу, скупая, порочная...
   В этот порочный не менее свет.
  
   Ночи лобзания тел сумасшедшие,
   Кадры свиданий и, мельком, кровать...
   Мысли в оргазме, недетские, грешные,
   В поиске были... Тянуло писать...
  
   Многое понято, многое прожито -
   Сгинул туман - ослепителен мир!
   Крови и слез - было многое пролито,
   Ими насытился, словно вампир.
  
   Руки умелые, волосы белые,
   С проседью пряди на нервном виске,
   Чувства поблекли, и все, что я делаю -
   Лишь возбуждение в крепкой руке.
  
   Льется поток, обмелевшее русло,
   Нитка простых и играющих строк,
   Лезу в бачок - настоявшее сусло
   Снова приносит услады глоток.
  
   Кислая влага мне тонус добавит,
   Взгляд неслучайно находит свечу,
   Робкое пламя дрожаньем одарит,
   Словом: я знаю, чего я хочу.
  
   Снова в полет, в поднебесье обманное,
   Тянет меня всем наукам назло...
   Тихо... рассвет... - это утро желанное
   Просится в гости сквозь окон стекло.
  
  
   1 : 2
  
  
   Послушай, что с тобой случилось?
   Ты удрученная слегка...
   Иль я опять попал в немилость?
   Наплюй! Пойдем попьем пивка!
  
   Обсудим, чем я нынче в тягость,
   Подружка нам накроет стол...
   Мне познакомить вас осталось,
   А то играете в футбол,
  
   А я, как мячик между вами,
   Скачу и прыгаю смеясь.
   Короче, разбирайтесь сами!
   Ругайте и топчите в грязь!
  
   А я с душистым темным пивом
   За вами молча послежу,
   Делясь улыбкою игривой,
   Придерживая чуть вожжу.
  
   Что б вам не удалась сорваться
   И полететь во весь опор.
   Из-за меня не стоит драться,
   Пусть это будет просто спор.
  
   Я знаю все свои огрехи
   К чему пенять? Ведь я такой!
   Чтоб всем досталось на орехи,
   Нам надо жить одной семьей.
  
   Прошу понять меня дословно:
   Я вас обеих так люблю,
   Что разделить вам будет сложно...
   Так дайте волю кораблю!
  
  
   МИНУТЫ БЛИЗОСТИ
  
   С тобой встречаясь, думали пустяк
   Все наши встречи, чувства и страданья.
   Как знаешь, может быть и так
   Еще я этому не отыскал названья.
   Чего искали? Видно не любви...
   Забыться, время провести, потрафить плоти,
   Когда цветком волшебным расцвести
   Душа не может в искреннем полете.
  
   Когда тяжелый и намокший взмах крыла
   Ее несет не ввысь, а камнем в пропасть
   Когда непрошеная, лишняя слеза
   Несет не наслажденье - просто похоть.
   Конец банален - только пара слов.
   Но хорошо, что ни обид, ни сожалений
   Определим, как разницу полов
   Минуты близости и наших развлечений...
  
  
   НЕ ТАКОЙ
  
   Бывает больно - видеть очень много...
   А где взять силы это пережить?
   Я просто помощи опять прошу у Бога,
   Чтоб не сгореть с другими, не застыть...
   (Застыть душой и черствым стать к страданьям,
   Смотреть на боль, обиды свысока... )
  
   Не отзываться на насмешки бранью,
   Не пропустить, как тянется рука,
   Ища поддержки слепо и наощупь,
   Излить пытаясь скопленную боль...
   А если вою я, то кто-то ропщет,
   Что этот грешник вовсе не такой...
  
   Извольте, я сгорю... А много ль проку
   От всех моих долгов и векселей?
   Давайте, я останусь просто стоком
   Осенних затянувшихся дождей?...
  
  
   НИКОГО
  
   Томная нега тревожит высокую грудь,
   Веки прикрыты, но вовсе не хочется спать,
   Если б не мысли, то можно бы было уснуть,
   Телом согрев, неуютную нынче, кровать.
   Скомканы простыни нетерпеливой рукой,
   Медленно время, и словно столетием час,
   Нет, не приходит такой долгожданный покой,
   Ночь не смущает присутствием алчущих глаз.
  
   Мается тело, стремится, желает любви,
   Но лишь одинокого сердца доносится стук,
   Шепчут набухшие губы - "Приди и возьми!
   Я истомилась без чутких, уверенных рук."
   Где ты опять, почему от меня далеко?
   Баба - не баба, и даже жена - не жена...
   Лишь одиночество снова стучится в окно,
   Кроме него я уже никому не нужна...
  
  
   ОН БЫЛ ОДИН
  
   Он был один... Один из тех немногих,
   Кто мог увлечь и получить взамен,
   На что так жадны и скаредны боги,
   А именно - любви прекрасной плен.
   Но он устал, неопытен и молод.
   Не смог с безумием нырнуть в водоворот.
   Он просто шел, ища случайный повод
   На время отрешиться от забот,
  
   Развеять мысли от ушедшей жизни,
   От той печали, что пришла взамен,
   Он был еще опустошен и выжжен,
   Без капли крови опустевших вен.
   И получил лишь то, на что сгодился -
   Случайной ночи быстрый поцелуй,
   Не подарив себя, не отличился
   От хладных камнем греческих статуй.
  
  
   МОНОЛОГ
  
  
  
   Сигарета... чашка кофе... монолог
   Затянулся... Был ли смысл понятен?
   В приоткрытое окно уходит смог,
   Так и не дождавшийся проклятий.
  
   Нервно съёжившая плечи пелена
   Отпускает, уносимая в окошко
   Сквозняком... Хоть полночь - не до сна...
   Ну давай поговорим еще немножко...
  
   Сигарета, сигарета... и печаль,
   Угнездившаяся в этом грустном взгляде...
   Говорящая о том, что очень жаль,
   Не придумано еще противоядий...
  
   Каждый волен мыслить и любить
   Так, как лишь его душе подвластно...
   И уйти не поздно, и забыть...
   Поздно лишь понять, что все напрасно...
  
   Поздно лишь вернуться, воскресить
   То, что задрожит и отзовется
   Нежным и волнующим "любить"...
   А потом внезапно оборвется.
  
   Не в душе, не в сердце... Лишь умом,
   Сделав неприглядные расчеты,
   Покидаешь сиротливый дом,
   Исчезая вновь за поворотом.
  
   Сиротливо в этом одиночестве
   К сигарете тянется рука...
   Потому, что большего не хочется...
   И немного жалко... дурака..
  
  
   ПЕС
  
   Под звон колец и крики приглашенных,
   Боящийся распятья как чумы,
   Ты убегал со взглядом прокаженным,
   Глуша в себе молитвы и мольбы.
   Клыками останавливая стоны,
   Но семеня, как шавка во дворе,
   Ты превратился в ужас эталонный,
   Нашедший лишь приятное в игре.
   А в бой?..
   Да что ты можешь, ты, бродяга?!
   Ни совести незнающий, ни честь...
   Ты оправданья ищешь будто блага,
   Свалив свой груз, когда не в силах несть.
   А боль других? Сие тебе не нужно,
   Ты вновь уткнешься мордою в ладонь,
   Заискивающ голос и простужено
   Разносит с воем одиноким вонь...
  
  
   * * *
  
   Занавешу обманом такие реальные лица,
   Украду и покой, и ненужных эмоций толпу,
   Только мигом одним предлагая собой насладиться,
   Словно Дракула вновь засыпаю до ночи в уютном гробу.
  
   Не стыдясь и не каясь, живу я души повеленьем,
   Может, божьей рукою отмечен, иль чертом самим,
   Жизнь проходит моя, я не вечен - и в ней, к сожаленью,
   Все проходит... уходит... и чувства, и пепел, и дым...
  
   Только новая тень добавляется к этой улыбке,
   Чуть навязчиво брови изгибом ломая мои...
   И чужая судьба задрожит, отзовется в случайной ошибке,
   Но погасит рубеж абажура в сомненьи огни...
  
   А огни так горят! Так зажечься пытаются снова!
   Но источник иссяк, и энергия сходит на нет,
   Как я всем дорожу! Но сказать? Нет, не выразить словом...
   И тускнеет в глазах, так не вовремя вспыхнувший свет...
  
   ЗАКАТ
  
   Чуть подернулся дымкой закат,
   Обещая прекрасную ночь.
   Как налившийся кровью гранат,
   Солнце катится, катится прочь...
   Слышен стрекот цикад в тишине,
   Соловей нежным пеньем своим
   Мне напомнил о сказочном сне,
   Том, в котором я кем-то любим.
  
   Тени меркнут, на небе луна
   Снова дарит улыбку свою.
   Улыбаюсь я ей, как она
   И тоскливую песню пою...
   Навещает, как прежде, печаль,
   Сердце снова тоскует в груди.
   Хочет вырваться, кинуться вдаль,
   Только снова встает на пути
  
   Разум, как обнаженный клинок,
   Не пускает, толкает во тьму...
   Я любил, но какой в этом прок?
   Я люблю, но уже не живу...
  
   ПРИЗРАК
  
   Ресницы дрожат со слезой,
   Меняется линия губ...
   Прикрыться пытаясь рукой,
   Шепнешь: - Ты единственный люб,
   Единственный сладок и мил...
   Но что я ответить могу?
   Я призрак заросших могил,
   Тревожащий черную мглу.
  
   Я путник усталых дорог,
   Где время рассыпано в прах,
   Привычная пыль из-под ног
   Помадой легла на губах
   Куда и откуда бреду -
   Всевышний, и тот не поймет,
   Моя остановка в аду,
   И то, если дьявол возьмет.
  
   ШАЛЬНАЯ ВСТРЕЧА
  
  
   Шальная встреча - как случайный выстрел...
   По цели? Нет... Скорее наугад...
   Чтоб попытаться разглядеть те мысли -
   При их наличии - толкающие в ад.
   Намеком, вскользь, припомнив наши встречи,
   Реакцию отметив про себя,
   Ты зябко передергиваешь плечи,
   Ни слова о себе не говоря...
  
   В моем лице не равнодушие - усталость.
   Открещиваюсь, убегаю прочь,
   Меня, похоже, зацепило малость,
   Что я не тот, кто мог тебе помочь.
   Но след неровный, с рваными краями
   Шальной осколок в сердце прочертил...
   Сейчас я в коме - это всё не с нами.
   Будь я в сознаньи - он меня б убил...
  
  
  
  
  
   НАСТОЙЧИВОСТЬ
  
  
   Паучок такой маленький, милый
   На прозрачной, невидимой нити
   Опускался, расходовал силы,
   Чтоб опутать меня своей сетью
  
   Улыбаясь зловеще и грубо,
   Ожидающий мига расплаты,
   Я, сложив свои бантиком губы
   Дунул, и... улетел он куда то.
  
   Он с почти что геройским усилием
   Вновь и вновь паутину сплетает
   Только я в своем бешенном стиле...
   Дуну и... он опять улетает...
  
  
   ОН и ОНА
   (сценарий)
   Грешник + Наивная
  
   Грешник:
   Есть потрясный сценарий! Там, где он и она,
   Опьянев от любви уходящего лета..
   * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *
   Яхта, палуба, в небе большая луна,
   И ни тучки!.. Бесстыдница словно раздета...
   Сверху смотрит на мир, неприкрытая плоть
   Возбуждает ее и торопит, торопит...
   А двоим все равно, пусть весь мир смотрит хоть,
   Шаловливая ручка все гладит по попе.
  
   В этом свете, романтики - ломаный грош,
   Все размеренно-сладко, все привычно до колик,
   В этом близости прелесть, ее нет у святош,
   И понять ее смог лишь гурман-алкоголик.
   Как за рюмкой, по телу неслышно рука
   Пробирается, трогая милые точки,
   Все еще впереди, и, касаясь слегка,
   Ненароком груди приласкает сосочки.
  
   Мягко, нежно, щекотно опустится вниз,
   Возбуждает и манит раскрыться объятьям...
   Не торопится больше исполнить каприз,
   Не спешит, как когда-то, приблизить зачатье.
   Напряжение выше, и тело дрожит,
   Нервной судоргой сводит до кончиков пальцев,
   А луна ухмыляется, делая вид,
   Что и дела то нет ей до этих страдальцев.
  
   А рука продолжает исследовать мир,
   Так похожий на все - ни на что не похожий,
   Нежно, ласково, страстно, как будто вампир
   Наслаждается мягкой и трепетной кожей.
   Томность сменит желанье, его - жажды миг,
   И насытит, и жажду умерить сумеет
   Над волной разносящийся сладостный крик,
   Разве можно добиться такого в постели?
   А устанет рука измываться и пить
   Сок любви и услады - источника жизни,
  
   Ее сменит другое, что может любить,
   И работает поршнем, пока что не брызнет
   Водопад ощущений, волнующий кровь,
   Будоражащий так, что захочется снова...
   Усмехнулась луна: - "Это разве любовь?
   Это - большее! И...
   Нету этому слова!.."
   Тут сценария нить потрепалась слегка,
   То ли свечка погасла, то ли слово устало,
   Так о чем я?.. А!.. Вспомнил!..
   Любить дурака - значит так же, как он
   ...не искать идеала...
   * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *
  
   Наивная:
   Да, сценарий потрясный! банальный до боли :-)
   То ли яхта была... то ли руки знакомы.
   И потухли все свечи, и слово устало
   И луна ухмыляться уже перестала,
   И укрылась за солнцем, идущим к рассвету,
   Осветившим след нити, потрёпанной где-то...
  
   И финал, как пролог, точно так же банален.
   Поутру отрезвев от полночных баталий,
   Он вдруг вспомнил, не надо искать идеала.
   А она хороша! и ей кажется мало...
  
   Но уставшая плоть, что в ночи трепетала,
   Утомившись под утро, поникла устало.
   А в безоблачном небе светило все выше,
   Ветер водную гладь беспокойно колышет,
   Навевая мотивчик про Стеньку с княжною...
   Может он и дурак, но ведь с русской душою!
  
   Её взгляд снова манит, влюблен и наивен.
   Полюбить дурака - то ж себе на погибель.
   Он касается нежной и бархатной кожи,
   Стан нагой поднимает в руках осторожно,
   Поцелуями страстными осыпает,
   Шепчет нежно: " Прости.."
   И в волну отпускает.
  
   Тишина разрывается стоном пугающим...
   За бортом тонет дева в волне набегающей.
  
  
   НЕЗНАКОМКА
  
   Красивые сережки... Можно ближе?
   Какое благородство! Форма, стиль!
   Вас не пугает наглость? Я бесстыжий...
   У вас на горизонте полный штиль?
  
   Бокал вина? Прошу Вас, не стесняйтесь!
   Вы так грустны, что это просто видно,
   Такая женщина! Я Вами восхищаюсь!
   Надеюсь, Вам со мной не будет стыдно?
   Так что там про закат над кромкой моря?
   Вам нравятся цвета? Погода будет...
   Я больше очарован... Шум прибоя -
   Во мне мои сильнее чувства будит.
   И чаек крик на фоне волн прибрежных
   Мне ближе и роднее, чем закаты -
   Напоминают юности мятежность,
   Горяч и дерзок я бывал когда-то...
  
   Вы пьете вина мелкими глотками?
   Умеете, как видно, наслаждаться...
   Не только лишь закатами... волнами...
   Я очарован, должен Вам признаться!
   Вы так сейчас прелестно улыбнулись!
   У Вас улыбка греческой богини.
   Как будто в солнца блики окунулись...
   Понравилось вино? Ваш кофе стынет...
  
   Вот вечер опустился... Погуляем?
   Пройдемся вдоль причала под луною...
   Давайте наслаждаться этим раем,
   И тишиной, и шелестом прибоя...
   Вы так своим молчанием прекрасны,
   Как будто созданы рукой поэта!
   Я в Вас, по-моему, влюбился страстно,
   Боюсь, не наважденье ль это?
  
   Вы вся дрожите! Что тому причиной?
   Надеюсь не весенние ветра?
   Вы отвечаете мне ласкою взаимной?
   Я поцелуем накрываю Ваше "да"...
  
  
   КАКОГО ЧЕРТА !
  
   Она пришла с притворным вздохом
   И опустилась на диван:
   - А ты живешь совсем неплохо,
   Развратник старый... графоман...
   Я черный пью... Не нужен сахар...
   Горяч! Хорош!.. Но что же ты?
   Закончи поклоняться праху,
   Оставь забытые мечты!..
  
   Подол контрастной полосою
   Отметил кожи белизну...
   Я возбужден и - я не скрою -
   Сел не без умысла внизу...
   И кофе пью.
   Она играет давно разученную роль.
   Ее, понятно, вдохновляет
   Мое волненье, мой король...
  
   Я не спешу... Я наслаждаюсь
   Ее игрой. Таких не раз
   Я целовал не поклоняясь,
   Я был охочим до проказ...
   Теперь ловлю не жажду тела,
   А слов игру, эмоций всплеск...
   И пользуюсь. Порой умело.
   В глазах отметив жадный блеск
   И похотливость.
   Улыбаюсь:
   - Горячий кофе так хорош!
   Нет, что ты! Нет! Не издеваюсь.
   Но слишком вычурная брошь...
   Мешает? Брось на столик справа...
  
   Изящное движенье ног...
   Которым хочется по праву
   Души поэта...
   Уголок мелькнул зовуще и стыдливо,
   Приоткрываясь и таясь...
   Но я опять неторопливо
   Продолжил нитку слов, смеясь:
   - Не жарко? Нет? Ты вся вспотела...
  
