Куклин Денис, Манохин Павел: другие произведения.

Крест следов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Молодой человек оказался за решеткой. Что произошло на самом деле, ловкая подстава или алчность искусного актера?.. Кажется, весь мир обернулся против него, и только любимая не опустила руки. Когда же началась цепь роковых событий и чем она закончится?.. Кто на самом деле дергает за ниточки?.. Узнайте об этом вместе с Олегом Костыревым в романе "Крест следов". Выживут немногие...

  1. Исполнение.
  
  Под утро дождь прекратился.
  Олег отодвинул в сторону клавиатуру. За компьютером он просидел всю ночь, составлял отчет законченного дела и заносил в базу данных все, что могло пригодиться в будущем. Он еще с минуту сидел за столом, перебирая рабочие записи. Спать ему уже не хотелось.
  Накануне Костырев закончил распутывать изощренные интриги, которые вились вокруг последнего из клиентов. И теперь сам Бог велел ему отхватить кусочек полноценного летнего отдыха. А лето двух тысячи шестого года выдалось щедрым на солнечные, теплые деньки. Но, едва он подумал обо всем этом, как на поясе загудел телефон.
  На экране высветился незнакомый номер. Олег задумчиво посмотрел на него и вышел на балкон мансарды. Отвечать на звонок ему не хотелось, а хотелось смотреть на затопленные тайгой просторы и дышать прохладным озерным воздухом.
  С балкона открывался вид на озеро. Над водой клубился туман. Солнце еще не взошло, но на другой стороне озера уже четко обозначился вал хвойного леса. После дождя над ним тоже курилась дымка.
  Олег с неохотой поднес трубку к уху:
  - Да, я вас слушаю.
  - Доброе утро, Олег Дмитриевич.- Услышал он приятный женский голос.- Извините, что так рано. Вы меня не знаете. Я, Оксана Булатова. Вечером я разговаривала с Софьей Адамовной. Она рекомендовала вас...
  - Оксана, вы знаете, сколько сейчас времени?- Осведомился у собеседницы Костырев.
  - Олег Дмитриевич, я бы не потревожила вас, если бы не была уверена...
  - Это ваша машина стоит на дороге?- Спросил Олег.
  - Да. Вы меня видите?- Олег заметил высокую, стройную девушку на тропинке, ведущей к пляжу. Девушка подняла руку.- Здравствуйте!
  - Здравствуйте, Оксана. Вам не спится?
  - Я все объясню, Олег Дмитриевич. Я объясню, зачем я здесь...
  - Давайте-ка для начала выпьем кофе. Сейчас я спущусь вниз и отопру калитку.
  - Олег Дмитриевич, если вы согласны выслушать меня, лучше прогуляемся! Мне сейчас трудно сидеть на одном месте.
  - Что ж, будь по-вашему,- кивнул Олег.
  Он вернулся в кабинет, взял со стола диктофон, проверил оружие и надел наплечную кобуру.
  Возле дверей кабинета его ждал ризеншнауцер Адольф. Олег потрепал собаку по загривку и спустился в холл. Адольф бежал за ним следом, цокая когтями по лакированному паркету.
  - Адидас, сидеть! Ждать!- Остановил его Олег.
  Пес с неохотой сел посреди холла и облизнулся. Видимо, он готовился к прогулке. Олег открыл входную дверь, оглянулся на пса и вышел из дому.
  Гостья ждала его возле калитки. Было ей лет двадцать с небольшим. Высокая, худенькая, она сразу произвела на Олега благоприятное впечатление.
  По мощеной дорожке он прошел через палисадник.
  Они пожали друг другу руки. По пожатию Олег понял, что девушка либо занимается спортом, либо обладает силой от природы.
  - Вы простите меня, так получилось,- еще раз извинилась она.
  - Не стоит извинений, Оксана. Как вас по батюшке?
  - Оксана Сергеевна. Но не нужно так официально.
  - Пока что мне так будет удобней,- сказал Олег.- Рассказывайте все, как есть, Оксана Сергеевна. Я вас внимательно слушаю. Если не смогу помочь делом, помогу советом...
  Они неторопливо пересекли дорогу и по тропинке выбрались на пляж.
  - Весной я познакомилась с молодым человеком,- начала свой рассказ девушка.- Проколола колесо на дороге, а он помог мне заменить его. Сначала мы перезванивались, потом начали встречаться. И я не заметила, как полюбила Дениса. Конечно, мои родители были против наших отношений. Они не скрывали того, что Денис мне не ровня. Понимаете, он из деревни. А мой папа - очень богатый человек. Но они не препятствовали мне, знали, что я могу уйти из дома. А они этого боятся... С Денисом мы всегда встречались на стороне, он тоже не любил приезжать в наш дом. Чувствовал, что родители его недолюбливают. Но для меня это не имело значения...
  - Извините, Оксана Сергеевна, я вас перебью,- Олег остановился возле кромки воды.- О своем друге вы говорите в прошедшем времени. Он погиб?
  - Что вы! Слава Богу, нет,- собеседница посмотрела на него даже с испугом, и наигрышем здесь не пахло.- Сейчас он находится в следственном изоляторе. Его обвинили в убийстве. Но он этого не делал!
  - Насколько я понимаю, ваш отец - Булатов Сергей Андреевич?
  - Да,- кивнула Оксана.- Вы не поверите, но это для меня, как проклятие.
  - Позвольте вам не поверить,- улыбнулся Олег.- Но мы немного отвлеклись. А Денис - обычный парень. Я правильно понял?
  - Вам, как и родителям, может показаться, что я встречалась с ним ради забавы. Но это не так. Многим кажется, что моя жизнь похожа на праздник, и я не знаю ни забот, ни трудностей. Но и это не так. Олег Дмитриевич, вы же знаете, жизнь таких как я - не праздник. Из разговора с Софьей Адамовной я поняла, чем вы занимаетесь. Вы должны знать о главной проблеме нашего круга - дефиците порядочных людей. Я очень рано поняла, что бескорыстных людей немного. Всем что-то нужно друг от друга. Тем более не найти таких людей в окружении моего отца. Я хорошо понимаю, что он вытряхнул из своих шкафов скелеты. Но ведь это ничего не меняет. А круг его знакомых мало чем отличается от него самого. Вы знаете, как наживались такие состояния. И скажу вам откровенно, я терпеть не могу отпрысков этих людей. Скажу больше, я ненавижу все, что окружает меня в родительском доме. В этом доме я не верю никому!
  - Вы очень категоричны, Оксана Сергеевна,- покачал головой Олег.- Но будьте уверены, все сказанное останется между нами. Останется между нами даже в том случае, если я не возьмусь за ваше дело.
  Начинался восход. Над водой клубился туман, сквозь него проглядывал матовый диск солнца. С мелкой волной накатывал на берег запах рыбы и цветущей ряски, а от сырой травы и песка тянуло прохладой. На дальнем берегу суматошно кричали чайки, а в поселке неожиданно и тревожно завыла собака.
  - Вы еще учитесь или уже закончили ВУЗ?- Уточнил у собеседницы Олег.
  - Я защитила диплом,- ответила Булатова.- Училась в университете на факультете международного права.
  - Где работал Денис до того, как его обвинили в убийстве?
  - Он охранял стройку. На Московском тракте его работодатель, его друг - Вадим Латоцкий строил кемпинг: парковка, закусочная, гостиница. А Денис он из деревни, он охотник. У него ружье такое было охотничье. Знаете, с двумя стволами.
  - Это называется двустволка,- кивнул Олег
  - С Вадимом они были в очень хороших отношениях. Вадим был ему как старший брат. И я ни за что не поверю, что их дружба закончилась убийством.
  - Кажется, я понимаю, о чем вы говорите,- Олег закурил.- Если я не ошибаюсь, этот случай произошел полторы недели назад.
  - Да,- кивнула Булатова.- В новостях Дениса показали таким злодеем, который убил своего благодетеля. Якобы Латоцкий пригрел на груди змею и поплатился за это. Но ничего этого не было, Олег Дмитриевич! Начиная с того, что Денис не убивал Вадима! Но следствию проще обвинить в убийстве Дениса, чем найти настоящего убийцу...
  - Оксана Сергеевна, поверьте мне на слово, это не так,- улыбнулся Олег.- Я почти десять лет работал в уголовном розыске. Огульно никого не обвиняют, особенно в убийстве. Но есть очень большая вероятность того, что имеющиеся у следствия улики неоспоримо доказывают вину вашего друга.
  - Денис не убивал Латоцкого!- Оксана неожиданно сорвалась на крик. Но тут же опомнилась и сделала попытку улыбнуться.- Простите. Я так устала идти против течения. Поэтому я приехала к вам.
  - Не факт, что я помогу вам, Оксана Сергеевна,- Олег изучающе посмотрел на нее.- И вовсе не факт, что взявшись за ваше дело, я докажу невиновность вашего друга. Вы готовы заплатить за такой исход дела?
  - Я заплачу вам в любом случае,- кивнула Булатова.- Тем более, что я верю в невиновность Дениса.
  - Оксана Сергеевна, вера - это факт, но не аргумент,- улыбнулся Олег.- Что вы скрываете от меня? Ведь вы что-то недоговариваете...
  - Как вы догадались об этом?
  - Вы не первый клиент, с которым я беседую. Если вам есть что сказать, говорите сейчас. Оксана Сергеевна, решение принимать не вам, а мне. Но для этого я должен обладать информацией.
  - Я не знаю, как сказать вам об этом,- собеседница посмотрела в глаза Олегу.- Это дикое подозрение!
  - В таком случае не выбирайте слов,- подбодрил ее Костырев. Он остановился, он ждал ответ.
  - Мне кажется, что Дениса "подставил" мой отец,- Булатова сглотнула. Видимо, ей на самом деле было непросто произнести эти слова.- Но я могу ошибаться, в последнее время я с ним часто ссорюсь. Я устала думать об этом, Олег Дмитриевич. Я так боюсь ошибиться! Но мой Денис, но мой папа... Помогите мне! Я так больше не могу!..
  Они какое-то время смотрели друг другу в глаза, девушка с мольбой, а Костырев со спокойным ожиданием. Издали их можно было принять за родственников, оба были высокими, стройными и светловолосыми.
  Солнце уже поднялось достаточно высоко. Туман над озером почти рассеялся, от воды струилась в небо едва уловимая дымка. И от песка поднималось теплое испарение. И солнце уже начало припекать.
  - Хорошо, я возьмусь за ваше дело,- кивнул Олег. Если вы разговаривали с Мелило, она предупредила вас о сумме. К этому вы должны оплатить накладные расходы. Подумайте хорошенько, сумма может оказаться значительной...
  - Я уже все решила, Олег Дмитриевич. Я знаю, что вы поможете мне,- ответила Булатова.
  - Это не факт, Оксана Сергеевна,- покачал головой Костырев.- И вы должны быть готовы к этому.
  - Я готова ко всему, но верю в лучшее,- отозвалась его собеседница.
  - А вот это хорошо,- Олег пожал ей руку на прощание.- Возвращайтесь домой, Оксана Сергеевна. Хорошенько отдохните и забудьте об этой проблеме. Теперь это моя проблема. Вот моя визитка. И оставьте мне свои координаты.
  - Когда вы начнете, Олег Дмитриевич?
  - Я уже занимаюсь вашим делом...
  
  - Ну и ну,- пробормотал Олег, когда гостья уехала.- Отдохнул...
  Он еще немного постоял возле калитки, а потом трусцой пробежал через палисадник.
  В холле его терпеливо дожидался Адольф.
  - Не до тебя сейчас, дружище,- Олег потрепал пса по загривку и, перескакивая через две ступеньки, бесшумно поднялся в кабинет.
  Время подходило к половине седьмого. Олег снова сел за стол и включил компьютер. Латоцкого убили на стройке кемпинга. Значит, дело должно было попасть либо в следственные органы Юго-Западного района, либо в один из районных отделов уже за пределами областного центра.
  - А это будет город Усть-Алтынск,- определил Костырев.- Усть-Алтынск,- вполголоса повторил он, поднимая базу данных этого города.- Вот и славно,- продолжал говорить он вполголоса.- А знаю я в Усть-Алтынске Каширина Юрия Алексеевича, Наволокина Степана Андреевича и Нурдтинова Гиляма Гилямовича... Кажется, Николаем Николаевичем его величали... Если не ошибаюсь...
  Этих людей он хорошо помнил. В бытность свою следователем уголовного розыска ему приходилось консультироваться у коллег из районных отделов милиции.
  Несколько минут Олег изучал карту области и переписывал в блокнот необходимые данные. Сейчас он уже почти дословно вспомнил криминальную сводку полуторанедельной давности. И сейчас был уверен, что следствие по этому делу ведется в Усть-Алтынске.
  - Что ж,- сказал он, поднимаясь со стула.- Славненько!
  Олег посмотрел на часы. Время подходило к семи часам. За окном бодро лаяли собаки на выгуле. За дверью поскуливал Адольф. Услышав его, Олег покачал головой и вышел на балкон.
  В этот момент возле его дома остановился бронированный "Lincoln Navigator" черного цвета, а в кармане у Олега загудел телефон. Олег уже догадывался, кто именно пожаловал в гости. Видимо, это была фамильная черта Булатовых - не откладывать дела в долгий ящик.
  - Доброе утро, Сергей Андреевич,- поздоровался он с телефонным собеседником.
  - Доброе утро,- отозвался Булатов, прозорливость Костырева его не удивила.- Костырев, мне необходимо встретиться с вами.
  - Предпочитаете разговор в машине, в моем кабинете или на свежем воздухе?
  - Я предпочитаю собственную машину,- ответил Булатов.
  - Понимаю,- кивнул Олег.- Я буду через минуту.
  Он прошел в спальню, поцеловал жену и разбудил ее осторожно:
  - Милая, мне нужно уехать.
  - Ты куда?- Спросила Светлана, не открывая глаз.
  - Появились кое-какие дела. Спи...
  "Линкольн" сопровождали две машины с телохранителями. Возле калитки Олега встретил помощник Булатова высокий, бритоголовый человек лет тридцати.
  - Здравствуйте, Олег Дмитриевич,- кивнул в знак приветствия.- Оружие, записывающие устройства, микрофоны.
  - Конечно,- Олег протянул пистолеты и диктофон.
  - Это все?
  - Да, это все,- Олег посмотрел в его нечитаемые глаза.
  - Хорошо. Прошу вас,- помощник открыл перед ним дверь лимузина.
  - Присаживайтесь, Костырев,- Булатов кивнул на диван против себя.- Нет смысла озадачивать друг друга ребусами, вы уже знаете о цели моего визита.
  - Да, это так,- кивнул Олег.- А вы уже знаете, что я взялся помогать вашей дочери.
  - Стало быть, бессмысленно скрывать друг от друга что-либо,- подытожил Булатов.- Я недолюбливаю этого парня, и не скрывал этого ни от него, ни от дочери. Но и того, что наговорила вам Оксана, я тоже не делал. Если докажете ей мою непричастность к этой истории, я в долгу не останусь... Бросьте, Костырев!- Он не дал собеседнику рта раскрыть.- Я знаю, что вы большой мастер играть словами. Но мне незачем было "подставлять" Тарасова! А именно об этом моя дочь твердит на каждом углу! Это уже слишком, Костырев! На мои деньги она нанимает человека, чтобы доказать мою вину!!!- Он на какое-то время замолчал, а потом продолжил свой монолог:- Вы можете поверить мне на слово, можете не верить. В жизни моей дочери наступил переломный момент. Она, наконец, осознала свою принадлежность к определенному слою общества. К своему слою, Костырев! И осознала, что власть, которой мы обладаем, не только средство, но и ответственность! Слишком многое зависит от наших решений. Она осознала это в сравнении! Тарасов - ничтожество! В его жизни нет цели, нет устремленности, нет воли к победе. Я пытался объяснить ей это. Но она меня не слышит! И вы не хуже меня понимаете, что у этой связи будущего не было и не будет!
  - Я понимаю вас,- кивнул Олег.
  - Судьба Тарасова меня не волнует! Моя дочь - моя забота! Если вам понадобится помощь... Любая помощь, Костырев! Звоните...- Булатов протянул Олегу свою визитку.- Я вас больше не задерживаю!
  - Раз уж мы встретились с вами, Сергей Андреевич, ответьте на мой вопрос. Тарасов способен на убийство?
  - Он слизняк! Снимал комнату в коммунальной квартире, ездил по доверенности на чужой машине!
  - Но вы не ответили на мой вопрос,- напомнил ему Олег.
  Булатов неожиданно вплотную придвинулся к нему и улыбнулся:
  - Вот и выясни это,- и закончил уже совершенно другим тоном:- До свидания! Держите меня в курсе, Костырев! И не забывайтесь!
  Олег вышел из лимузина и проводил задумчивым взглядом кавалькаду сияющих на солнце автомобилей. Диктофон с пистолетами лежали на почтовом ящике.
  
  Юрий Алексеевич Каширин поднялся со стула и подошел к окну. Он был высоким, грузным человеком. А за те семь лет что Олег не виделся с ним, полностью поседел.
  - Остались формальности, Олег Дмитриевич,- сказал он и повторил:- Остались формальности. Разумеется, определение выносит суд, а он состоится не скоро. Но сам понимаешь, вина Тарасова настолько очевидна, что запираться и отрицать для него уже нет смысла. Все улики свидетельствуют против него. Все улики, Олег Дмитриевич.
  - Юрий Алексеевич, могу я ознакомиться с материалами дела?- Спросил его Олег.
  Каширин побарабанил пальцами по подоконнику.
  - Хорошо, Олег Дмитриевич,- после минутного размышления кивнул он.- Полчаса у тебя есть,- он вынул из сейфа пухлую папку и передал ее Костыреву.- Присаживайся за стол моего помощника.
  Спустя минуту Олег уже погрузился в события роковой для Дениса Тарасова ночи: протоколы допросов, описание места преступления, фотографии, данные криминалистических экспертиз.
  "В 23 ч. 10 м. 10 июля 2006 года нарядом дорожно-патрульной службы: сержантом Абдулахметовым И.Р. и рядовым Обуховым А.М. был обнаружен труп Латоцкого В.С. 1976 г.р. На месте преступления был задержан гражданин Тарасов Д.В. 1984 г.р. У гр-на Тарасова Д.В. при задержании было изъято охотничье гладкоствольное ружье марки "ИЖ - 18 Е" 16-го калибра. Поверхностный осмотр трупа нарядом милиции выявил наличие огнестрельных ранений в области груди..."
  "Я, Абдулахметов Ильяс Рахимович, сержант милиции, 10 июля 2006 года в наряде с рядовым Обуховым А.М. совершал патрулирование 56 км. Московского тракта. В 23 ч. 10 м. местного времени на парковке строящегося кемпинга "Синий ключ" мы заметили автомобиль "Жигули" (21099) с открытыми дверцами и открытым багажным отделением. Это показалось нам подозрительным. Тем более что в это время первый этаж кемпинга обычно был освещен изнутри..."
  "...Я сказал Абдулахметову, что мы должны поставить в известность дежурного. Что нами и было сделано. В машине никого не оказалось, но мы заметили, что входная дверь в кемпинг приоткрыта. Я встал слева от нее и несколько раз выкрикнул имя сторожа Тарасова. После чего мы услышали шум и звуки, похожие на человеческий стон..."
  "...Гражданина Тарасова Д.В. обнаружили в полубессознательном состоянии. При нем было найдено охотничье ружье марки "ИЖ - 18 Е" 16-го калибра. В помещении ощущался запах пороховой гари. Экспертизой была выявлена идентичность пуль выпущенных из ружья Тарасова и пуль извлеченных из тела убитого. В свою очередь задержанный Тарасов заявил, что был оглушен неизвестным, и к смерти Латоцкого он отношения не имеет..."
  "Тарасов Денис Владимирович 1984 г.р., проживает в комнате по адресу: ул. Багратиона, 34/18 - 4, работал сторожем у частного предпринимателя Латоцкого Вадима Семеновича 1976 г.р. Уроженец села Покровское Оричевского района Кировской области. 2 декабря 2004 года демобилизован со срочной службы из рядов Вооруженных Сил. В город приехал на заработки 8 марта 2005 года. Работал дорожным строителем, грузчиком, охранником ЧОП "Эгида". С Латоцким В.С. познакомился в ноябре 2005 г. До апреля 2006 г. работал ночным сторожем в магазине автозапчастей Латоцкого В.С. "Автошанс". С конца апреля 2006 г. по 10 июля 2006 г. в ночное время охранял стройку кемпинга "Синий ключ". В данный момент является подозреваемым в убийстве Латоцкого В.С. ..."
  "Я, Тарасов Денис Владимирович, 1984 г.р., утром 10 июля 1984 г. отпросился у своего начальника Латоцкого В.С. приехать на дежурство позже на три часа, т.е. не в 20:00, а в 23:00, так как у меня было назначено свидание с девушкой. Латоцкий против этого не возражал. В 22:55 я подъехал к кемпингу "Синий ключ" и обнаружил, что освещение на первом этаже не включено. Машина Латоцкого находилась на парковке, дверь в помещение была приоткрыта. Я почувствовал неладное, взял ружье, которое возил с собой для самозащиты, и зашел внутрь здания. Но в темноте меня ударили по голове тяжелым предметом, и очнулся я только перед тем, как на стройке появился наряд милиции. Что произошло с Латоцким и при каких обстоятельствах он погиб, я не знаю. Но его убийства я не совершал. С обвинением следствия не согласен..."
  "Мой муж - Латоцкий Вадим Семенович уехал из дома в 9:00 10 июля 2006 года. Он каждый день ездил на стройку своего кемпинга. После обеда он позвонил мне и сказал, что задержится, что домой вернется только после полуночи, потому что до 23:00 у него отпросился сторож по личному делу. Он звонил мне еще около 8 часов вечера, но разговор у нас не получился. Больше я с ним не разговаривала. Я считаю, что убийство моего мужа совершил Тарасов из корыстных побуждений..."
  "Я, Булатова Оксана Сергеевна, 1985 г.р., Заявляю, что Тарасов Д.В. к убийству Латоцкого В.С. отношение не имеет. Если исходить из личностных качеств, Тарасов на такое преступление не способен. До 22:15 Тарасов находился в моем обществе, что я подтверждаю. За время нашего знакомства он не высказывал неприязни по отношению к Латоцкому. С погибшим Тарасов находился в дружеских отношениях. Я убедительно прошу следствие как можно тщательней разобраться в этом деле. Для меня невиновность Тарасова не подлежит сомнению..."
  - Очень интересно, Юрий Алексеевич,- Костырев посмотрел на следователя.- Но разве нет вероятности, что Тарасов действительно непричастен к данному преступлению?
  - Олег Дмитриевич, ты ведь работал в убойном отделе и знаешь, сколько убийств, изнасилований и побоев совершается в состоянии аффекта. А после человек твердит, что он ничего не делал, потому что он на самом деле не контролировал себя. Но это не значит, что он не преступник. Помимо чистосердечных признаний, самооговоров, отрицания вины, следствие опирается на улики. Жертва, место убийства с явными следами борьбы, убийца и орудие убийства. Все это отражено в материалах следствия. Нам еще предстоит выяснить мотив преступления. И мы его выясним. Следствие только в начале. Ты, Олег Дмитриевич, прекрасно знаешь, что скоро эта папка превратится в несколько томов уголовного дела. Видимо, ты работаешь на эту девчонку - Булатову. Олег, им деньги некуда девать. Я не удивлюсь, если через какое-то время выяснится, что вся эта карусель с безумной любовью принцессы и нищего, убийством и наигранным участием к судьбе убийцы окажется извращенным развлечением. За последние несколько лет я сталкивался с вещами непостижимыми.
  - Я не думаю, что это так. Хотя утверждать обратное тоже не могу,- покачал головой Костырев.
  - Если у тебя все,- Каширин поднялся.- Мне нужно съездить в прокуратуру.
  - Да, конечно,- Олег тоже встал со стула.- Приятно было увидеться с тобой, Юрий Алексеевич. Спасибо за помощь.- Он протянул собеседнику руку.- Но сдается мне, что это не будет простым делом ни для вас, ни для меня. Юрий Алексеевич, вот моя визитка. Я тебя прошу, если вдруг появится дополнительная информация, либо произойдет некий эксцесс, поставь меня в известность.
  Каширин покрутил визитку в пальцах, но после некоторого размышления все же убрал в карман. Олег понимал, что в этот момент у собеседника он вызывает антипатию. Это когда-то они были в одной связке и понимали друг друга с полуслова. Сейчас же дистанция между ним и бывшими коллегами только увеличивалась.
  Они вышли из кабинета Каширина. В дальнем конце коридора на сбитых половицах лежало пятно солнечного света. Было начало одиннадцатого утра. Солнце пекло уже нещадно.
  Они вышли на улицу и остановились возле машины Костырева.
  - Спасибо за помощь, Юрий Алексеевич,- Олег протянул руку для пожатия.
  - Не за что, Олег Дмитриевич,- Каширин пожал ее после ощутимой паузы.- Олег, услуга за услугу. Если ты раскопаешь что-нибудь по этому делу. Позвони, обсудим. Все-таки я должен быть в курсе событий.
  - Разумеется, Юрий Алексеевич,- кивнул Олег.- Мы обязательно созвонимся. Ты ведь знаешь, преступников я никогда не покрывал. Салют!
  - Будь здоров, Олег,- Каширин проводил Костырева задумчивым взглядом. Садиться в свою машину он не спешил. У него вдруг появилось предчувствие, что очень скоро ход следствия изменит направление.- Что же я упустил?- Прошептал он.- Что?..
  А Олег тем временем вырулил на проезжую часть центральной улицы Усть-Алтынска. У него тоже возникло зыбкое ощущение того, что он упускает из виду что-то очень важное. Но что именно он пока сообразить не мог. А через минуту от этих размышлений его уже отвлек телефонный звонок.
  - Олег Дмитриевич, наверняка я отвлекаю вас. Но...- звонила Оксана Булатова.
  - Оксана, кажется, мы договорились, что вы будете отдыхать,- улыбнулся Олег.
  - Мне не спится. Понимаете, я в таком состоянии! Утром я разговаривала с отцом...
  - Оксана, я попрошу вас об одном одолжении.
  - Да, конечно! Я слушаю вас.
  - Постарайтесь не ссориться с родителями. У вашего отца такие связи и возможности, что пренебрегать этим не следует. Смотрите на вещи трезво. Чтобы помочь вашему другу только материального ресурса будет недостаточно.
  - Я постараюсь,- пообещала ему Булатова.- Вы знаете, сейчас я нахожусь возле этой стройки. Такое странное чувство. Сейчас здесь все кажется заброшенным.
  - Оксана, не вздумайте заходить внутрь. Я уже нахожусь на выезде из Усть-Алтынска. Через пятнадцать, максимум через двадцать минут я буду у вас.
  - Хорошо, я жду вас. Но вы не выключайте телефон, давайте поговорим...
  - Давайте,- согласился Олег.- Давайте поговорим. Вы хотите сказать мне что-то определенное?
  - Нет, но...
  - Оксана, скажите мне откровенно, почему у вас так мало друзей?
  - Нет, вы ошибаетесь. У меня очень много друзей, подруг, знакомых. Но все это не то. Когда я узнала Дениса лучше, я вдруг поняла, что потеряла в жизни что-то искреннее и доброе. Или не имела этого никогда, я так и не поняла этого до сих пор. Мне так плохо без него...
  - Оксана, называйте меня Олегом, хорошо?
  - Хорошо, Олег. Вы ведь уже составили какое-то мнение о случившемся?
  - Еще рано говорить о чем-то конкретно, но я ознакомился с материалами дела.
  - Все так плохо?
  - Нет, Оксана. Нет, что вы... По сути, они отработали только одну версию. На этом можно строить доказательную базу. Но они знают, что вы наверняка наймете хорошего адвоката. А после моего появления следователь и вовсе должен призадуматься. Я неплохо знаю Каширина. Он - очень хороший дознаватель. До моего появления ему незачем было ломать голову. Он пошел по пути наименьшего сопротивления, но крест следов слишком явный. Особенно, если учесть отсутствие мотива преступления. А мотив ему неизвестен до сих пор.
  - Вы сказали - крест следов. Что это означает?- Спросила его Булатова.
  - Это термин из криминалистики,- ответил Олег.- Я полагал, вы знаете, что он означает. По иронии, именно Каширин напомнил мне о нем. Крест следов - это жертва, место убийства, убийца и орудие убийства. Алгоритм из четырех составляющих, каждый из которых есть либо причина, либо следствие остальных трех. Хорошо подготовленное, предумышленное преступление всегда имеет элемент инсценировки. В нашем случае может быть инсценировано только одно составляющее алгоритма - убийца. Оксана, мы находимся на верном пути. Но только в том случае, если ваш друг не изощренный лжец и преступник с непонятной пока мотивацией поступков. И в том случае, если он не болен.
  - Звучит обнадеживающе,- произнесла Оксана с улыбкой, об этом Олег догадался по ее голосу.- Потому что Денис не болен, он не лжец и он не преступник.
  - Кажется, я уже вижу вас,- в тон ей улыбнулся Олег.- Знаете, Оксана, лучше бы вам было все-таки выспаться. И у вас, и у меня голова должна быть ясной. А ваша помощь, мне еще, ой, как понадобится!
  - Вы говорите забавно!- Рассмеялась Оксана.
  - Рад, что у вас появилось чувство юмора. Оксана, я отключаю телефон...
  Он свернул на обочину и остановил машину за кабриолетом Булатовой. Оксана улыбнулась ему, она была в светлом брючном костюме и на высоких каблуках.
  Олег вышел из машины и тоже улыбнулся ей:
  - Здравствуйте, Оксана.
  Она сняла солнцезащитные очки.
  - Я не знала, что отец следит за мной,- сказала она.- Вернее, я догадывалась, но не знала этого наверняка.
  - Вы о его разговоре со мной?.. Он за вас волнуется, это естественно для родителей. Не забывайте о нашем уговоре: с отцом не ссориться,- Олег посмотрел ей в глаза и снова улыбнулся.- Что вас привело сюда, Оксана?
  Они одновременно посмотрели через дорогу на недостроенное придорожное заведение.
  - Для Латоцкого это наверняка был бы выгодный бизнес,- сказал Олег.- Я читал протокол допроса его жены. У меня сложилось впечатление, что делами мужа она не интересовалась. Вы хорошо знали Латоцкого?
  - Нет,- покачала головой Оксана.- У нас было шапочное знакомство. Но он был неплохим человеком.
  - Как вы это определили?
  - Денис всегда отзывался о нем очень хорошо... Все это очень странно, да?..
  - Что вы имеете в виду, Оксана?- Олег посмотрел на нее.
  - Сегодня здесь никого нет, ни строителей, ни сторожа.
  - Да, на месте Латоцкой я бы подумал об охране. Иначе через неделю здесь и половины от стройки не останется... Денис рассказывал вам, как он познакомился с Латоцким?
  - Он сказал, что они земляки,- ответила Оксана.- И судьбы у них очень похожие. В общем, не очень хорошая жизнь у них была в детстве и юности. Наверно, это их сблизило.
  - Оксана, постарайтесь вспомнить, быть может, их все же связывали какие-то дела, о которых принято помалкивать? Латоцкий - бывший офицер, Денис - неплохой стрелок... Не смотрите на меня так, Оксана. Я должен проверить все возможные версии, вплоть до гомосексуальной связи.
  - Олег, о чем вы говорите?!- Оксана укоризненно посмотрела на него.
  - Пока что я ничего не знаю,- покачал головой Костырев.- А мне доводилось сталкиваться с очень запутанными отношениями между людьми. Так что вы скажете, Оксана? Был в жизни Дениса криминальный подтекст?
  - Нет, он честный человек. За Латоцкого я говорить не могу...- Она неожиданно рассмеялась.- Неужели вы думаете, что отец позволил бы мне встречаться с ним в этом случае? Сейчас я уже наверняка знаю, что он вывернул наизнанку всю подноготную Дениса. Он называет его теленком! Он знает, что Денис безобидный человек!
  - Тем не менее ружье всегда было при нем,- Олег снова посмотрел через дорогу.
  - Но он всегда стрелял в воздух! Он рассказывал мне, два раза на стройку пытались забраться воры, бомжи какие-то. Но он всегда стрелял в воздух!
  - А ведь вы бывали здесь, Оксана. И, наверно, бывали не раз.
  - Да, я приезжала сюда. Вы спросили, зачем я здесь сегодня? А я помню каждый вечер, каждую минуту с Денисом. Я ведь хорошо понимаю, что отец сделает все, чтобы я оставила его и забыла... Олег, я знаю, вы... Софья Адамовна, она сказала мне, что вы... Что однажды вы встретились с дьяволом и победили его...
  Олег усмехнулся:
  - Оксана, не верьте этой байке. А с Софьей Адамовной я поговорю, чтобы она не вводила людей в заблуждение. Иначе люди перестанут мне верить, а это очень важно. А вам, Оксана, все-таки лучше всего вернуться домой и хорошенько выспаться.
  - Простите, если я обидела вас. Я не хотела.
  Олег посмотрел на собеседницу и улыбнулся:
  - Все в порядке, Оксана. Отправляйтесь домой. Я созвонюсь с вами. Я уже говорил вам, забудьте об этой проблеме. Сейчас это моя проблема. Я так деньги зарабатываю.
  
  Олег проводил ее до дома. Дождался, пока машина Оксаны не скроется за воротами подземного гаража. Он уже начинал чувствовать ответственность за эту девушку. Был в Оксане какой-то надлом, словно от будущего она не ждала ничего хорошего. И это Олега тревожило. Он понимал, что может помочь ей. Он из опыта знал, что внешние обстоятельства лишь отражают суть внутренних перемен в человеке. Он бы хотел объяснить Булатову, что его дочь не Дениса искала и не друга милого нашла в нем. Она искала еще одну точку опоры в этом мире... Но маловероятно, чтобы Булатов понял его правильно, ведь для счастья он дал своей дочери ВСЁ.
  Олег покачал головой и нажал на педаль "газа". До обеда он еще хотел поговорить с соседями Тарасова.
  Комнату Денис снимал в одном из самых неприглядных районов города. Если верить историкам, именно в таких трущобах вспыхивали первые искры революций и мятежей. На этих улицах люди жили так, словно не было ни вчерашнего дня, ни завтрашнего.
  Солнце поднялось в зенит. В пыли от высохших луж купались воробьи. Знойный ветер гонял по дорогам мусор. В скверах в тени деревьев выпивали компании неопрятных мужчин и женщин, там же подростки в мешковатой одежде, в спортивных шапочках, надвинутых на глаза, готовились к ночной жизни. В жилых домах окна квартир двух первых этажей были забраны решетками. Возле подъездов сидели старики и играли дети.
  - Весело,- прошептал Олег. Он вырос в таком же районе. И в очень похожем районе у него до сих пор жила сестра.
  Он нашел адрес, выписанный из материалов следствия, и припарковался возле четырехэтажного дома.
  Во дворе под деревянным грибом, оставшимся от детской площадки, отдыхала компания подростков. Из магнитолы вылетал хриплый голос их ровесника. Он речитативом рассказывал о гнете жизни и суках. Олег нажал на кнопку автосигнализации, обошел машину, проверяя заперты ли двери и багажное отделение. Возле подъезда сидели старухи, но наживать неприятности из-за чужого добра они в любом случае не станут. Олег подошел к ним и поздоровался:
  - Я ищу одного человека,- сказал он.- Денис Тарасов. Знаете такого? Он мне денег должен.
  - Опоздали вы,- отозвалась, видимо, самая разговорчивая из них.- Его уже посадили!
  - За что?
  - Убил кого-то! Он все с ружьем ходил. Я так и знала, что он убьет кого-нибудь!
  - И не говори!- Поддержала рассказчицу товарка.- Хорошо, что во дворе стрелять не начал! Сколько бы народу поубивал!..
  - Так, мамки, понятно все!- Оборвал ее Олег.- Он в каком подъезде жил?
  - А вот в этом подъезде и жил,- ответила разговорчивая.- На третьем этаже. Только в его комнате ничего не осталось. Наркоманы все вытащили!
  - А соседи куда смотрели?! Там, наверно, опечатано было?!
  - А соседи им помогали! В этой квартире, не приведи Господь, что творится!
  Они неожиданно загалдели хором. Олег послушал их немного и понял только то, что в восемнадцатой квартире собралось одно ворье и алкашня.
  Он поднялся на третий этаж. Дверь в восемнадцатую квартиру была приоткрыта. Собственно говоря, другого после рассказа старух он не ждал. Олег без стука вошел в прихожую и прислушался. В одной из комнат выпивали, были отчетливо слышны пьяные голоса и звон посуды. Неожиданно по коридору на допотопном трехколесном велосипеде проехал мальчуган лет пяти. Велосипед безбожно скрипел, а лицо ребенка было перепачкано шоколадом от конфет. И еще совсем рядом стонала женщина. Олег прислушался и поправил кобуру с левого бока.
  К его облегчению выяснилось, что на кухне с похмелья маялась всклокоченная и неприбранная баба лет сорока пяти. Она сидела, облокотившись на стол и закрыв лицо руками. На появление Олега она не отреагировала. Ему пришлось откашляться, чтобы привлечь к себе внимание.
  - Чего надо?!- Спросила она, посмотрев на него сквозь пальцы.
  - Где Тарасов жил?
  - Надо то тебе чего?!- Она оторвала от лица ладони и посмотрела на него глазами, пожелтевшими от сивухи.
  Олег бросил на стол пятидесятирублевую бумажку и повторил вопрос.
  - Комната без двери,- немного оживилась собеседница.- Хороший был парень - Денис. Жалко его, пропал человек...
  - Ты что-то знаешь?- Олег склонился над ней, задерживая дыхание, чтобы не ощущать смрад от застарелой тошноты, чеснока и водочного перегара, который стал частью ее дыхания.
  - Ничего я не знаю!- Ответила женщина уже со злобой.- Много вас ходит!..
  - Кто ходит?!- Олег, не отрываясь, смотрел в ее желтушные глаза.
  - А я почем знаю?!- Она снова закрыла глаза руками и застонала.
  - Смотри мне!- Пригрозил ей Олег.- Если обманула - вернусь!..
  - Да, пошел ты...- пробубнила она. А когда незваный гость ушел с кухни, хрипло выкрикнула:- Витька, иди сюда!!!
  Олег нашел комнату с выломанной из косяков дверью и огляделся.
  Мебели в комнате не осталось. Ни мебели, ни люстры, ни штор на окнах, не говоря уже об одежде. По полу были разбросаны письма, фотографии, старые пожелтевшие газеты. Олег вытащил из кармана пакет и собрал все это в него. Больше ему нечего было здесь делать. Разговаривать с соседями Тарасова пока что не имела смысла, это он понял из беседы с пьянчужкой на кухне.
  
  После обеда Олег неожиданно пришел к мысли, что он неосознанно, но все же пошел на поводу у Булатовой. Браться за дело следовало, не исходя из личности Тарасова, а исходя из личности погибшего. Эта мысль пришла к нему в тот момент, когда Олег изучал бумаги и фотографии найденные в комнате Дениса. Он перебирал его семейные и армейские фото, читал номера газеты "Вятская искра". Видимо, в них были дорогие для сердца Тарасова статьи и заметки. Олег курил, смотрел на фотографии незнакомых людей и все больше убеждался в том, что среди этого хлама зацепку ему не найти.
  - Хорошо,- прошептал он, складывая находки в аккуратную стопочку.
  Он вышел на балкон. На обустроенной площадке в палисаднике играли дети. Светлана лежала под зонтом в шезлонге. Она читала книгу.
  Вся моя жизнь, неожиданно подумал Олег. Утренний разговор с Оксаной вновь потревожил воспоминания о событиях семилетней давности, когда он лицом к лицу столкнулся с существом, которое сестры Мелило окрестили дьяволом. Вспомнив обо всем этом, Олег слегка натянуто улыбнулся и решил навестить Софью Адамовну. Во-первых, она могла познакомить его с вдовой Латоцкого, потому что знала несметное количество людей. И он надеялся, что она знает и Латоцкую. А, во-вторых, Олегу не терпелось пожурить Мелило за то, что она смущает неокрепшие умы разговорами о силе зла.
  Он вытащил из кармана телефон и набрал ее номер.
  - Добрый день, Софья Адамовна! Вы сейчас заняты?
  - Здравствуй, Олег Дмитриевич! Здравствуй, дорогой! Для тебя я всегда минутку выкрою. У тебя что-то стряслось?
  - У меня все в порядке. Но появилось несколько вопросов касательно дела Булатовой. И это не телефонный разговор.
  - Ты уж, Олег Дмитриевич, не обессудь. Я Оксане адресок твой дала. Но ведь я не думала, что она к тебе посреди ночи заявится!.. Ой, измаялась девка! Как измаялась!.. Любовь - зла!.. А ты, Олег Дмитриевич, через часок в "Дублин" приезжай! Там и поговорим.
  - Договорились, Софья Адамовна,- отозвался Костырев.- Через час буду...
  Он убрал телефон и посмотрел на жену и детей. И вдруг снова почувствовал бездну, на краю которой стоял семь лет назад, когда Светлана находилась между жизнью и смертью. Он тогда часами сидел возле жены в палате реанимации, одной рукой сжимая ее холодную, уже почти безжизненную кисть, а в другой руке сжимая пузырек с даром Валентина Романова. Он ни о чем не думал тогда, и ничего не ждал от судьбы, ни знака, ни пощады.
  - Она непременно выйдет из комы,- говорили ему медики.- Организм молодой, сильный. И мы делаем все от нас зависящее. Все будет хорошо.
  Но Олег сердцем чувствовал, что этих людей по большому счету не волнует, выйдет Светлана из комы или угаснет в ней. Лишь несколько человек в этом мире молились за ее исцеление. Только ее родные ждали этого чуда. И, забываясь в тяжелой полудреме, он попадал в другой, зыбкий мир, раскинувшийся где-то между стихией воздуха и стихией воды. И бродил в этом мире, чувствуя, что Светлана тоже находится здесь, где-то совсем рядом. Но так и не смог встретиться с нею.
  - Боже мой,- шептал он, очнувшись от полудремы.- Боже, если ты властен во всех мирах, временах и пространствах, помоги мне! Сохрани мать для ребенка, сохрани дитя под ее сердцем, сохрани ее для меня...
  Он молился так изо дня в день. Но уже и умом и сердцем понимал, что не спустятся с небес ангелы небесные, не поднесут к губам умирающей десниц, наполненных живой водой. И сердцем своим он чувствовал, как с каждым днем ее сердце бьется все реже и реже, а пульс его еще нерожденного ребенка только учащается, словно он тоже умоляет своего отца: "Помоги мне! Спаси меня! Спаси!" И пришел день, когда Олег наполнил шприц ядом Дракона и вколол его в капельницу. Был шестой день после того, как Светлана впала в кому.
  Она лежала на постели бледная, как тень, исхудавшая, с провалившимися, темными глазницами и обострившимся носом. А яд тяжелой струей растворялся в прозрачном физиологическом растворе. Олег взял безжизненную руку жены и ткнулся в нее губами.
  - Прости меня,- шептал он.- Прости меня, родная...
  В этот момент он очень отчетливо понимал, что существование в этом мире - это очень странное и неопределенное состояние духа. И очень может быть, что и он сам, и Романов были рождены только для того, чтобы спасти в назначенный час жизнь этой женщине и ее ребенку. В этот момент добро и зло, все боги и все дьяволы перестали существовать для него. И он увидел нечто за цветастой мишурой этого мира. Но это нечто было выше его понимания и стояло за пределами всех слов мира людей.
  И он продолжал шептать и плакать до тех пор, пока рука Светланы не дрогнула, но не в последний раз, потому что Олег ощутил в ней ток жизни...
  - Что ты знаешь о дьяволах?- Прошептал он, глядя вдаль на мерцающие от солнечных лучиков волны озера.
  Он спустился вниз, вышел на крыльцо и потрепал по загривку Адольфа пристегнутого к балясине. Светлана сняла солнцезащитные очки и улыбнулась мужу. Олег сбежал с крыльца, подхватил детей и принялся раскачивать их:
  - Попались, разбойники!- Со смехом говорил он.- Сейчас я вам устрою!
  - Папа! Папа!!!- Смеялись они.
  Он отпустил Настю, а Игната подхватил на руки и подбросил в воздух. Сынишка заверещал от восторга, а Олег ощутил прилив отцовской любви. В свои тридцать пять он точно знал, что это и есть все, что нужно ему от жизни. Деньги, дома и машины, все это хорошо и необходимо, но это не главные ценности. Потому что все это можно потерять в одночасье. Но те, кто тебя любит, кто любит не на словах - не покинет в любые, самые страшные времена. И вместе с тем он знал, для чего нужна ему жизнь и все, что он в ней делает.
  Олег снова подхватил детей на руки и прижал к себе:
  - Какие же вы у меня большие стали!
  Он опустил их на землю и шлепнул обоих по мягкому:
  - Поиграйте с Адольфом! Видите, он скучает.
  А сам подошел к Светлане и присел рядом с шезлонгом на корточки.
  Светлана посмотрела на него с улыбкой и принялась убирать ресничку, попавшую в глаз. Но Олег заметил блеснувшие в ее глазах слезинки. Она тоже села, притянула его к себе и прижалась щекой к его волосам.
  - Олег,- прошептала она.- Давай забудем обо всем... Как будто прошлого не было... Ты сильный, ты ничего не боишься... Но ты как будто бежишь от собственной тени... Брось все!.. Ты почти не отдыхаешь...
  - Появился новый клиент,- отозвался Олег.
  - Родной мой, они так и будут приезжать к тебе, и ты это понимаешь лучше меня. Давай уедем на месяц к твоему брату в Краснодар. Давай уедем куда-нибудь. Уже неважно куда!..
  - Я закончу с этим делом, и мы съездим куда-нибудь. Обязательно съездим,- он поцеловал ее.- Я тебя люблю.
  Олег осторожно высвободился из ее объятия и встал.
  - Мне нужно ехать. Может быть сегодня у нас будет гостья. Не знаю, но мне кажется, что к вечеру появится моя клиентка. Если она приедет, оставь ее ночевать. У девочки очень сложное время в жизни, а друзей нет и с родителями она не ладит. Ее зовут Оксана. Оксана Булатова.
  - Хорошо. Если она появится, я поговорю с ней,- кивнула Светлана.
  - Не скучай, я скоро вернусь,- Олег поцеловал ее на прощание и вышел в калитку.
  
  Паб "Дублин" находился в центре города в двух шагах от офиса Софьи Адамовны. После увольнения из правоохранительных органов Олег принял предложение Мелило и перешел на работу в ее фирму. Официально его должность звучала так - заместитель начальника службы безопасности по общим вопросам. На деле же он занимался тем, что Софья Адамовна предлагала ему во времена погони за Романовым - "не выносить сор из избы". У людей состоятельных время от времени возникают проблемы, которые нужно решать келейно без привлечения людей облеченных государственной властью. Но подчас обстоятельства складываются таким образом, что разобраться в ситуации может только специалист очень высокого класса.
  Все контракты, как называла работу Костырева Софья Адамовна, проходили через нее. Таким образом она заводила новые и весьма прочные связи и знакомства с людьми, добиться расположения которых при других обстоятельствах стоило бы немалых усилий. Олег же занимался тем, что получалось у него лучше всего - своей работой. Судьба распорядилась так, что в этой жизни они помогали друг другу, изворотливая еврейка и сыщик, которому Бог весть кто ворожил на удачу.
  - Добрый день, Софья Адамовна,- Олег сел за столик и выразительно посмотрел на водителя Мелило.
  - Вадик, оставь нас на несколько минут,- улыбнулась Чолу Софья Адамовна.- Олег Дмитриевич, я тебе креветок заказала к темному.
  - Софья Адамовна, вы прекрасно знаете, что я не пью, и все же упорно заказываете мне спиртное.
  - Непостижимо, Олег! Как ты снимаешь стрессы?!
  - Я их избегаю,- в тон ей усмехнулся Олег.- Софья Адамовна, мне мешают работать вопросы клиентов о встречах с дьяволом. Я понимаю, что ради красного словца можно продать и мать, и отца. Но есть вещи, с которыми не шутят. И вовсе не потому, что есть зло, и есть добро. А потому что эти разговоры лишают и воли, и разума...
  - Ну, прости, Олег!- Софья Адамовна развела руки в стороны.- Прости, я снова не сдержалась и рассказала эту историю! Ты знаешь, как я отношусь к тебе. Я - старая, толстая и для тебя совершенно непривлекательная баба. Но я хочу, чтобы люди увидели в тебе то, что я в тебе вижу!
  - Софья Адамовна, к этому разговору мы возвращаемся регулярно...
  - И вернемся еще не раз, Олег!- Усмехнулась Мелило.- Так я устроена! Что тут поделаешь?..
  В этот момент им принесли заказ
  - Будьте добры, минеральной воды с лимоном,- попросил официантку Олег.
  Мелило выпила водки, закусила стейком и закурила
  - С кем ты хочешь встретиться?- Спросила она Олега.
  - С женой Латоцкого.
  - Я знаю ее. Постараюсь тебе помочь. Но вряд ли она примет тебя сегодня. Сейчас мы это выясним...- В памяти телефона она нашла номер Латоцкой и затараторила, когда та отозвалась:- Здравствуй, Наташенька. Здравствуй, милая... Да, это я! Да, я слушаю тебя! Да... Да... Ужас какой!.. Господи!..- В таком ключе она разговаривала с собеседницей минуты три. Олег потягивал из стакана воду и терпеливо ждал, когда она перейдет ближе к делу. Наконец Софья Адамовна произнесла:- Наташа, будет к тебе очень серьезный разговор... Да-да, это касается Вадима... Нет, не из милиции... Они даже не в курсе... Зовут Олегом Дмитриевичем. Когда он может приехать к тебе?.. Лучше все-таки сегодня. Как ты на это смотришь?.. Вот и хорошо, милая. Вот и хорошо... Целую тебя! Целую, лапочка!..- Софья Адамовна посмотрела на Олега и написала несколько слов на салфетке.- Она будет ждать тебя здесь.
  - Это на Московском тракте,- Олег посмотрел на собеседницу.
  - Да, наверно,- кивнула Софья Адамовна.- Она будет находиться там еще два часа.
  - В таком случае я еду к ней. До свидания, Софья Адамовна,- Олег встал.
  - Удачи, Олег Дмитриевич. Звони. Я всегда рада поговорить с тобой,- она проводила его взглядом.- Бог в помощь, Олег,- прошептала беззвучно.- Бог в помощь...
  В этот момент ей стало так горько от мысли, что как бы она ни изворачивалась, сколько бы сил еще не приложила, но так и останется игрушкой в руках судьбы, и никогда не добьется желаемого. Но через мгновение привычным уже усилием подавила эту мысль, налила водки в доппель и выпила.
  - Но что-то ведь было, Олег,- произнесла она, глядя в окно.- И я это тоже помню... И я не слышала, чтобы дьяволу можно было продать половину души...
  Тем временем Олег выбирался из центра города. Начинался час пик, и он спешил как можно быстрей попасть на окраины города.
  После обеда сделалось безветренно и нестерпимо душно. Над землей висел смог. Было так жарко, что уже начал плавиться асфальт, а над дорогой и трамвайными путями дрожало знойное марево.
  - "К вечеру синоптики обещают грозу,- бодро вещал ведущий с радиостанции.- А сейчас за окном Египет! Пустыня Сахара!.. Давайте отвлечемся немного и послушаем танцевальную музыку..."
  
