Кухтинов Юрий Алексеевич: другие произведения.

Заложник судьбы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    За все существование Теллуса было спрятано множество тайн и загадок, и, можно сказать, что это было хорошим решением. Только прошлое... прошлое нельзя спрятать на вечно. Из-за людской корысти пробудиться древнее зло. Оно будет нести в себе желание изменить этот мир, и нельзя сказать, что это будут изменения к лучшему. Но не только древние создания будут вести мир к новым изменениям. Обычные люди и нелюди тоже внесут свою лепту в этот запутанный клубок интриг и тайн. И в этот круговорот будет втянут имперский волк, человек которого в детстве подвергли мутациям. Выживет ли он, столкнувшись с древним злом и людскими и нелюдскими интригами, известно одним богам судьбы.

  Пролог
   Врук краем глаза заметил движение слева от колоны. Это заставило его вздрогнуть и снова проклясть тот день, когда ему, как и многим другим, предложили поработать на орден Чистоты. Ведь он знал, что верить этим защитникам света нельзя, особенно в случае, когда очищают от всей криминальной истории.
   Теперь он, как и несколько десятков преступников, должен выполнять роль отмычки, то есть платить своей жизнью за безопасную дорогу на территории Великого кладбища.
   В течении нескольких дней отряд сократился вдвое, что должно было породить у невольников желание сбежать, но отмычки не убегали. Стоящая во главе отряда Жрица, одним своим взглядом превращала их в фаталистов, которые бездумно шли вперед, в объятия поджидающей смерти.
   На Врука, как оказалось, магия Жрицы действовала не полностью, чем он не торопился делиться с окружающими. Перед его глазами еще стояла картина, как Паладин Очищения казнил такого же "везунчика".
   Затравленно осмотрев мертвый лес и ничего подозрительного не обнаружив, Врук немного успокоился и прислушался к разговору Жрицы и Паладина, которые шли недалеко от него.
   - Если верить карте, то склеп находиться в лиге от нас, - сказала Жрица.
   - Ты точно уверенна, что он не восстанет?! - не обратив на ее слова внимания, хмуро спросил Паладин.
   - Да, уверенна! - раздраженно бросила Жрица, которой уже надоело слышать повторяющиеся вопросы. - Паладин Аргот, если вы боитесь того, кто там находиться, - указав свернутой картой в сторону востока, она показала где именно. - То, естественно, мы можем развернуться и пойти к вашему кораблю, а потом вернуться в крепость Светлых душ. Только я уверена: магистр Рейгер будет недоволен нашим молчан...
   - Это ты уговорила меня на эту авантюру, которая, если она не оправдает себя, доставит нам проблемы! - прорычал Паладин Жрице, которому по-видимому идея пройтись по Великому кладбищу уже не казалась такой заманчивой.
   - Не будьте таким пессимистом. Если она оправдает себя, то мы получим повышение в иерархии, - легкомысленно сказала Жрица.
   Увлекшись подслушиванием, Врук не заметил бугорка и упал. Быстро поднявшись, он посмотрел в разные стороны и его взгляд остановился на глазах Жрицы. Серые глаза излучали холод, от которого появлялось чувство страха, чувство, что ты просто ничтожное существо - букашка, которую она может раздавить в любой момент. Врука пугала эта женщина. Его - человека, из-за которого многие горожане боялись покидать дома в ночное время суток. Быстро отведя взгляд от неестественных глаз, Врук покорно пошел дальше.
   Спустя час колона начала подходить к склепу.
   Вопреки ожиданиям, это место было не пугающим - оно было потрясающим: небольшой участок был бы огорожен металлическим забором переплетенный различными прутьями, по котором пробегали навевающие чувство защиты белые разряды, за оградой были пышные кустарники черных роз с красными узорами на бутонах; а в самом центре было одноэтажное здание.
   - Он там! Я это чувствую! - воскликнула Жрица, и обернулась к Паладину. - Карта оказалась правдивой! То четырехглазое существо сказало нам правду!
   Паладин лишь наклонил голову, давая понять, что услышал ее, и приказал устраивать привал. Сам же он пошел к Жрице, но, подумав, обернулся к отмычкам и приказал одному из них двигаться за ним. Этой отмычкой оказался Врук.
   Подходя к Жрице и Паладину, он увидел, что они рассматривают металлический забор.
   - Эта... преграда. Скорее всего она служит для его защиты от темной энергетики, - немного подумав, поделилась своими мыслями Жрица. - Во время Эпохи Войн способ защиты теротом был распространен, как барьер от темных магов.
   Жрица дотронулась до одного из прутов и, ругнувшись, быстро отдернула руку.
   - Кажется кто-то забыл, что и от светлых магов он прекрасно защищает, - с сарказмом сказал Паладин.
   Жрица, презрительно на него посмотрев, хотела сказать что-то едкое, но увидев приближающегося Врука передумала.
   - Открой ворота и иди в склеп, - приказал Паладин, настроение которого начало стремительно повышаться.
   Осторожно дотронувшись до ворот, Врук удостоверился, что они не причиняют ему никакого вреда, и уже смело оттолкнул одну воротину.
   Обходя кусты роз, Врук приближался к склепу. Когда Врук подошел к его входу, он смог рассмотреть его лучше. Здание сохранилось плохо: в некоторых местах крыши были провалы, одна из стен склепа была в трещинах, узор на стенах почти утратил свою красоту. По его уцелевшей части можно было сказать, что делал этот склеп мастер своего дела: стены были покрыты рисунками, в которых преобладали черные и красные цвета, но лучше стен сохранились две статуи по бокам от входа, которые абсолютно не пострадали от погодных условий. На этих статуях не было доспехов и оружия, но Врук каким-то чувством понимал, что это воины. Выдавали в них воинов вызывающие усмешки и насмешливый взгляд, будто говорящий: "Ты воин?! Ты всего лишь жалкая пародия на него!"
   Проходя статуи, Врук постоянно косился на них, так как они выглядели живыми, готовыми броситься на врага.
   Войдя в склеп, Врук понял, что не дышал проходя мимо стражей этого места.
   - Невероятно! Это действительно могила Проклятого бога! - нарушила тишину Жрица, и подошла к покрытой рунами стене.