   Поднялись брови: - Вот нахал!
   И платье, что скрывало тело,
   Отброшено...
   - Не ожидал...
   - Ты что - боишься?
   - Нет, стесняюсь...
   - Чего - меня?
   - Да нет, себя...
   Удар ногой и... раздеваюсь...
   "Под напором стали и огня..."
   - Ого!.. Хорош!..
   - А что хотела?
   - Да нет, я так... Но... я боюсь...
   - Чего - меня?
   - Да нет, размера...
   - Какого черта!!! - Я смеюсь...
  
  
  
   КОЛЫБЕЛЬНАЯ
  
   Спеть тебе колыбельную? Нет, не голосом, только губами,
   Чуть касаясь, ведя незнакомый стыдливый узор...
   Задрожишь, отзовешься, и ласка накатит волнами,
   Под ресницами пряча засветившийся пламенем взор.
  
   Обожгу твою плоть нескрываемым жадным дыханьем,
   Пробегу, щекоча язычком, по заветным укромным местам
   Это будет тебе и без слов откровенным признаньем
   В том, о чем не смогу без утайки я выразить сам.
  
   Что пустые слова? Это просто набор междометий
   Между чувством и делом, к тому же - фальшиво звучат...
   И нужны лишь затем, чтоб поймать вас в любовные сети,
   Это мне ни к чему, я надежней использую яд.
  
   Он прекрасней наркотика, слаще, желанней и крепче,
   Ты не в силах теперь совладать и отречься уже...
   Вот опять завелась... Я всего лишь обнял твои плечи,
   А рождаю желанье и страсть в непокорной душе...
  
  
   БЕС
  
  
  
   Это что за прелестные ямочки
   На щеках возле кончиков губ?
   Жаркий шепот, как легкие саночки
   Заскользили по горкам в сугроб.
  
   Задрожала в немом предвкушении,
   Головою подушку давя.
   Словно в тире стрельба по мишени -
   Язычком каждый выстрел в тебя -
   Каждый след всё нежнее и ближе,
   Всё настойчивей во сто крат!
  
   - Говори же! Ну, говори же!
  
   - Донна Роза! Я старый солдат...
   Слов любви я не знаю. К счастью
   Я умею, могу одно... -
   Страстный рык возбужденной пасти
   Покачнул на стене панно,
   Сдунул пламя свечи усталой,
   Породил твой ответный крик...
  
   А тебе было мало, мало!
   Помню, что я кончал в тот миг,
   Но увидел и миг блаженства,
   И улыбку открытых губ...
  
   Милая, ты - совершенство!
   Я, надеюсь, не слишком груб?
  
   ОГЛЯНИСЬ!
  
   Ты открыла ворота темницы,
   Ощутив холодящий покой,
   В чем причина?
   Лишь в том, что не спится?
   Или жизни ты ищешь иной?
   Что толкает тебя на ступени,
   Уводящих лишь в сырость и мрак?
   Где нет света, одни только тени,
   Да и те почему-то молчат...
   Не колышутся словно играя,
   Огоньки догоревших лампад...
   Ты ступаешь, наверно, не зная,
   Что толкает тебя прямо в ад...
   Ни решетки тебя не удержат,
   Ни дорогу дверям преградить,
   Лишь паук паутиной своею
   Попытался остановить
   Ты махнула рукой недовольно,
   Отгоняя навязчивый плен
   Оглянись! А не слишком ли больно
   То, что ты оставляешь взамен?
  
   АРОМАТ ИЗМЕНЫ
  
   О, как приятен аромат измены!
   Ты, приведя в порядок туалет,
   Бросаешь опостылевшие стены,
   Уходишь в ночь, не глядя на запрет.
   Чего ты ищешь для души усталой:
   Любовь иль развлечения порок?
   Спешишь к тому, кто повидал немало,
   И каждый раз давал себе зарок
   Не поддаваться дьявольским соблазнам,
   Не привносить смятение в сердца,
   Но, все равно, срывался раз за разом
   И так всю жизнь, с начала до конца...
   Не принесет душе успокоенье
   Ни сладость ласк, ни торопливость слов.
   Тебя, вернувшуюся, встретит озлобленье,
   Недавно выросших, супружеских рогов...
  
   ВЕЧЕР
  
   О'бнял озябшие плечи, тихо на ушко шепча:
   - Милая, пусть этот вечер мягко согреет свеча.
   В доме задернуты шторы, и золотистым вином
   Я затушу наши споры, их отложив на потом.
  
   Сладкой истомою полон, пока обжигающе - куй!
   Нежный, почти невесомый, наколдовал поцелуй.
   Слышу биение сердца, чувствую дрожь на руках,
   "Как я хотела б согреться!"- в полуприкрытых глазах
  
   Веки опустят ресницы, губы потянутся вновь
   Лаской стремясь поделиться, страстью пульсирует кровь
   Ритм подгоняет, торопит, выплеснул на остриё
   Страстный, прерывистый шепот, в шепоте имя моё
  
   Плотью и духом сливаясь, переплетение тел,
   Танцу любви отдаваясь, ищут далекий предел,
   Тянутся к точке сознанья, там, где кругом пустота,
   Лишь красота мирозданья дарит усладу и та
   Выльется стоном невольным и напряжением мышц...
   - Милая, не было больно?
   - Что ты!.. - лишь шелест ресниц...
  
   Я ОБМАН
  
   Ты приходишь как ангел под покровом ночным
   Утешенье и ласку даришь мне мимоходом,
   Но лаская тебя, притворяясь немым,
   Как звезда освещаю тебя с небосвода.
   Ни согреть, ни пропасть не могу в никуда,
   Просто есть и горю, но далек и свободен.
   Лишь с улыбкою грустной считаю года -
   Вот закончится скоро еще один вроде.
   Почему все не так? Этот призрачный мир
   Не умеет создать нечто схожее с раем?
   Как наемники входим в причудливый тир,
   Но не можем любить... Потому - убиваем.
   Улыбнусь ненароком и тяжко вздохну:
   Что тебе я могу подарить в то мгновенье,
   Что ты рядом со мной? Ведь себя не могу,
   Меня нет, я обман, видишь ты только тени.
  
  
   ...прости...
  
   Я, еще не проснувшись, продолжал разговор,
   Незабытое имя прозвучало невольно...
   Ты стерпела, смолчала, и словно топор
   Завершил отношения - сразу и больно.
   Все понятно без слов, не твоя в том вина,
   И, увы, не моя, наяву ли, во сне ли,
   С кем бы ни был я - рядом со мною она,
   Иль в толпе,
   иль в мыслях,
   или, даже, в постели.
   Оправдания нет, но без чувства вины,
   Не скрываясь,
   не пряча свой взгляд,
   не смущаясь,
   Я тебе говорю: - "Это, милая, сны..."
   Но невольно уже от тебя отдаляясь...
   Бесполезен и жалок, и, даже, смешон
   Я бываю порой, забываяся снами,
   Не монах, но накинуть бы мне капюшон
   И уйти в никуда, отбиваясь стихами...
  
  
   ВОТ И УШЛА...
  
   Вот и ушла... Негромко хлопнув дверью,
   Своих мысле'й обрушив снежный ком,
   Который катится и полнится потерей,
   Ознобом мерзким за воротником.
  
   Я прячу взгляд, вину свою приемля,
   Не в силах что-то сделать, изменить...
   Надеясь, что опять излечит время
   От чувств и немощи, позволив просто быть.
  
   Так стыло в сердце! - ощущаю тяжесть -
   Не знаю, кто кого приговорил.
   Я проклинаю всё! Свою усталость,
   И свой уход, и то, что не любил...
  
  
   НЕ НАВЕЧНО
  
  
  
   Прощай? За что прощать? Прости...
   Прости, что мог бы и иначе...
   Когда сказала : - "Отпусти..."
   Не понял я, что это значит...
  
   Я не сумел понять тепла,
   Хранившегося так небрежно,
   Я взял... Скорее ты взяла,
   Необещавшую надежду.
  
   Не мог, не дал я, не сумел
   Тебя облечь одеждой новой.
   Пускай хоть капельку тепла
   Тебе вернет больное слово:
  
   - Прости, мы разные с тобой,
   Пусть даже так похоже мыслим
   Прости меня за твой покой,
   Что капли слез дрожа повисли
  
   На этих манящих глазах...
   Я ухожу, устав от бреда,
   В душе уже закрался страх,
   Ведь это пиррова победа -
  
   Смотреть, ласкать и говорить,
   Что не с тобой и не на веки...
   Вернись и попытайся жить,
   Не думая о человеке,
  
   Который может жить во сне,
   А наяву - такой беспечный!
   Который мог, но не сумел,
   Кто приласкал, но не навечно...
  
  
   КАК БЫТЬ?
  
   Глаза в глаза вопросом "Как нам быть?"
   Глядят, ласкают в поисках ответа...
   Прощаемся: "Мне надо уходить"
   Фигурка убегает в пятнах света...
  
   А фары бьют лучами наповал
   И, рассекая тьму июньской ночи,
   На стенке дома смазанный овал
   Оставили в прощаньи многоточий...
  
   До следующей встречи не тревожь
   Вопрос, тот самый, что остался без ответа,
   Не будет больше встречи - ну, так что ж...
   Друг другу не давали мы обетов.
  
   У каждого свое - своя семья,
   Свой дом, своя работа и заботы...
   Ни в чем серьезном не могу признаться я.
   Хотя, конечно, между нами что-то
  
   Наверно есть... Но Боже, наш судья,
   Рассудит нас и наши устремленья.
   Я так же, молча, проводил тебя,
   И снова ожидаю появленья..
  
  
   ПОЛУМРАК
  
   Вот и все... Все само разрешилось...
   Мной не сказано тягостных слов.
   Как всегда, расставание - милость
   В затихании быстрых шагов.
  
   Упирается взгляд, как и прежде,
   В, тишину разбудившую, дверь,
   И внезапно он замер в надежде
   Отрешиться от новых потерь.
  
   Но молчание ночи так громко
   Затревожило жилкой в виске!
   Надоевшая строчек колонка
   С полурифмой на каждой строке,
  
   Полу-бред, полу-грех, полу-святость,
   Полу-пол, полу-брак, полу-жизнь...
   Полу-ночь, полу-миг, полу-радость
   Отгорели и прочь унеслись.
  
   Взгляд в окно в надоевшей квартире,
   Вой в безлунное чрево небес...
   И как будто на сломанной лире
   Дребезжанием мучает бес.
  
   Что-то сломано. Пусто и жутко.
   Тишина. Необычный покой.
   Доказать не себе, а кому-то
   Что я справлюсь и с этой игрой...
  
  
  
   ТАК НАДО
  
  
   Я прошу без слез, не содрогаясь,
   Отпущения своим грехам,
   Ширится невидимая пропасть,
   Превращая отношенья в хлам.
   Ни усмешки, ни бравады - только бездна,
   Ослепляющая мраком, темнотой...
   Не нужны слова, и бесполезно
   Гладить ласково немеющей рукой.
  
   Словно сон, растает ожиданье
   Редких встреч, тревожащих звонков,
   Смолкнут губы, не сказав признанья
   Этих глаз, желающих грехов,
   Этих рук, ласкающих зовуще.
   Только свету, что меня согрел,
   Не пытаясь "за грудки" ворваться в душу
   Очень много я отдать хотел,
  
   Но... невмоготу, и я монахом
   Вновь бреду тропою наугад...
   Не оглядываясь, с затаенным страхом,
   Через боль и время...
   Прямо в Ад...
  
  
   СВЕТ В ОКНЕ
  
  
  
   - Грустные реалии из жизни. -
   Мне киваешь грустно головой.
   Под таким углом ломаясь в призме,
   Ты частично лик теряешь свой.
  
   Быть отдушиной и плотским увлеченьем,
   Видеться украдкою, тайком -
   Для тебя, наверное, ступени
   Непривычно хладны, босиком
  
   Ты на них ступила осторожно,
   Словно пробуя ногой некрепкий лед...
   Счастье коротко, но было так возможно!
   Чем закончится? А кто сейчас поймет?
  
   Что манило: грешность или святость?
   Помнишь тест на совмещенье душ?
   И ладоней тех шероховатость
   Возбуждала, как контрастный душ...
  
   Как сопротивлялась в предвкушеньи
   Той настойчивости - я ломал броню...
   Но, ответом губ, сопротивленье
   Превратилось в тихое "люблю".
  
   Наши встречи... (ты скучаешь, знаю!)
   Так редки! Но, кажется порой,
   Я тебя и ночью навещаю
   В снах твоих... Пока храпит другой,
  
   Тот, который близок по закону,
   Пусть давно чужой в соитьи душ...
   Я другой, и по-другому трону -
   Грешник я! Но ласковей чем муж...
  
   Что ты для меня? Я сам не знаю...
   Постоянство встреч... Ведь был момент,
   Когда я, гуляючи по краю,
   Был готов принять уютный свет...
  
  
   БУДЬ СОБОЙ!
  
   Будь собой! В том больше истины, смысла,
   Чем в безумном преклоненьи пред богом.
   Он один, бредет своею дорогой,
   В голове его сокрытые мысли.
  
   Он - в единстве и в обличии многом,
   У него свой путь - сквозь нас неразумных,
   Потому - не нужно страстно и шумно,
   Унижаясь, называть его богом
  
   Для него и грех, и святость - условность.
   Обратит свой взор и вновь отвернется
   От того, кто, преклоняясь, клянется,
   Но имеет лишь порочную склонность.
  
   Невозможно равным быть на коленях!
   Свысока - не получается тоже...
   От ожогов защити свою кожу
   Подметая в рай чужие ступени...
  
  
   ОТ ВСЕЙ ДУШИ
  
   Мне хочется сказать тебе спасибо,
   Не для красивого словца, а для души...
   Твоей души, огромной, словно глыба,
   Не ждущей заработать барыши,
   Не требующей, но животворящей,
   За все твое терпенье и добро.
   Я причиняю боль, но мне не слаще,
   Поверь, прости... Но видно суждено
   Скитаться мне с цепочкою убогих,
   Тянущих руки к милости чужой...
   Сбивая до мозолей руки, ноги,
   Бредя дорогой, с нищенской сумой.
  
   Ты мне дала не грош, не грубость лести,
   Не страсть ночи, и не возможный грех...
   Прошу тебя, останься просто песней,
   Но тайной, и не слышимой для всех...
  
  
   НОЧНОЙ ПТИЦЕ
  
  
   "...Ты уж спал - я всё пыталась прокричать, мой милый,
   Что к тебе Разлука наша в гости приходила..." (с)
  
  
  
  
  
   Расставляю силки, и ночные заблудшие птицы
   Мне в окошко стучат, разбиваясь о стекла окон,
   И неведомо им, что давно ничего мне не снится,
   Не приходит ко мне даже прежний безрадостный сон.
  
   Я им корма насыплю, протяну на раскрытой ладошке -
   Угощайтесь, не жалко! Только крылья не надо ломать!
   Капли крови опять на моем неуютном окошке -
   Не сберечь, не спасти... Но и тягу у них не отнять.
  
   Тягу к свету в ночи, так, в мерцаньи, дрожащем тревожно,
   Непогасший огонь в уголке у старинных икон.
   И не мне объяснять, что отдать тот огонь невозможно,
   Можно только пытаться прогнать обнаглевших ворон.
  
   Но храня тот огонь, пряча ревность за складками шторы,
   Подливая в него, лишь даруя, без умысла взять,
   Можно много понять, даже смысл, укрытый от взоров,
   Предстает обнаженным, теряющий прелести стать.
  
   И разгневавшись снова, не найдя в закоулках ответа,
   В закоулках души, опустевшей и смолкшей в ночи,
   Ты берешь карандаш, на обрывке ненужной газеты
   Рассыпаешь слова, где разлукою рифма горчит...
  
  
   ПОТАНЦУЕМ?
  
   "...бывают праздничные дни,
   Остынет дым пожарищ,
   Заправишь так в постели ты,
   Как истинный Товарищ!" (с)
  
   - Позвольте мне Вас пригласить на танец?-
   Слегка смущен, и голос мой осип:
   - Попробуем как этот иностранец -
   Сервантеса героя прототип.
  
   Поймали ритм? Попробуем иначе...
   Помельче шаг, движения плавней...
   Я не сказал, что я уже не мальчик?
   Вот, говорю... Держите понежней...
  
   Ну, что вцепились? Я же задыхаюсь!
   Дистанция! Дистанцию держать!
   Я сам порой не в меру увлекаюсь,
   Когда пытаюсь трепетно обнять.
  
   Но в танце надо выглядеть пристойно,
   На нас уставились десятки острых глаз.
   Я Вас задел? Надеюсь, что не больно,
   Надеюсь, что уже в последний раз.
  
   Прожгёте взглядом! Лучше улыбайтесь,
   Смотрите не в меня - по сторонам!
   Вон тот мужик в углу...
   (не притворяйтесь! Вы видите его!)
   ...кивает Вам.
   Советую взглянуть в лицо поближе,
   Возможно это будующий муж.
   А я не чувствую родства, увы, не вижу,
   Моей и Вашей утомленных душ.
  
   А потому, спасибо Вам за танец!
   Прощаюсь... И ни слова о любви!
   Вам ви'дно не ядро - протуберанец,
   Самой кометы Вы увидеть не могли...
  
