Кукин Владимир: другие произведения.

Жертвы пандемии или заговор против метастаз

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Жертвы пандемии или заговор против метастаз
   ( черновик )
  
  Да, я жертва пандемии
  заговора против метастаз
  грез любовной ностальгии -
  боли разрушительный экстаз.
  
   - Привет милый.
   Извини, что так поздно...
   - Ан? Пожалуй рана - три утра. Что случилось?
   - Я не знаю что делать...
   - Где ты? Где друг?
   - Мы в Венеции в гостинице... С другом плохо - он весь день кашлял надрывно, а вечером свалился с температурой.
   - Кашель сухой?
   - Да и одышка.
   - А почему вы в Венеции, вы же летели на Мальту?
   - Друг решил прокатиться по Италии - Рим, Флоренция, Сан-Марино... И из Венеции вылететь на Мальту.
   - Ты слышала о Китайской ненапости, которую уже завезли в Европу?
   - Да, я тебе поэтом и звоню.
   Я предупреждала друга, но он и слушать не хотел. Похоже что-то подхватил. Я боюсь к нему приближаться. Если мы оба сляжем - это беда. Он бредит в полуобморочном состоянии, а я звоню из коридора.
   Вызвать скорую? А если его увезут? Я в полной растерянности...
  Конечно надо ему помочь, но как, что бы не остаться самой в ожидании... Даже не знаю чего...
   - Тебе могут помочь его могущественные друзья из L.
   - А как мне с ними связаться? Я думала об этом и посмотрела его телефон, но от под кодовым замком.
   - Можно через родственников.
   - Я его дочке позвонила... Никто трубку не берет.
   - А телефоном, он, твоим не пользовался?
   - Да. но... Я посмотрю, возможно номер сохранился.
  
   - Ты знаешь, что с тобой случилось?
   - Сознание вдруг потерялось...
   - К чему бы это?
   - Переволновалась. Внимания не обращай. Со мной бывает всякое...
   Я в душ, мне надо освежиться.
   Тонкая субстанция ранимости
   женской сущности протеста
   парадокса обнаженной скрытности
   подчиненности контекста
   чувств переживаний падкой слабости
   на эмоциональность часа
   достижения победной радости
   приближения экстаза...
   Ложе широченное увидев, номера гостиничного, плохо стало девочке. Не держи ее я за руку - контактной травмы с интерьером ей не миновать.
   Три месяца свиданий платонических готовили нас к этой встрече единения интимного... И вот начало.
   Воспринять сознания потерю, как отказ от секса - можно, если ситуация наиграна. Не желает, что ж - поговорим за жизнь в комфортной обстановке с видом на морской залив...
   Отдернул занавеску панорамного окна...
   Морская синева до горизонта -
   живое зеркало небес -
   два вечностью неукротимых фронта -
   всесилия природный срез.
   Запал шутливости, с которым шел сюда, - иссяк, расстроив игровые планы флирта легкого, переходящего в постель. Она легла в нее непроизвольно - в обморочном состоянии с блаженной вопросительной улыбкой: "Что со мной?".
   Минуты три... И широко раскрытые глаза в меня уперлись...
   - Где я?
   Зрачок уменьшился до точки от переливов солнечных лучей и бурая коричнева сменилась темной изумрудной тиной вязкого болота. Возвратилась жизнь - рукой коснулась лба, к которому прикладывал я полотенце мокрое, и силой пальцев, медленно, от переносицы, разгладила на нем морщинки, капельки воды втирая в них.
   - Я освежиться...
   Поднялась и сумку захватив, закрылась в ванной.
   Осенний вечер - красочный закат...
   усиливает гамму пейзажных красок...
   Задумчивостью провожает взгляд
   игры затей мечтательности плясок...
   Через три часа она с подругами уедет в отдаленную провинцию. И ты как прежде будешь ждать, когда сойдутся звезды и увлечение твое, возможно, перейдет в другую стадию общения интимом приземленности желаний...
   А пока, сбрось возбуждение и отправляйся с девочкой на море продолжать -
   Игру сердечную влюбленности
   комплементарной уважительности такта
   речей ласкающей покорности
   чувств страсти с робостью телесного контакта.
   Неужели я поторопился, предложив себя в любовники замужней женщине, муж у которой десять лет в загуле (по ее словам), заразною ее считая, после операции по удалению злокачественной опухоли? Неполноценность им внушенная заставила ее забыть о близости с мужчиной.
   Кукольная внешность в платье красном - вкус гармонии по цвету с "Ягуаром", усмирить который ей ни как не удавалось, постоянно превышая скорость...
   Вечер танцев, дом с колоннами, рассказ про ангела, явившегося для спасения ребенка и роженицы...
   И та же грусть в глазах
   покорной нерешительности...
   С улыбкой на устах
   заносчивой язвительности.
   Вот он стимул овладеть, как мотивация в игре затеянной любовью насладиться, отдав всего себя беспечной безрассудности процесса творческих находок поэтических дерзаний бессознательного.
   Запах моря порождает пафосность. Но в данную минуту ближе чувство сострадания к попытке освежиться перед... А не после? А то, что будет после не зависит от тебя. А это все сомнения - уход от неприятных и навязанных диктатом планов.
   Синдром болезненной незащищенности
   воли иждивенческого блага
   паразитирующей на покорности
   гордости приспущенного флага.
   Шелест душа в ванной прекратился - сигнал к началу действия второго -
   Загадочная свежесть на пороге
   с меню готовым поведения
   пассивности в наглядном монологе
   инициативы подавления.
   Глоток предательского пессимизма
   подсказки хлопотного опыта
   накала угрызений остракизма
   чувств настигающего топота.
   Открой вина бутылку - приготовься к столованию.
   Дверь в ванную открылась...
   И я вдохнул прозрачный образ
   нежной шелковой воздушности...
   движений вкрадчивую робость
   в дымке манящей доступности
   с улыбкой сладкого сюрприза
   игрового подношения
   любовной прихоти каприза
   силой чувства наваждения...
   На руки я подхватил соблазн парящей свежести необычайно легкой, как и шелк прозрачный радужных цветов, укутавших миниатюрность хрупкую и бережно отнес в постель.
   Понеживаясь силуэт телесный, спрятавшись под шелковой накидкой, стал волнами ей поигрывать, подстраиваясь под призывность моря из открытого окна...
   Манящим зовом к широте простора
   величественных ощущений глубины
   страстей и нежности объятий хора,
   волн шепчущих мечтательные сны...
   Открыв вина бутылку, я наполнил два бокала и поднес к постели их.
   Из под шелка мне навстречу, поощряя вкусовую жажду, устремилась робкая рука, которой я и передал бокал с вином, и со словами: "За любовь", - с ним чокнулся.
   Глоточек сделав из бокала, я стал раздеваться...
  
  
  
   По тому, как на постели шелк ходил волнами - был проявлен интерес к вину, добавившим, к волнами бьющему прибою, фоновое оформление - тончайший аромат...
   Свободы головокружения
   от сладости пригубленной вина -
   дар аппетита искушения
   полета чувств и страстности цена -
   за отдаленные мечтания
   романтики фантазий сердца строк,
   испытального сострадания
   чувств спрятанных в душевный уголок...
   Описал чужие ощущения... Твое-то сердце
   Не гарцует стуком из груди
   дрожью волнового нетерпения.
   Акт рутинный распорядка впереди -
   распри... удовольствия крещение.
   Отсутствие сценария? Экспромт, иль обреченность - секс под пологом... с Татьяной...
   А откуда здесь другая?
   Тончайшая ранимость формы -
   торжества воздушных замков,
   мечтой - фантазии хоромы
   с одиночеством подарков...
   Граница ей проведена, с намеком: "Я согласна на интим...
   Но под осязаемостью шелковой защиты
   волнами обозначенного плена -
   воли верностью невидимой, но доброй свиты...
   Канон - опека чувством суверена.
   Сблизиться не нарушая суверенность
   картины власти визуальных красок -
   осязательной симфонией воспеть телесность
   согрев фантазии страстями плясок,
   плавая в шелку воображения видений,
   встревожить нежный сон очей уюта,
   негу подхватить, как парус шквалом ощущений
   на гребень праздничного чувств салюта...
   Вино допила.
   Я шагнул к постели и принял мне протянутый бокал... и руку оголенную перехватил, не дав ей спрятаться под шелком паранджи.
   Поцеловав ее ладошку, я снискал доверие ее расслабленности и терпения, которым и воспользовался - дарственную руку положив на шелк и медленно, не нарушая формы одеяния, повел ее знакомиться с укрытым телом - шея, грудь, плечо... И каждое прикосновение знакомства поцелуем закреплялось, сквозь обретающего форму женственности шелкового полога.
   Экскурс соблазнительным массажем
   живительного чувствами знакомства
   под воздушным шелковости стражем,
   скрывающего красоты господство,
   власть загадочного наважденья
   со скрытностью трепещущей волнами,
   пробудилась зовом нетерпенья
   с ожеговыми сблизиться страстями...
   Скакуном откликнулось сердечко
   тирадой бешенного стука,
   лаской отыскать любви местечко
   уздечку рвет грез огненных напруга...
   Ладошке, позаимствованной без согласия, я передал свой беспокойный аппарат давления на темперамент, из груди настойчиво пытающийся вырваться. И медленно входя во вкус, она фонендоскопом слушать стала разгулявшегося скакуна, мурашки добавляя на поверхности его скрывавшей. Ими и решил я поделиться, перейдя на ласку ощущений, ладошку спрятав под покровом шелка. Взгляд ее бесстыжий, пальцами искавший, а за чтобы зацепиться, все нарушил планы обороны за воздушной скрытностью, безвинный сохранить нейтралитет.
   Мои мурашки, перекочевав под полог, разбежались кто-куда, разгуливая по всей мягкой форме женственной округлости, к которой прикасался я.
   И руку, самовольную ответом, взяли под контроль и повели прикосновением по тем меридианам возбуждения, мечтавшем о взаимной встречи. И я ринулся на помощь, подключив вторую руку к обольщению знакомства.
   Оборона окончательно сдалась, но сохраняла видимость сокрытости прослойки, добавлявшей к страсти тел
   Зудящее с прохладой щекотание,
   защиты потревоженной крапивы...
   Взъерошенности нервов ликование
   азарта страстности инициативы
   диктаторской игры уединенности
   интима под опекою надзора,
   призыва скрытой иллюзорности
   раскрыться темпераментностью спора,
   отвоевывая право наслаждения,
   быть в гордом одиночестве экстаза,
   питая благодарность вдохновения
   соавторству безумств любви показа...
   Сохранить интригу недоступности, но дать почувствовать соития плоды.
   Руки полноправно, заслужив доверие, разгуливали возбуждая все доступные вершины и ложбинки тела женского, им отвечавшего взаимностью изгибами, почувствовать давая прелесть их.
   Один лишь уголок закрытости, ногами плотно сжатыми, не позволял приблизиться к нему.
   Ан. оголенные ступни - им не хватало шелковистости длинны, чтоб спрятаться под ней, играли пальчиками страстной принадлежностью передавая возбуждение телесного покрова. Туда я и направил распоясавшуюся чувствительность ухватов - проложить дорожку к недоступной зоне.
   Местечко выкроив у ног закрытости формализованной под тело женское, решил проверить прохождение сигнала - чужеродное.
   До трепетных основ интимного начала,
   диктующего пик доверия открытости,
   душевной страсти подпалив искрой запала
   чувств ласковые слезы у рабы спесивости,
   кошмярящей себя придирками боязни,
   обжечься на бесправии надежд бесплодия
   и разочарованием любовной казни
   мечтою обвиняя жизнь, что та пародия.
   Прикосновением доверчивости ласки
   вдохнуть живительность безнравственной иронии,
   игрой страстей сгущающих эмоций краски
   броженьем чувства нескончаемой симфонии...
   Пяточки, ступней доступных, положил на оголенный пах себе, меж ними поместив
   Упрямство стойкости до женского начала
   разменной ценности любви торговли,
   за право осчастливить лонное венчало,
   укрыв его взаимной страстью кровли.
   Сигнал прошел - живительность застенчивостью среагировала на
   Тревожный пик мужского нетерпения,
   страстью штурмовать готового врата разврата
   истока пламенного утешения
   силы узурпаторской любовного диктата...
   Ступней массажем обострив их возбужденное желание уйти в укрытие под шелк - лазейку открывало между ног попытке проскользнуть упрямству целеустремленному наверх к слезливости капризной девочки ей лаской втолковав свое предназначение любовное, желаньем обостренным.
   Без торопешки, с чувством, по бороздке между ног, собою увлекая вверх накидку шелковую, он прокладывал себе дорогу.
   Руки верхних эшелонов власти тела женского, вне общего укрытия, шалили цепкостью прогулки поощрения, увлекшись распознанием знакомых визуальных черт мужской осанки. Мягкая возвышенность груди не оставалась равнодушной
   Волнением вздымая шелковую невесомость,
   объятьями чувств сжавшей растревоженную душу -
   зов темперамента, толкающего непокорность
   свободы страстности устами вырваться наружу...
   Руками я ответил неуемному желанию груди быть в центре ласковой картины и расцветкой чувственной гармонии, пылавшей разноцветием предложенных оков блаженства.
   Сопротивление уединенности красотной сломлено -
   Любовный перст нащупал глубину,
   ее заполнив напряжением диктата,
   признав захвата чувствами вину
   потребностей - рок благодарного пирата.
