Кулецкий Алексей Николаевич: другие произведения.

Очерки отпускника

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все, вот вам окончательный вариант очерков. За пять лет. Берите его в качестве путеводителя!


Aлексей Kулецкий

0x08 graphic

Oчерки

отпускника.

Сборник очерков о крымских путешествиях в 2015-2019 годах...

Стольный градъ Mосква.

Cамиздатъ. Годъ 2020-й отъ Р.Х.

Перед Вами, мой дорогой Читатель, путевые заметки о различных моих передвижениях в Крыму и его ближайших окрестностях, совершенных в период моих основных оплачиваемых отпусков, проведенных в период с 2015 по 2019 годы. Хотите - используйте их, как некоторое подобие путеводителя, а не хотите - не используйте, хотя бы просто - прочитайте, хотя... я и не настаиваю... Я буду только рад, если этому материалу найдется хоть какое-то практическое применение. Так же приношу свои извинения за вкрапления ненормативной лексики - без нее эмоциональный окрас данного повествования будет куда беднее.

Краткое предисловие.

  
   Итак... Отпуск - дело безусловно, хорошее. Когда заканчивается пресловутый сезон, который в разных местах называется либо сезоном отпусков, или сезоном Кобелиным, наступает время рассказов о полученных впечатлениях. И, чем лучше, качественнее проведен тот самый отпуск, тем больше рассказов о проведенных вдали от места жительства и работы мгновениях.
   Вот, наконец, привел в систему то, о чем писал почти пять лет. Можете, мой дорогой читатель, использовать все это, как руководство по передвижению по трассе М-4 "Дон", по посещению достопримечательностей полуострова Крым и его ближайших окрестностях со стороны Краснодарского края. Короче говоря... Если найдете всему этому применение, - то хорошо. А не найдете - просто хотя бы прочитайте.
   Что заставило взяться за описание всех этих перемещений? Да ничего. Просто - порой возникающий "творческий зуд". Как в свое время Жванецкий сказал - "ПисАть, впрочем, как и пИсать, нужно когда уже не можешь..." Ну, вот и здесь как-то так... Захотелось вдруг рассказать о том, как проводил свой отпуск. Просил об этом кто-то? нет, не просил. Посему - хотите прочесть о том, как проводится отпуск у среднестатистического трудящегося, тогда читайте на здоровье и, по возможности - посетите. А не понравилось - тогда закройте эту страницу и забудьте о ее существовании.
   Но - хотелось бы, чтобы этот скромный труд не пропал так просто. Просто - прочтите! Хотя бы для того, чтобы оказавшись в один прекрасный день, оказавшись в Крыму, вы могли сказать себе, - "А... помню! Читал как-то в..." Что-то в этом роде. Конечно, объездить все крымские достопримечательности, не хватит многих лет путешествий, но - узнайте и посетите хотя бы малую часть! Крым - это то место, на которое стоит взглянуть!
   Короче говоря, ребята, - открываем эту незамысловатую книжицу и - в путь! И пусть ваши впечатления будут сугубо положительными, а дальнейшие путешествия - содержательными! Удачного и позитивного прочтения!
  

Аффтар.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Домодедовские головешки - 2015, или все приключения начинаются здесь!

-Мальчик!

-Я вас слушаю.

-Принеси нам водочки!

-Извините, но мы не разносим напитки

при взлете и наборе высоты.

-Мальчик, ты не понял!

Водочки нам принеси! Мы домой летим!

(Алексей Балабанов, к/ф Брат-2)

   Итак, вещи собраны, предварительные прикидки по поводу предстоящей культурной программы сделаны, губа раскатана по "самое не хочу". Вещи были позапиханы в сумку, потом - решительно вынуты из нее женой и немного более аккуратно сложены по "Фен-хуй", или может, по "Фэн-шуй". Наступил долгожданный день отлета в славный город Симферополь, столицу острова Крым, а попросту ОК. Посадка в аэроэкспресс до аэропорта Домодедово много времени не заняла и вот, мои шмотки под ногами, сами ноги пристроены так, чтобы и самому было удобно, и не задевал никто. Легкий толчок и красный экспресс отбыл от перрона Павелецкого вокзала и плавно начал свой путь на юг, в аэропорт.
   Казалось бы, все идет нормально, в вагоне кондиционер шпарит вовсю, играет ненавязчивая легкая музычка, что еще нужно для полного счастья? Поезд плавно колыхается по рельсам, никуда не летя, но и не останавливаясь. Равномерное движение со скоростью километров в восемьдесят в час. За окном равномерно тянулись какие-то промзоны и вот, над поездом пронесся идущий на взлет самолет. Значит - до аэропорта уже недалеко. Прозвучал сигнал и за ним - объявление - "Наш поезд прибывает в аэропорт Домодедово, благодарим Вас за то, что воспользовались услугами аэроэкспресса"...
   Что такое? На платформе стоят люди и снимают здание аэровокзала на мобильники, на площади перед аэропортом полно народу - плотная толпа, к стоянке - длиннющий хвост из подъезжающих машин, от стоянки - ни одной, мелькают желтые мигалки эвакуаторов и синие - экстренных служб. Сразу вспомнилась фраза - "Смешались в кучу кони... люди...",только кони были в этот раз исключительно железные, а люди... люди внешне мало изменились с момента написания этих стихотворных строк. Плотная толпа стояла на площади перед аэровокзалом, все время пополняясь подъезжающими потенциальными пассажирами, еще не ведающими своей печальной участи.
   Настал момент уступить свое насиженное и лично нагретое место другим пассажирам, которые жаждали напротив, попасть в Москву, после всех своих перелетов. Вот он, выход к зданию аэровокзала, но...вход номер четыре закрыт и в него не пускают никого, зато выход очень исправно работает и из него выходят люди с чемоданами и без. причем - выходят очень даже шустро, некоторые даже сопровождая свой выход легким, но отчетливым матерком - "Мать их ёб, хотел сегодня утром улететь... улетел..."
   Нашел себе более-менее удобное местечко, чтобы нормально расположиться вместе со всеми своими причиндалами и меня не цепляли своими кофрами, саквояжами, чемоданами и просто выступающими частями проходящие по своим делам люди. Дополнительный шарм всему придавал поток людей с электричек, стремящийся покинуть территорию аэропорта и выйти в город, при этом неминуемо сталкивающийся с прилетевшими и вышедшими. Какая то довольно толстая тетка с видом рыночной хабалки попыталась пройти что называется напролом, однако, получив пару чувствительных пинков, чувствительных щипков в свой целлюлитный зад и гофрированные бока, а так же - полный комплект благих пожеланий вслед - в конце концов, свой пыл поумерила и поплыла дальше гораздо тише и аккуратнее.
   Вот вышли мальчишки и девчонки в форменной одежде и с бейджиками на лентах - обслуживающий персонал. На вопросы о том, что тут творится, отвечали односложно, что толком ничего не знают, поступила команда на эвакуацию из-за того, что что-то горит. И действительно, периодически всех накрывала чувствительная вонь от чего-то горелого, вроде горящей изоляции, резины, пластмассы, причем вместе взятых. Площадь перед аэровокзалом накрывала смесь из тумана и дыма, периодически разгонявшегося легким ветерком. Однако периодически, запах витал над всей округой.
   Всем уже было понятно, что вовремя улететь не удастся, у кого то регистрация должна была вот-вот начаться, они переживали нешуточно. Мне же, еще печалиться было рано, до вылета около трех часов, а кого-то развернули прямо от стойки регистрации и, не особенно церемонясь, выгнали на улицу... эти печалились больше всего. Кто-то уже звонил по телефону и рассказывал, что аэропорт срочно эвакуировали, что возник прямо-таки, огромный пожар и от самого аэропорта, вместе с самолетами и взлетными полосами, осталась лишь кучка дымящихся углей. Я решил проверить и обернулся - нет, вот он, зеленоватый аквариум аэровокзала, стоит родимый, но вонь иногда немилосердная налетает.
   Ожидание чуда вошло в свою колею, никто уже не надеялся улететь вовремя, потому что не то, что приступить к регистрации, но и просто войти в здание аэровокзала, не представлялось возможным. Толпа на улице, даже повеселела. Из одного из боковых выходов, выскочила какая-то колхозного вида толстая молодая бабенка в поношенных трениках. Выскочив и оглядев толпу, она заорала во всю глотку - "Серега!!! Подожди!!!", часть из стоящих в толпе по всей вероятности, счастливых обладателей имени Серега, а именно - самая веселая часть заорала ей в ответ - "А???!!! Жду, дорогая, жду!!!", немало повеселив всех собравшихся. Бабенка, в доходчивой, а именно - матерной форме довела до всех, что такое количество Серег ей - "На х.й не нужно", убежала дальше, периодически оглашая окрестности - "Серега!!! Бля, Серега подожди!!!".
   "...я бы тоже потерялся", - словно цитируя бессмертный номер КВНовской команды из Сочи, сказал стоящий рядом паренек, - "Сочувствую бедному Сереге...". Разговорились, оказывается рейс у него такой же, как и у меня, только едет он до Севастополя, к своему семейству, находящемуся там на отдыхе. Познакомились, оказались тезками. паренек оказался довольно компанейским и позитивным в общении. Договорились держаться вместе, пока не прилетим. Вместе - все веселее, тем более день перестал казаться скучным.

*****

   Аэроэкспресс тем временем еще несколько раз приходил, каждый раз неизменно выплевывая из себя все новые и новые порции пассажиров, которые сразу же вливались в дружные ряды ожидающих на улице. Что поделать... у РЖД свой график, у авиаторов - свой, а у аэропорта сегодня - так вообще, эксклюзивный и взаимные проблемы мало кого волнуют. Толпа на улице все прибывала и прибывала.
   Позвонил домой, сказал, что в девять пятьдесят не улечу, а когда улечу - не знаю. Жена сперва не поверила и сказала, что мол, хватит прикалываться - "Хорош из себя клоуна строить, это не совсем смешно!" Пришлось подробно объяснить, что в здании аэровокзала задымление, всех выгнали на улицу, все рейсы задержаны и вообще - нужно хоть иногда новости смотреть! "Включи зомбоящик, может быть, что-нибудь покажут, по этому поводу!" Поговорили насчет страховки, где и какие отметки делать. Я сообщил, что все нормально, сознание ясное, пульс нормальный, живот мягкий, стул в норме. Держимся, несмотря на происходящую вокруг жопу, довольно оптимистично. Не успел закончить разговор, пришлось то же самое рассказывать матери. Видимо, мои женщины уже поделились друг с другом. Их можно понять - беспокоятся... А пока - снова возвращаемся в суровые будни!
   Наконец мы заметили, что во вход небольшими порциями стали просачиваться какие-то люди. Народ, стоящий вплотную к дверям стекляшки, понемногу стала приходить в движение. Стайка форменных мальчиков - девочек с бейджами бочком - бочком, отодвигая в сторону страждущих пассажиров, стала протискиваться туда же, пока не исчезла в объемных внутренностях здания. "Запускают обслуживающий персонал..." - пришел к выводу коллективный разум, - "... если не запустят сперва персонал, то кто и как тогда будет нас регистрировать?" - закончил он свою мысль.
   А вот и началось общее движение по направлению ко входу. Ура, запускают! Теперь главное - влиться в толпу, дальше - сами занесут куда надо. Мы с братом по несчастью тоже начали свое движение в общем потоке. Вот они, двери, протискиваемся дальше, вокруг нас такой же народ с баулами и торбами, желающий улететь. Наконец, мы прошли рамки, а наши сумки просветил своим всевидящим лучом, сверхчувствительный сканер. Бдительная служба безопасности, не заметив в моей барсетке металлическую фляжку, в которой содержалось порядка четырехсот граммов армянского коньяка, не особенно моргая глазами, пропустила нас вовнутрь. Ура! Первый этап большой игры под названием Путь домой, пройден. Дело осталось за малым - улететь. Всего-то!
   Мы сразу же - бегом к табло, что же скажет нам оно? Ты табло, нам скажи, да всю правду доложи! Милое, родное, дорогое табло! Табло ответило предельно кратко - "Ждите оргазма! Рейс задержан, информация будет в двенадцать тридцать... "Ну что же, ждем-с! Решили сбегать, найти представителей авиакомпании. Побежали... Отбежали недалеко, ползала еще закрыто, убирают воду с пола... сколько же ее налили? Вонища в зале, несмотря на проветривание, стояла просто жуткая. Наконец разгребли все и можно было бежать, искать.
   Бега увенчались успехом, представители были найдены и допрошены. Теперь осталось отстоять очередь в справочную. Очередь прошла быстро, несмотря на то, что хвост из желающих сделать отметки скопился приличный. Периодически девушка, сидевшая в справочной вставала и, перекрикивая гомон зала спрашивала к примеру - "Днепр! Кто на Днепр???!!!" - какое-нибудь тело, или несколько тел орали в ответ - "Мы!" - "Бегом на посадку, выход такой-то!!!", после чего тела убегали без отметки, а моя цель стремительно приближалась. На справочной стойке я получил вожделенный штампик с отметкой о задержке рейса в связи с закрытием аэропорта. Правда задержан он был лишь до одиннадцати, но не беда-начало положено. Ждем дальнейшую информацию о рейсе. А попутно решили сдать вещи в багаж и бродить по окрестностям более-менее свободно.
   Вещи сдали без проблем, попутно узнали выход на посадку. Заглотили бутербродов с кофе в ближайшем кафе с видом на летное поле. Какая только хрень по воздуху не летает! Хвосты и фюзеляжи разных размеров и цветов... Всем куда то нужно и все откуда-то прилетели и встретились здесь, в Москве. Сразу вспомнились Ильф и Петров со своими Двенадцатью стульями, помните они там очень красиво и оригинально рассуждали о полосе отчуждения? Вот и мы обрели свою полосу отчуждения и стали жить своим особенным миром, в корне отличающемся от того, который находился с другой стороны стеклянной стены аэровокзала. Наконец, решили идти на посадку, благо выход был рядом. Прошли все круги бдительнейшей службы безопасности, нашли свою дверь и стали снова ждать.

*****

   Зал вылета был полон! Да не то слово, полон - он был - набит битком! Некоторые любители кинохроники снимали всю эту снующую туда-сюда массу на мобильные телефоны. Наверное где то на Ю-тубе мелькнем и мое изображение, практически затерявшееся в толпе. На табло горела надпись Санкт-Петербург , потом - Минеральные Воды, потом Симферополь, но другой и, в самом низу монитора - снова Симферополь, но уже наш. Я принялся снимать на свой планшет монитор, чтобы зафиксировать время собственной посадки. Мало ли, придется бодаться со страховой, денежки они брать любят, а вот платить - тут гораздо труднее.
   Питерцы отправились, потом - почему то начали сажать другой Симферополь, а Минеральные Воды и вовсе исчезли из виду. Жители и гости "Минералки", как их уже успели окрестить в народе, начали в голос возмущаться этим бардаком... Один вообще стал говорить, что аэропорт - говно, табло вообще нужно выкинуть, а он может вообще никуда не лететь!"Ну и не лети! И вообще, слышь мужик, - хорош уже истерить!" - сказали ему братья и сестры по рейсу. Наконец-то затолкали в два приема симферопольцев, и тут снова загорелись "Минеральные Воды"... "Минералка" тут же притихла и начала собираться. Особенно активно, стал собираться тот, кто вообще мог никуда не лететь. Мы же опять, чертыхнувшись, начали отсчет времени до своей посадки.
   Минералка вроде со временем затолкалась в автобусы и выехала к самолету. Здесь нужно сказать, что автобусы на посадку ходили часто... примерно раз в двадцать минут... путем несложных подсчетов пришли к грустному заключению, что для одного самолета посадка занимала примерно сорок минут... почти час! Какая то малахольная тетка стала орать, что возмущена до глубины души этим дурдомом. Мало того, что дурдом, так нафиг ничего никому не нужно и все - равнодушные, что ей нужен свежий воздух! Что она будет жаловаться Президенту лично, лично - Генеральному прокурору и в ООН. А так же лично Пан Ги Муну, с ними со всеми у нее связи (правда она забыла уточнить - какие) чтобы приняли меры, ибо она целый день дышит "йихним говном". Они всех их выведут на чистую воду! Она дышит здесь говном, а так хотелось Солнца, ласкового моря, пальм, белого Мартини в высоких бокалах и людей в белых брюках и платьях... Прооравшись, как следует, она убыла с высоко поднятой головой, дышать тем же говном и дальше, а мы продолжили наше ожидание.
   Посадку на Минводы уже нужно было закрывать, но почему то это не делали. Девушка на посадке уже сорвала голос, приглашая опоздавших. Наконец, когда автобус был отправлен, прибежала девушка с волосами типа блондинка и с соответствующими умственными показателями, прямо как в соответствующей серии анекдотов. На все вопросы она отвечала предельно емко и исчерпывающе-"...а я - вот... а мне - вот... оно - вот... и тут - вот...", большего от нее добиться не удалось, при этом она непрерывно роняла сопли на стойку посадки, попутно размазывая их своим рукавом по ней ровным слоем. Наконец и с этой дурой вопрос уладили, вызвали дополнительную машину, не знаю, бесплатно или за сумму малую, но тем не менее - она благополучно упорхнула, даже не сказав спасибо. Хорошие манеры... наверное за плечами - учеба с отличием в институте культуры.
   И вот наконец... да что же опять такое??? Вместо нашего рейса на табло появились Хабаровск и Воронеж... Какой-то умник выскочил и призвал всех организованно сдать билеты и никуда не лететь, однако не найдя понимания у высокого собрания, быстро сник, свой билет так и не сдал, и больше не выступал. Свою минуту славы он получил. Стоявший радом мужичок предложил открыть тотализатор, уедем мы сегодня или нет. Однако специалисты по посадке были молодцы и стали "вручную",то есть путем орания на весь зал, оповещать о том, что это - посадка на Симферополь.
   После таких раскладов, симферопольцам, сидящим уже четвертый час в аэропорту, в этот день уже похоже, было все равно куда лететь... "Воронеж??? Ну хотя бы!!! Все, садимся, хватит тут сидеть!!!" Воронежцы тут же всполошились - "А мы???" А вы - после, сейчас наша очередь, хоть куда - нибудь уже! В результате все было оценено правильно и ничего, кроме смеха не вызвало. Наконец подошел автобус и мы с Лехой, пройдя стойку посадки вошли в салон под работающий кондиционер, испытав после духоты зала безумное облегчение. Автобус, вобрав в себя некоторое количество людей отправился и вот он, долгожданный Аэробус А-321 Уральских авиалиний. От трапа отзвонился домой и выключил телефон.
   В самолете пришлось сидеть еще почти час, пока не привезли всех остальных и не дали разрешение на взлет. Хорошо, в салоне кондиционеры молотили просто зверски и никому душно не было. Наконец, люк задраен, старшая стюардесса на ломанном английском языке сообщила, что мы готовимся к взлету, выступил командир корабля, извинился за задержку рейса и пожелал приятного полета. И вот, легкий толчок, тягач зацепил самолет, сдвинул его с места, а затем самолет сам плавно покатился по рулежной дорожке. Объехал стоящие на стоянке самолеты и встал в очередь на взлет.

*****

   Мимо нас вальяжно прокатился, весело помахивая своим изумрудно - зеленым хвостом, такой же зеленый Боинг 777, авиакомпании Туркменистан, на который все окружающие смотрели снизу вверх, такой он был огромный. Выруливающий за ним аэробус в ливрее компании Белавиа, выглядел по сравнению с ним сущим клопом, таким же клопом наверное выглядел в этот момент и наш самолет. Рев от двигателей пошедшего на разгон туркмена ощущался даже внутри нашего летательного аппарата. Белорус взлетел без лишних понтов следующие за ним, на исходной - мы. Проверена работа оснащения крыльев и вот он, момент истины, двигатели натужно взвыли и самолет покатился, наращивая скорость и вжимая мощным подхватом пассажиров в кресла. Вот тут и начинаешь чувствовать ту мощь, которая притаилась под крылом, которая, выпущенная на волю, уже прет напролом, да так, что понимаешь, это уже не остановить!
   Не знаю, кому как, а для меня самый неприятный момент-это когда понимаешь, что пройдена так называемая точка невозврата и самолет либо должен взлететь, либо укатиться куда нибудь за полосу. Ну и сам момент отрыва, соответственно, когда голова становится чугунной, шея ее плохо держит, давит на уши и вообще - ощущение скверное. Постепенно самолет набрал высоту и выровнялся, изредка покачиваясь и подрагивая, звук двигателей стал не таким натужным и народ стал перемещаться по салону по своим надобностям.
   Самолет, пробив три слоя облаков занял свой эшелон. Командир сообщил, что полет проходит на высоте одиннадцать тысяч метров и температура составляет минус сорок восемь градусов. Настало время полюбоваться открывающейся панорамой. Удивительная вещь - облака! На ровном, белом поле то тут, то там взгромождаются какие-то горы, целые хребты, или просто отдельные башни. Чуть попозже ровный слой стал не таким плотным и башни стали появляться как будто бы из какой-то пелены, словно пробивая ее. Вид был прекрасный, выше было только небо с неизменным "фонариком",который давал мощный блик от поверхности крыла. Расстилающиеся под нами облака казались осязаемо плотными, начисто закрывая землю и, создавалось ощущение, что летим мы не на одиннадцати тысячах, а вообще - высунь руку из окна, да потрогай. Однако видимая прочность была обманчива...не удержит он никого и ничего и по небу ни в жизнь не прокатят...всего лишь - клубящийся водяной пар, вода в газообразном агрегатном состоянии и только!
   Звук от работающих двигателей, несмотря на то, что был достаточно громким, все же был еще и монотонным, что сделало свое черное дело - сон накатил сам собой, учитывая ранний подъем и содержательное утро. Никакой борьбы, просто полное выпадение из повседневной реальности минут эдак на двадцать. Включение произошло в тот момент, когда к нашему ряду подходила стюардесса, раздавая корм проголодавшимся пассажирам. Съев нечто шаурмоподобное и запив все это соком, я снова ненадолго выпал из потока жизни, но уже минут на десять, организм упорно брал свое.
   Из санузла с диким криком, вылетел ребенок лет четырех и, обгоняя бегущую за ним мамашу, понесся по салону, видимо испугавшись процесса, начавшегося после нажатия на педаль... Бедный ребенок... наверное подумал, что он может попасть туда ногой и его всосет вовнутрь сопровождая все это диким чавкающим звуком. Этим только фильмы ужасов озвучивать и никто бы не догадался, откуда все проистекает. Тут взрослому становится не по себе, когда рядом такое происходит, а тут - ни в чем неповинный человеческий детеныш...
   Полет продолжался своим чередом, работали двигатели, перемещая самолет из пункта А в пункт Б, пассажиры занимались своими делами. Шел второй час полета. Стюардесса объявила о том, что самолет начинает снижение. Самолет задрожал и снова стало давить на уши. Ну-ка, узнаем, насколько прочны облака? Легкое подрагивание, на какое-то время за стеклом была видна лишь серая пелена и - облака уже над нами, а под нами - еще один слой, гораздо тоньше, чем пройденный.

*****

   За стеклом иллюминатора стала видна земля, а на ней - береговая линия и водная гладь. Значит - Крым где-то совсем близко. Затем суша исчезла, осталась одна вода, по которой где-то там, далеко внизу, шел маленький-маленький сухогруз, выглядевший просто козявкой на серо-синем фоне, какие-то косы, острова, коим и названия наверное и нет, затем кончились и они, но - ненадолго. Узок Керченский пролив. И вот, из под крыла замаячила впереди суша. Крым, привет!!! А чем докажешь, что это Крым? А вот она, коса Арабатская стрелка, во всей своей красе и старый Сиваш, разительно отличающийся по цвету воды от Азовского моря. Так что, сомнения прочь - привет Крым, еще раз!!! И снова - поля, поля, поля... Вот уже и нижний слой облаков оказался сверху.
   Стали видны дороги, отдельные автомобили и ряды деревьев по краям полей и вдоль дорог. Появились две широкие магистрали в обрамлении деревьев...что это? Господи, это же Московская трасса, а рядом - старая добрая железка, по которой путь до Симферополя проделывался много раз! Так вот ты как выглядишь с птичьего полета...
   Самолет заложил крутой вираж и продолжил снижаться. Командир объявил, что самолет готов совершить посадку в аэропорту города Симферополя. Вот они, приводы и вот она, полоса. Самолет немного пролетел над полосой, двигатели убавили обороты, выдвинулись на полную закрылки. Есть касание! Самолет немного подпрыгнув после первого касания, покатился уменьшая скорость по бетонке, среди выжженной июльско - августовским злым солнцем степи центрального Крыма. Салон зааплодировал пилоту, который хорошо взлетел и крайне удачно сел. Ну вот... Полет почти закончен, самолет едет по рулежным дорожкам к месту стоянки. За окном плюс тридцать, а я в куртке... да, в Москве было чуть холоднее, плюс двенадцать. Но, хрен с ней, с температурой, я - дома!!! Трап подали быстро, вот и автобус, доставивший всех нас, измученных, но непобежденных к новому терминалу международного аэропорта Симферополь.
   Куртку пришлось снять, уж очень было жарко. Теперь осталось забрать багаж и выдвинуться в южную сторону. Наконец-то привезли и его, включили ленту транспортера и из-за шторки стали выезжать наши баулы. Сумка моего брата по несчастью выехала одной из первых, затем выехал мой пакет, а вот сумки не было. Памятуя о том, что моя супруга вообще приехала в Симферополь без багажа, тихонько начала подползать печалька... "Первую телегу разгрузили..." - сказал Леха, ждем вторую. Вторая телега радости и сумки не принесла. Ждем третью... пошли чемоданы третьей телеги. Уже было тревожно. Фу-ух! Наконец-то выезжает и моя сумка! Теперь - на выход, там меня ждут.
   Оглядываюсь назад - возле уже остановившейся ленты транспортера стоят человек пять, бестолково размахивающих руками. Так и есть, несколько человек прилетели без багажа. В общем-то сравнительно немного, учитывая тот дурдом, что творился с утра в Домодедово. Досадно конечно, но что поделать. Теперь им, замученным трудным днем, придется еще сидеть в аэропорту назначения допоздна и писать бумажки, необходимые для розыска их драгоценных сумок и чемоданов. Ну что же, пусть их поиски увенчаются успехом! Пожелаем им удачи! Ну а мне - на выход.
   На выходе меня уже ждал кум Димыч. Тепло попрощались с Лехой и разошлись. Обнялись с Димкой и стали искать место, где спокойно можно поговорить и передать пакет с вещами. Взял билет на автобус до родной Алушты. Немного непривычно было видеть машины с российскими номерами и номером региона - восемьдесят два... водители правда остались те же - безбашенные. Время еще есть, поэтому стоим, калякаем за жизнь. Разговор мог длиться еще долго, но вот он, мой автобус.
   Затолкали вещи в багажный отсек за задними сиденьями, обменялись телефонными номерами, Дима поехал кого-то встречать, я же - начал свой долгожданный путь домой. По дороге можно было изучить всю географию России - Воронеж, Краснодар, Нижний Новгород, Ставрополь, Дагестан, Белгород... ну и куда же без вездесущих "Масквачей"! Попались по дороге даже суровые Челябинские и не менее суровые Пермские и Свердловские парни. Потянулся народ со всей России, в российский теперь уже, Крым.
   Симферополь остается Симферополем... сделал для себя вывод о том, что лучше ехать в час пик по Садовому кольцу в Москве, нежели вечером по центру Симферополя. Узкие улочки, припаркованные черт те как машины и при этом - двустороннее движение. А еще - уникальные водители, умудряющиеся среди всего этого летать, а не водить. Завершает весь колорит качество дорожного покрытия - мало того, что оно древнее, как говно мамонта, так и устроено по старинной японской технологии - "Тояма - токанава" еще наверное во времена моего счастливого детства и с тех пор не менялось. Причем данная технология использовалась и при укладке асфальта и на центральных улицах.
   Впрочем, как бы то ни было, улицы Симферополя были пройдены, трасса до Ангарского перевала тоже и вот, в долине у моря показались огни - здравствуй, моя малая родина, жемчужина у моря... Наконец автобус остановился возле автовокзала. Вещи из багажника забраны, алчущие приезжающих отдыхающих корректно отшиты и впереди только дорога к дому, последние, самые длинные триста метров пути. Дома уже ждали. Вот уже отмыта дорожная пыль и накрыт стол "за встречу".Водка "Перепелка" была хороша, стол тоже был великолепен. На часах - десятый час вечера. Наконец то долгая дорога домой пришла к своему завершению. К подушке я видно летел уже спящим, потому что удара своего лица об нее я не почувствовал. Впереди ждали три недели встреч, интересных поездок общения и, конечно же моря, моря, моря...
   Море - море... мир бездонный! Самое синее в мире, Черное море... как же тебя не хватает в душной Москве. Твоего запаха, который ни с чем другим не перепутать, простора и плеска волн, из легкого шелеста, переходящего порой в грозный рев... Нас с детского сада учили на море днем не ходить и шапочку на головенку надевать. А когда идет на море любой, уважающий себя алуштинский абориген? Угадайте с трех раз! Нет, не нужно трех, достаточно и одного? Правильно! Абориген идет купаться, когда Солнце стоит в зените и сидит на море весь день, иначе зачем вообще на него ходить? При этом надевая что-нибудь на голову лишь изредка и совершенно не страдая от солнечных ударов. И когда еще можно реализовать принцип-"Ни дня без пива!"Только в отпуске! Суровые будни отпускника, короче говоря... Но - это уже совсем другая история, которая еще только впереди... Все!

Год 2016.

Жопа без приключений

- это просто унылые булки!

(Одна моя знакомая)

Часть 1. Туда.

   Знали бы Вы, как трудно исполнять должностные обязанности по работе, когда отпуск что называется "на носу". Убытие к месту его проведения запланировано на ночь этого же дня и голова занята совершенно другими вещами. Состояние совершенно идиотическое, сидишь на своей волне, имитируя бурную деятельность. Сделав над собой просто чудовищное волевое усилие, провел свои занятия, напоследок застращав группу своих головорезов, которых дрессировал с самого первого дня их пребывания в учебном центре. В конце концов, мне удалось сделать из юниорской сборной Вьетнама по хоккею с шайбой на траве, как я их называл, ту самую сборную Германии по футболу, которая чернушно и со смаком, отшлепала бразильцев с разгромным счетом прямо на их домашнем чемпионате мира.
   А стращать - ну просто для проформы, чтобы не забыли ничего, пока я буду греться на южном Солнышке, поглощая шашлыки и коньячок, сидя прямо в море. Сюда же стоит добавить и буквальную реализацию принципа - "Ни дня без пива!" Студенты мои, нужно отдать им должное, сделали все, чтобы я смог уйти на отдых на положительной волне. А накануне пришлось наставить им троек и пригрозить прочими неприятностями вроде "устроить Вьетнам", которым я называл опрос с пристрастием. "Волшебный пендаль" возымел свое действие. Теперь пришлось ставить сплошь пятерки.
   Практически "вручную" запихивая в отдаленные уголки памяти недалекое будущее, с трудом настроившись на рабочий лад и настроив на таковой группу, обговорили неясные вопросы. Звонок стал подобен выстрелу из стартового пистолета. Пожав друг другу руки, я пожелав им удачи, в свою очередь, выслушав пожелания хорошего отпуска, после чего мы распрощались. Прибор под названием "съебатор", который уже был прогрет с самого утра, тут же включен на максимальные обороты и переведен в режим форсажа. Оставляя за собой инверсионный след, я убыл домой.
   Да! Теперь - домой! Я попрощался с коллегами и выдвинулся к месту жительства. Закончив последние приготовления экипажной части, завел машину, удостоверившись, что все работает нормально, бухнулся спать, чтобы немного перебить сонливость, если такая возникнет в пути. Наметили время выезда на час ночи. Позвонил старший ребенок, попросили его купить три банки энергетика, на случай, если под утро начну отключаться с недосыпу. Некоторое время поворочавшись все-таки крепко заснул, причем отъехал плотно, часа на три - четыре.
   Чтобы при проезде платных участков не стоять у турникетов, у коллеги по работе арендовал транспондер - с его слов, хороший такой приборчик, который позволяем проезжать турникеты на платниках гораздо быстрее и, что самое важное - еще и с двадцатипроцентной скидкой. Деньги на него кладешь - как на мобильный телефон - устройство номерное, поэтому при оплате через терминал - вбиваешь в графу номер и потом - сумму малую. После чего едешь по платному участку вроде как не тратя время на стояние в очереди и дешевле. Посмотрим, что за штучка такая. Прилепил его на лобовое стекло за зеркалом лентой "Момент монтаж", чтобы крепче держался, получилось вроде так, как нужно для того, чтобы устройство нормально читалось при проезде.
   Поскольку путь предстоял неблизкий, в процессе подготовки к поездке, пришла шальная мысль сделать поездку комфортнее. Немного почесав затылок, пришел к выводу, что в машине явно не хватает холодильника. Идея нашла горячую поддержку со стороны второй половины и аппарат после некоторого времени поисков был успешно приобретен. Охлаждение - минус восемнадцать градусов относительно окружающей среды, поди плохо. Добавим туда еще предварительно замороженных аккумуляторов холода. Теперь можно будет наслаждаться прохладными напитками при августовской жаре. Лучшего места для него, чем в багажнике, на одном из дополнительных сидений не могло и быть. После небольших усовершенствований конструкции личного авто, он был туда установлен. Причем вписался в общий интерьер, выполненный в серо - черных тонах, так, как будто всю жизнь там и стоял.
   Включил штекер в разъем, вентилятор в крышке завертелся. Посмотрим, насколько будет холоднее. Подогнал машину под подъезд, чтобы таскать вещи было ближе. Как ни старались, шмоток набралось достаточно много. Распихали сумки по багажнику. Получилось даже достаточно красиво и равномерно. Приехал старший сын и решил остаться на ночь. Оставил холодильник работать и ушел досыпать. Как оказалось - напрасно. Холодильник забирал на себя достаточно много, несмотря на то, что напрямую к аккумулятору подключен не был.
   Стрелки часов подошли к отметке "один", за окном - темнота ночи. Встали, протерли глаза, оделись. "Сядем на дорожку!" - сказала жена - сели, посидели, встали и направились к выходу. За стеклом двери задка горел зеленый светодиод - холодильник работал и работал исправно. Открыл крышку и ощутил приятный холодок. Проверил, как работают поворотники и аварийка. Все нормально. Пока нормально. Ключ в замок, поворот, включился стартер...
   Но что за херня? Стартер, промычав что-то невразумительное, сделав несколько оборотов, но двигатель так и не запустил. Вот блять! Приключения начинаются прямо возле подъезда, еще не успели даже тронуться с места. Глянул на напряжение на батарее - меньше одиннадцати вольт! Твою мать! Неужели слетел аккумулятор? Хотя не должен был, этому всего только чуть больше года, новый почти. Потом понял, что скорее всего причиной всему - наше недавнее приобретение. Однако ехать как-то нужно.
   Жена позвонила старшему. Он спустился вниз и мы решили "прикурить". Однако, выкинув все вещи из багажника, я не обнаружил требуемых проводов, видно оставил их в "загородной резиденции", пока наводил порядок в багажнике, готовя машину к выезду. Вот же блин! А еще - посмеиваюсь над чайниками! Сам-то чем лучше? Уже потом, выгружая вещи из багажника, нашел эти чертовы провода на дне инструментального ящика, в который сам же и засунул. Короче говоря, одно западло неотрывно следовало за другим, дорожка начиналась весело. Хоть сиди на месте и никуда не дергайся. Немного попсиховал, в результате выслушал от супруги все, что она думает о моей подготовке личного авто к длительному рейсу.
   Оставался крайний вариант - завести машину "с толкача". Хорошо, что в числе моих последних приобретений перед поездкой был рывковый трос на девять тонн. Прежний, буксировочный на семь тонн, благополучно лопнул, когда пришлось тащить машину в автосервис, потому что "загнулись" в аккурат на выезде с МКАДа на Ленинградку. Купил как-то в славном городе Нижнем Новгороде "неубиваемые" стальные ролики для приводного ремня. Неубиваемый не проходил и пятнадцати тысяч! Поменял на обычные, штатные. Ну что же, пришла пора обновку проверить в деле. Он был радостно извлечен из багажника, шаклы зацеплены за проушины. Машина старшего осторожно тронулась с места, потом почувствовался легкий рывок и "Патриот" плавно покатился следом. Зажигание включено, рычаг переключения передач - на "вторую", педаль сцепления отпущена. Снова - рывок, мотор чихнул, что-то плюнул, и двигатель наконец-то размеренно заурчал.
   На индикаторе - одиннадцать и девять... ничего себе, как сел аккумулятор! Интересно, слетает понемножку, или все же посадил его холодильником? Нет, ну не мог он слететь! Ладно, поглядим в дороге, как что будет. Если все же слетает - повернем назад, или купим новый по дороге, уж за полторы тысячи километров пути - хоть один магазин да найдется. Попрощались со старшим. Он поставил свою машину у дома и пошел отсыпаться. Взгляд на индикатор - о, уже немного получше - подзаряд вроде идет, напряжение, хоть и меньше тринадцати вольт, но уже к этой отметке подобралось вплотную. Мотор - работает, никаких скрипов, свистов и скрежетов вроде не слышно, напряжение аккумулятора уже тринадцать ровно. Ну что, с Богом, поехали навстречу отпуску и незабываемым впечатлениям! Дорога серо-черной лентой уходит под колеса автомобиля. Хоть и со сдвигом на полчаса, но - началось! Едем в отпуск навстречу приключениям и впечатлениям.

*****

   Московскую кольцевую автодорогу пролетели сами не заметив как, дорога ровная, "Патриот" вальяжно прет по так любимому мной четвертому ряду, свежевымытый и заправленный "по самое нехочу", ну не дать, не взять - "Ленд Крузер" - не меньше. Почему четвертому? В пятом летают те, кто все время куда-то спешит. Мы не спешим, но любим ездить не очень медленно. Правда различного рода идиоты летают и по обочине, и вообще по любому ряду, но - это уже тема для отдельного разговора. Вот показался съезд на Каширское шоссе, а там глядишь - рукой подать до трассы М-4 "Дон". Посмотрим, как себя покажет вышеупомянутый прибор, белой коробочкой прилепившийся к лобовому стеклу.
   "Каширка" осталась позади, мы проехали первые двадцать километров и, вот уже впереди замаячил первый платный участок, а с ним и трасса М-4"Дон". Ищем взглядом полосу, предназначенную для владельцев транспондеров. На полосе - толкотня, тупые и видимо, не умеющие читать по-русски, соблазнившись отсутствием автомобилей, решили проскочить по-быстрому. Однако - не тут-то было! Сопровождаемые комментариями по поводу своих интеллектуальных данных и размышлениями вслух о материале, из которого изготовлены их головы, "хитро сделанные" сдают назад.
   Ну, была-не была! Сбавляю скорость километров до тридцати в час и въезжаю на полосу. Не доезжая метров пятнадцать до шлагбаума - светофор загорается зеленым, а сам шлагбаум взлетает вверх, открывая дорогу. Возле него, транспондер издает пронзительный, но долгожданный писк - денежка снята, мы несемся дальше, со скидкой в двадцать процентов, неплохо! А самое главное - времени ушло всего ничего, так что - обзаводитесь этим устройством, не помешает, к тому же есть-пить не просит, висит себе тихонечко на стекле, за зеркалом.
   Чтобы немного прояснить мозги - распиваем первую банку энергетического напитка "Адреналин раш". Я не собираюсь ничего рекламировать, но в дорогу "на дальняк" беру с собой исключительно его. Как-то "Адреналин" пришелся мне по душе еще со времен работы на линии. Там было время поэкспериментировать и было с чем. Тем более, что пью я их сравнительно редко - в этом случае их действие в максимально длительное и эффективное. Если часто - просто наступает привыкание. Помню, один мой коллега по работе на линии, пил "Буллит" просто как обычную газировку, банки по три за смену, если не больше. Как зайдешь на линейный и его не встретишь - постоянно с банкой этой отравы. На вопросы коллег о том, почему он относится к себе настолько безжалостно, отвечал, что напиток на него почему-то не действует. Так что, к определенным выводам я через некоторое время пришел. "Бёрн" и "Ред булл" - кислятина, от которой лицо принимает гримасу в стиле "куриная жопа", "Буллит" же - на мой взгляд - просто пойло, от которого сердце начинает колотиться, как бешенное, а мозга - как не было, так и нет. О прочей дешевке я и не говорю. От тех и сердце колотится, и еще - через некоторое время - дико хочется сходить в санузел по малой нужде, а при автомобильной тряске глаза пробуют лезть на лоб от давления в мочевом пузыре - видно взбадриваешься исключительно от этого.
   Еду, зарабатывая себе косоглазие, одним глазом наблюдая за дорогой, вторым - отслеживая напряжение на аккумуляторе. Вроде пока тьфу-тьфу-тьфу, напряжение постепенно растет. Уже тринадцать и три. Растет медленно, но и не падает, что уже хорошо. Здесь видимо, стала работать моя привычка, сама собой выработавшаяся в мою бытность машинистом электропоезда в электродепо "Сокол", а именно - периодически окидывать взглядом панель приборов. Иногда таким образом можно заметить нечто интересное.
   Что-то подобное произошло в 2010 году, когда на моей предыдущей машине накрылся генератор, как всегда внезапно, на МКАДе, в четвертом ряду. Ехал я тогда к месту сбора для поездки на рыбалку, мы собирались нашей шайкой приятно провести время - музычка играет, вентилятор приятно обдувает лицо... потом ощущение, что что-то не так. Когда взгляд упал на индикатор напряжения, стало все ясно, что. Етит твою мать! Напряжение падало на глазах. Отключил все лишние потребители и, когда приехал к месту сбора, в район Кронштадтского бульвара, напряжение не дотягивало и до девяти вольт. Заехал во двор дома, где жил в то время мой хороший товарищ Сашка Минаков, припарковал - и больше она не завелась. Все, аккумулятор сдох. Потому что сдох генератор. Разрядился. Начисто. С тех пор, постоянно переключаю индикатор на панели приборов на напряжение. Хоть что-то будет под контролем.

*****

   Небо тем временем на востоке стало серым, потом начало голубеть и постепенно окрасилось в рассветные светлые тона. Покрытие на трассе "Дон" прекрасное, во всяком случае - на платных участках. Иногда правда, выбоины встречаются, но - очень редко. Да и то, это не выбоины, а так, профанация. Как же без них... Российская дорога без ям - не дорога вовсе! Согласитесь, было бы нелепо, если бы еще и на платнике покрытие было бы в колдобинах. Хотя... это Россия, детка, здесь возможно все!
   Наше авто резво пылило по направлению к югу. Стрелка спидометра медленно колебалась между отметками 110 и 120. Можно было бы и больше, он сможет. Как-то раз, по дороге на город - герой Минск, я его разогнал почти до 160, но зачем? Машина высокая, при боковом ветре начинает немного парусить. А еще - перерасход топлива и изнасилование движка - ну не гоночный автомобиль УАЗ - Патриот! Не гоночный. Скорости в пределах 120 км/ч ему вполне достаточно. Едет, мягко покачиваясь и ровно урча. Терпеть не могу надсадного звука насилуемого двигателя. Обороты - в пределах трех тысяч. Нормально едем. Один платный участок сменялся другим, приближался первый крупный населенный пункт на нашем пути. Шлагбаумы на пунктах взимания платы бодро подскакивали вверх, давая нам дорогу. Можно конечно, ехать и не по платным участкам, альтернатива всегда есть, она как правило изображена на знаках, показывающих маршрут. Но в таком случае, придется ехать по гораздо более извилистому и ухабистому пути по захолустьям средней полосы России, убив на это гораздо больше времени. Поэтому - мы выбираем платники. Иногда мы обгоняли тех, кто стоял в очереди на оплату, до этого пролетев мимо нас. Скоро Воронеж.
   Решили в объезд по платнику не ехать, а проехаться, посмотреть, что за город. Миллионный, между прочим. А вот, собственно и он. Широкая и достаточно ровная дорога на въезде в город. Зелень деревьев и довольно - таки чисто на улицах. Если отбросить эксклюзивную серую и облупленную архитектуру спальных районов и городских окраин, впрочем, как и везде, то ближе к центру - достаточно мило. Улицы - широкие и зеленые, выбоин в асфальте сравнительно немного, информации на дороге в виде знаков вполне достаточно. Градообразующая река Воронеж - в красивых и довольно ухоженных берегах, справа вдали виден какой-то парусник. "Гото Предестинация" кажется. Название точно не помню. Кажется Петр военный корабль с таким именем здесь построил. Его построили заново и поставили на вечную стоянку. Местная "Аврора", так сказать. Нужно будет по приезде обратно залезть в Википедию, узнать что да как. Жаль, что нет возможности по сторонам головой вертеть, разглядывая окружающий пейзаж, за дорогой тоже нужно кому-то следить.
   Народу на улицах немного, может быть от того, что на часах - начало седьмого, а может быть и от того, что это раннее утро субботы и нормальные люди отсыпаются после успешной трудовой недели и содержательно проведенного вечера пятницы. Единственный минус - немного дурная голова в связи с невыспанностью. Выедем за город - нужно будет шлепнуть еще банку Адреналина, действие первой уже наверное понемногу подходит к концу. Наготове уже лежит, конденсатом покрытая, с фруктовым соком.
   Город, короче говоря - понравился. Первое впечатление - благоприятное. А раз благоприятное - то нужно снова как-нибудь сюда приехать. Решили, что если будет возможность - обязательно прокатимся на выходные, посмотрим город более внимательно и обстоятельно. От Москвы отъехали уже наверное километров семьсот. Нормально, едем довольно шустро.
   Вот уже показались окраины с другой стороны. Такие же гламурные и красочные, как и на въезде. Воронеж, до свидания, мы скоро обязательно увидимся. Катимся на выезд. Вот указатель, куда на М-4, снова оказываемся на трассе. Последний платник, дальше, до Ростова - на - Дону и до конца пути - коммунизм, бесплатно. Посмотрим, какая дальше будет дорога. Пока что к ее качеству претензий минимум.

*****

   Знак о том, что Воронежская область осталась позади, промелькнул как-то совершенно незаметно. Начались небольшие ухабы на дороге и места ограничения скорости в связи с дорожными работами. Ростовская область.
   День разгорался все сильнее и воздух за бортом, если высунуть руку в окно на ходу, уже не охлаждал. Становилось жарко. В машине открыты все окна, но особого облегчения это не приносит, ведь в машине столько же, сколько и на улице. Кондиционер только садит батарею, но не справляется. К тому же, при его включении - взвизгивает ремень. Не будем рисковать - дорога неблизкая и мы не в Москве. Чувствуется, что недалеко граница с Украиной - промелькнули несколько указателей на Луганск и на Донецк. Проехали Каменск - Шахтинский. Места довольно симпатичные, поля, холмы, иногда взгляд цепляется за одинокие терриконы шахт. Одни - уже порядком размытые, другие - еще нет, но уже не свежие.
   Дорога шла по направлению к Шахтам. Это город такой. В Ростовской области. На обочинах дороги - торговые точки, где торгуют горячей кукурузой, медом и сгущенкой. Не знаю, кто это все берет, но раз стоят, значит есть покупатели. Чувствую, что мозг исчезает, несмотря на уже две банки энергетика и прочие мероприятия, смысл которых - борьба со сном. Можно разбить себе лицо, хлопая по щекам, можно носиться, как ненормальный вокруг машины, разгоняя сон, но - ровная дорога притупляет внимание и, если ночью спал мало, приходится тяжко, начинает жутко клонить в сон. Решили ненадолго остановиться для короткого отдыха со сном в положении как бы лежа.
   Нашли подходящий съезд с дороги возле одной из таких точек и подкатили к небольшой лесополосе, дававшей уютную тень, отъехав от дороги метров на сто. Жена расстелила импровизированную постель на заднем сиденье, сама пошла гулять с собакой. Пес стойко переносил все тяготы дороги, основная из которых - удушающая жара. Тем более, что черно - подпалая окраска нашего мелкого хищника семейства псовых - плохо отражала солнечный свет. Налили ему воды в ванночку - он счавкал ее в пару секунд, причем не лакая, как это делают его собратья, а глотая полной пастью, засунув морду в воду. Водопой пришлось повторить. Псина раздулась, но была довольна, о чем говорила ее довольная морда.
   Лег на сиденье и не помню как - отключился. Напрочь. Проснулся, несмотря на жарищу в холодном поту от ощущения того, что не понимаю, где нахожусь. Поглядел на потолок машины и первое время лихорадочно соображал, что это такое и почему лежу скрючившись на заднем сидении. Потом с трудом вспомнил, что еду в отпуск, в Крым, вроде бы даже на своей машине и нахожусь где-то по пути к Ростову - на - Дону, а жена пошла гулять с собакой. Немного полежал, поморгал, приходя в себя, в конце концов пришлось вылезти из машины, чтобы хоть немного разогнуться после "позы Зю" на заднем сиденье собственного авто. "Дама с собачкой" ушла метров на двести вдоль лесополосы, теперь не спеша шла обратно.
   В ожидании их полежал еще немного, потом полез в багажник за канистрой из-под этилового спирта, с краником в крышке, который я собственноручно приделал к ней пару лет назад. Вот так, спирт был благополучно выпит в различных сочетаниях с прочими субстанциями, а канистра, емкостью в пять литров осталась. Симпатичная такая, беленькая. Выкидывать - жалко, потом как-то увидел на обгоняемой фуре, кажется на минской трассе, под кузовом была подвешена канистра на двадцать литров, в крышке был краник. Идея показалась вполне здравой, тем более, что емкость была в наличии. Вот, собственно и пригодилась.
   Поплескал в лицо водички, сонливость понемногу отступила. Решили немного перекусить. Вареные яйца, хлеб с колбасой и сыром и огурцы провалились вовнутрь без малейшего сопротивления. Накрыл все это изрядной дозой минералки, которая тут же выступила в виде пота. Дорога снова позвала вперед. Сложили в салоне обратно все то, что перекладывали для оборудования спального места, выбрались на зависть владельцев низкосидящих седанов и универсалов через пашню на дорогу и поехали.
   Впереди на нас надвигалась графитно - серая, казалось бы, осязаемо тяжелая туча. Иногда налетало свежее поветрие, впрочем, не оказывавшее никакого влияния на удушающую жару, висевшую над местностью. Дорога шла как раз в ее сторону. Над местностью впереди нависла пелена ливня, частенько проскакивали молнии. Казалось бы - еще немного и под упавшей на капот влагой, немного передохнет от пекла автомобиль и задышит немного легче. Однако... Переехав очередной увал на местности увидел, что дорога уходит в сторону, оставляя тучу несколько в стороне. Дождь для нас ограничился лишь несколькими крупными каплями, звонко стукнувшими по раскаленному капоту и лобовому стеклу. Все! На сегодня слякоти хватит! Дождь будет в другой раз, наверное, а пока - снова изнываем, вместе с машиной и собакой от жарищи.
   Понемногу приближался Ростов - на - Дону. Дорога стала похуже, чем в Воронежской области, асфальт изобилует мелкими выбоинами. Шахты с их терриконами остались позади, понемногу на дороге стало расти количество фур, строй которых становился все плотнее. Скорость стала понемногу замедляться, пока наконец, не упала практически до нуля. Мимо, обдав вереницу машин пылью, по обочине пронеслась машина с местными, шестьдесят первыми номерами. За ней - вторая, потом - еще. Номера уже были не только ростовские, поехали по альтернативному пути и москвичи и воронежцы и все остальные. Плюнув на все, свернул на обочину и поехал вслед за остальными ушлыми. В конце концов, остановилась и обочина. Еле - еле продвигаемся куда - то вперед. Где-то впереди замаячила пара машин, стоявшая посередине дороги и мигая аварийками. ДТП. Наверное причина пробки в этом. Поравнялись. Стоят два оленя, один въехал в жопу второму. Точнее - олень тот, что сзади, но - это уже частности. Создают помеху и этим все сказано.
   Немного ускорившись, проезжаем метров триста, я даже успел включить третью передачу, после чего снова втыкаемся в затор. Что на этот раз? Фуры уже едут в два ряда, нужно как-то с обочины убираться. Пользуясь их неповоротливостью, успеваю встать под нос одной из них, трогавшейся довольно медленно. Сильно осевший полуприцеп говорил о том, что она груженая буквально "под завязку". Поморгал ему аварийками, поблагодарив и, одновременно, извинившись за небольшую наглость.

*****

   Включили в планшете приложение "Карты". Активировал Джи-пи-эс. На радость нам - карты открывались без Вай-фая и мобильных данных. Навигатор показывает отворот в сторону. Понятно. Ростовская не пойми какая, почти кольцевая автодорога. Объезд, короче говоря.
   Во всех нормальных городах объездные дороги предназначены для того, чтобы разгрузить сам город, причем никаких затыков при съезде на подобные дороги никогда не наблюдалось. Исключение иногда составлял любимый МКАД, но это немного другая история. Здесь же - создавалось такое впечатление, что объездная дорога - узкая и с изрядно разбитым асфальтом и обочинами, была проложена специально для того, чтобы создать на въезде в город полную жопу в плане дорожной ситуации. Парадокс!
   Выкарабкавшись из мешанины легковушек, газелей и фур, мы поехали в направлении центра города. Толкотня отступила и мы более - менее свободно покатились в город. Неважное качество дорожного покрытия на подступах к городу, сменилось таковым и в самом Ростове. Тусклые светофоры, выглядели неважно на фоне новеньких, светодиодных в Воронеже. К этому можно добавить совершенно безмозглую езду отдельных представителей южных регионов в изобилии водившихся в городе.
   Что - то в столице Южного федерального округа неуловимо напоминало столицу республики Крым, город Симферополь. На улицах - пыльно, и не всегда чисто. Но - обилие зелени и деревьев. Местами движение было затруднено - город усиленно готовится к чемпионату мира по футболу восемнадцатого года. Во многих местах ремонтируют дорожное полотно, направив поток транспорта по временным маршрутам, что создавало дополнительные трудности в ориентировании в незнакомом до этого городе. Но - город строится, значит - идет развитие, а раз идет развитие - значит живет. Город, в котором ничего не строится - умирающий город. Здесь - над одним только стадионом лес башенных кранов. Да и в целом по городу - торчат то тут, то там. Впечатление от города - не понравился, хотя... если отбросить кое - какие моменты - жару, усталость, дурную от недосыпа голову - то вполне возможно, мое мнение об этом городе изменится в лучшую сторону. Во всяком случае - желание снова его посетить осталось.
   Возле ростовского Ашана выехали на мост через Дон. По ТВ как-то был разговор о том, что реки в средней полосе сильно обмелели из-за жары. Наверное Дон тоже не стал исключением. Не впечатлил. Я себе его представлял несколько другим, гораздо шире. Примерно раза в три. Хотя бы как Нева. С моста поглядели на панораму строящегося футбольного стадиона и снова выехали на трассу М4.
   Остановились у монументального знака "Ростов - на - Дону", произвели небольшую фотосессию на фоне пулеметной тачанки, запряженной могучими конями. Вообще - люблю останавливаться у таких "монументальных знаков". Не у типовых, дорожных, а именно - у монументальных. Среди них иногда действительно попадаются интересные экземпляры. Так и здесь - не знак, а целый архитектурный ансамбль. Заодно и подзаправились, влил в бак на тысячу девяносто второго. Цена выше московской в среднем рубля на два. Поглядел на термометр в салоне - дисплей показывает наружную температуру в пятьдесят четыре с половиной. Неплохо. А самое главное - весьма свежо! Непроизвольно ищешь в салоне куртку или свитер. Двигатель под капотом, наверное просто офигевает от таких условий работы. Нескончаемый поток машин снует в обе стороны.
   Ну что же, пришла пора ехать дальше, еще пилить достаточно. Постепенно, по мере удаления от Ростова, машин становится меньше, но все равно их плотность достаточно велика. Встречаются места дорожных работ - но пока обходится без пробок, немного падает скорость, если поток пускают по встречной, но, в отличие от въезда в Ростов, движение не останавливается совсем. Дорожное покрытие становится более ровным, временами вполне приличного качества. Впереди Краснодар.

*****

   Вот и долгожданный знак - Краснодарский край. Малая родина жены. Останавливаемся, производим небольшую фотосессию с выгулом нашей собаченции у знака, за которым невдалеке, метрах в двухстах, виден другой знак - Кущевский район. Здравствуй Кущевка, родина бригады Цапков! Долго мы не виделись и нахрена мы встретились! Мимо проносятся на приличной скорости фуры. За рулем одной из них сидит представительный бородач, улыбается, показывая два ряда зубов и дудит от души, помахав рукой. Махаю в ответ. Приятно на душе от такого ненавязчивого общения с незнакомым человеком.
   Сделав все дела, садимся и катим дальше. Вот знак - "станица Кущевская - туда" и стрелка, куда именно. И не скажешь ни за что, на фоне безмятежного пейзажа, что там творились совершенно жуткие вещи. Постепенно нагоняем те фуры, которые пронеслись мимо нас. У нас скорость около ста десяти, поэтому кажется, что фуры ползут. Но - все относительно. Когда стоишь ты и мимо тебя со скоростью километров эдак девяносто в час проносится более двадцати тонн - впечатляет! Нагнали сигналившую фуру. Номера чеченские, в кабине знакомый бородач. Увидев нас, снова улыбнулся, а мы, обогнав, поморгали в ответ аварийками. В добрый путь всем нам!
   Дорога просто шикарная. Прямая, почти без поворотов. Видно, что уложено сравнительно недавно. Выбоин - минимум, с информацией тоже полный порядок. О том, куда и в каком направлении ехать, показывают стрелки на синих знаках, установленных на каждом кольце. Вальяжно катимся в направлении краевого центра. Солнце понемногу клонится к горизонту. Ну, собственно, вот и он, Краснодар. Белый знак с надписью. Много зелени. На остановках стоит народ. Разочарованы тем, что нет монументального знака. Решили у обычного не останавливаться. Однако через пару минут показался и монументальный. Довольно таки скромный на фоне ростовского, не без этого. Тут уж без разговоров. Остановились, спрыгнули вниз с дорожного полотна. Сфотографировались в разных ракурсах, выдули третью банку энергетика, прыгнули в машину и поехали снова, немного размявшись и на пару минут выпрямившись.
   Город зеленый, буйная южная растительность пробивается везде, где только можно. Едем в направлении центра. Нужно найти улицу Красную и ехать по ней. Жена все никак не могла сориентироваться, хотя в Краснодаре бывала. Наматывать круги по незнакомым улицам, когда уже устал за целый день - удовольствие по меньшей мере сомнительное. Психанул, сказал все, что думаю по поводу деловых качеств своего штурмана, сидевшего рядом. В ответ услышал что то вроде - "Не нравится - сам репу чеши над маршрутом". Центр города оказался перекрытым - по улицам ходили нарядно одетые люди и звучала музыка. День города. Ситуация несколько меняется. Теперь нужно найти дорогу из города.
   Вроде бы дорогу что называется, нащупали. Жена встретила знакомые места по которым ходила когда-то пешком и стало немного легче. Въехали в район под названием Яблоновский. Вроде бы городская застройка все та же, но это уже не Краснодар, это уже другой субъект федерации, Адыгея. Постепенно среди машин стали преобладать номера с единичкой в коде региона. Жена кратко показала, где жили родственники. Несмотря на вечер, температура за бортом практически не падала. Жара, казалось бы, просто обволакивала. Ощущаешь себя мышью, которая попала в теплый кисель. Жара везде. Кажется, она проникает всюду, забираясь в самую малую щелку. Места однако, неплохие. Теперь - нужно искать дорогу в сторону Туапсе. Посмотрели по карте - вроде бы едем правильно.
   Энем, Афипский, Водокачка, Науменков, Северская... Удивило наличие в этих местах нефтяных вышек. Жена сказала, что в направлении Туапсе, дорога должна уходить в горы. Отмахали от города километров сорок. Потом начало нарастать ощущение, что мы едем явно не туда. Горы почти исчезли, а те холмики, которые были на нашем пути, горами назвать язык не поворачивался. Мы остановились и между нами состоялся разговор в стиле - "Мне кажется, Скалистые горы должны быть немного поскалистее..." Достали карту - так и есть, нужный поворот мы благополучно прохлопали. Теперь предстояло "Возвращение в Энем". Свой восторг по поводу всего этого был выражен сугубо в ненормативной форме, но ничего не поделаешь, пришлось развернуться и ехать обратно к Краснодару, чтобы уйти на нужную дорогу.
   Злой как собака стал крутить руль в обратном направлении. На фоне знака "Добро пожаловать в Адыгею" фотографироваться не стал, был зол, поэтому на это дело уже "не стояло". Хотелось уже наконец, приехать куда-нибудь. Наконец, когда уже стемнело, возвратились в Энем, теперь нужно ехать к Краснодару, в поисках дороги под названием "Южный обход". Ну вот и он. А вот и знак, на котором было написано "Тахтамукай, Шенджий, Адыгейск". Мимо него мы благополучно проехали часа полтора назад, вслух спросив самих себя, не туда ли нам. Посмотрели карту - нам сюда, срежем угол. Там где Адыгейск, там уже трасса М4, идущая к побережью в горы.
   Проезжаем через населенный пункт Тахтамукай. Немного угрюмо. Народу на слабоосвещенных улицах мало. Черная южная ночь упала как-то сразу и резко, погрузив все в липкую, жаркую тьму. Машин с краснодарскими номерами почти нет. Почти все местные. Передвигаются по дороге с приличной скоростью, обгоняя нас, ну на то они и местные. Представляю, какими белыми воронами выглядели мы на общем фоне с нашими-то подмосковными. Справа от дороги стало темно и такое впечатление, что от воды отражаются огоньки. Краснодарское водохранилище.
   Следующий населенный пункт Шенджий. Здесь еще угрюмее. Представил себе, насколько гостеприимно нас встретят аборигены, остановись мы по какой-нибудь веской причине. Ушли бы наверное на своих двоих, дай бог, не сильно помятые. Не хочу обижать адыгейцев, но никаких иллюзий относительно дружбы народов я не питаю и не питал. Поэтому сильно сомневаюсь, чтобы нам тут были рады. На дороге много "лежачих", поэтому сильно разогнаться не получается. Народу на улице мало. Проскакиваем городок без остановок.
   Дорога идет дальше. Следующий пункт - Адыгейск. На дороге - темно и пустынно. Она начинает ощутимо петлять и появляются горки. Изредка мимо пролетит какой-нибудь местный. Вдалеке замаячила вереница желтых огоньков. Ура! Вот она, нужная нам трасса! Уже недалеко! Вот и выезд. Адыгейск находится с другой стороны, поэтому почти не петляли по городской застройке.
   Трасса постепенно уходит выше и в горы. Изгибающаяся вереница фонарей вдоль обочины наглядно показывает ее рельеф. Горы, что поделаешь. Машин, несмотря на в общем-то поздний час много. А может - дорога стала более узкой. Стал вспоминать, чему меня учили в школе, не предмете "Автодело". Местные летчики периодически проносятся мимо нас. Ну и пусть. Они не провели весь день за рулем, выпив за день три банки энергетика. Нам по трассе в сторону Джубги и еще немного за нее. На часах уже одиннадцатый час. До Джубги еще километров тридцать. Как же медленно она приближается! Ы - ы - ы - ы... бля! В час по чайной ложке...
   Мозг говорит - "Я устал, я ухожу! Я провалюсь хоть сквозь Землю, хоть в жопу, но больше не хочу!" и начинает самоустраняться от руководящей и направляющей роли в организме и вместо себя оставляет некую неопределенную субстанцию, которая пробует осуществлять некоторые функции учета и контроля, впрочем со все меньшей надеждой на успех. Дорога становится все уже, начинаются нормальные такие повороты, порой почти на сто восемьдесят, да еще с перепадом высоты. С трудом проехали несколько мест, где производились дорожные работы. Проехали перевал, теперь дорога вниз. Такие же крутые повороты, только теперь - все время вниз. Стараюсь как можно меньше жать на тормоз. Включил третью передачу, спускаюсь на ней, потом перешел на вторую. Так и еду. Кому нужно - летите, голуби, летите. Кюветов и склонов на вас хватит с избытком.
   Вот и Джубга. Машины ползут через нее еле-еле. Справа - пляжи, слева - город. Народ снует в разные стороны, машины вынуждены их всех пропускать, поэтому движение затруднено. Каких-либо аварий нет. Медленность нервирует. Наконец-то выбираемся на более свободную дорогу. Едем вдоль моря. Курортные поселки рождают ощущение дежа-вю. Картина знакома до боли. Чадящие кабачки вдоль моря, шарахающиеся отдыхающие, избушки - ебушки, точнее мини - гостиницы, музыка и ресторанные певцы, завывающие известные шлягеры. Конечный пункт, а именно - поселок Ольгинка приближается очень медленно. Проезжаем детский центр "Орленок". Особо ничего не видно, но название говорит само за себя. Самый злостный конкурент нашего Артека. Возникает ощущение "причастности к чему-то великому". Наконец-то и Ольгинка. Организм, мобилизованный с раннего утра, понемногу начинает расслабляться. Знакомое ощущение, еще по поездной работе. Рассыпаешься прямо на глазах. Это происходит помимо твоей воли, само собой. Приходится делать над собой определенное волевое усилие, чтобы не рассыпаться окончательно.
   Теперь - дело за малым. Осталось только найти дорогу к месту, которое на сутки станет нашим домом. Первый заход на посадку оказался неудачным. Нужную дорогу мы в очередной раз благополучно проехали, теперь нужно искать место для разворота и ехать обратно. Нашли какой-то карман, развернулись и под небольшой поток ненормативной лексики, едем обратно. А вот и наш поворот. Сразу и не определишь, если не знать. Сворачиваем. На пути узенький мостик, и не скажешь, не зная, что по нему могут машины ездить. Проехали, заставив потесниться поздних прохожих. Дорога ведет к нескольким белым пятиэтажкам. По описанию вроде подходит. Нам к крайней слева. Возле подъезда какие-то тени. Надеюсь, встречают нас. Да, действительно. Ставлю машину под навес, принимающая сторона предусмотрительно освободила место. Тень не даст раскалиться нашему авто на южном Солнце.
   Все! На часах первый час ночи. Двигатель заглушен и до завтрашнего дня его никто не запустит. Жена похлопала в ладоши - аплодисменты пилоту после посадки. Вышел, похлопал свое авто ладонью по крылу, - "Молодец, родной! Справился." Теперь можно расслабиться и буквально стечь из машины на асфальт. Сил больше увы, уже не осталось.
   Дома теперь можно смыть с себя дорожную пыль, поесть и лечь спать. Выпрямившись. На подушке. В тишине! И плевать, что место новое, во всех правилах возможны исключения. Меня сегодня явно не придется убаюкивать. А еще - хочу холодного пива! Нужно восстановить баланс электролитов в организме. Говорят, что на ралли "Дакар", нашим гонщикам после прохождения участка давали пиво. Чтобы запас солей восстановить. Я тоже так хочу! О, пиво! Холодное, в запотевшем стакане! Да здравствуют электролиты и их баланс в организме! А теперь - спать! Завтра - день ВМФ, душевные и физические силы, а так же ткани почек и печени будут ой, как востребованы!

*****

   Утро. Солнечное. Безветренное. День предстоит содержательный. Как вчера, точнее уже сегодня, ложился спать - точно не помню, наверное до подушки долетел уже спящим. Помню лишь, что еще какое-то время еще мерещилась дорожная разметка в виде непрерывной белой линии. Потом все это куда-то исчезло. Кажется, даже спал не шевелясь, несмотря на то, что сплю чутко и засыпаю долго. Во всяком случае, простыню под собой не собрал, как это обычно бывает, когда ворочаюсь, пытаясь уснуть.
   Сегодня - день ВМФ, последнее воскресенье июля. Будем совмещать дневку с культурной программой. День обещал быть достаточно богатым на события. Повалялся еще какое-то время, ловя кайф от того, что сплю не скрючившись на заднем сидении, а вытянувшись во весь рост и на удобном диване. Сразу на ум пришли слова из песни группы "Ума Турман" - "...И хорошо..., что водитель подумает, в этом городе все сумасшедшие..." Спел ее про себя от начала до конца перед тем, как покинуть уютное ложе. И вправду - хорошо!
   Вставать все равно пришлось, потому что мой тезка, представитель мужской части принимающей стороны, принес целый противень свежезакопченой барабульки. Знаете, что такое черноморская барабулька? Вкуснее этой рыбы вряд ли можно отыскать, а если еще и хорошо приготовить, то можно травмировать пальцы рук, которые неизбежно будут попадать в рот во время еды! Ее еще называют "султанкой" - поэтому можно предположить, что когда-то она подавалась к столу турецкого султана. А он, в свою очередь, не мог не знать толка в рыбе и всякое говно жрать бы не стал ни при каких обстоятельствах. Достаточно лишь оторвать ей голову, а дальше - она сама разваливается на две половинки восхитительного нежного белого мяса. И никаких костей.
   Встав и приведя себя в порядок, приложился к рыбе. Сразу пришли воспоминания детства, когда прадед приносил домой свежевыловленную рыбу, а прабабка тут же делала из нее жареху, или просто обжаривала на сковородке в летней кухне, на открытом воздухе... И ели ее тут же, на летней веранде. Горячую. И тюлевые шторы качались от морского ветра... Эх... были времена... Оттащить от рыбы можно было только за уши и перекрыв доступ воздуха. Поэтому мы не успокоились, пока весь противень не был уничтожен, превратившись в груду голов и позвоночников.
   Собака тем временем, отмочила свое. В квартире жил еще один представитель мелких хищников семейства псовых - цверкшнауцер Арчи. Собаки - животные территориальные, поэтому наш пес первым делом стал обследовать территорию временного пребывания. Не найдя следов своего запаха, он встал озадаченный посреди кухни и стал методично отливать на ножку стола, помечая свою территорию, подняв этими действиями изрядную суету в доме, впрочем ничем, кроме смеха от собственного придурковато - озадаченного вида не кончившуюся.
   Тем временем, с моря вернулись еще одни представители отдыхающей части, вставшие гораздо раньше и уже успевшие заказать морскую прогулку вдоль побережья на всю толпу. Позавтракав и, заодно пообедав, мы отправились к морю. Прошлись вдоль речки, текущей через поселок. Речка - еле видна, но с ней резко контрастировали мостики с мощными опорами. Точно такие же мосты и в Крыму. Спрашивается, для чего? Объясняю, южные реки - паводковые. Сухо - речка еле видна и по ширине не более обычного ручья. Начался дождь, переходящий в ливень и на месте ручья к морю уже несется мутный поток, несущий с собой весь мусор, который туда попал по дороге, включая в том числе и внушительные стволы деревьев и вынося в море косу из ила, мусора и камней.
   Море - оно как говорится - и в Африке море. Родное и близкое, Черное море. Как писал Жванецкий - "... и не скажешь о нем - родная земля. Оно уходит от тебя к другим, от них - к третьим... но порой так вздыбится и трахнет по любому берегу, что попробуй не зауважай!" В ожидании морской прогулки, мы засели в кабачке на набережной за парой стаканчиков местного пива. Сначала взяли Майкопского, вроде нормально, потом - еще одного местного, к сожалению запамятовал название - оказалось не такое резкое и повкуснее.
   Пришла пора идти и грузиться на катер. Отметились на причале у сидевшей с бумагами девушки и недоверчиво посмотрели на то судно, на котором предстояло идти вдоль побережья. "И туда влезет тридцать человек? Мы же там будем, как селедки в банке!" - начала было возмущаться женская наша половина. Девушка, видимо уже попривыкшая к подобного рода наездам отреагировала предельно спокойно, с легкой долей юмора - "Не влезет? Влезет легко! И еще место останется!"
   Зашли на борт. Действительно, влезли все и даже не пришлось как-то тесниться. Катерок оказался достаточно просторным, а два мотора "Ямаха", по двести пятьдесят лошадок уже начинали внушать уважение. "Ну что, отваливаем?" - спросил рулевой, - "Поедем, прокатимся, а мы еще и расскажем что-нибудь". "Надеваем жилеты и будем находиться в жилетах все время прогулки" - строго сказал он. Народ нацепил на себя оранжевые жилетки и занял свои места.
   "Едем!" - произнес рулевой, моторы рыкнули и катер понемногу стал пятиться от причала. Отойдя на некоторое расстояние, мы стали разворачиваться, а потом... потом рулевой поддал газу, моторы взревели и катер понесся вдоль берега в облаке брызг, поднимая за собой внушительный бурун. Катер, взлетая на волне, падал на воду, как ящик на асфальт, поднимая очередное облако брызг, под одобрительный визг и вопли экскурсантов.
   Побережье открывалось достаточно живописное и я, рискуя уронить за борт фотоаппарат, старался поймать удачный кадр. Береговые обрывы, сложенные сланцами, открывали свои полосы к морю. На диких пляжах народ купался, ловил рыбу и охотился с маской, трубкой и подводными ружьями. Кто-то крикнул - "Дельфины!" - действительно, с правого борта четыре белобочки, разбившись на пары, куда-то плыли по своим белобочьим делам, совершенно не обращая внимания на катер, пока не взмахнув на прощание хвостами, не скрылись из виду.
   Впереди по курсу показалась почти идеально квадратной формы скала. "Скала Киселева" - сказал рулевой, - "Помните сцену, когда Миронов дает пинка мальчику, в Бриллиантовой руке? Это было здесь! Причем, как гласит легенда, эту сцену никак не получалось снять. То Максим Никулин падал до пинка, то еще что... В конце концов Гайдай вышел из себя и сказал - просто иди! Тот пошел, а Миронову - вот и пинай! В итоге - Миронов дал младшему Никулину настоящего пинка. Сцена получилась такой, какой она запомнилась всем, но Максим этого пинка Миронову не простил и не забыл..." Вот такая история...
   Под интересный рассказ, катер пристал к берегу и нам было предоставлено около получаса на посещение скалы. Мы полезли вверх через небольшой лесок, до боли напоминавший прибрежные заросли в районе западной набережной Алушты. Разница была лишь в том, что мы лезли, обливаясь потом от сильной влажности, а крымский климат все же гораздо более сухой. На вершине располагалась полянка, густо поросшая иглицей, с которой открывался неплохой вид на окрестности. Отметили первое восхождение в этом отпуске холодным пивом, пофотографировались и стали спускаться.
   Подошел катер, мы снова погрузились и с ветерком понеслись обратно. Следующим номером программы значилось купание в открытом море. Мы дошли до Ольгинки и встали метрах в трехстах от берега. У нас есть полчаса на открытие купального сезона. На нас были жилеты. "Блин, не буду снимать, в Алуште народу расскажу, что купался в спасательном жилете, поржем! Сфотографируй меня!" - сказал я жене, чтобы слышал помощник рулевого, сидевший на носу у трапа. Остальные тем временем, быстро поскидывали с себя все лишнее и попрыгали с катера в воду. Жилетки оставили на себе лишь те, у кого с плаванием действительно было неважно.
   Купальный сезон был успешно открыт. Все загрузились обратно на катер и подошли к берегу. Над сходным устройством висел беспилотник с камерой и все, кто сходил на берег, махали руками, некоторые посылали воздушный поцелуй, благодаря за веселую экскурсию. Короче говоря - не пожалели. Впечатления были сугубо положительные.
   Теперь нужно было пройтись по сувенирным ларькам, приобрести что-нибудь на память о пребывании на Черноморском побережье Кавказа. Купили два магнитика на холодильник и брелок. Прогулялись по центральной улице и пошли домой. Необходимо было немного отдохнуть, переварить полученные впечатления и набраться сил перед празднованием Дня ВМФ. Перед домом еще прикупили пива, чтобы не бегать вечером.
   А вечером были чудесные шашлыки, жаренные на костре ребрышки, "горячий салат" по эксклюзивному Лехиному рецепту и тосты - "За ВМФ!", "За Северный флот!" и "За тех, кто в море!", теплая компания и душевная обстановка. Свое важное место занял и праздничный салют на обратном пути, благо одна упаковка пиротехники болталась у нас в машине еще с нового года, Ура!

*****

   Хотели выезжать на Новороссийск и Крым рано утром, но легкий абстинентный синдром после вчерашних содержательных посиделок и поздний отбой, немного сдвинули наш график. В голове было не очень комфортно, водка хоть и была качественной, но его смесь с пивом, хоть и свежим, все же принесла свои плоды. Муторности добавляло еще и то, что на дворе начинался понедельник и буквально под окнами стали ремонтировать дорогу, укладывая новый асфальт. Началась новая рабочая неделя. Все, кто работал, рассредоточились по местам работ. Леха, на которого вчерашний праздник, казалось не подействовал никак, закончив красить навес у подъезда, поднялся домой и, взглянув в окно вынес свой вердикт - "Хуйней занимаются! Первый же ливень смоет весь асфальт к херам! Очередной распил бабла на местах".
   В конце концов, собрались, распрощались с гостеприимными хозяевами и понемногу потянулись на выезд из поселка. Солнце уже палило вовсю, я не стал бы возражать против запотевшего стакана "Майкопского", но дорога звала. Впереди Крым, отступать некуда! Курортный поселок тем временем жил своей курортной жизнью и наш отъезд никак на него не повлиял. Он этого выдающегося события даже не заметил.
   Выехать оказалось не совсем просто. Тот самый автомобильный мостик, по которому впору было ходить только пешеход, был закрыт для проезда. Процесс укладки асфальта дошел и до него. Остатки старого покрытия были обильно политы битумом, ярко блестевшим на летнем Солнце. Не доезжая до моста стоял старый асфальтоукладчик, а у самого моста, на старой канистре с отрешенным видом восседал какой-то шаромыжник в оранжевой жилетке. Видно что-то сторожил, во всяком случае, со стоявшей рядом техникой он управляться явно не умел. Все остальные ушли на обед. А когда вернутся, он не знал.
   На расспросы о возможном маршруте выезда, он, пребывая в нирване, как смог объяснил, что есть такой маршрут. Маршрут пролегал мимо соседних домов в направлении уже упоминавшейся речки, в этом месте протекавшей без бетонных берегов и пересекаемой грунтовой дорогой, переходящей в асфальт.
   Делать однако, было нечего, пришлось развернуться и ехать, разыскивая указанный маршрут. Вот и речка. Почти без воды, учитывая ширину русла, метров в десять. Можно представить, какой по нему несся поток при ливнях. Теперь же, через окатанные камни мирно бежал полноводный ручеек, шириной метра в полтора. За нами пристроился Ниссан Куб с ростовскими номерами. Интересно, как он будет перелазить через камни и брод. Патриоту-то пофиг такие как бы препятствия, а вот авто с таким мизерным дорожным просветом может столкнуться с определенными трудностями.
   Мы перелезли через речку. И, что удивительно, "Кубик" тоже перелез речку вполне благополучно. Сообща добрались до выезда на трассу и тут наши дороги разделились. Нам - на выезд, а ему - в сторону моря. Посигналив друг другу на прощание, мы разъехались. По пути заехали на заправку, попрощались с работающими представителями принимающей стороны.
   Дорога потянулась в горы. Повороты становились круче, по пути пару раз тянулись в пробках - дорожные работы, трасса понемногу обустраивалась, но пока приходилось с этим мириться. И без того стесненные условия горной дороги, становились еще стесненнее, к этому следовало добавить еще и работающую дорожную технику. Несколько крутых, закрытых поворотов и мы на перевале, смотревшемся теперь, при дневном свете и более-менее работающем мозге несколько по-иному. Теперь - спуск. До поры до времени. В курортных поселках по дороге как обычно - толкотня. Народ блуждает от пляжей к столовкам. Много пешеходных переходов, хочешь не хочешь, а нужно остановиться. Проезжающий транспорт вынужден их пропускать. Отсюда - медленно тянущийся затор. Таким образом дотянулись до Джубги. Когда по дороге, а когда по обочине.
   Джубга осталась позади. А вот и развилка. Нам - на Новороссийск. Дорога петляет среди гор. По обеим сторонам периодически открываются довольно неплохие виды на горы, густо поросшие лесом. Обратили внимание, что все речки, попадавшиеся нам навстречу, носили необычное окончание "щель", например - Компасова щель. Сразу вспомнил свою службу на Севере. Там тоже хватало необычных топонимов. Залив - губа, пролив - шар, озеро - явр. Почему? Да потому что речка - щель! И ниибет!
   Проехали Архипо-Осиповку. Достаточно большой населенный пункт. Дорога по-прежнему петляет среди гор и холмов. Моря не видно, но по дороге несколько раз попадаются люди, явно идущие с пляжа. Смотрится несколько курьезно - вокруг горы, а народ тащит ласты и маски. Теперь дорога стала уходить в горы и становиться все круче и круче. Нередки повороты на сто восемьдесят градусов, которые, двигаясь вверх, проползаю на первой передаче. Стал снова вспоминать школьный курс автодела. Как учили - на какой передаче едешь в гору, на той же передаче - с горы. Так и тянемся, кому надо быстрее - Бог в помощь, летите, голуби, летите!
   Проехали Михайловский перевал. Теперь дорога преимущественно идет вниз. Но количество крутых поворотов, которые теперь проползаю на первой, только на спуск, от этого не уменьшается. Понемногу дорога становится ровнее. Повороты со временем становятся более плавными. Проехали речку Широкая Щель, совершенно скрытую в буйной растительности. Вот отворот на Дивноморское. Помню, рассказывали сослуживцы там побывавшие, о том, как весело они проводили время. Но, как пел Высоцкий, нам туда не надо.
   Дорога наконец, выходит к морю и нам открывается в дневной дымке бухта, на берегах которой привольно раскинулся город Геленджик. Вокруг - липкая, влажная жара. Сам ходишь такой же липкий и противный сам себе. А вот и монументальный знак "Город - курорт Геленджик", весь в цветочках, нарядный такой. Останавливаемся на штатную небольшую фотосессию. Дурной пример заразителен, за нами останавливается еще несколько машин с такой же целью. Постепенно огибаем бухту, находя, что Геленджик не такой уж и маленький и по размерам вряд ли уступает Ялте.
   Продолжаем свой путь. Дорога идет вдоль побережья, то удаляясь от него, то вновь идя почти у самого берега. Вот курортный поселок Кабардинка, откуда перед нами открывается панорама Цемесской бухты. В дымке, стоящей над морем, ясно различимы внушительные корабли, стоящие на рейде. Снова тянемся по серпантину вдоль берега. Перед нами памятник кораблям, затопленным в революционные годы. Заехали в маленький карман и пошли смотреть на открывающиеся с площадки виды. А виды были действительно замечательные.
   Кармашек, в котором мы остановились, явно не пустовал. Кто-то уехал, тут же на его место заезжает другой. Поснимали виды, друг друга и сам памятник, нужно ехать дальше, тем более, что на другой стороне бухты уже виднелась городская застройка города-героя Новороссийска. С левой стороны открывался вид на наливные причалы со стоящими возле них танкерами. Дальше - сплошной лес портовых кранов, шевелящихся и стоявших неподвижно.
   Постепенно становился все отчетливее тошнотворный запах сырой нефти. На горке перед нами стало видно любопытное сооружение, с лесом молниеотводов и свежей обсыпкой чего-то большого, из белого щебня. Через дорогу - мост с ворохом труб. С левой стороны ворота с надписью - "Роснефть". Вот он, наливной терминал. А запах! Стараемся побыстрее проехать это место, пока действительно, тошнить не начало.