  Латоцкая оказалась высокой, худощавой женщиной лет тридцати. Разговаривая с Олегом, солнцезащитные очки она не сняла. Так что полный ее портрет он так и не составил.
  - Бизнесом занимался Вадим,- говорила она слегка резковатым, твердым голосом.- Я в его дела не лезла, мне хватало забот по дому! Но вот видите, как получилось!.. Я думала, что самое трудное будет - похоронить Вадима. Но оказалось, что проблемы только начинаются!
  - Вы будете продавать кемпинг?- Уточнил у нее Олег.
  - Да,- кивнула Латоцкая.- Быть может это глупо. Меня отговаривают от этого! Выгодой сулят... Но я с самого начала была против этой стройки! Мне кажется, что Вадим был бы жив, не начни он строительство. К тому же он залез в долги и в долги немалые. Я продам стройку, отдам долги и буду детей поднимать.
  - Наталья Ивановна, возможно сейчас я задам вопрос, который покажется вам диким. Но я должен его задать. После гибели вашего мужа прошло время. Сейчас многие вещи вы оцениваете уже по-другому. Вы уверены в том, что ваш муж погиб от руки Тарасова?
  - Я вас не понимаю?!- Солнце блеснуло на стеклах ее очков.- Это даже не требует доказательств! Вы не встречались с Тарасовым?! Значит вы не видели эту лживую и продуманную тварь! Вадим заботился о нем больше, чем о собственных детях! Он даже прописать его у нас хотел!.. Земляки!- Латоцкая перевела дыхание.- Вадим написал доверенность на машину. Он комнату хотел выкупить, чтобы у Тарасова появилась постоянная прописка. Вы думаете, знакомство Тарасова с этой девушкой было случайностью?.. Я думаю, нет...
  Она явно сгущала краски, но ее можно было понять. Видимо, она и в лучшие времена испытывала неприязнь к Тарасову, а теперь ее неприязнь подпитывалась ненавистью.
  - Я понимаю, что так и должно быть,- немного успокоившись произнесла она.- И кто-то обязательно встанет на его защиту, хотя бы эта девушка. Но в сердце моем - мрак! Мой муж был добрым и отзывчивым человеком. Ему бы еще жить да жить!.. Вот за этой дверью он лежал в луже... Понимаете, в луже крови!.. Идемте, я покажу вам!- Она пересекла парковку и открыла дверь недостроенной закусочной. Олегу ничего не оставалось, как проследовать за ней.
  Все это время за ними из приоткрытого окна джипа наблюдал мужчина лет сорока пяти.
  - Вот здесь он лежал!- Сказала Латоцкая так громко, что где-то запела строительная струна.- Смотрите, кажется, тут еще осталась кровь!- Она присела на корточки и прикоснулась к бетонному полу. Костырев подошел ближе. На полу действительно темнело какое-то пятно.- Мы жили с ним в офицерских общежитиях,- тем временем продолжала говорить Латоцкая.- У нас не было ничего... Вы не знаете каким был Вадим...Мы выросли в одном поселке, учились в одном классе. Он был таким заморышем, забитым, затюканным!- Слезы потекли по ее щекам.- А потом вдруг появился через несколько лет. И никто, понимаете, никто не смог узнать моего Вадика!.. Я не любила его, но всегда знала, что нам по пути,- она неожиданно встала и вплотную подошла к собеседнику.- Вы правы, на многие вещи я смотрю сейчас иначе. Когда Вадима не стало, я поняла, кого потеряла. Ради семьи он был готов на все. Дай вам Бог, хоть немногим походить на него...
  - Наталья Ивановна, я понимаю, насколько вам тяжело. Но я вынужден попросить вас еще об одной встрече.
  - Хорошо,- кивнула она.- Завтра в одиннадцать у меня. Вот моя карточка,- она протянула Олегу визитку.- Если вы теряли близких, вы поймете мое состояние.
  - Да, конечно. Мне очень жаль, что ваш муж погиб.
  - Наташа, все в порядке?- Окликнул Латоцкую водитель джипа. Он стоял в открытых дверях, высокий, худощавый, наверняка очень сильный человек.
  - Да, Тимур, все хорошо. Мы с Олегом Дмитриевичем разговаривали о Вадиме.
  - Здравствуйте,- мужчина подошел к ним и протянул Олегу руку.- Гиниятов Тимур Миратович. Я намерен купить у Натальи Ивановны кемпинг. Вадим брал у меня деньги в долг. Но кто же знал, что все так получится? А вы, простите, кто будете?
  - Костырев Олег Дмитриевич,- представился Олег.- Я работаю на Софью Адамовну Мелило.
  - А я слышал о вас,- неожиданно улыбнулся Гиниятов.- Моя дочь училась в одном классе с Элей Эхтирамовой. Мы об истории с ее сестрой узнали не сразу. Олег Дмитриевич, то что вы сделали тогда - это подвиг, вы жизнь человеку спасли.- Он еще раз пожал Костыреву руку.- Я слышал, чем вы занимаетесь у Мелило. Да и Софью Адамовну я знаю неплохо,- Гиниятов, видимо, хотел добавить еще что-то, но передумал, сказал только:- Рад знакомству. Если возникнут проблемы с автомобилем, милости прошу в автосалон на Магистральной. Для вас все бесплатно.
  - Польщен,- Олег улыбнулся.- Простите... Наталья Ивановна, завтра в одиннадцать я буду.
  - Да,- в ответ кивнула Латоцкая.- До свидания.
  - Извините, если я помешал вам,- он слегка поклонился и вышел на улицу.
  
  Домой Олег вернулся в начале восьмого вечера. Жена с детьми ушли на пляж. Адольфа они взяли с собой. Кроме ленивого персидского кастрата Шаха, дома никого не было. Олег поднялся в кабинет, проверил автоответчик. Закрыл оружие в сейф и вышел на балкон.
  Со стороны пляжа доносился многоголосый гул: детские крики, девичьи повизги, возгласы подвыпивших мужчин, музыка и лай собак. А за спиной на западе ворчал гром. Олег закурил и помассировал отяжелевшие веки. Вторые сутки без сна и отдыха давали о себе знать. Он помотал головой и немного взбодрился.
  В сущности все складывается не так уж и плохо, думал Олег. Рано еще судить о чем-то определенно, но скорей всего следствие пошло по неверному пути. Хотя Латоцкая еще может переубедить меня относительно Тарасова, еще может, думал он. Но это я узнаю только завтра. В любом случае, пока я не пойму кем был убитый, я не смогу понять, за что его убили.
  Он курил, думал что-то о мотивах, толкнувших убийцу на преступление. И уже с сожалением думал о том, что напрасно отказался и не пошел на озеро. Хотя с другой стороны, Светлана с детьми должны уже были вернуться с минуты на минуту... И он наверняка уснул бы под эти мысли, но в этот момент на поясе у него загудел телефон.
  - Добрый вечер, Оксана,- сказал Олег, прижимая трубку к уху.- А я только вспоминал о вас. Где вы сейчас находитесь?
  - Добрый вечер, Олег,- отозвалась Булатова, в ее голосе чувствовалось смущение.- В общем, я стою на дороге неподалеку от вашего дома.
  - Приезжайте в гости, Оксана. Познакомитесь с моей женой и детьми. Даже можете переночевать у нас. На самом деле, Оксана, приезжайте. Скоро мы будем ужинать. А потом мы с вами поговорим. Если у вас еще будет желание разговаривать на эту тему. В конце концов, вам нужно отвлечься.
  - А это ничего, если я приеду к вам вот так?
  - Свою жену, Светлану, я предупредил о вашем появлении еще днем. Она приняла бы вас даже в том случае, если меня не было дома.
  - Вы знали, что я приеду?
  - Нет, конечно. Наверняка никто ничего не знает. Я жду вас на улице, Оксана,- Олег убрал телефон в футляр на ремне и потушил окурок в пепельнице.
  Гром за спиной стал явственней. На западе рокотало уже непрерывно. Олег встряхнулся, отгоняя от себя сон, закрыл глаза и сделал несколько медленных вдохов и выдохов. В этот момент солнце нырнуло в тучи и на поселок упала тень от грозы.
  Когда Олег открыл глаза все вокруг него было залито сумерками. Он поднял лицо к небу и увидел темные, вихрящиеся щупальца непогоды.
  - Ну и ну,- устало пробормотал он.
  Со стороны пляжа на дорогу выезжали автомобили. Сквозь ветви деревьев были видны люди, спешившие добраться домой до начала грозы. Вода на озере потемнела, по ней порывами пробегала серебристая рябь. В этот момент Олег вспомнил, что в гости к ним едет Оксана. Он посмотрел налево и увидел ее машину на въезде в поселок.
  - Наверняка никто ничего не знает,- повторил он свои же слова и пошел встречать гостью.
  Они появились одновременно: Оксана на кабриолете с уже поднятым верхом и Светлана с детьми на "Фольксвагене". Настя с Игнатом сразу же пробежали в сад и принялись глазеть на приближавшуюся грозу. Адольф прыгал возле них, ложился на землю и поскуливал.
  Светлана вышла из машины, улыбнулась Олегу - он подходил уже к калитке, и посмотрела на тонированные стекла машины Булатовой. Олег подошел к кабриолету и побарабанил в окно.
  - Оксана! Мы вас ждем!
  Светлана подошла к нему и улыбнулась, глядя на лобовое стекло. В этот момент гроза перевалила за границы города, накрыла дождем лес и поля. На поселок опустилась темнота позднего вечера, только на востоке проглядывало донце ясного неба. А на западе темное небо прорезали яркие вспышки молний.
  Со стороны водителя, наконец, щелкнул замок открываемой двери, и из машины выбралась Оксана.
  - Я маме позвонила,- объяснила она.- Предупредила, что задержусь сегодня. Здравствуйте,- она посмотрела на Светлану.
  - Здравствуй, Оксана! Ей-богу, ведь сейчас польет! Давайте-ка, все в дом! Дети! Настя, Игнатик, домой!
  Адольф уже прыгал по крыльцу и порывался засунуть свой черный нос под дверь. От каждого громового раската он вздрагивал и порывался скулить.
  Олег взял гостью под локоток и повел через палисадник. Вокруг них щелкали первые капли дождя. Ливень шел стеной, надвигался с таким шумом, словно подминал и перемолачивал весь этот мир на корм для скота. И, едва Олег с Оксаной успели подняться на крыльцо, как ливнем накрыло окрестности.
  - Успели,- улыбнулся Олег.- Я надеюсь, что сегодня вы немного поспали. Выглядите посвежевшей, Оксана.
  - Да, я отдохнула,- кивнула гостья.
  Трубы водостоков гудели и извергали из себя бурные потоки. Ливень словно взбесился, сквозь него не было видно ни неба, ни земли. После оглушительных ударов грома на землю обрушивался град.
  - Олег, заходите в дом!- Прикрикнула на мужа Светлана.- Господи, одно и то же!- Она поймала собаку напуганную грозой и закрыла ее в подвале.
  - Да, Оксана, давайте зайдем в дом,- сказал Олег в тон жене и всплеснул руками:- О, Господи, я же кресло с балкона не убрал! Оно теперь неделю просыхать будет!
  - А я, кстати, все слышала,- Света закрыла дверь подвала и посмотрела на Олега.
  - А я знаю,- улыбнулся тот.
  - Вы, Оксана, его не слушайте!- Сказала Светлана гостье.- Он пока только мне голову не заморочил.- Олег с улыбкой смотрел на нее.- А вы проходите. Чувствуйте себя, как дома. Сейчас поужинаем, вина выпьем! И бог с ними со всеми проблемами! И бог с ней с грозой этой дикой!
  Дети галопом бегали по холлу и лестнице, Адольф в подвале уже не скулил, а подвывал.
  - Идемте на кухню, Оксана,- Олег снова взял гостью под руку.- Выпьем по чашечке кофе.
  
  После ужина они сидели в гостиной. Светлана показывала гостье фотоальбом, а Олег играл с детьми в компьютерную игру - стреляли "Куриц". Гроза к тому времени ушла дальше на восток. Ливень стих, оставив после себя прибитую к земле траву и поникшие ветви деревьев. Вечер был напоен свежим дыханием дождя. Солнце еще не зашло, но после грозы и оно стало прохладным.
  - А это Олег в Таиланде,- объясняла Оксане Света.- Вообще-то, он уже семь лет не пьет, но вот почти на всех фотографиях из этой поездки выглядит как с похмелья. С чего бы это, дорогой мой?!
  - Бессонные ночи, милая,- рассеяно отозвался Олег.- Бесконечные улицы "Красных фонарей"...
  - Все, Костырев, дальше Египта, ты ни ногой!- Пообещала ему Светлана и перевернула альбомный лист.- А вот это, кстати, Олег в Египте. Вообще-то, он уже семь лет не пьет...
  Олег посмотрел на нее и рассмеялся.
  - А это Софья Адамовна!- Продолжала комментировать фотоснимки Светлана.- Но ты с ней наверняка знакома. Что я еще могу сказать?.. С Софьей скучно не бывает! А это...
  Олег снял со своего колена Настю и посадил ее в кресло.
  - Я буду в кабинете,- сказал он Светлане и вышел из комнаты.
  Поднявшись наверх он открыл балконную дверь и сел за стол. После ужина ему снова захотелось спать. Чтобы отвлечься, Олег положил перед собой чистый лист бумаги и по памяти переписал фамилии всех известных ему фигурантов, знакомых этих фигурантов, фамилию следователя из Усть-Алтынска, внес в список даже себя и Софью Адамовну. Пока что это художество его не вдохновляло.
  - Да,- пробормотал он, вторя собственным мыслям.- На подвиги не вдохновляет. Пока...
  - А это берлога нашего Олега!- Дверь открылась и в кабинет зашли Света с Оксаной.- Если Олег не в разъездах, значит он находится здесь. Да, милый мой?
  - Да, любимая, я почти всегда здесь,- отозвался Олег.- Проходите. Чувствуйте себя, как дома. Очень рад.- Он так пристально смотрел на гостью, что в конце концов смутил ее. А ведь в голове у него не было ни одной мысли.
  Женщины прошли на балкон. Света говорила о том, что место здесь тихое. Да и как ему не быть тихим? В поселке живет прокурор города, три депутата городской думы, не говоря уже о предпринимателях, чиновниках и государственных чинах рангом пониже.
  - Летом здесь просто рай!- Говорила она.- И зимой рай!.. Зимой на озере расчищают лед для катка, делают свет. И под музыку вечерами мы катаемся на коньках!.. А на противоположном берегу есть крутые горки, и зимой мы катаемся там на лыжах. Одна беда, папа у нас все время на работе,- вздохнула она.
  - Светлана,- не оборачиваясь, произнес Олег.- Наверно, уже достаточно рассказывать Оксане обо мне?.. Сдается мне, что Оксану окружают точно такие же трудоголики! Оксана, я вот подумал. Коли вы здесь, может быть, поговорим о вашем друге? Я совсем не представляю себе, что он за человек...
  - Мне все равно пора детей укладывать,- кивнула Света.- Но это только подтверждает мои слова. А ты, Оксана, оставалась бы ночевать у нас на самом деле. У вас разговор минимум на час выйдет. Олег поговорить любит. Куда ты потом на ночь глядя поедешь?..
  - Я даже не знаю,- без особой уверенности сказала Оксана.
  - Оставайся,- кивнула Светлана.- А пока что поговорите. Я вас еще проведаю,- она поцеловала Олега в затылок, огладила на его плечах рубашку и вышла из кабинета.
  - Спасибо, милая,- улыбнулся ей вслед Олег. Он тоже вышел на балкон и облокотился на перила.
  - У вас здесь очень хорошо,- Оксана посмотрела на него.
  - Да,- кивнул Олег.- Хорошее место для жизни.
  - Вы уже нашли что-то?- Спросила она, продолжая смотреть на него.
  - Немного. Очень немного,- ответил Олег.- Вы бывали в гостях у Дениса?
  - Да,- кивнула Оксана.- В принципе там тоже неплохо. Сады, дачи, лес. Правда, озера поблизости нет.
  - Нет, Оксана, я говорю о комнате в коммунальной квартире,- сказал Олег.- Сегодня я был там. Место довольно неприглядное. Я сомневаюсь, что Денис показывал вам свое жилье.
  - Нет, там я не бывала,- покачала головой Оксана.
  - Я нашел там фотографии и старые газеты,- говорить о том, что соседи разворовали вещи Дениса, Олег не стал.- Только это и больше ничего примечательного. Если интересно, я покажу вам эти вещи.
  Они вернулись в кабинет. Олег посадил Оксану за свой стол и положил перед ней папку с газетами и фотографиями из комнаты Тарасова.
  - Не возражаете, если я закурю?- Спросил он у гостьи.
  - Нет. Конечно, нет.- Оксана осторожно перебирала вещи Тарасова.- Денис показывал мне несколько фотографий, но этих я не видела.
  - Вы говорили, что у Латоцкого и у Дениса было похоже детство. Что вы имели в виду?
  - Мать оставила Дениса бабушке, а сама вышла во второй раз замуж. Отчим Дениса не любил. Он не хотел его видеть в своем доме. Дениса воспитывали бабушка с дедушкой. Но пока он служил в армии бабушка умерла, а дед спился. Кстати, вот их фотография!- Она протянула Олегу снимок.- Он показывал мне похожую.
  Олег посмотрел на любительское фото группы людей на фоне бревенчатой избы с палисадником. Олег уже видел эту фотографию, но сейчас вгляделся в лица родственников Тарасова внимательней. Наверняка они были честными людьми. Всю жизнь прожили на земле. Если брали чужое, то позже стыдились этого. Трудились до глубокой старости, хлеба выращивали. Или что там еще на Вятке растет?.. Вот только дочь у них ребенка бросила, и внук за решетку попал. И вовсе не факт, что он не убивал своего благодетеля...
  - И у Вадима Латоцкого в жизни было что-то подобное,- тем временем говорила Оксана.- Подробно об этом мне Вадим не рассказывал. Он и о себе не очень много рассказал. Вот про армию любил рассказывать. И любил вспоминать о том, как ходил на охоту. Но, честно говоря, мне не очень нравились эти рассказы.
  - Почему?
  - Я не люблю слушать истории об издевательствах над людьми. А когда представляла, как Денис стреляет по уткам и по зайцам, мне, вообще, плохо становилось.
  - Он жестокий человек?
  - Нет, вовсе нет. Охота для него... Да, наверно, для всех, кто живет там,- она кивнула на фотографию.- Дело обычное, что ли? Они охотились, чтобы,- губы у нее дрогнули в полуулыбке,- суп варить...
  - Хорошо,- кивнул Олег.- А почему он уехал из дома? Он объяснял вам причину, по которой уехал из родных мест?
  - Но это же деревня!- Оксана с удивлением посмотрела на него.- Оттуда все уезжают!
  - Вы сказали, что не были хорошо знакомы с Латоцким, но все же несколько раз встречались с ним. Возможно, у вас успело сложиться мнение об этом человеке.
  - Нет, я его почти не знала. Но Денис его уважал. Он считал его старшим братом. Он не раз говорил мне об этом.
  - Хорошо, Оксана. А теперь поговорим немного о вас,- Олег отошел к окну и присел на подоконник.- Не подумайте, что я говорю от имени вашего отца. Это не так и этого не случится. Просто я хочу поговорить с вами как человек, который немного старше и чуть-чуть опытней вас. Вы знаете, что такое судьба?
  - Я должна ответить на этот вопрос?- Видимо, он все же поставил ее в тупик.
  - Постарайтесь,- улыбнулся Олег.
  - Наверно, я не смогу,- после минутного размышления ответила Оксана.- Я не знаю, как ответить на ваш вопрос. А вы можете?
  - Конечно,- кивнул Олег.- Судьба - это то, что мы должны принять безоговорочно. Неважно лучше или хуже мне станет от того, что со мной происходит. Но я должен принять это, а не закрывать глаза и заниматься самообманом, пытаясь убедить себя, что в жизни ничего не меняется.
  - А это имеет отношение к тому, что сейчас происходит со мной?
  - Оксана, мы не знаем зачем приходим в этот мир? Ответы на этот вопрос весьма расплывчатые: ради детей, ради достойной жизни, чтобы помочь кому-то и так далее. Много дел, еще больше слов и намерений, вот что такое человеческая жизнь... Но при всей своей амбициозности ни один из живущих не знает, когда именно он принесет наибольшую пользу. Возможно, ваша судьба - это только помощь одному-единственному попавшему в беду человеку, и не больше этого. Хотя и этого уже немало. Не нужно мои слова понимать буквально. Тем более не следует понимать их как совет.
  - Простите, Олег, но сейчас вы говорите какими-то загадками,- покачала головой Оксана.- Быть может я позже пойму, что вы имели в виду...
  - Хорошо,- кивнул Олег.- Вы помните подробности своего знакомства с Денисом?..
  Спустя четверть часа Олег окончательно убедился в том, что причина смерти Латоцкого кроется не в его отношениях с Денисом. По крайней мере, к такому убеждению он приходил после каждой беседы с Оксаной. И после каждого соприкосновения с куцыми и по большей части надуманными обвинениями в адрес Тарасова. Не было у Дениса причин поднимать руку на человека, которого он считал своим братом, и который относился к нему как к брату.
  - Крест следов,- шептал Олег как молитву.- Крест следов... Вот тебе, тетка, и Юрьев день!.. Им, как на блюдечке, преподносят убийцу... И все уже продумано: ссора, драка и ружье под руками...
  И он понимал, что только разговор с Латоцкой даст ответ на его вопрос: не в прошлом ли истоки гибели ее мужа?
  Шел одиннадцатый час вечера. С балкона тянуло прохладой. На крыльце стояли Светлана с Оксаной, они потягивали вино из бокалов и беседовали о своем, о девичьем.
  - А я, между прочим, все слышу!- Наконец сказал Олег.
  Они на мгновение замолчали.
  - Как интересно...- послышался голос Светланы.
  И через секунду продолжили прерванный разговор.
  
  Латоцкие жили в большой четырехкомнатной квартире в центре города. Кроме Олега и хозяйки в квартире больше никого не было. Они прошли в гостиную и устроились за обеденным столом.
  - Мальчики гостят у родственников, а мама на даче, так что можете задавать любые вопросы,- сказала Латоцкая. Если вчера она еще как-то держалась, то сегодня выглядела подавленной и уставшей.- О чем вы еще хотели поговорить со мной?
  - Видимо, ваш муж нашел себя в бизнесе,- вместо ответа подытожил свои мысли Олег.- Он ведь не очень долго служил. Года четыре, я полагаю?
  - Да, он уволился из армии и занялся бизнесом,- кивнула Латоцкая.
  - Вероятно, был повод для этого?
  - Но ведь вы тоже уволились из милиции.
  - У меня тоже был повод для этого,- кивнул Олег.
  - Не было ничего,- покачала головой Латоцкая.- Вадим хотел обеспечить семью, и только. У нас к тому времени уже появились дети. А если вы имеете в виду тот случай, то это - бред! Считать, что офицер бросил службу из-за каких-то проблем, которые в армии возникают постоянно - это бред! Вы уже сами убедились, что Вадим был не из слабого десятка.
  - Да, тот случай,- задумчиво кивнул Вадим. Он понятия не имел, о чем идет речь, но все же решил использовать старый как мир трюк - сделать вид, что он уже знает все.- Наталья Ивановна, а вы то что думаете, прав он тогда был или все же неправ?
  - Вы знаете, у военных выбор небольшой. В армии даже генералы уставу подчиняются. Я, слава Богу, в человека не стреляла. Но ведь у этого солдатика просто рука могла дрогнуть, и не хотел он никого убивать!.. Может, он этому наркоману в ногу целился? Мне-то откуда знать?!
  - Да, очень может быть,- кивнул Олег, физически ощущая прикосновение своих ног к твердой почве.- Ведь это случилось незадолго до увольнения Вадима со службы?
  - Олег Дмитриевич, я думала, что вы пришли узнать подробней об отношениях Вадима и Тарасова,- даже с оттенком обиды произнесла Латоцкая.- Наверно, я вам вчера так и не смогла объяснить, что только эта двуличная тварь виновна в смерти Вадима... Олег Дмитриевич, я не все рассказала следователю. Но сделаю это обязательно!
  - Что вы имеете в виду, Наталья Ивановна?- Осторожно спросил ее Костырев.
  - Тарасов меня домогался! Я не хотела говорить об этом Вадиму, но все же рассказала ему накануне гибели... О чем сейчас жалею!
  Олег с удивлением посмотрел на нее:
  - Наталья, почему же вы не сказали об этом сразу? Ведь это облегчило бы работу следствия... Или вас научили придумать это обвинение?
  - Никто меня не учил!- Латоцкая сжала челюсти и твердо посмотрела в глаза Олегу.- Просто я не хотела выносить сор из избы.
  - Сор из избы?!- Олег почувствовал непреодолимое желание схватить собеседницу за плечи и встряхнуть хорошенько, чтобы к ней вернулся рассудок.- Вы называете это - "не выносить сор из избы"? Расскажите мне все.
  - Вы не следователь!- Глаза у Латоцкой были такие же твердые, как и голос.
  - Да, я не следователь,- кивнул Олег.- Но я не меньше вашего хочу узнать ответ на вопрос: кто убил Вадима Латоцкого?
  - Его убил Тарасов,- на лице Латоцкой зажглась скупая улыбка.
  Олег несколько мгновений пристально вглядывался в ее глаза.
  - Хорошо,- наконец сказал он.- По крайней мере, теперь многое становится понятным. Ваш муж с Тарасовым поссорились, и Тарасов застрелил Вадима Сергеевича. Если вы пойдете до конца, Наталья Ивановна, вы обязательно сообщите новые факты следователю. Но я советовал бы вам хорошенько подумать, прежде чем делать это. Спасибо за информацию,- Олег поднялся.
  - Не за что.
  - Кстати, Наталья Ивановна. Где ваш супруг взял деньги на покупку магазина?
  В глазах у Латоцкой мелькнула неприязнь.
  - В банках дают ссуду на развитие малого и среднего бизнеса,- ответила она.
  - Это я знаю,- кивнул Олег.- Но где взяли деньги вы?
  - Мы брали ссуду,- повторила Латоцкая.- Вам показать документы?
  - Нет, это лишнее,- Олег улыбнулся.- Извините за беспокойство. До свидания.
  Возле дверей подъезда он остановился и уже по наитию оглянулся на балкон Латоцких. Наталья Ивановна провожала его взглядом.
  
  В военном комиссариате Ленинского района Олегу пришлось приложить немало усилий для того, чтобы ознакомиться с личным делом уволенного в запас старшего лейтенанта Латоцкого В.С. Впрочем, из скупых характеристик и справок Олег узнал немного: антропометрические данные, место учебы, место службы, поощрения и наказания.
  - И это все?- Спросил он молодцеватого капитана, заведовавшего архивом.
  - Да,- кивнул тот.
  - Вы знаете, что Латоцкий погиб?
  - Конечно,- снова кивнул капитан.- Если это все, я попрошу вас из кабинета. У меня обеденный перерыв начинается.
  - Будьте добры, одну минуту,- остановил его Олег.- Я знаю, что в конце службы у Латоцкого произошел некий инцидент, повлиявший на его решение уволиться из армии.
  - Личное дело Латоцкого вы только что смотрели. Судите сами, о каком именно инциденте идет речь,- ответил капитан.
  - Момент!- Олег переписал координаты воинской части, в которой служил Латоцкий и фамилии командиров, под началом которого он в то время служил.- А вы не скажете, кто сейчас командует в этой воинской части?- Спросил он офицера.
  - А вы всегда такой дотошный?- Усмехнулся тот.
  - Работа у меня такая,- пожал плечами Костырев.
  Капитан сверился по своей картотеке.
  - Сейчас батальоном командует подполковник Калистратов. У вас все?
  - Да, благодарю вас,- Олег подошел к двери кабинета.- Извините, если причинил неудобство.
  - Ну что вы, это моя служба отвечать на вопросы,- в ответ усмехнулся тот.
  Не успел Олег выйти на крыльцо военкомата, как на поясе у него загудел телефон. Позвонила Оксана Булатова.
  - Здравствуйте, Оксана,- Олег оглянулся. Следом за ним вышел давешний капитан.
  Но собеседница Костырева смогла произнести только: "Олег...", и разрыдалась.
  - Что случилось, Оксана?- Олег спустился с крыльца.- Оксана, успокойтесь, пожалуйста. Возьмите себя в руки...- Но она продолжала рыдать навзрыд.- Оксана, успокойтесь...- Олег сел в машину, продолжая разговаривать с ней:- Давайте сделаем вдох поглубже, а потом сделаем медленный выдох. И расскажем Олегу Дмитриевичу все, что с нами стряслось в это чудесное утро...
  - Олег, его убили...- наконец с трудом но все же выговорила Оксана.
  - Кого убили?- Осторожно спросил Костырев, уже зная ответ почти наверняка.
  - Дениса убили...
  - Где вы сейчас находитесь?
  - Возле следственного изолятора.
  - Оксана оставайтесь там. Я приеду через десять минут...
  
  Поножовщина оборвала жизнь троих подследственных. Произошло это около девяти часов утра. Причину конфликта объяснили неприязнью между двумя этническими группировками: грузинскими и русскими ворами, сидевшими в одной камере. Но Олег и без подсказки Черкасова, обрисовавшего ему детали происшествия, понимал, что двоим из убитых "закрыли" рот - они начали давать показания против одного из криминальных авторитетов, а Тарасов под нож попал случайно. Хотя объяснить этого Оксане Олег так и не смог. В конце концов, он предложил ей провести еще одну ночь в их доме.
  - Садитесь ко мне, Оксана. Вашу машину я поставлю на стоянку. И сегодня у нас погостите. Поговорите со Светой. Кофе выпьем. Вам сейчас нужно успокоиться. Вам нужно придти в себя. Вы согласны со мной?..
  - Да,- кивнула в ответ Булатова.
  - Вот и хорошо,- улыбнулся Олег.- Дайте мне ключи от машины.
  Он поставил ее автомобиль на платную стоянку, находившуюся неподалеку от СИЗО.
  Олег уже сейчас знал, что от дальнейшего расследования она не откажется. И знал, какой прессинг ему предстоит выдержать со стороны ее отца.
  Он вернулся к следственному изолятору, сел в машину и посмотрел на Булатову.
  - Мне очень жаль,- сказал он.- Но мы все живем с этим. Живем со своими потерями.
  Оксана выглядела уже немного лучше. Она вздохнула и задала вопрос, который Олег ожидал услышать от нее меньше всего:
  - Вы убивали людей?
  - Да,- кивнул Олег. Он не видел смысла во лжи.- Но вы должны понимать, что ответ на этот вопрос ничего не меняет.
  - И все же, это произошло случайно?- Оксана продолжала смотреть ему в глаза.
  - Нет, Оксана, это не было случайностью. Если бы я медлил или сомневался в тот момент, меня бы убили.
  - Как это произошло?
  - Двенадцать лет назад я ловил маньяка. Он убивал людей, опутывал их своей ложью и пускал под нож. Мы с напарником выследили этого человека. Но он оказался не один, хотя это не типично для маньяков. Его приятель устроил стрельбу, и я застрелил обоих. Мой напарник медлил, и мне пришлось сделать это... Оксана, в тот момент я очень хорошо понимал, что делаю. И сейчас вы тоже должны осознавать все свои действия. Как это ни горько, как это ни тяжело, но для вас и для меня все это может закончиться здесь и сейчас. Вы заплатите мне за один день работы, и мы забудем обо всем. Поверьте мне, забыть будет легче, чем вы об этом думаете.
  - Но ведь вы уже знаете, как я поступлю,- Оксана наконец отвернулась от него.
  - Нет, я этого не знаю,- покачал головой Олег.
  - Олег, я должна узнать, из-за кого погиб мой Денис,- отчетливо произнесла Булатова и вновь посмотрела в глаза Олегу.- Из-за чего он погиб.
  - Хорошо,- кивнул тот,- мы узнаем это вместе.
  - Мне страшно, Олег,- Оксана неожиданно взяла его за руку.- Как будто я заглянула в бездну.
  Олег погладил ее по руке и ободряюще улыбнулся:
  - Оксана, это судьба. Вам суждено было пережить это... Не принимайте на веру слова Софьи Адамовны. В нашем мире нет чудовищ пожирающих души. Это мир людей, Оксана. Мир людей... Если у вас возникнет желание, мы поговорим о вещах необъяснимых. Но не сейчас. Мне кажется, с вас уже достаточно необъяснимых вещей и чудовищ,- он повернул ключ зажигания и вырулил на проезжую часть.
  
  Родители принялись вызванивать Оксану ближе к вечеру. По большей части с ней разговаривала мать, но время от времени за дело брался и сам Сергей Андреевич. Олег не прислушивался к тому, что им отвечает Оксана. Но вскоре она вовсе перестала обращать внимание на их звонки.
  В это время они находились на пляже. День в отличие от предыдущего был нежаркий, так что народу на пляже было немного. Светлана запретила детям купаться, и Олегу пришлось развлекать их игрой в мяч. А женщины в это время, как и накануне, почти не переставая, разговаривали.
  Олег знал, что люди Булатова наблюдают за Оксаной. Подтвердилось это после того, как Костыревы вместе с гостьей вернулись с пляжа. Не успел Олег подняться в кабинет и выйти на балкон, как его телефон загудел.
  - Здравствуйте, Костырев, это - Булатов!
  - Здравствуйте, Сергей Андреевич.
  - Что происходит с моей дочерью?- Без обиняков спросил Булатов.
  - Вы в курсе того, что Тарасов погиб в следственном изоляторе?
  - Разумеется. Но мне это неинтересно. Что с Оксаной?
  - Вы хорошо знаете, что с ней все в порядке,- усмехнулся Олег.- Возможно, вам даже "картинку" передают...
  - Костырев, меня не интересуют ваши вылазки на пляж!- оборвал его Булатов.- Я должен знать, что моя дочь намерена делать дальше? Это моя единственная дочь, Костырев!
  - Она хочет довести дело до конца,- ответил Олег.
  - Костырев, вам денег не хватает?!- Снова перебил его собеседник.- Я дам вам денег! Только оставьте мою дочь в покое! Я полагал, что вы вовремя поставите точку!
  - Сергей Андреевич,- еще раз усмехнулся Олег.- Вы решили, что можете купить меня?..
  - Купить можно любого!
  - Слушайте, Булатов, вы так и будете хамить?
  - Что?..- Видимо, его собеседник не поверил своим ушам.
  - Вспомните, Булатов, вы хотели доказать дочери свою непричастность ко всему, что произошло с Тарасовым.
  - Сейчас это очевидно!
  - Очевидно для нас с вами, но не для нее!
  - Бросьте, Костырев! Я говорю вам еще раз: оставьте мою дочь в покое!
  - Сергей Андреевич, вы уже потеряли доверие дочери. Чем вы купите его, новой машиной?
  - Хорошо,- после некоторого размышления произнес тот.- Ваши предложения?
  - Позвольте ей проявить самостоятельность. Ваша дочь умна и не спесива. Уроки жизни она понимает правильно.
  - Вы учились на психолога, Костырев?
  - Психология - это не наука,- усмехнулся Олег.- И вы знаете это не хуже меня.
  - Насколько я понимаю, домой Оксана сегодня уже не приедет...
  - Она переночует у нас. А своим людям вы можете дать отбой.
  - Запомните, Костырев, ошибок я вам не прощу,- вместо ответа предупредил его Булатов.
  - Разумеется,- Олег улыбнулся, иной реакции от собеседника он не ждал.- До свидания, Сергей Андреевич.
  - До свидания...
  Олег вышел на балкон и усмехнулся. Люди Булатова больше не таились, свою машину они поставили возле дома Костыревых.
  Длинные вечерние тени легли от деревьев на дорогу. Солнце нависло над горизонтом. Стая чаек опустилась на волну, крики птиц разносились над озером. Из открытых окон машины охранников Булатова доносился такой же хриплый, как у чаек, голос американского репера RMX.
  Олег закурил и снова взял в руки телефон.
  - Да?- Отозвался Булатов.- Что вам еще, Костырев?..
  - Сергей Андреевич, вы не знаете подполковника Калистратова? Мне необходимо встретиться с ним. Но боюсь, что разговаривать по интересующему меня вопросу он не будет.
  - Калистратов... Калистратов... Знакомая фамилия...- пробормотал Булатов.- Это срочно?
  - Да, чем раньше я переговорю с ним, тем будет лучше,- отозвался Олег.
  - Подождите немного, Костырев,- сказал Булатов.- Я уверен, что встречался с военным под такой фамилией... Подождите еще минуту, я сейчас...
  Было хорошо слышно, как он щелкает кнопками "мышки". Видимо, у Булатова все деловые и личные знакомства были занесены в отдельные файлы.
  - Да,- отозвался он через минуту.- В девяносто девятом году я сталкивался с неким Калистратовым из Ситовского гарнизона. Калистратов Семен Петрович, майор, начальник штаба.
  - Да, это он,- сказал Костырев, сверяясь с записями сделанными в архиве военкомата.
  - Это имеет отношение к моей дочери?- Спросил его Булатов.
  - Сергей Андреевич, сейчас все чем бы я ни занимался, имеет косвенное отношение к вашей дочери.
  - Хорошо, я постараюсь поговорить с ним сегодня же,- сказал Булатов.- Он мне остался должен. Но военные иногда "шифруются", так что обещать ничего не буду. Если не позвоню вам сегодня, значит я его не нашел... Чем сейчас занимается Оксана?
  - Играет с моими детьми,- ответил Олег.
  - Да, детей она любит,- отозвался Булатов.- Костырев, вы мне за нее головой отвечаете!
  - Сергей Андреевич, вам еще не надоело?- Усмехнулся Олег.
  - Хорошо,- сказал Булатов.- Мы обо всем условились. Звоните мне, Костырев, звоните! Держите меня в курсе событий!
  - До свидания.- Олег убрал телефон в футляр и посмотрел на машину охранников.
  Один из них вышел и настороженно смотрел в сторону пляжа. Олег проследил за его взглядом и увидел пелену тумана, сгустившуюся у края дальнего берега. Спустя мгновение туман принялся клубиться и стремительно пополз над водой в сторону поселка. Больше всего это зрелище напоминало голливудский фильм ужасов.
  - Ну и ну,- усмехнулся Олег.
  А охранник резко обернулся к напарникам и что-то сказал им скороговоркой.
  
  Туман налетел на поселок вихрем. Он был плотным, как дым. В нем исчезло и озеро, и вечернее небо. Мир ограничился силуэтами высоких тополей, росших по обочине дороги, и домами соседей.
  - Как в сказке,- прошептала Оксана, глядя в окно.
  - Отдай!- Дети неожиданно поссорились из-за какой-то игрушки, которую Игнат пытался отнять у сестренки.
  - Уйди, дурак!- Отбивалась от него Настя.
  Она была старше брата на два года. Но Игнат, вообще, как-то неуловимо отличался от сестры. Ростом он был выше нее и сложен был уже по-взрослому, хотя не был ни плотным, ни бесформенным. Он был сухопарым и слишком сильным для своих лет.
  - Дети, перестаньте ссориться,- сказала Светлана.
  Оксана не заметила, как она появилась в комнате. Светлана помирила детей и тоже подошла к окну.
  - Здесь это не редкость,- произнесла она, глядя на туман.- Говорят, что там за холмами находится какая-то аномальная зона. Честно говоря, я в это не верю. Но когда зимой подходишь к окну и в двадцатиградусный мороз видишь точно такой же туман, поневоле начинаешь верить во всякую чертовщину.
  - У родителей я была не одна,- вдруг сказала Оксана.- У меня брат был. Он был старше меня на три года.
  - И что с ним случилось?
  - Он погиб.
  - Ужас какой,- покачала головой Светлана.- Как это произошло?
  - Мы жили тогда в таком же поселке. Папа только начал заниматься бизнесом. Дом у нас был намного меньше вашего. Там, вообще, все дома были одинаковыми. Одноэтажные домики из белого кирпича...- Оксана умолкла на несколько мгновений.- А возле поселка был карьер. Старый затопленный карьер, в котором раньше щебень добывали. По выходным мы ездили отдыхать на этот карьер. Шашлыки жарили. Так просто все было. Мы играли в мяч, купались. И все были такими счастливыми,- она оглянулась на детей.- Я запомнила этот осенний день. Вечером из леса выполз туман, и через несколько минут все стало таким же как сейчас. Мне шесть лет было тогда, как Игнатику. Но я все так хорошо запомнила. Прибежали друзья Саши и начали что-то кричать. Они кричали все вместе, и ничего не было понятно. И вдруг мама закричала. Она кричала так страшно!.. Я до сих пор помню этот крик и по ночам просыпаюсь. Наверно, кроме Саши у меня потом друзей не было. Он был такой хороший,- у Оксаны от слез перехватило горло.- Света, почему хорошие люди так рано уходят? Почему они мучаются и страдают больше нашего и умирают так рано?..
  - Я не знаю, Оксана,- покачала головой Светлана.- И никто, наверно не знает ответ на этот вопрос.
  - В тот день они на велосипедах катались на карьере,- продолжила свой рассказ Оксана.- А мальчишки так любят красоваться. И Саша сорвался с обрыва. Он упал на камни и разбился... насмерть... Я ведь понимаю, что родители пытаются оградить меня от опасностей, от забот. Но я тоже хочу жить. Я не боюсь жизни.
  - Все будет хорошо,- Светлана осторожно обняла ее.
  - Ты знаешь, почему я вспомнила о брате?
  - Нет.
  - У меня ощущение такое, словно Денис тоже сорвался в пропасть и разбился насмерть. И сейчас они лежат на дне пропасти, мой брат и мой любимый...
  И Оксану скомкало от плача.
  - Ну-ну-ну,- Светлана обняла ее крепче.- Давай-ка, лучше выпьем кофе. Неужели нам больше не о чем поговорить?..
  Дети тоже притихли. И, вообще, в этот момент во всем доме стало очень тихо. Сидевший возле компьютера Олег вздрогнул и оглянулся на открытую балконную дверь. За ней клубился туман.
  - Какой странный вечер,- прошептал он и взял в руки мобильник, словно уже знал, что ему должны позвонить. И спустя мгновение телефон в его руке на самом деле загудел.- Да, Сергей Андреевич,- произнес Костырев, прижав трубку к уху.
  - Беседовать с вами Калистратов согласился с большой неохотой,- сказал Булатов.- Видимо, он наслышан о вашей репутации.
  - Однако, я с ним никогда не встречался...
  - Не суть, Костырев,- оборвал его собеседник.- Я объяснил Калистратову, что вам от него нужно. Он готов уделить вам время. Подъезжайте завтра к шести вечера в Ситов, улица Техническая, 20, кв. 47.
  - Спасибо за помощь, Сергей Андреевич.
  - Не за что, Костырев. Не за что... Удачи!
  Олег положил телефон обратно на стол и с задумчивым видом повторил слова Булатова:
  - "Он наслышан о вашей репутации"... Ну и ну... Что бы это значило?..
  Он вышел из-за стола и спустился вниз.
  Света с Оксаной пили на кухне кофе, дети снова из-за чего-то поссорились.
  - Светлана,- произнес Олег, появившись на кухне.- Меня только что озадачили.
  - Не может быть!- Наиграно всплеснула руками Света.- Каким образом, Олег Дмитриевич?
  - Упомянули о моей репутации в негативном контексте... Я этого не понимаю!- Олег всплеснул руками, подражая супруге.- Вот так работаешь-работаешь, работаешь-работаешь, а понять все равно ничего не можешь! Милая моя, что я делаю не так?..
  - Олег, выпей с нами чашечку кофе,- Светлана взяла в руки кофейник.- Я постараюсь объяснить тебе основной психологический просчет от излишних ожиданий. Во-первых, это сознательное преувеличение собственных заслуг...
  Оксана смотрела на них с улыбкой. За окном клубился туман.
  
  2. Внутренняя правда.
  
  В Ситов Олег приехал в начале шестого вечера. В последний раз он был в этом городе в начале года - параллельно со следователями прокуратуры расследовал убийство одного из многочисленных родственников Софьи Адамовны. Так что дом, в котором проживал командир мотострелкового батальона подполковник Калистратов он нашел без особого труда. Возле одного из подъездов стоял покрытый пылью "Уазик", и Олег решил, что это и есть машина Калистратова.
  В "Уазике" на водительском сидении дремал младший сержант - парнишка лет девятнадцати. Олег постучал брелоком по стеклу. Солдатик вздрогнул и проснулся.
  - Ты Калистратова привез?- Спросил его Костырев.
  - С какой целью интересуетесь?- Неожиданно сочным басом спросил его водитель.
  - Однако,- усмехнулся Олег, набирая телефонный номер Калистратова.- Ты, брат, своим вопросом на мой ответил.
  - Как?- Солдатик посмотрел на него с недоверием.
  - А вот так?- Улыбнулся Олег.- Ты об этом у особиста спроси... Семен Петрович, здравствуйте! Это - Костырев... Да... Да, с вами Булатов вчера разговаривал... Да, это я... Хорошо, жду...
  Олег убрал телефон. Он понимал, что разговор с Калистратовым может оказаться пустой тратой времени, он даже не знал, состоится ли этот разговор вообще. Но при благоприятных обстоятельствах Олег мог попасть в расположение воинской части и встретиться с глазу на глаз с теми, кто служил с Латоцким бок о бок несколько лет и знал его как облупленного.
  Выглядел Калистратов внушительно, под два метра ростом, мощного сложения. И наверняка на подчиненных он наводил ужас одним только взглядом.
  - Костырев?- Он тоже определил Олега с первого взгляда.
  - Да,- кивнул Олег, протягивая ему руку для пожатия.- Костырев Олег Дмитриевич.
  - У меня нет времени отвечать на ваши вопросы,- его жест Калистратов игнорировал.- Заступаю ответственным по части.
  - А у меня не так много вопросов, Семен Петрович,- сказал Олег.- И времени я у вас практически не отниму, а свои вопросы могу задать в машине.
  - Хорошо,- кивнул Калистратов.- Садитесь.
  Судя по реакции собеседника, разговор Олегу предстоял непростой. Хотя без звонка Булатова не было бы и такого.
  Они устроились на пассажирских сидениях.
  - Семен Петрович,- начал Костырев.- Вы помните старшего лейтенанта Латоцкого?
  - Да. Вы расследуете его убийство?
  - Да,- кивнул Олег.- Сейчас, да.
  Калистратов испытующе посмотрел на него и вновь отвернулся к окну.
  - Стало быть, вы в курсе,- подытожил Олег.
  - Что именно вас интересует?- Спросил Калистратов.
  - Супруга Латоцкого обмолвилась, что незадолго до увольнения у ее мужа произошел некий инцидент.
  - Она сказала, что Латоцкий из-за этого бросил службу?
  - Нет, Семен Петрович. Она сказала, что им детей нужно было растить.
  - Один умней другого,- пробурчал Калистратов.
  - Семен Петрович, ваше мнение о Латоцком!- Олег уже понял, как именно нужно разговаривать с Калистратовым.
  - Он был неплохим офицером. Службу понимал.
  - Нарекания были?
  - Нет, серьезных нареканий не было. Костырев, не ходите вокруг да около. Если вас интересует ЧП на "Точке 12", так и скажите!
  - Да, меня интересует это происшествие,- кивнул Олег, хотя до этого момента он понятия не имел ни о самой "Точке 12", ни о происшествии на ней.
  - Во время несения караульной службы подчиненный Латоцкого застрелил ополоумевшего, вооруженного наркомана,- твердо и громко произнес Калистратов, словно перед ним на плацу выстроился батальон.- Действовал он согласно уставу! Латоцкий случившееся воспринял спокойно. И это никак не повлияло на его решение уволиться из рядов вооруженных сил. О своем желании бросить службу он говорил и до этого происшествия, что бы сейчас не плели доброхоты! Костырев, если у вас все, я высажу вас на остановке.
  - Да, пока это все,- кивнул Олег.- Кстати, Семен Петрович. От кого вы наслышаны о моей репутации?
  Калистратов снова посмотрел на него испытующе. Он был проницательным человеком, хотя впечатления такого не производил.
  - Игорь, останови машину,- распорядился Калистратов.
  - Что ж, если это военная тайна, не отвечайте,- усмехнулся Олег.- До свидания, Семен Петрович. Спасибо за информацию.
  - Будьте здоровы!
  Олег вышел из машины. "Уазик" Калистратова фыркнул выхлопными газами и укатил к выезду из города. Олег проводил его взглядом. Если до этого разговора твердой почвы он едва касался, то сейчас стоял на ней обеими ногами.
  Под вечер сделалось жарко и безветренно. Городской воздух был пропитан смрадом от выхлопных газов и выбросов с обогатительного комбината. Трава и листья на деревьях выглядели пожухшими, словно уже началась осень. Но прохожие, влюбленные парочки и компании подростков выглядели вполне довольными. Жизнь в Ситове была благополучней, чем во многих городах области.
  Олег какое-то время смотрел на людей, спрятавшихся в тени остановочного комплекса. Потом взял в руки телефон и нашел в памяти номер следователя местной прокуратуры Трофимова.
  - Здравствуй, Альберт Иванович! Костырев тебя беспокоит.
  - Олег! Ты в городе? Как я рад тебя слышать!
  - Я бы хотел встретиться с тобой, Альберт Иванович. Насколько я помню, ты большой любитель темного пива. А я сейчас стою возле заведения "Gösser". Рад буду угостить тебя кружечкой.
  - Хорошо, я сейчас приеду,- в голосе Трофимова появилось сомнение.- Что-то случилось, Олег Дмитриевич?
  - Нет, но я бы хотел поговорить с тобой об одном случае шестилетней давности.
  - О чем именно идет речь, Олег?
  - ЧП на "Точке 12". Калистратов выразился примерно так.
  - Калистратов, говоришь,- фамилия комбата мотострелкового батальона явно была ему знакома.- Припоминаю этот случай. Хорошо, сейчас буду,- отозвался Трофимов.
  Появился он ровно через полчаса. Олег сидел за стойкой, смотрел запись футбольного матча серии Евролиги и потягивал газировку.
  - Извини, задержался!- Трофимов сел рядом с ним.- Кстати, посмотрел материалы этого дела. Полагаешь, мы что-то упустили?
  - Не знаю, Альберт Иванович. Я потянул за ниточку, и пока что она привела меня к вам.
  - А чем ты занимаешься?
  - Полторы недели назад некоего Латоцкого застрелил один из его работников - Денис Тарасов. Меня наняли доказать непричастность Тарасова к убийству.
  - Погоди, Олег. Ты имеешь в виду Латоцкого с "Точки 12"?
  - Да,- кивнул Костырев.- Ты его знал?
  - Я встречался с ним в двухтысячном году,- ответил Трофимов.
  - Все как-то быстро уверились в том, что убил его именно Тарасов,- продолжил Олег после короткой паузы.- А для меня это не факт, и не факт это для человека, на которого я работаю. Потому что у Тарасова не было мотива. У него с Латоцким не те были отношения. Конечно и брат на брата руку поднимает. Но Тарасову Латоцкий живой был выгодней.
  - Погоди-ка, Олег,- снова остановил его собеседник.- Утром информация прошла, что на "Двойке" три человека погибли. У одного из них фамилия была Тарасов. Твой, что ли?
  - Да,- кивнул Олег.
  - Совпадение?
  - Пока что не знаю, Альберт Иванович.- Вообще, слишком много совпадений. Хотя и это пока что ни о чем не говорит... Девушка,- окликнул он барменшу за стойкой.- Будьте добры, еще одну кружку темного.
  - Ты до сих пор не пьешь?- Трофимов закурил и предложил сигареты Олегу.
  - Как Вахтанга похоронил, ни капли,- покачал головой Олег.- А ты все еще куришь "Честерфилд"?
  - Да,- кивнул Трофимов. Перед ним поставили пиво.- Я так понимаю, что ты не прочь взглянуть на материалы этого дела?
  - Конечно,- Олег тоже закурил.- Ты уже ознакомился с ними. И как впечатление?
  - Ты знаешь, иногда такое случается,- задумчиво произнес Трофимов, и Олег понял, что определенного мнения у него еще нет.- Но военные были правы. Конечно, вопрос остается открытым. Крови можно было избежать. Но что случилось, то случилось. Человек погиб. Следствие сделало выводы.
  - Хорошо,- кивнул Олег.- Я машину оставил возле дома Калистратова. Думаю забрать ее и проехать до прокуратуры. Ты знаешь, мне полчаса хватит.
  - Покой нам только снится, да, Олег?- Усмехнулся Трофимов.
  - Мне уже не снится,- в тон ему усмехнулся Костырев.
  
