Куйдина Екатерина Сергеевна: другие произведения.

Скажи "Да"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 1
   Музыкант Марк Шуберский совершенно не ощущал себя на свои тридцать восемь. Он сам для себя был вечно юн, полон сил и творческих амбиций. Музыканты не стареют, пока их сердце бьется в такт с их мелодией. Творцы вообще не умирают, если они, конечно, чего-то стоили при жизни.
   Но пару дней назад Марк разругался с любимой и вдруг внезапно понял, что нуждается в переменах и глотке свежего воздуха. Кардинально другого, как можно дальше от родных пенат. И явственно почувствовал, как давит коварная фраза "конец четвертого десятка", за которым неминуемо следует пятый, когда еще так мало сделано и написано. Поворота назад не будет, ведь машина времени ему недоступна.
   Другие в возрасте Марка давно обзавелись спиногрызами, открыли свой бизнес, либо освоили куда более стабильную и доходную профессию. Некоторые, не смирившиеся друзья-музыканты, остались в музыке, но ушли в сплошную коммерцию, убившую их как самодостаточных и уникальных некогда авторов и виртуозов. Шуберскому было мало отданных любимому занятию двадцати лет. Он не мог насытиться идеями, жаждал и жаждал новых воплощений, впечатлений от редких выступлений, но просто безмерно кайфовал непосредственно при создании очередной композиции. Не хотел Марк останавливаться и, как бы не тешил себя, что пишет ради себя, все равно мечтал повторить триумф далекого первого альбома, вернуться хоть к толике признания. Он знал, каково это, и не собирался сдаваться.
   Вырвавшись из четырех стен на своем фургончике - единственном нажитом имуществе, Шуберский ощутил новую волну притока вдохновения. Марк горел, горел изнутри, предчувствуя зарождение отличных текстов и музыки. И он, конечно, определился, где именно ему следует поскорее оказаться.
   Марк возвращался на Алтай. В юные годы именно там он создал Тот Самый альбом, выведший Шуберского и его группу на небывалый взлет. Обзаведшийся собственным домом на колесах, слегка располневший, с проседью в волосах, но все такой же мальчишка с ясными синими глазами, спешил туда в надежде обрести себя заново.
   И вот, после двух дней почти беспрерывной дороги фургон вывез Марка к долгожданным горам. Всю усталость сняло долой, как только он увидел непередаваемую красоту, изящество и молчаливое великолепие гор и неба - чистого, как ангельская благодать. Шуберский пристроил фургон, заглушил мотор и вышел наружу.
   В лицо ударил холодный, но приятный, целительный горный воздух. Марк вдохнул полной грудью, зажмурив глаза, хорошенько потянулся, чтобы размять мышцы. Он улыбался: солнышко, покой - лепота...
   Шуберский ненадолго поддался эмоциям и, словно молодой барашек, побегал по траве, местами с мелкими льдинками. Лишь после, вдоволь насладившись тем, что все же сделал это (крича во всю глотку победное "Да!"), совершил паломничество на Алтай, которое долго откладывалось, Марк взял из фургона блокнот и гитару. Он устроился в одиночестве на прекрасной поляне, окруженной со всех сторон горным ансамблем, будто отхватив для себя маленький закрытый кусочек рая. Звуки музыки и рифмы строчек к ним сами посыпались на Шуберского, как из рога изобилия. Оставалось успевать записывать и наигрывать себе на гитаре.
   Розовощекий, взбудораженный и довольный, словно кот, объевшийся сметаной, только после заката, когда стало невозможным разглядеть хоть букву или струну, Марк ввалился в фургон. Переполнявшие эмоции радости и эйфории от происходящего никак не давали Шуберскому устать и лечь спать, даже осознать, насколько же он успел замерзнуть. Скорее на автомате Марк заварил крепкого чая на своей маленькой мини-кухоньке, совмещенной с гостевой. Опустился на мягкий диванчик, с удовольствием смакуя ароматный, под стать этому чудесному месту, напиток с чабрецом.
   Шуберский расстегнул ворот куртки, мысленно напевая минуту назад написанную балладу, почти унесся в личную нирвану, как вдруг наткнулся глазами на стоящего прямо перед ним, у входа, мужчину. Марк несколько раз моргнул: он точно запирал дверь, да и в такой глуши просто не может быть других путников! Не в такой же час!
   - Вы кто? Нужна помощь? - все же собрался Шуберский, отставляя кружку на журнальный столик впереди себя. - Заблудились?
   Теоретически-то, конечно, в эти края мог забрести, кто угодно. Но неужели Марк так замечтался, что не услышал чужой машины? Гость настораживал, даже очень. Потому что продолжал невозмутимо молчать, выматывая и досаждая своим необъяснимым присутствием.
   - Спрашиваю еще раз: что нужно? - насупился Шуберский, решив, что вежливый тон необязателен.
   Мужчина был странен не только сам по себе, но и одеждой не по погоде: просторная рубашка, бежевые джинсы, туфли - все по-летнему, невзирая на раннюю осень. Здесь, в Алтайских горах, особенно не жарко.
   - Ты, - ответил гость, склонив голову набок.