   Возвратно поступательный мотив мелодии, на нижних подступах задравшегося шелка, проходил без страстностью подхваченной поддержки оголенной женской половины. А вот грудь, с которой я заигрывал, посредством шелковой простынки, выдавала исключительную заинтересованность в нежнейшем обхождении ее.
   Не вижу перепляса глаз.
   Они закрыты взглядом на себя.
   Крова иллюзорности сеанс,
   воспоминаниями чувств любя...
   Нежной обезличенности плен
   бездумной нерадивости бродяг,
   средь фантазий выстроенных стен -
   плоть райских чувств изысканности благ.
   Я хочу ее... Отстать. Прервись.
   Загвоздку извлеки из рая страсти.
   Подразни девчонку - есть же высь,
   где нет для взора ощущений власти,
   лишь неповторимости простор.
   слепящего луча ведений счастья
   жизни с верой - красочный убор
   твоей любви вершина грез распятья...
   Начнем сначала искушения знакомство с посадки безобидной у сведенных ног.
   Грудь под шелком затаилась ожиданием, а ножки приглашением чуть согнуты в коленях -
   Ощущений пустота
   заигрывает оголенностью -
   женской доблести среда
   причинной властью непокорностью
   к боли для родимых мест
   с природной искрою доверия
   лаской поддержать контекст
   покорности обожествления.
   Ты на пороге топчешься, войди же наконец. Нащупай значимую точку перепляса бесконтрольного, где девочка забудет кто она
   В миру блаженном грез раскатов,
   беснующихся личностной свободой,
   корыстолюбия пиратов -
   разбой ретивости голодной...
   Скользнул рукою по бедру под шелковой накидкою... лобочек зацепил и успокоился рукою ощутив животик. Затаенно медленно второй рукой слегка касаюсь внутренней поверхности бедра подкрался к родовой излучине накрыв ее ладошкой. У Ан. глаза закрыты. Губы, рта чуть приоткрытого, легонько улыбаются. Ладошка на лобочке осмелев, отправила посланца на разведку в глубину меж створками губ увлажненных затаившемся желанием...
   Вошел и огляделся - мягкая податливая ткань без мышц сопротивления безропотно стелилась, обволакивая внутреннюю часть смоковницы. Робкое влагалище и без намеков на зацепки нервные.
   Не зацикливайся - есть
   Клиторальная игрушка
   Альтернатива и не менее задиристая...
   Возбуждения макушка,
   ключик чувств оголения - душа открытая...
   Цепанул слегка возвышенности бугорочек затейливости женского лобкового благоустройства. Всколыхнулось тело женское, волну обеспокоенности запустив по шелку, накрывавшего его.
   Контакт со страстью очага налажен. Дальше - возбуждения работа не пенетрационный коитусом.
   Я хочу ее... глазастую самолюбивость - гармоничности букет достоинств внешности богини горделивой, снизошедшей до услуги доброй воли, потакая домогательствам мужчины - стать доступной для него или расстаться.
   Ну не торопись же, неудача навсегда тебя лишит, испытывая наслаждение божественное, визуального контакта. Привяжи его к себе услугою совместного оргазма. Пробудить желаешь у цветка любовь к садовнику, вдохнувшему вторую жизнь в неверие вновь расцвести
   Звучащей красотой былою женской стати
   цветника смешливой непокорности
   жизнь без мысли о любви закате
   завязь обольстительной греховности.
   Собой накрыл я тело женское, покрытое тончайшей шелковой полупрозрачной тканью...
   Нежная зыбучая прохлада
   иллюзорности контактной ширмы
   за которой дерзости награда
   чувство таинства любовной примы...
   Слегка раздвинув ноги Ан. я сел меж ними и накинул их себе на бедра. Наши паховые зоны ласкою соприкасались контактируя разноименными частями возбуждения призывной остротой им свойственных сигналов сопричастности интимной близости - напряг и смазка...
   он дразнил открытость губ -
   бед всесилия порока -
   доверительности клуб
   счастьем чувства диалога...
   Плачь сердечною слезою -
   рай готовности к объятьям
   дум щемящею тоскою
   зова насладиться платьем,
   страсти выдав поцелуй
   нежности манящей плена,
   дай восторг горящих струй
   темпераментностью мена.
   Глаз открытых зеркала -
   стон задерганного нерва
   спеси ненасытного узла
   роя бешенности чрева...
   (райского мечтами чрева).
   Грудь и клитор дополняют возбуждение, отдавшись цепкой резвости захвата рук. Подрагивают ноги напряжением - им не лежится у меня бедрах - в воздухе парят... быстрей приблизиться к разрядке напряжения. Играя ритмом возбуждения, не отрываясь, я смотрю в глаза
   Дразнящие меня игрою светотени
   под пеленой слепящей шелка,
   следящих за спектаклем на эмоций сцене,
   где затаилась чувств помолвка.
   Меня переполняет возбуждение - все тело пыточно зудит напором бегства по нему мурашек от соприкосновения с горячим телом и прохладой шелковой обертки.
   Не фиксируй состояние свое - возбуждение пойдет по нарастающей. Партнерша - вот приоритет игры затеянной тобой...
   Она твой флаг победный
   гордостного счастья плена -
   портрет судьбы конкретный...
   Вдохновения арена...
   Глаза поплыли... Ноги мелкой дрожью затряслись... а руки в простынь впились маникюром... Еще чуть-чуть...
   Пошел - на глубину я залетел, нефритовой оснасткой подхватив партнерши ягодицы и лобковой костью упираясь в клитор ей продолжил колебание его. Дыханием она бежит и учащенно дышит носом задыхаясь, но губами плотно сжатыми, удерживает стон, который прорывается высоких нот скулением просясь наружу. Все, глаза захлопнула сверкнув белками... На локтях приподнялась и ртом хватает воздух, запрокидывая голову назад...
   Образ шелковый оргазма
   под стоны волн летящих в поднебесье...
   Окрыленный крик фантазма
   катарсис тела в ощущений пьесе...
   Я подхватил ее прижав к груди и лег на теплое належенное ею место, и укрылся шелковой накидкой.
   Блики разноцветные заполнили мои глаза. Они играли звездочками искр, резвясь воздушным силуэтом тела мягкого сходившего на мне с ума конвульсией движений.
   Закрыв глаза, я окунулся в счастье наслаждения и подхватил волну сошедших на меня вибраций...
   Вибраций сладострастного уюта
   выброса энергии захвата
   ожога вожделенного приюта
   нежной женственности аромата...
   Слиянием объединилась карма
   красотою верности позыва
   улета доверительного шарма
   счастья упоительного взрыва.
   Девочка, непониманием произошедшего, на тело собственное озирается...
   Я скинул шелковое покрывало с глаз.
   - Случилось что-то Ан.? 23 стр.
   - Через меня как будто ток прошел...
   - И дальше что?
   - Не знаю... Это сложно описать... Дрожь от тысячи иголок вдруг пробежавших сверху вниз по коже, оставляя за собой горячий след открытых нервов на которых наложили шерсть ворсистую, цепляющую их попыткой вытащить наружу...
   - Озноба дерзостная пытка
   нервы сжавшая в угроз кулак -
   любви ужасная попытка
   пламенем души оставить знак.
   - Прекрасная божественная пытка удовольствия... Такого я не испытывала никогда...
   - Не возноси меня на небеса...
   От туда падать очень больно,
   когда партнерша заперев глаза
   в божественности бесконтрольна
   накидкой шелковости - рай небес
   ухоженности благозвучия
   полетом счастья - ощущений срез,
   где долей - красота везуча.
   - Я ничего не поняла, но было колоссально! Я подобного не ожидала... Это я про ощущения.
   Спряталась под шелка полог
   от новизны нежданных ощущений...
   Разбередить боялась холод
   душевности глубинных сбережений...
   - Худобой боялась напугать - сорок два килограмма... Я так весила когда родился Эдгара...
   Бедра узкие, животик впалый, грудь миниатюрная - все очень рационально без излишеств складок и наплывов - соразмерная пропорция сложившегося совершенства и гармонии - красиво.
   - Ты прекрасна
   Как этот шелк воздушный -
   кладезь бурных ощущений
   скрытности надежд распутных
   женских счастья дозволений...
   - Тебе понравилось, я рада...
   Под душик ты меня отпустишь?..
   Два дня назад, во сне, я видел Ан. с собой в постели. Знамение свершилось. Но сколько положил труда, чтоб это щупленькое совершенство после обморока, но отдалось мне.
   Мелькнет по телу холодок
   тропою наваждений
   мечтами сна любви тревог
   судьбы хитросплетений...
   С утра. когда ты позвонил и рассказал свой сон - Ан. промолчала. А на предложение твое снять номер - отказалась наотрез: "Я не поеду".
   В ответ услышала бескомпромиссное: "Прощай".
   И тишину законченного разговора -
   для освоения закрыт навечно рай
   надежд согласия телесного простора,
   объятий шепчущих: "Возьми меня... Познай...".
   Засасывает глаз зеленое болото...
   Щемящей болью надругался над собой.
   Мужицкой прихотью голодной идиота,
   мечту отвергшего инстинкта слепотой.
   Бесстыжесть завороженная чувство взгляда...
   Нет. Дерзостью расчищенная пустота -
   бездарной блажи одиночества награда
   умом тепла инициативы - мерзлота.
   Провал бесчувствия... Остановилось время.
   Бездушный приговор ведений чувству сна...
   Роль сыграна, но память сохранила бремя
   зацепки вольности открытого окна...
   Звонок по телефону: "Я приеду".
   - Встречаемся...
   Горделивая камелия
   цветок открыла для поклона,
   выказать ей изумление...
   Ждет ласки чувств любви корона...
   Угроза возымела действие? Нет.
   Констатация, рассчитанной на продолжение заявки, изменяющей лишь статус отношений. В ее отказе есть причина, о которой ты не знаешь и она диктует Ан. манеру поведения. Возможно у нее есть друг... Ан. независима и скрытна, откликаясь только на вопросы. Но иногда, что называется - находит -
   Откровенный пробуждается поток,
   несущий затаившуюся страсть.
   тактичности невысказанных строк,
   в чем ведении речевая власть.
   Девочка наивна верой - красота залог успеха. А в жизни добивается всего упорством фантастичной работоспособности.
   Мобильник в сумочке у Ан. подал сигнал на разговор... Секунды - Ан. у телефона в полном облачении.
   Я удалился в ванную и принял душ - короткий моцион минут на десять - я в ажуре.
   Ан. у зеркала доводит макияж, а ухо в телефоне... Улыбается... Стрельнула взглядом на меня и обозначила мизинцем крестик на губах.
   Налил вина в бокалы - густое красное испанского разлива... Поставил перед Ан. на зеркало и вышел на балкон.
   До горизонта море шевелением барханит глаз... Полоска пляжа, с выходной неспешностью, ждет когда же мы с ней воссоединимся.
   С той стороны у телефона хриплый баритон вещает по латышски долгою тирадой.
   Терпелива, как неспешность финансиста -
   дать или не дать кредит?
   Оптимист терзает волю пессимиста...
   Интерес позорно спит.
   Про Ан сказать красива -
   Прикоснуться словом к свету,
   костюмируя его...
   Слов не хватит чувств балету
   вскрыть сердечное тепло.
   Мозг полемикою тормозит -
   нужна ль никчемности работа?
   Глупости улыбчивый транзит -
   рюмашка счастья идиота.
   Ты не в счет. Навязанный звонок
   шевелит голодность извилин,
   мысли направляя на порог,
   где глаз издевкою бессилен.
   Там рассветный обновленный зов
   откроет мыслями богатство
   сытости несметных чувств даров
   поддержки благ самоуправства
   в жизни с новизною перемен
   событий радуги пульсаций,
   путешествуя в стране проблем
   страстей любовных провокаций,
   дерзостью смотрящих в никуда
   мечтою споря о разумном...
   "Стоп" - не говори ей никогда.
   Любовь поет о безрассудном...
   Безгранична память у холста,
   украшающего мир картины,
   чтоб воображения уста
   дорог поведали былины.
   Помыслы - привычек западня
   за слабостью следящей круга -
   вредоносная затей струя,
   обман здоровья - сил испуга.
   Сбудутся мечты... Коль повезет?
   Судьба шпыняет, как игрушку?
   Мыслями вновь начался разброд...
   Начни по новой чувств частушку...
   - Как дышится легко...
   - Это друг твой, что звонил по телефону, легкие тебе открыл?
   - Ты. А тот, что позвонил пытается ударить по мозгам. Мы с ним знакомы года три. И если пожелаешь расскажу тебе о нем. Налей вина уж очень вкусное...
   Бокал двумя руками держит и не отрываясь смотрит мне в глаза.
   Но взгляд с печальной поволокой
   задумчивости тайной грусти
   воспоминаний из далека -
   тревожные для сердца мысли...
   - В твоих глазах тревоги грусть
   нежданного прозрения,
   из прошлого пришедших чувств
   дороги сожаления.
   - Мне в нынешнем году исполнилось уж 48.
   Когда сегодня в номер мы вошли, виденье на меня нашло и я вдруг провалилась.
   Мне лет восемь было. Я у базарчика стою и маму дожидаюсь, а мимо медленно повозка едет, а на ней цыган. Меня увидел и остановился, а рукою поманил меня... С опаскою, но я приблизилась к нему. Он подал мне букет цветов, вздохнул и молвил: "Долго будешь счастья дожидаться".
