Кудряшов Евгений Александрович: другие произведения.

Холодная ночь в Октябре

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Немного о холодной ночи в Октябре... Продолжение - или не совсем - "Когда тьма обнимает нас"

  Холодная ночь в октябре
  1
  Листья падают беззвучно. Срываются с ветвей, и нежно опускаются на землю. Каждый листок в последний раз прикасается к ветке и отправляется в последний путь. Вниз, к земле. Падая он пронижет пространство своим беззвучным криком. Каждую осень парк наполняется неслышным отчаяньем умирающих листьев. И каждую осень реальность истончается, пропуская души увядшей листвы в иные измерения.
  В такие дни в воздухе витает настороженность. Люди чувствуют это, и стараются не задерживаться здесь надолго. Иные же - наоборот, находят в осеннем парке то настроение, что подходит им. И зыбкая пелена реальности ласкает их души.
  А иногда в парке происходят бурные всплески эмоций. В такое время пелена реальности колышется, готовясь разорваться на части. Но страсти успокаиваются, и все становятся на круги своя.
   Иногда, уж совсем редко, в парке происходят странные вещи. Исчезают люди, а потом появляются снова, но уже в другом месте. Из глубины чащи приходят странные личности, а потом исчезают в никуда. Странные существа скользят в прохладе утреннего воздуха, кружатся в тумане. И тогда стаи птиц срываются с ветвей, заполняют небо темным полотном, теребят небо хриплыми выкриками.
  Поднимается солнце, рассеивается туман, и существа исчезают там же, откуда вышли. Небо принимает их, они впитываются в холодную голубизну пространства, чтобы больше никогда не появиться снова.
  А на пустынной скамейке в сени деревьев вы заметите фигуру в черном плаще. Она будет недвижимо маячить среди осеннего великолепия, а потом исчезнет в водовороте багряного листопада...
  Именно в такой осенний вечер, когда беззвучные стоны падающих листьев прокалывали воздух миллионами тончайших игл, в парк вошла девушка. Ничего необычного - светлые волосы, голубые глаза. Она медленно шла мимо увядающих деревьев, осторожно ступая на ковер из мертвых листьев. Девушка хотела побыть одна, а потому старалась избегать проторенных тропинок, и чаща казалась ей куда более приятным собеседником, нежели случайный прохожий.
  Когда парк окружил ее со всех сторон, она остановилась, присела на сваленное ветром дерево, достала из сумки небольшой футляр. Несколько минут она гладила его пальцем, не решаясь открыть. Словно, боялась того, что таилось внутри. Потом решилась - расстегнула защелку, откинула крышку... В футляре лежала флейта.
  Девушка неспешно поднесла ее к губам, закрыла глаза... словно, целовать собиралась. А потом вздохнула, и поплыла над землей нежная мелодия, закружилась вокруг деревьев, зависла между пожелтевшими листьями. Ее голос сплетался с беззвучной песней осени, раздвигая покровы реальности, звезды танцевали в вечернем небе. А девушка все играла и играла... Нежно, самозабвенно, словно последний раз в жизни.
  Потом музыка оборвалась. Внезапно, словно испугалась чего-то. Но среди деревьев царило безмолвие, и ничто не нарушало его. Девушка прислушалась к тишине, собралась было играть снова, но передумала.
  Упрятала флейту в футляр, забросила сумку на плечо. Поднялась, отряхнула джинсы, посмотрела на небо. Поздно? Да. Пора, наверное...
  Уходить не хотелось. Но небо потемнело, звезды прятались среди туч, а это означало, что скоро начнется дождь. Мокнуть не хотелось, а потому - домой. На выход.
  Она ступала так же осторожно, словно кошка. А деревья все не хотели перед ней расступаться, тропинка вилась между ними, и вела куда-то в сторону. Сначала девушка решила идти в другом направлении, но потом махнула рукой - должна же тропинка вывести куда-нибудь? Должна...
  Деревья расступились неожиданно. И девушка оказалась перед высокой стеной из камня. Тропинка вилась между деревьев, и вела вдоль этой стены. Девушка пожала плечами, и направилась дальше. Интересно - она не припомнила, чтобы в парке были какие-то руины. А стена выглядела очень старой, выщербленной временем и дождями.
  - Светлана... - прошелестел ветер.
  Девушка оглянулась, но лес оставался пустынным. Только тени дрожали между деревьев, и поредевшие кроны шевелились, роняя остатки золотого убранства. Она сделала еще несколько шагов, и остановилась.
  - Светлана?
  Девушка оглянулась, но только ветер закружил в воздухе листьями. Ей стало страшно. Она почувствовала, как где-то рядом притаилось нечто неправильное. То, чего не должно быть, то, чему нет места в реальности, то, что навсегда должно остаться лишь в вывертах человеческой фантазии! Зло?
  А может, нет?
  Не зло.
  Голос позвал ее еще раз. Назвал ее имя. Светлана... Девушка ответила - что?
  Ветер зашелестел, заволновался. Ему ответили - хорошо! Значит, не все потеряно... Значит, кто-то еще может поверить в его реальность.
  Девушка сказала тихо, еле шевеля губами:
  - Ты кто?
  Ветер ответил, и в шорохе девушка разобрала слово: "Ветер...". А потом еще:
  - Будь осторожна, Светлана....
  И умолк, растворился в потемневшем небе. А девушка звала его, вначале еле слышно, а затем и во весь голос. Но он молчал, и она пошла дальше. Тропинка вилась среди пожелтевшей листвы, и через несколько минут вывела к воротам. Старинные ворота с резными узорами окончательно убедили девушку в том, что она давно уже не в парке, что все ее опасения оказались правдой! В том, что случилось нечто странное. Беззвучный голос прошелестел:
  - Не бойся...
  И она больше не боялась. Она тронула тяжелую створку. Ворота оказались открытыми - и она вошла. Ветер поднял тучку пыли у ее ног, шевельнул угасшими листьями. Словно приглашая.
  За стеной в вечерних сумерках засыпал город. Старинные строения, мощеные дороги, гротескные статуи у входа в каждый дом. Статуи застыли в самых разных позах, злобные ухмылки и выражение обреченности застыло на их каменных лицах. Девушка дивилась больной фантазии скульпторов, и когда проходила мимо ей казалось, что в спину вонзается их взгляд. Нервишки шалят, наверное?
