Кудасов Влад Александрович: другие произведения.

Папа лилипут (Люди в черном)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 5.84*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Часть III. Продолжение приключений... Знакомство с неожиданными гостями. Редактор Елена Шульга.


ЛЮДИ В ЧЁРНОМ  

     
   Внезапно Влад проснулся от странного ощущения, что в шкафу с посудой он не один. Этим ощущением можно было пренебречь еще месяц или два назад, когда он только адаптировался к своему размеру и ночным кошмарам. Но сейчас молодой человек совершенно отчетливо осознавал, что это ему не кажется. Сильва лежала внизу, под столом, и тихонько посапывала, Сарик был занят ночной охотой, а его громадная супруга с не менее громадным сыном спали в соседних комнатах.
   Влад приоткрыл глаза и попытался разглядеть в почти полной темноте ночного гостя.
   "Крыса!" -- решил было Влад. Но через минуту он передумал. Крысы бесшумно передвигаться не умели. Конечно, с громким топотом мышей звуки, производимые этими тварями, не сравнить. У тех "борзометр" был без ограничителя, и этим они походили на гигантских тараканов. Правда, их было намного меньше прусаков, и большую часть года эти грызуны проводили в огороде, собирая в норах запасы на зиму. Пищали они безбожно громко и были очень трусливы. Крысы же, напротив, бегали потише, несмотря на свой вес, но воняли настолько сильно, что догадаться об их присутствии можно было задолго до того, как они появлялись поблизости.
   Влад тихонько пошевелился, разминая затекшие члены, и порадовался, что выбрал самое безопасное убежище. Здесь, за баночками с приправами, которыми так гордилась его супруга, было сухо и тепло. По эту сторону шкафа стояла печка, и сырость тут просто не уживалась даже в самые холодные месяцы. Однажды, когда наш затворник проспал пробуждение семейства, створки шкафа резко распахнулись, и Светлана стала грохотать банками, проводя ревизию и вытирая пыль. Но Влада в его убежище, на удивление, не заметила. Поэтому он сейчас, совершенно не опасаясь обнаружения, выглянул из укрытия. Вдали, иногда теряясь среди очертаний груды консервных банок с килькой, шпротами, сардинами и другими морепродуктами, маячила чья-то фигура.
   Владу стало не по себе. Уж лучше бы это была крыса, или даже две. Он уже научился побеждать возникающий страх при виде этих чудовищ размером с корову: быстро понял, что крысы очень трусливы. Достаточно замахать руками, и те, пошипев, без оглядки убегают. Главное - не показывать страха.
   Пока Влад крался среди банок, его рубашка прилипла к телу. Ноги предательски тряслись то ли от напряжения, то ли от жуткого страха перед неизвестностью, с которой он вновь столкнулся. Под ложечкой засосало, и молодой человек присел на корточки, чтобы перевести дух. Сердце так сильно колотилось, что, казалось, стук его слышим даже за пределами комнаты. Влад несколько раз глубоко вздохнул и собрался с мыслями.
   Наконец ему удалось побороть дрожь, и он еще немного приблизился к незнакомцу. Возле консервной банки со шпротами кто-то копошился. Влад взял весьма кстати подвернувшуюся чайную ложку и с нею наперевес решительно двинулся на вора.
   -- А ну стоять, ворюга! -- внезапно прорезавшимся командным голосом заорал Влад. И тут же поблагодарил провидение, что в руках у него была ложка.
   Страшной силы удар едва не выбил ее из рук. Для Владова роста ложка была довольно приличного веса, и держать ее приходилось, как весло: обеими руками, выставив широкую ручку в сторону врага. Но сейчас Владу было не до смеха. Незнакомец, примерно его же роста (других подробностей в темноте не разглядишь), яростно атаковал его чем-то не менее твердым, чем "бутафорское" оружие хозяина дома. Удары наносились с такой фантастической скоростью и силой, что через минуту ладони Влада, сжимавшие тяжелый металл, загудели, а правый бок, на который приходилась большая часть веса горе-оружия, казалось, покрыл огромный синяк. Благодаря длине ложки удавалось сохранять хоть какую-то дистанцию. Влад непрерывно отступал под натиском врага и наконец почувствовал страшный удар, во время которого незнакомец, весь бой не проронивший ни слова, громко выдохнул. Что-то с лязгом упало на полку шкафа, и ложка внезапно стала наполовину легче. Влад ее тут же выронил от неожиданности, а затем, почувствовав облегчение, стал усиленно хлопать себя ладонями по бедрам, чтобы поскорее разогнать кровь в затекших руках.
   -- Все! Все! Я сдаюсь! Я пошутил. У меня нет оружия -- это же обыкновенная чайная ложка! -- пятиться было уже некуда, и Влад уперся спиной в шершавую стенку.
   Грудь кольнуло что-то очень острое.
   "Это конец!" -- он зажмурился.
   В темноте чем-то защелкали. Влад приоткрыл один глаз. Откуда-то посыпались искры, и пыхнувшее пламя заставило его снова зажмуриться.
   -- Чайная ложка, говоришь... Ты кто?
   Влад не сразу понял, что обращаются к нему. За пару месяцев вынужденного одиночества, когда не было возможности пообщаться с кем бы то ни было, он забыл что в таких случаях следовало отвечать.
   -- Н-не знаю... -- ляпнул он первое, что пришло в голову.
   -- Как это "не знаю"? -- переспросил незнакомец после некоторой паузы.
   -- Ну, Влад я. А что?
   Примитивный, воняющий прогорклым маслом, факел трещал, разбрызгивая искры и едва не опаляя Владу челку. Он отшатнулся и стукнулся затылком о стенку. Его внимательно изучали.
   -- Влад, значит. И что ты тут делаешь?
   -- Ну, типа, живу. Вот... Это, вроде как, мой дом.
   -- Можно подумать.
   -- А ты это.... Сейчас придет мой кот, и тогда посмотрим, кто из нас будет мышью! -- никаких других аргументов у Влада не было: Сильва при всем своем желании не смогла бы запрыгнуть на шкаф.
   -- Можно подумать. Твой личный кот! -- незнакомец прыснул от смеха.
   Глаза Влада стали понемногу привыкать к темноте, и он разглядел, что у незнакомца на голове был черный капюшон, как у монаха. Тень почти полностью скрывала его лицо. Влад с удивлением уставился на огромную черную бороду, свисавшую из-под складок этого капюшона.
   -- Ну да... мой кот. Обыкновенный рыжий кот из семейства кошачьих. Зовут Сарик. Молоко любит, мышей ловит. Я у него блох ловлю. Вот...
   -- Что?! Блох ловишь?! Вот умора! Повтори еще раз! Я не расслышал! Кого -- блох?! Ха-ха-ха! Я не могу, держите меня четверо, я сей час себе харакири сделаю! Нет! Я сейчас отрежу себе бороду! А-ха-ха! Умора! Блох ловит! У кого?! У кота! А-ха-ха!! -- владелец бороды едва не выронил факел, причитая и прыская со смеху.
   Его борода то задиралась вверх, когда он запрокидывал от смеха голову, то упиралась в колени, которые скрывала мантия. Он так размахивал в такт смеху факелом, что припертый к стене Влад едва успевал уворачиваться, чтобы не обжечься. Наконец, немного успокоившись, бородач оперся на свой меч. Влад пригляделся и с удивлением понял, что это настоящая клеймора, гарда которой была наклонена к лезвию под острым углом.
   Незнакомец представился:
   -- Клаймен! Вот моя рука! Можешь - просто Клим, -- он протянул руку Владу, которую тот с опаской пожал.
   Казалось, рука была железной - таким крепким оказалось рукопожатие.
   Влад с уважением оглядел Клима. Удивительно было то, что новый знакомый был такого же роста, как и он сам. Ну, может, чуть пониже. Две черные стеганые половинки некоего подобия плаща-рясы спускались с его плеч и соединялись на животе, делая его, этот живот, еще более объемным. Затем, расходясь, охватывали широкие бедра и почти касались пола. Из-под рясы выглядывали черные сапоги с острыми носами.
   Влад стыдливо уставился на свои видавшие виды тапочки, с которыми он не расставался с той самой злополучной грозы.
