Куклёв Павел Александрович: другие произведения.

Спагетти-вестерн

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


  
   Камера фиксирует панорамное изображение морского побережья, пришвартованного корабля "Mayflower", небольшое поселение Плимут на берегу реки Чарльз, два десятка домиков, несколько корралей с животными.
   Декорации 1626 года. Штат Массачусетс. Первые поселенцы уже шесть лет осваивают эти земли. Если бы не индейцы, которые научили пилигримов особенностям земледелия и охоты, а также распознаванию съедобных трав, то Плимут вместе с пришельцами из Европы мог погибнуть в первую же зиму. Так появился День Благодарения.
   Камера направлена в лицо губернатора Уильяма Брэдфорда. Он задумчив и немного надменен. Трёт правую бровь. Размышляет. "Неужели это сделали индейцы? Но зачем? Не понимаю. Тогда это, видимо, кто-то из своих? И опять же зачем? Может, потребовать с нас выкуп. Невероятно, мы живём уже шесть лет рука об руку. Община всего сто двадцать человек. Кому понадобилось похищать Мэйфлауерское соглашение?!"
   В комнату тем временем входит его помощник. Он в лихих ковбойских сапогах, которые вечно в глине и земле, потёртой шляпе, с пером за ухом.
  -- Сэр, я допросил всех, кто мог что-нибудь слышать или видеть, в том числе, ваших домашних.
  -- Элен, вечно торчит на своей кухне. Для неё нет ничего интересней ощипанной индейки и морковного пирога. А Дэвид?
  -- Ваш сын тоже ничего не слышал - он играл с друзьями на улице.
  -- Ладно, что остальные? - губернатор ещё яростнее тёр бровь.
  -- Странным мне показалось поведение индейца Чапури. На мои вопросы он как-то несвязно отвечал, ужимался, постоянно краснел. Особенно на мой последний вопрос, который я так просто бросил, из любопытства: а что лично Вам нравится в доме губернатора Брэдфорда?
   Уильям на мгновение перестал тереть бровь.
  -- Давай, больше не будем так обижать Чапури, всё-таки он выбранный представитель индейцев, и тут может выйти политический скандал. Что ещё интересного?
   Помощник снял шляпу, вынул из-за уха перо, почесал им в затылке.
  -- Ещё загадочное исчезновение мистера Блэкстоуна. Он пропал сегодня ночью со всем своим скарбом.
  -- Странное совпадение: похищение "соглашения" и исчезновение Блэкстоуна. Кто он?
  -- Обычный землепашец, скотник. Очень замкнутый и нелюдимый. Я поручил шерифу Бриджесу найти его. Пропала также лодка Блэкстоуна, значит, он переправился на ту сторону реки Чарльз.
  -- Так давай теперь попробуем воспроизвести все обстоятельства вчерашнего похищения "Мэйфлауерского соглашения".
   [Когда 15 сентября 1620 года корабль Mayflower с первыми английскими колонистами покинул Великобританию, а в ноябре причалил к мысу Cape Cod (мыс трески), сто шесть человек справедливо надеялись на свободу от своих европейских религиозных гонителей. Прежде чем спуститься с корабля на землю они подписали Соглашение, которое стало основой будущей конституции - зародышем американского образа жизни, внутренней свободы духа. Всё это привезли религиозные диссиденты и оппозиционеры, бросив вызов консервативной Европе. В нём пилигримы подтверждают верховный суверенитет английского короля Иакова и оставляют за собой право принимать по мере надобности собственные законы].
   В восемь вечера губернатор сделал последнюю запись в дневнике. Глубоко вдохнул, потянулся, потёр правую бровь, закрыл чернильницу, вытер перо. Обвёл усталыми глазами кабинет. "Соглашение" мирно висело на стене. Оно было написано на слегка пожелтевшей бумаге каллиграфическим подчерком с характерными завитушками у буквы f. Документ был обрамлён деревянной рамкой и защищён стеклом. С содержанием этого документа были знакомы все жители Плимута от мала до велика. F без завитушек были только в последнем пункте "Соглашения", написанном лично губернатором Бредфордом менее года назад.
   Неожиданно раздалось пронзительное конское ржание где-то совсем близко. Губернатор выглянул в окно. Ржание повторилось. Далее последовал глухой удар, и из ближайшего корраля вырвался вороной жеребец. Конь бешено кружил на месте и вставал на дыбы. Бредфорд выбежал из кабинета.
   Камера блуждает по пустой комнате, потом берёт крупным планом Соглашение. Держит кадр некоторое время, едва заметно подрагивая. Затем в кадре появляются две руки, которые медленно тянутся к Соглашению. Темнота.
   По возвращении губернатор видит: рамка стоит прислонённой к стене, на стекле пляшет блик от свечи, а Соглашение исчезло. Машинально потирая бровь, Бредфорд осматривает рамку, стекло, пол вокруг и обнаруживает несколько шматков грязи - глина с конским навозом.