  Она брела по пустынным улицам, пока небо не потемнело окончательно, рассыпавшись от горизонта к горизонту россыпью серебристых звезд. А потом заметила огонек - еле заметную искорку в глубине каменного леса... Светлана пошла туда, и увидела башню- с древними барельефами в виде воинов-драконоборцев и демонических созданий, напомнивших вездесущие скульптуры. А над дверью висел масляный фонарь, освещающий ступени. Светлана поднялась по ним, и постучалась в дверь. Шаги, скрип петель. Взгляд горящих неоном глаз.
  - Входи, - сказал незнакомец, улыбаясь.
  Плащ, капюшон, скрывший пол-лица. Готика! Светлане больше всего захотелось скрыться, удрать в глубину безлюдных трущоб, но что-то удержало на месте. Она вздохнула, кулаки сжались... Вошла.
  Пляшущие огоньки свечей. Резная мебель, черные арабески. Большая прихожая и ни следа пыли. Так, словно хозяин ждал гостей. Только кого можно было ожидать в городе, который давно покинули жители? Светлана сделала несколько шагов, вздрогнув от стука двери за спиной.
  Незнакомец предложил ей присесть, поставил бокал на столик, наполнил вином. Она кивнула, принимая. Холодный, как лед, хрусталь обжег руку.
  - Остальные будут позже, - сказал незнакомец, глядя на вино в бокале. Капюшон с лица он не убрал, и Светлана подумала, что незнакомец боится быть узнанным. Или же - лицо его насколько ужасно, что он предпочитает прятать его от неосторожного взгляда.
  А, может быть, и то и другое вместе?
  Девушка пригубила - вино оказалось терпким и слегка кисловатым. Она не знала что говорить, ей стало страшно, вся странность сложившейся ситуации только начала просачиваться в ее сознание, но где-то в глубине она чувствовала. Что все происходит так, как должно происходить. Незнакомец тоже не спешил начинать разговор, смотрел на нее изучающе - как она сидит, как держит бокал.
  - Меня зовут Светлана, - нарушила молчание она. Незнакомец кивнул. Девушка выжидающе посмотрела на него, но он молчал. Неужели представляться здесь не принято? Странно! Незнакомец отпил из своего бокала, посмотрел вино на свет, вздохнул.
  - У меня нет имени, - наконец сказал он, - только титул. Я Неоновый Рыцарь.
  - Но как может случиться, что нет имени?
  - Может, - отрезал Неоновый Рыцарь, и добавил - можешь называть меня просто Рыцарь. Так короче.
  Неловкое молчание.
  - Хорошо, - сказала девушка, - я буду называть тебя Рыцарь.
  - Вот и ладно, - кивнул незнакомец.
  Девушка посмотрела на него, и вздохнула. Рыцарь снова молчал. Тогда она решила начать разговор сама. Может быть любезный Неоновый Рыцарь расскажет ей, что это за место? И, может быть, ему известно, зачем она здесь?
  Известно.
  Рыцарь кивнул, поднялся, зажег еще несколько свечей. Скоро должны быть остальные, сказал он. А пока он может рассказать ей об этом месте.
  2
  Что такое время? Песок... Песок, который протекает сквозь пальцы, оставляя после себя лишь воспоминания. Во времени растворяются времена, события, люди и империи. Но все же есть места, над которыми время не властно. Найтвин именно такое место. Город, замерший на стыке веков. Город, населенный статуями. Город, в котором царит вечная осень. Город, ставший воспоминанием в себе самом.
  Некогда и здесь бурлила жизнь. Но всему однажды приходит конец. Здесь конец пришел самому времени. Однажды сдвинулось само пространство, и город перестал существовать. Можно сказать, что он провалился сам в себя. О нем не осталось даже воспоминаний, только лишь туманные легенды о городе, сокрытом в тумане. О городе, который растворяется вместе с первым лучиком света. О городе, который никогда не существовал. О городе, в который нельзя попасть, но в котором можно только оказаться. Найтвин был этим городом.
  Никто не знает, почему это произошло. Однако иногда, очень редко, люди попадают сюда, в город теней и осенних сумерек. Когда они вернутся в обычный мир, их будут считать чудаками, они станут другими, и всю оставшуюся жизнь они будут молчать о том, что на самом деле случилось с ними в городе туманов. Вообще, скорее всего они будут молчать о своем визите туда. Никому ничего не расскажут.
  Потому что просто так никто сюда не попадает.
  В это странное место.
  Неоновый рыцарь замолчал, делая глоток. Посмотрел на Светлану, вздохнул. Добавил ей вина в бокал. Девушка почувствовала, что он волнуется. Что не собирается ничего ей рассказывать, наоборот, проболтаться боится. А может быть, он уже проболтался?
  Никто просто так не попадает, говоришь?
  Посмотрим.
  Девушка кивнула благодарно, сделала крохотный глоток. Вино приятно растекалось по пищеводу, согревало, даже слегка кружило голову. Нет, пить меньше нужно. Может быть, Рыцарь пытается избавить ее от стресса? Да, конечно, сейчас она понимала, что случилось нечто неправильное. Умом. Но прочувствовать... видимо, подсознание врубило все фильтры, не пропускало ненужные мысли, а то крыша быстро понеслась бы под откос, взорвалась истерикой... А зачем?
  - А зачем? - эхом повторила она свою мысль. Сделала глоток, посмотрела в бокал, словно ожидала там увидеть что-то другое, не похожее. - Зачем я здесь? Никто не бывает здесь без причины, ведь так?
  - Я не знаю, - сказал Рыцарь неторопливо, - зачем ты здесь. Что-то должно произойти.
  - Ты что-то скрываешь.
  - Я? - Рыцарь поперхнулся, закашлялся. Выдохнул, вытер губы, кашлянул еще раз, и сказал:
  - Ты все узнаешь сама, когда придут другие.
  Девушка вздохнула. Картинно. Протест озвучила.
  - Кто такие другие? - спросила она.
  - Увидишь, - ответил Рыцарь уклончиво, - они вот-вот появятся.
  - Тогда, наверное, я выйду им навстречу. Город же пуст, я правильно поняла? Здесь никто не живет? Правда? Тогда, мне некого бояться!
  - Кое-кто здесь все-таки живет, - сказал Рыцарь нехотя, - но она не имеет к тебе никакого отношения.
  - Почему ты так уверен?
  - Потому что иначе все очень плохо.
  Светлана поднялась, допила вино, поставила бокал на столик. Поправила прическу, провела ладонями по джинсам, словно стряхивая несуществующие крошки. Посмотрела на Рыцаря, прямо в скрытые под сенью капюшона глаза. И спросила:
  - Как ее зовут?