  
   С ДОБРЫМ УТРОМ
  
   "Я ласку люблю..." (с)
  
   Бред какой-то... так не бывает...
   Почему я сегодня пьян?
   Чувство - будто жизнь наливает
   Чье-то зелье в пустой стакан
  
   И на ушко мне шепчет: - "Выпей!"
   Я поко'рен, и я сдаюсь...
   Средь тоскливых болотных выпей
   Отыскалась родная грусть.
  
   Тихий шепот тревожит утро -
   За окошком опять рассвет.
   Может мне, мож еще кому-то...
   Точно мне! И сомнений нет!
  
   Холодней... Горячо!.. Замерзла...
   В ожидании новых слов
   В темноту я гляжу тревожно,
   Необъятый желаньем снов.
  
   "Милый..."
   Я? Ну, конечно милый!
  
   И глаза... на меня в упор...
  
   Что хотела спросить - забыла?
   ...Извини за вчерашний спор,
   Не всегда четко вставишь слово,
   И коверкаешь вроде смысл...
   Говорю иногда убого...
  
   - Я забыла..
   - И я забыл...
  
   И опять - словно греет душу
   Незатейливый разговор...
   - Хочешь сказку?
   - Хочу...
   - Так слушай...
   И отправь остальных в игнор!..
  
   А простившись наутро, пьяный,
   За баранку - не протрезвев,
   Словно выцедил из стакана
   Позабытый давно напев.
  
   И весь день неотвязно-весело
   В беспробудно-счастливом сне
   Напевал то, что знал из песенки
   Под мелодию в голове:
  
   "С добрым утром, любимая,
   Милая ты моя,
   Эта строчка красивая
   Смотрит в окна твои.
   Может строчка счастливая,
   Мартом хранимая,
   Будет вам как в пути маяк,
   Пусть потерпит ГАИ..." (с)
  
  
  
  
   СКАЖИ - ТЫ ВЕРИШЬ?
  
   Скажи, ты веришь мне? Скажи - ты веришь,
   Что можно, пальцы раздирая вкровь,
   Открыть пытаться замкнутые двери,
   Не веря, что за ними есть любовь?
  
   Не уставая долгими ночами,
   Под пристальным присмотром прихожан,
   Свой мрак рассеивать церковными свечами,
   Как благовонье веять фимиам?
  
   Усмешку боли заменять улыбкой,
   Пусть призрачно-заметной, но живой,
   Свой каждый вздох с неведомой ошибкой
   Зачеркивать безжалостной рукой.
  
   Скажи - ты веришь мне?
   Пусть так нелепы
   Мои слова к тебе и холодны...
   Лишь миг назад я выбрался из склепа,
   Поймав надежду в отблеске Луны...
  
  
   СИРЕНЕВЫЙ ТУМАН
  
   Ночь.
   Терзаемый страхом,
   Я спешу увидать, успеть...
   Я не тот, кто живет монахом,
   И не тот, кто швыряет медь.
  
   Не на зов...
   Я б его услышал!
   На дороге лежит туман,
   Светом фар
   (к черту это "Тише!")
   Слепо, быстро и - на таран!
   Разрываю седую темень,
   И последним желаньем - вверх!
   Дверь. Звонок.
   Тишина за дверью...
   Шорох ног...
   Ошибиться грех!
  
   И неслышно, почти что взглядом -
   Губы сохнут еще пока -
   - С добрым утром...
   Сомненья ядом...
   Отворяется... Без щелчка...
   Тенью призрачной мне в прихожей,
   Пряча взгляд и молчанье губ,
   Ожидающе и тревожно: -
   "Нежен, ласков, иль может - груб?"
   - Мне остаться?.. Уйти?.. Не слышу...
   Руки тянутся сквозь туман...
   Губы губы наощупь ищут...
   Изгибается легкий стан...
   Выше... Выше...
   Слились в объятьи...
   Дверь прикрылася до щелчка.
   Не тяжелая... - смог поднять я...
   Улыбнулась?
   Я здесь.
   Пока...
  
  
   ИГРАЙ СТРУНОЙ ДУШИ МОЕЙ!
  
  
  
   Скажи-ка, милая, в какой-такой купели
   Тебя крестили ангелы твои,
   Что день за днем, неделю за неделей
   Я окунаюсь в этот сладкий дым
  
   Заморских трав, отбрасывая титры,
   Не думая о будущем? Про рай
   Я позабыл давно - всё это мифы!
   Играй струной души моей, играй!
  
   Я отзываюсь ласковым касаньем
   На этот миг полуоткрытых губ.
   И до сих пор не принял наказанья
   За то, что был с тобой излишне груб,
  
   За то, что смею отдаваться снова
   Чарующему блеску этих глаз,
   За то, что прямо не сказал ни слова,
   За то, что неподвластно мне сейчас.
  
   Меня ты примешь, и в моем молчаньи
   Тебе почудится величия прибой.
   А мне?..
   Мне - как обычно - наказаньем
   Потом придет прощание с тобой...
  
  
  
  
  
   БОЛЬ И СЧАСТЬЕ
  
  
   Боль... - Она нужна? Какого черта?
   Проще положиться на судьбу...
   И не спорить... Не доказывать кому-то:
   Что такое счастье, почему...
  
   Стынут пальцы, за окном стемнело,
   Взгляд, прорезав эту темноту,
   В небесах, написанную мелом,
   Прочитать старался надпись ту.
  
   Робко, неуверенно, стыдливо,
   "Да" и "нет" мешая наугад,
   Отыскать в себе пытаясь силы,
   Нет решимости не посмотреть назад...
  
   Не смотреть! Ни мигом, ни безумством...
   Лишь вперед неясною тропой!
   И в своих руках лелеять чувство -
   Если может дать оно покой...
  
  
  
  
   НЕ ВЛЮБЛЯЙСЯ!
  
   Я ревную?!! Бог ты мой!
   Хотя... ревную...
   Просто, вспоминая тот покой,
   Где не голос - пальцы лишь чаруют,
   Снова встретившись - уже с чужой - тоской.
  
   - Не влюбляйся!
   Я? Я не умею...
   Я - на солнце млеющий удав.
   Превозмог! И больше не жалею,
   Наконец таким далеким став.
  
   И с тобой сражаться я не буду.
   Вот моё плечо - доверь ему!
   У тебя шальная амплитуда
   Чувств, желаний...
  
   Я в глазах тону?
   Нет, я не тону - я поглощаю
   Негативный блеск в твоих глазах...
   Я пью кофе. А тебе, конечно, чаю? -
   Всё смешаем в каплях на губах...
  
  
   Я НЕ ЛЮБЛЮ!
  
   Я не люблю!
   Любить наполовину -
   Почти безумие, когда, лишившись крыл,
   Летишь к огню, тебе стреляют в спину,
   Но ты летишь - пока не гаснет пыл,
  
   Сходя с ума,
   Бессонными ночами -
   Родное имя шепотом твердить,
   Неся свой крест на гору с палачами,
   Ласкать, лелеять,
   Не желая быть заброшенным,
   Пригретым, очерёдным,
   Случайным встречным милостью судьбы...
  
   И, понимая разумом, что поздно,
   Пытаться вырваться, вставая на дыбы.
   И потому
   Я говорю: - Ты слышишь?!!
   Не смей пенять на холодность мою!!!
   Пока жива ты в сердце - не услышишь!
   Я ласков, нежен, добр, но...
   Н Е Л Ю Б Л Ю ! ! !
  
  
  
   НЕ ДЕЛАЙ БОЛЬНО
  
   Зачем мне это? - Я пока не знаю...
   Улыбки, встречи, сборы второпях...
   Я для себя как будто открываю
   Неведомый мне мир в твоих глазах.
   Они... Шальные! В них усталость с жаждой
   Последнего глотка... И боли вкус...
   Они меня заставили однажды
   Взлететь!
   И... пожалеть...
   - но это пусть...
   Контрастным душем - то тепло, то холод,
   То айсбергом, то жаром из печи...
  
   Я нужен, чтобы утолить твой голод?
   Тогда зачем терзания в ночи?
  
   Зачем слова как будто я прохожий
   (зашел попить чайку и ухожу)?
   Я не святой, грешил не раз, но всё же...
   Я, кажется, живой - ведь я дышу?
  
   Прогонишь - я уйду, не потревожу,
   Я скован страхом потревожить боль...
   "Не делай больно..."
   Ты не делай тоже...
   Что с нами? Мы - играем роль?..
  
  
  
   ДА и НЕТ
  
   Мы разные... Я знаю и скорблю.
   Возможно я не тот, и ты - другая...
   Но прежде, чем сказать, что я - "люблю",
   Я должен знать! А я пока не знаю...
  
   Да, мило напроситься на чаи,
   Хотя я больше кофе уважаю...
   Оставь пока терзания свои...
   Нам хорошо?.. Налей-ка лучше чаю.
  
   Среда, суббота, четные...
   Часы
   Отпущенное время отмеряют...
   Желания ложатся на весы -
   То тянут вниз, то облаком взлетают...
  
   Я ухожу. Ты молча смотришь вслед...
   О встречах будущих -
   Ни слова! Ни полслова!
   А будут ли?
   Опять - ни "да", ни "нет"...
   Как шатко всё!
   ... ты к этому готова...
  
  
   АЛЛЁЁ!
  
   Я не приду. Не мучайся молчаньем.
   И не терзай безмолвный телефон.
   Он не ответит ласковым признаньем,
   Не потревожит ночь знакомый звон.
  
   Гудок, "аллё", и снова в трубку дышишь,
   Себя опять пытаясь побороть.
   - Аллё!.. Аллё!
   Молчание всё тише...
   Молчание, тревожащее плоть...
   - Я знаю - ты... Опять чего-то хочешь,
   Но гордость слова не дает сказать,
   А ведь, всё просто...
   Нет - тогда уходишь,
   И не пытайся больше волновать!
  
   Да, я бешусь! Зачем? И сам не знаю.
   Учись решать! Так проще и теплей.
   - Не знаю... Не хочу... Я замерзаю...
   - А я - живой! Учись решать! Взрослей!
  
  
  
   ВЕДЬ ТЫ МОГЛА...
  
   Вот этот миг! Ушедшее тепло,
   Обратно не сулящее возврата,
   И разговор из горьких, бьющих слов...
   И понимание - как надо и не надо.
  
   К чему жалеть, коль холодно в груди?
   К чему пытать пощечиной ответов?
   Не можешь дать? Так молча уходи,
   Когда решила - не за чем и это.
  
   Цепляешь словом - хочется вернуть?
   Найди слова, чтоб грели, окрыляли,
   Я не забыл тот день, ведь ты могла...
   Я был тобою окрылён! Вначале...
  
  
   БЛИЗНЕЦЫ?
  
  
   Божественна! Изящна и... греховна...
   Соблазном глаз пропитана насквозь,
   И так же, как и я, немногословна,
   Бросаясь вновь в пучину сладких грез.
  
   Зовешь и гонишь, тянешь и толкаешь,
   Двулична, многолика и... одна...
   Обидеть норовишь и не прощаешь,
   Молчанье скрыв под пеленою сна.
  
   Желаешь быть, но как-то осторожно,
   Улыбкой даришь и потом клянешь...
   Любви ты хочешь? Это невозможно,
   Учись любить сама и не тревожь...
  
  
  
  
  
  
  
   СОН
  
  
   Ошибусь как всегда. Бывает...
   Сон в дорожной пыли растает,
   Дунет ветер сомнений полный,
   О причал разобьются волны,
  
   И негромко, как по подсказке,
   Мне на ушко прошепчут с лаской:
   - Ты иди, у тебя дорога
   Мимо нас, не своя - от Бога,
  
   Ты пройдешь и не оглянёшься,
   Не найдя то, о чем клянешься...
  
   Не клянусь, но иду и страшно -
   Где ж потерян я был вчерашний?..
  
  
   ОБОЖАНИЕ
  
   Я не столь благороден мы'слями,
   И не так благородна кровь,
   Чтоб тебя отдавать Всевышнему
   За святую его любовь.
   По-земному, в утехах огненных
   Я б ласкал и ласкал тебя,
   Так, что ангелы даже подняли б,
   Из под ног унеслась земля.
  
   На коленях, как пред иконою,
   Даже в мыслях, или во сне,
   Всей душою своей бесплотною
   Преклоняюсь, горю в огне.
   И в непонятом обожании
   Отрываюсь от чуждых глаз -
   Я не знаю о мироздании -
   Мне с тобой хорошо, сейчас!
  
   Я, как ветер, что очень ласково
   Обдувает лицо твоё...
   Все слова - те, что есть - затасканы,
   Просто нам... хорошо вдвоем...
  
  
   МОТИВ
  
   Боль и радость мешая в оргазме,
   Потность тел отметая как миф,
   Не почуешь ты, милая, разве
   Слов несказанных тихий мотив?
  
   Даже если улыбка мелькнула,
   Озарив на мгновенье твой лик -
   Это просто устав караула?
   Честь отдать на сверкающий штык?
  
   Неужель не понятны признанья,
   Как бы ни был я грешен и груб,
   Когда снова приходишь в сознанье,
   Ощущая касание губ?
  
  
   СЛОВО
  
   Отдай мне улыбку - ее я упрячу подальше,
   От взглядов завистливых, шепота из-за спины...
   Искренность в ней, для меня, нелюбящего фальши,
   Больше, чем ты или я в ожиданьи весны.
   Больше, чем складки уставшей измятой постели,
   Больше заботы о будничном грешном житье,
   Я расскажу то, чего мы с тобой не успели
   В нашем молчании оба сказать о себе.
  
   Пальцами смятую простынь пытаясь разгладить,
   Прямо в лицо поднимаешь встревоженный взгляд,
   Ласково трону волос обжигающих пряди,
   Голосом хриплым пытаясь подстроиться в лад.
   Но не сумев распознать в ожиданьи улыбки,
   Руки потянутся, взяв сигарету, к огню,
   Я растерялся в своей неудачной попытке,
   Вымолвить слово, такое простое - люблю.
  
  
   МОЛИТВА
  
   Напои меня чистой прохладой,
   Родниковой студеной водой,
   И, умерив душевную жажду,
   Уведи заповедной тропой.
   Схорони от нескромного взгляда,
   От усмешек безликой толпы,
   Дай понять, что присутствие рядом
   Порождает не стон и мольбы,
  
   А безмерную ласку и нежность,
   И желание крепостью быть.
   Не развратным, циничным и грешным...
   Помоги мне! Дай силы любить!
   Будь отдушиной, верой, желаньем,
   Будь наградою и колдовством,
   Будь причастьем, соблазном и ядом,
   Но не стань непосильным крестом!
  
  
   ДВА СВЕТА ГЛАЗ
  
  
  
  
   Два света рядом...
   Призрачный и теплый,
   Один пытается согреть и уберечь,
   Другой питает зельем, словно ядом,
   Но манит тоже ожиданьем встреч.
  
   Кому отдаться?
   И кому нужнее?
   Греховным быть и мучаться опять?
   Или вдали, как облако, держаться,
   Не позволяя слезы проливать?
  
   Или без чувства
   Долга, обязательств,
   Лететь навстречу туче грозовой,
   Искрясь под небом молнией безумства,
   Презрев рассудка голос и покой?
  
   Я расстаюсь!
   И возвращаюсь снова...
   В одном лице - и грешник, и триптих,
   Готов принять, отречься... И боюсь
   Себя связать или опутать их.
  
   Со стороны -
   Идет борьба за власть,
   Нелепая - бессмысленно и жестко,
   Но как судить? Мне оба-два видны,
   Два света глаз, без вычурного лоска...
  
  
   АНКЛАВ
  
   Я знал, я ждал, что позвони'шь,
   Что мочи нет всегда скрываться!
   Я знал! Я помню, как любил,
   И то, как тяжело расстаться!
   Свой дар с яичницей смешав,
   (нескромно, знаю, ну и что же!)
   Свой независимый анклав
   Стремлюсь расширить, но стреножен.
   Куда ни сунусь - рядом ты,
   Куда ни ступишь - я по следу,
   Соединяются мосты,
   И их взрывать - желанья нету.
   Да что со мной? Довольно слов!
   Ты всё поймешь и не осудишь,
   Пусть я гляжу поверх голов,
   Но ты же (правда?) рядом будешь...
  
   * * *
   На стоящие вопросы нет ответа,
   Или есть, но все - не те, не так...
   Дверь почти прикрыта, лучик света...
   Только, если приглядеться - мрак...
   Лишь одно признание - простое -
   "Твои руки ласкою полны..."
   Видно - ничего уже не стою,
   Если раньше стоил - это сны.
   Да, я знаю, мертвый стал - как призрак,
   Вышел под покровом темноты...
   В этом одиночестве - беды знак,
   Как ни прячу - видишь даже ты.
   Можно быть и бестелесным духом,
   Можно снов своих не замечать,
   Только... просыпаюсь, и под ухом
   Слышу вздох - стараюсь не кричать:
   - Ну, зачем, зачем?!!
   И нет ответа...
   Капелька желаний и тепла...
   Больше ничего от жизни этой
   Мне уже не получить сполна...
  
  
   Я - ЕСТЬ?
  
  
  
  
   Боясь не Бога, и не черта - лишь себя,
   Ревниво ограждая от эмоций,
   Нарушив строй невидимых пропорций,
   Я обделял себя, как видно - зря...
  
   Замкнув в кругу невидимых вещей,
   Не признаваясь в клятвопреступленьи,
   Душа моя не жаждала отмщенья,
   Лишь намекнув слегка, что я - ничей.
  
   А я не спорил, знал, что так и есть,
   Что в мыслях, озабоченный собою,
   В слепом экстазе предавал покою
   Не только образ жизни - даже честь.
  