   Только сейчас Шуберский пригляделся к лицу незнакомца. Марку показались знакомыми эти глаза. Он перебрал в памяти недавние встречи: с фанатом, журналистами, старыми приятелями и знакомыми... Нет, не то. Марк встречал гостя, однако не наяву. Точно! Это было лицо из снов. Незадолго до поездки Шуберский видел два сна с этим человеком.
   Первый был около недели назад.
   Лицо зрелого мужчины, на вид не больше сорока лет. Ярко-голубые, небесные глаза, цепкий, проникновенный взгляд, несколько возрастных морщинок. Детали одежды недоступны. Только лицо незнакомца крупным планом. Его внимательный, изучающий взгляд. Испытывающее молчание. На тебя словно ведется безмолвная охота, идет процесс подготовки и изучения жертвы. Неприятно, щекотливо...
   - Так и будешь молчать? Назовешь себя? - спросил Шуберский решительно.
   - Ты интересный человек, Марк, - издевательски протянул визитер его имя. - Хорош в музыке, но лишен личного счастья и успеха. Мне нравится, - довольно ухмыльнулся.
   - Что?
   - Приятно, говорю, будет иметь с тобой дело. У тебя есть вера?
   - Кто ты? О чем ты толкуешь? - нахмурился Марк, не воспринимавший всерьез ни одну из религий, хоть и не отрицавший их.
   - Диалог не выходит, - покачал головой мужчина, словно бы разочаровавшись. - Я приду после.
   Молодой мужчина с оценивающим взглядом исчез. Наутро Шуберский про него даже не вспомнил, однако сразу узнал, когда он появился в его сне вновь, спустя три дня.
   Острый взгляд. Сложенные в ухмылку губы. Скрещенные на груди руки. На сей раз таинственный образ появился в полный рост. Марк рассмотрел его, в меру упитанного мужчину, удивился его джинсам и просторной, обычной рубашке. Они вдвоем стояли в каком-то поле, и ничего другого вокруг. Ни кустика, ни деревца. Голый необъятный простор. Только незнакомец в нелепой для него одежде и изумленный Марк.
   - Ну и кто же ты? - снова первым нарушил тишину Шуберский. Ему не было страшно, напротив, любопытно. Марк также не исключал, что человек нуждается в помощи, потому и привиделся ему.
   - Узнал? Мило, - он был тронут. Но создавалась лишь такая видимость радушия визитера. Нет, незнакомец явно прибыл с какой-то целью... Марк озадачился, сузил глаза. Его непросто было смутить или встревожить.
   - Ну хорошо. Но ты не поверишь, если я скажу, кто я, - сдался мужчина.
   - Попытайся, приятель, - мотнул головой Марк, выгнув одну бровь. - Иначе диалог, как ты верно отметил в прошлый раз, у нас и не выйдет.
   Мужчина хмыкнул. Даже, похоже, сильно удивился непоколебимости и смелости Марка.
   - Я - Люцифер. Дьявол. Сатана. Все я, - с глубоким чувством удовлетворения, наслаждения представился незнакомец.
   - Брешешь, - сразу выдал Шуберский. Ну конечно, даже если ему во сне представляются Сатаной - это бред. Марк контролировал свое сознание, ясность ума, прекрасно справлялся с медитациями. И совершенно не верил в Ад или Рай. Так что какой еще Дьявол? Ха.
   - Мило, - снова выдал он. - Но я правдив, как правило. Я вижу, что ты крепок, силен, совсем и не сломлен. Следовало мне явиться годом раньше, но я что-то просчитался. Ничего, тем интереснее.
   - Не понимаю, о чем ты лепечешь, - помотал головой Марк, хмурясь. Он чувствовал негативную энергию от "Сатаны" и от того переменил свое отношение из недоверчивого к враждебному.
   - Если ты поверишь, что я - Дьявол, то все станет понятно, - рассудил мужчина, склонив голову набок.
   - Ладно, если ты - Сатана, то у тебя какие-то виды на меня, - согласился Шуберский подыграть ему. - Но я благочестивый, миролюбивый человек. Особо в Высшие силы не верю, но если предположить, что ты говоришь правду, то твою сторону я бы точно не выбрал. Тогда что?
   - Ты поразительно спокоен и не боязлив, - признал "Сатана". - Ты скоро поймешь, что я не лукавлю. Мне безразличны твои взгляды и помыслы, ты сдашься. Не сразу, но сдашься. У меня для тебя особый подарок. Уже поздно суетиться, Марк, ты избран для Великой цели.
   - Твои угрозы смешны и пусты. Я не верю пафосным речам.
   - О, даже так? - "Сатана" жалостливо приподнял брови. - Ты во сне, Иван Ильич Марков, но поверь, наша встреча реальна. Я проявлю свою силу, - он плотоядно ухмыльнулся.
   Шуберский не принял сон всерьез. Он решил, что перетрудился.
   До этого момента. Марк мотнул головой: что за мысли? Нет никакого Сатаны. Перед ним лишь заблудший путник... до жути напоминающий человека из снов.