   -- Нехилый у тебя ножичек, -- Влад с уважением коснулся рукояти меча, но тут же отдернул руку, заметив блеснувший в свете факела недоверчивый взгляд Клима.
   -- На, подержи, -- тот бесцеремонно сунул Владу факел. -- Посвети-ка!
   Подойдя к той куче консервов, где его застукал Влад, он, уже не таясь, обнял своими ручищами жестянку, которая была на самом верху, и с грохотом сбросил ее вниз. Влад едва успел отскочить.
   -- Слушай, Клим, ты спроси, я тебе скажу, где что! Зачем расшвыривать? -- Влад с трудом катнул банку шпрот весом добрых пару центнеров.
   -- Ты че, тут часто воруешь? Откуда знаешь, где что?
   -- Ваще-то, я уже объяснил, что, типа, тут живу.
   -- Типа... Заметно!
   -- Что значит "заметно"?
   -- Домовым, что ли? -- Клим гоготнул, довольный своей шуткой.
   -- Нет, кухонным! Я вроде как хозяин. И, между прочим, покупал эти продукты! -- Влад не понимал, прикидывается Клим или правда не берет в толк, что дом его.
   -- Я верю тебе, отрок, я тут тоже вроде как хозяин. Раз в пару месяцев наведываюсь.
   -- Так это ты консервы у нас воровал! А я то думаю, как крысам удается их таскать незаметно...
   -- Я не воровал, просто излишки беру, вон, сколько тут их! Одной больше, одной меньше... Так ты мне объясни, -- Клим достал из торбы на спине толстые веревки и принялся неторопливо обвязывать консервную банку, ловко сменив тему. -- Как ты можешь быть тут хозяином, если хозяева здесь великаны?
   -- Я тоже раньше был, как ты выразился, "великаном".
   Клим от неожиданности выронил веревку.
   -- Не смеши мою бороду. Ты был великаном?!
   -- Нет, вообще-то я был нормальным. Просто меня шарахнуло молнией, комп сгорел, а я вот -- почему-то скомпрессировался... -- Влад, поеживаясь, потянул на себе рубашку, едва не выронив факел.
   -- Скомп... чего? -- Клим решил не обращать внимания на бредни нового знакомого и продолжил готовить банку к выносу.
   -- Ну, как тебе объяснить? -- Влад развел руками в стороны, пламя заплясало, отражаясь в многочисленных склянках. -- Был во-от такой, а стал - как ты! Я Сарика, ну, своего кота, за шиворот поднимал и в дверь вышвыривал, когда он гадил.
   -- Да ну! Ну ты, брат, силен! А с виду и не скажешь. Надо же! А как же ты дверь открывал, если до той скобы не достаешь? Ее ведь великаны нажимают, чтобы отворить. Прыгаешь высоко, да? Вот, прижми узел!
   Влад кинулся к поклаже и схватился за толстую веревку, приподнимая повыше факел.
   Клим, не долго размышляя, поставил сапог на услужливо подставленный кулак и что есть силы дернул канат.
   -- А-а-а! -- заорал Влад. -- Ты мне палец прищемил! -- он принялся отчаянно дуть на ладонь.
   -- Ой, какие мы ватные!
   -- Тебе бы так! Сапогом ведь!
   -- А я что тебя, дурня, рукой просил? Ногой бы придавил! -- с видом опытного стропальщика Клим подбоченился и бросил критический взгляд на свою работу. -- Ну вот, можно спускать. Хватайся за конец! -- он кинул канат Владу.
   -- Не знаю, как ты кота за шкворень поднимал, но банку я практически один держу... -- Клим, недоумевая, покосился на Влада.
   Покрываясь блестящими в свете факела каплями пота на лице, тот что есть силы упирался ногами, пытаясь сдержать вес груза.
   Гудящая, как струна, веревка наконец ослабла, и они спустились на пол.
   -- И далеко тебе шпроты тащить? -- отдышавшись, прошептал Влад. На большее у него уже не было сил.
   -- До зарослей, там наши придут, вскроем и по торбам раскидаем. Так легче нести будет. А как ты сказал? Шпроты?
   -- Ну да.
   -- Забавно, не слышал. А ты откуда знаешь?
   -- Там написано, я под пиво их любил. С красноморденьким, с петрушечкой, да на хлебец. У-м-м... -- Влад закатил глаза от милых сердцу воспоминаний.
   -- Ты что, умеешь читать те знаки?
   -- Ну да! Спроси, кто не может...
   -- Я не могу! -- без стеснения парировал Клим.
   -- Да ну!
   -- Вот тебе крест!
   -- И что, у вас нет ни школ, ни каких-нибудь учебных заведений? -- Влад встал и обошел вокруг стоящей на торце банки, разминая утомленные плечи.
   -- Не-е, это у великанов такое есть, я слы-ы-ышал... -- Клим давал понять, что что-то в жизни великанов он понимает. -- Я там был. Учат всё, учат... Мно-ого учат... Да-а.... Ну, ладно, давай, дальше потащили, хватит лясы точить, -- он заторопил Влада, как вдруг вдалеке что-то загрохотало.
   -- Ма-а-ам! Я писать хочу!
   -- Клим, атас! Это мой Сашка проснулся, сейчас жена выйдет горшок выносить.
   -- Что?! Какой Сашка? Какая жена? Это великаны проснулись! Бежим! -- Клим засуетился, пытаясь спасти хотя бы веревки.
   -- Да не бойся, айда за сахарницу, там у меня нычка, переждем, пока они опять улягутся, -- Влад потащил упирающегося Клима к подоконнику, с которым граничил стол.
   За сахарницей лежали салфетки, где хозяин частенько дремал. Рядом, на подоконнике, в горшках росли цветы (цветами Влад именовал несколько видов кактусов) и перец-"огонек", представляющий собой обширные заросли. Вся оконная рама вблизи перца была грязной от пыльцы, старой паутины и засохших листочков, которые налипли на стекло. Светлана не любила возиться в "оранжерее" Влада. Тем более что такой острый перец ел только он.
   Дверь со страшным скрипом и грохотом распахнулась. В ночной сорочке, заспанная и недовольная, на пороге показалась жена Влада. Бухнув горшок рядом с умывальником и поворчав напоследок, она скрипнула дверью, а затем скрылась. Влад с Климом уже перевели было дух, как вдруг Светка вернулась, быстро включила свет и бросилась к столу.
   Схватив лежащие на столе шпроты, она с удивлением разглядывала затейливо завязанную вокруг банки ворсистую нитку.
   -- Невероятно! Как Сашка умудрился такие узлы навязать? -- женщина положила банку на стол и уставилась на приоткрытую дверь кухонного шкафа.
   Открыв рот от изумления, она взяла в руки изуродованную чайную ложку. Ее ручка лежала отдельно и была вся в жутких зазубринах, как будто ее пытались резать ножницами по металлу и, наконец, добились результата. Светлана пристально разглядывала обе половинки ложки, пытаясь приставить одну к другой.
   -- Крысы! Такие голодные? Сашка не смог бы перекусить...
   Поняв, что это ей не мерещится, она положила останки ложки рядом с банкой, решив с утра допросить сына.
   Бухнула дверь... Опять стало темно.
   -- Паря, и ты будешь продолжать смешить мне бороду? Это твоя жена?! -- Клим, до этого ничком забивавшийся под салфетку с обнаженным мечом и тихо шепчущий свои молитвы, снова стал спокойным и важным. -- Расскажи-ка: как ты спишь с ней? А-ха-ха!
   -- Так ты не веришь, что я был такого же роста, как и она?
   -- Конечно, нет! Я помню, тут, кроме нее и маленького, еще был один великан. Ругались они со страшной силой. Наверно, она его убила. Уж больно он злил ее.
   -- Да уж, конечно! Это она меня злила. Даже пришлось ей врезать разок. Минуты спокойно за компьютером не давала посидеть. То принеси, это подай, дров наколи, печь затопи, воды натаскай, в магазин слетай, горшок вынеси... А то еще кашу приготовь, пока она у подруги, -- у Влада внезапно кончился набранный в грудь воздух, и он опять шумно вздохнул. -- Придешь, бывало, с работы - уставший, как собака, ни сна, ни отдыха... -- бывший программист часто дышал, вспоминая последнюю ссору перед злополучной грозой.
   -- Вот так вот и жили? Разве так можно? -- не поверив, переспросил Клим.
   -- Нельзя.... Но жили, -- подытожил Влад. -- Выпить хочешь?
   -- Ух, ты! А что у тебя есть? Бражкой балуешься?
   -- Бери выше! Элитное! Коктейль "Джин"-с!
   -- Это как?
   -- А вот так. Сейчас возьму "Джина" и с-с-с... с чем-нибудь смешаю... -- Влад, решив отметить знакомство, повторил свой недавний рецепт, не забыв закрыть и сдвинуть на место бутылку и банку с сиропом, чтобы непорядок не был, как в прошлый раз, замечен женой.
  