  - Кого?
  - Ту, которая живет в этом городе, - голос Светланы стал жестким, словно сталь звенящим.
  - Мелисса, - выдохнул Рыцарь. И добавил - Лучше бы вам не встречаться!
  - Посмотрим, - сказала Светлана, и направилась к двери.
  Рыцарь тоже поднялся. Нет, он не собирался ее останавливать, и он не собирался идти за ней.
  Он просто закрыл дверь.
  Девушка сбежала со ступенек. Оглянулась. На город спустился грязно-серый туман, и фонарь с трудом рассеивал мрак. Светлана хмыкнула. Не заблудиться бы... Нет, не заблудится - не такой он уж и большой, этот Найтвин. Странное название, между прочим. Интересно, что оно значит?
  Наверное, что-то очень важное. Нужно будет спросить у Рыцаря. По случаю.
  Она смело направилась вглубь улочки, примыкающей к площади. Шаги отдавались гулким эхом в пустоте оконных проемов, застревали в ручках дверей. Где-то вверху шелестели крыльями стаи птиц. Она была одна в этом месте - или нет? Почему-то ей казалось, что рядом кто-то есть, кто-то невесомый и бестелесный. Почему-то в глубине души она чувствовала неясную тревогу. Словно это что-то могло оказаться... злым?
  Опасным.
  Светлане стало страшно. Мурашки побежали по коже. Сердце упало в пятки. Ужасно захотелось назад, к свету, к Рыцарю, в башню. Там - безопасность, пусть даже и относительная. Все ж спокойнее чем здесь.
  Она старалась ступать тише, но шаги все равно отдавались эхом в пустоте уличного коридора. Шаг. Остановка. Прислушаться. Шорох? Что это? Ветер... Всего лишь ветер играет пожухлыми листьями. Тревожно.
  Нет, не ветер. Кто-то крадется следом. Ступает след в след. Останавливается. Даже дышит в унисон. Словно тень.
  Город туманов. Город-тень.
  Найтвин значит Город-тень. Знание само родилось в ее мозгу. Город не пуст. Он населен туманными призраками. Бестелесными тенями минувшего. Души, затерявшиеся вне времени. Они здесь.
  Светлана не выдержала - побежала. Задыхаясь она неслась по пустынной улице, но тени были всюду - они окружали ее, таились в оконных поемах, застывали в щелях, шуршали под ногами среди опавшей листвы. Стенали от ее дыхания. Девушка не выдержала, закричала срывающимся голосом, разорвала давящую тишину. Тени закружились в ее крике как пылинки в луче света...
  Неужели она не сможет скрыться? Неужели во всем городе нет места для нее? Почему? Нет, сказала она себе, я не хочу! Не сейчас!
  Камень, бросившийся ей под ноги. Все, все против нее! Девушка покатилась по выщербленным камням мостовой, больно ударилась локтем, измазала джинсы. Подняться не было сил, плечи тряслись в безмолвном плаче.
  Поднялась, утерла слезы. Боль немного привела ее в чувство. Нет, она не сдастся просто так. Посмотрела вглубь тумана, словно вызов бросила. И закружился туман, заволновался. Уплотнился, и навстречу ей шагнула девушка. Копна вьющихся светлых волос, непропорционально большие глаза на остром маленьком лице. Мелисса.
  Та, с которой Рыцарь советовал не встречаться.
  - Мелисса? - спросила Светлана, и незнакомка кивнула. Она минуту оценивающе смотрела на Светлану, обошла ее по кругу. В ее походке скользила еле уловимая грация. Плавные кошачьи движения, легкий прищур глаз.
  - Откуда ты знаешь мое имя? - спросила Мелисса глухим голосом.
  Глаза ее вспыхнули на мгновение и погасли снова. Светлана поежилась. Говорить о знакомстве с Рыцарем не хотелось, однако вряд ли можно было придумать что-то другое. Впрочем, Мелисса не стала дожидаться, пока Светлана ответит ей.
  - Ха, конечно, Рыцарь сказал! Кто же еще? Но что ты вынюхиваешь здесь, девочка? Кроме теней и неприятностей вряд ли ты что-нибудь найдешь здесь!
  - Может быть, - сказала Светлана, - я просто хотела побыть одна?
  - Так я тебе и поверила! Точно, тебе что-то нужно! Может быть, Сфера? Только знай - в таком случае я разочарую тебя. Слышишь? Нет у меня ее! Нет! Это Рыцарь запрятал ее у себя в башне! Это он, а не я, хранит ее! Это он не дает этому городу сгореть в холодном огне, где ему самое место! Нет у меня Сферы, слышишь? Он сразу забрал ее, когда безумный Воракс поверг город в безумие и вынес его за пределы измерений. Теперь Сфера держит его здесь, а не я! А может быть, ты с ним заодно?
  - Я почти не знакома с ним, - сказала Светлана, - и я ничего не знаю ни о какой Сфере. Не знаю!
  - Врешь! Хотя, мне все равно. Даже если вы вместе. Потому что мне нечего скрывать! Слышишь? Нечего!
  - Я верю тебе, - быстро сказала Светлана.
  - И передай ему, что я все равно доберусь до этой Сферы! И тогда ему не поздоровится. Он забрал ее из рук мертвого Воракса, хотя она по праву принадлежит мне! Мне! И знаешь, что я сделаю с ней? Нет? Я уничтожу ее, клянусь! Гори все холодным пламенем! Найл будет в восторге!
  - Я не понимаю, о чем ты говоришь. - Светлана сделала шаг назад.
   Мелисса оказалась сумасшедшей. А они могут быть опасными! Тем более с каждым движением Мелисса заводилась все больше. Даже туман вокруг нее становился плотнее, словно гнев окутывал ее одеялом, плотным и живым.
  - Мне пора, - сказала Светлана, - мне домой нужно.
  - Отсюда нет пути, - расхохоталась Мелисса, - ты здесь надолго, девочка! Если только...
  - Если только, что?
  - Если только я не убью тебя собственными руками! Не нравится мне то, что ты здесь вынюхиваешь. Не нравится! Кажется, эту проблему нужно решить прямо сейчас!
  Из-под одежды Мелисса извлекла длинный серебряный стилет, и сделала шаг к Светлане. Отвела руку - профессиональное движение. Мелисса оказалась опытным убийцей.
  Рыцарь оказался прав. Рыцарь? Туман уплотняется, и черная тень в капюшоне перехватывает руку за утонченное запястье. Мелисса, извиваясь, выскальзывает из его захвата. Говорит что-то и исчезает в тумане, оставляя Светлану наедине с Неоновым Рыцарем.