   Временами мне казалось, что я счастлива - ведь дом, семья... Но труда-то сколько в это вложено и требует заботы постоянной. А оно, как оказалось глубоко внутри меня запрятано. Долго - долго счастья этого я дожидалась.
   Счастье - это то, что в руки не возьмешь,
   но согреешь чувством взгляда.
   Не нацепишь, как бравады брошь.
   Не сравнишь ценой наряда.
   Игры телесная смекалка,
   заскок бравады ощущений,
   разгула нервов перепалка
   тропою страстных подношений...
   - Ты так спокойно говоришь об этом, а во мне как будто что-то прорвалось и мир открылся в новом свете... Заново проснулась жизнь... Я никогда ни с кем с такой открытостью не говорила...
   - Не знаю радоваться иль грустить,
   преподнося подобный экзерсис?
   Чувств эгоизм желает воспарить,
   себе присваивая счастья приз.
   - Поэтому так долго счастья я ждала...
   - Разъясни мне - почему ты отказала мне во встрече, когда я рассказал тебе про сон?
   - Боялась! Боялась ты разочаруешься во мне...
   Разочарования страшиться гордость -
   застенчивость неполноценности скупой,
   на приближающийся чувством счастья проблеск?
   Удел предвзятости фантазии больной.
   - С твоей-то гордостью, да разочарование,
   на приближающийся чувством счастья проблеск?
   Ласкающий застенчивости страсть желания,
   гармонии фантазий награждая поиск.
   - Это что-то вне меня. Но главное, что это все таки произошло.
   - Нежность переходит в грусть,
   как день неумолимо завершает ночь
   расставания. И пуст
   мир окружением. Его бы превозмочь.
   для награды чувств ростка,
   для счастья сна взаимопонимания
   грез любовного цветка
   ухоженного счастья потакания...
   - Номер же гостиничный у нас до завтра? Мне надо встретиться с подругами и я смогла бы отложить с тобою расставание до завтра.
   - Твои подруги развлекаются на танцах?
   - А ты бы не хотел со мной потанцевать? Помнишь, года два тому назад, мы там с тобой прекрасно время провели?
   - Я был там год назад 13 сентября. Но к сожалению тебя не встретил на танцульках.
   - На свой день рождения в больницу я попала. Тогда мне очень друг помог. Тот, что звонил сегодня.
   - Пойдем на воздух...
   Мы идем по кромке пляжа...
   Солнца диск на горизонте
   уж коснулся водной глади
   праздник света чувств в комфорте
   тепла в малиновом окладе.
   - Ан. меня интересует друг твой - расскажи. По голосу - он человек в годах. Что связывает вас?
   - В интернете есть портал латвийский - draugi.lv - друзья. Ты слышал о таком?
   - Я не общаюсь в соцсетях.
   - Лет 6-7 назад, я разместила там подборку фотографий из Египта - с дочкой отдыхали летом. На адрес электронной почты мне пришло письмо - желаю познокомиться и приглашение на вечер творческий звезды латвийской - Паудса, в концертном зале Дзинтари. И я поехала, хотя и сильно сомневалась, что встреча состоятся. Но ошиблась. Все прошло прекрасно - удача улыбнулась мне - билеты на концерт, великолепные места и сопровождающий меня в солидном возрасте мужчина...
   Тебя не мучит ревностный синдром
   боли раздражительной печали,
   издевкою пройтись словца хлыстом
   по беспутной гордости морали,
   определенности семейных прав
   вдруг вступивших в полосу порока,
   свободы духа возвышая нрав,
   душу не карая злом упрека.
   - Его ни сколько не смущало, то что ты женщина замужняя?
   - Абсолютно. Он тоже был женат.
   В сороковом году с родителями вместе он был выслан из присоединившейся к союзу Латвии в Сибирь. Там он закончил школу и поступил в московский ВГИГ, на курс операторов. Работал на Мосфильме документалистом. Во время перестройки перебрался в Латвию...
   Национальный партиот
   пробуждения союза перекроя
   с волною западных свобод
   грабежа приватизации разбоя
   волны надежд и нищеты
   демократии разгульных ксенофобий
   господ безнравственной орды
   революции стрелков надгробий.
   - По окончанию концерта он отвез меня домой. Как оказалось он живет недалеко, где-то десять километров. У него свой дом - живет один. Два раза был женат имеет двух детей. Так завязалась наша дружба.
   - Он не предлагал тебе жить вместе?
   Вопрос открытой провокации -
   стука наглого в интимный круг
   забот душевных инкассации
   кругозора чувственных услуг
   сердечной тайны недоступности
   доверительности дерзкий шаг
   игрою прямотой распутности
   с боевитостью взаимных благ.
   - Да. И постоянно это делает. Но я отказываюсь - он же не мужчина.
   - Как не мужчина?
   - Во время первой операции, у меня была клиническая смерть. Мне сказали это через год - думали не выживу. Я об этом знала - меня тащили с того света, а я кружилась по лперационной наблюдая сверху за мучениями персонала...
   О боже, уберег земное чудо
   бесконечных испытаний
   ходьбы по краю - бесовства причуда
   жизни робких подаяний.
   Коснуться теплоты живой картинки,
   красоты испив потребность
   чувственности радужной росинки
   праздника хмельную свежесть.
   - Что меня вернуло в тело - я не понимаю, но такую легкость, что довелось мне испытать тогда, при жизни не было ни разу. Но моментами она приходит вместе с музыкой... Тогда я вижу мир, как будто он прозрачен. Взгляд проходит через твердую материю и видит, что внутри. Мы были с другом не концерте, класическую музыку, обычно, я слушаю с закрытыми глазами, но в один момент открыла и была поражена - зал зрительный наполнен был белесыми прозрачными телами. Друга голова, как на рентгене, а передней части шеи черное пятно. Легкость невесомая, как будто я парю... Это продолжалось несколько минут...
   - Не сразу, но я все же рассказала другу, что видела пятно, как-будто бы болезни у него на шее - щитовидка чем-то у него поражена.
   Мир загадочных видений
   призрачности чувственной безликости
   трансцендентных зацеплений
   образности хрупкой беззащитности.
   - Через пару месяцев в Германии, друга оперировали, удалив щитовидную железу - раковая опухоль. Его предупредили о последствиях подобной операции и он их принял. А там был пункт - об импотенции. Не знаю почему, но он показывал мне этот документ. У меня с ним не было интимных отношений и для меня ничто не изменилось.
   - Мы ходили на концерты и спектакли 1 - 2 раза в месяц. Он приглашал с ним съездить на курорты... Но я не согласилась.
   Мне неудобно спрашивать... Но все таки ответь - ты возражать не будешь если я не разорву с ним отношения и буду продолжать сопровождать его на концерты и в театр.
   - Я не против.
   Дружба чистая - святое чувство
   и не зависит от сердечных дрязг.
   Искренностью доля безрассудства
   призывной произвольности душевных ласк.
   А как бы он прореагировал на весть, что у тебя любовник.
   Сильней насядет на девчонку
   безответною любовью,
   престижностью устроив гонку -
   слез безудержную бойню?
   - Слез? Это самое невинное, что можно ожидать. Он с женой развелся, чтоб на мне жениться.
   - Мы три месяца встречаемся, а ты ни разу не обмолвилась о нем.
   - Боялась ты меня оставишь...
   Боязнь остаться без сопровождения
   в погоне за необозначенной мечтой,
   где нет сценария, лишь опасения
   болезненности прозябания одной.
   - Тебя страшит безвестность одиночества -
   протестность женской сущности мечтаний
   под взглядом быть ласкающего творчества
   игрою в исполнение желаний.
   - Мое одиночество - работа. Ты не представляешь, сколько на меня повесили на фирме. Это - и зарплаты, и кредиты, и отчеты - все бухгалтерская дребедень месячный, квартальный, годовой... Я отдыхаю лишь тогда, когда мне удается вырваться из постоянной круговерти цифр, домашней бесконечной суеты и приведения в порядок сада возле дома...
   Кругом голова идет
   Запереться делом от навязчивости мыслей
   Золушки - судьбы звезда
   за мечтами спрятаться от тягостной корысти...
   - Бескорыстной Золушки судьбина -
   за мечтами спрятаться от подневолья -
   мыслей сказочных игры картина,
   рай желаний ветреного самоволья.
   - Очень может быть.
   Меня сейчас не это занимает.
   Скажи мне почему: из двух моих мужчин ни одному не удалось во мне желание телесного общения для секса пробудить, удовольствие черпая в нем.
   Неуверенность, нытье до плача...
   Ругань с жалобою - не выходит ничего.
   Жизнь вся отступление и сдача
   Духу, враз, на паперть с покаянною свечой.
   Мир сопротивляется страданием.
   Платит сам за то, что не приемлет то что есть
   Негатива мучится избранием
   Или болью выказать страданьем страсти спесь.
   Счастья обустройства точки зренья
   заостренной на решение судьбы проблем
   бред эмоционального давления
   опытом переродиться в сказочный эдем.
   Беспорядок внутреннего мира
   долей надиктовывает обстоятельств месть
   недоброжелательности пира...
   Измени себя - услышишь праведности весть (лесть)
   Жизнь подскажет и не раз возможность
   с гордостью преодолеть в судьбе любой провал,
   духом не упасть - ума победнось
   сформирует испытанием победный шквал.
   Умудренность жизни нас умнее
   не идя на поводу у наших передряг
   в желаниях куда смелее
   в выборе осознанных мечтательности благ.
   Ценен взгляд чувствительный момента,
   жизнь рисующий неповторимостью глотка
   яркости событий комплимента
   им воспоминаний формируется тоска.
   Выпустить на волю власть желаний
   сбросить с разума сопроводительный диктат
   свет без негатива наказаний
   скорби безнадежности эмоциональных трат.
   Страх преодолеть, как иллюзорность,
   как преграду дискомфорта чувственных побед
   беззащитность мнительная вздорность
   скованностью опыта диктующая бред.
   Не впадай в сравнительный анализ
   ты неповторим судьбой, как личностный фантом.
   Пустотела зрительная зависть.
   Вспомни тех, кто в жизни обделен воды глотком.
   Не влезай несчастьем в шкуру жертвы.
   Ты виновник красок праведности торжества
   дух и веры плоть твои эксперты
   им за неудачу предъяви свои права.
   Динамизма круговерть событий -
   жизнь безостановочного бега карусель
   стон потерь, находок и открытий -
   бесконечная за право видеть свет дуэль.
   Жизнь площадка игрового поля.
   Ты судьбой на ней игрок и зритель и судья
   доброты улыбкою контроля
   обеспечь себе задором радость от житья.
   Оптимизма стойкостные корни
   веры благонравия любви твои глаза
   искренни желания мажорны
   изумлением чувств верить в чудеса.
   Мы из Израиля летим, Ан. рядом.
   - Почему ты вспомнил наше первое интимное свидание?..
   При всей твоей натасканности на любви, ты снова оказался в омуте неподконтрольного соблазна. Три года это существо ласкает взор твой и тревожит душу своевольными заскоками.
   Открытый взгляд каре-зеленых глаз бессовестно смотрящих наглою призывностью - смотри и наслаждайся мной. При том, что эта наглость чисто детская не осознающая ответственности за вторжение своею кукольной наглядностью в мир потаенных детских снов желанием потрогать все, что глаз коснулся.
   Но это откровение мужчин. У женщин бодрая активность конкурентки вызывает отторжение инстинкта настороженности, при том что Ан. нисколько это не заботит.
   Холодная улыбчивая беззаботность
   равнодушия прострации
   пассивной красоты бесчувственной аморфность
   без позывов к адоптации,
   царящего теплом воздействия к ней чувству
   вдохновения покорности -
   безвольно поклонением мечтой к искусству -
   счастья крик к душевной вздорности.
   Глаза у Ан. живут отдельной от хозяйки жизнью. Они все время в диалоге с миром окружающим, ему высказывая все те чувства, порождаемые отражением его.
   Зеркало души картинкой бесконтрольно,
   изображая сгусток пламенных речей,
   искренностью чувств звучащих самовольно,
   обезоруживая обаянием лучей.
   Ты для ан любовник - официально замужем она. Ваша жизнь эпизодические встречи и поездки раз в полгода за границу на курорты - Испания, Италия, Марокко, Мальта, Крит и вот - Израиль...
   Эпизоды встреч наложенные на ландшафт природный,
   Где стройность хрупкая с улыбкой
   собою украшает фотки
   фотогеничной ласки пыткой
   душещипательной красотки.
   Как обманчив вид доступности, цепляющей мужской голодный похотливый глаз широким покровительством наивному и кроткому ребенку невинно хлопающему глазками и терпеливо ждущего внимания содействия чудес опеки.
   Характерная кошечка сибирская по гороскопу - Дева - прагматичный и циничный головой бухгалтер, который может ночью позвонить, чтобы не быть одной и незадачливо спросить, - "Где взять мне евро пятьдесят - баланс не сходится. И не вздумай обижаться. Пафосом родительского слова подбодри, - "Ты умница. И все тебе удастся. Отдохни чуть-чуть и свежий разум сам найдет что нужно. А хочешь я переведу тебе на счет недостающую в балансе сумму?". Все. Ты расписался в дикости некомпетентной и можешь дальше спать спокойно. Ты ей не нужен и она забыла о тебе. Не навсегда и дружелюбно вспомнит, когда ты днем перезвонив узнаешь, что она забыла про ночной звонок. А судьба недостающих евро - волнует лишь тебя. Но ты получишь все таки опровержение с улыбкой сказанному выше, когда тревожный вдруг звонок тебя попросит вкрадчивою отдаленностью на счет его перевести недостающую к оплате сумму. И как я буду добротою рад - я чем-то в отдалении полезен.