* * *

  
   Они сидели на салфетках, и каждый держал на коленях пробку с душистым напитком. Время от времени два новоиспеченных приятеля подносили ко рту наполненный "коктейлем" сосуд и, обжигаясь, делали по глубокому глотку.
   -- Мн-я-я, м-дя, ну, паря! Ну, порадовал! Отродясь не пил ничего подобного! -- у Клима уже слегка шумело в голове, а в теле он ощущал невиданную легкость. Казалось, покажись тут крыса или даже громадный кот, он просто перерубит врага пополам. -- Эх! -- он махнул у себя над головой мечом.
   -- П-патише! -- Влад сильнее прижал к себе пробку. -- Ч-чуть не расплескал.
   -- Эх, Владюха! Хороший ты мужик! Айда со мной. Я тебя с нашими познакомлю. У нас только князь и его приближенные умеют читать. Хорошо жить будешь! И не надо будет трепаться, что был великаном. И так уважать будут.
   -- А я и был в-великан! -- язык у Влада слегка заплетался, но он упорно желал доказать, что был ростом побольше, чем сейчас. -- Ш-шаровая, п-понимаешь? Ка-ак ша-арахнет! -- он стукнул для пущей наглядности по столу. -- Прямо под окном, а у м-меня рука на шине заземления... Вот, гляди, шрам остался.
   Клим пытался при свете факела разглядеть шрам на ладони, но махнул рукой и могучими глотками допил содержимое пробки.
     