  - Говорил я тебе, не нужно с Мелиссой связываться, - пробормотал Неоновый Рыцарь, - не доведет это до добра.
  - Не нужно, - кивнула Светлана, - ты прав.
  - Вот!.. Ладно, идем в башню. Остальные уже ждут.
  - Вот и хорошо, - усмехнулась Светлана, - наконец что-то прояснится.
  Обязательно прояснится.
  3
  Туман. Сумрачные тени в серой глубине. Выщербленные камни мостовой и старые заброшенные здания. Тишь и запустение, только две фигуры бредут сквозь замерший в безвременьи город. Их голоса сливаются с шорохом теней и размываются легкими дуновениями ветра. Им никто не мешает в этот миг.
  - Я не мог тебя отпустить одну, - говорил ей Рыцарь. Он уверенно шел сквозь тени, словно знал город как свои пять пальцев, и мог передвигаться на ощупь. Хотя, как подумала Светлана, не исключено, что так оно и есть.
  - Почему же ты не пошел со мной?
  - Ты хотела побыть одна - зачем мешать? Ты хотела найти ответы сама - я не в праве принимать чужие решения. Но позволить тебе стать одной из теней в этом городе я не намерен.
  - Почему?
  Рыцарь запнулся. Действительно - почему? Почему бы не отпустить ее на все четыре стороны - пускай набивает шишки, пускай истекает кровью в тумане, пускай! И забыть, оставить все как есть. Кто она для него? Кто?
  Он посмотрел на нее, на нос с легкой горбинкой, на светлые глаза, поблескивающие в темноте, на струящиеся пшеничным потоком волосы... Представил на секунду их рассыпавшимися по холодным камням. Нет, не стоит.
  - Почему? Не знаю, - Рыцарь вздохнул, - наверное, я был не прав. А потому, если бы с тобой случилось что-то плохое... Я бы никогда не простил себе этого.
  Светлана посмотрела на него, кутающегося в складки плаща. Ткань отсвечивала, казалось, он кутается в чистый лунный свет.
  Он шагал уверенно, его поза ничем не выдавала эмоций. Холод. Бесстрастность. И только голос, подрагивающий и глубокий, выдавал клубок огня, что скрывался за стеной вечного льда. Кто ты, Неоновый Рыцарь? Какая боль навеки застыла в твоих глазах? Почему ты боишься?
  А ведь он боится, - поняла Светлана, - он боится ее. Даже сейчас, когда они рядом, он старается не приближаться. Он избегает встречаться взглядами. Его кулаки сжаты, она видела как побелели костяшки. И в то же время - он здесь.
  - Рыцарь?
  Он не ответил, поглядел на нее. С опаской?
  - Мелисса говорила о Сфере.
  - Да, я слышал. Говорила. И что?
  - Что это такое?
  - Сфера? Ну, это просто... Сфера. Понимаешь, это такая штука. Хрустальный шар.
  - А для чего он?
  - Для чего, - Рыцарь кашлянул, - ну и местечко ты выбрала для подобных разговоров... может быть, дома поговорим?
  - Где?
  - Ой, - сказал Рыцарь, - извини. В башне. В смысле, там поговорим.
  - А там нас ждут... Другие?
  - Да.
  - Тогда, давай здесь. Выкладывай-ка все, что знаешь.
  - Почему ты решила, что я все просто так тебе расскажу?
  - Потому что меня это тоже касается.
  - Тебя это ни коим образом не касается.
  - Не ври. Я здесь, и значит должна понять, зачем.
  - Но при чем же здесь Сфера?
  - При том! Здесь все может быть при том.
  - Короче, - сказал Рыцарь, - сейчас придем, и я все тебе расскажу. Обещаю.
  - Э, нет. Говори сейчас.
  - Да там и говорить-то не о чем! Сфера это не просто хрустальный шар...
  - Я поняла, дальше!
  - У нее есть свое предназначение. Она позволяет существовать таким местам, как это. Вот и все.
  - И все?
  - А этого мало? Представь себе, что этого города не должно быть. Здесь нет времени. То есть оно есть, только... Это свое, личное время. Мы здесь находимся, и что-то происходит. Мы дышим, ветер дует. Мы говорим... Но Время здесь мертво. Дома не разрушаются. Люди не стареют. Здесь осень - всегда! Вечный октябрь. Каждый день - золотая осень, а когда заходит солнце - холодная ночь. И никогда не идет дождь, только туман. А завтра начнется тот же самый день. Тот же! Это идеальный мир. Одна только проблема - он не настоящий. Понимаешь? Это все - одно застывшее мгновение. Мгновение, растянутое на века. А века это долго. Ты даже не представляешь, насколько...
  - Почему-то я всегда думала что дома разрушает не время, а природа. Ветер, дожди...
  - Здесь нет дождей, - мрачно заметил Рыцарь, - и люди здесь не стареют вовсе не потому, что у них не изнашиваются внутренние органы... Просто все здесь становится таким же, как и было. Каждое утро. Представь себе, что каждый новый день это двадцать второе октября. Вот и все.
  - Понятно.
  Минуту они шли молча. Светлана бросала на Рыцаря заинтересованные взгляды, но он не реагировал, просто шел. И все. Неизвестно о чем он думал, то ли о загадочной Сфере, то ли о вечной осени. А, может быть, он думал о Светлане? Ей было бы приятно от такой мысли. Но если даже все было и так, то он ничем не высказывал своего расположения. Даже мускул на лице не дрогнул. Человек он в конце-то концов, или бездушная машина?
  - Рыцарь?
  - Да.
  - А почему ты так не хотел говорить об этом?
  - Не место здесь для этого. Мне было бы проще рассказать все в башне.
  - Почему?
  - Потому, что тогда бы все рассказали другие.
  - Те, что нас ждут?
  - Да.
  - А почему лучше так? Неужели тебе так трудно со мной поговорить?
  - Трудно, - сказал Рыцарь.
  - Но почему?
  - Тебе не понять.
  - А я попытаюсь. Я пойму... Неужели тебе так сложно дать мне шанс?
  Рыцарь остановился, и посмотрел Светлане в глаза. Наконец-то на его каменном лице отразилась хоть какая-то эмоция! Рыцарь волновался. О, да! Даже дыхание участилось
  Всего мгновение. Затем он снова шагал по улице, распугивая тени.
  - А зачем? Ты не думай, дело не в тебе. На самом деле, это все я. Я...