   - Где ваша машина? Вы с кем-то? - спросил Марк, вставая и выглядывая в окошко, за которым, как назло, было слишком темно, чтобы увидеть что-либо. Тогда он сделал несколько шагов вперед.
   - Я здесь один, - произнес отстраненным голосом гость, всматриваясь в Марка так, что Шуберского пробирало до костей.
   - Вам... вам стоит уйти. Уже поздно, я хочу спать, - проговорил Марк. - Если не нужна моя помощь, то...
   Незнакомец резко рванул к нему, грубо и цепко схватил за руку и дотронулся до лба Шуберского. Марк повалился на пол без чувств.
  
  Глава 2
   Шуберский очнулся, зайдясь сухим кашлем. Безумно хотелось пить. Он чувствовал, как туман, окутавший его разум в момент падения, рассеялся без последствий. Невиданная слабость была во всем его теле. Но главное - никаких чужаков не было. Марк облегченно выдохнул, медленно поднимаясь. Привиделось? Возможно.
   За окном уже рассвело, Шуберский переоделся, принял душ и позавтракал скудными запасами свежих овощей и колбасы с хлебом.
   Марк поводил рукой по своей макушке - вроде бы шишек нет. Падение никак на нем не сказалось, к счастью. Значит, после трапезы можно спокойно выбираться творить на природу - солнышко приветливо выглядывало в окошко.
   Обратно надев куртку, Шуберский, обняв гитару, с воодушевлением вышел. И обомлел. Чистое небо над головой, изумительные горы, полянка - все осталось тем же. Но стоило обернуться, как он заметил, что остальное сильно переменилось. Исчезла дорога.
   Происходящее его насторожило, мягко говоря. Марк ущипнул себя за руку: вроде бы чувствует. Выходит, он не спит.
   Шуберский плавно развернулся к своему фургону, озадачено убрал лесенку, служившую ступенями, запрыгнул внутрь и закрыл дверь. Он прошел к водительской кабине, оставив драгоценную гитару на диване. Не закрывая за собой дверцу, уселся за руль и завел мотор. Убраться, просто убраться в другое место! Глубоко вдохнул и выдохнул. Было подозрение, что машина и не сдвинется с места, но фургон плавно тронулся.
   Ехать по бескрайнему полю, по заросшей тропе, было не очень здорово. Фургон сильно качало, дорога абсолютно переменилась, но Марк твердо решил сменить дислокацию.
   Через десять минут, к своему удивлению, Шуберский выехал на проселочную дорогу, а там и на асфальтовую. Он крепко держался за руль и вглядывался в дорогу. Ничего знакомого он в ней не видел. Двигался наугад. По-прежнему не имелось ни единого деревца. Марк вспомнил о своем телефоне, достал его из куртки. Но сигнала связи мобильник не показал. Дело было глухо.
   Все удаляясь и удаляясь по нескончаемой дороге, Марк вдруг увидел впереди... море. Никакой воды в этой части Алтайских гор никак не могло быть! Ни озер, ни тем более морей! Следовало осмотреться, пока окончательно не сошел с ума.
   Шуберский выключил мотор, поставил на ручник и вышел на улицу.
   Море бушевало. В небе не было ни облачка. Не веяло ни привычной сыростью от воды, ни ветерком. НИЧЕГО. Только шум и плеск волн. Марк уставился вдаль. Красиво, хорошо, приятно на душе... вовсе и не тревожно. Вот только... совершенно нереально.
   Испугавшись, Марк предпочел вернуться в фургон и продолжить путь.
   В этой донелья странной ситуации Шуберский старался не паниковать и не давать воли эмоциям и чувствам. Конечно, были догадки, кто играется с ними, но в них абсолютно не верилось. Чушь. Бред. Но происходящее сейчас - не поддавалось объяснению. Тем не менее, надежда на пристанище оставалась.
   Однако внезапно дорога прервалась, и фургон снова выехал в чистое поле. Марк дал по тормозам.
   - Дьявол, - непроизвольно вырвалось у Шуберского.
   - А ты не хотел верить, - зловеще усмехнулся знакомый голос.
   - Люцифер? - откликнулся Марк. Однако он никого не видел.
   - Он самый, - вновь раздалось в голове у Шуберского. - Я изредка буду на связи. Так, на случай, если ты забудешь.
   - Скажи, чего тебе надо, - потребовал Марк. - И оставь свои игры.
   - Нет-нет, не так быстро. Ты не готов.
   - Я не боюсь тебя и не собираюсь сдаваться.
   - Не будь глупцом, Маркуша. Дьяволу не покориться - невозможно, - он зло расхохотался.
   Шуберский и не дрогнул. Он пообещал себе справиться с кошмаром и собственными галлюцинациями.
   Марк перебрался в гостевую и разыскал ноутбук. Попробовал выйти в интернет, но попытка связаться с внешним миром ожидаемо провалилась.
   Однако компьютер сам вдруг открыл Марку окно с информацией о Люцифере.
   "Падший архангел, создавший полчище демонов. Один из самых старших сущностей, появившихся до людей и ангелов. Бог приказал старшему архангелу Михаилу спустить Люцифера вниз в назидание за непослушание Отца. Так был создан Ад".