-- Ох, могучий я и силен!

Побеждал котов я и крыс.

Но однажды был я влюблен,

Будто с неба бросился вни-и-из!

     
   Он затянул долгую и заунывную песню, в которой описал все свои неразделенные чувства к женщине из знатного рода.
   -- Да, красивая песня... -- Влад еще мусолил свою пробку, где оставалась добрая половина содержимого. По тому, как Клим косил взглядом на его чарку, он понял, что все равно не осилит выпивку, и протянул пробку новому другу.
   -- Ценю! Уважаю! -- Клим икнул, припадая затем к напитку.
   Внезапно по стеклу заскрежетали когти. В темноте что-то мягко бухнулось на подоконник.
   -- О, Клим, Сарик вернулся! Мышь будешь?
   -- К-кто вернулся? К-какой Сарик, какая мышь? -- Клим попытался встать и со второй попытки вынул меч, а после этого сделал пару неверных шагов по столу. -- Сейчас я изрублю эту мышь на кусочки! Где...
   Не успел он договорить, как в свете факела появилась оскаленная морда Сарика, который, приняв Клима за мышь, молниеносным броском сбил его с ног и прижал лапой к столу. Хотя это было уже излишне. Тот, потеряв дар речи от злобного смердящего урчания над головой, почти полностью протрезвев, лежал пластом на животе и пытался дотянуться рукой до валявшегося рядом меча. Клим теперь даже не пытался сопротивляться. Выпущенные когти кота, что пробили в нескольких местах его одежду, теперь причиняли невыносимую боль.
   Несчастный смотрел выпученными от ужаса глазами на Влада и шептал:
   -- Уходи, друг, беги! Меня уже не спасти! Беги же! Спасайся... Прощай, Влад... -- на глазах его были слезы отчаяния.
   Влад, не спеша, слегка шатающейся походкой подошел с факелом к распростертому под кошачьей лапой Климу и взял в руки тяжеленный меч. Рукоятка приятно легла в ладонь. Набалдашник на конце прекрасно балансировал клинок, и Влад не без удовольствия крутанул им, как заправский воин.
   -- О мерзкое животное! Уйди прочь от моего друга, иначе я изрублю тебя на куски и скормлю крысам! -- сделав театральный выпад, проорал Влад.
   Сарик от изумления спрятал когти и убрал, наконец, лапу со своей добычи. Ему и в голову не могло прийти, что, кроме хозяина и мышей, в доме может быть еще кто-то такого же роста.
   -- Пошло же прочь, мерзкое чудовище! -- не унимался Влад.
   Кот обиженно фыркнул, отошел и сел вылизываться возле консервной банки. Тень от факела плясала на его сальной шерсти. Он так и не понял, почему хозяин спас мышь. Хотя ему было все равно. Несколько полевок бурлили у него в желудке.
   -- Тук-тук, хозяин дома? -- Влад не мог удержаться от смеха, глядя на страшившегося подняться Клима.
   Весь боевой дух бородача куда-то пропал. Видимо, выветрился вместе с остатками алкоголя.
   -- Э-это и есть твой кот? -- заикаясь, произнес Клим.
   -- Да, мой личный домашний кот, его зовут Сарик, он любит, когда я ему чешу за ухом и ловлю блох. Хочешь жареных? Как семечки! -- он помог подняться Климу, помог поправить сбившуюся одежду и сунул ему меч. -- На, держи свой ножичек.
   Тот стоял, потупив глаза:
   -- Ну, надо же, а я не верил. Так ты говоришь, был великаном? Ну, рассказывай...
  