  Спустя час Олег сидел перед монитором компьютера Трофимова. Материалов дела о ЧП на "Точке 12" набралось несколько томов. Ознакомившись с частью из них Олег уже ясно представлял ту роковую июньскую ночь, когда автоматчик со сторожевой вышки застрелил "ополоумевшего наркомана". Он видел эту картину так, словно сам прятался от грозы и ливня под березами неподалеку от охраняемого объекта.
  Над его головой в темном небе трещали громовые раскаты и вспышки молний расчерчивали ночное небо сполохами огня. Два прожектора освещали дорогу, ведущую к воротам "Точки 12", и на сторожевой вышке стоял еще один. Изредка караульный начинал поворачивать его из стороны в сторону, и временами можно было рассмотреть его силуэт и огонек от сигареты. Погода была, не приведи Господи! И почему в ту ночь он не ушел в караулку?..
  И вдруг прожектор в руке солдата дрогнул и замер. По дороге под проливным дождем медленно шел человек.
  - Э-эй,- прошептал караульный, глядя на приближающегося человека, а тот поднял лицо к грозовому небу, и во вспышке молнии можно было разобрать, как он бессмысленно улыбается, а в руке держит пистолет.- Эй, стой! Стрелять буду!!!- Уже в полный голос крикнул караульный.- Стой, говорю тебе!
  Над "Точкой 12" раскатился звук предупредительного выстрела.
  Человек с пистолетом остановился перед воротами, снова поднял к небу улыбающееся лицо.
  - Стоять!!!- Уже не к месту крикнул караульный с вышки, потому что нарушитель и так остановился.- Отойди от ворот! Я сказал: отойди от ворот!!!
  Человек обернулся на голос и, продолжая улыбаться, навел на караульного пистолет. По его мокрому лицу продолжала блуждать улыбка.
  - Опусти оружие!- Выкрикнул караульный.- Я сказал: опусти оружие!!!
  - Карманов, что у тебя?!- Донесся со стороны караулки голос офицера.
  - Оружие! Я сказал: оружие!!!- Крикнул караульный и вслед за этим грохнула короткая автоматная очередь.
  Караульного звали Климом Кармановым, убитого Николаем Русских. Начиналась ночь восьмого июня двухтысячного года...
  Олег тряхнул головой, отгоняя видение.
  - Сейчас я даже детали припоминаю,- задумчиво произнес Трофимов. Он стоял возле окна с кружкой кофе в руке.- Странное дело. Говорят, этот Русских мог стать очень богатым человеком. Но не дотянул нескольких месяцев.
  - Что ты имеешь в виду?- Олег посмотрел на него.
  - Вскоре после его гибели инвестиционная компания, в которой он был совладельцем резко пошла в гору. Сейчас это уже финансовая группа.
  - Любопытно,- пробормотал Олег.
  - Да, любопытно,- кивнул Трофимов.- Как его в ту ночь занесло на "Точку 12"? Словно он на самом деле смерть искал...
  - Ты что-то знаешь?- Олег смотрел на хозяина кабинета с полуулыбкой.
  - Нет,- Трофимов отвел от него взгляд.- Я этим делом не занимался.
  - Ты сказал, что встречался с Латоцким,- напомнил собеседнику Олег.
  - Это я только сегодня вспомнил, что видел его,- усмехнулся Трофимов.- А ты все тот же, Олег.
  Костырев посмотрел на него, но ничего больше не сказал и снова погрузился в изучение материалов дела. Олег читал, и перед его глазами возникали картины того, что происходило в этих стенах шесть лет назад.
  На следующий день после убийства выяснилось, что с убитым хотела развестись жена и этот факт действовал на него угнетающе, потому что жену свою он любил и еще больше любил детей - сына и дочь. А вот они мужа и отца любили только за тугой кошелек. Следователей, которые вели это дело покоробило, что даже после смерти Русских его близкие не выказали ни знаков любви, ни уважения, ни элементарного сожаления.
  - Вы знаете, Коля был очень нудным человеком,- объясняла им вдова погибшего.- Нудным и невероятно дотошным. Он ревновал меня буквально к каждому столбу. А контроль над детьми был тотальным. У него не память была, а капкан какой-то. Он помнил все до мельчайших подробностей. Иногда мог вспомнить слова, которые я произносила пять-шесть лет назад... А дети? Почему дети должны страдать, если когда-то их отец прочитал, например, Дюма?! Я смотрела фильмы этого Дюма. Мне не понравилось! Там сплошные убийства!.. И в детстве эти фильмы мне не нравились. И тем более они не нравятся мне сейчас!.. Это глупо, что-либо навязывать другим людям... А взять у него лишнюю тысячу было просто невозможно!
  - Рублей или долларов?- На всякий случай уточнил у нее следователь.
  - Конечно, евро,- ответила та.
  - Хорошо, Мария Владимировна. Давайте коснемся вот какого вопроса. Почему ваш муж в тот день оказался в Ситове? А это триста восемьдесят километров от областного центра.
  - Этого я не знаю,- покачала головой госпожа Русских.- Я виделась с ним накануне. Но он выглядел как обычно, был сдержан, немногословен. Мы с ним слегка повздорили. Но я не думаю, что это могло повлиять на него. И, вообще, милиции это не касается.
  - И все же, на какой почве у вас произошла ссора?
  - Хорошо, вам я отвечу!- Русских одарила следователя наигранной улыбкой.- Сыну к зиме хотелось получить снегоход в подарок. Разумеется, Коле эта идея не понравилась. И мы поругались. А потом я уехала домой. И все на этом.
  - Ваш муж был человеком импульсивным, несдержанным?
  - В общем, нет. Но иногда он мог сорваться буквально из-за пустяка.
  - Сколько лет вы находились в браке?
  - В этом году должно было исполниться семнадцать лет. Но понимаете, назревал развод, и все такое...
  - Ваш муж употреблял наркотики?
  - Пока мы жили вместе, я этого не замечала. Но уже полгода как мы живем порознь. Я знаю, что он начал выпивать, злоупотреблять... Так что я не могу ответить на ваш вопрос. Я не знаю, употреблял или нет наркотики мой муж.
  - А оружие у него было?
  - Я вам честно говорю, я не знаю! Не интересовалась я этим никогда! Ну, наверно, было... Я не думаю, что в наши дни так сложно купить оружие. Помните, этот фильм про старика? "Ворошиловский стрелок", кажется... Так вот он ружье на базаре купил. А потом искалечил несколько человек!..
  - Вы видели у своего мужа оружие? Например, пистолет,- уточнил у нее следователь.
  - Нет, но не могу утверждать, что у Коли оружия не было...
  Допрос компаньона Русских по бизнесу - Талашкина Валерия Ивановича внес в суть дела некоторую ясность, хотя вначале Талашкин в категоричной форме заявил:
  - Врагов и недоброжелателей у Николая не было. С людьми он ладил!.. О намерении свести счеты с жизнью он не заговаривал, но неурядицы в семейной жизни выбили его из колеи... Да, в последнее время он пил, но я не специалист, чтобы отличить алкогольное опьянение от наркотического!.. А оружие у Николая было - незарегистрированный пистолет "Вальтер ППК".
  - Возможно, ваш компаньон налаживал деловые связи в Ситове, не поставив в известность вас?- Уточнил у него следователь после этой бурной тирады.- Ведь и такое могло быть.
  - Нет, подобные вопросы мы всегда обсуждали друг с другом,- покачал головой Талашкин.- Конечно, есть вариант, что у него был личный мотив для появления в Ситове... Это всего лишь мое предположение. Но вы могли бы проверить его.
  - Вы имеете в виду женщину? У вас есть что-то определенное?
  - Да, какое-то время у нас работала Баскакова Эльвира Николаевна. Насколько я знаю, родом она из Ситова. Но из-за семейных обстоятельств она была вынуждена уйти из бизнеса. Насколько я знаю, она вернулась домой. Сейчас уже нет смысла скрывать то, что у нее с Николаем Семеновичем были личные отношения. Я не могу утверждать, что они были интимными. Но что-то между ними определенно происходило. Возможно, что в тот день он приезжал к ней. Это вполне вероятно. Я старался оказать Николаю моральную поддержку. Но в последнее время он был угнетен. Что тут поделаешь?
  - Вы имеете в виду назревающий развод?
  - Боже меня упаси вмешиваться в чьи-то семейные дела! Но знаете, я как будто чувствовал, что добром это не закончится...
  Для дачи показаний вызвали Баскакову.
  - Да,- ответила та на вопрос следователя.- У нас с Николаем Семеновичем сложились вполне дружеские отношения. Дальше этого не заходило, но я всегда была готова поддержать его словом. Вы ведь наверняка уже проверили трафик его телефонных звонков. Он звонил мне, и я звонила ему. Николай Семенович помог мне материально. В прошлом году моя мама заболела раком, ей потребовалась срочная и очень дорогостоящая операция. Без его участия она бы уже умерла.
  - Как часто он бывал у вас в гостях?
  - Единственный раз накануне гибели. Появился внезапно. Он не предупредил меня о том, что приедет. И позвонил, когда уже подъезжал к городу. Я сразу же поехала к нему навстречу.
  - Он выглядел возбужденным, вел себя неадекватно?
  - Нет. Но он выглядел странно.
  - Что значит странно?
  - Я не знаю. Но он выглядел как-то иначе. Он словно отдалился. Понимаете, в тот момент я не знала, что вижу его в последний раз. И я до сих пор не могу поверить, что была последней, кого он хотел увидеть...
  - Он каким-то образом намекнул вам о своем решении уйти из жизни?
  - Нет, конечно! Если бы я знала об этом, я бы постаралась остановить его.
  - Еще какие-либо странности вы можете припомнить?
  - Честно говоря, я была озадачена тем, что он приехал поговорить со мной о каких-то пустяках. И разговора у нас не получилось. Как-то все вышло скомкано, а с моей стороны и вовсе небрежно. Когда мы расстались, я решила, что он просто спасовал. Что приезжал он не за тем, чтобы просто увидеться со мной и перекинуться парой слов... Все-таки мы были... Мне казалось, что у нас все идет к более близким отношениям. Но этого не произошло...
  - Что именно вам сказал Русских?
  - Дословно я уже не помню. Сказал, что хотел увидеть меня. О погоде что-то говорил, о грозах. И я говорила ему что-то подобное. Говорила, что рада видеть его. О погоде тоже что-то сказала. Потом он здоровьем мамы поинтересовался. А я про деньги, про свой долг что-то начала говорить. И он обиделся и вспылил. Вообще, он человеком был очень спокойным. Но иногда мог сорваться из-за пустяка. Из-за слова какого-то мог накричать.
  - И после этого он уехал?
  - Я попыталась успокоить его, в гости пригласила. Но он извинился и уехал.
  В тот вечер вы еще перезванивались?
  - Нет, я обиделась на него. Это личное, но я понимаю, что мне придется рассказать все. Хотя я ни в чем не виновата.
  - Эльвира Николаевна, давайте начистоту. Ведь это вы пригласили Русских в Ситов, верно?
  - Да,- после короткой паузы кивнула Баскакова.- Я с ним созванивалась почти каждый день. И накануне его гибели мы тоже беседовали по телефону, и объяснились, наконец. Договорились встретиться. Но я не знаю, что на него нашло. Может быть, по дороге он решение какое-то принял. Я не знаю. Дорога длинная, он ехал, думал о чем-то. А когда мы с ним встретились, то поссорились. Может быть, он на самом деле наркотики принимал.
  - На какой почве произошла ссора?
  - Я не помню уже. Я ведь вам говорила, иногда он мог вспылить из-за пустяка. Про долг я сказала что-то, про деньги эти проклятые. Из-за них, наверно, и поссорились.
  - И он сразу же уехал?
  - Да, он сел в машину, развернулся и уехал обратно.
  - Как вы думаете, от кого он узнал об охраняемом военном объекте?
  - Однажды я упоминала об этом в разговоре с ним. Как-то к слову пришлось, сказала ради смеха. В старших классах мы с подружками ездили на "точку". Глупость, конечно, детство. С солдатами было интересно общаться.
  - Русских проявил интерес к вашему рассказу?
  - Я бы этого не сказала. Мы посмеялись. Он в свое время в армии служил. Тоже рассказал какую-то забавную историю. Я сейчас и не помню, о чем именно.
  - В его машине мы нашли очень подробную карту, такими пользуются работники лесничеств, заказников и охотхозяйств. У вас ведь двоюродный брат работает егерем.
  - Нет, я Николаю Семеновичу никаких карт не давала и не объясняла, как можно добраться до "точки". Я понятия не имею, что толкнуло его на этот шаг. Знаете, мне сейчас на самом деле очень плохо. Я потеряла друга, близкого человека. Мне очень трудно об этом говорить. Извините, можно стакан воды?..
  По сути, на этой просьбе допрос Баскаковой закончился. Ей задали еще несколько несущественных вопросов, взяли подписку о невыезде и отпустили.
  - Интересная дамочка,- сказал Олег, отвернувшись от монитора.
  - О ком ты?- Рассеянно спросил его Трофимов. Он читал какие-то документы за столом помощника.
  - Я о Баскаковой.
  - Да, дамочка на самом деле была интересная, криминальный талант.
  - Была?..
  - Ее убили,- Трофимов посмотрел на Олега поверх очков.
  - Что за напасть?!- Пробормотал Олег.- И когда это произошло?
  - 28 мая этого года,- ответил Трофимов.
  - И как это произошло?- Олег смотрел на него уже с интересом.
  - Ограбление с целью завладения транспортным средством. Баскакова была весьма состоятельной женщиной. За последние несколько лет она поднялась, разбогатела. Даже была причастна к наркотраффику. Была у нас и такая информация. Позже она свои капиталы легализовала. Вообще, занимательная была личность. Я с ней сталкивался несколько раз. Притягательная женщина. Поверь мне, даже в свои годы я мог подписаться под этими словами. Было в ней что-то...
  - А капиталы свои она легализовала после смерти Русских?
  - Получается, что так,- Трофимов осекся.- Олег, здесь все без подтекста, у нее на самом деле было что взять.
  - Ее убили из-за машины?- Уточнил Костырев.
  - Следствие пришло к такому выводу,- кивнул Трофимов.- Кроме того, из квартиры исчезла часть денег и драгоценностей. Такие показания дали ее родственники: тетя, брат сродный.
  - А какие показания дали соседи Баскаковой?
  - У Баскаковой были обширные знакомства. В доме у нее постоянно бывали гости, компании. Она была большой любительницей проводить время в ночных клубах. Так что ничего конкретного у родственников и у соседей выяснить не удалось. Мать Баскаковой обмолвилась во время допроса, что незадолго до гибели дочери привезли привет с "зоны". Но этого человека она не видела.
  - Машину Баскаковой нашли?
  - Да, ее нашли брошенной в лесополосе неподалеку от областного центра.
  - И вас это не насторожило?
  - Олег, мы нашли убийцу Баскаковой.
  - Вот как?! И кто же этот господин?
  - Синицын Алексей Павлович. Наркоман. Один из приятелей сожителя Баскаковой.
  - А чем занимался ее сожитель?
  - Наркотики продавал, в свое время и срок за это получил. Кстати говоря, тот самый Карманов, который застрелил Николая Русских у ворот "Точки 12". Познакомились во время следствия.
  - Любопытно,- задумчиво пробормотал Олег.- Я могу ознакомиться с материалами дела по Баскаковой? Накоротке, Альберт Иванович,- предупредил он возможные возражения.
  - Хорошо,- после короткого раздумья ответил тот.- Этим делом занимаюсь я, так что... Но зрелище не из приятных.
  Трофимов подошел к сейфу и положил на стол несколько объемистых "скоросшивателей". Олег открыл первый из них, посмотрел на фотографии и вскинул глаза на Трофимова:
  - Баскакову нашла мать?..
  - Да, после этого ее увезли в реанимацию. Она до сих пор находится под наблюдением врачей. Так что, Олег, я тебя прошу не тревожить ее.
  - Хорошо, Альберт Иванович,- кивнул Костырев.- Баскакову - старшую я не потревожу.
  Баскакову Эльвиру Николаевну, 1974 г.р. нашли убитой в собственной квартире в понедельник после полудня 29 мая 2006 года. Она владела агентством недвижимости "Престиж", поэтому хватились ее не сразу. Работавшие в агентстве риэлторы отсутствие хозяйки в офисе восприняли как должное. Знавшим Баскакову были хорошо известны ее привычки. Но после полудня в офис позвонила мать Эльвиры Николаевны, за дочь она встревожилась уже не на шутку.
  - Я волнуюсь за нее,- говорила она бухгалтеру "Престижа" Телегиной Зое Александровне.- На звонки она не отвечает, и дверь у нее заперта изнутри.
  - Фаина Георгиевна,- понизив голос, спросила ее Телегина,- быть может, она не одна? Мне кажется, вчера вечером она была не вполне трезва.
  - Нет же, о чем вы говорите, Зоя Александровна?! Я звонила ей в одиннадцать вечера, она была одна и уже собиралась ложиться спать.
  - Я даже не знаю, что сейчас делать, Фаина Георгиевна,- сказала Телегина.- Давайте подождем еще немного.
  - Да, сколько же можно ждать?! Я в милицию звоню!..
  - Вы не в милицию все-таки звоните,- остановила ее порыв Телегина.- Позвоните в службу спасения. Скажите, что внук малолетний в квартире закрылся и на звонки не отвечает. Они вам замки взломают... Но я бы на вашем месте вечера дождалась. Быть может она уехала отдыхать. А вы лучше меня знаете характер Эльвиры.
  - Я звоню и в милицию, и в службу спасения!- Уже не слушая ее, почти выкрикнула Баскакова.- Я дочь свою хочу увидеть, дочь!..
  А спустя час Фаину Георгиевну увезли в реанимацию с сердечным приступом. Она едва Богу душу не отдала, увидев мертвую дочь.
  То, что Баскакову убил человек нездоровый было понятно с самого начала. Но все же версия убийства с целью ограбления выглядела привлекательней предположения что в городе появился маньяк с тесаком. И вскоре ее подкрепили пропажей автомобиля Эльвиры Николаевны. Но, глядя на убитую, старший оперуполномоченный убойного отдела Заварзин Александр Викторович только головой покачивал.
  - Что он хотел сказать этим?- Спросил он Трофимова, который возглавил следственно-оперативную бригаду.
  - Не факт, что это был именно "он",- Трофимов присел возле столика с отрубленной головой.
  - Я думаю, что женщина на такое не способна,- покачал головой оперативник.
  - Отчего же? У многих женщин фантазия тоже богато развита.
  - Будем увозить?- Спросил Трофимова один из криминалистов.
  - Снимки сделали?.. Хорошо, увозите,- кивнул следователь.- С головой осторожней.
  Убитую аккуратно положили на носилки.
  - Почему она не сопротивлялась?- Трофимов смотрел на пятно высохшей крови.- Обязательно сделайте снимки квартиры,- сказал он фотографу, стоявшему возле стеклянного шкафа.- Возможно, мы что-то упускаем из виду.
  
  Олег поднял глаза на хозяина кабинета:
  - Альберт Иванович, мне бы немного больше времени. Обстоятельства этого преступления я хотел бы изучить подробней. Кстати, ты можешь устроить мне свидание с Синицыным? Мне нужно поговорить с этим человеком.
  - Завтра я вызываю его на допрос,- кивнул Трофимов.- Нужно уточнить кое-какие детали... У тебя обоснованные подозрения возникли?
  - Не знаю,- покачал головой Олег.- Но мне нужно потолковать с ним.
  - Время-время, Олег,- Трофимов немного притворно вздохнул.- Мне домой пора. Кстати, ты где остановился?
  - У Моисеева,- ответил Олег.
  - Если передумаешь, Аля будет рада видеть тебя.
  - Нет, спасибо,- улыбнулся Олег.- Мне еще нужно поговорить с Денисом Алексеевичем.
  Когда они вышли на улицу, время уже подходило к одиннадцати часам вечера.
  - Подъезжай завтра к десяти утра,- сказал Трофимов на прощание.- К половине одиннадцатого привезут Синицына.
  - Хорошо,- кивнул Олег.- Спасибо за помощь, Альберт Иванович,- Костырев пожал ему руку.
  - Удачи, Олег!- Трофимов помахал на прощание рукой.- Завтра увидимся!
  Олег сел в машину, проводил Трофимова взглядом, вытащил из кармана телефон и набрал номер Моисеева:
  - Денис Алексеевич, вы еще не спите?
  - Нет,- отозвался тот.
  - Вы знаете, где находится "Точка 12"?
  - Разумеется.
  - Мне нужно съездить туда прямо сейчас.
  - Олег Дмитриевич, на дворе ночь,- напомнил ему Моисеев.
  - Именно поэтому мне нужно попасть на "Точку 12",- сказал Олег.- Если вас это не затруднит, составьте мне компанию.
  - Хорошо, я все равно не сплю,- отозвался тот.- Старческая бессонница, знаете ли...
  - Я буду у вас через полчаса,- Олег убрал телефон и произнес вполголоса:- Это будет интересное допущение...
  Денис Алексеевич Моисеев ждал его возле своего особняка в пригороде Ситова - поселке Васильевский.
  - Простите, что не заехал сразу же, неотложные дела возникли,- извинился перед Моисеевым Олег.
  - Прекрасная погода,- непередаваемым тоном произнес тот вместо ответа.
  - Да,- кивнул Олег.- Совсем не похоже на грозовое лето двухтысячного года.
  Моисеев посмотрел на него и улыбнулся:
  - Честно говоря, я уже не помню, каким было то лето.
  - А вот мне пришлось вспомнить об этом,- в тон ему усмехнулся Олег.- Показывайте дорогу, Денис Алексеевич. У меня возникло желание увидеть знаменитую "Точку 12".
  - Честно говоря, не понимаю, почему именно ночью?- Покачал головой Моисеев.- К тому же ничего примечательного там нет. Но желание гостя - закон!.. Кстати говоря, я могу сесть за руль.
  - Я не устал,- отказался от его предложения Олег.
  Во дворе бегал и поскуливал матерый ротвейлер Граф Ди. Моисеев подошел к воротам, потрепал собаку по мокрому носу и произнес несколько слов на французском языке. Со своей собакой он общался только на французском. А у своей сожительницы - Гали Левченко учился украинской мове. Олег улыбнулся и покачал головой. С первого дня их знакомства Денис Алексеевич напоминал ему вычурных героев старых европейских кинолент.
  Моисеев был высоким, жилистым человеком, которому уже перевалило за шестьдесят. Он все еще работал главным технологом на плавильном производстве и уходить на пенсию не собирался. Особенно после гибели сына.
  Февраль-месяц Олег провел в его доме, когда по просьбе Софьи Адамовны расследовал убийство сына Моисеева - Сергея. Именно тогда с Денисом Алексеевичем у него сложились вполне дружеские отношения, можно сказать отношения коллег. Хотя в уголовном розыске Денис Алексеевич никогда не работал у него была железная логика. Если бы не его склонность к анализу и настойчивость, убийца Сергея до сих пор находился бы на свободе и чувствовал себя в относительной безопасности.
  - Чем занимаетесь сейчас?- Спросил он Олега после того, как устроился на пассажирском сидении.- Или это секрет?
  - Да какой же это секрет?- Усмехнулся Олег.- Если вам интересно, могу рассказать.
  - Хотелось бы,- кивнул Моисеев.- Тем более что вы оторвали меня от чтения детектива.
  Олег вырулил на проезжую часть и начал рассказывать о том, что привело его в Ситов:
  - Две недели назад на Московском тракте произошло убийство. Обвинили невиновного. Меня наняли собрать доказательную базу непричастности этого человека к преступлению. Ниточка, за которую я ухватился, привела в ваш город. Вот, собственно говоря, и все...
  - Скуповато,- улыбнулся Моисеев.- Моя книжка была интересней. А что вам понадобилось на "Точке 12"?
  - Нужно проверить одно допущение,- Олег посмотрел на собеседника.- Вы мне лучше расскажите, что это за объект?
  - А этого никто из гражданских не знает,- после непродолжительного размышления ответил Моисеев.- Скорей всего, не знают этого и те, кто его охраняет. Там стоит вышка с усилителями радиосигналов. По слухам на "точке" есть подземный уровень. В чем лично я сомневаюсь.
  - Вы знаете, что несколько лет назад там погиб человек?
  - Да, я помню этот случай. Солдат застрелил какого-то пьяного. Нелепость, конечно. Наверняка можно было избежать этого.
  - А что говорили тогда в городе?
  - Вы о сплетнях?- Уточнил Моисеев.
  - Да, о сплетнях,- кивнул Олег.
  - Бессмыслицу в то время говорили!- Отозвался Денис Алексеевич.- Вплоть до того, что труп подкинули к воротам "Точки 12", и этот момент военные проспали.
  - Любопытно,- усмехнулся Олег.- Как вы думаете, такое могло произойти на самом деле?
  - Мы, Олег Дмитриевич, в России живем. А в России возможно все. Разумеется, это утрированный вариант даже для России. Но я бы и его не стал исключать. Вы ведь помните, что произошло с Сергеем...
  - Да, помню,- кивнул Олег.
  - А сейчас сворачивайте направо,- подсказал Моисеев, показывая на отворотку в лес.- От дороги до "точки" около семи километров.
  В лесу ночная тьма стала гуще. Но жаловаться было грех, до "Точки 12" вела неширокая прочная бетонка.
  - Что за черт?- Пробормотал Олег, заметив впереди шлагбаум.- Контрольно-пропускной пункт?
  - Нет,- ответил Моисеев.- И никогда не было. Когда военные меняют караулы, закрывают его за собой. Но шлагбаум не охраняется. В принципе за шлагбаум может проехать кто угодно.
  - Видимо, сегодня никого не было,- сказал Олег.
  Он вышел из машины и поднял шлагбаум.
  - И все же почему именно ночью?- Спросил Моисеев, когда Олег вернулся.
  - Мне хочется проверить, как этот объект охраняют на самом деле,- ответил Костырев.
  - А если начнут стрелять?- Усмехнулся Моисеев.- Ночь все-таки...
  - Но мы ведь не будем размахивать оружием и прорываться через ворота. А вообще я думаю, что абсолютно ничего не случится. Будет хорошо, если нас караульные заметят...
  - Ну, знаете, это нонсенс,- покачал головой Моисеев.- Все-таки это военный объект.
  - Но вы ведь сказали, что к его воротам могли подбросить мертвого...
  - Я ведь поправился, что это - утрированный вариант. Согласитесь, избавиться от трупа несложно...
  - Как правило теоретически,- усмехнулся Олег.- Пока до этого дело не дойдет.
  - Вы бы, Олег, рассказали мне что-нибудь интересное,- улыбнулся Моисеев.- Наверняка ведь за последние полгода вы расследовали какой-нибудь интересный случай.
  - Неважный я рассказчик, Денис Алексеевич. И вы это знаете.
  Дорога внезапно пошла в гору. Среди деревьев в ложбине слева мелькнули огни прожекторов.
  - Кажется, мы приехали,- Олег посмотрел на собеседника.- Вот и проверим мое допущение.
  "Точка 12" немногим отличалась от того, что нарисовал Олег в своем воображении. За забором за светом фонарей угадывались невысокие, массивные строения и вышка с усилителями радиосигналов. Красный маячок на ней вблизи казался тусклым.
  Олег остановил автомобиль в нескольких метрах от ворот. Ворота были глухие металлические, выкрашенные уже облупившейся зеленой краской с красной звездой посередине.
  На вышке караульного не было. Прожектор был направлен в сторону дороги, но брал выше нее и освещал только верхушки деревьев.
  Открывшаяся Олегу картина больше всего напоминала сюжет из фантастического фильма. Он несколько раз переключил свет фар с ближнего на дальний и посмотрел на Моисеева:
  - Остается только сигналить.
  - Поразительное разгильдяйство,- развел тот руками.- Слушайте, у меня возникло непреодолимое желание прямо сейчас проверить охрану на нашем заводе.
  Олег еще раз посмотрел на караульную вышку и нажал на сигнал. Моисеев от неожиданности вздрогнул. Но через мгновение на его лице появилась улыбка. Видимо, приключение начинало ему нравиться. Все-таки это было интересней, чем лежать на диване с детективом в руках.
  Прежде чем на охраняемом объекте возникло движение, сигналить пришлось больше минуты. Наконец ворота приоткрылись, из них вышли двое: офицер и солдат. В руках у солдата был автомат Калашникова.
  Олег вышел из машины и улыбнулся:
  - Утро доброе! Извините, что потревожили вас. Но мы не местные. Заблудились! Понимаете, на природе решили отдохнуть...
  - Вы шлагбаум со знаком "Въезд запрещен" видели?- Не дал закончить ему офицер.
  - Он был открыт...
  - Вы находитесь на территории охраняемого военного объекта,- снова оборвал его офицер.- Я имею право задержать вас до прибытия наряда милиции.
  - Товарищ капитан, я ошибся! Шлагбаум то был открыт! Я не знал, что здесь военный объект находится!..
  - Давайте-ка, разворачивайтесь и уезжайте отсюда,- посоветовал им офицер.
  Он был уже немолодым человеком, у которого не было ни малейшего желания создавать себе трудности на ровном месте.
  - Вы извините нас,- снова начал Олег.
  - До-сви-да-ние!- По слогам произнес офицер.
  - Понял, командир!- Олег вернулся в машину. Военные наблюдали за ними со спокойным ожиданием.- Что и требовалось доказать, Денис Алексеевич,- сказал Олег Моисееву.
  - Однако я даже слегка разволновался,- отозвался тот.
  - Пустое, Денис Алексеевич,- усмехнулся Олег.
  - А мне кажется, что вы рассчитывали произвести совершенно другой эффект,- улыбнулся Моисеев.- Может быть, все-таки расскажете о своем деле подробней? Что вы искали на "Точке 12"? Или кого вы искали на "Точке 12"?
  - Искал ответы. Сдается мне, что в этой точке координат пересеклись судьбы очень и очень многих людей. Вы случайно не знали некую Баскакову Эльвиру Николаевну?
  - Не столько ее, сколько ее маму. А Эльвиру Сережа знал,- ответил Моисеев.- Они ровесниками были, учились в параллельных классах.
  Олег свернул с отворотки на трассу.
  - Вы в курсе, что Баскакова погибла?- Спросил он собеседника.
  - Да,- кивнул тот.- Неужели ее смерть как-то связана с вашим делом?
  - Именно это я сейчас пытаюсь выяснить,- кивнул Олег.
  - Неисповедимы пути твои, Господи,- вздохнул Моисеев.- Как все переплелось в нашем мире.
  - Это всего лишь вероятность, Денис Алексеевич. Ничего конкретного я пока что не знаю.
  - Мать Эльвиры я совсем недавно повстречал на кладбище,- после некоторого молчания сказал Моисеев.- Тягостное впечатление оставила у меня эта встреча...
  - Мне очень жаль, Денис Алексеевич,- отозвался Олег.
  - Олег, я часто вспоминаю наши беседы. Есть вещи, которых не избежать. Но то, что произошло с нашими детьми - это несправедливо... И все же я понимаю, что сам был готов убить Золотова. Я был так близок к этому пределу, Олег. Оставалось сделать всего лишь шаг... Бог послал мне вас в те страшные дни. Иначе я бы глупостей на старости лет наделал.
  - Меня не за что благодарить, Денис Алексеевич. Я только делал свое дело.
  - Но сейчас,- после некоторого молчания произнес Моисеев.- Я понимаю, как все неоднозначно... Я был так близок к тому, чего многие не избежали...
  Олег кивнул. Ему нечего было сказать собеседнику. Впереди показался пригород Ситова. На западе вечерняя заря еще не угасла, но на востоке уже разгоралась утренняя заря.
  - Если я чем-нибудь смогу помочь вам, Олег, я помогу вам обязательно,- нарушил затянувшуюся паузу в разговоре Моисеев.- Одного я не понимаю, каким образом Эльвира оказалась связана с происшествием на "Точке 12"?
  - Военные застрелили ее знакомого,- ответил Олег, сворачивая к особняку Моисеева.
  - Я этого не знал,- покачал головой Моисеев.
  - Неисповедимы пути твои, Господи...- повторил Олег вслед за Моисеевым и остановил машину возле ворот.- Может случиться, что правды мы не узнаем никогда.
  Моисеев задумчиво посмотрел на него. Наверно, он хотел что-то сказать, но так и не решился. Вместо этого вышел из машины и пошел открывать ворота. Но внезапно вернулся и склонился над открытой форточкой со стороны водителя:
  - О смерти Эльвиры вы не со мной, с Галей поговорите. Память у нее цепкая. Иногда она замечает и помнит то, на что другие внимание не обращают...
  Олег пристально посмотрел на него.
  - Если мне память не изменяет, в свое время ваша подруга барменом в ночном клубе работала?
  - Да, она знает очень многих. Только в этой среде и можно добыть голую правду.
  - Спасибо за совет, Денис Алексеевич. Я обязательно воспользуюсь им,- кивнул Олег.
  
  Утром Трофимов выглядел неважно. Все время зевал, прикрывая рот ладонью. На Олега смотрел без интереса, на вопросы отвечал с неохотой.
  - Не знаю, Олег,- повторял он снова и снова.- Сейчас Синицына приведут и сам все выяснишь.
  - Выглядишь неважно, Альберт Иванович. Бессонная ночь удалась? А с вечера еще приглашал меня в гости,- попытался пошутить Олег.
  - Шутки шутками, Олег,- отговорился Трофимов.- А с твоим приездом у меня хлопот прибавилось.
  - Что так?!- С интересом спросил Олег.
  - Поговорим об этом позже. После того, как я с Синицына показания сниму.
  - Хорошо,- Олег понял, что разговорить его не удастся, и принялся перебирать фотоснимки с места происшествия.
  Он какое-то время смотрел на фотографию обезглавленного тела Баскаковой. Ее отсеченная голова лежала в блюде на журнальном столике.
  - А ведь это ритуальное убийство,- задумчиво произнес Олег.- Совсем недавно в руки мне попалась книга про самураев: наставления и так далее. В ней был описан один любопытный момент. Старый самурай поучает молодых, как нужно вести себя при ритуальном самоубийстве,- Олег подчеркнул это слово.- Он говорит, что самое главное отсечь голову одним ударом, а это по большей части зависит не от меча, а от человека. Мне, Альберт Иванович, не терпится посмотреть на этого Синицына. Я головы не рубил, но думаю, что это непростое занятие.
  - Да, он сам ничего не помнит,- отозвался Трофимов.- Он - наркоман. Наглотался какой-то дряни и пошел выяснять отношения с Баскаковой.
  Олег хмыкнул и снова принялся перебирать снимки. Трофимов несколько мгновений смотрел на него выжидающе, но продолжения так и не дождался.
  Сейчас у Олега было время изучить фотографии внимательней. Он почти не сомневался в том, что Баскакову убили не из-за машины и не ради денег, хотя это тоже был вариант. В конце концов могло оказаться, что Баскакову "заказали", и ритуальный антураж не более чем повод для отвода глаз. Он перебирал снимки, раскладывал их как карты в пасьянсе. И не мог понять, что все время ускользает от его внимания.
  - Очень интересно,- наконец пробормотал он.
  - Над чем ты там колдуешь?- Спросил Трофимов спустя несколько минут.
  - Или мне кажется, или нам действительно хотели что-то сказать,- отозвался Олег.
  Трофимов еще какое-то время смотрел на него со своего места, но все же не выдержал, поднялся из-за стола и подошел к Олегу.
  - Что тут?- Недовольно осведомился он.
  - А тебе не кажется, что взаимное расположение тела и отрубленной головы неслучайно?- Вопросом на вопрос ответил Олег.
  - А что тут необычного, кроме самого способа убийства? Для России это само по себе нетипично...
  - Возможно, я ошибаюсь,- кивнул Олег.- Но голову убитой намеренно развернули влево. Получается, что она смотрит на книжный шкаф, верно?
  - Да,- уже с интересом ответил Трофимов.- Но книжный шкаф у Баскаковой был забит видеокассетами, женскими журналами и фотоальбомами...
  - А книги там были?..
  - Для гадания, кажется...- ответил Трофимов.- Подожди минуту, я сейчас посмотрю по описи. Он вернулся за стол и принялся щелкать кнопками "мышки".- Да, действительно,- сказал через какое-то время.- В квартире были две книги: "Русский романс" и "И-цзин" - китайская книга для гадания...
  - "Книга перемен",- кивнул Олег, чувствуя, прикосновение к своему лицу свежего ветра.- Мне нужно взглянуть на эту книгу, Альберт Иванович.
  - Хорошо, после обеда заедем на квартиру к Баскаковой - она до сих пор опечатана,- в этот момент Трофимову позвонили, он снял трубку и несколько секунд слушал телефонного собеседника.- Да, заводите подследственного,- наконец сказал он и положил трубку на рычаг.- Сейчас приведут Синицына. Мне нужно кое-что уточнить у него.
  - Я смогу задать несколько вопросов? С адвокатом проблем не будет?
  - Нет,- покачал головой Трофимов.- С его адвокатом у нас вопросов не возникнет...
  Синициным оказался неопрятного вида мужчина лет тридцати.
  - Что же вы за собой не следите, Алексей Павлович?- С участием спросил Трофимов, когда тот сел напротив него.- За собой следить нужно. Иначе подцепите на нарах какую-нибудь болезнь.
  Губы у Синицына дрогнули, но он так ничего и не ответил. Трофимов внимательно посмотрел на него.
  - Появились разночтения в ваших показаниях и в показаниях Синицыной Маргариты Алексеевны,- сказал он.- Вы утверждаете, что 28 мая 2006 года с 13:00 до 22:15 находились дома. А свидетельница Синицына Маргарита Алексеевна утверждает, что около трех часов дня вы уходили из дома и отсутствовали около часа. После чего появились уже в состоянии наркотического опьянения. Где и с кем вы употребляли наркотики в указанное свидетельницей время?
  - Я не могу ответить на этот вопрос,- сказал Синицын после некоторого размышления.- Амнезия...
  - Амнезия, значит?- Кивнул Трофимов.- В таком случае придется освежить вашу память показаниями Заварницина Андрея Петровича. Помните такого?
  Синицын неожиданно отвернулся в сторону и в этот момент напомнил Олегу малолетнего хулигана, которого в своем кабинете распекает директор школы. Олег покачал головой и подошел к окну. Ему была видна часть улицы: магазин хозяйственных товаров, торговые павильоны вдоль дорог и жилые пятиэтажки времен хрущевских застроек.
  - Алексей Павлович, помните Заварницина Андрея Петровича?- Повторил свой вопрос Трофимов.
  - Да, помню,- кивнул подследственный.
  - Очень хорошо,- удовлетворенно произнес Трофимов, переворачивая в папке листы с показаниями свидетелей.- Итак, Заварницин Андрей Петрович утверждает, что 28 мая сего года в 15:00 вы встречались с ним для совместного употребления наркотических веществ. Признаете этот факт или будете отрицать?.. Что ж, продолжим. Далее Заварницин показал, что в разговоре с ним вы неоднократно упоминали о своей предыдущей встрече с Баскаковой Эльвирой Николаевной и говорили, что она должна вам деньги... Объясните, сколько и за что вам была должна Баскакова? Вы обязаны пояснить это для следствия.
  - Я не помню, что говорил тогда,- угрюмо отозвался Синицын.
  - Это помнит свидетель. Вы поясните, какой долг перед вами был у Баскаковой?
  - Не было никакого долга,- Синицын снова отвернулся в сторону.- Цену я себе набивал, наверно...
  - У вас были интимные отношения с Баскаковой?- Спросил его Олег.
  - Интимные отношения,- вслед за ним повторил Синицын с неожиданной горечью.- Она тоже считала это интимными отношениями... А меня это убивало. После каждой нашей встречи, после каждой улыбки Эли я умирал. Для меня наши отношения были не просто интимными. Я любил ее и люблю...
  - Она с кем-то встречалась в последнее время помимо вас?- Олег, не отрываясь, смотрел на Синицына.
  - Только не нужно считать ее блядью...- Синицын угрюмо посмотрел на него.
  - Алексей Павлович, не выражайтесь,- одернул его Трофимов, но Синицын не обратил внимание на его слова.
  - Я знал ее так, как никто другой,- сказал он, продолжая смотреть в глаза Олегу.- Она была необыкновенной, искренней, открытой. И если кто-то притягивал ее к себе, она шла навстречу этому человеку без всякого страха. Ее любили всегда, многие. Другое дело, что дальше этого она никого не пускала. Она гналась за счастьем и не понимала, что счастье это все, чем мы обладаем здесь и сейчас.
  - Алексей Павлович, я не хочу и не буду навешивать ярлыки,- сказал Олег, когда Синицын замолчал.- Но насколько я знаю, у Баскаковой был любимый человек, с которым она поддерживала серьезные отношения и строила планы на будущее. Фамилия его - Карманов. Она дожидалась его освобождения из мест заключения. Я не хочу касаться моральной стороны вопроса, но как объяснить несоответствие ее душевных движений и того образа жизни, которого она придерживалась на протяжении ряда лет?
  - Я же вам сказал, что вы ее не знаете, и не узнаете уже никогда...
  - Баскакова употребляла наркотики?- Оборвал его Олег.
  - Нет! Никогда!!!
  - Карманов получил срок за распространение и продажу наркотических веществ,- продолжил Олег.- Мы с вами хорошо знаем, когда дилер попадает за решетку его связи часто переходят к близким друзьям или родственникам. Я понимаю, есть вещи необъяснимые, особенно много их в отношениях между людьми... Рассказывайте, Синицын, рассказывайте! Курьеры продолжали привозить Баскаковой наркотики?.. Трафик достался ей в наследство от Карманова?.. А вы, Синицын, распространяли наркотики в среде городских наркоманов!.. Или все было наоборот?! Может быть в свое время трафик достался Карманову от Баскаковой? Кому как ни вам знать об этом...
  - Я думал, меня буду спрашивать об убийстве...- начал было Синицын, но Олег перебил его:
  - Об убийстве, которого вы не совершали! Объясните, зачем вы берете на себя убийство Баскаковой?
  - Олег Дмитриевич!- Попытался остановить его Трофимов, но Олег уже не слышал его:
  - Почему, Синицын? Зачем вам это?!
  - Потому что я сам хотел убить ее! И я... Я бы сделал это до возвращения Карманова! А потом убил бы себя!!!
  - Костырев!!!- Трофимов вскочил со своего места.
  - У Баскаковой незадолго до смерти появился новый любовник?!- Выкрикнул Олег.
  - Я не знаю... Я видел его всего один раз,- ответил Синицын.
  - Как он выглядит?- Олег стремительно подошел к Синицыну и сел возле него на корточки.- Сколько ему лет? Славянин? Какого он роста?
  - Олег Дмитриевич, прекратите это!!!- Выкрикнул уже Трофимов.
  Дверь кабинета стремительно распахнулась и в кабинет вбежал конвойный.
  - У вас все в порядке?!- Спросил он, сжимая в руках рукоятку пистолета в расстегнутой кобуре.
  - Он - русский, невысокий, очень сильный,- негромко произнес Синицын, глядя в глаза Олегу.- Я подрался с ним, но он меня избил... Я видел его всего один раз, в тот вечер, когда он... когда он... когда она умерла...
  - Кто он? Ты его знаешь?!- В этот момент в глазах у Синицына мелькнуло такое, что Олег не дал бы за его слова и ломаного гроша.
  - Нет,- помотал головой Синицын.- Нет! Я его не знаю!
  - Как они познакомились?!
  - Я не знаю! Эля скрывала от меня! Он мне врала!
  - О чем врала? Говори, Синицын, говори!- Олег сжал его колено.- Кто? Кто он?! Ведь ты его знаешь... Говори!!!
  - Я не знаю! Не знаю!..
  - Нет, ты его знаешь. Почему ты угнал машину?
  - Я украл у нее ключи и деньги, и уехал из города! А потом узнал о ее смерти...
  - Зачем ты берешь на себя ее убийство?!
  - Я не хочу жить. Не хочу...
  - Олег Дмитриевич, достаточно,- Трофимов подошел к Олегу и взял его за плечо.- Я попрошу вас выйти из кабинета.
  - Да, конечно,- кивнул Олег, поднимаясь с корточек.- Синицын, сегодня ты был не прав.
  
  Олег вернулся в кабинет Трофимова только после того, как вывели Синицына.
  - Баскакова занималась гаданием?- На ходу спросил его Олег.
  - Нет,- ответил Синицын.
  - У нее была книга для гадания?- Уточнил свой вопрос Олег.
  - Нет. Она, вообще, книг не читала...
  - Прекратить разговоры!- Одернул Синицына конвойный.
  Из открытых дверей кабинета за ними наблюдал Трофимов.
  - Что ж, Олег Дмитриевич, присаживайтесь,- с ехидцей в голосе проговорил он и продолжил после того, как Олег сел напротив.- Я предчувствовал, что вы подольете масло в огонь. Но я не думал, что вы начнете разваливать дело...
  - Это не дело, а "липа"!- Сказал Олег.- И ты, Альберт Иванович, знаешь это не хуже меня...
  - Олег, ты мне работы добавил,- задумчиво произнес Трофимов.
  - Альберт Иванович, ты знаешь, что нужно делать,- понимающе улыбнулся Олег.- Я найду настоящего убийцу Баскаковой. Альберт Иванович, мы с тобой делаем одно дело... Будем считать, что ты проявил бдительность на предмет самооговора...
  - Хорошо,- кивнул Трофимов.- Ты хотел посмотреть книгу в квартире Баскаковой?
  - Да, хотелось бы осмотреться на месте...
  - Хорошо, Олег Дмитриевич,- очень ровным голосом произнес Трофимов.- Мы сделаем это прямо сейчас.
  - Альберт Иванович,- Олег задержался в дверях кабинета.- Я тебя прошу, допроси Синицына еще раз. Пусть по его словам составят фоторобот человека, с которым Баскакова встречалась незадолго до гибели... Альберт Иванович, я не утаиваю от тебя факты. Но я чувствую, что это дело очень непростое.
  - Хорошо, Олег,- кивнул Трофимов после непродолжительного размышления.- Я выполню твою просьбу, как только появится такая возможность.
  Они вышли из здания прокуратуры.
  Олег поднял голову. Пока что небо было бездонным и синим, но к полудню сделалось душно, как в бане. Синоптики обещали к вечеру грозу и скорей всего они не ошибались.
  - Олег, ночью у меня состоялся разговор с Калистратовым,- неожиданно сказал Трофимов. Олег перевел на него взгляд, его тонкие губы дрогнули в усмешке.- У нас небольшой город, Олег Дмитриевич.
  - Уже любопытно, Альберт Иванович.
  - Не лучше ли вовремя остановиться, Олег?- Трофимов смотрел на него без улыбки.- Скелеты всегда будут пылиться в шкафах.
  - Если бы я тебя не знал, Альберт Иванович, я бы решил, что ты меня запугиваешь...
  - Конечно, нет,- покачал головой Трофимов.- Мне даже интересно узнать, чем закончится твое очередное шоу. Но насколько я понимаю, у многих нервы уже на пределе... Мне намекнули, что ты должен уяснить одну вещь: такое положение вещей устраивает всех...
  - Ну, отчего же всех?!- Усмехнулся Олег.- Например, Синицына не устраивает...
  - Олег, давай не будем играть словами. Против Синицына даже родная мать дала показания. Он все равно получит срок, если не за убийство, так за распространение наркотиков. А Баскакова?.. Ты не хуже меня знаешь этих людей. То, что ты говорил Синицину, вполне может оказаться действительным положением вещей. Честно говоря, о личности Карманова я до разговора с тобой и Калистратовым не задумывался. Но есть вариант, что в наркотрафик его втянула Баскакова, а не наоборот.
  - И что ты предлагаешь мне?
  - Будь осторожен, Олег. Ты разворошил муравейник. И мне не нравится то, что происходит в этом муравейнике. Я этих людей немного знаю.
  - Каких людей, Альберт Иванович?- Спросил его Олег.- Калистратов и компания?.. Альберт Иванович, я пока что не знаю, что именно раскопал? Если ты в курсе, просвети...
  - Олег, я знаю еще меньше тебя,- покачал головой Трофимов.- Но одно я знаю точно,- повторился он.- До твоего приезда такое положение вещей устраивало всех. Иначе ты появился бы здесь пять или шесть лет назад.
  - Ты можешь бросить это дело, Альберт,- сказал Олег, понимая, что Трофимов уже не расскажет ему всего, что произошло с ним ночью.- Это не твоя головная боль...
  - Олег, я слишком часто слышу эти слова,- усмехнулся Трофимов.- Но надеюсь, что друг друга мы поняли. Едем к Баскаковой.
  
  У Баскаковой была хорошая четырехкомнатная квартира, обделанная и обустроенная. Эльвира Николаевна наверняка была неплохой хозяйкой. Олег прошел по комнатам. Несколько минут стоял в спальне перед рукописными портретами Баскаковой и Карманова.
  - Красивая пара. Они подходили друг другу,- сказал он Трофимову, когда тот заглянул в комнату.- Что сейчас с Кармановым?
  - Он должен был освободиться в конце июня. А что с ним сейчас, я не знаю. Обязательно наведу справки.
  Олег прошел в гостиную, присел возле журнального столика и посмотрел на книжный шкаф.
  - Книга стояла на виду,- сказал он Трофимову, поднимаясь. Олег подошел к книжному шкафу, надел перчатки и поставил книгу так, как она стояла на фотографиях, сделанных в день убийства Баскаковой.- Тот, кто знал Баскакову хорошо, сразу бы понял, что это знак. Убийца оставил этот знак, зная наверняка, что этот человек книгу заметит.
  - Да, в этом есть резон,- кивнул Трофимов.
  Олег взял в руки книгу - пухлый томик черного цвета с золотым тиснением и репродукцией китайской гравюры на обложке. И книга сама открылась на шестьдесят первой главе.
  - "Чжун-фу",- прочитал Олег обведенное черным маркером.- "Внутренняя правда"...- Он перелистнул несколько страниц и прочитал подчеркнутые слова.- "У меня есть хороший кубок, я разделю его с тобой".
  Трофимов стоял рядом и тоже смотрел на выделенные кем-то слова.
  - И что это значит?- Спросил он Олега.
  - Не знаю,- покачал головой тот. Он положил открытую книгу на полку и скупо улыбнулся.- Но несколько страниц вырвано.
  - И о чем это говорит?- Трофимов посмотрел на него.
  - Головной боли у нас прибавится, вот о чем это говорит,- он уже догадывался, где нужно искать одну из вырванных страничек.- Взять эту книгу с собой я конечно не смогу?..
  - Конечно, нет,- ответил Трофимов.- Об этом и речи быть не может, особенно в свете открывшихся обстоятельств.
  - Альберт Иванович, эта книга на вес золота,- Олег переписал выходные данные книги и номера вырванных страниц.- А с Синицыным теперь просто необходимо побеседовать,- сказал он.- Сдается мне, он знает намного больше, чем говорит... Держи,- Олег протянул Трофимову книгу.
  - Деяния с подтекстом,- задумчиво произнес тот.- Но вот с каким подтекстом и кому он адресован?.. Как ты считаешь, Олег?
  - По логике обстоятельств,- начал было Олег, но в этот момент зазвонил домашний телефон Баскаковой.
  Олег с Трофимовым переглянулись.
  - Это нас,- кивнул Олег.- Мне ответить или сам это сделаешь?
  Трофимов взял с подставки трубку радиотелефона и поднес ее к уху.
  - Да, Фаина Григорьевна,- спустя мгновение сказал он.- Да, он со мной...- Трофимов протянул Олегу трубку.- Это мать Баскаковой...
  - Олег Дмитриевич, здравствуйте,- голос у Баскаковой-старшей был звучным и глубоким.- Я прошу вас, уделите мне несколько минут. Мне необходимо поговорить с вами.
  - Здравствуйте, Фаина Григорьевна,- отозвался Олег.- Я бы с удовольствием встретился с вами. Но меня предупредили, что у вас в последнее время появились проблемы со здоровьем.
  - Именно поэтому я и хочу встретиться с вами. Один Бог ведает, сколько времени у меня осталось.
  - Хорошо, Фаина Григорьевна. Мы обязательно встретимся. Но ответьте мне на один вопрос. Как вы узнали, что сейчас мы находимся в квартире вашей дочери?
  - Для вас это имеет принципиальное значение?- Вопросом на вопрос ответила Баскакова.
  - Это очень простой вопрос, Фаина Григорьевна. Если мы с вами встретимся, я задам вам десятки очень непростых вопросов. И только от вас зависит, сможем ли мы помочь друг другу. Так что вы скажете, Фаина Григорьевна?
  - О вашем появлении в квартире мне сообщили знакомые, соседки Эли...
  - Фаина Григорьевна, мы многого не добьемся, если вы будете скрывать от меня правду... Карманов наблюдает за квартирой? Или это делает кто-то другой? Развейте мои сомнения и догадки...
  - Олег Дмитриевич, о вашем приезде мне рассказал Денис Алексеевич Моисеев. Он рассказал, как вы помогли ему зимой...
  - Но вы не ответили на вопрос, Фаина Григорьевна.
  - Мой племянник был неподалеку от квартиры. Он знает Трофимова, а Моисеев описал мне вас. Если вы не против, давайте встретимся прямо сейчас. Мне нужно поговорить с вами.
  - Хорошо, давайте встретимся. Где я смогу найти вас?
  - Я жду вас во дворе дома.
  Олег подошел к окну и посмотрел во двор. На одной из скамеек сидели пожилая женщина одетая в черное и молодой человек. Женщина прижимала к уху мобильный телефон.
  - Я вижу вас,- сказал Олег.- Я спущусь к вам через минуту,- он положил трубку на стол и посмотрел на Трофимова, который тоже стоял возле окна.- По всей вероятности с ней племянник...
  - Да, это Вадим Чебышев. Если я не ошибаюсь, он работает в городском такси. Личность ничем не примечательная,- отозвался Трофимов.
  - Альберт Иванович, спасибо за помощь,- Олег пожал ему на прощание руку.
  - Если получишь информацию, которая поможет следствию, не забудь поставить меня в известность.
  - Обязательно,- кивнул Олег.- Я думаю, мы еще встретимся.
  Он вышел из квартиры и спустился во двор.
  Баскакова оказалась худой высокой женщиной. Племянник Баскаковой - Вадим Чебышев тоже был худым и высоким. Его неуловимое сходство с теткой говорило само за себя. Олег поздоровался с ними за руку. Руку Баскаковой он задержал в своей.
  - Фаина Григорьевна, мне очень жаль,- произнес он.- Соболезную.
  - Спасибо,- губы Баскаковой дрогнули в слабой улыбке.- Я рада познакомиться с вами. Извините, мне трудно стоять,- она села обратно на скамейку.- Вы не против?
  - Нет, конечно нет,- покачал головой Олег и присел на скамейку рядом с ней.- Вероятно, для этой встречи у вас были причины,- сказал он.
  - Совершенно верно,- кивнула Баскакова. Говорила она тоже с трудом, делая между словами паузы.- Я наслышана о вас. Олег Дмитриевич, обещайте не судить мою дочь строго. Эля была непростым человеком. Она ошибалась, оступалась, попадала в неприятности и в такие переплеты, что у меня подчас душа холодела от страха. Но она пыталась вырваться из того порочного круга, в который попала по неосторожности,- Фаина Григорьевна перевела дух. Видимо, это была основная часть из того, что она хотела сказать Костыреву.- В какой-то момент Эля даже уехала из города, чтобы порвать с прошлым. Но я невольно втянула ее обратно. Я тяжело заболела. И Эля была вынуждена вернуться домой.
  - Допустим, я соглашусь с вами,- кивнул Олег.- Но вы-то верите, что Синицын был способен на такое?
  - А вы верите в это?
  - Нет,- Олег машинально посмотрел на окна квартиры убитой и в одном из них заметил Трофимова.- Я думаю, что сейчас и следователь пересмотрит свою точку зрения. Фаина Григорьевна, вы с самого начала сомневались в причастности Синицына к этому преступлению. На каком основании?
  - Я очень хорошо знаю Алешу,- ответила Баскакова.- Его с Эльвирой связывало очень многое. У них были очень сложные отношения, и вы наверняка уже в курсе этого. Но на Эльвиру он ни разу руки не поднял...
  - Люди меняются, Фаина Григорьевна. Сегодня мы с легким сердцем делаем то, на что вчера не могли решиться...
  - Просто вы не знаете Алешу, если у вас еще остались подозрения,- покачала головой Баскакова.
  - Но все же машину и деньги у вашей дочери он украл.
  - Все думают, что он украл. А если это не так?
  - Хорошо,- кивнул Олег.- Это на самом деле нужно еще проверять и перепроверять. Но это дело будущего... Синицын сказал мне, что незадолго до гибели у вашей дочери появилось новое знакомство. Вы знаете о ком именно идет речь?
  - Нет, в том то и дело, что не знаю. Однажды Эля обмолвилась, что к ней привезли привет от Клима. А потом через день или два позвонила и попросила придти. В тот день она была просто в жутком состоянии. Но ведь она была взрослым человеком, и сама отвечала за свои поступки.
  - Вы полагаете, что у нее была интимная связь с этим человеком?- Уточнил Олег.
  - Я думаю, да,- кивнула Баскакова.- Но она пыталась скрыть это от меня, и, разумеется, скрывала от остальных.
  - А вы видели этого человека?
  - Да, один раз,- кивнула Баскакова.
  - И сможете опознать его?
  - Может быть, я не знаю. Может быть я узнаю его, если увижу еще раз.
  - Почему у следователя вы не настояли на более тщательной проверке своей версии?
  - Потому что было уже поздно,- губы Баскаковой вновь дрогнули в слабой полуулыбке.- Когда я оправилась после сердечного приступа, Синицын уже признался в убийстве. А после этого следователя уже не интересовали мои подозрения. То есть, он говорил, что мои слова проверят. Но уже тогда я в этом сомневалась... Олег Дмитриевич, вы отомстите за мою дочь?- Неожиданно закончила она.
  Костырев с удивлением посмотрел на нее:
  - Я постараюсь найти преступника, и только,- сказал он.- Поверьте слово "месть" не из моего словаря...
  - Верно, карать должна система, а не люди,- кивнула Баскакова.- Иначе у многих из нас пропадет сон и аппетит.
  Олег изучающе посмотрел на нее:
  - Может быть, у вас есть что добавить, Фаина Григорьевна? Например, некие существенные детали, о которых не знает следствие.
  - Я ничего не утаила от следствия,- покачала головой Баскакова.- Это не в моих интересах.
  - Хорошо. Но если вспомните что-либо интересное, прошу вас, поставьте меня в известность...- Олег несколько мгновений ждал реакцию собеседницы, но Баскакова молчала.- Вы встречались с Кармановым после его освобождения?.. Он подтвердил слова вашей дочери о весточке с "зоны"?.. Его знакомые приезжали к ней после освобождения из мест заключения?..
  - Нет,- покачала головой Баскакова.- Он не посылал ей привет через знакомых.
  - Мне нужно поговорить с ним. Вы можете устроить мне эту встречу?
  - Не знаю, не могу обещать. Я уже две недели не видела Клима. Я даже не знаю, в городе он или нет?
  - Он в городе,- неожиданно сказал Чебышев.- Два дня назад я видел его возле городского кладбища.
  - Вадим, вы можете найти его?- Костырев посмотрел на племянника Баскаковой.
  - Постараюсь,- кивнул тот.
  - Держите,- Олег протянул ему визитную карточку.- Если встретите Карманова, обязательно позвоните мне.
  Олег немного помолчал, давая собеседникам время собраться с мыслями.
  - А сейчас, прежде чем ответить на мой следующий вопрос, очень внимательно посмотрите на эту фотографию,- он протянул Баскаковой фотографию из дела, на которой была отражена часть интерьера квартиры убитой с книжным шкафом и "Книгой перемен" на полке.
  Баскакова и Чебышев несколько минут старательно разглядывали фотографию. И только по этому Олег понимал, что они не те, для кого на видном месте была оставлена "Книга перемен".
  - Вот только книга,- наконец неуверенно произнесла Баскакова.- Раньше я ее не видела...
  