   - Не забывай для чего мы здесь! - сказал Паладин Агрот, и, толкнув Врука в спину, приказал, - Сдвинь крышку гроба.
   Выведенный из оцепенения Врук, начал выполнять приказ. Да и как не выполнить? Проклятый бог, если это действительно его могила, давно мертв, а Паладин с Жрицей тут, рядом стоят.
   Гроб бога был произведением искусства: полностью покрытый металлом от которого пострадала Жрица, он изображал точную копия тех статуй, только с тем отличием, что у это воина были доспехи и меч, но самым большим отличием являлись крылья.
   Взявшись за край крышки, Врук начал сдвигать ее, но добился только порезанных до кости рук: крылья были остро заточены.
   Видя его неудачу, Паладин разозлился. Подойдя к гробу, он оттолкнул Врука и скинул, будто она ничего не весила, крышку. После чего быстро снял с пояса какую-то емкость и бросил ее в гроб, который сразу выдохнул языками пламени.
   - Обычный труп! И это существо в прошлом было... - кем было это "существо" Паладин сказать уже не мог потому, что он нарушил одно из правил ордена: никогда не поворачивайся к врагам спиной. Даже если они давно мертвы.
   Из хрипящего Паладина выходило несколько тлеющих костей. Кости были подобны пиявкам - так же жадно высасывали кровь, но в отличии от тех же пиявок, делали это с огромной скоростью.
   Жрица видя, что происходит с ее "братом по вере", направила руку в сторону гроба и выпустила ослепительный белый шар, но уничтожить восставшую нежить помешали магические доспехи Паладина, обладатель которых уже превратился в обескровленную мумию.
   Словно доспехи ничего не весили, Проклятый с помощью крыла закрылся ими от шара, который, несомненно, нес окончательную для него смерть.
   Увидев бесплодность своей попытки, Жрица закричала и попыталась сбежать, но споткнулась об кусок обвалившейся крыши и упала на пол, с которого больше никогда не встала.
   Вжавшийся в стену, Врук медленно переводил свой взгляд с труппа женщины, из спины которой торчали ножны с вплавленным в них мечом, на выбирающийся из гроба дымящийся скелет, который можно было принять за человеческий, если бы не костяные крылья за его спиной.
   Проклятый бог, а это без сомнений был он, вылез из гроба и медленно направился к вжавшемуся в угол человеку.
   - Смертный, какой сейчас год?! - казалось, что его вопрос раздавался одновременно везде и нигде. Врук не мог вымолвить и слова - горло свело спазмом. Но его заставил прийти в себя красный туман, выходящий из глазниц Проклятого, и угрожающее постукивание крыльев друг об друга.
   - Ты... Тысяча четыреста восемьдесят восьмой, - на грани слышимости сказал Врук, но Проклятый его услышал.
   - От конца Эпохи Войн? - снова задал вопрос восставший.
   Врук остервенело затряс головой в согласии.
   - Когда тебя найдет секта Вечной жизни, то скажи, что я вернулся, - не дожидаясь реакции от человека, Проклятый вышел из своего, уже бывшего, убежища.
   Трясущийся на полу Врук сидел и не верил в то, что его жизнь осталась при нем.
   ***
  
   В тоже время на островах Меошарат, что за сотни лиг от Великого кладбища, Высшая Жрица Азира медитировала в месте силы своего народа. Сквозь пелену медитации, ей пришло видение: низший мала'ах уничтожает группу людей.
   Кровожадность этого существа напугала Высшую Жрицу - низший, не обращая внимания на попытки его уничтожить, с особой жестокостью уничтожал живых, которые пытались защитить себя.
   Внезапно низший прекратил убивать и начал медленно разворачиваться, задирая череп в верх будто принюхиваясь. Череп твари, покрытый сеткой красных трещин, повернулся в сторону смотрящей на него Азиры и больше не пшевелился.
   Женщина поняла, что низший ее почувствовал, и начала возвращаться к своему телу, но она не успела: широко разведя крылья, нежить издала проникающий прямо в душу крик, который изгнал непрошенную гостью в ее тело.
   Азира вернулась в свое тело. Ее сотрясали страшные судороги, казалось, что они не закончатся, но Жрица титаническим усилием воли привела себя в норму... как она думала.
   Моментально кожа стала сухой, после чего она начала осыпаться прахом. Следующим этапом наступила кровопотеря.
   Жрица не могла остановить то, что с ней происходило. Понимая, что она обречена, умирающая женщина начала писать своей кровью на полу:
   "Проклятые земли"
   ***
  
   В кабинете коменданта пограничной крепости Биден была мрачная атмосфера. За последнюю половину месяца на границе с кланами происходили пугающие, даже можно сказать ужасающие, вещи. Один из этих случаев сделал их слепыми, незнающими о происходящем в землях за границей империи.
   Полмесяца назад пришли агенты, которые шпионили в клане Суар. Придя к крепости они смотрели вперед себя бездумными глазами, а когда вооруженные солдаты подошли к шпионам, те достали стилеты и перерезали себе горла.
   После этого случая воины, которые подошли к самоубийцам, замкнулись в себе. Остальные обитатели крепости думали, что на них так повлиял тот случай, и не трогали их.
   Через несколько дней взвод солдат не пришёл на завтрак. Комендант лично пошел проверить из-за чего они не явились в столовую. То, что он увидел, не дает ему заснуть до сих пор: все койки были сдвинуты в дальний угол, а на расчищенном от них пространстве были изображающие непонятный знак трупы. В центре этого знака были сидящие кругом солдаты, которые подходили к шпионам - в их телах торчали рукояти стилетов.
   На следующей неделе начали пропадать солдаты. У коменданта появлялись мысли о их дезертирстве, но маги говорили, что следящие заклинания не были потревожены. На вопрос о том где же солдаты, те разводили руками и говорили, что не знают.
   В крепости уже ходили слухи о том, что именно комендант виноват во всем происходящем, и нужно бежать из крепости пока и их не настигла смерть.
   Все это давило на коменданта, заставляло думать о спасении своей собственной шкуре. Он надеялся, что скоро прибудет долгожданное подкрепление и ему не нужно будет бежать, но если его не будет, он покинет это богами проклятое место.