*****

   Вот и знак Новороссийск. Простой такой, ничем не примечательный, обычный, дорожный. А куда тут монументальный лепить? Промзона. Пыль и выбоины на дороге. Восточный район города Новороссийска. Тянемся по нему, стараясь держаться главной дороги. Усталость понемногу снова берет свое. Постепенно въезжаем в город. Трасса М4 упирается в Анапское шоссе, где собственно и кончается. Сворачиваем, в сторону центра, немного дольше, чем нужно простояв на перекрестке, потому что стоявший перед нами наверное уснул, пока ждал зеленый сигнал. Пришлось надавить на клаксон, чтобы вернуть его в реальность.
   Цемдолина... Необычное название. Стали гадать, откуда такое название. Учитывая изуродованные карьерами склоны прилегающих к городу гор, сначала пришли к выводу, что это Цементная долина. Однако вскоре появился указатель "р. Цемес". Понятно. Цемесская долина, как и бухта. Снова вспомнили Мурманск. Там - все Кольское. Здесь - Цемесское. Въезжаем в центр. Следуем по указателям к Морвокзалу и выезжаем на красивую улицу, с фонтанами, брусчаткой и красивыми фонарями. Улица Новороссийской республики. Местный "Бродвей". Улица действительно красивая. Полоса для движения в одну сторону вдоль домов, посередине - бульвар с фонтанами, выложенный брусчаткой, вторая полоса - на противоположной стороне. Находим место для парковки, поим нашего песика, переодеваемся в чистые вещи и все идем гулять.
   Набережная нам очень понравилась - широченная, длинная и совершенно не заполненная стадами жующих и пьющих отдыхающих. На заднем плане горы с индустриальным пейзажем. Украшение набережной - крейсер - музей Михаил Кутузов. Нет, сегодня в музей мы не пойдем, просто пофотографируемся и походим, дав подвигаться затекшим от длинной дороги частям тела. Прошли мимо памятника основателям Новороссийска, российским адмиралам Раевскому, Лазареву и Серебрякову. Походили еще немного, испили местной Фанты и решили съездить к мемориалу, видневшемуся немного поодаль. Обратно к машине пошли пешком через приморские кварталы. Уютные скверы, зеленые улицы - неплохо. Город в общем, произвел благоприятное впечатление.
   Снова небольшая автомобильная экскурсия по Новороссийским улицам и мы в Южном районе. Приехали к мемориалу Малая земля, о котором когда-то читали в книжках, учась в школе. Взяли местного кваса - хорош, зараза! Холодненький! Снова вышли из машины и прошлись к мемориалу. На фоне довольно ухоженного и обустроенного города, мемориал выглядит несколько заброшенным. Среди плит пробивается трава, а поле перед ним - несколько грязновато и замусорено. Возле него купаются местные жители. Монумент могли бы и в порядок привести. Память все-таки. Все, пора прощаться с Новороссийском и понемногу выдвигаться в сторону Анапы и порта Кавказ.
   Через Южный район потянулись к Анапскому шоссе. Немного подпортила впечатление организация движения в центре. Одна улица - движение "туда", другая улица - движение "обратно". Неожиданно возник затор. На перекрестке стоят и мигают аварийками столкнувшиеся авто. Помяты довольно сильно. Кому-то печалька прилетела нежданно - негаданно.
   Возле рынка - снова пробка. Сливаются два потока. В конце концов - нашли свое место под Солнцем, простите, на дороге. Поморгал пропустившему меня. Свернули по указателю в сторону выезда и уперлись снова. Светофор. Дебильнее светофора найти трудно! Горит красным - почти две минуты, зеленым - пятнадцать секунд! Ну как? Естественно - скопился внушительный хвост. На зеленый успевают проехать машин пять - шесть, не больше. Понемногу продвигаемся к главной дороге. А вот и она. Блять! Едущий через машину от нас автобус еле вписывается в поворот, в результате красный загорается прямо перед носом. Ну ладно, зато мы теперь - первые!
   Выезжаем на простор. Теперь все то же, что и пару-тройку часов назад, только в обратном порядке. Выезжаем на Анапское шоссе, миновав Цемдолину и соединение с М4. Справа от нас виднеется внушительное высотное сооружение - что-то вроде телевышки. Дорога снова начинает петлять через горы. Чуть ниже нас справа - железная дорога. Она упирается в горку. Интересно, что же там? На такую горку поезду забраться проблематично. Оказывается - туннель! Въезд в него с "колючкой" и будкой охраны.
   Понемногу начинает темнеть. Мы все едем и едем. Телевышка уже давно скрылась позади. Снова горы. Теперь немного ниже. Верхнебаканский, Ленинский путь. Серая лента вьется дальше. Горки понемногу становятся немного положе.
   Проезжали через станицу Натухаевская. Пришлось протереть уставшие за день глаза, потому что голова понемногу начинала дуреть от дороги, длящейся уже второй день. Сперва прочитал - "Нахуятовская"... Протер глаза - нет, Натухаевская. До моря еще далековато. Неровности на местности уже почти исчезли и мы едем по ровной, но пока еще немного извилистой дороге. Еще километров с двадцать. Ну ничего, отмахали уже гораздо больше.
   Вот указатель - Сукко, Гай-Кодзор. Какие милые сердцу русского человека названия. Интересно, а в Сукко наверное одни падонги живут? Фотографирую из окна занятную топонимику и еду дальше. В конце концов - останавливаемся у подсвеченного цветными огнями монументального указателя - "город-курорт Анапа". Ставшая уже традиционной - фотосессия. Усталость уже начинает наваливаться довольно серьезно. Ехать в город особого желания нет, но жена настаивает. Немного пофыркали друг на друга и поехали в город.
   Городок у моря встретил нас плотным движением. Узкие улицы, заставленные машинами. Движение организовано примерно так же, как и в центре Новороссийска - одна улица в прямом направлении, другая - в обратном. Дороги довольно приличные. К этому следует добавить снующих в разные стороны отдыхающих. Вечно шарахаются не пойми где! Ну а что, им-то все равно делать нечего. Город параллельно - перпендикулярный. Извилистых улиц и маленьких переулков практически нет. Все прямое и перпендикулярное. Довольно чисто. По старой схеме продвигаемся к центру. А в любом приморском городе центр будет на набережной.
   Подъехать к набережной не представилось возможным. Из-за толчеи машин решили не рисковать, а припарковаться где-нибудь неподалеку. Как назло, вблизи набережной либо стоянка запрещена, либо все места уже заняты. Короче говоря, место мы нашли у какого-то ночного клуба и пошли на прогулку.
   Сразу возник философский вопрос - "А практикуется ли вообще уличное освещение в этом городе?" Ни одного горящего фонаря на улице. Темно как говорится - как в жопе у негра. Все освещение - это мерцающие огни клубов и кабаков, фары проезжающих машин не в счет. Пошли к набережной. Набережная приятно удивила. Двухэтажная. Верхний ярус - пешеходная зона, с оригинальными фонарями, нижний - прибрежная полоса с пляжами, причалами и яхтами. Народу много. Обстановка впрочем - как в любом другом курортном городе - шляющиеся отдыхающие, музыка, лазеры, чертящие линии в небе и огоньки по побережью.
   Ну что же, первое впечатление составлено, пора дальше. Где находится трасса, представление весьма приблизительно. Одна надежда, что из-за прямой планировки города петлять и блуждать впотьмах не придется. Так и оказалось - встали на прямую улицу и поехали. Вот и замелькала впереди большая улица, переходящая в трассу. Нам - на Порт-Кавказ. К двадцати трем нужно успеть. Хотя наше время по электронному билету - с двадцати трех вечера, до пяти утра. Хочется переехать на ту сторону пораньше. Как там, на пароме - мы еще не знаем, все здесь впервые. Поехали!

*****

   Выезжаем из города, напоследок посигналив у монументального указателя. Дорога теперь ровная и преимущественно - прямая. Останавливаемся и покупаем в придорожном магазинчике пару бутылок местной минералки. Солоноватая. То, что нужно. Непрерывное потение делает свое дело - из организма уходят соли. Пить-то хочется, а вот в кусты - практически нет, все выходит через поры с потом. Потеешь практически непрерывно, несмотря на открытые настежь окна в машине.
   Вот, оставили с правой стороны аэропорт Анапы. Удивительно, не Бог весть какой большой город и - аэропорт. Ехать смотреть на него не стали, хотя до него было рукой подать. Освещение кончилось, дальше ровная и прямая дорога уходила в темноту. Далее - Джигинка, Белый, Старотитаровская. В ночи угадывается наличие водоемов возле дороги. Редкие огоньки отражаются в воде. Места создают впечатление немного безлюдных. Ровная, темная дорога. Иногда пролетают местные. Возле Фонталовской дороги сливаются. Направо - на Темрюк, налево - Порт-Кавказ. Дорога практически прямая. Смотрим электронный билет. Накопитель в нескольких километрах возле населенного пункта Батарейка. Вот, собственно и она, Батарейка. Придумают же название! Начинаются указатели на паром. Наше дело - следовать по ним. Вот и кустарно сделанная надпись "Паром туда" и стрелка, куда именно.
   Едем по стрелке. По курсу замаячила залитая светом фонарей огромная площадка. Заезжаем на нее. Чувак в спецодежде "Морской дирекции" смотрит наш билет, ставит штампик, говорит, что время ожидания примерно часа полтора и указывает, куда становиться на площадке в ожидании посадки. Ажиотажа какого-то не чувствуется, все спокойно, даже немного буднично. Обычная ночная жизнь пересадочного узла. Расставляемся на площадке. Пять рядов машин примерно штук по двадцать пять в ряду. Солидно. В процессе ожидания немного исследовали окрестности, прогуляв собаку и решив найти санузел для удовлетворения своих самых низменных потребностей.
   Это я веду не к тому, что естественные надобности - вещь достойная всяческого осуждения. Это я к тому, что в пирамиде потребностей, придуманной нашим американским партнером по фамилии Маслоу, физиологические потребности занимают самое нижнее место. Вместе с тем - это фундамент пирамиды, самая широкая ее часть. Когда, к примеру, "давит на клапан" так, что выпучиваются глаза - то о высшей потребности - потребности в самореализации не вспоминает никто! Поэтому - сперва в санузел, потом уже можно и самореализовываться!
   Искомое было найдено, причем в двух разных вариантах. Я немного постоял в очереди на улице, жена - в помещении, где фиксировался обмер машин, причем совершенно свободно. Собака, немного ранее - у ближайшего забора, на котором еще не было характерной метки.
   На улице стояла уже глубокая ночь и стал понемногу накатывать сон. Залез в машину и только стал более-менее медленно моргать, как наших рядах наступило оживление. "Поехали!" - громко сказал подошедший чувак в форменной куртке. Машины понемногу стали выезжать на дорогу по косе Чушка в сторону парома. С непривычки ехал несколько медленнее того, как стоило бы, думая, что переправа уже близко. Ан нет, до нее еще пришлось прилично так ехать. Только разогнался, вся вереница внезапно встала. Дорога пересекалась железнодорожным переездом, светофор которого попеременно мигал красным сигналом.
   "Вот блядь!" - подумалось наверное не одному мне. Маневровый тепловоз протянул длинную гусеницу из железнодорожных цистерн вправо. Оставшаяся перед переездом часть вереницы уже приготовилась было резво стартануть с места, но не тут-то было! Последняя бочка остановилась прямо на переезде, в темноте раздался свисток и вся гусеница потянулась в обратную сторону. "Вот блядь!" - теперь уже мысль вслух донеслась из раскрытых окон нескольких ближайших машин.
   Пока суть да дело, прямо к самому переезду лихо подкатил белый "Мерин", из которого доносилась музыка с некоторым кавказским акцентом. Номера на "Мерине" были московские. Ну а какие еще номера могут быть на "Мерине", да еще с кавказским акцентом? Так вот, он лихо подкатил к самому переезду и встал с некоторой претензией на проезд впереди всех. "Вот уж хер тебе!" - подумал я и, как только шлагбаум открылся, нахально продвинул машину под самый нос белому, заявив о том, что и у меня кое-какие амбиции по этому поводу есть.
   Пришлось болезному некоторое время тянуться в общем хвосте. С обоих сторон дороги в воде отражались огоньки. Стройка Керченского моста сияла огнями в отдалении. Потом белый все же дал по газам и обогнал остатки вереницы, догоняя тех, кто уже заезжал по-видимому на досмотр и во второй накопитель, у самого парома. "Ну и овощ в помощь! Точнее - хрен с тобой!" - подумалось на досуге, - "Лети себе, хуев Ихтиандр! Трепать себе нервы руганью не имело никакого смысла - мы ехали на паром, а тот, кто сидел в "Мерине", все равно заехал туда ненамного раньше нас.
   Вереница машин остановилась перед зоной досмотра и остановилась. Переправа жила своей жизнью. Паромы перевозили людей и транспорт между берегами Керченского пролива. Автобусы высаживали пассажиров, дальше они некоторое время шли пешком. Грузовики - тоже шли по своему плану. Порт-Кавказ загонял транспорт явно по категориям. Время ожидания от этого увеличивалось. Машины остановились у зоны досмотра и еле двигались. В конце концов, к месту досмотра подъехали и мы. А чувак на белом "Мерине" стоял на площадке через ряд от предполагаемого нашего.
   Подошла тетка в форме и попросила открыть багажник. Как только я открыл дверцу, в дело вступил наш пес, который стал заливаться на всю площадку, как будто дверной звонок. Тетка, ничего не спрашивая, попросила закрыть дверь. Досмотр пройден! Она указала на наш ряд и мы снова встали в ожидании. Постепенно ряды машин на площадке менялись, периодически уезжая на погрузку. Скоро должна наступить и наша очередь. Время тянулось тягомотно долго. Воздух был жаркий, липкий и тягучий, несмотря на третий час ночи.
   От нечего делать, снова пошел гулять по площадке, спать вроде и хотелось, но, как только закрывал глаза - заснуть все равно не мог. А время нужно было как-то коротать. От влажной, облипающей жары и сам стал влажным, липким и противным самому себе. Зашел в зал ожидания, увидел умывальник и банку жидкого мыла у раковины. Вода на удивление оказалась достаточно прохладной и приятно охлаждала лицо вместе с работающим во всю мощь кондиционером. Наконец-то смыл весь выступивший за день кожный жир с лица и рук. Какое блаженство! Кайф кончился, как только я вышел на улицу. Ощущение было такое, какое бывает, когда заходишь в ванную комнату сразу же, после того, как кто-то там принимал душ! Как будто и не умывался...
   Вот причалил один паром, открылась аппарель и все его содержимое стало выезжать наружу. Как только брюхо опустело, в него стали заезжать автобусы и грузовики. Наша очередь, видно еще не настала. Паром наконец, загрузился, аппарель закрылась и он дал гудок. Однако почему-то отправляться он явно не спешил и еще какое-то время стоял у причала.
   Наконец-то двигатели заработали на повышенных оборотах, их низкий, утробный звук заполнил окрестности. Паром начал медленно отваливать от причала, потом медленно стал исчезать в темноте. В конце концов, от него остались одни, удаляющиеся от причала огоньки.
   Из темноты постепенно стал появляться новый паром. Прозвучало объявление о прибытии парома "Елена". Этот паром был немного меньше отошедшего. Открылась аппарель, из его объемного брюха стали выезжать легковушки. После того, как палуба опустела, открылись в очередной раз ворота нашего накопителя и, в этот раз оживилась наша часть площадки. "Поехали! Поехали!" - стали подгонять парни в униформе. Машины ряд за рядом стали заезжать на паром. Вот поехал и наш ряд. Мы въехали на судно и паренек из судовой команды, указал нам наше место. Оказалось достаточно близко к носу. Ну и хорошо, выезжать теперь недалеко.
   Мы закрыли машину и поднялись на верхнюю палубу, чтобы немного проветрить уже ставшие дурными головы, а заодно и посмотреть на панораму Керченского пролива, открывавшуюся сверху. Рядом с нами стоял огромный железнодорожный паром, на котором стояли в несколько рядов цистерны с нефтепродуктами. Суденышко было примерно раза в два с половиной больше нашего парома. Внушительный такой. Помню, такой же паром в прошлом году примерно неделю болтался возле Алушты, незадолго до того, как наши начали операцию в Сирии.
   Несмотря на ночной час, пролив кипел движением и жизнью. Какие-то огоньки все время перемещались по поверхности воды. Возле причалов Порта - Кавказ на якоре стоял освещенный плавкран и строился новый волнолом. Паромы сновали в обе стороны, перевозя автомобили и людей из Крыма на Кавказ и обратно. Ночь ночью, а пролив не спит. Миновали новый волнолом, возводимый недалеко от причала и вышли на водную гладь. Вода была совершенно спокойной, качка совершенно не ощущалась. Где-то немного правее по курсу сияли огоньки великой стройки, а прямо - виднелись огни города Керчь. Там - моя малая родина, Крым, такой долгожданный.
   Рядом снами на верхней палубе стояла, обнимаясь, молодая парочка. Томная девица была вся в претензии, по поводу того, что видите ли, день рождения её высочеству пришлось отмечать в дороге, вместо романтического вечера в ресторане и вечернего платья. Ее парень как мог ее успокаивал, говоря, что мы обязательно все наверстаем, однако "принцесса была безутешна". "Блядь, детский сад!" - вполголоса сказала жена, вспомнив, как семидесятилетний юбилей моего отца мы встречали в сплошной пелене, медленно передвигаясь сквозь снежный буран, на автодороге М1 "Беларусь", по дороге на Минск. Батя впоследствии признавался, что это - самый прикольный и запоминающийся его день рождения, даже если на дорогу у нас ушло девятнадцать часов изнурительного пути и бессонная ночь.
   Несмотря на то, что фраза была сказана вполголоса, парочка ее судя по всему, услышала, потому что остаток пути они провели молча. Мужская ее половина все пробовала обнять половину женскую, женская же - пробовала блюсти пионерскую дистанцию, не позволяя ему приблизиться слишком близко, мы обиженные все же. Но при этом осознавая, что весовые категории и физические возможности не в ее пользу. "Вот же тёлка! Пожила бы на Севере, в размороженном Видяево, дура! Что бы тогда запела..." - сказала жена, садясь в машину. Предстоял долгожданный съезд на Крымский берег.

*****

   На часах - четвертый час утра, или может быть, еще ночи. Во всяком случае - было еще темно. Паром "Елена" мягко ткнулся носом в причал на Крымском берегу. "Здравствуй бля, малая родина!" - вслух поприветствовали мы, когда колеса нашего авто въехали на Крымскую землю. А именно - на асфальтовое покрытие улиц города Керчь, которое, как казалось, не меняли со времен Великой Отечественной войны. Заплатки и выбоины следовали непрерывной чередой. Ставшее привычным более - менее быстрое вождение по хорошему покрытию трассы "Дон" сыграло злую шутку. Машина запрыгала по рытвинам, рискуя просто напросто развалиться на части, или поехать дальше, оставив подвеску где-то в черте города - героя Керчь. Приходилось снижать скорость, потому что все, что было в машине незакрепленного - начинало жутко грохотать, пытаясь сместиться со своих мест.
   "Пиздец, ну и дороги!" - непроизвольно вырвалось у меня, когда машина прогрохотала подпрыгнув, на очередной заплатке, после этого тут же провалившись в яму. "Тут, я так понял, за дороги еще со времени воссоединения не брались!" - подвел итог я, объезжая асфальтовые наплывы и колдобины, в изобилии попадавшиеся на пути. Заплатки были уложены на покрытие в несколько слоев, предельно топорно. Съехавшие с парома и направлявшиеся вглубь полуострова выписывали по дороге замысловатые кренделя, объезжая ямы и рукотворные неровности. Хотя какой там рукотворные... у тех, кто это делал, руки наверное росли из жопы. Я уже было, стал прикидывать, сколько я буду ехать до Алушты по такой дороге. Картина вырисовывалась не особенно радостной.
   Вспомнил, что под Керчью есть очаг грязевулканической деятельности. Так называемое Булганакское сопочное поле. Включил планшет, открыл карты. Нужный отворот уже скоро. Несмотря на возражения жены, все же повернул в сторону угрюмых Керченских окрестностей. Окрестности встретили нас предутренним туманом, угрюмым безлюдьем, дорогой, на которой когда-то был асфальт и толпами ежей, снующих, а во многих случаях, еще недавно сновавших по дороге в разных направлениях. А еще - диким желанием спать. Немало их, павших под колесами проезжающих авто, неестественно сплющенных валялось на остатках асфальта.
   Нашли село Бондаренково, возле которого, на его северной окраине как раз и располагалось это сопочное поле. Туман начинал стелиться по земле, заполняя собой все низины. Картина за стеклом окна была такой, как будто мы участвуем в съемке фильма про оборотней и прочую нечисть. Казалось бы - еще немного и на лобовом стекле появится, оставляя след, чья-то липкая когтистая пятерня, вся покрытая язвами и взъерошенной шерстью. Было немного жутковато.
   Небо становилось едва - едва синим. На часах - начало пятого. До рассвета еще часа полтора. Поглядел за окно, за которым смутно просматривалась эта самая северная окраина и решив, что отложим поездку к вулканам на "как-нибудь в другой раз", плюнув на собственное самолюбие и амбиции, мы повернули обратно в город. Вроде бы никуда не нужно было сворачивать, дорога, огибая село, если верить навигатору, выходила в город.
   Вот по ней мы и поехали. Выехали мы в город точно на ту же самую дорогу, по которой еще часа два назад следовали с парома. В этот раз уже поехали внутрь полуострова, еще раз проехав уже знакомый поворот к вышеупомянутым достопримечательностям. Выехав к знаку, где название города Керчь было зачеркнуто красной чертой, у заправки мы затесались среди таких же сонных автолюбителей и решили попробовать поспать. На обочине стояло десятка два машин, таких же, как и мы съехавшие с парома и не спавших ночь.
   Задернули все шторки и разложили сиденья. Едва приклонив голову к подголовнику я, судя по всему, напрочь отключился, потому что совершенно выпал из реальности и не видел, как взошло Солнце и стало жарко. Проснулся от ощущения того, что совершенно мокрый и с меня просто течет. Дневное светило уже вовсю жарило в окно, несмотря на ранний час. Стоявшие вокруг машины уже подразъехались и мы стояли практически в гордом одиночестве.
   Встали совершенно разбитые, с дурными головами. Грело лишь одно - мы уже в Крыму. Еще немного и мы будем петлять по узким улицам родной Алушты. Открыв багажник, достал ту самую канистру с краником, мы умылись, немного освежив лицо и разогнав сон, после чего снова продолжили свой путь. Дорога поражала своим бесподобным качеством. Кренделя продолжились с удвоенной силой, потому что я старался ехать немного побыстрее. Получалось однако слабо. Выбоины и заплатки теперь дополнялись внушительным наплывами по краям дороги. Наскочить со всего маху на такой - про подвеску можно забыть, как про переднюю, так и заднюю. В салоне тоже все подпрыгивало, а нас мотало из стороны в сторону.
   Ехавшие навстречу, в сторону Порта Крым так же следовали ни шатко ни валко, объезжая те же самые препятствия и в меру сил жалея нежные подвески собственных иномарочных авто. Километров через тридцать после Керчи, дорога стала ровной, вполне приличного, по местным меркам качества, по которой можно было уже разогнаться километров до восьмидесяти. Еще через некоторое время, покрытие сменилось на ровное и новое. Правда это новое и ровное покрытие было не сплошным и временами сменялось на старое и не очень ровное. Не все коту масленица, как говорится.
   К хорошему привыкаешь быстро. Тем временем, мы снова въехали на нормальное, новое покрытие, разметка еще не была нанесена, а еще через некоторое время мы поехали по встречке, объезжая место дорожных работ. Потом снова вернулись на свою сторону. По дороге все равно сильно разогнаться не получалось - в сторону Симферополя шел довольно плотный поток транспорта. Скорость держалась где-то на уровне километров девяносто. Таким образом мы доехали до Ленинского.

*****

   Возле Ленинского, в семнадцати километрах от него нас ждал еще один пунктик культурной программы, село Вулкановка. Неподалеку от него среди степи возвышается Джау - Тепе, или Вражий Холм. Крупнейший в Крыму грязевой вулкан. Мы свернули с трассы и стали углубляться внутрь. Как проехать на Вулкановку, никто из местных толком не мог объяснить, видно еще просто не проснулись. Пришлось снова доверится навигатору. Проехав прямо, сквозь село, мы выкатились на грунтовку, по которой и поехали на юг. Без асфальта сильно не разгонишься, поэтому пришлось ехать примерно километров тридцать в час, не более. По пути попалась небольшая, но довольно крутая горка, с которой пришлось спускаться на пониженной передаче.
   Вокруг - выжженная Солнцем желтая крымская степь. Справа от нас виднелось водохранилище, выглядевшее немного странно на фоне желтой, выжженной степи. Ровные участки сменялись небольшими, унылыми холмами. Керченское холмогорье - так кажется, называется эта местность в путеводителях по Крыму. Далеко на юге сквозь дымку проглядывали более высокие холмы. Каждый, более - менее похожий на конус холм уже принимался за вулкан. Наконец, впереди стали видны домики небольшого села. Срезали угол проселочной дороги и выехали на убитую дорогу, на которой когда-то был асфальт, равно как и во многих других местах в Крыму.
   До какой же задницы довела полуостров эта херова украинская власть! Дербанили сволочи наиболее лакомые куски, хапая ртом и жопой, не прожевывая, чавкая и давясь! При этом - ни во что не вкладываясь. От президента к президенту - все жаднее и жаднее. При Кучме и Ющенко так не воровали, как при Януковиче, с его донецкой братвой. Чего стоили восемь тысяч гектаров заповедного леса на Южном берегу. Охотничье товарищество "Кедр", ёпта!
   При всем трагизме ситуации для жителей Донбасса, слово Донецк, Енакиево или Макеевка еще долго будут граничить с ругательством. Наконец - подавились! Керчь - не деревня, а дороги - просто жесть. Превратить регион, из которого можно деньги грести лопатой, в дотационный - это нужно уметь! В этом они поистине преуспели. Профукали все, теперь - посасывайте! Не видать вам Крыма как своих ушей. Еще бы повышвыривать всех этих донецких беженцев обратно, защищать родные места - было бы совсем хорошо. Слишком много этих паразитов развелось в крымских городах, на недешевых иномарках, как правило.
   Выговорился... Итак, перед тем, как выехать на остатки асфальта, мы увидели то, к чему собственно, стремились. Конусообразный холм, высотой метров в шестьдесят, с усеченной вершиной. На одном из склонов все еще видны следы былых мощных извержений. Огромный поток грязи, называемый сопочной брекчией, уже заросший травой, но все еще просматривающийся на окружающей местности.
   Проехавшись по селу и посмотрев на царившую там разруху, мы проехали прямо к холму. Припарковал машину у подножия и мы стали совершать первое восхождение на Крымскую вершину в этом сезоне. Поднявшись на середину склона и посмотрев назад, я увидел, что по дороге, совершенно беззвучно ползет какая-то черная каракатица с длинной штуковиной, располагавшейся поперек дороги. Ползет медленно, но уверенно. Машину стоило бы с дороги убрать, потому что был риск, что может задеть, а гаишников в этой глуши можно ждать до седых яиц - не приедут. На фоне общей сонливой неподвижности и тишины, она ползла тоже совершенно без звука, который перебивал небольшой ветерок на склоне. Но картина от этого выглядела не менее занятно.
   Сбежал по склону вниз, благо поднялся еще не высоко и съехал с дороги, поставив свой внедорожник в небольшое понижение. Каракатица появилась из-за перегиба дороги. Это был древний трактор, весь закопченный и замасленный, с каким-то сельскохозяйственным приспособлением, вроде тех, которые имеют комбайны. Он, чихая и кашляя пропылил мимо. Из кабины высунулась удивленная физиономия. Видно ненормальные туристы, да еще с подмосковными номерами здесь редкость. Хотя... когда мы заехали в село, нам навстречу выехала "десятка" с ульяновскими номерами. Неужели кто-то приехал сюда в гости, на отдых? Хотя одного взгляда на нее было достаточно, чтобы понять, что из Ульяновска он сюда не доехал бы ни за что, просто-напросто рассыпавшись на составные части по дороге.
   Итак, убрав машину с дороги и обливаясь потом, я снова отправился на восхождение. Склон был не особенно крутой, поросшей жесткой, колючей травой, поэтому идти было нетрудно. А вот и вершина. Кратера, как его рисуют нам рассказы о вулканах, не было. Была усеченная вершина, словно перекопанная огромной лопатой. Немного под нами на склоне был уступ в виде террасы, наверное более древнее основание конуса, образовавшегося после позднейших извержений. Кто-то не поленился и приволок на этот уступ табличку с информацией, что Джау - Тепе является памятником природы республиканского значения, где и воткнул ее в грунт.
   С вершины открывался вид на окрестную, унылую степь. Километрах в трех от нас блестело еще одно водохранилище, немного меньшего размера, а недалеко от подножия сопки виднелась на фоне желтой травы своего рода расселина, поблескивавшая влагой и мокрой почвой на дне, что резко контрастировало с иссушенной, унылой местностью. Возле этого места был небольшой мостик в состоянии, близком к развалине, возле которого навсегда замерла табличка, предупреждавшая на украинском языке о том, что ведутся дорожные работы. Рабочие ушли наверное навсегда и когда вернутся - не сказали. Путеводители говорили по поводу воды - о сероводородном источнике с большим дебетом. Однако никакого характерного запаха мы, проезжая мимо, не почувствовали, хотя толком и не принюхивались.
   Все. Достопримечательность осмотрена. Извержения в ближайшее время, судя по всему, не планировалось. Крайнее произошло в сорок втором году и пока ничто не предвещало нового. Сопка молчала уже более семидесяти лет. Но литература опять же говорит, что после длительного затишья, вулканы проявляют мощь, пропорциональную стадии покоя. Значит - Вражий холм еще проявит себя. Во всей красе. Шанс есть. Однажды он разрушил старое село. Пришла пора спускаться вниз, возвращаться на нормальную дорогу и ехать домой, в Алушту. Собака наотрез отказалась спускаться по колючей траве, пришлось нашего хищника взять на руки.
   Развернулись на дороге и поехали по ухабистой, но прямой. Все быстрее, чем по грунтовке. Дорожное покрытие варьировало от более - менее ровного, до фронтового, с воронками от снарядов и бомб, по которой приходилось выписывать всевозможные замысловатые фигуры, чтобы окончательно не загубить подвеску. По пути догнали машину с татарстанскими номерами. Интересно, такие же как мы, ненормальные крымчане - эмигранты, осматривающие различные достопримечательности малой родины, или к кому-то приехали в этой глуши?
   За татарами так и протянулись до трассы, после чего разъехались в разные стороны. Мы снова находились на нормальной дороге, по которой можно было хоть немного разогнаться, километров хотя бы до ста. Впереди была Феодосия.

*****

   Тем временем, мы подъезжали к отдаленным феодосийским пригородам. По пути стали попадаться зачуханные пятиэтажки, которые не ремонтировались наверное, еще с советских времен. Все это, вместе с пожелтевшей на злом Солнце травой, создавало довольно унылую картину упадка, в котором до сих пор находится Остров Крым. Стало видно море, на глади которого стояли на рейде корабли. Вдалеке замаячила застройка крупного города. Движение становилось плотнее, дорога постепенно сужалась до одной полосы в сторону Феодосии и одной в сторону Керчи, оказавшись зажатой на узкой перемычке между пляжами и мелкими, но очень солеными озерами, источавшими своеобразный аромат. Озеро Аджиголь - одно из самых крупных по пути, в справочниках значилось как интересный объект природы. Много птиц, но купающихся нет. Еще бы - рядом море, а славы грязевого курорта у него нет. А раз славы нет, то и купающихся тоже нет.
   Левая сторона дороги на всем протяжении была сплошь заставлена машинами. На пляже стояли палатки и купающиеся отдыхающие как могли, проводили свой досуг. Искупавшись, они шли через дорогу в стоявшие на правой стороне дороги столовки и кафе. Знаков, обозначавших пешеходные переходы, в большом количестве не наблюдалось, а о разметке здесь видимо, забыли еще лет пятнадцать назад, если не больше. Поэтому проезжающие мимо автомобилисты были вынуждены притормаживать и останавливаться, пропуская пляжников, оттого вся вереница машин была вынуждена двигаться не пойми как.
   По мере продвижения к Феодосии, плотность пробки нарастала, временами она не двигалась вообще. Появились первые желающие объехать пробку по обочине. После того, как нас обогнали несколько автомобилей, обдав пылью, мы, в свою очередь, тоже выехали на обочину и какое-то время ехали по ней, скоротав изрядный кусок пробки, пока не уперлись в отбойник. Пока мы ожидали возможности проехать, сзади раздались нетерпеливые гудки. В зеркало увидел серебристый "Ленд Крузер", который к сигналу еще и подмигивал фарами. Жена высунулась в окно с видом "Ну и хули? Мы тоже на танке!", показала нетерпеливому на отбойник, после чего тот на какое-то время угомонился.
   Воспользовавшись небольшим промежутком между машинами, я втиснулся в него, объехал отбойник и еще какое-то время снова ехал по обочине. Потом мне эта тряска порядком надоела и я встал в общую вереницу за "Черри Тигго" с омскими номерами, моргнув аварийками в знак благодарности и извинения сзади едущему. Появился знак на украинском языке - Феодосия. Вот мы и в городе! Хотя города, как такового еще не было. "Крузер", обойдя нас, снова попылил по обочине, пока не уперся в чей-то "Грейт Волл", который принципиально высунулся наполовину на обочину, перегородив дальнейший путь японцу. Тому деваться было некуда, справа не давали проехать многочисленные кафешки, распахивавшие свои двери в ожидании клиентов прямо на дорогу.
   "Крузер" стал нетерпеливо дудеть, однако "Грейт Волл" высунулся еще больше, не давая ему проехать и не освобождая пути. Тот попытался объехать китайца третьим рядом, но тот вильнул в сторону "Крузака", едва не въехав ему в крыло. "Крузак", улучив момент, все же дал по газам и объехал "Волла", в свою очередь, круто вильнув ему под нос и преградив путь. Распахнулась дверь и из толстого джипа вылез достаточно больших размеров чувак и ринулся к китайцу. Из того вышло какое-то туловище с видом идейного чмыря и что-то стал говорить "здоровому" с как бы воинственным видом.
   Мы приготовились к зрелищу, а из пары машин вышли водители, наверное приготовившиеся к роли секундантов или рефери. "Идейный", до которого видимо дошло, что он, скорее всего будет избит "неидейным" ввиду разгромной разницы в весовых категориях, что-то еще тявкнул ему вслед и, пока не попало, скрылся в машине, встав в общий поток. "Крузак", напоследок злобно рыкнув движком, умчался по обочине вперед, подпрыгивая на рытвинах.
   Пробка тем временем продолжала неспешно куда-то двигаться. Понемногу движение становилось свободнее, вот уже впереди появились большие промежутки между машинами, которые вдруг поехали на приличной, по сравнению с той, что ехали до этого, скоростью. Аварий по пути не было, значит - виной всему отдыхающие, сновавшие через дорогу.
   Я не осуждаю водителя "Крузера", потому что и сам не святой - ну бывает, иногда объезжаю по обочине, не без этого, возможности машины позволяют. Поэтому вот такие идейные чмыри просто порой бесят, особенно, когда сам куда-то спешишь. Ну не хочешь ты подвеску убивать - по обочине не едь, но дай дорогу остальным, может кто-то действительно спешит и у него решается важный вопрос. Поэтому - нехрен!

*****

   Итак, пробка сама собой рассосалась, едва только до моря стало достаточно далеко. Мы наконец-то поехали. Доехав наконец, до развилки дорог, мы решили не ехать на Симферополь, а поехать вдоль всего ЮБК, осматривая, по возможности, красоты родных мест. К тому же, дорога через столицу Крыма влекла за собой внушительный крюк, а чего - чего, кружить уже не хотелось - задница уже начала понемногу принимать форму сидений. Поэтому - хоть и по серпантину, но короче.
   Основной поток ушел на Симферополь, а мы повернули на Коктебель и Судак. Начался горный серпантин. Пришлось снова судорожно вспоминать все, чему учили на автоделе. На какой передаче в гору - на той и с горы, тормозить - многократно, но кратковременно, передачу ни в коем случае не выключать, по возможности - тормозить двигателем - вот некоторые из тех немудреных правил, следование которым поможет сохранить вашу жизнь.
   Остановились перед ажурным монументальным знаком "Страна Коктебель" для традиционной фотосессии. За ним - синие вершины гор, отчего эта местность и получила свое название - "Край синих холмов". За нами - немного унылое плато, господствующее над долиной, Узун-Сырт, или в переводе "Длинная спина", еще называемое горой Климентьева. Когда-то на ней была Мекка советских планеристов. Да и сам Коктебель когда-то в советские времена, назывался Планерское. В самом поселке останавливаться не стали, лишь только на въезде остановились перед магазинчиком и купили крымской минералки, потому что купленная в Анапе была уже выпита.
   Оставив поселок слева, мы поехали по серпантину в сторону Судака. Периодически нашему взгляду открывались прекрасные и неповторимые виды окрестных гор и отдельных скал. Скала "Носорог" действительно напоминала стоявшего, наклонив голову, носорога. Отдельные скальные гребни поднимались среди виноградников. Пару раз, соблазненные открывающейся панорамой, мы останавливались и делали пару снимков.
   А вот уже и Судак. Толкаться по узким, пыльным улицам никакого желания не было, тем более, что данный населенный пункт значился, как место для посещения в нашей дальнейшей культурной программе. По указателю мы повернули на Алушту. Повороты на дороге становились круче, даже чем по дороге на Ольгинку или Новороссийск. Много стало закрытых поворотов почти на сто восемьдесят, еще и с перепадом высоты. О каких-то отбойниках речи и не шло. Разрозненные остатки бывших когда-то ограждений, торчавшие словно гнилые зубы из пасти, порой попадались на крутых поворотах. Иногда с них открывались изумительные виды на побережье и на море. Фотографировать уже сил не было, поэтому с легким сердцем мы это оставили на потом. Солнце всю дорогу светило с правой стороны, поэтому к концу дороги у меня на руке сформировался прекрасный автозагар, с четкой границей между красным и белым, который несомненно плавно перешел бы в волдыри, если бы не старая майка сынули, которую я накидывал на левое плечо.
   Начиналась самая интересная часть пути с наибольшим количеством поворотов и опасных мест. Уши приходилось держать востро, дорога не давала расслабиться ни на секунду. Судакский район закончился, начиналась Большая Алушта. После Приветного дорога стала понемногу идти вверх, изобилуя крутыми поворотами, многие из которых буквально проползал на первой передаче. Предстоял подъем на гору в окрестностях Рыбачьего.
   Серпантин петлял по склону, передо мной машин не было, зато сзади удалось собрать довольно внушительный хвост. Я еду, как учили, кто спешит - я не держу. Кто-то начал сигналить. "Кто там бля, такой нервный?" - спросила у пространства жена, склонившись к правому зеркалу заднего вида. Принял немного правее на очередном повороте, две машины с пермскими номерами понеслись вперед, изо всех сил давя на тормоз на поворотах. "Летите дурни, летите!" - подумалось вслед проехавшим. "Мало вас таких дебилов с равнины по кюветам валяется!" - закончил вслух я свою мысль.
   С вершины горы открылся вид на Алуштинское побережье и село Рыбачье. Дорога пошла на спуск со всеми своими прелестями. Неожиданно мы уперлись в водовозку, груженую водой под завязку. Седельный тягач с полуприцепом в виде огромной двухосной цистерны медленно сползал к селу. Мы невольно залюбовались грамотной ездой местного водителя. "Глушилка" горного тормоза была включена, давая характерный звук двигателю, тяжеленная машина еле ползла вниз по склону, но за то время, пока мы тянулись следом за ним, водитель ни разу не нажал на педаль! Вот это класс.
   На одном из крутых поворотов большегруз принял правее, давая нам себя обогнать. Мы аккуратно объехали его, в знак благодарности поморгав аварийками. Въехав в Рыбачье, мы стали осторожно следовать по его центральной улице, заставленной машинами. При этом - аккуратно разъезжаясь со встречными, которых было немало. Понемногу мы проехали все село и дорога пошла к следующему селу - Малореченскому. Слева от нас, прямо на пляже был выстроен целый квартал коттеджей. "Яйца бы оторвать той суке, которая давала разрешение на это строительство!" - в один голос отметили мы.
   Малоречку проехали вообще без заморочек, на въезде проехав мимо действующего маяка и приблизились к главной ее достопримечательности - Храму Святителя Николая, еще называемому Храмом-маяком. Далее предстояла встреча с одним из самых солнечных мест Южного берега Крыма - Ксеропотамосом, или, как его называют в обиходе - селом Солнечногорским.
   После Солнечногорского на нашем пути оставался лишь только один крупный населенный пункт, в котором и заканчивался наш маршрут - город Алушта. Оставив позади множество крутых поворотов, дачи на шестнадцатом километре трассы, мусорный полигон, за который следовало бы сказать отдельное спасибо тому, кто додумался разместить свалку в курортном районе, городское кладбище и съезды к здравницам, мы дали "приветственный гудок" знаку на восточной окраине города, обозначавшему начало населенного пункта. Ура!!! Здравствуй Алушта, родная жемчужина у моря! Ты сейчас не совсем здорова, тебя долго гноили, но для меня ты прекрасна в любом состоянии. Прошло чуть меньше года с момента нашей крайней встречи, а кажется, прошла целая вечность! Теперь у нас впереди почти месяц общения с тобой!
   Миновав Судакское кольцо, мы не поехали в центр, к особенностям алуштинского движения по узким улочкам, заставленным машинами, еще нужно было привыкнуть, а поехали в направлении симферопольской трассы, потому что так заехать к месту базирования было куда легче. С дурной головы и непривычки, чуть было не уехали все-таки в центр, перепутав повороты. Вовремя спохватились и проехали немного дальше, туда, где проходила трасса Алушта - Симферополь.
   Прекрасные впечатления от встречи с родным городом чуть было не подпортила смазливая сучка на "Инфинити", которая видимо заработала на "крутую тачку" только лишь усердно раздвигая ноги и не жалея сил работая орально. Не включая поворотников и не сбавляя скорости, она пронеслась под носом у выезжающих на трассу, даже не глядя по сторонам. Вот тварь! Я не против женщин за рулем, и знаю немало тех, кто прекрасно и грамотно водит свой автомобиль. Но поему-то за рулем именно дорогих иномарок часто попадаются и вовсе безмозглые существа, за которых всюду наверное, "решает все вопросы" и платит какой-то богатый "папик", а их дело - вовремя обслужить и ублажить.
   Не могу не вспомнить, как как-то раз в Москве видел двух дур на новеньком "Мерине", которые выписывали на мосту через МКАД такие замысловатые кренделя, что проезжающие мимо держались от них на почтительном расстоянии. Вытворяя вещи, вроде поворота направо из крайнего левого ряда, а потом, видимо передумав и не сигналя поворот, возвращаться обратно, невзирая на две сплошные и пост ГИБДД рядом. Ибо, что врезаться в их машину, что сразу пристрелить этих сук, по последствиям было бы примерно одинаково. Поэтому с этим говном никому связываться не хотелось. Вообще - в Москве это настоящая беда. Вся эта мразь, под названием "Золотая молодежь", ведет себя, как будто поймали Бога за бороду. То - тварь за Феррари, то - очередной ублюдок на Ламборджини. А все остальные - это лохи, нищеброды, скотобаза и шлоебень. И порой радует, когда их иногда бьют или даже убивают. Жаль, что слишком мало и редко.
   Так или иначе - мы благополучно выехали на большую дорогу и, никуда не сворачивая, поехали к дому. Большая разница, скажу я вам, наблюдать родной город из окна троллейбуса или из окна собственного авто, тем более, когда сам находишься за рулем! А еще большая - между хождением по родному городу пешком и ездой по нему же на любимом авто. Хождение пешком по местным горкам уже давно стало чем-то вполне самим собой разумеющимся, я вырос на этих горках и не замечаю их, когда иду.
   А вот когда на них глядишь через лобовое стекло - все совершенно по-другому. Теперь ты должен остановиться перед переходом, чтобы пропустить пешеходов и ужасно злишься, когда они начинают либо тупить посередине дороги, либо через переход идет растянувшись и не спеша целое стадо, а ты уже давно мог бы уже проехать. С горки пешком ты шел легко и спокойно, а теперь - включаешь пониженную передачу, а машина - ускоряется, приходится тормозить, к тому же глядеть в оба, потому что несколько переходов расположены как раз на таком спуске. Слава Богу, в городе догадались прорыть целых три новых подземных перехода в тех местах, где до этого посшибало немало народу.
   А Площадь Советская в центре чего стоит! Когда-то, когда я был маленьким, она казалась такой большой. А теперь, заставленная машинами - такая маленькая и тесная, что посекундно опасаешься, что можешь задеть какую-нибудь машину, которую поставил раком какой-нибудь незадачливый олень. В конце концов, к новому для себя ощущению я привык и езда по родным улицам стала напоминать хождение пешком, только с несколько увеличенной скоростью.
   Возле автовокзала повернули направо, умудряясь разъезжаться в два направления на улице, по которой двигаться в одном было бы сподручнее всего. Но... это Алушта, детка! Так и хотелось сказать самому себе. Заехали в арку, заставив прохожих прижаться к стенам, потом сами прижались к бордюру, пропуская встречного, объехали кусты и вот - нас встречают, предварительно застолбив место. Влезаю на небольшую горку и ставлю машину в тени большого платана.
   Обнимаемся и выгружаем поклажу из багажника. Как оказалось наши приключения еще не закончились. Закрыл свое окно нормально, окно же на пассажирской двери даже не дергается с места. Нормально! И чо бля, теперь с открытым окном стоять? Открыл капот, вскрыл щиток с предохранителями - по очереди выдернул отвечающие за стеклоподъемники - все нормальные. Что за хрень? Вновь надавил на кнопку, стекло с легким жужжанием поползло вверх. Что это было? Одним словом - наш родимый автопром! Машина сама сломалась, сама и исправится! И нехрен ничего трогать!
   Все! "Вы прибыли к месту назначения!" - сказал бы на этом месте навигатор, но поскольку он был уже выключен и убран - подсознание к этому выводу пришло само. Путь окончен. Впереди - целый месяц на реализацию тезиса "Ни дня без пива!" Проведем же его максимально содержательно! И чтобы не было стыдно за бесполезно проведенный отпуск! Несмотря на день в разгаре, дико хочется того самого пива и спать. Небольшой отдых перед отдыхом - и можно во все тяжкие! На этом - история о путешествии подошла к концу, а выполнение культурной программы - это как говорится, совершенно другая история.
  

Часть 2. Обратно.

   Тьма, сверкая молниями и грохоча раскатами грома, полукольцом наползала на маленький город, погрязший в курортном блуде и распутстве, со стороны моря, словно пытаясь взять его за горло и наказать за совершенные грехи. Молнии практически непрерывно освещали нависшие тяжеленные тучи, периодически пробивая их и вонзаясь оранжевыми остриями далеко в море. Люди, завороженные разгулом стихии столпились на Набережной, наблюдали за буйством природы, осознавая свою ничтожность и беспомощность перед ней. Полукольцо сжималось все теснее и теснее, угрожающе надвигаясь. Казалось - еще чуть-чуть и этот город будет стерт с лица Земли чудовищным потопом, который не оставит от него и следа...
   "А что дальше?" - спросите Вы. А ничего! Город, стоящий на Крымском Южном берегу уже почти полторы тысячи лет и видавший за это время всякое, плевать хотел на все эти ужасы. Гроза, видимо осознав свою беспомощность и бесперспективность попыток нагнать таким образом страху, прошла стороной, вдоволь оторвавшись в открытом море и на ближайших окрестностях. В самом городе не упало ни капли.
   "Дождик в дорогу" - есть такая примета. Облом в этот раз, просверкало и погремело... все, дождя нет. Примета не оправдалась вечером, зато вполне оправдала себя на следующий день, когда днем на город обрушился почти тропический ливень. Перед обедом наползли тучи и пошел дождь. На город обрушились потоки воды, улицы превратились в реки, а речки - вонючки, незаметно текущие через город, буквально через пару минут превратились в бурные потоки, перекрасив воду в море из синей в светло - коричневую на пару километров вокруг. Вот теперь - да! Можно считать, что дорога обратно будет удачной.

*****

   Всю жизнь офигевал, видя, как на узких Алуштинских улицах народ умудряется разъезжаться. Пришло видимо, и мое время в полной мере узнать, как это делается. Оказывается - вполне нормально. Если препятствие с моей стороны - принимаю в сторону и пропускаю едущих, если нет возможности сразу освободить дорогу, показываю, куда сверну и пропускаю. Если же препятствие не у меня по курсу - тогда еду нормально. Хуже - когда дорога заставлена машинами с обеих сторон, а посередине может двигаться только одна машина. Вот здесь и начинается настоящее веселье. Приходится сдавать задом, при этом глядя в оба, чтобы не отломать кому-нибудь зеркало, или не помять какую-нибудь выступающую часть. Как-то пришлось ехать от крепости вниз, мимо "Дома прокурора", помните такого в "Кавказской пленнице" Гайдая, к троллейбусному кольцу. Возле "Мира бильярда" умудрился даже припарковаться, чтобы сходить по делам, до этого пару раз разъезжаясь со встречными. Очень хорошо прокатились, мне понравилось.
   Иногда пропускаю, если встречному уже деваться некуда. И так ездят все, понимая, что других вариантов в этом городе нет. При этом, все достаточно толерантны по отношению друг к другу, безо всяких к этому призывов. Понятно, что скоты есть везде, в Алуште они тоже есть и сучка на дорогой машине, о которой говорилось выше - тому подтверждения, но они как-то теряются на общем фоне.
   А вообще - дороги в Крыму - говно! Просто - говно! В ямах и выбоинах. И это не антиреклама, это боль души за родной Остров. Можете считать криком от злости и бессилия что-либо сделать. Трассу из Симферополя в Алушту еще более-менее в порядок привели, еще при Украине, однако доделали не все. В нескольких местах - дорога просела, сползая по склону. До Ялты - дорога со старым покрытием, тоже с несколькими оползневыми местами. Хотя вполне проезжая. В Симферополе - там вообще поле непаханое, да и город все же достаточно большой. Хотя понемногу улицы в порядок приводятся. Были у друзей на окраине - у льдозавода, хорошее, новое покрытие. Хорошее покрытие делают по дороге на аэропорт, там вовсю идет обустройство дороги, даже с разделительным газоном посередине.
   Севастополь, Ялту, Евпаторию, Черноморское и даже Оленёвку - тоже нужно приводить в порядок, да и вообще - Крым весь нужно приводить в порядок. Разрухи более, чем достаточно, вспомнить ту же Вулкановку с ее развалинами - ведь войны в последние семьдесят лет там не было. Крым очень медленно, но все равно начинает дышать. Глава Крыма Аксенов, мол, увольняет бестолковых пачками. Не увольнять нужно, а просто пересажать всю эту мразь на местах, которые были "щирыми украинцямы" и офигеть какими регионалами и тимошенковцами, а вдруг все стали очень русскими единороссами, либо еще каким-нибудь "россами". А рожи-то все те же! Вороватые, ленивые и тупые. Вот когда эту падаль выметут поганой метлой и во власть придут нормальные управленцы, которые хоть немного будут думать не то, что о полуострове, а об Алуште, Ялте, Черноморском, Оленёвке, Хуево-Кукуевке и прочих населенных пунктах - тогда начнется медленный, но путь к порядку.
   В кои-то веки стали перекладывать асфальт на Симферопольской объездной. Но делается это снова по-нашему, по-гондурасски. Если делается полоса, то между старым покрытием и новым делается пологий заезд, чтобы не убивать подвеску у машин. Здесь - все с точностью до наоборот. Никакого пологого заезда - как укатали слой, сантиметров в десять, так и оставили, безо всякого перехода. Возвращаясь с Тарханкута, уставший и нагревшийся на Солнце, налетел впотьмах на такой выступ на скорости под сотню. Как будто пианино на пол уронили - наше авто наверное подлетело в воздух, перепугав всех, кто в нем находился. Но ничего, наш "Патриот" оказался достаточно крепким, оставшуюся часть дороги до Алушты мы проехали нормально, правда мне пришлось прислушиваться, не гремит ли что под днищем. Не гремело.
   За отпуск несколько раз ездили в Симферополь, да и не только в Симферополь. Намотали тысячи три, при том, что все находится более-менее рядом. Севастополь, Новый Свет, Оленёвка... - вот далеко не полный список посещенных мест. Нигде сильно не летали, ехали со скоростью километров в восемьдесят, а больше и не нужно было, на ту же Ялту с Алуштой, дороги все-таки горные, а на остальных - покрытие оставляло желать лучшего. А времени затрачивали минут сорок, не больше. Летать по таким дорогам... Зачем? Как пел в свое время Высоцкий - "В гости к Богу не бывает опозданий". Так что - мы еще успеем. Торопиться не будем.

*****

   Отпуск подошел к концу. Практически все, что запланировали - исполнили. Впереди - возвращение к трудовым будням. Ехать особо не хотелось. Значит - время проведено не зря и хорошо. С утра сходили на море, на прощание хорошо искупались, залили сорок литров московского бензина в баки, разница в шесть рублей за литр - все же чувствительна! Один бак полный, второй - на две трети. Этого должно хватить до ростовской области.
   Перед отъездом лег на некоторое время поспать. Выезд назначили на шесть вечера. Хотели выезжать раньше, чтобы еще погулять по Керчи, однако все переносили и переносили выезд, напоследок погуляв по Алуште. На пароме наше время опять же - с двадцати трех до пяти, поэтому должны успеть.
   Дорожный мандраж не проходил уже примерно сутки, поэтому хотелось бы уже понемногу начать движение, чтобы он прошел наконец. Проснулись, на часах около шести вечера. Немного поклевали, чтобы не быть голодными в дороге, сели на дорожку. Поехали! Не спеша проехали через центр города и выехали на трассу. Через Судак ехать не стали, все же езда по серпантину здорово выматывает, к тому же ехать нужно было по темноте. Нет, береженого Бог бережет. Так же, не спеша поехали в сторону Симферополя. Въехав в город, ушли на объездную экономя время и нервы.
   На объездной встряли в пробку - снова любимые дорожные работы. Протолкались примерно полчаса, какое-то время следуя по встречке, потом - снова нормально, уже по свежему покрытию. Ушли на Феодосию и Керчь, немного потолкавшись в потоке машин, ехавших Бог знает как, ввиду отсутствия разметки, как таковой. Симферополь с его толчеей остался позади. За лобовым стеклом стремительно темнело. Дорога была неплохая, мимо пролетел серебристый "Дастер" с питерскими номерами. Лихо так пролетел, даже слишком лихо. Наверное что-то будет.
   После выезда из столицы Крыма пошла рутинная езда по трассе. Вот Белогорск, главной достопримечательности, Белой скалы, где скакали все наши советские ковбои, уже не было видно. Ну ладно, в другой раз обязательно заедем и посмотрим. Возле Старого Крыма снова упираемся в затор, который едва шевелился. На выезде увидели огни синих проблесковых маячков, называемых в народе "мигалками". Что там такое? Ответ увидели через некоторое время.
   Посередине дороги на встречной полосе, в неестественной позе стояла фура, а возле нее, практически перекрыв наш ряд, находился серебристый "Дастер" с питерскими номерами, но уже без передка, который в виде мелких фрагментов валялся на дороге. Под ним - большая лужа жидкости - наверное антифриз из радиатора, словно кровь. Уже подъехала "скорая", которая стояла рядом с ДПСниками. Проехали это место, чередуясь со встречным транспортом и пропуская их через одного. Помнится, какая-то машина, вроде "Дастера" уже обгоняла нас у Симферополя, его путь завершился на выезде из Старого Крыма, ибо нехер! Бедолага видать пошел на обгон на достаточно узком участке, да расстояния до едущей навстречу фуры не рассчитал. Вот и стоит теперь с начисто снесенной мордой. А ему еще судя по всему до культурной столицы еще пылить. Когда еще допылит? Там видимо, по серьезному. Дай-то Бог, чтобы трупика там не было.
   Дальше снова пошла рутина дороги. На улице было достаточно свежо. Пока ехали через Феодосию, удивлялись, насколько быстро опустели все придорожные кабачки на перемычке между солеными озерами и морем, из-за которых мы протолкались в пробке около двух часов еще месяц назад. Внезапно в небе увидели вереницу мигающих огоньков. Девять вертолетов прошли в сторону кавказского побережья. как оказалось - перебрасывали морпехов - каспийцев на полигон под Феодосию. Учения! Армия стала играть в войнушки, чем она и должна заниматься в мирное время. Молодцы. Выехали на большую дорогу, через некоторое время снова проехали Ленинское, высказали идею о том, чтобы снова посетить Вулкановку, посмотреть на ее ночную жизнь. Нет, не поехали. Поулыбались и поехали дальше.
   В конце концов хорошая дорога закончилась, началась знакомая фронтовая дорога, говоря о том, что впереди город-герой Керчь. Машина запрыгала на кочках. Дорога отличалась уникальным профилем - возвышаясь в середине, спускалась по краям, а на краях - здоровенные гребни из вздыбившегося от жары асфальта, которые за все эти годы так никто и не удосужился срезать. Состояние дороги можно было охарактеризовать одним словом - пиздец! Налететь на такой гребень - значит сразу распрощаться с подвеской, даже несмотря на то, что едешь по трассе, скажем, на асфальтовом катке! Жена мотивировала на аккуратную езду железным аргументом - "Помни, у тебя в багажнике три литра коньяка!"
   По знакомой уже дороге и указателям, протянулись к паромной переправе, периодически подпрыгивая на заплатках, под уже знакомый призыв. Да за три литра коньяка в багажнике, я на первой передаче до Москвы могу доехать! К переправе доехали, сохранив напиток богов в товарном состоянии, не пролив ни капли. По указателю доехали до накопителя. Машин, как ни странно было немного, хотя средства массовой информации предрекали чуть ли не транспортный коллапс в преддверии начала учебного года. А ничего подобного! Никакой толкотни, спокойно заехали на досмотр, после того, как пес облаял сотрудника переправы и досмотр был досрочно окончен, так же спокойно заехали в накопитель. Показали электронный билет, чувак в будке постучав пальцами по аппарату, похожему на кассовый, выдал нам чек и показал, куда становиться.
   Встали, расположились, прогуляли верного пса, посетили особо важное заведение. Едва успели сесть в машину и закрыть глаза, чтобы некоторое время медленно поморгать, как подошел очередной сотрудник и сказал - "Поехали! И махнул рукой". Ворота открылись и мы сразу же стали въезжать на паром. В "Порту Крым" все было компактно и не нужно было ездить из одного накопителя в другой, как на противоположном берегу.
   На причале нас ждала старая знакомая "Елена". На паром загнали всех скопом - перед нами стояли два автобуса, в пределах видимости сзади - пара "Газелей". Никакой сортировки, зато все быстро. Керченский пролив в этот раз был неспокоен и, несмотря на достаточно большие размеры парома явственно ощущалась качка. Не сильная, но все же. Жена с сыном пошли на верхнюю палубу, а я решил немного подремать. Предупредил собаку, чтобы зря не гавкала на прохожих и не будила меня, закрыл глаза и попытался заснуть.
   Мне это удалось и, убаюканный качкой, я уснул, но при отсутствии возможности вытянуться во весь рост, проснулся от того, что затекли ноги. Ну ладно, немного вздремнул, сон перебил, надеюсь, на какое-то время меня хватит. Энергетик брать не стали, поэтому ехать придется что называется "сухим".

*****

   Паром, тем временем, прибыл к противоположному берегу, но сразу пристать к берегу не смог, видно из-за погоды. Раза с третьего он, наконец, пришвартовался и машины стали выезжать из его объемного "брюха". Мы проехали мимо тех мест, где томились в духоте южной ночи месяц назад. В этот раз, с парома по косе мы ехали первое время достаточно осторожно, я помнил о трех литрах коньяка, пока наконец, до меня не дошло, что мы едем не по фронтовым дорогам города-героя Керчи, а по отличному покрытию дороги А-290 уже в Краснодарском крае. Добавил до ста десяти - машина едет плавно и почти не трясет. Решили не ехать на Краснодар, а повернуть в перспективе на Тимашевск и, срезая угол, выехать сразу на Ростов. Доехали до развилки и повернули на Темрюк и Славянск - на - Кубани.
   Темрюк проехали не останавливаясь и понеслись дальше. Дорога радовала. После крымских ухабов - даже убаюкивала. Стал чувствовать признаки сонливости, договорились, что без фанатизма - доезжаем до Славянска и там, на ближайшей заправке останавливаемся на сон. Стрелочка навигатора в планшете неумолимо приближалась к городу. Решили не ехать по объездной, а проехать через центр, по кратчайшему пути. Поехали. Лучше бы не совались. С дурной головы - заблудились в небольшом городке и уперлись в местную "Рублевку", судя по величине коттеджей. К тому же движение было организовано, как в Анапе - одна улица - туда, другая - обратно. Плюнули на все и поехали на выезд, в конце концов, выехав на ту же самую объездную.
   На объездной проехали до отворота на Тимашевск, остановились на заправке. Покормили местным девяносто вторым бензином нашего "коня" и расположились на отдых на обочине, вместе с десятком других машин с номерами регионов нашей необъятной страны. Сон пришел быстро, единственное неудобство - необходимость спать в скрюченном состоянии, потому что задние сиденья не раскладывались полностью из-за складных сидений в багажнике. Поспав около трех часов, мы привели в меру сил, себя в порядок и двинулись дальше.
   До Тимашевска мы ехали через бесконечные поля, нередко на нашем пути попадались машины, под завязку груженые сельхозпродукцией. Возле дороги - многочисленные ярмарки, на которых "затаривались" проезжающие вглубь материка. Богатый край.
   А вот и Тимашевск. Симпатичный городок, едем по еще сонным улицам, внезапно упираемся в стоячую пробку. Все, приехали! Хвост из машин растянулся на пару километров. Продвигаемся в час по чайной ложке, еле-еле. Что такое? Аварий вроде бы в пределах видимости не видно. Кто-то перекрыл своим авто дорогу на перекрестке, за что был обложен в несколько этажей раздраженным местным жителем, куда-то спешившим в столь ранний час.
   Периодически к хвосту подъезжали какие-то личности, с надписью на картонке "объезд". Иногда из очереди, развернувшись, выезжала какая-нибудь машина и следовала за ними. Поэтому, если Вас, уважаемый читатель, нелегкая занесет в этот городок, езжайте за ними и не переживайте ни за что - они проведут Вас мимо затора, это хороший местный бизнес.
   Впереди нас ехала "Бэха" с нижегородскими номерами. Видимо, с моря ехали две пары. Мужики сидели в машине и не высовывались, а обе бабы периодически вылезали на свет божий, чтобы покурить. Затем они решили воспользоваться очередным "стояком" и сходить до ближайших кустов. Кусты были метрах в ста от дороги, поэтому они, вальяжно покачивая "булками" медленно продефилировали по направлению к ним. Но... как обычно в таких случаях, в дело вступает великий и ужасный "Закон подлости". Едва они скрылись из виду, как весь хвост двинулся вперед. Очередь продвинулась сразу метров на двести и снова остановилась. Парни чуть не свернули себе шеи, выискивая, куда подевались "эти курицы."
   "Курицы" вылезли из кустов и закрутили головами, пытаясь понять, куда подевались их благоверные за непродолжительное время их отсутствия. Один из парней вылез из машины и замахал руками - "Блять! Бегом сюда!" Девки, увидев знакомые очертания, побежали к машине. Вся очередь с восторгом смотрела, как две дуры в шлепках пытались бежать по траве, вскидывая целюлитные ляжки, как скаковые лошади. Наверное кто-то уже и тотализатор организовал, ставя на то, какая из них придет к финишу первой. Машины вновь поехали, а БМВ, замигав аварийками, приняла правее и остановилась. Мужики видимо, решили, что оставлять своих баб на дороге, в незнакомом городе не стоит, но что они им сказали по возвращении, об этом история не ведает.
   Протолкавшись в заторе около двух часов, мы наконец, увидели причину столь плотной пробки - крупный железнодорожный узел и переезд, который с большой частотой открывался и закрывался, пропуская через себя по паре машин. Легковушки проскакивали достаточно быстро, а вот фуры проползали медленно и печально. Особенно печально, если фуры въезжали с обеих сторон. Тогда проехать успевали только они, остальные оставались ждать до следующего открытия светофора.
   Мы уже видели светофор и могли наблюдать, как через переезд "перелазят" машины. Вот мы немного продвинулись и снова встали. По "железке" потянулся товарняк. Медленно. Тепловоз, за ним - одни бочки. От нечего делать, стали считать вагоны - получилось шестьдесят три. Светофор открылся и через переезд с обеих сторон потянулись две фуры. Мы и надеяться не стали что переедем вслед за ними, до шлагбаумов было еще метров сто. Едва фуры покинули переезд, как снова зазвенел звонок и светофор замигал красным. Теперь пассажирский. Едет, сволочь, не спеша. Только проехал - навстречу электричка. Вот засада!
   Если хотите сто метров ехать полчаса - приезжайте в Тимашевск! Там Вас ждет занимательный железнодорожный переезд и неповторимые эмоции. Мы понемногу продвигаемся к шлагбаумам, вот, "железка" уже совсем рядом. Блять! Снова, буквально перед носом, переезд снова закрылся. Успокаивало лишь то, что теперь мы стоим первые и проедем переезд стопроцентно, в ближайшее время.
   Наконец-то! Шлагбаум рванулся вверх, и мы, пропрыгав на барьерах и рельсах вырвались на оперативный простор. Недалеко от переезда был перекресток, на котором мы повернули по кольцу налево и, набрав скорость, понеслись дальше, пытаясь нагнать упущенное время. С той стороны на переезд тоже стоял внушительный хвост. Стойте ребята! Держитесь! Хорошего вам настроения! Мы уже свое отстояли.
   Теперь нам нужно дошлепать до станицы Каневская и оттуда уйти на трассу М4. Снова за стеклом бесконечные поля. Проходим станицу "Брюховецкая". Вспоминаю, что в ней обитает мой однокашник по училищу, но заедем к нему в следующий раз, уж очень хочется домой. Едем по отличной, новой дороге.
   Перед нами, груженые до верху и махая крыльями шлепали две "Газели". Сильно быстро ехать они не могли, потому что просто развалились бы на части. Слева вроде была прерывистая линия, поэтому одну драндулетину удалось обогнать. Дальше начиналась сплошная, поэтому за второй пришлось некоторое время тянуться. Через некоторое время снова началась прерывистая, но поскольку сзади идущий уже начал обгон, пришлось немножко повременить с маневром. Мелькнули знаки дорожных работ, я выехал на встречку для обгона и впереди увидел мост и машину с ПИДРами, простите, экипаж ГИБДД. Место было явно намоленное, эти ребята знают, где стоять.

*****

   Маневр я должен был закончить, поэтому пришлось пересекать сплошную линию, возвращаясь обратно, в свою полосу. Это не укрылось от внимательного взгляда работников полосатой палки. Так и знал! Один из инспекторов с палкой наперевес, пошел в нашу сторону. Стоп! Принимаю правее, переезжаю через валик грунта, который нагребли во время дорожных работ, благо конструкция машины позволяет.
   Подошел лейтенант, представился и стал рассказывать, что мы нарушаем правила дорожного движения и вообще, так делать очень нехорошо! Спросил страховку и, убедившись, что все нормально, вернул ее обратно. Я успел только сказать, что мы должны были закончить маневр, как раздраженная супруга выдала - "Мы уже сутки едем с ребенком и устали, а вы тут нас остановили и выносите нам мозги! Выписывайте штраф и мы поехали!" Инспектор, несколько опешив от такого поворота, сказал, что он должен не только штрафовать, но и проводить разъяснительную работу. "Пройдемте, Николаич" - закончил свою речь он. Я вышел из машины и не спеша пошел с инспектором.
   "Ну что мне с вами делать" - спросил лейтенант. "Понять и пгостить" - в тон Мише Галустяну ответил я. "Ну, тогда мне нужно вас отправить в Сочи" - парировал инспектор. "Зачем? Мне в другую сторону!" - с дурной головы не сообразив, спросил я. "Ну Галустян же из Сочи!" - разъяснил лейтенант. "Я предложил, теперь дело ваше" - сказал я ему, - "Можете оформлять штраф, раз мой косяк" - мне уже становилось все это безразлично и хотелось побыстрее закончить эту тягомотину.
   "Где работаете" - спросил инспектор. Меня, когда останавливают сотрудники ДПС, всегда бесит этот вопрос. "Пенсионер я, старый и больной!" - с оттенком некоторого раздражения ответил я. "Старый и больной?" - немного недоуменно переспросил гаишник, - "По вам этого не скажешь с первого взгляда". "Военнослужащий запаса, майор" - пришлось пояснить. Лейтенант повертел в руках мои права, спросил где я служил, услышал, что на севере, в Североморске и со вздохом еще раз переспросил что ему со мной делать, говоря о пяти тысячах штрафа или лишения прав. Я ему ответил, что свое предложение уже озвучивал, дальше пускай он решает сам. Усталость брала свое и, честно говоря, я бы права уже отдал бы ему сам, только бы они от меня уже отстали и мы поехали бы дальше. Со справкой, я бы как-нибудь, до Москвы бы доехал.
   Лейтенант постоял еще некоторое время, видимо обдумывая свое решение. "Ладно, Николаич, езжай, но будь аккуратнее." "Это что, я могу ехать?" - еще не совсем веря в услышанное, переспросил уже я. "Да, давай, не нарушай! Лучше встань, отдохни где-нибудь" - пожелал он напоследок. Вид у него был такой, как будто он провожает давнего друга, с которым давно не виделись и вот, нужно прощаться. А может быть, это была досада на то, что не удалось решить вопрос за сумму малую. Нет, хочется все-таки думать о хорошем и быть уверенным, что сотрудники ДПС не все козлы. Во всяком случае, этот лейтенант мне показался вполне адекватным и нормальным мужиком, без той напыщенности и понтов, какими отличаются их коллеги в Белоруссии. Мы посмотрели друг на друга, я его поблагодарил и пожелал успехов, пожали друг другу руки и наше семейство продолжило свой путь, внимательно смотря по сторонам.
   Мимо нас, за окном проносились станицы, наверное богатые. Во всяком случае, монументальные знаки не уступали по своему размаху иным, довольно крупным городам. А вот собственно, мы и доехали до нужной нам станицы Каневская. На развязке снова увидели ДПСную машину. Теперь нам было в общем-то безразлично, мы уходили в сторону, на станицу Кисляковская. До нее было километров пятьдесят. А от нее - рукой подать до трассы М4. Минут за тридцать мы до нее доехали и покатили по станичным улицам. Все было весьма прилично, чисто и ухожено. Где-то недалеко должен быть снова железнодорожный переезд. Переезда не было, был мост через пути. Ну вот и славно! Не придется снова тыкаться в пробках. До трассы - рукой подать. Десяток километров промелькнули быстро. И вот - долгожданная большая дорога - трасса М4 "Дон". Ура!

*****

   До Ростова еще неблизко, километров около двухсот. Теперь мы разогнались до ста десяти и пылим по трассе. Дорога хорошая, впрочем, как и везде, где мы ездили по Краснодарскому краю. Заехали на заправку, залились бензином за тридцать шесть пятьдесят, прогуляли пса и приценились к сельхозпродукции, в изобилии представленной на очередной ярмарке. Придя к выводу, что ехать еще далеко и можем не довезти то, что купили, тем более, что в Москве цены на арбузы и дыни вполне сопоставимые, ничего покупать не стали и поехали дальше.
   Двести километров были преодолены, количество машин по мере приближения к Ростову - на - Дону росло стремительно. Через некоторое время поток машин практически остановился. Где-то я это все уже видел, причем очень недалеко от этого места. Вспомнил! Я это видел на въезде в город, но с другой стороны. Там тоже была полнейшая задница с дорожным движением. В любом нормальном городе объездная дорога служит для разгрузки центра города от потока транспорта. Здесь - похоже с точностью до наоборот - объездная дорога служит для создания полнейшей жопы на въезде и на выезде. Затор начинался за несколько километров до въезда в Батайск и плавно уходил вправо, на объездную.
   Плюнув на все, снова повернул налево для того, чтобы проехать через город насквозь, через центр. На фоне монументального въезда в город произвели фотосессию, но уже - прямо под конями и тачанкой. Снова проехали мост через Дон с великой стройкой стадиона к чемпионату мира, рядом с нами высились замысловатые конструкции железнодорожного моста. Упс! Хотели проехать прямо, но впереди - дорожные работы, стоит светофор, показывая движение только налево. Делать нечего, поехали. Съехали под эстакаду и перерытая дорога, местами без покрытия, местами с укладываемым покрытием, повела нас мимо стройки стадиона. Навигатор показывал, что эта дорога должна была привести нас к объездной дороге. А нафига нам туда? Спросили мы друг у друга. Только что выбрались из этой жопы и снова туда? Нет, поедем, как ехали месяц назад сюда, через центр.
   Развернулись, поехали обратно. Добравшись до эстакады, повернули в сторону местного "Ашана", а от него - направо, после чего выехали на проспект. Здесь мы уже бывали, поэтому уверенно поехали в сторону выезда. Выехали на проспект Шолохова. Снова столкнулись с фактами безмозглого вождения. К сожалению, всегда общее, в целом благоприятное впечатление портят различного рода безмозглые олени, которые лезут вперед, как бараны, несмотря ни на что, только для того, чтобы припарковаться буквально под носом у тебя. Миновали здание аэровокзала, хотели проехать, посмотреть, но усталость наваливалась тяжелым грузом и мы поехали дальше. Вот и выезд. На встречной полосе - мешанина из фур и легковушек. Мы уже проехали, вам еще предстоит потолкаться. Вообще - нам сегодня с пробками везет - сначала встряли в Тимашевске, потом - протолкались на въезде. Короче говоря - собрали все говно, потеряв в общей сложности часа четыре, если не больше.
   На выезде над дорогой висит знак - Москва, до которой тысяча двести километров. Твою мать! Как же еще далеко! И как она медленно приближается! Поток машин поредел и мы снова едем в привычном уже режиме. На заправке перед нами заправлялась "Приора". Рядом стоял сын гор, с массивной нижней челюстью и покатым лбом, высотой с палец, не более, если палец расположить горизонтально. Одет он был в баскетбольную майку с надписью "Чикаго Буллз". Ну, бычьё - оно и в Африке бычьё! Сын гор, вынув шланг, оставил машину у колонки и пошел в магазин. Пришлось крикнуть, чтобы он убрал машину и шел в магазин хоть на весь день. В магазине его поджидал собрат по разуму, с такой же челюстью и надбровными дугами. Он сделал сосредоточенное лицо, немного подвигал челюстью, видимо что-то обдумывая, потом машину все же переставил. Опять же, не хочу оскорбить всех выходцев из южных регионов, просто эти два экземпляра оказались в этом месте в это время и попались на глаза. Залили бак бензина и поехали дальше.
   Солнце уже начало клониться к закату. Вдруг сам собой, после очередного небольшого ухаба, вдруг сам собой начал дудеть клаксон. Сначала не понял. Что ему надо? Следовавшие вокруг водители начали оборачиваться на звук, выискивая, кто там такой нервный. Пришлось пору раз стукнуть кулаком по рулю, чтобы гудок наконец, заткнулся. После поездки в Пермь, года два назад, ехал и боялся каких-либо нештатных ситуаций. Тогда из Нижегородской области, на обратном пути, пришлось ехать на эвакуаторе, заплатив за это сумму малую. . Теперь же мы ехали без этой денежной подушки. Так что - приходилось надеяться на то, что техника не подведет. Она и не подвела. Чудила правда немного, но - ничего, все закончилось нормально.
   Возле дороги невдалеке маячили уже размытые терриконы. На подъезде к Шахтам снова начало клонить в сон, как и на пути в южную сторону. Заехали на импровизированную стоянку для фур. Жена с сыном и псом пошли прогуляться, а я завалился на заднее сиденье и отключился. Спал недолго, минут сорок, но отключился плотно. Особо не разоспишься, из-за жары и необходимости спать скрючившись. Открыл глаза и стал искать своих. Семья гуляла с собакой метрах в двухстах от нашей стоянки и уже неспеша повернула обратно.
   Дождался их и мы двинулись дальше. Возле Каменска - Шахтинского снова попали в небольшой затор, ремонтировали мост. По сравнению с теми пробками, которые мы преодолели раньше - это можно сказать и не пробка была вообще. Подумаешь, перестроились в одну полосу, объехали по встречной место работ и снова выехали на свою. Так, по мелочи, потыкались и снова поехали. Сколько их, таких мест уже проехали за этот месяц!

*****

   Въехали в Воронежскую область. Дорожное покрытие стало значительно лучше. Но до Москвы еще пилить больше восьмисот километров. Блин! Как же медленно они проезжаются! Солнце уже практически исчезло за горизонтом, освещая округу неярким, рассеянным светом. Скоро стемнеет. Движение было довольно плотным, уже, честно говоря, хотелось, чтоб начались платные участки - хоть какая-то иллюзия приближения к дому.
   Чувствовалось, что скоро эти самые платные участки начнутся. Подъехали к населенному пункту Лосево и тут - снова встали. Отчего? Почему? Да хрен его знает, уже не было ни сил ни желания вникать. Встал на своей полосе за каким-то чеченом на Ларгусе и старался держаться за ним, чтобы не лезли под нос ухари с обочины.
   Проезжая через этот населенный пункт, пришел к выводу, что причиной пробки стали многочисленные магазинчики и мини-гостиницы с сервисами, прилепившиеся возле самой обочины, со сновавшими через дорогу людьми. Такую картину уже приходилось наблюдать в курортных местечках, где отдыхающие примерно так же сновали от моря к столовкам и кафешкам.
   Вот так и здесь - как пробка началась, так она и закончилась. Внезапно. Как только мы приблизились к знаку, где название Лосево было зачеркнуто красной полосой, так машины и поехали. Поехали хорошо, сразу стартанули - и на спидометре под сотню.
   Наконец-то проехали знак - впереди платный участок. Теперь уж точно можно будет немного прижать. Подъезжаем - полоса по транспондерам занята, на ней стоит какой-то дятел и безжалостно тупит. Плюнул на все, свернул на нормальную полосу и поехал, хрен с вами, заплачу вам денег, надоели уже эти бараны! Вот как собрали утром все заторы, так все и продолжается. Для кого написано, что только по транспондерам, наличные не принимаются, непонятно. Удивительно, но транспондер пикнул и шлагбаум открылся. Что потом делал тот дурак, что застопорил полосу, мне уже было неинтересно.
   Насколько я помнил, этот платный участок первый сразу же за Воронежем, значит и Воронеж уже рядом. Мы полетели! Но блять, как же еще далеко до Москвы! Более пятисот кэмэ! Со знаками - на дороге полный порядок, поэтому, сколько еще до Москвы - мы отслеживали каждые пять километров. Уж лучше бы они были установлены пореже. Участок закончился, а вот он, Воронеж. Нет, на ночной город мы смотреть не поедем, устали уже от дороги, для себя решили, что поедем в выходные, как только будут деньги, с нормальным отдыхом. Так и поехали - по очередному платному участку, в обход города. Бог бы с той платой, зато толкаться не придется по перекресткам и светофорам.
   Воронеж сверкал огнями слева, а мы летели в темноте, по пустой дороге. До Столицы - все еще более пятисот... Снова хочется спать. Решили, что еще едем пару участков, а в нули снова встаем на отдых, сколько проедем, столько проедем, пошло оно все к черту. Проехали еще два платника, наконец-то до Москвы стало менее пятисот. Ну что же, совсем рядом! Всего-то четыреста семьдесят! Индикатор уровня топлива показывал, что его уже мало. Нужно было срочно заправится, а вот заправок, как мне кажется, можно было сделать и побольше. То есть - налицо некоторый дефицит! А на тех, которые есть - вечный аншлаг. Хорошо, что нам не нужно бак выбирать - можно становиться любым. Вставал по дороге преимущественно левым - не заржавеет, да и у других машин бак чаще всего справа.
   Не хватало еще обсохнуть - здесь хер кто возьмет на буксир нашего коня до ближайшей кормушки. А если и возьмет - то платить будет нечем, нам осталось только на пару заправок до Москвы. Местные тридцать шесть пятьдесят на ЛУКОЙЛе кажутся просто бросовой ценой по сравнению с тридцать восемь восемьдесят на заправках Острова Крым.
   Впереди показались красно-белые огоньки заправки. Снова ЛУКОЙЛ. Заливаемся и снова едем. До следующего пункта пропуска. Подъезжаем. Ни одна полоса не пропускает. Что такое? Почему перекрыты полосы? Водитель стоявшего у обочины "Аутлендера", передернув плечами, флегматично ответил, что время около нулей, наверное поэтому. И точно - часы показали ноль - ноль и полосы открылись. Наш арендованный транспондер снова пискнул, мы проехали и стали искать место у обочины.
   Все! Пошло все нахер! Убиваться здесь на дороге, чтобы на полчаса приехать пораньше? Нет, это не наш вариант. Говорят, одна из самых изощренных пыток - пытка отсутствием сна. Наверное. С недосыпу не хочется вообще ничего. Все другие потребности отступают. Какая уж там самореализация! Когда просто хочется бухнуться куда-нибудь, на мягкое желательно и поспать по паре часов на каждый глаз... Ни о чем другом уже не думаешь и не хочешь думать. Мы ко второй ночи без сна почти пришли к такому состоянию.
   Нашли местечко между двумя тягачами с каким-то негабаритом, проехав и встав между машинами и обочиной, чтобы как можно меньше было шума от дороги. Приняли подальше от дороги, задернули все шторки, разложили сиденья, насколько это было возможно и легли спать. На обочине стояло еще десятка полтора таких же умников, как и мы, не считая большегрузов. Пытаясь вытянуться как можно сильнее - принимал самые немыслимые позы. В конце концов - удалось задремать. В очередной раз проснулся от того, что мои драгоценные конечности затекли. Оглянулся по сторонам, увидел, что жена смотрит на меня. "Что, не спится?" - спросил я и, не дожидаясь ответа продолжил - "Ну тогда поехали!"
   "Ну поехали" - в один голос согласились мои домашние, - "Уже сил нет в раскорячку спать!". До Москвы примерно километров четыреста семьдесят. Ночь, машин мало. Есть возможность приехать домой часам к девяти утра. Разогнался до ста двадцати. После того, как немного вздремнул, Москва вроде бы стала приближаться немного быстрее.
   Воронежская область закончилась, началась Липецкая. О! А Липецк-то оказывается от Москвы сравнительно недалеко, всего-то от трассы "Дон" в восьмидесяти километрах, можно будет как-нибудь скататься сюда, здесь мы еще не были. Восемьдесят километров - фигня какая! Когда отмахал более полутора тысяч - это вообще крохи.
   Липецкая область длилась недолго. Километров за двести до столицы началась область Тульская. Ну, в Туле мы были неоднократно, почти дома. По - хорошему, ходу часа на полтора, не больше. Похлопал по панели приборов свой "Патриот", - "Ну потерпи еще немного!" Машина терпела, как могла.
   Последний платник. Едем по Московской области. Скоро последний пункт оплаты проезда. Вот и он. Как ни странно - на полосу для обладателей транспондеров никто не лезет. Проезжаем. Прибор пищит и шлагбаум взмывает вверх перед нашим носом. Все! Снова Каширка, уже бесплатные последние двадцать километров до Москвы. Заливаюсь на заправке последний раз за нашу дорогу, кайфуя от здешних цен. Пусть и тридцать четыре рубля! Но по сравнению с крымскими тридцать восемь восемьдесят!
   На одном дыхании добрались до выезда на МКАД. Ура! Перестраиваюсь и еду в своем любимом четвертом ряду. На дороге машин немного. Для МКАДа во всяком случае. Еду, снова набрав сто десять. С горки пускаю накатом и качусь больше километра. Дзержинский, Белая Дача, Люберцы... Вот вдали наконец-то замаячили "летающие тарелки" на крышах реутовских высоток. "Летающие тарелки" - круглые конструкции на крышах многоэтажек, в темноте светящиеся белым светом люминесцентных ламп.
   С кольца въезжаем в город. Как будто и не уезжали никуда. Подъезжаем к дому. Блин, вроде и месяц тут не были, а ничего не изменилось. Останавливаюсь у подъезда. Слегка покачиваясь, выходим из машины и пытаемся размяться. Четыреста семьдесят километров одолели за четыре с небольшим часа. Берем только самое скоропортящееся и идем домой. Собака, чувствуя что-то знакомое, но еще не понимая что именно, беспокойно скачет по квартире. Все! Наш путь окончен, мы сделали это! Мы дома!