  У Моисеева был просторный двухэтажный особняк с мансардой. За его хозяйством следила дородная тридцатилетняя украинка Галя Левченко, которую в здешние края занесло неисповедимыми путями Господними. Детей у нее не было, мужа тоже. И спустя полгода после того, как Олег познакомился с ней и Моисеевым, связь между ними уже четко обозначилась. Олег не сомневался в том, что Моисеев спустя еще какое-то время либо распишется с ней, либо отпишет подруге солидный кусок по завещанию.
  - Ой, Олег Дмитриевич!- Всплеснула она руками с таким видом, словно утром они не встречались и она не кормила его борщом со шкварками.- Вы ж, бедненький, совсем уже изробылись. Я ж на месте вашей жёнки не отпускала ж вас никуда! Вы ж похудали весь...
  - Спортом занимаюсь,- усмехнулся Олег в ответ на ее тираду.
  - Да какой же спорт вам нужен?! Вам же отдыхать нужно!..
  - Давайте-ка, Галя, присядем. Мне нужно задать вам несколько вопросов,- Олег прошел на просторную веранду.
  - Я сейчас чайку принесу!- Засуетилась было Галя.
  - Ничего не нужно,- остановил ее Олег.- Присядьте.
  Она села напротив него с таким видом, словно штык проглотила. Ее черные быстрые глаза скользили по лицу Олега.
  - Вы, Галина Сергеевна, сколько в Ситове проживаете?
  - Второй год уж пошел,- после небольшой заминки ответила Левченко.
  - Уже два года,- вслед за ней повторил Олег.- Наверняка ведь уже многих знаете здесь, и в курсе многих событий. Если я не ошибаюсь, вы барменом в ночном клубе работали?
  - Да, в "Фаворе",- кивнула Галя, в этот момент весь ее украинский акцент как ветром сдуло.- Почти полгода работала там.
  - Стало быть, с Баскаковой Эльвирой сталкивались? Знали ее?
  - Приходилось.
  - Галина Сергеевна, меня очень интересуют слухи ходившие по городу после убийства Баскаковой. Вы знаете, как именно ее убили?
  - Мне эти ужасы знать ни к чему,- покачала головой Галя.
  - Но тем не менее вы знаете это...
  - Ей голову отрубили,- кивнула Левченко.- Ужас какой-то! Вы правильно сказали, я с ней только сталкивалась.
  - Тем не менее, вы были знакомы с ней. Я-то ее совсем не знал... Как вы считаете, почему с ней поступили именно так?
  - Я не знаю,- покачала головой Галя.- Эля была взбалмошной, избалованной девчонкой. Но она не была злой... Я, Олег Дмитриевич, не знаю, что толкает людей на такое.
  - Верно то, что она занималась продажей наркотиков?
  - Нет! Экстази она глотала. Это я сама видела. Но сейчас в клубах все это делают...
  - А я ведь вас не о том спросил, Галина Сергеевна,- перебил ее Олег и повторил вопрос:- Баскакова продавала наркотики?
  - Откуда ж мне знать это, Олег Дмитриевич?- Собеседница испуганно посмотрела на него.
  - Хорошо,- кивнул Олег.- Но, может быть, она денег была должна кому-то? Это вариант. Возможно, вместе с ней кто-то еще задолжал... Проигралась, либо чужое не уберегла. Согласитесь, отрубленная голова близкого человека - это очень страшно. Это действует лучше любых запугиваний.
  - Я, Олег Дмитриевич, о таком не слышала. А вам врать не хочу,- покачала головой Галя.
  - И все-таки, Галина Сергеевна, что говорили об этом случае в городе?.. Галя, все что вы скажете, останется между нами. Это я вам обещаю.
  - Олег Дмитриевич, вы сами можете представить себе, что плетут женщины, когда происходит такое,- Галя скользнула по нему взглядом.
  - И что же говорят женщины, когда такое происходит?- Уточнил у нее Олег.
  - Вы понимаете, Эля такой девочкой была, что не могла она быть одна... Ну, ждала она своего молодого человека. Но она ведь живая была. Был у нее, ну скажем, роман с одним человеком. Для нее-то ничего серьезного. А он все это воспринял немного не так... Сами знаете, ревность, сцены... Я думаю, что он мог это сделать. Знаете, чтобы не досталась она никому...
  - И кто же он этот человек, Галина Сергеевна?
  - Он очень влиятельный мужчина!- В голосе Гали снова заиграли украинские нотки.- Вы себе только неприятностей наживете!
  - Галина Сергеевна, назовите мне его фамилию,- ободряюще кивнул Олег.- А со своими неприятностями я сам буду разбираться.
  - Михайлов,- после продолжительной паузы наконец ответила она.- Андрей Михайлов. Вы знаете, кто это такой?
  - Кое-что слышал,- кивнул Олег.- Стало быть, у Баскаковой и с ним были интимные отношения?
  - За что купила, за то и продаю, Олег Дмитриевич,- развела руками Галя.- Я ведь им свечку не держала... И не все что вам будут говорить об Эле в ЭТОМ отношении - правда... Просто она притягивала к себе мужчин. Они возле нее так и вились. Такой уж она была. Но это не говорит, что она спала со всеми подряд.
  - Пока что у меня складывается иное впечатление. Но буду иметь в виду и вашу точку зрения. Выбор у меня невелик. Я о Баскаковой могу судить только со слов людей ее знавших. Галина Сергеевна, а Карманова вы знаете?
  - Нет,- покачала головой Галя.- Когда я приехала в город, он уже сидел.
  - Что ж, Галина Сергеевна,- улыбнулся Олег собеседнице.- Большое вам спасибо.
  Галя неуверенно улыбнулась и поднялась с плетеного кресла.
  - Я могу идти?- Спросила она.
  - Разумеется,- кивнул Олег.
  Она прошла было до двери, но неожиданно обернулась и улыбнулась уже широко.
  - А вы ж знаете, я чудных рогаликов напекла! Денис Алексеевич их обожает! С холодным молочком да с вареньем малиновым! Вам принести?..
  - Спасибо, Галина Сергеевна,- отказался Олег.- Я не голоден.
  Он проводил ее взглядом и пробормотал своеобычное : "Ну и ну..." В этот момент он на самом деле чувствовал себя пресловутым жуком в муравейнике, о котором ему с утра толковал Трофимов. А ведь он еще не ощутил реакцию военных, а она была неизбежна, если судить по туманным намекам того же Трофимова.
  - Что же на самом деле произошло в ту ночь на "Точке 12"?- Прошептал он, закрывая глаза.
  В доме и на улице было так тихо, что Олегу казалось, будто он слышит, как растет трава за окном. И еще он слышал далекие громовые раскаты и мелодичный напев Галины Сергеевны:
   Несэт, Галю воду,
   Коромысло гнэтся,
   А за ней Иванко,
   Як барвинок вьется:
   "Галю ж, моя Галю,
   Дай воды напиться,
   Ты ж така хороша,
   Як же не влюбиться?"...
  Олег понимал, что из всех пока известных ему фигурантов только Латоцкая и Карманов могли ответить на его вопрос. Конечно были еще Калистратов, который без сомнения знал истинную суть ЧП на "Точке 12" и два солдата - товарищи Карманова по оружию.
  - Братья по оружию,- прошептал Олег. Сон обволакивал его призрачным покрывалом...
  - Не нужно ломать голову, Олег,- услышал он гортанный голос Вахтанга Гарибова.- Этот знак говорит сам за себя. Внутренняя правда - это то что делает человека человеком, а собаку собакой. И только. Этот знак можно назвать тайной сущностью вещей...
  Олег открыл глаза и понял, что находится в квартире Баскаковой. В приоткрытые шторы заглядывала ночь. С одной из стен падал тусклый свет ночного светильника. Вахтанг стоял в стороне от журнального столика, за которым сидели два обезглавленных тела. Олег скользнул по ним взглядом, понял, что второе тело мужское и вновь посмотрел на Гарибова. В руках Вахтанг держал "Книгу перемен". Вокруг столика белели вырванные из нее листочки.
  - Вахтанг,- улыбнулся Олег.
  - Только не здоровайся со мной,- остановил его Гарибов.- Наши миры разделяет самая великая из перемен. Мой мир как утренний туман, твой мир как утренний туман. Придет время и они снова рассеются для нас...
  - Ты совсем не изменился Вахтанг,- покачал головой Олег.
  Гарибов ничего не ответил, только улыбнулся.
  - Я так рад снова увидеть тебя,- сказал Олег.
  - Будь осторожен, Олег. Сеть для тебя уже сплели... Прости, но мое время на исходе,- через мгновение Гарибов словно слился с миром теней.
  - Погоди, Вахтанг.- остановил его Олег.- Ведь ты уже знаешь ответ. Ты уже знаешь его...
  - Будь осторожен... Ищи ответ среди букв...
  - В книге?.. Книга - это ответ?..
  - Прощай...
  - Вахтанг!- Олег протянул руку вслед умершему другу.- Баскакова! Ведь она уже ТАМ! Я должен увидеть ее!..
  - Прощай...
  Олег резко открыл глаза, глубоко вдохнул и медленно выдохнул.
  Умиротворяющая тишина городской окраины за несколько минут сменилась шумом надвигающейся с запада грозы. Олег встал и подошел к открытому окну.
  Под окном стоял Моисеев. Он тоже смотрел на вал темного грозового неба.
  - Я не хотел будить вас,- произнес он, не оборачиваясь.- У вас отключен мобильный телефон.
  - Сел аккумулятор,- отозвался Олег.- Нужно было поставить его на подзарядку.
  - Десять минут назад звонил Альберт Иванович Трофимов. Он сказал, что сегодня нашли тело Карманова,- Моисеев посмотрел на Олега через плечо.- Он попросил передать вам это, когда вы проснетесь.
  - Спасибо, Денис Алексеевич,- сказал Олег.- Я могу воспользоваться вашим телефоном?
  - Разумеется,- кивнул Моисеев.
  Олег прошел в дом и с домашнего телефона позвонил на сотовый Трофимова.
  - Альберт Иванович, что случилось?- Спросил он, когда тот отозвался.
  - Ты не поверишь, Олег...
  - Я попробую угадать,- Олег не дал закончить ему.- В кармане у Карманова нашли страницу из "Книги перемен".
  - Да,- ответил Трофимов.- Видимо, относительно книги ты прав.
  - Альберт Иванович, какой знак на вырванной странице?
  - "Суд"...
  - Альберт Иванович, это против правил, но я должен увидеть тело...
  - Олег,- перебил его Трофимов.- Мне кажется, что ОН хочет сказать что-то именно тебе. Это не может быть совпадением. Таких совпадений не бывает...
  
  3. Исправление порчи.
  
  Он успел вернуться в город до заката. И уже торопил время, потому что в такой поздний час Латоцкая не согласилась принять его.
  - Олег Дмитриевич,- сказала она по телефону.- Я понимаю, вы делаете свое дело. Но я так устала от всего этого... Я похоронила мужа. Мне сейчас тяжело и плохо. Я и без того угнетена...
  - Но я обязательно должен увидеть вас. Наталья Ивановна, есть вопросы, на которые можете ответить вы и только вы.
  - Господи Боже! К чему все это сейчас?! Чего хочет добиться эта вздорная девчонка?! Тарасов - умер! Зачем вы продолжаете перетряхивать грязное белье?.. Олег Дмитриевич, вы умный человек. Ведь вы уже понимаете, что ничего хорошего ваше расследование не принесет! Давайте оставим мертвых в покое! Вы не хуже меня знаете, что их покой лучше не тревожить... Что вы хотите узнать на этот раз?
  - Это не телефонный разговор,- ответил Олег.- Если вы не можете принять меня сегодня, давайте встретимся завтра.
  - Хорошо!- Уже не скрывая раздражение, ответила Латоцкая.- Давайте встретимся утром, в одиннадцать часов на стройке!- И бросила трубку.
  Олег осторожно выехал с парковки. Сейчас ему уже нечего было делать в городе и он поехал домой.
  В дороге его застал звонок Софьи Адамовны:
  - Олег Дмитриевич, дорогой, ты появляешься и исчезаешь, как ветер! Очень хорошо, что ты вернулся в город.
  - Здравствуйте, Софья Адамовна,- отозвался Олег.- Вам уже доложили о моем приезде?..
  - Я не командир Красной Армии, чтобы мне докладывали,- усмехнулась Мелило.- Как твои успехи, Олег?
  - У меня такое ощущение, словно побывал в средневековой Японии,- ответил Олег.
  - У тебя, Олег Дмитриевич, работа поинтересней, чем у многих,- снова усмехнулась Мелило.
  - А вы все шутите,- укорил ее Костырев.- Что случилось, Софья Адамовна? Или это Булатов решил навести справки через вас?
  - Олег, мы с тобой партнеры,- вместо ответа произнесла Мелило.- Ты можешь мне рассказать, что случилось в Ситове?
  - Я уже сказал вам об этом, Софья Адамовна. Сплошные отрубленные головы,- Олег насторожился. Мелило явно держала камень за пазухой.- И с каких это пор вас начал интересовать не результат, а процесс?
  - Ты несправедлив ко мне, Олег Дмитриевич. Меня всегда интересовало то, чем ты занимаешься... Так что там в Ситове, Олег Дмитриевич?
  - Я хотел встретиться с бывшим командиром Латоцкого. Помните еще такого? Но к сожалению, эта встреча не принесла ожидаемого результата. А остальное будет вам неинтересно. Встречался с разными людьми, наводил справки. Все как обычно...- Олег решил правду Мелило не говорить, ее интерес явно имел под собой основание. Вот только вопрос - какое?
  - Но там ведь произошло еще что-то...
  - Да, и я вам уже рассказал об этом,- отозвался Олег.- Нашли убитого с отрубленной головой. А за полтора месяца до этого убили его подружку.
  - Господи! И кто же мог сделать такое?!
  - Не знаю,- усмехнулся Олег.- Этот вопрос не ко мне, а к следствию.
  - Но ведь ты уже о чем-то догадываешься, Олег Дмитриевич.
  - Софья Адамовна, я даже не знаю за что его убили...
  - До свидания, Олег,- неожиданно попрощалась с ним Мелило.- У меня звонок по другой линии. Надеюсь, увидеться с тобой завтра. Будь добр, навести меня в офисе. Мне нужно поговорить с тобой с глазу на глаз.
  - Хорошо, Софья Адамовна. До свидания...
  Он уже подъехал к поселку. Ночное небо было светлым, в нем едва угадывались крохотные искорки звезд. Олег вдруг резко свернул на обочину, остановил машину и вышел на воздух. Было очень тепло, даже душно. Олег прислушался. Сначала ему показалось, что он слышит отзвук далекой грозы, но через мгновение понял, что в первый раз за все это время услышал утробное урчание города. Словно за горизонтом притаилось мифическое чудовище.
  Олег поднял лицо. С неба струился прозрачный свет. В этот миг Костырев напоминал сказочного героя, который уже выбрал свою дорогу возле придорожного камня. И взгляд его не сулил благих перемен.
  Когда он подъехал к дому, свет в окнах уже не горел. Олег поднялся на крыльцо и вздохнул с облегчением. Так приятно было снова оказаться дома. За закрытыми дверьми поскуливал Адольф.
  - Тихо!- Сказал Олег, но услышав его, пес несколько раз радостно взлаял и принялся скоблить когтями порог.
  Олег открыл дверь ключом, потрепал собачий загривок и осторожно поднялся по лестнице в мансарду. Он снял пиджак, убрал оружие в сейф, сел за стол и задумался. После поездки в Ситов он уже не сомневался в том, что все эти события - звенья одной цепи. Дело оставалось за малым, оставалось вычислить того, кто оставляет после себя трупы и древние символы из "Книги перемен". А для этого нужно было понять, что именно произошло на "Точке 12" шесть лет назад.
  Олег положил локти на стол и опустил на них голову. В его ушах мерцали призрачные голоса: "Эля была взбалмошной, избалованной девчонкой. Но она не была злой... Я, Олег Дмитриевич, не знаю, что толкает людей на такое...", "Олег, я часто вспоминаю наши беседы. Есть вещи, которых не избежать. Но то, что произошло с нашими детьми - это несправедливо...", "Я не любила его, но всегда знала, что нам по пути..."
  - Что за этим кроется?- Прошептал Олег. Он почувствовал, как за его спиной приоткрылась дверь. По кабинету пробежал легкий сквозняк.
  Олег приподнял голову, обернулся и вздрогнул. В дверях стоял Игнат. На мгновение Олегу показалось, что за пару дней, пока его не было, сын подрос.
  - Привет, малыш,- улыбнулся Олег.- Как дела?
  - Я вижу его,- хриплым, незнакомым голосом отозвался Игнат.
  - Кого? Кого ты видишь, Игнатик?- Встревожено спросил его Олег. Он развернулся к сыну.
  - Папа, он там,- сынишка вытянул руку и пальцем показал на ночное небо за спиной.
  Олег машинально обернулся, но за окном увидел лишь спокойное мерцание звезд. Он встал, подошел к сыну и осторожно взял его за руку.
  - Ты почему не спишь, Игнатик?
  - Я не хочу...
  - Ну-ка, пойдем,- Олег подхватил его на руки, теперь ему казалось, что сын не только подрос, но и вес набрал за эти несколько дней. Он вернулся за стол и посадил Игната на колени.- Тебе приснился плохой сон?
  - Нет. Я видел динозавра.
  - Кого?- Вздрогнул Олег.
  - Я видел динозавра из мультика. Он был там,- Игнат снова показал на ночное небо и посмотрел на отца.
  И от его холодного, не детского взгляда сердце Олега замерло на мгновение.
  - Ты увидел его по телевизору, а потом тебе что-то приснилось,- через силу улыбнулся он.- Да?
  - Нет, я видел его!- Теперь уже почти с восторгом сказал Игнат.- Он был большой-большой! И он улыбнулся мне!
  - Да разве могут динозавры улыбаться?!- Попытался отшутиться Олег.- У них ведь и губ нет...
  - А этот мог,- настойчиво повторил сынишка.
  - Давай, договоримся, Игнатик,- Олег прижал сына к груди.- Ты не будешь смотреть на ночь страшные фильмы. Тебе все это приснилось. Ты проснулся один в темноте и испугался. Со мной так тоже бывало. Однажды я прочитал книжку про остров погибших кораблей. А ночью эти корабли приснились мне, и было очень страшно. Давай-ка, пойдем в спальню. Ты ляжешь в постель, а я расскажу тебе какую-нибудь интересную историю про бандитов. Тебе ведь нравится слушать рассказы про сыщиков и бандитов? Кем ты станешь, когда вырастешь?
  Игнат спокойно посмотрел на него:
  - Я буду помогать тебе,- сказал он.
  И Олег снова увидел его холодный взгляд. Этот взгляд говорил сам за себя. Сын расчетливо лгал ему. Это было похоже на наваждение. Олег даже головой тряхнул, чтобы избавиться от этого впечатления.
  - Хорошо,- кивнул он, поднимаясь.- Идем в твою комнату. Сейчас очень поздно. Дети в это время должны спать...
  Он вместе с ним спустился на второй этаж и уложил Игната в постель.
  - А сейчас закрывай глазки и засыпай,- он улыбнулся.- И не думай больше о динозаврах и сказочных чудовищах. Их нет и не было. Никто не знает, что было на самом деле. Люди все это придумали сами.
  - Зачем?- Игнат требовательно посмотрел на него.
  - Для того, чтобы объяснить мир, в котором мы живем. Объяснить то, чего не понимали или не понимаем до сих пор. В этом мире все устроено очень просто. Но мы многое не понимаем. От того и появляются сказочные чудовища. Но когда-нибудь туман рассеется,- Олег с улыбкой смотрел, как Игнат засыпает.
  Нервы у меня шалят, думал он. Наверно, Света права, нужно хорошенько отдохнуть. Нужно забыть обо всех делах. В этом мире так все и будет крутиться. И конца этому тоже не будет. Кто-то будет желать мира, а кто-то будет жаждать войны. Кто-то будет рожать и воспитывать детей, и будут те, кто проливает их кровь...
  Олег осторожно сжал руку заснувшего сына.
  - Он снова ходил по дому?- Раздался за его спиной голос жены.
  - Он пришел в кабинет,- кивнул Олег.- Он был напуган.
  - Милый мой,- Светлана подошла к нему вплотную и обняла.- Ты так нужен нам. Но именно в тот момент, когда ты нужен нам больше всего, тебя нет рядом. И так было всегда... Я знаю, что ты не можешь иначе. Я знаю, что ты сломаешься, если будешь жить иначе. И не прошу тебя меняться. Но нам нужно что-то делать со своей жизнью. Олег, твои дети растут, годы уходят. Что мы скажем друг другу через десять лет? Ведь я так хочу сказать тебе спустя годы, что ты самый любимый, единственный из всех, кого я знала в своей жизни. Олег...
  Олег прижал к своим губам ее ладони и поцеловал их:
  - Света, прости меня за все. Ты говоришь то, что я чувствую сердцем. Жизнь так хрупка, так хрупка... Но я уже не могу вырваться из этой паутины... Света, я каждый день Богу спасибо говорю за то, что ты в моей жизни есть. За детей наших говорю спасибо. Но ты ведь все знаешь сама. Света, я так вас люблю! Безумно! Ради вас я готов на все! Я не знаю, как бы я жил без вас... И жил бы я без вас, вообще...
  Она прижалась щекой к его волосам:
  - Мы тоже тебя любим, Олег. Я так боюсь тебя потерять. Я прошу тебя, будь осторожен. Ты мне нужен, ты нужен нашим детям. У нас еще так много впереди, Олег...
  Олег обернулся к ней и улыбнулся своей твердой, немного жесткой улыбкой.
  - Все будет хорошо, Света. Все будет просто замечательно, ведь мы до сих пор вместе.- Он встал и подхватил ее на руки.- Но я с дороги... Слышала анекдот? "Устал, как собака! Жрать хочу, как собака!.."
  - Дальше можешь не продолжать!- Вполголоса рассмеялась Светлана.
  Олег тоже рассмеялся, машинально посмотрел на окно и вздрогнул. На мгновение ему показалось, что он снова увидел тень Дракона.
  
  Он не удивился, когда на следующее утро застал оживление на стройке покойного Латоцкого.
  - Друзья отговорили меня продавать кемпинг,- объяснила ему Латоцкая при встрече.
  - Вы сами занимаетесь стройкой?- Уточнил Олег.
  - Нет, в строительстве я ничего не смыслю, поэтому дела ведет Тимур Миратович. Да,- опережая все возможные вопросы кивнула она.- Вы его знаете. Вы уже встречались с Гиниятовым.
  - Конечно, я его хорошо помню,- улыбнулся Олег.- Наталья Ивановна, вы не должны воспринимать меня превратно. Я рад, что вы продолжаете дело мужа. У вашего мужа была светлая голова, и это я говорю от чистого сердца. Но и вы поймите меня правильно. У меня по ходу дела будут возникать вопросы определенные. И мы с вами встретимся еще не раз. Так уж получилось, что наши дороги пересеклись.
  - Что вас интересует на этот раз?- Сегодня голос у Латоцкой уже не был таким неприязненным, как накануне.
  - Я хотел бы узнать, не получал ли ваш муж незадолго до смерти каких-либо странных писем. Вообще, были странные письма, записки или телефонные звонки, после которых ваш муж начинал проявлять нервозность?
  - Вы знаете, не припоминаю такого,- задумчиво покачала головой Латоцкая.- Но он ведь занимался делами. Занимался самостоятельно, без посредников. И нервозность он проявлял, конечно. И не раз... А вы знаете, все письма он хранил,- после небольшой паузы с улыбкой добавила она.- Я смеялась, говорила: "Зачем? С этими связками писем ты похож на старушку..."
  В глазах Латоцкой неожиданно блеснули слезы.
  - И вы их сохранили?- Уточнил Олег.
  - Ну, конечно,- кивнула Латоцкая.- Целая коробка!
  - Вы позволите посмотреть мне хотя бы часть из них?- Осторожно спросил собеседницу Олег.
  - Да ради Бога!- Неожиданно легко согласилась Латоцкая.- Забирайте хоть все. Только не забудьте вернуть обратно.
  - Разумеется,- кивнул Олег. Он не ожидал, что вот так без особых усилий добьется своего.- Когда я могу забрать их?
  - Сейчас мы с Тимуром Миратовичем едем в город,- отозвалась Латоцкая, глядя на окна второго этажа. Олег машинально отследил ее взгляд и увидел в оконном проеме Гиниятова.- Тимур Миратович!- Окликнула его Латоцкая.- Мы едем?!
  - Конечно-конечно!- Отозвался тот.- Я сейчас!
  Спустя минуту он появился на улице, приветливо улыбнулся Олегу и протянул руку для пожатия.- Здравствуйте, Олег Дмитриевич! Надеюсь, что у вас все в порядке...
  - Это Тимур Миратович посоветовал мне помочь вам в расследовании,- с улыбкой сказала Латоцкая.- Честно говоря, до вчерашнего разговора с ним я не испытывала желания помогать вам.
  - Что ж, спасибо вам,- Олег пожал руку Гиниятову.- Насколько я понимаю, вы отказались от мысли купить стройку?- Было достаточно одного взгляда, чтобы понять, эти люди своих отношений уже не скрывают.
  - Мне сейчас просто необходима отдушина,- ответила за спутника Латоцкая.- Тимур Миратович поступил как настоящий друг...
  - Наташа, не нужно. Мы ведь хорошо понимаем, что Олег Дмитриевич либо поверит нам, либо нет. По крайней мере, меркантильного интереса у меня нет,- сказал Гиниятов. И добавил после короткой паузы:- И не было... Олег Дмитриевич, я не думаю, что вам нужно объяснять эту ситуацию.
  - Разумеется, нет,- ответил Олег.- Я приехал сюда не за этим.
  - Мы можем быть с вами откровенны?- Спросил его Гиниятов.
  - Разумеется,- кивнул Олег.
  - Я понимаю, что вы не можете сбрасывать нас со счетов. Но поверьте нам на слово, ни мне, ни Наташе смерть Вадима не была выгодна. Нам не нужна была его смерть. Как-то так получилось, что мы уживались все вместе... Вы должны понять нас, Олег Дмитриевич... Я не знаю, сколько бы это еще продолжалось. Но ни Вадима, ни Наташу, ни меня такие отношения не тяготили.
  Олег какое-то время смотрел ему в глаза, потом перевел взгляд на Латоцкую:
  - Наталья Ивановна, сейчас вам уже нет смысла запутывать меня. Ответьте, приставал к вам Тарасов или нет?
  - Конечно, нет,- не раздумывая, и с явным облегчением ответила она.- Если честно, к Тарасову я вообще относилась несправедливо. Но ведь у меня было столько проблем...- неожиданно закончила она.
  - Что вы имеете в виду?- Олег мгновенно уцепился за ее слова.
  - Что?- Не поняла его Латоцкая.
  - Вы сказали о проблемах,- уточнил Олег.
  - Олег Дмитриевич,- после некоторого размышления ответила она.- Мы сегодня и так сказали вам очень много. Это очень личное. Я хочу, чтобы это осталось только между мной и Вадимом, и...- она красноречиво посмотрела на Гиниятова.
  - Хорошо,- улыбнулся Олег.- Я полагаю, что по большому счету между нами недомолвок не осталось. И теперь мы можем вернуться к нашему делу.
  - Что за дело?- Гиниятов посмотрел на собеседников.
  - Олег Дмитриевич хочет посмотреть на письма, которые Вадим получил незадолго до смерти,- ответила Латоцкая. И Олег понял, что ей просто доставляет удовольствие разговаривать с другом.- Ты ведь знаешь, у него была странная привычка хранить все письма. Наверно, это осталось у него с детства. Я ведь говорила вам уже, Олег Дмитриевич. У Вадима была очень непростая жизнь.
  - Да, я помню об этом,- кивнул Олег, чувствуя, что наступил подходящий момент для следующего вопроса. Он надеялся, что в этот день удача улыбнется ему дважды.- Наталья Ивановна, коли уж мы сегодня настолько откровенны друг с другом. Скажите мне, кто и за что убил вашего мужа? Я почти уверен в том, что вы знаете ответ на этот вопрос. Или стоите так близко к этому, что все мои действия просто теряют смысл. Наталья Ивановна, ответьте мне...
  Глаза Латоцкой на мгновение остекленели. И в то же мгновение Олег понял, что все же допустил ошибку и поспешил с этим вопросом.
  - Я не знаю этого, Олег Дмитриевич,- голос Латоцкой дрогнул.- Честное слово, я этого не знаю.
  - Не в моих правилах пугать людей,- уже понимая, что сейчас она начнет запираться, сказал Олег.- Но вполне возможно и то, что вам и вашим детям до сих пор угрожает опасность. Подумайте об этом, я не настаиваю на немедленном ответе. Номер моего телефона вы знаете. Наталья Ивановна, звоните в любое время дня и ночи. Подумайте об этом, подумайте обо всех возможных вариантах. Оцените опасность. Я не могу заставить вас думать о личной безопасности. Вы, и только вы принимаете решения. Лишь бы они были правильными эти решения...
  Олег перевел взгляд на Гиниятова. Он был уверен, что Тимур Миратович тоже знает ответ на его вопрос.
  - Олег Дмитриевич,- сказал тот.- Давайте, поедем. Сегодня и так произошло очень много. Нам нужно немного перевести дух.
  - А что такого произошло, Тимур Миратович?- Олег пристально посмотрел на него.
  И тот неожиданно переглянулся с Латоцкой. Это было похоже на безмолвный обмен мыслями. Латоцкая кивнула и вытащила из сумочки сложенную вдвое страницу из книги.
  - Я не понимаю, что это значит,- она протянула ее Олегу и снова переглянулась с Гиниятовым.
  Олег развернул страницу и прошептал:
  - Тун жень. Единомышленники. Родня...- Он посмотрел в глаза Латоцкой.- Не лукавьте, Наталья Ивановна. Ведь вы прекрасно понимаете, что это значит. Когда вы получили это? Вчера?
  - Да,- кивнула Латоцкая.
  - А конверт? Вы сохранили конверт?
  - Конверта не было,- покачала головой Латоцкая.- Это лежало в почтовом ящике без конверта.
  - Тимур Миратович,- Олег перевел взгляд на ее спутника.- Вы понимаете, что это значит?
  - Да,- кивнул Гиниятов.- Этот человек рядом.
  - Все верно,- Олег посмотрел на Латоцкую.- Наталья Ивановна, это значит, что я говорил не о мифической опасности. К вам подобрались очень близко,- он показал ей страницу.- Это не первая страница, которую я вижу за последние дни. Очень многое в нашем мире происходит с молчаливого согласия близких людей. Можно не убивать, не воровать и не насиловать, можно просто молча покрывать преступления... Так что вы скажете мне, Наталья Ивановна?
  - Я еще не готова рассказать вам все,- Латоцкая сглотнула.- Давайте, поговорим об этом немного позже.
  - Олег Дмитриевич,- окликнул Костырева Гиниятов.- Давайте на самом деле поговорим позже. Я вам обещаю, вы узнаете все. Но только немного позже. Все-таки на такой разговор нужно решиться.
  - Хорошо,- кивнул Олег.- Я подожду.
  Латоцкая смахнула с ресниц слезинки. Она, не отрываясь, смотрела на Олега.
  - Успокойтесь, Наталья Ивановна,- сказал тот.- Я тоже хочу помочь вам. Я на самом деле хочу этого. А это я возьму. Вы не против?- Он сложил страницу из "Книги перемен".- Наталья Ивановна, вы не будете против, если я заберу это?
  - Конечно, нет,- отозвалась она.
  - Вот и хорошо,- кивнул Олег и посмотрел на Гиниятова.- Я буду держаться за вами.
  Они сели в машины и поехали в сторону города.
  Олег ехал за джипом Гиниятова. Он не видел, что происходит в машине, но не сомневался в том, что сейчас его спутники обсуждают сложившуюся ситуацию. Из приоткрытого окна джипа со стороны водителя виднелся локоть Гиниятова.
  Времени было около полудня. Среди яркой синевы небес громоздились огромные кучевые облака. Олег неожиданно улыбнулся. Он чувствовал, что очень скоро сможет как следует отдохнуть от дел. Он не обратил внимание на обогнавшую его черную "Ниву-Шевроле" с тонированными стеклами. Возможно, и Гиниятов не обратил на нее внимание. Но его джип вдруг резко ушел вправо и врезался в ограждение по краю дороги.
  Олег машинально сбросил скорость, он еще не успел ничего сообразить. А тяжелую машину Гиниятова вдруг подкинуло вверх, и джип сделал первый оборот, сминая об асфальт капот и крышу...
  
  Олег сидел в своей машине на пассажирском сидении, обхватив голову руками. Перед его глазами все еще крутился по дороге джип Гиниятова.
  - Не может быть,- прошептал он.
  В этот момент по крыше его автомобиля постучали. Олег поднял голову и увидел в окне инспектора ГИБДД.
  - Костырев, если я не ошибаюсь?- Спросил тот.
  - Да,- кивнул Олег.
  - Можете уезжать,- сказал инспектор.- Вас найдут, если понадобитесь.
  - В какую больницу увезут тела?
  - А зачем вам это?
  - Я знал погибших,- ответил Олег.- В любом случае у меня не праздный интерес.
  - Их увезут в морг сороковой больницы.
  - Спасибо,- Олег вышел из машины.
  Место аварии напоминало поле боя. Когда джип Гиниятова приняло крутить по проезжей части, он столкнулся еще с несколькими машинами на попутной и встречной полосе. К счастью, погибших кроме Латоцкой и Гиниятова больше не было. Остальные участники ДТП отделались травмами.
  После аварии в обе стороны дороги образовался затор. Сотрудники милиции организовали объезд и сейчас затор постепенно рассасывался.
  Олег еще раз попытался подойти к искореженному джипу Гиниятова, из которого до сих пор не смогли вытащить тела погибших. Но был снова остановлен милицией. Он выехал по указанному коридору с места аварии и поехал в город. Губы у Олега беззвучно шевелились, но тот кто умеет читать по губам наверняка понял бы, о чем говорит Костырев.
  - А667БВ... А667БВ...А667БВ...
  Это был номер "Нивы-Шевроле", которая обогнала джип Гиниятова перед аварией. Олег знал, что милиционеры в разговоре с ним не сказали главного. Но и он не сказал им, что за мгновение перед аварией слышал пистолетный выстрел.
  Он вытащил из кармана телефон и набрал номер Мелило:
  - Здравствуй, Олег Дмитриевич! Здравствуй, дорогой!- Отозвалась Софья Адамовна.- Я буду ждать тебя в "Дублине". Олег, мне с тобой нужно обсудить кое-что. Это касается...
  - Софья Адамовна,- перебил ее Олег,- вы в курсе, что Латоцкая погибла?
  После его слов на мгновение повисла пауза.
  - Какой ужас!- Наконец отозвалась Мелило.- Это точная информация, Олег Дмитриевич?! Может быть, тебя неправильно информировали?..
  - Это точная информация, Софья Адамовна,- ответил Олег.- Латоцкая погибла на моих глазах.
  - Господи, какой ужас!!! Что же это делается?!
  - Латоцкая погибла вместе со своим другом - Гиниятовым Тимуром Миратовичем по дороге в город,- сказал Олег.
  - Да-да, я знаю Гиниятова,- подтвердила Мелило и тут же поправилась.- Я знала его...
  - Софья Адамовна,- снова перебил ее Олег, пресекая все возможные вопросы о том, что произошло и как это произошло.- За несколько минут до гибели Латоцкая позволила забрать мне кое-что из вещей принадлежавших ее мужу. Но вы должны понимать, в какой ситуации я оказался. Вы поможете мне забрать эту вещь? Если этого не сделать сейчас, после сделать будет очень трудно. И я потеряю несколько дней.
  - Разумеется, я помогу тебе, Олег. Я знаю мать Латоцкой. Она жила вместе с ними... Приезжай в офис. Я сейчас соберусь и мы съездим на квартиру к Латоцким.
  - Очень хорошо, Софья Адамовна,- кивнул Олег.- Я сейчас буду.
  - Олег, скажи мне, что там произошло на самом деле?- Все же спросила его Мелило.
  - Софья Адамовна, дайте мне немного времени,- ответил Олег.- И я расскажу вам все.
  - Хорошо, я буду ждать тебя. Приезжай,- сказала напоследок Софья Адамовна.
  Олег сел за руль и осторожно выехал с места аварии. Пассажиры и водители автомобилей, ехавших в объезд, с любопытством смотрели на искореженные машины. Со стороны города, включив проблесковые маячки и сирены, приближались машины со следственно-оперативной группой.
  
  Олег поднялся в офис, поздоровался с секретарем Софьи Адамовны и Вадиком Чолом, который с непроницаемым видом читал один из глянцевых журналов, лежавших на журнальном столике.
  - Олег Дмитриевич, одну секунду! У Софьи Адамовны посетитель,- остановил Костырева секретарь.- Я сейчас свяжусь с ней...
  Он склонился над столом и связался с хозяйкой офиса.
  Олег подошел к окну и принялся смотреть на центральный проспект, наводненный транспортом и пешеходами. С седьмого этажа, на котором располагался офис Софьи Адамовны была видна площадь перед зданием городской администрации и десятиметровый монумент Владимиру Ленину.
  Олег уперся кулаками в подоконник. Он старался дышать ровно и медленно. Спустя полминуты дверь кабинета Мелило приоткрылась и в приемной появилась Софья Адамовна, одна без посетителя. Видимо, тот вышел через бронированную дверь, соединявшую кабинет Мелило с общим коридором.
  - А вот и Олег Дмитриевич!- Улыбнулась она.- Печально, что все так произошло. Я не скажу, что была дружна с Наташей Латоцкой. Но все же мне жаль. Она была так молода. И опять же дети. Теперь они уже стали сиротами.
  - Да, Софья Адамовна, это прискорбно,- кивнул Олег.
  - Собирайся, Вадик,- сказала Софья Адамовна своему водителю.- У нас дела появились.
  
  Если бы Бог отпустил Наталье Ивановне Латоцкой еще двадцать лет жизни, она бы без сомнения стала точной копией своей матери Анастасии Сергеевны Кочетковой.
  Кочеткова была такой же высокой и сухопарой, как дочь. И как только гости появились на пороге, она в упор посмотрела на Олега и произнесла четким, хорошо поставленным голосом:
  - Вы - последний, кто разговаривал с моей дочерью. О чем вы говорили с ней?
  - Да, я разговаривал с ней незадолго до аварии,- кивнул Олег, уже понимая, что с этой женщиной не придется кривить душой.- Я пытался разобраться в смерти вашего зятя и...
  - Это Наташа наняла вас?- Перебила его Кочеткова.
  - Нет, это сделал другой человек. Но я несколько раз встречался с вашей дочерью и...
  - Да, она рассказывала мне о вас,- снова перебила его Кочеткова.- Но насколько я помню, она была недовольно вашим вмешательством в ход следствия.
  - Действительно, до вчерашнего дня так и было. Но сегодня утром она изменила свое мнение. Она хотела помочь мне, она... Анастасия Сергеевна, я ехал вслед за вашей дочерью. Мы ехали к вам. Наталья Ивановна хотела передать мне коробку с письмами вашего зятя. Я понимаю, сейчас очень неподходящий момент, но я должен изучить эти письма. Для меня это важно.
  - Анастасия Сергеевна,- улыбнулась Мелило.- Наташа доверяла Олегу Дмитриевичу. Я это знаю. И она бы хотела, чтобы Олег Дмитриевич довел дело до конца.
  - Хорошо,- кивнула Кочеткова.- Проходите в гостиную. Я сейчас.
  Олег посмотрел на свою спутницу:
  - Спасибо за поддержку, Софья Адамовна.
  - Не за что, Олег, не за что,- Мелило посмотрела на него как-то странно, словно хотела что-то сказать, но так и не решилась сделать этого.- Я ведь лицо заинтересованное,- наконец улыбнулась она. И Олег снова почувствовал, что она что-то недоговаривает.- Жаль, что сейчас мы не в том месте, и все так некстати...
  - Софья Адамовна, вчера вы хотели поговорить со мной о чем-то,- Олег посмотрел ей в глаза.
  - Сейчас не время и не место, Олег,- покачала головой Софья Адамовна.- Поговорим об этом позже...
  - Почему вы не прошли в комнату?- Спросила их Кочеткова, появившись в конце коридора. В руках она держала картонную коробку из-под какого-то бытового электроприбора.
  Она ушла в гостиную, и Костыреву с Мелило не осталось ничего другого, как проследовать за ней.
  Анастасия Сергеевна сидела за резным деревянным столом. Несколько дней назад Олег за этим самым столом разговаривал с ее дочерью. Он предложил стул Софье Адамовне и сел напротив Кочетковой. Видимо, она неспроста так настойчиво приглашала их в гостиную.
  - Мне сейчас трудно оставаться одной,- произнесла та после небольшой паузы.- Скоро за мной приедут для опознания. Слава Богу, что дети за городом... Я прошу вас побыть со мной немного. В этом городе у меня нет друзей и мне не с кем сейчас разделить эту боль.
  - Вы давно переехали к дочери?- Спросил ее Олег.
  - Год назад,- ответила Кочеткова.- Отношения с зятем у меня не складывались. Я очень долго не могла принять его... Наташа с Вадимом были ровесниками. Но я как чувствовала, что их совместная жизнь закончится очень плохо, и была против того, чтобы Наташа вышла за него замуж.
  - Вы хорошо знали своего зятя?- Спросил ее Олег.
  - Можно сказать, что я знала его с пеленок,- кивнула Кочеткова.- Мы жили в одном поселке в Кировской области. Я хорошо знала его мать, вместе с ней училась в школе. Жизнь у нее сложилась неудачно, она и сыну своему полжизни искалечила. Говорят, что человек всю свою жизнь пытается наверстать что-то упущенное в детстве или пытается вернуть ощущение любви и покоя, которыми окружали его в те времена. Мне кажется, что Вадим пытался найти то, чем он не обладал никогда, он пытался почувствовать любовь близких. Потому что Наташа не любила его, и бессознательно эту неприязнь она передала сыновьям. Она не сознавалась в этом даже в разговоре с глазу на глаз, но это так... А Вадим чаще всего избегал меня, потому что я была одной из тех, кто помнил его забитым заморышем, над которым издевались дети и над которым смеялись взрослые. Я и сейчас вижу его маленьким, кособоким мальчишкой, ковыляющим по обочине с кипой старых газет и журналов за пазухой... А у моей Наташи было будущее. Она была необыкновенно умна и красива... Почему?..- Подбородок у Анастасии Сергеевны дрогнул.
  Софья Адамовна взяла ее за руку и улыбнулась:
  - Мы с вами, Анастасия Сергеевна, мы с вами...
  - Олег Дмитриевич,- пересиливая подступившие к горлу слезы, произнесла Кочеткова,- вы были там, вы все видели. Что произошло с моей дочерью?
  - Этого я не знаю,- покачал головой Олег.
  В этот момент из динамика домофона донесся мужской голос: "Анастасия Сергеевна, это милиция".
  - Они приехали,- Кочеткова посмотрела на своих гостей.
  - Мы можем съездить вместе с вами на опознание,- сказала Софья Адамовна.
  - Нет, не нужно,- покачала головой Кочеткова.- С этим я должна справиться сама.
  В дверь позвонили еще раз. Сидевшие за столом поднялись как по команде.
  - Анастасия Сергеевна,- сказал Олег, протягивая Кочетковой свою визитку.- Если у вас появятся какие-то мысли или подозрения, о которых вы сочтете нужным сообщить мне, я прошу вас позвонить. Это может оказаться очень важным.
  - И все же вы что-то недоговариваете, Олег Дмитриевич,- Кочеткова посмотрела ему в глаза.- А я бы хотела знать правду.
  - Я тоже хочу добраться до нее,- кивнул Олег.- Спасибо, что позволили мне забрать письма Вадима.
  - Как это нелепо и больно,- покачала головой Кочеткова.- Такие молодые. Такие сильные...
  
  Нужное Олегу письмо лежало поверх остальных бумаг и писем, которые Латоцкий хранил в коробке. Наверняка незадолго до смерти он получал и другие сообщения, но последним перечитал все же это.
  Олег надел перчатки и осторожно взял конверт в руки. Письмо было подписано неким Вадимом Сурских. На конверте стоял обратный адрес: ул. Старых Большевиков, 15/35. Олег вынул письмо из конверта: листочек тонкой, навощенной бумаги и страничка, вырванная из "Книги перемен".
  - Знак "Кунь",- прошептал Олег, разглядывая страничку "И-цзин".- "Исполнение"...- он внимательно перечитал текст, напечатанный на ней, здесь было очень много поэзии и говорилось о тьме.
  Олег развернул записку, присланную с китайским знаком. В ней было всего несколько строк: "Ты убил моего отца. Жди. Драконы бьются на окраине. Их кровь синя и желта".
  Олег еще раз перечитал текст и записку, потом осторожно запаковал все это в пакет для вещественных доказательств и убрал в сейф. Он вернулся за стол, сел в кресло и закрыл глаза.
  Перед его мысленным взором пронесся стремительный и яркий шлейф всех мыслей и допущений, которые так или иначе касались этого дела. И из этого вихря он вычленил одну странную фразу Эльвиры Баскаковой: "Может быть он на самом деле наркотики принимал?.."
  - Что ты хотела сказать этим, Эля?- Прошептал Олег, открывая глаза.- Или ты оговорилась?.. Ведь это было не допущение, это дело - ДОКАЗАННОЕ. Если верить всем ВАМ, то Русских без всяких сомнений принимал наркотики...
  На чистом листе бумаги он написал слова: "внутренняя правда", "суд", "исполнение", "родня".
  - И единомышленники,- Олег вытащил из кармана страничку из книги, найденную Латоцкой в почтовом ящике.- "Тун жень". "Единомышленники". ("Родня")... Сурских... Вадим Сурских... Родня... "Ты убил моего отца. Жди"... Кто ты, Вадим?.. Тот, кого я ищу?..
  Он вышел на балкон и посмотрел на синюю таежную даль, которая начиналась на другой стороне озера. В саду слышались крики детей и лай Адольфа. Олег подошел к перилам и посмотрел вниз.
   Светлана лежала в шезлонге. Она смотрела на него. Словно знала, что он должен был появиться с минуты на минуту. Олег улыбнулся ей и вдруг почувствовал отчаянье, которое временами посещало его после памятного года, когда погибли напарники. Он вновь спинным мозгом почувствовал, что не в состоянии изменить не только мир вокруг себя, но не может уйти ни от одной своей мысли, не сможет избежать ни одного шага, ни одного вдоха, предначертанного судьбой. И еще раз осознал, что никто не в состоянии сделать этого.
  Он улыбнулся жене и прошептал одними губами: "Скоро все закончится". И как раз в этот момент на его поясе загудел телефон.
  - Костырев слушает,- сказал он.
  - Олег Дмитриевич, я бы хотел незамедлительно встретиться с вами,- раздался в ответ знакомый спокойный и твердый голос
  - Рад слышать вас, Олег Егорович,- поздоровался с телефонным собеседником Олег.- Я знал, что один из вас позвонит сегодня.
  - Я в этом не сомневаюсь,- без тени насмешки произнес собеседник.- Жду вас в своем кабинете. Постарайтесь приехать, как можно быстрей.
  - В принципе я могу ответить на ваши вопросы по телефону,- ответил Олег.
  - Олег Дмитриевич, вы знаете, что по телефону я показаний не снимаю.
  - Хорошо, Олег Егорович, я буду в течение часа.
  - Жду...
  Костырев вернулся в кабинет, сел в кресло, положил телефон на стол и задумчиво посмотрел на него.
  - Я хотел сделать еще что-то...- прошептал он и закрыл глаза.
  В этот момент Олег почувствовал одуряющую усталость, этот длинный день почти лишил его сил. Он глубоко вдохнул, медленно выдохнул и не заметил, как погрузился в полудрему. Вокруг него зашелестели тихие голоса. Они были похожи на шепот листьев в кроне старого дерева, на голоса эльфов, на стрекот цикад летней ночью. Но как только Олег прислушался к ним, он понял, что эти голоса повторяют его имя: "Олег-Олег-Олег...".
  - Открой глаза...
  Олег оглянулся на голос и увидел в сумерках, затопивших берег озера, невысокого, коренастого человека.
  - Ты уже понял?- Спросил его тот, и Олег узнал голос Вахтанга Гарибова.
  - Нет,- покачал головой Олег.- Знаки, их слишком много. Я запутался в знаках, Вахтанг. Они поглотили мой разум. Помоги мне...
  - Тебе нужно понять всего один знак, Олег. Всего один знак. Посмотри туда,- Гарибов протянул руку к озеру.
  Олег машинально проследил за его жестом и вдруг понял, что находится уже не на озере, а на дороге ведущей к "Точке 12". Поздний вечер сменился полуденным солнцем. Олег огляделся, но Вахтанга здесь не было. Он прошел по дороге к раскрытым настежь воротам "Точки 12". Наверно, так она будет выглядеть в далеком будущем после того, как военные закроют этот объект. Даже издалека было заметно, что строения обветшали, забор в нескольких местах упал, а левая створка ворот чудом держалась на одной петле.
  Олег остановился возле ворот и прислушался. Вокруг было так тихо, что он слышал стук своего сердца. Он постоял еще немного, прислушиваясь к этой тишине, а потом зашел в ворота и встал, как вкопанный. Возле караульного помещения, двери которого были сорваны с петель, а окна выбиты, стояла черная "Нива-Шевроле" с номерным знаком А667БВ.
  - Верно,- прошептал Олег, сделал шаг к машине и в этот момент проснулся...
  Он чувствовал себя выжатым лимоном, по мышцам растекалась саднящая боль, в висках пульсировала кровь.
  Олег взял со стола бутылочку с минеральной водой и сделал несколько глотков.
  - Черт,- прошептал он.- Это нужно было сделать сразу же...- он взял в руки телефон и нашел нужный номер.- Валя, здравствуй, Костырев тебя беспокоит,- произнес он после того, как собеседник откликнулся.- Мне нужно получить информацию о владельце "Нивы-Шевроле" госномер: А667БВ. Можешь помочь?..- он внимательно выслушал ответ собеседника.- Хорошо. Как только появится такая возможность, сделай это для меня. А я в долгу не останусь, ты это знаешь... Хорошо. Удачи!
  Олег вышел из-за стола, прошел в уборную, сполоснул лицо, сменил рубашку и вышел из кабинета. Он спустился вниз, взял на кухне еще одну бутылочку минеральной воды и вышел на улицу.
  Светлана наблюдала за ним со спокойной улыбкой.
  - Привет, родная,- Олег склонился над ней и поцеловал в щеку.- Извини, я так резво пробежал мимо вас...
  - Ничего я уже привыкла,- Светлана сняла солнцезащитные очки.- Будешь только вечером. Верно?
  - Да. Нужно кое-куда съездить. Если появится Булатова, займи ее как-нибудь. Она наверняка будет в расстроенных чувствах.
  - Олег, не забывай то, о чем мы говорили ночью.
  - Я помню, Света. Я все помню, родная,- Олег склонился над ней и поцеловал в губы.- Я скоро закончу с этим делом, и мы обязательно съездим куда-нибудь. Съездим все вместе.
  - Иди уже,- улыбнулась Светлана.- Иди, я буду тебя ждать сегодня. Не лягу спать, пока ты не вернешься домой.
  Олег заглянул в ее бархатистые серо-голубые глаза и неожиданно почувствовал то, что чувствовал в первые месяцы их знакомства - томление. Словно, вновь боялся потерять ее, оттолкнуть от себя, обидеть каким-нибудь неловким словом.
  - Я скоро вернусь,- прошептал он.- Я скоро вернусь.
  Олег стремительно, не оглядываясь, прошел через сад и сел в машину.
  - Скоро все закончится,- прошептал он как заклинание.- Скоро все закончится.
  