   Ну что ж, нехило. Не рогатый красный черт с копытцами, как его рисуют, а вполне обычный на вид мужчина. С бездонными глазами. Завлекающим голосом. И планами маньяка на него, Марка.
   Нет, помешательству не быть. Он выберется с поля к вечеру.
  ***
   Шуберский прервался, почувствовав жажду. Открыл холодильник и удивленно обнаружил, что тот полон продуктов. Пространно взяв бутылку воды, Марк озадаченно захлопнул его.
   Попив, Марк прошел в кабину, вставил ключ в зажигание, но мотор не завелся. Взгляд упал и на панель: бензин закончился! Уму непостижимо, как полный бак столь быстро израсходовался?!
   Шуберский тяжко вздохнул. В его голове кое-кто злобно хихикал. Марк опять вздохнул, прикрыв глаза и опустив взгляд. Может, он уже и вовсе умер? Впрочем, жажда и забитый едой холодильник позволяли это отрицать.
   Если машина не давала себя увезти, то можно попробовать уйти и пешком. Марк покинул фургончик.
   Поначалу он просто бродил по полю, копаясь в мыслях, подыскивая варианты, как избавиться от ненормального голоса в голове и игрищ Люцифера. Он не собирался поддаваться своим глюкам, искал разумные объяснения. Но не находил. Меряя землю шагами, Шуберский остановился и довольно громко спросил:
   - Хорошо, чего ты добиваешься?
   Оглушительная тишина. Ни запаха, ни звука, ни колыхания ветра. Облака не двигались, застыв на небе, словно картинка.
   - Черт возьми, скажи же! - не выдержал Марк, пиная траву.
   - Болтаем сами с собой? Это плохо кончится, - голос был язвителен и самодоволен.
   - Почему ты не являешься?
   - Может, потому что мне лень тратить на это свою энергию? - лениво предположил Сатана. Кажется, даже зевнул. - Мне нужно, чтобы ты сказал "да".
   - Какое еще "да"? - изумился Марк.
   - О. Дай свое согласие ненадолго управлять тобой. Твои душа и разум останутся тут, в сохранности. И я, кстати, Люцифер - это мое истинное имя.
   - Как бы бредово это ни звучало... Забудь. Зачем тебе я? Разве у Дьявола, - Марка особо подчеркнул, - есть дела на Земле?
   - Ты видишь мое могущество, - терпеливо, но несколько раздраженно пояснил Сатана. - Оно претерпевает некоторые осложнения и трудности. И, да, у меня есть дела. Крайне важные дела, - его тон повысился. - Тебе ничего не будет стоить, если ты скажешь "да". Я выпущу тебя, и все станет, как прежде.
   - Я не собираюсь помогать невидимым Дьяволам... - пробормотал Шуберский, взгляд его метался.
   - Когда я явлюсь, ты сильно пожалеешь, человечишко, - голос был обиженным.
   Марк попытался еще что-что спросить, но никто не отвечал. Он, что, обидел Сатану? Чем дальше, тем бредовее...
   Шуберский прокружил на местности с час, совсем не устав, но каждый раз его возвращало к фургону. Затея проваливалась в прах. Отчаявшись, Марк вернулся в дом.
   Как оказать сопротивление тому, кто у тебя внутри?..
   Бороться с самим собой? Или со своей тенью? Что если нет никакого Люцифера, и галлюцинации - плод фантазий, следствие усталости мозга? В конце концов, у Марка случалось подобное давно в детстве, когда реальность кружилась перед глазами, музыка, звучавшая в голове, сводила с ума. Именно тогда он навсегда лишился внутреннего покоя, но обрел талант.
   Что за испытание послали ему сейчас? И кто? Неужели сам Сатана?
   Нужно было отдохнуть, и срочно. Шуберский заперся в спальне и крепко заснул на широкой кровати.
  
  Глава 3
   Марк был угрюм. Стоило проснуться, как навязчивое ощущение тревоги возобновилось, безнадежность и страх усилились. Он больше не чувствовал голода и не мог понять, какие по счету шли сутки. Шуберский взял книжку в гостевой и ушел обратно в спальню, чтобы отвлечься. Буквы с книги скакали перед Марком, он не мог сосредоточиться и включил себе ночник. Усиленно стараясь читать, мужчина не сразу уловил, что лампочка в лампе мерцает.
   Очертания его спальни размылись, на улице пошел дождь. Свет быстро-быстро мерцал. Пред Марком появилась его любимая, Натали. Он изумленно выгнул бровь. Она была в белом саване, молча взирала на него умиротворенно, добродушно, беспечно как-то. Было приятно ее видеть, но странно. Марк собирался узнать, как Натали сюда попала, и принести извинения за безобразную истерику, устроенную ей перед отъездом. Но не успел издать и звука, как изо рта Натали внезапно выползла змея, причем сама женщина ничуть не изменилась и не подала признаков паники. Змея обмотала ее шею, Натали упала и забилась в конвульсиях. Хрип агонии любимой встряхнул Марка, заставил его сердце забиться в ускоренном темпе. Шуберский вскрикнул и бросился к ней, но рукой поймал лишь воздух.