  

Часть 1

  Имперские волки
  

Глава 1

   По словам старожилов это лето было самым жарким за последние тридцать лет. Жители города Эмеам, расположенного недалеко от Русалочьего царства, страдали от жары. Многие, не знающие даже азы магии, косились на чародеев, подозревая тех в гадкой погоде, чародеи же косились на простой люд, так как получить нож промеж ребер в этом городе проще простого.
   Это понимал и Эриан Рикант, про которого по городу ходили слухи, что он обладает даром магии. Но он был таким же не магом, как и почти все жители этого провинциального городка. Но из-за странностей в этом человеке, люди считали его чародеем.
   Эриан на улице постоянно ходил в закрывающей половину лица маске и в капюшоне, из-под которого были видны только зеленые глаза. Делал он по некоторым причинам. Первая причина была в том, что у него была очень чувствительная к солнечному свету кожа. Второй причиной было раздражение, когда на него пялятся. Третья причина была в самом лице: на нижней губе аристократического лица была толстая вертикальная линия белого цвета, которая начинала светиться, когда он испытывает сильные эмоции, а испытывал он хоть и не часто, но, из-за пристального внимания горожан, бывали случаи. По словам его погибшей матери, эта линия появилась сразу после его рождения. На вопрос Эриана: "как?" - его мать всегда меняла тему. Настаивать же на ответе Эриан никогда не пытался, а потом получить ответ на этот вопрос было не от кого.
   Мужичье, как их называл Эриан, постоянно пыталось спровоцировать его на драку. Даже висевшие на его поясе меч и кинжал не останавливали этих пышущих ненавистью людей. Вся их ненависть заключалась в ореоле таинственности вокруг Эриана. Весь город, который напоминал большую деревню, знал, что он сотрудник СБ и ведет дела по налаживанию отношений с государством морских жительниц - русалок. Многим в головы приходила "замечательная" мысль узнать побольше о его результатах, но, после знакомства с его цестусом, желание узнать о процессе выполнения его задания сразу проходило, сменяясь на жгучую ненависть.
   Свое задание он получил из-за решения суда: год назад его обвинили в измене, и только благодаря своей семье, таких же мутантов как и он сам, Рикант смог сохранить свою жизнь и должность, что было одним и тем же: имперские волки принадлежали имперской армии, и если они выбывали из нее, то теряли и жизнь, как средство спокойствия граждан.
   Но не все было так гладко, как казалось - суд решил направить его налаживать политические отношения с русалками. И все было бы хорошо, но посторонних, а по мнению морских собственниц все живущие на суше были посторонними, русалки убивали сразу. Поэтому решение суда было приговором для Эриана, но он смог наладить отношения с помощью царевны русалок, которую спас от русалоловов - людей, из-за которых отношение с царством накаливались до предела.
   Спасенная была единственной дочкой Царицы моря, из-за чего, так сказать, в "благодарность", Эриана не убили, а просто сказали, чтобы проваливал и больше не появлялся на берегах. Но у царевны на первом месте всегда были развлечения, которые уже наскучили и хотелось чего-нибудь другого.
   Другим "развлечением" стал Эриан, которому она с помощью своей магии отправила жемчужину с запиской, что его никто не тронет пока у него эта жемчужина. Как оказалось, жемчужина была реликвией, которую царевна украла у своей матери, за что влетело и царевне, и Эриану, которому после этой "невинной" шалости можно было находиться на берегу Русалочьего моря.
   После того, как Эриан наладил контакт с русалками, он попросил командование перевести его обратно в волчий отряд. Но командование не обратило внимание на его просьбу - оно дало ему нашивки лейтенанта и повысило жалование. Скрипя зубами ему пришлось смириться и "налаживать политические отношения".
   Но у всего есть свой конец и лейтенант, к концу года своей службы на берегах русалочьего царства, чувствовал - скоро его жизнь снова совершит зигзаг, а в какую сторону его заведет эта кривая линия решать только богам.
  
   Обычно в жаркие дни русалки предпочитали загорать на берегах - этот день не стал исключением, на зло Эриану, которому солнце не доставляло ни малейшего удовольствия.
   Сидя на берегу рядом с загорающей царевной, Эриан думал, когда она устанет разговаривать с ним, и он сможет уйти к себе домой выпить чего-нибудь холодненького.
   - Эриан, расскажи мне о себе, - перекатившись со спины на живот, попросила царевна.
   - Я же тебе уже говорил, что большую часть жизни я служил в имперский волках! - пытаясь скрыть снова скребущее по нервам раздражение, сказал Эриан.
   - Мне интересна та часть жизни - до волков, - подперев руками голову, царевна начала ждать рассказа лейтенанта, но услышала только хмыканье.
   Постоянные затрагивающие прошлое вопросы начинали доставать его. Как эта русалка не понимает, что раз человек на протяжении года ни разу не сказал о своем детстве, то в нем хранится что-то личное, то чем делиться с кем попало не захочет ни один здравомыслящий человек! Но царевне было интересно, и она пыталась разными способами разговорить скрывающего свое прошлое человека. Чего стоит выбранный на этот раз способ! Пользуясь сходством с человеческим телом, царевна укала у жительницы Эмеама полупрозрачный лифчик, что, по ее мнению, должно было придать ее телу загадочности и развязать язык молчаливому человеку. Но человеку пришлось скрывать только свой хохот, так как царевна была младше его в двое - ей было лет 13-14, да и еще тело царевны покрывала чешуя, которая делало ее тело больше похожим на рыбье, чем на человеческое. Про другие способы 'вытягивания информации и упрямого человека' Эриану даже вспоминать не хотелось - эта русалка попила его кровушки достаточно.
   - Царевна, - мягко начал лейтенант, уже готовясь к притворным слезам и упрекам, но резко побледневшее лицо царевны заставило его прерваться и обернуться.
   В нескольких километрах находился Эмеам - город который был прекрасен не своим населением, а своей историей, которая объединяла прошлое и людей, и зимних эльфов. В нем до сих пор сохранились разные памятники, которые создавали чувство чего-то древнего, манящего. Но в данный момент город отторгал: от него быстро поднимались вверх сотни огненных шаров, которые через считанные мгновения начали менять свое направление в сторону берега.
   Неожиданно его что-то обхватило вокруг талии и бросило в сторону моря, в которое он погрузился с головой. Не успев набрать воздуха в легкие, он попытался выбраться из моря, но схватившая ногу рука не дала всплыть, даже напротив - тянула дальше на дно.