  В мае Олегу Золотареву исполнилось двадцать семь лет. В городе было несколько розыскников и дознавателей его уровня. Они хорошо знали друг друга, при необходимости помогали делом или советом. В число этих людей входил Костырев.
  Золотарев занимал скромный по размерам кабинет в прокуратуре Юго-Западного района. За последние полгода Костырев несколько раз бывал у него в гостях, но за все время знакомства Золотарев впервые вызвал его для дачи показаний как свидетеля.
  - Олег Дмитриевич, вы должны мне кое-что объяснить,- после взаимных приветствий и рукопожатий произнес Золотарев.
  - Если это в моих силах, Олег Егорович,- кивнул в ответ Костырев.
  - Полагаю, в ваших,- Золотарев спокойно посмотрел в глаза собеседнику.- Сегодня вы стали свидетелем дорожно-транспортного происшествия на Московском тракте. Погибли два человека. Разумеется, вы понимаете о чем идет речь.
  - Да, я понимаю, о чем вы говорите,- снова кивнул Олег.
  - Я полагаю, что у вас имеется комментарий на сложившуюся ситуацию,- тонко улыбнулся Золотарев.
  Он чем-то неуловимо напоминал Костырева в молодости. Такой же светловолосый и худощавый, спокойный и проницательный человек. Вот только ростом не вышел, был почти на голову ниже него. Костырев знал, что Золотарев почти не пьет и не курит, увлекается восточной философией и восточными единоборствами.
  - Комментарий, говорите,- в тон хозяину кабинета произнес он.
  - Да,- кивнул Золотарев.- Я не хочу давить на вас, Олег Дмитриевич. Но не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы понять: вы там оказались не случайно...
  - Давайте начистоту, Олег Егорович,- Костырев вытащил из кармана пачку сигарет и зажигалку.- У Гиниятова нашли огнестрельное ранение?
  - Огнестрельные ранения,- уточнил Золотарев.- Перед аварией вы слышали выстрелы?
  - Выстрел,- поправил его Олег.- Я слышал только один выстрел.
  - Почему вы не сообщили об этом сотрудникам милиции?
  - К сожалению, меня не слушали.
  - Олег Дмитриевич,- покачал головой Золотарев и повторил вслед за Костыревым:- Давайте начистоту... С какой целью вы встречались с Гиниятовым?
  - Я встречался не с ним. Я встречался с его подругой - Латоцкой.
  - В таком случае, я жду от вас подробных объяснений,- Золотарев положил перед собой блокнот и ручку.
  - Олег Егорович, я не хочу вводить вас в заблуждение. Но если у вас есть основания полагать, что с Гиниятовым расправились, для начала я бы хотел выслушать вас... Не сочтите за наглость...
  - Хорошо,- после краткого размышления кивнул Золотарев.- Я полагаю, у вас есть для этого причины... Мы считаем, что смерть Гиниятова не случайность. Факты говорят о том, что в свое время капитал он наживал методами незаконными. Точнее сказать, преступным промыслом. У него были враги, Олег Дмитриевич. Извините, но пока это все что я могу вам сказать.
  - Негусто, Олег Егорович,- заметил Олег.- Но как говорится, чем богаты, тем и рады.
  Золотарев усмехнулся:
  - А теперь давайте послушаем вашу версию.
  - Хорошо,- кивнул Олег.- Несколько дней назад у меня появился клиент...
  Двое суток назад в разговоре с Моисеевым Олегу хватило десяти секунд для того, чтобы описать дело Булатовой. В кабинете у Золотарева на то же самое у него ушло больше десяти минут. Но он все же не сказал главного, он не сказал ни слова о "Точке 12".
  - Любопытно,- подытожил его рассказ хозяин кабинета.- Даже если это не все... Обязательно держите меня в курсе вашего расследования, Олег Дмитриевич.
  - По крайней мере, это все что касается Тарасова и Латоцких,- после короткой паузы кивнул Олег, глядя в глаза собеседнику.
  - Вы не хуже меня знаете: вовсе необязательно обманывать человека для того, чтобы ввести его в заблуждение или держать в неведении,- сказал тот.- По крайней мере, будем взаимно вежливы, Олег Дмитриевич.
  - Согласен,- Олег поднялся.- Был рад этой встрече. До свидания.
  - До свидания, Олег Дмитриевич,- Золотарев поднялся с кресла.- Не забывайте держать меня в курсе своего дела. Кстати, Олег Дмитриевич...
  - Да?- Олег на мгновение задержался в дверях.
  - Штробах и Пастухов тоже мертвы...
  Золотарев смотрел на него с непроницаемой полуулыбкой Троицы из фильма "Матрица". Смотрел снизу вверх так, что Олег снова почувствовал зыбкий холодок.
  - До свидания, Олег Дмитриевич. Мне тоже было очень приятно увидеться с вами. И не забывайте, я тоже жду от вас помощи...
  - Хитрый дьявол,- прошептал Олег, добравшись до своей машины. Он уже не сомневался, что уже до встречи с ним Золотарев знал о деле Тарасова столько, что понимал, когда Олег говорит правду и когда замалчивает ее. Именно это он почувствовал спинным мозгом как зыбкий холодок между лопаток. Он взял в руки телефон и замер на те несколько секунд, пока до абонента шел вызов.- Здравствуй, Альберт Иванович,- сказал Олег, услышав слегка раздраженное: "Да! Трофимов слушает...".- Костырев тебя беспокоит...
  - Что случилось, Олег?
  - Латоцкая погибла, и я не могу сказать, что это стечение обстоятельств.
  - Дела,- протянул Трофимов.- Олег, я тебя предупреждал, будь осторожен! Ты свою работу сделал, сейчас уже и постороннему человеку понятно, что Тарасов к убийству Латоцкого не причастен. Ты доказал это! Я думаю твоя клиентка будет довольна.
  - Разумные доводы, Альберт Иванович,- согласился с ним Костырев.- Но боюсь, что так просто мне с этим делом уже не развязаться.
  - Не понимаю?
  - Альберт Иванович, ты можешь выслать мне факсом или по электронной почте показания свидетелей по делу Русских?
  - Олег, ты ведь сам все понимаешь,- с досадой в голосе произнес Трофимов.- Я тебе еще раз посоветую, оставь ты это дело. И так по лезвию бритвы ходишь...
  - Альберт Иванович, помоги мне,- перебил его Олег.- Ты знаешь, я в долгу не останусь. А при случае отдам сторицей.
  - Хорошо,- отозвался Трофимов.- Вышлю я тебе материалы дела. Хотя по-дружески советую: завязывай с этим делом. Завязывай... А сейчас, Олег, извини. Времени не хватает катастрофически. Кстати говоря, по твоей милости. Подкинул ты мне работенки по делу Баскаковой.
  - А что выяснили по Карманову?
  - А ты-то сам что думаешь?- Вопросом на вопрос ответил Трофимов.
  - Если мне память не изменяет, сослуживцами Карманова были Пастухов и Штробах, верно?
  - Да.
  - А ты в курсе, что они тоже умерли?
  - Нет, я этого не знал. Олег, у меня на самом деле очень мало времени. Светлане привет передавай! Удачи!
  - Салют!- Сказал Олег уже в пустоту и тут же набрал номер Светланы.- Света, Булатова не появлялась?
  - Она у нас,- ответила та.
  - Очень хорошо,- сказал Олег.- Если она рядом, передай ей трубочку.
  Через мгновение Олег услышал спокойный голос Булатовой:
  - Здравствуйте, Олег Дмитриевич.
  - Здравствуйте, Оксана Сергеевна. Очень кстати, что вы заглянули к нам. Мне нужно поговорить с вами.
  - Я уже знаю, что Латоцкая погибла,- сказала Булатова.
  - Хорошо, я скоро буду и мы поговорим обо всем.
  Олег убрал телефон в футляр на поясе и повернул в замке ключ зажигания.
  
  Светлану и Оксану Булатову он застал на кухне за кофе. Олег сел за стол, пригубил налитый ему кофе и отставил чашечку в сторону. Когда он появился, женщины прервали разговор. Можно было только догадываться, о чем они говорили.
  - Тебе не понравился кофе?- Спросила Светлана.
  - Кофе отменный,- ответил Олег.- Я буду у себя.
  Он поднялся в кабинет, вышел на балкон и закурил. Олег пока что не знал, что скажет Оксане. И не пытался подготовиться к этому разговору, потому что первое и последнее слово все равно оставалось за ней.
  Вскоре на крыльцо вышла Светлана, и Олег понял, что гостья уже поднимается к нему.
  - Сейчас вы будете отговаривать меня от продолжения расследования,- сказала она, появившись на балконе.
  - Нет, Оксана,- покачал головой Олег.- Я не буду отговаривать вас. Я долго думал, как объяснить вам то, что должен. Но вдруг понял, что мы уже обсудили все, и мне нет смысла повторяться. А тот факт, что Тарасов не причастен к смерти Латоцкого сейчас уже настолько очевиден, что нет смысла продолжать собирать доказательства в пользу его невиновности. Все это так, но...- Олег осекся и посмотрел в глаза собеседнице.- Я почти дословно помню наш с вами разговор в тот день, когда погиб Тарасов. Я помню, что вы сказали тогда.
  - Да,- кивнула Булатова и повторила то, что сказала ему несколько дней назад.- Я хочу знать из-за кого погиб мой Денис. Или из-за чего он погиб.
  Олег смотрел на нее несколько мгновений, ему так хотелось сказать: "Девочка, мы с тобой уже попали в список "единомышленников". Но вместо этого сказал:
  - Не спешите с ответом, Оксана. По сути в продолжение расследования нет практического смысла. Я уверен в том, что к смерти Латоцкого ваш друг непричастен. Также я могу утверждать, что ко всему случившемуся ваш отец тоже непричастен. Цель расследования достигнута. Уверяю вас, рано или поздно настоящего убийцу найдут. Не спешите с ответом, Оксана Сергеевна,- остановил он Булатову.- Не спешите с ответом, время у вас есть.
  - А что скажете вы?- Неожиданно спросила его Оксана.
  - Я?- Олег улыбнулся.- Я не могу думать и принимать решения за вас, Оксана.
  - Я вас спрашивала не об этом, Олег Дмитриевич. Вы очень странный человек,- она покачала головой.- Наверно, поэтому Софья Адамовна рассказывает про вас странные истории. Хорошо, я сформулирую вопрос иначе. Что бы сделали вы на моем месте?
  - Я бы взял тайм-аут,- ответил Олег.- Будь я на вашем месте я бы взял у отца денег и улетел на другой край света. Потому что все то, что происходит здесь и сейчас страшно и непонятно, и по сути дела вас уже не касается. Сегодня ночью я говорил сыну, что в нашем мире чудовищ нет. Я говорил ему, что все это выдумки невежественных людей. Но вам я этого не скажу, вы и без меня знаете, что этот мир кишит монстрами в обличие людей. И я не могу гарантировать вашу безопасность, потому что у монстров своя логика действий и непонятные для нас цели существования.
  - Вы уже знаете, кто он?
  - Нет,- покачал головой Олег.- Но я знаю, что он делает. Давайте, прогуляемся и я расскажу вам все...
  
  - Теперь вы понимаете, о чем я говорю?- Спросил Олег Булатову спустя несколько мгновений после того, как закончил свой рассказ.- Я уже говорил вам, что пугать людей не в моих правилах. Но факты говорят сами за себя. И они говорят о том, что этот человек сейчас находится в городе. У нас под боком. Я еще не знаю всех деталей и всех обстоятельств этого дела. Но то что я уже узнал не просто настораживает, это пугает. Вам на время нужно уехать из города. Я не шутил, когда говорил о другом конце света...
  - Но мой папа...- перебила его Булатова.
  - Послушайте меня, Оксана,- остановил ее Олег.- Я питаю уверенность, что вы не его цель, и я не его цель. Но я не знаю, кто его следующая жертва. Судя по всему - этот человек маньяк, и он не рафинированный Ганнибал Лектор с набором определенных правил. Так что есть вероятность, что мы оба попадем под нож. И эта вероятность высока. Про убийства в Ситове я рассказал вам все без утайки... Оксана, вы не понимаете, с кем мы имеем дело. Этот человек может оказаться кем угодно. Оглядитесь по сторонам,- он остановился и красноречиво осмотрел пляж.- Любой из этих людей может оказаться убийцей. Все, что может ваш отец - это запереть вас в золотой клетке. Я не думаю, что вы хотели бы оказаться там.
  Они остановились у кромки берега. Ветер гнал мелкую волну, вода плескалась и пенилась среди гальки и песка. Было очень тепло. Не жарко, но так тепло, что Олегу все время хотелось искупаться. А он даже пиджак не снимал, чтобы не смущать отдыхающих видом оружия.
  - Я хотела сказать, что совсем недавно папа говорил мне о том же... Я уже не знаю, как мне поступить,- наконец сказала Булатова.- Все так запутано.
  - Я говорил вам, мы с вами можем отойти в сторону, и тогда все это пройдет мимо нас,- Олег смотрел на другой берег озера. Там раскинулась тайга. И с этого берега казалось, что уж там-то точно царят мир и безмятежность.
  - Но ведь вы не знаете этого, Олег Дмитриевич,- произнесла Булатова.- И я тоже не знаю, что будет дальше.
  - В любом случае решать вам.
  - Я должна немного подумать. Я должна побыть одна,- Булатова пошла вдоль берега.
  Олег посмотрел ей вслед. Он заметил, что за ними неотступно следуют двое мужчин, и еще один маячил среди тополей возле дороги. Наверняка это были телохранители Оксаны.
  - Это хорошо,- прошептал Олег, и в этот момент на его поясе загудел телефон.- Костырев слушает...
  - Здравствуй, Костырев,- раздался в трубке размеренный глуховатый голос.- Я уже давно перешагнул черту хвалы и понимаю тебя. Ты тоже никому не служишь.
  - Вадим?- Спросил Олег, оглядываясь по сторонам.
  - Я понимаю тебя. И ты должен понять меня. Эта чаша кишела червями. Кто-то должен был вытряхнуть их.
  - Вадим, мы можем встретиться и обсудить возникшую ситуацию,- сказал Олег, ускоряя шаги. Он хотел догнать Оксану.
  - Не переживай за свою подругу, Костырев,- отозвался собеседник. И Олег встал как вкопанный, потому что говоривший с ним был где-то поблизости, совсем рядом и наблюдал за ними.- Ее я не трону. Наступит время, когда ей самой придется исправлять сделанное отцом.
  - Вадим, погоди секунду. Ответь мне только на один вопрос: как погиб твой отец?
  - Оставь в покое моего отца. Сейчас мы говорим не о нем,- ответил говоривший.- Но скоро ты тоже подойдешь к исходной точке, Костырев. И поймешь, что гоняешься за собственной тенью. Вы решили, что я убийца. Но это не так, я лишь исправляю порчу. И поверь мне, скоро от нее не останется и следа...
  - Вадим! Вадим!..- Повторил Олег, уже понимая, что ему сказали все, что хотели сказать. Он еще раз огляделся по сторонам, стремительно подошел к Оксане и взял ее за руку.
  Булатова удивленно посмотрела на него:
  - Я решила...
  - Оксана, сейчас это уже неважно,- остановил ее Олег.- Садитесь в машину к телохранителям и уезжайте домой. И уезжайте из города! Сейчас же!
  - Это был ОН?!
  - Да,- кивнул Олег.
  - А разве вам и вашим родным ничего не угрожает?- Спросила его Оксана.
  - Речь сейчас идет не обо мне и не о моей семье,- покачал головой Олег.
  - Тогда в чем дело?- Булатова спокойно посмотрела ему в глаза.- Я сама могу позаботиться о себе.
  - Хорошо,- кивнул Олег.- Я знаю, что вы не испугаетесь и не отступите. В таком случае мы сделаем следующее: вы уедите сегодня же вместе со Светланой и с детьми. Согласны?
  - Да,- улыбнулась Оксана.- На таких условиях я соглашусь и с вами и с отцом.
  
  - Олег Егорович, мне нужно встретиться с вами,- Олег облокотился на перила балкона.
  - Я ждал этого звонка,- отозвался Золотарев.- Впрочем, некоторые аспекты мы можем обсудить по телефону.
  - Нет, я полагаю, что по большей части это будет не телефонный разговор. И полагаю, вы в курсе о чем он пойдет.
  - Что ж, давайте встретимся через час на набережной городского пруда. Вы не возражаете?
  - Конечно, нет.
  - В таком случае, до скорой встречи,- произнес Золотарев на прощание.
  Олег убрал телефон и посмотрел на берег озера. Шел девятый час вечера. На берегу отдыхали компании молодежи, более степенная публика уже разошлась по домам. В нескольких местах вились дымы костров, и ветром с той стороны приносило аромат шашлыка.
  Олег вернулся в кабинет и сел за стол. В доме было тихо. Адольф наконец угомонился, перестал скулить. За лихорадочными сборами хозяев пес почуял расставание.
  С того момента, как самолет Булатова оторвался от взлетной полосы прошло полтора часа. Но Олег до сих пор чувствовал в своем сердце колкую занозу. Расставание со Светланой и с детьми оставило у него неприятный осадок.
  - Я уже ко многому привыкла,- сказала Светлана на прощание.- Но такое... Я понимаю, тебя бесполезно спрашивать о том, что происходит, правды ты все равно не скажешь...
  - Света, мне на самом деле пока нечего сказать,- покачал головой Олег.- Но вам нужно уехать из города на какое-то время. А через несколько дней я тебе обо всем расскажу и все объясню.
  - Думаю, что объяснения я получу намного раньше и совсем от другого человека,- усмехнулась Светлана.- Разумеется, если ты уже не проинструктировал бедную девочку. Хотя кое-что я начинаю понимать, Олег. И ее и нас ты втянул в очередную авантюру.
  - Давай поговорим об этом позже...
  - Если бы ты знал, Олег, как мне жаль сказанных слов. Только сегодня мы говорили с тобой о том, что нас связывает и делает ближе. Когда мы разговаривали с тобой в саду, я вновь чувствовала тебя сердцем,- Светлана неожиданно прикоснулась пальцами к его губам.- А сейчас ты словно на другом конце света, и я вижу тебя на экране, могу поговорить с тобой. Но не чувствую...
  - Если я скажу тебе, что это делается ради вашей безопасности, это ведь ничего не изменит.
  - Это я уже поняла сама,- снова усмехнулась Светлана.- И если бы не Оксана, мы бы никуда не улетели. Ты тоже должен понимать это, Олег. И тебе бы не осталось ничего другого, как находиться возле нас все время. Что ж, родной мой,- устало закончила она.- Попрошу тебя только об одном, сохрани себя для детей, если ты не можешь жить по-другому...
  - Папа! Папа!- Прервал ее радостный возглас Игнатика.- Это наш самолет! Посмотри, это наш самолет...
  Олег вздрогнул и открыл глаза, в его ушах все еще стоял голос сына: "Папа! Посмотри, это наш самолет!"
  - Это очень хороший самолет,- прошептал Олег. На его глазах неожиданно навернулись слезы.- Это самый лучший самолет...
  Он встал с кресла, проверил оружие, надел пиджак и вышел из дома.
  
  На набережной Золотарев появился в начале десятого. Он выглядел, как беззаботный корпоративный служащий на отдыхе, шел, помахивая пиджаком в одной руке и пакетом из супермаркета в другой.
  - Добрый вечер,- с улыбкой приветствовал Костырева, повесил пиджак на чугунное ограждение набережной, вынул из пакета по банке "Кока-Кола" и протянул одну Олегу.- Я не сомневался, что вы все поймете. Но не думал, что так скоро.
  - На кого вы работаете, Олег Егорович?
  - Я консультирую,- поправил его Золотарев.
  - Абсолютно неважно, как это называется. Я так полагаю, что вы работаете под знаком "Тун Жень", если исходить из терминологии нашего "друга".
  - Единомышленники. Родня.- Усмехнулся Золотарев.- Жаль, что не вы рассказали мне обо всем. Трофимов, знаете, неважный рассказчик. Честно говоря, я устал задавать ему наводящие вопросы. Хотя возможен другой вариант: он не хотел отвечать мне. Вы друзья, его можно понять.
  - Скорее у нас взаимовыгодное сотрудничество,- сказал Олег.- Так на кого вы работаете?
  - На Талашкина,- ответил Золотарев.- Вы согласны рассказать мне все что выяснили за эти дни? Разумеется, я буду столь же откровенен...
  - Олег Егорович, несколько часов назад я по телефону разговаривал с тем, кто оставляет за собой кровавый след.
  - Кем он назвался?
  - Вадимом Сурских,- ответил Олег.- До этого разговора я полагал, что он внебрачный сын Николая Русских... Но одно я знаю точно, все эти события связаны с происшествием на "Точке 12". Наверняка вам не нужно объяснять о чем идет речь. Но я так и не выяснил, что на самом деле произошло той ночью. Хотя знаю того, кто может рассказать об этом. Вы понимаете, о ком идет речь?
  - Полагаю, вы говорите о Талашкине.
  - Да,- кивнул Олег.- По крайней мере, я рассчитываю на это.
  Золотарев отхлебнул из банки газировку и посмотрел на Олега.
  - Вы меня заинтриговали,- сказал он.- Вы на машине?
  - Да.
  - В таком случае, едем к Талашкину. У меня к нему тоже найдется пара вопросов.
  Они прошли к парковке и сели в машину Костырева.
  - Вы абсолютно правы в своих выводах, Олег Дмитриевич,- задумчиво произнес Золотарев после того, как они выехали с парковки.- Если все изложенные вами факты взаимосвязаны, должен быть отправной момент, исходная точка, вызвавшая цепную реакцию последующих событий.
  - Да,- кивнул Олег.- Исходная точка, о которой говорил Сурских.
  - Если это действительно был тот, кто нам нужен,- уточнил Золотарев.
  - Будьте уверены, это - он,- усмехнулся Костырев.- Олег Егорович, почему вы начали работать на Талашкина?
  - Деньги,- без обиняков ответил Золотарев.- Мне поступило очень выгодное предложение... Предложение от которого я не смог отказаться,- добавил он.
  Олег на мгновение оторвался от дороги и посмотрел на него. На какой-то неуловимый, краткий миг ему показалось, что Золотарев лжет.
  - Талашкин попросил меня помочь проконсультировать его по некоему щекотливому вопросу, как он выразился тогда,- продолжал рассказывать Золотарев.- Мы встретились, Талашкин рассказал мне о том, что появилась пока что гипотетическая, но все же угроза для его жизни. Сейчас я понимаю, что по времени это совпало с убийством Латоцкого. Вы на верном пути, Олег Дмитриевич,- закончил он, и Олег снова коротко глянул на него. Теперь он уже явно почувствовал в словах собеседника подтекст.
  - И что вы выяснили?
  - Важней то к чему я пришел,- усмехнулся Золотарев и надолго замолчал.
  - И к чему же вы пришли, Олег Егорович?- Спросил его Олег, так и не дождавшись ответа.
  - Вы поймете по ходу нашей беседы с Талашкиным,- Золотарев снова посмотрел на него непостижимым взглядом Троицы из фильма "Матрица".- Вы поймете то, что я скажу сейчас,- продолжил он спустя несколько мгновений.- Человеку всегда есть, что терять. И эти путы держат нас. Кажется, вот оно ясное, безоблачное небо. До него можно дотянуться рукой. Но там тьма и холод. Чем дальше я оторвусь от земли, тем больше потерь ждет меня,- он вновь замолчал.
  Олег какое-то время ждал продолжение. Пока что из сказанного Золотаревым он не понял ничего. В этот момент слова и рубленные фразы собеседника казались ему такими же иероглифами, как знаки на вырванных страницах из "Книги перемен".
  - Да, наверно, все это так,- наконец кивнул он.- Но давайте поговорим о происшествии на "Точке12". Если уж исходить из ваших слов, я могу прибавить только одну фразу из фильма, который посмотрел совсем недавно: "Вещи - не то, чем нам кажутся, но и не наоборот". Несложно придти к выводу, что мы имеем цепь взаимосвязанных событий. Я воспользовался вашей подсказкой и выяснил, что случилось со Штробахом и Пастуховым. Олег Егорович, у всех, кто имел отношение к происшествию на "Точке 12" очень похожая судьба. Они внезапно умирают.
  - Время, Олег Дмитриевич,- улыбнулся Золотарев.- Время. Если бы его было чуть-чуть больше... Если вы правы, наступит момент, когда останется последний. Волны не гасят ветер. Когда ветер затихает, ваше чудесное озеро становится похоже на зеркало.
  Костырев пристально посмотрел на него:
  - Если вам есть что сказать, Олег, скажите,- произнес он.- В этой истории я не понимаю очень многое, но подводные течения уже почувствовал.
  Костырев притормозил возле въезда на подземную стоянку, чтобы пропустить пешеходов - нескольких грузных пожилых евреек и красивую светловолосую девушку. Пожилые женщины торопливо прошли перед машиной, а девушка улыбнулась им.
  - Простите, Олег Дмитриевич,- улыбнулся Золотарев ей в ответ.- Но мы уже приехали. Он прижал к уху мобильный телефон, который до этого бесцельно крутил в руках.- Добрый вечер, Валерий Иванович. Я нахожусь возле вашего дома... Да, возникла тема для обсуждения... Обязательно. Кстати говоря, я не один. Со мной Костырев. Я вам про него рассказывал... Очень хорошо. Жду.- Золотарев посмотрел на Олега.- Сейчас откроют ворота. Олег Дмитриевич, вам не нужно объяснять, что за человек Талашкин. Я буду говорить, а вы слушать. Кстати, фамилия Сурских очень напоминает кальку с фамилии Русских...
  Олег посмотрел на него, но ничего не сказал. Перед ними открылся въезд на подземную парковку.
  
  Талашкин оказался невысоким плотным человеком около шестидесяти лет. И наверняка при жизни Русских многие считали их родными братьями. Так случается иногда, люди общего склада ума и характера даже внешне походят друг на друга.
  - Здравствуйте-здравствуйте, Олег Дмитриевич!- Талашкин энергично пожал Костыреву руку, в его короткой седой бороде пряталась радушная улыбка.- Совсем недавно в разговоре с Олегом мы вспоминали о вас! Ваша помощь будет очень-очень кстати!
  - Добрый вечер, Валерий Иванович,- Олег улыбнулся в ответ.- Рад с вами познакомиться.
  - Присаживайтесь,- Талашкин пригласил гостей за круглый стол, стоявший в углу кабинета.- Виски, коньяк, водка?
  - Спасибо, не употребляю,- отказался Олег.
  - А мне, пожалуйста, минеральной воды,- кивнул Золотарев.
  Талашкин протянул ему бокал, из своего отхлебнул виски. Олег тем временем подошел к окну.
  Они находились в одном из элитных домов новостройки на окраине города. Всего несколько лет назад на этих холмах безмятежно шумели сосны.
  - Хотелось бы выслушать ваше мнение,- сказал Талашкин.
  - Очень хороший район,- кивнул Олег.
  - Я не об этом, Олег Дмитриевич,- улыбнулся Талашкин.- Что вы думайте о деле? Есть у меня шанс уцелеть в этой мясорубке?
  - Валерий Иванович,- Олег посмотрел на него через плечо.- Для этого мне нужно знать все составляющие. А я не знаю даже того, что на самом деле случилось с вашим деловым партнером шесть лет назад.
  Талашкин задумчиво посмотрел на него, потом на Золотарева.
  - Я уже знаю, что произошло с Русских,- кивнул тот, отвечая на его немой вопрос.
  - Да, конечно,- усмехнулся Талашкин.- Я с самого начала знал, что рано или поздно кто-нибудь из них проговорится.
  Олег с интересом слушал, как они обмениваются малопонятными фразами.
  - Вероятно вы и так уже знаете достаточно,- произнес Талашкин, глядя в глаза Костыреву.- А я даже не знаю, с чего начать... Понимаете, Олег Дмитриевич, моей жизни угрожает реальная опасность. Олег Егорович провел титаническую работу, но к сожалению главное до сих пор остается для нас загадкой: личность убийцы мы так и не установили. И я решил пригласить вас, для того чтобы оптимизировать процесс. Я не могу все время находиться в доме, но иначе жизнь мне не сохранить.
  - Вы получили страницы из китайской книги?- Спросил его Олег.
  - Да, некоторое время назад я действительно получил странное письмо и понял, что не все ладно...
  - Талашкин, я восстановлю равновесие,- неожиданно усмехнулся Золотарев. Он залпом осушил бокал, медленно вытащил из кармана пистолет и навел его на хозяина кабинета.- Ты не уцелел в мясорубке,- и нажал на спусковой крючок. После контрольного выстрела в голову, он поднял на Олега глаза и сказал глуховатым, севшим от напряжения голосом:- Вот и все... Я не мог иначе... Я не мог потерять ее, Олег. А это неизбежно. Судьбу не обманешь...- Он улыбнулся, приставил ствол к своему виску и еще раз нажал на спусковой крючок
  
  - И все же я жду от вас внятных объяснений,- повторил Черкасов, глядя в глаза Костыреву.
  - Александр Иванович, пока что я ничего не могу сказать вам,- ответил Олег.- Я сам ничего не понимаю.
  - Но, Олег Дмитриевич, вы понимаете, что без ваших показаний мы неизбежно зайдем в тупик,- сказал Черкасов.
  - Вряд ли то что я знаю, прояснит вам суть произошедшего сегодня,- Олег покачал головой.- Все что мне нужно сейчас, это подумать...
  - Олег, я очень хорошо понимаю твое состояние...- начал Черкасов, но Костырев оборвал его:
  - Не нужно этого! Мы знакомы не первый год. Вы меня знаете. Если я говорю, что у меня нет ответа, значит у меня его на самом деле нет... Мне нет смысла скрывать от вас что-либо. Просто я не понимаю, что произошло в доме у Талашкина.
  - Хорошо,- кивнул Черкасов.- В таком случае начнем распутывать этот клубок вместе,- он взял в руки бланк свидетельских показаний и ручку.- С какой целью вы и Золотарев приехали к убитому Талашкину?
  - Мне необходимо было получить разъяснения Талашкина относительно событий свидетелем которых он стал в двухтысячном году. А Золотарев обещал мне содействие.
  - Поясните для следствия суть этих событий.
  - В июне двухтысячного года при довольно странных на мой взгляд обстоятельствах погиб деловой партнер Талашкина - Николай Семенович Русских...
  Спустя два часа его выпустили под подписку о невыезде. Чем дальше Черкасов допрашивал Олега, тем больше хмурых складок собиралось на его лице. Он уже сам начал понимать, в какую неудобную историю вовлекают его показания Костырева.
  - Таким образом, я могу предположить, что Золотарев спланировал и осуществил убийство, исходя из личной мести. Но я в это не верю,- закончил рассказ Олег.- Вы должны понять меня, я не знаю, что конкретно толкнуло Золотарева на убийство Талашкина. Я не знаю, что подтолкнуло его на такой шаг и на последующее самоубийство.
  На минуту в кабинете Черкасова повисло молчание.
  - Я был знаком с Золотаревым,- нарушил ее помощник хозяина кабинета Виталий Лобарев.- Я знаю, что Олег встречался с девушкой и у них были очень серьезные отношения. Вот вы говорили о деловом партнере Талашкина. И я вспомнил, что у девушки Золотарева была такая же довольно редкая и необычная фамилия - Русских. Лена Русских. Сам собой напрашивается вывод о том, не родственники ли они.
  Черкасов и Костырев, как по команде, посмотрели на него.
  - Что же ты молчал об этом, Виталий Андреевич?- Укоризненно спросил его Черкасов.
  - Мне это только что пришло на ум,- пожал плечами Лобарев.
  - Хорошо, Олег Дмитриевич,- после короткой паузы произнес Черкасов.- Мы тебя найдем, если понадобишься. Распишись здесь и здесь. Сам понимаешь, какая сложилась ситуация. Чем быстрей мы разберемся в этом запутанном деле, тем спокойней станет нам самим,- закончил он своей обычной речевкой.
  На дворе стояла уже глубокая ночь. Олег подошел к машине. На ее крыше блестели капли дождя. Он смахнул их и прохладной от воды ладонью провел по лицу.
  - Ну и ну...
  Олег запустил руку в карман пиджака и замер. В кармане кроме брелока с ключами от его машины, лежал еще один комплект ключей. Олег сел в машину, огляделся по сторонам и вынул из кармана находку. Это были ключи от машины Золотарева.
   - Все что ты не сказал мне, Олег Егорович,- прошептал Костырев.- Все что не мог сказать...
  Он завел двигатель, еще с минуту посидел без движения и нажал на педаль газа.
  
  Своего "Ниссана" Золотарев оставил на парковке возле супермаркета "Монетный двор". Олег запомнил пакет с логотипом супермаркета, в котором тот принес прохладительные напитки.
  Он оставил машину возле фирменного павильона "Очаково" и прошел несколько кварталов пешком.
  А ведь это уже не мое дело, думал Олег. Было бы разумней вернуться, отдать ключи Черкасову, и забыть обо всем... Рано или поздно это дело распутают и поймают того, кто скрывается во тьме до срока... А если нет?.. Он резко остановился и словно очнулся, осмотрелся по сторонам. Вокруг кипела ночная жизнь. Молодежь и уже не совсем молодежь прогуливалась вдоль центрального проспекта. По дорогам стремительно проносились машины. Из баров и ресторанов со смехом и гомоном вываливались компании подвыпивших людей.
  Рядом с Олегом остановилась проститутка, светловолосая девчонка лет девятнадцати, которой очень хотелось выглядеть старше.
  - Скучаешь?- С улыбкой спросила его.
  И в этот момент Олег понял, что думает о подруге Золотарева, пока еще неведомой ему Лене Русских. Он бы не дал гарантии того, что завтрашний день не станет для нее последним.
  - Угостишь меня?- Проститутка продолжала с улыбкой смотреть на него.
  - Нет,- ответил Олег.
  "Монетный двор" располагался в стороне от проспекта. На площадке перед ним стояло несколько машин. Олег без колебаний прошел к автомобилю Золотарева, открыл дверцу и сел на водительское сидение.
  Он выехал с парковки, отъехал от магазина и остановился на обочине. То, что оставил для него Золотарев должно было находиться на виду. Олег открыл бардачок, кроме стопки компакт-дисков здесь ничего не было. Он не был уверен в том, что Золотарев воспользовался именно таким способом передачи информации. Но скорей всего это было так.
  При жизни Золотарев слушал "Раммштайн", "Апокалиптику" и сборники хард-рок. Сейчас не было смысла пытаться угадать на каком именно диске находится его послание. Олег засунул всю стопку в карман пиджака, поднял глаза на дорогу и вздрогнул. На мгновение ему показалось, что перед машиной стремительно пронеслась большая птица. Он машинально огляделся по сторонам. Но заметил лишь влюбленную парочку вдалеке.
  Олег откинулся на спинку сиденья и задумался. Он знал, что для полной уверенности не сделал какое-то очень простое действие.
  Он прикоснулся к панели, провел кончиками пальцев по пластику и через мгновение наверняка вспомнил, что должен сделать еще, но в этот момент перед машиной снова мелькнула стремительная тень.
  Возле машины стоял невысокий человек. На нем была черная одежда и лыжная маска на лице. Человек в черном смотрел на Олега. Костырев не видел его глаза, но взгляд чувствовал. Он знал, кого видит перед собой.
  Не отрывая взгляд от ночного гостя, он завел двигатель и включил задний ход. Как только машина тронулась с места, Сурских сделал короткий шаг вперед. Олег нажал на газ, на тормоз и, оставляя резину на асфальте, вывернул руль...
  Сурских был похож на черного монаха из французского фильма про комиссара Пьера Ниманса, наглотавшегося какой-то дряни и ставшего сверхчеловеком. И он бы наверняка догнал машину, если бы дорога до перекрестка была немного короче...
  - Ну и ну,- пробормотал Костырев спустя пять минут. Он даже слегка взмок от напряжения. Олег припарковался на совершенно пустой площадке перед мебельным салоном и перевел дух.
  Чем дальше от центра города, тем тише становились улицы. Здесь тротуары были безлюдны, и по дорогам лишь изредка проносились автомобили.
  Олег похлопал по карману пиджака, в котором лежали диски, и вдруг понял что именно должен был сделать. Он включил автомагнитолу и вытащил из нее диск. Почти невесомый кусочек пластика.
  В этот момент на его поясе загудел телефон. Номер был незнакомый, не тот с которого Сурских звонил ему. Но Олег не сомневался, что это он.
  - Костырев,- раздался в трубке глуховатый голос.- Отдай мне машину. Она досталась мне по наследству.
  - Золотарев был твоим родственником?
  - Да. Братом. Ты забрал то, что оставил мне брат.
  - "Брат", "отец"... Золотарев не был тебе братом и Русских не был отцом, хотя ты взял себе его фамилию...
  - Костырев, мы с тобой не враги,- оборвал его Сурских.- Просто уходи. Уходи, и ты выживешь. И никто ни о чем не узнает.
  - До срока, Вадим, до срока. Ты умный парень и наверняка читал не только "Книгу перемен". Всякую неправду Бог в свое время делает явной...
  - Ты не веришь в бога, Костырев,- снова перебил его Сурских.- А я ЕГО видел.
  - Ты видел Бога, я дьявола,- усмехнулся Олег.- Выходит, мы с тобой в одной весовой категории. Я одно знаю, Денис, ты уже не остановишься.
  - Меня не нужно останавливать. Я делаю то, что должен сделать. Я наказываю злых. И пока я не сделаю всего что должен, никто не остановит меня...
  - Хватит молоть языком, Сурских,- оборвал его Олег.- Ты уже не по локоть в крови, ты искупался в ней. Неужели ты думаешь, что убивая, ты творишь добро?
  - Не тебе судить об этом!- В голосе Сурских звякнул металл.
  - Разумеется!- Усмехнулся Олег.- Я еще одно знаю, Вадим. Тебе противно все, что дорого мне. Так что разговор о врагах нам лучше не начинать. Я приду за тобой. Жди...
  Он нажал на кнопку "отбоя" и сжал челюсти. После этого разговора обходных путей для уловок у него не осталось. Да и какие уловки могут помочь в борьбе с чудовищем? Прятаться бессмысленно, глупо и малодушно. Если такой тип, как Сурских решит забрать его жизнь, он сделает это.
  Олег повернул в замке ключ зажигания, но уехать с парковки не успел - на поясе снова загудел телефон.
  - Олег Дмитриевич, Лобарев вас беспокоит,- звонил помощник Черкасова.- Извините, если разбудил.
  - Ничего страшного, Виталий Андреевич,- отозвался Олег.- Я еще не ложился.
  - Вы должны знать об этом, Олег Дмитриевич. Пятнадцать минут назад была убита вдова Николая Русских - Мария Владимировна Русских.
  Олег сглотнул тугой комок застрявший в горле и спустя мгновение спросил:
  - Черкасов хочет проверить мое алиби?
  - Олег Дмитриевич, не говорите глупостей. Вы вне подозрений... Черкасов хочет знать ваше мнение, и только... Вас ждать?
  - Да, я буду,- ответил Олег.- Скажите адрес.
  - Дачный поселок Липовая роща, Вторая улица, дом 8. Мы вас ждем.
  Олег убрал телефон и покачал головой. Если все обстояло так, как говорил Лобарев, и вдову Русских действительно убили четверть часа назад, дело сразу же усложнялось. Потому что в это время Сурских был не в дачном поселке, а гонялся за Олегом. Хотя оставалась вероятность того, что пятнадцать минут назад Русских не убили, а только обнаружили ее труп.
  - Будем надеяться, будем надеяться,- прошептал Олег, переключая скорость.
  
  Издалека мигалки милицейских машин и "Скорой помощи" казались праздничной иллюминацией. Небо на востоке посветлело, на его фоне четко прорисовывались контуры домов и силуэты старых лип, росших на холме посреди поселка. Собственно говоря, Липовую рощу дачным поселком можно было назвать с натяжкой. Дома здесь не лепились один к другому. Каждый особняк находился на участке в несколько гектаров в окружении различных построек и флигелей. И, глядя на все это, Олег пожалел, что не занялся вдовой Николая Русских раньше. Чтобы иметь и содержать особняк в таком месте мало быть просто преуспевающим человеком, нужно входить в клуб городских "китов" или, вернее сказать, "акул".
  Народу и машин возле дома убитой было более чем достаточно. Следом за Олегом к воротам поселка подъехала машина телекомпании "Ночной патруль", но журналистов на место происшествия не пропустили. Костырев вышел из машины и направился к дому. Здесь на него уже не обращали внимания. Все вопросы остались у охраны на въезде в поселок. Если судить по ним, машину Золотарева охранники знали и уже знали о его гибели.
  Лобарева Олег встретил на крыльце дома.
  - Идемте, вас уже ждут,- без предисловий сказал тот, увлекая Костырева в холл.
  - Один момент, Виталий Андреевич,- остановил его Олег.- Ответьте мне на вопрос. Это был ее дом?
  - Да,- кивнул Лобарев.
  - Я думал, что ее покойный супруг не был настолько богат...
  - Что я могу сказать, Олег Дмитриевич?- Пожал плечами Лобарев.- Мы наверняка знаем не все. Идемте, Черкасов ждет вас.
  - Еще один вопрос, Виталий Андреевич,- Олег взял собеседника за локоть.- От чего такая неслыханная оперативность? Я разговаривал с вами сорок минут назад. А впечатление у меня сложилось, словно вы уже здесь...
  - Это совпадение, Олег Дмитриевич,- покачал головой Лобарев.- Мы на самом деле уже были в поселке.- У соседей Русских повесился сын - мальчишка шестнадцатилетний. Мы приехали на вызов, а тут такое дело.
  - Ну и ну,- хмыкнул Олег.- Я, Виталий Андреевич, уже очень давно не верю в совпадения. Особенно такие... По дороге я встретил машину "Скорой помощи". Были раненые?
  - Да. Дочь Русских - Лена, она ранена. Она была подругой Золотарева. Мы только сегодня разговаривали о ней.
  - Я помню,- кивнул Олег.- В каком она состоянии?
  - Насколько я знаю, ничего страшного. Ей разбили голову, несколько синяков и ссадин на теле. Но она будет жить.
  - Это хорошо,- снова кивнул Олег.- По крайней мере, у вас есть свидетель. Тело еще не трогали?
  - Нет. Идемте, Олег Дмитриевич.
  - А зачем вам понадобился я, Виталий Андреевич?- Снова остановил его Олег.- Взаимосвязь с другими эпизодами очевидна. Наверняка вы нашли знак из книги.
  - Вы ведь знаете Черкасова,- ответил Лобарев.- Он использует любую возможность для того, чтобы остановить преступника. Такой ответ вас устраивает?
  - А разве есть еще резоны?
  - Я не знаю, Олег Дмитриевич,- покачал головой Лобарев.- Об этом разговаривайте с Черкасовым... Но...- он помедлил с ответом.- У нас работы сейчас хватает.
  Они поднялись на второй этаж. Дом был обставлен со вкусом, ничего лишнего, но именно это производило благоприятное впечатление.
  Убитая находилась в гостиной.
  - Странно,- пробормотал Олег, разглядывая разбитую обстановку. Впечатление было такое, что мебель в комнате ломали и крушили намерено.
  - Что скажете, Олег Дмитриевич?- Спросил его Черкасов.
  - Это очень странно,- ответил Олег.- В предыдущих эпизодах преступник действовал предельно аккуратно. Погромов не учинял. Разумеется, если речь идет об одном человеке. А это не факт,- он подошел к убитой.- Чем это ее?- Спросил, разглядывая глубокую рану на шее.
  - Тесаком для разделки туши,- пояснил Черкасов.
  - Мачете,- подсказал Олег.- Их еще так называют. А ее дочь? Она что-нибудь сказала?
  - Нет, у нее шок,- ответил Черкасов.- Пока что она не сказала ничего. Девчонке повезло, в "рубашке" родилась. Ей рассекли кожу на голове,- он посмотрел на Олега.- Скальп, ее еще так называют... Ушибы, ссадины. Но она легко отделалась.
  - А какого характера у нее ушибы и ссадины?- Спросил Олег.
  - Насколько я знаю, кроме рассечения скальпа ничего серьезного,- ответил тот.
  - Александр Иванович, я должен немедленно поговорить с ней! Где она сейчас?!
  - Ее отправили в травматологию,- ответил Черкасов.- В чем дело, Олег?..
  Но ответить на его вопрос Олег не успел. С первого этажа донеслись крики: "Человек в гараже! В гараже еще один пострадавший!.." Услышав их, Черкасов с Олегом переглянулись и поспешили вниз.
  
  - Где эта сука сумасшедшая?!- Вопил Вениамин Русских.- Мама, мама, что она с тобой сделала?! Я всегда знал, что у этой сучки "крыша поедет"!..
  Он сидел на стуле напротив пожилой женщины - врача "Скорой помощи" и время от времени принимался вопить во все горло, не обращая ни на кого внимания.
  - Возьмите себя в руки,- строго выговаривала ему та. Рядом с ней стояла фельдшер - молоденькая девчонка, которая вздрагивала всякий раз, как только Русских принимался кричать. В руках она держала капельницу, шприц от которой был воткнут в вену пациента.- Успокойтесь, молодой человек.
  - Сучка ты, Ленка!- Продолжал свои спорадические выкрики Русских.- Мама, мама, что она с тобой сделала?! Что они с тобой сделали?..
  Его нашли в подвале безобразно пьяного и связанного по рукам и ногам.
  - Какой осел сказал ему о матери?!- Выругался Лобарев, глядя на застывших в дверях сотрудников - пополнение из ближайшего городка.
  - А кто это скрывал?- Не глядя на него прямо, отозвался пожилой милиционер в звании капитана, судя по всему местный участковый уполномоченный.
  - Мы с вами еще поговорим, Василий Аркадьевич,- пообещал ему Лобарев и принялся что-то говорить Черкасову полушепотом.
  - Конечно, поговорим,- кивнул милиционер.
  Олег подошел к нему и протянул руку для пожатия:
  - Здравствуйте, Василий Аркадьевич. Я, Костырев Олег Дмитриевич. Могу я с вами поговорить?
  - Почему нет?- Милиционер посмотрел куда-то мимо Олега, но тот понял, что это просто манера поведения этого человека.- Что вас интересует?
  - Вы - участковый?- Вопросом на вопрос ответил Олег.
  - А вы сообразительный,- усмехнулся тот.- Моя фамилия Лукьяненко. Что вас интересует?
  - Я думаю, вы можете разговорить пострадавшего. Насколько я понимаю, вы хорошо знакомы, возможно даже находитесь в приятельских отношениях с ним.
  - Какой странный вывод,- Лукьяненко снова усмехнулся.- На каком основании вы сделали его?
  - Я видел, как вы разговаривали с парнем, когда мы спустились в подвал,- ответил Олег.- Так что вы скажете?
  - Почему нет, если ваш командир не запретит,- хмыкнул Лукьяненко.
  - Он мне не командир и он не запретит,- сказал Олег.
  В этот момент врач со "Скорой" громко произнесла:
  - Пострадавший готов к транспортировке! Поднимайтесь, молодой человек, поднимайтесь...
  - Мама, мама!- Снова завопил Русских, глядя на нее. А она взяла его за руку и попыталась поднять со стула.
  - Дайте нам еще несколько минут!- Остановил врача Олег.- Нам нужно поговорить с ним.
  - Вы видите в каком он состоянии?- Врач посмотрела на него.- Вы от него все равно ничего не добьетесь.
  - Всего несколько минут,- повторил Олег, глядя ей в глаза.
  - Олег Дмитриевич, что?- Спросил его от дверей Черкасов.
  - Александр Иванович, мне нужно поговорить с пострадавшим,- сказал Олег.
  - Хорошо,- кивнул Черкасов и вновь перевел взгляд на Лобарева.
  - Я вас прошу уйти из его поля зрения,- сказал Олег врачу.
  - Ради Бога,- пожала плечами та.
  - Василий Аркадьевич, приступим,- кивнул Олег участковому.
  Тот махнул одному из милиционеров, чтобы тот сменил девчонку с капельницей, сел на корточки рядом с Русских и произнес негромко:
  - Здравствуй, Веня. Хреновая сегодня выдалась ночка.
  - Аркадьич,- Русских посмотрел на него и с силой растер лицо.- Мне так тошно...
  - Ты почему такой пьяный?- Спросил его Лукьяненко.- Ты же закодировался недавно.
  - Не знаю,- помотал головой тот, и на мгновение Олегу показалось, что у Русских наступило просветление сознания. Но на самом деле от пьяной истерики до сумасшествия ему осталось сделать воробьиный шажок.- Она заставила меня!- Выкрикнул он, со злобой оглядываясь по сторонам.- Поставила бутылку, налила в три стакана и мы выпили!..
  - Лена тебе наливала?- Кивнул Лукьяненко.
  - Нет, мама...- Русских обвел мутным взглядом подвал и завопил:- Мама, мама, что они с тобой сделали?! Что?..
  - Василий Аркадьевич,- окликнул участкового Костырев.- Он иногда говорит о "них". Постарайтесь выяснить, кого именно он имеет в виду?
  - Хорошо,- кивнул тот и повернулся к Русских.- Веня, ты мне скажи, кто сделал это с твоей мамой? Кто "они"?
  - Кто "они"?- Русских перевел на него взгляд.- А ты разве не знаешь? Ленка со своим мутным дружком!.. Аркадьич, я тебе говорил, я тебя как человека предупреждал! А сейчас они маму убили!.. Ленка, сучка, я тебя из-под земли достану!..
  Лукьяненко искоса бросил взгляд на Олега и принялся тормошить Русских:
  - Вениамин, успокойся. Успокойся, я тебе говорю!
  - Мама! Мама!- Не замечая уже никого, продолжал вопить тот.
  - Олег Дмитриевич,- окликнул Костырева Черкасов.- Отправляйте его в больницу!
  - Он больше ничего не скажет,- покачал головой Лукьяненко.
  - Хорошо,- кивнул Олег и сказал врачам со "Скорой".- Забирайте его.
  - Я вам помогу!- Лукьяненко и его напарник бросились на помощь медикам, а Олег отошел в сторону и принялся ходить вдоль стены подвала.
  Неясные подозрения у него возникли сразу, как только увидел разбитую обстановку в комнате убитой. Даже в Ситове, когда Баскаковой и Карманову отрубили головы крови в комнатах было меньше. А вторым и весьма веским аргументом служила его встреча с Вадимом Сурских в городе. Сурских мог обладать сверхчеловеческой силой, реактивностью, умом, но он все же не мог быть вездесущим. В свое время Олег столкнулся с существом, которое обладало полным набором сверхчеловеческих качеств, но даже Романову были нужны помощники. Без них он бы не смог осуществить и половины из сделанного.
  Со стороны казалось, что Олег бесцельно бродит по подвалу, оглядывается по сторонам, рассматривает какие-то безделушки, которых всегда полно на чердаках и в подвалах. Иногда он замирал на месте, словно пытался услышать в шуме еще что-то, услышать волшебный звук, с помощью которого открываются все замки и запоры. В какой-то момент он заметил Черкасова и рассеянно сказал ему, что теперь нужно охранять Лену Русских, как зеницу ока. Памятуя психическое состояние ее брата, преждевременно было говорить о ее причастности к смерти матери, а возможно и отношение ко всему кровавому следу, тянувшемуся за Вадимом Сурских. Но исключать такой вероятности Олег тоже не стал бы, потому что слишком многое в ее родном доме говорило против девушки.
  Совсем недавно он думал о ней, как о вероятной жертве маньяка. Думал о том, что нужно уберечь ее от опасности.
  - Время, время,- прошептал он остановившись возле полок со всяким бумажным хламом: старыми, пожелтевшими газетами, глянцевыми журналами и тетрадями, в которых Вениамин и Лена прилежно записывали уроки. Он взял сверху пачку фотографий и принялся перебирать их.
  Это наверняка были все неудачные снимки, которые накопились здесь за последние несколько лет. Потому что дети на них подрастали, а Мария Владимировна Русских увядала. Но все эти фотографии были сделаны уже после смерти ее мужа. Его не было ни на одной из них.
  Олег машинально перебирал фотографии и вдруг замер, даже затаил дыхание. Спустя мгновение он поднял голову и нашел взглядом Черкасова. Тот словно почувствовал его взгляд и оглянулся:
  - Что случилось, Олег Дмитриевич?..
  - Александр Иванович, срочно распорядитесь, чтобы к Елене Русских приставили сотрудника. Посмотрите на номерной знак этого автомобиля,- он показал ему фотографию, на которой довольный жизнью Вениамин Русских стоял возле новенькой, наверно, только из салона черной "Нивой-Шевроле" с номером А667БВ.- Из этой машины, Александр Иванович, убили Гиниятова. В этой аварии погибла Латоцкая.
  - Лобарев!- Скомандовал Черкасов прежде, чем Олег закончил.- Срочно в больницу! Задержать обоих Русских, и сестру, и брата. Быть с ними предельно осторожными! Выполняйте!- Он проводил помощника взглядом и посмотрел на Олега.- А может быть все намного проще, Олег Дмитриевич? Может быть всех убили они?..
  - Не будем спешить с выводами, Александр Иванович,- неторопливо произнес Олег.- Мне нужно проверить еще одно допущение. И позвольте мне еще раз воспользоваться машиной Золотарева. После я расскажу вам, как она попала ко мне.
  - Хорошо,- кивнул Черкасов.- Не забывайте держать меня в курсе своих действий, Олег Дмитриевич.
  - Обязательно, Александр Иванович,- обещал ему Олег.- Обязательно.
  