   - Твои глюки продолжатся и усилятся, если ты не скажешь "да", Марк. Как ты это находишь, м?
   Шуберский мужественно молчал. Комната стала прежней. Он просто вернулся на кровать и улегся на бок, поджав ноги.
   - Что такое, меня не слышно? - и Дьявол явил себя.
   Снова в обычных джинсах, небрежно застегнутой рубашке. Ясным проницательным взглядом.
   Марк и не шелохнулся. Даже не повернулся. Только выгнул бровь. Нет уж, пусть Дьявол ищет убедительные слова и подбирает аргументы, если ему так неймется.
   - О, прекрасно, мы будем игнорировать меня? - Люцифер усмехнулся. - Знаешь, я нечасто общался с людьми, но в вас есть общее. Вторая стадия знакомства со мной: игнор. Забавно. Будто я куда-то денусь.
   Уле отозвался:
   - И что обычно следует потом?
   - Любопытство, - гаденько ухмыльнулся Люцифер. - Я с тобой довольно мягок, Маркуша, но и ты меня не разочаровываешь.
   - Я умею контролировать любопытство, - он не стал спрашивать про грозу, хотя сперва хотел.
   - Гроза, молнии - я тебя поддразниваю, - сказал Люцифер.
   - Я мертв или жив?
   - Ты лучше озадачься тем, как дать мне согласие, - процедил Сатана.
   - Ты не даешь ответов. Поэтому и я не отвечаю тебе. Забудь.
   - О как. Ладненько.
   Сатана растворился. Марк закрыл глаза.
   - Хорошая попытка. Прекрасная иллюзия могущества и силы. Ты обаятельно глуп, - молвил Сатана в голове у Марка. - Выхода нет.
   Марк никак не отреагировал на резкое вторжение Люцифера.
  ***
   Сутки сменялись сутками. Ровным счетом ничего не менялось. Марк пересматривал фильмы, игрался в карты, раскладывая пасьянсы, к гитаре прикасаться не мог.
   Большую часть времени он... боролся с собой. Все более увеличивающееся время Шуберский просто старался не слушать Сатану и не пугаться его картинок. Они становились все страшнее, изящнее и неожиданнее. Кровавые сцены с участием родственников и друзей Марка, его самого, убийства, насилия, жестокие унижения... Шуберский справлялся, он умел абстрагироваться и убеждать себя, что все происходит не в реальности. Но бороться приходилось все труднее.
   Однако потом день перестал сменяться ночью. Люцифер пел, хлопал в ладоши, кричал и танцевал - в общем, шумел, всеми силами не давая Марку задремать. Шуберский понемногу переставал сохранять рассудок, но именно тогда, когда он пытался отключиться - в который раз, все надеясь на сон - Сатана явился. Сложив руки на груди, Люцифер уставился на Марка.
   - Ты весьма стойкий, признаю. Я пригрозил тебе и твоим близким смертью, мучил тебя самыми пугающими картинами, зная о твоих страхах. Но ничто тебя не берет, почему?
   - Дешевыми трюками меня не возьмешь. Я понимаю, что если ты Сатана, то постараешься присылать мне соответствующие картинки, - Марк говорил так уверенно и твердо, что поражался сам себе.
   - Ладно, хорошо! За твою услугу я дам тебе все, что пожелаешь, - льстиво улыбнулся Люцифер, а глаза так заблестели, что Марк невольно засмотрелся. - Хочешь, славу былую верну? Вспомни, как разошлись твои первые записи, как восхищался народ, штурмами брал стадионы, где ты выступал, - сладкие речи его обжигали разум Шуберского. - Сколько внимания к тебе было, любви и почитания. Все верну и преумножу, - коварно подмигнул он.
   - Не славы я жду, - помотал головой Марк, понурив голову. О том золотом времени вспоминать приходилось тяжко.
   - Признания, - кивнул Люцифер. - Так я его тебе и дам, Маркуша. На годы вперед публикой и спросом обеспечу. Разве не этого ты хочешь? Не того ли ждет твоя Натали? Подумай, ведь она будет счастлива, если ты состоишься. Наталья заслуживает стабильной хорошей жизни.
   Сатана знал, на что давить - это правда. Одно дело - наблюдать за ее смертью, но на задворках сознания все же помнить, что все - глюки, но другое - иметь шанс исправить одним махом проблемы, мучавшие не столько Марка, сколько Натали. Люцифер прав: она несчастная, и все из-за него, жалкого неудачника музыкантишки, который не мог никак родить хит.
   - Чего ты ждешь от меня? - глухо спросил Марк, взмокнув.
   - О, самую малость, - просиял Люцифер. - Всего лишь твое тело. У меня важная недолгая миссия на Земле, нужна твоя плоть. Я быстро, сразу же верну! - клятвенно заверил его Дьявол.
   - А чем не устраивает эта? - в шоке спросил Шуберский.
   - Всего лишь проекция, я не выгляжу так на самом деле, - рассмеялся Люцифер. - Соглашайся, Марк, если тебе дорого время.
   - А что не так со временем? Я мертв? - в страшной догадке зашептал Марк.