  Он замолчал, вздохнул тяжело. Слова никак не хотели приходить к нему. В конце концов он просто махнул рукой, и сказал:
  - Я лучше потом... Потом расскажу. Если позволишь.
  - Давай лучше сейчас?
  - Нет, - рыцарь разрубил туман ребром ладони, - не сейчас. Понимаешь... Нет, не поймешь. Это боль. Говорить... Я не знаю, почему. Нет, вру! Я прекрасно знаю. И потому не хочу. Боги! Девушка, не тереби душу. Не нужно. Я слишком долго оставался один, совсем разучился говорить. Давай лучше оставим разговор на потом. Я подберу нужные слова...
  - Может быть, ты не можешь найти слова только потому, что боишься сказать правду?
  - Какую правду? Что такое правда? Девушка, нет никакой правды! Правда в том, что ты здесь, и ты хочешь отсюда уйти. И рано или поздно, ты уйдешь. А я обречен оставаться здесь вечно, пока существует это место! Это и есть правда. А это долго!
  - А при чем здесь это?
  Рыцарь не ответил. До башни они дошли молча. И уже глядя на размытое пятно фонаря, девушка подумала о том, что этот Рыцарь чертовски привлекательная личность. У него есть определенная харизма, - вспомнила она слышанные где-то слова. Точно. А потом она поняла, что не таинственность незнакомца привлекла ее внимание. Не внешность. И даже не харизма.
  Просто печаль в глазах.
  4
  Они сидели в комнате. Парень и девушка. Плащи, небрежно перекинутые через спинку стула. Красное вино в бокалах. Тени, пляшущие по стенам. Они ждали.
  Девушка - черные волосы, тонкая фигурка. Голубые глаза - два озера печали. Парень же - с огоньками в глазах. Уголки губ подергиваются, словно сдержать улыбку очень трудно. Пальцы постукивают по подлокотнику. И вообще, он какой-то дерганый, - подумала Светлана. Рыцарь стеной стоял сзади, словно подталкивал.
  - А вот и вы, наконец-то, - сказал парень. - Мы уж заждались. Очень приятно видеть здесь такую милую особу. Я польщен, - парень развел руками, и поднялся, - меня зовут Пайлет, а моя прелестная спутница - Вероника. Мы здесь без вас скоро все вино прикончим! Нет, правда. Не вино - сказка! Да, кстати, девушка, можно Ваше имя?
  - Светлана.
  - Красивое! Светлое. Вам вина плеснуть? Не стесняйтесь! Мне не трудно.
  - Не откажусь, - сказала Светлана, и устало опустилась в ближнее к ней кресло. Рыцарь опустился рядом, и взгляд его был чернее ночи.
  - На улице прохладно? - спросил Пайлет, разливая вино в бокалы.
  - Здесь всегда ночи холодные, - ответил Рыцарь, - и ты это прекрасно знаешь.
  - Может и так... Тогда мне не понятно, что вы делали там. Вот я предпочитаю сидеть в такие вечера дома, у камина. А если не повезло, то по крайней мере - в тепле. И не понимаю тех, кто подвергает организм риску простуды.
  - У тебя никогда не было камина, - сказала Вероника.
  - Не было! Просто, мне не везет. Вот как только получится вырваться, сразу заведу камин. Сложу из дикого камня, или попрошу кого-нибудь. А потом приглашу всех на чашечку глинтвейна. Круто? Нет, правда? Это очень уютно - горящий...
  - Коптящий, - вставила Вероника
  - Горящий камин, - с нажимом произнес Пайлет, - и горячий глинтвейн. Осенним вечером, что может быть лучше? Вот вы, - он указал на Светлану, - пили когда-нибудь горячий глинтвейн у камина? И непременно осенним вечером?
  - Нет.
  - А зря...
  - А ты сам пил? - ехидно поинтересовалась Вероника.
  - А как же!
  - Врешь!
  - Ни капли. Просто ты не знаешь. Помню как-то... Да ладно, долго рассказывать.
  - Не обращайте на него внимания, - сказала Вероника, - он всегда много говорит. И не по делу.
  - Я не болтун! - Пайлет поднял палец вверх, - просто у меня недостаток в общении.
  - У тебя всегда недостаток в общении, - заметил Рыцарь, - сколько я тебя знаю, ты все время говоришь.
  - Лучший способ заткнуть Пайлету рот, - сказала Вероника, - это дать ему бифштекс с кровью. Пока он с ним не справится, будет только урчать от удовольствия.
  - К сожалению, бифштекса у меня нет, - вздохнул Рыцарь.
  - Это намек на то, что мне пора заткнуться? - поинтересовался Пайлет, и сразу же надулся, - и ладно! Буду молчать. Нет, правда! И даже если на коленях упрашивать будете...
  - Не будем, - сказала Вероника.
  Пайлет махнул рукой, уселся в кресло с бокалом в руке. Взглянул на Веронику уничтожающим взглядом, и сделал нарочисто большой глоток.
  - Вот и хорошо, - сказал Рыцарь, - можно и о делах поговорить.
  - Можно, - согласилась Вероника, косясь на Пайлета, - в такие моменты мой спутник быстро перестраивается на деловой лад.
  - И что вы мне расскажете? - голос Рыцаря звучал глухо.
  - Что-то ты сегодня не в себе, - заметил Пайлет, - это девушка на тебя так повлияла? Нет, правда? Старик, брось! Улыбку шире!
  - Заткнись, а? - проворчал Рыцарь. Пайлет удивленно взглянул на темную фигуру.
  - Ну, извини.
  - Да ладно... С чем пожаловали?
  - Проблема, - коротко сказала Вероника.
  - Я уже понял, - кивнул Рыцарь.
  - Ты можешь помочь.
  - Сфера? - голос Рыцаря звучал еще более глухо. Светлана удивленно посмотрела на него. Нет, с ним происходило что-то странное.
  - Ты же знаешь, насколько нестабилен этот район. Осень... Мне ли рассказывать?
  - Осень... - эхом отозвался Рыцарь.
  - Я понимаю, насколько опасно доставать Сферу сейчас. Но у нас нет другого выхода. Понимаешь? Ведь и она виновна в том, что ткань тонка здесь. Нам нужна стабильность.
  - Она возможна только в одном случае, - сказал Рыцарь, - если Сферу разрушить.
  - Нет, это совсем экстремальный способ. Мы попробуем сотворить что-нибудь менее смертоносное. Может, поднимемся, и ты покажешь ее нам?