  Звонок Лобарева застал его на въезде в поселок.
  - Я вас слушаю, Виталий Андреевич,- отозвался Олег.
  - Вы должны знать об этом, Олег Дмитриевич!- Голос у Лобарева был возбужденным.- Елена Русских сбежала из травматологии!
  - Никто не пострадал?
  - Слава Богу, нет!
  - А ее брат, Виталий Андреевич, как он?
  - Ему стало хуже,- ответил Лобарев.- Его отправили в неврологическое отделение сороковой больницы.
  - Этого следовало ожидать,- пробормотал Костырев.
  - Извините, я вас не расслышал!..
  - Я все понял, Виталий Андреевич,- ответил ему Олег.- Спасибо за информацию.
  - Хорошо! Удачи!- Отозвался Лобарев.
  - Удачи... Ну и ну,- покачал головой Олег, сворачивая к дому.
  Он не стал оглядываться за спину и осматривать дом, это было бессмысленно и бесполезно, только время терять.
  Услышав его шаги по крыльцу, за входной дверью несколько раз радостно взлаяла собака.
  - Адольф, дружище!- Олег потрепал пса по загривку.- Потерпи еще немного, и я тебя отведу на озеро...- он поднялся в мансарду и включил компьютер.
  За окном начиналось утро.
  Олег выложил на стол диски Золотарева и первым поставил тот, что оставался в дисководе автомагнитолы. Он не ошибся, на диске находился только один файл - "Олегу Костыреву". Олег открыл его - в нем находилось несколько текстовых документов, и первым прочитал "Письмо":
  "Здравствуй, Олег. Я знал, что ты найдешь диск,- писал Золотарев в предсмертном послании.- Если это случилось, значит я мертв. Для меня уже не имеет значения, как ты распорядишься информацией. Но я знаю, что ты расставишь все точки. Справедливость всегда выше человеческих понятий, Олег. Когда я осознал факт, что Лена заодно с Пастуховым первой моей мыслью стало желание остановить ее. Но потом я попытался ее понять... Но разве можно понять или ощутить то, что чувствует двенадцатилетний ребенок, когда узнает, что его отца убили? Ее отца убили, Олег. Убили из-за денег, из-за власти которую они дают. А когда он умер, очень многие поправили финансовое положение. Они не знали, что убивая его, они убивают себя. Видимо это и есть та справедливость, которая обрушивает реки кипящей серы на проклятые города и убивает праведников вместе с грешниками. Олег, я ничем не отличаюсь от Пастухова, а ты ничем не отличаешься от меня. Потому что ты тоже знаешь, нет ни праведников, ни грешников, мы тянем лямку, и только. Этот мир придуман не нами и не нам его менять. Я это понял, поймешь и ты. Я знаю, когда придет твое время, ты не дрогнешь.
  Что я еще могу сказать? Убивал не только Пастухов, которого вы уже вычеркнули из списка живых. Я не знаю, поймешь ли ты меня. С Леной я оставался до конца. Я любил ее. И сразу же развею твои иллюзии, никто не принуждал меня на убийство Талашкина. Но я хотел восстановить равновесие. Жаль, что я сам находился в этой чаше.
  На этом заканчиваю. В остальном ты разберешься сам. Я знаю, ты все сделаешь правильно.
   Золотарев".
  - Что же ты, Олег Егорович, так?- Прошептал Олег.- Все это ты мог объяснить мне при жизни.
  Он посидел немного в тишине, чувствуя, как трясина засасывает его все глубже и глубже. За окном поднялся ветер, его прохладное, свежее дыхание врывалось в приоткрытую дверь балкона. Со стороны озера доносились крики чаек. Олег вздохнул и открыл следующий файл - "12". Перечитал его внимательно, оперся на стол локтями и закрыл глаза ладонями.
  - Ну и ну,- прошептал он спустя минуту.- Что же вы наделали, парни?..
  Он снова увидел ту июньскую ночь, когда автоматная очередь оборвала жизнь Николая Русских. Он снова увидел эту картину так, словно сам прятался от грозы и ливня под березами неподалеку от "Точки 12".
  Над его головой в темном небе трещали громовые раскаты и вспышки молний расчерчивали ночное небо сполохами огня. Два прожектора освещали дорогу, ведущую к воротам "Точки 12", и со сторожевой вышки светил еще один. Но на ней не было караульного. Офицер и три солдата стояли возле ворот. Они были похожи на группу каменных воинов с монументов посвященных Второй Мировой войне, такие же русские солдаты в плащ-палатках из-под которых выглядывали автоматные стволы.
  Ночное небо над ними трещало и раскалывалось от громовых раскатов и неистовых вспышек молний. А они смотрели, как не доезжая до ворот, притормаживают джипы, как выходят из них высокие, мощного сложения люди в кожаных курточках. Но выделялся среди них только один, он напоминал паяца на ниточках. Этого человека ноги почти не держали, но зато с обеих сторон его за плечи крепко держали высокие и сильные люди. Его подвели к военным и швырнули перед ними на бетонку. Мужчина упал в большую, мелкую лужу и перевернулся на спину. Вокруг него пузырилась вода, а по лицу блуждала блаженная улыбка.
  - Это он!- Сказал один из приезжих.
  - Отойдите в сторону!- Скомандовал офицер.
  Он подошел к лежавшему на земле и навел на него автомат. Но тот вдруг перевернулся на спину и с трудом, но все же встал на колени. Он улыбался и смотрел в глаза офицеру.
  Увидев это, один из солдат - невысокий, плотный парень отвернулся в сторону, но стоявший рядом с ним высокий блондин заставил смотреть на происходящее.
  Офицер смотрел в глаза стоявшему перед ним человеку долю секунды. Он сделал шаг назад, чтобы не запачкаться кровью, и спустил курок... Над "Точкой 12" раскатился звук короткой автоматной очереди.
  Стоявшего на коленях отбросило назад и он остался лежать на дороге, разметав руки и ноги в стороны. Как марионетка у которой обрезали все нитки. Офицер обернулся к солдатам и скомандовал:
  - Штробах, на телефон!.. Карманов, держи оружие!.. Пастухов, занимай позицию на караульной вышке!.. Идемте,- бросил он гостям, перешагивая через тело убитого.
  В этот момент в небе одновременно сверкнуло несколько молний. Все кто был на дороге подняли лица к грозовому небу. Капюшон с головы офицера слетел. Он поправил фуражку, стянул с рук перчатки и твердым шагом подошел к головной машине. Это был Вадим Латоцкий...
  
  4. Начальная трудность.
  
  Черкасов отложил распечатку, сделанную Олегом с диска Золотарева. Какое-то время изучающе смотрел на него, словно видел впервые, а потом спросил:
  - Ты понимаешь, что это означает?
  - Да, это называется круговой порукой,- кивнул Костырев.
  - Олег, я тебя не об этом спрашиваю,- Черкасов продолжал смотреть на него.
  - Александр Иванович,- усмехнулся Олег.- Вы лучше меня знаете, что со всем этим делать. Но точку ставить рано.
  - Свалился же на нашу голову этот маньяк серийный!- Раздраженно сказал Черкасов. Хотя у Олега создалось впечатление, что сказать он хотел совсем другое.- Кто будет следующим?
  - Как знать...- покачал головой Костырев.- Скорей всего, Калистратов.
  - Хорошо, Олег Дмитриевич, я тебя понял. Никуда не уходи,- Черкасов поднялся.- Мне еще нужно потолковать с тобой.
  Он вышел из кабинета, оставив Олега под присмотром помощника. С собой Черкасов захватил распечатку - видимо, пошел к прокурору. Дело на самом деле оборачивалось самой неприглядной стороной. Заурядный криминальный эпизод, начавшийся с ружейного выстрела в недостроенном придорожном заведении, на глазах превратился в скандальную историю, которая грозила затронуть властные структуры и финансовые институты региона - бизнес Талашкина занимал не последнее место в экономике области.
  - Виталий Андреевич, мне нужно в туалет выйти,- сказал Олег, уже просчитывая все возможные варианты дальнейшего развития событий. А предположений у него была масса, даже самых фантастических.
  - Разумеется, Олег Дмитриевич,- тот на мгновение отвлекся от изучения документов.- Вы ведь знаете, где он находится.
  Олег вышел из кабинета и огляделся по сторонам. Черкасова в зоне видимости не было. Олег подошел к окну, вытащил телефон и набрал номер Трофимова.
  - Здравствуй, Альберт Иванович,- сказал он после того, как собеседник отозвался.- Костырев тебя беспокоит.
  - Рад тебя слышать, Олег. Что новенького?
  - Новостей много, Альберт Иванович. Вот только хороших нет,- усмехнулся Олег.- Олег Золотарев застрелился.
  - Да, я слышал об этом,- ответил Трофимов.- Жаль парня, светлая была голова.
  - Да, жаль его. Но эта новость не последняя. Хотя ты наверняка должен быть в курсе. Перед этим он убил Талашкина. Да-да, того самого - компаньона Николая Русских.
  - Я это понял, Олег,- отозвался Трофимов.- Такое впечатление, что у вас там смерть с косой ходит.
  - Это еще не все, Альберт Иванович,- остановил его Олег.- Вдову Русских тоже убили. Предположительно это сделала ее дочь - Елена Николаевна Русских.
  - Н-да, дела!- Протянул Трофимов.- Но наверняка и это еще не все...
  - Не все,- перебил его Костырев.- Я знаю, кто стоит за всем этим, Альберт Иванович. Скорей всего мне попытаются руки укоротить из лучших побуждений. Но я одно знаю, этот человек пойдет до конца. Впрочем, сейчас он уже не один.
  - Погоди-ка, Олег...
  - Альберт Иванович, выслушай меня, потому что времени у меня в обрез. Этого человека зовут Пастуховым, он один из трех солдат, которые в ночь убийства Николая Русских несли караул на "Точке 12". В свое время Золотарев выяснил, что Пастухов инсценировал свою гибель. За последние двое суток я несколько раз сталкивался с ним и разговаривал по телефону. Определенно он не вполне нормален. Все, что этот человек вбил себе в голову, он так или иначе попытается претворить в жизнь. А ты не хуже меня помнишь, что он сделал с Кармановым и Баскаковой. Альберт Иванович, я знаю, тебя тоже ударили по рукам. По крайней мере, попытались сделать это. Наверняка это был Калистратов. Альберт Иванович, предупреди его об опасности! Меня он слушать не будет. Сделай это, Альберт Иванович,- Олег заметил в конце коридора Черкасова. Он тоже заметил Костырева и заметил телефон в его руке.- Все, Альберт Иванович. На этом заканчиваю. Постараюсь перезвонить тебе как можно быстрей! До свидания!- Олег убрал телефон и с улыбкой посмотрел на Черкасова.
  - А вот без этого вы не можете, Олег Дмитриевич,- покачал головой тот.- Идемте в кабинет.
  Он пропустил Костырева вперед себя, сразу же прошел за стол и положил крепко сжатые кулаки поверх папок с документами.
  - Олег Дмитриевич, следствие благодарит вас за помощь. Я поговорил с прокурором, подписка о невыезде с вас снята...- он какое-то время молчал.- Олег, ты - благоразумный человек, и я не думаю, что ты испытываешь хоть какое-то желание продолжать перетряхивать этот мешок с дерьмом,- он выжидающе посмотрел на Костырева.
  - Абсолютно никакого желания,- кивнул Олег.- Это моя твердая позиция.
  - Очень хорошо,- кивнул Черкасов.- А теперь моя личная просьба, если у тебя в рукаве есть еще какой-нибудь козырь, отдай его мне.
  - Александр Иванович, я передал вам всю имевшуюся у меня информацию. Все, что имело отношение к этому делу.
  - Верю,- Черкасов поднялся и протянул ему для пожатия руку.- И еще одно, Олег. Это не мои слова, но под каждым из них я подпишусь не раздумывая. Прояви осторожность и осмотрительность... Ты уже сам понимаешь, что дело зашло слишком далеко.
  - Александр Иванович, могу я задать вопрос?- После краткого размышления спросил Олег. Он пока что не мог понять причину чересчур либерального отношения Черкасова к собственной персоне.
  - Конечно,- кивнул тот.
  - Что изменилось со смертью Марии Владимировны Русских? А ведь она не последняя в списке Пастухова...
  - Олег Дмитриевич, мы ведь уже договорились с тобой. Все вопросы оставь для компетентных органов... Дело непростое, запутанное. Мы сами разберемся, что здесь к чему, а ты лучше отдохни. Семья у тебя на море! При желании ты уже завтра будешь с дельфинами плавать!.. По глазам вижу, Не такого ответа ждал!- Усмехнулся Черкасов.
  - Отчего же, Александр Иванович?- В тон ему улыбнулся Костырев.- Меня ваш ответ полностью устраивает.
  - Вот и хорошо, Олег Дмитриевич. Вот и хорошо,- Черкасов проводил его до дверей.
   Они оба хорошо понимали, что этот разговор незакончен. Но Олегу был необходим тайм-аут, события вообще развивались не так, как он предполагал. Он знал, что Черкасов что-то недоговаривает. Впрочем, тот и не скрывал этого.
  Олег вышел из здания районной прокуратуры и прошел на стоянку. Но не успел он завести двигатель, как ему позвонили.
  - Да, Виталий Андреевич,- сказал он, увидев телефонный номер помощника Черкасова.- Вы забыли сказать мне еще что-то?
  - Олег Дмитриевич, то что я скажу сейчас должно остаться между нами,- отозвался Лобарев.
  - Разумеется, Виталий Андреевич,- пообещал ему Костырев.
  - По крайней мере, скрывайте источник этой информации,- после короткой паузы продолжил Лобарев.
  - Можете не сомневаться в этом...
  - Талашкин жив. Золотарев застрелил двойника. Олег Дмитриевич, вы понимаете, чем это чревато? На вашем месте я бы воспользовался советом Черкасова и уехал из города. До свидания!
  - Один момент, Виталий Андреевич,- остановил его Костырев.- Это все что вы хотели сказать?
  - Вы без подсказок понимаете то, что я не сказал вслух. Обдумайте все хорошенько. Я полагаю, вам как и мне не хочется лезть на рожон. Удачи, Костырев! С вами свяжутся. А пока не делайте резких движений.
  Олег убрал телефон в карман и посмотрел на свое отражение в зеркале заднего вида. Взгляд его снова не сулил благих перемен.
  - Я подумаю,- сквозь зубы процедил он.- Очень хорошо подумаю. А вот насчет резких движений не обещаю.
  
  - Адидас, взять!- Олег бросил палку далеко в сторону.
  Собака с радостным лаем бросилась за ней, а перепуганные птахи вспорхнули из разнотравья затопившего берег озера. Спустя несколько секунд пес принес палку хозяину обратно, и Олегу пришлось снова проделывать тот же фокус. Он зашвырнул палку в воду и принялся с улыбкой смотреть, как Адольф носится возле кромки берега и возбужденно лает на нее - плавать он не любил со щенячьего возраста.
  Олег подобрал с земли вичку и принялся сшибать верхушки полыни. Был вечер, около девяти часов. После здорового, крепкого сна и плотного ужина Олег чувствовал себя превосходно и тешил иллюзией, что все уже закончилось и теперь можно отдохнуть.
  За весь день звонками его потревожила только Светлана да Софья Адамовна. С женой он разговаривал полчаса, а Софью Адамовну известил о намерении с начала следующей недели взять отпуск. Мелило попыталась было втянуть его в очередное расследование, но он пресек ее поползновения сразу же. А после разговора со Светланой Олег, вообще, решил, что жизнь налаживается, и еще денек-другой и он окажется на берегу моря в шезлонге с запотевшей банкой "Кока-Кола" в руке.
  Он шел по берегу озера и улыбался этим мыслям, улыбался порывам теплого ветра и крикам чаек, которые каждый вечер садились на волну неподалеку от берега и до темноты кричали своими суматошными скрипучими голосами. От поселка он отошел уже на изрядное расстояние. Здесь берег был не прибран и дик. Олег подошел к дереву поваленному зимней бурей и сел на теплый шершавый ствол. В этот момент перед его внутренним взором пронеслась вереница почти неуловимых образов. Десятки людей, с которыми он познакомился, с которыми он беседовал за последние дни мелькнули в его памяти. Он вновь почувствовал утреннюю прохладу и увидел высокую, стройную девушку Оксану, которая доверила ему свою боль и свои сомнения. Он вновь услышал угрозы ее отца и усмехнулся. Олег знал, что скоро эти воспоминания превратятся в угольки, а еще через какое-то время в золу прожитых дней. И пока все это не угасло окончательно, Олег вернулся домой, поднялся в свой кабинет и сел за компьютер. Незаметно вечер сменился ночью. Небо незаметно окрасилось новою зарей, а Костырев все перебирал кнопки на клавиатуре. И вдруг его пальцы замерли, он поднял голову и прошептал: "Он русский, невысокий, очень сильный..." Лежавший возле его ног Адольф насторожился, услышав шепот хозяина. Олег посмотрел на него таким взглядом, что собака вскочила на ноги и принялась озираться, словно он дал ей безмолвную команду "служить".
  - Придется, брат, оставить тебя на попечение соседей,- сказал Олег, продолжая смотреть на пса.
  Он сделал несколько копий материалов, нашел среди бумаг фотографию Золотарева. Времени было половина пятого утра. Олег принял душ, собрал дорожную сумку, плотно позавтракал и вышел на улицу. Его сосед - отставник на пенсии - полковник пограничной службы Емельянов вставал с первыми петухами, поэтому Олег не боялся разбудить его. Тем более, что Павел Петрович уже прохаживался в палисаднике перед своим домом.
  - Здравствуйте, Павел Петрович,- поздоровался с ним Костырев.
  - Здравствуй, сосед, заходи,- Емельянов открыл калитку и пропустил гостя. Тот вел на поводке Адольфа.
  - Павел Петрович,- Олег пожал Емельянову руку.- Не выручишь меня? Света с детьми отдыхает, а мне нужно уехать по делу. Я не знаю, сколько меня не будет, может быть за день управлюсь, но это вряд ли... А Адидаса мне оставить не на кого.
  - Я присмотрю за ним,- кивнул Емельянов.- И за вашим домом присмотрю, не беспокойся.
  - Спасибо, Павел Петрович,- поблагодарил его Олег.
  - Не стоит,- улыбнулся старик.- Дело соседское.
  Олег протянул ему ключи от дома, назвал код сигнализации, на прощание потрепал Адольфа по загривку и вышел за калитку.
  Утро было прохладным и ясным. Июль уже подходил к концу. По обе стороны дороги проносились поля и перелески, отворотки на глухие деревушки и заводские поселки. Но вскоре все это сменилось тайгой. Олег втопил педаль газа до пола и в десять утрам уже въезжал в пригороды Ситова. Он припарковался возле здания городской прокуратуры и только после этого позвонил Трофимову:
  - Здравствуй, Альберт Иванович! Надеюсь не помешал.
  - Здравствуй, Олег Дмитриевич, здравствуй,- отозвался тот.- Давай накоротке, Олег, у меня дел невпроворот. Если ты все еще волнуешься за Калистратова, могу тебя успокоить. Он пошел в очередной отпуск и завтра улетает на Дальний Восток к родственникам. Я очень надеюсь, что до отлета с ним ничего не случится.
  - Прекрасно!- Сказал Костырев.- Спасибо тебе, Альберт Иванович. Полагаю, что разговаривать с ним было непросто. Но я к тебе приехал не только поэтому. Альберт Иванович мне нужно встретиться с Синицыным, мне нужно задать ему несколько вопросов.
  На другом конце провода на несколько мгновений повисло молчание.
  - Чего-то подобного я ожидал,- наконец отозвался Трофимов.- Наверно, глупо спрашивать о том, где ты сейчас находишься, но я все же спрошу. Ты возле прокуратуры?
  - Да,- ответил Олег.
  - Хорошо, я сейчас спущусь вниз.
  - Спасибо, Альберт Иванович, спасибо...
  
  - Только имей в виду, что разваливать дело я тебе больше не дам!- В ультимативной форме заявил Трофимов после того, как они оказались в его кабинете.
  - А ты уже выяснил, кого именно видел Синицын в гостях у Баскаковой накануне ее смерти?- С улыбкой спросил его Олег.
  - Это был Пастухов. Ты мне сам сказал об этом вчера.
  - Альберт Иванович, это не факт. По крайней мере, у меня на этот счет появились сомнения.
  - Вот как?!- Трофимов сел за стол и закурил.
  - Скорей, это даже не сомнения, а подозрения, которые требуют либо определенного подтверждения, либо опровержения,- сказал Олег, присаживаясь напротив него.- Но сначала я должен задать несколько вопросов Синицину.
  Трофимов несколько мгновений смотрел ему в глаза.
  - Хорошо,- кивнул он.- Хорошо. Не знаю, зачем я это делаю, потому что ты втравишь меня в очередную аферу. Но я вызову Синицына! Подожди, пока я разберусь с формальностями,- он сделал несколько пометок на чистом листе бумаги и снял трубку с телефонного аппарата.
  - Альберт Иванович, могу я посмотреть дело об убийстве Карманова?
  - Секунду, Олег,- остановил его Трофимов движением руки и принялся отдавать распоряжения. Костырев смотрел на него несколько мгновений. Потом встал со стула и подошел к окну.
  Все, что ему нужно было сейчас, это встретиться с Синицыным. В данном случае ни изучение материалов дела, ни беседы с Трофимовым не могли дать того, что даст подтверждение или отрицание факта очевидцем. Олег стоял возле окна, особенно не прислушиваясь к тому, что говорит хозяин кабинета по телефону. Он думал о том, что даже лучшие из лучших попадают в паутину зла, они и тоже не в состоянии противостоять ему, и тоже начинают придумывать оправдания и слишком поздно начинают искать выход из лабиринта и ценить свет. В этот момент он вспомнил Лазаря, воскрешенного из мертвых Иисусом Христом. "Мне приятен свет,- говорил Лазарь вернувшись с того света.- Мне приятен свет". Порой бывает очень трудно или вовсе невозможно объяснить то, что происходит с человеком. И Олег вдруг подумал о том, что вовсе неважно кем он был, и даже неважно кто он сейчас, но вот кем он станет - имеет решающее значение. И он начал вспоминать прощальную записку Золотарева, слово за словом, фразу за фразой. Потому что Золотарев не мог не оставить знака, ключ должен был быть.
  - Жаль, что я сам находился в этой чаше,- прошептал Олег, вспоминая одну из последних фраз в письме Золотарева.- Эта чаша кишела червями... Кто-то должен был вытряхнуть их...- но это были уже слова Пастухова.
  - Кажется, все!- Нарочито громко произнес Трофимов.- А теперь рассказывай, я весь - внимание!
  Костырев сел напротив хозяина кабинета и несколько мгновений смотрел на него. У Альберта Ивановича было открытое моложавое лицо, по нему трудно было догадаться что этому мужчине уже за пятьдесят и он пестует внуков.
  - Я попал в скверную историю, Альберт Иванович,- наконец сказал Костырев.
  - А я тебя предупреждал, Олег,- погрозил пальцем Трофимов. Он какое-то время наиграно молчал.- Ну, хорошо, рассказывай все по порядку. Лучше с конца.
  - Талашкин жив, Золотарев застрелил его двойника,- сказал Олег.
  - Действительно, скверно,- покачал головой Трофимов.- Но ты ведь знаешь, что делать. В этой ситуации я не смогу помочь тебе ни словом, ни делом. Хотя, может быть я ошибаюсь.- Он какое-то время продолжал изучающе смотреть на Костырева.- Что я еще могу тебе сказать? У каждого своя цена, Олег... Тебе нужен посредник?
  - Мне нужно время,- ответил Олег.- И мне нужно поговорить с Синицыным.
  - Лучше подумай о посреднике. Может быть не я, а тот кому ты доверяешь.
  - Альберт Иванович, я вполне доверяю тебе. Иначе бы не приехал.
  - Олег, я устал от твоих шарад и недомолвок. Какой ответ ты хочешь получить от Синицына?- Уже слегка утомленно спросил Трофимов.- Быть может я уже знаю его.
  - Если откровенно, Альберт Иванович, я должен быть уверен, что не встану вслед за Золотаревым в очередь желающих поквитаться с Талашкиным.
  - И что сие должно означать?- Трофимов уже с любопытством посмотрел на Костырева.
  - Я думаю, что Баскакову и Карманова не Пастухов убивал, а Золотарев.
  - Брось, Олег! Это абсурд!- Трофимов откинулся на спинку кресла.- Я знал Золотарева и ты его знал!
  - Вот именно поэтому я не могу понять, почему он пошел на такое. Не из-за любви же к девчонке...
  - Бред это! Полный бред!- Оборвал его Трофимов.- Я не верю!
  - Альберт Иванович, ты не хуже меня знаешь, вера - это факт, но не аргумент. Только Синицын может снять это подозрение.
  - Хорошо, подождем Синицына,- кивнул Трофимов.
  Он закурил и принялся глазеть по сторонам. У Трофимова это было признаком напряженной умственной работы. Если бы Олег не знал его, эти ужимки показались бы ему забавными.
  Спустя минуту Трофимов неожиданно с шумом поставил локти на стол и сказал:
  - Олег, ты не хуже меня знаешь, при разумном ведении дела можно договориться обо всем и с любым человеком. И скорей всего мы можем закончить это здесь и сейчас!
  - Забавно,- усмехнулся Костырев.- Совсем недавно я говорил то же самое своей клиентке.
  - Она послушала тебя?
  - Нет.
  - А ведь ты уже не так молод, чтобы кидаться в драку. А может быть я чего-то не знаю и ты просто хочешь кого-нибудь утопить? В этом есть свой резон...
  - Альберт Иванович, мне наплевать на Талашкина. Только одно меня волнует, чтобы я не оказался следующим в очереди из желающих пристрелить этого бешеного пса,- он усмехнулся и посмотрел на Трофимова, и от его пристального оценивающего взгляда вдруг подобрался так же, как при первой беседе с Золотаревым. Когда понял, что тот знает намного больше него.
  И Трофимов тоже понял, что он догадался обо всем.
  - У каждого своя цена, Олег,- улыбнулся он.- Не знаю, как мы с тобой теперь...
  - Когда они купили тебя, Альберт Иванович?..
  - Да не знал я ни о чем,- усмехнулся Трофимов.- Даже не догадывался до твоего приезда на прошлой неделе. Ну, полез какой-то обдолбанный мужичок на заграждение, а солдатик с перепугу завалил его из "калаша". С кем не бывает?! А спустя шесть лет ты приезжаешь и начинаешь рыть, как кабан! Они уже до тебя были напуганы скотобойней Пастухова!..
  - Что-то я не заметил у Калистратова признаков паники,- усмехнулся Олег.
  - Ты его плохо знаешь...
  Олег поднял на Трофимова глаза.
  - Да перестань ты подозревать меня во всех смертных грехах! Не знал я ничего до разговора с Калистратовым на прошлой неделе! Да, понимал, что он рассказал мне не все! Но лично мне хватило того, что он рассказал! По самую маковку обмакнули в дерьмо!- Он помахал рукой над своей макушкой.- А уж свести концы с концами у меня ума и без Калистратова хватило!..- Трофимов перевел дыхание.- Ты знаешь, какая мысль пришла мне только что в голову?
  - Нет, Альберт Иванович.
  - Возможно, Золотарев запаниковал, когда узнал, что ты пошел по следу убийцы Латоцкого. Хотя это только предположение. Ничем не подтвержденное предположение. Я до сих пор сомневаюсь, что он был в сговоре.
  - Это мы сейчас выясним,- Олег тоже закурил и принялся следить за сизым табачным дымом.
  На несколько минут в кабинете Трофимова повисло молчание. Нарушил его телефонный звонок.
  - Да... Да, я вызывал его на допрос... Жду...- Трофимов посмотрел на Олега.- Синицына привезли.
  - Отлично!- Костырев встряхнулся и сел лицом к входу. Ему была любопытна первая реакция Синицына на его появление. И он не ошибся. Увидев его, Синицын вздрогнул. Этой встрече он рад не был.
  - Здравствуйте, Алексей Павлович,- улыбнулся Олег, глядя ему в глаза.- Что ж, вы меня обманываете?
  - Я вас не обманывал,- покачал головой Синицын. Выглядел он еще хуже, чем при первой встрече: исхудал и выглядел забитым.
  - Баскакова сама отдала вам машину? Не скрывайте от меня правду. До нее в любом случае доберутся, не я, так другой...- Олег ободряюще улыбнулся Синицыну:- Смелей, Алексей Павлович. Эльвира отдала вам машину?
  - Да.
  - Вот видите, вам нет резона запираться. Посмотрите на эту фотографию. Это был он? Последний гость Баскаковой.- Олег протянул Синицыну фотографию Золотарева.
  - Нет. Он не похож на него.
  - Не нужно лгать, Алексей Павлович. Ведь вы были знакомы с Золотаревым. Не бойтесь. Золотарев застрелился. Сейчас вам уже ничто не угрожает...
  - Я больше ничего не скажу!- Синицын бросил на пол фотографию Золотарева.
  - Да вы ведь косвенно уже подтвердили мои слова,- усмехнулся Олег.- Ну, хорошо. В таком случае посмотрите вот это,- он протянул ему газету с заметкой о самоубийстве Золотарева в колонке криминальной хроники.- Уж газету то мне не по силам сфабриковать...
  Синицын тщательно, слово за словом, перечитал заметку. Поднял глаза на Олега:
  - Он на самом деле умер?
  - Да,- кивнул тот.- Можете говорить без опаски.
  - Я не хочу жить!- С надрывом в голосе произнес Синицын.- Оставьте вы меня в покое!..
  - Алексей Павлович, давайте без истерики,- остановил его Олег.- Наш разговор займет несколько минут. Если вы расскажете все без утайки, я обещаю, что мы больше не встретимся. Итак, Баскакова отдала вам ключи от машины и деньги. Как она это объяснила?
  - Она сказала, что у нее возникли серьезные проблемы и ей нужно бежать.
  - Она не сказала, что случилось?
  - Сказала, что "вляпалась".
  - Она рассказала вам, что именно произошло?- Повторил вопрос Олег.
  - Нет. Просто отдала ключи от машины, квитанцию со стоянки и попросила ждать ее в Князево. Это деревенька в семи километрах от Ситова. Но так и не появилась в тот день и дозвониться до нее я не смог. А вечером узнал, что ее убили.
  - Стало быть, вы встречались с ней утром, в день убийства?
  - Да, и у нее в гостях уже был Золотарев.
  - Понятно,- кивнул Олег. Он ясно представил себе, как в то роковое утро Золотарев позвонил в дверь к Баскаковой. Вполне возможно, что они были знакомы, ведь знал же Синицын Золотарева. Они прошли в комнату, и Золотарев как удав начал обвивать Баскакову кольцами: "Вспомните лето двухтысячного года, Эльвира Николаевна..." Разумеется, она запиралась и не подавала виду, а потом заговорила о деньгах. Она ведь не думала, что Золотарев совсем уже съехал с катушек. Она думала, что ему нужны деньги. Наверняка даже выложила перед ним несколько пачек с купюрами. И сказала, что остальное привезет друг. Она позвонила Синицыну, а сама все это время думала только об одном, как бы сбежать от своего гостя. Она ведь еще не знала, что в живых он ее не оставит.- Последний вопрос,- Олег протянул Синицыну фотографию Пастухова.- Вы когда-нибудь видели этого человека? Только не спешите с ответом. Посмотрите на снимок внимательно.
  - Нет,- спустя полминуты покачал головой Синицын.- Я его не видел и не знаю.
  - А с Золотаревым вы сталкивались до того дня, когда погибла Баскакова?
  - Да, однажды я попал в свидетели об убийстве. Тогда и познакомился с Золотаревым.
  - А Баскакова была с ним знакома?
  - Нет. Скорей всего, нет...
  - Я очень надеюсь, что вы говорите правду и мы больше не встретимся,- сказал Олег.- Альберт Иванович, у меня все,- кивнул он Трофимову.- Вопросов больше не имею.
  Костырев отошел к окну и принялся смотреть на улицу, на магазин хозтоваров, хрущевки и прохожих на тротуарах. Он почти не прислушивался к тому, о чем говорит Трофимов с Синицыным, потому что ничего нового подследственный сказать уже не мог. Он стоял и смотрел в окно, пока они разговаривали. И бровью не повел, когда Синицына увел конвой. Оглянулся только, когда Трофимов нарочито громко откашлялся:
  - Ты получил ответ?
  - Нет, Альберт Иванович,- покачал головой Олег.- И боюсь, что уже не получу его.
  - Пацаны подрастают,- неожиданно сказал Трофимов. Он имел в виду своих внуков.- Я смотрю на них и понимаю иногда, что вижу мир их глазами. И какие-то вещи, Олег, я начинаю оценивать совсем по-другому. Причем это очевидные вещи. Они смотрят комиксы про человека-паука, Супермена или мутантов, и вдруг я понимаю, как только эти герои делают первый вдох, где-то неподалеку начинает дышать чудовище... Странно, но эти смехотворные фильмы натолкнули меня на мысль, что зло порождается добром... Я не знаю, так ли это. Но не могу избавиться от этих странных мыслей.
  - Мне нужно встретиться с Баскаковой-старшей,- Олег протянул собеседнику руку на прощание.- Спасибо, Альберт Иванович. Если я выясню что-либо интересное, я обязательно позвоню тебе.
  - Я говорил не о комиксах, Олег. Я говорил о тебе,- улыбнулся Трофимов.
  - А почему ты решил, что я приношу добро?- В тон ему улыбнулся Костырев.- Для тех, кого я изобличил, я - зло, зло абсолютное. Я стараюсь не думать о том, скольких из них похоронили, сколько потеряло здоровье и человеческий облик за колючей проволокой. Альберт Иванович, их тоже убивают без суда, как убили Русских. И я это знаю. Нет ни добра, ни зла. В этом мире вряд ли что-то изменится. Только тот, кто его создал, может изменить его. Ты знаешь это не хуже меня. Я не хочу стыдиться за свои поступки... Но разве все это можно назвать добром?
  - Ты тоже говоришь странные вещи,- улыбнулся Трофимов.- Удачи, Олег. Хотя на твоем месте я бы остановился,- он вышел из-за стола.- Но я ведь не знаю всего, что знаешь ты. Верно? Идем, я тебя провожу.
  Они вышли из здания прокуратуры. Трофимов остался на крыльце, а Олег сбежал по ступеням и подошел к своей машине. Когда он выезжал с парковки, в зеркало видел, как Трофимов провожает его взглядом.
  
  - Здравствуйте, Фаина Григорьевна,- Олег присел на скамейку рядом с Баскаковой-старшей. Без слов было понятно, что на могиле дочери она проводит большую часть своего времени. Полированный гранит памятника сиял, с него улыбалась миру живых ее дочь.
  - От кого вы узнали, что я здесь?- Спросила Баскакова.
  - Я разговаривал с вашим племянником. У меня есть номер его телефона,- ответил Олег. Он какое-то время молчал, глядя на фотографию усопшей.- Давайте будем откровенны друг с другом. Ваша дочь была красивой женщиной, но у нее не было доброго имени. Я понимаю, вам неприятно слышать эти слова. Но я уже знаю то, что вы тщательно скрывали от людей на протяжении последних лет.
  - Да что вы можете знать?!- Баскакова с ненавистью посмотрела на него. Взгляд у нее был твердый, непреклонный. И Олег подумал, что она наверняка воспитывала дочь без мужа и вложила в нее все что питало ее собственную душу и зрело в ней.- Что вы можете знать о нашей жизни? Вы ездите на машинах за миллион рублей, живете в трехэтажных особняках, а мы умираем в нищете!
  - Фаина Григорьевна, давайте не будем передергивать,- остановил ее Олег.- И машина моя не стоит миллиона, и деньги на дом я заработал, а не украл. И вы не прозябаете в нищете.
  - А вам этого очень хочется?!
  - Нет, мне хочется видеть всех сытыми и счастливыми.
  - Господи, дай мне сил! Дай мне сил!- Баскакова неожиданно упала на колени и зарыдала:- Доченька, прости ты меня! Прости!!! Ой, господи, что же это делается?! Да за что же мне все это?!
  - Фаина Григорьевна,- Олег склонился над ней и обнял за плечи.- Фаина Григорьевна, успокойтесь...
  - Если бы не я... Если бы не я... Если бы не я...- продолжала причитать Баскакова.- Если бы не я, не моя болезнь, она бы никогда не вернулась сюда, и ничего этого не было бы... Лучше бы я умерла тогда. Я должна была умереть... я...
  Олег усадил ее обратно на скамью, протянул бутылочку минеральной воды.
  - Я рискую ранить вас еще больше, Фаина Григорьевна,- сказал он.- Но прежде всего она сделала это ради себя. Потому что деньги посулили хорошие. И может быть хотела до конца оставаться хорошей дочерью...
  - Да,- кивнула Баскакова.- Да!.. Сейчас я верю, что вы знаете!.. Но и вы должны поверить мне. Я бы запретила ей. Я бы не позволила!..- Она посмотрела на фотографию дочери.- Я не стою этого, Эля! И не стоила!..
  - Вы знаете этих людей?- Олег протянул ей фотографии Пастухова и Золотарева.
  Баскакова несколько мгновений рассматривала их. Руки у нее мелко дрожали, а лицо было мокрым от слез.
  - Вот этого я, кажется, где-то видела...
  Баскакова вернула Олегу фотографию Пастухова.
  - А второй? Его вы видели?
  - Нет, этого человека я не знаю.
  - Когда Эльвира призналась вам, что принимала участие в убийстве Николая Русских?
  - А вы знаете, что он похоронен здесь?- Вопросом на вопрос ответила ему Баскакова.
  - Простите?..
  - Русских похоронен на этом кладбище. Жена не хотела везти его домой, и Николая Семеновича похоронили здесь... Я немного знала его. Он вместе с Элей несколько раз навещал меня в больнице. Он чем-то обидел ее. Обидел очень сильно. Она так и не рассказала мне, что произошло между ними. Но мне кажется, она никогда не жалела Русских... Я могу показать вам его могилу,- предложила Олегу Баскакова.- За ней, кроме меня никто не следит.
  - Ну и ну,- прошептал Олег с недоверием.- А родственники, разве они не приезжают? У Русских остались дети.
  - Не знаю,- покачала головой Баскакова.- За все эти годы я не заметила, чтобы кроме нас с Элей кто-нибудь навещал его могилу. Не смотрите на меня так. Да, Эля приезжала на его могилу! И приезжала довольно часто. Они навещали его вместе с Климом. Вы мне не верите?
  - Отчего же? Я видел и не такое. И все же ответьте на мой вопрос: когда вы узнали, что ваша дочь причастна к смерти Николая Русских?
  - Я узнала об этом, когда Клима посадили,- Баскакова вытащила из сумки упаковку таблеток.- Мне кажется, следователь тогда копнул слишком глубоко. Я не знаю, чем все могло закончиться, но Эля откупилась от него, и Клим получил минимальный срок.
  - Кто вел дело Карманова?- Олегу очень не хотелось услышать в ответ фамилию Трофимова, но он не мог не задать этот вопрос.
  - Лаптев,- к его вящему облегчению ответила Баскакова.- Но вскоре после этого он перебрался в областной центр.
  - В общем, у меня все,- после короткой паузы кивнул Олег.- Значит, этого человека вы раньше не видели?- Он еще раз показал Баскаковой фотографию Золотарева.
  - Нет, я не видела его.
  - Что ж, спасибо, Фаина Григорьевна. Вы мне очень помогли. Вас подвезти до дому?
  - Нет, я еще побуду с Элей,- отказалась Баскакова.
  Олег кивнул и пошел было к выходу с кладбища, но внезапно остановился и вернулся обратно.
  - Фаина Григорьевна, я отниму еще немного вашего времени. Вы сказали, что за могилой Русских никто кроме вас не следил. Но кто-то ведь приезжал к нему на могилу: жена, те же дети. Вы с ними не встречались?
  - Однажды я видела его жену,- кивнула Баскакова.- Несколько раз к Эле приезжала его дочь.
  - Она приезжала к ней в этом году?
  - Да.
  - А до этого не приезжала?
  - Нет, впервые она приехала к ней в апреле,- покачала головой Баскакова.- Я даже не была знакома с ней, видела только на фотографиях, которые сделала Эля.
  - Разве она вас не познакомила?
  - Нет, видимо, не посчитала нужным.
  - Фаина Григорьевна, а с кем она приезжала в ваш город?
  - Я не знаю...
  - Жаль, что вы этого не знаете. Это бы многое объяснило.
  - К сожалению, не знаю,- покачала головой Баскакова.
  - Если верить Синицыну, убийцу Эльвира пустила в дом беспрепятственно,- задумчиво проговорил Олег.- Она была знакома с ним. И вероятно доверяла этому человеку.
  - Зачем вам все это, Олег Дмитриевич?- Неожиданно спросила Баскакова.- Вы мстите за кого-то?
  - Нет, так я зарабатываю на жизнь.
  - Понимаю. Но мертвых не вернуть. Я желаю вам удачи, Олег Дмитриевич. И отомстите за мою дочь...
  - Прощайте, Фаина Григорьевна. Мне на самом деле жаль, что все так случилось. Прощайте.
  - А мне жаль, что они не ценили своей жизни,- голос у Баскаковой снова дрогнул.
  - Может быть, я все-таки увезу вас домой?- Повторил предложение Олег.
  - Вечером меня заберет племянник,- снова отказалась Баскакова.- Мне все равно нечего делать дома. А здесь я себя уже чувствую как дома.
  Олег посмотрел на нее, но не сказал больше ни слова. Спустя несколько минут он вышел за кладбищенскую ограду и сел в машину. Какое-то время неподвижно сидел, уставившись в одну точку. В этот момент в его голове не было не то чтобы ни одной здравой мысли, а вообще не было мыслей. Но именно в этот момент за пределами мыслей рождалось понимание. И неизвестно, сколько бы это продолжалось, но спустя минуту раздался телефонный звонок.
  - Рад слышать тебя, Альберт Иванович,- механически отозвался Олег.
  - Наверно, я все же был прав,- флегматично заметил Трофимов.- Был прав, когда говорил, что чудовища идут вслед за героями.
  - Что случилось, Альберт Иванович?
  - Сейчас я нахожусь на даче Калистратова и наблюдаю два мертвых тела: самого Калистратова и по всей вероятности Пастухова.
  - Понятно. Свидетели есть?
  - Нет.
  - Разве стрельбы не было?
  - Нет, Олег. Стрельбы не было. Я, вообще, не думал, что найдется человек, который сможет одолеть Калистратова голыми руками... Олег, они задушили друг друга...
  - Я пересекался с Пастуховым. Он был на это способен,- кивнул Олег.- Куда мне подъехать?
  - Коллективный сад "Рябинушка". Тебя встретят возле въездных ворот. Я распорядился, чтобы на месте преступления до твоего приезда ничего не трогали. Но скоро приедет военный прокурор, так что поторапливайся. Здесь вполне может оказаться документация из воинской части.
  - Хорошо, уже выезжаю. Кстати, Синицын солгал нам. Золотарев и Лена Русских несколько раз приезжали к Баскаковой в апреле и в мае этого года. Он снова лжет...
  - Зачем они приезжали к Баскаковой?
  - Не знаю, Альберт Иванович. Может быть, почву зондировали. Я не могу знать этого наверняка. Согласись, все их действия имели продуманный характер.
  - Что будем делать с Синицыным?
  - А что с ним сделаешь? Всей правды он в любом случае не расскажет. Хотя он и без того рассказал достаточно. Одно я могу сказать точно, круг сузился до предела. Я выезжаю, Альберт Иванович, поговорим об этом позже,- Олег убрал телефон и повернул ключ в замке зажигания.
  
  Со стороны тела Пастухова и Калистратова напоминали слившиеся в смертельной борьбе тела Давида и Голиафа. Калистратов был на полторы головы выше и казался намного мощней своего противника. Но Олег знал каким реактивным и сильным человеком был Пастухов при жизни.
  Он стоял над мертвыми так долго, что Трофимов окликнул его:
  - Олег, что с тобой?
  - Я не понимаю этого, Альберт Иванович,- Костырев посмотрел на него.- Они ненавидели друг друга, но в ад отправились вместе.
  - Сделанного не воротишь, Олег,- покачал головой Трофимов.- Одно я тебе могу сказать, все уже закончилось.
  - Нет, девчонка жива и она не остановится.
  - Брось, Олег! Что она может сделать без подельников?- Трофимов отмахнулся от его замечания, как от назойливой мухи.- Я тебе говорил, Олег. У нас мало времени. Военный прокурор уже выехал. Когда он приедет, в доме останется только следственная бригада и он. Так что действуй, если тебе есть что искать.
  - Вы осматривали тела? Возможно знак из "Книги перемен" все еще находится в карманах у Пастухова,- сказал Олег.
  - Там не было знака,- ответил Трофимов.- Я лично проконтролировал осмотр тел. Олег, в карманах знака не было. Он выполнен с внутренней стороны запястья на руке Пастухова. Вот такой,- Трофимов протянул Олегу блокнотный лист с незнакомой гексаграммой.
  - Я должен сравнить его с оригиналом.
  - Конечно,- Трофимов с нескрываемым интересом наблюдал за действиями Костырева.
  Олег осмотрел запястье Пастухова - китайский знак был скопирован Трофимовым без изъяна.
  - Что это означает?- Спросил его Трофимов.
  - Я не знаю,- покачал головой Олег.- Я могу осмотреть вещественные доказательства?
  - Конечно,- кивнул Трофимов.
  Олег подошел к пакетам с вещественными доказательствами.
  - Это пистолет Пастухова?- Спросил он, разглядывая "ТТ".
  - Нет, на нем не обнаружено отпечатков пальцев Пастухова. Это пистолет Калистратова. Валялся в прихожей. Незарегистрированное оружие.
  - А при Пастухове оружие не нашли?
  - Нет.
  - Хорошо,- кивнул Олег.- Я осмотрюсь.
  Дача у Калистратовых была небольшой: две комнаты с кухней на нижнем этаже и еще одна комната в мансарде. Сейчас в доме царил хаос, который учинили Пастухов и Калистратов в последние часы жизни. По большей части мебель была разломана, в нескольких местах со стен осыпалась штукатурка, а окно в кухне было выбито.
  Сначала Олег прошел по комнатам, но здесь был такой разгром, что было бы чудом заметить небольшой клочок бумаги. Он какое-то время осматривался по сторонам, а потом прошел на кухню. Видимо, битва Калистратова с Пастуховым началась здесь. И скорей всего перед этим они какое-то время сидели за одним столом и пытались договориться. Если не считать выбитого окна повреждений на кухне больше не было. На столе в тарелках сохла закуска и даже две стопки остались стоять на своих местах. Только одна из них оказалась пустой, а вторая полной. Видимо, Пастухов также как и Золотарев не употреблял спиртное. И наверняка он знал, что его шансы на победу в драке с таким монстром, как Калистратов, все же невелики. Вот только непонятно было, почему, зная это, он пошел в лобовую атаку? Потому что Калистратов был не человеком, а медведем в облике человека, его бы и картечь сразу не остановила. Когда Пастухов постучался в его дверь на дворе уже стемнело. Наверно Калистратов в этот момент занимался тем же, чем он занимался с первых дней отпуска - пил водку. Он встал со стула, прошел в прихожую и рявкнул:
  - Кто там?!
  - Это я, командир,- раздался в ответ глуховатый голос Пастухова.
  - Я тебя не звал! Зачем пришел?- Калистратов вытащил из-за пояса пистолет.
  - Пришел отдать тебе вот это...
  - Что там?! Что там такое?!
  - Я помню, ты никого не боялся, командир.
  - Ах-ты, сопляк! Ты решил, что я тебя боюсь?! Смотри!- Калистратов настежь открыл дверь, показал незваному гостю пистолет и отбросил его за спину.- А теперь ты!
  - Кроме этого у меня ничего нет, командир,- Пастухов протянул Калистратову страничку из "Книги перемен" и разжал пальцы. Бумага выскользнула из его рук, ее подхватил порыв ночного ветра и унес в сторону.- Я пришел за тобой, командир...
  - За мной...- Калистратов поднял на гостя мутные глаза.- Заходи, поговорим.
  Он посторонился, пропуская Пастухова. Свет горел только на кухне, гость сразу прошел туда и сел за стол.
  Он сидел неподвижный и настолько непохожий на того парня, которого хозяин дома знал когда-то, что Калистратов на мгновение усомнился в реальности происходящего. Словно все это происходило во сне. Он взял в кухонном шкафу вторую стопку, налил в нее водку и протянул гостю:
  - Говори!
  - Я уважаю тебя, командир,- Пастухов отставил водку в сторону.- Но ты должен искупить грех.
  Калистратов залпом осушил свою стопку и перегнулся через стол:
  - Ты - пес! Жаль, что я не добрался до тебя первым!!! Думаешь, убить меня?! Не выйдет! И чем ты лучше меня?! Ты был там, когда его убивали, а я нет...
  - Я все помню, командир,- губы Пастухова дрогнули в усмешке.- Но я не за этим пришел к тебе...
  - Ах ты, сученыш!- Калистратов попытался схватить Пастухова за грудки, но тот увернулся.- Я тебя сейчас удавлю!- Выругался тот, вскакивая на ноги. Он схватил табурет, на котором сидел и запустил им в гостя. Но Пастухов снова увернулся. За его спиной раздался звон разбитого стекла.
  Калистратов сжал пудовые кулаки и оскалился.
  - Жаль, что я не добрался до тебя раньше...- прохрипел он и шагнул вслед за врагом в комнату.- Жаль...
  Первую атаку Пастухова он отбил без труда. Отшвырнул его, как тряпичную куклу. Вытер кровь с разбитой скулы - противник все же достал его ударом ноги в лицо. Он стремительно подошел к Пастухову, схватил его за грудки и оторвал от пола.
  - Щенок!- Размахнулся для удара и в этот момент встретился с твердым взглядом врага.- Ты сдохнешь!
  - Это ты сдохнешь,- скупо улыбнулся тот и с такой силой ударил его снизу в подбородок, что Калистратов на несколько мгновений потерял сознание. А когда пришел в себя, почувствовал, что уже задыхается - Пастухов сжал его горло каменными пальцами.
  Калистратов тоже схватил противника за горло и принялся душить. Они побагровели, хрипели и смотрели друг другу в глаза. Наверно, в этот странный миг их жизни и их смерти переплелись настолько, что в угасающем взгляде врага Пастухов увидел грозовые вспышки той ночи, когда тень убитого ими человека поднялась с земли и направила его по дороге огня.
  И Олегу показалось, что он увидел это его глазами...
  
