Кудряшов Александр Александрович: другие произведения.

Полет по направлению к Ничто.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эссе о жизни Артура Щопенгауэра. Главы 20 и 21

  
  Помимо Маттиуса Клаудиуса, Артур открыл для себя в это время тех дерзких, мятежных, готоаых к самым безрассудным духовным экспериментам молодых людей, которых впоследствии стали именовать "романтиками".Мир в его нынешнем состоянии не нравился им почти так же сильно, как и самому Артуру.Мир нуждался ,с их точки зрения,в радикальном преобразовании, но, в отличие от революционеров грядущих эпох, они стремились осуществить это преобразование в духе, а не в политической борьбе.Речь шла не о моральном совершенствовании - к морали они относились достаточно холодно - а о выходе из того духовного тупика, в который, по их мнению, завели человечество Реформация и Просвещение.Что мог вообще познать скучный сухопарый рассудок? Разве не был он обречен вечно скользить по поверхности бытия, ни разу не заглянув в его таинственную глубину?А между тем эти неведомые рассудочному познанию бездны бытия были открыты каждому, кто способен был довериться собственному воображению и не побоялся бы заглягуть в темные, неизвестные пока и ему самому закоулки собственной души.Как ни странно, эти идеи романтиков были прямым продолжением весьма сдержанной, трезвой, сухой и обстоятельной философии Канта.Если "реальный" мир с его пространством, временем и причинностью, не есть мир вещей в себе,если он не просто нами воспринимается, а фактически нами создается , то самопознание - это и есть познание мира,воображение человека - это грезы самой природы, и ключ к решению всех загадок пребывает в нашей душе.Этих духовных бунтарей завораживало средневековье - и не только потому, что нелюбезные их сердцу рационалисты считали его бесплодным и мрачным временем интеллектульного упадка.Средневековье предствлялось им образцом целостной универсальной культуры , в которой был востребован весь человек, со всеми его явными и тайными свойствами, со всеми страстями, с порывами к свету и падения во тьму, заблкждениями и внезапными необъяснимыми прозрениями - все ипостаси человека, а не один только безличный аналитический разум, накапливающий полезные позитивные знания.Впрочем, простого восстановления католичества в его былой мощи романтикам поначалу было явно недостаточно.Религия сама по себе была , по их мнению, так же бесплодна, как и позитивная наука.Только синтез религии и искусства , их слияние в свободной от догм мистерии могло привести к подлинноиу познанию - или, во всяком случае, приобщению к Тайне.В созданной впоследствии Артуром собственной философсии искусства звучат довольно отчетливо отзвуки этих идей - правда, уже без свойственных романтикам надрыва и сумрачного пафоса, облаченные в присущую самому Шопенгауэру прозрачную и ясную форму.И в своей философии музыки он во многом следует по пути, проложенному одним из пионеров романтического движения - Вакенродером, слишком рано умершим, чтобы пройти по нему достаточно далеко самому.Впрочем, к тому времени, когда Артур приобщился впервые к трудам романтиков, многие из них , утомленные своими "сальто-мортале" духа,уже отрезвели, остепенились и возвратились к более привысным и солидным воззрениям - например, к обычному , а не превращенному в произведение искусства католичеству. Возможно, Вакенродер, останься он в живых, все равно не так уж далеко прошагал бы по открытым им духовным дорогам - достаточно быстро поняв, что они, скорее всего, никуда не ведут.
   21
  Ни благочестивые наставления Клаудиуса. ,ни амурные приключения в компании с Антимом , ни раздумья о мятежных начинаниях романтиков ничего существенно в душевном состоянии Артура не изменили.В своих письмах к матери он постоянно горько сетовал на то,что судьба обрекла его заниматься делом, к которому у него не было ни малейшей склонности, что единственное занятие, к которому он ощущал влечение и даже подлинную страсть - изучение наук, оказалось ему недоступно.Он полагал, что возможность изменить свою незавидную участь упущена им уже навсегда.Даже если он решится на это - без гимназического образования, в первую очередь без знания древних языков путь в унивеситет ему все равно закрыт.Иоганна долгое время унылых сетований сына старалась не замечать, но потом все-таки между делом посоветовалась на этот счет с Гете.Тот резонно ответил, что девятнадцать лет - возраст не настолько преклонный, чтобы карьера ученого стала уже делом невозможным.Он знал, по его словам, немало самоучек,приступавших к изучению наук еще позже, и все-таки добивавшихся немалых успехов на этом поприще.С одним из таких самоучек, искусствоведом и заведующим герцогской библиотекой Ферновым, Иоганна вскоре познакомилась и сама.Рожденный в бедной семье, он в детстве не получил практически вообще никакого образования, и был на пять лет старше Артура, когда, овладев без чьей-либо помощи необходымыми заниями, все-таки поступил в университет.Обо всем этом Иоганна сообщила сыну, и Фернов тоже счел нужным ободрить его в кратком письме.Артур был изумлен. То, что казалось ему невозможным, было, как выяснилось, не только вполне достижимым - в этом даже не было ничего особенно сложного.Но оставалось самое главное препятствие - которое, собственно, и было с самого начала единственным : он должен был пойти против воли покойного отца.Сам, своими силами, преодолеть это препятствие он не мог.Он написал матери отчаянное, длинное, искреннее, полное тайной надежды письмо.И на этот раз Иоганна, обычно совершенно равнодушная к переживаним сына, вдруг проявила пылкое и деятельное участие.Это был, возможно, единственный случай в ее жизни, когда она своего сына по-настоящему хорошо поняла, и без труда смогла поставить себя на его место.Ведь она и сама, по ее словам, двадцать лет прожила "вопреки своей природе",вынужденная подчиняться воле своенравного нелюбимого мужа.И то, что Артур в данном случае должен был нарушить волю именно Генриха Флориса - тоже, вероятно, вдохновило ее на то, чтобы сына в этом всемерно поддержать.Приняв же решение, она сразу начала действовать со своей обычной энергией и расторопностью.В ответном письме она все возможные практические затруднения бралась устранить сама.Она уладит дела с сенатором Янишом, она найдет для Артура толкового репетитора, она, если он захочет, устроит его в весьма почтенную гимназию в Готе.Она, разумеется, найдет ему в Готе и подходящее жилье, и будет оплачивать все его расходы.Но решение, от которого зависит вся его будущая жизнь, он должен принять сам.Он должен осознавать, что, отказываясь от карьеры коммерсанта, он отказывается и от той роскоши, к которой привык с детства, и от блестящего положения в обществе - и меняет он все это на тихую, скромную, незаметную для света, полную трудов и забот жизнь, в которой у него не будет почти никаких иных радостей, кроме радости от собственных свершений на поприще познания.Действительно ли он к этому готов?Ответ на этот вопрос он должен найти сам. Она же не хочет ему ничего советовать и не будет его ни к чему принуждать. Получив это письмо от матери, Артур разрыдался, что случалось с ним не так уж часто.И без промедления написал, что согласен с ее планом и готов хоть на будущей неделе приступить к обучению в гимназии .С ненавистной коммерцией было наконец-то покончено.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"