P.S.

   Вот и закончилось наше путешествие. Наверное бывалые путешественники - автомобилисты и усмехнутся, читая эти строки. Но - мы сделали определенные выводы для себя. Первый и самый важный - нечего себя насиловать, выезжать из Москвы и пылить немного за Ростов - на - Дону, где в любом городке останавливаться в гостинице. Устать-то устанешь, не без этого, но большую часть дороги уже проделаешь. Оставшуюся часть - меньшую, можно проехать и отдохнув. Их, различных гостиниц и гостевых домов по дороге - навалом, на любой вкус.
   На сон в общей сложности, мы затратили примерно семь часов. Порциями по три, одному и снова три часа. Фигня! От прерванного сна, равно как и прерванного полового акта удовольствия не получаешь и не отдыхаешь. В машине не разогнуться и отдых уже не в кайф. Те же семь часов мы могли бы провести и в более комфортабельных условиях гостиничного номера, выспавшись в естественной позе, вытянувшись и найдя приемлемое положение на кровати, приняв пищу и, при этом нормально приведя себя в порядок в ванной с душем и горячей водой. Каких-либо увеселительных мероприятий в дороге явно не предвидится, хотя здесь все зависит от вкуса и потребностей. Поэтому можно вполне обойтись и без них. Как говорится - век живи - век учись и все равно, помрешь дурачком!
   Путешествия - вещь заразная и, не успев прийти в себя после одного, снова хочешь ветра за стеклом двери кабины. Где мы еще не были? Да много где! Вот, к примеру Липецк. Не рассмотрели толком и Воронеж с Ростовом - поле непаханое! Поэтому - продолжение следует!
  

Крымские каникулы-2017.

   Позавчера хорошо отметили с друзьями день рождения и отвальную в долгожданный отпуск. Затем, с утра, будучи немного не в себе, поехали в Жуковский, на авиасалон. Честно говоря, МАКС-2017 самый убогий авиасалон из тех, которые доводилось видеть. И по организации и по экспозиции. Иностранцев было мало, не было иностранных экспонатов. Самым содержательным был МАКС-2011, юбилейный, десятый по счету. Обширная экспозиция, приехали американцы. Там тебе и легенда В-52 и штурмовик А-10 "Бородавочник" и С-130 "Геркулес"... А еще А-380 и "Дримлайнер" Боинг 787. Теперь только свое, да и то, мало. Порадовал лишь пилотаж на двух Т-50 и воздушный бой на Су-30. Убого как - то все было. И на входе протолкались часа полтора. Такого еще не было. Никогда не заморачивались с билетами, приезжали и, буквально за полчаса стояния в очереди на входе, брали билет, шли и смотрели. А тут... Потоки не разделены и выходит так, что штуки четыре очереди сливаются в одну и движения в результате - никакого.
   Когда собираться - да хрен его знает. Вещи не уложены. Конь что называется, еще не валялся. На следующее утро, рано просыпаться не хотелось, поэтому "задвинули"на все и не вставали, пока не выспались. Коллеги скинулись некоторой суммой на прошедший день рождения, на которую, после довольно продолжительных поисков, была куплена автомобильная радиостанция. Купил Мегаджет 3031м турбо. Как - то сразу понравилась. И внешне приятная, да и по характеристикам тоже - неплоха. Поездка - самое время, чтобы ее опробовать.
   Сборы прошли совершенно буднично. Какого - то чемоданного настроения не было совершенно. Наверное, когда на свой выходной, одним днем едешь до Орла и обратно, подобное настроение улетучивается вовсе. Посему, просто уложили все пожитки по сумкам, просто снесли все дорожные вещи в машину, перекрестились и, присев на дорожку, просто прыгнули в машину и поехали. Несмотря на всю тщательность подготовки к дороге, жопа требовала своего - приключений. Привыкнув ездить по Каширскому шоссе до аэропорта Домодедово, благополучно на него и уехали, проводив нужный поворот на трассу Дон тихим и незлым возгласом - "Еб твою мать!"
   Объезжать пришлось через город Домодедово. Через город очень быстро не проедешь, тем не менее, благополучно, через некоторое время, снова выбрались на трассу. Теперь маршрут один - на юг. Навстречу приключениям и впечатлениям. Никуда не сворачивая. Если в прошлом году ехали через Воронеж, насквозь, посмотреть, то в этот раз из экономии времени, решили оставить его в стороне, объехав по платнику. Дальнейшие километров шестьсот прошли довольно гладко. Машина набрала крейсерские 110 в час и размеренно гудя, методично поглощала дорожное полотно. Однако примерно на 620-м километре встряли в пробку.
   Сначала ехали еле-еле, затем вроде расшевелились. Дорожный знак гласил, что впереди дорожные работы. У обочин дежурили представители местной бизнес - элиты с табличками "Объезд 300 р". Кто то последовал за ними, а кто то просто тупо свернул на грунтовку у поля и, подскакивая на колдобинах поехал убыстрять дорогу.
   Подаренная на день рождения рация, молчавшая до этого, оживилась голосами дальнобойщиков и просто счастливых обладателей автомобильных радиостанций. Одни были интеллигентны, у других слово "хуй" в разговоре, было одним из самых приличных. Как и в прошлом году, мы начали толкаться в окрестностях населенного пункта Лосево. И благополучно дотолкались до него самого. За все время не увидели ни одного экскаватора или бульдозера, ни одной аварии. Какая нахер стройка... И где... Пробка рассосалась как то сама собой. Из-за чего возникла? "Хер победишь..." - самое верное тому определение, услышанное по радио от одного из участников движения. Это конечно хорошо, но на нее мы убили часа полтора.
   Благополучно добрались до места ночевки. Мотель "Придорожный" на 827-м километре трассы М-4, в городке Грай-Воронец. Мотель - это мягко сказано - комнатки в домиках, напоминающих летние, или вообще - времянки. Но летом, по теплу, что называется, "кинуть кости на ночь" в нормальном, горизонтальном положении, заплатив за это всего тысячу - очень даже мило. Судя по имеющимся на стене батареям отопления, место отдыха функционировало круглогодично.
   Халявного "вай - фая" в номере не планировалось, судя по всему изначально, из обстановки - только две кровати и тумбочка между ними. Удобства - на улице и в положении "на корточках". Вроде даже и душ есть. Общий правда. Но - на удивление, чистый. Ну а кто сказал, что жизнь походная легка? И вообще, много ли усталому путнику надобно? Пожрать, санузел посетить и бухнуться спать. Кто - то может быть и возразит, все зависит от запросов. Ну, с этим поспорить трудно. Однако, пока мы готовили импровизированный ужин, на постой прибыли две семьи армян на двух новеньких "меринах". Им "вай - фая" тоже не понадобилось, они быстро поужинали и исчезли из поля зрения за дверью номера. Наверное, если им хватило денег на не дешевые, в общем - то машины, то и место ночлега они могли бы выбрать поманернее. Итак, армяне приехали, сразу бухнулись спать, а наутро встали вместе с нами, в три часа и поехали по своим, армянским делам.
   Плюс остановки на ночлег несомненный - горячий и оттого вкусный вдвойне с голодухи, ужин из имевшегося в багажнике Роллтона, на импровизированной веранде, увитой плющом. И банка холодного пива... Как - то слышал по ТВ, что нашим гонщикам на Дакаре тоже пиво давали после завершения очередного этапа, причем вполне официально - чтобы солевой баланс в организме восполнить. Я - то чем хуже? И тихо, что самое ценное, несмотря на то, что трасса вот она, под боком... И хорошо.... Организм начинает расслабляться, возникает восхитительное чувство, что сегодня все пофиг, а завтра - хоть трава не расти. Все лучше, чем спать в "позе Зю" на заднем сидении машины, которая сама периодически содрогается от пролетающих мимо фур, согласитесь. Не затекает ничего и не немеет. И не просыпаешься, чертыхаясь, от этого и не растираешь, потерявшую чувствительность конечность. Несмотря на полулитровую банку Адреналина, принятую вовнутрь днем, уснул быстро. Видимо организм сказал сам себе - "...а надо уснуть, блять!" и отключился.

*****

Ну да... народ у нас - говно.

С тупой, уебищною мордой...

Но в час лишений все равно -

И героический и гордый.

(Андрей Орлов)

   В три часа утра - ночи проснулись, привели себя в более - менее человеческий вид, попрощались с теткой - администратором и пожелали ей удачи. Она перекрестила нас вслед. Что же, по - хорошему расстались и доброе пожелание в дорогу не будет лишним. Спасибо тебе, тетя Галя из Грай - Воронца! Хмурое утро встретило нас туманом, больше похожим на молоко. Дорога до Ростова на Дону больше напоминала стиральную доску, отчего все в машине несколько раз подпрыгивало кверху, как мука на сите при просеивании. По приезде обратно, точно нужно будет снова гнать машину на диагностику ходовой. В 6 утра минут на сорок встали в пробку. Почти сразу за Каменск - Шахтинским ремонтировали мост. По рации наслушались мнений на живом русском языке о представителях региональной власти, состоянии ремонта дорог в области, внаглую распижженных деньгах и уродах с московскими номерами, пытающихся ехать по обочине...
   В конце концов, выбрались из пробки и рванули дальше. На удивление, на въезде в город, привычной пробки не было. Нас встретил свежеуложенный, гладкий асфальт. Проехали через город насквозь. Много построено нового. Город весьма симпатичный. Но местные водители разочаровали - бычье невоспитанное. Козлы, одним словом. Хрен пропустят. Сделают рожу кирпичом и будут переть, как бараны, ускоряясь после того, как увидели, что ты включил поворотник и собираешься перестраиваться. Вот как! И бычье, и козлы и бараны. И все в одном флаконе. И в других городах ведут себя точно так же, как и в отношении своих же, местных. Как дебилы. Хорошо, не любите вы транзитных пассажиров, точнее, автомобилистов. Мало, кто их любит. Всякие едут. Но неужели не понимают, что в другом городе и изображение в зеркале могут подпортить за такие дела? Но об этом будет сказано несколько позже.
   Чуть не пропустили нужный поворот, но получив прекрасные впечатления от первой в этом году встречи с местными автомобилистами, прикинулись валенками и повернули, так, как это делают настоящие масквачи. Вторым рядом. Через островок безопасности. Объехав всю очередь и влезши перед таким же транзитным бедолагой, как и мы с 750-м регионом на номерном знаке. Правда поблагодарив его, поморгав аварийками. Выехав из города, остановились передохнуть у памятника тачанке. Сфотографировались и прогуляли пса. На выезде в город, по встречной полосе, со стороны тачанки огромная пробка, почти до Батайска. Совсем, как в Москве после выходных. Тоже миллионный город, как ни крути. Утро понедельника. Народ едет на работу. С дач и из других интересных мест.
   В Батайске, городе - спутнике Ростова, встали на заправку и залили бак до пробки. Мужик на заправке долго не мог понять, зачем я открыл вместе с левым и правый бак. Пришлось объяснять - для того, чтобы выходил воздух, не создавал воздушной пробки и не мешал горючке перетекать из бака в бак. Он сначала делал непонимающий вид, но видимо потом стал догонять, в чем дело. Или сделал вид, что понял, хотя бы просто для приличия. При этом, поведал душещипательнейшую историю о том, как он здесь заправлял каких - то чеченов на новом Патриоте, а у них из бака бензин - " Каааак пизданет!" Но - это у них, у меня не пиздануло, все прошло гладко. Слил остатки бензина, когда вынимал пистолет из бака и - все путем.
   Мужик оказался словоохотливым и обстоятельно поведал о том, какая жопа с дорогами в городе. Даже несмотря на то, что на выезде из города строится участок не менее, чем на четыре - пять полос. И вообще, с его слов - жизнь говно. С этим трудно не согласиться, но мы едем отдыхать и менять обстановку. С говенной московской на положительную, курортную. Хоть на некоторое время. Видимо ему был нужен благодарный собеседник, чтобы выговориться и он его нашел, хоть и ненадолго, в моем лице. С напарником, коренастым, маленьким, хмурым мужичонкой неопределенных лет, ему разговаривать было наверное не о чем. Тот с сумрачным видом и ненавистью в глазах, втыкал пистолет в бак очередной, подъехавшей машины и сквозь зубы цедил номер колонки. За Ростовом оборудуется очередной платник. Уже построен пункт взимания платежей. Дорога по своему качеству несравнима с той, по которой мы к Ростову подъезжали.
   Отправились с двумя полными баками. Ростовская область как-то совсем незаметно, перешла в Краснодарский край. Дороги сразу стали лучше, однако и здесь не обошлось без пробки - в Кущевском районе ремонтировали 11 километровый участок, поток пускали по встречной полосе. Однако довольно быстро проехали. Даже не тыкаясь. Машин было много, но... как ни странно. Да здравствует Кущевка, родина банды имени братьев Цапков! Ура, товарищи! Почувствовал, что снова начинаю слегка тупить. Поспать-то поспали, но сколько, часов пять всего, да и всегда отвратительно сплю на новом месте. Видимо, училищная привычка спать на чем угодно, в чем угодно и когда угодно, понемногу утрачивается. Становлюсь старым и изнеженным, черт возьми! Допил последнюю банку энергетика. Мозг вроде встал на свое место.
   Краснодар решили обойти не заходя в сам город. Недалеко от обходной дороги виднеются новые районы. Удивились объему построенного. Днем дорога воспринимается совершенно иначе. Объехали. Трасса стала уходить в горы. Качество покрытия прекрасное. Даже не поверили глазам - после того, как сравнительно недалеко отъехали от краевого центра, неожиданно появился участок автомагистрали. Ненадолго правда, но сам факт! Автомагистраль в предгорьях, что уже несколько необычно. Окружающая местность понемногу становилась все более гористой.
   В горячем Ключе снова затор. Три полосы ужимаются в одну и дорога уходит в горы. Сделано по-идиотски - народ пытается обгонять на двухполосных участках, радостно втыкается в стоящих, снова встает в пробку и пытается перестраиваться в одну полосу. Запретите к херам обгон на всем протяжении дороги и все будут ехать в один ряд и равномерно, хоть и медленно. На встречной - в конце спуска авария, классика жанра. Один влетел в жопу другому. Классика жанра. Ментов еще нет. За ними - начинает скапливаться пробка. Судя по тому, что пробка еще сравнительно небольшая, чпокнулись не так давно. Мы же едем резво. До Джубги совсем немного. Возле Джубги снова жопа. Теперь уже - с нашей стороны. Еле шевелимся. Впереди народ начинает что-то активно объезжать. Авария, три машины. Одну развернуло поперек, объезжаем через встречку. Повезло кому то. Отдохнули бля... Возле разбитых машин дети. Стоят с потерянным видом среди обломков пластика. Более всего жалко их. Учитывая, что рядом нет ни ментов и вообще никого, то можно было предположить, что и все это случилось тоже относительно недавно.
   По Джубге снова толкаемся. Улицы узкие, машин много, курортное стадо снует через дорогу, даже не глядя на машины. Порой создается впечатление, что народ, уезжая на юга, мозги оставляет дома. И так по всему побережью. И не только на Северном Кавказе, а везде, куда не ткни. В Крыму, кстати, тоже. Одна красавица в Алуште, например, баюкала в коляске ребенка, периодически выкатывая коляску на проезжую часть, при этом, сама стоя между машинами. У одного из переходов стоит ментовская машина и двое инспекторов в позе наизготовку, в ожидании команды "фас!" Переход нарисован в совершенно неудачном с точки зрения автомобилиста месте - на спуске с поворотом. Однако стадо прет, даже не глядя по сторонам. Попробуй не пропусти. Место видно, что намоленное. Темечко выгрызут моментом, до самой жопы! Моментально.
   В конце концов - мы приехали! Ольгинка. Небольшой курортный поселок на Черноморском побережье Кавказа. Заебанные, но непобежденные. Смыли с себя дорожную грязь и пот. Немного посидели за столом, с завтрашнего дня нас ждут великие дела! Отправил сообщения своим, чтобы не переживали. Доложил об удачном завершении первой части маршрута. Вечер. Днем немного поспали с дороги, теперь проснувшись, сидим на спине. Делать пока ничего не хочется. Кайфово от того, что наконец - то можно распрямиться и не качает. Воздух, за день набравший в себя запахи трав и листьев деревьев, охлаждаясь спускается с окрестных горок в долину. От влажности он густой. Хочется взять его ладошкой и пить, как воду. Теперь - заслуженный отдых и долгожданный сон, наваливающийся, словно тюк с ватой, несмотря употребленных днем на два энергетика... Спать!

*****

   Утро - солнечное и теплое. Совсем не такое, как в Москве, или Алуште. Потому что очень высокая влажность воздуха. Нужно собираться. Куда? Быть на море и ни разу на него не сходить? Ну уж не бывать этому! Пошел. На импровизированной набережной - стандартный набор для наших курортных городов и поселков - кафешки и стадо отдыхающих, бестолково снующих в разные стороны. Мини - гостиницы на каждом шагу. Ловлю себя на мысли, что где-то я в своей серой и бестолковой жизни это уже встречал. Кажется на своей малой родине, в Крыму. Там тоже, все, что можно приспособить под отдыхающих, уже приспособлено под различные избушки - ебушки с различным уровнем комфорта. На пляже - толпа народу и, вероятно, дикая концентрация мочи в воде. Видимо, начинает сказываться работа, испытываю что то похожее на аллергию от большого количества народа. Ушел подальше, в сторону диких пляжей.
   На склонах, среди деревьев вовсю безумствуют цикады. У них - ответственная пора. Найти себе женщину, оплодотворить ее и, трахнув, подохнуть, передав по наследству свои гены! Дел - тьма. Времени же - в обрез! Поэтому и стрекочут, аж в ушах шорох стоит. Пожалел, что не захватил фотоаппарат. Можно было снять неплохие виды. Таких видов в Крыму нет. Здесь - своя специфика. Сланцевые скалы. Жилы слоев идут наклонно, продолжаясь грядой под водой. По ним можно какое то время идти. Вспоминаю, как в "Бриллиантовой руке" Миронов пнул тогда еще маленького Максима Никулина. "Пошел вон, щенок!" - это недалеко отсюда, на скале Киселева, мы там были в прошлом году. Завтра выйду с утра пораньше и фотоаппарат возьму, пока ярки утренние краски. Что на следующий день благополучно и сделал, выперевшись на море в полседьмого утра, наснимав некоторое количество фотографий и найдя на пляже две клешни от морских короткохвостых раков. От кого? Спросите Вы. Да от крабов, от кого же еще.
   На обратном пути решил зайти в кафешку на набережной, где по пути "туда" заприметил копченую барабульку. Сказано - сделано. Зашел. Два пива "Хадыженских", холодных и шампур с рыбкой - 350 рэ. Бармен Гарик - сама любезность. Вообще с продавцами, администраторами, официантами и барменами, стараюсь быть подчеркнуто вежливым. Даже если за кассой сидит откровенный мудак - это все же вынуждает их держать приличную дистанцию. А зачем строить из себя неизвестно кого? Жара. Влажная. От моря. Не чета московской асфальтобетонной душиловке. Ритуал - первый бокал залпом - утоляем жажду. А вот второй - не спеша, под рыбку. Можно поговорить... Но я - один, сам с собой пока не разговариваю и поэтому - можно "погонять свое кино..." под шум волн... побыть наедине со своими мыслями. И домой. Не спеша никуда. Вечером - продолжение культурной программы. Надеюсь. Культурную программу продолжили прогулкой по вечерней набережной. В магазине взяли немного пива, кое - какой закуски к нему и, отойдя немного поодаль от стада отдыхающих, уютно устроились на топчане метрах в десяти от моря.
   Нет, все - таки что то есть завораживающее в какофонии из музыки и мерцающих в темноте южной ночи огоньках курортного поселка. В этом все южные приморские города практически одинаковы. Но - музыка где - то там, а здесь можно негромко поговорить под тихий плеск волн. Пес устал сидеть привязанным к ножке топчана, начал негромко, но настойчиво поскуливать, после чего был отвязан и убыл на небольшую прогулку к воде. А потом - и в воде. Водяной пес! Здесь немного попозже, он нашел небольшую деревяшку, представлявшую из себя почти метровый кусок доски и, радостно повизгивая, затащил ее в воду, повеселив находившихся вокруг.
   Возвращались домой через парк санатория "Орбита". Идя через парк, находили общие черты с парками крымских санаториев, виденных раньше. Парк как парк. Сосны, дубы, кактусы, агавы. Что то похожее мы уже встречали в других санаторных парках. Фонари под кипарисами и агавы - бывший санаторий Министерства Обороны в Алуште, уединенные дорожки и витражи на зданиях военный санаторий "Крым" в Партените, экзотическая растительность - санаторий "Авазовское" там же. Правда этот парк был не везде освещенный должным образом. Иногда попадались и вовсе темные углы. Хотя... Темные углы в парке - должны быть непременно. Вообще, на мой взгляд, вся вечерняя обстановка курортных городов должна содержать в себе едва уловимый налет легкого блядства. По определению, как говорится. Народ ведь едет отдыхать. И не только душой. Начало отдыха положено. Пока вроде все идет неплохо.

*****

   Нежданно - негаданно подвернулась вечерняя прогулка по Туапсе. Почему бы и нет? Сели и поехали, никого уговаривать не пришлось. Трасса извивалась вдоль моря, оставляя по сторонам курортные поселки. Небуг, Агой... нам пока туда не нужно. По трассе летят фуры, а по легковушкам можно изучать российскую географию. Очередной поворот и перед нами на небольшой окультуренной поляне, монументальный знак - "Город воинской славы Туапсе". Уже видны первые дома, приткнувшиеся на склонах окрестных горок. Еще несколько поворотов и мы втягиваемся в узкие и извилистые улицы еще одного южного городка.
   Вот и набережная. По ней гуляют люди и тут же проходят рельсовые колеи и стоят товарные вагоны. Прямо на набережной. На центральной площади. Здесь же, украшая ее возвышается над окружающим культурным ландшафтом диспетчерская башня морского порта. А неподалеку - огромное здание судя по всему хранилища зерна, которое по транспортерам идет на погрузку в необъятный трюм стоящего у причала новенького сухогруза "Норд Мумбай". Судя по всему, индусы пришли за зерном. Хотя, может быть и не индусы вовсе. Все эти морские перевозки - такой мутный рынок, что не приведи Господь. Корабль называется как - нибудь по-немецки, экипаж какой - нибудь, украинско - узбекский, а флаг к примеру, Буркина-Фасо. Вот и попробуй, угадай, чей кораблик.
   Три буксира, вышедшие за акваторию порта заталкивают на наливной причал здоровенный танкер. Судя по всему - пустой. Ватерлиния на середине корпуса. На высоченном борту написано "Минерва". Как на самом деле называется - не разобрать, слишком далеко. Подтянув к молу, они его развернули и теперь, пыжась натужно, пихают его задом наперед к причалу. Ювелирная работа! Суденышко длиной метров под триста послушно вертится в нужном направлении. И всего три буксира. Помню, видел как в Мурманске из дока выволакивали атомный ледокол "Россия". Буксиров было восемь. Ледокол - это солидно! С высокой красной надстройкой и значком атома на боку. Впечатляет. Он хоть и короче, но гораздо тяжелее пустого наливняка.
   На площади перед переходом на набережную - толпа. На дороге - вереница машин. Все стоят. Локомотив выволакивает от зернохранилища длиннющий состав из пустых зерновых вагонов. Да... когда РЖД маневрирует... все остальные в страхе стоят. Набережная...отдыхающие, шарахающиеся туда - сюда... центральная площадь... море... порт и железная дорога, прямо у моря... по набережной... через отдыхающих... Где еще такую смесь увидишь. Вот уж точно - Туапсе город контрастов!
   Я уже как - то говорил, что у всех приморских городов есть что - то общее. Кедры гималайские на улице Маршала Жукова и дома, на первых этажах которых налеплены всякие магазинчики и прочая ерунда - напоминает центральную улицу Ялты, идущую к порту, Улица Карла Маркса - чем-то напоминает улицу Новороссийской республики в Новороссийске, кипарисы вдоль извилистых улиц на въезде - Алушта... Прошлись по центру. Город однако же - сильно разбросан по окрестным горкам. Пришла пора уезжать. Решили сделать кружок в качестве обзорной экскурсии. Извилистыми улицами проследовали к выезду. Остановились у монументального знака, сделали фото на память. Пока, Туапсе, рады были знакомству с тобой!
   На обратном пути дорога наша прошла через поселок Небуг. Нашим сопровождающим нужно туда по делам. Ну и остановимся. Для общего развития. Хотя уже темно и толком ничего не видно. Набережной, как таковой в поселке нет, все увеселительные заведения лепятся вплотную к пляжу. Вернее, судя по всему, ее когда - то начинали делать, но в лихие времена последних лет Советского Союза так и забросили. Поэтому зачатки набережной плавно переходят в пляж.
   Прошли набережную из конца в конец. Набережная упирается в русло местной одноименной речки. Речка едва видна, хотя русло шириной метров в тридцать. Бетонное. И опоры у моста мощные. Несуразица какая - то... Но, нет, все нормально. Впечатление обманчиво. Так и должно быть. Это сейчас - речка едва видна, но стоит пройти дождю - вместо мирной речушки возникает грохочущий мутный поток, несущий в море валуны и бревна, и сметающий на своем пути все, что плохо установлено. То же самое и на Южном берегу Крыма. Южные горные речушки на побережье - паводковые.
   Вдоль русла - целая аллея с разной херней, которую продают курортникам - магнитиками, рыбками в аквариумах, обгладывающими копытообразные пятки отдыхающей публики и одеждой от известных брендов с дикой наценкой, настоящая цена которой - пять копеек за кило. Решили для себя, что ничего нового мы там не увидим, поэтому повернули обратно, в гуляющую толпу на импровизированной набережной. Гулять туда - сюда не было смысла никакого, поэтому сели в ближайшей кафешке с видом на море, пляж и живописную группку отдыхающих, попивающих местное винцо из небольшого, пятилитрового бутылька. Музыка на набережной орет, перекрикивая друг друга. Это нагружает. Музыка должна быть ненавязчивой, негромкой. И тогда люли потянутся. Почувствовали, что от громкого звука понемногу начинаем дуреть.
   Боюсь, что могу оказаться несколько предвзятым, все - таки Крым это моя малая родина, и отношение к ней особое, но мне кажется, что та же Алушта уже прошла этот этап, когда вся Набережная вещала наперебой, кашляя от шашлычного дыма. Сейчас - все стараются сделать музыку ненавязчивой, чтобы в том же ресторане можно было спокойно поговорить с тем, или той, с кем пришел и не орать прямо в ухо. Слово Набережная написал с большой буквы почему? Да потому что в Алуште Набережная - это название улицы, идущей по берегу моря, а не просто дорожка для гуляния возле моря. И Набережных целых три - Центральная, Восточная и Набережная Профессорского Уголка. Вот так!
   После кафешки снова прошлись и, заметив освободившуюся лавочку на местном причале, устроились на ней, разглядывая гуляющую толпу и прекрасный вид на ночную бухту, в воде которой отражались огоньки с берега. Вид бы действительно хорош, поэтому, немного поколдовав над фотоаппаратом, сделал пару неплохих ночных снимков. Посмотрим, как они будут выглядеть на большом экране ноутбука. Ну что же, пришло время сказать "До свидания" и маленькому курортному поселку Небуг. Может быть и увидимся еще. А сейчас - домой! Пока - пока!

*****

   Тяжкие будни отпускника поглотили нас с головой. За следующие два дня успел немного обгореть, а еще немного попозже - усидеть литр коньяка под "горячий салат" и шашлык в душевной компании. Что такое "горячий салат", спросите Вы. Все довольно просто - берутся баклажаны, помидоры и болгарский перец. Все это жарится на шампурах до тех пор, пока кожура на них не вздуется и не начнет лопаться, отделяясь от овоща. Затем все это снимается с шампуров и забрасывается в тазик с холодной водой, где с овощей снимается шкурка. После чего ингредиенты мелко нарезаются, заправляются маслом и специями и - милости просим. Очень напоминает овощное рагу, но при этом - не рагу, а именно салат. Весьма вкусно. Нужно будет попробовать дома, по приезде, на шашлыках выходного дня.
   Вечером коньяк прошел хорошо, а вот утром... Вечера в России действительно упоительны... Упились на совесть. Утром все было гораздо менее весело. Приходили в себя весь день. Наверное еще сказывается непривычный климат. Под вечер немного поправили здоровье пивом с копчеными окуньками и барабулей. Надеемся, что и в Алуште барабуля будет, а пока "убиваемся" ею здесь. Взяли электронный билет на паром, будем надеяться, что трудностей не будет и не будет штормить пролив.
   Погода немного испортилась. По небу побежали тучки, а зомбоящик по НТВ обещал на всем побережье от Сочи грозы. Единственный плюс - ушла та удушающая жара, которая стояла в Ольгинке уже недели две. Сразу стало легче дышать. Влажность очень высокая, постоянно ходишь липкий и мокрый. В Крыму, при тамошнем сухом климате и потеешь меньше и дышится легче, правда, такое впечатление, что Солнце готово просто сжечь заживо.
   С утра решили рано не вставать, а отсыпаться про запас - время наше на пароме с трех ночи до девяти утра. Решили взять коридор попозже. С двадцати трех до пяти - все же тяжеловато. Тем более, что погода испортилась и было пасмурно. Поэтому в дорогу нам скорее всего - в ночь. Будем настраиваться. До переправы в принципе, не так уж и далеко. В прошлом году выехали примерно в час дня, отходя от празднования дня ВМФ. В одиннадцать вечера были уже в накопителе. И это при том, что по пути заехали в Новороссийск, где провели часа три, осмотрев Набережную а затем - монумент Малая земля и, потом, для общего развития, заскочили в вечернюю Анапу. Сейчас в планах у нас этого нет, поэтому наше перемещение в сторону парома пройдет быстрее.
   На море шторм. Отдельные волны тянут баллов на пять. Хреново. Если и на переправе волнение, то сколько куковать придется в накопителе - совершенно неизвестно. Остается надеяться, что шторм понемногу стихает. Если судить по полосам из водорослей, которые волны вынесли на пляж. Самые дальние уже начали просыхать. Немного поспал перед дорогой и решил снова наведаться на море, интересно, угомонилось хоть немного, или нет. Какой там! Волны добивают почти до стенки набережной! Шторм успокаиваться даже и не думал! Отдельные валы метров до четырех в высоту и несколько раз хорошо обдавали брызгами народ, стоявший на видовой площадке. В устье местной речки намыло перемычку и вода поднялась примерно на метр. Не успевает утекать, как новый вал, перехлестнув через перемычку, доставляет в образовавшуюся запруду еще несколько кубов морской воды, гоня волну против течения.
   За семь бед, как говорится, один ответ. Ехать все - таки надо. Попрощавшись со всеми, поблагодарив за гостеприимство, в 23 часа покинули Ольгинку. На выезде из Ольгинки, залили сорок литров Лукойловского бензина в бак, чтобы побаловать коня хорошим овсом и гнать до Новороссийска, как минимум, не останавливаясь. Лермонтовское, Новомихайловский и Джубгу прошли с минимальным сопротивлением, по пустой дороге. На развилке ушли на Новороссийск. Дорога пустая, иногда кто - то проносится мимо. Из местных, судя по 123 региону на номерах. Те по серпантину носятся совершенно без башки.
   Проехали Архипо-Осиповку. Уютный, ухоженный приморский курортный поселок, зажатый среди гор. На улицах - мелькают огоньки и иногда попадаются люди. Через некоторое время после выезда - пришлось потолкаться, ремонт дороги. Поток пускают по встречке. Учитывая первоначальную ширину дороги, пространства для маневра нет. Протолкались километра три.
   Текос, Бжид, Михайловский перевал и еще пару местных горных поселков проскочили быстро. Море далеко, отдыхающих нет и в целом - угрюмо. На улицах - никого. Дорога петляет как - то. Там, за окнами должны быть горы. Но вокруг темень. Ничего вокруг не видно, южная ночь темна. До черноты. Только фары выхватывают из темноты узкую полосу. Ночная дорога выглядит и воспринимается намного иначе, нежели дневная. Однако и в ней есть своя прелесть. Не так жарко и машина дышит легче. Горный воздух, сверчки и цикады... А вот и собственно - Михайловский перевал и Геленджикский район. Дорога пошла преимущественно вниз. Иногда довольно круто.
   Едем с комфортом. Особо не спеша, но в то же время и не сказать, что медленно. Километров восемьдесят в час. Гонять не хочется, да и смысла особого нет. Дорога еще далека от прямой и ровной. Довольно много крутых поворотов. В гости к Богу опозданий, как известно не бывает. Классик бардовской песни сказал. Уже довольно давно. Но до сих пор на слуху. В небе видна подсветка от крупного населенного пункта. Кроме Геленджика и его ближайших окрестностей, больше некому. Знакомый спуск, пускаю машину, как и в прошлом году накатом. Почти полтора километра качусь. Как в школе, на автоделе учили - рационально используй накат. Использую. Рационально. Экономлю горючку.
   Ночной Геленджик. Огни огибают бухту. Вспоминаем, как он выглядел днем. Мысленно сравниваем. И так и так - все равно получается красиво. Нужно сказать, за год произошли разительные изменения. Сделали прекрасную дорогу. Машина прет сквозь темноту, практически не вздрагивая на неровностях. Кабардинку проскочили, оставив ее огни левее. Как и Геленджик с Дивноморским. Впереди Новороссийск. Знакомый поворот у Памятника Затопленным кораблям. Слева - прекрасная панорама ночной Цемесской бухты, в которой отражаются огни большого города. Понемногу втягиваемся в сам город. Машин немного. Второй час ночи, между прочим. Пропетляв через промзону Восточного района, тянемся в направлении центра. Кое - что за год изменилось. Что - то построено. Город не стоит на месте. Развивается.
   Выскакиваем на Анапское шоссе. Нам сегодня не на улицу Новороссийской республики. В трем ночи нужно быть на пароме. Понемногу выбираемся из города и углубляемся в темноту трассы. Нижнебаканский проезжаем по пустым улицам и целенаправленно шлепаем в сторону Анапы. За окнами - ночная южная чернота, иногда разбавляемая огоньками.

*****

   Вот и замаячили впереди знакомые буквы - "Город-курорт Анапа". Вспоминаем, что в прошлом году, этот знак не подсвечивался. Ждем другого, монументального, непосредственно на въезде в город. А вот собственно и он. Объезжаем город стороной и уходим сразу в сторону местного аэропорта. Дорога стала гораздо ровнее. Огни Анапы остались левее. Черная лента асфальта убегает в ночную тьму. На горизонте, с правой стороны периодически видны сполохи. Где-то видимо, бушует гроза. Проехали магазинчик, в котором в прошлом году покупали воду. Решили зарулить на местную заправку, 35.80 за литр 92-го бензина на местной против 39.20 на ЛУКОЙЛе. Почувствуйте разницу, как говорится.
   Может бензин какой-нибудь чеченский, из просверленной в трубе дырки на ближайшем НПЗ, или еще какой, но я уже говорил год назад, для кого пишу. Если у Вас Бентли или Ламборджини, то Вам не сюда. Здесь - для нормальных людей. Без понтов и звездных заёбов. Все - таки, УАЗ - Патриот это Вам почти танк, а не прочая, изнеженная цивилизацией херня. Это - дикий зверь и бензин за 35.80 он ест с таким же превосходным аппетитом, и в том же количестве, впрочем, как и Лукойловский, Шелловский, Газпромовский и любой другой.
   Заправились и полетели дальше. Правее оставили огни аэродрома Витязево. Или аэропорта города Анапы. Он от трассы в километре, буквально и прекрасно просматривается. Разноцветные огоньки летного поля прекрасно просматриваются сквозь деревья. Запросил по рации обстановку на Керченской переправе. Рация ответила чьим - то одиноким голосом, что все работает в штатном режиме. Поблагодарил неизвестного друга и, уже успокоенный, поехал, навстречу грозовым вспышкам в ночи, навстречу родному берегу.
   Переправа встретила нас непривычной пустотой. Словно уже готовится к вводу в строй Крымского моста. До того, как пересеклись с дорогой на Темрюк и Краснодар, бросилось в глаза, что по сравнению с прошлым годом, машин было если не на порядок, то гораздо меньше. После Т-образного перекрестка с дорогой на Краснодар, машин немного поприбавилось, но все равно, их было мало. Населенный пункт с красивым и необычным названием Батарейка. Ориентир. А вот и накопитель. Площадка - пустая! Нет прошлогодней суеты. Хоть кричи "Ау!" Записанный на магнитный носитель женский голос, монотонно оповещает одиночных водителей, не взявших электронный билет о соблюдении необходимых формальностей при оформлении проездных документов.
   Возле въезда образовалась небольшая очередь, разделившаяся на несколько рукавов, ведущих к будкам, в которых сидели полусонные чуваки, проверявшие электронные билеты и оформлявшие чеки. Оформление требовало некоторого времени, необходимого для того, чтобы компьютер понял, что от него хотят, а аппарат, напоминающий кассовый, отпечатал и выплюнул чек. Чувак, сидящий в будке, выдал мне три чека и голосом автоответчика сказал ехать прямо, на выезд и налево. Вот и все! И никаких очередей. Далее, мы понеслись по пустой косе Чушка ко второму накопителю, на паспортный контроль и посадку. Промчались практически в одиночестве, через железнодорожный переезд, на котором встряли в прошлом году.
   Возле второй площадки снова немного постояли, пока досматривали впередиидущие машины. Вышедшая из будки несколько мужиковатая тетка, которой не хватало реденьких усов над верхней губой, кожаной куртки, галифе, сапог, папиросы во рту и маузера в кобуре, голосом, не предусматривающим возражений, попросила предъявить паспорта, открыть багажник. А затем, будучи облаянной нашей собакой, ткнула пальцем в одну из сумок и попросила пропустить ее через рамку. Рамка равнодушно промолчала, просветив содержание нашей поклажи, а сумка была помещена на свое место. Нам определили место на снова полупустой площадке накопителя, перед посадкой на паром.
   У причала стояли два парома. В один запихивали автобусы и наших соседей по площадке, а со второго выезжали грузовики. Едва успел умыть лицо и руки в зале ожидания, как на место покинувших брюхо парома грузовиков, стали запихивать нас. Низкие машины запихивали в трюм, высокие остались на свежем воздухе. Паром "Протопулос - 4" принял нас на свою палубу. Через некоторое время паром отвалил от причала, а мы поднялись на верхнюю палубу. Уже начало понемногу светать. В той стороне, откуда мы отправились, виднелся правильный пологий конус. Карта гласила, что там располагался грязевой вулкан с нежным названием Блевака. Нужно будет глянуть на обратном пути. Пролив ощутимо волновался, но паром резво шлепал к противоположному, уже родному, крымскому берегу. Проведя небольшую фотосессию на фоне разгорающегося дня и открывающегося пейзажа, мы покинули верхнюю палубу и спустились к машине, где страдал от неизвестности наш песик. Он, увидев нас, искренне обрадовался и приветливо замахал хвостом.
   За бортом проплывала панорама самой восточной точки Крыма - мыса Фонарь и Еникальского маяка на нем. Наконец, паром ткнулся носом в причал. Открылась аппарель и транспорт, под просьбу команды повеселее покидать палубу, потянулся к выезду на простор. На улице стало совсем светло. Шесть утра. Машина, немного задрожав корпусом на выезде с аппарели, въехала на родную крымскую землю. Порт - Крым. Вся дорога, от Ольгинки, до противоположного берега заняла примерно семь часов, не спеша. Мы на родине! Ура!

*****

   Транспорт, покинув паром, потянулся по улицам на окраине Керчи. Удивительно, но в сравнении с прошлым годом, мы ехали по почти идеальной дороге! Неужели сделали? Удивительно. Нет убитого асфальта наверное времен русско-турецкой войны, с заплатками на которых в свою очередь, сверху лепились еще две - три заплатки. На окрестных улицах этот убитый в хлам асфальт, естественно, никуда не делся. Но вот по пути с парома - это да! Приятно ехать. Вспомнили, как в прошлом году, в предрассветной мгле, пытались найти Булганакское сопочное поле - очаг грязевулканической деятельности в Крыму. Естественно, тогда, в половину пятого утра, мы его не нашли и чертыхаясь, повернули обратно, на трассу. Решили восполнить пробел. Включили навигатор и, найдя нужный перекресток, поехали по знакомой дороге в направлении села Бондаренково, недалеко от города.
   По дороге наткнулись на указатель "Аджимушкайские каменоломни" и "Царский курган". Я там был еще учась в школе, жена не была ни разу, поэтому долго думать не стали, а повернули туда. Обновить воспоминания. Царский курган раскопали в начале восьмидесятых - извлекли довольно много исторических артефактов, мы тогда даже побывали внутри. А каменоломни... В них мужественно жили, сражались и гибли наши воины в Великую Отечественную. Даже до настоящего времени они полностью не исследованы. Высота свода выработок везде разная. Добывали ракушечник. Иногда до потолка не доставали вытянутой рукой, но иногда в потолок буквально втыкались лбом.
   Помню, чтобы нагляднее показать, в каких условиях существовали наши бойцы, ненадолго выключили свет. Кромешная тьма. И все наощупь. Электричество давал допотопный трактор, который туда затащили каким - то чудом. Там же внутри и памятный знак павшим. Жутковато. Площадка возле каменоломен и подъездной путь к ним отдавали некоторой запущенностью. В украинские времена, я так полагаю, ими никто толком не занимался и все держалось и держится сугубо на чьем - то энтузиазме. Царский же курган, маячил метрах в пятистах.
   На площадке стоит машина с подмосковными номерами. Немного поодаль на фоне памятника фотографировалась пара. Что может привести жителей Подмосковья в полседьмого утра к Каменоломням? Только паром. Когда я ткнул пальцем в направлении Царского кургана, парень, фотографировавший свою жену, сказал, что это именно он. Разговорились. Оказалось, он имеет крымские корни и они с женой тоже любители путешествовать. Рассказал им про сопочное поле. Их долго уговаривать не пришлось. Поехали его искать, тем более, что четкого представления, где оно находится, у нас не было. Было только общее. Где - то на северной окраине села Бондаренково, в районе которого мы и находились. Жена проворчала, что, мол втянул людей в свою авантюру, но отступать уже было некуда, они ехали за нами.
   На въезде в село остановили ехавшего на машине местного жителя, он нам объяснил, куда ехать. Доехали до указателя "Вулканы" и, по грунтовке попылили в степь. Где их конкретно искать - не известно. Жена увидела пастуха, выгнавшего коров на пастбище и мы решили разузнать подробнее. Пастух замахал нам руками и сказал, что мы едем правильно, но ехать нам еще с километр и они будут с правой стороны. Глазомер у властелина коров оказался неплохим и, проехав примерно столько же, мы увидели справа от себя округлую котловину, на дне которой чернели грязевые конусы и поблескивали черной грязью котлы. Ура! Сбылась мечта идиота! Со второго раза. Булганакское сопочное поле!

*****

   В упомянутую пастухом котловину спускалась грунтовка. Уже с ее борта была видна похожая на блин сопка с довольно большим озерком жидкой, черной грязи, на поверхности которой периодически, довольно громко булькало. Грязь при этом постепенно переливалась за край своеобразного кратера и растекалась вокруг. Какой-то ублюдок, другого слова не подобрать, кинул в "кратер" пустую пластиковую бутылку, которая теперь торчала дном вверх у места выхода пузырей. Вокруг носился слабый, но вполне ощутимый в силу своей специфичности запах сероводорода.
   Сделав небольшую фотосессию на фоне плоской сопки, мы сперва сделали попытку пойти, но как только женщинам на шлепанцы налип слой извергнутой когда - то грязи, то сели по машинам и проехали метров двести к подножию самой большой сопки на поле. Первоисточники говорят, что это сопка Андрусова. Возвышаясь над местностью метров на восемь, в диаметре она имеет метров двести. Подъехав к сопке, обратили внимание на небольшой ручеек из серой грязи на ее склоне. Вскоре послышалось негромкое чавканье и мы увидели небольшой кратерок на ее склоне, который периодически выдавливал из себя небольшие порции серой грязи. Извержение в действии, как оно есть! Сделали несколько фото и отправились на дальнейший осмотр.
   Наше внимание привлек двойной, почти слившийся в один, черный конус на противоположном склоне сопки Андрусова. Наши спутники, втянутые в авантюру, почему то сравнили его с грудями "Царицы Савской". Не знаю почему, может быть похожи. Мой кругозор слишком мал для того, чтобы это понять, но... все может быть. Черные, шершавые, один больше, один меньше и из обоих что то все время вытекало... Итак, конус высотой метра в три, так же, негромко пыхтя выплевывал из двух маленьких кратеров грязь, но довольно таки густую. Отчего обе верхушки были довольно острыми. Запечатлев ее на фототехнику, осмотрели вершину собственно сопки Андрусова, обнаружив на ней два уже засохших и растрескавшихся круглых озера серой грязи, вероятно еще совсем недавно весьма активно пузырившихся.
   Мы спустились с сопки Андрусова и подошли к невысокой, но все же повыше, чем первая, блинообразной сопке, с озерком на вершине, напоминавшем по форме восьмерку. Одна его часть была без воды, другая, меньшая, с прозрачным озерком, половину которого занимал выход серой грязи, периодически пузырившийся и, вероятно, не так давно, выплюнувший довольно длинный поток на склон. Склон, в свою очередь, украшали старые, уже не действующие, размытые небольшие конусы. Один конус был прекрасно сохранившимся, вероятно все еще действующим, с кратером наверху. Засняв пейзаж и сфотографировавшись на память, пошли к машинам, собираясь на выезд.
   На склоне котловины, заметили правильный, черный конус с блестящей верхушкой. Как мы его не заметили, когда съезжали, ума не приложу. Решили напоследок его осмотреть. Подъехали. Вулканчик находился на небольшой, почти круглой площадке, прямо посередине, совершенно незаметный с грунтовки из за ее уклона в противоположную сторону. Правильный, черный конус резко контрастировал с выжженной Солнцем степной растительностью. На склоне был виден свежий, блестящий поток, длиной метров в пять, как две капли воды похожий на те, которые приходилось видеть в научно-популярных фильмах о вулканах настоящих, извергающих расплавленную лаву, а не грязь. Совершенно не обращая внимания на щелчки фотоаппаратов, вулканчик довольно громко чавкнул, из кратера вылезла очередная порция грязи и, влившись в основной поток поползла по склону вниз.
   С борта котловины мы бросили прощальный взгляд на увиденное. Долина гейзеров в миниатюре! И не на Камчатке, а в Крыму. Вулканы в форме конусов, вулканы плоские, вторичные кратеры на склоне основного вулкана, "лавовые озера", извержения в миниатюре, "лавовые потоки"... Чудо природы! Добавить ко всему еще пару старых, заросших камышом грязевых котлов... Почти все формы вулканических проявлений! В миниатюре, разумеется. Довольные удавшейся авантюрой, мы тепло попрощались с нашими спутниками, которых увиденное тоже не оставило равнодушными и взяли курс в сторону трассы, наслаждаясь видом стройки Крымского моста. Большой арочный пролет уже был собран и ждал своего часа возле берега. Вышли на главную дорогу и попылили в сторону Симферополя, где в Гвардейском нас ждали наши друзья. На дворе было последнее воскресенье июля. День ВМФ!

*****

   До Симферополя доехали особо не напрягаясь, часа за три. После Ольгинской духоты в сухом крымском воздухе дышалось куда легче. Хотя после ночи без сна в дороге мы были уже противны сами себе - липкие, грязные и пропотевшие. Так наверное чувствовал бы себя бывший президент США, оказавшись перед дверью, на которой была бы приклеена бумажка с надписью " Обама чмо".
   В Симферополе ушли на объездную, или СимфКАД, как мы ее называли иногда. Доехали до отворота на Московскую трассу, а по ней до Гвардейского. Пропетляв по пыльным улицам, нашли нужный дом. Нас уже ждали. За ВМФ!!! Ура!!! Училищный замкомвзвод, сослуживец в рядах Северного флота и просто друг Стас, вместе со всеми своими, с которыми мы дружим семьями ровно с тех пор, как сами переехали в славный город Североморск, вышли нас встречать. Со Стасом мы не виделись года четыре, со времен Северного наезда. Было у нас такое мероприятие, когда с небольшими интервалами к нам приезжали наши друзья - сослуживцы с Севера.
   Пошатываясь после долгой дороги, мы прошли в сопровождении наших друзей в садовую беседку, где быстро поняли, что сегодня уже никуда больше не поедем. А посему перешли к глухой обороне, вместе со Стасиком, яростно отбиваясь от литровой бутылки виски "Баллантайнз", розлива 1992 года. Нам всегда было о чем поговорить, поэтому за разговором время пролетело практически незаметно. Немного пошатываясь, пошли, открыли ворота и загнали наш Патриот во двор. Чтобы на улице не стоял.
   Жена после бессонной ночи держалась мужественно, но некоторая доза вина подкосила ее под корешок и она завалилась спать в отведенной для нас комнате. Литр виски ушел как - то совсем незаметно. Но все, а именно мы со Стасом, чувствовали себя прекрасно. Вот что значит качественное изделие! Жена немного поспала и снова вышла к нам. В свою очередь, я начал чувствовать, что отъезжаю, сидя за столом. До подушки долетел, судя по всему, уже спящим. И так - до утра.
   Нет, все таки Крым гораздо здоровее Кавказа, да пусть не обозлятся на меня его почитатели. Все-таки знали наши цари, куда ехать отдыхать! Воздух суше, а с заходом Солнца ощутимо свежее, особенно под утро. Кавказ - это благодаря грузину Виссарионычу, ему тамошняя обстановка куда ближе была. Несмотря на количество одоленного за вечер виски, самочувствие было я бы сказал, даже хорошим. Привели себя в порядок, прекрасно позавтракали приготовленными Таней, женой Стаса блинами со сгущенкой и стали готовиться к финальному броску домой.
   Выехали двумя машинами в поселок, а затем и на трассу. Возле съезда на объездную разъехались, посигналив и помахав друг другу на прощание. Они поехали по своим делам, уже готовясь к отъезду в Мурманск, а мы, въехав на объездную, понеслись в направлении трассы на Алушту. Выехали на трассу, встали в общий поток и немного протолкались до Марьино. Теперь, еще раз собственно о ростовских. В Лозовом, один мудак с ростовскими номерами, не глядя на дорогу, выехал на трассу из придорожной подворотни, едва не спровоцировав аварию. Памятуя свои движения в солнечном Ростове - на - Дону, задали вслух вопрос о том, все ли в Ростове такие долбоебы, как этот идиот.
   Ехавшая следом на "Аутлендере" с 750-ми номерами одинокая дура, трещавшая в это время по телефону, едва не въехав ему в бок, увидев такое дело, естественно, резко вывернула руль влево. Пришлось резко тормозить самому, чтобы не соображать потом на троих. Подмосквачка, поравнявшись с ростовчанином, вероятно сама попыталась найти ответ на похожий вопрос. Снова пришлось, догнав их, сигналить. В кои-то веки, оказавшиеся рядом менты стояли там, где надо и в нужное время. Приветливо помахав полосатой палочкой жителю Ростова, они пропустили нас дальше. В какие изысканные позы они потом ставили 61-го, история умалчивает, а мы, напоследок ласково взглянув на дуру в "Аутлендере", понеслись в направлении родного города. Через полчаса, преодолев Ангарский перевал, мы уже парковались у дома на том же месте, что и год назад. Шепнули спасибо нашему броневику, погладив его по крылу, за безотказную работу и гладкую дорогу. Разгрузились. Пошатываясь вылезли из машины, обнялись со встречающими нас родственниками. А дальше был прохладный душ, в котором мы оставили дорожный пот и грязь. Как будто заново родившись, сели за стол, а потом - отдых в позе сидя на спине, с осознанием того, что на сегодня ехать никуда больше не нужно. Дорога кончилась. Начались суровые будни отпускника в Крыму.

*****

   С утра немного выбило из колеи известие о смерти нашего училищного командира роты. Второго нашего ротного, который нас выпускал. Скоропостижно, как обычно и бывает у мужиков 56 лет от роду. Сергей Васильевич Кожевников его звали. Полковник... Я его помню еще старшим лейтенантом... В Училищную бытность отношения у нас с ним были не самые приятные и легкие. Однако с возрастом, когда уже и у самого за плечами появился войсковой опыт, и до некоторого звания дослужился, определенная переоценка ценностей все же произошла.
   Каждый из нас не лишен своеобразия и Васильич не был исключением. Человек достаточно волевой и требовательный, он мог подчинить себе ситуацию и личный состав. А так же - пробить решение того или иного вопроса "наверху". Попасть к нему на "зуб" было довольно легко и без последствий это, как правило, не оставалось. Моя тройка по строевой подготовке в дипломе как раз из этого ряда. Я строевую подготовку тоже любил, так что - обидно не было. Но все-таки она довольно резко контрастировала со сданными на отлично "госами".
   Он мог быть достаточно резким в своих высказываниях по отношению к "накосячившим" - потом его словесные выверты можно было разбирать на цитаты. Чего стоила фраза, которой награждался всякий, кто не вовремя подходил за увольнением - "...а по пизде кастетом не хочешь?" А выражение, используемое им при подготовке культурно - массовых мероприятий - "Никто вас веселить не будет, веселитесь сами" - вообще стало крылатым, цитировалось и перефразировалось долгое время уже после выпуска. При этом он глядел так, что будь вместо глаз пистолеты - пристрелил бы, с характерным злым прищуром. Ну, тут уж ничего не поделаешь, работа с личным составом вообще вещь нервная, а во времена развала начала девяностых - особенно. Но он как - то справлялся и в конце концов, сумел настроить роту "под себя".
   Мы встретились с ним на 45-летии нашего Училища. Он приходил на встречу. Хоть и был воспитанником другого училища - Львовского. Но в нашем он прослужил едва ли не до подполковника, до майора - точно. Он им стал незадолго до нашего выпуска. Когда мы его увидели на торжественном мероприятии, по строю аж смешок пробежал - "Васильичу сносу нет!" Он действительно изменился не сильно. Такой же худенький и невысокий, та же характерная слегка подпрыгивающая походка, взгляд с прищуром, едкие порой словечки, но уже не в наш адрес, а вообще. Манера разговора такая... Мы с ним поговорили, сфотографировались на память, потом еще довольно долго, после встречи в Училище, переписывались в Одноклассниках.
   Вот таким он и остался в моей памяти, командир, наставник, человек. Уже будучи в войсках, ловил себя на мысли, что говорю с проштрафившимися на манер Васильича, порой где - то на грани. И рота ржет при этом. Иногда правда. Видать что - то несмотря на все наши сложности он в меня заложил. Да... Казалось сносу нет... А оно вот как... Раз - и все... Скоропостижно.
   Жаль, мы не увиделись на 50-летнем юбилее нашего славного СВВПСУ. Оно вообще оказалось каким - то роковым. Сначала - Начальник кафедры педагогики и психологии, полковник Михаил Прохорович Крапивин, а затем - и Сергей Васильевич. И, главное, внезапно и тот и другой. Но Прохорович хоть пожил, ему уже наверное было под восемьдесят. А тут - пятьдесят шесть... Земля Вам пухом, товарищи офицеры...

*****

   Культурная программа как - то внезапно продолжилась поездкой в Красную пещеру и водопад Су-Учхан. Предложил вечером, а утром сели и поехали. Пока еще Солнце не сошло с ума. Пока ехали, все поражались наличию зеленой травы на плато. Видно, сказывается не слишком жаркое начало лета. В августе как правило, трава превращается в выжженную солому.
   Остановились на стоянке у "Кинопарка Викинг" посвященному одноименному фильму. Там же Бондарчук снимал и свою "9 роту". Особого желания идти и смотреть на деревяшки не было, поэтому сразу нацелились на пещеры и водопад. Пока стояли под навесом и кумекали, что да как, к нам подошел чувачок, одетый в камуфлированные брюки и армейские берцы и представился гидом.
   Прямого проезда к пещерам не было. Основное средство доставки - "паровозик" - глубоко тюнингованный трактор Беларусь с прицепными подвижными единицами. А вот, собственно и он. Пыхтя вырулил на стоянку, громыхая единственным вагоном. Дима, как впоследствии оказалось, зовут гида, усадил нас на самые блатные места сразу за собой и "машинистом". Паровозик взял в вагон остальных пассажиров из какой - то группы и мы выдвинулись в сторону пещер по лесной грунтовке.
   В конце концов, Паровозик остановился на импровизированном вокзале, представлявшем из себя лесную поляну, через которую протекала речка Кизил-Кобинка, берущая начало в пещерах. Мы вышли на "перрон" и стали углубляться в лес, вслед за нашим проводником. В горах грохнуло. "Хочу сразу предупредить..." - начал было Дима... "Я заканчивал Училище в Симферополе, стрельбище слава Богу работает..." - невольно перебил я его. "Мы вообще, сами алуштинские... Вот только сейчас выбрались посмотреть..." - авторитетно добавила жена. Диму как подменили. Вместо заученного текста, напоминавшего инструктаж по охране труда, наше общение перешло на неформальный уровень, где интересные факты из жизни Красных пещер, ненавязчиво перемежались с обсуждением проблем курортной сферы Крыма и Алушты в частности, в которой наш проводник и сам проживал некоторое время. Послышался шум воды и мы вышли к водопаду Су-Учхан, "Летящая вода", если перевести с татарского. Поэтому и речку правильно называть тоже Су-Учхан.
   Водопад довольно оригинален. Вода, падая с 25 - метрового уступа, разбивается о навал каменных глыб, густо заросших мхом, у подножия. Со слов нашего проводника, водопад, в отличие от своего ялтинского собрата, имеющего созвучное имя Учан-Су, не пересыхает летом. А ялтинский, в среде гидов из - за этой своей особенности, получил летнее наименование "водокап". После осмотра водопада, выдвинулись дальше, к Гроту Богини Плодородия. В нем, якобы с языческих времен осуществлялись моления и жертвоприношения Богине Плодородия. Жертвоприношения, якобы были сугубо растительной природы, ибо какие - либо животные останки и возле жертвенника и в гроте вообще, отсутствовали.
   После грота наш гид внезапно нырнул в какую - то дыру возле тропинки. Пещера "Заячья нора", случайно вскрытая при разработке туфа в начале ХХ века. К слову сказать, туфовыми выработками изобилуют все окрестности Красных пещер. Так вот, эту небольшую пещерку случайно вскрыли при разработке. Хорошо видно, что в том месте, где вход, в скале имеется вырез, наподобие того, какой торговцы делают на арбузе. Пещерка небольшая и довольно - таки уютная. Даже сохранилась некоторая часть натечных образований. Обратно вылезли через выход в виде достаточно узкой щели между валунами. Судя по всему, вскрыв вход в пещеру, чуть позже расширили и выход, потому что и там видны следы разработки.
   Мы попрощались с нашим гидом, пожелав ему удачи. Теперь наш путь лежал к одной из самых протяженных систем пещер России - Красным пещерам. Красными их прозвали из-за красноватого цвета скал, окружающих вход в пещеру. Да и в самой пещере интерьер выдержан в основном, в красно - коричневых тонах. Что говорит о довольно высоком содержании в окружающих породах соединений железа. "Пещерный" гид проинструктировал всех о мерах безопасности в пещере, предупредил о том, что температура внутри порядка десяти градусов. После чего выдал остальным участникам похода теплые вещи. Чтобы не мерзли ребятки.
   И мы пошли. Пещера обустроена, во всяком случае - на протяжении пешего маршрута. Пешеходная дорожка с перилами, в наиболее эффектных местах устроена подсветка. Народ стадом следовал за экскурсоводом, внимая его словам, как будто при нахождении на каком - то инструктаже. Недаром видать, группу к которой нас присоединили, называлась "РЖД". Привыкли наверное инструктироваться и не задавать вопросов.
   Маршрут наш имел в длину примерно метров пятьсот. Из почти двадцати шести километров ходов - капля в море. Интересные натечные образования, некоторые из которых растут и поныне, Главная достопримечательность - река, берущая начало где - то в системе пещер, с изумительно чистой водой. Если бы не легкое волнение на поверхности, вызванное сквозняком, то ее и не было бы заметно. Попробовали воду на вкус. Изумительно. Холодная и вкусная. Минерализация слабая, преимущественно карбонатная. По стенам пещеры много интересных натечных образований, разной формы и цвета. Форма - ладно, скажете Вы, а цвет? Цвет тоже разный. Белый - кальцит, желтоватый - присутствуют соединения серы, красно-коричневый - соединения железа, черный - соли марганца.... Да - да, бывает и черный. Черные сталактиты - оригинально смотрится. Все ведь думают, что они исключительно белые.
   Сталактиты под названием "Зубы дракона", "Летающее мороженное", "Морковка", сталагмиты "Гриб", "Пизанская башня", " Одногорбый верблюд", "Кремль"... Наиболее оригинальным уже придумали названия. Ах да, что это вообще такое? Для тех, как говорится, кто не в теме. Сталактит - натечное образование, растущее сверху вниз, подобно сосульке, на срезе он напоминает трубку, сталагмит - снизу вверх, он монолитный, а сталагнат - это конструкция из слившихся вместе сталактита и сталагмита.
   Так дошли до "сифона", который ограничивал наш маршрут. Вернее, маршрут еще можно было бы и продолжить, но цена вопроса совершенно другая и предполагает наличие соответствующего снаряжения. Вода, изумительной чистоты и прозрачности, вытекала откуда - то из под скалы, под нависшими сталактитами и струилась мимо нас, в соседний зал, подсвеченная синими светильниками. Весьма эффектно! На этом месте наш экскурсовод объявил о том, что наш маршрут окончен. Задавайте вопросы, сказал он. Группа "РЖД", словно на инструктаже, сказала, что вопросов нет, развернулась и ушла.
   Мы шли последними в группе и настал наш черед. Как только последние представители экскурсионного стада покинули пределы видимости, мы решили разузнать то, что интересовало именно нас. Гид, узнав, что мы, можно сказать, местные, тоже сразу сменил тон с инструктажа на нормальный и наш разговор сразу перешел в совершенно другое русло. От названий отдельных натечных форм, трудностей технического характера при проходке новых ходов и шкуродеров, до истории открытия каждого из шести этажей пещеры и тех исторических артефактов, которые удалось добыть при исследовании. Короче говоря, на обратном пути, мы получили объем информации, гораздо больший того, что было изложено в обязательном порядке доблестным железнодорожникам. Да и гиду вероятно, было в кайф пообщаться с людьми, которым все, что касается пещер и Крыма было интересно.
   Привыкнув находиться в неподвижном пещерном холодке, крайне неохотно снова вылезли наружу, в жару. Тепло попрощались с проводником и поблагодарив его, поспешили вниз. Паровоз ждать не стали, пошли пешком. Так оказалось даже короче. Дорога вела через небольшой лесок и мы практически все время брели в приятном теньке. Возле кинопарка Викинг, в небольшом озерке, понаблюдали взаимоотношения внутри местного утиного семейства, когда его глава, матерый селезень, дал трепку подрастающему поколению, едва не утопив отдельного его представителя. Пришлось даже немного шугануть зарвавшегося отца семейства и напомнить ему, что тот, кто в это время так резво опиздюливался, относился между прочим, к совершенно другому виду уток! А затем, мы выехали в село Перевальное, где отвели душу на прекрасных крымских чебуреках, сидя в теньке, под навесом и обозревая проносящиеся по трассе автомобили. Вот такой выдался, "пещерный" день...

*****

   Семейные торжества - вещь для рядового читателя совершенно не интересная, а посему мы на ней заморачиваться не будем. Тем более, что и было оно вчера. А вот сегодня решили покататься по северному Крыму. Благо дальше Симферополя, заезжали только в Гвардейское. А нет, вру. В уже довольно далеком 1991 году, наша рота помогала селянам убирать знатный урожай помидоров в селе Луганском, Джанкойского района. Битва за урожай в течение двух недель была выиграна, вклад в местный генофонд произведен, некоторое количество молодых тканей печени оставлена в память о пребывании в колхозе, или может, совхозе...его знает.... После чего рота благополучно убыла обратно в Училище и до самого выпуска дальше полигона никуда толком не выезжала.
   Теперь решили вспомнить молодость и посмотреть, что же там, за Джанкоем. Говорят, что там недалеко даже граница какая - то имеется. Уговаривать долго никого не пришлось, сели и поехали. Знакомая дорога до стольного града Симферополя пролетела незаметно, примерно за полчаса. В Симферополе ушли на Объездную и по Московской трассе понеслись на север, в направлении Джанкоя. Дорога, нужно сказать, вероятно, была весьма качественно сделана еще с советских времен, поэтому, несмотря на старый асфальт, мы резво неслись вперед. К тому же, в связи с тем, что Украина стала теперь крутейшей заграницей, грузопоток по трассе резко упал и мы ехали по практически свободной дороге.
   Примерно километров через пятьдесят от Симферополя, хорошая дорога закончилась и превратилась в обычную, однополосную. Стал обгонять какую - то колымагу, уже начал перестраиваться, хорошо, что взглянул в зеркало - синяя Ауди А8, на огромной скорости вылетела из ряда и тоже пошла на обгон. Двойной обгон. Чуть ли не по противоположной обочине. Пришлось довольно резко затормозить и вернуться в свой ряд. Ауди тоже взвизгнув тормозами вильнула, а затем не сбавляя скорости, понеслась дальше. Посмотрели на номера. Регион 777. Все понятно. Или чурка какая - то нерусская за рулем, или типа крутой масквач, которому все похеру. А может быть и то и другое вместе. Тем не менее, правило "Трех Д" никто не отменял и, пожелав лихому гонщику всяческой удачи и хорошего, мягкого столба или дерева, мы обогнали того, кого хотели обогнать. Уже будучи уверенными в отсутствии разного рода идиотов.
   Вдоль дороги с нескольких машин продавали арбузы. По десять рублей за кило. Сначала вроде дернулись взять, затем решили этот вопрос отложить на некоторое время, учитывая, что дорога впереди еще была неблизкая. Впереди замаячили окраины Джанкоя. Решили продолжить нашу славную традицию фотографирования на фоне монументальных знаков. Джанкой - город достаточно большой, но вот монументального знака почему то на въезде в город не оказалось. Мы поехали по пыльным и иссушенным беспощадным крымским Солнцем улицам города. Мимо одиноких гаишников, стоящих под деревом на первом перекрестке.
   Да простят меня джанкойцы, но город как - то не впечатлил. Пыльный, с разбитыми дорогами. Неухоженный какой - то. Нам показалось, что все эти украинские заёбы с майданом и всем остальным, сказались и на самом городе. Если раньше через него шли транзитом все поезда в сторону Симферополя, то теперь на железнодорожном вокзале тихо. Изредка иногда проедет одинокая электричка. Да и трасса, которая здесь разделялась на два направления, на Херсон и Харьков, тоже опустела. И остался город не у дел. Причем, еще раз повторюсь, не село какое - нибудь полузаброшенное, а достаточно крупный город. Остается верить, что ненадолго. И в него вернется промышленность и оживет крупный аэродром. В советское время там базировалась военно - транспортная авиация и еще с дороги были видны хвосты стоявших там "семьдесят шестых" Илов.
   Уже почти на самом выезде из города дорога разветвилась. Нам было нужно в сторону Красноперекопска. Мы отвернули и пошлепали навстречу мечте. По дороге несколько раз встречали торгующих персиками. Видно, урожай в этом году удался. Впереди показался указатель "Луганское 4км" и стрелочка - "туда". Ну что же, проведаем, как и что изменилось с тех пор, как мы там были. Свернули по стрелке на довольно убитую дорогу, переехали через железнодорожный переезд и поехали вдоль железки. Еще один отворот и вот он, белый знак "Луганское". Мы потянулись по центральной улице. Помнится, в нашу бытность, она была несколько ровнее. Те же высокие деревья в центре. Где-то в глубине, несколько в стороне от нее, должен был быть наш детский садик, где жила наша рота. Село за это время, естественно, изменилось. Достаточно сильно. Времена всеобщего развала не прошли даром ни для кого. Много появилось всякой разрухи, но, в целом можно сказать, что населенный пункт живет! На улице происходит "движуха", народ сходится к местному супермаркету. Довольно много молодежи. Зайдем в него и мы. Класс! Настоящий магазин, родом из детства! Крашеные синей краской тяжелые деревянные двери и дощатые коричневые полы! Беленые стены и гнездо стрижей, слепленное прямо над электрическим счетчиком, из-за этого покрытого толстым слоем гуано! Такое не увидишь даже в самом зачуханном городишке российского Нечерноземья!
   Нет, я не говорю, что село зачуханное. Наоборот. Несмотря на длительный период распада, в нем сохранилась жизнь. Продавщица тетя Люба мечет на прилавок то, что заказывали сельчане. То есть, магазин работал по заказу! Вот надо мне Рогачевкой сгущенки, к кому обращаться? Епт, конечно к тете Любе! К кому ж еще! Мне абсолютно не хотелось афишировать свою близость к местному истеблишменту, поэтому я скромно заказал пристально взглянувшей на меня тете Любе джанкойский кефир и ряженку производства Кабардино-Балкарии. Если вам скажут, что крымчане пухнут с голоду - смело плюньте тому в рыло! Во всяком случае, в селе Луганском, Джанкойского района, крымчане отнюдь не были похожи на дистрофиков, а были красивы и в меру упитанны. К тому же Кабардино-Балкарская молочка была весьма неплоха и мы ее частенько берем в Москве.
   Тетя Люба отсчитала шестнадцать рублей сдачи, так и не вспомнив меня в лицо с тех пор, как мы помогали бороться за урожай и мы расстались в добрых чувствах. Жена хотела пить и поэтому высосала кефир прямо у сельмага, в машине, в тени огромного дерева. Разыскивать детский садик, столовую, парикмахерскую и хлебозавод не стали. Прокатились по центральной улице из конца в конец и потянулись на выезд из села. У знака "Луганское" произвели небольшую фотосессию под удивленными взглядами сельчан, решивших куда-то поехать по делам мимо нас и двинулись дальше, в направлении Красноперекопска.
   Дорога на Красноперекопск не поражала своим качеством, но все же дежурные 90 мы держали исправно. Пятьдесят с небольшим километров от Джанкоя, это неполный час пути. Но только в том случае, если не плутать. В Воинке, как обычно бывает при движении по незнакомой местности, свернули не туда. Ну а что прикажете делать, если на "той" стороне дороги указатель, что Красноперекопск "туда" есть, а на этой нет, а знак "Главная дорога" висит, но сама главная дорога не в ту сторону. Ну и ладно, как говорится, посмотрели населенный пункт, доехав к местной мечети, к которой, несмотря на то, что с минарета муэдзин собирал всех на молитву, верующие особо не спешили.
   У мечети развернулись и поехали обратно. На планшете включили Яндекс-Навигаатор, пусть ведет, нехрен валяться бесплатным довеском. На перекрестке увидели знак, куда собственно ехать на Красноперекопск и повернули туда, куда нам нужно. Переехали переезд и понеслись вдоль железнодорожного полотна. Мимо расхераченного в хлам здоровенного элеватора. На его фоне можно было снимать батальные сцены. Но нет, все мирно. Расхерачим себя сами, а Украина в этом нам поможет. Дорога вся в заплатках и мы с некоторым трудом, но держали 90. Однако, как оказалось, можно и больше. Какой-то полудурок на микроавтобусе, пролетел мимо нас на скорости километров в 160 в час. Ну и хрен с ним, как говорится, пусть себе летит.
   Степное Солнце превращает воздух в дрожащее марево, выжигая все, что еще не выжжено. На пути попалось русло Северо-Крымского канала. С зеркально гладью воды. Когда - то. Наверное. Но увы, сейчас все перекрыто и воды нет. Сухо. Только на бывшем дне канала валяются остатки водорослей. Это же какими нужно быть кугутами, чтобы, имея возможность делать деньги просто так, ничего не производя, просто направив воду по искусственному руслу, отрубить себе поступление порядка 25 миллионов американских денег ежегодно! А потом еще и жаловаться. Непонятно. Ну уж, отрубили, так отрубили, никто от этого не умер. Жили ведь, без канала сколько лет, и сейчас, думаю, Крым не загнется. Хрен с ним, с рисом. Не в рисе счастье, что - нибудь другое выращивать начнем.
   В степном мареве показались строения и монументальный знак "Красноперекопск". Дежурное фото - само собой, едем осматривать город. Тоже - не впечатлил. Так же, как и Джанкой, с отсоединением от Украины временно остался не у дел. Несколько девятиэтажек, несколько пятиэтажек, а в основном - частный сектор. На перекрестке в центре - машина в тени дерева и пара совершенно разомлевших ментов перед ней. Что-то перекидывают друг другу с телефона на телефон. Им явно не до нас. Впрочем, и не очень хотелось. Проезжаем город насквозь, вот уже и выезд и 17 километров до Армянска.
   До Армянска убитая дорога временами чередуется вполне приличным шоссе. Чувствуется, что дальше - сопредельная территория. У нас ведь как? Перед заграницей должно быть что - то приличное, дорога например, ну хоть километров десять, а дальше - трава не расти! Условие соблюдается как нельзя показательнее. Едем вблизи соленого озера. Тут, если верить карте, таких уже достаточно много. Соленые озера ввиду безжизненности, имеют свой неповторимый запах, который собственно, висит над дорогой и окрестностями. Жена морщит нос и говорит - "фу..." Затем - небольшой гидроузел. И снова зеркальная гладь воды. Когда - то наверное была. Теперь от былой роскоши осталась тоже лишь кучка скорчившихся водорослей на дне сухого русла. У бесполезных теперь затворов, высоченные тополя. Раньше им, наверное было хорошо. Сейчас, как и все вокруг, они изнывают от жары.
   Показалась городская застройка. Белый знак "Армянск", а затем и знак монументальный. Как же без фото? Естественно, останавливаемся! Городок, хоть и небольшой, но все же имеет какую - то планировку и, что удивительно, даже что - то строится! Вот это да! Наверное для военных. Понравился вокзал. Недостроенное здание венчает на третьем этаже будка с надписью "Туалет". Посетители наверное, срут на головы ходящих внизу. Не готов сказать, не посещал. Город, судя по всему, оставшись не у дел после возвращения Крыма домой, снова возвращается к жизни, но уже в новых условиях, в качестве приграничного. Интересно, почему он назван Армянском? Вот уж кого - кого, а армян, которых много везде, я там не встретил. Татар видел. Армян - нет.
   Решили посмотреть, что из себя представляет КПП. Проезжаем чуть дальше, на выезд. Вдоль дороги тянутся бахчи. С арбузами, которые лежат под Солнцем прямо у дороги. Жена хочет прихватить пару штук. Говорю ей, что здесь видно, какой - то подвох, иначе таких умников, как мы, было бы пруд пруди. Показалась насыпь Перекопского вала - древнего укрепления, пригодившегося и в наши дни. С западной оконечности вала - пограничная вышка. Все серьезно. Укрепления лучше и не придумать. Высокий вал, ниже ров, заполненный водой, хоть и не глубоко. "Кырк-Ор", или "Сорок укреплений" так он назывался в древности. Много здесь голов полегло с античности и до недавнего прошлого. И на гербе Армянска тоже красуется крепостная башня.
   А вот, собственно и КПП. Со стороны Крыма машин относительно немного. Зато с сопредельной стороны - целая колонна. Много людей идет через границу своим ходом. Видимо, доезжают до КПП на такси, затем переходят пешком и кто - то потом везет их от Армянска дальше, может родственники, может еще кто - нибудь. В здешних местах это стало своего рода бизнесом. Посмотрели, затем развернулись и поехали обратно в город.
   По пути заехали на бахчу. Так и есть - у дороги валяется то, что никто, уважающий себя, не возьмет. Недоразвитые арбузики, величиной с гандбольный мяч. Невдалеке, прямо в поле, стоит фура, в которую закидывают нормальные арбузы. Здороваемся, спрашиваем, можно ли купить. Руководящий погрузкой кореец, просит стоящих рядом парней, чтобы принесли несколько штук. Они идут к куче ботвы и из - под нее вынимают несколько красавцев, одинаковых, как на подбор. Вот, оказывается, в чем секрет. Все, что имеет товарный вид, уже убрано и приготовлено к погрузке, а остальное - некондиция, к которой никто, уважающий себя, не подойдет. Поэтому с дороги никто не бежит и не хватает халявное. Хотя, может быть и бегут. Под покровом темноты. Кто знает.
   Взвешиваем. 27 кило. Это всего три арбуза. Нам отдают за 250 рублей. Благодарим, закладываем в салон, перекладываем пустыми пластиковыми бутылками и выбираемся обратно на дорогу. Хотели съездить до Лебяжьих островов и Бакальской косы. Поэтому решили, что едем до перекрестка на Раздольное, а там посмотрим. А это - снова ехать почти до Красноперекопска. Сфотографировались на фоне знака "Крым - край партизанской славы", а затем не смогли отказать себе в фотографировании соленого озера и пустого русла канала.
   Перекресток. Вернее развязка после Красноперекопска. Один путь - на Джанкой, другой на столицу Крыма. Указатель нам гласит, что до Симферополя нам 117 километров. Для местных наверное - даль неоглядная, но если ты на выходные, едешь за 180 километров на Волгу, чтобы покуролесить с друзьями, то что такое 117? Часы показывают третий час дня. Прикинули. Нам еще нужно встретиться в Симферополе с кумовьями. Когда в итоге приедем в Алушту, неизвестно. Да и устали уже от такой душиловки. Степное Солнце гораздо злее южнобережного. Решаем ехать по прямой дороге на Симферополь. Посмотрим, что там. Тем более, что ни разу по ней еще не ездили.
   Дорога, обходя населенные пункты практически по прямой вела нас к Симферополю. Что - то есть чарующее в степи. Наверное горизонт. Широта от края до края, насколько хватает глаз. В горах такого нет. Горизонт там появляется, если забраться на какую - нибудь верхушку. Тогда видно далеко. И много всякого увидеть можно. Здесь же - плоский блин от края до края. Представили, какие пронизывающие ветра дуют здесь зимой. Бррррр... По пути увидели еще один поворот на Раздольное. Если поедем еще в эту сторону, можно будет и не ехать почти до Красноперекопска, а повернуть гораздо ближе.
   Возле Симферополя стали попадаться пологие увалы. Наверное где - то здесь начинается Внешняя гряда Крымских гор, переходящая в окрестностях города в плоские холмы, с пологим северным склоном и обрывистым южным. Вот и указатель "Гвардейское". Совсем недавно мы отмечали здесь, с друзьями - северными крымчанами день ВМФ. Но они уже уехали и мы пылим в направлении аэропорта Симферополь. Выезд на трассу к аэропорту. Пятница. На дороге к аэропорту ведутся работы. Народ повалил из города и по этой причине - пробка от самого выезда. Нам хорошо. Нам - в другую сторону, в город. Едем достаточно резво, не останавливаясь.
   Отдохнули некоторое время у кумовьев и двинули домой. Решили поехать через город. Дороги в районе Украинка напоминают трассу автопробега "Кэмел трофи". Кое-где асфальт уже уложен новый, но в подавляющем большинстве - еще, что называется, поле непаханое. Попетляли через окрестности железнодорожного вокзала, по местным, изрытым выбоинами и ямами улице и, возле тюрьмы выехали на дорогу в центр. Затем вынырнули возле комендатуры и двинули к центральному рынку. Возле рынка нас ждал сюрприз. Проспект Кирова оказался перекрытым и нам пришлось, нарезав два круга по кольцу, уходить на Севастопольскую, с ее дебильным движением.
   У кинотеатра "Симферополь" повернули направо, посмотрели на недавно открытый памятник Екатерине II. Сделано неплохо. Вечером выглядит достаточно эффектно. Парадокс - этническая немка сделала чужую ей страну великой Империей, в отличие от своих, доморощенных кадров. Проехали к самой древней части города, Неаполю - скифскому, едва не влупившись на перекрестке с улицей Воровского, пожалуй, самом идиотическом перекрестке из всех, которые приходилось видеть в жизни. У гостиницы "Москва" вырулили на трассу и - домой! За "стеночку", имею в виду за Ангарский перевал, за Главную гряду Крымских гор, на Южный берег. К слову, вообще Крым очень сам по себе не однороден. Его жителей можно условно разделить на три, или даже четыре большие группы: жителей степного Крыма, жители больших городов, жители предгорий и жители Южного берега. Эти группы довольно сильно отличаются друг от друга по своему, как говорится, менталитету. Ну, наверное, как москвич или питерец будут отличаться от жителя какого - нибудь поселка в Нечерноземье, а уралец будет отличаться от жителя Белгородщины, или Кавказа. Только территория здесь гораздо меньше. Здесь вообще, все так плотно...
   Когда въехали в горы, то воздух стал гораздо свежее, он уже не обжигал выставленную в окно руку, а приятно ее холодил. Даже наша машина, словно почувствовав свежесть, задышала свободнее и резво несла нас по извилистой дороге. Перевал. Дальше - только вниз. По серпантину. Дорога на ЮБК круче, чем на Симферополь. А в уютной долине, вот уже более 1400 лет, сияет огоньками наш любимый город. Мы дома.
   Р.S. А арбузы, купленные прямо с бахчи в городе Армянске оказались на диво сочными и вкусными! Вот представьте себе... если засунуть арбуз в девять кило весом, с утра в холодильник, а потом... жарким днем, придя с моря... когда его режешь, он аж трескается... Ммммм... Сказка!