* * *

   -- Хороший у тебя кот: гляди-ка, какой жирный цыпленок. Смотри, чтобы за это охотника твоего не подкараулили соседи, -- Клим потрошил своей клейморой принесенного Сариком соседского цыпленка, пока Влад собирал щепки для костра.
   Хозяин дома впервые за несколько месяцев вышел во двор. Удалось незаметно выскользнуть, пока Света готовила на кухне, оставив дверь открытой. Цыпленка Сарик затащил под стол, чтобы там потрапезничать. Но Влад ждал гостя и решил воспользоваться охотничьим трофеем кота и предыдущим советом Клима -- побывать на свежем воздухе.
   Все складывалось как нельзя лучше. На небе ни облачка, под окном, в зарослях крапивы, их никто не обнаружит. Поэтому можно без опаски приготовить настоящие шашлыки из цыплятины. В нескольких пробках уже квасилось мясо, залитое домашним вином, которое Влад сделал еще в прошлом году. Лук друзья стащили из открытого холодильника: Светлана как нельзя кстати решила его разморозить. На полке Влад прихватил несколько завалявшихся горошин черного перца. А шампуры настрогал своим мечом Клим.
   -- Ты прямо как в заключении просидел в этом доме.
   -- Да, но мне даже не хотелось выходить. Этот мир стал слишком большим для меня. -- Влад, не спеша, нанизывал куски мяса на прутья. -- Я стал бояться его...
   -- Ты стал таким маленьким для этого мира. Он тебя даже не замечает. Зачем бояться того, кто тебя не видит? Пускай он тебя боится! -- Клим нежно водил куском заточного камня по лезвию клейморы, ловя отражение солнца.
   -- Хочешь сказать, как мышь не боится слона? А слон ее боится, потому что не в состоянии раздавить ее, настолько она мала для него?
   -- Вроде того, -- Клим плохо представлял себе слона, но решил, что пропорция, предложенная ученым приятелем, соответствует истине.
   Влад совсем забыл, насколько же это приятно - просто сидеть возле костра, покручивать время от времени шампуры и смотреть, как жир капает на горячие угли и вспыхивает голубоватым дымком. От всех этих гастрономических запахов живот урчит в предвкушении пира. Время от времени Влад плескал на мясо вином, чтобы оно стекало на вспыхивающее под шампурами пламя, не давая огню испортить обед и еще - чтобы шашлык получился более нежным и душистым. Иногда он просовывал руку между углями и мясом, проверяя, достаточно ли жара. Если, на его взгляд, жара было мало, Влад хватал кусок толстенной бумаги и махал над углями, заставляя их заново вспыхивать яркими искрами.
   -- Да ты, я смотрю, мастер по приготовлению мясных блюд, -- Клим отложил меч и зачарованно наблюдал, как друг колдует над любимым блюдом.
   Самое лучшее, что бородач делал, когда вдали от дома ему приходилось готовить, так это брать глину, обмазывать ею выпотрошенную мышь и зарывать в угли. Душистой травой можно было отбить не очень приятный запах. Но тут... Это просто праздник желудка!
   Прибежавшему на запах Сарику достались крылья, шея, кости и потроха. Впрочем, он вполне был доволен и этим. Когда хозяин на правах владельца жильем отобрал у него добычу, кот просто смирился и распрощался с обедом.
   Клим с ужасом смотрел на чудовищную пасть, которая со страшной скоростью поглощала огромные кости и хрящи, и содрогался от одной мысли, что в прошлый раз, когда его пьяным поймал кот, Влада могло не оказаться рядом. Клима просто передернуло от этой мысли.
   -- Что, непривычное зрелище? А я его еще и прыгать заставлял за костями. Разов в пять выше своего роста сигал, представляешь?! Во! Все руки исцарапывал!
   Клим с уважением посмотрел на тонкий белый шрам на кисти.
   -- Никак не могу себе представить кота размером с мое предплечье. Это же меньше мыши! -- он захохотал от представленного воображением зрелища. -- Кот меньше мыши! А-ха-ха!
   Сарик, услышав, фыркнул и, не найдя больше угощения, убежал.
   Влад многозначительно положил левую руку на изгиб в локте правой и захохотал:
   -- Представляешь, вот такой кот! Ха-ха-ха!
   -- Дай-ка винца запить! -- у Клима от смеха глаза стали мокрыми.
   -- Итак, выпьем за котов, которые меньше мышей! -- Влад сделал глоток и плеснул на внезапно появившееся пламя.
   -- Так скажи: столько ты просидел у себя дома? Куда гадить-то ходил?
   -- Ну, куда... В печку, в золу. А куда еще? Ну, раз - одному гаду в ботинки... -- гоготнул Влад.
   -- Плохо. Нельзя гадить там, где живешь. Закон природы. Не понимаю я вас, великанов. Вроде бы отгородили место у себя в жилищах. Даже чистоту соблюдаете. А смысл-то ведь прежний остался. Прямо у себя в домах и гадите. От этого вы все и болеете. Природу не обманешь. Нужно выходить на воздух, рыть ямку, потом закапывать.
   -- Ну, я же такой маленький для этого дома, для меня там потолок, как небо. Вот ты, к примеру. Станешь вдруг высотой, ну прямо под эти облака. Куда пойдешь? Станешь посреди океана?
   -- Не знаю, -- Клим задумался, глядя на небо. -- Я бы полетел прямо за облака!
   -- Да уж, если бы тебя долго пучило, точно бы полетел... -- Влад злился, что не удалось подловить Клима. -- Так вот и я: был высотой до неба, а стал -- как ты. Все в мире относительно.
   -- А я бы полетел! -- Клим взял готовый шампур и с наслаждением отведал нежнейшего мяса. -- У нас есть легенда, -- смачно прочавкал он, -- что наши предки прилетели сюда на синем драконе, который непрерывно изрыгал пламя. Прямо с неба. Но последующие поколения потеряли знания об этом.
   -- Ну, так это космический корабль. Значит, вы со звезд прилетели.
   -- Не верится -- они такие маленькие!
   -- Это они очень далеко от нас. Посмотри на горы! Они такие маленькие, а если подойти поближе, то неба не увидишь. Вот над ними облака, а войдешь в облако -- просто туман. Все это обман зрения.
   -- Лучше бы обманом зрения был твой кот!
   -- Хочешь подружиться с ним?
   -- Стать его мышью?
   -- Не-а, вместе почешем его за ухом, блох погоняем, он от счастья сам тебя вылизывать начнет.
   -- Не, вылизывать меня не надо, -- Клим многозначительно встряхнул полами рясы. -- Я месяц назад мылся.
   -- Мд-я, -- Влад демонстративно зажал нос рукой, -- про единение с природой мне тут байки поешь, а сам чистоту не соблюдаешь.
   -- Грязь толще пальца сама отвалится, зато голым перед крысой не предстанешь. Все бывает внезапно. Вот мой учитель по фехтованию - тот шибко любил чистоту, мылся чуть ли не каждую неделю. Однажды я пришел на занятия к ручью, а там только его одежда и меч...
   -- Может, утонул?
   -- Он даже пьяный не мог утонуть -- всегда всплывал. Крысы! Там кровь была и вытоптано. А может, и кот.
   -- Да, печально... -- Влад пошерудил в углях, на которых лежали огромные дольки яблок, собранных Климом под деревьями в саду. -- Вон, смотри: червяк уже подрумянился! Будешь пробовать?
   -- А чё? Мясо - оно и тут мясо, -- Клим поддел мечом подобие сосиски и принялся смачно жевать.
   Влад к этому был еще не готов и, отвернувшись, стал доедать цыплятину:
   -- Ты на червей сильно не налегай, тут еще десерт -- скоро готов будет.
   -- Ничего, -- Клим погладил себя по округлившемуся животу. -- В меня много влезает, я к таким запасам впрок привычный.
   Ночью Влад спал крепко, и ему снилось, что он сидел внутри запеченного яблока и не мог наесться, хотя выгрыз почти все внутри.
  