   Извернувшись, он попытался ударить своего пленителя, или точнее пленительницу, но не смог - что-то ударило по голове и вышибло последние остатки кислорода, на смену которому хлынула морская вода.
  
   Возвращение в сознание было незабываемым: из рта Эриана, нарушая естественные законы, вытекала морская вода, которая оставляла после себя жгучую боль в горле и легких. Перевернувшись на бок, он избавился от остатков воды и, после этого, сразу обмяк. Но насладиться спокойствием ему не дал кашель, который раздался недалеко от него.
   Многие люди лежали и дальше, страдая от боли во всем теле, но Эриан давно не был простым человеком.
   Извернувшись, он прыгнул к русалке. Оказавшись рядом с ней, Эриан схватил заверещавшую русалку за волосы и вытащил на берег. Взявшись за хрупкое плечо, он перевернул русалку к себе лицо и не задумываясь попытался схватить ее за горло.
   - Эриан, очнись! Ну приди же в себя! - закричала морская жительница на Риканта, которого от русалки отбросила морская волна.
   С трудом, но Эриан начал приходить в себя, и увиденное не доставило ему спокойствия - перед ним была царевна.
   - Ты как? - тихо спросила она так, как будто сейчас ничего не случилось.
   - Нормально... только такое чувство, что мою голову сняли в аренду молотобойцы, - скривившись от боли в голове, сказал Эриан, и рявкнул: - Быстро возвращайся домой!
   - Что?! - возмутилась русалка.
   - В любой момент сюда может ударить залп этих демоновых шаров! - не смотря на бьющую в голове боль, Эриан закричал на русалку. - Надеюсь ты это понимаешь!
   - Понимаю, - тихо сказала царевна, - А ты куда пойдешь?
   - Нужно связаться с командованием, - нехотя сказал он.
   - Ты рехнулся! - воскликнула русалка, ударив хвостом по земле.
   - А выбора у меня нет: с одной стороны русалки, а с другой эти сучьи пироманы! - прошипел он, с трудом поднимать на ноги и осматривая местность на наличие врагов, - Я же выбираю тот вариант в котором хоть есть шанс остаться в живых.
   - Но у нас в царстве... - попыталась образумить его царевна.
   - Русалки сейчас готовятся устраивать геноцид, - сказав это, он махнул рукой в сторону дымящего берега.
   "Скорее всего русалка не смотрела по сторонам, когда вытаскивала меня на берег." - подумал имперский волк, увидев резко побледневшее лицо царевны, которая увидела то, что осталось от не успевших спрятаться русалок.
   В том, что морские жительницы устроят резню в городе Эриан не сомневался. Прочитав до дыр все книги о русалках он знал, что скоро из моря будут появляться водяные элементали, которым будет безразлично кого убивать: стариков или детей, друзей или врагов. Если ты рожден человеком, то перед ними ты обречен на смерть.
   - Поэтому я хочу быстро покинуть это место, - быстро закончил он, и, развернувшись, собрался уходить.
   - Подожди! Ты же безоружен! Возьми хоть это, - обернувшись к русалке, Эриан увидел, как в ее руке появляется кинжал, который напоминал игрушку благородной аристократии.
   У Эриана из оружия и правда ничего не было, так как ему не разрешали появляться с оружием и амулетами перед встречей с царевной,
   Подойдя к русалке, он взял кинжал, который оказался с тупым лезвием.
   "Наверно для того, чтобы не порезалась" - подумал Эриан, крутя в руках "оружие".
   - Им хорошо протыкать врагов, - пояснила царевна, когда увидела скептическое выражение лица имперского волка, и быстро добавила. - А еще он очень прочный. И красивый.
   "Хм... Прочный... Красивый..." - думал он глянув на клинок, который действительно был красив: коралловое лезвие опутывал миниатюрный осьминог, который служил рукоятью.
   Переложив его в левую руку, Эриан не прощаясь покинул русалку.
   Трусцой, благо боль в голове начала отступать, он приближался к городу. О городе он мог сказать, что тот был подобен муравейнику, в котором пошуровали палкой: огораживающие его стены были проломлены в разных местах, некоторые дома были в огне, а люди издавали такие крики, что создавалось впечатление о новом нашествии баньши.
   Когда Эриан был у пролома в стене, у него возопило чувство опасности, которое подстегивало его, чтобы он быстрее убрался с открытого пространства. И он почти успел убежать с открытого пространства - в нескольких метрах сзади от него, в землю ударило огненное марево.
   Подброшенный огненной волной, имперский волк пролетел несколько метров и больно ударился об стену.
   Помянув не добрым словом магов огня, Эриан поднялся и побежал не разбирая дороги от опасного места - мало ли кто мог к нему подойти.
   Когда Эриан выбился из сил, он остановился и, не обращая на бегающих по улице людей, оперся об полуразрушенный дом.
   Через некоторое время поток бегающих вокруг людей успел снизиться, и Рикант заметил, что в его сторону идут вразвалочку два человека и, похоже, Эриана, при его потрепанном виде, противником они не считали.
   Тем временем бандиты уже почти дошли до Эриана и вид их был донельзя раздраженный, да и как не быть раздраженным, когда жертва не испытывает страха перед ними. Но как только они приблизились к Риканту, то на их лицах сразу появились широкие улыбки.
   Намерения бандитов были просты: забрать дорогую цацку, которая все еще была зажата в левой руке, и убить потерявшего страх гаденыша, но у Эриана были другие планы.
   Вскочив, он ударил правого бандита в солнечное сплетение, из-за чего тот бесчувственной тушей упал на землю, и сразу отбил кинжалом меч моментально опомнившегося бандита, после чего, упав на колено, пробил клинком его колено и оттолкнул завопившего бандита.
   Поднявшись, Эриан осмотрел улицу, на которой начали появляться новые люди, похожие на лежащих рядом с ним бандитов. Помянув эмеамское быдло, он ударил ногой по голове начавшего приходить в себя бандита, и, забрав его меч, бросился с этой улицы к своему дому.
   Пробегая по улицам, имперский волк понимал почему люди издавали душераздирающие крики: центр города был заполнен трупами людей.