   - Будешь, мой дорогой, непременно. Без сна вы, люди, долго не проживете, - льстиво ухмыльнулся Дьявол. - Ты на исходе, Марк, у тебя нет времени на раздумья.
   - Я не стану соглашаться на подобное, - скривился Шуберский. - Ни один благочестивый человек не пойдет на сделку с дьяволом!
   - Вы охотно продаете души и за гораздо меньшую стоимость, - хохотнул Люцифер, играя пальцами.
   - Тогда почему я? - с отчаяньем взвыл Марк.
   - Ты силен духом, - загнул палец на руке Дьявол. - Независим, - второй. - Не признаешь авторитетов, - третий, - и волен поступать по-своему. Наконец, ты верующий. Но трактуешь веру иначе. Сам в себя веришь, в любовь и искусство. Совсем как я, - мерзко заулыбался он, обнажая острые зубы.
   Перед Марком маячил кулак, а в голове все не укладывалось: он протеже Сатаны! Да как же так, почему?! Шуберский не был святым, но и отъявленным грешником себя не считал. Не хуже и не лучше других.
   Но к другим не заявляются Люциферы и не болтают о сходстве.
   - Так что твоя тушка идеальна для меня. Я ведь не прошу о многом. Одно короткое "да".
   Марк, вылупив глаза, усиленно замотал головой.
   - В чем дело, а? - как-то устало спросил Дьявол. - Тебя смущает, что сделку предлагает падший архангел? - он сощурил глаза, будто бы обидевшись.
   - Дьявол, - поправил Шуберский.
   - Как архангел, я вынужден спрашивать твоего разрешения, - насупился Сатана. - А ты не видишь разницы. Демонов я породил - чего скрывать! - запальчиво воскликнул он. - Но братом небесному Михаилу быть не перестал.
   - Методы у тебя отнюдь не ангельские.
   - На то я и Люцифер, догадливый ты мой, - едко выразился Сатана, разведя руками. - Лгать не приучен, но умалчивать - мне по силам. Иначе я был бы образцовым ангелом, как считаешь? - кокетливо спросил он.
   - Я не соглашусь.
   - Формально я не нарушаю правил. Ангелы слишком тупы и скупы, чтобы использовать разнообразные способы убеждения, - надменно проговорил Люцифер, вздернув подбородок. - Но я добью тебя. Ты - всего лишь маленькая живая кукла, но твой заряд на пределе.
   Он оскалился и исчез. Вот теперь Марк по-настоящему сильно испугался. Что, что он сделает? Реально поймает его близких и измучает?.. О нет...
   Шуберский закрыл глаза, а потому не заметил, как лампочка в его лампе мигает... Если бы он мог, то почувствовал бы и дуновение ветра.
  
  Глава 4
   Лампа погасла. Шуберский удивленно распахнул веки: обычно электричество не пропадало. Он неизменно зажигал лампу, потому что свет давал надежду. Надежду, что жив. Что когда-нибудь снова почувствует тепло. Голод. Жажду. Заснет.
   Люцифер в его голове сильно закричал, словно испугавшись. Марк и сам вскрикнул, не выдержав боли. Он был лишен физических ощущений, но психически все воспринимал куда острее и сильнее, будто бы компенсируя отсутствие физиологии. Шуберский зажмурился. Как обухом по голове, перед Марком предстала Натали. В белом саване, вся такая волшебная, мечтательная, возвышенная...
   - Натали, - нежно прошептал Шуберский.
   Марк качнул головой: образ не исчезал. Он пустым взглядом смотрел на любимую, так и тянуло дотронуться, взять ее за руку, сберечь от Сатаны, любых бед и в то же время спрятаться самому. Полупрозрачная, ненастоящая Натали не внушала надежд.
   Но вдруг образ Натали сверкнул. После чего она проявилась и стала куда живее.
   - Я прорвалась к тебе, мой Марко, чтобы помочь. Долго пробыть не могу, поэтому буду говорить быстро.
   - Постой, - попросил Шуберский, с широко открытыми глазами дотронувшись до руки Натали: вроде настоящая... - Ты...ты не Натали, верно?
   - Я предстала в образе того, кем ты хочешь меня видеть, - кивнула девушка. - Тебе важно знать, что Люцифер планирует ужасные, страшные вещи. Войну, разруху, гибель людей...
   - Что со мной? - побледневшими, сухими губами спросил Марк.
   - Сейчас ты на грани между жизнью и смертью. Твое тело словно плывет в невесомости. Не имею понятия, как объяснить точнее. Я не смертная.
   - Ты ангел? - Марк немного поразмышлял и снова вернулся к обсуждению.
   - Можно и так сказать. Марко, ты должен подумать. Выбери значимое событие из твоей жизни, где ты был не прав. Тебе нужно исправить нечто. Не на деле, а мысленно осознать свою ошибку. Других способов вернуть тебя к живым и избавиться от Дьявола - нет.
   - Но я стараюсь не держать незаконченных дел... - обреченно проговорил Марк, уткнувшись в пол и нахмурив лоб.