* * *

     
   -- Вставай, лежебока. Наши пришли! Пойдем, познакомлю.
   Влад с трудом разодрал слипшиеся веки, усилием воли заставил работать ватные мышцы, которые после труда на свежем воздухе с непривычки жутко болели, и поднялся. Его качнуло. Опираясь на стеклянную стенку солонки, выпучив глаза и бешено вращая зрачками, он поплелся за Климом.
   -- Что такое, паря? Много вина было? -- Клим потащил сопротивляющегося Влада вниз. -- Прыгай! Пока будешь лететь -- проснешься!
   Он толкнул упирающегося друга под зад и тот полетел вниз.
   Отсушив при падении ладошки, он не остался в долгу и окатил Клима водой, пока плескался в кошачьей поилке. Потом оба спустились через мышиный лаз в подвал, где на полке возле низенькой двери спал Сарик. Когда проходили мимо, кот приоткрыл один глаз, поднял голову и, увидев хозяина, тихо мяукнул, приветствуя его. Клим, хоть и убедился, что этого "монстра" можно не опасаться, от неожиданности слегка присел и схватился за клеймору.
   Нижняя часть одной доски в подвальной двери прогнила и образовывала теперь подобие арочного входа, а края у нее были увешаны рыжей шерстью, которая блестела в лучах восходящего солнца.
   В зарослях травы они увидели четыре фигуры в темной одежде. Клим махнул им рукой и, подойдя, представил Влада:
   -- Мой новый друг, зовут Влад. Он - бывший великан... ну да потом все объясню. Хороший, в общем, парень. Это его дом.
   Затем поочередно представил Владу до зубов вооруженных незнакомцев, которые, как и Клим, были одеты в подобие черных ряс. Эти рясы опоясывало что-то, похожее на портупею.
   -- Это Вендер, главный в нашей группе.
   Тот кивнул и снял капюшон; все лицо этого парня пересекал страшный шрам - с правого виска и через изуродованный нос до левой щеки, что делало его выражение лица весьма мрачным. Как Влад узнал позже, это был след от когтя кота, который поплатился за знакомство с Вендером своей жизнью. Предводитель обладал густой, похожей на Климовскую, бородой, седой с правой стороны. В волосах его тоже поблескивала серебристая проседь.
   Затем Клим представил новому другу еще одного своего компаньона. У Дронера за плечами висел огромный лук и колчан со стрелами, а на рукаве была вышита золотая стрела. Как Владу объяснили позже, это была награда за меткую стрельбу. С расстояния в сто шагов Дронер попадал первой же стрелой в глаз крадущемуся коту, которого иногда толком и не разглядишь в высокой траве. Чутье у лучника было отменное. Бороду, судя по всему, Дронер срезал острым, как бритва, ножом, отчего все его лицо покрывали многочисленные белые шрамы. А обтянутая белой глянцевой кожей голова, напрочь лишенная всякой растительности, делала его похожим на поцарапанную частым употреблением китайскую чашку из блестящего фаянса.
   Ступин же, третий, кого представил Владу Клим, не походил на остальных. Выше всех на голову, он носил огромный "цепак" с тремя чугунными шарами, а шары эти, каждый размером почти с голову уменьшенного молнией Влада, были утыканы острыми шипами. Ряса Ступина с той стороны, где он таскал оружие, была обшита измочаленной шипами кожей какого-то мелкого животного. Пожимая новому знакомому руку, здоровяк проявил благоразумие и, скорее, просто подержал худенькую кисть в своей обширной ладони. "Вот это действительно -- косая сажень в плечах", -- решил Влад.
   Как оказалось позже, Ступин был незлобивым и очень добродушным мужичком. Но иногда не рассчитывал силы и случайно мог так хлопнуть друга по спине, что потом приходилось долго нести "пострадавшего" на себе.
   И, наконец, Гномичев (который представился своим прозвищем - "Гном") был и правда похож на большого гнома. Он был ниже Влада на голову, но намного шире костью. А размером живота он перещеголял самого Клима. Нос с горбинкой и черты лица делали Гномичева похожим на доброго грузина. К тому же он немного картавил. Ряса болталась на животе, как на уступе скалы. Он частенько задирал ее, перешагивая через препятствия. Помимо короткого меча у него в руке было толстенное копье, обитое металлом.
   -- Голодаешь? -- прокашлявшись, пробасил Гном. -- Что-то ты уж больно хлипкий...
   -- Да нет, конституция у меня такая.
   -- Клим, он ругается на меня? -- Гном снизу вверх посмотрел на ухмыляющегося Клима, потом - снова на Влада.
   -- Да нет, просто он шибко умный. Я же говорю: с великанами учился!
   -- Вот видишь, Гном, я же говорил тебе: кто выше, тот и умнее! -- захохотал Ступин.
   -- Ты, Ступа, стой и молчи уж! Мозгов у тебя, как в твоих шарах, -- видимо, Гном тайком завидовал высоким собеседникам. Даже разговаривая с собеседником, он старался найти какой-нибудь пригорок, а бывало, что во время застолья вскакивал, чтобы его лучше было видно (это по секрету шепнул Владу Клим, чтобы тот чего не ляпнул и не разозлил задиристого карапуза).
   -- Да я же шутя, не бери в голову! -- Ступину пришлось нагнуться, чтобы обнять ручищами набычившегося Гнома.
   -- Вот так они всегда! -- встрял в перепалку Дронер. -- Вечно свой рост поделить не могут...
   -- Зато у меня самый большой живот, вот! -- высвободился из объятий Ступы Гном.
   -- Сомневаюсь.
   -- Давай меряться! -- Гномичев подпрыгивал, пытаясь дотянуться своим животом до живота Ступина.
   -- Да что ты мне в коленки-то упираешься?! Табуретку дать?
   -- Да ну тебя -- все равно мой больше! -- прокартавил обладатель самого большого живота.
   -- А как Влад умеет мясо жарить!.. -- вмешался Клим, -- Влад, угости нас еще своим винцом. Веня, ты такое вино в жизни не пил!
   Вендер задумчиво почесал шрам на виске и махнул рукой:
   -- Лады, передохнем. Встанем лагерем... Провизию нести далеко, надо бы привал сделать...
   Покуда новые знакомые собирали щепки и раскладывали костер, Влад принес остатки цыплятины, меньшую часть которой они с Климом едва осилили вчера и, затолкнув мясо в вырезанную часть пластиковой бутылки, предусмотрительно залили вином. За ночь кусочки промариновались на славу.
   Такого огромного количества жарящегося на костре мяса Влад еще никогда в жизни не видел. Он едва успевал поворачивать все шампуры. Когда очередь доходила до одного края, давно было пора переворачивать с другого конца.
   -- Смотри-ка, до чего шустрый! -- Дронер, затаив дыхание, наблюдал за действиями повара-виртуоза. -- Ты, наверно, и с луком неплохо управляешься, раз реакция такая быстрая...
   -- Не, никогда не стрелял, -- не отворачиваясь от поливаемого вином мяса, прокашлял Влад.