  Автоматной очередью Русских отбросило назад и он остался лежать на дороге, разметав руки и ноги в стороны. Как марионетка у которой обрезали нитки. Латоцкий посмотрел на них:
  - Штробах, на телефон!.. Карманов, держи оружие!.. Пастухов, занимай позицию на караульной вышке!.. Идемте,- бросил он людям Талашкина, перешагивая через тело убитого.
  В этот момент одновременно сверкнуло несколько молний. Капюшон с головы Латоцкого слетел. Он поправил фуражку, стянул с рук перчатки и твердым шагом подошел к головной машине.
  Карманов и Штробах проводили Вадима взглядом, а Пастухов, не отрываясь, смотрел на убитого.
  - По местам, бандюги!- Немец хлопнул в ладоши и с улыбкой посмотрел сначала на одного подельника, а затем на другого.- Чё вы замерли?.. Пастух, чё ты уставился на него?!
  - Я по карманам пошарю...- Пастухов сплюнул в сторону.- Сигареты кончились.
  - Жадность фраера губит,- усмехнулся Немец.
  - Чё ты?!- Мгновенно сбычился Пастухов.- Я только сигареты возьму...
  - Хорош, "дуру" гнать!- Оборвал его Немец.- Он насквозь промок... По местам! Сейчас Вадим вернется!- Он резко развернулся и пошел в караульное помещение.- Каленый!- Не оборачиваясь, бросил Карманову.- Не забывай, ты в шоке!..
  - Пастух, на вышку!- Карманов сплюнул сквозь зубы, поднял оружие и зачем-то взял на прицел труп, лежавший на дороге. А Пастухов в это время думал о деньгах в бумажнике убитого. Он знал, что Русских был богатым, даже очень богатым дядькой.- А может на себя возьмешь, а, Пастух?!- Неожиданно спросил его Каленый.
  - Пошел ты!- Пастухов с трудом оторвал взгляд от карманов убитого. Он также резко, как только что сделал это Немец, развернулся и рысью бросился в караулку.
  Дождь хлестал как из ведра, и после каждого громового раската он становился еще сильней. Трубы водостоков гудели, из них вырывались потоки воды. Дороги не было видно - одна сплошная кипящая река. Пастухов забежал в караулку, глянул на Штробаха, тот разговаривал по телефону с дежурным по штабу, и схватил автомат со стеллажа.
  Когда он забрался на вышку, машины с людьми Талашкина разворачивались и уезжали на трассу, а Латоцкий и Карманов стояли возле ворот, провожая их взглядом. После того как габаритные огни последней растворились в дожде, они молча развернулись и пошли в караульное помещение. Каждый из них уже знал все что должен был сделать до и после автоматной очереди Латоцкого. Когда они открыли дверь караулки, Пастухов услышал раздраженный голос Немца - тот все еще разговаривал по телефону. А потом дверь за Латоцким и Кармановым закрылась и Пастухов остался наедине со своей алчностью.
  Он всегда был жадным. Про таких говорят: "За копейку маму родную продаст". А на дороге лежал бумажник с деньгами. Толстый бумажник набитый иностранной валютой. Даже не лежал, а валялся без присмотра.
  - Менты - суки!- Наконец прохрипел Пастухов. Он уже видел, как при досмотре из кармана убитого вынимают бумажник, как вытаскивают из него толстую пачку американской валюты, как улыбаются опера.
  Пока он думал о бумажниках и деньгах, дождь заметно ослабел. Гроза ушла за горизонт, в те края, где Пастуховы из поколения в поколение били зверя или валили лес, и о деньгах думали ровно настолько, чтобы оставаться вольными людьми.
  Дверь в караулке открылась. Из нее вышел Латоцкий, оглядел небо над головой и вернулся в караульное помещение. Спустя еще полминуты дверь караулки снова отворилась. Немец рысью пробежал через двор и поднялся на вышку.
  - Тихо?- Спросил он, оглядываясь по сторонам.
  - Тихо,- отозвался Пастухов.
  - Через пятнадцать минут приедут из части. Не забыл, что нужно говорить. "Отдыхал после караула. Разбудил Штробах. Сказал, что на объекте ЧП. Больше ничего не видел и не знаю". Пастух, дело твое телячье: расписаться и деньги получить. Только лишнее не сболтни...
  - Понял, не дурак,- угрюмо отозвался Пастухов.
  - И еще, Пастух,- прибавил Немец,- тело не трогай. Все должно остаться так, как оно и было.
  - Пасешь меня?!- Набычился Пастухов.
  - Наблюдаю,- усмехнулся Штробах.- Не парься, Пастух! Для тебя все уже закончилось...
  - Суки...- прошептал Пастухов, когда Немец вернулся в караулку. Он не задавал вопросов о том, сколько получат его подельники. Но не сомневался, что сам получит намного меньше остальных: Немец договаривался с бандитами, Каленый все на себя взял, Латоцкий стрелял.- А я бы тоже смог,- процедил он, вскидывая автомат.- Делов то...- Он поймал убитого в прицел и затаил дыхание, словно на самом деле собирался спустить курок.- Делов то,- повторил он и вдруг почувствовал холодок между лопаток. Ему показалось, что мертвый зашевелился. Там где он лежал, произошло нечто странное. Словно воздух в этом месте вскипел. И от мертвого тела медленно отделилось что-то напоминавшее недавно убитого человека.
  Дыхание у Пастухова прервалось...
  А дух убитого оторвался от мертвой плоти. Он не был полупрозрачным, как обычно описывают призраков, но казался плотным, лишь изредка по нему вспышкой скользило сияние. И лицо у духа казалось освещенным изнутри. Несколько мгновений он разглядывал оставленное тело, а потом молниеносно обернулся и утвердил свой взгляд на Пастухове.
  Духам неведомы преграды и расстояния. Говорят, что они испытывают отчаяние и боль, и помнят все, что произошло с ними в прошлой жизни, особенно помнят смерть тела, в котором пребывали назначенный срок.
  Увидев взгляд потусторонней силы, Пастухов с трудом, но все же сделал вдох и сделал то, что делает любой из живущих - начал защищать свою собственную жизнь - заученным движением снял автомат с предохранителя, передернул затвор, прицелился и сделал несколько одиночных выстрелов. В этот момент он вряд ли осознавал свои действия...
  Дверь караулки стремительно распахнулась и подельники Пастухова выскочили на крыльцо. Латоцкий сжимал в руке пистолет, Карманов держал на весу автомат, а Штробах выключил в караулке свет и занял позицию в дверном проеме. В этот момент они были готовы на все и были готовы ко всему.
  А перед Пастуховым вырос дух убитого ими человека. Сейчас он был выше и внушительней чем то тело, что мокло в луже. Но быть может он казался таким только Пастухову. Краткий миг дух вглядывался в глаза человека, а потом положил руку на его плечо и спросил:
  - Зачем ты сделал ЭТО?
  - Это не я,- прошептал Пастухов, медленно опускаясь на колени.- Не я... Прости меня... Прости...
  Пока он бормотал и пытался перекреститься, Латоцкий с Кармановым короткими перебежками пересекли двор.
  - Пастух!- Окликнул его Карманов.- Живой?! Пастух, откуда стреляли?!- Они решили, что подельника ранили.- Что будем делать, Вадим?- Спросил он Латоцкого.
  - Поднимайся на вышку, я тебя прикрою,- отозвался тот.- Немец, гаси свет!!!
  Спустя несколько секунд над "Точкой 12" щелкнуло, и со всех сторон на людей навалилась ночь.
  - Прости меня, это не я... Прости меня...- доносился с караульной вышки лихорадочный речитатив Пастухова.
  Дождь превратился в морось, отовсюду доносился перестук дождевых капель. Какое-то время Латоцкий и Карманов настороженно прислушивались к ночной темноте. Но кроме бормотания Пастухова и затихающей капели ничего не было слышно.
  - Я ничего не слышу,- прошептал Карманов.
  - Оставайся на месте,- приказал Латоцкий. Он подбежал к въездным воротам и замер, скрываясь за металлической створкой.- На вышку!- Скомандовал Карманову, спустя мгновение.
  Карманов поднялся на вышку, перескакивая через две ступени. Замер, увидев скорчившегося на полу Пастухова. Осторожно подполз к нему и дотронулся до плеча:
  - Игорь, тебя ранили?.. Игорь...
  - Каленый, он здесь... здесь...- Пастухов смотрел на него полуобморочными глазами.
  - Кто?! Где он?..
  - Мертвец! Он только что был здесь! Я стрелял в него, но он уже умер! Нельзя убить мертвого! Нельзя убить мертвого! Что вы наделали, Каленый?! Что вы наделали?! Он нас всех убьет! Всех заберет с собой!..
  - Заткнись!- Оборвал его Карманов.- В кого ты стрелял, сука?!
  - В НЕГО! Я стрелял в НЕГО! Стрелял в мертвого!..
  - Вадим!- Карманов вскочил на ноги и перегнулся через ограждение.- Вадим! Поднимайся сюда! У Пастуха "крышу сорвало"!..- Он с ненавистью посмотрел на Пастухова и процедил сквозь зубы:- Надо было тебя вместе с ним "завалить"...
  По ступеням загремели шаги Латоцкого.
  - В чем дело?- С Карманова он перевел взгляд на Пастухова.
  - Не знаю,- ответил Каленый.- Херню какую-то несет...
  - Немец, включай свет!- Скомандовал Латоцкий. Над "Точкой 12" снова мелодично щелкнуло, и глазам стало больно от света прожекторов. Латоцкий несколько мгновений смотрел на Пастухова. Видимо, на ум к нему приходили те же мысли, что и Карманову.- Рядовой Пастухов!- Неожиданно гаркнул он.- Сейчас же спускайтесь в караульное помещение! Оружие отдайте рядовому Карманову!
  Пастухов вздрогнул и покорно протянул автомат Каленому.
  - Вниз, живо!- Еще громче гаркнул Латоцкий. А когда по ступеням загремели каблуки Пастухова, переглянулся с Кармановым.
  - Поздно,- покачал головой тот.- Мы его потом уберем...
  
  Олег вздрогнул и очнулся от прикосновения к своему плечу.
  - Олег, прокурор будет здесь с минуты на минуту. Ты должен покинуть место происшествия.
  Костырев посмотрел на Трофимова. Перед его глазами все еще стояла ночь гибели Николая Русских. Словно он увидел все это глазами его духа, освободившегося от оков плоти, для которого в ту ночь не было ни преград, ни расстояний.
  - Что с тобой?- Встревожено спросил его собеседник.
  - Все в порядке, Альберт Иванович,- улыбнулся Олег.- Созвонимся позже.
  Он на прощание пожал Трофимову руку и вышел на улицу. Возле дома Калистратова столпились зеваки, в основном это были пожилые люди. Олег прошел через толпу и сел в машину. Он уже собрался с мыслями и знал, что должен сделать дальше.
  В часть Калистратова его пропустили без лишних формальностей. Начальник штаба, заменивший командира на время отпуска, принять его не смог, и с Олегом разговаривал майор Лисицын - в части он занимал должность, которую когда-то называли - замполит батальона.
  - Ты ведь понимаешь, что времени у меня немного,- он сразу же перешел на "ты".- И ты должен понимать, что абсолютно на все вопросы я тебе не смогу ответить.
  - Будет очень хорошо, если вы ответите хотя бы на часть моих вопросов. И я не отниму много времени, Андрей Васильевич,- успокоил его Костырев.- Сколько лет вы прослужили в этой части?
  - Около десяти лет,- ответил Лисицын.
  - Меня интересует ЧП "Точке 12". Тогда погиб человек, он был убит караульным.
  - Да, я помню этот инцидент,- кивнул Лисицын.
  - Вы наверняка разговаривали с офицером и солдатами причастными к нему. Вы помните этих людей?
  - Да, припоминаю. Давай ближе к делу, Костырев! Я ведь предупреждал, у меня немного времени!
  - Меня интересует, не было ли с кем-нибудь из них несчастных случаев до демобилизации?
  - Нет, я не помню таких случаев,- покачал головой Лисицын.
  - Вы уверены в этом?
  - Да, я в этом уверен. Они благополучно дослужили до осеннего приказа и уволились одними из первых. Одного из них я несколько раз встречал в городе. Кажется, он женился на местной девушке. К чему ты клонишь, Костырев?
  - Андрей Васильевич, не сочтите за дерзость,- улыбнулся Олег.- Но могу я поговорить, например с командиром роты, в которой служили эти люди? Всего несколько вопросов.
  - Костырев, ты должен понимать, что за шесть лет много воды утекло,- Лисицын резко остановился.- А память не у всех такая же цепкая, как у меня.
  - И все же, в части должны остаться люди, которые помнят эту троицу и их командира - Вадима Латоцкого,- Олег продолжал смотреть на него с полуулыбкой.
  - Ты к чему клонишь, Костырев?- Повторил вопрос Лисицын.
  - Андрей Васильевич, вы должны понимать, что я не могу разглашать тайны следствия...
  - Брось, Костырев,- усмехнулся его собеседник.- Я уже знаю, кто напал на Калистратова. У меня нет повода обманывать тебя. Домой они вернулись живыми и здоровыми. Пока шло разбирательство, Карманов какое-то время провел за решеткой. Но его действия были оправданы, так что службу он закончил в родном батальоне... Ты можешь верить мне на слово, Костырев.
  - У меня нет причины не верить вам, Андрей Васильевич,- в тон ему усмехнулся Олег.
  - И еще одно, Костырев,- Лисицын смотрел на него холодным, испытующим взглядом.- Мертвые сраму не имут. Давай, подумаем о живых. Калистратов удавил мерзавца. Жаль только, сам погиб. Я не знаю, какие выводы сделает следствие. Но иногда правда намного страшней лжи. Я думаю, ты сам знаешь об этом.
  - Бывает и так,- кивнул Олег.- И я понимаю, что вы встретились со мной, чтобы сказать все это.
  - Все верно, Костырев. Идем я провожу тебя до КПП.
  Лисицын сказал все, что хотел и больше не был расположен к сантиментам. Пока они шли до контрольно-пропускного пункта, он не проронил ни слова. Руки на прощание не подал, стоял на крыльце и смотрел, как Костырев садится в машину и отъезжает от ворот части.
  На обочине Олег остановился сразу же, как только выехал за границы гарнизона. Набрал телефонный номер Трофимова.
  - Как дела, Олег?- Рассеянно поинтересовался тот.
  - Альберт Иванович, мне нужен домашний адрес родителей Пастухова.
  - Олег, я все еще нахожусь на даче Калистратова. Я найду тебе адрес Пастуховых, но позже.
  - Хорошо, я подожду,- после краткого размышления отозвался Костырев.
  - Кстати, нашлась страница с китайским знаком.
  - Как он выглядит, Альберт Иванович?
  - Два вертикальных столбца из коротких черточек, расположенных друг над другом. В каждом столбце по шесть черточек.
  - Этот знак называется "Исполнение",- кивнул Олег, выслушав его ответ.- Точно такой же я нашел в письмах Латоцкого.
  - Я так понимаю, что ты собираешься навестить родителей Пастухова. Зачем тебе это, Олег?
  - Не факт, что я поеду к ним, Альберт Иванович,- отозвался Олег.- Ты совершенно прав, в этом нет особой нужды. Но я должен понять, Альберт Иванович. Должна быть причина, чтобы человек стал бичом божьим. А ведь Пастухов считал себя именно таким человеком. Если не лукавил, конечно. Есть у меня подозрение, что подельники решили избавиться от него. И это побудило его на ответную реакцию. Но все это нужно еще доказать. В части мне сказали, что домой они вернулись живыми и здоровыми...- он внезапно осекся.
  - Я тебя слушаю, Олег,- спустя несколько мгновений напомнил о себе Трофимов.- Домой они вернулись живыми и здоровыми - это твои слова...
  - Да, Альберт Иванович,- наконец отозвался Олег.- Они вернулись живыми и здоровыми...
  - И что?- Уже слегка утомленно спросил его Трофимов.
  - Альберт Иванович, какое-то время ОНИ еще наблюдали за ними,- ответил Костырев.- Возможно манипулировали...
  - Олег,- остановил его собеседник,- это только слова. Мы не знаем, что на самом деле произошло между этими людьми. И не узнаем уже никогда. Так и будем судить о них с чужих слов. С чужих слов, Олег! Ты ведь сам понимаешь, что увязаешь в этой паутине лжи. И чем дальше зайдешь, тем трудней будет выбраться из нее. Я тебе уже говорил это, но повторю еще и еще раз: остановись! Возвращайся домой, отдохни. Забудь обо всем. Остальное сделаем мы. И пойми еще одну вещь: судить уже некого. Они перегрызли друг друга, как крысы в бочке.
  - Ты знаешь, кто еще остался в живых,- Олег напомнил собеседнику о Талашкине.
  - Брось, Олег! Пастухов не хуже нас с тобой понимал, что ЕГО можно наказать только самосудом. И Золотарев понимал это. И ты это понимаешь...
  - Жаль слышать это от тебя,- не сразу отозвался Олег.- До свидания, Альберт Иванович. Созвонимся позже.
  Он убрал телефон и взял в руки распечатку с символами из "Книги перемен". Знак выколотый на запястье Пастухова означал "Начальную трудность". Олег внимательно перечитал все, что касалось этого символа, потом закрыл глаза и прошептал:
  - Плач до крови непрерывным потоком... Ты утопил в нем немало людей... И захлебнулся сам...
  Мимо него стремительно и мягко пронеслась какая-то машина. Олег открыл глаза и посмотрел на дорогу. От трассы по отворотке на гарнизон мчалась кавалькада дорогих иномарок: "Мерседесы", "Тойоты", "Вольво".
  
  Полки книжного шкафа были заставлены книгами классической западной философии, книгами доктора Юнга и Зигмунда Фрейда. Психологические справочники соседствовали с книгами по теории познания. На журнальном столике раскрытая книга Юнга "Психологические типы" соседствовала с вязаньем. Видимо Пастухова вязала шерстяные носки одному из младших детей. Олег взял книгу в руки, прочитал название и вернул ее обратно. Он сидел напротив собеседницы в глубоком кресле и внимательно слушал ее неспешный рассказ:
  - Из армии Вадим пришел каким-то чужим. Эта перемена ощущалась в нем сразу. Пожил с нами недели полторы и ушел на квартиру. Так что виделась я с ним не часто. Но когда у тебя еще четверо детей об этом как-то не задумываешься. У нас ведь кроме Вадима еще три сына и дочь,- Марина Пастухова с улыбкой посмотрела на Костырева.- А у вас есть дети?
  - Да, у меня двое: дочка и сын,- кивнул в ответ Олег.
  - Это хорошо,- улыбнулась Пастухова.- Я родила в восемнадцать. Вадим был первенцем... А на первого ребенка всегда возлагаешь особые надежды, особенно если это - сын. Думаешь, он будет вот таким или вот таким. Будет сильным, добрым, умным. А Вадим, он как будто выпал не из моего гнезда. С детства был сообразительным и сильным, отец не мог с ним справиться уже в двенадцать лет. Но добрым не был никогда. Иногда мне кажется, что это он свел мужа в могилу. А Валя так радовался, когда Вадим родился,- она замолчала.
  - Марина Витальевна, давайте вернемся к тому времени, когда ваш сын пришел из армии,- сказал Олег, так и не дождавшись продолжение.- Я понимаю, что вы в то время по каким-то причинам не ладили с ним. Но быть может, вы знаете о случаях, когда его жизни угрожала опасность?
  - Я не могу припомнить ничего такого,- снова покачала головой Пастухова.- Нет, я ничего об этом не знаю. Мы виделись очень редко. Вадиму было не до нас, у него какая-то своя жизнь налаживалась. И мы к нему не лезли с советами или своими проблемами. Нам это было ни к чему. Мы с мужем, вообще, детей растили так, чтобы они сами отвечали за свои поступки.
  - А армейские товарищи к нему не приезжали?
  - Об этом я тоже ничего не знаю. Я же вам говорю, мы как будто жили в разных городах.
  - Марина Витальевна, ваш сын погиб год назад, верно?
  - Да, год назад летом,- кивнула Пастухова.
  - Он утонул, но его тело не было найдено,- уточнил Олег.
  - Да, тело так и не нашли.
  - То есть в течение нескольких лет вы о своем сыне ничего не знали, а об его гибели судите только со слов очевидцев,- подытожил свою мысль Костырев.
  - Да. А к чему вы клоните?
  - Марина Витальевна, вы от меня ничего не скрываете?- Олег посмотрел в глаза собеседнице.
  - А что мне скрывать от вас?
  - Вас не удивило, что спустя год после гибели сына к вам приезжает человек из соседней области и начинает задавать вопросы о нем?
  - Ну, вы первый частный детектив, которого я вижу,- пожала плечами Пастухова.- Наверно у вас работа такая: ездить по разным местам и задавать вопросы.
  - Вам известно такое имя: Вадим Николаевич Сурских?- Олег внимательно наблюдал за реакцией собеседницы и не ошибся, ее губы едва заметно дрогнули, а в глазах мелькнула тень страха.
  - Нет, я не знаю, о ком вы говорите,- ответила она.
  Олег несколько мгновений смотрел ей в глаза.
  - Мне очень жаль, Марина Витальевна,- наконец произнес он.- Мне жаль тех, кто покрывает преступления своих родных и друзей, не задумываясь о том, что безнаказанность - это фикция. Лучший палач, самый беспощадный палач - это время. Ваш сын умер вчера в дачном поселке города Ситова. Только не говорите мне, что и это название вы слышите впервые. По документам он числился как Вадим Николаевич Сурских,- Олег умолк на какое-то время. Он ждал реакцию собеседницы, либо ее отсутствие.- Если вам нечего добавить, я продолжу. Я не знаю, какими были отношения в вашей семье. Я не знаю, почему именно ваш сын превратился в чудовище, пожиравшее жизни. И, наверно, не узнаю этого уже никогда...
  - Он не был чудовищем!- Оборвала его Пастухова.- Он всегда был хорошим сыном! Он хотел заработать денег. Он просто хотел заработать денег...
  - Как?!- Олег вплотную придвинулся к ней.- Как он хотел заработать денег?!
  - Я не знаю, не знаю,- простонала Пастухова.- Он только сказал, что ему предложили хорошую работу. Он сказал мне только это... После смерти Валентина я еле сводила концы с концами. Близнецов забрали в армию, а мне нужно поднимать еще двоих... Как он умер?
  - Он умер молодым,- ответил Олег.- Марина Витальевна, расскажите мне правду.
  - Но я на самом деле ничего не знаю,- на Пастуховой лица не было.
  - Где он работал? Он был состоятельным человеком или нуждался в деньгах? Вас что же совсем не интересовала судьба сына?
  - А что вы хотите от меня услышать? Что он был чудовищем? Но он не был чудовищем. Он не оправдал надежд своего отца. Вместо того, чтобы все свои деньги вложить в какое-нибудь дело, купил дорогую машину и жил как хотел. Но это его право. И в этом я до последнего дня пыталась убедить мужа...
  - Значит, деньги у него были?- Уточнил Олег.
  - А он никогда не был глупым парнем,- слегка высокомерно ответила Пастухова.
  - А он случайно не из армии с деньгами вернулся?
  - А почему вас все время интересует, каким он вернулся из армии и с чем он вернулся из армии?- Повысила голос Пастухова и Олег понял, что до нее наконец начал доходить смысл его слов.
  - Марина Витальевна, давайте сделаем небольшой перерыв,- сказал он.- Вы поймите, если я задаю вам эти вопросы, значит у меня есть причины для этого. Давайте, не будем играть словами. Я не жду от вас откровений, я жду от вас немного откровенности и только. Когда вы видели Вадима в последний раз?
  - Он иногда звонил мне,- спустя какое-то время ответила Пастухова.- А в последний раз я его видела в начале мая,- она неожиданно всхлипнула.- Он дал мне денег.
  - Неужели его никто не узнал?
  - Он очень сильно изменился, похудел. Я сама с трудом узнавала его. И приезжал он, когда было темно. Он даже в дом не заходил. Разговаривала я с ним в машине. А потом он уезжал.
  - И как часто он приезжал?
  - За год всего три раза.- Пастухова неожиданно порывисто встала и подошла к окну.
  Олег встал с дивана и подошел к ней.
  - Вы знаете эту девушку?- Он протянул ей фотографию Лены Русских.
  Пастухова без интереса посмотрела на нее и покачала головой. Теперь она вела себя намного осторожней. Хотя то же следовало делать и Олегу, характер у Пастуховой был железный и, не смотря на сумбурность в ответах, она вполне контролировала свои эмоции и действия.
  - Нет. А кто это?
  - Знакомая вашего сына.
  - Она красивая. Извините меня, Олег Дмитриевич,- Пастухова отвернулась в окно.
  Она была еще не старой, миловидной женщиной, невысокой и стройной. И наверняка бытность свою провела домохозяйкой, все-таки пятеро детей и хозяйство. Младшему из ее чад исполнилось восемь лет, а старшему уже никогда не будет больше двадцати шести. И один Бог ведает, о чем она думала в этот момент. Олег смотрел, как она ходит возле окна и шепчет что-то беззвучно. Может быть она молилась, может быть она разговаривала с сыном.
  - Марина Витальевна,- отвлек ее Костырев.- Вы можете показать мне армейские фотографии Вадима? У него ведь наверняка был дембельский альбом.
  Пастухова посмотрела на него так, что Олег уже приготовился к очередной вспышке гнева. Но на этот раз она сдержалась:
  - Он все забрал с собой, кроме одной фотографии, которая осталась у близнецов. Может быть, я найду ее. Я не знаю, я постараюсь найти ее.
  - Не нужно, Марина Витальевна,- остановил ее Олег.- Лучше скажите мне, где жил Вадим последние годы. У подруги или снимал квартиру?
  - Он жил на съемной квартире. Сейчас там живут другие люди. Почему я...- она резко села на корточки и закрыла лицо руками.
  Олег понял, что у нее началась реакция на известие о гибели сына. Все же мать за редким исключением остается матерью.
  - Вадик! Сыночка ты мой!- По-деревенски заголосила она.- На кого ж ты нас оставил?!
  Она голосила так истошно и жутко, что Олегу стало не по себе, словно временем его отбросило на несколько веков в прошлое. Наверно когда-то так голосили в потемках бабы, когда находили родных на полях честной брани. Он подошел к женщине и поднял ее с пола.
  - Марина Витальевна, успокойтесь. Присаживайтесь на кресло. Вам принести воды? Я сейчас.- Он прошел на кухню и набрал кружку воды из-под крана.
  Олег собирался уже вернуться в комнату, но что-то остановило его. Он осмотрелся и подошел к большому двухкамерному холодильнику. На его дверцах в беспорядке топорщились семейные фотографии от пожелтевших черно-белых до глянцевых цветных снимков. Олег провел пальцем по нескольким из них. На одних улыбались близнецы в военной форме: Борис с Глебом. На других были младшие дети Пастуховой. И остановился на фотографии трех парней. Они тоже были в военной форме и тоже браво улыбались. Олег вынул снимок из-под магнита и прочитал надпись на обороте: "Мои друзья: Штробах и Карманов. Ситов. 18 сентября 2000 года". Они на самом деле выглядели добрыми друзьями, были счастливы и были довольны жизнью. До демобилизации им оставалось месяца полтора.
  - Я совсем забыла про эту фотографию. Наверно, слишком часто вижу ее.
  Олег обернулся и посмотрел на Пастухову.
  - Вы возвращаетесь домой?- Спросила она.
  - Да,- кивнул Олег.
  - Я могу уехать с вами? Я хочу привезти сына домой,- сказала Пастухова.
  - Боюсь, что сделать это будет непросто,- покачал головой Костырев.
  - Я заплачу вам,- Пастухова подошла к нему и взяла из рук кружку с водой.
  - Мне не нужны деньги, Марина Витальевна. Лучше скажите мне, ваш сын когда-нибудь увлекался китайской философией, магией или оккультными науками?
  - Нет, я такое за ним не замечала,- покачала головой Пастухова.- Так я смогу доехать с вами до Ситова?
  - Да,- кивнул Олег.- Марина Витальевна, я бы хотел сделать копию с этой фотографии? Вы не против?
  - Нет. Я бы отдала ее вам, но у меня на самом деле не осталось армейских фотографий Вадима. И еще я прошу вас, если вы найдете его вещи, перешлите их мне.
  - Я обещаю вам это. Собирайтесь, я приеду за вами через час.
  
  Спустя час он подъехал к дому Пастуховой. Она поджидала его, почти тотчас вышла из дверей. Ее провожали младшие дети - погодки: мальчик и девочка. Из открытого окна наблюдала за ними хмурая старуха, то ли мать Пастуховой, то ли ее свекровь. Видимо, до этого момента дети находились у нее в гостях. Олег смотрел, как Пастухова шепчет что-то на ухо то сыну, то дочери и целует их на прощание. Времени было два часа пополудни. Олег чувствовал усталость, но впереди его ждали еще пять часов дороги. Он рассчитывал уже к вечеру пересечь городскую черту Ситова.
  - У вас здесь очень красиво,- сказал он, когда они выехали из поселка.- Наверняка живет много дачников.
  - Да,- без всякого интереса ответила Пастухова и спросила его спустя несколько мгновений:- А может оказаться так, чтобы вы ошибаетесь?
  - Марина Витальевна, чудес на свете не бывает,- покачал головой Олег.- Я понимаю, что в вашей душе жива надежда. Но Вадим мертв, это факт.
  - Вы - хороший человек, но вы многое не понимаете,- неожиданно произнесла Пастухова.
  Олег несколько мгновений ждал продолжение, потом усмехнулся:
  - Давайте поговорим откровенно, Марина Витальевна. Иногда у меня складывается впечатление, что вы необыкновенно умны. Это может оказаться ложным убеждением, но я не думаю что это так. Вадима вы родили в восемнадцать. Стало быть своим образованием после школы не занимались. Но вероятно задатки у вас были неплохие,- он посмотрел на нее.- Школьная грамота давалась вам без труда, верно?
  - Да, школу я закончила с серебряной медалью,- кивнула Пастухова.- С серебряной медалью и на пятом месяце беременности.
  - Видимо, будущий супруг произвел на вас впечатление...
  - Он был необыкновенным человеком,- кивнула Пастухова.- Он был на двенадцать лет старше меня. И только с ним я чувствовала себя живой и любимой.
  - Как он умер?
  - Сердечный приступ,- с неохотой ответила собеседница.- Вы ведь наверняка подвергаете сомнению все, что я говорю. Но мой муж на самом деле умер от сердечного приступа. В молодости он оступился - попал за решетку, но все же большую часть жизни прожил честно. Все что у меня есть заработано им. Он работал на вредном производстве, на пенсию ушел в пятьдесят. Но прожил после этого недолго - сердце отказало.
  - Марина Витальевна, о Вадиме я могу судить только со слов знавших его людей. Расскажите мне о сыне. В этой истории есть некоторые моменты, которых я не могу понять. То, что он был умным, сильным и решительным человеком сомнений не вызывает.
  - Он на самом деле был таким,- кивнула Пастухова.
  - В таком случае, объясните мне, как такой человек дал втянуть себя в эту историю? Молодостью и незрелостью ума его не оправдаешь.
  - Во-первых, я не знаю, о какой истории вы все время твердите,- сказала Пастухова.- А во-вторых, как раз молодостью и незрелостью ума можно объяснить большинство глупостей совершаемых людьми. Разве вы не оступались в молодости.
  - Я очень надеюсь на то, что вы со мной откровенны, Марина Витальевна,- Олег посмотрел на собеседницу.- Это против моих правил, но я объясню вам, о какой истории идет речь. Шесть лет назад во время несения караульной службы на одном из военных объектов ваш сын с соучастниками убили человека. Убийство было заказным, было совершено за деньги,- он снова посмотрел на Пастухову. Он был уверен, что эту историю она знает не хуже него.- А спустя пять лет люди так или иначе замешанные в этом преступлении начинают умирать. Тот или те, кто убивает их, пытаются произвести ложное впечатление, что действует человек нездоровый. Вы ничего не добавите, Марина Витальевна?
  - А что я могу добавить?
  - Хорошо. Очень хорошо,- кивнул Олег.- Начнем сначала. Пока вы собирались в поездку, я навел справки в БТИ. Вы пытались убедить меня в том, что Вадим был в разладе с отцом и об его жизни вы почти ничего не знали. В таком случае, почему вы переехали в особняк, купленный Вадимом через полгода после того, как он отслужил в армии? Он жил в вашей квартире, а вы жили в его доме. Или вы считаете, что это праздный вопрос?..
  - Костырев, к чему вы ведете?- Перебила его Пастухова.- Вы пытаетесь доказать, что мы с мужем обо всем знали? А если докажете это, что это даст вам? Я не могу этого понять! Я вижу только одно: вы изо всех сил пытаетесь свести концы с концами и выставить моего сына чудовищем!..- Она перевела дух и продолжила уже спокойней:- Вам так хочется списать на него все трупы? Это решит проблему заработка?
  - Даже сейчас вы лукавите, Марина Витальевна,- усмехнулся Костырев.- Если Вадим хотя бы отчасти унаследовал ваши способности, я бы без колебаний записал его в организаторы преступления...
  - Вы что же, думаете что ЭТО придумала я?!- Наиграно рассмеялась Пастухова.
  - Не говорите глупости, Марина Витальевна,- оборвал ее Олег.- Вы прекрасно понимаете, о чем я говорю. Если вы без искажений процитируете мне слова сына, я уже буду вам благодарен.
  - Олег Дмитриевич, неужели вы думаете, что он сказал мне хотя бы слово обо всем этом?!- Пастухова отвернулась от Олега и принялась смотреть в окно.
  - Что ж, дело хозяйское,- кивнул Олег.- Продолжайте лгать. Вот только что ВАМ дает запирательство?.. Не возражаете, если я закурю?
  - Нет,- покачала головой Пастухова.
  После всего сказанного они потеряли интерес к разговору. Олег сосредоточенно крутил баранку - начался участок дороги с опасными поворотами, а Пастухова смотрела в окно на валы хвойного леса, затопившего плоскогорье от горизонта до горизонта.
  - Вы любите свою семью?- Спустя несколько минут спросила она Костырева.
  - Разумеется,- кивнул тот.- А с какой стати вы спрашиваете меня об этом?
  - Сейчас ваша жена и ваши дети находятся дома?
  - Нет, они отдыхают на море. Марина Витальевна, вы должны понять, что игра в слова нас ни к чему не приведет.
  - В таком случае объясните мне, чего именно вы добиваетесь?
  - Хорошо,- кивнул Олег.- Вы уже поговорили с ней?
  - Кого вы имеете в виду?
  - Марина Витальевна, я хочу остановить это безумие. И это единственный мой мотив,- сказал Олег.- Этой девочке в любом случае потребуется помощь. Сейчас я могу наговорить вам много обидных и несправедливых слов. Просто поймите одну вещь, мне не хотелось бы через какое-то время узнать, что со смертью вашего сына и его подельника убийства не закончились...
  - И все же я не понимаю, что вы имеете в виду,- покачала головой Пастухова.
  - Что ж, воля ваша,- Олег выбросил окурок в форточку.- Впереди закусочная. Лично я проголодался. Не возражаете против остановки?- В ответ Пастухова только пожала плечами.- Вот и хорошо. Кстати говоря, в Ситове у меня есть очень хорошие знакомые. Думаю, они будут рады увидеть вас в гостях...
  
  И все же мать за редким исключением остается матерью. Едва начались за окном пригороды Ситова, Пастухова побледнела как полотно.
  - Вы бывали здесь раньше?- Спросил ее Олег, пытаясь отвлечь от горьких мыслей.
  - Когда Вадим служил, мы с Валей приезжали к нему в гости несколько раз,- Пастухова судорожно перевела дыхание.- В то время я считала, что нам повезло: сын служит рядом с домом и служба у него необременительная. По крайней мере, так он рассказывал нам о своей службе...- голос у нее сорвался.
  - Марина Витальевна, мне на самом деле очень жаль,- сказал Олег, в этот момент он хотел сказать ей совсем другое, но заговорил о сочувствии.- И это не лицемерие. Поверьте мне, это не лицемерие. Иногда я вспоминаю о том, сколько смертей прошло перед моими глазами, и понимаю, как много всего могли сделать эти люди в своей жизни. И мне становится страшно... Я не знаю, как тот или другой человек приходит к человекоубийству. В большинстве случаев я даже не знаю за какие грехи поплатились убитые, за свои или за чужие... Но иногда я начинаю чувствовать невыносимую боль от того, что не остановил их палачей вовремя.... Это гордыня. Я понимаю, что это гордыня. Но мне жаль, что не остановил... Пожалейте и вы тех, кто еще может попасть под нож...
  - Остановите!- Пастухова схватилась за ворот кофточки.- Остановитесь сейчас же!!!
  Олег резко свернул на обочину.
  - Вам плохо?!
  - Погодите немного, погодите...- Пастухова остановила его движением руки.
  - Не молчите, Марина Витальевна, не молчите,- Олег взял ее за руку.
  - Секунду, погодите еще немного...- Она снова с трудом перевела дыхание.- Этот мир придуман не нами и не нам его менять...
  Олег немного подождал продолжение и сказал:
  - И мы не изменим его при всем желании. У этого мира свои законы...
  - Вы понимаете, о чем я говорю,- оборвала его Пастухова.- Я никогда не смогу объяснить вам, каким человеком был Вадим. Это невозможно! Но если вы оглянетесь,- она судорожно сжала его руку.- Вы увидите, вы поймете, что наказали они только тех, кто этого заслуживал...
  - Но это не оправдание, Марина Витальевна. А если учитывать тот факт, что именно ваш сын с подельниками открыли счет в этой игре, его действия уже не оправдать никакими намерениями, ни помощью семье, ни желанием жить по-человечески... Ничем его не оправдаешь и вы это знаете... Вы дали ему уверенность в своих силах. Жаль только, что эти силы он употребил во зло...
  Пастухова смотрела на него полными слез глазами.
  - Это была его идея: заказное убийство под прикрытием несения караульной службы?- Спросил ее Олег.
  - Скорей всего, да,- кивнула Пастухова.- Он был способен придумать такую комбинацию. Но все-таки я не могу сказать точно, чья именно это была идея.
  - А ликвидация соучастников его идея?
  - Что же вы меня все время спрашиваете об этом?- Простонала Пастухова.- Лена только рассказала мне, что он нашел ее и рассказал правду о смерти ее отца.
  - Понятно,- Олег покачал головой и осмотрелся по сторонам. Добавить ему было нечего и комментарии были излишни. Пастухова сама понимала, кем был ее сын, но все же упорно твердила, что он до последнего вдоха оставался достойным человеком.- Одну минуту, Марина Витальевна,- он взял в руки телефон и набрал номер Трофимова.- Альберт Иванович, мы в городе. Минут через двадцать будем на месте опознания... Хорошо... Очень хорошо...- Олег снова посмотрел на свою спутницу, он намеренно не употребил слово "морг".- Может быть, вам требуется какое-то время?
  - Нет, я готова,- кивнула та.- Я готова ко всему...
  
  После опознания, после тяжелой и неприятной сцены в морге, когда Пастухова наконец убедилась, что ее сын мертв, Олег вышел на улицу и с наслаждением закурил. Он смотрел на густые кроны деревьев и вечернее небо, покрытое высокими как горы, молочно-белыми кучевыми облаками. И думал о том, что скорей всего Пастухова до последнего мгновения не теряла надежду и верила, что Вадим жив, а в морге лежит не ее сын. Лежит кто-то посторонний, до кого ей не будет никакого дела и, увидев его, она с облегчением улыбнется и выйдет в дверь. И он совершенно некстати вспомнил одну из шуточных угроз Трофимова, которыми тот время от времени пересыпал свою речь в дружеском разговоре: "Я расскажу тебе такую страшную правду, которая страшней любой лжи". А ведь, если бы я не дошел до этого момента, продолжал размышлять Олег, она вполне могла прожить остаток дней в полной уверенности, что ее сын жив и здоров, богат и счастлив. Потому что он всегда был умен, хитер и изворотлив, и голова у него всегда работала отменно. А еще он был беспринципен и не ведал страха. Таких после смерти черти на вилы надевают. И в этот момент Олег вспомнил все домыслы, которые роились в его голове, и усмехнулся.
  - Я расскажу тебе страшную правду, Альберт Иванович,- прошептал он.- Не было ничего кроме алчности. Ребята хотели заработать денег, Латоцкий хотел разжиться деньгами и оставить службу, Баскакова решила рубануть "капустки", и Талашкин возжелал иметь все, и все они хотели жить по-человечески, без нужды, без заботы о завтрашнем дне... Все очень просто, Альберт Иванович. Ты оказался совершенно прав, мне уже не хочется идти дальше...
  Когда Трофимов вывел Пастухову из морга, Олег сидел в машине. Издали казалось, что он крепко спит. Но как только Трофимов и Пастухова появились, тотчас открыл глаза.
  - Завтра мы оформим необходимые документы,- тем временем говорил Трофимов.- Я не могу сказать определенно, когда вы сможете забрать тело. Но я постараюсь помочь вам с этим...
  - Спасибо, Альберт Иванович, спасибо...
  - Да не за что меня пока что благодарить,- остановил собеседницу Трофимов.- И примите мои соболезнования. Мы еще многое не знаем, но я обещаю вам во всем разобраться. Завтра же я сниму с вас необходимые показания. Приходите в мой кабинет к десяти утра, Олег Дмитриевич вас проводит. Я надеюсь...
  Они подошли к машине Олега. Трофимов посмотрел на Костырева:
  - Олег Дмитриевич, я вас прошу, проводите завтра Марину Витальевну ко мне.
  - Разумеется, Альберт Иванович, разумеется,- кивнул Олег.
  - Вот и хорошо,- улыбнулся Трофимов.- До свидания. Хорошенько отдохните сегодня,- он взял Пастухову за руку.- Марина Витальевна, ничего уже не поправить. Держитесь. Думайте о своих детях. Вам сейчас очень тяжело, я вас прекрасно понимаю. Но что ж поделать теперь. Сына своего вы похоронили год назад. И вот такое...- он посмотрел на нее с сочувствием.- Держитесь. Держитесь... Олег Дмитриевич, можно вас на минуту?
  - Конечно,- Олег вышел из машины.- Марина Витальевна, садитесь. Там в бутылке минеральная вода. Пейте, не стесняйтесь.
  - Спасибо,- кивнула Пастухова.
  Сейчас она выглядела намного лучше. Трофимов с Олегом отошли в сторону так, чтобы она не могла их слышать. И все это время Олег наблюдал за ней. А Пастухова открыла дверцу со стороны пассажира, взяла бутылку с минералкой и принялась умываться ею.
  - И что это за спектакль?- Спросил Олега Трофимов.
  Тот только пожал плечами:
  - Доказательство личности дважды погибшего Пастухова.
  - Надеюсь, что завтра ты уедешь домой,- кивнул Трофимов.
  - Завтра я уеду. Это я тебе обещаю, Альберт Иванович. Ты оказался прав, а я устал гоняться за тенью. Если я вдруг понадоблюсь, буду у Моисеева. А завтра привезу ее к тебе.
  - Да ты погоди говорить "прощай", Олег Дмитриевич,- остановил его Трофимов.- Она знала, что ее сын не погиб в прошлом году?
  - Ты с ней общался и уже знаешь, что это за человек,- вместо прямого ответа сказал Олег.
  - Хорошо,- скупо улыбнулся его собеседник.- Завтра разберемся во всем. А тебе я по-дружески говорю, брось ты это дело.
  - Уже бросил,- усмехнулся Олег.- Я его уже бросил, Альберт Иванович.
  - Хорошо, если так,- еще раз улыбнулся Трофимов и на прощание пожал ему руку.
  Перед тем как отъехать от больницы Олег позвонил Моисееву:
  - Денис Алексеевич, это - Костырев. Через полчаса мы будем у вас.
  - Ждем,- отозвался Моисеев.- Олег Дмитриевич, я хочу вас предупредить. В гостях у нас находится Фаина Григорьевна Баскакова. Приехала внезапно, без предупреждения. Мне кажется, она ждет вашу знакомую, хотя не сказала об этом прямо.
  - Что ж теперь поделаешь,- произнес Олег.
  - Не могу ведь я выставить ее за дверь,- в тон ему сказал собеседник.
  - И не нужно этого делать, Денис Алексеевич. Если они должны встретиться и поговорить, они в любом случае встретятся.
  - Хорошо, я все понял,- отозвался Моисеев.- Ждем вас.
  Олег убрал телефон в карман и посмотрел на Пастухову.
  - Вы говорили обо мне?- Спросила она.
  - Да,- кивнул Костырев.- В гостях у Моисеева находится мать Эли Баскаковой - одной из тех, кому ваш сын укоротил жизнь.
  Он, не отрываясь, смотрел в глаза собеседнице. И она тоже не отводила взгляд.
  - Это вы пригласили ее?- Наконец спросила Пастухова.
  - Нет, мне бы такое в голову не пришло,- ответил Олег.
  - Кто же это сделал?
  - Не знаю. Но я могу отвезти вас в гостиницу, если вам неприятна эта встреча.
  - Не стоит, Олег Дмитриевич,- покачала головой Пастухова.- Если она решила увидеть меня, она меня и в гостинице найдет. Я ведь уже сказала вам, что готова ко всему.
  Олег еще раз посмотрел на нее и повернул в замке ключ зажигания.
  
  Моисеев ждал их возле открытых ворот. Олег притормозил перед ним и вышел из машины:
  - Здравствуйте, Денис Алексеевич. Еще раз извините за беспокойство. Со мной Пастухова Марина Витальевна. Если вы будете не против, мы ночуем у вас.
  - Да ради Бога, Олег Дмитриевич! Ради Бога! Вы ведь знаете мы с Галиной Сергеевной всегда рады гостям. И по телефону мы, кажется, все уже обсудили. Мы, Марина Витальевна, с вас ни копейки не возьмем... Да вы загоняйте машину во двор,- он улыбнулся Олегу.- Мы как раз собирались чаю попить. Галя напекла чудных ватрушек. Вы ведь знаете, она у меня мастерица.
  - Спасибо, Денис Алексеевич,- кивнул Олег.
  - Да вы выходите из машины, Марина Витальевна,- пригласил гостью Моисеев. Он открыл дверцу с ее стороны и подал руку.- Чувствуйте себя, как дома.
  - Благодарю вас...- Пастухова вопросительно посмотрела на Олега.
  - Денис Алексеевич,- подсказал тот.
  - Извините, что стесняю вас, Денис Алексеевич,- улыбнулась Пастухова.- Это только на одну ночь.
  - Олег Дмитриевич рассказал мне, что привело вас в Ситов,- отозвался Моисеев.- Вы можете жить у нас сколько потребуется. Мы с Галей на самом деле рады гостям. И я считаю своим долгом оказать вам посильную помощь. В свое время я тоже потерял сына. Я знаю, какого вам сейчас, Марина Витальевна...
  - Спасибо, Денис Алексеевич,- улыбнулась ему в ответ Пастухова.- Не знаю, как благодарить вас.
  Тем временем Олег загнал машину во двор. Пока что ни сожительницы Моисеева, ни Баскаковой он не заметил.
  Пастухова с Моисеевым прогуливались среди кустов можжевельника. Видимо, хозяин дома уже успел расположить к себе гостью. Он что-то неторопливо рассказывал ей.
  - А зимой здесь царит такое умиротворение, что порой мне кажется, словно я уже попал на небеса.- Услышал его спокойный, размеренный голос Олег, когда подошел ближе.- Снегопады покрывают наш сад пуховым одеялом. На вереске лежат боярские шапки снега. А в морозы деревья и заборы покрываются куржаком, и когда встает солнце все это переливается россыпями радужных искр. Жизнь - это истинное чудо.
  - Да,- в ответ ему кивнула Пастухова.- Вы говорите сейчас, а мне кажется, что я вижу все это. И морозный день, и сугробы в вашем саду.
  - Я не устаю удивляться и радоваться жизни, Марина Витальевна,- сказал Моисеев.- По сравнению со мной, вы еще молоды.
  - Сравнительно,- улыбнулась Пастухова.- Если это не комплимент...
  - И все же,- в тон ей улыбнулся Моисеев.- И все же вы молоды. А я уже чувствую тот недалекий день, когда завеса этого мира для меня отпахнется, и я увижу то, что в этом мире считаю мечтой или выдумкой. И понимаю, что придется отвечать за время отведенное мне Господом, которым распорядился я неумело... Да не смотрите вы на меня так,- рассмеялся он, заметив испытующий взгляд собеседницы.- Я не мистик, я старик, который понимает, что час недалек... Олег Дмитриевич,- окликнул он Костырева.- Проходите в дом. Галя уже накрыла на стол. Мы вас только и ждали.
  Олег подождал их возле крыльца и вслед за хозяином прошел в дом.
  - Ой, же ж здравствуйте, Олег Дмитриевич!- В своеобычной манере встретила их в прихожей сожительница Моисеева.- Устали, наверно, проголодались с дороги! Проходите, проходите! Умывайтесь, и милости просим к столу!- Она с улыбкой пожала руку Пастуховой.- Милости просим в гости!- И представилась:- Галю! Галю Левченко!
  - Марина,- в ответ ей улыбнулась Пастухова.
  - А по папеньке то вас как величать?- Спросила ее Галина Сергеевна.
  - Мариной Витальевной по батюшке,- ответил на ее вопрос Моисеев.- У тебя все готово?
  - Да, конечно! Да ради ж Бога! И чаек, и ватрушечки, и огурчики малосольные, и смальцо, и водочки налью вам с устатку! Проходите к столу! Милости просим к столу!
  - Денис Алексеевич,- Олег притронулся к руке Моисеева.- Я бы хотел с Баскаковой переговорить. Где она?
  - В гостиной, наверно,- отозвался Моисеев.- Галя, где Фаина Григорьевна?
  - Она ж фотографии смотрит в гостиной!- Ответила Галина Сергеевна.- Фотоальбомы смотрит ваши!
  - Хорошо,- кивнул Олег. Он прошел в гостиную и закрыл за собой дверь.- Здравствуйте, Фаина Григорьевна,- поздоровался с Баскаковой.- Честно говоря, не ожидал встретить вас здесь. Неожиданно.
  - Здравствуйте, Костырев,- Баскакова посмотрела на него поверх стекол очков. На коленях у нее на самом деле лежал раскрытый фотоальбом.- Ваше слегка наигранное удивление коробит...
  - Вы не счеты сводить?- Усмехнулся Олег. Он сел в кресло напротив нее.
  - А вы ждете от меня глупостей?
  - Фаина Григорьевна, она ни в чем не виновата,- сказал Олег после паузы.
  - А кто вам сказал, что я виню ее в чем-то?- Спросила его Баскакова.
  - Я надеюсь на это. Я уже не спрашиваю, от кого вы узнали о ее приезде. Правды вы все равно не скажете...
  Баскакова неожиданно бросила фотоальбом на диван и поднялась. Олег успел заметить, что она смотрела школьные фотографии погибшего сына Моисеева.
  - Вы знаете правду, Костырев!- С придыханием произнесла она.- Посмотрите на эти фотографии! Посмотрите! Это выпускной вечер Эли! Посмотрите, какие они красивые и счастливые!!! А вот его уже нет,- она ткнула пальцем в лицо сына Моисеева,- и девочки моей нет, и вот этот мальчик умер, и эта девочка умерла от наркотиков... Их никто уже не вернет. Никто... Никакая молитва не поднимет мертвого, не вернет матери ребенка...
  - Фаина Григорьевна, зачем вы приехали?- Спросил Олег, когда она выговорилась и перестала бормотать.- Если вы не хотите знать всю правду, тогда согласитесь, что никто ни в чем не виноват.
  - Что... ты... сказал?- Баскакова подняла на него взгляд. Глаза у нее были измученные. Она болела и она изводила себя беспокойными мыслями.
  - Вы ведь верующий человек, Фаина Григорьевна. В церковь ходите, свечки за упокой души ставите... Так помолитесь же и за ее сына,- он кивнул на дверь.
  - Тебе это кажется забавным,- прошептала Баскакова, глядя в его глаза.- Тебе забавно смотреть на нас. Ты напоминаешь мне дьявола, Костырев...
  - А разве вы с ним встречались, Фаина Григорьевна?- Снова усмехнулся Олег.- Не говорите глупости... Я не думаю, что распутывать преступление - это забава. Вы сказали, что одноклассники вашей дочери умирали от наркотиков?- Он взял с дивана фотоальбом.- Я скажу вам правду. Пастухова догадывалась, чем занимается ее сын. Послушайте меня, не перебивайте,- Олег остановил Баскакову движением руки.- Она это не признает, но для меня это очевидно. Но сейчас, Фаина Григорьевна, поклянитесь, что вы не знали, чем занималась ваша дочь. Поклянитесь, что вы не знали о наркотиках, которые она какое-то время продавала в городе... Скорей всего эта девочка,- он показал ей фотографию одноклассницы Эли, умершую от передозировки,- умерла от дряни, которой торговала Эльвира... Вы вините свою дочь за ее смерть?- Он резко придвинулся к собеседнице, и, увидев его беспощадный взгляд, она на мгновение потеряла дыхание.- Никто ни в чем не виноват, Фаина Григорьевна. Это сложно объяснить, но я знаю это.
  Они какое-то время смотрели друг другу в глаза. Смотрели до тех пор, пока на глаза Баскаковой не навернулись слезы.
  