   Пусть оставался в рамках бытия,
   Но как-то неразумно и жестоко
   Сумел брильянты разменять до срока,
   А также - до последнего рубля.
  
   Теперь на мир с немыслимой тоской
   Смотрю протяжным взглядом полудурка,
   Приносит радость только кофе в турке,
   Лью в пропасть чашки бронзовый настой.
  
   Я перестал бояться темноты
   Своей души, и вольно иль невольно
   Стилет втыкаю в сердце, и - не больно,
   Лишь бьется фраза: - Сколь реален ты?
  
  
   А НАПОСЛЕДОК Я...
  
   Я скажу. Однажды. Без повторов.
   Был намек и капелька тепла.
   И за ней я пробирался вором.
   Темной ночью. Если ты могла.
  
   Милых слов? Их нету. Растерялись.
   Только нежность взгляда, ласка рук.
   Да и нежность тоже потерялась.
   Значит - только ласка. И испуг.
  
   Скован, насторожен. Безответно
   Распознать пытаюсь первый миг -
   Ощущенье крыльев. Только - тщетно.
   Или я дурак, или - старик.
  
   "Я так не хочу..." - А что ты можешь?
   Разогнаться в стену головой?
   Да, от этих слов мороз по коже.
   Только, извини, - я не с тобой...
  
  
  
   ОГОНЬКУ НЕТ?
  
   Вот и всё...
   И я (поверишь?) не заплачу...
   Сигарету разминая по привычке,
   Представлял себе когда-то всё иначе...
   (Жестом по карманам - были спички)
  
   Он, она... Какое к черту обожанье?!
   Ты и я... Мы и без сказок что-то можем...
   Нет ли огоньку? Забыл случайно...
   Может от того мороз по коже?
   Или слов твоих узорный иней
   Так сумел сковать каналы сердца,
   Что в твоих губах родное имя
   Не дает возможности согреться...
  
   ...я тебя никогда не забуду
   я тебя никогда не увижу... (с)
  
  
   Солнце клонит к закату упруго,
   Пробиваясь сквозь тучи и крыши...
   Мы всего лишь на шаг друг от друга,
   Но так часто друг друга не слышим...
  
   ***
   И увидев лишь отблески чуда,
   Подкрадусь, замирая, поближе...
   Что с тобою недолго я буду,
   В этот миг даже сам не увижу.
  
   Струны тронуть рукой попытаюсь
   Неуверенно и осторожно,
   Каждый вздох и аккорд восхищаясь:
   - Неужели такое возможно?
  
   Не позволю себе усомниться,
   Прижимая дрожащие плечи,
   Что скупая слеза на ресницах
   Означает короткую встречу.
  
   Пусть не тронет тебя сожаленье,
   Не порвет ожиданье на части...
   Опущусь пред тобой на колени,
   Чтоб запутаться в запахе счастья.
  
   Чтоб вздохнуть, заблудиться, забыться,
   На руках закружить над землею!..
   Сколько это еще ни продлится -
   Нам сейчас не расстаться с тобою...
  
   ***
   А когда через грохоты молний
   От тебя не услышу желанья,
   Я уйду, растворюсь, не исполнив
   Свой аккорд, сочиненный к прощанью...
  
  
   КОРРИДА
  
   Коррида кончена, остались только титры...
   И горький запах огненных волос
   Оставил просто боль - теперь мы квиты,
   И я в своих ладонях не донес
   Глоток любви - глоток живой водицы -
   До губ своих... Предательски рука
   Мне не позволила победой насладиться,
   Сведя порыв до уровня греха.
   Я б проклял всё, но я уже не в силах
   Вершить свой суд, пройдя через рубеж,
   Где тает ласка глаз, далёких, милых,
   Быка пославших биться на манеж...
  
  
   СЫН ПЕЧАЛИ
  
   Холодный, вычурный, нелепый
   Вознесся в небо обелиск,
   Как жизни всей прожитой слепок -
   Судьбе я предъявляю иск.
  
   Мои невзятые высоты,
   Мое веселье и печаль
   Выстраиваю словно соты
   Нагромождением на сталь
  
   Скелета принципов и правил.
   Без исключенья, каждый день,
   В себе я что-то жестко правил
   И даже в миг, в который лень
  
   Себя поднять из чрева ложа,
   Мой мозг подтачивало вновь,
   Что лишь одно меня тревожит,
   И лишь одно волнует кровь.
  
   Я - горький сын своей печали,
   Иду с поникшей головой
   От той любви, что мне вначале
   Казалась райской, неземной...
  
  
   АХ, ЕСЛИ Б ЗНАТЬ!..
  
  
  
  
   Сегодня получил предупрежденье,
   Что будет шторм и, может быть, гроза...
   Да, ветер был, он пыль смахнул, ступени
   Чисты и ти'хи. Вспомнился вокзал...
  
   Полупустой, по-утреннему спящий,
   Полна окурков урна у дверей,
   Промчался поезд, мимопроходящий,
   Мигнул зовуще стайкою огней.
  
   Нет, то - не твой, твой будет чуть попозже,
   Есть время утолить желанье губ,
   Но бьется пульс, сознание тревожа,
   Под проседью виска. Упрямый чуб
  
   Нарушил бег мыслей о расставаньи,
   Под ласку пальцев запросился вновь...
   Зачем слова? И жест прольет признанье
   О чем-то тихом, с именем "любовь".
  
   Печальный взгляд с тоскою ловит стрелки
   Часов вокзальных, время тормозя...
   И долго будет грязная тарелка
   Стоять немытой с надписью "нельзя"...
  
   "Нельзя остаться" - вилка мысль озвучит
   Своим касаньем донышка судьбы.
   - Ах, если б знать!..
   - Не надо, будет лучше!.. -
   В прощальном взгляде капелька мольбы.
  
  
   ПОСЛЕДНИЙ ПОЛЕТ
  
   Посадка. Шум винтов и мягкий взлет.
   И возбужденье чьих-то глаз напротив.
   Последние инструкции, и вот -
   Зажглось табло, гася позывы к рвоте.
  
   Стальная птица, чрево распахнув,
   Зависла в воздухе, в лицо холодный ветер..
   "Пошел!.. Пошел!.. Пошел!.." Ловлю испуг,
   Прорвавшийся через стальные сети
  
   Моих мысле'й... Инструктора рука
   Замешкавшихся жестко подгоняет
   Шагнуть в проем на эти облака,
   Которые прекрасны, но пугают.
  
   Вот мой черед, уняв в коленях дрожь,
   Без тени деланной, неискренней бравады,
   Я обернулся и в глаза ему: - "Не трожь!
   Я выйду сам... Пойми, прости, так надо..."
  
   И сделал шаг навстречу пустоте,
   Перевернувшись, шнур схватил руками -
   Я полечу не как другие, те,
   Кто купола раскрыл под облаками.
  
   Хмельной глоток, поток, движенье рук,
   Пусть на мгновенье, став подобьем крыльев,
   Освободили скомканный испуг,
   Когда от лишнего меня освободили.
  
   В лицо напор - сметает мысли, страх,
   Рождает ликование в полете -
   И я захлебываюсь, в жизни испытав
   Известное из снов. Раскинув локти,
  
   Поймав струю, как тот бумажный змей,
   Что рвется ввысь, но скован крепкой нитью,
   Я горд собой, что нынче без затей
   Сумел из правил и инструкций выйти.
  
   Свободы миг! Уставшая земля
   Навстречу мне раскинула объятья
   И тянет... Но теперь не мать моя -
   Убийца, неузнавшая проклятья!
  
   И я смотрю не прямо подо мной,
   А в дымку, вдаль, за кромку горизонта,
   В надежде снова стать самим собой,
   Ломая линию невидимого фронта.
  
   Рожденный ползать все же полетел!
   Без привязи, вне строя, без удил!
   Забыв о слабости, на время взятых, тел...
  
   А парашют я так и не раскрыл...
  
  
  
   НИ КАПЛИ КРОВИ
  
   Я опущу полог своей пещеры,
   Чтоб даже ветер не принес глотка
   Моей, когда-то созданной мной, веры,
   И буду спать грядущие века.
  
   Быть может сон избавит мир от новых
   Моих сомнений, поисков себя,
   И этих мыслей, черных и пудовых,
   Толкающих и тянущих меня
  
   На самый край безумства и кощунства,
   Вульгарности и пошлости лихой,
   Пусть я оставлю мир с тревожным чувством -
   Каким бы ни был - он живет такой!
  
   А я... Я мертв не менее, чем камень,
   И холоден не менее того...
   Но почему-то постоянно манит
   На мир извергнуть семени пятно...
  
   Покойся с миром, дух моих проклятий!
   Презреньем душу опаляя мне,
   Ты не оставишь даже рыжих пятен,
   На этой чистой, девственной стене...
  
   Я прощаюсь.
   не грустно и зябко.
   Я отныне не верю в добро.
   Не жалейте, от жалости гадко,
   Я решил и уйду все равно.
  
   Что мне взять?
   Мне не нужно чужого,
   И свое то хранил кое-как...
   Если только прощальное слово
   Я приму, как признания знак.
  
   Я любил...
   Безответно и странно,
   И не видел напасти конца,
   Все исчезло за дымкой тумана...
   Нет, не всё, но морщины с лица
  
   Не стереть,
   И не вытравить память
   От когда-то оброненных слов,
   Что умеют и мучить, и ранить,
   И еще не нашлось докторов.
  
   Я запомню
   Неловкие рифмы
   И улыбки на лицах друзей,
   Пусть они нереальные мифы,
   Сохраню и отправлю в музей.
  
   Я уйду,
   Не рыдайте, не плачьте!
   Не кидайтесь с обидами вслед...
   Я устал, и мне нужно иначе
   Получить в этой жизни ответ.
  
   Кто я вам?
   Лишь случайный прохожий,
   Обнаживший затронутый нерв,
   Появился не зван, и не прошен,
   Обожающий ласковых стерв.
  
   Если нужен,
   Найдёте - сумейте!
   Я реален и кану в реал...
   За здоровье бокалы налейте,
   Вспоминая, как я обожал...
  
  
   ВАМПИР
  
  
   Я снова отступаю в темноту...
   Не подобрав слова и веский повод...
   И ощущая сердцем дикий холод,
   Не смог избавиться от привкуса во рту.
  
   Вампир? Наверное...
   Чужая кровь? Пустяк!..
   Чужие слезы мягко вытирая,
   Клыками острыми, найдя момент, вонзаюсь
   В надежде, что теперь отступит мрак.
  
   Но снова привкус горечи настиг,
   И жжет и мучает надеждой искупленья.
   Но кто простит все эти прегрешенья,
   И этот вой, глушащий чей-то крик?
  
  
  
   ГРЕХ
  
  
   Не трогайте меня! Я - прокажённый!
   Мой знак - беды! Мои уста - не мед!
   Вам не услышать возглас окрыленный
   Моей души, она замерзла - лед!
  
   Идите с миром, тешьтесь обожаньем!
   Закрыта мне дорога в монастырь!
   Я божий дар - как агнца на закланье!
   Продался дьяволу, и я теперь - упырь!
  
   Мой грех - не ложь, не клятвопреступленье,
   Не зависть, не корысть, не воровство,
   Я не дошел до плоти умерщвленья,
   Я грешен, истязая естество:
  
   Я не палач, но боль свою смакую...
   Я не пиит, но тешусь лаской строк...
   Я проиграл, но всё же - торжествую!
   Я душу продал. В этом мой порок.
  
  
   Я ХОХОЧУ!
  
   Я хохочу! Ломаюсь впополаме!
   Икота до печенок добралась!
   Я хохочу, когда овеян снами,
   И хохочу я, разрывая связь.
  
   Но вот - проснусь,
   а за окошком - серо...
   Лишь паутиной иней на стекле
   Слегка прикроет траурную стену
   Убитых чувств.
   Как скатерть на столе.
  
   На скатерти пятно разлитой боли,
   Пустой стакан, заморская бутыль.
   Да, я бывал, и часто, своеволен,
   В глаза пуская золотую пыль.
  
   Но просыпался в сумраке вечернем,
   Хватался за безмолвный телефон,
   И образ воскрешать пытался стервы,
   Которая родила дикий стон...
  
   Да что ж теперь?..
   Лишь смех, и тот - с надрывом.
   С тоской целуя чуждые уста,
   Я говорю себе без перерыву:
   - Я не люблю!
   Ведь я любить - устал.
  
  
   * * *
  
   Я напишу... Ты только позови!
   Что нам с тобой разбуженный Везувий?
   Он не сожжет и не разбудит мумий,
   Расплескивая лаву из крови...
  
   Лишь черный пепел... Меркнут небеса,
   Подернет их лирическая копоть...
   А для любви - осталась только похоть,
   Когда пытаешься открыть сезам...
  
  
   КАК КОШКА С МЫШКОЙ
  
  
  
  
   Слова, слова... Бессмысленны и лживы,
   Как прошлый снег, забывший о весне...
   Снежинки падали с небес неторопливо...
   Но оставляли память о себе...
  
   Растаяли, прощально улыбнувшись...
   И капельки полуночных звонков
   С гудками быстрыми, короткими сольются,
   Забудутся за чередой ненужных снов.
  
   Тогда, наверное, ты обретешь свободу,
   Как многая из многих, кто в ночи
   Не может спать. Не глядя на погоду,
   В глазах дождем слеза опять горчит.
  
   Но снова звон в кромешном полумраке
   Под утро, лишь приходит забытье,
   И телефон напомнит о маньяке,
   Терзающим спокойствие твое,
  
   Такое шаткое на сонном полувздохе,
   Но так же к трубке тянется рука,
   Как это было в прежние эпохи.
   И ты все так же ждешь его звонка...
  
   И он не подведет, разочаруют
   Лишь только интонации его...
   Вот так же кошка с мышкою флиртует:
   - Как ты? Что нового?
   - - Да, в общем, ничего...
  
  
   СМЕРЧ
  
   Я сегодня рассыплюсь на части,
   Не ищи меня, не трезвонь...
   Я еще не готов для счастья,
   Подставляя свою ладонь.
   Я еще, может, слишком хладен,
   Ненароком могу обжечь,
   И притушенный отблеск спален
   Пробуждает свирепый смерч.
  
   Он разрушит постройки ветхи,
   Грозовых стаю сгонит туч,
   На оборванной нежной ветке
   Не блеснет запоздалый луч
   Ни с потоком воды, ни с пылью,
   Ни с прощальным моим "прости"...
   Не стреноживай...
   Нужно крыльям небо ласковое спасти...
  
  
   КОНТРОЛЛЕР (прерываний)
  
   Прокомпостируй мне билетик, жизнь,
   Я оплатил короткую поездку,
   Но мне в ответ на это, как в отместку,
   Виток петли, такой, что - лишь держись.
  
   С глубокого пике и - снова вверх!
   Расчет не слишком выверен, но точен -
   От раскаленного светила в волоске
   Прошел на запад, избежав обочин.
  
   Кюветов, ям и взорванных мостов
   Мелькали кадры, титрами сменяясь,
   А я летел, в обломках отражаясь,
   И восстанавливая сломанный остов.
  
   Прокомпостируй мне билетик, жизнь,
   Я все прошел, и ты пройдешь, кондуктор,
   Когда мои исчезнут виражи,
   Которые... мне жалко почему-то....
  
  
   ГОРЕ ОТ УМА
  
  
  
  
   Писать стихи дрожащею рукой,
   Забыв о целомудрии бесстыдства,
   Нарушив утра призрачный покой,
   В котором ничего уже не снится -
  
   Не это ль горе? Горе от ума,
   От недосыпа красными глазами
   Перебирать уснувшие слова,
   Которые соединятся сами
  
   В неровный строй из рифм и полустрок
   Когда душа запросится наружу,
   Как будто говоря: - Ну как ты мог
   Держать меня запрятанной? К тому же -
  
   Не ты, поэт, достоин божества,
   А божество достойно милых строчек,
   Что тянутся со дна из-под вина,
   Когда ты только ими озабочен!
  
   Не дрейфь, поэт!
   Пусть в муках, пусть в тоске
   Тебя преследует и просится наружу,
   Что неподвластно звону в кошельке,
   Что согревает многих... даже в стужу...
  
  
   ГЛУПАЯ
  
   Я думаю, что я пойму,
   Когда ты так неосторожно
   Сквозь пелену и злую мглу
   Ко мне стучишь:
   - Позвольте?
   - Можно...
   - Я Вас люблю...
   - Зачем же так? В мои стихи?
   - Вы сладкий гений...
   Слова рифмованной строки
   Мне дарят массу впечатлений...
  
   - Слова?.. Слова... При чем тут я?
   Я просто их слепой попутчик,
   Недаром сонная толпа мне говорит,
   Что можно лучше...
   Но я не в силах изменить
   их грустный строй...
   - За ними чувства!
   Не каждый может так любить...
   - Пустое всё! И миг безумства
   Прошел и канул в никуда,
   Оставив в сердце лишь пустоты...
   Их полнит талая вода...
   До боли, тошноты, до рвоты!..
   - Я Вас люблю...
   - Да нет же! Я
   Уже не вызываю страсти,
   И сердце, полное огня,
   Сгорело в пламени, на части
   Разорвалось...
   - Потоком брызг, как водопад,
   Искрясь на солнце,
   Вы зажигаете других...
  
   - Не надо так!.. В колодце донце
   Уже пустое... Извини...
   Я не достоин и не в силах...
   Огня не будет, только дым...
   И даже жизнь сама постыла....
  