*****

   Очередной "пещерный день" в нашей жизни. Наметили себе съездить еще в две пещеры. Ну, наметили и наметили, сели, как обычно на свой верный пепелац и понеслись в направлении населенного пункта Мраморное, что лежит несколько в стороне от трассы Симферополь - Алушта. Доехали до села Заречное и нашли нужный разворот. Сам разворот сделан на редкость бестолково. Вначале - отворот вправо, где нормальный асфальт трассы внезапно обрывается, переходя чуть ли не в грунтовку, а затем, выходит на пересечение с главной дорогой, причем, если слева дорога еще хоть немного просматривается, то справа она не просматривается никак. Если уж решили отворачивать, то жмите на гашетку как можно активнее, пока из - за поворота кто-нибудь резвый не выскочил внезапно.
   Итак, через трассу мы перепрыгнули, к счастью, никого не потревожив. Впереди замаячило небольшое водохранилище, кажется Аянское, к сожалению, пока не готов сказать однозначно, но - похоже. С небольшими акациями на берегу и стадом коров в этом же месте, оно представляло собой довольно занятный пейзаж, который буквально просился в объектив. Просился? Ну тогда давай, полезай в объектив. На въезде в село у развилки дорог, стоит знак - стрелочка показывает, что пещера Мраморная "туда" и до нее 10 км., а пещера Эмине-Баир-Хосар "туда же" и до нее 10,5 км. Вот это да! А мы - то думали, что пещерки наши вот, рядом! А над селом уже нависают самые дальние отроги нижнего плато Чатыр-Дага. Неужели нам на плато? Занятно. Когда - то чапали туда пешком, высунув язык, из Сосновки, турприюта, приткнувшегося на трассе, по так называемой Красной тропе, названой так из - за красноватого цвета породы, по которой она протоптана. А теперь - едем на машине. Причем - на своей.
   Вскоре после отворота на пещеры приличная дорога закончилась и началась горная грунтовка. Миновали ресторан "Привал", открытый какими - то ушлыми жителями крайнего к лесу дома и пошли углубляться в горы. Дорога запетляла через лес, иногда открывая то с одной стороны, то с другой, замечательные виды на Крымские горы. Остановились у одного такого прогала в придорожной растительности и устроили небольшую фотосессию на фоне центральной котловины заповедника и одной из крымских полуторатысячных вершин, носящей название Кемаль-Эгерек. Впрочем, из всех крымских полуторатысячников, наиболее эффектен только Чатыр-Даг, стоящий отдельно от остальных вершин, представляющих собой лишь более - менее высокие бугры на так называемом нагорье Бабуган. Чатыр-Даг виден пожалуй, наверное с половины степного Крыма, а так же из Севастополя, выделяясь из дымки на горизонте своей трапециеобразной громадиной.
   Дорога, между тем, продолжала уходить в лес и вверх. Постепенно лес стал уменьшаться в высоту и редеть, освобождая место растительности, более присущей любой крымской горной яйле. Эдакая горная степь на плато. Наконец, впереди показалась автостоянка, на которую отворачивала одна из дорог, а указатель показывал "Пещера Мраморная". Второй указатель, гласивший "Пещера Эмине-Баир-Хосар", показывал на горку, на которой виднелись домики и вышка антенны базовой станции мобильной связи, межу которой и нами было небольшое ущелье. Помня наш разговор с гидом по Красной пещере, сперва решили посетить более дальнюю пещеру, тем более, что он нам ее посоветовал, как более интересную, чтобы потом заехать к Мраморной по пути назад.
   Оставив слева Мраморную, попылили по грунтовке в сторону горки, внутри которой, как мы уже знали, находится несколько этажей пещеры Эмине-Баир-Хосар. На довольно обширной грунтовой стоянке уже стояло несколько машин. А надо всеми окрестностями, пятисотметровым трамплином к небу господствует Верхнее плато Чатыр-Дага, круто обрываясь слева огромной скалой под названием Ангар-Бурун, а справа - главной вершиной всего этого массива - Эклизи-Бурун. Представьте себе, сравнительно ровное Нижнее плато лежит на высоте примерно в километр, как вдруг, ровность заканчивается и начинается пятисотметровый "взлет", с несколькими вершинами. Эта громадина впечатляет и накладывает свой отпечаток на твои ощущения, которые испытываешь, хотя бы раз там побывав.
   Дело в том, что на других яйлах, отдельные вершины выглядят просто как бугры на сравнительно ровной поверхности. Ничто не господствует над горной степью. Только Солнце. Здесь же, высящаяся прямо над Вами молчаливая громадина, окутанная выжатыми Солнцем из здешних трав ароматами, придает своего рода оттенок безмятежного спокойствия. От такой обстановки может и закружиться голова. Но это скорее от этого бесподобного и густого воздуха, насыщенного эфирными маслами и кислородом.
   Дорога снова расходилась в стороны, причем указатели говорили, что до нашей главной цели рукой подать, но неподалеку, примерно в двухстах пятидесяти метрах от нас находится еще одна пещера, под названием Эмине-Баир-Коба, которую все, кто хоть мало-мальски знаком с местной топонимикой, называют попросту "Трехглазкой". Название свое она получила из-за запоминающегося вида входа в нее - трех разного размера дыр, на дне одной из карстовых воронок нижнего плато Чатыр-Дага. В Трехглазке особо ничего интересного нет, она небольшая и порядком пострадавшая от недобросовестных посетителей. Но, если Вы терзаетесь неуемным желанием, можно просто спуститься на дно воронки и посмотреть наверх через уже упоминавшиеся три дыры.
   Рядом со входом в Эмине-Баир-Хосар, через который входят экскурсанты, за металлической оградой находится довольно глубокий колодец, который, как оказалось, представляет собой естественный вход в пещеру. И все, что когда-либо прилетало в пещеру сверху, прилетало именно оттуда, как например, мамонтенок, ориентировочно шестнадцати лет отроду... И не пожил ведь совсем... Оттуда же в пещеру прилетел благородный олень и небольшая антилопа. Сегодня их скелеты украшают экспозицию пещеры. Пещера имеет несколько этажей и в ней немного холоднее, в отличие от прочих. Но все равно, когда вне пещеры все тот же жгучий зной, пусть даже и несколько смягченный нахождением на высоте почти в километр, выходить наружу не особо хочется.
   Следующий пункт - пещера Мраморная. Открыта она была всего лишь в 1987 году. И, вероятна практически сразу стала оборудоваться под посещение. Стоянка и подъездная дорога к ней покрыты вполне приличным асфальтом, а на площадке перед санузлом и каким - то служебным зданием даже установлены фонари, какие раньше, десятка два лет назад, мы могли видеть в городских парках. Выматерив вполголоса мудаков и оленей с материковыми номерами, наставивших машины на стоянке черт те как, лишь бы встать самому, а дальше трава не расти, кое как развернулись и поставили машину прямо на дороге, в направлении выезда. Идем к пещере. В отличие от ранее посещенных пещер, Мраморная - пещера горизонтальная, этажей, во всяком случае, по состоянию на сегодняшний день не открыто, хотя спелеологические исследования продолжаются. Как и в посещенную ранее пещеру, вход в нее прорублен искусственно, а естественным входом служит довольно узкая щель, заросшая колючим кустарником, вероятно так же, располагающаяся в одной из воронок, которых так много на нижнем, да и на верхнем плато.
   Я сознательно не привожу никаких цифр и не описываю никаких достопримечательностей. Ну скажите мне пожалуйста, может я чего не понимаю, но как можно описать словами грандиозность Главного зала, оригинальность Леса Сталагнатов, сталагмиты "Король и Королева" в Эмине-Баир-Хосар, или скажем, нагромождение огромных глыб на дне такого же огромного Обвального зала, Галерею сказок или галерею "Тигровый ход" в Мраморной. Как описать, на что похожи "Духи пещеры" и прочие оригинальные формы натечных образований, среди которых нет ни одного похожего. Все эти "Указующие персты", башни, свечи, каменные занавески, зубы и даже каменный будуар... В отличие от Красной пещеры, воды в них сравнительно немного. Да, воздух почти со стопроцентной влажностью, да, с потолка порой довольно обильно капает, в Мраморной - небольшие лужицы, а в Эмине-Баире есть даже небольшое озерко с чистейшей водой, но вот подземной реки, к сожалению, нет. Ни там, ни там. Однако по монетке в воду кинули, загадав желание. Честно говоря, в Мраморной кидал уже, загадывая, чтобы хоть что - нибудь сбылось из ранее загаданного.
   Описывать эту красоту словами, на мой взгляд, все равно, что слепому от рождения рассказывать о голубом небе, милых белых ромашках и многоцветии попугаев ара... Это нужно видеть самому! Поэтому, если Вас занесет на ЮБК в обозримом будущем, то записывайтесь на экскурсию, прыгайте в небольшой автобус с кондиционером и - вперед, навстречу неизведанному! Единственное, что можно описать дополнительно, это неповторимая акустика подземных залов. В одном из них, в пещере Мраморной, даже оборудована небольшая сцена, с которой, со слов гида, даже даются оркестровые концерты. Но даже и в отсутствие концертной программы, негромко включенный Вангелис звучит просто неповторимо! И это в записи! А что же, спрашивается, тогда будет, если исполнять вживую? Покинув пещеры, довольные и слегка уставшие, едем домой. Вот такой выдался у нас "Пещерный день" номер два. Кто знает, может быть приедем и еще разок... Весьма поучительно, скажу я вам!

*****

   Не помню когда, но на днях речь зашла о художниках, коих в Крыму творило множество. А весь Симферополь был увешан плакатами, посвященными 200-летию со дня рождения великого, без преувеличения, земляка - И.К.Айвазовского. Коренной феодосиец, сделавший для родного города более, чем много, был гением изобразительного искусства, без преувеличения. Наверное одним из лучших художников - маринистов мира, если не лучшим. А поскольку разговор зашел, то и идея тут же родилась - а не поехать ли в славный город Феодосию, не посозерцать ли нам творения знаменитого автора? Была бы идея и автотранспорт для её воплощения в жизнь. И то и другое в наличии. А еще, кроме этого, забил в Яндекс - навигатор в своем планшете маршрут движения до города Феодосии и улице Галерейной дом 2. Приятный женский голос ответил, что "Маршрут построен". Утром встали в половину шестого, привели себя в порядок, Едем.
   Не буду описывать дорогу от Симферополя до Феодосии, я уже об этом достаточно говорил в своем прошлогоднем "Путешествии из Москвы в Симферополь и обратно", поэтому повторяться не буду. Ограничусь лишь тем, что выехали мы, чтобы успеть к открытию галереи в семь утра. Машин по трассе было на удивление мало и лишь после ухода с Симферопольской объездной дороги на Феодосию и Керчь, увидели довольно приличную пробку на въезде в город. К счастью, нам нужно было в противоположную сторону. Машина резво неслась по трассе. Зуя, Белогорск, Старый Крым... Иногда, правда, впереди идущие фуры, или трактора, собирали сзади себя вереницу из машин, но это было временно. Через два с небольшим часа, перед нами показались окраины Феодосии, а затем дорожный знак и, уже последним - знак монументальный.
   Наше авто стало понемногу втягиваться в городские кварталы и громыхать по асфальту, который уже давно не видел ничего, кроме заплаточного ремонта. Включенный на планшете Яндекс - навигатор сделал нам пару подсказок, но куда ехать, было в принципе понятно, указателей с направлением на галерею было предостаточно. Однако, случилось так, что мы свернули не туда, видимо все - таки дал о себе знать топографический кретинизм, но в этот раз, все было согласно правила - "Что ни делается, все к лучшему. Что к лучшему? А к лучшему - перед нами было прекрасное место для стоянки, к которому мы подъехали никуда не сворачивая и, не сбавляя хода. Место было хорошее. Жена спросила у тетки, подметавшей тротуар, как пройти к Галерее, на что та ответила, что искомое находится в двухстах метрах от нас, за углом.
   Что такое двести метров? Прошлись, посмотрели на часть исторического центра. Вышли на пересечение улиц Земской, Русской и Галерейной. Сфотографировались у фонтана, посвященного, как показалось "Вежливым людям" и по Галерейной улице прошли к морю. Ну а здесь, пройти мимо галереи никак не представлялось возможным. Вот он, желтого цвета особняк, украшенный фигурами. Минут двадцать отстояли в кассу и вот они, билетики. И в основную галерею и в так называемый "Дом сестры", где выставлялись картины самого Айвазовского, но не на морские темы, а на библейские, так же и другие маринисты, в том числе и современные. Так что лучше билеты брать и туда, и туда.
   Встретившее нас худенькое, хрупкое и полупрозрачное создание представилось нашим экскурсоводом ни много ни мало - Ольгой Александровной. Вся группа многозначительно покачала головами и сказала про себя - "Дааааа...." После чего, властным жестом тоненькой ручки, приказала следовать за собой. Когда она стала рассказывать, то создалась впечатление, что громкая речь дается ей с огромным трудом и она боится не только что-нибудь забыть, но и некоторое количество людей, смотрящих на нее, создает определенный дискомфорт, отчего вся группа стала понемногу теряться, присоединяясь на шару к другим группам, где опытные и матерые тетки ярко и образно рассказывали как о картинах художника, так и о деталях его биографии. Короче говоря, к завершению экскурсии, вокруг нашей Ольги Александровны стояло человек пять, либо самых преданных, либо самых ленивых и нелюбопытных. Одно из двух.
   Когда группа разошлась для самостоятельного осмотра, мы так же присоединились на некоторое время к нескольким другим группам, чтобы восполнить некоторый пробел в услышанном. После чего убыли в соседствующий с домом Айвазовского "Дом сестры" для продолжения осмотра, но уже в самостоятельном порядке. Здесь я так же, сознательно не описываю его картин. Почему? Ну во - первых, я не искусствовед, а во - вторых, это нужно видеть самому. Это море, которое как будто светится изнутри, эти лунные дорожки, которые словно настоящие следуют за тобой, когда ты специально проходишь вдоль картины... Еще раз повторюсь, это нужно увидеть самому, а всяких описаний и в интернете нарыть можно предостаточно.
   Не менее интересны и его картины на не совсем типичную для него тему библейских сюжетов. Да, может вызвать улыбку наличие некоторых армянских черт лица у апостола Петра, но мы конечно, простим это Гению, но вот изображение ходящего по водам Иисуса, как будто действительно светящегося изнутри и освещающего воду возле себя - это безусловно впечатляет. Так что, здесь даже думать не нужно, идите и смотрите. Жаль, конечно, что большая часть его картин хранится не в Феодосии, а в Русском музее, или в Третьяковке.
   После галереи побродили по набережной. Набережная, отдыхающие, пляжи, порт и железная дорога прямо у моря... Еще и железнодорожный вокзал. Где - то это я уже видел... Ах да, Туапсе. Разница лишь в том, что здесь железка уличному движению особо не мешает. Впечатление от набережной портит лишь местная речка-вонючка, вытекающая из туннеля в море недалеко от галереи. Запах канализации угадывается достаточно далеко от моря. Хорошо, что речку от пляжей отделяет волнорез, а течение направлено в сторону порта и все говно несет туда. А по другую сторону волнореза в мутной от прибоя, коричневой воде вовсю бултыхаются отдыхающие. Наверное самые ленивые. Я бы в жизни в такую воду не сунулся! Если смотреть с набережной, Феодосийский залив открывается довольно широкой дугой, практически до горизонта. По берегу видны различные постройки. Феодосия - город достаточно большой и посмотреть в нем есть что.
   На берегу ветрено. Ветер срывает с верхушек волн белые барашки и нагоняет волну на море. Набережная довольно длинная, там есть, где разгуляться. Тем не менее, нам нужно ехать. Следующим пунктом программы обозначена поездка в Новый Свет - уютный поселочек, на берегу Зеленой бухты, недалеко от Судака. Фильм "Три плюс два" смотрели? Вот это там и снималось. Сделали прощальный кружок по городу и выехали на трассу, где сделали небольшую остановку у монументального знака для традиционной фотосессии.
   Отъехав недалеко от города, повернули на Коктебель, проехав через своеобразные ворота на которых красовалась надпись "Страна Коктебель". Сам поселок, честно говоря - на мой взгляд, ни о чем. Но со времен Максимилиана Волошина, облюбован представителями трудовой богемы, с советских времен - хиппи и прочими мирными неформалами. А в нынешнее время, под патронатом Дмитрия Киселева, телеведущего канала "Россия", имеющего там небольшую дачку, поймал, что называется, свою "фишку", став крымской столицей джаза. И теперь джазовые фестивали различных форм и уровней там проходят постоянно. Несмотря на свою невзрачность, поселок окружен красивыми горами. Над ним с севера доминирует длинное, серое плато Узун - сырт, или гора Климентьева, в советское время бывшая Меккой отечественного планеризма, да и сейчас весьма популярное среди любителей безмоторного воздухоплавания. С востока небольшую бухту замыкает мыс Хамелеон, меняющий свой цвет в зависимости от дневной освещенности, а с запада - острый зуб Сююрю-Кая и дикое нагромождение скал Кара-Дага, потухшего вулкана юрского периода со своей знаменитой скалой "Золотые ворота". Так что там тоже можно тормознуться на некоторое время.
   Оставили Коктебель позади и въехали на настоящий горный серпантин Судакской трассы. Если хотите насладиться в полной мере красотами видов Южного Берега Крыма, то вам явно сюда. Но! Дорога Вам в таком случае, предстоит довольно сложная и, я бы даже сказал, рискованная и требующая определенных навыков вождения. Обилие закрытых поворотов, многие из которых на 180 градусов, затяжные подъемы и спуски, в целом не очень хорошее состояние дороги довольно сильно выматывают и водителя и пассажиров. Иногда, особо неподготовленные пассажиры норовят нарыгать между сиденьями. Исходя из сказанного, будьте внимательны.
   До Щебетовки и Веселого, дорога более - менее безопасная. Да, чувствуется, что едешь по трудной дороге, но терпимо. Трудность дороги с лихвой компенсируют чудесные виды, которых не встретишь более нигде, поэтому можно их запечатлеть, выбрав подходящий карман у отбойника. Чего стоит Скала - Носорог, нависающая справа, над дорогой и скальные "зубья" в ущелье с левой стороны. В карманах трассы почти повсеместно продают прекрасный, вкуснейший виноград, которого тоже не встретишь более нигде. И не дорого. Виноградники идут практически до Судака вдоль дороги. Хотите прикупить местного вина, не домашнего, а именно местного - "Солнечная долина", "Коктебель" и прочее - тоже нет проблем, возле дороги имеется несколько магазинчиков.
   Дорога стала гораздо положе. Вот, за кустами диких маслин показался среди виноградников хребет Сары-Кая, весьма похожий на спину стегозавра, помните, динозавр такой, с пластинами на спине? А за ним видны домики. Мы почти в Судаке. Нам - сюда. Путь в Новый Свет лежит через него. Понемногу втягиваемся в городок. Проезжаем невзрачный автовокзал и следуем по указателям по узким и кривым улочкам, заставленным машинами. Несмотря на то, что более - менее без проблем можно ехать только в один ряд, умудряются разъезжаться в два. Но все всё прекрасно понимают и друг к другу весьма толерантны. Мы петляем по улочкам и постепенно подъезжаем к мысу, на котором располагается главная достопримечательность Судака и его визитная карточка - Генуэзская крепость, ставшая в последнее время не только местом шараханий многочисленных туристов, но и местом проведения различных исторических реконструкций, типа рыцарских турниров, что тоже весьма занятно.
   Несколько довольно крутых поворотов и дорога выходит к подножию горы Сокол, вершины, безраздельно, вот уже пару десятков миллионов лет, господствующей над небольшой, но уютной долиной, в которой расположился поселок Новый Свет. У подножия горы дорога идет без сильных перепадов высоты, практически горизонтально, но вот с шириной и прямотой здесь явные проблемы. Дорожка становится узенькой, идет, извиваясь вдоль склона и с одной стороны, почти триста метров практически отвесной стены, с которой иногда летят камни, с другой - обрыв к морю и, в свою очередь, вниз лететь метров около ста. Бетонные зубцы отбойника торчат со стороны моря. Иногда эти зубцы сбиты, видно, кто - то редко, но пытался улететь вниз. В одном месте, у выступа скалы, дорожка становится и вовсе узенькой, на одну машину, но все рано, все как - то умудряются разъезжаться.
   Еще парочка поворотов и мы в поселке. Немного пропетляв, находим уже знакомую с прошлого года стоянку, на которую благополучно и заехали. Теперь - пешком вниз, сквозь рощу можжевельника высокого. Роща реликтовая. Примерно такую же рощу мы видели немного южнее, на самой крайней южной точке полуострова - мысе Сарыч. А вот и набережная. Маленькая, но довольно толково устроенная и уютная, она идет вдоль берега бухты. Кажется Зеленой. Три довольно закрытых бухты идут друг за другом - Синяя, между мысом Караул-Оба и мысом Капчик, там снимали в свое время фильм "Пираты ХХ века", Голубая - между мысом Капчик и горой Коба-Кая, в ней находится знаменитый "Грот Голицына" с одноименной тропой и Зеленая бухта, между горой Коба-Кая и горой Сокол, она же Новосветская бухта. В первые две можно дойти пешком по Голицынской тропе. При желании, конечно.
   В бухте - пляж. Песчаный. Дно мелкое, человеку среднего роста можно пройти метров тридцать и вода не поднимется выше плеч. По песчаному дну приятно ходить, а если посмотреть сквозь маску, то можно встретить довольно много раков - отшельников, бегающих по дну в поисках пропитания. Поскольку бухта мелкая, то вода в ней теплая. Защищенная от ветров со стороны берега, она не подвержена ветровому сгону воды. И, даже если в ней и бывает волнение, то оно сравнительно небольшое. Мы купаемся. Но вот один момент, здесь все же наверное играет роль привычка. На Южном берегу песчаных пляжей практически нет и, когда выходишь из воды, ничего не липнет к ногам. Здесь же - с точностью до наоборот. По дну ходить приятно, но вот по пляжу идти... Песок набивается везде, где можно. Ощущения самые противные. Но море компенсирует все. И вид вокруг неповторимый. Стоит ли поехать? Безусловно.
   Искупавшись и подкрепившись, благо мест, где можно это сделать здесь более, чем достаточно, собираемся домой. Та же дорога под скалой, но уже в другую сторону. В Судаке приходится немного потолкаться. На улице одностороннее движение, а у здания городской администрации висит светофор. Все по - нашему. На улицах и так не развернуться, так они еще и с двух сторон заставлены машинами. А светофор - это для полного счастья. Наконец выезжаем на трассу. До села Морское дорога еще более - менее нормальная. Но вот после и до самой Алушты начинается самая настоящая коррида. Серпантин вверх, серпантин вниз, дорожка узенькая, обилие поворотов и крутых участков. Особенно труден участок вблизи села Рыбачье, да и дорога в самом селе. Узенькая, заставленная машинами и справа и слева, идет вдоль моря. Пляж хорош. Широкий и длиной километра полтора. Но какая-то падла еще в украинские времена настроила коттеджей прямо на пляже. Яйца бы сволочи поотрывать.
   А вот и авария. Минивэн Опель и триппер в виде вторых Жигулей, неизвестного года выпуска, из местных. На дороге - пластик, Опель стоит с подранным боком, а у "двойки" побита морда. Печалька. Нам пока везет, проскакиваем это место и пылим в сторону Алушты. Малореченский маяк мигает где - то над нами, а впереди село Малореченское. Погранцы на горке несут свою суровую службу. В последнее время стали светить по округе своим прожектором, чего не было последних лет двадцать пять. Село побольше и более обустроенное, нежели Рыбачье, хотя и то, тоже немаленькое. Честно говоря, оно мне всегда нравилось больше, нежели остальные. Оно уютнее, что ли. Дорога просторнее, но вот какой-то олень на фургоне остановился для разгрузки, перегородив собой всю полосу. Чертыхнувшись, разъезжаемся и едем некоторое время в одиночестве, на встречной полосе к месту парковки подъезжает целая вереница из машин.
   Миновав Малореченское, снова некоторое время уходим вверх, а потом едем по более ровной дороге. После очередного поворота перед нами открывается Храм - маяк Святого Николая Мирликийского. Таких вы больше не встретите нигде. Храм уникален как и по месту, где он расположен, так и по своей архитектуре. У подножия - памятник погибшим на водах. Остановитесь и посетите. Единственная сложность - длящиеся уже довольно долго дорожные работы. Впереди село Солнечногорское. Или, как его называли наши греческие партнеры, Ксеропотамос. Попросту - Светлое место. Говорят, что здесь - самое большое число солнечных дней в году в Крыму. Справа от нас - Опунциевая горка, названная так в честь кактуса опунции, прекрасно на ней прижившегося и довольно сильно расплодившегося.
   Оставляем слева мыс Чобан-Куле, он же мыс Архиерейский, с остатками башни. На башне видны фигурки. Народ лазит. И будут лазить. На мысе Капчик в прошлом году видел даже плакат - "Восхождение на гору запрещено!" И что выдумаете? Восходят толпами! Лезут на самый верх, для того, чтобы сфотографироваться на фоне прекрасного вида на Голубую и Зеленую бухты. Вольнолюбив наш народ. Его всякими порожняковыми запретами не возьмешь! После того, как миновали мыс, снова уходим в серпантины. Дорога будет снова петлять и извиваться, до самой Алушты. К слову, после того, как в прошлом году улетел в обрыв пассажирский автобус и были погибшие, за дорогу вроде бы взялись. Кое - где сделали новое покрытие, что учитывая сложность трассы, уже хорошо, вместо фрагментов старого, бетонного отбойника, на всем протяжении сделали новый, металлический, а на особо опасных поворотах - даже двойной. Поэтому, еще раз повторю - если хотите насладиться прекрасными видами и при этом не особо боитесь трудностей в дороге и обладаете достаточными навыками вождения по горным дорогам, то езжайте смело, не пожалеете.
   Километрах в трех от города - снова дорожные работы. Пускают по светофору. Как и в прошлом году. За год мало, что продвинулось. Государство уже другое, партии другие, но рожи в горисполкоме те же. Был в Партии регионов, стал Единороссом, был в Блоке Тимошенко, стал ЛДПР и так далее. Перекрасились все. Очень быстро. Пересажать бы сволочей, глядишь и активнее бы все зашевелились. Нам зеленый, едем без остановки. Сигналим у знака "Начало населенного пункта" и вкатываемся в город. По сравнению с Феодосией и Судаком в Алуште изобилие высотных, девяти, двенадцати и четырнадцатиэтажных домов. Кто - то может быть, улыбнется, нифига себе высотки! Однако же - таки да! Высокая сейсмичность, до восьми - девяти баллов, между прочим, касаемо Южного берега! Московские двадцатипятиэтажные коробки поскладываютя, как карточные домики при гораздо более слабых толчках. Поэтому выше нельзя. Каменные джунгли. Такие родные. Едем через город и, слегка покачиваясь, выходим из машины, припарковавшись возле дома. В салоне раздались аплодисменты пилоту. Все, приехали!

*****

   Знакомые сказали, что МЧС им прислало предупреждения о грозе и сильном ветре, а потом, в Белогорском районе разразилась гроза с градом. Побило, вроде как говорят, кроме всего прочего и машины. А нам пофигу, мы "за стеночкой", над горами целый день небольшие кучево-дождевые тучки летали и не более того. Все так и пронесло. Мимо, как обычно. Вечером - снова на небе ни одного облачка, Днем в городе заливаются цикады, по вечерам орут сверчки. Очень даже романтично. Особенно, если сидишь где - нибудь в тихом кабачке с видом на вечернее море и огромную Лунищу, вылезающую прямо из воды и пускающую по направлению к тебе дорожку по водной глади. Лепота... Единственное неудобство - духота стояла такая, словно мы снова оказались на Черноморском побережье Кавказа. Сразу вспомнился Туапсинский район, поселок Ольгинка. Там тоже по вечерам было не продохнуть. Мокрые, после стирки вещи, сохнут полдня. Здесь же - если вывесить на Солнце, то через полчаса можно снимать уже сухие.
   Назавтра запланировано кульминационное мероприятие всего отпуска - выезд на Тарханкутский полуостров и сакские грязи. Пока нам с погодой везет. Посмотрим, как все сложится. Утро следующего дня выдалось довольно свежим, набежавшие небольшие тучки не давали Дневному светилу разгуляться на полную катушку. Так что, было даже хорошо. Теперь главное, чтобы и на месте тоже было хорошо, море не штормило и нас не замочило дождем и не побило градом.
   Выехали утром на Симферополь. В Алуште воздух неподвижен и слегка душновато. Но, поскольку еще довольно рано, то машин на трассе немного и мы резво несемся в направлении островной столицы. Побоявшись, что в районе аэропорта попадем в пробку, свернули с Объездной на Московскую трассу и поехали через Гвардейское. В районе аэропорта сейчас вообще полная задница с движением. Масштабные дорожные работы создают некоторые трудности, пусть и временного характера но нам от этого не легче. А через Гвардейское - пусть и небольшой крюк, но зато без остановок и затыков. И, по нормальной дороге, мы понеслись на север. В направлении Красноперекопска, не доезжая до которого, мы должны уйти в сторону другого районного центра - Раздольного.
   Недалеко от Красноперекопска увидели наш поворот. Свернули на Раздольное, по дороге купили у татарки дынь и арбузов. Жена стала задавать вопросы о регионе - производителе, пришлось выразить ей свое неудовольствие. Татарка нам сказала, что страна - производитель Красноперекопский район, что то и другое, просто "суперское", а если "суперским" не будет, то она тут стоит уже давно и стоять будет еще долго, поэтому все претензии рассматриваются, хотя за качество она ручается. Как в рекламе, помните - "Найдете дешевле, мы вернем Вам деньги!" Хотелось бы на ее изображение поглядеть, в случае, если вернуться придется. От дынь и впрямь, запах в салоне пошел неповторимый. Посмотрим, как со всем остальным.
   От Раздольного повернули в сторону села Портовое на Лебяжьи острова. Прямая дорога проходит сквозь заросли деревьев дикой оливы, которая иногда в Крыму растет словно сорняк. Ветки на них просто усыпаны мелкими плодами. Вот почему бы в Крыму не культивировать оливки? Все ведь для этого есть - и Солнце и климат подходящий. А вот и Портовое. Дальше дороги нет. Эдакая дорога в один конец. В Портовом - длинный и широкий пляж из белого песка, который при ближайшем рассмотрении представляет собой скопище осколков раковин и мелких ракушек. Наш пес изрядно повеселил публику, сиганув почти с метровой высоты со своего рода волнолома, наваленного из ракушечниковых глыб, недалеко от местного пляжа. А вот с тем, чтобы залезть обратно, у собачки возникли определенные трудности. В промежутках между камнями - куча оторванной штормами травы, а у берега из нее целый вал. А волны захлестывают и пес уже здорово нахлебался воды. Пришлось взять на себя роль спасателя и вытаскивать мелкого хищника из воды за шкирку.
   В море вдали видны два низменных острова, заросшие камышом, едва видимые на фоне воды. На наш вопрос о том, где найти собственно Лебяжьи острова, местный абориген, ткнув пальцем в острова сказал, что вот они, а за мысом еще два острова у самого берега. А почему птиц не видно, ответил, что сейчас для птиц - лебедей и не только, не сезон и их на островах мало. А вот когда сезон, тогда они орут так, что даже спать мешают.

*****

   На горизонте начинает темнеть и где-то там, среди этой темноты периодически видны вспышки. Снова от Портового возвращаемся в Раздольное сквозь, как мы ее назвали между собой "Оливковую аллею" и едем на Бакальскую косу. От Лебяжьих островов сравнительно недалеко, примерно минут тридцать пути. Ориентир - село Стерегущее. Вот, собственно, и оно. Село, как село, граничащее с зоной отдыха. Все "заточено" под отдыхающих. Объявлений об имеющихся свободных номерах и сдачи жилья, что называется выше крыши. Нам несколько дальше на север. На подъезде к косе асфальтовая дорога заканчивается и начинается вполне приличная широкая грунтовка. Шлепать по ней можно километров восемьдесят в час. Можно и больше, но это только в том случае, если не жалко подвеску. На карте еще имелось Бакальское озеро, у самого основания косы. Где же туда дорога? Подъезд к Бакальскому озеру есть, мы его обнаружили, но дорога перерыта, видно, чтобы не ездили кто попало и не травмировали хрупкую крымскую природу.
   Выехали на саму косу. Много народу. Машины и палатки. На косе с одной стороны шторм, с другой наоборот, сильный ветер отгоняет волны. И там практически штиль. Между штормом и штилем расстояние метров в сто. Вот только сильный ветер с другой стороны залива, несущий с собой пыль и песок, который через некоторое время начинает противно скрипеть на зубах и набиваться в обувь, создавая определенные неудобства. Дошли до конца косы, невзирая на заграждение и предупреждающую надпись об опасной зоне и запрещении прохода с проездом. Вот оно, место, где встречаются волны. Видно периодически обнажающееся между волнами мелководье, где коса намывается. Нашему человеку видно, пофигу все запрещающие надписи, приехало еще несколько машин и народ первым делом ломится на конец косы, с фотоаппаратами и телефонами, совершенно не обращая внимание на предупреждения. В той стороне, куда нам предстоит ехать, стоит уже темно-серая мгла и непрерывно сверкает. А над заливом в облаках образовалась дыра, практически правильной квадратной формы. Нам в ближайшей перспективе - туда, навстречу грозе. Мы мечтали о дожде после трех недель одуряющей жары.
   Сбылась мечта идиота о свежести и прохладе - недалеко от Межводного въехали под грозу. Сверкает везде, грохот стоит - все вздрагивает даже в подскакивающей на ухабах машине. Поливает так, что дворники не справляются. Хотели посмотреть на лиман и соленое озеро. Но вокруг стояла такая завеса из ливня, что ничего толком так и не увидели. В Черноморском позвонил другу и однокашнику по Училищу Диме, который с недавних пор там командует частью. Первая Димкина фраза после принятия вызова от меня - "Ну нифига себе!" Договорились встретиться, ищем нужный адрес. Нашли, Матерый контрактник, дежуривший на КПП, спросил, к командиру ли мы, после чего открыл ворота и пояснил, куда ехать. Дима вышел нас встречать на крыльцо штаба. Идем к нему и пьем чай в кабинете командира части. Где - то я уже подобную обстановку в помещении уже встречал. Ах да! Точно! Когда сам служил! В кабинетах командиров частей есть что-то общее. Поговорили немного за жизнь. Однако Димино служебное время еще не закончилось. Решили ему не мешать. Договорились, что сейчас уедем в Оленевку и, если не приедут наши кумовья, приедем к нему ночевать.
   Уехали в Оленевку. Небо как - то не очень здорово хмурится. Повернули на грунтовку по указателю на Джангуль и Большой Кастель. Ехать пришлось около семи километров по грунтовке. Дорога уперлась в довольно большой распадок. В распадке стоит база отдыха и от нее уходит в вправо в гору довольно крутая дорога. Повернули туда и, преодолев довольно крутой подъем, доехали до Большого Кастеля. Балка Большой Кастель. Красотища! Есть еще и Малый Кастель, но это уже цель нашей будущей экспедиции на Тарханкут. Вид поистине впечатляющий. Если стоять к морю лицом, то справа будет Кастель, а слева вдалеке будет проглядывать нагромождение скал Джангуля, или Джангульского оползневого побережья.
   Мы может быть, доехали бы и до малого Кастеля, но на нас темно-серой грохочущей мглой наступает непогода. Необходимо сматываться. И побыстрее. У Большого Кастеля, пока разворачивался, оставил оба задних брызговика и стоп - сигналы. Оборвал. Теперь стопы горят только справа и на спойлере. Навстречу нам по бездорожью пробирался к Большому Кастелю одинокий Ленд Крузер с питерскими номерами. Сначала один, а потом, на почтительном расстоянии - другой. Снова крутой спуск к базе отдыха, дождик уже начинает прикапывать и машина немного елозит по мокрой глине на дороге. Хорошо, что проходимость у Патриота на довольно высоком уровне. Проверено крутым бездорожьем на практике.
   На нас налетела вторая серия грозы. Решили сматываться пока не поздно на трассу. Все черно, на нас обрушиваются просто потоки воды. Сверкает и грохочет вокруг непрерывно. Потоки воды льются и сверху и по дороге. Машина иногда просто куда-то плывет. И это несмотря на более, чем две тонны веса. Глинистый грунт довольно скользкий, спасают только камни. За них колеса и цепляются. Время хода до трассы показалось вечностью. В голову лезут дурацкие мысли, вроде - "... Интересно, а что будет, если молния в машину пизданет?..." Был ли страх? Скорее всего - нет. Страх - это когда сидишь беспомощный и сделать ничего не можешь, а здесь - техника едет и что делать - тоже ясно. Съебываться, да побыстрее! Тем более, что пару раз молния долбила в землю недалеко от нас, вызвав восторженный возглас трех дураков - "Ух ты!". Интересно, как там те два Крузера, которые нам попались по дороге на Большой Кастель?
   Ну наконец - то! Вот он, долгожданный выезд на дорогу и, через некоторое время, въезд в Оленевку. Начертив на асфальте две жирных полосы из глины, выходим на асфальт. Дождь утихает, но все равно пока идет, основная гроза ушла в море, в сторону украинской территории. Доехали до маяка и, не задерживаясь на Большом Атлеше, едем сразу на Малый, на котором еще не были. На разведку. На Малом фотографируемся на фоне Чаши любви и скалы с гротом. Чаша любви мутная от дождевой воды, словно обычная лужа. Гроза разогнала машины отдыхающего люда и мы катим практически в гордом одиночестве. Разведка выполнена. Снова созваниваемся с Димычем, он уже освободился от службы, разворачиваемся и едем в Черноморское.
   Вечер в Черноморском был хорош. Прошедший дождь освежил воздух и не так жарко. Съездили в магазин, немного прикупили всего, необходимого для ужина. Получились в итоге, чудные посиделки с коньяком "Коктебель" вприкуску. За разговорами бутылка ушла незаметно. Когда есть, о чем поговорить и что вспомнить, время убегает быстро. В половину второго ночи расползлись спать. С утра, самочувствие нормальное, даже и не скажешь, что сиживали за коньячком, нам предстоит прогулка вдоль берега. Дима решил с утра немного "задвинуть" на службу - "Я командир части, или нет?" и проводит экскурсию. Солнечно и тепло, но сильный ветер с моря. Шторм. Волны тяжело ворочаются немного внизу и красиво разбиваются о глыбы. Сделали некоторое количество вполне приличных фотографий. Отвозим командира в часть. Тепло прощаемся и договариваемся не теряться. Будучи майором запаса, ненадолго поместился в шкуру командирского водилы. Занятно.
   Встретились наконец, с кумовьями. Они рано утром выехали из Симферополя и прошлепали через Евпаторию. Женщины скупили к ужину на берегу моря половину близлежащего супермаркета. Багажник забит почти до верху разной ерундой, но в холодильнике перекатывается пара бутылок пива. Это главное и греет душу. Снова едем на Оленевку и к уже знакомому повороту. Кумовья согласны ехать за нами, несмотря на то, что у них не внедорожник, а потертый временем Форд С-Макс. Разногласий по поводу маршрута нет. Это уже хорошо. Честно говоря, хуже некуда, когда едешь с кем - то, и эти кто - то потом начинают ныть и фыркать. В такие моменты в голову приходят мысли об убийстве двух и более лиц. И настроение портится безвозвратно.
   Дорога уже просохла, но иногда еще встречаются лужи. Несмотря на ветер даже жарко. Выехали на Джангуль. Сказать, что здесь красиво - значит не сказать ничего. Полоса гигантского оползня шириной километров в пять. Если допустим, тот же Атлеш - это отвесные обрывы, высотой метров под сорок, что хоть и красиво, но несколько однообразно, то здесь в результате какого - то потрясения, или катаклизма, часть обрыва откололась и сползла в море, образовав причудливые гребни, нагромождения громадных глыб на берегу и скалы - островки в море, которое волновалось и тяжело ворочалось где - то там, далеко внизу. Едем вдоль побережья, периодически останавливаясь и фотографируясь в наиболее интересных местах. И опять же, если Атлеш изъезжен машинами вдоль и поперек, то Джангуль расположен несколько на отшибе, народу там сравнительно немного, создается ощущение спокойствия и безмятежности. И тишина, нарушаемая лишь шумом ветра в ушах и моря где-то внизу. Чем пользуются любители йоги и медитации. Одного такого любителя мы созерцали лично, он сидел на скале в позе лотоса, а у его ног море неторопливо перекатывалось через огромную глыбу, почти полностью погруженную в темную воду. Недалеко от него вспугнули лису. Ярко - рыжий мелкий хищник семейства псовых метнулся по протоптанной немногочисленными туристами тропинке и скрылся среди нагромождения камней.
   По побережью доехали до мыса Прибойный, по пути объехав газокомпрессорную станцию и довольно красивую бухту с гротами. На Прибойном сделали небольшую фотосессию под девизом - "Западнее нас сейчас в Крыму нет никого". Посетили остатки, как нам показалось, старого маяка. Хотя потом старый морской волк, который нам проводил прогулку на катере вдоль Малого Атлеша пояснил, что это не маяк, а какой - то знак, используемый для навигации. Оползень закончился и белые скалы сменились отвесными, красноватыми. Низкий мыс, полого ступеньками сходящий к воде. Мыс Прибойный это крайняя западная точка Крыма. Мыс Тарханкут, вместе со своим маяком, прекрасно просматривающийся с этого места, на другой стороне бухты, все же находится немного восточнее. Счет идет всего на пару сотен метров, но тем не менее. На выходе из бухты видны нагромождения чего - то техногенного. Это остатки сухогруза, кажется назывался он "Сириус", который сел здесь на мель в начале двухтысячных.
   По бездорожью отмахав более 25 километров, если верить счетчику на спидометре, возвращаемся в Оленевку. Теперь было бы нелишним найти приют на ночь. Поиск места ночлега обернулся неожиданными трудностями. Узнают, что на сутки, сразу "Мест нет!", или начинают городить какую - то чушь, что сейчас нас нет дома, перезвоните позднее. Ждите оргазма, короче говоря. Пидоры! И так народу нет, им что, деньги не нужны? Ну не хотите и не надо! Но все же нашли, мужик на улице подсказал адресок. И у него тоже номера имелись, но мы остановились там, где он подсказал, неподалеку от него. Хозяйку зовут Виктория, она излучает сплошной оптимизм и похоже, не носит ничего, кроме купальника. У нее целый постоялый двор. Застолбили за собой два номера. Одну машину загнали за ворота, а сами на нашей поехали на море. Остановились почти на том же месте, что и в прошлом году. На берегу много выброшенных штормом водорослей, создающих неповторимый запах.
   Сильный ветер с моря. Ставим палатку, иногда при сильных порывах, ловя ее вчетвером. Чтобы ее не сильно дергало, переставляю машину так, чтобы Патриот закрывал ее "своим телом". Всем приятно посидеть внутри, если нужно, то переодеться, ну а я хоть вспомню, как она раскладывается и складывается, да и выглядит вообще. Делаем шашлык. Кумовья привезли какой - то, сооруженный по армянскому рецепту с весьма вкусным соусом в придачу. Ветер лишь раздувает жар в мангале, поэтому все получается быстро. Хоть какая-то польза от него. Устраиваем небольшой пикник с видом на море. После чего идем купаться всем кагалом, включая собаку. Пес лезет в воду первым, пытаясь хватать брызги зубами. Постепенно темнеет и ветер стихает. Пока еще что - то видно, снимаем палатку, но вот как ее упаковывать, забыл напрочь. Посмотрев некоторое время, как мы с ней мудохаемся и вдоволь наулыбавшись про себя, нам на помощь приходит мой сын и в две минуты мы ее сворачиваем, под смех остальных участников.
   Стемнело. Смотрим на ночную Оленевку и ее огоньки, отражающиеся в воде бухты. Делаю пару кадров, как немного ранее в Небуге. Что - то даже получилось. Посмотрим потом на большом экране. Сын ложится на расстеленный спальный мешок и смотрит на небо в поисках метеоров. Небо очень яркое и глубокое. Замечает несколько штук. Остатки былой роскоши от потока под названием Персеиды, максимум которого был как раз в середине августа. В Москве такого нет, там вообще, не небо, а хрен пойми, что. Видна даже полоса Млечного пути, пусть не так ярко, как в книжках пишут, но вполне отчетливо. Видеть его четче мешают огни поселка.
   На приемнике, который мной называется просто - "Мой боевой пиздунок", удается поймать "Крым FM" - единственное, что в этих местах удалось выловить из эфира и теперь завывания Григория Лепса создают нам дополнительный уют, а заодно слушаем последние новости, касающиеся стройки Керченского моста. Запускаем салют из восемнадцати залпов, который возили в машине около полугода, в честь дня рождения сына. Немного с опозданием, примерно дней на двадцать - но ничего, над морем это выглядело весьма эффектно. Словно в ответ на наш салют, неподалеку от нас в небо взлетели две сигнальные ракеты. В свете фар сворачиваем остатки лагеря и возвращаемся в поселок на ночлег. Собираемся на "вечернее пиво", после чего усталые пилоты уходят спать и переваривать накопленные за день впечатления, а женская часть еще сидит на улице, беседуя о своем, о женском. Завтра тоже предстоит насыщенный день.

*****

   Насыщаться событиями день начал с самого своего начала. Утром разбудил пес. Прогулка видите ли, ему нужна. Пока собирался его прогуливать, он напустил лужу мне на кровать, после чего спрятался с умным видом под кровать жены. Пришлось его оттуда доставать простым, дедовским способом - за шкирку и надавать тапком по заднице. Затем он попробовал напустить лужу на пороге номера, пришлось как следует дернуть за поводок, чтобы он свои дела сделал где нужно - под ближайшим кустом. Пока суть да дело, из дому вышла хозяйка, пройтись с утра на море, пока не жарко. Прошлись с ней до ближайшего перекрестка, беседуя о Крыме, туристическом сезоне и курортном хозяйстве.
   Позавтракали, сдали номера, тепло попрощались с Викторией, уже вернувшейся с моря, предварительно взяв у нее телефонный номер на ближайшее будущее. Скажем, на следующий год. На улице встретили женщину, к которой так же обращались за помощью. Она нам пожелала ангела - хранителя в помощь. Спасибо! Уж он - то нам точно не помешает, учитывая нашу тягу к перемещениям по бездорожью и в условиях грозы. Еще раз проехались вдоль Большого Атлеша, периодически останавливаясь для того, чтобы наши друзья могли полюбоваться открывающимися видами. В кемпинге с церковкой договорились насчет прогулки на катере вдоль Малого Атлеша.
   Бывалый морской волк пояснил нам, для чего над водой под Большой Аркой Атлеша в виде паутины натянуты веревки. Оказывается, для катера под Аркой слишком мало места, чтобы его завести своим ходом. Вот так, по паучьи и ползают, чтобы вывести его на простор. После чего лично вывел по ним катер на большую воду, показав, как это делается. Так же пояснил, что за будки прилепились к стене обрыва - с них наблюдают за появлением косяков кефали, что бы ее окружить и загнать на сети, расположенные тут же. Насчет штормов он сказал, что шторма в этих местах жестокие - море возле обрывов глубокое и брызги от волн бывает, долетают аж до церквушки. А до нее по высоте метров около двадцати. Поэтому немудрено, что в обрывах такое количество гротов и прочих выемок. Мы прошли вдоль обрывов Малого Атлеша. Они хоть и не такие высокие, как Большой, но там тоже есть на что посмотреть и, если Вас природа не обделила фантазией, узреть в очертаниях некоторых скал, причудливо обработанных морем, какие - то фигуры и лица.
   Кроме фигур, Малый Атлеш изобилует гротами, в одни из которых можно зайти только из воды, в другие есть спуск по карнизам, имеющимся на стене обрыва. Во многих из них расположились отдыхающие. Не могу сказать, насколько это хорошо, грот все же, помещение сырое, да и отходы жизнедеятельности куда девать? Ну, по маленькому - в общем понятно, можно отплыть подальше и... Но можно и не отплывать. А, пардон, по большому если прижмет? Ну хорошо, давайте не будем здесь о фекалиях. Будем ближе к природе и прекрасному. В чистой и прозрачной воде много медуз-корнеротов. Такой зонтик, диаметром сантиметров в тридцать, за которым тянется пучок довольно толстых щупалец. Здесь они довольно мелкие. В Азовском море доводилось видеть корнеротов точно, почти полуметрового диаметра. В августе они всегда приходят сюда, образуя довольно большие скопления. Прикосновение к щупальцам напоминает ожог крапивой. В прошлом году, плавая в Оленевке, не заметил медузу в воде на светлом фоне дна и влез в щупальца всей пятерней. Неприятно, но не смертельно абсолютно. Сама медуза выглядит страшнее.
   Гвоздь программы - туннель под скалой. Причем в него сверху еще и ведет вертикальный колодец, в который, говорят, не так давно уехала машина. Кое - как ее потом достали, еще немного и прошла бы насквозь, но застряла почти на выходе. Кстати о летающих. Наш морской волк поведал нам, что ежегодно несколько машин и человек, улетает с обрыва вниз. Пытаются подъехать или подойти поближе - под ними обрушивается козырек, каких множество на обрывах и - привет. Судя по всему, небольшой памятник одному из таких стоит над одним из обрывов.
   Еще одной достопримечательностью Малого Атлеша является так называемая Ванна Любви - почти круглое образование, выбитое штормами, глубиной около трех метров. Бытует мнение, что если влюбленные, взявшись за руки, туда прыгнут, то семейное счастье, долгая семейная жизнь и смерть в один день им гарантирована. Да, вполне может быть, учитывая то количество народа, которое через нее проходит втечение дня. Сообщение с морем у нее есть, на некоторой глубине располагается дыра в перемычке, но риск подцепить что - нибудь хроническое тоже есть, поэтому финал себе можно обеспечить.
   Мы вернулись обратно на скорости, довольные и все в брызгах, включая собаку. Как только катер стал закладывать виражи и прыгать по волнам, пес начал гавкать не переставая. На катере он еще в жизни своей не катался, поэтому видно, находился в состоянии стресса. Хотя песик наш не из пугливых. Старый морской волк был неподражаем и харизматичен, но пришло время прощаться и с ним. Пес под влиянием впечатлений стал срать прямо на лестнице, ведущей сверху вниз, к катерам. Снова пришлось за ним убирать, скинув гуано в расщелину на скале. Природное - в природу! Выбрались наверх, к машинам. Теперь нам предстоит ехать по бездорожью дальше, до Окуневки и Штормового.
   Если ехать вдоль берега дальше, что мы благополучно и сделали, то обрывы, высотой метров до пяти, будут тянуться еще довольно долго, пока возле одного из рыбацких поселков, или может быть, очередной полузаброшенной базы отдыха, не перейдут в довольно крутые, красноватые склоны. Грунтовая дорога через некоторое время встретится с асфальтовой, по качеству не намного превосходящую грунтовую. И тоже пойдет невдалеке от берега. С дороги будет виден узкий и длинный клин озера Донузлав, глубоко врезающегося в сушу. Идеальное место для подводных лодок. Так и было в советское время. По узкой косе, соединяющей озеро с морем проезда нет, несмотря на наличие дороги, во всяком случае, если верить карте. Военный объект, за который отвечает Черноморский флот.
   Мы едем на север, огибая озеро. А вот и мост, проходящий через узкую его северную часть. Озеро достаточно глубокое. У перемычки глубиной метров до двадцати. Довольно сильно смахивает на фьорд. Объехав озеро, поворачиваем на Новоозерное. Это гарнизон. Вроде как моряков - подводников. Довольно большое количество пятиэтажек посреди выжженной Солнцем степи, резко контрастирует с маленькими одноэтажными поселочками в ближайших окрестностях. Дорогу к Новоозерному сделали неплохую. Новый, гладкий асфальт приятно удивил, особенно если вспомнить те кренделя, которые мы выписывали по остаткам еще наверное советского асфальта здесь, в прошлом году. Теперь смело шпарим под сотню. Видно какие - то планы насчет этого места у Руководства страны имеются. В поле своими лопастями машут ветряки, вырабатывая экологически чистую энергию. Мирновская ВЭС - вот так! Не могу сказать насчет рентабельности этой затеи, но ветров в этих местах много, причем довольно сильных.
   Наша цель в настоящий момент - село Штормовое и озеро Ойбурское. Видно уже его округлое зеркало. Наконец - то увидели знакомый поворот. Нам предстоят спа-процедуры, причем совершенно бесплатные. Сильный ветер с берега словно дает обоснование названию здешнего места. Штормовое. Ойбурское озеро от моря отделено неширокой песчаной перемычкой, метров в сто, а само тоже разделено еще одной перемычкой на две части - маленькую, с черной грязью и большую с голубой глиной и соленой рапой.
   Сперва идем по соляной корке перемычки между озерами к половине с черной грязью. Перемазались, как поросята. Грязь имеет свой неповторимый запах, чем - то напоминающий запах выброшенных на берег водорослей, но не совсем его. Это уникальный запах, который ни с чем перепутать нельзя. В малой части соляной раствор настолько концентрирован, что вода, или рапа, как ее еще называют, наощупь даже почти маслянистая, а сама соль выпадает из раствора в виде осадка у берега и в виде слоя довольно крупных кристаллов на глубине примерно по щиколотку. Может показаться, что идешь по грязи, смешанной с гравием. Только гравий тот - соляной. Если брать грязь у самого берега, то в ней много мелких соляных кристаллов - своего рода скраб для тела, если же не полениться и зайти подальше, то грязюка будет мягкая и маслянистая, как солидол. Единственные обитатели этих мест - особые водоросли, которые могут существовать в таких жутких условиях. В августе они начинают цвести, придавая воде и соляной корке у берега розовый цвет. Поэтому все соляные озера Крыма к августу становятся розовыми. Красиво и не обычно.
   Дождались, пока грязь подсохнет, стягивая кожу, затем еле отмылись розовой рапой - не хотел перенасыщенный соляной раствор смывать соленую же грязь и перешли от лечебных процедур к процедурам косметическим в соседнюю часть озера. Мазаться грязью в одном озере и отмываться в другом не нужно, Отмываться либо там же, либо в море, до которого метров сто, чтобы не навредить самому озеру. Это нам в прошлом году объяснили знающие местные жители. Однако тупые, которых к сожалению, довольно много, делают с точностью до наоборот. Вот, идет олень, или овца, перемазанная с ног до головы в грязи и норовит побыстрее залезть в озеро с голубой глиной. Что тут поделаешь... Дебилы, блядь, они... Как говорит наш несравненный министр иностранных дел. Рапа большого озера не настолько концентрирована, как в малом, однако буквально выталкивает из себя. Ты плаваешь в такой позе и таким способом, которых не добиться ни в морской воде ни в пресной.
   Единственное - нужно беречь глаза, если не хотите как минимум неприятных ощущений при попадании соляного раствора туда. Если хочешь, то после лечебных процедур, можно перейти к косметическим. Голубая глина - вот она, довольно твердая, прямо под ногами. Зачерпывай и мажься, тоже, хоть с головы до пят. Один дурак при нас намазал глиной голову, вместе с волосами, сделав себе почти хоккейный шлем. Не знаю, что он хотел достичь. Либо шапку волос, либо мозга побольше. А если и не побольше, то чтобы хоть что-нибудь из перечисленного отросло немного. Мозгов например. Но, глина, смешалась с теми волосами, которые у него были. В итоге получилась армированная грязь. Как же он извращался, чтобы отмыть ее со своей бестолковки... Душа и взгляд веселились до упаду!
   Вдоволь наплававшись самыми извращенными способами, и в самых изысканных позах, идем отмываться от соляной корки в море. Прекрасный песчаный пляж. Песок - не что иное, как мельчайшие осколки раковин морских моллюсков. Встречаются и вполне целые створки. Можно набрать для аквариума. Море мелкое, можно отойти метров на тридцать от берега и человеку среднего роста будет по подбородок. Заплываем метров на сто. Нас начинает сносить вдоль берега течением. Нет, это не дело и приходится все время загребать вправо.
   Наплававшись, возвращаемся к машинам и, пока все собираются, успеваю сделать несколько прекрасных снимков закатной панорамы озера, как и в прошлом году. Закаты очень красивые, видно, благодаря преобладающим здесь ветрам, облака выделывают на небе самые изысканные узоры. В прошлом году они изобразили нечто похожее на глаз с ресницами, в центре которого на месте зрачка помещалось наше дневное светило, а в этом году получилась довольно оригинальная композиция из облаков с похожими друг на друга силуэтами.
   Через Евпаторию и Саки едем на Симферополь. Дорога оставляет желать лучшего. В самих Саках сделали дорогу, ехать по которой одно удовольствие, но затем удовольствие заканчивается и вновь едем по такой же убитой, как и в прошлом году. В прошлом году добавили крови на нашей машине, сбив трех летучих мышей. Интересно, добавим ли в этом? Нет, не добавили. Недалеко от Симферополя ныряем в туннель под взлетной полосой аэропорта, а вот и он, сияет огоньками стройки нового огромного аэровокзального комплекса. Мы прощаемся на площадке у гипермаркета и уходим на объездную дорогу, а наши друзья едут домой. Они довольны как слоны, прошедшим днем. То же самое испытываем и мы.
   Перед нами в небе снова сверкает. Но основное светопреставление судя по всему проходит несколько восточнее. В горах начинает моросить дождик. Такое впечатление, что грозу мы тянем за собой. От Межводного, через весь Тарханкут и до Алушты. Дома говорим о той грозе, которая нас накрыла на Тарханкуте и дожде в горах. На что получаем традиционный, южнобережный ответ отгородившихся от всего остального Крыма стеной Главной гряды - "Что, гроза? Не... не видели..." Однако ночью дождик немного усилился. Но гвоздь программы последних дней, нас ждал немного впереди. А все остальное - это сущие мелочи. Не стоит это нашего внимания.

*****

   Утро началось с приключений. Захлопнул ключи от машины в салоне. Сначала хотел просто разбить стекло, потом раздумал, пришел домой и в интернете нашел телефоны чуваков, которые промышляют вскрытием автомобильных дверных замков. Через полтора часа чуваки приехали и в течение десяти минут машину открыли. Все гениальное - просто. Сначала чуть ли не обувной ложкой немного отжали верх двери, затем в образовавшуюся щелку просунули надувную подушечку, вроде тех, которые подкладывают под голову в походных условиях, накачали обычной "грушей", а затем крючком из жесткой проволоки поддели кнопку и готово! И все цело - и дверь, и сигналка, и замок. Пока открывали - весь взмок, хотя особо ничего не делал, люди работали, а я смотрел. Утром было очень душно, почти как на Кавказском побережье. Еще дома, из окна, наблюдал большие кучевые облака, которые заходили со стороны Судака по побережью. Облака интенсивно клубились, причем нижний их ярус летел в совершенно другую сторону, нежели верхний.
   Съездили по делам, после чего я решил ехать на мойку, приводить в человеческий вид любимое авто после содержательной поездки на Тарханкут. Воздух был совершенно неподвижен и душен. Что-то будет. Приехал на мойку и, подождав минут двадцать, загнал машину в бокс. Заказал всеобъемлющую уборку. Когда прогуливался возле мойки, периодически поглядывая, как идут дела, мне посигналили из белого кроссовера Хендэ, стоявшего у тротуара. О, мой училищный однокашник Саня. Сел к нему, поговорили за жизнь в Крыму, за расклад политических сил и наших общих знакомых, которых немало, попутно промотнулись по Сашкиным делам. "Ох, епт!" - сказал Саня, глядя в зеркало заднего вида. В лобовое на светило Солнце, но сзади над нами нависала графитно - серая громадная туча, периодически подсвечиваемая вспышками молний. "Нужно сматываться в гараж" - сказал Саня, - "В Ялте и Белогорске машины в грозу градом побило!" Мы попрощались и я, стоя у моечного бокса, стал наблюдать за тучей, которая неумолимо надвигалась на город, периодически сверкая в разных местах. Гром из глухого ворчания уже переходил в довольно ясные и громкие раскаты.
   Вот уже не стало видно окрестных гор, а на их месте воцарилась сине - черно - серая мгла. Молнии самых различных форм и размеров стали сверкать все чаще, долбя то в море, то по склонам. Раскаты грома усиливались, отражаясь эхом от склонов гор. Уже за тучами скрылось Солнце. Побежали по домам самые сообразительные отдыхающие. Полетела первая водяная пыль, еще даже не капли. К окраинам города стала подбираться серая пелена, периодически прочерчиваемая молниями, постепенно скрывавшая под собой дома и все, что находилось возле них. Полетели первые крупные капли. "Началось, блляяя..." - с оттенком восторга прокомментировал увиденное парень, мывший мою машину.
   Промежутки между вспышками молний и раскатами грома становились все меньше. Приличного размера разряд, такой, как показывают в научно - популярных фильмах, ударил в фонарный столб на склоне стоящей напротив горки. И, через пару секунд гром!
   К слову об алуштинском громе. Мне доводилось видеть грозу в разных местах. Редкая мурманская северная гроза - это низкая облачность, дождь - нечто среднее между моросящим и нормальным, традиционные молнии и гром, по звуку напоминающий удары ногой по пустому мусорному баку. Вообще, гроза на Севере - явление примечательное только в силу своей достаточной редкости, ну может быть, еще и тем, что вместо дождя может лететь снег. Питерская гроза - тоже ничего особого, там и без нее сыро. Гром не сильно отличается от мурманского. Московская гроза... В последнее время бывает с ураганами. Полыхает прилично, но вот гром подводит, хотя бабахает довольно громко. Без изысков, что ли...
   Алуштинский гром... Если далеко, то напоминает нахождение вблизи какого - нибудь армейского полигона. Город находится в долине, напоминающей по форме амфитеатр, с трех сторон окруженный горами. Приглушенные выстрелы отражаются многочисленным эхом от склонов По мере приближения звук усиливается, напоминая взрывы. А если уж молния бьет совсем рядом, то впечатление такое, как будто что - то рвануло прямо над головой, или с высоты примерно в километр на асфальт плашмя упал штабель досок, объемом кубов в двадцать. Сначала - вспышка, потом почти без перерыва - что то вроде ф-с-с-с-с, а затем сухой, пронзительный треск, переходящий в грохот, от которого звенят стекла в окнах. Опять же - все это усиливается и продляется эхом от склонов гор. Вот это я понимаю, гром! И вариантов звукового исполнения достаточно - это и просто глухие раскаты, и выстрелы, и взрывы, и треск, и все вперемешку, если уж природа совсем дала волю чувствам... Впечатляет, особенно, если с непривычки.
   Тем временем, события развивались своим чередом. Пелена накрыла и нас. Ливень хлестал не каплями, он летел струями, а потом и вообще - потоками. Помните, как в фильмах? Только там из пожарного гидранта дождь имитируют, а здесь все по настоящему. Как будто один большой гидрант. Сотни тонн воды рушатся на землю ежесекундно. И все это с соответствующим звуковым сопровождением. Полетели небольшие градины, размером примерно с фасоль, забарабанив по стоящим машинам. Вода по асфальту рекой... Замечательные слова! Как про нас! По асфальту побежали первые ручейки, которые стали сливаться на перекрестках вместе, образовывая речки. Ливневая канализация отсутствует, как таковая, ее никто не чистил и не обустраивал еще со времен Союза, а Украине нахер ничего не нужно было. Так что - все по асфальту и рекой. Постепенно ручейки и речки превратились в потоки, стали мутными, а немного попозже понесли грунт и камни, смытые со склонов местных холмов. Городские речушки, которых совершенно не было видно в хорошую погоду, за кратчайшее время сдурели совсем, минут за двадцать поднявшись почти на полметра и превратившись в мутные потоки, сносящие на своем пути все. Эдакий селевой поток в заранее подготовленном русле. Это к тому, что я говорил как - то о контрасте между видом речки и мощностью опор мостов через них.
   Через потоки пробивались автомобили. Те, что полегче с некоторым трудом, что потяжелее и проходимее - более гладко. Что примечательно, так это то, что несмотря на такую жопу, творящуюся вокруг, машин на улицах меньше не стало. Куда вы? Остановитесь и пересидите дома! Нет, всем куда - то надо. Едут, обдавая друг друга грязной водой от порогов до крыши. Пару раз налетал небольшой шквал, неся воду, падавшую сверху, почти горизонтально, срывая листья и ломая ветки. Кому - то наверное и уезжать домой... Три тетки, вымокшие до нитки, с чемоданами и в босоножках переходят улицу. Чемоданы периодически сносит потоком. Получается почти вплавь. Одной рукой хватаются за чемоданы, второй - за пытающуюся уплыть обувь. Навстречу им, уже неторопливо идут другие бедолаги, застигнутые ливнем в пути. Ну а куда уже бежать, если мокрый насквозь? Остается расслабиться и получать удовольствие - дождик не московский, кислотный, а хороший, южный ливень!
   Машина готова? Да, но что-то выезжать не сильно хочется. Можно не сушить. Смысл какой. А что мы можем еще сделать? Полиролью пластик... Делаете? Ну давайте сделаем. Естественно! Товарно - денежных отношений еще никто не отменял. Машина отмыта и протерта. Стоит в ожидании команды "фас!" Администратор мойки не стал возражать против того, чтобы немного постоять и переждать непогоду. Все равно потенциальная клиентура попряталась кто где. Примерно через час буйства ливень стал понемногу утихать. Небо стало светлеть и дождь сначала стал нормальным, а потом и вовсе моросящим. Поток по асфальту тоже немного обмелел, хотя далеко еще не иссяк. Поблагодарил ребят за временный приют и поехал кратчайшим путем домой. Дома уже заждались и были удивлены, что приехал сухой. Первая серия дождя благополучно завершилась. Вторая серия прилетела поближе к ночи. А с утра - Солнышко, как ни в чем не бывало, приветливо освещало и грело умытый город...
   Р.S. Нам в Алуште, надо сказать, еще повезло. Ливень по дороге от Судака, немного растерял свой потенциал. Он, вывалив основную массу воды на вышеупомянутый населенный пункт и его ближайшие окрестности, сложил селевым потоком на серпантине трассы почти полсотни машин друг на друга так, как будто это были не автомобили, весом за тонну, а костяшки домино и попросту смыл к чертовой матери несколько виноградников, словно мусор с газона. А в самом Судаке, заставил эти самые машины плавать по улицам, словно пустые лоханки и погубил какого-то высокопоставленного члена из Минздрава России. А нефиг, скажу я Вам, шарахаться в грозу по Судакской крепости и, стоя на Девичьей башне, пытаться разговаривать по телефону. Излучение от трубки пошло и молния прилетела ему прямо в голову... Будьте осторожнее. Алушта же отделалась несколькими сломанными деревьями, намытым грунтом на улицах и тем, что в городе ночью не было света, что в сравнении с Судаком - просто фигня...

*****

   Наступило время собираться в обратную дорогу. Легкий приступ чемоданного настроения. Завершили начатые ранее дела, еще и сбегали, точнее - съездили на море. Вещи стали собирать в последний момент. Набралось почти на полный багажник. Под вечер все снесли в машину и легли спать.
   Подъем в 2 часа. Попрощались, проверили работу световых сигналов на авто, поехали. До Симферополя в который раз, доехали без заморочек. Перед городом немного покапал дождик. Дождик в дорогу - это хорошо, нам хорошие приметы не помешают. Симферополь, надо сказать, произвел двойственное впечатление - с одной стороны, налицо начала масштабных преобразований, с другой - еще пахать - не перепахать! Вокзал - чист и тих. На нем - никого.
   Ушли на объездную. Немного потолкались на выезде и направились к Керчи. Несмотря на ранний час, машин довольно много, но мы успеваем. Проехали Феодосию, на косе между солеными озерами и морем, народу никого, один раз правда, чуть не сбили какого - то пьяного идиота, но едем без помех. Море - зеркало, освещаемое ранним рассветом. После Феодосии, в окрестностях дороги - масштабные земляные работы даже ночью. Прокладка федеральной трассы "Таврида". Техника работает!
   После одного из обгонов машину затрясло, почти так же, как в мае, когда по дороге на Минск у нас разлетелась промежуточная опора карданного вала. Но если сбрасывал газ, то тряска пропадала. На пятой передаче трясло слабее, на более низких больше. Пропала тяга. Этого еще не хватало. Сонливость слетела, как будто ее и не было. Сбавил скорость и примерно на 80 км/ч дошлепал до Керчи, благо в график укладывались.
   По Керчи до парома еле дотряслись. Машина не тянула вовсе. Третья передача - трясет, четвертая и пятая - не тянут даже в небольшую горку. Стали прикидывать аварийные варианты. Въехали на площадку накопителя, заглянул под капот - двигатель ходуном и жутко "троит", решил - хер с ним, заглушу и будь, что будет. Заглушил, немного постояли. Очереди нет. Нам дали команду ехать. Завелась без проблем и поехали, как ни в чем не бывало. Вот дела!
   Паром "Крым" самый большой из всех, на которых до этого ездили, принял нас в свое вместительное брюхо. Машины в два этажа. Отправил семью наверх, сам решил немного подремать. В проливе зеркальный штиль, что удивительно. Через некоторое время подошли мои, паром стал причаливать. Показался "свет в конце туннеля" - это открылась аппарель парома и машины стали покидать его вместительную внутренность. Пара машин остались стоять на месте, видимо их хозяева заблудились в железных дебрях. Однако подгоняемые необходимостью ехать и риском быть обложенными хуями со всех сторон, быстро их нашли и выехали вместе со всеми. Здравствуй материк. На все - про все час.
   Машины понеслись по косе Чушка. Перед переездом остановились. Ну и ладно, мы уже никуда не спешим, а разгорающийся день подарил нам замечательные виды на пролив, корабли и родной берег. Локомотив перетаскивал за собой бочки с нефтепродуктами по идущей параллельно с дорогой колее. Пока стояли, устроили небольшую фотосессию на фоне родного берега и кораблей, ожидавших своей очереди на входе в пролив. Попутно насобирали ракушек, которые имели гораздо большие размеры, нежели те, которые мы собирали ранее.
   Локомотив протянул состав с цистернами и мы снова в пути. Кто - то решил отдохнуть и стал располагаться на привал прямо на косе, с видом на море, раскладывая походные столики и стулья. Для себя решили, что и сами остановимся здесь же, если таким же образом поедем на следующий год. Остается для комплекта только обзавестись походным столиком и стульями.
   Нам на Темрюк. Дорога хорошая, хоть и узковатая. Солнышко начинает ощутимо пригревать. В Темрюке просыпаются отдыхающие и начинают сновать через дорогу. За Темрюком, практически перед Славянском - на - Кубани, размеренное течение дороги было ненадолго нарушено необходимостью уворачиваться от какого - то мудака с московскими номерами, буквально перед носом выскочившего на встречку. Вильнул на обочину, подняв облако пыли и швырнув горсть гравия в соседние машины. Пожелал ему найти свой столб в ближайшее время.
   На одном из многочисленных колец, машину снова затрясло. Видимо, рано успокоился. Ждать не стал, остановился в теньке под ближайшим деревом, немного постоял, завелся. Снова все нормально. И до самого дома более не повторялось. А ведь проделали путь почти в полторы тысячи километров. Что это было, хрен его знает. Но настораживает. Машина еще раз подтвердила тезис - если на Патриоте что - то пытается выйти из строя, не суетитесь, может быть пройдет само. Сейчас прошло. Вроде. Но съездить на сервис после дороги нужно. Привести машину в порядок после бездорожья все же необходимо.
   На Тимашевск, памятуя прошлогодний затык на три с половиной часа, отворачивать не стали, а пошли прямиком на Краснодар. До краевого центра доехали без проблем, лишь около часа протыкались на его Восточном обходе. Впереди Ростов. Около трех часов хода, если без фанатизма. Из Краснодара на Ростовское шоссе, тоже выбирались довольно медленно, виной тому однополосный выезд из города. Прекрасного качества шоссе довело нас до Ростова. Набрали сто в час и за два часа доехали. Останавливались только для дозаправки. Перед самым городом, уже почти в Батайске, немного потыкались у съезда на объездную, но не стояли, а лишь замедлились. У памятника тачанке остановились. Перестал работать холодильник. Решил проверить. Выдернул штекер, заискрил разветвитель прикуривателя. Зашибись. Ладно, портиться там особо нечему, а чему есть, то съедим вечером в гостинице, если найдем, конечно.
   Поехали через город. Снова соприкоснулись с местным автомобильным мудачьем. Если лезут, как бараны у себя же в городе на перекрестках друг перед другом, то немудрено, что и в других местах ведут себя так же. Выбрались на проспект Шолохова. Здесь, на самом выезде из города, два Т - образных перекрестка. Светофоров нет. И не было. Самоуправление. Большей глупости и придумать было нельзя. На второстепенной - длиннющий затор. Пропускают одного, лезут штук десять. А что делать... Всем надо. Под прикрытием фуры проезжаем оба перекрестка.
   Вроде разогнались по прекрасному, новому асфальту, как снова встряли. Голос в рации сообщил, что впереди жесткая авария. Второй голос, с акцентом, эмоционально отметил, что "Заебали эти газелисты - жопочники!" Два часа еле - еле толкались там, где за месяц до этого проехали за пятнадцать минут. Причина - большегруз - бензовоз, практически перегородивший дорогу, Газель и две помятые легковушки. Итого, четыре машины. Кому - то печалька.
   Решили ехать до Каменск - Шахтинского и там искать ночлег. До него - сто с лишним. Немного придавил. Перестраиваюсь в левый ряд, мудило, едущее сзади и слева, начинает ускоряться, не пропуская меня и отчаянно дудеть. Решил не лезть. Дудевшее мудило обходит нас, сделав "рожу кирпичом", с абсолютно непрошибаемым выражением, после чего включает правый поворотник и через сто метров съезжает на второстепенную дорогу. Вот так! Посмотрел на номер. Регион 161. Вопросов нет. Ростовское бычье во всей красе. Доехали менее, чем за час и на выезде из города нашли довольно милый мотель, в который и заехали. Приветливый администратор, назвавшаяся Мариной, показала нам наш номер, а машину, поблагодарив за безотказную длительную работу, мы поставили прямо под нашим окном на довольно обширном внутреннем дворе.
   В номере три кровати, из них одна двуспалка, телевизор, даже вай вместе с фаем. Душ и санузел общие со вторым номером. За все, вместе с собакой - две с половиной тысячи. Можно было за три тысячи взять "люкс", но нам-то всего часов на пять, смысл какой? Прошел прогулять пса перед сном, посмотрел на километровый знак на дороге. 929 километров от Москвы. Нужно запомнить. По сравнению с ночлежкой в Грай - Воронце, почти пять звезд. Мы пока на стоянке одни. Пока гулял с собакой, подъехал Ниссан - Мурано с брянскими номерами. Судя по всему тоже на ночлег. Устроили себе довольно хороший ужин, после чего завалились спать. Сын выглянул на улицу и сделав круглые глаза сказал, что во дворе стоит уже около двадцати машин. А ночью в соседний номер поселили семью. Сон навалился быстро. Завтра финишный рывок на Москву. Домой.

*****

   В два встали, с некоторым трудом. Видно уже сказывается, что вторую ночь толком не спали. Вышел прогулять собаку, весь двор заставлен транспортными средствами. Довольно свежо. На въезде - от руки написанная табличка "Мест нет". Вот так - то! Мы вовремя приехали. Около нулей все заполнилось. Я запихнул в себя подобие завтрака в виде бутерброда с сыром, яйца и вареной картофелины. На выезде взяли телефон администратора, с прицелом на перспективу следующего года, сдали ключи и сказали спасибо этому дому за комфортный приют. Теперь нам к своему.
   Выехали на ночную трассу. Пока окончательно не отошел от сна, вел машину с относительно небольшой скоростью, километров восемьдесят в час. Пришлось открывать банку энергетика, чтобы прийти в себя. После этого мозг встал более - менее на место и мы набрали крейсерские "сто десять", чтобы домой приехать хотя бы к обеду. Населенные пункты Павловск и Лосево проехали без вопросов, нигде не тыкались, только немного замедлились, со 110 до 60 в час. Дорога со всех сторон уставлена дальнобойщиками, расположившимися на ночлег и только - только начавшими просыпаться. Еще часок - другой и здесь все встанет, когда все начнут вылезать из берлог на дорогу. Тем более, что перед Воронежской областью дорога сузилась до одного ряда в каждом направлении. Ее конечно, расширяют, и работы ведутся масштабные, но дело это, сами понимаете, небыстрое. Но на часах около шести утра и большая часть народа еще спит. Дорога практически свободная.
   Начался первый платник и снова мы едем в два ряда, изредка останавливаясь для дозаправки и посещения санузла. С одной из заправок, на которой заправиться не удалось ввиду отсутствия бензина, чуть не вырулили под большегруз, перевозивший какой - то негабарит военного назначения. Немного повизжали тормозами, подудели друг на друга и разъехались с миром. Ну туплю я уже, две ночи толком не спав, что поделать.
   За Воронежем закончилось лето. Причем его граница на небе была четко очерчена. Над нами нависли серые, низкие тучи, иногда налетал мерзкий, моросящий дождик. Стало как - то тоскливо. Некоторое время играли в догонялки с какой - то девушкой, ехавшей на раскрашенном в стиле "фэнтези" Шевроле - Тахо. 128 лошадок, да еще и груженый, против 400 - силы немного не равны, но мы мило улыбались друг другу через окна. Затем они съехали на заправку и мы с болью в сердце покинули это чудесное общество. Иногда дождик становился сильнее. Про себя отметил, что не напрасно ухлопал в общей сложности два дня своего драгоценного отпуска, зачищая на машине ржавеющие места и обрабатывая зачищенное грунтом - эмалью по ржавчине "Хамерайт". Теперь мой аппарат более - менее защищен от непогоды.
   До Москвы добрались без заморочек и приключений. У памятника "Воину Евгению"просигналил, отдавая дань уважения и памяти. Вот кого нужно канонизировать, как святого, а не слабовольного дурака Николая номер два, развалившего страну и получившего по заслугам. Еще пусть Горбачева канонизируют. Ельцину целый центр отстроили в Екатеринбурге. Храм Осириса, блять! А парня действительно замучили за Веру и Отчество. Ан нет... Не тот уровень, видать... А сколько таких было замучено в передрягах начала и конца ХХ века по вине слюнтяя - царя и президентов, одного - предателя, а второго - пьяницы... Однако ореол святости на слюнтяе, и почти - на пьянице, а не на том, кто его действительно выстрадал. Не то что - то с Русской православной церковью, не то... не те ценности, не те...
   На паре пунктов взимания платы приходилось сдавать назад, выпуская из коридора для тех, кто едет по транспондеру очередных очень хитро сделанных, или попросту тупоголовых, которые не обращая внимания на надписи "Только по транспондеру" и "Наличные не принимаются", вылупив глаза лезут на свободное место. Миновали последний платник. Здравствуй, родимый МКАД! Долго мы не виделись!
   Встал в четвертый ряд - как будто и не было того отпуска и дороги, длиной более полутора тысяч километров по семи субъектам нашей необъятной Федерации. Крым, Краснодар, Ростов, Воронеж, Липецк, Тула, Москва... Вроде никого не забыл. На МКАДЕ - тоже уйма бычья и баранов. Часть транзитные, часть приехавшие и присосавшиеся к столице, как кенгурята к сисе. Однажды подобные новые масквачи здорово повеселили всех, ехавших по "Рязанке". Наглухо тонированная белая Лада - Приора хэчбек, с московскими, подчеркиваю, номерами, ехала куда - то. Даже сквозь закрытые окна дорогу сотрясали супер-басы чего - то этнически специфического.
   Пневмоподвеска с ярко - синей подсветкой под днищем, на которую ухлопали наверное столько денег, сколько стоила сама новая Приора, творила чудеса. То перед машины поднимался вверх, то наоборот, вверх поднимался зад, словно машина плыла по волнам. Зрелище было - ну просто залюбоваться! Сопровождаемая восторженными взглядами окружающих, чудесная машина, гордо подняв нос, свернула на дублер Рязанского проспекта, где начала ускоряться, рявкая здоровенным глушителем, словно Порше. Но задранный капот помешал увидеть главное - "лежачего полицейского"... Подпрыгнув гордо поднятым передом еще выше, отечественное чудо техники благополучно приземлилось гордо опущенным задом на "лежачего", отбросив задний бампер так же, как это делает ящерица со своим хвостом в момент опасности... Некоторое время после этого, весь Рязанский проспект ехал зигзагами...
   Иногда вообще складывается впечатление, что все московские ублюдки, независимо от этнической принадлежности стараются вылезти на дорогу перед тобой. Между Рязанским проспектом и Носовихинским шоссе немного потолкались. Напоследок. Показались "летающие тарелки" на реутовских башнях. А вот и знакомый отворот. Мы дома. Дорога закончилась. Отпуск тоже скоро подойдет к своему завершению. Иногда возникает ощущение говенности бытия. Скоро на работу... И до следующего года, с новыми дорогами и впечатлениями.
  

Крым-2018. Теперь - новой дорогой.

Черное море... и не скажешь о нем - родная земля...

Оно уходит от тебя к другим, от них - к третьим,

Но порой - так вздыбится и трахнет по любому берегу -

Что попробуй не зауважать!