  -- Так что нам предпринять, сэр? - помощник недоумённо зрит на губернатора.
   - Во-первых, думаю, следует подождать шерифа Бриджеса - что если похититель мистер Блэкстоун, который пропал, а потом, полагаю...
   В кабинет входит индеец Чапури. С мраморным лицом, губы поджаты, у пояса висят два томагавка, на плече красивый ара.
  -- Я прийти к Вам с небольшой проблема, - Чапури начал первым.
  -- Пррроблема, пррроблема, - попугай смотрел по сторонам своими умными глазками.
  -- Если Вы по поводу вопросов моего помощника, то прошу Вас не обижаться, ибо мы не имели желания Вас задеть или принизить, - губернатор попытался предупредить удар.
  -- Нет. Я по другой вопрос. Это я просить прощенья у Вас. Это я есть виновный.
  -- Пррррощенья, прррощенья, - не унимался ара.
  -- Я не хотеть раздора между наши племена. Мы хотеть жить в дружбе. Вы великое белое племя, который плыть через большая вода, Вы уметь и хотеть жить хорошо. Вы любить много работать и радоваться. Мне трудность говорить об этой проблема.
  -- Трррудность, тррррудность, трррудность.
  -- Что произошло мистер Чапури?
   Индеец гордо вскинул голову. Во взгляде сквозила обречённость.
  -- Вы помощник прийти ко мне и спросить вопросы намедни. Я ответить правда, кроме последний вопрос.
  -- Вопррррос, вопррррос.
  -- На самом деле мне очень понравиться ваши предметы, которыми Вы есть пища. Они настоящий серебро. У них такой интересный человек с раскинутыми руками, там, где её надо держать.
  -- Мистер Чапури, это фамильное столовое серебро, я не могу подарить Вам его. Извините.
  -- Нет. Я не прошу серебро. Мне стыдно, что я взять два инструмента без вашего спроса и унести домой.
  -- Инстрррумента, инстрррумента.
   Он сконфуженно вынул две вилки и скромно положил на краешек стола.
  -- Я не есть вор. Но я не мочь удержаться и взять. А когда Ваш помощник прийти, я решить, что вы заметить пропажу и подозревать меня.
  -- Подозррревать, подозрррревать.
  -- Я побороть свой стыд, потому что интерес племени более важно, чем я, и прийти просить прощения.
   Помощник смотрел на губернатора, губернатор на Чапури и тёр бровь, Чапури в пол. Бредфорд быстренько прервал молчание.
  -- Уважаемый Чапури, давайте представим, что я просто потерял эти вилки, а Вы проявили чудеса дедукции и свой живой интеллект и нашли их для меня. Согласны? На этом и поставим точку в этом вопросе.
   Индеец серьезно посмотрел в глаза губернатора, потом благодарственно кивнул, уже спокойней улыбнулся и поспешил удалиться.
  -- Вот и остался на подозрении только Блэкстоун, - медленно растянул помощник. Он задумчиво чесал пером затылок.
  -- Тогда подождём возвращения шерифа Бриджеса, вдруг он нам объяснит... - губернатор снова задумался, не закончил фразу и уже протянул руку погладить бровь, как в кабинет вихрем ворвался шериф. Улыбка, которая и так ему никогда не изменяла, пролегла ровно от уха до уха и являла собой пример нормального выражения американского лица. Камера берёт крупным планом его необычные штаны из плотной синей ткани, заправленные в грязные сапоги.
  -- Извините, если вторгаюсь в вашу приватность, но я полагаю, что Ваши штаны очень практичны и вместе с этим красивы, - губернатор дёрнулся было потереть бровь. - Никогда таких не видел, но думаю, такими бы неплохо обеспечить жителей Плимута. Это ваше изобретение?
  -- Ах, Вам действительно понравилось?! Сэр, это я со своим другом Леви Стросом придумал сие штаны. Мы их называем "джинсы". Леви даже хочет заняться пошивом этих джинсов. Сначала двадцать штучек в месяц, а потом, если идейка неплохая, то и до пятидесяти можно объёмы поднять.
  -- Занятно, занятно. А что же Блэкстоун? Вы нашли этого отступника?
  -- Сэр, я переправился через Чарльз и углубился в неизведанные пространства. Много опасностей было на моём пути - дикие животные, воинственное племя Чингачгука, но я как гончая держал след мистера Блэкстоуна. Через страшные лишения и кровавые схватки с местным населением...
  -- Бриджес, давайте без этих фантазий. Хотите, можете заняться сочинительством в свободное от докладов о проделанной операции время, а нам с помощником нужна только самая важная информация. Итак.
  -- Если коротко, то, как только я ступил на тот берег Чарльза, я сразу обнаружил лодку Блэкстоуна, а вскоре и его самого. Он занимался строительством хибары. Тут же я его и допросил о причинах ухода из Плимута. Он ответил, что основывает новый город! Представляете, сэр. Более бредовой идеи я никогда не слышал. Один человек основывает город, в котором сам и собирается жить! Блэкстоун даже название своему городу придумал, что-то вроде "бостон". Уже представляю как в Плимуте стагнация, а в Бостоне экономический бум. Блэкстоун сам себе платит налоги, подписывает сам с собой соглашения, принимает какие-то законы. А потом будет...