   Натали-ангел погладила Шуберского по волосам. Он поднял на нее удивленный взгляд. Узнавая черты любимой, видя ее теплую улыбку, Марк и сам заулыбался. Нежно, с любовью - только как с ней. Он вдруг понял, что может ему помочь.
   - Но если я выберу не то - сработает?
   - Нет, ты должен выбрать правильно, - покачала головой ангел.
   - Думаю, я нашел.
   - Уверен?
   - Да. Я хочу извиниться перед любимой. Мы сильно поругались накануне.
   - Тогда извиняйся. Недаром я пришла к тебе в ее облике, - ангел устроилась на кровати.
   Марк смотрел на нее неотрывно. Ласкающий взгляд Натали сейчас был пуст и равнодушен. Ангелы лишены чувств. Но что-то отдаленное все равно было похоже. Или он только хотел, чтобы так казалось. Может, ангел был совершенно внешне другой, не такой, как утонченная Натали. Но надо было решаться на серьезный шаг. Порвать эти оковы Люцифера! Раскаяться - чем не выход? Шуберский вздохнул и настроился, пять минут просидев с закрытыми глазами.
   - Натали, - нежно прошептал Марк, оживляя в голове все приятные воспоминания с ней. - Я был большим эгоистом всю свою жизнь с тобой. Ты же отдавала гораздо больше, чем могла. Сперва свою карьеру променяла на мою, потом свое счастье - на мое благополучие и комфорт. Я глупо раздражался, выходил из себя, вел себя дико и агрессивно. Срывался. Но ты продолжала улыбаться и жалеть меня, готовила мне успокоительные отварчики, собирала на гастроли - стирала, гладила, подшивала, готовила еду - и ехала следом. Чтобы я на них не забывал покушать или не простудился....
   Я был доволен понимающей женщиной, на которой даже не женился... Но сказка однажды закончилась. Ты вдруг устала ждать от меня ответных эмоций благодарности. Я понимаю тебя, Натали. Мне по-прежнему нечем тебе отплатить. Но... я надеюсь, что заслужу твое прощение в будущем. Постараюсь приложить все силы, чтобы исправить.
   Я медленно убивал твое "я".
   Господи, прости меня родная. Если ты пожелаешь, чтобы я ушел - я сделаю это по первому требованию. Если же нет... Мы поженимся, родим детей. И начнем все заново.
   Шуберский закончил свой длинный, эмоциональный монолог. Ангел смотрела на него с интересом. Но потом образ вдруг замерцал.
   - Это не то, Марко, - шепнула Натали и исчезла.
   Шуберский в ужасе смотрел на место, где она только что стояла. Он сглотнул и сморгнул: как, не то?!
   Мерзкий голосок загоготал. Перед глазами Марка замаячило ненавистное лицо. Из уст Шуберского раздалось надрывное "Не-е-т!".
   Марк с силой распахнул двери спальни, оказавшись в гостевой. Остервенело, с особой яростью и неистовством, из последних сил, что почти не осталось от недосыпа, медленно убивающего его, Шуберский принялся колотить все, что попадалось под руку. Картины срывал со стен и полок, швырялся мебелью, громил посуду, принялся рвать книги. Пульс зашкаливал, зрачки бешено вращались, когда взгляд упал на гитару.
   Марк всегда берег ее, не позволял никому дотрагиваться, сдувал пылинки. Но сейчас она была настолько ненавистна, что им одолело непреодолимое желание разорвать каждую струну, сломать на части корпус - разобрать каждую частицу! Еще бы и сжечь, но у него не было ни зажигалки, ни спичек. Шуберский раскрыл входную дверцу, вышвырнул поломанную гитару наружу. Потом взялся выкидывать и книжки с выдранными листками. Даже ветер не подхватывал их - они так и оседали на землю мертвым грузом. Марк схватился и за кресло, но неудачно попытался пропихнуть в проем двери, что оно так и застряло в нем. Плюнув на все это, Шуберский остановился.
   Он оглянулся на устроенный им кавардак. На изломанные любимые фарфоровые кружки и тарелочки, которые выбирала для него Натали. На искорёженные рамы картин и изорванные полотна, подаренные фанатами. На валяющийся блокнот с новыми текстами, половина которых была теперь безвозвратно утеряна. Марк успел в запале даже ободрать кулак (чего не заметил) о кафель у холодильника, судя по характерной вмятине, и оставить внушительный грязный отпечаток ботинка на бежевом диване. Перевернув стул, опрокинутый также в минуты безумия, Шуберский уселся рядом на пол, подтянув к себе колени, и горько-горько заплакал.
  
  ***
   Марк не мог больше гарантировать, что не сдастся. Он знал, естественно, что Люцифер придет за триумфом. Но самого Шуберского уже мало это волновало: у него было сил, чтобы подняться. Напрочь потерялся ориентир в пространстве и времени. Мучали тошнота и головная боль. Физические ощущения то возвращались, то уходили, но Марк не понимал разницы. Он чувствовал, что на исходе, и только мысль о Натали держала его на плаву.
   Ничто больше не имело значения. Сознание не способно было отделить белое от черного, об оттенках забыло и подавно. Быть ли слугой Бога или самого Сатаны - Марку абсолютно безразлично. Кем бы Люцифер не называл себя - демоном или ангелом - Шуберский хотел остановить мучения. Он готов был сказать заветное "да".