  - Нет, - сказал Рыцарь, - я не буду этого делать. Не сейчас. Извините.
  - Но, почему?
  - Потому. Вы знаете, где ваши комнаты. А сейчас я покину Вас. Светлана, пройдем, я покажу комнату.
  Светлана поднялась, и вопросительно посмотрела на Веронику. Девушка кивнула ей, а Пайлет показал большой палец. Светлана стиснула плечами:
  - Идем...
  Рыцарь не говорил ничего. Провел по винтовой лестнице вверх, открыл дверь, указал рукой.
  - Если захочешь есть, спустишься на первый этаж. По коридору, направо кухня.
  - Понятно, - сказала Светлана.
  Рыцарь кивнул, и удалился. Светлана опустилась на кровать. С каждой минутой она понимала все меньше. Что происходит? Рыцарь менялся прямо на глазах. Казалось, тоска постепенно обнимает его, подчиняет себе.
  Почему? Понять этого она не могла.
  Светлана поднялась, подошла к окну. Внизу темнели громады домов мертвого города. Хотя, как говорил Рыцарь, город не мертв. Просто время остановилось. Интересно, что стало с его обитателями? Умерли ли они, или сошли с ума. Она покачала головой, а мысли возвращались к Рыцарю. Вряд ли она могла его понять. Да и в глазах Вероники она прочла немое изумление. А, судя по всему, она знала его давно. Намного больше, чем Светлана. Девушка улыбнулась - всего несколько часов знакомы, а кажется - неделя...
  Усталость навалилась на плечи, но спать не хотелось. Девушка тихо спустилась вниз, и в гостиной заметила две фигуры. Почти все свечи погасли, и комната тонула в полумраке. Силуэты четко вырисовывались в проеме окна. Сначала Светлана подумала, что это Пайлет и Вероника. Но потом рядом с девушкой она узнала Рыцаря. Говорили они тихо, и Светлана уже хотела громко кашлянуть - мол, вот я, когда услышала свое имя. Ей стало интересно.
  - Не знаю, зачем она здесь, - тихо говорила Вероника, - ее не должно здесь быть. Понимаешь? Путь сюда закрыт, и мы не открывали его. Либо она не та, за кого себя выдает, либо...
  - Либо, что? - спросил Рыцарь.
  - Либо, ее позвал сам город. А ты понимаешь, что это значит?
  - Светлана должна что-то сделать для города?
  - Светлана должна что-то сделать для тебя, дурачок! Понимаешь ли ты, что Черный Ветер Найтвина тоже имеет свои интересы? Что он несвободен в этих стенах? Что он хочет разорвать оковы? Нет, ничего ты не понимаешь!
  - Мелисса чуть было не убила девушку, - сказал Рыцарь, - я еле успел отвести ей руку.
  - Конечно, ты бы не допустил, чтоб она погибла?
  - Не допустил бы.
  - Тебя так заботит судьба той, что может подарить тебе смерть?
  Рыцарь промолчал. Вероника тоже молча смотрела на бокал в руке. Светлана замерла, не в силах двинуться. Сейчас ей хотелось уйти прочь, но боялась, что ее заметят. Ей стало неловко подслушивать чужой разговор. И последняя фраза вероники повергла ее в ступор. Подарить смерть? Рыцарю? То есть, убить? Нет! Ей захотелось возразить, выкрикнуть что-то в свою защиту, но... Что-то подсказало ей, что делать этого не стоит.
  - Если это так, - наконец сказал Рыцарь, - то это самый прелестный способ уйти из жизни.
  - Ты влюбился? Так быстро? Никогда не поверю!
  - Может быть, и влюбился, - хмуро сказал Рыцарь, - а может быть так, ветром навеяло. Знаю только, что я не допущу, чтоб со Светланой что-либо случилось.
  - Твое дело, - кивнула Вероника, отпивая глоток.
  В дверь постучали. Рыцарь удивленно поднял голову. Светлана замерла. Кто бы это мог быть? Еще один случайный прохожий? Путник, заблудившийся в мирах?
  Рыцарь поднялся.
  - Я открою, - сказал он.
  - Будь осторожен, - произнесла Светлана шепотом.
  - Не нравится мне это, - сказала Вероника.
  - Мне тоже, - кивнул Неоновый Рыцарь.
  Кто там за дверью?
  Вероника тихо скользнула, словно тень, и спряталась за портьерой. Свечи вспыхнули в канделябрах, словно по мановению волшебной палочки.
  А потом вместе с Рыцарем в комнату вошла Мелисса.
  Ее безумные глаза пробежались по комнате. Что она хотела найти? Веронику или Сферу? Или просто осмотрела место?
  Но все же двигалась она как прирожденная аристократка - мягко, с достоинством. Провела ладонью по спинке кресла, словно проверяя на мягкость.
  - Видела сегодня я в городе одну даму, - сказала она, - и усмехнулась, - правда, я немного вспылила, и потому мы не смогли пообщаться ... Я сожалею...
  - Да ну? - удивилась Вероника, - будем считать, что я тебе верю.
  - Мне все равно, что думаешь ты, - отрезала Мелисса, - но случилось маленькое несчастье. Ваша гостья забыла в городе свой инструмент. Я подумала, что, возможно, она будет его искать.
  Она положила на стол длинный сверток. После секундного колебания Рыцарь поднял его со стола, и раскрыл. В его руках оказался футляр с флейтой. Как он оказался там, в городе? Светлана точно помнила, что футляр оставался в сумке, а сумку она оставила в башне... Мистика!
  - Это все? - холодно спросил Рыцарь.
  - Пожалуй, - кивнула Мелисса, - и еще: передайте ей, что я сожалею, что вспылила. Нет, правда! Передайте: мне жаль.
  При этом она пристально посмотрела на портьеру, за которой стояла Светлана.
  - Я передам, - сказал Рыцарь, - а теперь, как я думаю, тебе пора.
  - Ты прав, - Мелисса откинула за спину копну волос, - было приятно увидеться.
  - Не могу сказать того же, - пожал плечами Рыцарь.
  Мелисса улыбнулась, и вышла. Рыцарь последовал за ней. Вероника поднялась с кресла, и подошла к столику.
  - Кстати, если хочешь, можешь выйти, - сказала она в пространство.
  Откуда она знает? - подумала Светлана, выходя из-за портьеры. К тому же ей было стыдно. Как давно ее заметили? Понятно, что слышала она слова для нее не предназначенные. То, что Рыцарь никогда в жизни ей бы не сказал. Вероника, кажется, уловила настроение Светланы.