  
   ТЩЕСЛАВИЕ
  
   О, если б ты могла, хотя б на миг,
   Себе представить шаткость пьедестала,
   К которому стремится твой язык,
   Ты б поняла, насколько это мало.
   Играть словами, рифмами стихов
   Подвластно многим, пусть они стремятся
   На них сменить покой и ласку снов.
   А я устал играть и притворяться.
  
   Я более не жажду написать
   Какое-либо "вечное творенье",
   Творений тьма, поэтов тоже рать,
   Но я не вижу, чтоб родился гений.
   Да и стихи... Я молча их терплю
   И выставляю. Да, и я тщеславен.
   Войдя в азарт, подобен кораблю,
   Зашедшему на время шторма в гавань.
  
   Здесь время есть переосмыслить путь
   Среди других - далеких и безбрежных.
   И иногда мне хочется уснуть
   Под песню волн, качающих так нежно.
  
  
  
   * * *
  
   Я знаю все твои стихи -
   Они наполнены тоскою...
   Как скальный берег у реки,
   Не расстающийся с прибоем.
  
   А волны омывают брег,
   Одна другую нагоняя,
   Но для тебя прекрасней нет
   Кусочка призрачного рая,
  
   Придуманного вопреки
   Твоим основам и устоям.
   Ты просто берег у реки,
   Ни дня не знающий покоя.
  
  
   ГЛАЗА И ГРИМ
  
   Ты знаешь, чем рубцы дороже грима?
   Да нет, определяют не рубли...
   Я про рубцы в душе... Они незримо
   Ложатся маской на черты твои.
  
   Ты знаешь, зеркала - они смеются,
   Когда глядят, как ты стремишься скрыть
   Свою печаль, и подставляют блюдца
   С кремами, пудрами, тенями.
   Полюбить
   За эту фальшь-броню тебя не в силах,
   Но и не скажут, просто промолчат,
   Что нет дороже глаз, таких красивых,
   Пусть даже в них чуть-чуть притухший взгляд
  
   Ты их не спрячешь, не укроешь тенью,
   Не разрисуешь тушью, и они
   Останутся единственными, теми,
   В которых истина со дна души сквозит.
  
   Всё наносное - мишура! Она же - тленна!
   Она меняется, не знача ничего!
   И только лишь глаза имеют цену,
   Когда глядишь задумчиво в окно...
  
  
   ...СЛОВА И ЧЕГО-ТО ЕЩЕ...
  
   Он ушел не простившись, на прощанье - ни слова,
   Видно не было слов этих самых в душе,
   Только двери у лифта отозвались сурово,
   Да котенок мяукнул на втором этаже.
  
   Он ушел через время, не сумев оглянуться,
   Не найдя нужных слов и чего-то еще,
   Может знал, может нет, что уже не вернуться,
   За оставленной шляпой иль забытым плащом.
  
   И уходит песок под ногами, и время
   Открывает ненужный и размеренный счет,
   С опозданием память принесет сожаленье,
   И найдутся слова, и чего-то еще...
  
  
   ДОЖДЬ И ПЕПЕЛ
  
  
  
   Что ты думаешь, скажи -
   Обо мне, о наших встречах?..
   Говоришь, что время лечит...
   Но зачем такая жизнь?
   Если пусто на душе,
   Если горькое бездушье
   Остужает сердце, душит,
   И оправой Фаберже
  
   Плотно сковывает камень,
   Пусть он ценен, но в плену,
   И обычными словами
   Не прогонишь пелену
   Мыслей горьких, фраз стандартных,
   И вопросов череду.
   Тщетно ищешь путь обратно,
   День за днем живя в аду.
  
   Что ты думаешь, скажи -
   Где собрать остатки веры,
   Чтоб растрепанные нервы
   Не запутались во лжи?
   Чтоб с усильем сделав шаг,
   О предательствах не помнить,
   Уговаривая память
   Не твердить, что рядом враг.
  
   Убаюкивая ночь,
   Дождик шепчет монотонно:
   - Всё проходит, сгинет прочь...
   И, его послушав, сонно
   Пепел, падая во тьму,
   Задержался на карнизе...
   Сколько вечных "почему"
   Нам сопутствует по жизни!..
  
  
   ТЕЛО
  
   Я губ искал...
   Ты предлагала тело...
   Как будто панацею от всех бед...
   Но я терпел, и ты со мной терпела,
   Не в силах дать просящийся ответ.
   Моя рука
   Добилась бы признаний,
   Дошла б до точки, за которой мы
   Нашли бы и тепло, и пониманье,
   И близость волновавшую умы
   И тело...
   Нет, я не намерен дальше
   Вести игру в волнующем ключе,
   Я, как никто, сбегаю прочь от фальши
   В бессмысленности манящих речей.
  
   Я вырос раньше, чем тебе хотелось,
   Моих пеленок прах давно исчез.
   Боюсь, когда мне дарят только тело,
   Их много рядом...
   Но мне легче без...
  
  
  
   УСЛАДЫ МИГ
  
   Уходят в ночь печали и тревоги.
   Не надо слов! Не надо, не клянись!
   Кто виноват, что те пути-дороги,
   Не слившись, в одночасье разошлись?
  
   Был ветер зол, в глаза - частицы пыли,
   А после дождь - он вымочил до пят.
   Кто виноват, что если силы были,
   Исчезли, сгинули и - не вернуть назад
  
   Ни лет, ни чувств?.. Всё в пелене тумана
   Растаяло, и мелкий, липкий дождь
   Приносит только с каплями обмана
   Услады миг, а не признаний гроздь
  
  
   НЕ КАК ВСЕ
  
   Ты удивляешься, что я звоню нечасто,
   Что редко появляюся в гостях...
   Покрывшись коркой ледяного наста
   Теряется дорога, словно мстя
   За тщетные попытки стать дороже,
   Не быть очередным, одним из тех,
   Кто лишь на миг нечаянно тревожит
   И прочь уходит, убивая смех.
  
   Дано мне было время, я усвоил
   Хороший тон изысканных манер,
   И я не нападаю - я не воин,
   И не сторонник примитивных мер.
   Но свет мне чужд, снобизма лесть, бравада
   Не для меня. Я чувствами живу.
   Прости меня, уподобляться стаду
   Я больше не сумею. Никчему.
   Лишь грусть.
   Я одинок в своей гордыне быть не как все.
   Я выбрал свой удел.
   Ты в памяти, но пусть тебя покинет
   Желание сближенья наших тел.
  
  
   ВЕКСЕЛЬ ЛЮБВИ
  
   Запой, соловушка, запой,
   О той любви, что нет отныне,
   О том, зачем идут в запой,
   Когда душа и тело стынет.
  
   Как пьяно тянутся уста
   К очередной ненужной рюмке,
   И как последнюю из ста
   Пристроят к выпитой колонке.
  
   И пусть любая рюмка мнит
   Себя приятней предыдущей,
   Я ей прощу невзрачный вид,
   Поскольку занавес опущен
  
  
   ЧУЖАЯ СТАНЦИЯ
  
   Вы меня не любили,
   Вы тоскою укутали плечи...
   Где терялась наивность?
   Где пылали пожаром огни?
   Пусть желанною были,
   Но, все-таки, это не вечность,
   Это просто осколок
   Звезды затерялся вдали.
  
   Вы всегда при параде,
   Даже в милой обертке домашней,
   Я за Вами, как паж,
   На цепочке от самой двери...
   Вам меня не забыть...
   Но, поверьте, что это нестрашно.
   Вам неведомо чувство
   Смятенья в горячей крови.
  
   Вам доступен уклад,
   Образ жизни прелестной игрушки,
   С Вами нужно играть,
   Отдавая себя целиком,
   Я исчезну однажды...
   Не плачьте, не рвите подушки,
   Мне чужда Ваша жизнь,
   Я чужой в ней,
   И чужд этот дом.
  
   На рассвете взовьюсь,
   Брошу нежности краткую накипь,
   И пока Ваших глаз
   Не коснулась немая слеза,
   Незаметно рукой
   Уроню бесполезную на пол,
   И исчезну в ночи,
   Оставляя бездушный вокзал...
  
  
   ВАМ МЕНЯ НЕ СОГРЕТЬ
  
  
  
  
   В небеса поднимаю свой взор -
   Я не свят, я виновен и грешен,
   Без любви я люблю - безутешен,
   Забираю любовь точно вор.
  
   Кто вы, милые? Бойтесь проклятья,
   Что легли на судьбину мою,
   Я уже не шепчу - я пою,
   Оставляя влюбленных без платья.
  
   Подарю вам лишь миг, а потом
   Будет память и долгие слезы,
   Вам меня не согреть, и морозы
   Навсегда поселились в мой дом.
  
   Милых строчек пленительна вязь,
   Вы, как многие любят ушами,
   Не заметили грязь под ногами,
   Когда шли на свиданье, смеясь.
  
   Подарив вам всю нежность свою,
   Что растратить не смог мимоходом
   За минувшие горькие годы,
   Ухожу и о встрече пою.
  
   Но вернусь ли? Вопрос не ко мне...
   Слишком выборочно, осторожно
   Я ступаю свой шаг, если можно
   Вас коснуться, не вспыхнув в огне.
  
  
   СВЕЖИЙ ЩАВЕЛЬ ДОЖДЯ (с)
  
  
   Свежий запах волос,
   Так лениво подушку усыпав,
   Напророчит виденье
   И снова - как канет в туман!
   Глянешь в зеркало мельком,
   Там - лишь отраженье улыбок,
   Явь покажет себя,
   Как немыслимый чей-то обман.
  
   Резкий окрик ворон
   Запятые расставит и точки,
   И напомнит о жизни,
   В которой игра лишь и блеф.
   Взгляд, метнувшись в кровать,
   Остановится снова на дочке,
   И подскажет чужим -
   Для тебя нет других королев.
  
   Ты ломаешь каноны,
   Слишком грубо играя строкою,
   И живешь на вулкане.
   Но чувствуешь - словно в плену,
   Стеб летит с языка,
   Дополняя мельканье вороны,
   Но с каким удовольствием
   Слышишь сопенье в углу.
  
   Брось косметику к черту!
   Побежали - наполним кувшины
   Дождевою прохладой,
   Напомнившей щавеля вкус!
   Птичий хор нам вдогонку,
   А мы - перегоним машины,
   И под горку по саду,
   И пусть нам завидуют! Пусть!
  
  
   ЕСТЬ ТОЛЬКО МИГ (с)
  
  
   Я вопьюсь в твою плоть языком,
   Что могуч, слогом дерзок,
   Но сейчас он ласкающ и нежен,
   Как признанный бог,
   Разноцветьем нежданным
   На солнце играющих фресок
   И дрожаньем пугающим
   Полнит смущенный лобок.
  
   Как же ласково тянутся
   Волос приглаживать руки!
   Изгибаешься, голову
   В сильном желаньи прижать,
   Чтоб наполнить себя до краев
   Этой сладостной мукой,
   И в агонии страстной
   Все крепче и крепче держать.
  
   Два соска - две скалы -
   Как не тронуть случайным движеньем
   Эти Пики Любви,
   Эту горную гордую стать?
   Подразнить дуновеньем,
   А после их, без сожаленья,
   Чуя силу свою,
   Сильной властью безжалостно смять.
  
   Пусть проснется опять
   В засыпающем жерле вулкана
   Неподвластный тебе,
   Пылкий, жадный, зовущий огонь!
   Я возьму этот миг, оценю,
   Что - ни поздно, ни рано,
   Когда дьявольский корень
   Смущенная тронет ладонь
  
  
   ГРЕШНИЦА
  
   По ступенькам, по каменной лестнице,
   Прикрывая дрожанье свечи,
   Сколько раз ты, прекрасная грешница,
   Приводила случайных мужчин?
  
   Сколько раз отдавалась желаниям,
   Лживым клятвам, порокам страстей,
   Свою душу несла на заклание,
   Нарушая порядок вещей?
  
   Огрубела. Не чувствуешь холода.
   Разменяла невинность на быт.
   Стыд огнями огромного города
   От презренья надежно укрыт.
  
  
   А НУ, КРАСАВИЦА!
  
   А ну, красавица, станцуй!
   Не обольщайся вожделеньем,
   Мой мимолетный поцелуй
   Тебе подарит откровенье:
   В своем грехе - я черт и бог,
   Я - ласка дьявола, и больше!
   Меня пленяет стройность ног,
   Мной доведенная до дрожи.
   Я распаляюсь добела,
   Твоё предчувствие оргазма
   Заменит мне стакан вина
   И выплеснет потоки плазмы...
   О, этот миг! К нему стремлюсь
   В надежде снова возродиться!
   Пусть я несовершенен, пусть!
   Твое лицо сменяют лица,
   Желающие волшебства,
   Пусть мимолетно, пусть напрасно,
   Меня пленить.
   Мои уста
   Я отдаю потехе грязной...
  
  
   ИДОЛ
  
  
   Я не святая, нет креста на мне...
   Но идолы желают преклоненья,
   И голову к подломленным коленям
   Мне стоит опустить еще сильней.
  
   И в чаше торжества ловить разлуку
   С печальным ангелом, покинувшим амвон,
   Крылом прощально он махнул, и вон
   Умчал, так и не выстрелив из лука.
  
   Я не святая! Святости - на грош!
   Но это же не повод для презренья?
   Зачем к моим родившимся твореньям
   Ты прицепился, словно к телу вошь?
  
  
  
  
  
   ТУМАН
  
  
   Опутав ставни тысячей проклятий,
   В надежде избавления от бед,
   Ни сном, ни духом не вкусив зачатья,
   Расплачиваюсь плачем, и без сдачи
   Плачу по счету от прожитых лет.
  
   Ловлю струю с соленой зыбкой рябью,
   Горчишный запах дамских сигарет
   На крик исходит быстро и по-бабьи:
   - За что ты так меня, ведь я... "I love you!"
   И путается с пепельницей плед.
  
   А как же я? Никто не хочет слушать,
   Туманом лиц наполнился партер...
   Какой он вязкий! Затыкаю уши,
   И снова что-то отрешенно рушу,
   Пройдя ряды раздавленных химер
  
  
   ЛИНЧЕВАНИЕ
  
  
  
  
   Ветреная осень будет нынче,
   Ветер слезы высушит с лица,
   Но уже готовят судьи Линча
   Петельку на шею подлеца.
  
   Суд коро'ток, даже скор на диво,
   Лишь произнесенный приговор
   Был зачитан вслух с улыбкой милой,
   Обрывая весь дальнейший спор.
  
   Всё. Конец. Ему не оправдаться...
   Да и не желает отрицать,
   Что лишь тем, кто не способен драться,
   Тяжело и горько умирать.
  
   А ему?.. За ним ветра шальные,
   Полные надежды и любви,
   И никто на свете не отнимет
   Этой бесшабашности в крови.
  
   Там ли, здесь - легко, непринужденно
   Потакал желаниям страстей,
   Потому ль на виселице оной,
   Взгляд не пряча, смотрит на людей?..
  
  
   НИ В БУДУЩЕМ, НИ В ПРОШЛОМ
  
  
  
  
   Утерся от плевка - ни слова в оправданье!
   Приходит время камни собирать...
   И в сумраке густом, наперекор желаньям,
   В мыслях своих таиться и молчать.
   Я многое взвалил, не ноша - наказанье!
   Нести свой крест наперекор толпе...
   И взгляд со стороны увидит изваянье -
   Простертые конечности в мольбе.
  
   Жестока доброта, без права лицемерить
   Бросает нитку обнаженных слов,
   Но силы обретя, вдруг начинаешь верить,
   Что только в этом камень всех основ.
   Не можешь - не люби!
   Не хочешь - не потворствуй!
   Не в силах слышать - уши затыкай!
   Но если всё не так -
   - то просто тихо "здравствуй"
   Шепни на ушко, счастья пожелай...
  
   У каждого свой путь, и в этом превосходство
   Пред всеми нами каждого из нас.
   Не примеряй чужой, не лги и не юродствуй,
   Ни в будущем, ни в прошлом, ни сейчас...
  
  
   ОТЧЕ
  
   Помолись за меня, отче,
   Отпусти мне мои грехи,
   Не со зла - с нелюбви к прочим,
   Столько ласки дарю ночью,
   Не отказываюсь - мои.
  
   Если слышит меня боже,
   Пусть рассудит, и пусть простит,
   Я греховным творю ложе,
   Не сумняшиеся ничтоже,
   Но душою для всех открыт.
  
   Пусть даст силы, желанье, волю,
   Указующим мне перстом
   Переменит сценарий, роли,
   Оградит от ненужной боли...
   А я сам помолюсь... потом...
  
  
  
   ПОКАЯНИЕ
  
   Гроши чужой тоски и покаянья
   Сбираю по крупицам день за днем.
   И начинаю чувствовать призванье
   Сражаться с ними ласковым огнем.
  
   Отдать тепло, которому неведом
   Бухгалтерский и выверенный счет,
   Которому сопутствовать потерям,
   И бремя новых взваливать еще
  
   На крепость плеч изящных коромысел,
   Не признавая собственной вины,
   На краткий миг не допуская мысли,
   Что это лишь усмешка Сатаны.
  
   И только взглядом, помнящим печали,
   Отдать тоску, пришедшую взамен,
   И одиночество, которое едва ли
   Сумеет дать возможность перемен.
  