   Ароматом дыма могли наслаждаться все, кроме него. Казалось, наесться можно, даже просто вылизав свои прокопченные руки.
   -- А на кого же ты охотишься?
   -- Ни на кого. Мне жена готовит или кот еду приносит, как эту... -- Влад указал на шашлыки и, улучив секунду, вытер плечом пот на лице.
   Глаза слезились, а из носа то и дело текло.
   -- И хорошо жена готовит?
   -- Хорошо она ему готовит, только ты в той кастрюльке утонешь, -- Клим решил просветить Дрона, который, как и он когда-то, не мог поверить, что Влад действительно был прежде великаном.
   Когда, наконец, все было готово, Вендер взял до краев наполненную вином пробку и похвалил работу повара:
   -- Ну, выпьем за отличную работу нашего нового друга!
   Мясо, всю ночь кисшее в вине, показалось еще нежнее и вкуснее, чем было вчера. Может потому, что Влад дико устал. Мышцы болели еще со вчерашнего. А сейчас их объяла тупая непрестанная боль.
   -- Влад, а ты почему без меча ходишь? Это не очень-то благоразумно... -- Вендер, до этого мучавший Влада расспросами о его житье-бытье, с удивлением узнал, что тот никогда не пользовался холодным оружием.
   Гномичев, когда услышал, что Владу нужен меч, тут же, засуетившись, развязал свою обширную кожаную торбу и вынул позвякивающий железками тряпичный сверток.
   -- Вот, устал таскать, а для нового друга - не жалко! -- он развернул тряпки, и все загалдели, обсуждая "ту самую" битву Гнома со змеей, когда во время решающего удара меч, попав на камень, разломился на три части -- возле самой рукоятки и на две ладони от конца лезвия.
   Влад с благодарностью принял подарок, недоумевая, что с ним делать.
   -- Ты не смотри, что он поломанный! Сейчас организуем кузню и все поправим, -- Гномичев, заглядывая в глаза Влада, пытался понять, нравится тому его подарок или нет.
   Все наперебой принялись объяснять Владу, что хороший меч никогда не умирает, и чем больше у него шрамов, тем он крепче. На месте сращивания двух частей уже никогда не появится трещина.
   Пока Вендер и Дронер мастерили из кожи кузнечные меха, все остальные вырыли огромную яму и заполнили ее крупными кусками дерева. Потом подожгли и засыпали дерном. Клим объяснил Владу, что таким образом они получают хороший древесный уголь. Из всего дерева его получается немного, меньше трети, но он имеет свои преимущества. При горении он не дымит, как простые дрова, и дает гораздо больше тепла. В этом Влад убедился, когда к вечеру разожгли печь и Гномичев опробовал меха. Пламя, усиленное воздухом из мехов, было такой силы, что несколько камней сразу лопнули.
   Из дома приволокли наковальню, когда-то казавшуюся Владу миниатюрной. А из металлической скрепки Гном соорудил подобие клещей.
   Обливаясь потом от жара печи, Влад под чутким руководством Гнома и Вендера, который отковал за свою жизнь не один десяток мечей, постигал искусство сварки ковкой. Схватив клещами черный от цвета побежалости обломок меча, Влад долго держал его в чудовищном жаре пламени, наблюдая как тот становится красным, затем малиновым и, наконец, белым. Бил что есть силы молотом, расплющивая и сминая ставшую податливой сталь. Сделав то же самое с изломом лезвия возле рукоятки, он сложил их вместе и принялся по совету Вендера изгибать белое, светящееся место соединения обломков то в одну сторону, подворачивая расплющенную массу вовнутрь, то в другую. Дронер сидел рядом и считал на пальцах количество слоёв наклепов. Когда пальцы заканчивались, он клал рядом белый камушек.
   -- Давай-давай, не жалей сил!
   -- Да у меня уже их нету! -- в который уж раз оправдывался Влад.
   -- И флюс не забывай подсыпать на каждый наклеп. Лучше лишнего сыпани, чем забыть. Все сразу испортишь.
   -- Сил уже у меня нет! -- взмолился Влад.
   -- Прерывать нельзя, все на корню загубишь.
   -- Я же программист, а не кузнец, в конце-концов! -- тот устало согнулся пополам, со лба на землю закапало. Глаза от пота щипало.
   Сил у него и правда совсем не осталось. С каждым разом удары становились все слабее и слабее. Наконец его сменил Ступин, которому надоело смотреть на издевательства Дронера. Дрон, до этого засыпавший, считая наклепы, теперь едва успевал собирать камушки.
   Влад, разминая ломившиеся от боли руки и плечи, услужливо подсыпал флюс и с благодарностью смотрел на богатыря, который, казалось, бил по наковальне в четверть своей силы.
   Вскоре пришли Клим с Вендером и приволокли огромную крысу, добивать которую не стали. Она, лишенная лап, злобно шипела и извивалась.
   -- Ну что, закаливать меч скоро будете? А то эта тварь скоро всю кровь потеряет. Гном! У тебя флюс уже совсем закончился, остаток крови высуши, крысиная вполне сгодится, а соль у Влада в избытке.
   -- Почти готово, -- Ступин поднял клещами меч, присматриваясь к его прямоте. Обломок в две ладони, который был кончиком меча, пустили на место сварки, а место его скола просто заострили, предварительно также накалив до бела.
   -- Ну что, Влад, последний штрих. Пора дать твоему мечу остыть в теле первой жертвы, -- он обернул кожей горячую рукоятку и дал Владу отливающий малиновым цветом меч, от которого шел нестерпимый жар.
   Крыса извивалась под ногами Клима и Вендера. Приблизившись к жертве и превозмогая отвращение, Влад вогнал в нее по самую рукоятку горячую сталь. Послышалось шипение закипевшей крови. Крыса завизжала в предсмертных судорогах и затихла. В воздухе повис тяжелый запах сгоревшей кожи и плоти.
   -- Вынимай быстрее. Еще раз! -- Влад снова послушно вонзил меч в неподвижное тело. -- А теперь вынимай и маши им над собой что есть силы.
   -- Удачно время подгадали. Солнце скрылось. Прохладно. Ветра почти нет. Идеальные условия для окончательной закалки! -- Вендер, глядя на бешено подпрыгивающего Влада, подтолкнул плечом Клима. -- Ну что, как тебе новый ученик? Возьмешься своему ремеслу обучить?
   -- А почему бы нет? Парень толковый, все на лету схватывает. Силы маловато, но это дело наживное. Пока в селение провизию нести будем, дам ему задание. К нашему возвращению освоится с мечом.
   Влад помог собрать все, что они с Климом припасли для отправки, и еще долго стоял в зарослях, глядя на колыхавшуюся траву, в которой скрылись его новые друзья.
   Так, познакомившись с Климом, Веном, Дроном, Ступом и Гномом, Влад понял: тот приземленный мир, что открылся для него, был намного разнообразнее и загадочнее, чем он себе представлял с высоты своего роста.
  