   Некоторых убили обычной сталью, и им, можно сказать, что повезло, так как других убили магией: вплавленные в стены домов, замороженные, проткнутые каменными кольями - людей убивали с особой жестокостью.
   Эриану с трудом удавалось сдержать тошноту. За свою службу он не разу не встречал таких убийств.
   Но это было только ширмой для настоящего ужаса. Одетые в черные плащи фигуры ходили по улицам и собирали свою кровавую жатву. Их передвижение было медленное, даже можно назвать их назвать ленивыми, но когда рядом появлялись люди они срывались с места и зубами перегрызали несчастным горла, а потом голыми руками отрывали куски от еще горячих тел и поедали их.
   - Юноша, кажется вам нужна помощь, - сказали сзади Эриана, когда тот ждал ухода омерзительных созданий в плащах.
   Медленно повернувшись к говорившему, имперский волк увидел того, кого здесь не должно было быть - Ингваара. Этот маг служил роду Рейгер, в чьем доме работала мать Эриана в его далеком детстве. Самих Рейгеров он помнил плохо, но Ингваара помнил хорошо. Старый маг пытался обучить Эриана азам школы меча, но в детстве каждый ребенок хочет играть, а не заниматься ему не интересными делами. Поэтому магу не удавалось получить себе ученика.
   - Что ты здесь делаешь?
   - Двадцать лет прошло, а ты даже не поздороваешься? - возмутился маг, у которого похоже было хорошее настроение.
   - Что ты здесь делаешь, Ингваар? - не обратил на его слова Эриан, медленно отходя от мага.
   Но узнать, что здесь делал старый маг, как и уйти от него, Эриану не удалось: вспышка боли лавиной пронеслась по телу, смывая сознание в темноту.
  

Глава 2

   Пробуждение Эриана было тяжелым. Ему казалось, что неведомый садист остервенело протыкал каждую клеточку тела иголкой. Но когда он пришел в себя окончательно, то увидел не кошмарного вивисектора, а миловидную женщину лет сорока, одетую в белый медицинский халат.
   Не обращая внимания на встрепенувшуюся женщину, Эриан со стоном приподнялся, и тут же схватился за резанувшие болью ребра. Мысли бегали в голове с огромной скорость, не давая ему прийти в себя.
   - Вам нельзя подниматься! - приблизившаяся к Эриану женщина попыталась уложить его обратно в постель, но с таким же результатом она могла бы сдвигать огромные валуны.
   - Как я здесь оказался?
   - Вас привез сюда магистр Ингваар, - поджав губы, бросила она и, поняв бесплодность своих попыток, развернулась и вышла из палаты, с силой хлопнув за собой дверьми.
   - Демонова баба! - прошипел Эриан, чувствуя, как от удара дверьми сильнее заныли ребра.
   С трудом встав, он надел лежащую на стуле чистую одежду и прислушался к себе: тело было одеревенелым, и это было странным - мутации в его теле, позволяли ему не задумываться о таких мелочах, как онемение.
   Выглянув из палаты он увидел приближающуюся медичку в сопровождении шкафообразного охранника. Ругнувшись, Эриан закрыл дверь и подпер ее стулом. После чего вылез через окно - благо этаж был первым.
   Посмотрев на больницу, он понял, что находиться в городе Лесит, который еще называли волчьим городом.
   Решив, что лучшее решение - это пойти к своему бывшему командиру, Эриан двинулся в сторону его дома.
   Проходясь по улицам города, Эрман нескольких имперских волков, которые о чем-то ожесточенно спорили. Но их спор сразу прервался, когда Эрман подошёл к ним.
   Эриан не успел ничего понять, когда был уже зажат в дружеский объятиях.
   - Мои ребра, - простонал он, но его услышали и сразу оставили в покое.
   - Рада, что тебя видеть, Щенок, - сказала единственная из всех отрядов имперская волчица - Язва.
   На ее слова Эриан ответил хмурым взглядом. Восемнадцать лет назад, когда набирали людей для эксперимента, был строгий возрастной отбор: детей меньше двенадцати лет не брали, так как у маленьких детей очень пластические тела, и они лучшем случае мгновенно погибали, в худшем превращались во что-то невообразимое. Эриан, с помощью своего не соответствующему возрасту росту, смог попасть в загребущие руки ученых, и они сделали из него имперского волка. Он еще помнит, как ученые из-за него, хватаясь за головы, носились в своей лаборатории. Один из ученых тогда подбежал к нему и ударив его, истерично крикнул: "Тупоголовый щенок!" Некоторые из ученых услышали своего коллегу и так же начали называть Эриана - Щенком. Некоторые из имперских волков тоже называли его так, но за другое: мутации в его теле были слабыми, и он не соответствовал физическим нормам других имперских волков.
   - Я тебя тоже рад видеть, Язва. Прямо как собака сыр, - огрызнулся Эриан, никогда не любивший этой стервы, которая отвечала взаимностью.
   - Да бросьте собачится! Давайте лучше пойдем и выпьем за то, что Эриан остался живым, - предложил идею здоровый, выше Эриана на голову, мужик из другой отряда волков.
   - Остался живым? - зацепился за последние слова Эриан.
   - Давай лучше об этом в таверне, - сказал здоровяк и направился к ближайшей таверне.
   - А где Капитан? - спросил Эриан у идущего рядом с ним сослуживца.
   - Капитана вызвали в штаб. И до вечера его не будет.
   Эриан понял, что прийти в норму ему не удастся: когда Капитана вызывает штаб, их отряд всегда направляют в опасные места.
   - Эриан, я хочу сказать, что не смотря на то, что самый слабый из имперских волков, ты самый везучий, как.. как демон нижнего мира, - сказал здоровяк, и, отпив пива из кружки, продолжил: - Когда тебя привез тот маг, ты был похож скорее на труп, чем на живого: весь обгорелый и в... костях.
   - В костях? - не понял Эрман.
   - Ну... тот старик сказал, что на тебя напала химера, но вместо того, чтобы вгрызться в горло, она взорвалась, попротыкав тебя своими костями и заляпав потрохами. Маг не решился вынимать из тебя кости: сразу привёз тебя сюда.
   - А где он?
   - Кто?
   - Тот маг, который меня привез - Ингваар.