  5. Повторная опасность.
  
  - Папа, папа! Лови Адольфа! Он убежал от меня!!!- Олег приподнял голову, увидел, как Адидас носится по пляжу за рваным пакетом, а за ним с воплями бегает Игнатик, и снова уронил голову на песок.
  Над пляжем стоял многоголосый гомон. В воде плескалось не меньше сотни человек. Небо было чистым без единого облачка, хотя где-то за горизонтом явственно ворчал гром.
  Июль заканчивался. За последние полторы недели Олег вымотался так, словно весь месяц без выходных разгружал вагоны. Вернувшись из Ситова он взял тайм-аут в делах и третий день бездельничал, благо что вскоре вернулась с моря Светлана с детьми, и у него появились заботы по дому.
  - Папа, смотри, куда Игнатик убежал!- В очередной раз вывел его из полудремы голос дочки.
  - Что такое?- Олег снова приподнял голову над песком. Светловолосая макушка Игната мелькала в высоких зарослях полыни уже далеко в стороне от пляжа. Над ним с воплями носились чайки.- Ох, ты Господи,- пробормотал Олег, поднимаясь.- Идем, Настя,- он натянул на ноги сланцы и взял дочку за руку.
  - Папа, я на плечи хочу!- Тотчас потребовала она.
  - Настя, ты уже такая большая стала, тяжелая,- попытался отнекаться Олег, но посмотрел на нее и уже без слов присел на корточки.- Ну и ну,- пробормотал, разогнувшись.- Тебе уже сколько годиков то исполнилось, двенадцать?
  - Папа, мне восемь лет!- Она обхватила его за шею.- Я в третьем классе учиться буду!
  - Растете не по дням, а по часам, как богатыри,- Олег крякнул и пошел вдоль берега.- Будешь рулевым, Настёна! Где там Игнатик? Что-то я его не вижу...- Олег осмотрел дикий, заросший буйным разнотравьем и кустарниками берег.- Ничего не вижу. И Адольфа не слышу. Удрал все-таки стервец...
  - Ой, папа!- Настя неожиданно вцепилась ему в волосы.- Там все белое!
  Услышав ее, Олег резко остановился и прислушался. Справа от них била в берег волна, а впереди истошно вопили чайки.
  - Ну-ка, Настёна, давай-ка беги обратно на пляж и жди меня там. И не уходи никуда,- он снял ее с плеч.- Беги, Настя!
  Олег проводил дочку взглядом и пошел на птичий гвалт. Местами заросли полыни и иван-чая доходили ему до груди. Чайки вопили совсем близко и вопили неистово, но ни одной из них пока не было видно. Олег осмотрелся и понял, что поблизости над озером тоже нет ни одной птицы. И до сих пор не было слышно лая Адольфа. Еще через несколько шагов он наткнулся на старый пень, оставшийся с тех времен, когда и этот берег был затоплен тайгой, забрался на него и обомлел, потому что такое даже в дурном сне не привидится.
  Игнатик стоял посреди каменистой проплешины, а вокруг него сгрудились чайки, десятки, если не сотня чаек. Они кричали своими скрипучими истошными голосами и кланялись мальчику. То есть впечатление было такое, что они кланялись ему. А Игнатик смотрел на них с улыбкой. Поодаль от них сидел Адольф. Он тоже вел себя неестественно для собаки, сидел смирно и смотрел на птичью вакханалию.
  - Что за черт?- Прошептал Олег. Он не мог понять, что здесь происходит.
  Это был странный миг, когда кажется, что время замерло и течение мира остановилось. И в этот миг Олег не знал, как ему поступить. Птицы замерли, он видел их острые клювы и хищные, круглые глаза, ветер замер и волны остановились. А Игнатик вдруг посмотрел на него, улыбнулся и произнес несколько слов на птичьем наречии. И Олег вздрогнул от хлопанья крыльев. Чайки как по команде поднялись на крыло. Адольф сорвался с места и с лаем принялся гоняться за ними. И ветер закружил птичий пух по каменной пустоши.
  - Папа, ты видел их?- Радостно закричал Игнатик, подбегая к Олегу.
  - Видел, сынок,- кивнул тот.
  - Они разговаривали со мной!
  - И что они сказали?- Олег подхватил сына руки. Он не знал, верить или нет увиденному.
  - Они сказали, что на том берегу утонул мальчик. Он утонул вчера. Они хотели помочь ему. Но он их испугался и утонул...
  - Идем домой, Игнатик,- сказал Олег.- Сегодня очень жарко. Все от жары устали. Даже чайки. Даже Адидас.
  - Они сказали, что будут прилетать ко мне в гости!
  - Это хорошо,- кивнул Олег.- Только ты больше не убегай от нас так далеко. Договорились? Обещай мне, что больше не будешь уходить один.
  - Со мной был Адидас. Мы с ним бегали наперегонки, а потом прилетели птицы.
  - Ну и ну,- Олег потрепал сына по макушке.- Напугал ты меня сегодня. Сейчас мы найдем Настю и пойдем обедать. Мама нас, наверно, уже заждалась.
  Олег отпустил его на землю и прицепил собаку на ошейник. Адидас поскуливал и все время оглядывался на воду.
  - Что там такое?- Спросил его Олег, тоже оглядываясь на озеро.- Идем домой,- он подхватил Игнатика подмышку, крякнул от его тяжести и пошел в сторону пляжа.
  
  - Как развлеклись?- С улыбкой спросила Олега Светлана. Она лежала с книгой в руках под зонтом в шезлонге.
  - Чудесно,- Олег поцеловал ее в щеку.- Я чудесно выспался. Кажется, даже немного обгорел на солнце. Мы, вообще-то, голодные как волки!
  - Мама, Адидас тоже кушать хочет!- Крикнула Настя. Она с братом уже принялась бегать вокруг дома.
  - Адидас подождет, а вы давайте мигом под душ! Десять минут, больше мы вас с папой ждать не будем! Будем обедать без вас!
  - Мы сейчас!- Отозвался за сестру Игнатик.
  - Ну, мать, какая ты сердитая,- улыбнулся Олег.
  - А тебя это, кстати, тоже касается,- Светлана села и сквозь очки посмотрела на солнце.- С тебя песок сыплется.
  - Господи, да я еще не такой старый,- ухмыльнулся Олег.
  Светлана непонимающе посмотрела на него, а потом рассмеялась:
  - Олег, я не это имела в виду,- она встала и обняла его за талию.- Ты не старый. Ты просто очень устал. Другие на отдыхе гуляют, вино пьют, с женщинами заигрывают, а ты спишь. Где прислонишь голову, там и спишь.
  - Там было так тепло и спокойно,- улыбнулся Олег.- Я искупался, прилег позагорать, но не заметил, как уснул... А женщины там, кстати, очень даже ничего!
  - Да-да, конечно,- кивнула Светлана.- Одна тебя даже искала. Ее Софьей Адамовной зовут,- она выпустила его из объятий и поднялась на крыльцо.
  - Она не сказала, чего от меня хочет?- Спросил жену Олег.
  - Нет. Если бы я не знала Софью Адамовну, то решила бы, что с ней приключилась беда. Я надеюсь, что до вечера она беспокоить тебя не будет. А мы за это время еще раз на пляж сходим...- с этими словами она закрыла за собой входную дверь.
  Олег проводил ее взглядом, взял в руки книгу, которую Света читала и завалился в шезлонг. Это были "Золотые пауки" Рекса Стаута. Олег открыл книгу на первой странице и улыбнулся, дочитав до того момента, когда Ниро Вульф поругался со своим поваром из-за листика шафрана и эстрагона.
  - Толстяк привередливый,- пробормотал он.- Ты-то наверняка высыпался.
  В этот момент порывом ветра принесло аромат свежесваренного кофе. Олег поднялся с шезлонга и прошел на задний двор.
  - Настя, Игнатик! Идем кушать, не то мама ругаться начнет!
  - Папа, мы еще немного! Можно мы еще поиграем!- В голос закричали они.
  - Улица от вас никуда не уйдет,- Олег взял детей за руки и отвел в дом.- Марш в душ! Ать-два!
  Он прошел на кухню. Аромат кофе доносился отсюда, а еще здесь пахло свежей выпечкой и какой-то приправой.
  - Это не эстрагоном пахнет?- Улыбнулся Олег, вспомнив привередливого толстяка Ниро Вульфа.
  Светлана положила трубку радиотелефона на стол, она только что закончила с кем-то разговаривать и непонимающе посмотрела на него:
  - Эстрагоном?.. Нет, это пахнет корицей. Я сегодня напекла булочек с корицей.
  - Пахнет очень вкусно,- Олег взял одну с блюда и надкусил.- Очень вкусно.
  - Олег,- Светлана укоризненно посмотрела на него.- Ты как ребенок.
  - Вкусно же,- начал оправдываться он.
  - Камышова звонила,- сказала Светлана.- Вчера на озере мальчик утонул. Нашли его только сегодня, течением отнесло на несколько километров. Какое может быть течение в озере? Не понимаю...
  Она говорила еще что-то, но Олег уже не слышал ее. Он словно оглох, замер с надкусанной булочкой возле рта. В этот момент он сам напоминал порыв ветра, остановленный временем.
  - Что с тобой? Ты подавился, что ли?!- Он почувствовал хлопок по спине.- Взрослый ведь человек! Зачем есть всухомятку? Как ребенок! Олег, ты как ребенок!- Светлана еще пару раз хлопнула его ладонью по спине и спросила с тревогой:- Ну, легче стало?
  - Да, спасибо,- кивнул Олег.- Я в душ схожу.
  - Давайте побыстрей, остывает же все!- Произнесла ему вслед Светлана, в ее голосе все еще ощущалась тревога.
  В ванной Олег скинул одежду, постоял минуты две под прохладным душем и выключил воду. Он хорошо слышал, как Светлана подгоняет детей, как Адольф нетерпеливо взлаивает в вольере - напоминает хозяевам о своем существовании. Он слышал, как капли падают на кафельную плитку. Олег посмотрел на себя в зеркало и вдруг понял, что это не усталость от напряженной работы наваливается на него бременем сна, а годы. На него смотрел уже не тот человек, которого он привык видеть в зеркале. Часы этого человека качнулись к закату. Он отер полотенцем лицо и прошептал:
  - Это просто совпадение. Совпадение и детские фантазии... Я сам был таким...
  Но перед его глазами вновь возникла недавняя картина: улыбающийся Игнатик, льнущие к его ногам чайки и обычно бесшабашный пес Адольф, внимающий тому, что недоступно человеческому слуху.
  - И что теперь?- Спросил Олег отражение в зеркале.- Я видел то, что не могу объяснить. Но я видел столько всего, что недоступно для моего понимания. Что теперь?.. Я одно знаю... одно знаю...
  Но он не произнес вслух того что знает. Потому что это было сокровенное. Между ним и Богом. Между ним и всеми дьяволами этого мира.
  - Олег!- В дверь ванной комнаты побарабанила Светлана.- Олег, сколько тебя еще ждать?!
  - Я сейчас, Света,- отозвался он.- Я уже выхожу.
  - А я все не могу понять, в кого они такие, у кого нахватались!- В сердцах произнесла она.
  - Яблоко от яблони недалеко падает,- попытался отшутиться Олег.
  - Мне уже надоело вас уговаривать!- Оборвала его Светлана.- Чтобы через две минуты ты был за столом!
  Олег услышал стремительный перестук ее каблучков. Стремительный как порыв ветра.
  - И это тоже,- прошептал он.- Я помню.
  Зеркало запотело и уже невозможно было разобрать где он и где все остальное.
  
  - Добрый вечер, Олег Дмитриевич. Это Лобарев вас беспокоит.
  - Здравствуйте, Виталий Андреевич,- Олег стряхнул с сигареты столбик пепла и проследил, как он рассыпается в воздухе.- Надеюсь у вас все хорошо.
  - Извините за беспокойство. Я знаю, что вы в городе. И вам наверняка будет интересно узнать, что сегодня был найден труп Елены Николаевны Русских. По крайней мере, Александр Иванович считает, что вам будет интересна эта информация. Он попросил меня позвонить вам...
  И он говорил еще что-то, говорил о том, что сам Лобарев в отличие от Черкасова придерживается иного мнения, и считает, что для Костырева это известие вряд ли будет интересным.
  Олег воспринимал его краем сознания, но в этот момент видел не вечернее небо и зеркальную гладь озера, а видел мелькнувшее на мгновение лицо светловолосой девушки. Он видел ее краткий миг полторы недели назад в тот момент, когда Золотарев привез его к дому Талашкина. Наверно, Лена хотела увидеть Золотарева в последний раз, потому что знала на что он идет. Может быть так... Но Олег вспомнил ее лицо только сейчас, словно кто-то снял призрачное покрывало с его глаз, и многое открылось ему в ином свете. Он вспомнил ее улыбку.
  - Где я могу увидеть тело?- Спросил он Лобарева.
  - Знаете заброшенный карьер за поселком Липовая роща?- Вопросом на вопрос ответил Лобарев.- К нему ведут две дороги, одна через поселок, но она заблокирована охраной, а другая через поляны. По ней вы можете проехать беспрепятственно.
  - Да, я знаю, это место,- ответил Олег.
  - Мы не будем трогать труп до вашего приезда.
  - Хорошо, я скоро буду.
  Окурок выскользнул из пальцев Олега.
  - Вот и все,- прошептал он.- Вот и все. Простите меня...
  На мгновение все смешалось перед его глазами. Он закрыл их и задержал дыхание. Что бы он не делал до этого момента, сколько бы сил и времени не потратил, это ничего не изменило, те кому суждено было выжить - выжили, кто должен был умереть - ушли.
  Олег вернулся с балкона в кабинет, переоделся и спустился вниз. В гостиной Света вместе с детьми смотрела мультфильмы.
  - Ты надолго?- Спросила она, когда он проходил мимо открытой двери.
  - Не знаю, милая. Постараюсь скоро вернуться,- ответил Олег.- Игнатий, Настя, спокойной ночи!
  - Спокойной ночи, папа,- рассеянно отозвались дети.
  Олег вышел из дому, сбежал по ступеням к машине и вдруг замер. Он почувствовал отчаянье...
  - Простите меня за все что я должен был сделать, но не сделал,- с болью в голосе произнес он, когда на выезде мелькнул последний особняк и слева от дороги раскинулось необъятное, заросшее разнотравьем поле, а справа озеро без красивых пляжей с корявыми иссохшими березами по заболоченному берегу.- О чем должен был помыслить, но не помыслил...- Олег не помнил, откуда были эти слова, из чьей-то молитвы или из чьего-то проклятия, но именно сейчас они пришли ему на ум.- За все что должен был сказать, но не сказал...
  Он знал, что Лену Русских найдут мертвой, и Золотарев знал об этом, потому что это был лишь вопрос времени. И теперь было совершенно неважно, кто оборвал нить ее жизни. Они в равной степени помогли этому человеку...
  - Ее нашли рыбаки, приехавшие вечером,- объяснил при встрече Лобарев.- Они были напуганы. По первой оценке Русских убили два дня назад. Должен вас предупредить, зрелище не из приятных. Ее истязали несколько часов. Умерла от потери крови. Более подробное заключение экспертиза даст позже.
  - Зачем вы пригласили меня, Виталий Андреевич?- Олег слегка придержал собеседника. Вокруг них громоздились огромные замшелые валуны, оставшиеся с тех пор, когда карьер разрабатывали.
  - Александр Иванович хотел услышать ваше мнение,- ответил Лобарев.- Другого ответа у меня нет и не будет.
  - Хорошо, идем,- кивнул Олег. Лобарев как обычно недоговаривал и половины того, что мог бы сказать собеседнику.
  - Вы готовы?
  Впереди них явственно слышались голоса.
  - Да...
  Спустя четверть часа Олег отошел в сторону и закурил.
  - И что ты об этом думаешь, Олег Дмитриевич?- Повторил свой вопрос Черкасов. Он задавал его в той или иной форме уже несколько раз.
  - Александр Иванович, если я не ошибаюсь, вы ждете от меня определенного мнения,- Олег сделал глубокую затяжку и посмотрел на собеседника. Стоявший рядом с ними Лобарев внимательно прислушивался.
  - Отнюдь, Олег Дмитриевич, отнюдь. Но ваше мнение я ценю и ценил всегда. Даже в том случае, если оно явно противоречит моим собственным выводам. Так что вы скажете?
  - Вывод,- Олег подчеркнул это слово,- напрашивается сам.- Он придвинулся к Черкасову.- Вы знаете, кто... вернее, чьи люди могли преследовать Лену Русских. Вопрос в другом, какие инструкции получили на этот счет вы?..
  - Разумеется,- усмехнулся Черкасов и вытащил из кармана портсигар. Он у него был позолоченный с гербом МВД и дарственной гравировкой.- Разумеется, мы наслышаны о твоей бурной деятельности в Ситове. Олег, ты все понимаешь сам. Я не хочу сюрпризов. Я понимаю, с Трофимовым у тебя взаимовыгодное сотрудничество. Но я дело другое, я стою на защите интересов честных граждан. Ты понимаешь меня? И ты не хуже меня понимаешь, что время от времени мы должны принимать действительность как она есть и придерживаться рационального подхода в разрешении той или иной ситуации. Олег, силы и возможности человека не безграничны... Это старая песня, Олег. Совсем недавно ты не послушал моего совета. Прислушайся к нему сейчас. То, что произошло с этой девочкой - страшно и непоправимо. Но мы с тобой понимаем, что это результат ее собственных действий.
  - Александр Иванович, а я ведь ничего не утверждал,- Олег посмотрел на Черкасова.- Я сказал, что вывод напрашивается сам собой. Но этот вывод далеко не факт. Я бы даже сказал об обратном.
  - Продолжай, Олег Дмитриевич, продолжай,- подбодрил его Черкасов. Видимо, он решил, что своими уловками вызвал Костырева на откровенный разговор.
  - Добавить мне больше нечего,- усмехнулся Олег.- А что касается ваших предостережений... Спасибо за дружеское участие.
  - Хорошо,- кивнул Черкасов.- В таком случае, давай поговорим с глазу на глаз.
  Они отошли в сторону. Лобарев наблюдал за ними издали.
  - Говори, Олег,- Черкасов сделал последнюю затяжку и бросил окурок в сторону.
  - Александр Иванович, я как и вы могу предположить многое. Но помощникам Талашкина нет смысла придумывать что-то. Первое подозрение все равно падет на них. Я не думаю, что они бросили бы тело Русских вот так.
  - Я пришел к тем же выводам,- кивнул Черкасов.
  - Александр Иванович, я понимаю рациональность момента. И понимаю, что вы должны были сказать мне все это в присутствии своего помощника.
  - Олег, возможности человека не безграничны,- повторил свою мысль Черкасов.- А я командный игрок, и всегда знаю за кого играю. Я уверен в правоте наших действий. Если ты с нами не согласен, ответь на простой вопрос: "Стоит ли смерть одного человека стольких жизней?". Я думаю, ты ответишь на него правильно.
  - Александр Иванович, я с такими мерками к преступлениям не подходил,- покачал головой Олег.
  - А следовало, Олег, следовало. Но не будем отклоняться от нашей темы. Я полагаю, что у тебя уже появились обоснованные подозрения.
  - Пока что ничего определенного. Разумеется, ее смерть не случайность. Но будем надеяться, что она последняя.
  - Хорошо,- кивнул Черкасов.- У тебя нет обоснованных подозрений, но у тебя наверняка есть подозрения необоснованные, предчувствия. Олег, я тебя не первый год знаю. Дай нам зацепку.
  - Я бы в первую очередь проверил ее брата. Разумеется, есть вариант, что он все еще находится в больнице. Но его я бы проверил в первую очередь.
  - Это все?
  - Пока все.
  - Мы проверим твое допущение,- Черкасов протянул ему на прощание руку.- Будь здоров, Олег.
  - До свидания, Александр Иванович,- Олег проводил Черкасова взглядом и направился к своей машине.
  На лес уже опустились сумерки, камни были скользкими от накрапывающего дождя, начавшегося после заката. Машины следственно-оперативной бригады осторожно разворачивались на узкой дороге, свет фар скользил по валунам, кустам и деревьям в близком лесу. От этого сумерки казались еще гуще. И всякий раз, когда фары освещали кусты и деревья, в них принималась встревожено кричать ночная птица. Олег сел в машину и какое-то время смотрел, как по лобовому стеклу неторопливо скользят слезы дождя.
  
  Под утро дождь прекратился. Он продолжал моросить всю ночь. Сквозь сон Олег слышал, как дождь шумит за окном, то усиливаясь, то слабея.
   Несколько раз за ночь вставала Светлана. Олег слышал, как она ходит по спальне, подходит к окну, раздвигает шторы и через какое-то время закрывает их. Вечером после его приезда у них вышел не очень приятный разговор. Заснула она только под утро. Перед этим долго сидела на краешке кровати. До тех пор сидела, пока Олег не взял ее за руку и не притянул к себе.
  - Свет, я боюсь, что мы в конце концов перестанем верить друг другу,- прошептал он.- Мы с тобой так часто говорим: "Прости, люблю и давай больше не будем ссориться", что уже затаскали эти слова. Или я не прав?
  - О чем ты говоришь, Олег?- Спросила его Светлана, и он почувствовал в ее голосе слезы.- Я соседей вижу чаще, чем тебя. Ты обещаешь провести с нами неделю, но хватает тебя на два дня не больше.
  - Света,- почти простонал Олег.- Я не могу иначе. И я не хочу иначе... Разве мы плохо живем? Нет, прости, я не об этом... Но мы ведь всегда понимали друг друга, всегда. Понимали, Света... А родней тебя у меня никого нет и не было. Я люблю тебя и не хочу растрачивать эту силу впустую. Не хочу растрачивать любовь на слова.
  - Почему, Олег?- Она поцеловала его в губы.- А я так хочу слышать именно эти слова.
  - Хорошо, я буду говорить их тебе,- улыбнулся Олег.- Только продолжай мне верить...
  Светлана положила голову ему на грудь, скользнула теплой ладонью по телу...
  А потом она уснула, а Олег еще какое-то время вглядывался в предрассветные сумерки, слушая, как затихает за окном дождь. Сон больше не шел к нему. Он осторожно встал, накинул халат и вышел из спальни.
  Как только он вышел в коридор, по лестнице зацокал когтями Адольф.
  - А тебе то что не спится?- Олег потрепал его по загривку.
  Он поднялся в кабинет и вышел на балкон. Адидас трусил следом за ним. Когда Олег закурил и облокотился на перила, он сел возле его ног и принялся смотреть на хозяина. Утро было свежим и сумеречным. Дневной свет пока что не мог пробиться сквозь мохнатую, пепельно-серую пелену дождевых облаков. Олег с удовольствием вдохнул пропитанный влагой воздух и улыбнулся, глядя на Адидаса:
  - Ждешь, брат?- В ответ пес ткнулся носом в его ногу.- Все верно,- усмехнулся Олег.- Я тоже жду. Вот только ожидания у нас разные,- он сел на корточки и принялся трепать Адидаса по загривку.- Ты ждешь прогулки. Ждешь, когда тебе дадут вволю побегать по берегу. А я жду, когда мне позвонят и скажут, что к сожалению я оказался прав...
  В этот момент в кармане халата загудел мобильный телефон. Олег вздрогнул от неожиданности и даже чертыхнулся, но к счастью на экране высветился номер Оксаны Булатовой.
  - Доброе утро, Оксана. Такое впечатление, что у меня дежа вю,- улыбнулся Олег, не скрывая облегчения.
  - Здравствуйте, Олег Дмитриевич,- отозвалась Булатова.- А я вас вижу. Вы на балконе разговариваете с собакой.
  - Все верно, Оксана, все верно,- Олег встал на ноги.- А я вас тоже вижу. Вернее вижу вашу машину, она стоит за деревьями по дороге на пляж. Вам не спится?
  - У меня тоже дежа вю?- Спросила его Булатова, и по голосу Олег понял, что она тоже улыбается.
  - Дежа вю - это не психоз, массовым не бывает. Что вы делаете на озере, Оксана, выгуливаете телохранителей?
  - Я без охранников, Олег,- уже в полный голос рассмеялась Оксана.
  - В это почти невозможно поверить. Наверно вы просто не замечаете их.
  - Олег, я не с охранником. Я с другом,- выдержав паузу, ответила Оксана.- Я хочу познакомить вас с ним.
  - А почему так рано, Оксана?
  - Если бы я не заметила вас на балконе, я бы не позвонила,- ответила Булатова.- Мы всю ночь катались на машине, а сейчас гуляем по берегу озера. А потом я увидела вас.
  - Хорошо, Оксана, я спущусь к вам минут через пять-семь,- пообещал собеседнице Олег, улыбнувшись.
  Он наскоро сполоснулся под душем, с неодобрением провел ладонью по колючему подбородку и надел спортивный костюм и кроссовки.
  - Адидас, за мной!- Скомандовал насторожившемуся псу.- Только тихо.
  Они бесшумно сбежали по лестнице. В холле Адидас разогнался и едва не врезался в дверь. Олег погрозил ему пальцем и негромко рассмеялся.
  - Благодать!- Выдохнул он, закрыв за собой входную дверь.
  Тяжелый, сырой туман висел над землей. Он был пропитан ароматом цветов и пряным запахом можжевельника. Олег по дорожке пробежал через палисадник, открыл кованную калитку и выпустил Адольфа. Тот сразу же бросился обнюхивать парапеты тротуара.
  - Адидас, за мной!- Скомандовал Олег. В этот момент он даже пожалел, что не встал на полчаса раньше и не пробежал километров пять. Асфальт дороги был сырым и бежать по нему сейчас было очень легко. Но через мгновение Олег вспомнил, что полчаса назад еще вовсю моросил дождь, и в тот момент у него не могло даже возникнуть мысли о беге трусцой.
  Оксана с улыбкой смотрела, как Олег пытается догнать Адольфа, а тот в панике несется от него прочь. Ее спутником оказался высокий молодой человек.
  - Здравствуй, Оксана,- Олег поцеловал девушку в щеку и обменялся рукопожатием с ее спутником.- Приятно познакомиться, Олег Костырев.
  - Взаимно,- улыбнулся молодой человек.- Игорь Кваснин.
  Его лицо сразу показалось Олегу знакомым.
  - Игорь, можно вопрос?- Улыбнулся Костырев:- Если я не ошибаюсь, ваш брат работает помощником у отца Оксаны Сергеевны. Высокий, бреет голову, верно?
  - Да, это он,- снова кивнул Кваснин.
  - Замечательно,- улыбнулся Олег.- Оксана, надеюсь у тебя все в порядке.
  - Я чувствую себя счастливой,- в ответ улыбнулась девушка.- Игорь, мне нужно поговорить с Олегом Дмитриевичем.
  - Хорошо,- Кваснин отошел к воде.
  - Олег,- Булатова взяла Костырева за руку.- Я хотела сказать спасибо за то, что вы сделали для меня. Вы, и Светлана, и ваши дети...
  - Не нужно, Оксана. По крайней мере я делал только свою работу. Ты осталась со своей семьей и это замечательно. Мне больше нечего сказать. Разочарования и потери еще будут. Но я тоже многому научился у своей жены и детей. Возможно, мы говорим об одном и том же. Я научился ценить каждое мгновение в кругу тех, кого люблю. Каждый миг, каждый вдох сделанный рядом с ними. Я надеюсь, что Игорь хороший парень.
  Они одновременно оглянулись на Кваснина. Он стоял у кромки берега и смотрел на вал хвойного леса на другой стороне озера. Рядом с ним сидел Адольф.
  А ведь ты знала его несколько лет, неожиданно подумал Олег. И все это время он был либо возле тебя, либо возле твоего отца.
  - Нет, я все-таки пробегусь по пляжу!- Выкрикнул он.- Это утро - чудо! Чудо!!! Адидас, за мной!!! А вы идите к нам! Оксана, ты знаешь, где кухня! Сделайте кофе, позавтракайте!.. Ведь это чудо, просто чудо...
  Он побежал вдоль берега, чувствуя, как помыслы оставляют его.
  - Я с вами!- Крикнула ему вдогонку Оксана.
  Кваснин оглянулся на них, ему уже ничего не оставалось делать, как побежать вслед за ними. Их громкие голоса и смех раскатились над озером и растворились вдали.
  
  - Она заметила его в поездке,- говорила Светлана.- Красивый мальчик, умный, терпеливый. Очень терпеливый. Как ни крути, а Сана испорчена своим положением и своим окружением. В первое время я даже думала, что она на тебя глаз положила.
  - Как интересно,- Олег обнял ее и поцеловал в шелковистые волосы.- Ревновала меня?.. Кстати говоря, Оксана очень-очень симпатичная девочка...
  - Ну-ну,- хмыкнула Светлана.- Игорь то вот тебе даст по шее! Он, кстати говоря, на наших глазах четверых амбалов исхлестал в кровь.
  - Это было подстроено,- в тот ей усмехнулся Олег.- Как в кино...
  - Ну-ну,- снова хмыкнула Светлана.
  Они стояли на балконе в мансарде. Шел девятый час утра. Солнце поднялось уже довольно высоко, но утро было прохладным. Высоко в небе, там где уже сияют звезды, висела тонкая паутинка серебристых облаков. Временами порывами налетал сильный холодный ветер. На горизонте за озером клубились темные густые тучи. Все говорило о том, что очень скоро поселок накроет непогодой.
  - Но мне кажется, что они подходят друг другу,- сказала Светлана.- Дай бог, чтобы у Саны все сложилось. Ей нелегко будет забыть того мальчика. С ним у нее случилась первая настоящая любовь.
  - Страсть,- прошептал ей на ухо Олег.- Первая настоящая страсть больше похожая на мечту, когда еще не знаешь, как бывает на самом деле...
  В этот момент на его поясе загудел мобильный телефон. Олег с неохотой отозвался:
  - Да, Костырев слушает.
  - Олег Дмитриевич, здравствуйте. Лобарев вас беспокоит.
  - Доброе утро, Виталий Андреевич. Неужели появились существенные дополнения к вчерашнему происшествию?- Он покосился на Светлану, понимая, что одно только упоминание о вчерашнем дне вызовет у нее неудовольствие.
  - Можно и так сказать,- ответил Лобарев.- Двадцать минут назад Вениамин Русских застрелил Талашкина.
  - Русских жив?
  - Нет, его застрелили.
  - Понятно,- прошептал Олег, выпуская Светлану из объятий.
  - Извините, Олег Дмитриевич, я вас не расслышал...
  - Я ничего не говорил, Виталий Андреевич,- ответил Олег.- Пострадал только Талашкин?
  - К счастью, только он.
  - Это хорошо, Виталий Андреевич.
  - Олег Дмитриевич, у меня все. Александр Иванович попросил меня позвонить вам. Он хочет, чтобы вы были в курсе происходящего. Я должен что-нибудь передать Александру Ивановичу?
  - Нет, Виталий Андреевич, мне добавить нечего. Тем более, что ситуация говорит сама за себя. Единственно, я бы проверил дом Русских в Липовой Роще. Скорей всего, Лена Русских скрывалась там, там ее брат и убил. Я думаю, он не смог простить ей убийство матери. Но это только мои предположения...
  - Господи!- Пробормотала Светлана. Олег посмотрел на нее и продолжил:
  - Всего лишь предположения. Передавайте Александру Ивановичу привет от меня. Я думаю, это последний эпизод. До свидания, Виталий Андреевич. Желаю вам удачи!
  - Салют!- Отозвался на прощание Лобарев.
  Олег оторвал телефон от уха и улыбнулся Светлане:
  - Думаю, что на этом можно поставить точку. Но жаль все-таки, что я на море с вами не съездил.
  
  Она позвонила к ним в дверь в два часа пополудни, хотя в этот час за окном было так дождливо и сумеречно как это бывает только дождливым сентябрьским вечером.
  Олег в это время сидел в гостиной на первом этаже и читал детям одну из книжек про Гарри Поттера. Он позевывал, но старался читать с выражением. Отпрыскам книжка нравилась, ему нет. Он слышал, как в дверь позвонили, слышал, как Светлана вышла на крыльцо. Через минуту она появилась в гостиной.
  - Олег, это к тебе.
  - Кто?- Он оторвался от чтения.
  - Талашкина,- ответила Светлана.- Она ждет тебя в прихожей, в дом не проходит.
  - Все, дети,- Олег закрыл книгу. К стыду своему он почувствовал облегчение от того, что чтение прервалось.
  - Папа!- В голос заныли Игнат и Настя.- Почитай еще!
  - Позже!- Пресек их нытье Олег.- То есть завтра!.. Завтра вам почитаю! А сегодня, может быть, мама еще почитает...- Услышав это, Светлана только головой покачала.- И я, наверно, почитаю вечером,- тут же поправился Олег. Он положил книгу на подлокотник кресла и поднялся.- Она одна?- Спросил супругу.
  - Да. Приехала на такси.
  - На такси?- Олег с удивлением посмотрел на Светлану.- Странно.
  - Олег, тебе видней, странно это или нет, но она тебя ждет. И машину она не отпустила. Такси все еще стоит на дороге.
  Олег подошел к окну и на самом деле увидел на дороге старенькую "Ауди" с "шашечками" на крыше. Он прошел в прихожую.
  - Здравствуйте,- поздоровался с пожилой полной женщиной в плаще бежевого цвета и такого же цвета шляпе.
  - Здравствуйте, Олег Дмитриевич,- в ответ кивнула она.- Я, Валентина Петровна Талашкина. Мне нужно поговорить с вами. Вы не уделите мне несколько минут?
  - Разумеется,- кивнул Олег.- Давайте, я помогу вам снять плащ.
  - Это не займет много времени,- гостья посмотрела на него.
  - Этого я не знаю,- покачал головой Олег.- Насколько я понимаю, вы жена Валерия Ивановича?
  - Мы уже пять лет были в разводе,- натянуто улыбнулась гостья.
  - Знаете что,- сказал Олег.- Вы пока раздевайтесь, а я отпущу ваше такси. Возможно, разговор у нас с вами выйдет долгим,- он внезапно почувствовал, что эта женщина способна пролить свет на многое из того, что так и осталось для него тайной за семью печатями.
  - Хорошо,- после секундного колебания кивнула Талашкина и протянула ему пятисотрублевую купюру.- Заплатите за такси.
  Олег взял деньги и вышел из дому. Моросил холодный мелкий дождь. Как из сита. Олег поежился, снял с гвоздя зонт и вышел за калитку.
  - Здравствуйте,- поздоровался с таксистом.- Сколько мы вам должны?
  - Триста семьдесят рублей,- ответил молодой парень, сидевший за рулем.
  Олег протянул ему деньги, взял сдачу и вернулся в дом. Талашкина все так же стояла в прихожей, она так и не сняла ни плаща, ни шляпы.
  - Что ж вы, Валентина Петровна?- Олег помог ей раздеться.- Сейчас мы поднимемся в мой кабинет. Это в мансарде. Посторонних ушей там не будет, это я вам обещаю. И скрытых записей я тоже не делаю. Так что можете рассказывать мне все без утайки и без опаски. Вам ведь есть что рассказать, Валентина Петровна?
  - Да, иначе я бы не приехала,- кивнула Талашкина.
  - Идите за мной,- Олег с гостьей пересекли холл и поднялись по лестнице.- Валентина Петровна, я буду задавать много вопросов,- по дороге говорил Костырев.- Первый, почему вы приехали именно ко мне?- Олег открыл дверь кабинета и приглашающе улыбнулся Талашкиной.
  - Помощник Черкасова.
  Олег усадил гостью в кресло, а сам сел за стол. Он некоторое время выжидающе смотрел на Талашкину, но продолжения так и не дождался.
  - Вы встречались с Лобаревым?- Уточнил он.
  - Сегодня утром он приезжал ко мне, наводил справки. А потом посоветовал встретиться с вами,- ответила Талашкина.
  - Что вы ему рассказали?
  - Ему я не рассказала ничего.
  Олег снова несколько мгновений ждал от нее продолжение. Но как только он решил уже, что слова из собеседницы придется вытягивать клещами, Талашкина заговорила сама.
  - Он знал, что умрет,- произнесла она.- Одного я не понимаю, зачем он сам поехал в Ситов... Наверно ему на самом деле опостылела такая жизнь. Его предали самый близкий друг и жена.
  - Вы говорите о Николае Русских?- Осторожно спросил ее Олег.
  - Да,- кивнула Талашкина.- Когда мы с мужем развелись, вокруг начали говорить, что он бросил меня ради молодой и красивой женщины. Начали говорить, зачем ему старая калоша, когда молодые сами под него стелются. А я вам скажу, это не он бросил меня, а я от него ушла. И ушла в то время, когда у Талашкина еще не было столько денег и любовниц. Я не смогла жить с ним, после того что они сделали с Колей. Вы понимаете, мы ведь учителя. Я учила детей русскому языку и литературе, Валера математике, Коля физике и астрономии. Мы знали друг друга много лет. Со времен юности...- она перевела дыхание.- А потом наступило время перемен. Мы тогда еще были молоды. Было очень интересное время. Я так и осталась в школе, а они ушли в коммерцию.
  - А жена Русских, чем занималась она?
  - Несколько лет она работала бухгалтером в общепите, а потом у них с Колей пошли дети. Нам Бог детей не дал... И Маша после рождения первенца уже не работала,- Талашкина посмотрела на Олега.- Я должна сразу же оговориться. Маша всегда производила впечатление недалекого и даже глупого человека. Но это не так. Ума у нее всегда было больше, чем у нас троих. Все самые изящные и прибыльные комбинации придумывала именно она. Другое дело, что Коля совершенно не ценил ее. И в конце концов у них пошел разлад на этой почве. Николай был прижимистым человеком. Деньги тратил в основном на бизнес и на машины. У посторонних складывалось превратное впечатление, совершенно превратное. Казалось, что он содержит ее. Но это было не так...- она снова ушла в свои мысли.
  - Валентина Петровна,- после минутного ожидания сказал Олег.- Насколько я вас понял, дети у Русских подросли и Мария Владимировна Русских начала вмешиваться в бизнес мужа.
  - Нет, она не вмешивалась,- покачала головой Талашкина.- Она хотела участвовать в делах и деньги хотела зарабатывать наравне с мужем. Но Николаю в таком качестве Маша была не нужна. А мой муж прекрасно понимал, кто и сколько стоит на самом деле. И когда пришло время выбирать между Николаем и Машей, он в качестве делового партнера выбрал ее. Тем более, что Маша намекнула ему о превосходной возможности заработать еще больше денег.
  - Понятно,- кивнул Олег.- Это она придумала такой способ избавиться от мужа?
  - Да. Голова у нее работала великолепно. И согласитесь, они своего добились. Если бы не патологическая недоверчивость Талашкина...
  - Что вы имеете в виду, Валентина Петровна?
  - Я ведь совершенно случайно узнала о том, как на самом деле умер Коля,- ответила она.- Перед годовщиной его смерти у меня зашел разговор с Машей о том, что нужно съездить и навестить его могилу в Ситове. А она вдруг рассмеялась и неожиданно выложила мне всю правду. Словно помоями облила... Только позже я поняла, что ей нужен был еще один рычаг давления на Талашкина. Я ведь говорю, голова у нее работала великолепно, и все ходы она просчитала на несколько лет вперед. Того только не учла, что люди непредсказуемы.
  - Неужели вы встречались с Леной Русских после смерти матери, Валентина Петровна? Вы рисковали.
  - Не говорите глупости, Олег Дмитриевич,- сказала Талашкина.- Лена была смертельно напугана. Она искала укрытие, как напуганный котенок. Иногда мне кажется, что в этой истории только одна жертва - Леночка. Я пыталась успокоить ее, привести в чувство, но тщетно,- она перевела дыхание.- Несколько дней назад я проснулась и поняла, что ее нет в моем доме.
  - Понятно,- кивнул Олег.- Очень жаль, что я не встретился с ней в то время.
  - Вы тоже понимаете это, Олег Дмитриевич?- Собеседница неожиданно оживилась.- Вы тоже понимаете что она была просто искалеченным ребенком без житейского опыта?
  - Это сложный вопрос, Валентина Петровна,- покачал головой Олег.- Давайте, на время оставим его и вернемся к вашему рассказу. Итак, Мария Владимировна Русских рассказала вам, что убийство мужа было организовано ею и Талашкиным. Вы сказали, что сделала она это намеренно, с целью получить еще один рычаг давления на своего делового партнера и соучастника в убийстве. Так?
  - Да. В последние годы у Валерия Ивановича появились навязчивые мысли. Ему казалось, что ближайшее окружение и родственники пытаются отстранить его от дел и лишить нажитого. Он был параноиком. А я обеспечена и жива до сих пор только потому, что он считал меня участницей сговора с Машей. Она ведь наверняка каким-то образом обезопасила свою жизнь. Когда я вызвала Талашкина на откровенный разговор, он сразу предложил мне денег за молчание. Вы понимаете, он не оправдывался, не лгал, он сразу же попытался купить мое молчание. А когда я отказалась, он начал говорить о том, что попал в ловушки расставленные Машей. Принялся обвинять меня в предательстве... Мне очень тяжело вспоминать это, Олег Дмитриевич. Человек, которому я отдала лучшие годы жизни оказался отпетым негодяем. И он меня не уважал. Совершенно не уважал...- она отвернулась в окно.
  И в это момент Олег почувствовал неладное, понял, что она немного, но все же переигрывает.
  - Как скоро вы развелись с мужем после этого?- Спросил он, внимательно наблюдая за последующей реакцией собеседницы.
  - На развод я подала буквально через несколько дней,- ответила Талашкина. И Олег понял, что она не собирается с мыслями, она уже знает примерный ход его мыслей и то, что должна отвечать.
  - Насколько я знаю, после развода Талашкин больше не женился,- сказал он.- Это так?
  - Да,- в глазах собеседницы неожиданно мелькнуло нечто напоминавшее удовлетворение.- Валерий Иванович не решился связывать себя обязательствами.
  - Стало быть, после его гибели его бизнес и все его капиталы переходят к вам?
  - В соответствии с законом и юридическими нормами,- кивнула она.- Хотя мне это абсолютно ни к чему. Делами будет заниматься мой племянник и завещание я оформлю тоже на него.
  - Племянник с вашей стороны или со стороны бывшего мужа?
  - Сын моей родной сестры,- кивнула Талашкина.- Единственный сын...
  - Вы не подскажете мне свой телефонный номер и домашний адрес на тот случай, если понадобится с вами связаться,- Олег открыл блокнот с чистого листа.
  - Ну, разумеется,- кивнула Талашкина и надиктовала несколько цифр.- Это мобильный телефон, я всегда держу его под рукой. А живу я в поселке Липовая Роща, Третья улица, дом 2.
  Олег записал адрес и посмотрел на собеседницу. Талашкина улыбнулась:
  - Можете не перепроверять, Олег Дмитриевич. Не звоните Лобареву. Иначе у вас снова возникнут лишние и ненужные проблемы. Я солгала вам. Я не советовалась с Лобаревым. Я знала, что вы пойдете до конца, поэтому пришла к вам первой. Я не предлагаю вам денег. Я предлагаю вам жизнь, вашу жизнь и жизнь ваших детей.
  - Зачем этот спектакль, Валентина Петровна?- В тон ей улыбнулся Олег, хотя в этот момент он чувствовал не просто страх - ужас создавшегося положения.
  - Мне хотелось знать, так ли вы умны, как говорят о вас люди,- она продолжала смотреть на него с улыбкой.
  - Я оправдал ваши ожидания?- Олег тоже продолжал улыбаться.
  - Я бы с удовольствием предложила вам работу, но понимаю, что вы не примите мое предложение.
  - Спасибо за комплимент, Валентина Петровна,- кивнул Олег.- Я могу обещать вам, что из этого кабинета не просочится ни одного слова.
  - Я знаю это...
  В этот момент за окном скрипнули автомобильные тормоза и раздалось хлопанье дверок.
  - Это за мной,- Талашкина поднялась.- Я заставила их волноваться.
  - Надеюсь, двери они не выломают,- Олег тоже встал и вышел из-за стола.
  - Разумеется, нет,- усмехнулась Талашкина.
  - Последний вопрос, Валентина Петровна...
  - Все трое были ничтожествами,- Талашкина посмотрела на него.- Вы хотели услышать этот ответ?
  - Я хотел задать похожий вопрос,- ответил Олег.- Идемте я провожу вас, Валентина Петровна. У нас очень крутые ступеньки. Не дай бог, оступитесь...
  - Олег Дмитриевич, все же подумайте насчет моего предложения,- Талашкина взяла его под локоток.
  - Извините, Валентина Петровна, но меня в моей жизни все устраивает.
  - Примерно то же самое о вас сказала Софья Адамовна,- улыбнулась Талашкина.
  - А вы и ее знаете?
  - А кто же ее не знает...
  Олег проводил ее за ворота, пожал на прощание руку.
  - Мне было приятно поговорить с вами, Олег Дмитриевич,- произнесла Талашкина. Помощники и телохранители безмолвно наблюдали за ними.- Я всегда буду рада помочь вам, поддержать материально, оказать моральную или иную поддержку. Если понадобится моя помощь, звоните, мой телефонный номер вам известен.
  - До свидания, Валентина Петровна,- улыбнулся Олег.- Мне тоже было очень приятно познакомиться с вами.
  Помощник открыл перед Талашкиной дверь черного лимузина и склонил голову в поклоне. Олег с улыбкой, застывшей на губах, наблюдал, как свита Талашкиной рассаживается по машинам. На крыльце стояла Светлана, в окне виднелись любопытные лица детей.
  Когда кавалькада автомобилей скрылась за поворотом, Олег перевел дыхание и посмотрел на Светлану:
  - Вот так сейчас пенсионерки живут,- усмехнулся он.
  - Ничего не понимаю,- покачала головой Светлана.- Приехала, как Золушка в карете из тыквы, а уезжает королевой. Кто она эта Талашкина?
  - Не знаю, Света,- Олег поднялся на крыльцо и обнял ее.- Да какое нам с тобой до этого дело? Бог им судья...
  - Мам, пап, смотрите там радуга!!!- Дети тоже выскочили на крыльцо и принялись прыгать и кричать.- Радуга, радуга, радуга - дуга!!!
  Олег оглянулся и увидел за деревьями, росшими возле дороги, за озером над горизонтом яркую радугу на фоне темных, густых облаков. Их пелену время от времени разрывало порывами ветра и на озеро, на темные валы хвойного леса золотыми пятнами ложился солнечный свет.
  
  К вечеру погода переменилась к лучшему. К вечеру стало тепло, трава, цветы и листья деревьев высохли, и с новой силой застрекотали кузнечики. Костырев сидел за столом в кабинете, в открытую дверь врывались потоки теплого ветра. На столе перед Олегом лежали листочки, вырванные из "Книги перемен", фотографии и пожелтевшие газеты, найденные в квартире Дениса Тарасова, письма, которые Вадим Латоцкий собирал до конца своих дней. Олег, не отрываясь, смотрел на мерцающий монитор компьютера, его палец все еще нависал над клавишей со знаками препинания - он только что поставил точку, но чувствовал, что ему нужно сделать еще какое-то действие, чтобы эта точка утвердилась окончательно.
  Спустя минуту он закурил, взял в руки мобильник и позвонил Оксане Булатовой.
  - Здравствуй, Оксана, извини за беспокойство, но ты не могла бы мне подсказать на каком кладбище похоронен Денис Тарасов и как найти его могилу?
  - А что случилось, Олег Дмитриевич?- В голосе Оксаны послышалась тревога.
  - Ничего страшного не случилось, Оксана,- успокоил ее Олег.- У меня остались его вещи: фотографии его родственников, газеты. Мне они ни к чему, но и выбрасывать их в мусор не хочется. И я решил отвезти их на могилу Дениса.
  - Да-да, теперь я вспомнила о чем вы,- отозвалась Булатова.- Дениса похоронили в Ельничном. Когда вы собираетесь съездить туда?
  - Думаю, прямо сейчас. Как мне найти его могилу?
  - Приезжайте, мы с Игорем тоже приедем на кладбище. Я тоже думала съездить к нему на могилу, положить цветы.
  - Хорошо, Оксана, там и встретимся. До встречи!
  Спустя час Олег припарковался возле въездных ворот кладбища. Булатова с Квасниным еще не подъехали. Олег вышел из машины, закурил и несколько раз прошелся из конца в конец площадки. За ним без интереса наблюдала собака, лежавшая возле забора с другой стороны ворот. Из открытого окна машины доносился хороший гитарный драйв. Через полминуты его сменил короткий выпуск новостей.
  - "Как стало известно из неофициальных источников, громкое убийство известного в нашем городе бизнесмена Валерия Талашкина связано с его профессиональной деятельностью. Бизнесмен был убит сегодня в начале десятого утра. Следствие до сих пор уклоняется от каких-либо заявлений по этому поводу..."
  Олег внимательно выслушал комментарий радиоведущего и пробормотал:
  - Деньги - деньги - деньги, как это не ново...
  На дороге появилась машина Булатовой. Олег закрыл в машине окна и поставил ее на сигнализацию.
  Когда Оксана вышла из машины, Олег поцеловал ее в щеку, с Квасниным обменялся крепким рукопожатием.
  - Жаль, что посетителей на кладбище не пропускают на машинах,- улыбнулась девушка.- Путь неблизкий.
  - Что ж теперь поделаешь? Прогуляемся,- сказал Олег.- Как отец?
  - Весь в работе,- усмехнулась Оксана.- Сегодня улетает в Москву. Насколько я понимаю, со смертью Талашкина многое изменилось.
  - Не думаю, что его преемник уступит хотя бы часть бизнеса,- в тон ей усмехнулся Олег. Но оставим кесарям кесарево. Приезжайте к нам в гости. Я думаю, отдохнуть недельку. Погода, кажется, налаживается, напечем шашлыков.
  Они шли уже через кладбище. Среди старых могил росли старые деревья.
  - Вряд ли это получится, Олег Дмитриевич, завтра мы с Игорем улетаем на Дальний Восток, папа отдает мне один из своих филиалов. Но мы тоже думали приехать к вам сегодня, хочу попрощаться со Светой и с детьми.
  - Неожиданно,- покачал головой Олег.- Что ж, теперь ты сама поймешь, как отцу деньги достаются.
  - Да я сама не рада,- вздохнула Оксана.- Но это возможность вырваться из-под родительской опеки.
  - Это хорошо, Оксана. Это очень хорошо,- улыбнулся Олег.- Смена обстановки, новые лица, новые знакомства. Кстати, не забывайте, что среди ваших старых знакомых есть частный детектив...
  Незаметно они добрались до могилы Тарасова. Земляной холм с резным деревянным крестом был засыпан увядшими венками. Оксана положила на могилу большой букет цветов, который принес с собой Кваснин, и что-то беззвучно прошептала. На ее глазах блеснули слезы.
  Олег достал из кармана пиджака пожелтевшие от времени фотографии и газеты, которые он нашел в комнате Тарасова.
  Кваснин молча смотрел на Оксану.
  - Как странно,- негромко произнесла она.
  - Что ты имеешь в виду?- Спросил Олег.
  - Месяца не прошло, как Денис умер,- ответила она.- А мне кажется, что прошла целая жизнь и началась новая.
  - Так и есть, Оксана,- улыбнулся Олег.- Вслух ты сказала то, что я чувствовал сердцем. А сейчас милости прошу к нам. Светлана обрадуется!
  Они постояли еще несколько мгновений возле могилы Тарасова и пошли на выход. Только Олег обернулся и прошептал что-то беззвучно. И только ветер услышал его слова.
  
   КД-ПМ, 2008.
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"