   Гороскоп - помощник мой не навредить соприкасаясь правом саркастическим с самодовольной Девой. Анализ и аргументация - ее конек, просчитывающий выгоду, которую она получит - профессионал привыкший до копейки все считать. Благотворительность - ей это не знакомо.
   Детство трудное вдали от городского быта воспитало в Ан. рачительность и трудолюбие до фанатизма, свойственную сельским жителям. Но сельский быт ни как не отразился на культурном уровне развития. Семья зажиточная в буржуазной Латвии, имела, в общем-то, приличную библиотеку, которую Ан. в раннем детстве по ночам читала, что в дальнейшем и переросло в привязанность работать ночью. "Мне жалко время убивать на сон". Вот и сейчас во время перелета обитает в книжном царстве, читая "Замок" Кафки на латышском языке.
   А передо мной в планшете гороскоп на Дев, с которым я веду беседу, вспоминая Ан. Это ты про сексуальность Дев прочел... И рациональность, трудолюбие... Анализ и Аргументация... Все точно - к сексу рациональнейший подход, с аргументацией оргазма ожидания.
   Нет выбросов спонтанных безрассудства...
   В глазах искрящегося сумасшествием...
   Парадом оголтелого распутства,
   нагрянувшего деспотизмом бедствия.
   Сдержанность опрятная под страстью взгляда
   смущенная от похотности мыслей
   иждивенья пробудившегося ада,
   толкающего вожделений смыслом,
   покориться чувств волнительному зову,
   греховности подвергнувшись желаний
   счастья дара - райских ощущений крову -
   трон красотою тела обещаний.
   Секс - телесность трущаяся о телесность, выражая внутренний позыв прикосновением почувствовать себя властителем
   Тончайшей ткани удовольствием,
   играющего безрассудной сказкой красоты
   чувств похотного самоволия
   царящей воли радости интимной слепоты.
   Да, думая от Ан. я остаюсь слепцом, влюбленным в это маленькое богом сотворенное создание. Не утратившее детских чар нимфетки из набоковской "Лолиты". Та же агрессивная самонадеянность развратной уличной девчонки с кротостью и шелковистостью пай девочки, ласкающей глазами и руками ей преподнесенные подарки. Секс - как вожделенное желанье счастья был тоже для ее подарком. И стоило намеком лишь упомянуть желание мое интимом пообщаться, как у Ан.
   Глаза рядились поволокой
   романтизма сказочного сна,
   спешащего к мечте подмогой -
   возбуждения идет волна...
   Любовью нескончаемая боль
   похотливого чудовища
   благ искусителя несчастей роль
   пафосом - маньяка мстителя
   трагедии финального броска -
   знак бредовости бессилия
   фатальной мести злобная тоска,
   ностальгии рок насилия
   бесовства счастья траурности слез
   страсти лаской параноика,
   судьбою угодившей под откос
   счастья уз греха любовника.
   Любовью неразбуженной души
   детской воли искушения
   разврат опустошающей игры
   личностного отторжения
   девичьей неги подростковых прав
   на свободный мир фантазий
   сердечных романтических забав
   чувств восторга в разнообразии
   эмоций дерзких пестрой новизны
   ласкающего бескорыстия
   заботы нравственной любви стены
   хлопотного здравомыслия -
   искринки девственной смешинки грез
   чувственного удивления
   мечтой резвящийся судьбы вопрос -
   жизнь дай радость обновления.
   Тоска ума постельной суеты
   гонки удовлетворения
   бессмысленного поиска беды
   смерти чувства воцарения.
   Ни разу я не получил отказа и намека: есть причина не касаться тела моего - полная, хоть и пассивная, открытость. Пользуйся, я вся твоя. Миниатюрность детская, но очень гармонично сложенная красота округлостями женских черт мягкости пропорциональной наряжающей упругость мышечной структуры развитой из года в год работаю в саду:
   - Знаешь, как мне тяжело в порядок сад наш приводить. Приехал бы помог, вон ты какой здоровый", - пальчиком водя мне по груди, приговаривала Ан.
   - Приеду обязательно, но лишь тогда, когда нам помешать не сможет твой сосед.
   Задумчивая грусть
   морщинок возле глаз...
   Потерянности путь...
   Костер ненужных фраза.
   - Ты был же у меня и помнишь наш огромный сад...
   - Да - помню... А сад вот не запечатлелся.
   Четыре года уж прошло любовных наших похождений, но визит мой воспринимаются с особой остротою безрассудства, на которое отважились мы оба.
   - Обошлось. Забудь.
   - Под утро гостя охраняя,
   любимая легла под дверь -
   сберечь воспоминанья рая
   без агрессивности потерь.
   - Ну не совсем под дверь. Чуть-чуть боялась, что сосед придет.
   - Ночь сладких грез и сумрачных видений
   чувств полета и грозящей тишины
   непредсказуемости приключений
   взрыва нервов разорительной войны.
   - Когда тебя я приглашала, не думала, что ты приедешь. Но ты непредсказуем, как всегда.
   - Непредсказуемость - угода риска
   взвешенности подстраховки
   с разумным поиском игры изыска
   предсказуемой концовки.
   Помню меня этой ночью мучали кошмары. Окно распахнутое, крик внизу... И тишина, и детский голос: "Мама, а чего ты разлеглась? Ты должна меня вести на бал..." Ан. с позвоночником поломанным... Все тело стонет, я переворачиваюсь... солнце бьет в глаза по веками... Прищурившись, пытаюсь их открыть - Ан. со мною рядом нет. Не слышал, как она ушла.
   Время шесть утра. Расслабился и задремал... И снова детский голос: "Мам, вставай...". Просыпаюсь окончательно. Накинув брюки и рубашку, выхожу из спальни и спускаюсь вниз. В холе на диванчике калачиком свернувшись Ан. - спит. Сажусь тихонько рядом.
   Детское спокойствие лица
   нежностью охвачено дыхания
   сказок мира волшебства
   искреннего сердца милования.
   С завистью смотрел на эту беззаботность я, воспроизводя свою ночную озабоченность судьбою Ан. и захотелось
   Чувствами обнять ее
   нежной красоты счастливый сон,
   охраняющий жилье
   сновидений сладостности стон.
   Я слегка бедра коснулся Ан. и отпрянул от реакции мгновенной пробуждения ее.
   Широко открытые глаза
   со взглядом на чужого
   деспотичности отпор... гроза
   душевности святого.
   Искры мракобесия огня
   готового к поджогу,
   охраняя будущее дня
   событий диалогу.
   Молнии разительный оскал
   слепящего накала
   неповиновения сигнал
   для злобного кинжала,
   острием нацеленного в плоть
   доверия чувств крова
   не восторжествует мрака ночь
   бесправия покрова.
   Остановился кадр. Минуты мы рассматривали лик друг друга с застывшим выражением лица.
   Расслабься - все. Закончился сеанс. Глаза у Ан. сменили цвет и потеплели. И угрозы нет ни внутренней ни внешней.
   - Боялась разбудить тебя. Ты очень беспокойно спал и лишь под утро перестал метаться. Я решила дать тебе поспать... Спустилась вниз и незаметно задремала здесь.
   - Тебе не холодно? Пойдем наверх. Сейчас лишь полседьмого.
   Я взял ее за руку и мы поднялись в спальню. Ан. не раздеваясь прям в халате прилегла в постель. Я лег рядом и укрыл обоих одеялом и почти мгновенно обратился в сон.
   Полтора часа в безвестности пространства
   без осязательного бытия...
   Без соблазнов зрительного панибратства.
   И без желаний статных жития.
   В временном провале слепоты и воли.
   Без радости желаний света дня.
   И без возрастных напутствий красок доли
   В парящей обходительности сна.
   Я также неожиданно проснулся, как и заснул.
   Ан. пребывает в мире снов
   спокойствием расстеленных видений
   фантазий жизни ручейков,
   сливающихся в реку наслаждений
   покоя ласковой страны
   баюкающей сказочным показом
   цветущей яркости весны
   делясь улыбки нежности атласом.
   Охрана верности любви...
   Так спит младенец под лучами счастья
   природы трепетной зори
   заботы материнского всевластья.
   Приготовить кофе ей в постель?
   Увлекся завтраком - яички, каша...
   Я ощущаю угрызения вины
   подкравшейся самодовольством власти
   глаз неги безрассудной глубины
   с отдачей нежности и чуткой страсти...
   - Я помню фотография моя с соседом не понравилась тебе.
   - Обездоленности ад в раю,
   где ты бесправная хозяйка -
   под пятой не видит жизнь свою -
   среди комфорта жлобства пайка.
   Разнузданность мужского деспотизма
   с агрессивностью среды бесправия
   диктата личностного вампиризма -
   благ семейной жизни эпитафия.
   - Я убрала из гостиной эту фотографию. Заметила лишь дочка, обронив: "Давно пора. Но жалко, ты на ней красивая".
   - Исключение завидное.
   - И в чем?
   - Ты не пренебрегла моим советом. Твой ум аналитический в них не нуждается и поступает сообразно собственным мотивам, игнорирую вмешательство из вне.
   - Не всегда.
   - Когда мне хочется с тобой поспорить, я вспоминаю твой рассказ, как ты в пятнадцати градусный мороз раздетая шагала по заснеженному городу, не пожелав почистить знак дорожный - остановка и стоянка запрещена, как требовал инструктор по вождению автомобиля.
   - Знак действительно покрыт был снегом, а инструктор мне сказал остановиться. Сам виноват. Забрала подушку свою подушку - подъем сидения в машине не работал и было очень низким для меня, и пешочком прогулялась к автошколе...
   Неуступчивость железной воли
   под натиском слепого результата
   самовоспитания контроля
   насилия бескровного диктата.
   Процесса нет. Есть цель поставленная и итог победоносный.
   В промежутке жизни нет.
   Есть подневольная работа -
   сну и отдыху запрет,
   день без заката и восхода.
   Зацикленности бухгалтерия
   конкретики итоговой цифири -
   глухой бездушия мистерия
   ума арифметической кадрили.
   Ты коллекцию свою пополнил еще одним живым цветочком несравненной красоты.
   Коллекцию?
   "Бабочка, которую он всю жизнь мечтал поймать. Коллекционирование - это анти жизнь, анти искусство, анти - все на свете..." Откуда выплыла цитата? Джон Фаулз "Коллекционер". "У меня такое чувство, что все каменные своды разбухают, обволакивают и сжимают меня, как окаменелая раковина речной улитки".
   Это ты - когда инстинктами наметил цель достойную себя для творческого наслаждения. "И мысли мои, как дурные рисунки, которые следует сейчас же порвать".
   Нет, ты не Фердинанд Клегг, засадивший в подземелье птичку певчую и наслаждающийся в одиночестве присутствием ее - живой объект для любования. Ты хуже, запирая душу чувством подчинения тебе в зависимости клетку удовольствия, в которой жизнь -
   Распутство в коконе любви
   манящей ностальгической игры угаром
   чувств удовольствия зори
   испитым счастья опьяняющим бокалом.
   Сколько раз прочел ты в "Коллекционере" дневника страницы пленницы Миранды, себя представив Калибаном, горечью испытывая жалость и сочувствие к его
   Могиле одиночества
   зависимости коллекционера -ю.
   бездушной жизни творчества,
   где счастье - мертвой красоты химера.
   Среди конспектов институтских ты случайно обнаружил это - подробнейший разбор романа Джона Фаулза. Семидесятые года минувшего столетия - Алла, Наташа, Эвелина... Подготовка стартовая к жизни и роман "Коллекционер" пришелся очень кстати. Мир на двоих, а как им распорядиться, будучи подвергнут изоляции с заносчивой, высокомерной, взбалмошной персоной чуждой внутренней эмпатии к тебе.
   Я был далек от мысли сравнивать себя с трагическим героем Клегга, начисто лишенным обаяния. Зашоренный прагматик с целью покорить сопротивляющийся женский ум, с которым и хозяйке-то не совладать, а где уж совершенному над ней насилию.
   Миранда, ищущая выход - "...Но в ту первую ночь я все твердила себе: только не сопротивляться...
   15 октября
   Придумала гениальную теорию: я должна помочь ему перестать считать себя мучеником... Я собиралась сказать ему: "Делайте со мной что хотите, только не убивайте. Не убивайте меня, тогда вы снова сможете сделать это... Проще простого заставить его занять круговую оборону... Перехитрить его. Планировать намного вперед...
   16 октября
   Пытаться пытаться пытаться бежать...
   17 октября
   Я так изменилась, что начинаю ненавидеть себя...
   19 октября
   Внизу, в подвале, я сказала, что хочу выяснить наши с ним отношения в том, что касается секса...
   20 октября
   Одиннадцать утра. Я только что пыталась бежать... Мысль о подкопе...
   21 октября
   Все-таки я - свинья. Черная икра - это потрясающе...Бросила в унитаз письмо...
   22 октября
   Сегодня - две недели...