(Михаил Жванецкий)

   Как же в лом что-то делать на работе, когда твой отпуск - вот он, что называется, на ладони! До обеда - занятия есть, после обеда - нет. Думаешь уже не о занятиях. И прибор под редким и запоминающимся названием "съебатор" уже с самого утра поставлен на усиленный прогрев, чтобы потом, легким мановением руки, быть переведенным в режим форсаж. Имея своей целью в недалеком будущем, оставляя за собой белый, постепенно тающий инверсионный след, унести своего обладателя подальше от любимой столицы с ее чемпионатом мира по футболу, каждодневной бытовой суетой, уже порядком надоевшей любимой работой и прочими прелестями.
   Вяло переругиваясь между собой, всем семейством вечером вытащили сумки из дома и засунули их в залитую бензином до пробки, машину. Не тяп-ляп, как обычно я раскладываю вещи в машине, а как следует! Достижение консенсуса в любом вопросе - дело непростое, ибо у каждого на этот счет свое, особое мнение. Соблюдая ритуал, перед этим, залил баки столько, что потекло из обеих горловин. Ритуал есть ритуал. И транспорт должен быть готов с вечера, чтобы утром - только сел и поехал! Его нужно неукоснительно соблюдать. Обжегшись на молоке, как известно, дуют на воду. Единственный раз, когда он не был соблюден, дорога наша закончилась на 135-м километре трассы Москва-Брест. Тогда развалилась опора карданного вала.
   Утром хотели встать в три и поехать, но, плюнув на все, решили полежать до четырех. В результате - выехали в шесть. Нормально выехали, с опозданием от плана на час. Все было, как обычно, без заморочек - МКАД и дорога на юг, Каширка, трасса Дон, платные участки. Вообще - сейчас хотел бы отойти от рутинного описания дороги. Дорога в принципе своем одинакова, что в позапрошлом году, что в прошлом, что в этом. Асфальт, разметка, дорожные знаки - практически те же. Остановимся лишь на наиболее интересных деталях наших перемещений.
   В небольшой пробке на МКАДе кто-то из дальнобоев оригинально выразился по рации относительно пробки у съезда на Каширку -" Моряки на море х.ярят!" "Кто куда х.ярит моряки?" - недоуменно переспросил его коллега. "Да... Народ на море поехал!"- сразу же была внесена в формулировку конкретика. На пунктах взимания платы вдоволь наслушались по рации живой русской речи по поводу тех, кто лезет не в свою полосу. Видят, что полоса свободна и лезут, как бараны. А потом вспоминают, что полоса-то, только для обладателей транспондеров.
   Трасса "Дон" шипела под колесами резво бегущих по ней машин, но вот впереди стали видны огни стоп-сигналов, мигалки и относительно небольшой затор. "Хули тут пробка - непонятно, авария на той стороне, а все едут, е.альниками щелкают, разглядывают!" - рация тут же взорвалась потоком не совсем цензурных комментариев. Авария на 250-м километре трассы М4. Три или четыре машины. Одна - превратилась в бесформенную куча металлолома, в которой даже не угадывается машина. Небольшая пробка на нашей стороне. На встречной, где собственно и находился металлолом - как ни странно, все едут. Два покойника, один из которых, уже накрытый, лежит на обочине. Только изодранные в кровь руки торчат из-под черного целлофана. Здесь по-видимому, водитель уснул, или ему стало плохо и одна машина через разрыв в отбойнике вылетела на встречную полосу, покалечив еще две или три. Для кого-то отпуск закончился, так и не начавшись.
   Печально... Вдвойне от того, что и чья-то жизнь закончилась тоже..., наверное, в самом расцвете. Ну, а нам - дальше. Московская, Тульская, Липецкая области остались позади. Впереди было еще четыре субъекта Российской федерации. Началась Воронежская. В Воронеж въезжать не стали, а обошли его по платнику, с ветерком. Увидели на световом табло информацию о затруднениях в Лосево, решили проехать в объезд. Лиски - Каменка - Павловск, куда и свернули немного погодя. Дорога была вроде, как местного значения, как и все местные дороги, довольно убитенькая местами, но поток машин следовал по ней достаточно интенсивный. На одном из перекрестков, возле Лисок, нас обогнал перламутровый Фольксваген - Туарег с ростовскими номерами и уехал вдаль, рявкая глушителем.
   Мы, посмотрев на знак, свернули на другой съезд и ехали себе спокойно, сверившись с атласом, как через некоторое время нас снова обогнал, посигналив, тот же ростовский Туарег с боксом - гробиком на крыше. Обогнал и, в очередной раз рявкнув, снова укатил вдаль. Видимо, изначально свернул не в тот съезд. Мимо нас по насыпи, тянувшейся вдоль дороги, прогрохотала по стыкам местная электричка. Подсчитали вагоны - прослезились. Четыре вагона, против двенадцати у нас, в Подмосковье. Разница в принципе, несущественная. Далее, если верить карте, был железнодорожный переезд. Что-то знакомое было в окружающем пейзаже. И точно! Вот он. В очереди снова стоит тот же Туарег, хозяин которого, покуривая рядом, обрадовался нам, как старым знакомым. Однако знакомство в дороге, как правило, оказывается недолгим. Переезд открылся и, мы разъехались, но, уже с концами.
   Лосево, это вообще традиционная задница трассы М4. Расположенный прямо на трассе, он изобилует точками обслуживания дальнобойщиков, что всегда создает безумную пробку. Продажа и настройка раций, флешки и диски с музыкой, прачечная, баня с сауной, грузовой и легковой шиномонтаж и еще много всякой полезной всячины для водителей. Можно сказать, что трасса "Дон" - это местное градообразующее предприятие. Потратили на объезд около часа, при этом вспоминая, как в прошлом году ухлопали на толкотню здесь - более двух. В Павловске, у выезда на трассу, поинтересовался, как там в Лосево дела, - "Да жопа там..."-ответил голос в рации.
   До места ночевки добрались без заморочек, за исключением того, что не пропустили одного дебила с краснодарскими номерами, на Хёндэ-Сонате, из племени вечно спешащих. Он нервно сигналил, потом, все же обогнав, стал тормозить перед носом. Я просто отвернул на другую полосу, а он еще раз бибикнув, стал играть в шашечки дальше, проелозив по стиральной доске на мосту. Ну и в жопу себе пускай бибикает, Патриот - это танк, не боящийся ухабов, а вот Соната у этого оленя, аппарат весьма чувствительный.
   Большая часть дороги в Ростовской области - просто обычная стиральная доска, после въезда на которую в прошлом году все, что лежало незакрепленное на торпеде, начинало летать по салону. И все никак ее не приведут в нормальный вид. Сколько водителей должно убить там подвеску на своих любимых авто, чтобы что-нибудь наконец, сдвинулось с места? Это вообще - неправильное место, где подавляющее большинство водителей, включая водителей фур, едет по левой полосе, а те, кому нужно обогнать, в данном случае, кому очень уж нужно, вполне нормально обгоняют справа. Причем, такие маневры - здесь вполне в порядке вещей. "Нахер! Так всю подвеску раздолблю...", - подумал я, немного сбавляя скорость. Патриот хоть машина и неприхотливая, но и она успешно убивается при большом желании.
   К месту ночевки приехали, примерно, как и рассчитывали, около шести вечера. Правда перед этим, свернули на одну эстакаду раньше. Там тоже с двух сторон была заправка ЛУКОЙЛ, которая была обозначена на карте, как ориентир. Обознались. Бывает. Посмотрели на километровый знак - наше место ночевки - еще километров через пять. Нам нужен 929-й километр. Не беда - снова выехали на трассу и теперь уже осмысленно, заехали туда, куда нам было нужно, на отворот на Старую станицу, устроив небольшие покатушки по неасфальтированной дороге. На развязке тоже, с двух сторон - ЛУКОЙЛ. В мотеле оформились без проблем, благо всех о приезде предупредили заранее. Знакомый квадратный двор, уже крытый свежим асфальтом и наш, уже знакомый с прошлого года номер 1/1. В номере вовсю молотит кондиционер, держа температуру в +24, что по сравнению с +35 на улице, выглядит свежей прохладой.
   До чего хорош контрастный душ, в сочетании с холодным пивом... Прямо заново оживаешь. С блаженной рожей и запотевшей бутылкой разливного местного "Ягера", завалился на кровать, под телевизор с футболом и кондиционер, стараясь вызвать сонливость, которая периодически накатывала, но все никак не накрывала целиком. "Ягер" - неплохое разливное пиво местного производства. Мне лично понравилось. Хотя, как известно, на вкус и цвет... Однако нормально поспать нам так и не удалось...

*****

   Воздух весь этот день был неподвижен и душен. Всю дорогу. От Москвы. Вот буквально, настолько душный и влажный, как в ванной, в которой до вас уже кто-то был. В Москве немного побрызгало и все. Дождик в дорогу - говорят, хорошая примета, даже пусть и такой чахлый. И так - несколько раз. В Воронежской области пару раз попали под дождик уже достаточно основательный, дважды сверкала молния, один раз ударив в поле, а второй раз в дорогу, километрах в трех от нас. Пришлось выключать на время рацию - я не Никола Тесла и ставить на себе опыты по электротехнике в мои планы не входило изначально. Разве что с риском заработать оплавленную дыру в крыше.
   Ростовская область так же встретила нас небольшими дождиками, лишь слегка смачивавшими машину. Но при взгляде на юг, бросались в глаза яростно клубившиеся кучевые облака, сразу вызывая в памяти недавнюю поездку в Белоруссию, где мы были изрядно намочены ливнем и биты градом в Гродно и, на обратном пути, под Вязьмой. На ночь встали в том же кемпинге, в котором останавливались в прошлом году. Как я уже, впрочем, говорил в предыдущей главе. В том же номере. На улице стояла неподвижная, удушливая духота. Но было тихо, ни ветерка, ни даже, малейшего движения воздуха. Мы весь день просто обливались потом, ходили мокрые и липкие, противные сами себе. Загнали наше авто практически на то же самое место, в углу двора, возле раскидистой березы. Пес, вырвавшийся наконец, на свободу, тут же добросовестно удобрил местную клумбу.
   В 9 вечера легли спать, в надежде выспаться перед дальнейшей дорогой и, встав часа в три, продолжить движение. Однако в 10 проснулись от грохота и собачьего лая. Пес испугался вспышек и грома и залаял, подпрыгивая к окошку, а уличные собаки переполошились тоже и гавкая, носились по двору. На улице бушевал поистине, тропический шторм. Поднялся сильный ветер. Почти непрерывно в небе сверкало и так же - непрерывно грохотало. Квадратный двор мотеля, чем-то напоминавший плац в воинской части, превратился в пусть и относительно мелкий, но бассейн, в котором как бы случайно, оказалось около тридцати машин из разных регионов нашей страны. По номерам легко можно было изучать географию России.
   Едва шторм успокаивался и накатывал сон, как все начиналось снова. Во всем мотеле погас свет. Видимо что-то выбило в городе. Ветер трепал деревья и крыши, чем-то грохоча у нас над головой. Молнии практически непрерывно, заливали местность своим мертвенным, мигающим светом. Немного пришлось попереживать о том, хорошо ли закрыта сама машина и закрыты ли до конца все окна. Как-то не особенно улыбалось утром ехать в залитой водой машине. Дождь хлестал почти горизонтально. Таких штормовых волн за ночь, накатило штук пять.
   С соседями правда в этот раз не очень повезло. В соседней комнате поселились какие-то тупые бабы, хлопавшие дверями и говорившие в голос, явно не беря в расчет, что они не одни. Еще с ними был какой-то пацан, по виду вроде нормальный, но долбоеб по сути. Когда началась гроза и погас свет - соседи, которых по-видимому, это все застало врасплох, забыли, что нужно выключать воду в туалете и забыли, что нужно еще там иногда смывать, если посидел. Но, видимо, срать в темноте было безумно страшно, поэтому все, что былом отложено, осталось на свих местах. А потом, уже утром, оказалось, что они еще и спят с зажженным светом. Долбоебические дуры, что с них взять. Только сердце себе рвать почем зря, ругаясь с ними.
   Едва уснули снова, как пришлось вставать уже нам. Глаза пришлось открывать буквально вручную. Проспали по-хорошему, всего лишь часа два. Хорошо хоть, что в естественной позе, на кровати, а не скрючившись на сиденье, в машине. Есть не стали, не полезло. Так, сгрызли то, что осталось с вечера. Собрались в общем-то быстро, сдали номер, набрали кипятка, чтобы по дороге запарить еду, поблагодарили полусонную администраторшу и, снова проехавшись по затопленной огромными лужами грунтовке, под удивленными взглядами каких-то мужиков, выехали на трассу и продолжили путь к областному центру.
   Немного отъехали от Каменска-Шахтинского, как началась прекрасная, ровная дорога, с новым, гладким асфальтом. Дождь сбил вчерашнюю жару и духоту, было довольно свежо, всем задышалось легче, включая и машину, которая побежала, кажется быстрее. Было еще пасмурно, но непогода уходила на север. Впереди было светло и солнечно, а позади над местностью нависала чернота. По пути увидели несколько разломанных и поваленных рекламных щитов, и дорожных знаков, ошметки которых валялись вдоль дороги. Тем, кого непогода застала непосредственно на трассе, видимо, будет что вспомнить в старости.
   Недалеко от Ростова, почувствовал, что начинаю беспробудно тупить. Видимо, начинал сказываться ночной недосып. Солнышко уже стало ощутимо пригревать, а глаза - закрываться сами собой. Как бы чего не вышло, это все же дорога, благо за примерами далеко ходить не нужно. Завернули на заправку Роснефть, где накупили энергетиков, чипсов и воды. Одну банку выпили прямо там же, на заправке, а по пути еще и похрустели чипсами. Мозг слегка прояснился. Так и докатились до Ростова.
   В этот раз свернули на объездную, поскольку ранее по ней не ездили. Нужно же когда-нибудь попробовать. Отличная дорога, видно все же удосужились сделать к чемпионату. Заодно, изучали цены на местных заправках. Контраст. Местная "Руссойл", на которой возле отворота на Аксай и заправились, предлагала за литр 92-го 41.50, но в то же время, на АЗС Газпром, девяносто второй стоит почти 45 рублей! Зато свободно и никаких очередей. Видать, Миллеру нужно строить очередное поместье, но денег катастрофически не хватает... Решили добрать ценой бензина. Не стоимость Северного же потока увеличивать - немцы не поймут, а тут свои, схавают, куда денутся...
   По объездной добрались до Ростов - Арены. Она кстати, на Левбердоне находится. На левом берегу Дона, если по-русски. Раньше, даже всего лишь год назад, довольно долго толкались на подходе, сегодня было свободно. Сделали по дороге несколько классных снимков с видом Дона, железной дрроги вдоль него и города. Сразу вспомнилась Украина, Запорожье и московский поезд, довольно долго ползущий по насыпи вдоль Днепра. Полседьмого утра. Тишина. Практически никого нет. Все еще спят. И только одинокая милицейская машина стоит напротив арены, у трансформаторной подстанции. Подстанцию видимо, сооружали специально к открытию арены. В прошлом году это была огромная стройплощадка, сплошь утыканная кранами и непрерывно шевелившаяся.
   В половину седьмого утра приехали к арене, припарковались в довольно вольной позе прямо посередине стоянки, на виду у дежуривших неподалеку ментов. Арена была пуста и безмятежна. Дай Бог, чтобы это все было востребовано и после окончания чемпионата. Сделали несколько снимков на фоне стадиона и, от арены снова выехали на трассу и поехали дальше, на юг.
   А вот и знаменитая Кущевка. Краснодарский край. Поток машин на удивление небольшой. Машина резво бежит по великолепной дороге. В Краснодарском крае дороги вообще - отличные. Миновали и знаменитый Кущевский пост ДПС, где, по слухам, обитали такие же беспредельные, как и их печально прославившиеся земляки, инспектора. Неподалеку от собственно Краснодара, увидели, что оборудуются как минимум два платных участка и стоящуюся насыпь железной дороги. Наверное, в сторону крымского моста. Его железнодорожная часть.
   Нам попался на глаза и автомобильный указатель -" Крымский мост", но нам пока не туда. Там мы поедем на обратном пути. А сегодня нам - на Джубгу, немного в другую сторону, до которой еще километров 150. Фигня. Уже проехали больше. По обходу ушли в сторону от города и стали углубляться в начинающиеся горы - предгорья Главного Кавказского хребта. Начиналась довольно трудная часть нашей дороги в плане рельефа местности.
   Участок автомагистрали пролетел незаметно. Приближался Горячий Ключ, возле которого в прошлом году протолкались довольно долго. Нет, сегодня все нормально. Вот в чем неоспоримый плюс раннего выезда. Один небольшой затор, да и тот рассосался довольно быстро - двое гаишников размахивали своими палками, разгоняя скапливающийся транспорт. В эфире тут же начался стеб - "Менты подмышки вентилируют..."
   На отдельных участках дороги развивали больше сотни. Но, горная дорога, есть горная дорога, она все время держит в напряжении, тут не поспишь. И что удивительно, ни одной аварии по пути. В самой Джубге наконец, встали. Все время хорошо быть не может. Узкие улицы, шарахающийся через дорогу народ и светофор. Как же блять, без него. Потратили с полчаса и снова поехали. Встречная полоса - сплошная пробка. Пожелаем им терпения. Дорогу, нужно отдать должное, за прошедший год сделали. Осталось только в нескольких местах нанести разметку.
   Довольно быстро долетели до Ольгинки. Засунул машину в тень, под деревом и - в магазин! Воплощать мечту. Приятная, грудастая девушка за прилавком была сама любезность. Блистательная улыбка на симпатичном личике -" Что к пиву брать будете? Чипсы, орешки?" "Холодное Хадыженское и копченую барабулю! Не для того я полторы тысячи километров проделал, чтобы чипсы есть!" - отвечаю ей я, забирая с прилавка запотевающие бутылки.
   Сегодня отсыпаемся, а завтра начинаем отдыхать. Сразу, без раскачки! Так вольемся же в гордые и нестройные ряды этого жующего, плавающего в ласковом море и туда же ссущего, шляющегося по кабакам и сувенирным ларькам на набережной, воинства. В заветное царство, за редким исключением, гофрированных боков, целлюлита, отвисших бюстгальтеров, пивных животов, дряблых жоп и покрытых кожным жиром, сгоревших на Солнце, красных, блестящих морд. Ура!
  

Небольшая прогулка по Туапсе.

   Отоспались, открыли купальный сезон, как водится, для начала малость обгорели и, воспользовавшись оказией, уехали на целый день в город Туапсе. Вот и представилась возможность, хоть немного исследовать этот город, разбросанный по холмам и ущельям возле моря. Набережная это вообще - сплошные контрасты - море, корабли, отдыхающие, автомобильная дорога и железка, по которой в этот раз маневровый тепловоз толкал взад - вперед длиннющий состав с углем. Над угольными причалами торгового порта стоял лязг грейферов, шевелились стрелы кранов и из мощных брансбойтов над растущими черными конусами разбрызгивалась вода, прибивая поднимающуюся пыль. Зерновой причал был свободен, а над наливным возвышался своей громадой, еще пустой танкер Trident Hope, с непонятной государственной принадлежностью.
   Как лучше исследовать незнакомый город? А очень просто - нужно просто взять какой-нибудь пункт в качестве исходной точки и начать ходить вокруг нее кругами и, постепенно удаляясь, отмечать про себя все новое. Тем более, что центр города, несмотря на довольно пересеченный рельеф местности, был параллельно - перпендикулярным. Автовокзал, местный центральный рынок, вокзал железнодорожный - полный набор, причем недалеко друг от друга. Необычно смотрится железнодорожная колея, проложенная метрах в пятнадцати- двадцати от окон, расположенных вблизи пятиэтажек. Также необычно смотрятся и поезда дальнего следования, выезжающие откуда-то из-за ближайшей горки.
   Центральные улицы здорово напоминают Ялту, если идти вдоль речки от троллейбусной станции к порту. С той лишь разницей, что в Ялте места меньше. И железной дороги нет. Кедры, растущие по краям улицы, пятиэтажки и первые этажи, превращенные из квартир в магазины, офисы и Бог весть, что еще. И еще - жара! Жарища! Местный, Туапсинский квас в запотевающем стакане - весьма хорош! Именно - вкусный. Только вот потеешь от него сразу же. Высокая влажность делает свое мокрое дело.
   На центральном колхозном рынке - как обычно торгуют всякой ерундой, наряду с овощами и фруктами. Набор - в общем-то стандартный для всех рынков. В одном месте - фрукты и овощи, в другом - хозяйственные товары и прочая всячина. Если говорить о ценах, то в целом дешевле, чем в Москве и области, особенно огурцы и помидоры. Огурцы до 40 рублей, помидоры примерно столько же. У нас же дешевле сотни за кило не встретишь. Рынок опять же, зажат железнодорожными ветками. Одна - к вокзалу, по насыпи, вторая к порту.
   На набережной города, репродуктор зазывает всех желающих на морскую прогулку в сторону Скалы Киселева. Напомню, там Гайдай когда-то снимал эпизод из своей Бриллиантовой руки. Помните, когда Миронов увидел идущего по воде мальчика? Это там. Ну вот, долго думать не стали. Решили, что с этой стороны мы к ней еще не подъезжали, так что - поедем. В море шторм. А когда собственно, нас это останавливало? Расположимся на открытой корме - так легче блевать за борт. Во всем нужно искать свои плюсы. Теплоход называется "Таврида". Посмотрели порт приписки - Севастополь. Вот это да... Спросили парнишку из команды - откуда судно и как оказалось здесь. Оказывается, судно действительно из Севастополя, команда - крымчане, а здесь - в командировке, вместе с кораблем.
   Мы немного тормознулись в порту, потому что в это же время, от причала к выходу из порта, выволакивали уже глубоко осевший под тяжестью груза сухогруз Northern Scorpius, стоявший на зерновом причале. Сухогруз, с желтой трубой и знаком, удивительно напоминающий эмблему нацистского батальона Азов, выволокли в море, и он отправился в свое самостоятельное плавание. А в это же время, другой сухогруз, выпустив облако черного дыма из трубы, устремился ко входу в гавань, на смену вышедшему.
   Мы наконец, вышли в открытое море и стало болтать сильнее. Несколько раз катер довольно сильно зарывался носом в волну. Брызги перелетали через все судно. Но - все было хорошо! Ветер был свежим, а соленые брызги приятно освежали своей прохладой. До скал Киселева мы дошли, но к берегу подходить не стали. Волнение было довольно сильным и подход к берегу исключался в принципе. Вместо этого, мы дошли морем почти до Ольгинки. Хотели даже попросить команду, высадить нас там. Все равно - почти приехали.
   Мы благополучно зашли обратно в порт. У причала уже стоял, подталкиваемый двумя буксирами к стенке, другой сухогруз, немного поменьше, под названием STI Commandante. Порт - это вообще производство непрерывное и долго никто здесь задерживаться не станет. На пристань так же сошли все благополучно. Выводить никого не пришлось, за исключением одной, весьма колоритной и возрастной парочки, которая за полтора часа успела порядком нагрузиться, а потому шла в виде домика. Ну а мы, немного устав от впечатлений, стали собираться домой, напоследок еще раз пройдясь по узким и кривым улочкам южного города.
  

В Сочи вдоль берега моря.

Волны перекатывались через мол

и падали вниз стремительным домкратом...

(И. Ильф, В. Петров "Двенадцать стульев")

   Собрались поехать в Сочи сначала на электричке. С утра пораньше. Чтобы было больше времени на гуляния. Встали ни свет, ни заря. Но - не все коту масленица. Благополучно прохлопали нужный нам электропоезд, который буквально помахал нам своим хвостовым вагоном, отходя от железнодорожного вокзала города Туапсе. Немного посидели на скамеечке на перроне, осмысливая дальнейший порядок действий, но в конце концов, сказали себе -" А, хер с ним! Поехали на машине! И плевать на все! Возвратились к оставленной возле здания Туапсинской ментовки машине и стали продвигаться к выезду из города. Ранее утро, машин на тесных улицах еще мало. Посмотрели на карту, автомобильная дорога идет практически параллельно с железной и почти ровная. "Ага, сейчас!" - как сказал бы Задорнов. Нет, она конечно - неширокая и извилистая, но не до такой же степени.
   130 км по горному серпантину. Всего-то! К счастью, школа обучения вождению, в свое время была пройдена весьма содержательная. Старая дорога на Ялту и дорога на Судак, в сочетании с автомобилем ГАЗ-53 - еще те учебные пособия. По пути - сравниваем с крымскими, пейзажи за окном. Буйная тропическая растительность. В Крыму тоже, как бы субтропики и жизнь кипит, но здесь они влажные и растительность прет изо всех щелей гораздо более буйная. Судакская трасса вдоль Южного берега не менее извилистая, но у нас в Крыму суше, растительности меньше и местность более открытая и позволяющая наблюдать за открывающимися пейзажами гор и моря. Дорога все время идет сквозь лес. Довольно высокие деревья по краям дороги, закрывающие обзор окрестного пейзажа, а по ним - лианы. Практически джунгли.
   Кстати, о щелях. Щелей здесь если не великое множество, то вполне достаточно. Компасова щель, Барсова щель, Мамедова щель, Матросова щель, Колбасинова щель... О чем это я? Все дело в том, что здесь речь идет о речках. Своего рода местная фишка. На Севере к примеру, мыс часто называется "нос", а пролив - "шар". Почему? Не знаю, называется - и все! Да к тому же и русло, зажатое горами, напоминает не что иное, как действительно - щель. Конечно, случаются и исключения, причем порой - весьма экстравагантные. Например, речка Кундрючья, в Ростовской области, или, в Адлере - Херота... О чем думали, когда водоемы так называли - неизвестно. Так же, обращает на себя внимание, довольно большая концентрация на дорогах стареньких японских "праворулек", даже в сравнении с Москвой. Несмотря на то, что Сочи - это далеко не Дальний восток. Японский "распил" ездит... - авторитетно заключил один из знающих все, местных жителей.
   Через некоторое время после Туапсе, показался монументальный знак "Сочи", на первой заправке после которого, пополнили запас горючки в баке. "Роснефть" предлагала нам заправиться 92-м бензином за 42.50. Еще куда ни шло. Терпимо. Вот и пост ДПС - "Добро пожаловать в Сочи", но до самого города еще ехать и ехать. До центрального района, разумеется. Лазаревское, или Лазаревский район города Сочи, первая пробка. Дорога красиво идет словно сквозь аллею больших платанов. Железная дорога - вот она, рядом. Народ выходит на станции и сразу же попадает в поселок. Отсюда и пробка. Кто-то разгружает машину у магазина, почти перекрыв полосу, кто-то переходит улицу, а его все пропускают... отсюда и заторы.
   Дорога, извиваясь по склонам гор, то сближается с железнодорожной колеей, то удаляется от нее. Еще одна пробка. Теперь в Лоо. На подьеме. Народ что-то монтировал на фасаде здания, у них это все рассыпалось и теперь это "что-то", судя по всему, листовое, лежало на дороге. Автоинспекторы стоят рядом, значит и кого-то еще зацепило при падении. В Дагомысе, снова некоторые затруднения, на спуске, плавно переходящие в затруднения на подьеме. Обычное, наверное, дело в этих местах. С чего началось - неизвестно и куда все это делось через некоторое время - вопрос открытый. Никаких аварий в пути следования не было.
   За очередным поворотом наконец, показался сам Сочи. Теперь - это центральный район города, растянувшегося на добрую сотню километров по побережью. Въезжаем собственно, в центр Центрального района. Эдакая тавтология. Город не маленький и раскидан он по окрестным холмам, на которых лепятся многоэтажные дома, а подальше к горам - в большом количестве частные. Как оттуда народ до города добирается - ума не приложу. В самом городе, через горки пробиты туннели, хорошо ускоряющие и спрямляющие дорогу. Есть туннели старые и туннели, пробитые заново. А ущелья между ними соединяют длинные автодорожные эстакады - мосты, построенные на разных уровнях. Много здесь было настроено к Олимпиаде. Народ, живущий неподалеку, наверное, проклинал все, пока это великолепие строилось.
   С дороги виден Железнодорожный вокзал. Почти точная, только зеркальная копия вокзала Симферопольского. Башня с часами и галерея с арками такие же. Только вот, привокзальная площадь при ближайшем рассмотрении, в Симферополе гораздо больше.
   Решили съехать с трассы в первый попавшийся отворот. Езда по довольно узким улицам, забитым транспортом особого наслаждения не приносит. Все вокруг практически непрерывно сигналят. Этим выражают и возмущение действиями какого-нибудь оленя, этим же - благодарят в случае чего. Спустились в результате, практически к самому порту - парковаться бесполезно - все забито машинами, к тому же это зона платной парковки. Соответствующий знак стоит в начале улицы. Немного попозже, после непродолжительных поисков, все же нашли место для машины за пределами зоны, но тем не менее, неподалеку от моря.
   Прогулялись по центру, с фотосессией на фоне олимпийских атрибутов и символики чемпионата мира. Разница между сочинской и крымской растительностью весьма чувствительная. В Алуште, например, пальмы, растущие в открытом грунте довольно чахлые и на зиму их, укрывают. Холодновато для них там, хотя кипарисы торчат везде точно так же. В Ялте, где более жарко летом и теплее зимой, они растут посвободнее. Здесь же, большие пальмы в немалом количестве, растут вполне себе нормально, а олеандры и вовсе, как обычные кусты. Климат же, на мой взгляд, здоровее в Крыму. Он менее влажный и дышится там гораздо легче. Хотя Солнце жжет ничуть не слабее. А главное - не обливаешься постоянно потом с ног до головы. Так же и мы, ходили словно мокрые курицы. К тому же, в стороне гор, все темно от мрачных туч. Снова парит. Гадаем про себя, будет дождь, или нет?
   У волонтеров, там же, на бульваре, взяли карту Большого Сочи и спортивных объектов. Спросили про стадион Фишт. Они достаточно толково объяснили, куда и как проехать. Это не здесь, это - в Адлер. Я так и знал, что наше путешествие собственно центром Сочи не ограничится. Ну и поедем! Каких-то пятнадцать километров против уже пройденных... сущие пустяки. Раз мы уже сюда приперлись, то других вариантов нет и быть не может. На вопрос, есть ли там стоянки - они ответили, что в настоящее время, когда нет матчей, со стоянкой проблем не должно быть.
   Край магнолий, в котором плещет море... Мальчишки только на заборах не сидят. Выросли уже давно те мальчишки. Часть нынешних, сидит, наверное, в дорогих кабаках, да и заборы давно не те. А магнолии все те же. Чудесные белые цветы висят прямо над головой, издавая одуряющий аромат. Если бы не один момент. Именно этот одуряющий аромат. Как-то наши отдыхающие, еще во времена СССР, соблазнившись их видом, притащили домой пару цветов. Кто видел цветы магнолии, согласятся со мной, что они очень красивые, но их запах настолько сильный, что в условиях замкнутого пространства квартиры, мгновенно достигает такой концентрации, что переходит в жуткую вонь, от которой тут же начинает кружиться и болеть голова.
   Проснетесь Вы, или нет, если оставите эти цветы на тумбочке у кровати на ночь - не знаю, не экспериментировал, честно сказать - боюсь. Но, вероятнее всего, ощущения у Вас будут сродни тем, которые может испытать человек, выкрасивший в своей комнате, что-то большое нитроэмалью и легший там же спать, при закрытых окнах. В тот раз, пришлось бежать с порога в комнату и, к неудовольствию пришедших с моря отдыхающих, выкидывать цветы в окно. Потом - долго и мучительно проветривать квартиру, потому что запах въедался буквально во все, что там было. Утро, между тем, все расставило на свои места. Наши отдыхающие обивали углы стен своими большими и тяжелыми головами. И это - несмотря на усиленное проветривание!
   Естественно, гуляя по центру приморского города, невозможно отказать себе в прогулке у моря. Море - это главный объект любого курортного города. Оно прекрасно в любое время и в любом состоянии. Первым делом прогулялись по порту, точнее - местному яхт-клубу. Мы гуляли, поминутно отбиваясь от навязчивых предложений морских прогулок. На любой вкус - с рыбалкой, е.алкой и прочими заманчивыми вариантами проведения досуга. Причем все яхты отправлялись строго через пять минут.
   Красивый старый морской вокзал, схожий своим шпилем со звездой с московским речным вокзалом, служит отличным ориентиром и является одним из символов города. Только, в сравнении с Речным вокзалом Москвы - больше и ухоженнее. Олимпиада и чемпионат мира сказываются и здесь. На причальной стенке яхт-клуба красуется яркая табличка - "Ловить рыбу запрещено". Но куча рыбаков, невозмутимо сидит и ловит. И никто им слова не говорит. Наоборот - подходят, интересуются, что клюет и на какую наживку. Нет, эту страну никому и никогда не победить!
   Далее, вдоль моря, идем по насыпи до нового морского вокзала, от которого отходит в направлении Ялты большой, белый круизный лайнер "Князь Владимир". Безупречная, гладкая дорога, со стороны моря ограждена волноломами и защитными барьерами. Как обычно - на клумбах много цветов и вездесущих пальм. С другой стороны, от волноломов - место впадения в море реки Сочи. Река достаточно полноводная, а в устье, стесненная наносами, еще и глубокая. Дна, во всяком случае, не видно. На намытом волнами пляже - палатки и отдыхающие неформалы. Здесь вовсю тусит пролетариат. По побережью - вместе с навороченными здравницами и отелями, иногда встречается недострой, своей уродливо торчащей ржавой арматурой, поганящий весь окружающий пейзаж. В речке - рыбаки, стоящие по колено в воде. Что-то ловят. Волны моря, немного дальше, перекатываются через намытую косу, которая сейчас почти вся скрыта под водой, но прекрасно видна.
   Возвращаемся в город. На свежем воздухе активизировался метаболизм и возникло чувство, вроде чувства голода. Столовок в ближайшем доступе не нашли, видимо сказался первый приезд и плохое знание местности, посему решили закатить импровизированный обед в местном Макдональдсе. Хотя мы не поклонники этой сети быстрого питания. Несмотря на лето и центр города, людей сравнительно немного. И сменяются они быстро. Никто с томным видом не сидит по три часа с ноутбуком на столе, в компании с чашечкой кофе, как это можно частенько увидеть в Москве. Поели - и вперед! Гулять, смотреть, набираться впечатлений.
   Бросились в глаза местные архитектурные изыски. Климат в Сочи сырой, штукатурка на домах, под дождями облазит довольно быстро. Но выход нашелся довольно оригинальный. Прямо по облезлому фасаду нескольких жилых домов, налепили стеклопакеты. Обычная жилая пятиэтажка превратилась почти в офисный аквариум, а за тонированными стеклами, если приглядеться, проглядывала та же самая облезлая штукатурка фасада. Но вряд ли иностранные гости, прибывшие на праздник жизни в российские субтропики, будут сильно приглядываться к тому, что кроется за внешне благополучной оболочкой.
   Настала пора отъезда в Адлер. По дороге еще пару раз встали в пробке. В Адлере- куча эстакад и развязок. Аэропорт - вот он, у самой дороги и прекрасно с нее просматривается. Иногда со стороны моря кто-то заходит на посадку, и кто-то набирает высоту. Указатель "Олимпийский парк, Красная поляна" - в результате - уехали не туда. Проехали мимо аэропорта в сторону гор. Нет, нам на горнолыжные трассы не нужно. Мы хотим к морю, в тепло.
   При первой же возможности развернулись и возвратились обратно. Объехали аэропорт, с другой стороны. Он, кстати, совсем небольшой. Летное поле зажато между горами - сильно не распляшешься. Посмотрели на новенький аэровокзал. Решили поехать в сторону Веселого. Что-то нам подсказывало, что нам ехать именно туда. Повернули и включили навигатор. Он нам показал, что мы всего в 9 км от искомых объектов и мы движемся верной дорогой, как говорил великий Ленин.
   Перед тем, как выехать на финишную прямую, снова пришлось потолкаться по замысловатой траектории. Разумеется - опять через довольно плотную пробку. Навигатор сказал - "Впереди круговое движение, второй съезд" затем, посоветовал держаться правее и через триста метров повернуть направо с последующим крутым поворотом налево. Снова выехали на ту же дорогу, но на другую сторону. А через двести метров, тот же голос нам сказал - поверните направо и в дальнейшем, п.здуйте прямо, никуда не сворачивая.
   А вот и собственно Олимпийский парк на берегу моря. Тот, который мы так долго искали. Довольно большие стоянки и практически нет машин. Вернее - они есть и их немало, но они совершенно теряются на фоне огромной площади. Прикинули про себя - идти достаточно далеко. Утопчемся. Площадь парка более тысячи гектаров. Подъехал мужик на электромобиле и предложил экскурсию по Олимпийскому парку. После недолгих размышлений мы согласились. Во-первых, пешком идти довольно далеко, а во-вторых, пусть нам профессионально расскажет обо всем, что мы видим вокруг.
   Пока мы ездили, он нам поведал о собственно городе Сочи, о том, как он образовывался и почему Сочи - это все побережье от Лазаревского до Адлера. Рассказал так же о том, как это все строилось и что было здесь до Олимпиады. Что "Фишт" в переводе значит - "Белая голова". Что это место славилось своей холерой, которую преодолели только в 50-х годах прошлого века. А название "Адлер" - в переводе с немецкого "Орел" и, в свою очередь, созвучное с фамилией древнего аджарского аристократического рода, обитавшего в этих местах.
   Мы же, слушая это, про себя прикидывали, сколько денег здесь было отмыто и попросту спижжено во время строительства. Чего стоят одни лишь пальмы, привезенные в приблизительно пятнадцатилетнем возрасте из Италии и высаженные в Олимпийском парке. А чтобы они не падали - их удерживали растяжками. Деньги, судя по всему, причастные лица здесь воровали едва ли не на развес. Кто-то себя обеспечил до старости правнуков. И не исключено, что мы все его знаем. И здесь я говорю вовсе не о нынешнем Президенте, а о лицах куда более мелкого масштаба.
   Вот так, рассказывая истории из жизни и толково отвечая на наши вопросы, наш экскурсовод провез нас мимо трассы Формулы-1, к центру Олимпийского парка. Устроили небольшую фотосессию на фоне стадиона Фишт, где предстоял четвертьфинальный матч сборных России и Хорватии в рамках чемпионата мира. И ледового дворца Большой, где наша хоккейная сборная, сплошь состоявшая из звезд мирового уровня, сделавших всем большое одолжение, что приехали из НХЛ, круто обосралась на блистательно проведенной домашней Олимпиаде.
   На центральной площади Олимпийского парка красуется Олимпийский факел, теперь превращенный в светомузыкальный фонтан. Говорят - красиво. Почему бы и нет? Большая, круглая чаша воды - все, что необходимо. Факел, как нам сказал наш гид, был оборудован турбиной, нагнетавшей газ в горелку. И звук от этого был почти такой, какой бывает у взлетающего самолета. И расход - как у самолета на взлете. 80.000 (восемьдесят тысяч) кубов газа в час - хуяк! И в небо! А мы... мы за ценой не постоим! Мы щедрые! И пофиг, что не все населенные пункты газифицированы даже в европейской части нашей великой и прекрасной страны, в данном случае - это не важно. Главное - международный престиж, остальное - мелочи. "Пипл" может и подождать. Лет сто - сто пятьдесят. Не сдохли же...
   Попрощались с нашим экскурсоводом и пошли гулять самостоятельно. Благо - было, где разгуляться. На площади - поймали удачный ракурс с олимпийским факелом и стадионом на заднем плане. Действительно, получилась птица. Красиво. Но две какие-то бестолочи, говорившие не по-русски, и очень похожие на итальянок, или испанок, все время маячили в кадре, пытаясь испортить вид. Однако, тратить нервы на бесполезные разговоры с низшими формами жизни, не понимающими нормального языка мы не стали, а попросту обойдя их и, в свою очередь, влезши в кадр им, сделали несколько прекрасных снимков.
   От площади дошли до набережной. Красиво, ново, как обычно - много цветов, но пляжи - говно полное. Песок, вперемешку с галечником и огромные камни, видимо отсыпка, у кромки воды. Как нам сказали - на месте всего этого рукотворного великолепия в недалеком прошлом была болотистая Имеретинская низменность. Горы затянуло черными тучами и парило. Со стороны Абхазии, до которой здесь было всего-то километра три по прямой, надвигались зловещие кучевые облака. А в горах с той стороны стало и вовсе черно. Памятуя Ростов и тот тропический шторм, который нам не дал поспать, повернули обратно, на стоянку. Было душно. Но затем подул свежий ветерок и тучи стало постепенно разгонять.
   Кстати, никогда не купались в море при сильном дожде? Желательно даже, при ливне? Весьма занятно, я Вам так скажу! И зрелище необычное. Вспомните, что бывает, когда в воду попадает какой-нибудь мелкий предмет. Сперва он на поверхности выбивает ямку, потом она схлопывается, по воде идут круги и вверх выплескивается маленький такой фонтанчик с капелькой. Так вроде? Так вот представьте, что при ливне - таких капелек миллиарды и кажется, что вся поверхность моря усеяна маленькими стеклянными шариками, скачущими вверх - вниз. Ну, или, для пущей поэтичности момента - жемчужинками. А когда Вы сидите в воде, температура которой около 25 градусов, то эти жемчужинки скачут вокруг Вас, покуда хватает взгляда. Главное - чтобы град не пошел. Тогда жемчужинки, но уже твердые, могут попадать по незащищенной голове, что весьма неприятно и навсегда испортит общую картину.
   У аттракционов снова встретились с нашим экскурсоводом. Посмеялись, сказав, что на второй круг не пойдем. Пожелали друг другу удачи и разошлись. По Радужному мосту, по зеленой его части, вышли из Парка, напоследок сфотографировавшись на фоне замысловатого отеля в восточном стиле и трибун автодрома. Радужный мост - это по сути, пять мостов, расположенных параллельно, соединяющих Олимпийский парк со входом в него и окрашенных в цвет олимпийских колец. По черному мосту, символизирующему судя по всему, Африку, желающих ходить было немного. Все в основном, ходили по более веселеньким расцветкам. Вышли на стоянку мимо железнодорожного вокзала, на который прибывают Ласточки с болельщиками и посетителями парка. Выдвигаясь в сторону дома, решили проехаться по набережной, тем более, что наш экскурсовод сказал, что это один из кратчайших и беспробочных маршрутов. К абхазской границе не поехали, устали уже, несмотря на то, что она была всего в трех километрах отсюда.
   На набережной движение остановили гаишники. На открытую тренировку везли сборную Хорватии. А мы-то убогие, не могли понять, почему на воротах Парка уже стоят контролирующие работники вместе с волонтерами. Спросил у инспектора, правильно ли мы едем в сторону Сочи. Тот едва кивнул головой с хмурым видом. Ну что же, дежурные улыбочки и показная любезность - они для иностранцев, а мы хули, - россияне, обойдемся. С нами не нужно лицемерить. Мы-то вас знаем, как облупленных. Гаишник - он и есть гаишник, приятнейший человек и остроумный собеседник, независимо от того, в Москве ли он с палкой полосатой на дороге стоит, на трассе под белорусским Брестом, или в Адлере.
   Выбрались по указателям в сторону Джубги и поехали домой. На въезде в сам Адлер встали в пробке. Мимо нас пару раз пронеслась скорая с мигалками за ней, как обычно в таких случаях, бампер к бамперу и моргая аварийками - местный ухарь. Здесь скорые с мигалками ездят посередине дороги, а не по обочине крайнего левого ряда, как на МКАДе. Все без вопросов, расступаются. Подумали сперва, что впереди авария. Нет, пробка рассосалась сама собой - все ужались, проехали, свернули, припарковались и съехали - и нет ее. Дальше едем с нормальной для населенного пункта скоростью. Попутно, пока тянулись, сфотографировали аэропорт с дороги.
   Центр Сочи пролетели по туннелям с ветерком. Потом снова пошли серпантины и, что хуже, начало темнеть. Темнеет на юге быстро. "В городе Сочи - темные ночи", - помните? Как раз, тот случай. Ну а кто сказал, что в сказку попали? Пару раз "на тоненького" разъезжались со встречным транспортом, в том числе - грузовиками. Перед Дагомысом шедший впереди автобус с пермскими номерами не смог на повороте разъехаться с шедшей на спуск фурой и застрял. Потом они с горем пополам все же разошлись, но автобус чуть было не скатился на нас, а трогаясь газанул так, что запах горелого сцепления и тормозных колодок еще некоторое время висел над трассой.
   Обогнав, в конце концов автобус, некоторое время мы ехали впереди небольшой колонны. Ехавший сразу позади таксист, даже не пытался обгонять, так и ехал, то сближаясь, то вновь отставая. В конце концов, он ушел куда-то на примыкающую улицу в Лоо. Кто-то сзади нетерпеливо пару раз сигналил. Кто - выяснилось на первом же прямом участке без машин. Нервно бибикнув, вперед вырвался микроавтобус с московскими номерами, а вслед за ним - черная Приора с татарскими. Они вскоре исчезли за ближайшим закрытым поворотом. Ну... летите голуби, летите... Только смотрите, не улетите куда-нибудь. Много вас тут таких улетает практически ежедневно.
   Чуть позже догнали еле едущий Хендэ Санта Фе. Номера ростовские. Мне вообще везет в последнее время на различных оленей с ростовскими номерами. То ДТП на ровном месте чуть не устроят, выворачивая на главную дорогу, не глядя по сторонам, то мигают фарами, чтобы пропустили, а потом, через сто метров из крайнего левого ряда перестраиваются в крайний правый и скрываются в подворотне... Из люка по пояс торчал женский силуэт с белыми волосами на голове, как бы намекая на то, что нужно быть предельно внимательными, снимающий на телефон догорающий над морем закат. Иногда этот силуэт снова прятался в люк, и тогда машина начинала ехать чуть быстрее. Но, когда он возникал вновь, все повторялось снова, невзирая на негодующие сигналы едущих следом. Когда нам пришлось немного нарушить правила и, на очередном прямом и свободном участке их обогнать, то оказалось, что в машине едут не одна дура, а две. Одна с телефоном, а вторая - с глазами "срущей мыши", вцепившись обеими руками в руль.
   Возле Дерекоя чуть не въехали в небольшое стадо коров, которых кто-то умный выпустил погулять вдоль трассы на ночь глядя. Моцион им, блять устроить перед сном, после ужина. В очередной раз убедились в том, что рация в машине - вещь нужная. Кто-то дальнобойный предупредил нас, а мы в свою очередь, не остались в долгу тоже, оповестив всех, кто находится в пути. А вообще - крайне необычно выглядят в темноте, светясь глазами, флегматично бредущие куда-то стадом жвачные, без старшего группы, без специальных жилетов со светоотражающими полосами, без сигнальных флажков и фонарей, мерно покачивая рогатыми головами, среди несущихся по дороге легковушек, грузовиков и фур с автобусами.
   Немного погодя - въехали на участок дорожных работ. Чувак с палочкой важно дал сигнал на отправление, выслушав указание от кого-то по рации. Чуть не прокляли все! На дороге меняют асфальт. Содрали верхний слой, вместе с разметкой. Иногда по машине прилетают мелкие камешки. И ладно - сам ничего не видишь и край дороги определяешь чисто интуитивно, иногда цепляя обочину, так то же самое делают и на встречной полосе, слепя тебя же светом фар! Скорости при этом остались те же. Короче говоря - ехали и боялись. Всего на свете.
   Стал ловить себя на мысли, что уже не просто туплю, а дурею, от этих бесконечных спусков - подъемов и бесконечных закрытых поворотов. Интересно, что здесь бывает, когда выпадает редкий в этих местах снег? Так, наверное, выглядит п.здец в своем материальном воплощении. Снимаю шляпу перед водителями фур, которые умудряются гонять свои многотонные грузовики по таким дорогам.
   После Туапсе пристроился за КамАЗом - мусоровозом и сбавил скорость. Да! Конечно, не красивая белая фура с синим слоном на тенте. Но пусть кто-нибудь хоть недолго поедет впереди и сигналит стопами и поворотниками. Он едет вроде бы пустой - от него не воняет и ничего из кузова на дорогу не летит. А мы тем временем, немного отдохнем. Довольно утомительное это занятие - ехать первым по горной дороге. Однако через некоторое время грузовик принял правее, освобождая дорогу для проезда скопившегося хвоста. Снова пришлось ехать впереди. Голова стала уже вообще дурная. Если бы не мой верный штурман, сидящий рядом и периодически подававший сигналы, то наверняка бы в конце концов, уехал не туда.
   Слава Богу, наконец-то показался указатель Ольгинка. Штурман предупредила, чтобы не прозевал поворот в сторону дома. Поворот не прозевал, но после него чуть было не поехал прямо, вместо того, чтобы повернуть налево, в сторону дома. Однако все закончилось в конце концов, благополучно, после сигнального выкрика - "Леша, пиво - налево!". При почти полной утрате работоспособности мозга, инстинкт сработал безотказно. Повернули туда, куда нужно. Машина остановилась возле еще открытого магазина разливного пива. Приятная продавщица уже собиралась сворачивать деятельность. Но мы успели! И скоро в моих руках оказались две потеющие бутылки волшебного напитка. Хадыженское светлое нефильтрованное. Не пьянства ради, а исключительно ради пополнения запаса электролитов в организме.
   Мы сделали это! Более трехсот километров выматывающей горной дороги за день и масса незабываемых впечатлений. Взят новый рубеж по сложности и протяженности, после путешествия вдоль всего ЮБК по Судакской трассе. А еще - наконец-то мы дома! Непобедимый экипаж зааплодировал пилоту, а усталая машина снова встала на свое место под деревом во дворе. Вот так!
   P.S. Пока все это писалось, на следующий день после нашего приезда, город Сочи накрыл тропический ливень, плавно перешедший в настоящий Великий потоп. Тот самый, с которым мы накануне счастливо разминулись, гуляя по городу в тени от туч, а не по пеклу южного полудня. Который так долго собирался, что в конце концов, превратил улицы и переулки на всем побережье, в бешеные потоки мутной воды. А сборная Хорватии на стадионе "Фишт", проехавшая тогда мимо нас на тренировку, после ничьи 2:2 за 120 минут игрового времени, выиграла по пенальти у сборной России 4:3 и вышла в полуфинал чемпионата мира.
  

Ну здравствуй, мост!

   Весь день отсыпались, насколько это возможно. Не пробовали спать в сауне? По - трезвому? Нет? Ну попытайтесь, если хотите поэкспериментировать. Такое создавалось впечатление, что дождь мы всюду таскаем за собой. Были в Сочи - затопило город на следующий день... Уезжаем из Ольгинки - зловещая чернота вновь клубится над горами. Плюнув на все, закрыли все окна в квартире и включили оба кондиционера, закрыв окна и задернув их плотными шторами. Через какое-то время стало хорошо и свежо. Как в продуктовом магазине напротив дома. Там кондиционеры вообще - молотят дни напролет, создавая комфортный микроклимат. Охлаждали до тех пор, пока сами мерзнуть не начали. Зато появилась нужная сонливость.
   Короче говоря, отдохнули, а тут и полуфинал подоспел, Англия - Хорватия. Решили так - посмотрим, как сыграют - и в дорогу. Посмотрели, досмотрели до дополнительного времени и, чтобы не надоедать всем домашним, сели на дорожку. На улице разобнимались со всеми и отправились восвояси. На выезде из поселка зарулили на заправку. На заправке - тишина. У колонок стоят два Крузера, шланги в баках, возле них - никого. Все - в заправке. Нам в общем-то пофиг, у нас нужный бак, с другой стороны. Все смотрят футбол. Чувак на кассе, приняв заказ на сорок литров, с видом - "Отъ.бись от меня противный, не до тебя теперь", - выдал мне чек и снова уставился в экран висевшего на стене телевизора. Сто двадцатая минута, Англия "летит" 2:1. Вот это да... Кто бы мог подумать. Справедливо решив, что за две добавленные минуты Англия вряд ли отыграется, спокойно заправился и машина умчалась в темную южную ночь, на серпантин, по дороге на Джубгу.
   Прибрежные поселки миновали без проблем. Народ давно рассосался по своим углам, на улице остались лишь самые неприкаянные, либо те, кто не любит футбол. После Джубги ушли на Новороссийск и стали постепенно уходить в горы. Поселки, встречающиеся по дороге, стали более угрюмыми. Моря нет - и праздника тоже. Последние проблески праздника угасли вместе со знаком "окончание населенного пункта" в Архипо - Осиповке. А мы все уходим в сторону гор. В темноте промелькнул монументальный знак "Курортный район Геленджик".
   Дорога уходила все круче. Начался серпантин с довольно резким набором высоты. Вот он, Михайловский перевал и дорога пошла вниз. Еще пропетляли некоторое время и выкатились на сравнительно новое покрытие дороги мимо Геленджика к Новороссийску. Залитый огнями Геленджик лежал слева от нас, огибая бухту. Где-то там, в бухту слили массу фекалий, после чего разгорелся нешуточный скандал и досрочно завершился курортный сезон. Народ говорят, еще какое-то время, пытался плавать, огибая милые какашки, болтавшиеся в воде, прямо перед носом...
   Сильно вдавливать педаль в пол не стал, набрал свою "соточку" и машина плавно следовала в сторону Новороссийска, огни которого постепенно появлялись вдали, после того, как проехали Кабардинку. Дорогу сделали за прошедший год действительно классную. Гладкий асфальт, обустроенные обочины, яркая разметка и отбойник посередине. Ночью стало немного прохладнее, дорога пустая, только лишь изредка проносятся машины с местными номерами. Местные на то и местные, что дорогу знают. Пусть себе летают, сердешные.
   На подъезде к Новороссийску рация, молчавшая весь вечер и ночь, буквально взорвалась разговорами дальнобойщиков. Все говорили о какой-то очереди. Понюхав вдоволь запах сырой нефти у огромного перевалочного комплекса компании "Транснефть", сквозь промежутки в заборе увидев стоящие у причалов танкеры, стали понемногу втягиваться в Восточный район Новороссийска. По сути, не район города, а большую промзону. Рация не умолкала. А вскоре стала ясна и причина. У зерновых причалов - стоит завеса из пыли, и масса грузовиков грузятся, или наоборот, разгружаются у силосной башни.
   Мы стали колесить по ночным улицам. С поиском главной дороги проблем не было никаких, во-первых, мы уже не в первый раз едем этим маршрутом, а во-вторых, встречное направление дороги было буквально забито массой груженых грузовиков. По улицам выползли на нужный нам перекресток к Цемдолине и ушли на Анапское шоссе. Дорога снова стала петлять и уходить в горы, а по ней все шли груженые грузовики. Таким образом, петляя, въехали в Верхнебаканский, а уже оттуда, по ровной дороге - на Анапу. Там же, в Верхнебаканском, увидели указатель - "Крымский мост", пока еще - на желтом фоне. Сколько до него километров, рассмотреть не успели, поняли лишь одно - едем верной дорогой.
   По ровному - докатились до Анапы, а после нее - ушли на аэропорт. Вскоре появилась знакомая нам заправка фирмы "Руссойл". И бензин по 41.50. Залили все, что можно. Чтобы в пути уже не останавливаться. До самого Крыма. Встретили еще пару знаков "Крымский мост". Сначала 96 км до него, а потом - все ближе. Дорогу во многих местах стал накрывать туман, скапливавшийся в местных низинах и временами, достигая концентрации молока. Приходилось ехать с известной долей осторожности. Наконец, после поворота на порт Тамань, показалась новая развязка, над которой висел синий знак со стрелками. Одна из них показывала, что Крымский мост и Керчь - "туда", а Порт-Кавказ - "сюда". Ну вот, "туда" мы и повернули.
   Сразу пошла прекрасная, ровная дорога. При сотне километров в час можно спокойно читать. Пока еще не совсем обустроенная, но работы в этом направлении по бокам от нее, ведутся серьезные. Примыкающие развязки еще закрыты, почти все доделываются. Посему - на главной магистрали к мосту, довольно пусто. Фонарные столбы возвышаются посередине, но пока еще не освещают ничего. Машина летит сквозь темноту, выхватывая светом фар лишь катафоты на отбойниках с двух сторон и разделительную линию посередине и обочину. Иногда окрестности освещают табло "Росавтодора", говоря нам о температуре, влажности и ветре.
   Вдали, вереницей желтых огоньков маячит коса Чушка с паромной переправой. Где-то там, все еще соединяет берега паром. Там мы ездили в позапрошлом и прошлом годах. Между прочим, если Вы - счастливый обладатель домашнего аквариума, то прокатитесь в ту сторону! Не пожалеете. На пляже, со стороны Азовского моря, огромное количество раковин моллюсков, причем - приличной величины. Будет чем украсить интерьер водного мира.
   Справа от нас появилась инфраструктура РЖД, а чуть позже, по насыпи, тянувшейся справа, вдоль дороги, локомотив, освещая окрестности своим прожектором, потянул мимо нас длинный состав из бочек с горючим. Но нам - вон туда, в темноту, вперед. И только - вперед! К мосту!
   Миновали еще одно, освещавшее окрестности табло Росавтодора. И вот - началась освещенная часть нашей дороги. Фонари, установленные посередине отбойника, заливают все вокруг своим желтым светом. Небо понемногу уже начало светлеть. Дорога пошла над водой, все еще неясно различимой в предрассветных сумерках. Далеко справа виднелась желтая вереница огоньков паромной переправы. А наша вереница, делала довольно крутой изгиб вправо - на остров Тузла. Теперь вокруг нас были покрытые травой мелкие островки.
   Затем - последовал тоже, довольно крутой изгиб, но уже влево и стало видно, что дорога начинает подниматься вверх - к судоходной части моста. Слева же от нас, за отбойником, возвышались железнодорожные опоры с надвинутыми местами, пролетами. Железнодорожный мост в перспективе, должен идти гораздо выше автомобильного. Вернее - подниматься дольше и выше. Наконец, дорога впереди стала резко взмывать вверх. Вот они, арки моста, о которых так много писали, в результате уникальной операции, поднятые вверх и смонтированные на опорах! Недолгий подъем и такой же, недолгий, спуск. Мы в Крыму! Здравствуй, наша малая родина!
   Хочу сказать тем, кто пишет всякую херню, относительно того, что на мосту что-то там при движении машин шатается и от ветра болтается. Перестаньте жрать галлюциногенные грибы и потом, будучи основательно под кайфом, рассказывать всякие ужасы. Вы, наверное, работаете на штаб Навального? Или Анального? Как там его? Ни на кого, кроме лиц особо истеричных и впечатлительных, подобная дребедень не подействует. Данные сюжеты разве что, можно рассказывать на канале ТВ-3, среди оборотней, полтергейстов и прочих ужастиков, или на лужайке в темном лесу, при полной Луне, но не на полном серьезе. Эта махина сделана если не на века, то всерьез и надолго! Друзья, едьте и ничего не бойтесь! Мост Вас выдержит. Ничего там не шатается!
   Работы вокруг моста и на нем самом - еще что называется, "выше крыши", но поток легкового транспорта уже идет. Скоро должен пойти и грузовой. В Керчь заезжать не стали, здраво рассудив, что любая задержка в пути чревата потерями времени на трассе, особенно в "жопе мира" - участке по берегу моря, возле Феодосии. Большое количество строящихся участков, мест выезда технологического транспорта и обилие круглосуточно работающей вокруг техники, весьма ощутимо снижают скорость движения. Едем около 80 в час, но устойчиво, практически не снижая скорости. На часах - около пяти утра. Еще не все проснулись, а значит, можно приехать домой и раньше означенного срока в двенадцать дня.
   Где-то по трассе, при проведении работ, вскрыли уникальную карстовую пещеру с огромным, как говорят, количеством ископаемых остатков разного зверья. Да настолько уникальную, что встал вопрос о том, как осуществлять дальнейшее строительство в данном районе. А как вы хотели? Крым никогда не перестанет удивлять! Чтобы увидеть все его достопримечательности, не хватит человеческой жизни! Правда, мы пока не узнали, где находится это место, никакой информации об этом, пока ехали, не встретили. Вполне может быть, что она находится где-то между Старым Крымом и Симферополем - тогда да, потому что нас там не было.
   Показались дальние пригороды Феодосии. Дорога сузилась и пошла вдоль берега моря, зажатая между берегом, двумя мелкими, солеными озерами и частными гостиницами, обитатели которых уже проснулись и начинают бегать через дорогу. На прибрежной полосе - огромное количество палаток и машин. Отметили для себя нечто новое - наверное в целях борьбы с пробками, кто-то умный догадался установить на дороге светофоры, причем, в среднем, каждые метров триста. Потом - газеты и прочие так называемые СМИ пишут о чудовищных пробках на трассе, ведущей от моста, транспортном коллапсе в Крыму, связанном с мостом и прочими ужасами. Причем, делая акцент на том, что эти пробки - возле Феодосии.
   Что хочется сказать в этой связи? Ну понатыкайте светофоров каждые сто метров, может пробки, блять, в таком случае сами собой рассосутся, потому что народ станет ездить тупо через окрестную степь по грунтовкам! Нет грунтовок? Пробьют, если нужно будет, в течение суток! Какая беда в России основная, кроме дураков? Разумеется - дороги. Отсюда - огромное число людей на автомобилях - ВНЕдорожниках! Нас ли пугать ездой хер знает по чем! Да... в последнее время создается впечатление, что всем правят не профессионалы, а "эффективные менеджеры", набираемые на материке по объявлению на "Авито", а олигофрения разной степени, стала судя по всему, необходимым условием для зачисления в стратегический резерв управленческих кадров.
   Но... нам повезло и в этот раз, узкое место проехали по "зеленой волне", удачно попав в зеленый сигнал светофоров и остановившись от силы раза два, да и то - ненадолго. "Кто рано встает - тому Бог подает!", а мы собственно и не ложились еще... Литр "Адреналина" делает свое дело и спать пока не хочется. И мозг довольно ясный.
   За Старым Крымом свернули на Судакскую трассу. Через Коктебель на этот раз не поехали. Захотелось полюбоваться волшебными видами Южного берега. А заодно - сравнить с трассой на Сочи. Итак, по количеству виражей на серпантинах, Судакская трасса ничем не уступает трассе Сочинской. Разве что несколько короче. Всего каких-то 78 километров. От Судака до Алушты. Но! Есть одно маленькое "Но"... Эти километры еще нужно проехать! Сочинская трасса прекрасно обустроена с новым покрытием на всем своем протяжении. Наследие Олимпиады.
   Судакская же - гораздо уже, а за новым отбойником, уже порядком помятым в нескольких местах - частенько уходит вниз не пропасть, конечно, но довольно крутой склон, улететь с которого смерти подобно. В прошлом году таким образом со склона улетел автобус. Были жертвы. Асфальт на ней старый и порядком убитый, что в сочетании с примерно полуметровой глубины промоинам по обочине, оставшимися после прошлогодних ливней, смывавших автомобили и целые виноградники, делает ее гораздо экстремальнее. Но в плане видов окрестной природы - более выигрышной из-за более разреженной растительности.
   Может, если когда-нибудь Олимпиаду рискнут провести в Крыму, или наступит долгожданное Второе Пришествие, то ее и сделают, но пока... Рация как будто озверела. Несмотря на полное отсутствие грузовиков, пошел непрерывный поток рекламных объявлений, за которым ровно ничего не было слышно. Просто - сплошная трескотня в эфире. Для кого? Для чего? Причем рекламируемое зачастую находилось достаточно далеко от Южного берега и Крыма вообще.
   Периодически останавливаясь для фотосъемки прекрасных открывающихся видов гор и побережья, мы не спеша добрались до дома. Впереди забелели девятиэтажки поселка Мирный. А вот и сам знак "Алушта" на белом фоне. Мы дома! Восемь утра. Весь путь от Ольгинки до конечного пункта по довольно сложной дороге мы, не спеша, проделали за девять часов. Мы прибыли в конечный пункт!
  

С юга на север.

   Уж так нам понравились в прошлом году арбузы из Армянска, что мы решили повторить нашу поездку с юга Крыма, прямиком на север. Плюс к тому, были еще некоторые дела в самом Армянске. На этот раз не стали убивать зря время, делая довольно большой крюк через Джанкой, а сразу, по объездной пошлепали до отворота на Аэропорт и, через Гвардейское пошли на север напрямую.
   Как только выбрались из него, перед нами раскинулась, пологими холмами уходя вдаль, крымская степь. Вернее, даже не степь, а внешняя гряда Крымских гор. Да, есть и такая. Природа красива всегда, но, на мой взгляд, горная местность все же красивее. В степи - бескрайнее все, на за что глазу зацепиться, а в горах - хоть горизонт и ближе, но - причудливее. А если на досуге взять и вскарабкаться на одну из горок - тот самый горизонт расширяется до тех пор, пока хватает возможностей зрения. Тем не менее, слегка холмистая, желто - зелено - коричневая равнина в сочетании с тополями лесополос и причудливыми облаками, бегущими по небу, являла собой довольно красивую и безмятежную картину.
   Долгое время, наш взгляд приковывала огромная, но одинокая, графитного цвета туча, висевшая прямо по курсу. Туча сливалась темно-серой пеленой с местностью под ней, и периодически электрически соединялась с землей сине-белыми ломанными линиями, о чем периодически извещала всю округу звуками, похожими на выстрелы. Однако немного погодя, мы уклонились вправо от нее и удовольствовались ролью сторонних наблюдателей за природным явлением.
   Дорога под колесами была вполне приличного качества, что позволяло держать скорость около сотни, только лишь иногда снижая, для проезда по неаккуратно сделанным заплаткам. К тому же - еще и проложенная вне населенных пунктов. Но - еще раз повторю, дорога вполне приличного качества. Не Белоруссия, конечно, но для двадцать с лишним лет убиваемого Крыма, нормальная. Кое-где уже были заново уложенные участки полотна, где можно было разогнаться еще быстрее.
   Несколько "ветряков" махали своими крыльями недалеко от дороги. Пейзаж для обывателя, редко сталкивающегося с этим, довольно необычный. Ветроэнергетика на мой взгляд - хрень полная. Как поле для экспериментов у умных дядек в очках - это да... Но вот, насколько это экономически целесообразно и выгодно - вопрос. Уж слишком это хлопотное дело в обслуживании, аккумулировании и прочих, сопутствующих вещах. Да и вырабатывается сравнительно мало этой самой энергии. Но, Бог с ней, с ветроэнергетикой, оставим всякие заключения за специалистами. Им, в конце концов, за это деньги платят.
   Ближе к Красноперекопску периодически мелькают следы Северо-Крымского канала. Сами гидроузлы, я так понимаю, еще поддерживаются в рабочем состоянии, во всяком случае, все покрашено и побелено, ржавчины не видно, но вот вместо блестящего зеркала воды - в лучшем случае, зеленая травка на дне, в худшем - остатки засохших водорослей и ила. Хотя... одно не лучше другого, воды - все равно нет. Но - местные как-то научились выкручиваться и без нее. Бурят скважины, например. Не умерли же местные жители до прокладки канала, не умрут и сейчас. Вместо риса посадят что-нибудь засухоустойчивое. И снова будут при деле.
   Выжженный Солнцем Красноперекопск открылся видом унылых облупленных пятиэтажек и домов частного сектора посреди степи. Активно функционировавшая когда-то железная дорога, ныне, после всех этих разделений, оставила город не у дел. На железке - тишина. Лишь стоят на путях несколько товарных вагонов. Не найдя ничего интересного, проехали его насквозь, не останавливаясь.
   За Красноперекопском - довольно большое соленое озеро. На противоположном берегу - остатки былой индустриальной роскоши - что-то вроде местной ТЭЦ. Озеро уже начинает приобретать характерный розово-коричневый цвет, пика которого оно должно достичь примерно в августе. Характерный запах, который не спутать ни с чем, висит над окрестностями. Увидев у дроги указатель на село Почетное, решили, что на обратном пути, непременно заедем и посмотрим, что же из себя представляет это озеро.
   До Армянска - нашего конечного пункта, остается с десяток километров. Перед городом прекрасная дорога. Видимо, чтобы продемонстрировать въезжающим иностранцам с территории Украины, что дороги в Крыму хорошие. Немного правее нового полотна, еще кое-где виднеются фрагменты старого. Прием - даже со следами разметки. Вокруг дороги множество кустов дикой оливы, увешанных завязавшимися плодами. Почему эту оливу не возделывают культурно - большой вопрос. Маслины и оливки местного производства, вместе с маслом... Нет, нужно гонять это все из Греции, или Испании. Хотя... это-таки Россия...Здесь легче и дешевле откуда-то привезти, чем вырастить на месте.
   Армянск замаячил на горизонте своими белыми пятиэтажками, утонувшими в зелени высоких тополей и, о чудо, - новостройками. Волею судьбы, город стал приграничным, вероятнее всего, новое жилье предназначается для военнослужащих, пограничников и таможенников. Город показался нам достаточно уютным, несмотря на плоскую, как блин, местность, компактным и разумно спланированным, в отличие от соседнего Красноперекопска.
   Первым делом - за арбузами. Проехав город насквозь, мы уехали в направлении границы. Вообще, к самому факту границы между Россией и Украиной уже пора привыкнуть. Мы уже довольно-таки далеко отошли друг от друга по своему мировоззрению и укладу жизни. К тому же, подрастающее поколение воспитывается в далеко не дружественном и не братском тоне по отношению к нам. Ну граница и граница... Никого же не удивляет наличие границы, скажем, в городе Бресте - там до поляков вообще можно пешком дойти, в прочем, я уже, наверное, повторяюсь. Такая же граница и здесь. Безлошадный народ шлепает с сумками пешком, а на сопредельной стороне, во всяком случае у нас - их уже ждут типа таксисты, чтобы доставить в любую точку Крыма. Хотя, машин с украинскими номерами, тоже довольно много по обе стороны пограничного перехода. Неплохих иномарок, как правило.
   Граница постепенно обустраивается. Вдоль Перекопского вала уже видны металлические ограждения с колючкой поверху и наблюдательные вышки. Ну, вышки здесь были и в прошлом году, а ограждения, видимо, сделали за прошедший. Хотя... вполне возможно, что мы их попросту не увидели, или не обратили внимания в прошлое посещение.
   От границы свернули на знакомую бахчу. Там вовсю копошится народ. Заехали прямо на поле, к грузовику, на который работяги, судя по всему, из местных, закидывают убранные плоды. Спросил, можно ли приобрести некоторое количество арбузов и где найти старшего. Ожидал увидеть корейца, как в прошлом году, но показали на армянина в голубой футболке, в окружении соплеменников, что-то прикидывавшего с калькулятором в тетрадке неподалеку.
   Спросил его про арбузы. Армянин посмотрел на меня хитро. "Сколько возьмешь?" - спросил он, прищурясь. "С десяток" - ответил я. "Ну, тогда скажи им, чтобы загрузили" - он показал пальцем в сторону грузивших машину и снова взялся за свои расчеты. Я вернулся к машине и открыл багажник. Тут же подбежал какой-то маленький, шустрый мужичок - "Чего? Арбузов? Сколько тебе? Рубик знает?" Рубик - судя по всему, тот старший, по имени Рубен. Я кивнул. Мне-то чего комедию ломать - "С десяток". Рубик издали махнул рукой.
   "Давай, возьми нормальных с машины!" - мужичок тихонько сказал нескольким теткам, стоявшим возле него. Пока Рубик что-то там колдовал в отдалении, бригада насыпала половину багажника довольно крупных плодов, примерно таких же, как и в прошлом году. Тогда, три арбуза вытянули у нас на 27 килограммов. Машина немного просела. "Дай двести рублей за погрузку" - попросил мужичок. Я спорить не стал, отсчитал ему две сотни и, с трудом захлопнув дверь багажного отсека и пошел рассчитываться.
   "Сколько взял?" - поинтересовался Рубик. "Килограммов пятьдесят" - ответил я, прикидывая, сколько нам на самом деле накидали работяги. Выходило больше. Раза в полтора, как минимум. "Давай тысячу и в расчете" - сказал старшой. Мы рассчитались, пожали друг другу руки и разъехались, пожелав удачи и встречи в следующем году. Так, вдоль бахчи, мы проехали до выезда на дорогу, после чего вновь возвратились в город.
   Вскоре мы нашли нужную нам улицу и дом, решили интересовавший нас вопрос и, проехав напоследок, по окраине городка, повернули обратно, выехав на центральную улицу недалеко от выезда из города. На местной железнодорожной станции, в дрожащем мареве, поднимавшемся от асфальта и выжженной травы, стояла одинокая электричка из четырех вагонов. Неплохо! Значит, железная дорога все еще живет.
   Выехав из города, устроили небольшую фотосессию у знака "Крым - край партизанской славы", сорвали несколько крупных грецких орехов с дерева неподалеку для дегустации и потихоньку порулили обратно. А вот и указатель на Почетное. Сворачиваем по указателю в данный населенный пункт. Домики, убитенькая центральная улица и остатки чего-то по-видимому, животноводческого. Хотя животные бродят неподалеку довольно ухоженные.
   Озеро, розово-коричневым блюдцем, возникло на окраине. Свернули на грунтовку и подъехали прямо к берегу, благо проходимость нашего авто вполне это позволяет. Берег загажен автомобильными шинами, досками и разной другой ерундой. Чувствуется, что рядом живут люди! Это не пустыня! Люди эти помогут в трудную минуту и подадут стакан воды уставшему страннику... Наверное. Немного отъехали подальше, туда, где берег чище.
   На берегу, из песчаной почвы, на которой поблескивают маленькие кристаллики соли, растет что-то такое небольшое, зелено-красное, с довольно мясистыми листочками. Это, наверное, и все, что может расти в таких условиях, где нормальное растение просто сдохло бы в первые же минуты. Но это чудо природы, растет себе в соленом грунте и, судя по всему, чувствует себя прекрасно.
   Вдоль кромки воды - тянется что-то белое. Подойдя поближе, увидели, что это соляная корка, твердой скорлупой облепившая сухие стебельки, торчавшие из воды и небольшие камешки. Потянул за один из стебельков и достаточно легко вынул его из почвы. Корка оказалась белоснежной, твердой и весьма гадкой на вкус. Даже не соленой. А какой-то даже горькой, с примесью чего-то непонятного.
   Пока мы бродили вокруг озера, любуясь индустриальным пейзажем на противоположном берегу, тот поезд, что стоял на станции, покатил куда-то в направлении Джанкоя. Решили взглянуть на карту, чтобы понять, где же мы сейчас. Оказалось, что от нас до Сиваша здесь, что называется, рукой подать. Километра три, если не меньше. А от озера и до собственно, него, тянутся солончаки и небольшие озерца, больше похожие на лужи. Посещение Сиваша решили отложить на следующий приезд. Сиваш безжизненен и, по сути, примерно такое же соленное озеро, как и то, на берегу которого мы сейчас стояли, только больше и соединяющееся с Азовским морем через небольшой Чонгарский пролив.
   Обратная дорога не отличалась особым разнообразием, за окнами машины тянулась все та же степь. Вдали показалась огромная палатка Чатыр-Дага. Однако впереди показалось нечто, что заставило сперва протереть глаза, не кажется ли. Прямо над дорогой, на высоте метров тридцати, оглушая всех ревом двигателей, над нами пролетел Су-25 "Грач". Ничего себе! Я посигналил ему гудком, фарами и помахал рукой. Не знаю, махал ли мне пилот, но сигналить фарами он не стал, а запаса НУРСов, видимо, пожалел. Мы переглянулись, пожалели о том, что он так неожиданно пролетел и стали ждать его обратно. Через некоторое время рев раздался вновь, но уже сзади. В этот раз мы были во всеоружии и сделали парочку занятных снимков.
   В Гвардейском, справедливо прикинув, что в районе аэропорта в этот час будет безумная пробка из возвращающихся с работы симферопольцев, повернули в сторону Московской трассы, по которой благополучно и въехали в столицу острова Крым, чтобы затем добраться до боли знакомой дорогой до родного города на Южном берегу.

*****

   Не упомянул о дороге Симферополь - Алушта. А зря. В последние украинские годы за нее взялись. Это - одно из крайне немногих позитивных изменений за прошедшее время. Сделали по две полосы в каждую сторону. Но, осторожность не помешает - полосы довольно узкие, а отбойника, разделяющего транспортные потоки, нет. Отдельные индивидуумы, обгоняя, выезжают на встречную полосу, что чревато неприятностями. К тому же, дорога идет через населенные пункты, которые тянутся вдоль дороги практически непрерывно - особо не разгонишься. Андрусово, Лозовое, Пионерское, Доброе, Заречное, Перевальное - непрерывная цепочка, кое-где просто в одну линию домов, тянущаяся вдоль трассы. Плюс к тому, в большом количестве - пешеходные переходы с ограничением скорости до 40 километров в час.
   Камер пока нет, но есть несколько светофоров, пара из которых плохо просматривается. В селе Перевальном, практически у самого выезда, есть старое кафе с довольно вкусными чебуреками, так что, есть возможность отдохнуть и приятно провести время. Далее начинается первая сложная часть маршрута. За Перевальным дорога уходит в горы. Неподалеку - еще одно аварийно-опасное место, под названием Холодная балка. Здесь трасса начинает вилять по небольшому ущелью с несколькими закрытыми и достаточно крутыми поворотами. Полотно дороги здесь, как ни странно, шире, чем в целом по трассе, что создает обманчивое ощущение безопасности. Ну а где обманчивое - жди беды. Они и приходит. Как обычно - внезапно.
   Довольно интенсивно набираем высоту и вскоре ширина дороги ужимается до одной полосы в каждом направлении, так что, если впереди едет троллейбус, или большегруз, то приходится довольно длительное время тянуться за ним, потому что карманов, куда можно заехать и пропустить скопившуюся колонну - нет. Но - некоторые неудобства подъема с лихвой компенсируются открывающимися видами на плато Чатыр-Дага. И чем выше - тем виды лучше. "Дикая красота!" - как-то сказал бесподобный Остап Бендер, наблюдая кавказскую панораму, что вполне применимо и в Крыму. Наконец, въезжаем на высшую точку маршрута - Ангарский перевал. 752 метра над уровнем моря. На перевале - пост ДПС. Иногда тормозят проезжающих.
   А дальше - спуск. Затяжной. Около десятка километров. Но - каких! Через некоторое время, начинается серпантин. Не самый, может быть и сложный, но вполне себе горный. С десяток закрытых крутых поворотов заставят Вас быть предельно внимательными. Когда дорога свободна, а это редко, но бывает, перемещение по ней не может не принести определенного удовольствия. Но, если поток транспорта интенсивен, то не исключено, что вам придется довольно долго тянуться либо за "рогатым", то бишь, троллейбусом, либо за ползущим вниз по склону большегрузом.
   Между Верхней и Нижней Кутузовками Вас ждет последний крутой поворот, вдвойне противный от того, что на 180 градусов, так еще и довольно большого радиуса. Поворот опасный. Относительно недавно на нем улетел в кювет автобус из Донецка. Были жертвы. Напоминание об этом событии - вот оно, за подпорной стенкой. Ну а дальше - относительно некрутой спуск к городу. По ровной дороге проезжаем мимо автотранспортных предприятий и троллейбусного парка, а после монументального знака следует последний крутой подъем, с последующим спуском и перед нами открываются "каменные джунгли" маленького города на Южном берегу.
  

На грязи!

Кто рано встает - тому Бог подает!

(Народная мудрость).

   Внезапно открывши для себя некоторое время назад Сакские грязи, общим решением, решили посвятить грязелечению целый день. За ужином сказали - "А не съездить ли нам?" - "Съездить!" А раз так - быстро собрали в сумки все необходимое. Встали ни свет, ни заря, чтобы потом не застрять всерьез и надолго в пробке, где-нибудь возле нового аэровокзала аэропорта, где до сих пор ведутся строительные работы.
   Нет, не застряли. Симферополь проехали, когда основная масса народа еще только просыпалась, или собиралась на работу. Таким же образом миновали Саки, а в Евпатории немного заплутали, прокатились по местным подворотням, выехав к развалинам крепостной башни. Попутно, приняли решение на обратном пути прогуляться по местной набережной, в целях более детального знакомства с городом. Добрались до Штормового в конечном итоге, вполне себе благополучно.
   Ойбурское озеро - градообразующее предприятие села Штормового. Озеро нестандартное. Состоит из двух частей, совершенно разных по своим свойствам, разделенных неширокой перемычкой. Его меньшая часть - с черной грязью и рапой перенасыщенной солью настолько, что соль со временем начинает выпадать в виде осадка на дно и белой, прибрежной корки. К концу лета рапа приобретает характерный розово-коричневый цвет. Соляной раствор настолько концентрирован, что наощупь подобен мыльной воде. Глубина раствора - от силы по колено, но в грязь, ближе к середине озера проваливаешься еще на полметра. Температура воды, разогретой июльским крымским Солнцем - почти горячая.
   Вторая часть озера гораздо больше первой. На дне ее залегает голубая глина, а соляной раствор менее концентрирован, но все равно ядреный настолько, что плавать в нем можно абсолютно в любой позе - тело просто выталкивается на поверхность. Плавать на животе просто нереально. На спине - в самый раз. Здесь уже глубже, временами по пояс, а если зайти подальше, то буквально проваливаешься в мягкую и вязкую глину, практически без примеси песка по колено.
   Процедура грязелечения такова: сначала лезем в малое озеро и измазываемся черной грязью - говорят, она полезна для суставов. Стоим в ней некоторое время, а потом в этом же озере смываем с себя. Смывать довольно трудно - грязь довольно въедливая, а раствор, как я уже говорил, весьма концентрирован. Смыв основную массу, скачем через перемычку и прыгаем в большое. Если вам не лень, зайдите подальше - там глина чище и в ней почти нет песка. Вот ей и измазываетесь с ног до головы в косметических целях. Опять же, постояв так некоторое время, смываем ее, благо она смывается легче и можем поплавать, пока не надоест. Главное, чтобы раствор не попал в нос или глаза - из-за сильной концентрации соли, слизистая раздражается очень сильно, ощущается сильное жжение, портя все удовольствие.
   Надоело болтаться в рапе, которая высыхая, начинает стягивать кожу и сверкать блестками по всему телу - нет проблем, метрах в ста от озер, опять же, за неширокой перемычкой плещется море - идем купаться, как и все нормальные люди, смывая с себя остатки грязелечения. Короче говоря - вот вам три удовольствия в одном месте.
   Отдельные тупые личности, несмотря на объяснения местных жителей, измазавшись черной грязью, лезут в озеро с глиной, чего делать не стоит. Оба озера - это две отдельные среды. Вы же не едите мороженное из тарелки, на которой до этого лежала копченая селедка? Ну вот, так же и здесь. Тупые - они и в Африке тупые. Не понимают по-русски, на месте объяснят популярно, в максимально доступной, не всегда нормативной форме.
   Отчего такая концентрация? Наверное, потому, что при большом зеркале воды и небольшой глубине, рапа прогревается очень хорошо, увеличивая испарение, а через неширокую перемычку между озерами и морем, происходит непрерывная фильтрация в озеро морской воды, обеспечивая избыточную соленость. А лишняя соль со временем просто выпадает в осадок
   Несколько подпортило удовольствие от купания в море, огромное количество медуз - корнеротов. Это такие зонтики, диаметром сантиметров в тридцать, с большим пучком щупалец свисающих под зонтиком. С такими медузами ранее приходилось сталкиваться на Тарханкуте. Как говорили местные - это сезонное явление. А самых больших приходилось видеть на Азовском море, на мысе Казантип. Те монстры были в диаметре сантиметров сорок.
   Но тамошние, тарханкутские медузы были белые и относительно не ядовитые. Плавая на пляже в Оленевке, случайно залез всей пятерней в щупальца одной из них. Ну и что, слабое жжение прошло примерно через часик. Большее неудобство доставляло прикосновение к студенистой массе. Противно просто. Холодное, скользкое... А здешние корнероты были немного меньше, зонтик был в диаметре сантиметров от силы пятнадцать, а цветом - от ярко-синего до почти темно-фиолетового. Когда одна из таких тварей прикоснулась своими щупальцами к ноге, то достаточно сильное жжение держалось два дня.
   Пес, вырвавшись на свободу, изрядно повеселив окружающую публику, с разбегу нырнул в розовую часть озера и, нахлебавшись термоядерной рапы, побежал купаться, в часть озера с голубой глиной, где запил то, чего нахлебался ранее, менее ядерной смесью. Намешал... Потом немного поблевал, после чего был переведен на водную диету и весь оставшийся день пил исключительно минералку.
   Во избежание дальнейших приключений на время наших процедур, мелкий хищник из семейства псовых, был помещен на привязь, будучи зацеплен петлей поводка за фаркоп машины. Откуда первое время бурно выражал свое недовольство. Однако угрозы надавать по морде тапком, в конце концов возымели действие, и он угомонился, улегшись в тень под машиной и оттуда сторожил наше имущество, обозревая окрестности бдительным оком. Зверь, очистив желудок, оклемался достаточно быстро, но наученный горьким опытом, при последующих купаниях, плотно захлопывал пасть и старательно сопел носом, работая лапами.
   Погода тем временем, начинала понемногу портиться. Потихоньку поднимался ветер, а над морем нависла, постепенно приближаясь к берегу, нездоровая темно-серая мгла. Вдоволь измазавшись грязью и глиной, отмывшись и наплававшись в озере и море, а на десерт - обжегшись медузами, можно было со спокойной совестью собираться домой, где снова пришлось лезть под душ, обмываясь с мылом, поскольку запах грязей держался, несмотря на продолжительное купание в море.
   За двадцать минут, не спеша добрались до Евпатории. Пока ехали в направлении центра, наш пес снова начал лаять и скулить. Поскольку ничего толком объяснить он так и е смог, то был помещен в багажник, который, не особо напрягаясь, а точнее - полностью расслабившись, благополучно уделал в собственных фекалиях, от запаха которых стало резать глаза у всех присутствовавших. Судя по всему, это были достаточно отдаленные последствия употребления вовнутрь рапы соленого озера в Штормовом. Пришлось срочно искать место для остановки и задержаться на некоторое время, чтобы навести в багажнике хотя бы элементарный порядок.
   Воткнули машину возле местного музея природы и пошли гулять на набережную. Набережная приятно удивила своей протяженностью, шириной и обустроенностью. Содержание - да в принципе, как и у любого курортного поселка, или города. Точки питания, ларьки с сувенирами, различные развлекухи. Порядком убитый причал выделялся своей убогостью на фоне окружающего пейзажа. Ветер тем временем, ощутимо крепчал, поднимая пыль с дорожек, а мгла из темно - серой постепенно превратилась в серо - черную, придавая ветру свежесть.
   Возвратившись к машине, познакомились с евпаторийским трамваем. Это явление довольно уникальное - древние маленькие вагончики, с деревянными сиденьями и колеей метровой ширины! Трамвайчик прогромыхал мимо нас, а немного попозже, по этой же колее, но в противоположном направлении, прогромыхал, сердито звеня на окружающий автотранспорт, второй. Вот так! По одной колее трамваи ходят в разных направлениях. А для того, чтобы они могли разъезжаться, предусмотрены своего рода карманы, куда сворачивал второй трамвай, завидя встречного.
   Немного пропетляв по центральным улицам, мы наконец, нашли дорогу в направлении Симферополя. В Саках над нами на низкой высоте, пролетел боевой самолет. Аэродром рядом, почему бы не пролететь. По пути нас немного намочил дождик, несколько усилившийся по мере приближения к островной столице. Тыкаться через город не стали, а уйдя на объездную дорогу, довольно резво добрались до трассы на Алушту. Мокрая дорога - вещь не очень надежная и в Марьино чуть не налетел на Дэу-Матиз, видимо, пугавшийся больших машин и довольно неуклюже выполнявший обгон.
   Дождь сбил жару, а ближе к горам, в машине стало гораздо свежее. Свежий воздух сделал свое дело, усилив обмен веществ в организме и чувство голода стало напоминать о себе все активнее. В Перевальном решили поужинать, остановившись в чебуречной. Мы успели вовремя и отвели душу на вкусных и горячих крымских чебуреках. В Алушту приехали уже затемно, вновь разминувшись "на тоненького" с прошедшим дождем, уставшие, но предельно оздоровленные...
  