   Неизвестно, сколько прошло времени, как Люцифер явился. В элегантном классическом костюме серого цвета. Побритый, подтянутый. Совершенно обновленный, свеженький. Беспечно прошел сквозь кресло, застрявшее в дверях, переступил через хлам и вальяжно устроился на стуле, свысока посматривая на Шуберского. Марка хватило на вялое удивление и вымученную улыбку. За неимением другой компании он был рад уже и Дьяволу.
   - Я чую, сегодня ты согласишься. По такому случаю принарядился, - объяснил лощеный Люцифер, проведя руками по своему костюму. Он широко улыбался Марку, как старому другу. - Ну, как дела?
   - Что будет, когда я соглашусь? - прохрипел Шуберский.
   - Тебе обязательны детали? - зевнул Люцифер, морщась.
   - Иначе я предпочту смерть, - вполне серьезно ответил Марк. Он собирался продаться, так хоть следовало знать, за что.
   - Уф, - он закатил глаза. - Сперва я завладею твоим телом. Ты будешь в сознании, но если пожелаешь - "отключим" тебя ненадолго. Я кое-что сделаю, а потом верну твою душу назад в тельце.
   - Моя душа...она будет в сохранности?
   - Ну как... немножко потрепанная... Но целая! - Люцифер сделал акцент и наставительно поднял указательный палец вверх. - Я пробуду недолго, поэтому твой рассудок останется почти в порядке. Слушай, это более чем выгодная сделка. Не понимаю, почему ты торгуешься.
   У Марка не нашлось сил опровергать Люцифера. То, что он вообще начал с ним диалог... само по себе было прямым путем к проигрышу, так что, возможно, Сатана и прав. Не оттягивал ли Марк неизбежное лишь из природного упрямства, а не из принципов и соображений морали? Так ли на самом деле Шуберский не хотел помогать тому, в кого до сей поры даже не верил? Что, если он просто испугался за душу?
   Что есть душа? И кто есть Люцифер?
   - Ад и Рай - они... существуют? - все же уточнил Марк. Нужно же хотя бы попытаться узнать правду перед тем, как поддаться на волю падшему.
   - Существуют, не сомневайся.
   - А Бог? Он твой отец?
   - Слишком много вопросов о Боге от неверующего человека, - Люцифер закатил глаза. - Я архангел - конечно, Бог - мой отец, - добавил он, задрав подбородок кверху.
   - Так вы общаетесь с Ним? Как это происходит? - Марк и сам не заметил, как увлекся бредовым разговором, но его это невероятно затянуло.
   - Как-как, - поддразнил его Люцифер. - Все-то тебе надо знать, человечишка!
   - Ты - не Дьявол, - вдруг прозрел Марк, пристально всматриваясь в лицо напротив себя. Глаза голубые, но ясные и яркие, как у него самого. Лицо гладкое, без щетины, но... тоже ведь похоже! Люцифер гадко ухмылялся, и в этой ухмылке было зеркальное, только перевернутое отражение самого Марка. - Ты - это я!
   Шуберский подскочил на пятой точке, придя к столь апофеозной мысли. Но, судя по кривой ухмылке Люцифера, он не ошибся. Сразу почувствовалась легкость и прилив новых сил. Дышать вдруг захотелось интенсивно и с наслаждением. Как хорошо было - дышать! Чувствовать запахи, слышать звуки. А голод... Перед взором Марка замелькали его любимые мясные рулетики с рисовым гарниром.
   - Ты не сдался, поздравляю, - хмыкнул тот, кто представлялся Сатаной. - Ты не угадал, но близок к истине. Я - твое порождение, несомненно. Но сделку я предлагал реальную.
   - Ты почти выиграл, - качнул головой Марк, неприязненно морщась: рука засаднила.
   - Я пришел праздновать. Но, признаю, ты меня удивил, - продолжал вещать Люцифер. - Думаю, не пересмотреть ли мне отношение к людям, - он погладил подбородок. - Нет, пожалуй, нет. Ты - редкий экземпляр, Ваня. Занятно с тобой было.
   - Извини, не отвечу тем же.
   - Не сомневаюсь, - хохотнул Сатана. - Прощай, самаритянин.
   Люцифер щелкнул пальцами, и мир вокруг Марка завертелся.
   Шуберский раскрыл веки и изумленно осмотрелся: все вещи стояли на своих местах целыми и невредимыми. Марк обнаружил себя у дивана, хотя отключался отнюдь не там. Тем не менее, он не испугался и не встревожился. Лишь поскорее забрался в карман за мобильником. Неприязненное чувство, было, вернулось, однако Марк быстро успокоился, когда не только увидел, что сеть есть, но и дату - он вернулся в первое утро своего путешествия. Марк с трепетом обернулся и выдохнул, улыбаясь: гитара цела.
   Шуберский осторожно поднялся, дошел до выхода и плавно спустился по ступенькам. Горы на месте! Прохлада - приятная, свежая. Солнце - самое лучшее. Порядок.
   И никаких голосов внутри.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"