   23 октября
   Вся беда - во мне самой. Веду себя с Калибоном, как настоящая стерва...
   25 октября
   Я должна должна должна бежать... Если смотреть правде в глаза, я просто физически не могу причинить человеку боль...
   26 октября
   Я ему не верю....
   27 октября
   Подкоп около двери - единственное, на что я могу надеяться...
   4 ноября
   Поняла, с подкопом ничего не выйдет. Стала биться в дверь, пыталась взломать ее при помощи гвоздя. Повредила руку. Вот и все. Весь результат. Ободранные руки и обломанные ногти...
   5 ноября
   Ну и скандал я закатила сегодня вечером.
   6 ноября
   Притворилась, что у меня приступ аппендицита.
   7 ноября
   Мученица. Пленница, лишенная возможности расти, развиваться... Ненавижу.
   19 ноября
   Предупредила, что постараюсь его убить. И могла бы. Не задумываясь. Ни на секунду... Заморожу его до смерти.
   20 ноября
   Здесь в подвале мои решения меняются с невероятной быстротой. В некий момент я полна решимости поступить именно так, а не иначе. Через час - поступаю именно иначе, а не так.
   21 ноября
   Чуть не стала убийцей.
   27 ноября
   Насилие, применение силы - это дурно... Нужно перестать шипеть... Я считаю себя человеком нравственным и не стыжусь этого. И не допущу, чтобы Калибан сделал из меня безнравственное существо. Даже если он все это вполне заслужил: и мою ненависть, и ожесточение, и даже удар топором.
   23 ноября
   Я должна сражаться своим оружием. Не его. Не могу пустить в ход эгоизм, жестокость, досаду и неприязнь.
   24 ноября
   Часами лежу и придумываю, как бы сбежать.
   27 ноября
   Может быть, и в самом деле я должна его целовать. И более того. Пойти на близость с ним. Чтобы снять отвратительные чары с Волшебного Принца.
   28 ноября
   Сегодня я приняла страшно важное решение.
   Представила себя в постели с К...".
  Проснулась девочка, а вместе с ней и женщина с ее инстинктами - доверие завоевать, отдавшись нежностью на милость силе несвободой угнетающей ее.
   И это после всех попыток буйственной Миранды сбежать, унизить, оглушить тюремщика и благодетеля ее похитившего, заключив в подвал. Два месяца борьбы с ним ни к чему не привели, ожесточив его доверие снискать - не то чтобы любовь, а человеческие взаимоотношения.
   Она себя приговорила к поражению концепции свободолюбия и независимости не сумев элементарно не сопротивляясь плыть по течению, пускай и с недругом, но все же в лодке изоляции, а не пытаться выбраться раскачивая утлое суденышка влюбленности коллекционера.
   Характер и образование, нехватка опыта и молодость - сыграли злую шутку с Мирандой Грей в борьбе за выживание в условиях комфорта одиночества.
   Не примиримая Миранда.
   Не верь глазам "щенячьим" доброхота
   с самооценкой жалостливо проходимца
   бездарности духовного болота -
   чувств голь не стоит твоего мизинца.
   Не даст вам бог в любви единой цели.
   Фантазией не воспылает мир духовный.
   Чтоб песню счастья души вместе спели
   судьбой не становись прислугою покорной.
   Палитру выбери семейных красок
   и жениха портрет раскрась теплом уюта...
   И без благотворительности масок.
   В его семействе есть ли грязная посуда?
   В партнере чувствуешь родную душу
   в наклонностях любви живого интереса?
   Нет в увлеченьях тяги к равнодушью?
   И не довлеет в нем секретности завеса?
   Будь нетерпима к дерзости обмана,
   карающего недоверием печали.
   Так не построить чувственного храма
   жизнь проживешь в слез мракобесии подвала.
   От слова - грубости боишься взгляда?
   На цыпочках перед избранником гарцуешь?
   Непредсказуемость тебе награда -
   в разлуке, в унижениях себя забудешь.
   Распутной слабости - удел жеманство,
   без мудрой ясности правдивости желаний.
   Твое оружие словесных чувств богатство
   без интуитивных поиском скитаний.
   Терпением не ввязывайся в игры
   молчанием стервозы оголяя нервы.
   Превратной позой наглости задиры
   ты жертвой станешь разорительной химеры.
   Не жертвуй одиночеством за падаль
   бесчувствия сиюминутности корысти.
   Злом искушает компромиссом дьявол.
   Дух обездоленный останется без чести.
  
  Игра - вот когда пришло божественное озарение
   Быть непредсказуемым движеньем к цели
   расставив сети обольстительного шарма
   компромиссов обстоятельной метели
   и не должна быть между нами холода стена.
   Но как бы увлекательна игра не была не суждено тебе переиграть фантазии и страхи женские. Но отвлечь, раскрывшись, показав, что ты готов к любой сценарной заготовке
   Объединенного дыхания
   деликатности мечтаний снов
   чувств влюбчивости наказания
   безрассудства гордости оков.
   Почему десятилетие назад, когда я начинал писать о Тане книгу, мне не попался на глаза конспект на книгу Фаулза, сыгравшую значительную роль в формировании подхода отношений с женщинами. Ведь листочек с качествами негативными, которые Миранда Грей увидела у Клегга, больше года проработкой находились у меня на видном месте над столом и взгляд все время упирался в блок недостатков неприемлемых для...
   Страх
   Власть.
   Презрение.
   Отсутствие сведений о человеке.
   Страх изнасилования.
   Страх темноты.
   Маска мученика.
   Внешность.
   Интонации речи.
   Бесполая внешность.
   Униженный стиль поведения.
   Отсутствие совести.
   Обиженность.
   Туго умность, лишенная жизни.
   Тирания к слабым.
   Ординарность.
   Душевное уродство.
   Слепота духовная.
   Коварство...
   То, что помню.
   Да, я вытравливал их из себя, пытаясь ни душой ни телом не напоминать коллекционера. Колоссальная работа над собой ради...
  И здесь опять Диана возникает с развратным наставлением, как сердце женское заставить биться в унисон с твоим. Коллекционер - лишь продолжение ее урока женскою повелевать душой.
   А спроси себя зачем,
   ты дефлоратором морочил мозги,
   собирая душ горем,
   разлукой получая чувства розги
   горечи пустой мечты,
   попавшей в женской гордости засаду
   самолюбия черты
   нет за которой слабости распаду
   поклонения игре,
   безвольем развращающей греховность
   в себялюбия костре
   сжигая наслажденьем чувства совесть
   глаз застенчивости скорбь
   раскованности пережитой страсти,
   что чуть слышно вскользь мелькнет
   правдивым искушеньем власти
   одинокости ума
   смиренностью судьбе любви потворства
   и где прошлого волна
   бессмысленная трепетность упорства -
   грех познания себя
   взросления беспутной круговерти
   прошлого любви ладья
   разбилась о бездушность жизни тверди
   Злом ты коллекционер
   росточек жизни заперевший в клетку
   самолюбованием проблем,
   принявший страсти чувств за подделку.
   Ты интеллектуально рос, духовно оставаясь трепетным подростком, совращенным дерзостью Дианы. А пробуждаться начала твоя духовность только ощутив лишения
   Дразнящего тела недоступности
   воображаемого смысла
   чувств опустошения распутностью
   в погоне, чтобы страсть обрызла
   к вызову награды за уступчивость
   любви телесного контакта
   платы за бесправия бесчувственность,
   за фальшь взаимности чувств акта.
   Чем стала для тебя любовь? Одним из вариантов техники сближения для удовлетворения той власти аморальности, что поднесла тебе Диана.
   Не дано тебе любить возвышенной любовью
   Без взгляда на интим порочности
   красоты природного соблазна
   грех соблазнения чувств склочности
   власть, к которой воля безотказна.
   Из всех описанных тобою девушек ты в сексе отказал одной и то, лишь по причине несовершеннолетия ее.
   Ты похотью тиранил девичье либидо,
   внушая чувством подчинения обряд
   от произвола вздорной красоты защита,
   бросая холодностью поощрений взгляд
   игры фантазий провокации на равных
   непредсказуем где обязанностей ход
   круговорота побуждений ярких
   соперничеством в предъявлении свобод.
   Ты любишь Ан.?
   Когда ласкает взгляд со стороны
   прелесть женской красоты
   загадочности шарма глубины
   чувств магнетизма немоты
   словами приласкать глаз пиетет
   на совершенство линий чар
   парящих разжигая власти свет
   любовной искры - страсти дар.
   Гармонии природный бриллиант -
   сияющей короны блеск
   душевной сласти антидепрессант
   лучистой благодати всплеск.
   Нет, ты ей любуешься испытывая
   Похотливую заносчивость услады
   обладания волшебной чашей
   наслаждения фантазий серенады
   с недоступностью - снобизма стражи.
   Я читаю Фаулза "Коллекционера" и в нем дневник Миранды Грей и вижу Ан.
   14 октября.
   "...Уже седьмые сутки. Ночь...
   Спокойно
   В глубине души прячется страх...".
   Страх одиночества среди людей
   готовых обесчестить красоту
   за своеволие живых идей
   в телесной страсти находясь бреду.
   Ты среди тех, кого Ан. опасается. Мир недоверия ее покоится в глубинах подсознания, но нет ей дела до того от куда мысли поступают. Им противится она не в силах и обморок ее при виде ложа, где унизят - столкновение действительности с разумением боязни охраняющей ее душевности покой от пагубного на нее влияния. Душевным нежеланием отдаться Ан. чиста как и Миранда Грей пред Клеггом (Калибаном).
   Невинность эгоизма заточенного в тюрьме комфортной обходительности... - не свободы. Коллекция литературы по искусству... Шкаф полный разнообразного белья, одежды, обуви...
   И что ей не хватает?
   Жизнь в тюрьме. Время тянется бесконечно.
   Жизнь в тюрьме боязни, страха. У Миранды Грей это - сытый и заботливый подвал невольности, в котором нужно лишь занять себя. Смириться?
   Ан. - ее болезнь - рак - звучит, как приговор. Семь лет - три операции... Лекарства... Боль и страх вдруг рецидив и метастазы? Не сравнить с подвалом Калибана, где страх непонимания мотивов заточения, рождает сумасбродство мыслей взбалмошной девчонки, самомнением вершащей суд над тем, что не приемлет воспитания снобизм. Страх глаз сумасшедшего насильника, который, который создал для своей принцессы безобидное гнездо комфортной изоляции для...
   Вот это - для - и стало рубиконом смысла разъединяющего чувство и предмет, которому не ведомы чужие страсти, кроме как насильственных деяний против женской сущности ее, не тронутой еще мужчиной. Но сумасшествие не проявляет интереса к сексуальному контакту с ней. Страх порождает власть над слабостью физической воображения дурных рисунков, но которые ни как не разорвать. И выход лишь один - бежать.
   Смотрю на Ан. - она танцует. Не важно где, не важно с кем...
   Грациозный шарм заученных движений -
   восхитительная поступь каблучка -
   выставка игры позерских развлечений
   провокации красотного сочка.
   Перышко воздушное в руках партнера
   чуткое к порывам музыкальных строк
   ритмики затейливой страстей узора
   чувством подхватив движений ветерок.
   Глаз не оторвать насколько гармонична линия природы женской - хрупкость и округлость нежной формы, затейливо украшенной изяществом раскроя платья Babi doll.
   Врожденный стиль познания прекрасного
   загадочная искренностью красота
   для глаза искушения нарядного
   хлыста мужского исповедная мечта.
   Кто сказал:
   Стиль - любовь к наглядной красоте
   воли преднамеренного чувства -
   помыслом призывность к наготе
   красоты создания - искусство...
  Ральф Эмерсон.
   Но почему живая красота у Ан. не впечатляет возбуждение фантазии?
   Красиво, но статично
   без искры наглости усмешки.
   Рисунком чувств - безлично,
   без ослепления поддержки.
   Застывшая улыбка
   без радости игрою слова -
   чувств полога накидка,
   лоск затаенности покрова.
   Свободы страх... оковы?..
   Тиски смущения тревоги?..
   Оголены души покровы
   на неизведанной дороге?
   Взгляд долгий на меня
   Любовь не позы на простынке,
   лаская растревоженный инстинкт -
   мотив заезженной пластинки
   бездарностью обманный к чувству флирт.
   Улыбкою подбадривая, я выдерживаю взгляд...
   Ты не гадальная ромашка
   на поле жизненных мечтаний -
   души красотная поблажка
   и провокация страданий.
   Игрушка для тебя, которую, всерьез, задумал ты раскрепостить морально, красотою, как оружием повелевая. А Миранда Грей - здесь отрицательный, своею неуживчивостью, персонаж.
   Сейчас оглядываясь вижу Ан. переменилась. Но не стала тем к чему готовил я ее. Не получилось не смотря на все мои усилия. Ее подвал - работа, дом, замужество - держали крепче, чем желание от них освободиться. Судьба ее, как и Миранды Грей была предрешена. И только этот обморочный секс, открывший Ан. бесспорный стимул к новой жизни,
   Ее задевший бессознательной мечтой
   о жизни чувственных затей
   потоком счастья страстности любви идей
   в мир умопомрачительных идей -
   в замочной скважине луч света для Миранды... А для тебя серьезная работа - вызволение Ан. из тягостного ею созданного мира ожидания, в котором
   Калибан царит болезни,
   рабского труда и унижения,
   интеллектуальной лени -
   черный демон всех надежд крушения.