Военно-пещерный день.

   Нежданно - негаданно от знакомых поступило предложение, подкупающее своей новизной - поехать в Севастополь на празднование Дня ВМФ. Хотя, грешным делом, мы уже начинали постепенно свертывать свою культурную программу. Со всеми нашими домашними ремонтами, выбившими в отпускном бюджете ощутимую дыру... Пришлось в конце концов, примириться с тем, что наша программа в полном объеме выполнена не будет. Снова приходится отложить тему дайвинга, которую планирую уже около десяти лет... И посещение мыса Казантип, мимо которого проехали в самом начале нашего пути по Крыму, месяц назад. Обошелся без нашего посещения в этом году и Тарханкут, изрядно полюбившийся нам за последние два года, а так же - Сиваш, до которого оставалось буквально километров пять... Хотя... учитывая, что мы так и не бросили в море монетку, нас снова зовет туда жажда приключений и новых впечатлений, потому что Крым - это вечно открытая книга, прочитать которую не хватит, пожалуй, среднестатистической человеческой жизни.
   Когда нас нужно было долго уговаривать? Ковырнули в носу, прикидывая, когда лучше выезжать, сели и поехали, снова встав еще до того, как Солнце позолотило вершины гор. С пальцем в носу почему-то думается лучше. Наверное потому, что таким образом осуществляется массаж соответствующих зон мозга.
   Ни свет ни заря, рванули на Севастополь. Индикатор уровня топлива опустился до красной зоны, однако возле дома заправляться не стали, рассчитывая, что возьмем горючку на борт по трассе. Ан нет! До самого Гурзуфа проблемы с заправками - в сторону Ялты все стоят без окон и дверей. Хотя по другой стороне дороги - заправляйся - не хочу. Перспектива обсохнуть по дороге никого не прельщала. Доехав до Гурзуфа, заправились на противоположной стороне и снова выехали на дорогу, наплевав на две сплошных. Как обычно случается согласно великому Закону подлости - примерно в километре, оказалась такая же заправка с нашей стороны.
   Ялту миновали без проблем, хотя обычно, толкотня начинается уже в Ай-Даниле. Застройка примыкает вплотную к дороге, которая здесь же начинает петлять по склонам. Большая часть ялтинских обывателей еще спала, или только планировала просыпаться, отсыпаясь после рабочей недели. Но желающие попасть на морской парад в Севастополь уже двигались довольно плотным потоком. Некоторые с флагами. За Ялтой дорога сузилась до одной полосы в каждом направлении и пошла вдоль Южного берега, над которым практически непрерывной стеной нависали горы, делая открывающийся вид поистине незабываемым.
   Немного не доезжая до Фороса, обратили внимание на внушительный металлический забор, со множеством камер, тянувшийся вдоль трассы. Сначала не поняли, потом вспомнили про правительственную дачу, на которой в свое время Горбачев сидел. Лет двадцать назад мы здесь уже ездили. Поехали на прогулку. Только тогда там забора не было, а крыша самой дачи немного просматривалась с дороги. У подножия скал Ласпи Южный берег плавно сошел на нет. Там собственно, он и заканчивается. Дорога ушла в межгорное понижение, став более мрачной и малолюдной.
   Поток машин в направлении города Русской славы постепенно усиливался. А у горы Гасфорта, где проходит "Хирургическое" байк - шоу и вовсе стал почти сплошным. Таким образом, добрались до развязки перед городом и на ней свернули в сторону Инкермана, чтобы переехать на Северную сторону. Основной поток машин ушел в город. Прикинули про себя, что там будет в разгар торжеств и как потом они оттуда будут выбираться. В строю остались лишь самые прошаренные, или менее амбициозные, решившие пожертвовать нахождением в центре событий, ради более-менее спокойного созерцания предстоящего действа.
   В Инкермане оказалось довольно интересно - здесь издавна велись разработки известняка, а скалы испещрены выработками. Немного позже, у местной автостанции - обнаружили развалины античной крепости Каламита, о существовании которой, как и многие другие херовы крымчане - аборигены, ранее не знали.
   Храм Святого Николая своей четырехгранной пирамидой возвышался над дорогой. Решил залезть в Свободную энциклопедию. Ага. Вот. Цитирую. Храм строился с 1857 по 1870 годы. Пирамидальная церковь построена на Братском кладбище (Северная сторона).
   Архитектор А. А. Авдеев за проект этого храма был удостоен звания академика архитектуры. Выбрав форму египетской пирамиды, автор стремился передать идею вечности. Пирамиду венчает массивный 16-тонный крест.
   Благодаря удачно выбранному образу и местоположению, здание храма является архитектурной доминантой Северной стороны Севастополя. Отлично просматривается с многих точек центральной части города и его окрестностей.
   С внешней стороны, на стенах церкви, размещены 56 диоритовых досок, с наименованием частей, которые отстаивали Севастополь в первую оборону 1854--1855 гг., с обозначением их численного состава, и количества павших в боях.
   В стены с внутренней стороны вмонтированы 38 досок из чёрного мрамора с именами 943 офицеров, генералов и адмиралов, погибших в дни обороны Севастополя 1854--1855 гг. В церковь вели бронзовые литые двери утонченной работы Адольфа Морана. Изнутри церковь была расписана в византийском стиле.
   Стены её украшала прекрасная фресковая живопись, выполненная художниками - академиками А. Е. Карнеевым и А. Д. Литовченко. Однако от влажности фрески быстро портились, и вскоре их заменили мозаикой, которая точно копировала прежнюю живопись. Мозаику выполнили в Венеции, в мастерской итальянского художника Сальвиати, по эскизам художника М. Н. Протопопова.
   В годы Второй обороны (1942--1944) храм-памятник сильно пострадал: верхушка здания была разрушена, огромный крест рухнул на землю, часть его откололась. Здание восстановлено после Великой Отечественной войны в прежнем виде. В настоящее время церковь-памятник действует. Продолжается реставрация, в частности, восстановление диоритовых досок и мозаик. Так-то!
   Протолкались по узким улочкам Инкермана и, въехав в какие-то дворы, остановились на пятачке у спортивной площадки. Народ прибывая, рассовывал свои транспортные средства по окрестным закоулкам. Вышли на пригорок на Северной стороне. Прекрасный вид на бухту и строй кораблей. Однако до начала военно-морского парада еще было достаточно далеко.
   Какая-то бабка застелила видавшими виды подстилками чуть ли не треть горки, заняв место для своих отдыхающих. Окружающие с таким положением дел мириться не собирались и постепенно границы застеленного пространства ощутимо сузились, сопровождая сужение довольно громкими препирательствами.
   Новенький, обтекаемый большой белый катер, борзо выйдя из-за мола, ограждающего бухту, прошел перед всем строем и скрылся где-то внутри Артиллерийской бухты, нагнав довольно приличную волну. "Адмиральский!" - с видом знатока сообщил мужик в тельняшке, сидевший на траве у наших ног, своей спутнице, после чего сказал, что сам-то он служил в танковых войсках под Хабаровском, но с морем его навечно связала мореходка! Мужик, рассказывая, не спеша отхлебывал пиво из запотевшей литровой бутылки. "Как я тебе завидую..." - вырвалось у меня - "... но я за рулем..." Спутница сочувственно улыбнулась в ответ.
   На кораблях тем временем репетировали приветствие Командующего и ответ на него. Вдоль строя кораблей сновали небольшие катера, видимо доставляя какие-то поручения, а затем - пролетел гидроплан, покачав крыльями над ордером.
   Наконец, грохнул выстрел из пушки, ознаменовав начало действия. Из Артиллерийской бухты вышел тот самый борзый белый катер в сопровождении еще двух катеров постарше и поскромнее и пошел вдоль строя кораблей. "Здравствуйте товарищи! Поздравляю... Ура! Ура! Ура!" - Командующий Черноморским Флотом начал обход строя кораблей. Стоявшая рядом с нами смазливая тетка, взяла на руки свою таксу, одетую в бескозырку и тельняшку - "Смотри, вон катер Командующего!"
   Однако вскоре снова все стихло и ничего особенного не происходило. За молом и Константиновским равелином все увидели приближающийся парусник. Рядом с нами расположилось весьма колоритное семейство - бабушка, клуша - мама и ребенок Ваня, который никак не мог понять, какого хрена его сюда приволокли и не испытывавший никакого интереса к происходящему.
   - Ваня смотри, вон парусник!
   - Где?
   - Вооон, там видишь? Парусник!
   - Даааа... вижу... А где парусник?
   Кто-то уже хотел подойти и ткнув пальцем в направлении корабля, сказать - "Ваня, да ты за.бал! Вон он, блять, этот парусник! Белый!" Ване было однако, абсолютно пофиг на всю эту военщину вместе с их парусником. Он поймал какую-то незадачливую комаху в траве и теперь с видимым удовольствием возился с ней.
   Примерно такой же диалог состоялся у бабушки с мамой Вани. Мама Вани, тоже видимо, клуша каких еще поискать, тоже долго не могла понять, что такое "мол" и где собственно, и плывет этот самый парусник. О чем, с рассеянно - придурковатым видом спрашивала у тех, с кем пришла, бестолково хлопая глазами за большими стеклами очков. Видимо, "клушизм" - это у них в роду и передавался из поколения в поколение. Сопровождавший ее довольно солидный мужичок веско и достаточно громко сказал, что "Плавает говно в луже, а парусник - он идет!" После чего мама очень обиделась и, придав своим губам форму куриной жопы, вслед на Ваней совершенно потеряла интерес к происходящему.
   Парусник тем временем, зашел в Бухту, а гвардейский крейсер "Москва" салютовал ему из кормового орудия, вызвав тем самым переполох у большого количества маленьких детей, собравшихся вместе с безмозглыми мамашами на горке. Ваня вздрогнул, выронил комаху, тут же бросившуюся наутек и спросил - "Что?" Его мама тоже временно вернулась в реальность и сказала - "Ой..."
   Наконец, пришла часть бабкиных отдыхающих и расположилась на одной из подстилок. Это были трое детей и совершенно чумовая мамаша с видом хиппи начала 80-х, в длинной юбке с соляными разводами на заднице. О том, что плавки от купальника нужно хотя бы выжимать после водных процедур, она, судя по всему, догадывалась весьма смутно.
   Еще двое детей расположились на подстилке, ближней к бабке. Однако - ненадолго. Пришла их мамаша, с видом порядком поддатой базарной хабалки - "А... ну и на что тут смотреть? На это?" - она ткнула пальцем в сторону кораблей, чавкая жевательной резинкой - "Да нафиг надо! Они тут уже неделю стоят! Пошли отсюда!" С этими словами она сгребла детей в охапку и удалилась с высоко поднятой головой к совершенному удовольствию собравшихся.
   Парад оказался довольно - таки растянутым по времени. Было с чем сравнивать - в Североморске это действо проходило гораздо динамичнее, не давая скучать всем собравшимся. Более - менее оживляла общую картину авиация. Но все остальное было довольно я бы даже сказал - уныло. Народ, устав от ожидания, стал понемногу рассасываться. А может быть, самые "прошаренные" смекнули, что после окончания парада на выезде будет полная задница и решили выехать, пока на окрестных дорогах не образовались заторы. Мы дождались выхода пожарных катеров и сами, в свою очередь, поспешили к машинам. Хотелось пить и размять затекшие ноги. Тот мужик с банкой холодного пива, до сих пор стоял перед глазами. А в машине, в холодильнике, лежали две приятно охлажденные бутылки минералки.
   Как и ожидалось - на выезде попали в совершенно неподвижный затор. Автобус, полный людей, все никак не мог тронуться в горку. В конце нашей улицы стоял знак "Уступи дорогу", а на главной дороге затор шевелился так же слабо, как и на второстепенной. Решили, что тупо толкаться по улице, никакого смысла нет и нужно воспользоваться альтернативными вариантами передвижения. Пришлось довериться нашим знакомым и их навигатору и проехать по местным, инкерманским буеракам, в сторону выезда.
   Данный вариант передвижения оказался более выгодным, хотя и более пыльным и, через непродолжительное время мы снова были на дороге. Машины сплошным потоком шли на выезд. Еле дотолкались до развязки на выезде из города. Культурные мероприятия на этом еще не были закончены, нам еще предстояло посещение Скельской пещеры. До развилки на трассе добрались хоть и не быстро, но вполне благополучно и ушли в сторону села Орлиного. Чернореченское водохранилище бирюзовым зеркалом лежало среди низких холмов, разнообразя немного мрачноватый предгорный пейзаж.
   Приятное открытие - "Пивоварня в Орлином". Пиво - 200 рублей за литр, домашний квас - за 100. Немного дороговато в сравнении с обычными магазинами разливного пива. Однако желающих более, чем достаточно. Вот оно - то самое "крафтовое" пиво. Домашнее, ну или авторское. Нефильтрованное и не пастеризованное, годное от силы пару суток, после чего превращается просто в мочу. Квас - очень вкусный, напоминает домашний. Гаишников поблизости не наблюдалось, посему, плюнув на все, сделал несколько больших глотков прохладного напитка.
   От Орлиного выехали в сторону Родникового, ранее называвшегося "Скелье" и давшего название собственно, пещере. А от него - по узенькой и извилистой дорожке, одной обочиной нависавшей над обрывом, к самой пещере. Где-то здесь, в этих местах, располагается еще и "Крымский Стоунхендж", однако - это цель уже другой нашей экспедиции. Стоянка у пещеры - в процессе оборудования. Отойдя неподалеку от нее - устроили небольшой перекус. После прошедших дождей - появилось много грибов, растущих прямо под ногами. От нее - около трехсот метров в лес по обустроенной тропинке. Билеты - по 500 рублей. Группа уже была готова к отправлению. Гид - достаточно грамотный и приятный в общении.
   Скельская пещера довольно необычна по своему происхождению - она занимает крупную трещину в земной коре, со временем покрывшись натеками, а огромные глыбы, упавшие со сводов после землетрясений, стали своеобразными мостиками и переходами. Сами натеки описывать не буду - это нужно ехать и смотреть самим. Но - красиво! Не пожалеете, если поедете. И - пиво опять же! Свежайшее! Хотя... на вкус и цвет... Пещера - сырая, постоянно капает со стен и сводов. Из оборудованных для посещений - самая теплая из всех. Температура в ней около 13 градусов. Для сравнения, в Красной пещере температура около +9. В это раз пошел без утепления. Хотя остальные буквально кутались. О чем ни разу не пожалел - редкая возможность освежиться после преддождевой духоты снаружи.
   В пещере имеется озеро глубиной, по словам гида, около 70 метров, заполнившее дно этой самой трещины. Хотя самого озера не видно - с последней глыбы - мостика, пещера выглядит, как дыра, почти вертикально уходящая вниз, насколько хватает глаз. Вода в озере непригодна для питья. Спросили у гида - почему, ведь в Красной пещере вода настолько чистая, что ее попросту не видно. И если бы не тоненькая карбонатная пленка на поверхности, то и не заметили бы. Вода в красной пещере прекрасная на вкус - мы пробовали. Гид объяснил, что источником воды в речке Кизилкобинке, которая там протекает, служит вода, профильтровавшаяся через горные породы на Долгоруковской яйле и собравшаяся в русле, а здесь - озеро пополняется лишь тем, что натекло со стен, то есть, вода очень мутная от взвеси и почти не прозрачная. Отсюда - лишь приблизительная оценка глубины, потому что на дне имеется значительный слой ила и глины.
   Однако, общую длину ходов специалисты оценивают примерно в 45 километров. Правда, еще не пройденных. А данные получены на основе экспериментов - специально окрашенная в пещере вода выходила из-под земли в Чернореченском водохранилище. В наших лучших традициях, после прохождения маршрута отпустив группу вперед, сами, окружив гида, стали его расспрашивать более подробно. А затем - с неохотой, вновь вышли в жаркую духоту леса. На стоянке наш знакомый нас оставил, а сам убыл в сторону Артека - на работу.
   Теперь нам предстоял подъем на перевал Байдарские ворота, чтобы потом, проехав мимо знаменитой Форосской церкви, прилепившейся на отвесной скале, вновь выехать на трассу на полпути между Севастополем и Ялтой и, уже по знакомой дороге, возвратиться домой. Серпантин, ведущий на Байдарские ворота со стороны Бахчисарая и на спуск вниз, на Южный берег, это самый, пожалуй, экстремальный путь по автомобильной дороге во всем Крыму. Ну, может быть, за экстремальность с ним может конкурировать лишь спуск из Заповедника.
   Дорога - очень узкая, изобилующая крутыми, закрытыми поворотами. С одной стороны над ней нависает практически отвесная скальная стена, с которой, неровен час, Вам может что-нибудь внезапно прилететь на голову, а с другой - тоже практически отвесный обрыв, в который можно было бы улететь и самому, если бы не массивные отбойники. Плюс к тому - неизбежная необходимость разъезжаться со встречным транспортом, а непосредственно возле церкви - еще и наставленному абы как, лишь бы приткнуться, а там - хоть трава не расти.
   Однако, в конце концов, все препятствия преодолены, и мы снова на трассе. Машин довольно много. В обе стороны. Один поток следует от Севастополя, с морского парада, а второй - в противоположную сторону, на вечерние мероприятия.
   Кстати, еще несколько слов о дороге между Алуштой и Ялтой. Если Вы решили ехать туда своим ходом, то Вас ждет довольно извилистая дорога, с неважным в целом, покрытием. К тому же - изобилующая крутыми поворотами, подъемами и спусками. Покрытие неважное не только потому, что давно требует ремонта, это само собой, но еще и потому, что очень много оползневых участков. Вероятной причиной этому - довольно большое число так называемых гор - отторженцев, то есть - обломков Главной гряды Крымских гор, отколовшихся от основного массива и постепенно сползающих по склону к морю. Примеры привести? Да легко! Огромная скальная трапеция, видная за восточной окраиной Алушты - гора Парагельмен, скала Красный камень у Краснокаменки, гора Крестовая и гора Кошка, за Ялтой. Ну а знаменитые, воспетые поэтами, Гурзуфские Адалары - это тоже один из таких отторженцев, но уже сползший в море. Ну а если что-то куда-то сползает, то оно, это "что-то", сгребает перед собой все, что попадается на пути. Дорога в этом случае абсолютно не исключение из правил. И мы порой начинаем замечать, как некий участок дороги, ограниченный с двух сторон заметными трещинами, сдвинулся на некоторое расстояние от основной дороги и опустился вниз.
   Если ехать в Ялту, то примерно перед Ай-Данилем, как я уже говорил в начале, начинается толкотня. Дорога сужается и начинает ощутимо петлять. Затем начинается Массандра, почти слившаяся с остальным городом, петляние осложняется рельефом местности, пешеходными переходами, перекрестками, светофорами и едва ползающими городскими ялтинскими троллейбусами.
   Если же следовать в Алушту, то вряд ли Вас порадуют достаточно крутые и протяженные подъемы - спуски. Например, с двух сторон - к Партениту, а так же - от Шархи к селу Виноградному, а от него, в свою очередь, к зеленхозу. Венчает это все финишная прямая - крутой и протяженный, с несколькими опасными поворотами, спуск к самой Алуште. Дорога особо расслабляться не дает и передачу выключать не рекомендуется, о чем и предупреждают дорожные знаки. Ибо каждый год с этой дороги улетают несколько фур, а легковушек - и того больше. А в остальном - все очень красиво. Счастливого Вам пути!
  

Пора собираться...

   Не знаю, как чувствует себя медленно умирающий человек, да и честно говоря, не имею особого желания, но когда отпуск подходит к своему завершению, начинаешь ощущать себя как бы существующим в параллельной реальности. То есть - жизнь как бы идет и идет как обычно, но - уже как бы и без тебя, хотя ты еще в ней. Твой любимый город стоит уже полторы тысячи лет на берегу Черного моря и совершенно не замечает твоего присутствия. И уедешь ты - тоже никак не прореагирует. Ты идешь по Набережной, вроде все, как обычно, вокруг - та же самая гуляющая толпа, огоньки аттракционов, музыка летних кафе и скоростные катера в море, катающие отдыхающих. Но ты понимаешь, что завтра тебя уже здесь не будет... А они все - будут...
   Я не стану описывать всю дорогу назад. Трасса "Дон" мало изменилась за прошедшие два года. Ограничусь лишь наиболее запоминающимися моментами. Рано утром выехали в обратную дорогу. От одного дома к другому. Проехали через центр. До боли знакомые улицы, по которым ты бегал еще сопливым мальцом, пронеслись за стеклами салона. Как будто не с тобой это было.
   В Симферополе ушли на Объездную. Преддорожный коматоз по мере удаления от дома постепенно прошел. Мы ведь едем не абы куда, а к другому дому, с которым уже сроднились и в который вложили не только деньги и труд, но и душу. Вокруг - одна большая стройка, будущая федеральная трасса "Таврида". Едем не более 80 километров в час. Особо не разгонишься. Но, поскольку время еще раннее, едем стабильно, нигде не тыкаясь.
   В Феодосии - все та же "Жопа мира". В сторону Симферополя, где дорога идет, зажатая между солеными озерами и берегом моря, собирается приличная вереница из машин. Среди вереницы видны синие мигалки - чей-то "Аутлендер" въехал в "Крузер", еще более осложнив движение. Машины стоят практически не шевелясь. А сзади все подъезжают и подъезжают... Да... ребята... вы еще в самом начале большого пути... Бог вам в помощь... Мы же едем нормально, а они нам завидуют.
   К мосту подъехали, когда Солнышко припекало уже вовсю. Машин практически нет ни по одной, ни по другой стороне. Днем он выглядит совсем не так, как ночью. Стали видны детали окружающей местности. Далеко слева шлепал паром, перевозя грузовики с одного берега на другой. С правой стороны, с юга, в проливе стоит множество кораблей в ожидании прохода под мостом. Параллельно с автомобильным мостом, ударными темпами идет строительство моста железнодорожного. К концу следующего года обещают по нем поехать.
   По дороге на Темрюк, в сторону Крыма снова огромная пробка. К легковым машинам примешиваются, в большом числе груженые сельскохозяйственные грузовики. Лиманы благоухают над окружающей местностью своим специфическим запахом. Темрюк, Славянск-на-Кубани... До Краснодара нечего и думать, чтобы разогнаться побыстрее. Движение довольно плотное. Временами даже приходится останавливаться.
   Краснодар возник как-то сразу. Ушли на Восточный обход, где благополучно дотолкались до выезда из города. Скорость должна была возрасти, но она упала. Причина проста - борьба с пробками в исполнении ярко выраженных долбоёбов. Там, где еще год назад мы уже ехали "на ура", теперь тычемся, как слепые на оргии. Нет пробок? Говно вопрос, сейчас устроим! Давайте воткнем несколько светофоров, чтобы жизнь медом не казалась! Пока выехали - обплевались.
   Путь до Ростова ничем таким не ознаменовался. Даже на въезде не было пресловутой пробки возле примыкания объездной дороги. Нам нужно было снять деньги для расчета в мотеле, посему поехали в город прямо по мосту, который был на ремонте во время подготовки к чемпионату мира по футболу. Проехав по ростовским улицам, нашли отделение банка, остановились напротив. Я пошел к переходу, а пес, наконец-то вырвавшись на свободу, благополучно обоссал крыльцо местного отделения милиции. Простите, полиции.
   На выезде пробок тоже не было, что приятно удивило. Оставшуюся сотню километров до Каменска - Шахтинского преодолели быстро. Странное ощущение... буквально в паре сотен километров отсюда идет самая настоящая война, со всеми своими прелестями, а здесь - люди спокойно едут в отпуск и из отпуска... В мотеле нас ждали. Как старых знакомых, нас отправили в номер без сопровождения. Примерно 850 километров дороги заняло у нас около 13 часов. Учитывая неспешную езду по Крыму и до Краснодара, время на остановки на заправках и в Ростове - в общем-то неплохо. Остается еще 929. Вроде бы большая половина, но учитывая отсутствие больших строек по дороге - должно получиться быстрее. Лишь бы техника не подвела - выехали буквально впритык - в понедельник нам уже на работу...

*****

   Сбегав в магазин, купили полтора литра разливного пива и местного лимонада. Боже, какой кайф, после душного салона машины, из которого ты выпадаешь потный и противный самому себе, встать под прохладный душ, а после этого - завалиться брюхом кверху на кровать с бутылкой холодного пива! Молодеешь на глазах! А кондиционер к этому времени сбил температуру в комнате до +20... Ух! Женская половина экипажа, выполнявшая роль пассажиров, стала хлопотать по хозяйству, готовя стол. После пива наступило расслабление, организм стал рассыпаться на части и есть не хотелось. Однако пришлось свою порцию буквально в себя затолкать, после чего глаза стали закрываться сами собой.
   Утром встали уже около шести часов. Накануне все пообрубались и не вставали, пока не отоспались. Немного позже выехали, но зато - относительно свежие и отдохнувшие. Миновали Ростовскую область и въехали в Воронежскую. Как ни странно, ни Павловск, ни Лосево, которые мы объехали по дороге на юг, нам не доставили особых трудностей. Хотя по другой стороне хвост, практически непрерывно тянулся от одного населенного пункта до другого. Все это буквально взрывало эфир самыми витиеватыми комментариями по поводу российских дорог.
   Перед "Лосями" пробка растянулась еще на добрый десяток километров, благодаря пункту взимания платы за проезд. Пару раз по рации обратился к тем коллегам, кто мог меня слышать, чтобы ехали в объезд. Может быть, кто-то и услышал... Не могу сказать на сей счет уверенно - эфир был забит всякой рекламой и матерными переговорами дальнобоев. Но - мы благополучно проскочили этот невезучий участок и помчались в направлении Столицы нашей Родины, расстояние до которой, если верить цифрам на столбах, сокращалось мучительно медленно.
   Перед самым Воронежем, ошиблись на пункте взимания платы и уехали вместо объезда в направлении новой Усмани и, собственно, самого города. Почти час петляли по улицам города. Вначале он показался нам гораздо меньше, чем есть на самом деле. Потом вспомнили, что Воронеж все-таки город - миллионник, о чем говорили плакаты на подъезде к областному центру. Подумаешь, ну и устроили себе небольшую обзорную экскурсию...
   За Воронежем, что называется, прошли между струй! Прямо по пути, над нами нависла большая, серо-черная грозовая туча, пару раз бившая в землю молниями. Справа и слева от нас, она соединялась с местностью сизой пеленой дождя. Но, надо же было такому случиться - небольшая, относительно светлая перемычка между двумя ее половинами, висела в аккурат, над дорогой. На нас не упало ни капли! Да... бывает и так...
   Выбравшись из города, снова въехали на платник. Липецкая область... Тульская... Едва не обсохли. Никто не предполагал, что в Липецкой и Тульской областях, через которые проходит трасса, может быть такая задница с заправками. Едешь в надежде покормить коня, а кормушки все нет и нет! Ближе к границе с областью Московской, заправок появилось сразу несколько. Залились так, чтобы уже не останавливаться до самого конца и погнали к дому.
   На последнем платнике, уже у самой Москвы - столпотворение. Взяв в руки рацию, высказал свое веское "фи" по поводу тупых, которые лезут на полосы для транспондеров. Однако, когда мы сами подъехали к шлагбауму, то наш прибор жалко пикнул три раза, а проклятый шлагбаум так и остался в лежачем положении. Чувак, стоявший у будки связался с кем-то по рации и сказал, что денег на счете нет... Вот блять! Пришлось сдавать задом, переезжать на обычный коридор и платить, как большинство собравшихся. Хорошо, что рация была выключена, иначе, чувствую, наслушался бы в свой адрес. Вроде денег должно было быть с избытком. Но, вспомнили, что в прошлом году не было двух платников за Ростовом. Вот они-то и сожрали наш запас! Пидоры! Мой экипаж глумился по этому поводу до самой Москвы.
   А вот и МКАД... Пролез в четвертый, свой любимый ряд... Как будто бы и не было ничего... Та же, летящая куда-то, мешанина из номеров на машинах, по которой можно изучать российскую географию. И только темный, бронзовый загар, заставлял нас вспомнить, что еще два дня назад, мы купались в море, пили холодное разливное пиво и ездили по всяким крымским интересностям... Дожить бы до следующего отпуска, а там - доберем невыполненное в этом году и поедем к новым приключениям. Все продолжается! Куда мы денемся! А в этом месте - ставим многоточие...
  

Крым-2019. На "Троллейбусе", почти как все!

Гуляет, мается, ворочается в теле,

Поёт и мечется, то каясь, то греша.

Никто не знает, что желает в самом деле

Моя загадочная русская душа.

(Дмитрий Саклаков)

О том, как ухлопать четыре часа на выезд из Москвы.

  
   Тяжело работать в крайний день перед отпуском, особенно, когда после обеда - окно в расписании. То есть - работаю полдня! Мысли, честно говоря, вовсе не о работе, а о том, что нужно будет по приходе домой, доделать некоторые мелкие дела и лечь спать, отсыпаясь перед дорогой. А ведь еще нужно провести зачет в своей любимой группе. Поковыряться с ними, до наступления этого волнующего момента, пришлось, конечно, довольно много. Нет, все нормально! Зачет был проведен на высшем уровне.
   Почему поковыряться пришлось? Здесь арифметика простая. Принял я их с нуля и, как обычно говорю, в таких случаях, на уровне юниорской сборной Вьетнама по хоккею с шайбой на рисовом поле. Но - довел их-таки до уровня футбольной сборной Германии, образца 2014 года, когда немцы надавали бразильцам грязными труселями по морде, прямо в Рио-де-Жанейро! Помните - 7:1? Тот исторический футбольный матч. Большая часть оценок за курс "Электрооборудование" - отлично, троек - нет! Успехов вам, парни! Взаимно пожали руки и пожелали друг другу всего хорошего. Я группе - успешного проведения практики и не чудить на линии, а они мне - содержательного отпуска.
   Приехал домой примерно в час дня, но сразу вспомнились нерешённые дела. Зарядился делать. Пока одно, пока второе... А перед отпуском, если загодя эти вопросы решать - все, как говорится, руки не доходили. Как итог - лег спать в районе четырех часов, вечера, или дня - все в мире относительно. Короче говоря - поздновато. Посмотрел в перерывах между делами Яндекс-карты, все плохо. Ехать, судя по всему, придется долго. На Московской кольцевой автодороге - пробка от Новорязанского шоссе и до шоссе Каширского. Всё красное. Стройка у Бесединского путепровода и несколько аварий. А дальше - всё зеленое, но, как будто по закону подлости, нам туда не надо!
   Встали и поехали уже только ближе к шести. Антенну от радиостанции - на крышу, штекер - в разъём прикуривателя. Поворот выключателя и машина наполнилась чудесными звуками русской речи. Живой русской речи! Выезжаем! Наконец-то. Практически в самый пик перемещений по кольцу. На МКАД, возле Реутова было на удивление свободно, сразу встал в четвертый ряд и погнал.. Вернее, не погнал, а относительно не спеша, взял примерно "соточку" и так, вальяжно ехал себе и никого не трогал.
   Как только включил рацию, ее динамик буквально взорвался комментариями всех, у кого есть радио в машине, комментариями на извечные темы дураков и дорог. Какое-то время мы ехали нормально. Но, как говорится, музыка играла недолго и, в аккурат перед Новорязанским шоссе, как и обещали Яндекс-карты, пробка началась. Уткнулись в самый хвост длиннющей ленты красных тормозных фонарей и, потихоньку перемещаясь, поползли со скоростью чуть большей, чем у обычного пешехода.
   Дотолкались под комментарии дальнобойщиков, до стройки в районе Бесед. Ну и нагородили там... Развязки одна круче другой. Поток машин почти остановился. Редкие пешеходы на обочине обгоняют еле ползущие по асфальту машины, издевательски поглядывая на поток транспорта. Толкаемся, попутно прикидывая, а не уйти ли нам сперва, на аэропорт Домодедово, а потом, через одноименный город, съехать на нашу трассу. В смысле - на М4. Интересно, а за Беседами такая же пробка, или все же будет малость попроще? Вот они, Беседы. И что? И ничего! Как толкались, так и толкаемся. Изменений никаких. И даже скорость - в точности такая же, как и до этого.
   Протолкались мимо строящегося путепровода. Вот указатель. Домодедово - туда. Хотели было уйти на аэропорт, а от него - на трассу М-4. Оглядели поток машин, уходящий за горизонт. Плюнули на свою гордость и свернули в коридор съезда с кольца, на дорогу до аэропорта. Дебильнее съезда найти трудно, потому что чуть дальше того съезда, на который мы съехали, располагается еще один съезд, с которого вливается второй поток, не меньше. Образовалась вторая очередь из хитрых. Дорога встала вообще!
   Какого хрена городить такие развязки? Бестолковость проектировщиков просто налицо и зашкаливает! Посмотреть бы в глаза тому, кто проектировал всё это. И измерить уровень IQ тоже - не помешало бы. Нет, так мы ехать будем очень долго! За пятнадцать минут мы продвинулись от силы метров на тридцать. Плюнули на все, я включил поворотник в сторону кольцевой. Еле выбрались из потока и поехали толкаться дальше, да Каширки. Машины еле едут. просто писец какой-то! Это же надо было так встрять!
   "Раньше надо было выезжать!" - проворчала супруга. Как выехали, так и выехали, - чего теперь ворчать? Тем более, что уже почти дотолкались до съезда на М-4. Метаться, как говорится, поздно. Вот, уже - вдали показалась нужная нам эстакада. Картина открывается опять же - безрадостная. Поток, следующий в Москву - стоит, практически не двигаясь. Те, кому оттуда на кольцо, не могут съехать. Замедлились и мы. Хотя... казалось бы, куда еще медленнее. Ан нет! Возможности для этого еще не исчерпаны! У самого въезда на М-4 в поток на МКАДе вливается двухрядный поток из легковушек и грузовиков, едущий в область, радостно втыкается в поток тех, кто стремится Москву покинуть.
   Потихоньку проталкиваемся к заезду, периодически пропуская других и, в свою очередь, влезая вперед некоторых. Что это? "Куда?" - закричала вдруг жена. Синий, огромный МАН - самосвал, с трафаретом на лобовом стекле "Витек", спокойно выезжает на МКАД и вальяжно так движется нам в бок. Сам Витек, судя по одежде - голый, сидит в кабине и трещит себе по телефону, совершенно не глядя на дорогу. Пришлось сигналить у него под носом и судорожно выворачивать руль влево, попутно рискуя задеть кого-нибудь с другой стороны. Пришлось волей - неволей, пропускать придурка вперед.
   Три ряда Московской кольцевой, сжимаются в один на въезде на трассу Дон. Витек, пока мы заталкивались на трассу, успел уже уехать довольно далеко и уйти на отворот. Громко говорю в рацию, что водитель по имени Витек, едущий на синем МАНе - самосвале, - блядский долбоёб и такие, как он, должны сидеть дома. Кто-то из водителей пытается возмутиться и призывает к культуре. "Ай-яй-яй, коллега, до чего же вы грубый", - послышался голос из эфира. Отвечаю, что называю вещи своими именами и, если Витёк - долбоёб, то это навсегда! Нечего при выезде на МКАД по телефону трещать и на дорогу не смотреть.
   Ну а мы благополучно выехали на трассу М-4 и начали движение в сторону юга.
  

Каменск - Шахтинский.

   Ухлопав четыре часа на выезд, дальше доехали просто отлично. Спокойная дорога, казалось бы, старалась компенсировать нам нервотрепку на выезде из любимой столицы. Приближалась традиционная "задница" трассы Дон - участок от Лосево до Павловска. В эфире на удивление тихо. Даже не знаешь, что делать - настораживаться, или радоваться. Как итог - поехали прямо и не стали объезжать Лосево и Павловск через населенный пункт Лиски. По указанному участку дороги проехали не тыкаясь, хоть и с небольшими затруднениями, со скоростью примерно в сорок километров в час. И даже не было традиционного "хвоста", растянувшегося километров на пятнадцать. Для этого места неплохо.
   Тульская, Липецкая, Воронежская области остались позади. Денег на транспондере вполне хватает. По идее - должно хватить и на обратную дорогу. Перед отпуском накидал туда более четырех тысяч. Почти пять. А вот, наконец и заветный 929-й километр. Мотель "Лесной". "Номер один", мы бронировали загодя, поэтому перспектива остаться без крыши над головой нас не пугала. Ну даже если бы и остались и что с того? Поехали бы дальше. В самый первый раз, мы вообще добрались до места назначения в Туапсинской районе, одним махом, что называется. Тяжеловато конечно было, мы ехали в час утра и в час утра, но следующего дня приехали. Пару раз останавливались на дороге для непродолжительного сна. Но ничего, справились. Живые.
   В эфире полно комментариев по поводу пробки в обе стороны в связи с ремонтными работами на мосту. Живой русский язык. Но - нам ехать завтра утром, вот завтра и будем думать, как нам выезжать из города. Это будет - завтра! А сегодня - заслуженный отдых. Вот она, Вторая Лукойловская заправка, недалеко от нее - знакомая развязка, а потом полкилометра по песчаной грунтовке. Едем, переваливаясь на рытвинах, поднимая за собой шлейф белесой пыли. Кто-то на Мицубиси - Лансер, свернул с дороги и тянется за нами. Ему грустно. Пылью дышать не особенно приятно. Да и задницей скрести по ямам на дороге не особенно приятно. Осторожничает. Заезжаем по двор и идем оформляться.
   Немного неприятно были удивлены тому, что мест в мотеле почти нет. Наш номер тоже оказался занят. Оказалось - живут строители, реконструирующие местный мост через Северский Донец. В "нашем", первом номере кто-то уже жил, но - администратор вежливо принесла свои извинения и, поскольку мы бронировали номер заранее, нам был предоставлен другой номер. Мы без проблем поселились в следующем, втором. В принципе, точно таком же. Вай-фай есть, телевизор работает. Что еще потному надо? Душ! А вот и он. Так что - всё хорошо. Жить можно. Единственное неудобство - во дворе мотеля все время происходит движуха. Рабочие на месте не сидят. Постоянно кто-то уезжает, кто-то приезжает. Ну и ладно. Мы за сегодня устали и нас явно баюкать не придется.
   Двор заставлен машинами с Ростовскими номерами. Воткнул свой Шевролёт, он же "Троллейбус" между двумя местными, в аккурат под окнами номера, чтобы с вещами было ходить недалеко. Расположились. Машина закрыта. Всё, на сегодня дороги с нас хватит! А теперь - выгулять зверя и, знакомой тропой - в магазин за пивом! Баланс электролитов в организме нарушен долгой дорогой. Нужно это дело поправить. Местного "Ягера" в этот раз в магазине не оказалось - продавщица только развела руками - быстро разбирают... Не смертельно, однако! Есть "Хадыженское". Вот это да! Здесь и "Хадыженское!" Люди за прилавком говорят - свежее. Поверим! Берем! Полторашку! И копченых ушек к нему.
   Ушки конечно, немного разочаровали. Какая-то химия, совершенно забивающая вкус хрящей. Что они туда суют, что их не стал есть даже пёс? Хотя - собаку как раз с едой и не обманешь. Ладно, как-нибудь доедим, когда приедем на место. Баюкать, как и ожидалось, никого не пришлось. Обрубились быстро. Выспались, хотя и встали рано. Ехать еще примерно семьсот километров. Все меньше, чем накануне. Вспомнили, что тут творилось в прошлом году, во время ночной грозы. Во дворе был тогда настоящий бассейн! И все это под сверкание молний и непрерывный гром.
   Встали довольно рано, с полузакрытыми глазами позавтракали и потянулись к воротам. Перед выездом спросили у администратора, как удобнее ехать. Она ответила, что можно протолкаться по реконструируемому мосту, но там, как правило, скапливается довольно большая пробка, а можно проехать метров пятьсот в сторону - там понтонный мост навели. "Заодно посмотрите на нашу реку", - улыбнувшись, сказала она. "С радостью! По понтону - это как раз для нас!" - ответили мы и с готовностью прослушали инструктаж о дальнейших перемещениях.
   Тепло попрощались, поблагодарили и поехали в сторону объезда. По пути - проверил работу рации. Чей-то усталый голос сказал - "Пятерочка!" "Удачи, брат!" - пожелал я ему в ответ и продолжил свое движение. А вот и пробочка, о которой вчера услышали в эфире. Народ потихоньку начинает скапливаться, несмотря на ранний час. Что тут будет днем... А вот он, небольшой знак - "объезд туда", со стрелкой вправо. Дорожка узенькая, идет через жилую частную застройку. Идет в одну сторону. Грузовикам не проехать. И хорошо. Спускаемся к реке. Чувствуется сырость от водоема.
   А вот и красавец-мост! Понтонный! Настоящий! Видно, как он колеблется от речных волн. Встали на мост за белым Ленд-Крузером с Питерскими номерами и поехали. Мост ощутимо качался под машинами, а речная вода плескалась почти у среза моста, нередко заплескивая на проезжую часть. Зато поехали без толкотни, правда, с небольшой скоростью, но нигде не останавливаясь. Еще и успели пофотографировать из окна машины открывающийся речной пейзаж - довольно широкую реку в окружении поросших деревьями берегов. Красиво. И - необычно. Так что, советую впредь, если есть где-нибудь объезд по понтонному мосту, то езжайте! Впечатление остается надолго!

Сочи. Роза хутор.

   Взяв билет до Сочи, с утра пораньше выехали в сторону Туапсе. Вот теперь - нам ни в коем случае нельзя опоздать на поезд. Можно конечно, поехать, как и тогда - на машине. Но - нет, хватит. Хочется расслабиться и ехать, спокойно глядя по сторонам, а не на безбашенных местных, срезающих повороты на серпантине. Как назло, возле ментовки мест для парковки не было, пришлось ехать прямо к железнодорожному вокзалу, где припарковался вместе с другими, недалеко от здания вокзала, среди таксистов и местных бомбил. Припарковались и пошли встречать наш поезд. По пути вспомнил, что не снял с крыши машины антенну рации. Поезд должен был вот-вот подойти, - "Да и хер с ней, с антенной, срежут если, то провод к ней нужен! Только вот, сам провод я провел так, что замучаешься его из рации вырывать!"
   По пути к платформе, вспомнили, как в прошлом году, прохлопав отправление электрички на Сочи, поглядев на дорожный знак, поехали на машине. Дорога была чрезвычайно увлекательной, но вымотала конкретно! Теперь - мы можем спокойно расположиться и, не напрягаясь за рулем, на серпантине, поехать, расслабленно наблюдая за природой, жизнью и бытом курортного района. Не хватало только холодного пива, принесенного миловидной проводницей. А так же - не нужно следить за крутыми, закрытыми поворотами и отдельными безмозглыми местными водителями. Едем и кайфуем!
   Наконец показалась следующая из Краснодара "Ласточка". Вот странно, эти "Ласточки" каждый день пролетают у нас под домом на Нижний Новгород и прокатиться все было не судьба. Нужно было ехать в Туапсе. Ну и ладно, прокатимся. Так - даже необычнее! Посадка осуществляется не во все вагоны, а лишь в те, в которых едут подобно электричке. Мы заняли нужную позицию у входа и, через некоторое время разместились в вагоне. Сидим по ходу движения. Хорошо! Поезд тем временем, слегка дернувшись, потянулся к морю. Едем на Сочи. Выехали на берег. Перед нами - панорама туапсинского порта. Нефтяной причал. В море, на рейде, в ожидании погрузки, стоит несколько наливных судов.
   Железная дрога идет вдоль берега, что тоже не совсем обычно для среднестатистического обывателя. Изобилие крутых поворотов не позволяет развивать большую скорость, поскольку железка в точности повторяет все его изгибы. Едем примерно километров сорок пять в час. Буйная растительность влажных субтропиков, надежно скрывает следы разрухи и человеческой деятельности. По сравнению с Крымом - просто джунгли. Там тоже все бесхозное зарастает мгновенно, но здесь... Здесь можно было снимать фильм - "Жизнь после людей". Декорации подходящие, причем безо всякой специальной над ними работы! Потянулись прибрежные курортные поселки, образующие районы собственно Большого Сочи. В принципе - ничего нового. Основной объект бизнеса - это отдыхающие, а основной вид - гостиничный. Все те же мини-отели, перестроенные из частных домов.
   Пляжи особого вдохновения не вызвали. Тезис о том, что в Сочи нормально загорает только верхний слой отдыхающих, какого-то своего убедительного подтверждения не получил. Не знаю, может где-то не в этом месте и располагаются наикрутейшие пляжи, но то, что мы видели - как-то не особенно вдохновляет. Я не пытаюсь очернить, или принизить, но... Как говорится - верю своим глазам. Узкая полоса окатанного щебня с большим количеством берегоукрепительных сооружений, а то и вовсе - отдельных бетонных изделий, лежащих в море. И, на всем протяжении - практически никакого благоустройства. Иногда, море плещется прямо в железнодорожную насыпь. Всемирно известный курорт...
   Информатор выдает текст объявлений придурковато - радостным голосом. Сперва подумали, что это нам послышалось. Но - нет. Интонация такая, как будто информатор успел порядком принять на грудь и ему теперь очень хорошо. Лазаревское, Лоо, Дагомыс, Сочи... Создается впечатление, что не совсем трезвый информатор несказанно удивлен таким поворотом событий и видит за бортом утопические картины чудо - городов из недалекого уже, светлого будущего. Особенно вдохновили объявления Лоо и Дагомыса. Пожалели, что на телефоне нет диктофона, ну не установили мы приложение такое в свои шикарные смартфоны! Можно было бы улыбаясь, послушать долгими зимними вечерами! За бортом вагона видны изнывающие от жары местные и не местные жители. В вагоне - кондиционер делает свое дело, создавая приятную и довольно сухую прохладу.
   Поезд, который и без этого не особо торопясь, шлепал вдоль берега, отвернул от моря и стал тянуться по городской застройке. Узнаем проплывающие за окном места, в которых успели побывать в прошлом году. Вот он, железнодорожный вокзал города Сочи. Придурковатый голос информатора объявляет остановку. Очень похож на Симферопольский. Такая же башня со шпилем и часами. Немного отличается характером планировки. Но - близнецы-братья! Стоянка - полчаса. Сидеть эти полчаса в салоне не особенно хотелось. Решил немного размять затекшие от довольно долгого сидения, ноги. Вышел на улицу и сразу попал в сауну. Ну или в душ, после того, как там кто-то уже побывал. Моментально, с ног до головы, прошиб пот. Ну и климат! Сауна!
   Немного походил по перрону. Посмотрел на небо. Интересно, здесь вообще, бывают дни, когда небо ясное, или тучи здесь все время? Долго стоять в духоте не стал. Намочив футболку собственным потом, пошел обратно в вагон. В спасительную прохладу салона. Пока ходил по улице, напротив нас села молодая мамаша с двумя совсем небольшими детьми. Судя по поведению - клуша была еще та! Дети - сами по себе, мамаша особо ими не руководила, пытаясь заниматься своими делами, что, впрочем, у нее получалось слабо. Она хваталась за все и, как зачастую бывает в таких случаях - ничего не успевала толком сделать. Суета посадки - высадки закончилась и поезд снова, немного дернувшись, пришел в движение, теперь уже - отвернув от моря и направляясь в сторону гор.
   Мимо нас, с левой стороны проплыл местный аэропорт. Вспомнили, как в прошлом году вместо олимпийского парка, уехали в сторону аэропорта. Посмотрев на указатель, говоривший путникам, что до Розы-Хутора еще пару десятков километров, а Олимпийский парк в другой стороне, повернули обратно. Тогда мы спокойно объехали его вокруг, а через неделю, после нашего отъезда, прошедший ливень затопил всю территорию, едва не смыв весь аэропорт в море. Теперь поезд двигался вдоль берега широкой долины реки Мзымты. Серая вода. Несмотря на то, что речка не разлившаяся, мутный поток бурно течет по довольно широкому руслу, огибая массы речных наносов.
   Интересно, во что превращается эта река, когда идут частые в этих местах ливни? Ширина долины и наносов из камней, наводит на определенные выводы. Не Амазонка, конечно, но то, что поток разливается на всю ширину, не поспоришь. Поневоле сравнил с нашими, южнобережными речками. На Южном берегу климат гораздо более сухой, речки иногда едва видны, но стоит только пройти сильному ливню, как едва видимый, а то и вовсе, пересохший ручеек, превращается в мутный поток, несущий всякий мусор, вплоть до бревен, частенько вынося в море косу из камней и мусора. Которую потом море размывает еще пару недель.

*****

   Дорога стала более прямой. Посмотрел на табло - скорость поезда выросла до сотни. Вот это уже по-нашему! Чувствуется, что поезд едет вверх и уклон довольно чувствительный. Стало понемногу закладывать уши. Поднимаемся в горы все-таки! Пейзаж за окном разительно поменялся, став более диким. Даже визуально стало понятно, что температура за бортом немного уменьшилась. Но - народ ходит по-прежнему едва ли не в трусах, значит - все еще довольно-таки тепло. Горы за окнами стали гораздо более высокими, с пятнами снега на острых вершинах. Интересно, две тысячи есть, или нет? До сих пор ничего, высотой более 1545 метров не видел. Но - ничего, сегодня увидим!
   Поезд нырнул в туннель. Снова немного надавило на уши. Где-то я все это уже видел... И ощущал. Потом вспомнил, где - в родном метро, разумеется. Когда на скорости въезжаешь в туннель с открытого участка. Снова вынырнули на свет Божий. Вроде с погодой должно повезти. Облака хотя и летят на фоне ярко-синего неба, но - летят быстро и закрыть собой пейзаж не должны. Хотя, как говорят люди, бывавшие здесь неоднократно, окружающий ландшафт, почти постоянно скрыт тучами. Небо в горах совершенно другого цвета. Не белое, как возле моря, а пронзительно голубое, почти синее. Речка, виляя в стороны снова тут, как тут, течет себе, ворочая камни в серой воде. Горы становятся выше и мрачнее. Снова поезд ныряет в туннель, на этот раз надолго. Скорость - немногим более ста километров в час. По сравнению с тем, как мы тянулись вдоль берега, - мы просто летим!
   За окном показались гостиничные корпуса, прилепившиеся по берегу реки. Машин, припаркованных на стоянках, как ни странно - сравнительно немного. Станция Эсто-Садок. В окне с противоположной стороны, показалась вершина, увенчанная рядом острых скал. Эта точно, более двух тысяч высотой. Красиво! Темная зелень леса, пронзительно синее небо и вершина. Увенчанная серыми скалами, богато украшенная зеленью альпийских лугов и белыми пятнами снега. Поезд остановился на станции. Мамаша в последний момент вспомнила, что ей, оказывается, нужно здесь выходить. Схватившись за чемоданы, она ломанулась к выходу. Потом, видимо, вспомнила о детях и стала подталкивать их туда же. Пришлось их выкидывать из вагона сообща. Иначе бы ни за что не вышли. Или вышла, но без чего, или кого-нибудь! Или детей бы забыла, или чемоданы.
   Клуша осталась на перроне, собирая в кучу вещи и детей, попутно соображая, куда ей идти дальше, ну а мы двинулись дальше, в сторону Роза - Хутора. Главное - клуша вышла, а там - сориентируется. Она девушка уже взрослая. В крайнем случае - спросит у знающих людей. Дорога снова - то выходила на открытые участки, то ныряла в туннели. Скорость была уже не под сотню, а поменьше. До места назначения оставалось немного, поэтому лететь куда-то смысла уже не было. За окнами потянулись построенные по берегу реки многочисленные отели. Неплохо здесь отстроились при подготовке к Олимпиаде.
   Над нами взгромоздилась мрачная гора, в форме трапеции, обращенная к хутору внушительной скальной стеной. Эта уже точно больше двух тысяч. "Станция Роза-Хутор. Конечная" - объявил информатор. Здесь его голос был уже серьезным. Может быть - сказывалась высота, а может быть еще что-то. Протрезвел, например. Пассажиры стали неспешно выходить наружу. Из пассажирских вагонов не торопясь выгружали чемоданы, а потом показывались их обладатели. В сравнении с прибрежной полосой, здесь было немного свежее, все-таки чувствовалась близость гор и пот не прошибал с ног до головы так интенсивно, как в городе.
   Мы тоже вышли на перрон вокзала. Все красиво и хорошо, но... Куда идти? Пойдем разведывать местность. Вот блин, приперлись куда-то, что-то посмотреть, а куда дальше - сплошная неизвестность. Ага... на выход - это туда! Уже легче! Во всяком случае, так гласит надпись на указателе. Мы вышли в вестибюль вокзала. Так... банкомёт ВТБ есть, так что можно снять на различные мелкие нужды, некоторое количество наличности, если будут трудности при возможности оплаты картой. За стеклянной стеной видна внушительная стоянка автотранспорта, на которую то и дело въезжали пестрые автобусы, с символикой относительно недавней Олимпиады и надписью на бортах: "Роза Хутор".
   Что там за сборище народа? Да! Наверное нужно, попав в незнакомую местность, первым делом подойти к месту наибольшего скопления народа. Авось, что-нибудь узнаете! Опять этот "Авось"... Но и тут он не подвел. Особенно, когда вы едете "просто посмотреть"! Ах вот оно что! Девчонки за стойкой с похожей надписью, на те, что мы видели на автобусах, подробно рассказывают о местных канатных подъемниках и продают билеты.
   Тысяча восемьсот с одного... Вроде недорого. На Ай-Петринской канатке билет в один конец, стоит гораздо дороже. Или, во всяком случае, сопоставимо. И можно кататься хоть весь день! Точно? Да, хоть весь день! Да какие проблемы! Нам - только давай! Мы, как говорится, за любой кипеж, кроме голодовки! И куда мы поедем? Ага... один подъемник до высоты тысяча шестьсот метров, там можно перекусить, потом поход в Йети - парк, а затем - пересадка на другой подъемник и на нем - едем на Роза - пик, на высоты 2320 метров. Вот это класс! Наконец-то перекроем самую большую крымскую высоту. Ну-ка посмотрим, как дышится на этой высоте?
   Затем с пика садимся на третий подъемник и спускаемся на противоположную сторону, на водопады Менделиха. Оттуда - обратно, на пик, с него спуск и, здесь возможны варианты - ехать не выходя, для осмотра с канатной дороги Олимпийской деревни, в нее не заходя, либо обратно в Йети-парк, на обед с видом на пики Главного Кавказского хребта. И снова - вниз, к Розе-Хутору. Насчет Олимпийской деревни вопрос конечно, спорный, что толку - ездить по кругу, не заходя и обозревая деревню со стороны. Посмотрим, короче говоря, по обстановке. Ну что, берем? Берем! Здесь даже и разговоров быть не может! За тысячу восемьсот и столько всего? Берем!
   Взяли билеты и вышли на улицу, попутно сняв в банкомёте некоторую сумму. На площади возле вокзала нас собрали в группу, мы сели на автобус и проехав метров пятьсот, высадились в центре. Девушка - экскурсовод объяснила, как пройти к подъемнику и провела небольшую экскурсию по ближайшей территории. Кое-что узнал нового - например то, что в фильме "Кавказская пленница" Шурик в спальном мешке плыл как раз по Мзымте, а не где-то в Крыму. Я-то дурак, думал, что Шурика несет ну, скажем. где-то по Альме, в период ее наибольшего разлива. Но - нет. Это именно Мзымта. Один из немногих эпизодов этого фильма, снятый не в Крыму. А все это, вокруг, построили в рекордно короткие сроки - всего за семь лет. мировой рекорд. Так-то... Век живи - век учись!
   Импровизированная экскурсия подходила к завершению и нам предложили обеды в ресторане Йети-Парка. Мы заплатили по 350 рублей с двоих. Со слов молодого человека, обед в частном порядке будет стоить уже примерно по пятьсот. Так что, мы будем не только с впечатлениями, но еще и сытые. Надеемся, что погода не вмешается в наши планы и порадует еще неоднократно, прекрасными видами. На свежем горном воздухе аппетит может разыграться совершенно невероятный. Мы приобрели карточку, с помощью которой можно пообедать со скидкой. А сейчас - в путь! Наверх! Подъемник - вот он, подождем, пока немного рассосется очередь из желающих попасть поскорее, потом поедем сами, не торопясь и не в тесноте полного фуникулера.

*****

   Фуникулер подъехал и мы зашли вовнутрь. Если сравнивать с канатной дорогой на Ай-Петри, то здесь принцип совершенно другой. Если на Ай-Петри вагончик, катящийся по толстому несущему тросу, тянет вверх, или вниз, еще один трос, приводимый в действие на станции, то здесь - сам вагончик как бы становится на трос, который и движется, увлекая за собой вагончик. Слегка раскачиваясь, мы стали быстро подниматься вверх по склону, оставляя внизу проложенные среди леса дороги, какие-то сооружения и прочие объекты. Роза-Хутор, выглядевшая с высоты несколько иначе, а именно - как картинка из рекламного буклета, постепенно стала исчезать за переломом профиля склона. Открыточный вид!
   Здания уменьшались, а величественная панорама Главного Кавказского хребта открывалась все шире. Мрачная трапеция, казавшаяся такой огромной, если смотреть от Эсто-Садка, совершенно потерялась на фоне более высоких вершин, постепенно открывавшихся взгляду. На многих вершинах лежал снег. Склон, казавшийся таким ровным, если смотреть снизу, теперь уходил вверх своеобразными волнами. Канатная дорога методично повторяла каждый изгиб местности, постепенно увлекая нас вверх.
   Фуникулер, покачиваясь, неторопливо бежал вверх по склону, периодически замедляясь и, иногда останавливаясь. Мы то и дело нажимали на кнопки фотоаппаратов, пытаясь поймать наиболее удачный вид. "Нормально! Будет, что вспомнить, если застрянем!" - мелькнула шальная мысль. Вспомнил, как в Нижнем Новгороде, мы зависли на местной канатной дороге минут на пять. Тогда полный вагончик болтался на ветру, на шестидесятиметровой высоте, над Волгой. Наконец показалась станция. Мы посмотрели на буклет с планом. Это отметка "Тысяча шестьсот". Если судить по преодоленному расстоянию, если бы вышли пешком, то вряд ли одолели бы его за целый день. А тут - каких-то полчаса и мы уже Бог знает где! Ну что же, мы уже поставили рекорд высоты. Высшая точка Крыма на пятьдесят пять метров ниже.
   Нам выходить. Прошлись по туннелю, зашли в сувенирный магазин, посмотрели, что там есть примечательного, немного посмотрели на панораму гор, решив, что с большей высоты вид будет лучше. Не торопясь, мы же гуляем, дошли до станции подъемника, который и отвезет нас на Розу - пик, к высоте 2320 метров. Теперь вместо фуникулера, нас ждал открытый лыжный подъемник. Занятно! Это уже совсем другие ощущения от жизни! Одно дело - ты едешь в закрытом вагоне, а другое - когда под ногами у Вас метров сто и сам подъемник слегка покачивается при движении. Мы сели на сиденье и закрыли страховочный механизм. Ну - была не была! Поехали!
   Подъемник все так же, не спеша, поплыл вверх по склону. Когда твои ноги свисают с высоты метров в пятьдесят от земли, а то и больше, ты начинаешь чувствовать себя совершенно иначе, чем в закрытом вагончике. Особенно - с непривычки! Вверху просеки появилась зубчатая горная вершина. Вспомнил название горы - Аибга. Как сказала внизу наш экскурсовод - "Полюбуетесь на нашу красавицу Аибгу"... Ну вот и полюбуемся! Действительно красиво. Горы всегда красивы. В равнине не тот колорит совершенно. Не за что глазу зацепиться! Наш подъемник поднимался вверх, а вершина становилась все выше, постепенно открываясь во всей своей красе.
   Внизу, какой-то странный человек, прыгал с фотоаппаратом по склону, периодически махая руками сидящим на подъемнике. С подъемников ему махали в ответ, иногда, может быть, особо отвязные показывали "факи", но, большей частью, кричали сверху что-то ободряющее. Ему что, делать нечего? Все стало более-менее ясно уже после высадки на Роза-пике. Это был специальный фотограф, который снимал народ, поднимающийся вверх. Он тут же передавал фотографии в фотосалон, располагавшийся как раз на площадке, оборудованной на вершине пика. Хотите - покупайте, хотите - нет. Ваша воля. Вид кабины подъемника, поднимающегося на фоне горной цепи, вероятно был красив, но решили обойтись без этих излишеств. Сфотографируемся, так, как нам нужно, уже будучи наверху.
   На самом верху было довольно тепло, обманчивое горное солнце ощутимо припекало в спину и плечи и это несмотря на то, что окружающая местность изобиловала большими пятнами нерастаявшего снега. Народу вокруг тьма. Кто-то строем мчится к сувенирным ларькам, кто-то выкупает фотографии, ну а кто-то, видимо, мучимые абстинентным синдромом и чувством голода, хотя эти вещи несовместимы в принципе, ломится к магазинам с пивом. Несмотря на высоту, дышится легко. Воздух более свеж и не так душно, как внизу. Нам тут же сунули в руки что-то похожее на отломанную стенку ящика, с надписью, нанесенной через трафарет "Роза Пик, высота 2320 метров". Ну и сфотографируемся. Как раз, на фоне одной из пяти вершин "красавицы Аибги". Прошлись, посмотрели на местные достопримечательности, пообнимались на площадке с Йети и его половиной.
   На площадке - закрепленный на перилах снимок панорамы открывающегося пейзажа с названиями и высотами открывающихся вершин. О, да тут и трехтысячники есть! Псеашко Южный, Псеашко Центральный, пик Кожевникова, Агепста... Более трех тысяч в высоту. Не Гималаи конечно, но - все равно впечатляет. Я не могу сказать, какие горы красивее, Крымские, или Кавказские. Они просто совершенно разные. Здесь нет таких причудливых скал - останцов, как на склонах нашего Демерджи. Или таких плато, как у нас, изобилующих карстовыми воронками. А есть - скальные стены и заснеженные пики. "Мрачная трапеция", нависавшая над нами внизу, теперь, на фоне заснеженных трехтысячников, выглядела совершенно рядовой горкой. Высотой чуть за две тысячи несчастных метров.
   Появилась возможность поглядеть на противоположную сторону горы. Невдалеке неторопливо передвигался нужный нам подъемник, доставляя все новые и новые порции туристов на площадку пика и увозя тех, кому это было необходимо, вниз, к водопадам. Стена гор, открывающаяся с противоположной стороны, выглядела не такой мрачной, как та, которую мы наблюдали с железной дороги и нижнего подъемника. Яркая зелень южного склона, в сочетании с темными хвойными лесами, разительно контрастировала с белыми вершинами. Прикинул про себя, сколько там могло быть вершин "за три", пришел к выводу, что ничуть не меньше, чем с северной стороны. Слева от нас, темно серой, с белыми пятнами пирамидой, возвышалась главная вершина массива Аибга, гора Каменный столб, высотой, если мне не изменяем память, 2590. Эх... сбегать бы туда... Тем более, что гребень, соединяющий их, вполне, на первый взгляд проходим для туриста среднего уровня. Наверняка было бы на что посмотреть!

*****

   Мы, не торопясь дошли до лыжного подъемника, который должен был доставить нас на водопады. Солнце ярко светило, согревая нас. Погода откровенно радовала. Здесь уже людей гораздо меньше, чем по пути из Розы-Хутора. Видимо, не всех интересуют водопады, расположенные неизвестно где, чтобы посмотреть на которые нужно спускаться на самый низ, да еще и на противоположную сторону. На подъемнике немноголюдно. Сиденья приезжают довольно часто и вовсе пустые. Ну и ничего страшного. Зато очереди нет. Я, честно говоря, устал от людского стада, бестолково снующего в разные стороны, еще в Москве.
   Мы дождались своего сиденья и двинулись вниз, привычным уже движением, пристегнув себя к ним. По окружающему пейзажу чувствуется, что строительные работы здесь прекратились совсем недавно. Видны еще свежие отвалы грунта и незаросшие площадки, на которых видимо, стояла строительная техника. Еще не заросли следы человеческой деятельности. Кое-где, на довольно большом расстоянии от трассы подъемника, все еще продолжают работать экскаваторы. Все еще что-то обустраивают. Должно пройти еще несколько лет, пока природа возьмет наконец, свое и буйная субтропическая растительность затянет собой тот ущерб, который ей нанесли люди, совершая что-то во благо себе.
   Склон иногда становился довольно крутым и под нашими ногами, иногда было метров сто, не меньше. "Представляю, сколько под этими подъемниками потерянных телефонов и шлепанцев с сандалиями", - поделился я своей мыслью, видя, как навстречу проплывали те, кто уже торопился обратно, не выпуская из рук свои чудесные смартфоны и азартно снимая селфи и видео. Если пройтись вдоль трассы подъемника, то наверняка можно найти с пару десятков единиц, случайно утраченной техники. Мне вот интересно, как монтировали опоры подъемника? Везти сюда это все на машине - не вариант - склон слишком крутой. Вполне возможно, кран-вертолет нарезал здесь круги семь дней в неделю, в три смены. Иначе все эти конструкции сюда не доставить.
   По мере спуска становится жарче и душнее. Воздух становится ощутимо гуще. Нет, все же на высоте двух с лишним, дышится гораздо легче. Нет этой удушливой сырости, как на уровне моря. Мы спускаемся в лес и, понемногу покрываемся потом. Под нами бежит по камням небольшая речушка. А склон - ступеньками огромной лестницы спускается в сторону довольно большой поляны. Внизу показалась станция канатной дороги. Наш конечный пункт. Выходим и идем к плану местности.
   Так... Ага, мы сейчас находимся вот здесь, - я ткнул пальцем в значок на схеме. А нам нужно - туда. Если верить описанию маршрута и впечатлениям уже вернувшихся оттуда, то идти примерно с километр. Речушка уже довольно громко шумит в небольшом ущелье. Водопады Менделиха должны быть где-то здесь! Местность напоминает окрестности крымского водопада Джур-Джур, за исключением, пожалуй, того, что на малой родине растительность не такая буйная. Что еще здесь есть? Так... ресторан. Расположен достаточно уютно. Что там есть хорошего, посмотрим на обратном пути. Есть столики на улице, прямо над потоком, в прохладной тени. Хотелось бы там посидеть!
   Вышли на тропу и пошли вдоль речки. Тропа, довольно обустроенная, временами уходила довольно круто вверх. Пот уже катился просто градом. Несмотря на то, что от моря довольно далеко, влажность воздуха все же высокая. Но мы упорно лезем по тропе вверх. Что, в самом деле, мы сюда перлись с противоположного склона и теперь до водопадов какого-то километра не дойти? Дойдем, хотя бы из принципа! Тропа была достаточно обустроенная, идти было не трудно, за исключением крутых и особенно сырых участков.
   "Сколько нам идти до этих водопадов?" - поинтересовались мы у идущих вниз туристов. "Примерно с километр", - как-то неопределенно махнув в сторону тропы, уходящей вверх по склону, с усталым и расстроенным видом, ответили они. Горе-туристы были потные и грязные. Хорошо, что мы были в кроссовках, тропа временами была сырая и скользкая. Я уже об этом упоминал. В шлепках здесь было бы просто смертоубийство и ломание ног. Хотя - отдельные храбрые личности, ползут сверху, едва ли не на собственных задницах. Глядя на тех, кто показывал нам дорогу, нетрудно было догадаться о том, что спускались они именно таким способом. Причем - неоднократно.
   Местность стала понемногу выравниваться, послышался характерный шум. Шум падающей с некоторой высоты, воды. А вот, собственно и они. Довольно полноводные. Народ, раздевшись до купальников и плавок, лезет под падающую воду, временами взвизгивая и охая. Кто-то, особо ушлый, поднялся выше по течению и теперь в одних труселях стоит в воде, глядя на это все сверху. Водопады Менделиха. Вот они. Наконец-то и мы, доползли до этих самых водопадов. Природа всегда красива, даже несмотря на стадо посетителей, купающихся под холодными струями и портящими своими гофрированными, бледными тушками весь окружающий вид.
   Мы немного постояли, посмотрели на водопад - "Нет, туда, в эту визжащую от холода воды массу, мы не полезем, даже несмотря на жару! Они же еще и нассать туда могут! В водопад! А мы - плескайся, визжа от удовольствия!" Совсем, как в море. Хуже всего выходить на берег через зону прибоя. Концентрация мочи там такова, что способствует дальнейшим отложениям слоев мочевого камня на пляжном галечнике. Посмотрели и повернули назад. Обратные билеты на поезд до Туапсе были взяты на 17.04, на ту же "Ласточку", идущую до Краснодара, на которой мы приехали утром. Точнее - рано днем. Время "Ч" неумолимо приближается, а мы - по другую сторону от Хутора, на южном склоне горы.
   Нужно бы уже подумывать о том, чтобы выбираться обратно, тем более, что у нас еще в планах - обед на высоте, с видом на Кавказские горы. А еще в наших самых ближайших планах - есть и местный ресторан, с уютным балкончиком. И там тоже хотелось бы посидеть! Послушать небольшой водопад, бившийся о камни прямо под балконом, подышать лесным, ароматным воздухом... Но, не хотелось бы и на поезд опоздать. Дилемма! Конечно, есть еще и обычные электрички до Сочи, но потом придется до Туапсе добираться на перекладных, что очень сильно затянет процесс возвращения. Много чего хотелось!
   Как ни странно, но возвращаться вниз, оказалось делом не таким легким, как это могло показаться с первого взгляда. Тропа была довольно сырой и скользкой, не хватало еще загреметь! И идти назад, покрытыми слоем штукатурки. Вообще, на мой взгляд, идти по склону вниз - такое же выматывающее занятие, как ходьба вверх, по нудному, затяжному склону. Но ничего - спустились благополучно. И даже - чистыми. Но - очень потными. Хотя... нам уже не привыкать! За время нашего пребывания в Ольгинке, мы уже свыклись с ощущением того, что постоянно покрыты влагой.
   В ресторане, на нашу радость, оказалось немноголюдно, весь народ куда-то рассосался, несмотря на то, что на поляне, перед рестораном публики было достаточно и мы заняли столик на балконе, в аккурат над речкой и небольшим, но многоводным водопадом. Как, собственно и хотели. Цены оказались весьма приемлемыми, но обед нас ждал на противоположном склоне. Посему особо ничего заказывать не стали, ограничившись лишь парой бутылок крафтового сочинского пива из частной пивоварни, благо пить хотелось довольно сильно, - много воды вышло с потом в окружающую среду и испарилось с поверхности кожи.
   Пиво оказалось весьма приличным на вкус. Не порошок какой-то разбавленный водой! Мы немного посидели, сделав несколько снимков, отдыхая и наслаждаясь покоем, теплом, горным воздухом и звуком падающей по уступам воды. Посидев, убрали за собой и выдвинулись в сторону подъемника. Вообще - меня просто бесит, когда стадо пожрав, другого слова не найти, бросает все объедки и шелуху на столах и уходит. Хотя рядом есть приемная емкость под отходы.
   Хотят показаться крутым народом? Так не там показывают и не в том ценовом диапазоне. Ну да чего убиваться и рвать себе сердце. Быдло - оно везде быдло. Скот. Тупой и не соображающий, где находится. Посмотрел на часы - время подходило к четырнадцати часам. Надо бы понемногу двигаться обратно. Время еще как бы есть, но - как там еще подъемник повезет. Жаль, не засекли время, потраченное на дорогу к водопадам и наверх, от Розы-Хутора. Можно было бы рассчитать и более точно. Теперь наш путь лежал наверх.
   Когда движешься вверх, то кажется, что склон - вот он, рядом, но вспоминается вид, который открывался при движении вниз и, стоит только обернуться назад, сразу понимаешь, что те самые сто метров никуда не делись, просто вот они, под твоей задницей. Теперь, поскольку склон перед глазами, есть возможность осмотреть его в деталях. Слева от нас снова показались скальные зубцы вершины Аибги, а при подходе к станции канатной дороги, снова у последней опоры возник похожий персонаж с фотоаппаратом, кривлявшийся и махавший всем руками. Мы помахали ему руками и поехали дальше. Не до тебя, родной, не до тебя! Тем более, что фотография с вершины у нас уже есть!

*****

   Высадившись на верхней станции, мы снова прошли на смотровую площадку. Сфотографировавшись с Йети и его Йетихой, посетив снеговую кучу, якобы оставшуюся с прошлого сезона, сверили открывающийся вид на горную стену с панорамной фотографией, закрепленной на перилах, с названиями гор и высотами. Сделали несколько снимков на фоне Каменного столба, так, чтобы в кадр попала и стоящая сзади него острая вершина трёхтысячника Агепсты, а так же над крутым склоном, на фоне падающего в пропасть человека на знаке. Погода понемногу начинает меняться - горы затягивает тучами откуда-то со стороны Абхазии. Памятуя те графитно - серые, тяжеленные тучи, наползавшие примерно из тех же мест, которые мы видели в прошлом году, - не хотелось бы попадать в такую непогоду на склоне горы. Сразу вспоминаются те таблички, которые уже приходилось видеть, в горах, памяти незадачливых восходителей, застигнутых грозой на склоне.
   Посмотрел на часы - нелишне было бы начать спуск более активно, иначе придется выбирать - или обед, или поезд. А хотелось бы - и того и другого! Горный воздух все-таки дает себя знать - аппетит разыгрывается нешуточный. Выстояли небольшую очередь, потеряв минут пять и вот, мы снова на подъемнике, только теперь - идущем вниз, на отметку "1600". "Матерь их ёб! Ну куда им всем надо?" - при взгляде на очередь, немой, риторический вопрос застрял в голове, - "Ну ладно мы - едем с той стороны, с Менделихи, а этим - то куда? Только толпу и очереди создают!" Народ теперь движется преимущественно вниз, хотя есть и такие, которые едут вверх, - "Ну не будьте суками такими, уступите дорогу! Нам вниз! Срочно! Мы можем опоздать на Ласточку до дома!" Но - нет, наши безмолвные мольбы остались без внимания, никто нам место в очереди не уступил. Пришлось передвигаться в общем порядке. Хорошо, хоть очередь была небольшая и двигалась быстро.
   На Олимпийскую деревню решили не смотреть - осмотра нет, а ездить кругами, тем более в условиях начинающегося дефицита времени - это попахивает авантюрой. Причем - не факт, что успешной. Нервы себе приятно пощекотать - это всегда будет, что вспомнить, но не такой ценой. Смысла нет! Ну и не поедем. И вообще, этот выход у нас во многом - пробный! Несмотря на то, что называется, первый блин, но комом пока не вышел. Едем вниз, хотя и кажется, что несколько медленнее, чем вверх! Станция канатки, черт бы ее побрал, приближается вальяжно, словно не торопясь.
   Спустились на "1600" и, в темпе вальса - в ресторан. Посетителей немного, значит - есть шанс поесть с видом на Кавказские пики и, самое главное - без очереди. Тучи понемногу начинают заволакивать горы, но - пока еще видно. Заказываем обед и вскоре получаем его на руки. Мест хватает, даже можно выбрать из нескольких вариантов! Садимся на длинную лавку за таким же длинным столом. Но - зато непосредственно у окна и горы - вот они. Прямо перед нами. Псеашко Южный выставил свой скальный зуб в аккурат перед нами. Теперь трехтысячник нависает над нами.
   Времени особо засиживаться нет - едим быстро, прихватываем на память о посещении этих мест, пару пластмассовых вилок, которые не стали бросать в отходы и, так же быстро идем в сторону подъемника, который отвезет нас вниз. Уже в Розу-Хутор. До отправления поезда примерно час. Маловато будет, черт возьми! Хотя, кажется - целый час! На какая зыбкая граница между "целый час" и "всего лишь час". Уже понемногу, в предчувствии не совсем доброго, начинает ныть в животе. До станции шли ускоренным шагом, почти бегом. Какая-то тетка спрашивает у нас, как проехать вниз, говорим - идите с нами. Она немного мнется, а потом выдает - "Нет, мне пока вниз не надо", - и уезжает наоборот, вверх! Снова - небольшая очередь. Еле выстояли. Сели в вагончик и - теперь вниз, теперь уже с надеждой сесть в поезд.
   "Да чтоб вас...", - мы, сев в фуникулер, уже начинаем немного ёрзать на месте, периодически поглядывая на часы. Иногда фуникулер, так быстро везший нас вверх, начинает зависать, словно устал за напряженный день. "Быстрее, сучье вымя, быстрее!" - нас уже понемногу начинает не то, что колотить, а натурально колбасить! До отправления двадцать пять минут, а Розы - Хутора на горизонте еще нет, она скрыта за очередным небольшим переломом профиля склона.
   Фуникулёр все так же, невозмутимо, съезжает вниз, иногда замедляясь и зависая. Порой начинаешь задумываться насчет равномерного течения времени. Как назло, в данной точке пространства оно существенно ускорило свой ход. Вот сука! Быстрее ехай давай! Наконец, показался тот самый, открыточный вид. Но - как же он еще далеко, до него, по хорошему еще метров четыреста по высоте, а время, блять, наоборот, словно поскакало. Мы доехали до нижней станции. До отправления минут двенадцать. Стадо туристов неспешно идет к турникетам. Мы подпрыгиваем на одной ноге, словно нам дико хочется по-маленькому. Наконец-то вырвались на простор. Бегом на улицу в поисках такси. "Кто сейчас едет?", - Ловим первого попавшегося. "Нам - до вокзала!" - говорим мы ему. Армянин - таксист, сделав круглые глаза, никак не может взять в толк, зачем нам он понадобился, когда до вокзала пять минут ходьбы. Причем - неспешной.
   "Нет у нас пяти минут, шеф! Нет!!! У нас вообще - счет идет на секунды! Гони давай! Иначе Ласточку проебём, уйдет без нас! Придется на перекладных до Туапсе!" - отвечаю ему в наиболее доступной, почти научно - популярной форме. "А...! На семнадцать ноль четыре... Ну так бы и сказали! Не переживайте, сейчас доедем!", - ара джан, понял, наконец, что если не успеем на поезд, у нас могут быть проблемы. "Триста! Как по Красной поляне!", - назвал он цену. "Слушайте! Да и хер с ними! Триста, так триста! Мы потеряем больше, если опоздаем!", - подключилась к беседе жена.
   Таксист понимающе кивнул, завел "бибику" и мы, слабо взвизгнув покрышками по раскаленному асфальту, рванули с места, слегка вжавшись в сидения. "А где здесь Красная Поляна?" - глядя на пролетающий за окном пейзаж, спросила жена, пока мы следовали к вокзалу. "Красная Поляна - вот это все!" - он показал на стоящие в округе многочисленные отели, - "Раньше это был небольшой поселок, а когда перед Олимпиадой всё застроили, то она немного увеличилась в размерах". Деньги - на торпеду. Таксист взглядом дает понять, что мы в расчете. "Шкода Октавия", пронеслась мимо многочисленных отелей и, завизжав тормозами, почти так, как это бывает в кино, остановилась прямо у дверей вокзала. "Спасибо, дружище!", - жму ему руку и мы выбегаем из машины.
   До отправления шесть минут, мы, поблагодарив и пожелав таксисту удачи, бежим в здание вокзала. "Два пассажира первого класса бегут на посадку!" - помните эту бессмертную цитату? Но - что это? Поезд стоит возле перрона с закрытыми дверями. "Какого хера двери закрыты? Неужели не успели?" - держась за руки, почти бежим к своему вагону. Потом вспомнили, что нужно нажать на кнопку, подсвеченную зеленым. Как на московских поездах, курсирующих по Центральному кольцу.
   Точно! Кнопки горят! Зеленым! Ах, да! Это для того, чтобы кондиционеры работали не зря, создавая комфортный микроклимат в вагоне. Иначе там будет такая же сауна, как и на улице. Плесенью все зарастет. Нажимаем. Створки плавно разъезжаются в стороны. Ура! Ровно в 17.00, за четыре минуты до отправления, мы вваливаемся в вагон. Проводница, ненадолго оторвавшись от своих дел, удивленно посмотрела на два потных туловища, вломившихся в вагон, и едва не забывших нажать кнопку, для входа.
   "Успели! Бля!", - мы плюхнулись на свои сиденья. Теперь можно немного расслабиться, вытянув в порыве расслабления ноги и глубоко вздохнуть. Не знаю, до сих пор, сказал ли я это вслух, или просто подумал. Проводница показала большой палец, - "Видимо, вы хорошо время провели!" "Нормально!", - мы перевели дух, - "Еще сорок минут назад мы были на высоте тысяча шестьсот!" "Нормально вы так... гуляете... А мы сюда ездим чуть ли не каждый день. Но вот выше вокзала почему-то нм разу не поднимались...", - она тихонько хохотнула и многозначительно округлила глаза. "Наш поезд отправляется по маршруту Роза-Хутор - Краснодар...", - объявил уставший за день информатор. Теперь в его голосе не было тех придурковато - удивленных ноток, как утром.
   Мы отчалили от перрона, - "Спасибо этому дому!" Роза - Хутор, с возвышающейся над ним, красавицей Аибгой, постепенно ушла назад, уступив место видам вечерних гор. Ну а нам - самое время перевести дух и заняться перевариванием полученных впечатлений.