  -- Бриджес!
  -- Хорошо, хорошо. Я досконально обыскал все его пожитки. Пусто. Не брал он Соглашение.
  -- Спасибо, шериф. Что до основания города, то потешатся тут не стоит - Блэкстоун может основывать хоть город, хоть государство, хоть новую религию, только пусть не устраивает крестовых походов.
   Круто развернувшись на каблуках, Бриджес вышел из кабинета, синея джинсовой задницей и неизменно улыбаясь. Помощник тоже не стал докучать своим присутствием и удалился, оставив губернатора, который уже интенсивно натирал обе брови в надежде найти правильное решение. Минут через десять в кабинет заглянула Элен.
  -- Дорогой, спустись пока вниз, посетители здесь у тебя напачкали, я приберусь слегка.
   Удобно устроившись в кресле в гостиной, Бредфорд решил разложить кашу в своей голове по отдельным горшкам. "Первое, Чапури не похищал Соглашение. Второе, Блэкстоун, по всей видимости, тоже. У него другие заботы. Кстати, необходимо выйти с ним на контакт. Его "бостон" меня мало интересует, а вот о закреплении за нашей общиной как можно большей земельной площади стоит задуматься. Скоро, думаю, приплывут такие же искатели хорошей жизни из Старого Света, а земля-то наша. Будут выкупать у нас её или арендовать за хорошие деньги - не обратно же плыть ко всем этим радушным инквизиторам. Третье, эта грязь. Вчера глина на полу после похищения Соглашения, сегодня напачкали. Чтобы шериф или помощник губернатора похитили Соглашение, да такого быть не может. Грязь, грязь, грязь. Могли бы и снимать сапоги, когда приходят. Грязь тут разводят. Никакого уважения к губернатору и его жене. Никакого, грязь, уважения к жене, к грязи, никакого..." Он заснул и негромко захрапел.
   Проснулся от странного звука. Как будто что-то упало. Наверху, в кабинете. И сразу из кухни, переплетаясь с запахом индейки, прозвучал голос Элен.
  -- Дорогой, ты не спишь, пойди, посмотри, что у тебя там, в кабинете упало. Может полки в книжном шкафу или стул какой.
  -- Может это Дэвид озорует, или он опять с мальчишками играют в "инквизитора и Галилея"?!
  -- Не знаю, дорогой. Дэвид как пообедал, так и убежал с ребятнёй. Всё-таки двенадцать лет, энергии-то да озорства через край.
   Бредфорд нехотя поплёлся на второй этаж, зашёл в свой кабинет и увидел Дэвида, который тёр ушибленную коленку. Рядом у стены стояло кресло. Соглашение висело на стене, слегка покосившись.
  -- Пап, а теперь у нас Рождество будет?
   [После учреждения Дня благодарения, авторитет этого праздника неуклонно укреплялся. Постепенно он оттеснил на второй план все остальные. Последним шагом стало запрещение Рождества и одновременное признание Дня благодарения наиглавнейшим государственным праздником. Случилось это в начале 1626 года с изменением текста Мэйфлауерского соглашения, вернее включения в него дополнительного пункта, который губернатор Бредфорд собственноручно добавил и зачитал на собрании поселенцев и индейцев. После этого события отношения индейцев и будущих американцев сделались ещё теплее и дружественней. Аборигены оценили внимание пилигримов к их персонам].
  -- Пап, а помнишь, как здорово было в Лондоне. Помнишь, как мы лепили небольших снеговиков из пушистого снега, как украшали ёлку, кушали индейку, получали подарки от Санта Клауса. Было так тепло и уютно. Я хочу вернуться домой.
  -- Сынок, обратно пути уже нет. Мы уплыли, потому что нас преследовали злые люди, которые хотели нашей смерти и унижений. Я горжусь тобой, сынок, что ты подсознательно понял это и попытался что-то изменить в своей жизни, жизни общины и нашей семьи. Пусть ты с друзьями поджёг хвост лошади, что мы её потом ловили несколько часов. Пока меня не было, ты пробрался в кабинет (отсюда и глина с навозом), аккуратно снял Соглашение со стены и забрал с собой. Пусть ты замазал глиной наш главный документ, - он кивнул на испачканный последний пункт Соглашения. - Пусть даже с высоты своего ума, но ты попытался вернуть Рождество. Вся наша жизнь - это вызов, и я горд, что ты не побоялся его бросить.
  -- Пап, так что будет с Рождеством?
   Камера берёт крупным планом отца и сына.
  -- Знаешь, а давай вместе сядем и подумаем, что же важнее - хорошие отношения с ближайшими соседями или национальная неповторимость и радость большого христианского праздника? А потом и решим, быть Рождеству или не быть.
  
  --

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"