   Самому не сделаться бы Калибаном сексуальным, Ан. введя в зависимость твоих любовных предпочтений. Но тот кого Миранда Грей назвала Калибаном своею жизненной позицией представлен большинством практичных, примитивных особей живущих в скорлупе своих желаний. И не будь Миранда ослепленной ненавистью к своему тюремщику, она бы без особого труда добилась полного доверия и поклонения к своей персоне Калибана ненавистного занудливостью услужения.
   Ан. танцует, а ты смотришь безучастно,
   как резвиться в хищных лапах лань
   чувств нарядом отдаваясь танцу страстно -
   покровительству партнерства дань.
   Не ведомо тебе с чего начать, оказывая помощь Ан. Секс лишь предисловие романа развернуться коему необходимо. Любовный треугольник с другом не получится - он не мужчина, претендующий на Ан. Хотя... Как вариант разрыва со средой ее подвала, с переходом на опеку состоятельного ухажера - может стать посылом для ее самостоятельной достатком жизни.
   Не держаться за имущество, совместно нажитое в браке и оформить юридически развод с соседом, и освободить себя от содержания его. Жизнь в 45 для Ан. должна ей предоставить новые возможности для самовыражения.
   Чего? И роль твоя в процессе этом?
   С ней трудно совладать. В ней уживаются, враждуя два менталитета, разделенных национальным признаком живого языка - латышский, русский.
   Латышский - государственный. А русский - иностранный. Политическая составляющая их употребления соотноситься с характером носителей - одним внушая гордость, а другим ущербность, противоположность положению царившему в Латвийской ССР.
   Ан. родилась и выросла в провинции, где преобладали латыши и потребность в русском языке возникла лишь по окончанию учебы - при поступлении на работу.
   Пренебрежительное - русские (krievi), сквозила в Ан., когда она употребляла мой родной язык. Она пыталась интонации проскальзывающие у нее смягчить, в общении со мной, но теряла суть повествования и часто вдруг переходила на латышский, но спохватывалась детскою улыбкой, говоря мне: "Ты же понял".
   Улыбка Ан. - спасительный мираж
   скрытности ухода от боязни,
   попасть под событийный эпатаж
   откровения словесной казни.
   Загадочная маска доброты
   трепетной невинности залога
   задумчивой покорной немоты -
   ангел красоты посланец бога.
   Напудренности ласки пустячок -
   своенравность прячет робость стервы,
   сажающей сердечность на крючок
   чувств добропорядочности девы.
   Ан. в ситуации Миранды -
   Спокойствие распятой обреченности -
   могила пыточного истязания -
   злость гордой, но безропотной покорности,
   чувств шепчущих молитву наказания:
   "Ты покарал меня любимый господи
   за унизительность грехопадения,
   за легкомыслие безбожной пропасти...
   Я каюсь за бездушность развлечения".
   Как трудно мне писать об Ан.
   Ускользающая многоликость
   нежного и хрупкого достоинства -
   гордости надменная пассивность,
   подношений ждущая роскошеств.
   Монолог общения, где Ан. лишь
   Взглядов одухотворенная игра
   безмолвия переживаний...
   Внутреннего напряжения искра
   фантазии мечтой деяний.
   - Ан. когда ты смотришь на меня, мне кажется, что ты испытываешь боль или кончаешь.
   - Близко, но не то. А почему со мной ты не танцуешь?
   - Я должен возбудиться, глядя на тебя.
   - Не вздумай. Не позволю.
   И тишина гляделок,
   ласкающих воспоминаний тело
   любовных рук проделок,
   глаз ностальгии памятью задела.
   Шевелятся волосики меж ног,
   высматривая приближение захвата -
   стресс приближающего чувств ожег,
   ласкающего расслабления диктата.
   - Начисто все выбрито.
   - О, святая рациональность
   шевельнулась бы фантазией утех,
   рассмеши в душе ментальность,
   счастьем напрягаясь на любовный грех.
   Это молчаливое создание, как
   Бриллиант оправленный в кольцо -
   красотой искриться дар избрания
   ну окунись же в света озерцо
   волшебства движений чувства граней
   чиста отточенностью грез вода
   дух божественности очертаний
   заворожит гипнозом навсегда.
   Скрыть в коллекцию чар вдохновенья,
   фантазий окрыляя полотно
   самоликований развлеченья,
   цепляя вдохновения крыло.
   Сюжет не складывается.
   Даже вместе мы поодиночке.
   Каждый мыслями ведет свой монолог
   под защитой взгляда оболочки
   вывесив на чувства скрытности замок.
   - Ан., мы с тобой общаемся на разных языках? Ты говоря со мной, как будто переводишь мысль по смыслу.
   - Когда я познакомилась с тобой - это так и было. Но чтение на языке оригинала русской классики заставило и размышлять на русском языке. Иногда, чтобы понять, я повторяю фразу, сказанную кем-то и уже тогда перевожу на нужный мне язык.
   - Образы рождаются вне языка
   ретивости наглядного общения,
   милостью фантазий натерев бока -
   на призрак смотришь слова наваждения.
   Свобода логики родного языка уходит, уступая место правоте ленивой скованности. Так не должно быть, а иначе - глухота непонимания с бесцельностью поставленной задачи. Со мной ли без меня, Ан. с красотой своей, ни сколько не поблекшей, не отягощаясь возрастными накоплениями -
   Миниатюрная экстравагантность
   наивности девичьего комфорта -
   подтянутости нагловатой статность
   запросов любования эскорта
   глаз откровенной благодати чувства
   повелевать рассудком чар успеха
   смиренной безнадзорности искусства
   в одном лице где драма и потеха
   игривой завороженности знака
   симпатии красотной магнетизма
   подсветки обаяния размаха
   восторгом счастья страстного садизма.
   Дать ей свободу бескорыстной власти
   угоды наслаждения собою
   в безоблачности беспредела счастья
   резвясь природной чести красотою.
   Выкрасть Ан. из одного подвала, усадив в другой? То, что друг пытался с нею сделать, став надменною опекой беспризорной красоты:
   " - Наденешь это платье!
   - Оно мне не идет...
   - Я так хочу.
   - Нет, я не надену".
   Сцена из рассказа Ан. с печальным окончанием кровоподтека и поломанного носа, с криками подвыпившего друга: "Я убью тебя".
   Искупление полу каратным бриллиантом и подарочным купоном на покупку платья дорогого, в Ан. не притупило зародившейся боязни друга. Кончилось почтительности ласковой улыбки. Осталась лишь опека толстосума, с жалостью к никчемному мужчине. Культурная програма с выбором подарков и цветов осталась. Но учтивость холодности Ан. заслонила все желанья друга, сблизиться с ней брака узами. И он был в этом плане непоколебим - с женою разведясь и предлагая Ан. оплату всех расходов по ее разводу.
   Дети, дом, работа, ну и я - убеждали Ан., в стесненной оболочке, ей придуманной опеки не свободы.
   Я дал ей книгу Джона Фаулза - роман "Коллекционер".
   Через день, нарушив сон ночной, я пробудился от звонка по телефону. Ан. - плачь навзрыд.
   - Зачем ты дал мне эту книгу? Нервы потрепать?
   - Ты себя в Миранде не узнала?
   Твоя борьба за излечение от рака - это не попытка избавления от метастаз, в которых ты живешь?
   Притихла.
   - Напишу тебе другое окончание романа Фаулза.
   - Развестись хочу... и выйти замуж за тебя.
   Шок откровенности рыданий
   эмоций бесконтрольного порыва
   чувств накопившихся страданий
   у безнадежности любви обрыва.
   После стольких лет разлуки с Фаулзом, я перечитал роман. Боль, негодование, с бессилием, вновь поразила безысходность приговора для Миранды Грей. Роман, сыгравший для меня значительную роль в формировании свободной личности, неравнодушием к судьбе трагичной героини не мог не отозваться состраданием фантазий по спасению созвучной мне психологически моральным состоянием и творческим порывом личности.
   Скольким Калибанам в жизни, я преподнес, провалом черных замыслов, идущих с ними попятам, полнейшее фиаско покушения на своеволие по отношению меня. Я просто называл из зомби, лишенных разума и сострадания, и говорящих языком диктата силы обедненности морали - бездуховных монстров. С ними лучше не встречаться. Ну, а при встрече тупиковой - их языком общаться с ними, интеллект непримиримости предупреждения им предъявив, как приговор.
   Приговор в шутливой форме -
   лабиринт для понимания,
   разум приводящий к норме,
   безрассудство - в мрак страдания.
   В мрак, для скорби злобной силы
   рока бури безысходности,
   вырытой судьбой могилы -
   гнев страстей греховной совести.
   Схватка интеллекта с злобой
   обесцененной престижности -ю.
   гордости с фальшивой пробой
   безнаказанности милости
   раболепия пред гнидой
   хоровода мракобесия
   гневной силушки забитой
   злом на плахе унижения.
   Заново перечитал роман и написал свою концовку. Физическая и духовная природы красота не должна исчезнуть без следа, своей духовной силой не развившись в радость появления потомства - красочности разноцветия любви. Красота рождающая похотливый блеск в глазах, смотрящих на нее мужчин без возрастных различий положения и близости к объекту возжелания. Как часто замечал его я, обращенного на женщину мной опекаемую
   Взгляд надменного нахальства
   на объект порочной снеди
   неприкрытого бахвалства
   безнаказанности плети
   Над прекрасною рабыней
   сотворенной для услады -
   сердца пафосной богиней,
   приносящей счастья клады.
   Красота в глазах раззявы
   сумрак лести предоплаты
   подвернувшейся халявы
   собирающей чувств взгляды.
   Не спрятать красоту в безвкусице опеки узурпаторской дешевой ревности любви диктаторского ока. Красоты сияние божественного дара - в будущее образный посыл для сохранения мотивов жизни. Ты на пути ее - ценитель, сберегающий ее для проявления себя на генном уровне потомства. Бесполезно ей перечить выбором партнера.
   Как морю диктовать погоду,
   качаясь на ласкающей волне.
   Колодец жизни чтит свободу.
   Угоду сил не черпает из вне.
   Колодец жизни? - Просвещенная вагина из "Тайных видов на гору Фудзи" - удивительный роман Пелевина. Улитка восходящая на Фудзи...
   Улитка - это красоты комфорт
   благоухающей оправы -
   партнерства, иждивенчества чувств плод
   живущий радостью отравы,
   воздействовать на хват богатыря,
   полощущего хуй в вагине...
   Ум бедности фантазий бытия
   на гору лезущий кручине
   поработительных страстей игры
   услуги ласки превосходства
   забвенья искусительной мольбы
   в разврате красоты уродства.
   Крюком любви цепляющей успех,
   сны пьющий из мечты колодца,
   растратой иллюзорности утех
   очей развратности уродца.
   Шок красоты в глазах певца
   смотрящего на поволоку
   воображения причуд лица
   прикосновением к пороку,
   влекущего за счастьем страсти бед
   послушной красоты рабыни,
   униженности слепоты побед
   с усладой горечи полыни
   характера зыбучего чудес
   пьянящих безрассудством неги
   с бедой, как наказание небес -
   цинизм и эгоизм потехи,
   диковинной как бога благодать
   огнем разящего неверных.
   А попросту бездушнейшая блядь
   судьбу вершит отстоя грешных.
   Распятье вдохновения для слез -
   источник крови для поэта -
   певца влюбленного в греховность роз
   творений нравственности света.
  
  Джен Ф А У Л З "Коллекционер"
  
  Он пришел со своею мерзкою затеей снимков.
  Я согласилась, исчерпав все возможности уговорить К. меня отвезти в больницу.
  Лишаюсь сил из-за болезни, а значит и возможности продолжать борьбу. Вижу - это последняя шанс отплатить К. за то насилие и ложь, которой он подверг меня.
  Медленно я стала раздеваться. Он возился с камерой, устанавливая ее на штатив.
  Я сняла юбку и осталась в трусиках и кофточке. Он наклонился, настраивая фокус и смотрел на меня через объектив, закрыв второй глаз. Все, последняя возможность. Я метнулась к нему и, выхватив из лифчика крючок вязальный , всадила его точно по центру его закрытого глазного века. Острие вошло, как в масло без сопротивления.
  К. отпрянул от фотоаппарата и тут же получил тычок во второй свой глаз, зажмуренный от боли.
  Лицо его перекосилось... Он не понял что же с ним произошло?
  Из глаз его стекали два тонких красных ручейка.
  Ослепленный с камерой - я вспоминаю с содроганием это кадр, длившийся несколько секунд. Наконец он осознавал свою беспомощность и понял - это кара, обрушившаяся на него.
  - Ты больше не убьешь ни одной бабочки, - сказала я ему. Не сопротивляйся, останешься жив. А если нет. Я запру тебя в подвале, и ты сгниешь здесь в одиночестве.
  Он ринулся вперед, схватить меня, но натолкнулся на штатив и рухнул вместе с ним на пол, ударившись в него лицом.
  Чтобы он почувствовал свою беспомощность и беззащитность, я ткнула его крючком в шею сзади, но не глубоко, стараясь не повредить ему органы дыхания.
  Успокойся, мало сил, будь хладнокровной, - шептала я себе.
  Он размяк. Содрала с него галстук.
   - Повторяю, будешь сопротивляться тебе живым не выйти из подвала. Руки за спину.