  
   НЕ КЛЯНИ
  
   Мы играли в известные игры
   Долгой ночью, тревожа сердца,
   Я подыскивал слово молитвы,
   Что б открыться тебе до конца,
  
   Чтоб ни лживого слова, ни фальши
   От меня услыхать не пришлось...
   Ночи кончились, будет ли "дальше"
   За безжалостным, хладным "пришлось"?
  
   Не кляни, не тверди, что устала
   Принимать, провожать, ожидать...
   Этой толики, чувствую, мало,
   Но откуда же - большего взять?
  
   Охлаждают оконные стекла
   Разогретый тревогами лоб.
   Я, пожалуй, пойду - словно проклял -
   В свой уютный холодный сугроб.
  
  
   ТЕБЕ
  
   Непрошена, не брошена -
   Не наша в том вина...
   Ведь было и хорошее,
   Хотя бы - ночь без сна.
  
   Ведь было удивление,
   Немой восторг, испуг:
   Растает наваждение,
   Прикосновенье рук.
  
   И поцелуи сладкие,
   И полузабытьё...
   И было сил в достатке, и
   Нескованность бельем.
  
   С прикрытыми глазами я
   Ловил тот шорох ног,
   С которым нежно связывал
   И ласку, и упрек...
  
  
   ЗВЕЗДА
  
  
  
  
  
   Пришли холода, и созвездия глаз
   Не манят, не светят, не греют.
   Замерзшего сердца граненный алмаз
   Не ведал тоски тяжелее.
  
   Был праздничный бал, и круженье огней
   Несло вихрь чувств в хороводе.
   А нынче - ни звездочки в царстве теней,
   И поиск горящих - бесплоден.
  
   Мне вспомнился миг, как упала звезда,
   Пронзив небеса метеором,
   И я без тропинки рванулся туда,
   Где скрыт ее след косогором.
  
   В потёмках блуждая, ищу и ищу -
   А вдруг не остыла - согреет?
   Согревшись, вложил бы в тугую пращу,
   И в небо отправил скорее.
  
   Пусть светит, пусть на' небе ярко горит,
   И пусть путеводною нитью
   Дорогу укажет и сердцу велит
   Опять из забвения выйти...
  
  
   Я ЖДУ ТЕБЯ
  
  
   Твоя щека моих коснулась пальцев,
   Ресницы прячут твой смущенный взгляд.
   Да не стесняйся! Можешь мне отдаться...
   Ведь я ни в чем, ни в чем не виноват.
  
   Я просто есть, я рядом, будь со мною!
   Твои глаза так искренне звучат!
   Возможно я б ушел, будь ты другою...
   Но ты такая... Словно двери в ад.
  
   Пока есть силы, ласка, обожанье,
   Я поделюсь... до самого утра.
   А дальше - ты мне скажешь "до свиданья"
   Не протестую, знаю - мне пора.
  
   Наверное вернусь. Наверное. Не знаю.
   Средь шума городского разобрав,
   Средь уличной толпы и грохота трамваев:
   - Я жду тебя, и ты, конечно, прав...
  
  
  
   БОЛЯЧКА
  
  
   Иголкою болячку ковыряя,
   Сидел в тени берез, где соловей,
   Свои открыто мысли доверяя,
   Пытался сделать то же, но больней.
  
   Он с умным видом - видом превосходства -
   Мне капал острой болью на мозги',
   И говорил, что это сумасбродство -
   Искать огонь, коль не видать ни зги.
  
   А я ему в ответ подставил тело,
   Тоской своей непрошеной делясь:
   - А знаешь, брат, моя душа не пела...
   Её я, недоумок, бросил в грязь...
  
  
   НОША
  
  
  
  
  
  
   На пороге молчанье объятий
   Изменило направленный ход,
   И тревожное бремя проклятий
   Отступило. И водоворот
  
   Сном ли, духом, сплетающим мигом,
   Отодвинув подкравшийся стресс,
   Ожиданьем утерянным, милым,
   Пробуждает опять интерес
  
   Унести столь бесценную ношу
   На руках, словно горный хрусталь,
   Ощутить, как под теплой ладошкой
   Пробуждается похоти сталь,
  
   Как рождаются новые силы
   В неподвластном стремленьи ума,
   И делиться наполнившим пылом,
   И пытаться всю выпить - до дна.
  
   Обессилев, и снова воскреснув,
   И предчувствуя новый порыв,
   Жадным сердцем заглатывать блёсны,
   Острых жал не заметив на них....
  
  
   ВОЗНИЦА
  
  
  
  
   Резкий посвист кнута -
   Кони рвутся, гремя удилами,
   С хрипом взмылено
   Тянут в беге коляску с осей,
   И вокруг - ни души,
   И не брезжит рассвет над холмами,
   Оставляя надежду
   Далеко от застывших страстей.
  
   Где диковинный край?
   Где гробница прекрасной принцессы?
   Где озлобленный пес,
   Сторожащий затерянный рай?
  
   Не жалея кнута,
   С исступленьем злорадного беса
   Я хлещу по бокам
   И залетным кричу:
   - Наподда-ай!
  
   Вороные летят -
   Пена клочьями падает наземь -
   Ощущая возницы
   Оглушающе-смертный азарт.
   Налетят на скалу -
   Разобьют бессердечности камень,
   И проложат дорогу
   Безумному возчику в ад...
  
  
   ОБЛАВА
  
   Его обложили умело и с толком,
   Прицельные планки на солнце блестят,
   И мушки уверенно смотрят на волка,
   За мушками - хищный, безжалостный взгляд.
  
   Флажки - как петля затянулась на шее -
   Спасения нет, не уйти, не сбежать -
   Природы закон для волка тяжелее.
   Вот челюсти стали клыки обнажать,
   Вот шерсть на загривке топорщится дыбом,
   Вот уши услышали крики "Пора!",
   И следом за этим командным призывом
   Спускают собак - началася игра!
  
   Охотники ждут развлечения, страсти,
   Потехи и удали взрощенных псов.
   А те с громким лаем разинули пасти,
   Послушны приказу людских голосов,
  
   Свободного зверя - лесного бродягу -
   Готовы порвать на куски без стыда,
   Их бесит и смелость его, и отвага -
   Неважно, что он не приносит вреда.
   Набросились дружно с веселым задором,
   Под крики людские: - "Хватайте! Ату!"
   Имея в количестве мощную фору,
   Мелькали их челюсти в этом аду...
  
   А он огрызался свирепо, жестоко,
   И в бешенстве жутко горели глаза,
   И шерсть на загривке багрово намокла,
   Кровь капала в травы, как божья роса.
  
   А псы - не дворняжки - хватают умело
   На клочья рвут смело сплетение мышц
   Но в смертном упрямстве усталое тело
   Поднялось над стаей и падает ниц.
   И лапы, и когти, и челюсти зверя -
   Гигантская бойня, но силы не те,
   В нелегкой борьбе, не смотря на потери,
   Охотничья свора находит предел...
  
   И вот уже псы разрывают на части
   Бездушную плоть, что недавно волком
   Грозила оскалом озлобленной пасти,
   Теперь же елозит песок языком...
  
  
   УСТАЛ?
  
   Я устал от себя, от безумия строк,
   От надежды глухой и незрячей.
   От потерянных чувств, уходящих в песок,
   От улыбок, измученных плачем.
  
   Я устал от тревог, от мирской суеты,
   От презрения и восхваленья,
   Я привычно дарю неживые цветы,
   И безмолвно стою на коленях.
  
   Мне не нужно молитв, мне не нужно свечей -
   Старых идолов рушится память.
   И за памятью этой улыбке ничьей
   Нет возможности ласково ранить.
  
   Только лишь иногда вырывается крик,
   Презирая моё равнодушье:
   - Ты от боли устал?.. Ты от боли отвык!
   И смолою кипящею душит...
  
   ПОДРУГА
  
   Она нагая предо мной - я отвернулся,
   И предпочел ее другой - с ума свихнулся.
   Я добивался много лет ее подспудно,
   Хотя ее неяркий свет увидеть трудно.
  
   Я врал, божился, снова врал - она молчала,
   И я опять ее искал - мне было мало.
   Найдя, касался лишь на миг и - снова мимо,
   Как будто был я не мужик - такой детина!
  
   Она открылася сама - в своем обличьи.
   И я тогда сошел с ума, стал безразличен.
   Теперь на ложь не променять -
   - пусть слезы градом!
   Она подруга мне и мать - святая правда...
  
  
   ОСВОБОЖДЕНИЕ
  
  
  
  
  
   Обласканный колючими метелями,
   И ветром злым, сбивающим с коня,
   Я спать укладывался вкрадчивыми ведьмами,
   И ласками сжигавшего огня.
  
   Я просыпался с долгим вдохом в проруби,
   Хватаясь пальцами за мерзлые края,
   И слышал рядом в воркованьи голубя
   Шипенье ядовитое - змея!
  
   Бросался наземь с крыши колоколен,
   Под гул набата племени чужих,
   И сломанные ребра выли болью,
   Но сохраняли внутренний триптих.
  
   Мой идол-сердце морщилось от боли,
   И затмевая стон чужих молитв,
   Шептало тихо:
   - Воли! Дайте воли!..
   А вены вздутые просили ласку бритв...
  
   И вот оно - мое освобожденье!..
   Которое не строит, только рушит...
   Пришел мой срок, и Божье провиденье
   Мне с горстью пепла дарит равнодушие..
  
  
   УСТАЛЫЙ ИГРОК
  
  
  
  
   Вот и всё...
   Рифмы - будто бы кости,
   Я - азартный игрок -
   Их бросаю усталой рукой...
   Мне они надоели,
   Впрочем, как и залетные гости,
   Что не могут простить
   Мне пришедший внезапно покой.
  
   Я сольюсь на тик-так
   Средь заезженных временем стрелок,
   Занавески задерну,
   Чтоб смущающий свет из окна
   Не тревожил меня,
   А свое опустевшее тело
   На диване распну,
   Как когда-то распяли Христа.
  
   Кости брошены...
   Всё?
   Может рифмы забыты?
   Нет, проверил - лежат...
   Да куда же им деться с листа?
   Пусть кукушка молчит,
   Только стрелок тяжелых копыта
   Подгоняют меня:
   - Та-та-та, та-та-та, та-та-та...
  
  
   ВЗОЙДИ, ЛУНА!
  
  
  
  
  
   Взойди, Луна!
   Своим неверным светом
   Смути рассудок, душу. А покой
   Придет потом, и, может быть, ответом
   Тебе, Луна, раздастся дикий вой.
  
   О, в этом вое множество различий,
   От холодящей душу пелены,
   До нежных струн, до заповедных кличей,
   И снова - до усмешки Сатаны.
   Не выдержать.
   Ты спрячешься за тучи,
   Тебе ль не знать знакомый этот вой!
   Ты только смотришь, и не в силах лучше
   Свершить обряд.
   Останешься собой.
  
   Да, всё пройдет...
   Настанет снова утро...
   Нежданный и негаданный рассвет...
   Ты это знаешь, знаешь почему-то...
   Хотя мертва, и твой неярок свет.
  
  
   МОРЮ
  
  
  
  
   Выплескиваясь волнами на скалы
   У чудных, неизвестных берегов,
   Иль тихий шепот на песок усталый
   Накатывая тайною веков,
   В себя впитало множество крушений
   Разбитых и забытых кораблей,
   Питалось светом звезд, топило тени,
   Рождая крик русалок, лики фей,
  
   Иль нежилось под раскаленным светом
   Светила, восходящего в зенит,
   Влекло к себе романтиков-поэтов,
   И медленно точило как гранит...
  
   Раскрой же тайну!
   Как тебе возможно
   Смешать в одно: и тайну, и печаль,
   Отдать и ласку, и проклятье волнам,
   Запомнить всё, забвенья кинуть шаль
   На капли света, на пучину мыслей,
   На гром небес, на святость и на грех?
   Как главное ты превращаешь в брызги,
   А одиночество - в желаемый успех?
  
  
   РАСПУТЬЕ
  
  
   Старинный камень, странные слова,
   И три дороги в разные края...
   Усталый путник мельком прочитал,
   Задумался и долго простоял...
  
   Направо - путь обрушится лавиной,
   Не проживешь бессмысленно ни дня!
   И славе быть не мягкою периной,
   Но мягким пухом выстелит земля.
   И долго будет петь молва людская
   О доблести и храбрости твоей,
   Душа вспорхнет к златым воротам рая
   И почиет под сладким пеньем фей.
  
   Налево путь - к любви, к любви безмерной,
   Откроешь в душах чу'дные места,
   И в каждой встречной будет поиск первой,
   В попытке разомкнуть ее уста,
   Вернуть порыв влюбленности наивной,
   Достать луну - с небес, себя - с креста,
   И к преисподней с песней журавлиной
   Найти дорогу, наконец устав.
  
   Дорога прямо: просто и буднично
   Ведет по жизни тихо, неспеша,
   И дай же, Бог, здоровья в жизни личной,
   Шальной удачи в поисках гроша,
   Трудов и дел по силам и по нуждам,
   И даже удовольствие подчас,
   Немного боли... Нет, ее не нужно!
   Чтоб лишних слез не застилало глаз.
   И это - жизнь...
  
   Да жизнь ли?!!
   Боже правый!
   Поросший мхом усталости гранит
   Сказал не всё...
   Хотя сказал немало...
   Ведь прямо путь - опять к нему лежит...
  
  
   КАМЕНЬ
  
  
  
  
  
   Я срываюсь в пропасть камнем,
   Гулкой канонадой
   Мне вослед летят мои горькие стихи...
   Но нужны ли они мне?
   И ли же не надо
   Ни безумных ярких слов, ни пустой строки?..
  
   Вновь сверкает белизной
   Чистый лист без строчек
   Приглашая написать то, чем я живу.
   Только мутной пеленой
   Застилает очи,
   Только тянется туман снова ко двору.
  
   Не пристало быть певцом
   Не имея силы
   Отказаться от забот, чувствуя талант,
   Прячу грустное лицо
   От улыбок милых,
   И храню вдали от них, будто бриллиант.
  
   Если камень потерял
   Красоту и прелесть,
   О величии своем - если только мнит,
   Будь рубин то иль опал,
   Потерявший ценность -
   Только редким знатокам что-то говорит.
  
  
   ПОДСНЕЖНИК
  
  
  
   Разлетаются мысли, я молча гляжу на подснежник,
   Свежим снегом впитавшийся в свежую зелень листа.
   Вспомнил молодость, первую розу, влюбленность и нежность,
   На которую вызвала первая девушка. Та,
  
   Чья улыбка почти затерялась в метели улыбок,
   За торосами вечных, хрустальных, искрящихся льдин.
   Мне, уставшему совесть склонять за ненужность прививок,
   Спрятать хочется душу от мира за складкой гардин.
  
   Вспомнить школьный звонок, неумелой стыдливой походкой
   Я, под крики "Жених и невеста!", девчачий портфель
   Надрываясь тащил, и краснел, и ужасно неловко
   Отвечал на вопросы и крики дразнящих друзей.
  
   Вспомнить первых свиданий минуты, по-взрослому страстных,
   И улыбок нетронутость, девственных, как западня,
   И дрожанье ресниц, и в глазах, не по-женскому ясных,
   Распознать огонек, что манил и тревожил меня.
  
   Вспомнить первую ночь на холодной измятой постели,
   И тревогу за то, что наверное что-то не так,
   Если хлопнула дверь, а на простынях ярко алели
   Пятна ранней любви или кровь - целомудрия знак.
  
   Вспомнить первую брачную ночь, долг супружеской ласки,
   Ощущенье утери чего-то большого, как страсть,
   И понять верхним чувством, что дальше теряются краски,
   А за новой палитрой приходится бегать и красть.
  
   Вспомнить целую жизнь - в ней бывало и гадко, и сладко.
   И за каждой чудесною радугой следовал гром,
   Я, душой покривя, и теперь улыбнусь:
   - Всё в порядке!
   Только каждой извилиной верится в это с трудом.
  
  
   МИКРОБ
  
  
  
  
  
  
  
   Не пишется - ни строчки, ни строфы...
   Я оглушен, стал слеп, раздавлен напрочь.
   Ничтожен - как микроб, а вы - на "Вы",
   И удивляетесь, что нету сказки на ночь.
  
   Я что-то мог, когда горел огонь,
   Я что-то видел, чувствовал к тому же,
   Вот жизни линия покинула ладонь,
   И понял я, что даже ей не нужен.
  
   А мог смеяться, верить в чудеса,
   И сам творил безумно и повсюду,
   Но тот полет, последний, в небеса,
   Мне не оставил даже веры в чудо.
  
   Хоть уголёк, хоть искорку тепла
   Мне б отыскать - я б запылал, как факел!
   А так... куда ни глянь - повсюду мгла,
   Я поражен... что я еще не запил...
  
  
   КУНСТ-КАМЕРА
  
  
  
  
  
   Я вновь в музее, мягкий отблеск воска
   Застывших в зале памятных фигур.
   И я средь них - как дьявол, как апостол -
   Неслышным шагом медленно иду.
  
   Ловлю знакомые до боли отраженья
   Застывших чувств, которые влекли
   Меня отдаться этим пригрешеньям,
   Столь милым порождениям любви.
  
   Лампада теплится в руках, колышет тени,
   И в этом свете отступает мрак,
   Давая шанс на призрачных ступенях
   Найти опору, совершая шаг.
  
   От маски к маске взгляд -
   Улыбки, позы...
   Всё пробуждает память о былом.
   Иду, оберегая от угрозы
   Коснуться их нечаянным огнем.
  