   - Уехал... побыл в городе несколько дней и уехал. Да это и не удивительно - за последний месяц в империи столько произошло... - было видно, что имперский волк не хочет об этом говорить, но об этом сказала Язва:
   - Пока ты пластом лежал на койке, в империи наступил веселенький месяц, который продолжается до сих пор, - с сарказмом сказала она, и, посмотрев на Эриана с презрением, вышла из таверны.
   Только сейчас, собрав все мысли в голове, Эриан понял, что его смущало - он был в трактире, в который обычно заходили, если в карманах было пусто: старое здание, в котором, по ощущениям, делали уборку с десяток лет назад, наполовину трухлявые столы, на которые страшно облокотиться, а еще тошнотворный запах, от которого хотелось бежать не задумываясь.
   - Вот так мы теперь и живем парень, - угрюмо сказал здоровяк, заметивший брезгливое выражение лица Эриана.
   - Что случилось?
   - Месяц назад в город пробралось несколько групп диверсантов. Ночью они начали поджигать дома в городе, - сказав это, он замолчал, невидяще смотря в стол.
   - Основной целью диверсантов были дома имперских волков, но и другим домам досталось. Спаслись не многие. Из сотни Барсука, спася он один, - кивнул Лютый, сослуживец Эриана, в сторону, как будто уменьшившегося, здоровяка.
   - Кто? - в один момент охрипшим голосом, выдавил из себя Эриан.
   На этот вопрос Лютый пожал плечами, и пояснил свой жест:
   - Разобраться не получилось. Они, что-то орали о жизни и потом горла себе резали. Капитан думает, что это кланы шалят, потому что, видете ли, на границе с Суаром так же покончили с собой бойцы крепости - причем все, остался один сбрендивший комендант, который теперь ходит под себя и пускает слюну, твердя постоянно о великой погибели нечестивым! - почти переходя на крик, объяснял Лютый. - Лично мое мнение таково - кто-то стравливает империю с соседями!
   - И зачем, умник? - скептически спросил его сосед по лавке - Тихий.
   - А я откуда знаю? Я - политик?! Нееет... я обычная затычка, которой будут затыкать это смердящее гузно!!! - распалился Лютый.
   - Не слушай его, Эриан. Пиво в этом гадюшнике как моча - вот у него мозги и гниют, - устало сказал Тихий Эриану. - Кстати, Ржавый постоянно интересовался о твоем здоровье. Бегал рядом с больницей. Наверно хотел чего-то от тебя. Он там же обитает, - тихо добавил он.
   Кивнув, Эриан поднялся и пошел к Ржавому - их кузнецу.
   Идя по пострадавшим улицам, Эриан смог посмотреть на город, точнее на то, что от него осталось. Некогда красивые улицы, поражающие чистотой, стали местом, где недавно бушевал огонь: сгоревшие дома, расплавленный тротуар - все это навевало грусть на Эриана. Он помнил каким город был раньше: гордый, неприступный и по-своему прекрасный. Но все это исчезло - город превратился в жалкое зрелище из-за халатности имперских волков, гордо считающих, что никто на них не нападет. Но вот кто-то не испугался их репутации в народе и напал на них, оставив лишь жалкие остатки этих гордецов.
   За разглядыванием пострадавшего города Эриан не заметил, как подошел к кузне Ржавого, она являлась его же домом.
   Ударив несколько раз в дверь, чем вызвал гневные ругательства хозяина дома, Эриан зашел внутрь.
   - Кого там, поцелуй тебя пещерная тля, занесло?! - к нему подошел голый по пояс татуированный карлик, или гном, как называть их каждый выбирает сам - все-равно и те, и другие наживут себе врага в лице толпы оскорбленных недомерков. - Эриан? Давай заваливай. Дело есть.
   - Я надеюсь, что ты не будешь опять впаривать мне испорченное снаряжение? - спросил Эриан, следом идя за гномом.
   - Не... - по простецки сказал он, но тут же осекся и возмущенно продолжил: - то есть, когда такое было?!
   - Девять лет назад. На мое совершеннолетие, - рассматривая обстановку дома, услужливо напомнил Эриан.
   - Дык, когда это было? Сейчас все по-другому! - начал заверять его гном, но, наткнувшись на ироничный взгляд, сразу затих и ускорился.
   Ржавый был не плохим кузнецом, но не более того. Постоянно не теряя момента кого-нибудь обжулить, он добился только не любви имперских волков, так как в основном только они пользовались его услугами. Возмездия за плохой товар он не боялся - за него бы вступился бы благородный род Тарес, который хоть и не смог бы наказать имперских волков, но крови бы попил у них изрядно. Поэтому наглый коротышка не стеснялся обжуливать каждого имперского волка. Или почти каждого: некоторые отряды, отправляемые к близким от столицы городам, делали заказы у тамошних мастеров молота и наковальни.
   - Недавно ко мне заходил мой старый знакомый, он как раз тебя и привез сюда, - сказал гном, когда Эрианом сел за стол. - Так вот, на сохранение он дал мне твои вещи. И одна вещица меня насторожила, - сходив к шкафу он достал русалочий кинжал, тот самый который дала Эриану царевна. - Вот эта вот цацка, является опасной штукой. Она высасывает жизнь из своего обладателя.
   Смотря на коротышку, Эиран удивлялся его наглости: давить на больное место имперских волков. Да, как это не печально, но у всего есть своя цена. Цена за сверхчеловеческие способности у волков второго поколения стала укороченная продолжительность жизни - маги говорили, что они проживут до тридцати пяти или сорока. И этот недомерок сейчас хочет приобрести оружие, которое скорее всего с магической привязкой к Эриану.
   Сделав недоверчивое лицо, Эриан протянул руку к гному, который немного замешкавшись отдал кинжал и тут же начал говорить Эриану почему он должен оставить кинжал у него. Эриан не слушал его, все равно ничего интересного он не услышит. Вместо этого он крутил в руках кинжал, который в прошлый раз не смог хорошо рассмотреть: красный карал в форме лезвия, переплетал черный осьминог с янтарем в место глаз, на самом же лезвие были нанесены русалочьи руны в виде водорослей.
   Эриан, немного знающий язык и письменность русалок, пригляделся к мелко нанесенным рунами: "За жизнь платят смертью". Из-за написанного у Эриана галопом пробежало стадо мурашек по спине, из-за чего его передернуло.