  - Я думаю, тебе стоит подняться наверх, - сказала она, - не думаю, что встреча с Рыцарем сейчас тебя порадует.
  - Ты права, - кивнула Светлана, - но ответь мне на один вопрос.
  - Валяй...
  - Почему Рыцарь не называет своего имени?
  Вероника развела руками. Улыбнулась. Тепло улыбнулась, и в глазах вспыхнули - и погасли - две искорки.
  - Это ты у него спроси. Авось, расскажет. Хотя... вряд ли.
  - А ты не знаешь?
  - Я никогда не спрашивала.
  - Не интересно?
  - Отнюдь. Просто... не мое это дело.
  - Ясно. Я пойду?
  - Вовремя! Я слышу шаги.
  Светлана легко взлетела по ступеням, ощущая на спине взгляд Вероники. Ей показалось, что во взгляде этом не было и следа осуждения.
  Только печаль...
  5
  Светлана медленно брела по темному коридору. Свечи давно погасли, а у нее не было спичек, чтобы зажечь их. Правда, Рыцарю удавалось зажигать их сразу, но девушка так не умела. Рассеянный свет проникал в окно в конце коридора, но светлее не становилось. Светлана шла, касаясь кончиками пальцев стен. Каждую дверь она пыталась толкнуть, но все они были заперты. На ощупь дерево было теплым, словно не дерево это, а плоть живая. Словно башня на самом деле не здание из камня и дерева, а живой организм. Может быть и так, - подумала она, не зря же дома так долго стоят не разрушаясь...
  Еле слышный сквозняк колебал легкую занавеску на окне, и по комнате пробегали неясные тени. От этого хаотического танца становилось страшно. Светлана брела, затаив дыхание, прислушиваясь к каждому шороху, ей хотелось, чтобы хоть одна дверь оказалась открытой. Тогда она могла бы ускользнуть от этого колючего ужаса, тогда ноги перестали бы дрожать, а сердце стало бы биться медленнее?
  Толчок. Несколько шагов. Еще толчок. Закрыто! Дальше... Тени... Суетные тени, бросающиеся под ноги. Они живы, эти порождения света и сумрака, они смеются, нет, они насмехаются над ней!
  Светлана толкнула следующую дверь. Закрыто. Еще толчок. Шаг, другой. Толчок. Нет ответа. Еще. Дверь поддается. Неужели? Что там, за дверью? Мрак, звездный свет и тени...
  Тихий голос. Кто здесь? Рыцарь...
  - Я знал, что ты придешь.
  Светлана прикрыла за собой дверь. Тихо щелкнул замок, и она вздрогнула от этого звука. Он показался ей колючим, ужалил, как жало дикой пчелы. Ей показалось, что вся ее жизнь осталась там, за дверью... Захотелось назад, но... Поздно. Слишком поздно. И она шагнула в глубь комнаты. На фоне окна она различила контуры низкого кресла, в котором сидел, закутавшийся в шерстяной плащ, Рыцарь.
  Она подошла к нему, он кивнул на соседнее кресло. Девушка послушно опустилась а него. При желании, подумала она, можно дотянуться рукой до подлокотника, на котором лежит его рука.
  Тихо шуршит ткань, но этот звук оглушает ее. Сердце бьется часто, но на этот раз уже не от страха. Она смотрит на него, на то, как блестят его глаза в падающем из окна пепельном свете. Тайна. Загадка. Неоновый Рыцарь. В голове роились сотни вопросов, но задать их она была не в силах. Кто? Почему? Чего хочет, в конце концов? Не известно...
  Тишина. Только дыхание, глубокое и чистое. Она почувствовала прикосновение - это Рыцарь коснулся ее руки на подлокотнике. Убирать руку ей не хотелось. Почему-то всплыли слова Вероники о том, что она может подарить ему смерть. Как такое возможно?
  Это неправда!
  - Я должен показать тебе кое-что, - сказал Рыцарь, и его голос скользнул в тишине, словно легкий шелковый шарф на ветру закружился.
  Светлана кивнула. Они поднялись. "Иди за мной" - прошептал он, и они вышли из комнаты, побрели по темному коридору, свернули. Скрипнул замок, повернулся ключ в скважине. Открылась дверь. За ней - пыльная лестница, и горящие факелы в стенах. Как ему это удается? - подумала Светлана, глядя на пляшущие отблески огня.
  Поднимались они долго, но не слишком. Вверху - еще одна дверь, металлическая. Светлана прикоснулась к металлу - тот оказался теплым. Словно кто-то специально его нагрел. Рыцарь вздохнул, позвенел ключами. Сорвал восковую печать с дужки замка (зачем она здесь?), вошел внутрь. Светлана последовала за ним. Темнота... Яркий свет десятков свечей залил комнату. Стены, обшитые черным бархатом. Серебристые узоры на стенах, небольшой стол. И Сфера на подставке.
  Светлана сразу поняла, что это она и есть. Дымчатый хрусталь, казалось, что внутри живой туман. Он шевелился, изменялся, звал. Рыцарь молча взял Светлану за руку, подвел к столу. Положил ладонь на Сферу. Хрусталь оказался холодным, девушка вздрогнула.
  "Закрой глаза" - прошептал он, и девушка послушно сомкнула веки. Череда картинок лавиной обрушилась на нее. Она ахнула, и зажмурилась еще сильнее.
  Она видела Найтвин, но не этот, а другой - шумный и цветущий. Она видела толстых торговцев за прилавками богатых лавок, шумные базары, оживленное движение на дорогах. На деревянных помостах поэты читали свои стихи, а барды и менестрели услаждали слух горожан игрой на лютнях и флейтах. Споры, пересуды. Воины в блестящих кирасах.
  Она видела странную девушку, которая въезжала в город на странной повозке. В ней она узнала Мелиссу, хотя в том невинном лице не было и капли злобы. В толпе она заметила и бродячего музыканта, с удивлением узнав в нем Неонового Рыцаря. Только одет он был в странный костюм черного цвета с неоновым отливом.
  Затем - вспышка. Мелисса сорится с кем-то. Светлана разбирает слова - речь идет о замужестве. Мелисса против. Длинный седой старик убеждает ее, сулит золотые горы, но девушка непреклонна. Тогда старик открывает ларец, и извлекает оттуда - Сферу?