*****

   Мы отвалились на спинку сиденья и некоторое время осмысливали тот факт, что мы все же успели и теперь методично и планомерно двигаемся в сторону дома. Напряжение последних сотен метров нашего пути сверху постепенно стало спадать и начало приходить приятное расслабление. Мы успели и едем, плавно покачиваясь. Сначала в Туапсе, где на стоянке у вокзала стоял в ожидании нас наш верный Троллейбус. А потом - на нашу базу в поселке Ольгинка.
   Интересно порой послушать, о чем говорят люди в дороге. Иногда просто диву даешься. Двумя радами позади нас, мужик развернул целую поисковую операцию в поисках "Умных часов" от Эппл. Он обзвонил все отели, в которых они останавливались за прошедшую неделю, но, в конце концов, нашел. Они завалились под кровать в номере одной из гостиниц. Мужик сказал, что сейчас они едут в Сочи, а затем, через два дня, они снова заедут за ними в Роза-Хутор... "Он сейчас прозвонил больше, чем они стоят... А еще и возвращаться за ними... Дешевле было новые купить...", - жена флегматично пожала плечами.
   Мы спускались с той же скоростью, под сотню, что и поднимались, периодически ныряя в туннель и подтормаживая, потому что уклон пути был чувствительным. Снова начало немного поддавливать на уши. Солнце уже начинало понемногу садиться за окружающие горные хребты. Вечер в горах наступает быстро. Без предисловий и долгих сумерек. Едва Солнце ушло за ближайший хребет и, через пару часов, наступает темнота. Мзымта все так же несла свои мутные воды к морю, как и много веков до нашего появления на свет и не обращая на наше эфемерное существование ни малейшего внимания.
   Мы скатываемся к морю. Показался аэропорт, значит, и до Сочи недалеко. тот самый аэропорт, который в прошлом году затопило и едва не смыло в результате ливня. У полосы стоит самолет, мигая огнями. Лицом в сторону моря. Готовится на взлет. Вокзал Сочи. Информатор устал. Того радостного тона, который был утром, уже нет. В вагон садится какой-то полуадекватный субъект, который наредкость косноязычно, долго кому-то рассказывал, сколько он может выпить и за какое время. Я, слушая все это, вспомнил когда-то прочитанную книгу, где излагалась теория научного подпития. Подумалось, - "Похоже, очередной последователь этой теории... Правда, не самый качественный".
   Поезд слегка дернулся, как это случалось уже достаточное количество раз, за сегодня и стал неспешно тянуться по городской застройке к морю. Постепенно народ в вагоне стал затихать. По всей вероятности, начинал сказываться содержательно проведенный день. Все устали и начали переваривать полученные за день впечатления. Затих даже последователь алкогольной теории. Он закончил разговор и теперь, наконец, заткнувшись, сидел и смотрел в окно, на пробегающие мимо пляжи.
   Мы выехали к берегу и снова, все так же, неспешно, потянулись вдоль береговой линии. Но уже домой. Поезд плавно обходил все изгибы береговой линии. Море окрасилось золотым. Уставшее тоже за день Солнце, приобретя насыщенно желтый цвет, не торопясь падало в море, протягивая внушительную золотую дорожку в направлении нас. Для нас зрелище было очень необычным в силу того, что на Южном берегу, наше Светило падает за горы, особо не задерживаясь. Народ дружно схватил телефоны и стал снимать красивый закат над морем. Этим же самым занимались и немногочисленные отдыхающие, проводившие время на живописных пляжах, с валяющимися на них бетонными кубами волноломов, у железнодорожного полотна. "В городе Сочи - темные ночи..." - это не мной придумано. На юге темнеет быстро и наша главная звезда, превратившись в пылающий кусок чего-то оранжево - расплавленного, вскоре упало за горизонт.
   Нет, все же на поезде до Сочи - хорошо... Не нужно крутить руль, напряженно вглядываясь в дорогу, после очередного крутого поворота. Расслабленно сидя в удобном кресле отрешенно наблюдаю за суетой пытающихся снимать закатное Солнце пассажирами. Можно прикрыть глаза и не думать ни о чем. Можно конечно, было бы и вздремнуть, но сон, несмотря на легкую усталость, не шел. А раз так, то чего мучиться? Открыл глаза, достал свой телефон - планшет, открыл "Атлант расправил плечи" от Айн Рэнд, снова погрузившись в перипетии жизни Дэгни Таггарт и Хэнка Реардэна.
   За окном стемнело и лишь редкие огни стоявших на рейде кораблей, нарушали темноту. Пройдя курортный район Большого Сочи, поезд, сделав крутой поворот, незаметно стал подтягиваться к железнодорожному вокзалу Туапсе. Мы снова вышли из приятной прохлады вагона во влажные сумерки. Через пару минут, поезд, посветив нам на прощание красными хвостовыми огнями, отправился в сторону Краснодара, но уже без нас. Нам - несколько в другую сторону.
   А на стоянке перед вокзалом, в гордом одиночестве стоял наш верный Шевролёт. И даже антенна была на месте! Поглядел в окно. Внутри все было в порядке, - "Ты ж смотри!" Последние двадцать шесть километров до дома. И даже ночной серпантин не был в тягость. Двадцать минут, вместе с выездом из города и мы на базе! Ура! А холодное "Хадыженское" мы купили заранее и теперь никуда не спешили, потому что оно ждало нас в холодильнике!
  

Кратчайший путь до паранойи.

   Путь до Крыма преодолен. Ощущение отдыха ушло и вернулось ощущение того, что мы дома. Дома! В котором родились и выросли. Родного дома. Не обошлось конечно, без приключений и здесь. Уже традиционно - в ночь выехали из Ольгинки, под сполохи молний - в море разыгрывалась настоящая, тропическая гроза. От Новомихайловского открывались весьма зловещие виды молний, периодически соединявшихся с ночным морем. Воздух и без того очень душный и влажный, казалось бы, и вовсе стал чем-то густым и липким, вроде теплого киселя.
   Молнии сверкали, словно фотовспышки на какой-нибудь пресс-конференции - практически непрерывно. Быть застанными грозой где-нибудь на горной дороге, под падающими с неба потоками воды, особо не улыбалось, нужно было срочно покидать наш временный гостеприимный дом. Хотя, вспоминая те грозы, которые нас заставали в Белоруссии, под Гродно, в Крыму, возле Межводного, или на Джангуле, мы вряд ли испытали бы что-то новое. Двухтонная машина нас бы вывезла и в этот раз. Необычно пустынная дорога радовала. Шевролёт бодро бежал, поглощая километры. До Джубги добрались за какие-то полчаса, учитывая сложность дороги.
   Внезапно супруга вспомнила, что забыла в Ольгинке свое вечернее платье для грядущих светских приемов. Не люблю возвращаться с дороги, но пришлось. Чертыхнувшись и высказав все, что думаю по этому поводу, на первом же перекрестке в Джубге, развернулся и поехал обратно. Еще какие-то полчаса, и мы снова в Ольгинке. "Ну и что? Кто тебе сейчас откроет? Все уже спят, как младенцы!" - прошипел на нее я. Она поднялась на площадку. Минут через десять супруга спустилась, счастливая от того, что держала за крючок плечиков то самое платье. "Теперь можно ехать? Или я лучше еще немного подожду, может еще о чем-нибудь вспомнишь?" - поинтересовался я. "Не смешно! Хватит ехидничать. Все, можно ехать!" - успокоила меня моя половина.
   Гроза, как не пыталась накрыть поселок, сверкая молниями и глухо грохоча, проходила мимо побережья, морем. На землю не упало ни капли. Подул слабый ветерок. Небо стало проясняться. От Джубги ушли в сторону Новороссийска. Выпил первую банку энергетика, чтобы немного прояснить мозги. Проехали Архипо-Осиповку, Текос, Бжид и поднялись на невысокий Бжидский перевал. А затем - стали взбираться на более высокий перевал - Михайловский.
   Небо понемногу стало светлеть и вскоре, через серые туманные сумерки, стала проявляться окружающая местность. По дороге проносились и исчезали вдали отдельные транспортные средства с местными номерами. Дорога понемногу падала вниз. Курортный район Геленджик. Последние крутые горки и мы выкатываемся на относительно пологую и прямую трассу, ведущую мимо Кабардинки, Геленджика, Дивноморского и прочих прибрежных населенных пунктов, в сторону Новороссийска.
   По сравнению с тем, что было здесь в наш первый приезд в 16-м году, трасса стала ровной и более обустроенной. Можно и немножко придавить. Довел скорость до неспешных ста десяти в час. Приятно ехать! Почти не трясет. Слева, несколько ниже нас, множеством огней вокруг почти круглой бухты, лежал славный город Геленджик. Там, безусловно, хорошо, но, как пел Владимир Семенович, нам туда не надо! Нас ждут в Крыму! Бодро пролетели мимо города, немного замедлившись, лишь когда городская застройка подошла вплотную к дороге. Город за это время разросся довольно сильно. Едва миновали последние дома и зачеркнутый белый знак, как снова набрали те самые сто десять и, полетели дальше.
   Огни Геленджика скрылись за очередным прибрежным поворотом, а перед нами постепенно стали появляться огни Новороссийска. Памятник затопленным кораблям. Уже знакомые места. Еще несколько поворотов и вот он, восточный район города Новороссийска. Города, раскинувшегося по берегам довольно обширной Цемесской бухты. Названной так по имени впадающей в нее реки, под названием Цемес. Район - громко сказано. По сути дела, во всяком случае, как мне показалось, обширная промышленная зона на восточной окраине города. И - порт. Лес портовых кранов, вырастающий слева от нас.
   Над округой поднимается густой запах сырой нефти. Немного тошнотворный, но к нему быстро привыкаешь и перестаешь обращать внимание. Вся горка над нами - это огромный новый терминал компании Транснефть. Обсыпанные светлым щебнем внушительные резервуары с лесом молниеотводов. А внизу - стоящие у наливных причалов и на рейде танкеры. Небо уже посветлело. На улицах начинают появляться те, кому не спится.
   В город решили не заезжать, хотя по первому времени такое желание было - пройтись по пустынной в этот ранний час Набережной - лучшей из всех тех, что приходилось видеть. Пропетляв по улицам, выехали на перекресток с Анапским шоссе и, немного постояв на светофоре, повернули направо, в сторону Анапы и нашей малой родины, которая лежала где-то дальше, за керченским проливом. Мы понеслись по шоссе и, вскоре Новороссийск скрылся за задним стеклом машины. Скрылась и его телевышка, серой иглой возвышавшаяся над местными холмами. После того, как мы миновали поселок Верхнебаканский, довольно круто скатываясь вниз, местность стала выравниваться и еще через полчаса мы уже ехали по совершенно ровной дороге в сторону Анапы.
   Горы и предгорья остались так же, позади. Небольшие мелкие бухточки периодически появлялись с левой стороны. Дорога ушла вправо. Анапа уже близко. Туда нам тоже не нужно, во всяком случае - пока. Хотя посмотреть на нее при свете дня - было бы заманчиво. Честно говоря, не люблю останавливаться в дороге. Поймав определенный ритм, уже становится довольно трудно его менять, или снова в него входить. Во всяком случае, для меня. Анапу обогнули стороной, не заезжая. Миновали и местный аэропорт. Летное поле было пустынно. А что вы хотели? Это вам не Шереметьево. Мы едем дальше. Наша цель - Крымский мост! По пути иногда попадаются знаки - "Мост - туда!"
   В конце концов, наша цель была достигнута и ранним утром мы, наконец, встали на дорогу, которая ведет непосредственно к мосту. Мне казалось, что ограничение скорости на мосту в 90 километров в час, маловато, можно было бы ограничить и сотней. Потому ехал немного быстрее, примерно сто десять.
   Скорость не чувствовалась совершенно, машина ехала ровно, как утюг по гладильной доске, лишь немного вздрагивала при проезде стыков дорожного полотна. По ходу дела вспомнил о том, что коллега попросил меня прислать ему видео с моста. Когда вдали показались те самые арки, супруга включила телефон и стала снимать, а я, гнусавым голосом переводчика видеофильмов конца восьмидесятых годов, произнес - "Двадцатый век Фокс, по заказу ..., представляет..." и далее по тексту.
   Через несколько минут мы уже съезжали с моста на Крымский берег. Ура! Мы наконец-то дома! Пусть до него еще пару сотен километров, но это уже родная земля! Мы оставляем Керчь с правой стороны и постепенно начинаем отдаляться от берега. Дальше - только Симферополь и конечный пункт наших перемещений, город - герой Алушта!

*****

   На въезде в Симферополь попали в довольно приличную пробку. Сказывается неготовность инфраструктуры к приему большого количества транспорта. Протолкались около часа, но в конце концов, вытолкались на привычную Объездную дорогу, которую в прошлом году привели в относительный порядок. В пути прислушивался к правой стороне машины. Ощущение было иногда такое, как будто едешь по рельефной разметке на обочине. Непонятно, что это и, от этого - не очень приятно.
   В Алуште созвонился с друзьями и товарищами. Посоветовали сервис, расположенный на окраине города. "Там толковый народ работает... Во всяком случае, свою машину я гоняю к ним" - порекомендовал мне мой товарищ. Созвонился. Договорился и поехал к назначенному времени. Приехал. Сервис как сервис, как обычно в небольшом городе. Большой гараж, на три бокса. Вокруг - толпится страждущий народ. Кто-то что-то приехал ставить, кто-то - снимать, а кто-то - обслуживать.
   "Только Вам нужно будет багажник с крыши снять... Он в наш бокс по высоте не влезет..." - мастер с оттенком некоторой досады поглядел на помещение бокса. Делать нечего, снимать, так снимать. Торопиться некуда. Можем и снять. Полез на крышу, открыл багажник и стал отвинчивать гайки крепежа багажника к багажным дугам. Открутил одну гайку, вторую... Откуда-то доносится сильный металлический скрип, почти скрежет, перемежаясь периодически звуком, который издает пневматический гайковерт, которым пользуются автомеханики при монтаже автомобильного железа. Оглядываюсь по сторонам. К остановке периодически подкатывают местные автобусы, периодически взвизгивая изношенными колодками. Наверное, скрежещут они. Гайки никто не крутит, чумазые слесаря курят на улице, разговаривая с клиентами и знакомыми. Странно...
   Ну ладно, скрежет и скрежет. Вроде бы - не мой. Открутил еще шесть гаек под периодический скрип и завывание гайковерта и, немного поднатужившись, снимаю "гробик" с крыши. Положил его на остатки клумбы и, по сигналу специалиста, загоняю его в бокс. "Да... вот это аппарат... прочный... танк на раме..." - приговаривает слесарь, поднимая машину на стапель. Осмотр выявил разбитые втулки стабилизатора и одну погнутую стойку. Ну хорошо. Хоть что-то стало более-менее ясно. Мой автомобиль плавно спустился вниз. Расплатившись за услугу, выгоняю машину из бокса и снова встаю у той клумбы, на которой лежит мой багажный бокс. Пытаюсь запихнуть его на крышу самостоятельно, но получается не очень хорошо. Он не такой уж и тяжелый, но вот очень уж неудобный при попытке поставить его в одно лицо. Прошу курящего рядом парня помочь. Вместе мы запихиваем бокс на крышу и теперь я лезу туда, чтобы его прикрепить на свое штатное место.
   Как только начинаю крутить гайки, снова появляется этот чертов скрежет. Кручу, внимательно прислушиваясь к процессу. Вроде нормально. Пластмассовые гайки крутятся мягко, почти без звука. Блин, что такое? Покачал кузов в разные стороны. Никакого скрежета, мой американец качается плавно и без малейшего звука. Смотрю в очередной раз по сторонам. Из одного бокса машина выезжает в другой, народ скооперировавшись, заталкивает машину вручную. Там. Где я недавно был, хмурый мужик распаковывает радиатор на свой Мицубиси - Лансер. Но никто гаек не закручивает и не откручивает. А транспорт перемещается хоть и с характерным звуком, но без скрежета. Автобусов поблизости тоже нет.
   Закрутил весь крепеж, спрыгиваю с колеса, на котором стоял, на асфальт. Слесаря, затолкав машину в бокс, дружной толпой вывалились на улицу перекурить это дело. Но - откуда же берется этот чертов гайковерт и скрежет. Только сейчас этот скрежет доносится откуда-то сверху. Поднимаю глаза - "Епт..." Над боксами располагается жилой номер, с внушительным балконом, на балконе - большущая блестящая хромом клетка, а в клетке на жердочке восседает с барским видом большой серый попугай с ярко-красным коротким хвостом. Жако, или серый попугай, один из лучших говорунов в мире. Птица, сидя целыми днями над автосервисом, постепенно научилась копировать скрежет изношенных тормозных колодок автобусов и звук гайковертов.
   Как бы в подтверждение моей догадки, птица, взмахнув крыльями и проскакав по жердочке, мотанула головой, выдав в эфир новую серию скрежета и завывания, для большей убедительности, снабдив вполголоса, чем-то матерным. Так вот оно что... А я уже было думал, что у меня психиатрия начинается...
  

Арпат.

  
   Да-да! Вы не ошиблись! Именно - Арпат. И к московскому Арбату никакого отношения не имеет. Это название историческое, а так, вообще, это место называется Зеленогорье и на всех картах оно значится именно так. Собирались туда поехать еще в прошлом году, но как-то не получилось. А еще - пару раз проезжали мимо по дороге из Судака. А в этом - взяли волю в кулак, сурово сказав себе - "Нужно ехать! Вот, сейчас, или никогда!", - собрались и поехали. Серпантин Судакской трассы - вещь довольно утомительная, но - машина резво бежит вперед, поглощая километры.
   Примерно сорок километров остались позади. Показался довольно неприметный синий знак "Зеленогорье", со стрелкой и, еще примерно шесть километров, довольно убитой дороги до поселка. Пару раз едва можем разминуться со встречным транспортом. Нужно быть осторожными - инспекторов ДПС вызывать сюда, к месту происшествия, идея почти неосуществимая. Мобильная связь почти не ловит. На обочину тоже лучше не съезжать, если не хотите попортить себе колеса. Дорога идет по долине, но крутых поворотов хватает с избытком и здесь.
   Выше и слева от нас, возвышаются два скальных гребня скал "Свидание". Говорят, что в войну там было место встречи партизан. Ну, раз говорят, то так оно и было. Показались первые дома, но нам нужно проехать немного дальше - в сторону ущелья, по которому протекает небольшая речушка с одноименным названием. Таким образом, мы добрались до стоянки у подножия дамбы, перегородившей еще одно небольшое ущелье, образовав озеро с бирюзовой водой. Решив, что на озеро мы зайдем на обратном пути, чтобы освежиться, мы выдвинулись вверх по течению речки.
   Я был уже здесь в 2011 году. Тогда здесь кипела жизнь, подъезжали экскурсионные автобусы и сновали с бестолково - участвующим видом, туда-сюда, орды туристов. У нас тогда было полтора часа на самостоятельную прогулку. Это был один из остановочных пунктов на нашем маршруте. Мы направлялись в город-герой Судак. Я скооперировался с очаровательной девушкой из Хмельницкой области, что впрочем, совершенно не мешало нам общаться по-русски, на почве фотографии. Так весь день друг друга и фотографировали.
   Сейчас было тихо. Легковой транспорт еще не подтянулся, а автобусов стало мало. А вот и место, где в то время взимали плату за посещение интересного объекта природы. Никого. Теперь все идут бесплатно. Ну и хорошо! Было бы за что платить! За возможность прогуляться среди туристического стада к водопаду, до которого, как оказалось, мы в прошлый раз так и не дошли! И не дошли прилично!
   Мы пошли вдоль речки, понемногу поднимаясь по небольшому ущелью вверх. Я спустил пса с поводка и теперь он семенил рядом с нами, иногда отбегая недалеко от нас и периодически ныряя в небольшие промоины в русле речки. Наш водоплавающий пес не пропустил ни одной мало-мальски глубокой промоины. С радостным лаем он кидался в каждую из них, всякий раз, поднимая веер прохладный брызг.
   Навстречу нам периодически попадались небольшие группы по-спортивному одетых детей, проходящих видимо, какой-то маршрут. "Тут где-то лагерь... Ребят готовят по спортивному ориентированию...", - проясняет ситуацию кто-то из немногочисленных в это время туристов, попавшихся навстречу и, видимо, решивших воспользоваться отсутствием дневной жары и по-быстрому сбегать в сторону большого водопада. "А где этот самый водопад", - интересуемся мы. "Отсюда - еще километров пять - шесть...", - следует ответ и неопределенный жест в сторону гор, которые пока закрыты склонами ущелья. "Ёпт...", - непроизвольно вырывается у меня, но мы поблагодарив, идем дальше.
   У нас на пути перегороженное небольшой плотиной устье речки и образованием искусственных водопадов. Беру собаку на руки и мы по крутым и скользким от воды, металлическим лестницам, поднимаемся вверх. Увидев зеркало воды, пес словно сошел с ума. Отпускаю собаку и она, вызвав улыбки на лицах туристов, с разгону плюхается в воду и начинает нарезать круги по поверхности.
   Сделав несколько кругов пёс, видимо продрогнув, все же вылез на камень у моих ног. быстро цепляю поводок, - "Всё, теперь ты, милый мой, далеко не уйдешь!" Почти оттаскиваю его от импровизированного водоема, нам идти дальше и, лишь отойдя на почтительное расстояние, снова спускаю с поводка. Сёма бежит рядом, иногда отбегая от тропинки, по которой мы идем, метров на двадцать, но потом, потеряв нас из виду - галопом несется обратно.

*****

   Мы постепенно поднимаемся вверх. Борта ущелья понемногу становятся ниже и расступаются в стороны. Виден наклонный скальный пояс, идущий вдоль склона плато Караби-Яйла. Караби-Яйла - место уникальное. Здесь - самое большое количество карстовых воронок и пещер. "Примерно досюда мы дошли в одиннадцатом году! А оказывается, до водопада пиздюхать еще добряче! Если бы нам тогда кто-нибудь про водопад сказал, то группу потом не собрали бы точно!", - говорю я и сажусь, чтобы немного передохнуть, на большой окатанный валун. Снова появляются идущие откуда-то сверху, туристы. А за ними, откуда-то из-за угла, появляется очередная группа бегущих вниз детей. Дети галдят, машут руками и мешают фотографировать приглянувшиеся виды.
   "Далеко ли до водопада?" - интересуемся мы уже в который раз, когда гам немного поутих. "Отсюда - километра два!", - отвечают они, но уже вполне определенно показывают в направлении скального пояса, - "Вон, видите этот скальный пояс? Вот на него и идите!" "Вот, ё - моё!", - вырывается у меня, - "То пять километров, то шесть, то один, теперь уже два... Радует одно - теперь хоть ориентир какой-никакой есть!"
   Тропа стала круче. Скальный пояс понемногу открывался из-за небольшого хребта. Ага, вот в чем дело! Пояс, сложенный видимо, более плотной породой, проходит над небольшим оврагом, прорезающим склон и, уходит дальше, довольно далеко, то изгибаясь, то выпрямляясь. В том месте, где он нависает над оврагом, образуется довольно большой уступ, с которого падает вода. Судя по отметинам от потоков, он бывает довольно полноводным. Но в это время года, когда сильных дождей нет, водопад, по меткому выражению одного из алуштинских гидов, напоминает водокап. Вместо белого ревущего потока видны лишь несколько серебристых струй, падающих с высоты метров в пятнадцать - двадцать. Почему так? Дело в том, что низ водопада теряется в лесных зарослях у подножия.
   Местность немного выровнялась, словно перед последним рывком. Тропу видно хорошо. Она сперва идет ровно, а потом резко взлетает вверх и идет краем довольно крутого склона. Затем снова становился положе и теряется за небольшим каскадом, с которого скатывается речка. Уговорить вторую половину оказалось довольно проблемно, но аргумент, - "Какого хера было сюда вообще переться, чтобы остановиться, когда этот грёбанный водопад уже вот он!", - подействовал и она снова идет по тропе вверх.
   Мы преодолели очередной увал. Водопад перед нами во всей красе. Уже даже слышен шум падающей воды. "Всё, дальше не пойду!", - супруга села на камень у маленького водопадика, но тем не менее, выдолбившего в русле под собой, довольно глубокую яму. Пёс с радостным лаем тут же в нее залез, подняв муть со дна. "Тогда - мы дальше!", - говорю я, прицеливаясь из фотоаппарата в сторону уступа. Сильно увеличивать не потребовалось, водопад в кадр вписывается отлично. Оставляю аппарат жене и, мы с сыном начинаем заключительный подъем вверх.
   Тропа резко взмывает вверх в очередной раз, а затем довольно полого, почти не набирая высоты, идет прямиком под уступ. Туда же направляемся и мы. под водопадом устроен импровизированный помост из тонких стволов, можно даже раздеться и ополоснуться под холодными струями. Соблазн, особенно, если учесть начинающее припекать Солнце, довольно велик. Ступаем осторожно, бревна скользкие, а если улететь вниз, то лететь метров пять, не меньше, это только по вертикали, а потом еще и скользить по склону и мокрым камням. перспектива переломать себе рёбра - руки - ноги не особенно манит. Мы подставляем руки под падающую воду, умываемся и, оглядев окрестности, - "Мы дошли сюда!", - поворачиваем назад.
   Солнце взошло уже довольно высоко и теперь начинает припекать. Отсюда, от уступа, ущелье с ползущими к водопаду туристами, выглядит немного по-иному. Осторожно спускаемся вниз, по склону. Грунт осыпается под ногами. Если отсюда загреметь, то убиться не убьешься, но поднимешься на ноги порядочно ободранным. Но мы спускаемся благополучно и вскоре присоединяемся к женской половине, которая фотографирует наши перемещения, сидя на большом валуне, в тени куста орешника.
   Мы немного отдыхаем, делаем пару кадров на прощание. Кто-то, ниже нас по тропе, усиленно сопит на подъеме. Пес насторожился не пару раз негромко брехнул. Увидев. что нам ничего не угрожает, он успокоился, но немного настороженно разглядывал прибывших наших сменщиков. "Ну вот, дошли...", - послышалось сквозь выдох. "Мы, наверное, все, как под копирку говорим, садясь на этот валун!", - улыбнулась жена, выходя на тропу.
   Мы снялись с места, улыбнулись словам и. поздоровавшись с пришедшими, а нормальные туристы всегда здороваются при встрече, пожелав им удачи, стали понемногу спускаться вниз, периодически оглядываясь на наш водопад, который мы наконец-то увидели. Обратная дорога почему-то всегда проходит быстрее. Тропинка, извиваясь, бежит вниз. И мы скатываемся по ней туда. где нас уже видимо, заждалось наше старшее поколение.
   По дороге делаем несколько кадров с нового ракурса. Дойдя до запруженного русла, снова пускаем пса плавать под улыбки окружающих. "Вот так и гуляем!", - говорю я, направляя собаку за поводок, - "Пусть смоет с себя ил! Ни одной более - менее глубокой промоины не пропустил по дороге!" Народ кивает головами, - "Ваша собака удивительно воду любит. Хотя... Джек Рассел, чему тут удивляться, охотничья порода!"
   Вытаскиваю собаку за поводок из воды. Пес нервничает и все время стремится нырнуть обратно. "Все, хорош!"- говорю ему я, беру под мышку и начинаю спуск по скользким лестницам. "Сейчас спустимся и пойдем на горное озеро! Там наплаваешься по самое нехочу!", - Сёма как будто понял и даже, как мне показалось, осмысленно кивнул головой. Преодолев скользкие и крутые уступы, снова спускаю его на землю и радостный Семен, снова забежав в заросшее лещиной русло, испугался лежащей там коровы и поднял лай. Корова, впрочем, практически не обратила внимания на нечто маленькое и черно-белое, с семеркой на левом борту. Пережевывать ранее проглоченное - задача куда важнее!
   Старшее поколение мы обнаружили у прилавков импровизированного местного рынка, на котором в пик сезона, местное население продавало туристам всякую ерунду, утоляющими чувство голода. Но - народу пока было мало, хотя комнаты в домах были все заняты и рынок пустовал. Мы купили в магазинчике во дворе одного из домов, бутылку Крымского кваса и минералку и присоединились к своим. Следующий пункт - горное озеро!

*****

   Утолив жажду, мы пошли в направлении дамбы, перегородившей ущелье с еще одной небольшой речкой, благодаря чему это озеро и возникло. Окруженное скалами, отражающимися в бирюзового цвета воде, оно выглядит довольно живописно. С одного берега на другой протянут трос, по которому в высокий сезон местные жители катают посетителей. Иногда, по отдельной просьбе, подвеска останавливается и сидящий на ней ныряет в озеро примерно с шестиметровой высоты. Хотя - возможны варианты. Боишься нырять с шести метров, ныряй с трех, или даже меньше, подтянут ближе к берегу. Озеро глубокое, берега уходят вглубь быстро. Метрах в трех от берега - уже с головой. Рыбы в озере по-видимому, нет, еще никто не догадался ее туда запустить, как нет и неприятных зарослей травы у берегов. Терпеть их не могу! Точно так же, как и не совсем хорошо отношусь к зарослям водорослей на морских камнях. Просто - не приятно по ним ходить. Мне, во всяком случае. Все время кажется, что там, среди растительности, сидит какая-нибудь хреновина, на которую можно наступить и она - непременно уколет, или укусит.
   Озеро, судя по всему, вообще не заселено. Поэтому вода чистая, хотя и непрозрачная, поскольку контактирует с известняком, понемногу растворяя его сама - насыщаясь его взвесью. Единственное неудобство - это довольно мелкие и острые камни, которыми усеяны все берега и дно озера, поэтому заходить и выходить из него следует осторожно. Штормов в озере нет и окатывать камни некому и нечем. Подобная йога будет продолжаться еще не один сезон. Ну а нас это вообще никогда не останавливало.
   Вспотев за время хождения к Большому водопаду, решил искупаться. Люди купаются, почему бы и нет! Пусть их и не много. Это даже лучше - процентом концентрации мочи в воде можно пренебречь. Попробовал температуру воды рукой - получилось вполне приемлемо, градусов двадцать, ну может быть, несколько меньше. Как минимум, семнадцать. Освежиться - самое то! Если теплее - можно размокнуть. Ну даже если и девятнадцать, то когда это нас останавливало? Если Вы не купались в Гремячем ключе, при температуре воды всего около трех выше нуля, то любая другая вам покажется едва ли не парным молоком.
   Осторожно ступая по камням, залез в воду. Затем - нырнул. Вода на вкус - пресная, но без того тошнотворного привкуса тины, как в реках, или озерах несколько другой природы. Пес словно ошалел, увидев довольно обширный водоем, - сперва залаял во всю глотку, а потом, как только его спустили с поводка, с разгону плюхнулся в воду и поплыл. Решил проверить, сколько наша собака может проплыть, пока не устанет. Пес отплыл от берега порядка метров на пятьдесят, потом видимо, устал, замерз и повернул к берегу, под крики "Сёма, плыви сюда!" Пес выбрался на берег, отряхнулся и разлегся на теплых камнях, согреваясь.
   Делать нечего, вода теплая, воздух даже горячий, делать там нечего. А почему бы не обплыть озеро по кругу? Отплыл от берега метров на двадцать и поплыл. Проплыл под тарзанкой, надо мной, иногда слегка повизгивая, проезжают отдыхающие - "Лишь бы не уссались от восторга!" Нормально. Проплыл, сверху не капает. Плывем дальше. Скалы нависают над водой и, под ними открывается новое небольшое ущелье, из которого вытекает еще одна небольшая речушка, образуя небольшой нанос из мелких осколков сланца и известняка. Здесь подстилающая горная порода меняется, известняк уступает место черному сланцу. Озеро сужается и ощутимо мельчает.
   Перешел по дну к другому берегу, дно снова ушло вниз и снова можно плыть. Теперь плывем возле противоположного берега. Оглядываюсь назад. Скальный уступ с левого берега красиво нависает над водой, с левого берега - образует почти симметричный каменный "зуб". Все это отражается в воде, словно дублируя картинку на фоне неба. Нужно будет, как только выйду на берег, пробежаться к этому месту и снять пару кадров. Снова тарзанка. На этот раз её остановили на высоте около трех метров над водой. В ней сидит небольшая девочка и громко визжит, боясь спрыгивать в воду. Кто-то, видимо, очень близкий, судя по всему, с исключительно благой целью, для ободрения, с берега орет ей вслед - "Я тебя сейчас стряхну!" ободрение подействовало и девочка, взвизгнув еще раз, шлепается в воду, под одобрительные крики с берега. Выныривая, она визжит уже от восторга.
   Ну а мой круг замкнулся. Выплываю на небольшую глубину и, найдя нормальную точку опоры, чтобы не так кололо ноги, позируя, поднимая резко поднятыми руками брызги, подобно крыльям. После нескольких попыток - удалось добиться нужного кадра. Получилось неплохо. Теперь выходим на берег, обсыхаем, переодеваемся и будем собираться обратно. Снова порядка пятидесяти километров по серпантину. Машин ощутимо прибавилось, свободных мест на стоянке практически не осталось. Туристический день был в самом разгаре. Заработал даже импровизированный рыночек. Ну а мы выполнили свою культурную программу, нам пора. До следующих встреч, Зеленогорье - Арпат... Мы еще встретимся! А собака, накупавшись и нагулявшись за день на прекрасной крымской природе, завалилась спать на заднем сидении и так проспала до самой Алушты!
  

Вечерний Гурзуф.

   Добро пожаловать на землю предков! "Да, но твой родной город - это же Алушта!" - могут задать вопрос те, кто давно меня знает. Отвечу, - "Не спорю, да, действительно, три поколения моей семьи появились на свет и выросли в этом городе, но..." Если бы не одно но! В Гурзуфе родилась моя прабабка, а значит и нить моих крымских предков может оказаться куда длиннее. Ну да ладно. Так... биография, ничего больше. Итак, на очереди - Гурзуф, уютный поселок городского типа, расположившийся по другую, ялтинскую сторону знаменитого Аю-Дага, в простонародии Медведь-горы. Здесь - позволю себе сделать небольшое отступление от темы рассказа и поделиться некоторыми своими суждениями.
   Честно говоря, не люблю русифицированные названия крымских тюркских топонимов, как официальные, так и народные. Вот, например, взять название "Катюша", этим названием иногда называют красивую гору, знаменитую своими причудливыми скалами - останцами и Долиной привидений, расположенную возле Алушты, под названием Демерджи. Да, есть там скала под названием "Екатерина вторая", но - это всего лишь только одна из множества причудливых скал этой горы.
   Могу продолжить. Тот же Аю-Даг, он же "Медведь", впрочем - точный перевод. Хотя - вопрос спорный, как вариант - искаженное "Айя-Даг", что совершенно меняет смысл. В подобном прочтении - "Святая гора". Там, неподалеку, еще есть скала под названием "Кучук-Аю", то есть Маленький медведь, ну, или Медвежонок.
   Населенный пункт Малый маяк, до революции назывался Кучук-Ламбат, здесь опять же - обычный перевод. Одна из высочайших и красивейших гор Крыма - Чатыр-Даг, он же Шатер-гора, он же, вот дикость, - "Гора-Палатка". Вот такое творчество действительно бесит нешуточно. Да, эту огромную "палатку" в хорошую погоду видно даже из Джанкоя, или Севастополя! Ну так - Чатыр! Или на жаргоне местного турья - просто "Чердак".
   Иногда правда, народные названия приживаются и становятся едва ли не общепринятыми, но - это пример скорее единичный. Есть в окрестностях Алушты гора под народным названием "Лысый Иван". Ну кто же его не знает! Вот он, высится приплюснутой шишкой над широкой седловиной между обширным куполом Северного Демерджи и Чатыр-Дагом. Но! Скажи кому нибудь из местных, что мол, завтра мы идем в поход на Пахкал-Кая. многие сделают удивленную рожу и спросят - "Куда?" "Куда, куда! На Лысый Иван!" - ответишь в сердцах. "А... Ну так бы и сказал..." - ответят радостно выдохнув.
   На мой взгляд такое творчество новых топонимов - попросту уродует историю и карту местности этого края, под названием Крым. Веками здесь пересекались различные культуры и народы, накладывая свой отпечаток. Генуэзские названия менялись на греческие, греческие на тюркские, или читались в тюркской транскрипции, тюркские в свою очередь... Иногда названия смешивались, образуя причудливые сочетания. Вот, например, знаменитая гора Ай-Петри - это смесь тюркского и, вероятно греческого - "Святой Петр" и таких примеров множество, - "Ай-Даниль", "Ай-Йори", "Ай-Никола". А вот еще "Марьям - Дере", в переводе "Балка Марии", где находится Успенский монастырь, в Бахчисарае. Этот список можно продолжить такими примерами, как Партенит, или Евпатория с Феодосией.
   Иногда, один город имеет несколько названий. Тот же Судак. Он же - Сурож, он же - Сугдея. Или - та же Евпатория, она же Керкинитида, она же - Гёзлов. Другим повезло больше - они носили свое название чуть ли не с самого своего образования. Менялась транскрипция, но название оставалось тем же - родная Алушта, называвшаяся так же Лустой, Алустоном, или Ялта, Джалита, например. Да что тут говорить, названия Симферополь и Севастополь ну никак не отнести к названиям из российской глубинки. Да и исконно русской глубинке нет-нет, да что-то финно-угорское да и проскочит. Москва, например. Так вот, если есть какой-либо топоним, уже устоявшийся и общепринятый, то и нечего его уродовать! Можно конечно, возвратить и прежнее. Поселок Фрунзенское ведь стал наконец, Партенитом. Можно и другие вернуть.
   Хотя, конечно, я не собираюсь агитировать за возвращение Белогорску названия Карасу-Базар, а Старому Крыму - Солхат. Или, скажем, Приветному - Ускют, а Кипарисному - Биюк-Ламбат. Это дело местных жителей и властей. Я привел пример исторических названий. Согласитесь, такие названия имеют свой, неповторимый шарм, отражающий бурную и славную историю этого места!

*****

   Возвратимся к теме. Кстати, кто хочет узнать, что означает слово Гурзуф - можете покопаться в первоисточниках. Но... Мы сели на свой верный Шевролёт и поехали. Дело было вечером, делать было нечего. Сначала решили просто прокатиться вдоль моря. Выехали на Набережную Профессорского Уголка и, вспомнив ту чудо-дрогу, которая петлят вдоль вилл у подножия горы Кастель, передумали. По-хорошему, на той дороге можно ехать в одну сторону и то - с трудом. Но, опять, но! Народ еще умудряется там парковаться и ездить в две стороны! Нет, это выше моих сил, поэтому поедем по более-менее нормальной дороге!
   Развернулись в первом же удобном месте. Вернулись на дорогу, ведущую в Алушту, но повернули вверх, к подножию той же Кастели напрямую, в направлении села Лазурное. Дорога с чудесными видами идет над самым морем, на высоте метров в двести пятьдесят. Иногда вид такой, что просто и тянет остановиться и сделать пару-тройку кадров. Что мы и делаем! Потом прыгаем в машину и катим дальше.
   Дорога, хоть и извилистая, но вполне себе проезжая. Некоторая трудоемкость езды компенсируется эстетическим удовольствием. Въезжаем в село Лазурное, проезжаем мимо пока еще, надеюсь, что пока, не действующим винзаводом "Маглив". Здесь выпускали коньяки с маркой "Массандра" и многие другие, причем - весьма приличные. Пивали, знаем! говна не посоветуем! Алушта была столицей крепких напитков от Массандры! Но - пока не работает. Хотя здания и сооружения видно, что не заброшены.
   В отличие от недостроенного пансионата "Лазурный". Постепенно ветшающий двенадцатиэтажный корпус пансионата, заброшенный на степени готовности процентов в восемьдесят, расположенный в уютном и довольно глубоком ущелье. Это как еще нужно было извратиться, чтобы воткнуть его в таком месте! Собственные пляжи, собственная набережная... Но... В который уже раз! Союз благополучно развалился, а довести до ума практически готовый пансионат стало некому... Гораздо же дешевле отжать у кого-нибудь уже готовое и с именем и "рубить бабло", не вкладывая почти ничего, до выработки ресурса. Вот так он и стоит... Никому не нужный, уже с частично снятыми и выбитыми окнами...
   Мы обогнули это ущелье и стали подниматься вверх по его борту, примыкающему к горе Кастель с другой ее стороны. Печальное зрелище. Памятник нашей бесхозяйственности и головотяпства. Дорога довольно круто поднималась вверх, иногда так же круто поворачивая. На 180 градусов, да еще с набором высоты! Серпантин. Хотя, к таким условиям вождения лично мне не привыкать. Участок хоть и небольшой, но требующий хороших навыков вождения. В очередной раз вспоминаю наш школьный курс автодела. Вот, где жизнь была! Водить нас учили сначала на куске старой ялтинской дороги, сохранившейся в черте города, а потом, когда мы немного поокрепли - и вовсе на Судакской трассе! Навыки, полученные тогда - вполне себе пригодились!
   С горой Кастель связана одна интересная легенда. Со стороны, противоположной Алуште, видны красноватые скалы с черными потеками и промоинами. Сама гора Кастель - это не блок конгломерата с морского дна, поднятый на некоторую высоту. Это магматическое, интрузивное тело, сложенное прочнейшей горной породой - диоритом. Диорит имеет слегка розоватый цвет и по прочности превосходит гранит! Так вот, согласно легенде, у стен крепости, когда-то стоявшей на горе, во времена княжества Феодоро, произошло кровопролитное сражение за один из последних оплотов этого княжества в Крыму. Крови было столько, что она оставила свои следы на этих самых скалах в виде темных ручьев...
   Перед нами гигантской трапецией в окружении виноградников, возвышалась гора Парагельмен. Один её склон, в виде почти трехсотметровой скальной стены, был обращен к нам, а более пологий - в сторону гор, от которых она откололась некоторое время назад. И теперь медленно сползает в сторону моря, сгребая на своем пути скальные породы и нагромождая их перед собой, породив еще один интересный объект крымской природы - Кучук-Ламбатский каменный хаос.
   Причудливое нагромождение скал этого хаоса, тянется до самого моря, образуя небольшое скопление скал - островков, под названием "Птичьи скалы". Если хотите туда заехать и посмотреть на это хаос, сверните с трассы в сторону населенного пункта Утес. Естественно, красота требует жертв. Основная жертва - это постоянно ползущая вслед за горой вниз, трасса. Как ее ни пытались укреплять - многочисленные оползневые участки, с ограничением скорости, оставляют на ней свои отметины. Еще немного попетляв по порядком убитой дороге из Лазурного, мы выныриваем на трассу.

*****

   "Слушайте, а не махнуть ли нам в Гурзуф? Все мылимся, да мылимся... но никак не доедем...", - подал идею я. Наверное, живи мы в Алуште все время и никуда не выезжая, то наверное поморщились бы, - "Чего тащиться в такую даль!" Когда поездка в Ялту воспринимается, как некий исторический рубеж... Но - когда ты едешь за сто восемьдесят километров от Москвы, чтобы выпить на природе водки и поесть шашлыка... те двадцать, от силы, километров до Гурзуфа кажутся небольшой прогулкой.
   "А поехали!" - другого ответа от моего семейства ожидать было бессмысленно. Мы дождались разрыва между транспортными средствами, ехавшими в обе стороны, выехали на большую дорогу и поехали в сторону исторической родины. Минут за десять доскакали до Партенита. К Партениту идет затяжной спуск. Груженый под завязку щебнем с карьера, огромный, синий самосвал МАН, с кузовом - прицепом, точь-в-точь такой же, как и тот, который чуть было не въехал в нас на заезде на трассу "Дон" еще в Москве, решил скатиться по-быстрому вниз. Видимо, чтобы на инерции въехать на такой же затяжной подъем в сторону села Запрудного и не тратить почем зря, драгоценную горючку.
   "Ого! Рисковый чувак!", - вырвалось у меня, когда эта махина легко обогнала на спуске наш Троллейбус. Когда самосвал, прилично разогнавшись, был уже внизу, откуда-то, чуть ли не с проселочной дороги выехал какой-то придурок на Газели и, не глядя на дорогу, вывалился на трассу почти под носом у грузовика. Не знаю, что там говорил сам себе в кабине водитель грузовика, чем он крестился и как, но, увидев перед собой этого идиота, он вдавил в пол педаль тормоза с такой силой, что вой тормозов был слышен даже нам!
   Подняв над дорогой огромное, белесое и вонючее облако гари от тормозных колодок, он чудом успел замедлиться метрах в пяти от задницы Газели. Идиот, видимо увидев за собой что-то страшное и поняв, что его изображение может нешуточно пострадать, в самое ближайшее время, вдавил в пол педаль газа и постарался оторваться от грузовика. Водитель самосвала, видимо, тоже задетый за живое, тоже вдавил в пол газ и, выдав в этот раз, уже черное облако выхлопа, погнался за Газелью. Она вильнула на дороге и, натужно взревев, стала понемногу уходить в отрыв. Страх за качество фотографии и преимущество в весе на этот раз помогли водителю Газели благополучно оторваться от преследования.
   "Неплохой мог бы получиться замес...", - заключил я, въезжая во все еще стоявшее над трассой, белесое облако, разглядывая свежие черные следы от покрышек и закашлявшись от вони. "Повезло придурку, что целым ушел..." - подвела итог жена. Я на всякий случай взглянул в зеркало заднего вида, не несется ли за нами еще один, подобный гонщик серебряной мечты. Нет, все чисто. За нами - одни легковушки. Можно ехать спокойно, но на всякий случай - поглядывая иногда. Мы благополучно въехали на подъем. Перед нами лежал редкий в этих местах прямой спуск и, затем, такой же прямой, небольшой подъем в сторону бывшего поста ГАИ, перед самим Гурзуфом. Теперь нужно будет не прокараулить поворот в сторону данного населенного пункта. Мы плавно скатились и, так же, на инерции, поднялись по дороге, попутно выглядывая нужный поворот.
   А вот и отворот... но он как-то не нравится. Непонятно, куда ехать. Дальше - видно, как от трассы снова отходит продолжительная дуга съезда и упирается в мост, на который нам и нужно было бы съехать. А вот и еще один знак - "Гурзуф - туда". Включаю правый поворотник и ухожу на второстепенную дорогу. Проезжаем мост и, по крутой и извилистой дороге, как обычно на Южном берегу, спускаемся в поселок. А вот и первые дома. Мы на небольшом расширении дороги.
   Местные бабки караулят отдыхающих, подъезжающих в поселок на машинах, с нескрываемым любопытством поглядывая на наши московские номера. "Давайте воткнемся здесь!", - говорю я. "Уууу... Давай проедем и посмотрим поселок!", - заканючило семейство. "Ну ладно, попытка, как говорил Лаврентий Павлович, как известно не пытка...", - соглашаюсь я и направляю машину в сторону поселка.

*****

   Какая-то узкая улица с довольно интенсивным движением, уходит влево и вверх, я пропускаю её и следую за Мицубуси-Паджеро, который катил в сторону другой узенькой улицы, так же уходящей вверх, только направо - "если нет разницы, зачем тогда искать себе сложности?" По-моему, в Гурзуфе все улицы узкие и кривые, для широких и прямых попросту нет места. Пристроился вслед за ползущим впереди Паджериком, и мы вдвоем проследовали, уходя вверх и объезжая припаркованные авто, по узенькой и кривой улице.
   Улица уходила все выше, пока мы не уперлись просто - напросто в тупик. Да... вот и покатались. Чертыхаясь, сдаю задом вниз, к ближайшему расширению проезжей части и, еле-еле, но - выполняю разворот. Теперь ехать легче, это вам не жопой вперед ползти вниз, по склону! У самого выезда на нормальную дорогу, показалась встречная. Темно - синяя Шкода - Суперб. Её водитель тоже шевелит губами, видимо, в свою очередь, выражая свое отношение к гурзуфским улицам и понаехавшим отовсюду "здыхлям". Но - делать нечего и он сползает назад, не мне же сдавать задом вверх! И вообще - кто из нас "Здыхля", я или он - это большой вопрос!
   Плюнул на все и, преодолевая небольшое сопротивление любимого семейства, разворачиваюсь через сплошную и возвращаюсь в сторону выезда. "Все, нафиг! Чего петлять по этим улицам, там нормальное место было!" - говорю я им, выкручивая руль. Туда, где в ожидании отдыхающих, сидят местные бабки. Где благополучно и запарковался. Бабки, находясь на работе, увидев машину с неместными номерами, тут же практически строем побежали в нашу сторону.
   Отвечаем - "Хоть номера и московские, но приехали мы из Алушты и вообще - мы местные! А сюда приехали посмотреть на землю предков!" Бабки, поняв, что с нашей стороны им не обломится ровным счетом ничего, тут же потеряли к нам и нашим благородным порывам всякий интерес, схватили свои рекламные щиты с надписью "Жильё" и снова рассевшись на прогретом за день Солнцем, парапете.
   Мы закрыли наш Шевролёт и пошли вниз, по дороге в сторону моря. Да... в центре Алушты улицы не радуют своей прямотой и шириной, а здесь - так вообще, полный писец! И таким образом - наверное, в масштабах вообще всего поселка! Улица извивается в направлении моря. Одна ее сторона сплошь заставлена машинами. Иногда приходится прижиматься либо к подпорной стене, либо становиться в промежуток между плотно стоящими друг за другом машинами.
   Впереди показалась скала с прилепившимся к ней гостиничным корпусом. Это территория Артека. Да... и посмотреть каменный хаос в Гурзуфском парке нам не удастся, санаторий передан Управлению делами Президента и зайти за ворота КПП - совершенно не вариант. А жаль... Гурзуфский парк - это памятник садово-паркового искусства. Ну и пусть подавятся! А мы пойдем местную Набережную искать!
   Улица поворачивает налево и, повернув возле гостиницы Скальной, идет вдоль высокого, глухого забора. Местные объясняют, что Набережную при движении в данную сторону мы не найдем. Это все - Артек. Черт возьми, неплохой кусок земли себе прихапал международный детский центр. Делать нечего, поворачиваем и снова идем в направлении скалы. Только теперь мы забираем правее.
   Через узкий проход между прилепившимися на склоне домами, спускаемся ниже. Попадаем на вымощенную брусчаткой улицу. Набор стандартный для курортного поселка - всевозможные кабачки и магазины. Спускаемся еще ниже. Видна дорога, ведущая к морю. "Наверное, это и есть выход на Набережную", - заключаем мы и спускаемся туда. Да, мы не ошиблись! Дорога идет мимо сувенирных лотков и, в конце концов, упирается в Набережную. Одна ее часть идет над морем к подножию скалы, а другая - идет вдоль моря дальше, проходя над полосой пляжей.

*****

   У самого выхода на Набережную, небольшого росточка мужичок, поет под записанную на магнитофон музыку. Музыка в записи, но поет сам. Голос неплохой. Даже пытается что-то петь из репертуара Арии времен Валерия Кипелова. Едва мы проходим дальше, как прямо в кругу слушателей двое пьяниц начинают гасить друг друга ногами по чем попадя. Стадо слушателей наблюдает за происходящим, впрочем - не вмешиваясь. Стадо - оно, как говорится и в Африке - стадо! А певец все же - ненадолго прервался, тоже, впрочем, не пытаясь разнимать еле стоящих на ногах бойцов.
   Мы идем дальше, вертя головой по сторонам. Набережная довольно узкая. Немного напоминает набережную в Новом Свете. Только гораздо длиннее. Из-за этого кажется, что людей на ней довольно много. Набор развлечений и услуг, в общем-то типовой. Сувенирные лотки, мороженое, прохладительные напитки, иногда - кафе. Гораздо больше вдохновляет вид, открывающийся на гору Аю-Даг и скалы - островки Адалары. Набережная, слегка изгибаясь, идет вдоль берега, открывая все новые возможности для съемки.
   Шаляпинская скала становится все меньше, а сказала с дачей Чехова и вовсе небольшой. Понемногу открывается пейзаж вечернего Гурзуфа. Дома, приткнувшиеся на склонах, ползущих к морю гор. Из-за этого улочки в поселке узкие и извилистые. Мы дошли почти до конца набережной и повернули обратно. Особо примечательного ничего нет. Обычная набережная обычного курортного поселка. Но - довольно уютная. Ленкоранские акации и цветущие олеандры придают ей дополнительный колорит. На улицах и в домах зажигаются огни. Пробую снимать вечерний поселок на различных режимах съемки. Вроде даже что-то и получается.
   Немного поясню диковатое для неподготовленного глаза и уха сочетание "ползущих в сторону моря гор..." Так вот, для Южного берега характерны встречные движения земной коры. Они порождают землетрясения, наподобие катастрофического землетрясения 1927 года, изменившего пейзаж Южного берега и нашедшего свое отражение даже в большой литературе. Читали "Двенадцать стульев"? Вот там и есть!
   Осевая линия Главной гряды гор испытывает поднятие, а вот полоса Южного берега, постепенно опускается. Миллиметры в год, но все-таки. По этой причине, от склонов Главной гряды иногда откалываются довольно большие куски в виде так называемых гор-отторженцев. Характерная черта которых - скалистый, обрывистый, вплоть до отвесного, один склон и пологий и поросший лесом, другой. Они постепенно сползают по склону к морю, порождая многочисленные оползневые участки на трассе.
   Характерные примеры таких гор - упоминавшийся немного выше Парагельмен или находящийся между Алуштой и Ялтой - Кизил-Таш, он же Красный камень. Их гораздо больше, но эти две одни из наиболее заметных. Парагельмен - так тот вообще - самый высокий отторженец в Крыму! Сам Гурзуф стоит как раз на одном из таких отторженцев, южный край которого уже сполз в море, образовав скалы - островки Адалары, а на очереди за ними - Шаляпинская скала с горой, на которой стоит и весь остальной поселок. Вот почему - горы, сползающие в море. Ничего из ряда вон выходящего!
   Дойдя почти до конца, поворачиваем обратно. Увидев хороший вид на Аю-Даг и скалы-островки, спускаюсь на пляж и, едва не упав в воду, выхожу на волнорез, откуда делаю несколько неплохих снимков. Уже в поселке, на обратном пути от Набережной, проходим по старым улочкам. На небольшом перекрестке, выложенном брусчаткой, обнаруживаем старый канализационный люк. Забирать не стали - вот люки мы еще не коллекционировали! Да к тому же и вроде, как достопримечательность - давно видать, лежит! Ну и пусть лежит и ждет своего часа и своего собирателя.
   По пути к машине, пытаюсь снимать Луну через ветви и кроны деревьев. Получается не совсем хорошо, много кадров получается смазанными. Узкая улица плотно заставлена машинами, иногда бывает, кого - нибудь цепляю за не отогнутое зеркало. В конце концов, бросаю это гиблое дело с фотографией и, прячу фотоаппарат в кофр. В детской лагере, расположенном за руслом небольшой речки, гремит музыка и бегают дети, вероятно какой-то праздник и культурно - массовые мероприятия в самом разгаре.
   Так, постепенно, вертя головой по сторонам, возвращаемся к тому месту, где стоит наша машина. Уже темно и никаких бабок в ближайшей округе не отмечается. Бабули, видимо осознав тщетность своих усилий, тихо рассасываются по домам. Вечер откровенно радует - тепло и очень тихо, ветерка нет даже у моря. Садимся в машину, заводимся и проехав по серпантину до въезда в поселок, выскакивая на трассу в аккурат, с того выезда, по которому промахнулись, когда искали дорогу вниз.
   Двадцать минут времени не спеша и по свободной дороге, и мы дома наконец! Дорога, несмотря на то, что извилиста и не широка, все же свободна от машин и - откровенно радует. Завтра отдохнем, как следует. "Ну что, завтра еще куда-нибудь поедем?" - спросила жена. "Ну а почему бы и нет?" - отвечаю я, - "Мы же в отпуске, черт возьми! Можно и в Ялту, собираемся уже два года!"
  

Ночная Ялта.

   Народ собрался на рыбалку. Нужно отвезти. Куда сегодня едем? А... В Лазурное, на Голубовские камни! Точнее, на то, что от них осталось. Понятно. Отвезем, говно вопрос, как говорится. Уточню. В Алуште есть два вида "камней" - Черновские и Голубовские, или иногда - Голубевские. Черновские камни вы можете увидеть, если дойдете по Набережной Профессорского уголка практически до конца. Увидите гостиницу "Калипсо", которую еще в украинские времена, какие-то добрые люди воткнули прямо на пляже. А от "Калипсо", буквально метров двести и перед Вами предстанут две огромные глыбы черного цвета, лежащие прямо посередине пляжа. Это и есть, собственно, Черновские камни. Когда-то их было гораздо больше, о чем свидетельствуют глыбы, все еще торчащие из бетона набережной тут же, на пляже и разбросанные по соседнему пляжу в живописном беспорядке.
   Я еще помню то время, когда это была прибрежная полоса огромных глыб, в дальнейшем, в советское время засыпанная при строительстве Набережной. В итоге, от всех этих камней остались лишь эти два, самых больших, которые когда-то тоже составляли единую глыбу, расколовшуюся под действием неведомой силы на две части. Может быть, во время землетрясения 1927 года, довольно сильно изменившему панораму и рельеф Южного берега, а может быть и какой-нибудь другой. К слову, для тех, кто был в городе-герое Судаке, современный вид мыс Алчак, принял как раз после того самого землетрясения.
   Чтобы дойти до Голубовских камней, Вам потребуется несколько больше времени. Я не знаю, есть ли сейчас сквозной проход мимо корпуса пансионата "Морской берег", расположившегося прямо на берегу и украшенного башней лифтоподъемника. Раньше, еще даже в раннее украинское время он был, единая Набережная шла до самого Лазурного - гуляй не хочу! Почти семь километров! Потом кто-то, видимо, очень крутой и деловой, захотел построить себе скромный особнячок в прибрежной полосе, для чего просто перегородил Набережную, чтобы быдло не шоркалось под ногами и стал строиться.
   С воссоединением, строечка приглохла, но вот сквозной проход кажется, так пока и остался невозможным. Можно конечно, попасть туда и через собственно, поселок. Там есть дорога, идущая несколько выше и отходящая от Набережной вверх буквально сразу за вышеупомянутой гостиницей "Калипсо". Но - там лучше ходить пешком, ибо передвигаясь на машине, вы проклянете все! Улочки и дороги узкие, склоны крутые, а разъезжаться нужно в два ряда. Здесь, еще раз повторюсь, лучше идти пешком.
   В конце концов, вы попадаете на незавершенную стройку пансионата "Лазурный", заброшенный высотный корпус которого до сих пор торчит на выходе из небольшого ущелья у западного склона горы Кастель, которую вы обойдете вдоль берега. Когда-то давно, он планировался, как шикарный пансионат. Со своей отдельной набережной и пляжами. Но увы... Он заглох вместе с Союзом, а украинским хозяевам жизни нужно было не вкладываться в развитие, а по-быстрому срубить бабла на уже готовом. И, уже готовый процентов на восемьдесят, корпус, так и остался стоять памятником ушедшей эпохе. Так вот, если повернуть от дороги к морю влево, то вы увидите еще одну, полузасыпанную прибрежную полосу огромных глыб - это и есть те самые Голубовские камни - рай для ныряльщиков, рыбаков и любителей подводной охоты.

*****

   Возвращаюсь к теме. Народ собрался на рыбалку. В ночь. В назначенное время мы сели в машину, погрузили рыбацкое снаряжение, затем проехали через город на улицу Судакскую, забрали еще одного клиента и поехали в Лазурное. Наученные опытом поездки через Набережную, мы двинули через город, а потом повернули, не доезжая до набережной Профессорского уголка в сторону пансионата "Дубна". Благополучно проехали не самую легкую дорогу мимо санатория Алушта и, по улице Глазскритского двинули вверх.
   Эта дорога, петляя по балкам и оврагам, ведет вверх, мимо отрогов Кастеля. Она довольно крутая. Много крутых и закрытых поворотов, как на Судакской трассе, с той лишь разницей, что растительности здесь гораздо больше. И растет она лишь немного менее буйно, чем в районе Сочи. Просто здесь - суше. И дышится легче. Но стоит лишь выехать наверх, миновав пансионат, то становится довольно пологой, но с обилием довольно крутых поворотов. Зато виды. открывающиеся с нее на море и город, с горами, компенсируют все негативные переживания, связанные с трудностью езды. Здесь можно остановиться и сфотографироваться в разных позах на весьма живописном фоне.
   Мы это уже успели сделать несколько раньше, потому едем, не останавливаясь. Крутой скальный выход южного склона горы Кастель нависает над нами. Невдалеке видны каменные осыпи. Причем, отдельные валуны довольно солидных размеров. Какие-то сараеобразные кемпинги, выросшие здесь в последнее время, несколько уродуют пейзаж. На счастье - их немного. Будем надеяться, что их перестроят в нормальные здания, либо снесут к чертовой матери. Слева от нас бескрайней синевой разливается наше родное, Черное море, про которое кто-то из песенников написал, что оно - самое синее в мире. Мы миновали перекресток, на который выходит дорога, ведущая к Набережной. И снова - склон горы, небольшие деревья и море...
   Но - вот показались первые дома. И знак. Еще украинский, с ошибкой - "Лазурне", вместо "Лазурное". Но - Бог с ним, в конце концов, пусть будет. Никому он не мешает и есть-пить не просит. Въезжаем в поселок и следуем по главной улице к центру. А вот и старое, маленькое кольцо, на котором в свое время останавливался, да и наверное, останавливается и сейчас, рейсовый автобус.
   Полуразрушенный КПП пансионата немного в стороне. Останавливаемся и выгружаем народ. Местные охотники за отдыхающими с любопытством разглядывают наш Троллейбус с московскими номерами. Но, скоро их накрывает разочарование, поскольку из него выпадают не страждущие в поисках приюта, а сначала дядьки в походном облачении и, через некоторое время - удочки и рюкзаки. "Завтра мы сами доедем" - звучит на прощание. "Эх, блин! А воды-то питьевой забыли купить!" - сокрушается один из рыбаков. Открыв "гробик" на крыше, даю им десятилитровую канистру родниковой воды на всякий случай. Жмем друг другу руки и рыбацкий народ скрывается за забором.
   "Ну и что будем делать?" - обращаюсь к сидящей рядом супруге, - "Предлагаю поехать в Ялту! В прошлом году кто-то побоялся грозы..." "Интересно, а кто это был?" - она вопросительно посмотрела на меня, - "А поехали!" Сказано - сделано! Мы двинулись вверх по узкой и извилистой дороге, вдоль противоположного склона Кастели. Не буду еще раз описывать эту красивую, но довольно сложную для перемещения дорогу, но в конце концов, мы оказались на трассе. Пропускаем встречный транспорт и вырываемся на оперативный простор. Сбылась мечта двух идиотов - мы едем в Ялту! Спустя лет пять! В прошлом году мы обогнули ее по окраине, на пути в Севастополь. Это не считается. А сейчас - посмотрим, что за город!

*****

   Чуть более тридцати километров - что такое для людей, которые до работы едут только час на метро! Прошло чуть более получаса, перед нами замаячила городская застройка Ялты. Неплохо добрались, учитывая, что в крайний раз ездил за рулем в Ялту в далеком девяносто втором году. Невольно задал себе вопрос - а где машину парковать? Ялта гораздо больше Гурзуфа, но вот дефицит широких и прямых улиц в ней примерно такой же.
   Миновали автовокзал и замечаю припаркованные у тротуара машины. Запрещающего знака нет и - о чудо! Между машинами виден промежуток. Видимо, кто-то недавно уехал. Начинает вечереть, так что - не мудрено. Втыкаемся на пустующее место. До моря немного далековато, примерно минут с двадцать ходьбы, но - ничего, не развалимся, дойдем. Вся жизнь в Ялте проходит на Набережной.
   Машина закрыта и мы идем к морю. По пути подмечаем изменения. Да, грязи все еще хватает, но клумбы оформлены красиво и за ними следят, Кое-что построено нового. Стали ремонтировать дороги и почти убрали из центра троллейбусы. А вот это немного странновато. Столько лет ходили и - перестали? Ну ладно, Алуштинский троллейбусный парк в свое время вымер почти полностью, но Ялтинский пострадал меньше, хотя и его потрепало в украинские времена. Однако контактная сеть все еще висит, может быть, просто не обратили внимания? Не знаю. Факт тот, что троллейбусов в городе мы не видели.
   Постепенно пробираемся по улице, идущей по долине речки, к морю. Вот Дом торговли - порядком облупленный и полупустой. Почти пришли. Уже, сквозь ветви магнолий проглядывают огни Набережной. Вот фонтан, с сидящими вокруг отдыхающими, вот памятник Ильичу и вот она! Мы пришли. Портовый мол - пустой, там никого нет, лишь несколько вынутых в свое время из воды прогулочных катеров, которые в ту самую воду поместить обратно видимо, забыли. И - все. Большие пароходы из далеких стран видимо, уже давно сюда не заходят. Причальная стенка самой Набережной, напоминает лес. Лес из мачт пришвартованных там яхт. Яхты на любой вкус - от спортивных, видимо, участвующих в какой-то регате, до вполне себе респектабельных, принадлежащих конечно, не миллиардерам, но людям вполне себе обеспеченным. В промежутках между яхтами закидывают свои удочки местные рыбаки. Со смертью рыболовного флота, в море появилась рыба. Раньше они как-то плохо уживались вместе. А сейчас, со смертью промышленности - пацаны в маске поймали довольно большого краба, которого можно было в былые времена поймать только на диком пляже, прямо на пляже на Центральной Набережной Алушты.
   На Набережной смонтирована сцена и звучит музыка. Идет какая-то программа, ведущий заливается соловьем. А! какой-то конкурс оркестров! Вокруг сцены толпится народ с музыкальными инструментами, в костюмах на любой вкус и цвет. Музыка приближается и вскоре становится виден ее источник - небольшой оркестр в бордовых костюмах, напоминающих мушкетерские, идет по Набережной в направлении сцены. Ведущий представляет их. Второй оркестр уже готовится отвалить от сцены в сторону гуляющего и дышащего морским воздухом народа.
   Решили пройти как можно дальше. Кассы морского вокзала. Билетов на анонсированную Комету нет. Все раскуплено. Ну что же, хоть с этим понятно. На катер тоже пролет - последний на сегодня уже ушел. Ну и ладно. Можно просто пройтись. Посмотреть, что изменилось. Первое, что бросается в глаза - довольно большое количество домов класса "Премиум", выстроенных недалеко от моря. Домики, нужно сказать, выстроены со вкусом. Довольно богато. Ну и цены на квартиры в них - сравнимы с московскими. На Набережной уйма народу. Место позволяет и, потому, лавки с сувенирами задвинуты на самый край, почти к прибрежной застройке.
   Доходим до приморского Парка и что мы видим? Новую Набережную! В три этажа! Со смотровыми площадками! С них открывается вид на порт, море, город и горы. Впечатляюще! Нашим, алуштинским мудакам до этого - как до Пекина на четвереньках! Хотя - я точно знаю, что проект подобной набережной в Алуште есть! И наш город был бы первым, где такое воплотилось в жизнь! Но - в администрации - мудак сидит на мудаке и мудаком погоняет. Сидят, потихоньку пилят бюджетные денежки, почти ничего не делая. А город иногда гремит на всю страну - то говнищем дорогу к морю зальют, то у администрации нет средств лампочки вкрутить в фонари на Набережной, то придурок повез кататься народ на банане, отцепился от банана - и был таков...
   Простите, наболело! Алушта, что касается климата, здоровее Ялты, но увы... Она не столица ЮБК, к сожалению. Идем дальше. Набережная через некоторое время понижается и снова сходит на нет, сравниваясь с берегом. Упираемся в огромный, навороченный жилой дом. В цоколе - ресторан "Октопус" - осьминог, по русски. Оформлено неплохо. Достаточно уютно. Даже пень от внушительного дерева приволокли, чтобы щупальца изображал, украшая интерьер.
   Народу сравнительно немного, видимо, ценовой диапазон не сильно демократичен. Взгляд на дом - кто-то, этаже на седьмом, сделал из углового балкона библиотеку и теперь, вальяжно развалясь в кресле-качалке, читает с умным видом что-то увлекательное, с видом на море и огни вечернего города... "И ведь, какая-то блядь, купила здесь квартиру и теперь кайфует..." - изрекаю я, глядя на читающего...
   За домом - пока ничего интересного. Невдалеке возводится еще одна навороченная многоэтажка, а кусок набережной тоже представляет из себя стройплощадку. Наверное, через какой-то годик и здесь будет красиво и удобно. Люди, живущие в богатых домах, должны иметь возможность гулять по красивым дорожкам, с клумбами и цветами!
   Поворачиваем обратно и идем низом. То, что с той стороны было смотровыми площадками - теперь это многочисленные магазинчики, расположенные на разных уровнях здания, так называемого террасного типа. Магазинчики еще пустые - не везде еще выполнена отделка, но задумка - налицо. На пляже, чуть ниже - спортивный бар. Народ, расположившись в креслах-мешках, у столиков со свечами, прямо на прибрежной гальке, смотрит какой-то футбольный матч. Болельщики победнее, или попросту - не планировавшие посещение бара, смотрят матч с берега, чуть подальше от большого экрана. Немного посмотрели и мы, перед тем, как двинуться дальше.
   Отсюда открывается неплохой вид на порт и город. Горы уже превратились в нечто черное, нависающее над городскими огнями. Пытаюсь сделать несколько снимков на различных режимах. Много удаляю, но - кое-что оставляю. Самое удачное из получившегося. Надеюсь, что-то получится. Мы снова возвращаемся в порт. Идем вдоль старой части Набережной. Здесь тоже два уровня - первый - пешеходный, чуть выше, а второй, пляжный. К нему нужно спуститься по лестнице. Музыка на сцене утихла, видимо, оркестранты завершили свои выступления. Одиночные подвывания под синтезатор, доносятся почти от уровня воды. Кто-то продает билеты на скоростной катер. Катер, насадив пассажиров, срывается с места и уносится в открытое море, вычерчивая виражи на воде.

*****

   Наверное, пора уже двигаться к машине. Потихоньку. Время уже около двадцати двух. Публика постепенно расходится кто куда. Набережная постепенно пустеет. Начиная с дальних своих окраин. Сначала стали пустеть смотровые площадки. Затем - ближе к центру. По пути мы зашли в "Столовую по-домашнему" и немного перекусили с видом на море, благо клиентов в заведении тоже было немного. Выйдя обратно, мы не пошли к воде, а увидев толпу под внушительным платаном и звучащую оттуда живую музыку, двинули туда.
   Под платаном группа играла живую музыку. Состав конечно, не такой, как скажем, у Арии на концерте, посвященном ее тридцатилетию. Помните? Два баса, два ударника, четыре гитары и два солиста... Здесь все гораздо проще - клавишник, гитарист, он же - вокал, ударник и бас. Немного в стороне стоит как бы охранник. Грозный секьюрити с видом грузчика в конце смены. На черной майке надпись "Kooraga". А! Если по-русски - то "Курага". Девушка милого вида носит для продажи диски. Но - поют неплохо, даже пытаются перепевать Кипелова - "Я свободен!" - несется над вечерней набережной. Ну что же, послушаем.
   Отыграл Кипелов, ребята начали заводить толпу, прося заказать им очередную песню. Зазвучала "Батарейка", которая села у чьей-то любви. Народ в некотором своем проценте уже порядком подогретый в многочисленных кафе вблизи Набережной, азартно начинает подпевать. Короче говоря, вечер перестает быть томным. Нежданно-негаданно попали на концерт. Играют добротно, можно и послушать. За "Батарейкой" последовали "Ой-йо" от Чайфа "Кукла колдуна" от Короля и Шута, и что-то на английском. Ну что же, репертуар достаточно разнообразен.
   Закончилось все примерно десятиминутным попурри. Представлявшем собой мешанину из песен всех жанров и стилей. Украшением всего было продолжительное гитарное соло на открытом воздухе. "Спасибо друзья!" - выкрикнул солист и лидер команды, - "Завтра мы снова здесь, на это месте, под этим платаном! Группа "Курага" будет играть для вас!" Народ зааплодировал, перемежая аплодисменты восторженными выкриками.
   Музыка закончилась, музыканты стали отключать аппаратуру, а собравшаяся публика - расходиться. Мы тоже пошли на выход с набережной, в сторону стоянки нашего Троллейбуса, загадав для себя, что в следующий наш приезд сюда, непременно снова пойдем на импровизированный концерт под большим платаном. Супруга тем временем, взяла в руки телефон и, сняв несколько видео с концерта, забила в поисковик "группа Курага". "Ха! А ребята-то местные считай! Севастопольские. У них даже студийные альбомы есть!"
   Над опустевшим тротуаром вовсю цвели магнолии, нависая над нами своими белыми большими цветами. Прекрасен летний юг... - вспомнились слова из старой - старой песни. И ведь - спорить здесь трудно! Иногда по узким улицам проносятся машины. Местные. Потому что приезжим гонять по таким улицам - смерти подобно. Хотя, как известно, не всех идиотов война убила! В принципе, такая же картина, наверное во всех южных городах. Туапсе и Сочи, скажем, далеко не исключение.
   Машина наша стояла на том же месте, но теперь уже - в гордом одиночестве. Вроде. на первый взгляд, все нормально. Завелись и, съехав вдоль речки немного ниже, развернулись на противоположную сторону. Еще немного петляния по серпантину, уходящему в сторону Массандры и проезд небольших узостей перед ней - и мы снова на оперативном просторе. Трасса тоже опустела. Лишь иногда проезжают навстречу, или обгоняют сравнительно редкие в этот час, транспортные средства. Полчаса времени и мы снова въезжаем во двор нашего дома. Теперь мы можем смело сказать - мы были в Ялте! Наконец-то!
  

Ай-Петри и ночная Ялта снова.

   Днем раздался телефонный звонок - "А не хотите ли вечером съездить на Ай-Петри? Потом спустимся в Ялту и погуляем там!" Было бы предложено, а там - дело техники - машина стоит под домом, сели да поехали! Нас не пришлось долго уговаривать - "Конечно же - да! Заезжайте за нами, как соберетесь и - мчимся пулей!" Пока суть да дело - проехался на заправку и залил полный бак, чтобы потом по трассе не искать работающую заправку. Еще в прошлом году столкнулся с неожиданной проблемой - по пути в Ялту почти все заправки не работают. По другой стороне, в сторону Алушты, ситуация получше, но все равно, закрытых заправок тоже достаточно. Не знаю, почему.
   До вечера - времени еще достаточно - поэтому посвятим время лучшим друзьям отпускника - Солнцу, воздуху и воде. А на обратном пути - еще и стаканчику пива - чтобы восполнить баланс электролитов в организме. Ну и кислотно - щелочной баланс - тоже, разумеется. Где-то в четыре часа снова звонок - "Мы готовы, сейчас едем к вам! Спускайтесь!" Не могу сказать, или мы спускались медленно, или друзья ехали быстро, но встретились у дома практически синхронно.
   Поздоровались и, без лишних слов - "Едем! Вы - первые, а мы за вами!" Не стану описывать дорогу до Ялты, ей и без этого вполне достаточно времени я уделил, отмечу лишь, что в сам город мы не заезжаем, а уходим дальше, по дороге на Севастополь. Проезжаем мимо отворота на Поляну Сказок и, немного дальше, по указателю на Бахчисарай, поворачиваем направо.
   Дальше начинается самая интересная часть дороги - горный серпантин. Сначала дорога петляет через лес, плавно набирая высоту. Проезжаем водопад Учан-Су. Народу полно, приходится протискиваться сквозь транспортные средства. Лишний раз поражаешься тупоголовому народу - лишь бы поставить куда-то и как-то свою барбухайку, не думая о том, может ли она кому-то помешать, или нет. Ну да Бог с ней, помешать, а ведь кто-то особенно на грузовике, долго протискиваться вряд ли станет - просто обдерет ее и поедет себе дальше, не особо заморачиваясь на идейной стороне дела. Что поделать, олени - они везде олени! К теме тупорылого народа мы еще вернемся, а пока - по порядку.
   Мы петляем через лес. Постепенно повороты становятся круче. Наши друзья ощутимо ускакали вперед. Им простительно - они здесь едут не в первый раз, а я - впервые. Приходится осторожничать - у меня полная машина и рисковать я права не имею. К тому же коробка - автомат, им на механике гораздо удобнее. И вообще - механика на мой взгляд, в горах гораздо практичнее. Особенно на спуске. Поставил себе низшую передачу и катись, почти не нажимая на педаль тормоза! И вообще - правила - на какой передаче заезжал, на той и спускайся - никто не отменял! Однако - многие, особенно приезжие с равнинной местности, либо о нем не знают, либо считают, что они бессмертные и частенько на него поплевывают. Иногда - не без последствий для себя любимых.
   По пути выяснилась одна малоприятная особенность моего Троллейбуса - когда Солнце начинает проглядывать сквозь кроны деревьев и светить на стекло - широкая торпеда отсвечивает на лобовое стекло и я почти перестаю видеть дорогу, что еще больше замедляет мое передвижение. Пару раз приходится пропускать едущих позади. Взгляд на номер - восемьдесят два - судя по всему, местные, они дорогу знают и могут немного полетать. Ну и пусть, а я не буду. Это может быть чревато боком.
   Лес за окном постепенно меняется. Лиственная растительность незаметно, но уже ощутимо, уступает место хвойной. Все чаще попадаются крупные сосны. Мы взбираемся все выше и вот он - отворот на "Серебряную беседку" с которой открывается прекрасный вид на Южный берег и часть Ялты. Серебряной ее назвали, как говорят, из-за того, что покрытая инеем, она действительно напоминает посеребренную. Мы уже забрались достаточно высоко - беседка находится на отметке примерно восемьсот сорок метров над уровнем моря. Значит - нам еще примерно метров триста по высоте.
   Тем временем, мы лезем дальше. Друзья интересуются, где мы. Отвечаем, что ползем планомерно и методично, встретимся там, наверху. А дорога, между тем, выныривает из леса и теперь - идет вдоль скального склона, превращаясь в настоящую, горную. Километр в одну сторону - поворот на "триста шестьдесят", с набором высоты метров в пять - семь, километр в другую сторону и снова - такой же поворот. Справа - скальная стена, слева - обрыв, метров эдак ...дцать, потом картина меняется в пространстве. И так - много раз. Мы несколько раз видим, как проплывают вверх и вниз фуникулеры, забитые народом. Значит - канатка уже рядом. И нам остается совсем немного. Иногда попадаются сбитые отбойники. Видимо, кто-то ехал не очень осторожно и с превышением. Олень, наверное.
   Сама дорога ощутимо сузилась. Теперь, со встречными разъезжаемся осторожно, бок к боку. Периодически возникает неплохой вид на море, но мне сейчас не до этого. Уж слишком сложная дорога. С этой не сравнится ни Сочи, если ехать вдоль берега, ни Судакская трасса, хотя по своей убитости, эта дорога ничем не уступит, ни Новый Свет. Там, по склону горы Сокол, едешь в основном - прямо, вдоль склона, но так же - с одной стороны стена, с другой - обрыв. А по ширине - примерно одинаковы. Ну ладно, нам ли, крымчанам, удивляться узким и извилистым дорогам!
   Карабкаемся выше. Поворот - некоторое время прямо, поворот - снова некоторое время прямо... Затем дорога ныряет в небольшой распадок и, спустя несколько минут, мы уже проезжаем мимо метеостанции. Наши друзья решили подождать нас здесь. Завидев нас, ползущих вверх, они прыгают в машину и, медленно, начинают отъезжать от обочины. Дорога стала гораздо положе и теперь она постепенно выходит на плато. Или, если говорить, оперируя местными терминами - на яйлу. Ай-Петринскую яйлу. Яйла - это относительно плоское плато наверху. Эдакий альпийский луг в крымском исполнении. Горная степь.
   Появляются первые зазывалы, приглашая посетить их кафе. Мы едем дальше. Наш запас еды, на случай внезапного голода, сосредоточен в багажниках двух машин. Не умрем. Хотя - надо сказать, в татарских кафе, расположенных у станции канатной дороги, готовят они здесь довольно вкусно. Не знаю, изменилось ли качество в сравнении с одиннадцатым годом, но тогда - заказанный мной плов был вкусен. Ничего не могу сказать плохого. Но - нам в кафе не нужно и мы едем дальше, объезжая многочисленные выбоины.
   Взбираемся на небольшое возвышение, видны остатки от ветряка. тот, кто его проектировал, видимо, не учел силу ветра, который гуляет на яйле. Говорят, что первое, что с него сдуло - это лопасти и его использовали при съемках фильма о гиперболоиде инженера Гарина. Может правда, может - легенда, не проверял. А потом - его тупо разграбили и с тех пор, он стоит себе, пальцем в небо посреди плато. Если виден ветряк, то и до места назначения нам недалеко. А вон и шары на очередной горке. Это военный объект. РЛС. Действующий. Туда экскурсий нет. Антенны убраны в шары, с той же целью - чтобы их не сдуло в один прекрасный момент. Военные подошли к этому вопросу с умом.
   Машин становится все больше. мы подобрались к небольшому, но оживленному перекрестку. Появляются не только машины, но и запряженные лошадьми телеги с сеном. Это для любителей конных прогулок. Дорога раздваивается. Одна уходит вниз, на Бахчисарай, а вторая - собственно, в сторону вершины Ай-Петри. Поворачиваем налево, едва не въехав в какой-то древний триппер, еще с украинскими номерами, нагруженный каким-то хламом. Татарин матюкнувшись, виляет на дороге, едва не рассыпав хлам. Мы - обложили его вслед, дятел он везде дятел и - поехали себе дальше. К нашей цели.
   Вот он - долгожданный спуск вниз. Довольно большая автостоянка. Места есть, тыкаться вокруг да около в поисках не придется. Рядом другая стоянка - лошадиная. Запах соответствующий, но не беда, бывают запахи и похуже, а тут - сразу вспоминается фольклорное - "... хорошо в краю родном..." Тоже своего рода конвейер - одна группа прибывает с прогулки, вторая группа уже сев на лошадей - убывает на маршрут. Прибывшие лошади, освободившись наконец, от своих пассажиров - на водопой и кормежку. Целая технология, что ни говори... Находим место и становимся багажник к багажнику - так будет гораздо легче ужинать на природе. выходим из машин, распрямляясь и разминаясь после напряженного подъема.
   "Блин, мы уже думали, что вы потерялись!" - говорят нам друзья. "Виталик", - отвечаю я, - "Вы сколько раз сюда ездили?" "Ну... несколько раз точно! Хотя... не считал... Но - не один раз!" - отвечает он. "А мы - впервые!" - говорю ему я, - "А рисковать я понапрасну не люблю, тем более помня тех дураков, которые у нас на Автовокзале периодически в дома на фурах улетали!" "Логично!" - соглашается он, - "Я тоже в первый раз полз осторожно..." К нам тут же подлетели очередные зазывалы с заманчивым предложением. Отвечаем. что маршрут у нас продуман, мы - местные и программа у нас - своя. Отходят, желая нам удачи. Мы еще немного постояли, вдыхая свежий горный воздух. А теперь - за дело! Пошли!