  Он покорно, зная, что его ожидает, сложил руки на спине. Я положила ножку от штатива ему на шею сзади и обеими ногами встала на нее. Галстуком, не сходя с ножки штатива, я связала ему руки. Обшарила его карманы и нашла ключи от двери и от машины. И только после этого освободила его шею.
  - Моли бога, чтобы я вышла отсюда и добралась до помощи, которая спасет меня, а значит и тебя.
  Заперла его и выбралась наружу.
  Все получилась так, как я и замышляла. Сколько часов потратила я на заточку крючка для вязания и отработку удара по глазам и дожидалась удобного момента. Но все откладывала, ждала - он, наконец, придет в себя, одумается. Не писала об этом в дневнике, боясь, что усыпив меня К. найдет дневник и я останусь безоружной.
  Утреннее солнце ослепило. Я сидела на земле, вдыхая дивный аромат прохлады сладкого свежего воздуха. Время - оно перестало для меня существовать - я была свободна, но без сил, свободою своею распорядиться. Надо было, что-то делать - идти, ехать, звать на помощь...
  Но кого?
  Машина - вдруг как током ударило меня. Завести и ехать до ближайшей дороги, где есть движение, и попросить о помощи. Времени терять нельзя - чувствую, как сознание временами покидает мой мозг, и я плаваю в забытьи. Меня знобит. Полуполском я добираюсь до машины... Ну еще несколько усилий...
  Я за рулем, вставляю ключ - газ сцепление - поехали.
  Калитка! Нету сил... остановиться. Я прошибаю изгородь и выруливаю на дорогу. Теперь не торопиться, медленно, держа свое сознание в руках, выехать с проселочной дороги на основную магистраль.
  А вот и указатель - налево Луис. Я выехала на шоссе и, развернув машину поперек, выключила двигатель.
  Сознание - оно ушло... А когда вернулась, увидела склоненные надо мною лица.
  - Я Миранда Грей... Отвезите меня в больницу.
  Палата.
  Я лежу одна и пишу в своем дневнике, который привез полицейский следователь.
  Какое счастье видеть за окошком свет, небо, деревья...
  Я свободна!
  О боже ты дал мне оружие, с помощью которого я достигла результата, о котором молила тебя. Ты услышал мои молитвы и помог мне защититься от тихого маньяка, поместившего меня в подвал в угоду низменности своего пристрастия к застывшей красоте живой природы - бабочки.
  Бог - убеждена, пытался с самого начала пребывания меня в бесчеловечном заточении убить во мне стремление к пацифизму, наблюдая поведение и ложь у К. Гвоздь, топорик и крючок вязальный были посланы мне именно для этого. Либеральничать с таким, как К. не имело смысла. Я поздно спохватилась, витая в иллюзиях человечности и морали. Нет здесь морали - нечеловеческая похоть влечения к покорной красоте.
  Я вела с К. долгую и изнурительную игру, в которой он должен был проиграть, освободив меня. Все мои попытки сломать его интеллектуано - потерпели неудачу из-за его ограниченности в духовном развитии, а то минимальное время, что мы провели вместе не смогло переломить его косность, заложенную в воспитании. И болезнь моя - результат этого бессилия, но не проигрыша в смертельной игре затеянной К.
  Я боролось с собой, видя всю пагубность задуманного мною плана, но я в безвыходном положении.
  Калибан - это жало судьбы.
  Но сдаться - это смерть.
  Как и у Шекспира в "Буре", Калибан не должен был взять вверх над силами добра.
  Угрызения совести
  Мне не нужно убеждать себя в том, что я поступила правильно.
  Доктор мне сказал: Еще бы несколько часов и болезнь ваша приобрела бы необратимый характер. Какие после этого могут быть угрызения? Я настрадалась предостаточно, надежды теша, что в К. проснется сострадание и он меня освободит - все тщетно.
  Жизнь положить в угоду фанатичного коллекционера холодного и бесчувственного? - Нет. Ему пусть сострадают те, кто воспитал его таким бездушным и черствым. Его любовь ко мне абсурдна, как и наслаждение его собиранием коллекции, уничтожая живую природную красоту.
  Защитив себя от К. я поставила точку в цепочке по уничтожению жизни, а это, пожалуй, важнее, чем борьба за ядерное разоружение. Тех, кто сидит на ядерной кнопке, может остановить здравый смысл. А таких коллекционеров, как К. может остановить лишение их возможности любоваться на черное дело, совершаемое ими.
  Да, я была бабочкой в коллекции К., но которая отстояла свое право жить и наслаждаться свободой общества с его правами и обязанностями творить самому собственную жизнь.
  Письмо...
  Я получила два письма - одно от Минни,
  Моя любимая Минни! Она прислала весточку из дома. Я читала и заливалась слезами радости и наслаждения, представляя, как я переступлю порог нашего дома. О боже. Трудно себе представить те переживания, выпавшие на долю моих родителей и сестры. Но, думаю, все позади. Моя маленькая Мини - она повзрослела, здраво рассуждая о моем заточении. Не терпится обнять ее.
  М. - Минни сказала лишь пару слов о ней, но каких: М. больше не мучает недуг, одолевавший ее последние годы. Я очень рада этому. Дай бог, чтобы она и дальше обходилась без этого.
  Сообщила Минни и грустную весть
  Ч.В.
  Как только нам сообщили о том, что ты в больнице, я попыталась связаться с Ч.В., найдя его телефон в адресной книге, чтобы сообщить ему о случившемся, но никто не ответил. Ни к чему не привели поиски его по месту жительства. Дом, где он проживал, выставлен в наем. Знаю из сообщения в газетах, что его несколько раз допрашивали в связи с твоим исчезновением. Пресса не очень лестно отзывалась о его моральном облике, что конечно и вызвало подозрение полиции, его причастности к твоей пропаже.
  Д.Ф. Переболела я неосознанной тягой к нему. Это как романтический полет в его картинах - ели слышный зов. А вот цинизм самобытности линий отгороженности от мира в нем сквозит. Он личность - несомненно. Но личность не способная любить глубиною понимания другой не менее сложной личности. Он коллекционирует собственные эмоции и чувства выражая их в картинах. И его взгляд на красоту - потребительский взгляд художника, которому нужны переживания для творчества. Но пресыщение заставляет его искать новые формы воздействия на свою психику. Странно, но во мне сформировался психологически й синдром деления знакомых мне людей на жертв и коллекционеров. Тонкая грань переживаний психологического противостояния жертвы в борьбе с порождением каннибализма. И если К. создает свою тюрьму с помощью подвала и замков, то Д.Ф. с помощью искусства - власть на более тонком уровне подсознательного подчинения интеллектуальной обособленности дара выражать себя посредством духовности и психологического развития внутреннего мира. Во время заточения, я часто вспоминала Д.Ф, - попытка защититься за сильной личностью. Но к сожалению не помогающая в минуты отчаяния - очень он авторитарен непониманием другой позиции - это его тюрьма, и в этом сходится он с К. Не хочу. Свобода - это святое право на жизнь, где любовь дополняет тебя, а не порабощает. Потребительское отношение мужчин к женщине, как к объекту наслаждения - глубоко обидная концепция подчинения, где женская личность - ничто. Я по-другому взглянула на М. с ее слабостью к алкоголю. Это ее протест, против положения домработницы и няни.
   Д.Ф. такой же одинокий, как и К. Но одиночество его самодостаточно с лихвой накопленным материалом для творчества, не меняющего суть его - жажды коллеционирования душ порабощенных преклонением перед даром обаяния искусства, воплощенного в картинах Д.Ф. Ты это поняла любуясь на рисунок Д.Ф., привезенный К. Художник и его картины - не одно и тоже. Вдохновение входящее в него в минуты просветления диктуют образною стать произведения волною приходящей неоткуда - воплощение божественного дуновения искусства. Рукой художника водит провидедние острального творца нашедшего объект для воплощения своих идей. Д.Ф. избранный, но лишь в минуты вдохновения снисходящего свыше.
   Думаю, а рука рисует образ... О, что это? К. с глазницами пустыми держащий фотоаппарат - работа подсознания. Но стиль письма мне незнакомый - короткие штрихи чуть слышных очертаний образного сходства с темою эскиза - экспрессионизм. Не думала о чем пишу. Я вглядывалась в даль листа, плавало изображение, его лишь надо было проявить. Никогда так не писала - сердце возбуждением стучит. Вот он миг покровительного руководства вдохновения опекой над талантом творчества. Зрение во мне прорезалось - мой стиль отображения эмоций, заставляющий духовность взяться за письмо. Да, я по-другому вижу мир, сменив подвал, на яркость окружающего мира. Изменилось световосприятие предметной составляющей его. Мелкие маски движение в себя вбирающие гамму красок настроения - море. Океан шумящий красочной призывностью отображения надежд духовной творческою силой дара быть художником. Вот оно прозрение и Д.Ф. и К. мне посланы с одной лишь целью - пробудить дух индивидуального подхода к линии судбы. Теперь я понимаю, что не зря в подвале просидела, волю закаляя в жестких испытаниях себя. Болезнь, как нагнетание безвыходности - должна была поставить точку или-или. Ты победила в тяжкой изнурительной борьбе со страхом и насилием. Жестко и бескомпромиссно, но в борьбе за жизнь и свободу иного пути нет.
  К.
  Для чего господь послал ему богатство, сделавшее из него преступника? Он мог деньгами распорядиться по-другому, питая чувство безответное любви. Узость примитивная мышления - поймать и приколоть к своей коллекции природой чуждую ему пархающую бабочку? Нет, цель дара этого была другая и не связана она со мной. Ты в игре Миранды с Калибаном лишь знамение неправильного выбора его. Ему представилась возможность прекратить свою преступную затею распахнув запоры созданного им гнезда для заточения. Он предпочел трагический финал, который он готовил для меня, но оказался сам в подвале бесконечной темноты. Если мне по воле бога было суждено закончить дни свои в подвале - раскаяние К. не наступило и он бы не остановился, схоронив меня. Безнаказанность рождает своеволие - я не стала бы последней жертвой у него.
  Странно, я скучаю по своей тюрьме - по дому старому - произведению искусства. О если бы он мне принадлежал. Подвала стены я увешала картинами, написанными мною. Дому придала бы первозданный вид с уютом и комфортом очага семейного. Второй этаж с расширенными окнами на сад - для мастерской великолепное местечко. Природа дивная и тишина вдали от городского шума суеты.
  Мечты - то чего мне не хватало в заточении. Я выздоравливаю не только физически, но уходит нервное изматывающее ожидание чего-то бессознательного и пугающего, как видения в моих снах с суровым взглядом в никуда. Сбросить все это хочу и погрузиться в светлый мир мечтаний. На машине мчаться, распустив по ветру волосы, вдыхая аромат природы и свободы.
  Почему, столь изощренный ум, придумавший мою систему заточения, потративший ресурсы, время, силы для сооружения запоров, не смог найти наипростейшего решения
  по вовлечению меня в круг жизни, где бы я смогла соприкасаться с ним без совершения насилия. Откуда эта мысль, жизнь сломавшая ему. И вариантов множество, осуществимых доброй волей. Любовь рождает бескорыстие душевного подъема не получая ничего в замен, как вера в бога.
  Я рисую в каком-то трансе восприятия мне незнакомых образов, вдруг возникающих в моем уме и посылающих сигнал руке, короткими штрихами выводящей их на белой глади ждущего изображения листа. Портреты, пейзаж - игривость линий подсознательного мира, дающего взглянуть на бесконечность уплотненную эмоций и переживаний, накопленных обзорным веком глаз моих души и сердца. Бесконечная натура для изображения мелодии сознания, звучащих голосов природы, расслабляющих певучестью живой гармонии, где я порхающая бабочка полетом откликающаяся на зывный шелест звуков, жизнь которых - колебание моих в полете крыльев и карандаша, скользящего замысловатостью узора по бумаге. Музыкальный ряд распева образов. Нет времени текучки и телесной осязаемости - слияние с эмоциональным миром красок вдохновения полета над сменяющейся образностью световой игры. Момент и нескончаемость видений легкой зыби шевеления карандаша порывом творческим ложиться на бумагу. Вдохновения полет по аромату звуковой и красочной симфонии свободы духа. Я переродилась пониманием себя - того, что нужно мне для ощущений полноты комфортной жизни. Находясь в "гостях" у К., я перебирала блага с легкостью доступные его деньгам, и вижу - их не променять на ощущение свободы вдохновения художника - мир сказочных изображений, порождаемых сменяемостью человеческого бытия, эмоциональный мир обогащающий духовной песней новизны к нему подхода. Нескончаемое путешествие путешествие сознания в пучине сладостных эмоциональных вздохов, принуждающих тебя творить искусство выражения себя. Неуловимый миг свободы взгляда восхищенного невиданною красотой творения бога. Миг, где соединяется истоки вечного и жизнью пробужденного открытого для удивления рисунка взгляда. Ангельское восприятие божественного сотворения без эгоизма разделения на порожденье благ. Не отрешенность, а созвучное переживание чувств голосами внутренними изумления картин. Скольжение по радужным волнам сменяющихся образов пространства бытия. Молитва, обращенная к создателю, звучащая во мне рисунками открытости души духовных ценностей сознания. Звук воспитания и мыслей широты образования. Пишу, как и рисую с легкостью дыхания, свободного, во мне записанного чудом жизни. Да, я слышу голос, мне диктующего смысловые строки. Не слова, а звуковой аккард мелодии полета взгляда на волнующую тему. Реальность преломленная лучом расцветки вкуса, выбирающего для себя натуру эхом впечатлений призывающих к себе. Мир под взглядом изменился звуковой волною восприятия. Тончайшие нюансы колебаний воздуха улавливает ухо, формируя образный портрет осязаемого восприятия. Как партитура музыкального произведения, сыграть которую мне предстоит, изобразив ее наглядно колебанием раскраски пятен световых. Вселенная возможностей открылась миру восприятия, способному ее изображать посредством чувственности колебания души. Трагедии метаморфоза в опьяняющей свободе обостренного пережитым сознания. Как будто мне вручили грант божественного вдохновения все знающего о процессах жизни. Величие духа устремленного к полету мысли выражением себя. В этом вижу я свое предназначение. Я есть это. И это во мне.