  Он с удовольствием видит. Как зажигаются глаза Мелиссы. О, да! Это вожделенный предмет! Она протягивает руку, но старец убирает ее в сторону. Темная молния. Кот падает прямо на Сферу. Мелисса с воплем бросается вперед, пытаясь ухватить артефакт. Но огонь, крики, вспышки света. Снова город, но теперь в смятении. Крылатые демоны, которые врываются в дома, вытаскивают жителей и разрывают их на части. Демоны, пожирающие людей. Демоны, запенившие собой город. Она видит Рыцаря, его лютня разбита, но в руках - серебристый клинок с выгравированными рунами. Он успешно отбивается от демонов, пробираясь к дому, в коем сокрыта Сфера. Он ударяет ногой по дверям, дверь распахивается. На пороге - мертвый старец, в глубине комнаты - безумная Мелисса, обнявшая Сферу. Она поднимается, отпускает артефакт, и бросается на Рыцаря. Она визжит, словно одержимая. Рыцарь отбивает руку с кинжалом в сторону, делает едва уловимое движение, пытаясь ухватить Сферу. Но ему это не удается. В комнату врываются демоны. Мелисса без чувств лежит у стены, отброшенная туда прикосновением одного из них.
  Внезапно в комнату врываются четверо. В одном из них Светлана с удивлением узнает Пайлета. Только девушка другая - очень большая, с белыми вьющимися волосами, совсем не похожая на Веронику. Они говорят что-то, и демоны обращаются в камень. Рыцарь поднимает с пола сферу. Девушка, одна из новоприбывшей четверки что-то говорит ему. И они удаляются. Рыцарь остается со Сферой на руках. Глаза его полыхают Неоновым светом. Он понуро бредет по опустевшему городу, и ветер бросает ему под ноги пожелтевшие листья.
  Светлана отрывает руку от Сферы, опускается на колени. Глаза не хотят открываться, яркий свет слепит, но она все же делает это. И встречается глазами с Мелиссой. Она стоит в дверном проеме и улыбается. В правой руке у нее кинжал.
  - Глупый Рыцарь распечатал комнату со Сферой, - сказала она, - и даже не позаботился о безопасности. Как же это беспечно с твоей стороны!
  Рыцарь молча стал возле Сферы.
  - Ты знаешь, что пока я жив, ничего у тебя не получится, - сказал он.
  - Прекрасно! - кивнула Мелисса, и подняла руку, - потому сначала я прикончу тебя!
  Она сделала танцующий шаг в сторону, кинжал в ее руке смеялся беззвучным смехом, и бросал белые отблески. Светлана выкрикнула что-то, попыталась выбить нож из руки Мелиссы, но - бесполезно. Мелисса отбросила ее в сторону, и прыгнула на Рыцаря. Рыцарь, танцуя ушел в сторону, и они закружились по комнате.
  Мелисса хохотала. Как безумная. Она даже не пыталась пырнуть Рыцаря ножом. В ее глазах горел огонь безумия, она прыгнула на него, свалила на пол. Короткая борьба, и она с размаху всадила нож в грудь Рыцарю.
  Светлана закричала громко, подхватила Сферу с подставки.
  - Тебе она нужна? - закричала она оглушительно, так, что Мелисса вздрогнула, - Получай!
  И шмякнула Сферу о пол. Только осколки горячими брызгами разлетелись в стороны. Мелисса закричала, и упала на колени. Ее одежды начали тлеть - ее существование сейчас всецело зависело от жизни Сферы. Секунду спустя она подскочила к окну, ударом ноги вышибла стекло, и прыгнула в ночь, уже в воздухе превращаясь в горящий факел.
  Светлана опустилась на колени у неподвижного тела. Рыцарь был еще жив. Он улыбнулся Светлане, и в глазах его вспыхнули искорки. В голове Светланы промелькнула безумная мысль - а может быть, Рыцарь выживет? Но уже через секунду поняла - нет.
  Он умирал у нее на руках. Плащ медленно пропитывался кровью. Кровь застывала на ее руках. А с каждым вздохом жизнь уходила из него.
  - Ты... Молодец. Правильно... - шептал он, и улыбался. А она прижимала его голову к своей груди. И сдерживала слезы.
  - Поцелуй меня, - прошептал он, и она склонилась над ним... Их губы встретились, она почувствовала, насколько слабо его дыхание.
  А через секунду тело его обмякло, и Светлана поняла, все - Неоновому Рыцарю пришел конец. Она расплакалась, уткнувшись лбом в его окровавленную грудь. Ее плечи сотрясались в рыданиях. А он лежал, словно холодный манекен, не в силах успокоить ее.
  - Он принял смерть из твоих уст, - сказал голос за спиной. Девушка подняла голову, и встретилась взглядом с Пайлетом.
  - Да, - всхлипнула она.
  Следом за Пайлетом в комнату вошла Вероника. Опустилась на колено рядом со Светланой.
  - Мы никогда не вернемся сюда, - тихо сказала она, - а этот город всегда останется твоим надгробным памятником.
  Потом протянула руку, и закрыла ему глаза.
  - Мы оставим его здесь, - сказал Пайлет, - и уйдем.
  - Почему? - всхлипнула Светлана, - разве, не следует его...
  - Не стоит, - сказала Вероника, - у нас не так-то много времени. Скоро этот мир сгорит... Нам пора.
  Они спустились по пыльным ступеням вниз, прошли по коридору. И в каждой тени, в каждом отблеске Светлана улавливала вспышку его глаз. В каждом шорохе улавливала отзвук его голоса. Того, чье тело застывало в комнатке на вершине башни.
  ... Они расстались у стен Найтвина. Вероника махнула Светлане в сторону, мол, туда тебе. А сами они скрылись с Пайлетом в глубине леса. В городе уже блестело зарево. А ветер шелестел в пожухлых кронах:
  - Спасибо...
  - За что? - еле слышно спросила Светлана.
  - Вы еще встретитесь, - сказал ей ветер.
  - В другой жизни, - грустно усмехнулась девушка.
  - Может быть, так, - прошептал ветер, - может, осень сделает тебе подарок...
  А в небе таяли звезды.
  Утро зарождалось...
  ...
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | А.Енодина "От судьбы не уйдёшь?" (Короткий любовный роман) | | О.Гринберга "Краткое пособие по выживанию для молодой попаданки" (Приключенческое фэнтези) | | В.Колесникова "Влюбилась в демона? Беги! Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | Д.Сойфер "На грани серьезного" (Женский роман) | | А.Минаева "Академия Галэйн-2. Душа дракона" (Приключенческое фэнтези) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-2" (ЛитРПГ) | | М.Рейки "Прозерпина в страсти" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"