   Не растопить бы сердцем хладность воска!
   Я не иду на этот глупый риск...
   Ведь в глубине отравленного мозга
   И мой нерукотворный обелиск...
  
  
  
  
  
  
   Сжавшись в комок,
   Выкинуть слог
   И пару строчек -
   Кем-то любим,
   Кем-то храним -
   Помню не очень.
  
   Холод в душе,
   На вираже
   Я замерзаю.
   Крылья поджал,
   Стынет запал -
   Не долетаю.
  
   Солнца восход
   Высветит брод -
   Грудью на скалы!
   В горных цветах
   Чувствуешь страх
   В капельках алых.
  
   Смоют дожди
   Эти следы,
   Но обелиском
   Встанут слова,
   Горечь отдав:
   С жизнью - для риска!
  
  
   "ЗДРАВСТВУЙ, СОЛНЫШКО!" (с)
  
  
  
  
   Убаюканное ве'трами страстными,
   Незапомнившее грохот грозы,
   Выходило солнышко ясное
   Умываться в каплях росы.
  
   Утиралося берез полотенцами,
   Щекотало лучиком птиц,
   И выплясывало в небе коленцами,
   Отражаясь множеством лиц
  
   В каждой лужице, в каждом подсолнухе,
   Рассыпая радуг мосты.
   С горизонта грозные всполохи
   Добавляли ему красоты.
  
   А оно неслось по небу беспечное
   Утопая в тысяче дел.
   И улыбку милую, вечную
   Принимали все, кто хотел.
  
   И в лучах его как будто оттаяли
   Котик зябнущий и щенок,
   И на просеках с черными гарями
   Потянулся к нему цветок.
  
   И оно улыбалось им весело
   И заигрывало смеясь
   И, на всякий случай, завесило
   Покрывалом тумана грязь...
  
  
   ПОД ПОКРОВОМ НОЧНЫМ
  
  
  
   Под покровом ночным,
   Завернувшись от злобных метелей,
   Спрятав мелкую дрожь
   Под пушистый и ласковый плед,
   Вдруг увидел, как дым
   Загулявшей поземкою стелит,
   На холодном листе оставляя немыслимый след.
  
   Пробуждает внезапно
   Уснувшие некогда чувства,
   Заставляет читать,
   Задержавшись на каждой строке.
   Позабытый этап...
   Каждый шаг - наполняется грустью,
   Намокает лоскут в потеплевшей внезапно руке.
  
   Изменить бы строку!
   Ту, в которую веришь невольно,
   И терзаешь слова, но не в силах уже изменить...
   Отзовется в мозгу
   Потаённым и прожитым:
   - Больно!
   Закрываешь глаза - чтоб не думать, не видеть, забыть!
  
   И уходят во мглу
   Всколыхнувшие душу признанья...
   Сказка, небыль?
   Порыв - слишком короток, вычурен, груб...
   Свечка тает в углу,
   И в ответ на ее угасанье
   Откликается шепот, рожденный движением губ.
  
  
   ПОСЛЕДНИЙ ВЗМАХ
  
  
  
  
  
   Последний взмах,
   Смычок еще дрожит,
   И - дай вам Бог услышать продолженье!
   Но скрипка снова
   Плакала навзрыд,
   В тугой струне искала утешенья.
  
   Еще горят глаза,
   Притихший зал
   Не взорван шумом криков и оваций,
   И ждет аккорд,
   Который бы порвал -
   Не только струны - все, что может рваться!
  
   И отделив от грома тишину,
   Заставив бушевать притихший зал,
   Задела овдовевшую струну
   Последняя, прощальная слеза...
  
  
   СЛЕЗЫ
  
  
  
  
  
  
  
   Почему так не любят грозу?
   Колют зонтики небо...
   Загоняют обратно слезу?
   Мне бы...
  
   Мне бы молнией стать хоть на миг!
   Миг великий и грозный...
   Боль всех слез разом выплеснуть в крик
   Звездам...
  
   Звезды снова согреют меня,
   Гром рассыпав горохом...
   И ответит сырая земля
   Вздохом...
  
  
   * * *
  
   Нарисуйте меня, облака,
   В этом небе по-зимнему белом.
   Пусть веселая чья-то рука
   Вами водит как будто бы мелом
   Пусть нескладным я выйду у вас,
   Я и в жизни такой - непутевый.
   Нарисуйте и профиль и фас,
   Только взгляд не рисуйте тяжелый
  
   Пусть улыбка лицо озарит,
   Пусть не видит никто той печали
   Что на сердце так тяжко лежит.
   Пусть и мысли уносятся в дали...
   С чистым снегом на мир упадет
   Та улыбка со звуками вальса,
   И тогда улыбнется народ,
   Что совсем разучился смеяться.
  
  
  
   * * *
   Скажи мне - кто ты? Как тебя найти
   Средь мишуры ненужного обмана?
   Еще лишь половина - слишком рано!
   Не дай остановиться на пути!
  
   Скажи мне - кто ты? Где твой ореол
   Пытается сиять во тьме кромешной?
   Моей душе, непоправимо грешной,
   Мигни хоть раз, чтоб я его нашел...
  
   Скажи мне - кто ты? Где тебя найду?
   Я брошу всё, примчусь в одно мгновенье!
   Желанье жить сильнее сладкой лени,
   Исподтишка терзающей в аду!
  
  
   СКАЗКА
  
  
  
  
   Я однажды обернусь зверем
   И рысцою убегу в сказку,
   Где стоит среди лесов терем,
   Ослепляюще красив, ласков.
  
   Буду сторожем его вечным
   Охранять от сглаза и горя,
   И смотреть на Путь Млечный,
   Обожаемой луне вторя.
  
   Рассыпая звезд бриллианты
   На пути холодной по небу,
   Молчаливым буду гарантом,
   Доверяющимся ей слепо.
  
   Буду молнии метать, громы,
   Если хочет - значит так надо!
   В преклонении ее трону,
   В ожидании ее взгляда.
  
   Если тучи развести нужно -
   Я на миг оборочусь ветром,
   Только теплым, ласковым, южным,
   С тихой песнею, ей спетой.
  
   А когда черед полнолунья
   Подойдет - рассыплюсь на части,
   Каждым семенем той колдунье
   Отдавая порыв страсти!
  
  
   ПРОКАЗНИК
  
  
  
  
  
  
  
   На каменной деснице Аполлона,
   Бросая взгляд охотника в толпу,
   Сидел Амур. И серебристым звоном
   Он иногда тревожил тетиву.
  
   Звон плавно таял в воздухе весеннем,
   Благословляя уходящий день,
   А милый ангел добавлял везенья,
   Заметив подходящую мишень.
  
   Цветное оперение пропело,
   И вот две пары одиноких глаз
   Бросают вскользь затейливые стрелы,
   Им невдомек, кем был подарен шанс...
  
   Проказника улыбка.
   - Дай вам, Боже! - шепнули им незримые уста
   Шел день к концу. По-летнему погожий...
   И ангел ввысь умчался. Он устал.
  
  
   ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ НЕЖНОЕ
  
  
  
  
   Небо улыбается половинкой-месяцем,
   Хочется закрыть глаза и увидеть сон -
   Пусть ко мне придет она, пусть опять пригрезится
   Словно наваждение, околдует он.
  
   Я б на пальцев кончиках уловил дрожание,
   Страстно-возбуждающее ласковым теплом,
   Я забыл бы о грехах и, опять желая их,
   Наслаждался б вновь и вновь этим дивным сном.
  
   Я лица коснулся бы жаркими губами, и
   Подарил бы волшебство их за ласку глаз,
   Позабыл бы о себе и о созерцании,
   Отдавался б им опять много-много раз.
  
   Затерялся б в глубине, чувствуя желание,
   Подчиняясь одному - повеленью снов,
   Шаловливым язычком выводил признания,
   И бросая то ли в жар, то ли же - в озноб.
  
   А открыв заветное в еле слышном шепоте,
   Силу придающее тысячи коней,
   В удивлении замру на согнутом локте,
   Поражаясь силе той, что рождалась с ней.
  
   Пусть горбушка месяца вновь по небу носится
   От одной звезды к звезде - он сошел с ума!
   А ко мне на язычок, всех смущая, просятся
   Очень-очень нежные, вечные слова
  
  
   ВСТРЕЧА
  
  
  
  
  
   ... и веснушки растаяли...
   стала смущенней улыбка,
   только те же глаза,
   и такой же пленяющий взгляд...
   Я б тебе написал,
   окажись под рукою открытка...
   Но зачем нам бумага?
   Слова в ней так быстро горят!
  
   Сто вопросов скопилось -
   но надо ль разменивать время?
   Я на ушко шепну...
   И, щекою припав к волосам,
   щекоча и смеясь,
   и губами хватая мгновенья,
   опоздаю сказать
   то, что часто выслушивал сам.
  
   Чтоб тебе подождать!..
   Вдох для фразы не может быть длинным!
   Я б увидел хоть раз,
   как сиянье наполнит глаза...
   И как ты отзовешься,
   преграды сметая лавиной...
  
   Поспешила ли ты?
   Или все-таки - я опоздал?
  
  
   Сотвори из меня кумира...
   Пусть не принц я, и не из сказки
   Я б за это отдал полмира,
   Остальное - за крик в коляске...
  
  
   НЕ ГУБИТЕ!
  
   Сотворив из себя полуночного зверя,
   Лепестков белоснежных топча покрывало,
   Из ромашковых глаз я заваривал зелье
   И хлебал допьяна из чужого бокала.
  
   Эх, вы, годы мои - перелетные птицы,
   От рассвета к закату, и далее в бездну,
   Чередою мгновенья мелькают, как спицы,
   Кружева заплетая решеток железных.
  
   Из запретов табло улыбается скупо:
   "Не курить. Не плевать. Пристегнитесь ремнями"...
   Прорывается крик сквозь заржавленный рупор:
   - Не губите ромашек!
   ...Пусть будут цветами...
  
  
  
   НЕ СТРЕЛЯЙТЕ БЕЛЫХ ЛЕБЕДЕЙ! (с)
  
   Не срывайте жаркий шепот с губ,
   Не глушите крики поцелуем,
   Пусть уронят истину простую
   Светом чистым в заповедный луг.
  
   Дайте вызреть травам под росой,
   Под росой играющей, лучистой,
   Не мешайте соловьиным свистам
   Заполнять придуманный покой.
  
   Пусть не сразу, пусть не в этот миг,
   Отзовется сердце сладкой болью,
   А потом, наедине с собою,
   Вдруг поймешь - ты к этому привык...
  
  
   КТО ТВОЙ БОГ?
  
   Отзвенев невесенней капелью,
   Ярким солнцем играют глаза,
   И, входя в незнакомую келью,
   Первым делом - на образа.
  
   Кто твой бог, чем пленяет и красен?
   Что дарует в обмен на поклон?
   Почему так настойчиво властен,
   Если только не вымысел он?
   Почему новых сил недостаток
   Ты пытаешься лаской затмить,
   И бывая несдержанно-ласков,
   Не смиряешь излишнюю прыть?
  
   Если я расскажу - не поверишь,
   Что наследство моё таково -
   Быть и рвущим, и ласковым зверем,
   Прорываясь на самое дно.
   Дно души через лживые маски
   Разглядеть и принять, не приняв,
   И красиво рассказывать сказки,
   Телу должным мгновеньем воздав.
  
  
   ЗАБЫТОЕ ЖЕЛАНИЕ
  
  
   Пролей слезу и сбрось свою одежду -
   Наряд багряных кленов и рябин.
   К тебе я выйду не такой как прежде,
   И ты меня не видела другим.
  
   Впитавшим росы тысячи травинок,
   Возможно, встретишь в поле у ручья.
   В его журчаньи криком журавлиным
   Я задержался, утопив печаль.
  
   В моей печали осени прощанье,
   И мелкий дождь не сильно навредит,
   Когда твое забытое желанье
   Накроет душу трепетом ракит...
  
  
   МАТЕРИ
  
  
  
   Не стыдясь, опущусь на колени,
   Головою уткнувшись в подол.
   Не брани, не ругай моей лени,
   Накрывая как прежде на стол.
  
   Пальцы волос лохматый пригладят,
   Пониманье во взгляде твоем:
   - Что поделать, коль матери ради
   Ты не можешь пожертвовать днем?
  
   И сейчас заскочил мимоходом,
   Словно гонка идет, а не жизнь.
   Мы стареем, идет год за годом...
   Как ты жил? Не спеши, оглянись!
  
   Вот и ты раньше времени волос
   Заимел непривычно седой...
   Убаюкивал ласковый голос,
   Предлагающий негу, покой.
  
   - Ты прости, закружили заботы,
   Всё куда-то пытаюсь успеть,
   Не хватает лимитов и квоты...
   Да и чувства... Вот, начал седеть.
  
   Понимаю, что надобно чаще
   Навещать твой уютный порог,
   Не сердись, не такой уж пропащий,
   Твой забывший о корнях сынок.
  
   Вот приеду на месяц иль больше.
   Погощу, подмогну, поживу...
   - А жена где?
   - Поехала к теще...
   Ей там лучше, а я не могу...
  
  
   МОЕМУ ПЕРВОМУ ПОЭТУ
  
  
   * * *
  
   Расставаясь, прощаясь, теряясь
   В серой дымке, где нету стихов,
   Ты оставь мне природную зависть,
   Успокоенной сборником слов.
   Уходя, ты позволь прикоснуться
   К чуть уставшей от строчек руке,
   Пусть тебе никогда не вернуться,
   Так - отдай! Уходи налегке...
  
   Я воспользуюсь этим талантом,
   Как прилежный певца ученик,
   Пусть они не сияют брильянтом,
   Пусть исходят, как раньше, на крик...
   Гладкость слога и вычурность рифмы,
   И сплетение ласковых слов,
   Мне послужат, как мягкость олифы
   Укрывает занозы полов...
  
  
  
   * * *
  
   Мне сон приснился.
   Страшный, очень страшный...
   Как я ломился в запертую дверь,
   В попытке возвратиться в день вчерашний,
   В котором этих не было потерь,
   Я знал, что нужно просто оказаться
   На миг назад, и станет все не так,
   И я пытался, не желая сдаться
   Закрытой двери, за которой мрак...
   Тревога перекручивала жилы,
   И страх потери сковывал кадык,
   И это не был сон, и вид могилы
   Остался явью, обрывая крик...
  
  
   * * *
  
   Стык рельс колесами в кромешной темноте
   Так неприятно принимаем, дерзок,
   Как будто крест в очередной мечте,
   Как жизни ограниченный отрезок.
   Мелькающий за окнами перрон
   Лишь отразится вспышкою фонарной,
   Не спится что-то... Да какой тут сон!
   И день прошел, весь взмыленный - как в ванной.
   Сопение, стук две'ри, духота
   Сопровождают сей тяжелый траур.
   Уснуть пытаться я уже устал,
   И, с полки спрыгнув, удаляюсь в тамбур.
   За сигаретой сигарета... Дым тяжел,
   И взгляд в тупую темень перелесков
   Заставит снова вспомнить о былом,
   О прошлой жизни, о прекрасных фресках...
  
   * * *
  
   Поздно каяться. Поздно маяться.
   И мечтать - вот ежели как...
   Все уляжется. Лишь останется
   Память светлая и овраг,
   Что сменил праздник радостный горем...
   Еще жить бы ему, да жить...
   Зорькой раннею в чистом поле
   Не пройти по звенящей ржи,
   Не вдохнуть грудью запах леса,
   Не подарит родник глоток,
   И последней из лучших весен
   Насладиться уже не смог...
   Лишь пристанище потаенное
   От людских суетливых глаз
   Под березкою, очень скромное,
   Привечает в последний раз,
   Лишь зорею вечерней с шепотом
   Распростертых над ним ветвей,
   Пусть послушает, как охотно
   Напевает ему соловей..
  
  
   * * *
  
   О, одиночество! Наивны кандалы,
   Наивен штамп, наивно чувство долга...
   Когда порушенные грозные столпы
   Меняют жизнь для праздничного толка.
  
   Как холодны, печальны тени тех,
   Кто бродит рядом, отравляет душу
   Потоком нерешаемых проблем,
   Мешая "твердь небесную" и "сушу".
  
   Каким грехом расплату оправдать?
   Каким мученьем выплеснуть наружу
   Всё то заветное, что надобно отдать,
   Когда лишь разум принимает "нужно"?
  
   Эмоций, сил, душевного тепла
   Нам очень часто остро не хватает,
   И потому опять кружит зола,
   И прежний снег по-черному летает.
  
  
  
   * * *
  
   Заповедные кличи, словно неба кусочек
   Среди копоти, дыма, где не виден рассвет,
   Раздаются по-птичьи, вместе с запахом почек
   Остаются незримо - запоздалый привет.
  
   В чем же таинство звуков, из какой колыбели
   Пробудились, поднялись, показались на свет?
   Лишь тихонечко руку протянули, сумели,
   А они оборвались, вдруг исчезли - и нет...
  
   Пусть колышутся ветви, пусть струится прохлада,
   Возвращаются птицы из далеких краев,
   Только сердце - как в клетке, иль наполнено ядом,
   И по венам не мчится охладевшая кровь...
  
  
   ПЕТРОВИЧ
  
  
  
   В моей улыбке заблудилась горечь,
   Уставшей складкой на чело легла,
   Как отозваться на твои слова,
   В которых слышится:
   -Живой еще, Петрович?
  