* * *

  
   Сидя на своем любимом месте, на мягкой бумажной салфетке за сахарницей, Влад чистил еще местами черный после закалки клинок и размышлял о своей круто изменившейся судьбе. Страх перед огромным миром постепенно проходил. По большей части - благодаря знакомству с Климом и его друзьями. Оказалось, он не один в таком положении, и можно вполне сносно жить, не боясь нависавших над тобой предметов. А тем более - их хозяев. Ко многому еще придется привыкнуть и принять все как должное, но первый шаг под огромное небо Влад уже сделал.
   Набирая на тряпку полировочной смеси, оставленной Гномом, он с трепетом водил ею по уже зеркальной поверхности, которой добивался целую неделю. Боль в руках практически прошла благодаря упражнениям. Их придумал Клим. В принципе -- ничего сложного, но волей-неволей работали все группы мышц и эффект получался поразительный. Самое трудное было только заставить себя начинать каждый раз это упражнение. Но как только в руках появлялась клеймора, то и начинать хотелось немедленно.
   Влад поймал лучик от солнца на поверхность оружия и залюбовался узором, который складывался из многочисленных наклепов. После ухода друзей он не выдержал и решил сразу проверить легендарную прочность кованной стали. Найдя в мусоре выброшенную женой ложку, он положил ее на кусок дерева возле печки и со всего размаха рубанул по довольно прочной стали. Перерубить с первого раза, как у Клима, у него не получилось, но, встав одной ногой на ложку и выдернув не без усилия клинок, он убедился, что край лезвия, участвовавший в экзекуции, по-прежнему остался острым, словно бритва. Ни единого скола! Это было просто невероятно! С какой же силой приложился Гном, попав по камню, чтобы клинок разлетелся на три части!
   Влад, как заправский казак, попробовал лезвие на ноготь и еще раз убедился, что с ногтя можно снять едва заметную стружку, а если просто прикоснуться к лезвию, то ноготь просто прилипает к нему, такой тонкий был спуск.
   Тихо мяукнув, в окно влез Сарик. Влад встал и, решив подразнить кота, махнул мечом, рассекая со свистом воздух. Кот, до этого частенько застававший хозяина за полировкой меча и не испытывавший особых интересов к новой игрушке, теперь дико взвизгнул и бросился на пол, да с такой скоростью, что задрал клеенку.
   -- Э! Сарик, ты чего? -- Влад поискал его взглядом внизу. Тот, забившись за лежанку Сильвы, со страхом выглядывал, давая понять, что подобную блестящую железку он уже где-то видел. -- Понятно... Значит, шрам на ухе и лапе - это не после драки с котами... Тогда, Рыжий, тебе просто повезло, что мышь с таким мечом ты не стал преследовать.
   Внезапно хлопнула калитка, и к двери бросилась Сильва, усиленно мотая обрубком хвоста: поняла, что дверь сейчас откроет хозяйка. Вошла Светка и за нею - теща.
   -- Мам, ну что взять-то? Игрушек в больницу все равно нельзя, там и свои есть. Из одежды только какие-нибудь колготочки и рубашечку, -- она вдруг внезапно разрыдалась. -- Ну что с ним происходит, почему врачи ничего толком не сказали?!
   Влад недоуменно выглянул из-за сахарницы. С его Сашкой явно что-то случилось.
Злой Влад, обнаруживший Клима крадущего консервы [Руденко Елена http://zhurnal.lib.ru/r/rudenko_e_a]
Оценка: 5.84*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"