*****

   Мы заперли машины, они квакнули своими сигнализациями нам на прощание. И пошли в направлении станции канатной дороги, по пути отбиваясь, ненавязчиво, но твердо, от различного рода предложений о прекрасных вариантах времяпрепровождения. Дойдя до станции канатки, мы, пробившись через стада страждущих в ожидании своей очереди в кассу за билетами на канатку, подошли наконец, к перилам смотровых площадок, для того, чтобы выбрать лучший вид для фотосессии. Попутно ребенок нашел золотую серьгу, которую видимо, кто-то решил оставить здесь для того, чтобы снова вернуться сюда.
   Канатная дорога - вещь вообще, занятная. Местная, я имею в виду. И спускаться на ней - одно удовольствие. Правда не для людей с расшатанными нервами. Фуникулер первое время просто падает вдоль скальной стены и, лишь проделав по высоте метров двести, начинает от стены отваливаться. Нервы щекочет! Но - в удовольствие! Будет, что вспомнить.
   Недостатка в хороших видах не было. Оставалось только выбрать наилучшие. На одной площадке сделали несколько кадров, на другой... Перешли на противоположный край третьей площадки - там открывается новый ракурс. Сделали несколько неплохих снимков и там. А затем - и вовсе плюнули на условности и, сойдя немного вниз, попросту вышли в порядком вытоптанный бесчисленными туристами лесок, на краю обрыва. Немного походили вокруг в поисках наилучших видов. Видов было в избытке. В конце концов, подобные прогулки где-то внизу всем надоели и мы, собравшись в одной точке, решили, что нужно постепенно продвигаться в сторону вершины, своими фирменными зубцами маячившей так недалеко!
   Мы снова вышли к смотровым площадкам возле канатной дороги и, обходя толпы спешащих вниз, не спеша пошли в направлении подъема. Решили идти вверх каждый сам по себе. Кому как по силам. Сынуля стартанул первым и теперь, перепрыгивая с камня на камень, уверенно скакал впереди, мелькая сквозь редкие деревья, растущие на скальных выходах.
   Я старался держаться за ним, но - все еще мешает не до конца восстановленное колено. Успокаиваю себя мыслью, что я в свои почти сорок семь скачу вроде нормально так! Видно невооруженным глазом, что большое количество гораздо более молодых, уныло плетутся по тропе вверх. А я их обгоняю! На подъеме! Вот так!
   Чахлый лесок закончился и теперь мы идем по довольно крутой тропе к вершине. Триангуляционный знак стоит на том же месте, что и в одиннадцатом году, весь обмотанный разноцветными ленточками. 1234 метра над уровнем моря. Запомнить легко. Один, два, три, четыре... Сын добрался первым и теперь, глядя на панораму у своих ног, отдыхает, глядя на ползущих вверх. Через некоторое время к нему присоединяюсь и я.
   Немного отдышавшись, прошу его пересесть на доску, которую кто-то положил между двумя известняковыми пластами и делаю несколько снимков на фоне горы Кошка. Кошки, которая, словно приготовилась к прыжку за плывущей у ее лап рыбиной, в открытое море. Потом сделал еще несколько снимков панорамы, открывающейся с вершины.
   Неподалеку от вершины располагается навесной мостик, на растяжках натянутый прямо над пропастью. Это развлечение для любителей пощекотать себе нервы. К сожалению, аттракцион был уже закрыт по причине слишком позднего времени. Функционировала лишь скоростная переправа с вершины в сторону входа в местную пещеру. Иногда какой-нибудь турист, вместе со своим рюкзаком, пролетал по натянутому тросу над всеми идущими внизу и так же, плавно, исчезал в стороне небольшого скопления людей, примерно в полукилометре от нас.
   Постепенно стал подтягиваться остальной наш народ. Сделали общий снимок со всеми вместе, на фоне прекрасного вида побережья. нужно было постепенно спускаться вниз. Здесь, наверху, Солнце еще светило вовсю, но побережье уже стало постепенно погружаться в тень. Пока мы спустимся вниз, уже успеет стемнеть. А еще нужно поесть! Подкрепить, так сказать, истраченные силы!
   Лишний раз подивились тому количеству тупоголового народа, который судьба заносит в горы. Вот мужик в возрасте, которому стукнуло в голову сфотографироваться на краю. Под ним - метров триста. На мужике - пластмассовые шлепки. Явно не та обувь, в которой можно лезть в голову. Этот придурок пролазит под перилами и, встав в полный рост, лезет в своих шлепках по живым камням в сторону скального выступа с кустом можжевельника на нем. И что-то доказывать ему попросту бесполезно! Вот нужно ему так и все! Ну да ладно, не всех идиотов война убила, как говорится.
   Хуже, когда идиоты растят идиотов тут же, на твоих глазах. Вот - молодая мамаша дает своему маленькому ребенку камень, который тот, радостно смеясь, запускает в сторону обрыва. Едва ребенок камень выкинул, мамаша снова сует ему в руку второй, выбирая побольше, из тех, которые валяются под ногами. Делаешь ей замечание на тему - что же вы делаете? В ответ - обиженное выражение лица типичной представительницы минетного двора и коронная фраза клинической дуры - "А какая разница? Все равно - ничего не будет!" Вот что здесь можно сказать? Объяснять дуре, что этот камень может прилететь в голову тому, кто в этот момент, может быть, лезет по скале вверх? Или, что может вызвать камнепад? Бесполезно! Дура не поймет, хоть кол ей на голове теши!
   Спускаться стали тем же порядком - кому как позволяют силы. Сперва потянулись вниз представители старшего поколения, за ними - женщины, а мы с сыном - замыкали эту живописную группу, растянувшуюся по склону. Пока думал над маршрутом спуска - наснимал пару десятков хороших видовых фотографий. Будет, из чего потом выбрать самые - самые. Кто думает, что спускаться легче, тот глубоко и жестоко ошибается. При подъеме склон уходит вверх и находится у Вас прямо перед глазами, вы прекрасно видите, куда ставить ногу. Единственное, что вызывает отрицательные эмоции - это необходимость постоянно лезть вверх.
   На спуске - склон уходит из-под ног вниз и Вам нужно внимательно смотреть, куда ставить ногу, чтобы потом не проделать часть пути на своей пятой точке, или, что еще хуже, на спине. А в горах - сами знаете, тропинки далеко не ровные, иногда торчат корни деревьев, а что чаще - камни. И попасть на них спиной - согласитесь, удовольствие довольно сомнительное. Плюс к тому, на таких оживленных тропах - камни бывают отполированы до блеска, что делает их еще и скользкими. В итоге, мы обогнали на спуске всех. Ждать кого-либо смысла не было, поэтому мы не спеша пошли в направлении стоянки.

*****

   Мы не спеша подошли в нашим машинам и стали ждать подхода остальных. Остальные тоже подтягивались не особенно торопясь. Нам на канатку не нужно и спешить особо некуда. А вот есть уже как бы хочется. Делать было нечего, занялся съемкой бабочек, которые порхали возле синих цветов какого-то растения, напоминающего чертополох. Сделал десятка два попыток и, в конце концов, отобрал штук пять самых удачных снимков. Получилось довольно мило. Особенно бабочка на фоне неба, сидящая на цветке.
   Понемногу стали подтягиваться остальные. По мере того, как Солнце падало к горизонту, поток машин менял свое направление. Народ постепенно потянулся вниз. Конники тоже понемногу загоняли уставших за день лошадей в стойло. Лошади шли, устало качая головами. Мы открыли багажники машин, поставили переносной столик и начался импровизированный пикник на Ай-Петри. Нужно сказать, что в горах, после прогулки, аппетит особенно свирепствует. С досадой заметили, что взяли слишком мало воды. "Не беда!" - ответил я, - "У меня в багажнике еще есть десятилитровая канистра с родниковой водой из Перевального!" "Ух ты! Родниковая!" - народ стал пробовать воду на вкус, с удовольствием причмокивая.
   Пока шли приготовления, мы обнаружили на двери багажника нашего Троллейбуса маленького зеленого богомола. Он был мил и жизнерадостен. А так же пришелся по нраву всем присутствующим. В результате - его выгуливали по рукам минут тридцать. Когда столы были сервированы, мы отпустили богомола по своим делам, с пожеланием сохранить голову на плечах.
   А пикник вполне удался. Было весело. К нам присоединился армейский приятель мужской половины наших друзей, вальяжно подкатив на БМВ Х6. В итоге мы образовали конструкцию, несколько напоминающую звезду Мерседеса, в центре которой находился наш походный стол. А внутри было хорошо. Байки, шутки, разговоры за жизнь... Время прошло быстро и незаметно. Солнце уже почти ушло за горизонт, повиснув над ним низко-низко. "Так, друзья, нам пора бы уже вниз! Мы же не хотим здесь ночевать?" - поинтересовались наши друзья. "В принципе - было бы неплохо! Никогда не ночевали на Ай-Петри!" - ответили мы.
   Однако, никто ночевать так и не решился. Утолив голод, стали собираться в дорогу. Уложили все наши принадлежности по багажникам, поблагодарили гостеприимную гору за теплый прием и, разбежавшись по нашим авто, выдвинулись в сторону дороги. Дорога почти опустела и мы довольно резво спускались вниз. "По ту сторону стенки" начинало уже ощутимо темнеть. Вверх позли довольно осторожно, а вниз - приходилось соблюдать осторожность тем более.
   Сзади показался свет фар. Не люблю, когда кто-то в задницу светит, но что поделать? Еду, никого не трогаю. В зеркале заднего вида нарисовывается черный Ленд Крузер. Какое-то время он тянется за нами. Серпантин теперь томительно тянется вниз. Крутые повороты сопровождаются падением высоты. Со стороны скальной стены - подпорная стенка, высотой метров в сорок. Дорога проложена в XIX веке, военными инженерами. Но - до сих пор востребована.
   Крузер понемногу начинает нервничать. Иногда пытается обогнать, но, видя ширину дороги, возвращается на свою сторону. Дорога тем временем, нырнула в лес. Сразу стемнело, стало почти, как ночью. Дорога стала немного шире и, Крузер, недовольно просигналив, все же нас обгоняет. Ну-ка? А... номера самарские... 763. Летите, голуби, летите! Равнинные вы наши летчики! Много вас, таких летает по Крымским дорогам. Их потом по виноградникам и склонам собирают. С травмами, как правило.
   Постепенно становится и вовсе темно. Кажется, что всем этим поворотам не будет конца. Но - нет. Мы видим стоящие у обочины БМВ и машину наших друзей. Серебряная беседка. Значит - спустились уже довольно прилично. Но и петлять остается тоже весьма еще много. Припарковались рядом, согласовали график и место встречи и решили пройтись, посмотреть на Ялту с высоты примерно восемьсот метров. Смотрится неплохо. Совсем по другому, нежели если смотреть утром. Немного побродили, почитали информацию на щите и снова разошлись по машинам. Спуск продолжился прежним порядком.
   Прошло еще примерно сорок бесконечных минут. Поворот, более-менее прямой участок. Поворот... снова все повторяется примерно в том же порядке. Проехали водопад. Возле него - никого. Тоже разъехались по домам. Мы все еще снижаемся. Но, если доверять ощущениям, нам осталось совсем немного. В конце концов, - "Фу-у-у-у...бля!" - мы выскакиваем на перекресток с трассой. Наши друзья стоят неподалеку, у обочины. Останавливаюсь, подхожу для уточнения маршрута.
   "Так, теперь давайте не отставать!" - говорят наши друзья, - "Следуйте за нами!" Мы прыгнули в машины и выехали на трассу. Немного проехали по ней и вскоре свернули на прилегающую к ней улицу. Сразу вспомнился Гурзуф. Здесь - картина ничем не отличалась кардинально от виденного там. Мы продвигались мимо припаркованных у края дороги машин, по узким, кривым улочкам, постепенно спускаясь в сторону моря. Снова спуск... Как уже утомило это бесконечное петляние. Мы протискивались, планомерно продвигаясь к нашей цели. Поближе к морю. Через некоторое время мы выехали на довольно прямую улицу, правда по-прежнему не отличавшуюся особой шириной. Мы заметили два свободных места в бесконечной веренице стоявших возле узкого тротуара, автомобилей. Припарковались. как называется эта стрит? Улица имени Пальмиро Тольятти. Отсюда мы пойдем гулять по вечерней Ялте. Никуда не спеша!

*****

   Мы вышли из своих машин и пошли в сторону моря. Путь наш проходил мимо выставки творчества местных художников. Неплохо, нужно сказать. Порой попадаются весьма любопытные образцы работ. Да не то, что любопытные - весьма достойные. Осталось только найти мецената, который вложит некоторые средства в раскрутку. И цены в принципе - божеские. Довольно неплохую картину можно купить за сумму в районе пяти тысяч.
   Мы вдоволь налюбовались, но покупать ничего не стали. Не в том дело, что мы - не ценители, но Алушта все же ближе. А дома тоже имеются художники, которые пишут ничуть не хуже. В следующем отпуске, если доживу, можно будет задуматься над покупкой такой картины. Все же - частичка родного города, висящая над кроватью - весомое подспорье в жизни. Напоминание о доме, когда-то оставленном в пользу строительства дома нового. Там, где ты сейчас живешь и будешь еще жить долго...
   И снова - Набережная. Прошлись, показали друзьям приморский парк и ту самую, новую Набережную, в три этажа. "Вот же, блять!" - возмутились в восторге наши друзья. Почему возмутились - потому что нечто подобное, еще раз повторюсь, уже давно могло быть у нас в Алуште, а восторг - ну просто потому, что это сделано! Пусть и не у нас. Ведь могут же! Было бы желание! На балконе той многоэтажки, где мы видели с глубокомысленным видом, читающего книгу чувака, теперь было темно. Видимо, чувак устал читать и решил наверное совершить перед сном традиционный моцион.
   Прошлись тем же маршрутом обратно. Друзья наши встретились с армейским приятелем и теперь шли вместе с нами. Под знакомым большим платаном - снова стоит народ и играет музыка. "Курага" снова дает свой традиционный концерт. Мы не могли пройти мимо и остановились послушать. На этот раз они исполняли каверы на заказ и, причем, весьма неплохо, попутно импровизируя при исполнении соло. Постепенно мы продвинулись на самые неплохие месте, откуда было прекрасно видно абсолютно все. Сами не заметили, как простояли таким образом, часа полтора.
   Ребята уже понемногу начинали хрипнуть и концерт плавно перетекал к своему завершению. Музыканты напоследок исполнили небольшое, минут на пятнадцать, попурри, с соло на барабанах, вызвав волну бурного восторга у благодарных зрителей. "Мы снова ждем Вас под этим большим платаном!" - прокричал напоследок в микрофон солист, он же лидер группы Антон Андриевский, как выяснила после нашего первого с ней знакомства, моя супруга, просидев в интернете всю обратную дорогу от Ялты, домой.
   Наши друзья засобирались домой - "Нам завтра с утра на работу!" Ну что же, святое дело! Товарно-денежных отношений еще никто не отменял. Посмотрел на часы - двенадцатый час. Ну... нам на работу с утра не нужно, мы еще прогуляемся по порядком опустевшей почти ночной, Набережной. Набережная постепенно стала погружаться в тишину. И лишь одиночные, задержавшиеся пьянчуги из числа жителей и гостей города - курорта, спешили куда-то, по-видимому, в поисках нужных кустов и подворотен для ночлега. Мы дошли до бывшего Макдональдса, где после недолгого ожидания разжились мороженным и картофелем - фри. Посидев немного на кнехтах, над водой, мы пошли немного назад, к тому месту, где стоял наш автомобиль. Оставалось малое - выбраться с улицы имени Пальмиро Тольятти.
   Дошли. Завели и поехали. С этой улицы выбрались сравнительно легко. А на большую дорогу выбрались почти у самой Набережной. Мы поехали по улице, идущей по правому берегу речки и, через несколько минут уже проезжали автовокзал и троллейбусную станцию. Крымская черная ночь уже вступила в свои права. Южнобережное шоссе было почти пустынно. Черная лента асфальта уходила в темноту. Прошло еще двадцать минут и перед нами снова показались огни Алушты.

Армянск, Перекопский вал и Сиваш.

   Сегодня мы едем на север. Чтобы я еще раз стал издавать книги на заказ? нет, уж, хватит с меня! Мало того, что собери материал и издай, так еще и по потребителям развези! Ладно бы нужно було бы доставить их куда-то далеко, как в этот раз - книга должна была уйти в Хабаровский край, но когда рядом... Хорош! Намучился я с ними вполне достаточно. Итак, сегодня наш маршрут - Симферополь - Красноперекопск - Армянск. Отвезу книгу, выпущенную к 25-летию нашего выпуска. Заодно и обстановку сменим на некоторое время. Посмотрели по карте - оттуда сравнительно недалеко до Сиваша. А кроме него - большое количество соленых озер. Можно будет проехаться, посмотреть. Сто с лишним километров на север. Почти к самой украинской границе. Это туда, где до этого дважды покупали арбузы прямо с бахчи.
   Дорога до Армянска, в принципе, ничем не отличалась на этот раз от того пути, который мы проделывали уже неоднократно. Встали пораньше и выдвинулись. Трасса - такая же, как и раньше. Симферополь объехали по Объездной дороге и выехали на дорогу к аэропорту. Аэропорт мы оставили слева, а мы ушли направо и поехали по дороге, ведущей через поселок Гвардейское. Самолеты в этот день над дорогой не летают, их двигатели ревут где-то вдалеке, с дороги не видно. Ну и далее - на север Крыма. Пока идет стройка в районе аэропорта и, недалеко от него, на прокладке трассы Таврида до Севастополя - необходимо смириться с неизбежными пробками. Причем - может так статься, что не на один километр. Но, скоро все это должно завершиться и движение станет комфортным и быстрым.
   Сто сорок с небольшим, километров по свободной дороге пролетели быстро. Мы миновали соленое озеро Старое, раскинувшееся прямо возле трассы. На горизонте показался знак "Крым - край партизанской славы", а за ним - окраинные пятиэтажки города Армянска. Искомый адрес нашли быстро, книга была успешно передана и мы, особо не задерживаясь, проехали еще раз в направлении границы с Украиной, в надежде еще раз посетить ту бахчу, на которой два года подряд, покупали арбузы.
   Однако, к своей досаде, бахчи мы не нашли. Пустое поле, никого нет. Вот это да... Неужели лавочка прикрылась? Огорчительно. Мы доехали до пункта пропуска, граница понемногу обустраивается. Стало больше вышек на Перекопском валу. Перекопский вал, или античное укрепление "Кырк-Ор", тянулся поперек местности точно так же, как и много лет до этого. Прибавилось и камер - технический прогресс никто не отменял. Немного поглазели, как работает местная индустрия доставки народа в различные уголки Крыма и, раз уж ловить здесь оказалось нечего, развернулись и двинулись в обратный путь. Когда снова проезжали мимо бахчи - да, действительно, такое впечатление, что к полю в этом году никто так и не прикоснулся.
   Ну нет - и нет! Сегодня наша цель - залив Сиваш. Судя по карте, отсюда можно добраться сравнительно быстро. Решили ехать через село Почетное, которое на берегу Старого озера. Во всяком случае - там более-менее приличный съезд с трассы. Добрались до него вполне благополучно, съехали с большой дороги и направились в сторону села Карпова Балка, а после него - в направлении села Филатовка.
   Двигаясь в направлении Карповой Балки, мы, справа от себя заметили озеро, выделяющееся на фоне окружающей природы своим необычным яблочно-зеленым цветом, очень контрастировавшим с небом, по которому бежали немногочисленные, но темные облака. В Карповой Балке свернули на какую-то местную дорогу, покрытую старым, но еще вполне приличным асфальтом. Навстречу нам пронеслись несколько новеньких КамАЗов с армейскими номерами. Мы удивились - "Интересно, что тут делают вояки? Хотя... Наверное погранцы, граница ведь недалеко..."
   Минут через пятнадцать езды мы достигли окраины села Филатовка. Через дорогу отдельными группами проходили подразделения военнослужащих в полной экипировке с оружием, видимо, возвращаясь откуда-то с учений. Они шли в направлении новенького военного городка, расположенного тут же и немного удивленно поглядывали в сторону нашей машины с московскими номерами, видимо, пытаясь сообразить, что понадобилось жителям столицы в этой глухомани. То, что мы - коренные крымчане, им было неведомо, да и это не требовалось. Мы посмотреть на Сиваш приехали!
   В Филатовке нас удивило гнездо аистов, примостившееся на столбе линии электропередач, на каком-то хозяйственном дворе, в аккурат напротив городка. Судя по всему, гнездо было тут уже много лет, учитывая его величину. Здесь же, на окраине Филатовки была видна неглубокая балка, заросшая камышом. Если верить карте навигатора, это была часть самого отдаленного маленького залива от Сиваша, учитывая протяженность и изрезанность его побережья.
   Мы протянулись по селу от окраины до окраины, развернулись и поехали обратно. По местной грунтовке достигли сравнительно небольшого округлого блюдца озера Янгул. Озеро уже понемногу начинало приобретать характерный для крымских соленых озер летней поры, розово - коричневый цвет. Плутать по грунтовкам мы не стали, тем более, что сейчас, это пограничная зона и можно нежданно-негаданно нарваться на незапланированные приключения. Немного посозерцав водную гладь, осторожно поехали обратно. на окраине села все было тихо, видимо, военные, вняв истине, что война - войной, а обед по распорядку, вернулись в свои подразделения и готовились к тому, чтобы следовать в столовую. Мы пожелали им успешной службы и отправились обратно.
   Обратная дорога до Карповой Балки не заняла много времени. Почему-то всегда обратная дорога проходит быстрее дороги "туда". Мы остановились в поле, недалеко от какой-то трансформаторной подстанции и, уже было решили направиться пешком в сторону того самого яблочно - зеленого озера, которое на карте почему-то называлось "Красным", как собаки, видимо тусившие неподалеку от подстанции, подняли лай. Бегать по полю от гавкающих тварей не хотелось, поэтому мы решили не отходить далеко от машины.
   На лай вышел какой-то хмурый мужик, видимо спал, а его потревожили, прищурившись, посмотрел на нас, гавкнул в свою очередь, на собак. Те нехотя заткнулись, но все еще продолжали пристально смотреть в нашу сторону. "Здравствуйте, а как нам до Сиваша доехать?" - спросили мы. "А это все - Сиваш" - он ткнул пальцем в сторону озера, - "Здесь много маленьких и сравнительно больших соленых озер. Мы их всех называем Сиваш. Только до самого Сиваша, большого, вы можете не доехать - там погранцы стоят, могут тормознуть!" Мы поблагодарили мужика за информацию, сделали несколько кадров необычного озера и двинулись дальше, теперь уже в сторону поселка Межводное и Черноморского, где нас ждала встреча с нашим другом Димычем, с которым мы уже созвонились накануне.
   Мы поехали еще несколько сот метров и, перед нами открылся довольно обширный ров, заросший дикими маслинами и невысокий округлый вал на противоположном его краю. "Интересно, это и есть Перекопский вал со рвом?" - посетила нас внезапная мысль, - "Хотя, если опять же, верить карте, Перекопский вал и ров идут в окрестностях Армянска, там, где мы и были недавно. Наверное - это тоже какой-то древний вал со рвом. Похоже, во всяком случае. Но - не Северо-Крымский канал. Там отмостка бетонная есть". Остановившись перед мостом, мы сделали несколько кадров на ров и насыпь и, еще раз взглянув на яблочно - зеленое озеро Красное, двинулись в путь. Димыч в Черноморском, нас уже заждался...

О том, как ненавязчиво утопить полпляжа.

Коротенькое такое...

   Какой отпуск на юге и без моря! Во дни, свободные от поездок во всякие интересные места и по различным делам, коих в твоих родных местах тоже возникает великое множество, море - это единственное место, куда тянет со страшной силой, когда ты вырос возле и теперь живешь довольно далеко от него. И которое никогда не надоедает и всегда красиво. И неважно при этом, - это зеркальный штиль, или мутные высокие валы, с верхушек которых срывается подхваченная ветром пена, срывающие асфальт с дороги и засыпающие окатанным гравием половину Набережной. Море - красиво всегда! Жванецкий тысячу раз был прав, когда написал о море потрясающие строки - "... и не скажешь о нем - родная земля... Оно уходит от тебя к други, от других - к третьим... Но порой так вздыбится и трахнет по любому берегу, что попробуй, не зауважай!"...
   В один прекрасный день, мы успешно проводили время на пляже, постепенно приобретая характерный южный загар. Немного заплыв за буйки и вдоволь нанырявшись до дна, тренируя способность задерживать дыхание, повернул к берегу и неспешно возвращался, в виду крайней неохоты, в полосу акватории, где высока концентрация одной из биологических жидкостей, попадающей в окружающую среду через систему выделения. Самый тяжелый для меня момент при выходе из воды. Лучше домой все это не нести, а обмыться под душем, прямо на пляже, при условии естественно, если этот душ там сохранился. Но - сохранились они далеко не везде, а лишь на самых обустроенных пляжах.
   "Эх... из чистой воды, снова в мочу?" - подумалось вдруг со щемящим ощущением в сердце, - "Нужно было вылезать на ближайшей буне и обсыхать там!" И действительно, а почему бы не подплыть к волнорезу и не вылезти по лесенке? Вон она, какие проблемы? Там и цвет воды совершенно другой - более естественный, что говорит о более приемлемом уровне минерализации. К концу волнореза был привязан понтонный пластмассовый причал, на него неспешно сходили отдыхающие, наряженные в спасательные жилеты. С другой стороны - к причалу был пришвартован "банан", на который должны были сесть гости города - курорта, в поисках острых ощущений.
   Гости курорта, пока я подплывал к волнорезу, тем временем, неспешно рассаживались на данном средстве перемещения. Насладиться тишиной и звуком плещущихся о берег волн сегодня явно не получится. Поставленная на береговом сооружении мощная колонка, голосом загорелого чувака в семейных труселях, сидящего рядом, упорно и завлекательно вещала о тех удовольствиях, которые ждали потенциальных пассажиров. Рискнувших, разумеется, сесть на этот самый банан. Сядете - и будет вам счастье! Ну-ну! Особенно, вспоминая недавнего придурка, который вывез народ на банане в море, отвязался от него и был таков. А народ болтался часа два в километре от берега! Дополнительную остроту ощущений, должен был придавать мощный катер "Джокер", с двумя моторами, мощностью по триста пятьдесят "лошадок".
   Отдыхающие постепенно заняли все свободные места, карабкаясь к ним чуть ли не на четвереньках, стараясь удержать равновесие на шатающемся под ногами плавсредстве. Наконец, все места были заняты. Капитан махнул рукой чуваку на волнорезе, он отвязал швартовый конец. Катер содрогнулся и, выпустив в воду сизый дым бензинового выхлопа, стал выволакивать банан в сторону большой воды, под восторженные возгласы экстремалов. Да... уж чего-чего, а дурости в нашем человеке более, чем достаточно! И переворачивались, и травмировались - но ничего, желающие находятся каждый божий день и, практически всегда, в избытке. Как оказалось, на борту банана в качестве штатной единицы, вполне обоснованно, кроме капитана, числился и культурно - массовый сектор. Как только корма банана поравнялась с концом волнореза, а катер, выйдя за линию буйков, стал плавно, но настойчиво, набирать скорость, "сектор" ухватил в руки мегафон, стал вещать на весь пляж, стараясь "зажечь" публику.
   "А теперь, мы все дружно потопаем!" - голосил чувак в мегафон, заглушая мощью своего голоса, поток информации, льющийся из колонки. Гости курорта, среди которых было немало "разогревшихся", уже как следует, в ближайшем прибрежном кабаке, стали активно топать ногами по желтому надувному средству перемещения, выбивая из него звук, напоминающий отдаленную дробь африканских тамтамов. "А теперь - мы все с вами дружно похлопаем в ладоши!" - не унимался мужик в выгоревших на Солнце джинсовых шортах и белой рубашке навыпуск, с закатанными рукавами. "Здыхли" вняли совету "бывалого" и стали активно аплодировать, непонятно, правда, чему. Ну, попросил хороший человек, что тут такого!
   "А теперь мы все, на прощание, помахаем остающимся на пляже ручками и поедем кататься! И получать удовольствие!" - вещал чувак. Отдыхающие, радостно улюлюкая, свистя и продолжая хлопать в ладоши над головой, стали махать руками в сторону пляжа. Кто-то махал им в ответ с пляжа и из воды. Что за дураки, в самом деле! Ну неужели они не понимают, насколько придурковато выглядят со стороны? Мне надоело слушать эти полупьяные вопли, я помахал им рукой в ответ и, пользуясь тем, что находился сравнительно недалеко от них, громко выдал в эфир ту мысль, которая, я уверен, уже витала в мозгах людей слушавших и наблюдавших весь этот бред.
   "Бывайте, Ихтиандры хуевы!" - пронеслась над волнами бессмертная фраза из фильма ДМБ. Те, кто сидел ближе к пляжу, услышав это, перестали махать руками, с укоризной глядя в сторону источника звука. Остальные все так же махали руками с придурковато - радостным выражением на лице. "Ты что! Тут же дети плавают!" - попыталась сделать мне замечание супруга, болтавшаяся на воде неподалеку от меня. "Гы-ы-ы-ы...." - рядом, в воде, послышался смех и несколько голов, плавающих вокруг, ушли под воду.
  

Калос-Лимен и Черноморское.

   Сделав за день более двухсот километров по северу Крыма, миновав поселок Межводное, спускаемся к Черноморскому. На Межводное в прошлом году посмотреть не удалось, ливень, заставший нас по дороге и еще трижды накрывавший нас в течение дня, немного спутал наши карты. Густая пелена падающей с неба воды не давала ничего рассмотреть на расстоянии более двадцати метров и вообще - грозила просто-напросто смыть нас с дороги в кювет. В этот раз - посмотрели, правда, не заезжая. Занятный такой поселок, расположенный между двумя обширными лиманами с соленой водой - озёрами Джарылгач и Ярылгач, и на разделяющем эти три водоема довольно широком перешейке, а так же - небольшом полуострове, замыкающем с севера Ярылгачскую бухту. Судя по всему - пользующееся популярностью у приезжей публики. О чем говорило наличие огромного количества машин на дороге и в самом поселке.
   Погода радовала, несмотря на сильный ветер. Ветер - не беда, в здешних местах это обычное явление. От Межводного до Черноморского - всего ничего и вскоре мы уже втягивались в жилую застройку этого районного центра севера Крыма. Доехав до городского пляжа, мы увидели табличку, обозначающую достопримечательность - античное городище Калос-Лимен, он же - Прекрасная гавань. Съехали с дороги и, увидев свободное место у забора на песке, недалеко от пляжа, припарковались там.
   Мы вышли и пошли, забирая немного правее от пляжа. А вот и раскопки. Небольшие отвалы грунта и остатки от стен. Сетчатый забор, какая-то будка. Видимо, в украинские времена, здесь продавали билеты на вход. Сейчас будка закрыта, а народ проходит просто так. ну и мы тоже пройдем просто так! Народу на развалинах немного, большая часть проходит к морю по тропинке, проходящей немного в стороне.
   Судя по всему, в этом месте еще копать и копать! Небольшое, пологое возвышение, наверняка скрывает в себе еще много интересного. Кое-где видны небольшие шурфы, где в ближайшее время, так же, могут быть начаты раскопки. Мы обошли все раскопы, ознакомились с информацией, размещенной на стендах. Чем-то напоминает Херсонес. Впрочем, ничего удивительного. Херсонес - это центральный город, он же - "Полис", а многочисленные поселения, подчиненные ему - были разбросаны по всему западному побережью Крыма - составляя так называемую "Хору".
   Обойдя раскопки и сделав с десяток снимков, мы возвращаемся к машине. По пути - поворачиваем к воде и пробуем ее на температуру. Море мелкое, вода прогревается хорошо, а этот досадный ветер дует к берегу, не давая теплой воде отойти от берега. Песок пляжа сложен из бесчисленного количества осколков раковин морских обитателей. Подбираю несколько наиболее сохранившихся раковин. Для коллекции, пусть будут. Не такого конечно, размера, как те, что я как-то подобрал на косе Чушка, когда ехали с парома, но все равно - пусть будут! Есть - пить не просят.
   Выбираемся на дорогу. В местном парке видимо, происходит какое-то массовое мероприятие - много народу, играет музыка. Нам нужно переехать на другую сторону бухты Узкая. Чтобы расположиться как раз примерно напротив того места, на котором мы сейчас находились. Мы даже видим заброшенный пост наблюдения, который служит теперь нам ориентиром.

*****

   Снова, углубившись в поселок, мы постепенно забираем правее, в направлении улицы Катерная, где живет и служит мой друг еще со времен учебы в Училище, а ныне - матерый подполковник - Димыч. "Звонок другу" отзывается на другом конце "провода", взрывается радостным криком - "Привет! Вы там что, через Москву едете?" "Нет, Димон, не через Москву, все гораздо прозаичнее - через Армянск, книгу отвозил!" - отвечаю я, - "Немного походили по раскопкам, теперь пробираемся к тебе!" "Давайте!" - кричит в ответ Димка, - "Я сейчас здесь дела служебные как раз закончу и вас встречу!"
   Пока мы пробирались по местным улицам, кстати, тоже не отличавшимся особой шириной, Дима закончил служебный день и теперь, уже переодевшись в цивильное, ждал нас возле дома, где живет и снимает целый этаж. мы остановились на том месте, где уже парковались еще на "Патриоте". "Леха, заезжайте во двор, нечего на улице стоять!" - он скрылся за забором. Послышался скрежет засовов, створка ворот отвалилась в сторону и мы въехали в довольно обширный двор.
   "Привет, корифанище!" - мы обнялись, приветствуя друг друга спустя целый год. Отнесли вещи в дом. "Так, пошли теперь в магазин", - говорю я. "Зачем?" - Димка округлил глаза, - "В доме же все есть!" "Ну коньяк же нам нужен?", - я ставлю точку в дальнейшем споре, - "Сидеть же нам сегодня долго? Мы же будем сидеть не менее круто чем тогда, в девяносто шестом, возле моря?" "Да!", - улыбаясь, соглашается он, - "Пошли!"
   К счастью, далеко идти не пришлось, магазин располагался недалеко от дома. вскоре наши запасы пополнились некоторым количеством коньяка Коктебель и всего прочего к нему - всякой нарезки, зелени и прочих милых вещей, которые сделают суровый стол двух военнослужащих более насыщенным и жизнерадостным. "Димыч, мы ведь теперь не курсанты и даже не лейтенанты, мы теперь - старший офицерский состав!" - привел я свой аргумент. Димыч согласно кивнул, - "Мы и банку тушняка с хлебом еще можем! Как тогда, в Алуште!"
   Мы до сих пор с удовольствием вспоминаем тот день, в конце марта уже далекого девяносто шестого, когда, еще будучи лейтенантами, мы взяли бутылку водки "Столичная", 0,75 л, банку консервов "Горбуша в томатном соусе", пачку американских куриных сосисок и половинку черного хлеба и пошли себе сидеть вдали ото всех, на мол недостроенного яхт-клуба. День тогда выдался солнечным и теплым. По пути встретили Димкиных родителей, гулявших по Набережной. "Мальчики, вы куда?" - поинтересовались они, увидев нас. Я набрал в грудь воздуха, чтобы ответить что-нибудь соответствующее моменту, но - не успел. "Чаек кормить!" - выдал Димон, пряча пачку сосисок в пакет со "снарядом". "Ну давайте, только чтобы потом головы у вас не болели!" - напутствовали они нас.
   Мы тогда просидели часа два, если не больше. Было хорошо. Вспомнив, что у нас нет никакого ножа, мы открыли банку консервов простым, дедовским способом - протерев банку до дыр о ближайший бетонный куб. Не так давно побывал в том месте снова. За двадцать с лишним лет там не изменилось ровным счетом ничего! Даже бетонный блок, на котором мы сидели тогда, остался на своем месте!

*****

   Закупившись продуктами, идем домой. "Я предлагаю сейчас пойти на море, поедем ко мне в часть, а сидеть будем потом, ближе к вечеру!" - предложил Димка. "Это предложение, от которого мы не можем отказаться!" - улыбаюсь я. Пришлось снова выгонять машину на дорогу. "Ладно, загоним снова!" - Дима машет рукой. "Поехали! Теперь привезу тебя на Троллейбусе! Снова буду командирским водителем!" - я завожу машину и мы снова оказываемся на дороге.
   Через пару минут мы подъезжаем к КПП части. Дима высовывается из окна и грозного вида ВОХРовец, сразу становится весьма приветливым и беспрепятственно пропускает нас в часть. Мы едем по порядком заросшей дорожке в самый дальний уголок территории и вскоре попадаем на берег той самой небольшой бухты, на мысу которой, мы видели из поселка тот самый заброшенный наблюдательный пост.
   "Тут у меня еще небольшое озеро с рапой и лечебной грязью!" - Димыч с видом бывалого экскурсовода показывает в сторону небольшого, полупересохшего озерца, по берегам заросшего солончаковой травой, когда мы расположились под небольшим навесом, на пляже, покрытом белоснежным песком. Пляж - просто чудесный! Белый песок, навес для укрытия от Солнца, вкопанный большой стол с лавками по обеим сторонам, место под мангал и раздевалка. "Здесь можно неплохо отдыхать! Только привести бы все это в порядок!" - говорит он, - "Хочешь, можешь грязью вымазаться с ног до головы и в море ее смывай, хочешь - сразу купайся... Между прочим, грязь ничуть не хуже, чем в Саках!" Мы сразу же решили, что на следующий год, обязательно приедем сюда! "Здесь фауна вообще - непуганная!" - восторженно говорит Димон.
   "Я взял маску с трубкой!" - он вынул из сумки вышеупомянутые принадлежности, - "Посмотрим, что там водится! Здесь еще и крабов до чертиков! Особенно ночью прут к берегу! Правда, есть там особо нечего, но - крабы!" Мы переоделись и зашли в воду. Закрытая бухта радовала теплой и спокойной водой. И лишь одинокий придурок из поселка, случайно заехавший сюда на гидроцикле. Но - подняв веер брызг и загодя развернувшись, посмотрел на нас и, благоразумно решив не нарываться, убыл обратно, в бухту Узкая поселка Черноморское. Штормов здесь не бывало отродясь. Димка надел снаряжение и поплыл исследовать подводный мир территориальных вод вверенной ему воинской части. Мы с женой, в свою очередь, поплыли просто так, купаясь и наблюдая за вечерней жизнью поселка с другой стороны.
   Мой друг спустя некоторое время вдоволь накупался и теперь выходил из моря, неся маску и трубку в руках. "Димон, дай поплавать!" - крикнул я ему. Маска с трубкой полетели в мою сторону и шлепнулись в воду неподалеку. Супруга тоже вышла из моря и теперь отдыхала, стоя по пояс в воде, наблюдая за моей экипировкой. Я промыл снаряжение, надел на себя и поплыл, открывая для себя подводный мир Северного Крыма.
   На песчаном дне в разные стороны ползало множество раков - отшельников. Они, шевеля короткими ножками, ползали по песку, волоча за собой длинные витые раковины, занятые ими после скоропостижной смерти их настоящих хозяев. Дно понемногу уходило вниз и вскоре появились заросли морской травы. Спугнул небольшого ската-хвостокола, который стал удирать от меня, лихорадочно шевеля плавниками по краям своего квадратного тела.
   Со стороны он выглядел забавно, ибо при плавании на скорость его результат был не ахти каким, козырь ската - в его маскировке. Как раз, на мелком, песчаном дне, есть немалый риск наступить на подобного ската, греющегося на Солнце, и получить укол иглой в ногу. Самый неприятный момент заключается в том, что игла мало того, что ядовитая и зазубренная, но еще и хрупкая, легко могущая обломиться в теле. Вынуть ее потом - это целая проблема, требующая квалифицированной медицинской помощи. А пока - гоняю его вдоль границы водорослей. Он пытается свернуть в сторону песчаного дна, но не решается, потому что я плыву немного выше и прижимаю его к водорослям. Наконец, плавать кругами мне надоело и я его отпускаю, пусть себе плывет по своим делам.

*****

   Пора попытаться поймать хотя бы одного краба. Одного из них я уже видел. Он уже, видимо, имел не совсем положительный опыт общения с людьми и при виде меня не пытался убежать, а выставил мне навстречу свои раскрытые клешни. "Что, чувак, ты меня встречаешь с распростертыми объятиями?" - подумал я, наблюдая за ним. Голыми руками ловить как-то несподручно, пришлось быстренько сплавать в сторону берега и взять небольшое полотенце, чтобы накидывать на воинственного членистоногого.
   Намотал полотенце на руку и снова поплыл искать того самого, борзого краба. Нашел. Не знаю, он это был, или нет, представляться он не захотел, но тоже выставил свои клешни навстречу. Накинул ему на голову полотенце, спеленал и поплыл к берегу, попутно следя, чтобы он ненароком меня не ухватил за пальцы. Не смертельно, но безусловно - неприятно. Местные крабы, ползающие по зарослям водорослей, имеют более длинные лапы и клешни. По этой причине, они более шустрые, чем наши, с Южного берега.
   Подплыл, держа растопыренного краба в полотенце, к мирно беседующим, стоя по колено в воде Димону и своей второй половине. "Смотрите, вот он!" - я ткнул им извлеченного из мрачных глубин, морского обитателя. "Ух ты, какой говнюк!" - Димыч восхищенно поглядел на растопыренные клешни. "Да тут есть нечего, чего их ловить?" - сказала жена, скептически оглядывая все еще топорщащего клешни, насмерть перепуганного краба, - "Давайте его выкинем в море, пусть живет себе!" "Вот северные крабы, точнее - акклиматизированные камчатские, вот там - да! Ляжки, как ляжки! Не у всякой бабы такие бывают!" - сказал я, - "Там есть много чего можно!"
   "Все, давайте! Отпускаем!" - соглашаемся мы с Димычем и, я отпускаю бедолагу в море. Он сперва, видимо, сам не верит своему счастью и стоит, словно зачарованный на песчаном дне. Одеваю маску, задерживаю дыхание и, опустив голову в воду, даю ему небольшого пинка под зад, щелчком пальца. Краб словно просыпается и начинает боком, поднимая небольшие облачка песка из-под ног, удирать в сторону спасительной глубины. "Вот так бы и раньше, дурачок!" - напутствую его я, провожая взглядом через морскую рябь.
   Все, надоело плавать, в воде безусловно хорошо, но я, в конце концов, не Ихтиандр. Так можно вообще размокнуть! Уже кончики пальцев сморщились! Пора на берег - обсохнуть и пройтись вдоль пляжа, поговорить с Димычем. Я вышел из воды, положил маску и трубку, и мы с Димоном пошли вдоль кромки пляжа, разговаривая "за жизнь", за дела семейные и обсуждая некоторые насущные проблемы, относящиеся к текущей действительности. От проблем к сожалению, не уйти никуда. На берегу иногда попадались довольно крупные ракушки. Возьмем! Неизвестно для чего, к содержанию аквариума у меня тяги нет, но - пригодятся!
   "Смотри, Леха, тут скаты - хвостоколы совсем борзые!" - Димыч ткнул пальцем в сторону накатывающих на берег небольших волн, - "Лежат, греются вообще почти на берегу!" И точно - у самой кромки не то, что прибоя, а в том месте, где малюсенькие волны накатывают на берег, едва шурша, лежало штук шесть небольших серых квадратиков. Некоторые наполовину зарывшись в песок. Увидев нас, трое резво стартанули с места, подняв облачко песка, а еще двое, словно нехотя. зашевелились и отползли немного подальше в воду. Еще пара лежавших на песке рядом, но немного подальше от берега, даже не пошевелились. "Вот она, дикая природа!" - многозначительно произнес Дима.
   Мы дошли до конца пляжа, туда, где песок смешивается с кучами старых, слежавшихся водорослей, выброшенных на берег в последний шторм. И повернули обратно. Пока мы ходили и беседовали, к тем шести маленьким скатам, присоединилось еще штуки три и теперь, у берега их лежало уже около десятка. "А что тут будет, когда стемнеет!" - весь берег в этих... Он посмотрел на малопуганных рыб. От его взгляда несколько самых робких неспешно отплыли в сторону. От греха подальше. Характер - его отдельные свойства даже у рыб проявляются довольно явственно.
   Я хотел было пройтись до заброшенного наблюдательного поста, притулившегося на небольшом мысу метрах в двухстах от нас. "Там ничего особого нет!" - глядя на пост, сказал Димка, - "Там внутри, говна больше, чем чего либо еще. Да и в этой милой башенке, которая тебе так понравилась, с мачтой, делать нечего - все железо уже гнилое. Упасть и покалечиться - раз плюнуть!" "А вот эти укрытия", - он перевел взгляд на погруженные в землю сооружения неподалеку - сохранились еще со времен войны! Это были укрытия для техники! Умели строить!
   Уже начинало темнеть. Пора собираться домой. Пляж - дело безусловно, хорошее, но кушать хочется, а нас наш коньяк уже заждался. Мы выехали через ставшие тропическими, заросли к КПП и матерый ВОХРовец, выслушав краткий инструктаж командира части, недоверчиво посмотрел на наш Троллейбус с московскими номерами. "Ну некому у меня стричь газоны и кусты на территории... Некому!" - Димыч сокрушенно развел руками, - "Народу в части - три калеки включая меня, командира, ебиомать! Не мне же с триммером по территории ползать!"

*****

   Вечер должен был продолжиться так же содержательно. И не иначе! Мы загнали машину во двор и закрыли ворота. Теперь дергаться не придется. Улочка узкая, но машин по ней ездит довольно много. А Шевролёт Трейлблейзер это вам не Дэу-Матиз! Мало ли, будет ехать кто-нибудь едва живой, как обычно это и бывает по вечерам во время высокого курортного сезона! Да и залетной шушеры пруд пруди! Ничего исключать нельзя.
   В шесть рук споро приготовили довольно приличный ужин. Задушевный разговор под коньячок продолжился далеко за полночь. Вечерний чай тоже удался на славу, главное не пить местную воду из-под крана! Вода в поселке берется из скважин, пробуренных в окрестностях. Морская вода видимо, фильтруется через подстилающий слой ракушечника и оказывает свое незримое влияние. От этого - она солоноватая. Причем - довольно чувствительно. Если открыть кран, взять просто и напиться, то потом с унитаза слезть будет трудно! По этой причине - все в поселке берут в магазинах питьевую воду, разлитую в пяти и десятилитровые бутыли.
   Димыч даже несколько раз брал в руки свой любимый аккордеон. "Я в последнее время что-то очень стал редко на нем играть..." - сказал он с некоторой досадой в голосе. Согласен с ним полностью - я и сам в последнее время свою гитару в руки почти не беру. Чтобы играть - нужно настроение, а его практически никогда нет... Вот, она, наша светлая и прекрасная жизнь... Вроде даже говорят - чередование полос. Черной и белой. Но - на мой взгляд, нынешняя действительность - это оттенки серого. С чрезвычайно размытыми переходами между ними.
   Несмотря на то, что легли поздно или, я бы даже сказал - рано, встали без особых проблем. Позавтракали остатками былой роскоши. Некоторые признаки абстинентного синдрома все же присутствовали, все же усидели целый литр, но они быстро улетучились под влиянием чудодейственного морского воздуха. Сегодня мы выдвигаемся на осмотр прибрежных скал в окрестностях поселка.
   Мы, поблагодарив вышедшего на балкон второго этажа покурить хозяина, выгнали Троллейбус за ворота. "Сейчас едем вдоль побережья! Недалеко от нас - гостиничный комплекс строят, нужно будет проезжать через него! Там дорога не очень, но вполне проезжая!" - Димон уже взял на себя роль штурмана - экскурсовода.
   Мы проехали между домами и выехали на грунтовую дорогу, держась ближе к береговому обрыву. На удобной площадке остановили наш транспорт и продолжили прогулку в пешем порядке. Береговой обрыв в Черноморском - это конечно, не Большой Атлеш, расположенный несколько дальше, но тоже - высотой метров в шесть - семь. Рыхлый ракушечник активно вымывается морем и иногда обрушивается, изменяя рельеф. Вода - чистейшая, видны чередования песчаных участков дна и поросших водорослями. Попутно - устраивали небольшие фотосессии на фоне наиболее интересных объектов.
   Периодически возвращаясь к машине, мы некоторое расстояние проделывали на колесах, а затем снова выходили и шли вдоль обрыва пешком. Возле новой погранзаставы обрыв стал немного выше. Дима показал место, с которого очень любят нырять местные жители. в самом деле - обрыв высотой метров в семь, есть место, где можно выбраться на берег и путь, по которому можно подняться наверх, для повторного захода. Мы не стали пробовать, хотя, более, чем уверен, ни ив коем случае не ударили бы в грязь лицом перед аборигенами поселка Черноморское. Мастерство, приобретенное во дни нашей бурной молодости на южном Берегу Крыма, не пропьешь!
   Так мы дошли до внушительного грота, выдолбленного в обрыве волнами. Часть свода обрушилась не так давно, образовав довольно обширную полость, примерно метров в восемь шириной и столько же в высоту. Осмотрев грот, возвратились к машине, от которой за время нашей пешей экскурсии отошли километра на полтора. Наш Троллейбус стоял на вершине небольшого горба и на фоне берегового обрыва выглядел довольно внушительно. Мы запустили в море некоторое количество мелочи, взятой из автомобильной пепельницы - "Мы еще сюда вернемся! Обязательно! В следующем году!"

*****

   Вернувшись в машину, мы проехали по нашим следам, повернули у ближайших домов и вскоре выехали на обширную заброшенную территорию бывших воинских частей. Полуразрушенные капониры, остатки казарм, штабных зданий и других сооружений, постепенно зарастающие буйной растительностью. Печальное зрелище, но что поделать... не все в нашей власти, к сожалению. И не построишь там ведь ничего - это земля Министерства Обороны! Никто просто так и ни в чью пользу, от нее не откажется! Да и теперь, к тому же - это приграничная зона. Причем - по соседству с не самым спокойным регионом. Украиной! Кто бы сказал такое во времена Советского Союза - навечно приобрел бы репутацию сумасшедшего. Но - нет, все на самом деле!
   Прокатившись по руинам некогда режимных объектов, возвращаемся домой, но теперь уже не загоняя машину вовнутрь. Небольшой обед, едем встречать нашего общего друга на местный автовокзал и возвращаемся домой, по дороге еще и заскочив в Симферополь. Встретили благополучно, отвезли с автовокзала к Димке и, обнявшись на прощание, уезжаем. Теперь мы едем в сторону Евпатории, по другой дороге.
   Море постепенно скрылось за изгибами местности. Машина резво бежала по старенькому, но еще вполне добротному асфальту, иногда правда подрагивая на выбоинах. Но - состояние дороги было таково, что позволяло держать сотню в час. Довольно скоро добрались до Евпатории, переехав озеро Донузлав. В Евпатории движение просто жуткое, однажды чуть было не спровоцировали небольшое ДТП из-за того, что никакой разметки на дороге не было и в помине. Но - ничего, выбрались из города, встав на некоторое время на железнодорожном переезде, пропуская электричку на Симферополь. Мы ее догнали еще раз, уже на подъезде к перешейку, отделяющему соленое озеро Сасык от моря, по которому и идет автомобильная дорога.
   За городом погода начала стремительно портиться. Поднялся ветер и стал нагонять тяжелые дождевые тучи. В Саках Солнце уже скрылось и уже больше в этот день не показывалось. А на половине дороги до столицы острова Крым, испортилась окончательно. На стекло прилетели первые капли дождя, а еще через несколько минут, дождь пошел довольно плотно, обильно поливая наше авто вплоть до самого Симферополя. К нашим, еще Северным друзьям мы приехали, когда на землю еще падали последние капли.
   Был уже поздний вечер, когда мы, поблагодарив за теплый прием, вырулили на дорогу, ведущую к городу. Уходить на объездную не стали, а решили проехать через центр. Уже вечер и машин в большом количестве быть не должно. Ливень разогнал людей с улиц, а автотранспорт - заставил припарковаться у домов. По пустынным улицам мы вырулили на мост у Железнодорожного вокзала, а затем, по улице Гагарина - до Московского кольца и, по улице Киевской - на юг! Домой!
   А дома - как дома! В Симферополе шел ливень, небольшими отголосками дойдя почти до Перевального. А Южный берег как обычно - живет своей, отельной ото всего жизнью. "За стенкой" даже не слышали о том, что где-то идет дождь! Вернее - только лишь слышали, но - не видели! Немудрено - это ведь - Южный берег! Волшебный ЮБК! Но - теперь дождь для нас не имеет никакого значения. Мы приехали! Мы уже дома! Очередная вылазка на просторы степного Крыма завершена. Но! Программа на следующее посещение уже намечена!
  

"Clever club".

За этот материал они, по идее, должны мне приплачивать за рекламу! Но - понравилось, не могу не упомянуть! Было просто отлично.

   Друзья предложили пойти и максимально насыщенно провести время в "одном прикольном кабачке, который открылся сравнительно недавно!" Было бы предложено, а так - всегда только "За!" Был только один вопрос - "Как называется данный чудо - кабак?" "Клевер - клуб", - последовал незамысловатый ответ, - "Ничуть не хуже "Березовой рощи", а главное - там пиво они варят сами! Мы за вами зайдем, как только соберемся". "Хорошо, ждем!" - ответили мы и стали готовиться к выходу.
   Через некоторое время раздался звонок телефона - "Выходите!" Мы вышли на улицу, - "Где он хоть находится?" "Идите за нами, сами все увидите!" - они с заговорщицким видом подмигнули друг другу. Мы пошли в сторону Набережной, как бывало уже не раз и не два за этот отпуск. А затем, вместо того, чтобы повернуть в сторону Ротонды, повернули вдоль Набережной в противоположную сторону. "Интересно, куда они нас тащат" - подумал я вслух. "Сейчас увидим!" - ответила жена.
   Миновали ресторан "Встреча" и "Барабуля-бар". Везде народу полно, в "Барабуле" даже небольшая очередь из желающих вкусить блюд из черноморской рыбы. "Как-то не особо обнадеживающе!" - я покосился на скопление людей. "Посмотрим, что будет там..." - пожала плечами супруга, - "Ты в курсе, где он находится?" "Впервые о нем сегодня услышал! И даже друг Димон, когда мы с ним позавчера здесь колобродили, ничего про него не сказал!" - пожал плечами в свою очередь, я.
   Да, дружок за весь вечер, что мы с ним провели на Набережной, осуществляя нашу ежегодную ритуальную пьянку, не обмолвился и словом за этот ресторан! Странно. Но - мы и без этого время провели просто чудесно! Мы обошли в поисках питного всю Набережную и в конце концов, нас чуть было не спеленали национальные гвардейцы, когда на парапете Ротонды мы догонялись сидром. "Что пьете?" - спросили они, втроем подходя с грозным видом. "Лимонад Дюшес!" - рапортую я и протягиваю бутылку для обнюхивания. Гвардеец втягивает носом воздух так, что становится слышно через орущую музыку.
   Димка аж опустил свою бутылку, глядя на то, чем все это закончится. "Извините, продолжайте!" - гвардеец понюхав, отдает емкость мне. "Бля, чувак, я не понял!" - изумлению моего друга не было предела, - "Ты же брал эту отраву под названием дынный сидр?" Я согласно кивнул, - "Димыч, ну может быть, он не знает, как пахнет дюшес! Ну просто никогда не нюхал!"
   "Бля... а ты наглец!" - восхищенно кивает он, - "Я думал что ты скажешь что угодно, только не это!" "Импровизация, Димыч, ничего кроме!" - отвечаю я, отпив очередную пару глотков, - "Еще доктор Геббельс говорил - чем чудовищнее ложь, тем легче в нее верят! Я что, виноват, что они дыню от груши отличить не могут!" "Гы..." - усмехнулся он, - "А в обезьяннике мы с тобой еще наши пьянки не заканчивали, пока отмазывались успешно!" Мы успешно отмазались и в этот раз, настолько успешно, что каким образом я пришел домой, помню довольно смазано. Димка потом сказал, что мы еще друг друга по паре раз провожали домой... В итоге видимо, проводили...

*****

   Тем временем, мы прошли мимо кафе "Летний сад" и повернули в сторону "Курзала", бывшего летнего концертного зала, ныне, к сожалению, находящегося в нерабочем состоянии. Справа от нас возвышались два высотных корпуса, как бы относящиеся к санаторию, вернее, бывшему санаторию "Слава". В цокольном этаже первого корпуса мы заметили вывеску "Clever club", а по соседству с ней - вывеску магазина "Старая Алушта". "Ну вот, мы и пришли" - друзья показали в сторону вывески, - "Пошли?" "А зачем мы, собственно, сюда пришли? На вывеску поглядеть и обратно пойти?" - мы тоже посмотрели туда, куда они показывали, - "Конечно идем!"
   Мы расположились на уютных мягких креслах на улице, под зонтиком. После чего решили удовлетворить свое любопытство и поглядеть, что же там внутри? Внутри оказалось ничуть не хуже, чем в нормальном ресторане, знающем себе цену. Нарочито грубоватая обстановка в стиле "Дикого Запада". Столы, сделанные из широченных необрезных, но - тем не менее, лакированных досок с такими же грубоватыми стульями. Интерьер дополняли зеркала и выполненные в едином стиле с мебелью, светильники - "Неплохо!"
   Официант принес меню, после чего представился, сказав, - "Я буду сегодня Вас обслуживать!" Тоже неплохо! И, пока мы выбирали себе блюда, стоял на некоторой дистанции от нас, ожидая. Само меню было оформлено, как стенка ящика, на которой словно через трафарет, были набиты блюда и наборы к пиву. Цены оказались весьма приемлемые. Кто-то заказал себе пиццу, кто-то "бутерброд, порви рот", кто-то набор к пиву. Мне в душу запала жаренная барабуля, в пару к которой я взял картофель по-деревенски.
   И - пиво! Пиво оказалось трех сортов - светлое, нефильтрованное и красное. "Светлое - как обычное светлое пиво, нефильтрованное - белое, мутное, с небольшим привкусом брожения, а красное - оно с карамельным вкусом... Все свежее!" - с достоинством пояснил наш официант. Я взял себе нефильтрованное. О чем впоследствии не пожалел и брал себе его постоянно. Цена - порядка двухсот рэ за пол-литровый бокал. Терпимо, особенно, если учесть, что пивоварня располагается в соседнем с баром помещении. То есть - варим тут же при Вас, а Вы - пьете тут же, при нас!
   Стол стал понемногу наполняться заказанным. Принесли бутерброды, набор к пиву и пиццу. Немного погодя появились пиво и картошка по-деревенски. Подоспело и пиво. Последней на столе появилась жаренная барабуля. Подносами служили срезы древесных стволов различного диаметра, с выжженным на них клеймом - "Clever club". Стильно! К бутербродам и пицце полагались черные резиновые перчатки, а к барабуле - чашка воды с лимоном. Руки полоскать, а не пить!
   Все заказанное оказалось весьма вкусным, а официант был примером качества обслуживания и обходительности. Отдельно остановлюсь на барабуле. Подавали ее свежепожаренную, еще шипящую, с хрустящими плавниками и хвостами. Вы не поверите, но емкостью для нее служила простая двухсотграммовая эмалированная кружка, выложенная внутри вощеной бумагой. Так еще никто нам рыбу не подавал! Кто бы мог подумать, что простая металлическая кружка будет выглядеть так стильно! Все это покоилось на традиционном подносе из древесного среза, с легко узнаваемым клеймом. Рыба, скажу я вам, была приготовлено просто бомбически!
   Сама по себе барабуля, она же - султанская рыба, вещь просто выдающаяся! Белое мясо без намека на мелкие кости, разделяется по хребту на две половины. Вкус изумительный! Кто не ел - попробуйте, не пожалеете. Начинал свой отпуск с копченой барабули, под холодное Хадыженское пиво на черноморском побережье Кавказа, а завершаю - жаренной барабулей под крафтовое нефильтрованное пиво на Южном берегу Крыма... Летняя сказка для взрослых... И не только...
  

Едем назад.

   Монеты горстью заброшены в море, автомобильная пепельница. звеневшая на ухабах, теперь непривычно тихая. Сказка под названием летний Крым подошла к своему завершению. Вообще, если на мой взгляд, сказку для себя можно устроить в любом месте нашей планеты. Было бы желание ее устраивать! Мы, с некоторыми шероховатостями и недостатками - да. Наступила пора собираться в обратную дорогу. Как итоговый итог - приобретен характерный бронзовый загар, получены новые впечатления, увидены старые друзья и потрачена некоторая сумма честно заработанных денег. В принципе - можно считать, что наш отпуск прошел удачно.
   Машина снова заправлена по самую пробку. Дело в том, что пока на Тавриде с заправками не особо хорошо, поэтому - лучше не рисковать. А так, если все нормально, то хватить должно до Краснодара, не меньше. Выезжать наметили в ночь, чтобы миновать затыков на выезде на трассу в стольном граде Симферополе. Но - Крым не отпускал нас просто так, оставались еще незавершенные дела как раз в республиканском центре. Вместо объездной дороги, доехали до Куйбышевского рынка и повернули направо, во дворы. Там, нам надлежало найти одну задумчивую контору, в которой нужно было забрать документы. Контору нашли, документы забрали. Настала пора выбираться из города.
   Небольшая поездка по вечерней восточной части Симферополя. Честно сказать, не знаю ее вообще. Училище наше располагалось в центре и, в эти места, за четыре года, меня заносило от силы раза два. Не больше. Так что - и мне самому интересно, что же тут есть на самом деле! Когда-то ходил пешком, иногда на троллейбусе. Теперь - проедемся на нашем любимом авто, по пути в стольный град всея Руси, Москву.
   Солнце понемногу уходило в направлении горизонта. Оно постепенно становилось из желтого - оранжево-золотым. А упав еще ниже, к горизонту и вовсе - красноватым. Симферополь находится в местности, постепенно понижающейся к северу и поэтому - закаты здесь довольно долгие в отличие скажем, от Алушты. Зарево может догорать до позднего вечера.
   Немного поколесив по улицам, наконец, вышли на дорогу, ведущую на выезд из города. Немного потолкаться все-таки пришлось. Но ничего - выбрались. Трасса "Таврида" все же строится, так что некоторые неудобства придется потерпеть. Надеюсь, в следующий наш приезд на следующий год, большая часть этих неудобств останется в прошлом. А пока - непрерывные дорожные работы и дикие пробки. Отсюда - довольно большое количество аварий, в результате чего движение останавливается вообще.
   Можно наверное, попытаться сравнить с Сочи, периода олимпийской стройки. Представляю, что творилось в городе, где темные ночи, когда спрямляли дорогу, пробивая туннели в местных горках, лежащих в черте города. И строили эстакады от одного туннеля к другому. Русская народная ненормативная лексика, судя по всему, обогатилась множеством новых цветастых оборотов и просто идиоматических непереводимых выражений. Теперь, в отличие от тогда - неплохо, во всяком случае - так показалось мне, транзитному пассажиру, проехавшемуся напрямую по ровным и прямым дорогам сквозь горы!
   Дорога шла в две полосы, еще две были в стадии строительства, а там совершала различные движения строительная техника. Поток машин был довольно интенсивным, так что сильно разогнаться нам никак не удавалось и приходилось тащиться со скоростью километров в семьдесят - восемьдесят в час. Хотя, качество покрытия позволяет ехать гораздо быстрее. Не обошлось конечно и без казусов. Не разобравшись во временной организации движения на еще не полностью открытом перекрестке, уехали в сторону Белогорска, съехав с новенькой Тавриды в сторону старой трассы.
   Сперва конечно, чертыхнулись, выматерив этих самых организаторов с их бестолковыми указателями, и собственный топографический кретинизм, а потом, трезво оценив обстановку, поехали себе старой доброй и родной дорогой, навстречу новым приключениям и впечатлениям. Забитая машинами новая трасса осталась позади, а мы уверенно ехали по совершенно пустынной старой дороге, по которой ездили не один раз, во время экскурсий и культурных поездок, еще во времена учебы в школе. Только в те времена, да что там, в те времена, еще и не так давно, каких-то три года назад, здесь было столпотворение и поток машин был весьма интенсивным, собирая неплохие пробки на светофорах в Белогорске и Старом Крыму. А теперь - некогда оживленная трасса поражала своей тишиной. Грушевка... Тополевка, со своими знаменитыми пирожками, возле небольшого, но бойкого рыночка которой, всегда были толпы народу и множество машин.
   Теперь - тишина... Машин нет, как нет и того рыночка. Вспомнили, как в былые времена, во время работы наших родителей в пансионате, мы, во время наших культурных поездок на пансионатовском автобусе, всегда останавливались здесь ля перекуса и мелких покупок... "Представляю..." - говорю я. - "Как тут матерится народ, у которого в один момент некогда прибыльный бизнес в виде гостиниц, магазинов и ресторанов, внезапно накрывается медным тазом безо всякого криминала и так называемого произвола властей! Просто - дорога ушла севернее!" "Да... печалька!" - соглашается жена, провожая взглядом очередной придорожный мотель с погашенными огнями.
   По пустой дороге мы понемногу втягиваемся в горы Внешней гряды. Сразу поясню - Крымские горы делятся на три гряды - Главную, словно стеной отделяющую Южный берег от остального Острова. Внешнюю гряду, расположенную между Главной грядой и предгорьями. И Внутреннюю, самую низкую гряду, фактически - предгорья, называемую так потому, что она находится внутри полуострова. Они различаются и по внешнему виду.
   Главную гряду надеюсь, представлять никому не надо, она - самая высокая. И в ее первенстве над остальными никому сомневаться не приходило в голову. А вот о Внешней и Внутренней, можно сказать чуть поподробнее. Внешняя гряда, как ни странно, располагается между Главной и Внутренней. Между ними. Она не единая, а имеет небольшой, но разрыв. Высшая точка. Внешней гряды, гора Большой Агармыш, достигает около 700 метров высоты, к сожалению, не помню точно. Хотите точнее - Википедия Вам в помощь! Горы в основном, плавных очертаний и заросшие лесом. Место довольно интересное, особенно со стороны степного Крыма - много достопримечательностей, среди которых - два довольно известных монастыря - Топловский и армянский - Сурб-Хач. Насчет природных объектов - нужно тему изучить, я не готов сказать навскидку. Хотя не исключаю, что в дальнейшем вернусь к рассмотрению этой темы.
   Внутренняя гряда, начинается сразу за северной окраиной Симферополя и, продолжаясь пологими увалами, тянется почти до севера Крыма. Внутренней ее назвали потому что она располагается именно "внутри" полуострова. Отличительная черта этих гор - пологий северный склон и крутой, вплоть до отвесного - южный. Такие горы еще называют "куэстами". Типичный представитель подобной формы рельефа и наиболее яркий - это знаменитая Белая скала в окрестностях Белогорска, где скакали на лошадях в стычках с индейцами, все ковбои советского кинематографа! Подобные гряды в изобилии встречаются по дороге из Симферополя в Севастополь. Чуфут-Кале, Мангуп, Эски-Кермен - это все и есть куэстовые гряды. И эта гряда, постепенно переходя в пологие увалы, со временем, переходит в слегка всхолмленную равнину северного Крыма.

*****

   Ну вот, собственно, ситуацию с горами мы с Вами немного прояснили. А пока - дорога начинает извиваться среди гор этой самой Внешней гряды. Местность стала более безлюдной, горы, поросшие лесом, поднимаются и справа и слева. Изредка, где-то там, на черном фоне, мелькнут редкие огоньки. Над одной из пологих вершин, возникло сначала слабое, а потом все усиливающееся зарево. Зарево смещалось в сторону нашего движения и, через некоторое время, из-за склона буквально вывалилась огромная, полная Лунища, залившая трассу своим мертвенным светом.
   "Да... не хватает только кладбища с покосившимися крестами и оборотней, вылезающих из ближайших кустов на трассу! Пейзаж, достойный пера самого Стивена Кинга!" - высказал я вслух свою мысль, глядя на пустынную дорогу, - "Как раз, можно написать что-то типа - в мертвом свете Луны, стали видны, словно скрюченные артритом пальцы, корни деревьев и коряво выходящие на пустынную дорогу, несуразные фигуры!" "Да ну тебя!" - возмутилась задремавшая было супруга, - "Нет, чтобы подумать о чем-то позитивном!" "Да... забыл еще добавить - непременно со светящимися глазами! Так какой тут позитив?" - возразил я, - "Классическое описание, фигурирующее во всех этих рассказах про нечисть! Полная Луна и пустынная местность, на которой затухает всякий крик..." "Да иди ты!" - возмутилась моя вторая половина.
   За Старым Крымом мы вновь выскочили на Тавриду, которая здесь вновь сомкнулась со старой дорогой и, никуда не сворачивая, поехали по ней, уже до самого моста. Луна светила подобно прожектору, вспомнились строки Константина Симонова - "... как ярко светит Луна! Не могла подождать до завтра! Проклята будь она!" Нам ее проклинать было не за что и, лишь осталось поблагодарить за то, что помогала своим светом нам в пути. Мы наконец, выехали из горной местности и постепенно оказались на открытой, холмистой равнине. Мелькнул указатель - "Щелкино", значит, мы уже на Керченском полуострове. Это как раз туда, где когда-то должна была быть сооружена Крымская атомная станция. И только опять же, развал Союза, помешал воплотить в жизнь этот грандиозный замысел.
   Местность холмистая, почти лишенная высокой растительности. Типичный пейзаж так называемого Керченского Холмогорья. Это как раз - та самая холмистая местность на Керченском полуострове. Вдали показались огни. Судя по всему - Керчь. Он же - Неаполь-Скифский, он же - Пантикапей. Самый старый город Крыма и один из старейших в России. По мере приближения, огней становилось все больше. Точно, она. Когда-то мы ехали почти через весь город, на паром. Но теперь, мы уходим правее, на мост. А вот и готовый участок, где по две полосы в каждом направлении. Значит и до моста уже недалеко.
   С очередной горки стала видна вереница желтых огней, уходящих на другую сторону пролива с двумя белыми арками посередине. Вот он, наш мост! Теперь уже - мост ночной. "Крымский мост" - прямо. Да... читаешь это с оттенком некоторого сожаления. Нет, не потому, что мост построен, а потому что приходится вновь уезжать из родных мест, еще на год, чтобы через год, снова появиться здесь. По дороге "оттуда" он смотрится несколько иначе. Но все равно - красиво. Еще год жизни пройдет, а впереди останется еще меньше... Да... не будем о грустном! Едем домой! Пусть этот дом не родной, но все же дом.
   Не знаю почему, но Москву до сих пор домом не считаю. Несмотря на то, что живу здесь уже четырнадцать лет, скоро уже будет пятнадцать. Москва - город беспощадный и черствый. Красивая обертка, рассчитанная на стада туристов, на бездушной и серой субстанции. Достопримечательностей много, но спросите у местных жителей - часто ли они эти достопримечательности посещают? Я не думаю, что вы услышите, что постоянно и в большом количестве. Местные жители работают много и до работы очень часто добираются не за десять минут. Мне например, до работы добираться примерно час и двадцать минут. По крымским меркам - каждый день из Алушты ездить в Симферополь и обратно. По крымским меркам - далеко и вообще, дикость. А по московским - почти рядом. Особенно, если работа располагается рядом с метро.
   Мне до сих пор, почему-то роднее Север, где я провел "всего" одиннадцать, а тех, у кого на машине номер с регионом 51, считаю своими земляками. И на моем хоккейном фанатском свитере тоже номер 51. Почему? Ну, с регионом понятно, все же немалый кусок жизни там оставил, о чем нисколько не жалею, но это еще и номер троллейбуса, следующего по маршруту Симферополь - Алушта! Вот так! Сакральная цифра! Ну да Бог с ним, это так. Лирика! В конце концов, моя пуповина в Алуште если не обрублена с концами, то уже весьма тонкая. Нитевидная. Скорее это уже связь чисто духовная. Эфирная что ли. Незримая, но удерживающая еще весьма сильно.

*****

   Мы переехали мост и попылили по просторам Краснодарского края. Вспомнил, как пару лет назад примерно в этих местах, чудом успел разъехаться с одним идиотом, выскочившим на встречку, в попытке обогнать попутный поток машин. Вот уж воистину, не всех идиотов война убила! Но - ничего, обошлось. В Темрюке снова пришлось потолкаться. Вот уж не ожидали! Несмотря на ночной час - пробка. Не стоим, но еле двигаемся. Хорошо еще - народ не снует туда-сюда через дорогу, как бы это было днем. Иначе - вообще бы не выбрались. Кто-то кого-то материт по рации, впрочем - без ответно.
   Кто-то включился с акцентом, вроде того - "Я твой дом труба шатал!" Кто-то языкастый ему ответил в масть и начался "ночной срач на дороге до Краснодара". После выезда из Темрюка, стали двигаться быстрее. Но все равно не ахти. Но - горизонт уже чист, машины по очереди включают повороты и кого-то обгоняют. Обложив на прощание, при условии наличия рации. Скоро стала ясна причина затора. Какой-то дурак на фуре, иначе сказать не получается, едет примерно километров двадцать в час. Включил аварийки, собрав за собой внушительную пробку. Нормальные люди обычно, в таких случаях прижимаются к обочине. Но это - если нормальные. За ним тащится видавший виды автобус с чеченскими номерами. Вот, наверное, тот, кто "труба шатал". Но чечен уже высказался и теперь едет тихо, готовясь обгонять. Он дождался прерывистой линии и, выдув из трубы облако черного дыма, пошел на обгон.
   Нет, ну ладно, ты едешь с аварийками, всякое случается, но он тупо тащится посередине дороги, никого не пропуская. Хотя возможность для этого есть. Разглядел виновника "ночного срача" попристальнее. Старый, почти разваливающийся от возраста КамАЗ, нещадно коптящий воздух из ржавого глушителя. Запросил его по рации в свою очередь. Эфир прорезало молчание, хотя антенна на крыше есть - или рация выключена, или козел, специально включил дурака и едет, никого не пропуская. Ну что же, желаю ему кирпича в стекло в помощь, обгоняю и, немного надавив на газ, вслед на чеченом, оставляю его за собой. Затем обогнал и автобус. Теперь впереди нас почти пустая дорога. До Краснодара уже недалеко, но сон начинает предательски накатывать теплыми волнами.
   Пришлось открыть банку Адреналина, припасенную загодя. К слову, прибегаю к этому приему только в крайнем случае, стараясь не злоупотреблять. В первый раз попробовал еще во время работы на линии. Пришлось срочно спасаться, чтобы не залететь за сон на рабочем месте. А теперь - беру его в дорогу дальнюю, чтобы тоже не уехать не туда. Но - редко, потому что, как по закону подлости - пока едешь, то втыкаешься носом в торпеду, но стоит только приехать на место, то сон сразу же снимает, как рукой! И вроде хочется спать, но спать уже не можешь, потому что мозг хоть и дурной от бессонной ночи, но уже включился, сука, в аккурат, когда не надо! И как его не уговаривай, не выключится!
   Раздался характерный сигнал и загорелась на панели контрольная лампочка - "Низкий уровень топлива". Нажал кнопку на руле - индикатор выдал, что бензина хватит еще почти на сто километров. До Краснодара - совсем немного, так что, как и рассчитывал, доеду без проблем, а там, на окраине, заправлюсь. Заторов на дороге теперь не предвидится и машины несутся среди ночи, выхватывая фарами клочки света. Заливаю бак тоже до пробки, чтобы хватило до Каменска - Шахтинского. До него тоже отсюда километров пятьсот. Там снова - до пробки на остатки горючки, сохранившиеся в баке. Алгоритм заправки транспортного средства отработан во время многочисленных поездок в Белоруссию. Остается только привязаться к конкретным заправкам. Итого - до дома чуть более трех полных заправок по дороге. А именно - три и еще двадцать литров у самой Москвы.
   Два часа ночи - мы в Краснодаре. Заезжаю на Газпромовскую заправку, народу - почти никого, так что, никого особо своими движениями у бензобака не задержу. Вновь - заливаюсь до полного, впихав в бак максимум возможного. Бензиновая пена появляется у самой горловины.
   Заправившись, отъезжаю немного в сторону дороги и немного прыгаю, и бегаю возле машины. Выполняя требования Службы подвижного состава Московского Метрополитена по недопущению сна на рабочем месте. Чем вызывая вероятно, сочувственные улыбки, или недоуменные взгляды водителей, проезжающих мимо пока еще редких, машин. Только вот, есть нюанс. Если я засну, то последствия могут быть гораздо более печальными, нежели пропущенная станция.
   Мы снова умчались в ночную темень в направлении Ростова. В четвертом часу небо постепенно начинает бледнеть в преддверии рассвета. Пятьсот километров по отличной трассе - это вам не дорога до Перми, проходящая по просторам Удмуртии. Тогда мы вообще, иногда с трудом понимали, где находимся. Какое-то село, одна полоса в одну сторону, другая в другую и дети, играющие в войнушки вырезанными из досок автоматами. И лишь дорожные знаки М-7 выдавали наше текущее местоположение.
   Сон, под утро, снова предательски стал накатывать на все мое существо. Выдул вторую банку энергетика. Мозг снова немного прояснился. Но увы, ненадолго. Периодически "втыкаясь" в приборную панель, дошлепали до Ростова. Ехать в этот раз через город не стали. Ушли на объездную дорогу. В это время - на ней никого. Пронеслись до съезда с другой стороны. Затем снова встали на основную трассу и - в сторону Москвы. Посмотрел на километровый знак - всего-то 1050 километров! Это - как два пальца. В смысле - об асфальт!
   До Каменска-Шахтинского всего ничего, в сравнении с тем, что мы уже проделали на пути к дому. Каких-то 150 километров, тянулись мучительно медленно. Но - если смотреть на часы - прошли вполне себе нормально. В седьмом часу утра мы уже не спеша вкатывались во двор уже хорошо знакомого мотеля "Лесной". Недолгая процедура регистрации и мы снова паркуемся у "своего номера".
   Вот тут только вспоминаю, что у меня сегодня оказывается, день рождения. Точно! Мы же выехали шестнадцатого в ночь. А сейчас уже утро! Семнадцатое июля... Мне оказывается, в час утра, стукнуло аж 47 лет... Не все до таких лет доживают и, к сожалению, далеко за примерами ходить не нужно. После тридцати - это праздник скорее - грустный. Не чувствуя возраст психологически, иногда очень хочется плюнуть в свой паспорт, где красуется на первой странице, дата твоего рождения - "Вот же блять! А мне-то уже далеко не восемнадцать..."

*****

   Расположились в номере и наступил страшный момент празднования дня рождения. Восемь утра. А мы еще не ложились. Первым делом нужно выгулять Семена, чтобы грешным делом, не навалил где-нибудь в номере. Что я и сделал. Теперь - можно начинать празднование. В качестве подарка мне был преподнесен синий краб на присоске и маленькая, в 200 грамм, бутылочка коньяка. Пришлось бежать за пивом - гулять, так гулять. Местного "Ягера" снова не оказалось, его снова успели выхлебать Каменские шахтеры, до нашего появления.
   Обошлись как обычно, холодным Хадыженским. Ну и нормально. Коньяк быстро лег на неотдохнувший мозг, вызвав новый прилив сонливой волны. Немного посидели, поговорив о жизни, семейном счастье и о судьбе. Глаза стали стукаться друг о друга внутри черепной коробки. Все, давайте спать! Буквально без задних ног, упали на кровать и тут же забылись младенческим сном. Даже не взирая на литр энергетика, употребленный до того. Ну как обычно - пока едешь, он не действует, но стоит лишь приехать к месту назначения, или к месту привала, как он - тут как тут! Но - нет, все нормально. Картинка исчезла почти сразу же после касания головой подушки.
   Проснулись часа через четыре. Умылись, промывая слегка как бы засыпанные песком глаза, сгоняя с себя остатки недолгого, но крепкого сна. Все же разница есть - спать на заднем сидении, скукожившись и реагируя на каждый пролетающий мимо автомобиль, или недолго, но крепко - в естественной позе. Нет... готовить еду перед дальнейшей дорогой, не особенно хочется. Ну вот, как-то настроения нет совершенно для готовки!
   На другом конце двора мотеля располагается столовая. А давай пойдем туда! Пошли. Пришли. Цены вполне приемлемые. Девушка за прилавком - приветлива и опрятна. Неподалеку от нас, на соседнем ряду, завтракают по-видимому, рабочие с моста. Но ничего, не орут и водку не пьют. Позавтракали и убыли по своим делам. Мы, ознакомившись с меню, заказали себе гороховый суп, салат Оливье, гречку с котлетами и компот. Через некоторое время нам принесли заказ. Не спеша поели под ненавязчивую легкую инструментальную музыку и какой-то сериал, шедший по подвешенному к стене телевизору. Жить можно. Пес в это время, ненавязчиво проглотив пачку своих консервов, теперь терпеливо ждал нас в салоне нашего верного трудяги - Шевролёта, развалившись на заднем сидении.
   Ну а дальше - дорога. Те же 929 километров, только уже в другую сторону. С Павловском и Лосево нам снова повезло. Не толкались вообще! Увидели, что к "Лосям" примыкает пока еще не открытый участок прекрасно оборудованной дороги. Судя по всему - на следующий год, если доживем, то поедем уже по нормальной дороге. По очередному платнику, в объезд этого злачного места. Быстро и без нервов.
   Перед самой Москвой снова становлюсь на заправку. Мне немного - всего литров двадцать. Домой доехать только лишь. С неба - мелкий, противный дождь. Рядом - такой же загорелый бедолага, злобно запихивает пистолет в бак, оглядываясь по сторонам и досадливо морщась, когда очередной порыв ветра заносит под навес заправки водяную пыль дождя. Лето закончилось и с завтрашнего дня начинаются трудовые будни, будь они неладны! И лишь только загар и куча фотографий будут напоминать о прекрасно проведенном времени.
   Последний платник. Памятный. Машин все больше. Вдали замаячила городская застройка Москвы. Здравствуйте пробки! Здравствуйте и вы, идиоты на крутых машинах, лезущие вперед всех с таким видом, что они прочно держат Бога за бороду. Здравствуйте любители игры в "шашечки" на дороге, столбы вам в помощь! Привет вам, гастарбайтеры на гнилом триппере. Триппере, который с машинами объединяет только наличие колес. Не ведающие о наличии правил дорожного движения. Привет и вам, еле говорящие по-русски таксисты и водители престижных Газелей! Здравствуй Златоглавая столица всея Руси, старинный русский город! Ура! Мы дома! Мы - приехали!
  

Послесловие. Тоже краткое.

   Прошел еще один отпуск, уже пятый по счету. Пять раз туда и пять раз - обратно. Из них - четыре раза на автомобиле. Ударяли автопробегом по бездорожью. Время летит быстро, временами оно просто несется вскачь. Когда что проходит... не успеваешь порой уследить. Настолько все быстро. Цифра пять - по-своему символичная. Это половина десятка, ее можно округлить, как в ту, так и в другую сторону, это и своеобразный временной рубеж, после которого можно подвести какие-либо итоги. Вот и мы с Вами, мой дорогой читатель, подведем своеобразный итог. Потому как - хватит.
   Конечно, подобную форму повествования можно использовать и впредь, методично излагая все свои отпускные перемещения. Но вот возникает вполне закономерный вопрос... А не надоест ли это Вам? Читать в принципе, все одно и то же. С небольшими различиями. Скорее всего - да. Если не сейчас, то - через некоторое время. Смотрите сами - дорога - она всегда одна и та же, разве что с некоторыми, выходящими за рамки какой-то нормы нюансами. И тогда Вы просто, дочитав очередную страницу наполовину, закроете электронную страницу и больше к этой теме не вернетесь.
   Перемещения в отпуске - тоже, в принципе, похожи, особенно, если чувствуешь, что для поездки за границу ты еще не созрел, а свою малую родину любишь безумно и, только уехав оттуда, только начал ее узнавать во всех деталях. Нет, каждый раз открывается что-то новое, и это новое остается в памяти надолго. И все это доставляет тебе удовольствие. Но - удовольствие - только тебе одному! А как же другие? Другим, а именно, твоим читателям, может наскучить!
   Посему, я принял решение на этом и завершить рассказы о своих отпускных приключениях в подобной форме. Потому, как мне кажется. она себя уже исчерпала. Буду ли я продолжать что-то в этом роде - покажет время. В какой форме - тоже посмотрим в обозримой перспективе. Вполне вероятно, что это будет что-то вроде дневника отпускника, хотя тоже - дневник вещь такая... довольно спорная.
   Пересказывать день за днем суровые отпускные будни? Сегодня напились со старыми друзьями... Завтра утром протрезвел дома с ощущением зачем ты не сдох маленьким... И так день за днем. Ну, не знаю, насколько это может быть увлекательным... Скорее всего - это будет подборка отдельных небольших путевых очерков, с описанием конкретной исторической или природной достопримечательности, собранных за следующие несколько лет. И название уже готово. Но - пока не скажу. Ибо не принято говорить "Гоп!" до совершения прыжка!
   За сим я буду заканчивать этот чисто символический труд. Надеюсь, мой дорогой читатель, Вам понравилось то, что здесь написано и вы смогли найти применение хоть чему-то. Возможно, вы посетили те места, о которых я упомянул и, как смог, описал на этих страницах. Возможно, Вы приобрели в машину радиостанцию и тоже на какое-то время забыли о музыке в салоне, слушая живую русскую речь... Хорошо, если это кому-то нужно... Прощаюсь с Вами. Но - ненадолго! Всегда Ваш.
  

Аффтар.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Растение, включенное в Красную книгу, в Крыму ставшее редким.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   78
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Кривонос, "Чуть ближе к богу "(Научная фантастика) М.Адьяр "Страсть Волка"(Боевая фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) А.Эванс "Дочь моего врага"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"