   Гном, от которого это не укрылось, попытался скрыть радость и потянул руку к кинжалу, но ничего не получил.
   - Спасибо за то, что приглядел за ним. Но мне уже пора.
   После этих слов имперский волк встал, и собрался выйти из дома, но гном шустро обогнал его и захлопнул дверь перед носом Эриана.
   - Чем платить будешь за хранение?! - оскалившись, сказал гном.
   Лучше бы он этого не делал. Эриан почувствовал, как его давно спящий внутренний зверь заворочался и открыл свои пылающие злобой глаза. Глаза Эриана накрыла алая пелена бешенства. Сделав шаг к двери, он повернулся боком к ней и кинжалом пробил руку, сразу заверещавшего гнома, к двери. Не останавливаясь, Эриан схватил за гнома за голову и ударил ею об свое колена.
   Когда пелена с глаз начала сходить, а внутренний зверь удовлетворенно ворча снова залег в спячку до следующего раза, Эриан увидел стонущего гнома, который пытался вытащить кинжал из своей руки.
   Взял гнома за шиворот и, выдернув клинок, Эриан отбросил Ржавого в сторону стола.
   Когда-то Эриан не допустил бы и мысли о том, чтобы причинить вред гному. Да, гном был жаден до неприличия, но он был тем, кто своими историями скрашивал вечера, тогда еще юных имперских волков, после жестких тренировок.
  
   Идя по пустой улице в сторону дома Отца, Эриан услышал из одного полуразрушенного здания громкий кашель. Поддавшись любопытству, он осторожно вошел переступая мусор, которого на полу было в изрядном количестве.
   - Ого! - воскликнул Эриан, увидев своего давнего противника, наполовину лежащего в горе мусора и с сигаретой в руке. - Альфа, ты знаешь, что с тобой сделает Капитан, когда узнает об этом?
   Эриан обвел рукой горы пустых бутылок, шприцов и бэчиков на полу, которые скорее всего все были использованы только Альфой.
   Эриан никогда не упускал случая поиздеваться над Альфой, как и тот над ним. Корни их нелюбви к друг другу росли с самых первых дней знакомства - когда после их мутации Альфа задел Эриана, назвав того беззубым щенком, которого надо усыпить, чтобы тот не позорил имя имперских волков. Эриан, тогда слабо контролируя своего внутреннего зверя, схватил лежащий на лотке скальпель и смог порезать кончик носа своего обидчика, шрам у которого до сих пор присутствует на его лице. В дальнейшем их ненависть к друг другу только увеличивалась, причем во всем: и в фехтовании, в котором всегда лучшим был Альфа, и в разных науках, в которых был силен Эриан. После завершения их обучения, когда их начали отправлять на задания, Альфа начал пить и принимать наркотики, и ему никто в этом не препятствовал и не обращал внимания - только Эриан кроме ненависти к Альфе, стал относиться к нему еще и с презрением.
   - Что он мне сделает, Щенок?! - посмотрев на него затуманенными глазами, хрипло спросил Альфа и, стряхнув пепел с конца сигареты, с сарказмом продолжил: - Помашет перед носом пальцем и скажет "но-но"?
   - Ну... если он узнает, что ты принимал "баронскую жемчужину", то одним пальцем и "но-но" ты не отделаешься, - невозмутимо сказал сразу оскалившийся Эриан, ногой подбросив бумажный пакетик с выкатившейся "жемчужиной".
   - Если тебе доставит удовольствие, то можешь бежать к нему с доносом хоть сейчас. Мне все равно, - махнув рукой, он откинувшись на мусор и потерял сознание.
   Плюнув на пол, Эриан развернулся и вышел из этого клоповника.
   ***
   Стоя перед дверью, Эриан не решался войти.
   За дверью был Отец - человек, который заменил ему никогда невиданного отца.
   Эриан, наверное, единственный, кто знал историю попадания Отца в имперские волки.
   Двадцать пять лет назад у этого человека умер любимый сын, единственный родной человек который у него остался.
   Из-за своего горя он решил научиться лечить людей, чтобы смертей в этом мире было гораздо меньше. С помощью своего желания он выучился на врача за два года и начал лечить. Но его спокойная жизнь быстро закончилась.
   Через пять лет после смерти его сына к нему пришли обнищавшие благородные, у которых кроме гонора обычно ничего нет. Они сказали, что их ребенок болен, но с деньгами у них не густо, поэтому они потребовали у врача вылечить их ребенка в кредит.
   Отец сначала хотел отказать, но посмотрев на больного пятилетнего ребенка, будто увидел своего умершего сына и сказал, что денег он не возьмет.
   Он заботился о ребенке, лечил его как мог, но ребенок умер - ему нужно было магическое лечение, а Отец, увы, магом не был.
   Благородные родители решили нажиться на смерти своего ребенка и обратились в суд, где рассказали о педофиле, который довел их несчастное чадо до смерти. Суд приговорил Отца к смерти, а все его имущество в качестве компенсации переходило пострадавшим.
   От неминуемой смерти его спасли - отправили "добровольцем" на эксперименты по улучшению тела, когда еще способ создания сверх бойцов не был доведен до конца. Но он выжил - стал первым имперским волком, а потом учителем для имперских волков второго поколения.
   Называть его стали Отцом из-за Эриана: он заботился о самом юном, как он говорил, "имперском волчонке" и постоянно сидел с Эрианом, когда тот получал слишком сильные травмы во время тренировок.
   От нахлынувших воспоминаний у Эриана заныло в висках, заставив его поморщиться от этого.
   Решившись, он поднял руку.
  
   В дверь кто-то постучался и вошел. Мгновенно развернувшийся Отец увидел вошедшего Эриана и сразу приготовился к тяжелому разговору.
   "Эриан почему ты играешь с огнем?! Почему ты постоянно влезаешь в истории, в конце которых тебя может ждать неотвратимая смерть?!" - пронеслось в голове у мужчины. На протяжении пяти лет эти мысли не единожды посещали его.
   Эриан - этот человек, который заменил ему покойного сына, хотел свободы. Для имперских волков эта была неосуществимая мечта: в их головах были маленькие магические шарики, которые могли в любое время убить дезертиров. Но Эриан не хотел сдаваться и осторожно, как он думал, искал способ извлечения из своей головы этой "рабской привязки".