   Живой наверное, хоть в этом мало толку,
   Всё чаще навещает забытьё,
   Кляну свое никчемное житьё,
   Надеясь в сене отыскать иголку.
  
   Мне и весна стучится в дом не вербой,
   Не воробьев чириканье смешит,
   Не пробивающийся через щели плит
   Весенний цвет - ведь он уже не первый...
  
   Я с каждым разом, видя отраженье,
   В лице всё больше нахожу морщин,
   Которым, вроде, не было причин,
   Но почему-то портят отношенье
  
   Ко мне меня. Я не желаю верить,
   Что каждому свой срок, и он - один,
   И я, по-детски, до сих пор раним,
   Когда приходится в минутах чувства мерить.
  
   Да нет, понятно, счет ведут потери,
   И в каждом волосе седом своя печаль,
   Мне просто иногда бывает жаль,
   Что не из вечных созданы материй...
  
  
   ПРОСТИ МЕНЯ
  
   Рупь за сто, что я тебе не друг,
   Не зови меня ни падким, ни влюбленным!
   Просто - зеленеющие кроны,
   А за ними - заповедный луг.
  
   Просто очарован тишиной,
   Просто запах хвои, прелесть леса,
   Для меня, уставшего, чудесней,
   Чем машин назойливый конвой.
  
   Я б признался в искренней любви,
   Но меня не так поймут, бродягу,
   На росу б сменил глазную влагу,
   Оросив степные ковыли.
  
   Я б тебе отдался, только плен
   Стен холодных городских коробок
   Не отпустит, я же - слишком робок,
   Чтоб искать от жизни перемен.
  
   Потому, прости меня, земля,
   За отсутствие в твоих таежных тропах,
   На асфальте, в бесконечных пробках,
   Жизнь проходит в поисках рубля
  
  
  
   Я ВЕРНУСЬ!
  
   Как вольно дышится, как странно!
   Мы одни?
   С тобой, земля, куском единым спаяны
   В крошащийся и сморщенный гранит,
   Утесом боли, солью став нечаянной.
   Мне про березки говорят, про гладь озер...
   Но ты поймешь меня, когда я неприкаянно
   Бросаю на тебя печальный взор,
   В котором больше грусти и раскаянья.
  
   Заросших пахот, брошенных полей -
   Все больше!
   Не сыны твои, а пасынки...
   Когда не понимаем, что родней
   И ближе ты...
   Не казино,
   Не дансинги,
   Не ржавые бездушные авто,
   Не день рабочий атомных централей.
   Мы поглупели сразу лет на сто,
   Когда нас с колыбели воспитали,
   Что ты - чужда,
   И что крестьянский труд
   С почета выбыл, нет его ужасней...
   Наверно потому в тебя плюют,
   И потому твоя надежда гаснет.
  
   Но мы вернемся!
   Может ни к чему
   Я говорю слова простые эти,
   Но ты жива!
   И если я умру,
   К тебе вернусь -
   Мы снова будем вместе!
  
  
  
   * * *
  
   Поклажу - с плеч! Глухою тропкой-стежкой,
   Закончившейся пустотой в обрыв,
   Рукой со лба смахнув прилипших мошек
   И время строк, звучащее в надрыв,
   Прошел на край, колышет легкий ветер
   Цепляющийся запах за ковыль,
   И день прошел, он был не слишком светел,
   И как обычно обернулся в пыль.
   Нанизав страх полупрошедших весен
   На нитку слов и для себя открыв -
   Мне слов не нужно! - и с презреньем бросил
   Себе под ноги, с высоты - в обрыв!
  
  
   ОГОНЬ
  
  
  
  
   Поэт не плачет.
   Он ревнив
   К свободе слов,
   К своей свободе...
   И ждет освобожденья плоти
   От - душу вяжущих - оков.
  
   Когда, как облачко паря,
   За горизонт уйдет далекий,
   Когда поймет, что одинокий,
   В своих творениях горя.
  
   Когда его, как конокрада,
   Распнут на мареве стихов,
   И запоздалая расплата
   Найдет его, как Каин брата,
   Он будет очень далеко.
  
   Судите, люди...
   Неподсуден
   Лишь тот бывает,
   Кто свой крест
   Уже пронес
   Сквозь праздность буден,
   Не отвлекаясь ни на судей,
   Ни на величественный жезл.
  
   Кто, отказавшись от цепей,
   Любовь не смешивает с дымом,
   И с кем она неразделима,
   Как с птицей Жизни - Прометей.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   НАСЛЕДСТВО
  
  
   Мое наследство... Есть еще наследники?
   Неровных строчек задушевный слог...
   Я с грустью перечитывал последнее,
   Не прочитать которое не мог.
  
   Я не мечтал, отец, о продолжении
   Того пути, что сам тебя нашел...
   Но я наследник... Есть еще наследники?
   На чистый лист, на брошенный глагол?
  
   Я поднял то, что кажется бессмысленным,
   Не стоящим ни нервов, ни рубля...
   Но на вопрос я отвечаю мысленно:
   "Наследник есть?" - "Наверно, это я..."
  
  
   ПЕЧАТЬ
  
  
  
   Осень, ты слышишь?
   Меня окликают из лета...
   Не грусти, я с тобой...
   Не расстанусь до самой зимы...
   Мы с тобою вдвоем
   По тропинке горящего пледа...
   Пальцы трепетно сжав,
   Не заметим поникшей травы.
  
   Ничего, что нам небо
   Серой вязкостью давит на плечи,
   Мелкий бисер дождя
   Сделал шаг наш степенней и злей.
   Ты поверила мне,
   Что вся вечность, ужатая в вечер,
   Провожает не нас
   По дорожкам пустынных аллей.
  
   Я б тебе рассказал
   - только нужно ли? -
   Горечь ответов
   Пятки листьями жжет,
   Не давая возможности вспять
   Повернуть и вернуться...
   Ты помнишь?
   ...в то самое лето,
   Где легла на чело мне
   Расплавленной жизни печать...
  
  
   ЖЕРТВА
  
  
  
  
   Стайку желтой листвы
   Непоседливый ветер гоняет,
   Забавляется, гад,
   Над упавшим нарядом одежд,
   И бросает ее
   Под колеса звенящих трамваев,
   Этих грубых, нелепых,
   Не знающих жалость, невежд.
  
   А они так легки,
   Эти листья, предавшие лето,
   Бросив нежные пальцы
   Зовущих берез, тополей...
   Им так тяжко понять,
   Что у осени страстных ответов
   Не найти ни за что,
   Как ни грустно от этого ей.
  
   Раболепно приняв
   От нее беспощадные капли,
   Подарив ей себя,
   Свой наряд и желание жить,
   Даже краски свои
   Сохранить им удастся навряд ли,
   И под слезным дождем
   Прекращаются их виражи...
  
  
   КОВАРНАЯ
  
  
   Окрутила ты меня, осень,
   Сорвала, как листик ненужный.
   Я же звал, нарядная, в гости,
   Так зачем же кинула в лужу?
  
   Я б кружился для тебя в вальсе
   По дорожкам, за тобой следом...
   Всё прощу, ты только признайся,
   Не ревнуй к ушедшему лету.
  
   И румянцем вспыхнула осень,
   Ветром робко мне прошептала:
   "Ты прости, в висках твоих проседь,
   Ты пойми, мне этого мало..."
  
  
  
  
   ОСЕНЬ
  
  
   Замелькали воро'ны, пугая осеннее небо,
   Клены, сбросив листву, обнажили стыдливость рябин,
   И красотки, зардевшись, от них ожидают ответа
   На извечный вопрос - кто нарядней и больше любим?
  
   Им бы прямо сказать, не спуская язвительных шуток,
   Ведь нагрянут дожди, не дождавшись весенней поры,
   И тягучие сумерки выкрадут время из суток,
   И печали ночей будут более чем холодны.
  
   Наглость серых ворон разворует нарядные бусы,
   И, дрожа на ветру, руки девичьи станут молить
   Об ушедшей поре, разливая мелодию грусти,
   О далеком тепле, забывая как можно любить...
  
  
   ПАРАД
  
  
   Разошлись облака, обнажая бездонную синь,
   Луч осеннего солнца совсем не колюч и приятен.
   Улыбнуться заставил безжизненность серых пустынь,
   Хитрый взгляд разбросав среди луж на унылом асфальте.
  
   Осень как-то иначе, милее, взглянула на мир.
   Я ловлю торжество в ее гордом, приветливом взгляде.
   И среди барахла свой сияющий медью мундир
   Отыскал и надел, чтоб предстать на осеннем параде.
  
   Я учусь улыбаться приветливо грустным дождям,
   Я еще не силен - долгий сон мой прилипчив и вязок.
   Не пытаюсь понять - начинаю ль меняться я сам,
   Но уже раскрываюсь для ярких и радостных красок.
  
  
  
  
   СУМАСШЕДШИЙ!
  
  
   Да пропади все пропадом! Пускаюсь снова в пляс
   По листикам опавшим и по лужам!
   За солнечным лучом, средь облаков нашедшим лаз,
   Решившим по наитию, что нужен.
  
   Пусть дворники так подло воскурили фимиам -
   Он легче переносится, чем ладан.
   Дарю свою улыбку вам! И вам! И даже вам!
   Смеюсь назло своим годам и гадам! (с)
  
   Меня переполняет - неизвестно отчего -
   Не ты ли, осень, сделала подарок?
   Мне мало этих красок! Я хватаюсь за перо,
   Чтоб рифмой зачаровывать русалок!
  
  
   РУКОВОДСТВО ПО
   СТИХОСЛОЖЕНИЮ
  
  
  
  
   Средь убористых строк скучных топиков,
   Называемых громко "стихи",
   Не согреться мне даже в субтропиках,
   Я уже не читаю, мне по фигу -
   Много ль, мало ли там шелухи...
  
   Я на волосе, спорящим с вечностью,
   Ощущаю мифический меч
   Не затылком, как было отмечено
   При прочтении доброго, вечного,
   А блаженством, что трудно сберечь.
  
   Иногда (очень редко) признания
   Молчаливо, по-доброму, вскользь,
   Всколыхнут тайники подсознания,
   Как легли те слова - даже сами мы
   Объяснить не сумеем - леглось.
  
   Словно голос извне, словно магия
   Управляют послушной рукой,
   Карандаш и кусочек бумаги я
   Не замечу, и помыслы нАгие
   Облекаются сами собой
  
   Рифмой, слогом, размером заждавшимся
   Претвореньем сокрытого в жизнь.
   И когда ощущением важности
   До краев наполняет, и влажен стих,
   За спасательный круг не держись!
  
  
  
   КРИТИКУ
  
   Давай передохнем немного, критик.
   Я мягко отнимаю карандаш
   Из рук твоих, ведь, что ни говорите,
   А критик - не поэт, но тоже наш...
   Склонять чужое творчества без злобы
   Печальна участь, даже нелегка...
   Выискивать изъяны и проколы,
   Не упустить, где дернется рука
   На слог неверный, на плохую рифму,
   Не всем дано, но всё же...
   Отдохни!
   Пойми, что гладко пишут только мифы...
   А их, реальных, в жизни не найти...
   Спасибо, за участие, за время
   Но, не со зла, а просто от души,
   Хочу сказать, что многие творенья
   Не правят по заказу. Не греши
   Придирчивостью к лишним оборотам -
   Эмоции столь сложно повторить!
   Так дай же, Бог, чтоб получалось ЧТО-ТО
   У тех, кто может ЭТО сотворить...
  
  
   2. Баллада
   4. Печаль
   5. Перекрась это небо!
   5. Я войду в твою дверь...
   6. Язва. Роза
   7. Признание первое
   7. Второе признание
   8. Ты танцуешь
   9. Улыбка
   10. Отрава. Ради?..
   11. Шепотом
   11. Крошка
   12. Протягиваю руку вновь
   12. Пусть неслышным движеньем
   13. Не стой на ветру
   14. Ностальгия
   15. Весна
   16. Цветок
   17. Букет
   18. Искушение
   20. Приходи ко мне, ночь
   21. Нет сил
   22. Идеал
   22. В келье
   23. На эшафот
   24. Выбор
   25. Не уступив моим речам
   26. Прости и ты
   27. Экзамен
   27. Сон. (уходящий в темноту)
   28. Заброшенный дом
   29. Гробница
   30. Сердце
   31. Письмо
   32. Музе поэта
   33. И молчать...
   34. Звонок под вечер
   35. Весна и снег
   36. Прощание
   37. Белые снежинки...
   38. Я полюбил здесь всё...
   39. Да знаю я, знаю!
   40. Ни креста, ни надгробий
   41. Сновидение
   42. Рецидив
   42. "Папочка"
   43. Знак
   43. Микстура
   44. Божество
   45. Жемчуг
   46. Похмелье
   47. За рюмочкой
   48. Красноречиво
   49. Дождь
   49. Борьба за власть...
   50. Уходящий
   50. Я отрекаюсь!..
   51. Три жизни
  
  
   52. Может бросить всё к черту?
   52. Я проснулся случайно...
   53. Крик
   54. Походные песни
   55. Не понимаешь?
   56. К людям!
   57. Клинок
   58. Незнакомыми лесными
   59. Отель
   60. Перевоплощения в виртуале
   65. Мне рассказали, что во сне...
   66. Давай, мой друг, устроим...
   66. Сегодня пятница...
   67. Грустный ветер за окном...
   68. Я могу замолчать...
   68. Карты веером брошены...
   69. Если кто-то зажигает фонари
   69. Склянки
   70. Осенний
   71. Рождение
   71. Я своих стихов не читаю. (с)
   72. То был не сон
   73. Осколок
   74. Эффект присутствия
   75. Грешник
   76. Лото
   76. Здесь был
   77. О любви
   78. Вор
   78. Одна
   79. Исследователь
   80. Танец
   80. Подари
   82. Ассоциации
   82. За то, что я с тобой
   84. Недоразумение
   84. Хотел бы рассказать тебе...
   85. Попытайся, если только...
   85. Все года и века...
   86. Вырезка памяти
   87. Один к двум
   88. Минуты близости
   88. Не такой
   89. Никого
   89. Он был один
   90. Монолог
   91. Пес
   91. Занавешу обманом...
   92. Закат
   92. Призрак
   93. Шальная встреча
   93. Настойчивость
   94. Он и Она (сценарий)
   96. Незнакомка
   97. Какого черта!
   98. Колыбельная
   99. Бес
   100. Оглянись!
  
  
   100. Аромат измены
   101. Вечер
   101. Я - обман
   102. ...прости...
   102. Вот и ушла
   103. Не навечно
   104. Как быть?
   104. Полумрак
   105. Так надо
   106. Свет в окне
   107. Будь собой!
   107. От всей души
   108. Ночной птице
   109. Потанцуем?
   110. С добрым утром
   111. Скажи - ты веришь?
   112. Сиреневый туман
   113. Играй струной души моей!
   113. Боль и счастье
   114. Не влюбляйся!
   115. Я не люблю!
   115. Не делай больно
   116. Да и Нет
   117. Аллёё!
   117. Ведь ты могла
   118. Близнецы?
   118. Сон (ошибусь, как всегда)
   119. Обожание
   119. Мотив
   120. Слово
   120. Молитва
   121. Два света глаз
   122. Анклав
   122. На стоящие вопросы...
   123. Я - есть?
   124. А напоследок я
   124. Огоньку нет?
   125. Солнце клонит к закату...
   126. Коррида
   126. Сын печали
   127. Ах, если б знать!..
   128. Последний полет
   129. Ни капли крови
   130. Я прощаюсь. Мне грустно...
   131. Вампир
   131. Грех
   132. Я хохочу!
   132. Я напишу... Ты только...
   133. Как кошка с мышкой
   134. Смерч
   134. Контроллер (прерываний)
   135. Горе от ума
   136. Глупая
   137. Тщеславие
   137. Я знаю все твои стихи...
   138. Глаза и грим
   138. Слова и чего-то еще
   139. Дождь и пепел
  
   140. Тело
   140. Услады миг
   141. Не как у всех
   141. Вексель любви
   142. Чужая станция
   143. Вам меня не согреть
   144. Свежий щавель дождя (с)
   145. Есть только миг (с)
   146. Грешница
   146. А ну, красавица!
   147. Идол
   147. Туман
   148. Линчевание
   149. Ни в будущем, ни в ...
   150. Отче
   150. Покаяние
   151. Не кляни
   151. Тебе
   152. Звезда
   153. Я жду тебя
   153. Болячка
   154. Ноша
   155. Возница
   156. Облава
   157. Устал?
   157. Подруга
   158. Освобождение
   159. Усталый игрок
   160. Взойди, луна!
   161. Морю
   162. Распутье
   163. Камень
   164. Подснежник
   165. Микроб
   166. Кунст-камера
   167. Сжавшись в комок...
   168. Здравствуй, солнышко! (с)
   169. Под покровом ночным
   170. Последний взмах
   171. Слезы
   172. Нарисуйте меня, облака...
   172. Скажи мне - кто ты?
   173. Сказка
   174. Проказник
   175. Очень-очень нежное
   176. Не губите!
   177. Не стреляйте белых лебедей!
   177. Кто твой бог?
   178. Руководство по стих-жению
   179. Матери
   180. Моему первому поэту
   182. О, одиночество!
   182. Заповедные кличи...
   183. Петрович
   184. Прости меня
   184. Я вернусь!
   185. Поклажу с плеч! Глухой.
   188. Критик.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Алексей Кучуков

ИСТОРИЯ ОДНОЙ ЛЮБВИ

ГРЕШНИК

МОСКВА

1999-2001

  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"