  Роман духовных впечатлений - образный рисунок бесконечного сеанса бытия. Эти духом я сильна - кисть господня. Все отдельные детали мира воображением сливаются в единую картину красок чувств. Физическое и ментальное в единстве звукового ряда вдохновения симфонии - я есть. И не придаток для любви коллекционера, а творческая личность со своей системой ценностей, в которой первым пунктом значится свобода мысли и передвижения. Я бог своей вселенной. И никто не вправе ограничивать ее пространство. Чувствую энергию входящую в меня, рождая творческий порыв. Сон ужаса, который создал К. закончился и я проснулась и свободна от иллюзий - кто-то мне пожертвует обитель благ душевного комфорта с выразительностью счастья понимания себя.
  Я поборола страх боязни смерти. И это главный опыт вынесенный мною из заточения. Я в жизненном пространстве клетка мироздания, через которую направленность движения законов бытия. И пока я в этом организме жизненно необходима вселенская защита мироздания мой энергетический потенциал, осуществляющий истоки силы выживания системы кровеносности условий бытия.
  Мои мысли - не содеянного оправдание. Но на радикальный метод устранения К. - он напросился сам своей пассивной убежденностью - его любовь превыше остального. Эгоизм болезненного существа униженного социальным положением. Его природный ум замкнулся на себе - образование сыграло в этом знаменательную роль, с которой он смирился, не имея в жизни умного наставника, что углубило одиночество его, толкнувшего на преступление. Сколько в нашем обществе подобных одиночек, готовых ради удовлетворения эгоистических порывов совершить деяние лишенное морали. Вот когда на первый план выходит личностная стойкость той шкалы, что получил ты от общения с родными, близкими тебе людьми. Нигилизм, ожесточенность, недоверие - черты толкнувшие К. на насилие над ценностями чуждыми ему. И все мои попытки разъяснить и показать ему всю пакостность его поступка ни к чему не привели.
  Моя болезнь от части порождение бессилия той убежденности, где я себе твердила: "Я сломаю в К. физическую глухоту моральности приоритетов". Нет их в этом человеке, загубившим сотни порождений жизни - он коллекционер - холодны и расчетливый. Моя болезнь мне подсказала ошибочность расчета духа на моральную победу. Шекспир, хоть он и был в своих произведениях женоненавистник, но силам мракобесия он не отдавал приоритет всевластия ненаказуемого.
  Да, я женщина и красотой я обладаю властью над мужчинами, но не для их порабощения в угодливую потребительскую блажь капризной эгоистки. Быть на равных, дополняя чувствами друг друга - это цель конкретного взаимопонимания полов. Стимул творчества и вдохновения - то, что пробудить у К. никак не удавалось. Тест на совместимость провалил он полностью, а значит и возможность победить меня. Человеческая жалость шевельнулась у меня, увидев вся беспомощность слепого К. Красота, которую он полюбил вдруг улетучилась, став черной безответной пеленой перед глазами, которую он заслужил, поработив ее в подвале. С состраданием борясь, я ткнула в шею К. крючок-иголку, как он невинных бабочек пришпиливал, увидев, как ничтожен он испытывая боль.
  Это придало мне сил успешно завершить побег из царства принудительной любви коллекционера.
  Субъект несостоявшегося счастья - бабочка вдруг упархнувшая из логова сочка.
  Любовь без эротических позывов - и в этом К. обманывал меня, обманываясь сам. Обман - разменная монета подавления стремления к свободе.
  Я не включилась, с самого начала - первой встрече с К., в игру, затеянную им. Ложь без тени юмора о пострадавшей под колесами собаки.
  Ложь - "Я только выполняю приказ, выполняя приказ мистера Синглтона.
  Я его поймала - выражение его лица не совладало с прямотой разоблачения.
  Ложь - "Зачем я здесь? Вы - моя гостья".
  И его признание себе: "В ту ночь я почти не спал: меня просто поразило, как все вышло, что я ей рассказал так много всего в первый же день, и как ей удалось выставить меня дураком. Были минуты - мне хотелось сбежать вниз и отвезти ее назад в Лондон, как она просила. А потом уехать за границу. Но представил ее лицо и косичку, заплетенную неровно и как то криво лежавшую на спине, и как она стоит, как движется по комнате, ее огромные ясные глаза и понял - не смогу ее отпустить".
   Что со мной?
  Перечитала, мной написанное после побега... Стиль изложения мой изменился.
  Я перестала видеть сны. Похоже, то спокойствие больницы, окружающее меня не будит напряженности, взывающей работу подсознательных эмоций, направляемых богом на самосохранение. В жизни наступило равновесие - эмоции перешли в стадию осмысления.
  Я рисую портреты близких мне людей - грустные, веселые, трагичные и счастливые. Я заново учусь воспринимать их мимику - нить, утерянная с миром эмоций - неживая пустота, от которой я постепенно избавляюсь. Человеческие чувства - вот чего мне больше всего не хватало в подвале коллекционера. Я скучаю по ним и боюсь с ними соприкоснуться. Вот для чего мне нужна галерея переживаний в лицах после маски равнодушной Калибана, который не мог понять меня - не было в нем чувств способных воспринимать чужую боль. притупленность цинизма его тетушки, обращенная на жизнь, вызывающую зависть чувства недоразвитого, поденщиной общения с инвалидом. Чувствую могу сорваться в безудержный психоз рыданий от бессилия воспоминаний, накатывающихся на меня. Рисую и свое лицо, пытаясь воссоздать на нем эмоции просвета радости. Не получается. Глаза, как неживые, тусклые смотрящие в безрадостность могильной бесконечности крестов. Не совсем еще здорова, а иначе бы не появлялись эти образы распада личности. Надо контролировать свое лицо, сбросив с него выражение обреченности, а иначе все окружающие меня будут такими же несчастными, как кресты в кладбищенской тиши подвала.
  И еще одно письмо из адвокатской канторы... Оно так и лежит, нераспечатанное с красной сургучной печатью, на тумбочке возле кровати.
  Распечатала его, когда начала ходить, после перенесенного двустороннего воспаления легких.
  Один листочек
  "Миранде Грей.
  От Фредерика Клегга.
  1. Перевожу все мои средства в банке...
  2. А также дом под Хемстоном -
  на Миранду Грей за причиненные мною ей страдания.
  И прошу прощения у нее.
  По поручению клиента Ф. Клегга - адвокат...
  
  Какое вдохновенье неподдельное испытываю я, освободив Миранду от насильственного заточения в миру коллекционера. Этот островок духовности не должен был погибнуть и бесследно унести с собою красоту таланта творческих возможностей.
  
  Женщина в бессилии в объятьях дьявола -
  тлеющий стервозно уголек...
  Местью воспылает гидра многоглавая
  и спалит безумством уголок
   унижения, распятой силой гордости,
   употребив безжалостности власть,
   покарает дьявольщину грязной подлости
   и заставит на колени пасть
  перед вожделением к свободе радости
  огнедышащего страстью чрева
  искушений счастья бесконтрольной праздности
  ослепительного солнцем неба
   красотой, рожденною владеть разумностью,
   соблазняющей безумства мрак
   чувства легкомыслием житейской мудрости,
   обещающей награду благ
  интуитивности природной своенравия
  возбуждением рассудка сил
  жесточайшею тропою выживания
  ненависти вкладывая пыл
   верностью служения ростка душевного
   экстремальным подвигом борьбы
   за свободу блага права суверенного
   быть любимой выбором мечты.
  
   Я на природе в захолустье деревенском Varkali - усадьба родословной Ан. с ее легендами и мифами о кладе, погребенном где-то здесь между полуразвалившимися от воздействия огня, нещадной сумрачности лет и разрушительного воровского глаза.
   Ан. здесь детство провела в гнезде семейном с бабушкой, ее детьми - дядей, тетей и родителями. Когда-то процветавшее хозяйство с приходом принудиловки колхозов - обречено было на прозябание. Чтобы сохранить усадьбу, бабушка пожертвовала скот и лошадей вступив с крестьянской беднотой в колхоз. Ее мужа, все равно забрали и отправили в Сибирь, но не тронули ее с детьми, оставив в неприкосновенности усадьбу.
   В 1939-ом семья намеревалась распрощаться с Латвией спасаясь от социалистической угрозы... Но что-то не сложилось - бабушка об этом неохотно говорила, боялась, внучки - Ан. с двоюродной сестрой сболтнут... и сами пострадают.
   В 41-ом - немцы. Приходилось их кормить. Но бабушка опять подстраховалась и спрятала в подвале дома две еврейские семьи. И когда опять советы возвратились в Латвию, претензий, кроме конфискации излишков продовольствия, не предъявили.
   Дети выросли и дочки вышли замуж. Сын будучи психически неполноценным жил отшельником. У дочерей родились однокодки девочки, забота о которых и легла на плечи бабушки, с которой Ан. все детство провела до школы. Родители работали - отец шофером, мать - на почте.
   В конце 70-тых, неожиданно, произошло несчастье - тетя Ан, сестра родная матери, покинутая мужем, подпалила баню и сгорела вместе с ней. Через месяц - брат ее повесился. Бабушка не выдержала столь трагической потери двух своих детей и скоропостижно распрощалась с жизнью.
   У матери Ан. прибавилось забот - дочь сестры пополнила ее семью, став для Ан. сестрой и самой близкою подругой, и соперницей, сыгравшей положительную роль в самостоятельности Ан., и негативную рассорив друга с Ан., предав ее.
   Наши встречи с Ан. на родине ее в местечке, где произошло ее рождение, учеба в школе и замужество, произошло спустя три года после нашего знакомства.
   Edole - латвийская швейцария - холмистая природа с множеством озер. Область Курземе на карте Латвии - родина исконных латышей, их языка, традиций земледельцев, мореходов. Венспилс - порт не замерзающий в Балтийском море.
   Счастье - мозга суетный обман
   подслащенною морковкой,
  воплотившего фантазий срам
  бесшабашности уловкой.
   Расторможенности чувства всплеск
   разноцветием эмоций
   слепоты ума - сознанья всплеск
   ласк калейдоскопом порций
  нескончаемости перемен
  ощущений безоглядных
  экспрессивности любви поэм
  духа искрой лучезарных
   красотой беснующихся волн
   сил духовности полета -
   песнь симфонии мечты валторн,
   снов волшебная свобода
  жизни, излучающей восторг
  удивления напевом
  воплотившим вольности мазок -
  рай желаний беспределом
   красок искреннего полотна
   затаенности догадкой
   вдруг возникшей из пучины сна
   явью став - морковкой сладкой.
   Где я. Все перемешалось - сон, бред и пандемия вперемешку с грезами воспоминаний. Ан. - хочу ее. Хочу дарить ей ощущения себя и чувствовать ласкающую непокорность тела, ускользающего от развратной страсти рук моих...
  .
   Нет ее.
   Я путешествую... Где край густых лесов, хуторских поместий и отзывчивых людей.
   Вдохнуть родной природы наслажденье
   осеннего цветного аромата
   плодово-ягодного удивления
   искры божественного узурпата...
   Звонок - Ан. на телефоне
   - Меня увозят... Приехала машина, та же, что и друга увезла. Я позвоню... Когда смогу. Меня пугают люди в черном, но надо подчиняться - друг у них. Меня, по-видимому, тоже будут проверять на зараженность вирусом...
   Все поехала.
   Гламурного раскраса антураж -
  клич боевой угроза самки,
  где ты - достойный поцелуя страж,
  преподносящий чувств подарки
   нарядной на уступки госпоже
   чар обольстительного плена
   развратной наслаждением душе,
   поклона жаждущей с колена,
  раскрыв навстречу нежные уста
  надменности холодной взгляда...
  Кто ты, с какого соскочил креста?
  Иль ты из списка форбс награда?
   Я для тебя открыта красотой,
   цветущей бескорыстной розой,
   ухоженностью жертвуя собой,
   сердечной становясь занозой
  для праздной выпендрежом суеты
  бесчувственной срамной потехи,
  бесценностью срывающей цветы,
  греховности даря утехи
   невинной безобидностью судьбе,
   мечтавшей о роскошном принце...
   Но страстью сломленной, почив в беде -
   увяла в похотном гостинце
  безрадостного верой бытия,
  увядшей молодости блеском...
  И впереди лишь горя полынья
  с бездушным совести протестом.
   Не в этом процветания мольбы
   цветочка в девственной природе
   с защитой наслаждения стены
   счастливым выбором к свободе
  духовной расторможенности чувств
  гротескности фантазий стона
  откровения любовных буйств
  подарков страстности поклона...
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"