   В прошлый раз он почти попался, и только благодаря Отцу и Капитану ему сохранили жизнь - отправив к Русалочьему морю, возле которого он должен был изображать активную деятельность по налаживанию отношений с русалками. Каково же было удивление Отца, да и всех остальных волков, когда он наладил с ними отношения. Но еще большее удивление, и злости у Отца, наступило, когда Эриан попросил о переводе обратно к имперским волкам, в котором было отказано.
   Но не смотря на все это он гордился им. У Эриана была цель, к которой он постоянно идет. И Отец не верил, что этой целью является обычная свобода - его целью является что-то другое, то, что он скрывает, держит внутри себя, не желая рассказывать даже ему, человеку заменившего ему отца.
   - Здравствуй, Отец, - тихо поздоровался Эриан, опустив глаза.
   - Зачем? - тихо спросил Отец.
   - Что? - не понял Эриан.
   - Зачем ты играешь со смертью, Эри?! - прорычал тот и, опасно сверкнув глазами, заорал: - Чего ты добиваешься?!! Смерти?!! Так поздравляю - ты на правильном!!!
   Эриан не отвечал - он все так же смотрел в пол. Он мог бы сказать, что он хочет отомстить, но самое паршивое то, что он сам не знал того человека над которым хотел свершить свою месть.
   - Ты же знаешь, что мы были созданы для служения империи, - повернувшись к окну, устало сказал Отец. - Эта наша судьба.
   - Судьба раба?
   - Да, Эри. Мы все рабы: и имперские волки, и обычные люди, и благородные люди - все.
   - А я не хочу быть рабом. Я хочу обрести свободу и отомстить! - сказал Эриан и тут же прикусил язык.
   - Отомстить?! Кому?! - воскликнул Отец, но развернувшись он никого не обнаружил. Только открытая дверь скрипела на несмазанных петлях.
   Подойдя к столу, Отец упал в свое кресло и задумался о том, кто же цель Эриана. Но подходящие мысли ему в голову не приходили.
   ***
   В небольшом кабинете собралась дюжина человек, хотя нет, не человек - имперских волков.
   Рассевшись по стульям, тумбочкам или другим местам, они ждали нового распоряжения штаба, которое привез их командир с позывным Капитан, называемый так за большую шляпу на голове и отсутствующего левого глаза.
   - И так, господа, - Капитан обвел всех своим взглядом и, удостоверившись, что его слушают, продолжил: - Как вам всем известно: империя сейчас подобна забитой собаки - ждет удара с любого направления. Поэтому наше благородное командование придумало "гениальный план", - на этих словах лицо Капитана перекосило. - Следуя которому мы должны ослабить степняков.
   - И как же мы должны ослабить их? - спросил сидящий на подоконнике Лютый.
   - Мы должны будем пробраться на слет всех степных кланов и помешать им выбрать великого вождя.
   - И это план?! - не поверил Лютый.
   - Не план, а "гениальный план", - подняв палец вверх, с умным видом поправил Капитан. - Благо эти гениальные стратеги не лезли ко мне со своими наставлениями. В штабе я сходил к эксперту по степному народу, и он мне помог: указал на несколько лазеек, с помощью которых мы сможем не только выполнить задание, но и выжить.
   Первое - там будут присутствовать все кланы: и те кто купается в золоте и шелках, и те у кого из имущества только две козы, да и те хромые.
   Второе - эксперт указал мне на приблизительное местоположение нескольких слабых степных родов, которые расположился недалеко от границы с империей.
   Ну и третье - подкинул мне замечательную идею.
   - Что за идею, Капитан? - первым не выдержал затянувшегося молчания Эриан.
   - Хорошо, что ты спросил об этом - ведь главная роль в этой идее дается тебе! - оптимистично оскалился Капитан.
   - Что ты опять придумал?! - Эриан приготовился к новой подлянки со стороны своего командира.
   - Ты будешь нашим вождем!
   - Что?! - Эриан, не ожидавший такого, почти подпрыгнул. - Какой из меня вождь?! Я похож на вождя?! Да если не брать во внимание мой рост, то я на степняка вообще не похож! Лучше сделай вождем Альфу! У него есть опыт вождя: недавно я видел, как он ставил бутылки в строй и что-то им тихонько втолковывал!
   - У Альфы будет другое задание, - смотря на скрипящего зубами Альфу, оборвал Эриана Капитан. - Эриан, скажи: какие отличительные признаки наличествуют у вождей и глав родов.
   - Ну... у них мазня какая-то на морде, - попытался вспомнить Эриан.
   - Не мазня это, а врождённый боевой рисунок... Барсук, расскажи всем о нем - все-таки это твой отряд патрулировал границу со степями.
   Сидящий на полу в углу Барсук поднял голову и начал лекцию по боевым рисункам.
   - У многих степных родов на лицах есть врождённые боевые рисунки. Почти всегда представители этих родов являются вождями, но бывают и исключения, - по памяти пересказывал Барсук, но, увидев недобрый прищур Эриана, начал говорить по делу. - С древних времен на лица нескольких великих вождей наносились статусные рисунки, в последствии вызвавшие мутации пигментативных тканей лица. По прошествии веков у многих на лицах остались эти пятна, которые степняки называю никак иначе как врожденными боевыми рисунками. Так как у Эриана схожая с врождённым боевым рисунком линия на губе, он сможет пройти проверку у степняков, и мы сможем выдать себя за слабый род.
   - Выдать себя за степняков... А вас не смущает то, что у меня повышенная чувствительность к солнцу и я бледный в отличии от вас? Не знаю как вы, а я о бледных степняках ни разу не слышал, - с сарказмом сказал Эриан.
   - Все продуманно, Рикант. Все продуманно, - заверил его Капитан.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Есения "Ядовитый привкус любви" (Современный любовный роман) | | В.Колесникова "Влюбилась в демона? Беги! Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | | Л.и "Адриана. Наказание любовью" (Приключенческое фэнтези) | | В.Крымова "Смертельный способ выйти замуж" (Любовное фэнтези) | | Е.Флат "Хранитель дракона" (Попаданцы в другие миры) | | А.Елисеева "Заложница мага" (Любовное фэнтези) | | Н.Кофф "Перевоспитать охламона " (Любовные романы) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"